Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364141
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62791)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21692)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8693)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3462)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20644)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Тулин алексей психические расстройства с точки зрения трансоанализа. Москва

Название: Тулин алексей психические расстройства с точки зрения трансоанализа. Москва
Раздел: Остальные рефераты
Тип: реферат Добавлен 00:26:44 31 августа 2011 Похожие работы
Просмотров: 334 Комментариев: 0 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

ТУЛИН АЛЕКСЕЙ

Психические расстройства

С точки зрения

ТРАНСОАНАЛИЗА.

Москва

2009

Содержание.

Введение.

Часть 1 Психические расстройства, общие положения.

Нарушение развития личности.

Нарушение мышления.

Нарушения памяти.

Нарушение внимания.

Нарушение восприятия.

Расстройства эмоций.

Распространенные психические заболевания.

Шизофрения.

Духовный мир человека.

Кризисная личность.

Психодуховный кризис.

Часть 2. Психические расстройства мистической личности.

Основные характеристики мистичности.

Что такое мистический опыт?

Понимание мистического опыта в психологии.

Мистический опыт и психоз.

Психосоматические аспекты мистического опыта.

Мистические переживания.

Виды мистических переживаний.

Мифологема шизофренического и мистического переживания.

Нейропсихологический контекст. Феномен мистического переживания.

Мистическая вера.

Мистическое поведение.

Суеверия.

Магия.

Религиозно –мистическая симптоматика в клинической картине

непрогредидных эндогенных психических расстройств.

Религиозно – мистическая симптоматика в клинической картине

экзогенных психических расстройств.

Дипрессия с мистической фабулой бреда.

Клинические варианты депрессии с мистической фабулой бреда.

Культовая травма.

Тоталитарные культы.

Манипуляции, используемые в тоталитарных культах.

Отношении психиатрии к проблеме тоталитарных культов.

Риск возникновения психологического расстройства в

результате культовой травмы.

Психические расстройства, возникающие в результате

культовой травмы.

Проблема оказание психиатрической помощи адептам

деструктивных культов.

Психологические расстройства, высванные деятельностью

Неокультов.

Часть 3. Мистико – шизофренические болезни.

Основные положения.

Оккультная болезнь.

Шаманская болезнь.

Болезнь контактеров.

Примеры из практики.

Часть 4. Психиатрия и парапсихология.

Основные положения.

Тактильный галлюцитоз.

Явления эйдентизма.

Вещие сны.

Часть 5. Феномен слышания головов.

Воздействия голосов.

Выводы для психиатрии.

Потребности в обсуждении.

Слышание голосов: опыт непациэнтов.

Слышание голосов: непсихиатрические взгляды.

Перерастая психиатрическое попечение.

Контпроль.

Часть 6. Аномальные сновидения.

Основные положения

Изучение сна.

Стадии сна.

Расстройства сна.

Расстройства сна при психических заболеваниях.

Сон и мистика.

Толкование аномальных сновидений.

Литература.

Введение.

Настоящая работа посвящена психическим расстройствам возникающим в результате мистического опыта и мистических переживаний. Говоря о том что такого рода опыт может содействовать возникновению различного рода психическим расстройствам. Этому подтверждению есть огромное количество разных факторов. Примером может быть попадание к некомпетентному целителю, экстрасенсу, магу и т.д. Применение различных духовных практик без специального руководства, попадания в различные секты оккультного характера и т.д. Все это может вызвать различные психические заболевания.

Трансоанализ на данный момент разрабатывает специальный метод «Мистических историй», который поможет людям попавшим под негативное влияние различных лжецелителей, после неудачного применения духовных практик, оккультных сект и т.д. Более подробно об этом методе читайте других моих работах по трансоанализу..

В данной работе мне хочется предостеречь читателя от некомпетентной работы разного рода целителей. В том числе 20% процентов из них по утверждению доктора медицинских наук Елена Карагодина, заведующая кафедрой социальной работы и практической психологии Академии труда и социальных отношений Украины, которая изучала феномен целительства. Я же все же склоняюсь к тому что лучше обращаться к компетентному врачу с медицинским образованием, чем знахарю или целителю. В крайнем случае для того, что бы избежать обмана лучше обращаться к целителю которого долгое время знаешь и уверен, что он не обманет.

В данной книги приведенного достаточно много случаев из практики, которые хорошо иллюстрируют негативные последствия мистического воздействия на человека.

Одна из целей данной книги – это предупредить читателя о возможной опасности в вследствие обращение к знахарю, объяснения к этому думаю излишне, читайте книгу.

Алексей Тулин

18. 05. 2009

Часть1.

Психические расстройства, общие положения.

В трансоанализе важную роль играет патопсихология, которая является неотъемлемой частью диагностики и экспертизы в психиатрических и соматических клиниках.

Патопсихологическое исследование включает в себя следующие компоненты: беседу с пациентом; тестирование; изучение истории болезни; наблюдение за поведением во время тестирования; анализ полученных результатов и оформление заключения. В основном исследуются нарушения развития личности и нарушения психических процессов: расстройства восприятия, внимания, памяти, мышления и умственной работоспособности.

Нарушения развития личности

Для исследования нарушений личности психологу необходимо четко представлять, что нужно исследовать в конкретном случае: мотивы, установки, интересы, ценности, конфликты, интерперсональные связи и т.д.

Б.В. Зейгарник, описывая нарушения личности, акцентирует внимание на наиболее разработанных в отечественной психологии теоретических понятиях, основанных на деятельностном системном анализе. При различных психических заболеваниях отмечаются отклонения в формировании реалистичного уровня притязаний в сравнении с нормой, формируются различные патологические потребности и мотивы, нарушается смыслообразование, возможность саморегуляции и опосредования поведения, критичность и спонтанность поведения.

Ещё В.Н. Мясищев рассматривал связь многих болезней, их возникновение и течение с личностью больного. При таких заболеваниях, как маниакально-депрессивный психоз и шизофрения, особенности личности нередко являются одним из условий развития. В их динамике наступают изменения личности, характерные для данного заболевания.

Нарушения мышления

Выделяется три вида патологии мышления: нарушение операциональной стороны мышления, нарушение динамики мышления и нарушение личностного компонента мышления. Нарушения могут быть в легкой, умеренно выраженной и выраженной степенях

Нарушения мышления первой группы можно свести к двум крайним вариантам: снижение уровня обобщения и искажение процесса обобщения. При снижении уровня обобщения в суждениях больных доминируют непосредственные представления о предметах и явлениях.. При искажении процесса обобщения больные руководствуются чрезмерно обобщенными признаками, неадекватными реальным отношениям между предметами, отмечается преобладание формальных, случайных ассоциаций, уход от содержательной стороны задачи. Подобные нарушения мышления, например, встречаются у больных шизофренией.

В психиатрии выделяют два часто встречающихся нарушения динамики мышления: лабильность мышления (неустойчивость способа выполнения задания) и инертность мышления (тугоподвижность переключения с одного вида деятельности на другой, затрудненность изменения способа работы).

К нарушениям личностного компонента мышления относятся разноплановость суждений, резонерство, а также нарушение критичности и саморегуляции. В частности, резонерство – это склонность к бесплодному мудрствованию или многоречивым рассуждениям, а нарушение саморегуляции есть невозможность целенаправленной организации своих мыслительных действий (например, встречается у больных эпилепсией или шизофренией).

Расстройства ассоциативного процесса проявляются в болезненном изменении темпа, нарушении стройности и целенаправленности мышления. К нарушениям стройности мышления относят разорванность мышления, бессвязность, стереотипии в речи, действия под влиянием внезапного нелепого умозаключения, паралогическое мышление. К нарушениям целенаправленности относят также символизм и аутическое мышление. Нарушения мышления по темпу бывают: ускоренное мышление (при МДП, шизофрении) и замедленное мышление (тоже при МДП), а также тугоподвижность, ригидность (при эпилепсии).

К роду патологии суждений относятся: бредовые расстройства; бредоподобные расстройства (ложные умозаключения, связанные с расстройством воли, влечений, эмоциональными нарушениями – например, при МДП); сверхценные и навязчивые идеи.

Нарушения памяти

К наиболее распространенным нарушениям непосредственной памяти относится “корсаковский синдром” (нарушение памяти на текущие события) и прогрессирующая амнезия (когда расстройства распространяются на любые события, а также имеет место взаимное наложение событий и дезориентация во времени и пространстве).

При олигофрении нарушены смысловая и механическая память. При эпилепсии ухудшается опосредованное запоминание. При этих заболеваниях в их механизмах ведущая роль принадлежит личностно-мотивационным и эмоциональным расстройствам. Снижение памяти и внимания у больных с неврозами часто отражает внутреннюю тревогу и беспокойство.

Нарушения внимания

Нарушения внимания наблюдаются при разных психических и соматических заболеваниях.

При неврозах и шизофрении отмечается ухудшение активного внимания (концентрации, переключаемости, устойчивости). У больных с органическими заболеваниями и локальными поражениями головного мозга отмечаются повторы одного и того же действия, трудности в переключении, повышенная отвлекаемость, истощаемость внимания и др. У соматических больных (например, туберкулезом, при травматических или сосудистых заболеваниях и др.) отмечаются трудности концентрации внимания, замедленное врабатывание, трудности переключения, сужение объема внимания. При алкоголизации диэнцефальном синдроме отмечается снижение концентрации и устойчивости внимания. При эпилепсии отмечаются трудности переключения и снижение устойчивости внимания.

Б.В. Зейгарник пишет, что многие виды нарушения внимания есть частные нарушения умственной работоспособности, являющиеся следствием психических или соматических заболеваний.

Нарушения восприятия

В литературе по психопатологии встречаются описания следующих нарушений восприятия: гиперстезия/гипостезия (усиление/ослабление восприятия по силе); анестезия (потеря чувствительности), деперсонализация (расстройство восприятия собственной личности), утрата сложных чувств; искаженное восприятие окружающего мира (например, “дежа вю”), иллюзии, галлюцинации и др.

У больных с неврозами и неврозоподобными состояниями отмечаются нарушения болевой чувствительности – например, усиление болевого чувства, так называемые “психогенные” боли. У больных шизофренией трудности узнавания объектов связаны большей частью с апато-абулическим синдромом и эмоциональной амбивалентностью. При психопатиях разного типа наблюдают как повышение чувствительности, так и ригидность и снижение чувствительности также при повышении эмоционального тонуса.

Нарушения восприятия при различных психических заболеваниях имеют различные причины и различные формы проявления. Большое значение в нарушениях восприятия принадлежит личностному фактору.

Расстройства эмоций

К расстройствам эмоциональных состояний обычно причисляют стресс, кризис, фрустрацию. По мнению некоторых авторов, стресс может быть причиной возникновения психических заболеваний.

Расстройства эмоций присущи больным с разными психическими заболеваниями. У больных неврозами отмечаются болезненные эмоционально-аффективные реакции раздражения, негативизма, страха и др., а также эмоциональные состояния (страх, астения, пониженное настроение и т.д.) У больных неврозом навязчивых состояний наблюдается высокая сензитивность, тревожность. У больных истерией – лабильность эмоций, импульсивность; у больных неврастенией – раздражительность, чувство усталости, утомляемость, слабость. При всех типах неврозов отмечается низкая фрустрационная толерантность. У больных психопатией отмечаются эмоционально-агрессивные вспышки (при эпилептоидной, гипертимной, истероидной психопатиях) или же тенденция к пониженному настроению, тоске, отчаянию, вялости (при астенической, психастенической, сензитивной психопатиях). А при шизоидных психопатиях – диссоциация эмоциональных проявлений. При эпилепсии отмечается склонность к дисфориям. У больных с органическими поражениями центральной нервной системы наблюдают эмоционально-аффективные реакции и состояния – например, раздражительность, слезливость, эйфория, тревожность. Для эмоциональной сферы больных шизофренией свойственны эмоциональная тупость, неадекватность, искажённость эмоциональных отношений. Наконец, у людей, больных маниакально-депрессивным психозом, наблюдают разительные перепады направленности эмоций.

Фрустрацией называется специфическое эмоциональное состояние, возникающее в случаях, когда на пути к достижению цели, которую наметил человек, возникает какое-либо препятствие или сопротивление, которые либо непреодолимы, либо так воспринимаются. Следовательно, признаки фрустрации таковы: наличие потребности (мотива, цели или плана) и наличие сопротивления (препятствия). В ситуациях фрустрации человек может проявлять себя либо как зрелая личность, либо как инфантильная. Адаптивное поведение усиливает мотивацию, повышает уровень активности для достижения цели, сохраняя саму цель. Неконструктивное либо инфантильное поведение проявится как агрессия вовне или на себя, а то и повлечёт уход от разрешения сложной для личности ситуации.

Кризис – это такое состояние, которое возникает, если лицо сталкивается с препятствием жизненно важным целям, которое в течение какого-то времени является непреодолимым при помощи привычных методов разрешения проблем. Возникает период дезорганизации, расстройства, в течение которого совершается много разных попыток разрешения. В конце концов достигается какая-то форма адаптации, которая может отвечать или не отвечать интересам этого лица. Риск возникновения психических нарушений достигает наивысшей точки в определенной кризисной ситуации. Преодолев кризис, человек обретает новые формы адаптации в сложных для него ситуациях, но если кризис затягивается – возможно появление психических нарушений. Выделяются следующие виды кризисов: кризисы развития; случайные кризисы; типовые кризисы. При активном виде помощи работа проводится службой консультации и просвещения при центрах психического здоровья до наступления кризиса.

Распространённые психические заболевания

Как правило, психические болезни обусловлены патологией головного мозга и проявляются в виде расстройств психической деятельности. К психическим болезням относят как грубые расстройства отражения реального мира с нарушениями поведения (психозы), так и более легкие изменения психической деятельности (неврозы, психопатии, некоторые виды аффективной патологии). В продолжении своего реферата я рассмотрю последнюю группу.

Причины возникновения психических заболеваний бывают внут­ренне обусловленные (эндогенные) и внешне обусловленные (экзогенные). Первые определяются в основном конституционально-генетическими факторами – это, например, шизофрения и маниакально-депрессивный психоз. Вторые же обусловлены влиянием внешней среды – как например, алкогольные или инфекционные психозы, травматическая эпилепсия и т.д.

Шизофрения

Шизофрения – психическое заболевание не установленной этиологии, склонное к хроническому течению, проявляющееся типичными изменениями личности больного и различными по степени выраженности другими психическими расстройствами, приводящими часто к стойким нарушениям социальной адаптации и трудоспособности.

При этом заболевании больные становятся замкнутыми, утрачивают социальные контакты, у них отмечается обеднение эмоциональных реакций. Вместе с этим наблюдаются различной степени выраженности расстройства ощущений, восприятия, мышления и двигательно-волевые.

ОБЩАЯ КЛИНИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА

Шизофрения как отдельное заболевание впервые была выделена немецким психиатром Э. Крепелином. Он взял группы больных, которые ранее описывались с диагнозами гебефрении (Е. Геккер), кататонии (К. Кальбаум) и параноидов (В. Маньян), и, проследив их катамнестически, установил, что в отдаленном периоде у них наблюдалось своеобразное слабоумие. В связи с этим Э. Крепелин объединил эти три группы болезненных состояний и назвал их ранним слабоумием (dеmеnciа ргаесох). Выделив отдельное заболевание на основе исхода в слабоумие, Э. Крепелин в то же время допускал и возможность выздоровления. Такое известное противоречие и принципе классификации обращало на себя внимание и критически оценивалось.

В последующем швейцарский психиатр Е. Блейлер (1911) предложил новый термин для названия этого заболевания – «шизофрения». Е. Блейлер считал, что для этого заболевания наиболее характерен не исход в своеобразное слабоумие, а особая диссоциация психических процессов личности, ее специфическое изменение в результате болезненного процесса. Им были выделены первичные и вторичные признаки заболевания. К первичным он относил утрату больным социальных контактов аутизм), обеднение эмоциональности, расщепление психики (особые нарушения мышления, диссоциаиия между различныгаи психическими проявлениями и т. д.). Все эти психические нарушения квалифицировались как изменение личности по шизофреническому типу. Этим изменениям отводилось решающее значение в диагностике шизофрении.

Другие психические расстройства, определенные Е. Блейлером как вторичные, дополнительные, проявляются сенестопатией, иллюзиями и галлюцинациями, бредовыми идеями, кататоническими расстройствами и т. д. Эти расстройства он не считал обязательными для шизофрении, так как они встречаются и при других заболеваниях, хотя отдельные из них могут быть более свойственны шизофрении.

Были выделены и описаны отдельные формы шизофрении. К трем классическим формам: гебефренической, кататонической и параноидной – была добавлена четвертая форма – простая. В последующем были описаны и другие формы: ипохондрическая, периодическая и т. д. Формы выделялись на основе ведущего синдрома. Однако, как показали клинические наблюдения, психопатологическая симптоматика, типичная для той или иной формы шизофрении, не отличалась стабильностью. Заболевание, проявляю-щееся на первых этапах как простая форма, в последующем могло обнаруживать психопатологические признаки, свойственные параноидной и другим формам.

Психопатологические проявления шизофрении отличаются большим многообразием. По своим особенностям они подразделяются на негативные и продуктивные. Н е г а т и в н ы е отражают выпадение или извращение функций, п р о д у к т и в н ы е – выявление особой психопатологической симптоматики: галлюцинаций, бреда, аффективного напряжения и т. д. Их соотношение и представленность в психическом состоянии больного зависят от прогредиентности и формы заболевания.

Для шизофрении, как отмечалось, наиболее значимыми являются своеобразные расстройства, характеризующие изменения личности больного. Выраженность этих изменений отражает злокачественность болезненного процесса. Эти изменения касаются всех психических свойств личности. Однако наиболее типичными являются интеллектуальные и эмоциональные.

И и т е л л е к т у а л ь н ы е расстройства проявляются в различных вариантах нарушения мышления: больные жалуются на неуправляемый поток мыслей, их закупорку, параллелизм и др. Им трудно постичь смысл прочитанного текста книг, учебников и т. д. Отмечается тенденция улавливать особый смысл в отдельных предложениях, словах, создавать новые слова (неологизмы). Мышление нередко бывает расплывчатым, в высказываниях происходит как бы соскальзывание с одной темы на другую без видимой логической связи. Логическая непо-следовательность в высказываниях у ряда больных с далеко зашедшими болезненными изменениями приобретает характер речевой разорванности (шизофазия).

Эмоциональные нарушения начинаются с утрать: морально-этических свойств, чувства привязанности и сострадания к близким, а иногда это сопровождается неприязнью и злобностью. Снижается, а со временем и пропадает полностью интерес к любимому делу. Больные становятся неряшливыми, не соблюдают элементарного гигиенического ухода за собой. Существенным признаком заболевания являвтся также и особенности поведения больных. Ранним признаком его могут быть возникновение замкнутости, отчуыденности от близких, странности в по-ведедении: необычные поступки, манера поведения, которые ранее были не свойственны личности и мотивы которых нельзя связывать с какими-нибудь обстоятельствами.

Типичны также для шизофрении и различные своеобразные сенестопатические проявления: неприятные ощущения в голове и других частях тела. Сенестопатии имеют вычурный характер: больные жалуются на ощущение распирания одного полушария в голове, сухость желудка и т. д. Локализация сенестопатических проявлений не соответствует болезненным ощущениям, которые могут быть при соматических заболеваниях.

Расстройства восприятия проявляются преиму-щественно слуховыми галлюцинациями и часто различными псевдогаллюцинациями различных оргаиов чувств: зрительными, слуховыми, обонятельными и т.д. Из бре-довых переживаний возможно наблюдать также различные формы бреда: паранояльный, пяраноидный и парафренный, на ранних зтапах – чаще паранойяльный. Весьма характерен для шизофрении бред физического воздействия, который обычно сочетается с псевдогаллюцинациями и носит название синдрома Кандинского – Клерамбо – авторов, описавших его.

Двигательно-волевые нарушения многообразны по своим проявлениям. Они обнаруживаются в виде расстройства произвольной деятельности и в форме патологии более сложных волевых актов. Одним из ярких видов нарушения произвольной деятельности является кататонический синдром. Кататонический синдром включает состояния кататонического ступора и возбуждения. Сам по себе кататонический ступор может быть двух видов: люцидный и онейроидный. При люцидном ступоре у больного сохранена элементарная ориентировка в окружающем и его оценка, в то время как при онейроидном сознание больного изменено. Больные с люцидным ступором после выхода из этого состояния помнят и рассказывают о событиях, происходивших в тот период вокруг них. Больные с онейроидными состояниями сообщают о фантастических видениях и переживаниях, во власти которых они находились в период ступорозного состояния. Ступорозные состояния, так же как и кататони-ческие возбуждения, сложные психопатологические образования, включающие различные симптомы.

Более сложные волевые акты, волевые процессы также претерпевают различные нарушения под влиянием болезни. Наиболее типичным является нарастание снижения волевой активности, завершающееся апатией и вялостью, причем выраженность волевых расстройств, как правило, коррелирует с прогредиентностью заболевания. Однако у отдельных больных может наблюдаться повышение активности, связанной с теми или иными болезненно обусловленными идеями и установками. Так, например, в связи с бредовыми идеями и установками больные способны преодолевать исключительные трудности, проявлять инициативу и настойчивость, выполнять большую работу. Содержание болезненных переживаний бредовых идей у больных может быть различным. Вместе с тем оно отражает дух времени, те или иные социально значимые явления. Со временем происходит видоизменение содержания психопатологических проявлений болезни. Если в прошлом в высказываниях больных часто фигурировали нечистая сила, религиозные мотивы, колдовство, то теперь новые достижения науки и техники.

Вопрос о распространенности шизофрении среди населения – это важный вопрос как в научном, так и в практическом отношении. Трудность ответа на него заключается в том, что пока не представляется возможным полностью выяаить этих больных среди населения. Это связано прежде всего с отсутствием надежных данных для понимания сущности шизофрении и диагностических критериев к ее определению. Имеющиеся статистические данные и результаты эпидемиологических исследований позволяют сделать вывод, что показатели ее распределения почти идентичны во всех странах и составляют 1 – 2% от общего населения. Первоначальное предположение, что шизо-френия реже встречается в развивающихся странах, не подтвердилось. Результаты исследований, специально проведенных в развивающихся странах, выявили сходное число больных шизофренией на 1000 населения с числом больных шизофренией в европейских странах. Отмечается лишь различие в представительности тех или иных видов клинического проявления заболевания. Так, среди больных, проживающих в развивающихся странах, чаще встречаются острые состояния со спутанностью сознания, кататонические и т. д.

Шизофрения может начаться в любом возрасте. Однако наиболее типичный возрастной период для начала развития шизофрении составляет 20 – 25 лет. В то же время для отдельных начальных клинических прояа..ений шизофрении существуют свои оптимальные сроки. Так, шизофрения с параноидным проявлением начинается чаще в возрасте старше 30 лет, с неврозоподобной симптоматикой, расстройствами мышления – в подростковом и юношеском возрасте. У .плц мужского пола заболевание начинается раньше, чем у женщин. Кроме того, и в клинической картине заболевания имеются различия в зависимости от пола больных. У женщин заболевание протекает более остро, чаще и выраженнее представлена различная аффективная патология.

Шизофрения с непрерывным течением

В рамках непрерывного течения заболевания выявились также отдельные формы шизофрении, определяемые степенью злокачественности процесса: злокачественная (ядерная), среднепрогредиентная (параноидная), вялотекущая, или малопрогредиентная (неврозоподобная и психопатоподобная). Каждой из указанных форм шизофрении свойственны те или иные психопатологические проявления.

Злокачественная (ядерная) шизофрения. Возникает в юношеском возрасте, характеризуется крайне злокачественным течением. Ог появления первых от-четливых признаков болезни до ее окончательного развития проходит 2 – 3 года. Особенностью данного варианта течения шизофрении является то, что первоначально у больных появляются в основном негативные расстройства и лишь потом присоединяются позитивные. Позитивные изменения отличаются выраженным полиморфизмом психопатологических синдромов. К факторам, ухудшающим прогноз ядерной шизофрении, относится и ее крайняя резистентность к терапии.

Начало заболевания часто напоминает тяжелый, извращенный пубертатный криз и обычно протекает в виде двух вариантов – падения энергетического потенциала и возникновения эмоциональной дефицитарности. Падение энергетического потенциала проявляется первоначально в ухудшении успеваемости, резком снижении продуктивности в занятиях, при сохранении, а иногда даже и увеличении времени, затрачиваемого на приготовление домашнего задания. В дальнейшем такие больные дублируют классы, даже бросают школу из-за невозможности продолжения обучения. Падение энергетического потенциала нередко сопровождается явлением так называемой метафизической интоксикации: больные принимаются за изучение глобальных философских, научных проблем (смысл бытия, происхождение жизни и т. д.), затрачивают массу времени на изучение научной литературы по этим вопросам, но практических результатов эта деятельность никогда не приносит как из-за отсутствия у больных специальной подготовки, так и из-за резкого снижения продуктивности любой творческой деятельности.

Развитие эмоциональной дефицитарности проявляется прежде всего в ухудшении отношения к родителям, в пояалении эмоциональной холодности, часто со склонностью к раздражительности, агрессивности. В дальнейшем у больных наступает и полное безразличие к своей собственной личности: они перестают следить за собой, не моются, ничего не делают и т. д.

Описанные выше изменения могут перейти в конечное состояние – апатико-абулическое, при котором другие психотические расстройства могут быть представлены в редуцированном виде. Преобладакие в клинической картине заболевания падения интеллектуальной активности, эмоционального обеднения, энергетического готенциала, т. е. превалирование негативных расстройств, типично для п р о с т о г о в а р и а н т а ядерной шизофрении.

Параноидная шизофрения. В развитии этой формы шизофрении выделяются этапы паранойяльного, параноидного парафренного бреда и этап конечного состояния. Представленная динамика схематична, так как параноидкая шизофрения может остановиться в своем развитии на любом из этапов. В этой форме шизофрении выделяют два варианта: бредовый и галлюцинаторный.

Основное различие этих вариантов зависит от степени выраженности псевдоггллюцинаторного синдрома на этапе параноидного бреда.

В начале развития бредового варианта параноид-ной шизофрении возникает паранойяльное состояние со всеми присущими ему особенностями. Как правило, оно отличается высокой степеныо систематизации бреда.

Появлению параноидиого этапа – развитию синдрома Кандинского – Клерамбо – предшествуют кратковременные островозникающие тревожно-боязливые состояния: больные бывают возбуждены, испытывают страх, говорят, что плохо понимают, что с ними происходит. Потом возбуждение стихает и развивается синдром Кандинского – Клерамбо. В ряде случаев фабула параноидного бреда является продолжением фабулы паранойяльного бреда. Синдром Кандинского – Клерамбо в структуре этапа параноидного бреда изменчив. Периодически возникают обострения с углублением синдрома. Экзоцербации (обострения) также характеризуются состояниями тревожно-боязливого возбуждения. Иногда в своей динамике синдром Кандинского – Клерамбо приобретает характер «положительного воздействия»: больные начинают рассказывать, что им приятно воздействие, что оно делается с целью доставить им удовольствие. Эпизоды тревожно-боязливого возбуждения пропадают, настроение часто становится приподнятым. Через некоторое время возможно появление нового состояния – так называемого ин-вертированного психотического автоматизма. Больные ««внезапно открывают», что они сами в силах оказывать воздействие на окружающих, заставлять совершать их те или иные поступки. Появление инвертированного психического автоматизма говорит о развитии переходного этапа в парафренное состояние. На парафренном этапе у больных возможно развитие экспансивной, псевдогаллюцинаторные и конфабулярные парафрении.

Периодическая (рекуррентная) шизофрения

Рекуррентная форма шизофрении протекает в виде приступов с самой разнообразной продолжительностью (от нескольких недель до нескольких лет). Число приступов у больных в течение их жизни различно – от 1–2 до 10 и более. У некоторых больных каждый приступ провоцируется экзогенным моментом (симптоматическая лабильность). Существуют три вида приступов, характерных для рекуррентной шизофрении. К ним относятся онейроидно-кататонические, депрессивно-параноидные и аффективные приступы. Выделить тот или иной вариант рекуррентной шизофрении в зависимости от характера приступов не представляется возможным в связи с тем, что у большинства больных в течение жизни отмечаются различные по своей психопатологической структуре приступы. Приступы в целом характеризуются яркой аффективностью, достаточно легко возникают тот или иной вид чувственного бреда, кататонические расстройства. Ремиссии отличаются высоким качеством. Отсутствие изменений личности больного после первых приступов позволяет говорить об интермиссиях. Постепенно все-таки после повторных приступов у больных возникают изменения личности, которые характеризуются следующими проявлениями: астеническими, гипер-стеническими, с повышением работоспособности, но с понижением творческой эффективности и легким обеднением эмоциональных проявлений. Обычно эти изменения наблюдаются после третьего – четвертого приступа. Затем активность процесса снижается: приступы становятся все реже, изменения личности как бы застывают на одном уровне. Одной из важных особенностей больных, страдающих рекуррентной шизофренией, является то, что у них всегда есть критическое отношение к перенесенному психотическому состоянию и они четко разграничивают состояние здоровья и болезни.

Работоспособность таких больных обычно не снижается, за исключением незначительного ее падения у больных с астеническими изменениями личности. Прогноз при рекуррентной шизофрении достаточно благоприятный, однако следует иметь в виду, что у таких больных на фоне выраженной депрессии отмечается суицидальные мысли и попытки. Эти больные нуждаются в специальном наблюдении.

Приступообразно-прогредиентная шизофрения

Эта форма характеризуется повторяюшимися приступами на фоне непрерывно протекающего процесса, проявляющегося в продуктивной и нарастающей негативной симпточатике.

Приступы при этой форме шизофрении разнообразны, отличаются крайним полиморфизмом и неодинаковой продолжительностью (от «транзиторных», длящихся минуты, до растянувшихся на многие годы). Однако они протекают менее остро, чем приступы рекуррентной шизофрении, в их структуре больший удельный вес имеют параноидные и галлюцинаторные проявления. Иногда продуктивная симптоматика при приступообразной прогредиентной шизофрении отмечается не только в приступах, но и в межлриступный период, выявляются нарастающие дефицитарные изменения личности, остаточная (резидуальная) симптоматика приступа. Несмотря на свою неоднородность, приступы при приступообразно-прогредиентной шизофрении имеют общие особенности. Так, для них достаточно характерна диссоциация между массивностыо картины психоза и более или менее правильным поведением больного. Структура приступов при этой форме шизофрении отличается полиморфностью. Например, в маниакальном приступе у пациента нередко «вкрапливается» депрессия в виде идей самообвинения, слезливости и т. д. Характерно неполное критическое отношение к перенесенному состоянию, даже в тех случаях, когда приступ отличался выраженной и массивной психотической симптоматикой, а иногда оно вообще отсутствует.

Возраст начала приступообразно-прогредиентной шизофрении также различен. Она может начаться в детстве, зрелом и позднем возрасте. В зависимости от того, в каком возрастном периоде заболевание начинается, в клииической картине отчетливо проявляются возрастные особенности. Например, наличие у больного инфантилизма позволяет с большой долей уверенности говорить о начале болезни в детские годы. Прогноз при приступообразно-прогредиентной шизофрении разнообразен и зависит в первув очередь от возраста начала заболевания, остроты протекания процесса и степени изменений личности.

Духовный мир человека

Духовный мир человека - это состояние его внутреннего Эго или Суперэго. Это понимание самим человеком слов и мыслей, взаимосвязи своих желаний, ощущений и поступков, в начале для себя и внутри себя, т.е. осознание и ощущение состояния своего собственного Духа, состояния Души и физического тела. А затем, познание мира вокруг себя, не только для себя, сколько для других, как с помощью знаний, так и с озарением его неведомой, духовной интуицией. Кто Я и для чего Я живу на свете? В чём суть всех вещей? Тогда эта, очень загадочная и весьма значимая триада Духа, Душа и тела, начинают, как бы сами собой проявляться: вмещать, интуитивно забирать в себя множество неоткрытых и непознанных «сверхъестественных» тайн, которые так давно хотели познать и понять люди. Не одно поколение искателей и мыслителей, на своём исследовательском, трудном жизненном пути к познанию интуиции и истины, пытались подойти поближе и отыскивать ответы на эти и другие сложные вопросы. Внутренний духовный мир человека тесно взаимодействует с внешним Духовным Миром разумных Сущностей (Духов) планеты, коллективным Сознанием, интеллектом, духовными ноосферными ярусами и Сущностями других планет и пространств, иерархией Высшего Разума.

Единство внутреннего и внешнего духовных миров образуют конкретный Духовный мир тел данного человека, как и сам человек, единство и многомерность видимого и не видимых параллельных миров бытия, микрочастицы разума и света которых, он содержит в себе самом.

Если внешнее, видимое физическое тело человека можно было ещё, как-то, с помощью органов чувств и знаний, досконально изучать, исследовать и познать, то иерархию обретённых духовных, невидимые тел, (энергоинформационных, тонких) приходилось постепенно познавать силой коллективного интеллекта с вмешательством интуиции, внешнего разума или Духовного Мира планеты.

За всю историю человечества скопилось множество определений и понятий, именно, всех существующих невидимых энергоинформационных, духовных тел человека или собственно, Души и Духа. До настоящего времени многие философы, учёные и исследователи никак не могут прийти к определению, принять, понять и объединить, эти жизненно важные составляющие миры у каждого человека.

Гносеология и этимология этих понятий настолько велики, что толкования их весьма разнообразны. Они по смыслу, порой, противоречат друг другу, и порождает у людей взаимное непонимание по предмету спора. По-видимому, сколько учёных, участников споров, столько понятий, определений и внутренних ощущений, выдвинутых каждым из искателей, и приведённых в доказательство искомых постулат, порождает у оппонента сомнения в достоверности тезиса, но оно не должно мешать самому диалогу познания. Не вдаваясь в анализ, всех имеющихся понятий и определений Души и Духа человека, остановимся лишь на самых значимых и более достоверных высказываниях, по этому поводу.

В своей книге «Око Духа » Кен Ульбер видит строение мира и человека в «великой иерархии бытия», где иерархия это «святое строение » многомерного мира и многомерного человека: «Когда я прибываю в простом, чистом, непроходящем сознании, я – Свидетель Мира, Я – око Духа. Я вижу мир так, как его видит Бог».

Иоанн Дамаскин в книге «Точное изложение православной веры » даёт более широкое определение Души: «Душа есть сущность живая, простая и бестелесная, по своей природе. Не видимая для телесных глаз, бессмертная, одарённая и разумом и умом, не имеющая формы, пользующаяся снабжённым органами телом и доставляющая этому жизнь и приращение, и чувствование, и производительную силу. Имеющая ум, не иной по сравнению с ней самой, но чистейшую часть её, ибо как глаз в теле, так и ум в душе, она независимая и одарённая способностью желания, также и способностью действия…»

Тимур Садецкий в книге «Большой огонь Галактики и мы» на вопрос о сущности Души к «представителю» Внеземного разума, к своему «духовному учителю» получает следующий ответ: «Душа содержит в себе тело астральное или эфирное и часть ментального тела. После смерти физического тела душа покидает его. Через некоторое время энергетика эфирного тела переводится в другие энергетики, эфирное тело перестаёт существовать. Затем происходит распад наиболее грубых (плотных) энергетик, входящих в состав души. Иногда этот процесс замедляется. Если эти энергетики не распадаются, то такой человек после физической смерти находится в низших слоях астрала, где наиболее сильные противоречия».

Исследователь и искатель душ Вадим Юрин в своей книге «В поисках души» пишет: « Итак, если душа – сущность самостоятельная, то получается, что человек живёт двойственной жизнью: тело ест, пьёт, растёт, размножается, живет и умирает, а душа, находясь в теле, проходит вместе с ним испытания земной жизнью и после смерти тела уносит в потусторонний мир накопленный опыт».

Ю.А. Бабиков со слов своих неведомых духовных «корреспондентов» в книге « Мировоззрение или возвращение Прометея» подробно описывает их видение проблемы строения тела, Души и Духа у человека:

«Рассматривая основные принципы построения человеческого тела, вы не могли обратить внимание на то, что хотя человек и живёт в одном пространстве, он состоит из частиц нескольких пространств:

а) физическое тело состоит из переходных элементов пространства Мертвой материи и пространства Еретиков, использует в основном химическую энергию электронов своего пространства и пространства Мертвой материи, а также энергию липтонов Желтого пространства;

б) система управления физического тела человека построена на базе витонов более высокого Желтого пространства, что позволяет исключить воздействие среды обитания на работу системы;

в) но есть одна важнейшая элементарная частица в человеке – mve микровитон (сапион), который отвечает за организацию и создание быстродействующих и высоких информационных и управленческих структур живых объектов. И если витон отвечает за организацию жизни, то микровитон – за организацию разума, поэтому микровитон ещё можно назвать «разумный» - сапион – от греческого sapiens – разумный.

Подобно физическому телу человека, построенному из элементов разных пространств, душа физически состоит из элементов Серого пространства, а её система управления использует липтоны Синего пространства».

"Когда западные востоковеды поймут истинный смысл разделений мира на двойное, тройное, шестеричное и семеричное и, в особенности, девятеричное, - тогда тайна циклических делений, применяемая к Небу и Земле, Богам и Людям, станет много яснее, чем сейчас". Алиса А.Бейли. "Трактат о Белой Магии".

Таким образом, объединяя все гипотезы можно сделать вывод, что: Душа состоит из микрочастиц «витонов» более энергоёмких, невидимых, параллельных Пространств, а «сапион» – это и есть та микрочастица разума и света Души и человека или Дух человека, который может проникать в самые верхние слои любых пространств Духовного Мира.

Теософия (гр. theos бог + sophia мудрость ) религиозно - мистическое учение о духовном единении человеческой Души с конкретным Божеством и возможности непосредственного общения человека с потусторонним миром. Она близко подошла к истинным понятиям Духовного Мира. Об этом написано достаточно много великих трудов Е.П. Блаватской, К. и Е. Рерих, А. Бейли, Д. Андреевым и многими другими российскими и зарубежными философами, теософами, мистиками и оккультистами.

Теософы слишком обожествили или мистицировали все явления и вещи вокруг себя, сделали "бытие и сознание" слишком божественно-мистическим. Но это свойственно прошлому веку. В настоящее время превалирует в науке больше мировоззрение или предпочтение к космогенным теориям. Процесс познания идёт ближе к теориям Э.К. Циолковского, В.И. Вернадского, А. Эйнштейна и других. К трудам сторонников "космических" теорий о зарождении жизни и сознания не Земле, из разумного Космоса. При этом учёные признают активное вмешательство Духовного Мира в процесс эволюции сознания человека на Земле, (который пока ещё в стадии "зверя" по разуму) и расширение сознания самого Высшего Разума во всей Вселенной.

Существенно изменились в настоящее время и представления о строении тела человека. Востребованными стали древне-философские теории о «карме» и «чакрах» человека. Высоко духовные люди давно были твёрдо убеждены в их существовании, а святые могли видеть «свет» у человека внутри (чакры) или (ауру) снаружи человека. Современная наука сейчас подтвердила наличие частиц духовного «божественного света» в нас и вокруг нас.

Чакры – это энергетические центры человека, через которые внешний Духовный Мир может воздействовать и общаться с каждым человеком. Энергетические чакры, их можно назвать ещё, как вибрирующие, (вращающиеся) дискообразные центры, накопители духовной энергии в теле человека для энергоинформационного общения (обмена) с окружающим миром и внеземным Духовным Миром или, по убеждениям ещё многих, для общения с Богом или с Высшим Разумом.

На каждом канале в теле человека строится по семь чакр. Чакры - от санскритского слова «колесо » - это энергетические вихри, которые постоянно вращаются по часовой стрелке. Они являются информационными центрами, которые, как телефоны, передают информацию по каналам во все уровни физического и тонких тел. Построив каналы и чакры, эта энергия спускается, входит в крестцовую косточку «сакрум» и, свернувшись в 3,5 оборота, остаётся в ней на всю земную жизнь. Эта энергия называется Кундалини, от слова «кундал» - свернуться. В ней сохраняется информация о наших жизнях; прошлой, настоящей и будущей.

Мировое движение «Сахаджа – Йога» об «очищении », «просветлении » и «соединении» всех участников с «Энергией Божественной Любви » в массовых масштабах проводят медитацию по реализации людей и очищению планеты от зла. «Сахаджа – Йога» – это метанаука, тоже о человеке, где «саха » - это рождённый; «джо » - с тобой; «йога » - союз, т.е. рождённая вместе с тобой всепроникающая энергия Космоса или энергия Духовного Мира. Сторонники и поклонники президента движения, доктора наук медицины, философии и экологии госпожи Нирмалы Шриваставы («Шри Матаджи ») проводят очищение людей и планеты своими методами. Этот союз воспроизводится методами реализации, самореализации, медитации и приобщения сторонников движения к энергиям Космоса.

Здесь на рисунке показаны места размещения каналов и центров на теле человека, пути похождения тонкой энергии в организме. Это рисунок чакр, каналов по которым свободно перемещается и накапливается у человека в теле, энергия невидимого (внутреннего) собственного Духа, для энергоинформационного общения человека с окружающим миром и с внешним Духовным Миром.

Проводя свои первые беседы с искателями истины, Маргарита Корзун, в статье «Сахаджа йога – путь эволюции Духа» пришла к убеждению, что у человека имеется всего семь тел, из них только одно физическое, а остальные астральные, энергетические.

Первое. Физическое тело – это энергия, упакованная в грубую форму – грубо материальное тело, оно имеет низкую частоту вибраций. Оно воспринимает информацию из окружающего мира через органы чувств и обрабатывается, в основном в форме рефлексов. Жризнедеятельность этого тела обеспечивается его эфирной составляющей.

Второе. Эфирное тело – наиболее грубая форма тонкого тела, которое мы видим как сияние вокруг физического тела. Эфирное тело представляет собой излучения физического тела. По сравнению с физическим телом, оно имеет более высокую частоту вибраций. Некоторые учёные называют его собственно ещё – эфирным.

Третье. Астральное тело – тело чувств и желаний. Астральное означает «звёздное», оно представляет собой вихри и потоки более тонкой энергетической субстанции. Оно может отделяться от физического, действовать и получать информацию без посредства физического тела и его органов. По мнению профессора Э.К. Бороздина «…это канал связи с тонкоматериальным миром…этот канал связи открывается во сне». А вместе с эфирным телом – это основная часть ауры.

Четвёртое. Ментальное тело – тело мысли, представляет собой более высокочастотные вибрационные потоки идущие за пределы тел: физического, эфирного и астрального. В своих работах академик А.И. Вейник пишет, что «наши собственные мысли в зависимости от эмоций могут вызывать колоссальные возмущения в ментальном теле от чего это тело меняется и по цвету, и по конфигурации в такт нашим мыслям». Профессор Э.К. Бороздин делает вывод, что «Ментальное тело – первое духовное тело, связанное с духовным миром, с сознанием…человека». Многие учёные в своих исследованиях называют эфирным телом или аурой совокупность всех трёх тел: собственно эфирное, астральное и ментальное. Именно это имел в виду в своём открытии В.В. Ярцев, сделанное им 1 октября 1997 года, за что был награжден РАЕН.

Все вышеописанные тела: эфирное, астральное и ментальное – это триада тел низшего уровня или аура. Следующие три тела: Каузальное, Бутхическое и Атмическое – триада тел высшего уровня или Душа.

Пятое. Каузальное тело или тело Высшего Разума, (или интеллект). Это тело обеспечивает способность самопознания и познания сути вещей через рассуждение и логическое мышление. Каузальное тело ещё называют «кармическим ». Карма – закон, регулирующий добро и зло. Каузальное тело содержит в себе всю информацию о прошлых жизнях, и передает её в следующие воплощения Души. Оно сохраняется из жизни в жизнь. Свойства и способности человека записываются в каузальном теле и сохраняются в нём как зародыши. В нем собран опыт всей нашей жизни. Именно, это тело приводит Душу человека в определённую семью, с членами которой, у нее когда-то были связи, в прошлых жизнях. Каузальное тело можно сравнить с кинооператором, который стоит за нашей спиной и безучастно фиксирует на кинопленку все наши мысли, слова, эмоции, поступки. Каузальное тело, это итоговый опыт пребывания человека на Земле, с которым он предстанет перед Богом. И можно сказать, что, «Рождение – это подарок Бога человеку, а прожитая жизнь – это подарок человека Богу».

Шестое. Бутхическое тело Сознания, или интуиции. Академики А.Е. Акимов и Г.П. Шипов утверждают, что сознание человека является частью Сознания Вселенной. А, академик В.П. Казначеев говорит, что «Сознание является голографическим компьютером. Наше сознание ежесекундно отчитывается перед Вселенским Сознанием не зависимо от нашего желания. Следовательно, сознание вне мозга. Мозг не имеет никакого отношения к сознанию».

Седьмое. Атмическое тело – это Дух человека. Академик В.В. Ярцев пишет: «Дух – это искра Божья, качественно равная Господу. Следовательно, Бог в каждом из нас». В.В. Ярцев даёт толкование Духа: «Дух человека – это та информация, которая идёт от Бога посредством Божественной искры. Принятая и трансформируемая сознанием информация, исходящая от Духа человека, используется Душой для разумной деятельности и в окружающем мире, для творения событий. Далее все мысли, чувства передаются через следующие тела в физическое тело и в мозг».

Несколько другой гипотезы механизма взаимодействия внешнего Духовного Мира (сообщества Духов) с сознанием или внутренним Духом, Душой и телом человека придерживается исследователь Ю.А. Бабиков в названной книге: «Головной мозг человека не «вместилище разума», а всего лишь антенно–коммутирующее устройство передачи информации в витонной форме, получаемой физическим телом, на чувствительные контуры витонного тела. Нейрон является приёмо - излучающей ячейкой антенной решётки, коей, по сути, и является кора головного мозга. Именно нейрон способен преобразовывать информационное излучение витонного поля в витонно – электронный сигнал нервной системы. Именно «штепсельным разъёмом» перехода «излучение-ток» антенно–коммутационного устройства является кора головного мозга».

Примерно, такое же мнение, высказывает и К.А. Прийма, при проведении своих исследований о замере «биолакатором» силы информационного потока или Духа над головами обследованных им, практически более двух с половиной сотен людей.

«И так , - пишет далее М. Корзун, - аура человека это излучение всех тонкоматериальных тел. Если сопоставить ауру и физическое тело, то оказывается, что 2/3 человека составляет аура, а 1/3 – физическое тело. Следовательно, человек есть не то, что мы видим, а то, что мы не видим. Значит, мы есть духи, да и само слово человек расшифровывается как «Чело» - дух, «век» - вечный. Итак, мы ответили на первый вопрос «Кто есть Я?» - Мы духи. Вечно живущие духи. Об этом говорил и Иисус Христос апостолам, что мы не умрём, а изменимся. Теперь мы можем ответить на следующий вопрос: Зачем мы живём на земле? Все научные исследования, размышления позволяют сделать вывод, что цель пребывания человека на земле – совершенствование своего тела, Души и Духа или истинного Я . Именно эволюция сознания, эволюция разума и эволюция формы». Через расширенное сознание человек приобретает четвёртое измерение, приход которого неизбежен.

Очень убедительно об эволюции, взаимодействии человека и Вселенной, и о процессе просветления и очищения сознания человека пишет Н.Д. Морозов в книге «Глобальный цикл прецессии и будущее человечества»: «Каждое тело имеет конкретные сроки жизни. Причем чем оно проще, то есть, чем из меньших элементов состоит, тем дольше оно живет. Самое короткоживущее тело - физическое. За ним идут: эфирное, астральное, ментальное и так далее тела. Со временем они распадаются и исчезают, но перед этим элементы, из которых они состоят, обязаны обновиться множество раз, облагораживая и одухотворяя окружающее пространство, которое занимают. Так же ведет себя и физическое тело человека, клетки которого полностью обновляются каждые шесть лет. Неизменными остаются лишь тонкие его тела, так называемые Душа и Дух. Впрочем, и они со временем меняются: душа раньше, дух позже. Данный процесс называется диффузией. Диффузия - это проникновение атомов одного элемента в кристаллическую решетку другого, за счет чего создается структура, имеющая новые качества и свойства. Не будь этого механизма, Вселенная давно прекратила бы свое существование, ведь тогда в ней не происходило бы главного - смешения и перетока элементов, что равносильно энтропии, так как застой продвигает форму к неизбежной тепловой смерти. Именно поэтому в природе существуют такие понятия, как миграция и иммиграция, не дающие форме разлагаться и загнивать. Они приводят её в состояние непрерывного движения, в результате достигается две цели: во-первых, форма непрерывно совершенствуется, а, во-вторых, непрерывно совершенствуются элементы формы, находящиеся в её составе. Они приобретают новый опыт, позволяющий существовать им в изменившихся условиях и пространстве. В конечном счете, все это опирается на неизменный фундамент триединой связки - Дух-Душа-Тело. Эта связка стабилизирует форму, не давая ей разваливаться, поддерживая её в целостном состоянии. Форма осуществляет работу, которая позволяет вести преобразование Вселенной в нужном природе ключе. Мы - элементы глобальной формы, которая называется Вселенной. У этой формы есть Дух, Душа и Тело. Чем больше "просветленных", "очищенных" сущностей в теле, тем более оно могущественно и тем грандиозней задачи может решать. С помощью овеществленного начала выполняются три основных действия: первое, - происходит накопление информации, за счет многократного увеличения связей совокупных элементов, соединенных с внешним миром; второе , - увеличивается энергетика пространства, которое тело оккупирует и курирует; и третье, - осуществляется продвижение тела в смежное пространство, заполненное реликтовым полем, оставленным предыдущим телом за время его работы в текущем поле времени. Затем все повторяется. По такому принципу строится все в Мироздании. Древние знали об этом процессе больше нас, а потому ушли дальше нас. Наша задача догнать их и перегнать в этом вопросе».

В триаде высших тел совершенствуются Каузальное и Бутхическое тело, Атмическое тело, видимо, остаётся неизменным, поскольку является частью информационного поля Вселенной. Более совершенная триада тонких тел формирует более совершенные мысли, желания для будущего воплощения «на небе» или на земле. Мы же в своей жизни в большей степени удовлетворяем материальные потребности нашего физического тела, забывая о духовных ценностях. Нравственные ценности и устои утратили свою первостепенную значимость. Социум всё больше одолевает проблема насилия над подобными себе членами общества, и варварская эксплуатация природы, по ещё большему захвату «даров» и материальных благ для себя. Высокая степень духовного развития человека зависит не только от знаний и силы разума, но и от высокой степени морали, которой так не хватает сейчас экологии Души и Духа современного человека и погибающей повсюду природе. В противном случае это грозит большими катастрофами, о чём не раз предупреждали древние пророки.

Уже сбываются и предсказания великих древних оракулов. В книге Е. Шишкиной «Русский Настрадамус » старинный пророк Тит Нилов, живший в России в ХVI веке, с тревогой говорил о нашем времени: « К страстям и похоти потянется каждый, кто и как сумеет. Мужи будут брать всех жён без разбора. А жёны, слоняться в пустых переулках, готовы лечь с любым, кто подвернётся, рожать детя, не зная, кто отец. Старик возжелает ребёнка, отец обесчестит дочь. Муж захочет мужа, а жена – жену, и всё сотворят на глазах у всех. И жёны будут говорить, что они во всём мужам равны, и станут сами как мужи….

Наставник начнёт гордиться своей учёностью и забудет, что должен учить; и мудрый станет слушать глупого, а благочестивый – крамольника. И все будут вместе, но каждый среди всех будет одинок.

Люди, не имеющие будущего, устроят на земле большой пожар . Злые люди будут уничтожены особыми силами». Гибель злых людей это пополнение гумуса земли и освобождение места для воплощения новых душ.

КРИЗИСНАЯ ЛИЧНОСТЬ.

Кризисные состояния личности (как ситуационные, так и возрастные) существуют именно в области сильного неравновесия.

Для поддержания процесса самоорганизации и преодоления затухания и рассеивания энергии в систему должен быть осуществлен непрерывный приток энергии, достаточный для установления новой глобальной структуры.

Внешние силы, действующие на систему, должны включаться в нее (путем замыкания через обратные связи) в качестве внутренних сил - в этом и есть смысл перехода от внешней организации системы к ее самоорганизации.

Смысл и сущность социальной работы с клиентами в кризисном состоянии (стресс, проблемная ситуация, психологическая травма и т.п.) заключаются в своевременной и качественно структурированной энергетической поддержке клиентам.

При этом поддержка должна быть прекращена при образовании новых глобальных социально адаптированных позитивных структур в системе. Если все время направлять на систему энергию и не прекращать поток при приобретении новых качеств системой, она может потерять автономность и способность к самоорганизации - "пуповина перерезается, когда ребенок родился - это в интересах ребенка".

Хочется привести одну метафору, которая была записана мной во время тренинга "Духовные путешествия" на Алтае: "В чем радость учителя? Она похожа на радость матери. Сперва она рада тянущимся рукам и эмоциональному оживлению. Затем лепету и самостоятельному слову. Затем плечам, которые уходят вдаль от тебя, без тебя.

В чем радость учителя?

Она похожа на радость матери: в рождении, кормлении и отпускании."

Если мы вместо слова "учитель" поставим "социальный работник", то получим адекватное понимание этого положения при работе с кризисной личностью.

Процесс самоорганизации, приводящий к образованию в неравновесной системе упорядоченных структур с принципиально новыми свойствами, основан на возникновении сонастройки новых структур с остальными переменными системы, установлении новых связей и взаимодействий внутри всей системы.

В тех ситуациях, когда внешние силы не обладают достаточной энергией для образования и энергетической поддержки новых внутрисистемных структур, следует направить фокус активности на внутренние ресурсные состояния системы.

Эти принципы находят выражение на всех уровнях психологической, социально-психологической и социальной работы - глобальных общественных структур (классов и слоев, страт, национальностей и этнических единиц), макроструктур общества (общественных организаций, предприятий), микроструктур (малых групп, семей) и уровне отдельной личности.

Психодуховный кризис.

Основатель трансперсональной психологии С.Гроф в книге "Hеистовый поиск себя" ввел понятие "духовного кризиса" - состояния, с одной стороны, обладающего всеми качествами психопатологического расстройства, а с другой - имеющим духовные измерения и потенциально способного вывести индивида на более высокий уровень существования. Для того, чтобы понять проблему духовного кризиса, необходимо, всед за Грофом, рассмотреть их в более широком контексте "духовного самораскрытия".

Духовное самораскрытие (spiritual emergense) - движение индивида к более более расширенному, более полноценному способу бытия, включающего в себя повышение уровня эмоционального и психосоматического здоровья, увеличение степени свободы выбора и чувство более глубокой связи с другими людьми, природой и всем космосом. Важной частью этого этого развития является возрастание осознания духовного измерения как в своей собственной жизни, так и мире в целом.

Подобно рождению, духовное самораскрытие рассматривалось на протяжении человеческой истории как неотъемлимая часть жизни, и лишь в современном обществе это стало рассматриваться как нечто болезненное, как и процесс рождения. Переживания, происходящие во время этого процесса, варьируются в широком спектре глубины и интенсивности - от очень мягких, до полностью переполняющих и вызывающих замешательство.

Духовное самораскрытие сопровождается переживаниями, которые можно условно разделить на два типа: имманентное и трансцедентное самораскрытие. Имманентное духовное самораскрытие характеризуется обретением более глубокого восприятия ситуаций повседневной жизни; эти переживания индуцируются, как правило, внешними ситуациями и обращены вовне (постигать Божественное в мире). Трансцедентное духовное самораскрытие - способность более глубоко воспринимать свой внутренний мир, (постигать Божественное в себе).

В основе духовного самораскрытия (независимо от формы) лежит яркое и убедительное переживание выхода за пределы физического тела и ограниченного эго и связи с чем-то большим, что находится вне человека и одновременно пронизывает все его существо.

Психодуховный кризис (spiritual emergensy) - слишком быстрое протекание процесса духовного самораскрытия; скорость этого процесса превышает интегративные возможности человека, и он принимает драматические формы. Люди, оказавшиеся в таком кризисе, подвергаются натиску переживаний, которые внезапно бросают вызов всем их прежним убеждениям и самому образу жизни.

Активация психики, характерная для таких кризисов, включает в себя проявление различных старых травматических воспоминаний и впечатлений; в силу этого происходит нарушение повседневного существования человека; в определенных контекстах кризисное состояние расценивается как патологическое.

В трансперсональной психологии Станислав Гроф и его жена Кристина Гроф внесли поистине огромный вклад в разработку проблемы эволюционного кризиса. Ст.Гроф - психиатр с более чем тридцатилетним опытом исследовательской работы в области необычных состояний сознания. В начале своей научной деятельности он разрабатывал программы, посвященные психоделической терапии, а с 1973 года сосредоточил свое внимание на эмпирической психотерапии без наркотиков. Гроф опубликовал более девяноста работ и является автором следующих книг: "Духовный кризис", "Путешествие в поисках себя", "За пределами мозга", "ЛСД-терапия", "Области человеческого бессознательного", "Встреча человека со смертью".

Интерес Кристины к феномену духовного кризиса коренится глубоко в личной мотивации. Во время рождения ребенка она пережила спонтанное и совершенно неожиданное духовное пробуждение, идентифицированное как проявление пробуждения Кундалини. В 1980 году Кристина основала СЕН, Сеть духовной помощи, организацию, поддерживающую людей во время духовного кризиса.

Во время своей практической деятельности Гроф убедился, что современное понимание человеческой психики поверхностно, исходя из него невозможно оценить некоторые феномены. Многие состояния, которые психиатрия рассматривает как проявление психической болезни неизвестного происхождения, на самом деле отражают процесс самоисцеления психики и тела. Изучить терапевтический потенциал подобных состояний и попытаться решить теоретические задачи, встающие в связи с этим, - стало делом жизни Станислава Грофа.

Концепция духовного кризиса включает в себя открытия многих дисциплин, в том числе клиническую и экспериментальную психиатрию, современные исследования сознания, эмпирическую психотерапию, достижения антропологии, парапсихологию, танатологию, сравнительную религию и мифологию. Наблюдения, накопленные во всех этих областях, показывают, что духовные кризисы несут положительный потенциал и не должны быть спутаны с психическими заболеваниями, имеющими биологические причины и нуждающимися в медицинском лечении. Такой подход соответствует и древней мудрости, и современной науке.

Понятие "духовный кризис" построено на игре слов, значение которых предполагает и кризис и возможность подъема на новый уровень сознания. Китайская пиктограмма слова "кризис" полно и точно отражает идею духовного кризиса. Она состоит из двух основных радикалов: один изображает опасность, второй - возможность. Это своего рода коридор, проход по которому часто бывает трудным и пугающим, но состояния напряжения и страха заряжены потрясающе сильным эволюционным и целительным потенциалом. Если правильно понять духовный кризис и относиться к нему как к трудному этапу в естественном процессе развития, то он способен дать спонтанное исцеление различных эмоциональных и психосоматических нарушений, благоприятное изменение личности, разрешение важных жизненных проблем и эволюционное движение к тому, что называется высшим сознанием.

Из-за того, что в кризисных состояниях присутствует как позитивный потенциал, так и опасность, человек, "обнаживший" свой духовный кризис, нуждается в умелом руководстве со стороны тех, кто имеет личный и профессиональный опыт экстраординарных состояний сознания, знает, как относиться к ним и поддерживать их. Если психодуховный кризис рассматривать как паталогическое явление, а к индивидам, переживающим его, применять различные подавляющие методы лечения, включая контроль над симптомами с помощью медикаментов, то можно помешать позитивному потенциалу процесса. Человек, подавленный длительной зависимостью от транквилизаторов с их хорошо известными побочными эффектами, потерявший жизненные силы и смирившийся со своим состоянием, представляет резкий контраст с теми редкими счастливцами, которые пережили трансформирующий кризис в обстановке, когда он был распознан, поддержан и смог достичь своего завершения.

Психодуховный кризис могут вызвать следующие факторы:

1. Углубленное участие в различных формах медитации и духовной практики, предназначенные для активизации духовных переживаний ( методики дзэн, буддийские медитации Випассаны, упражнения Кундалини-йоги, суфийские упражнения, чтение христианских молитв и монашеские размышления).

2. Сильные эмоциональные переживания и крупные неудачи ( потеря важных родственных связей, смерть ребенка, родственника, конец значимых любовных отношений, развод).

3. Физический фактор ( болезнь, несчастный случай, операция, рождение ребенка, выкидыш, аборт, чрезвычайное физическое напряжение, длительное лишение пищи, чрезмерный сексуальный опыт).

Спектр переживаний при эволюционном кризисе чрезвычайно богат: в него вовлечены интенсивные эмоции, видения и другие изменения в восприятии, необыкновенные мыслительные процессы, а также физические симптомы - от дрожи до чувства удушья. Можно выделить три основные группы этих переживаний - биографическую, перинатальную и трансперсональную.

Биографическая категория включает в себя повторное переживание травматических событий в жизни индивида и излечение от них. Восстановление важных воспоминаний детства, таких как сексуальные или физические обиды, потеря родителя или любимого человека, близкое соприкосновение со смертью, болезнью или хирургической операцией и другие тяжелые впечатления иногда могут сыграть значительную роль в трансформирующем кризисе.

Перинатальный аспект духовного кризиса концентрируется вокруг тем умирания и вторичного рождения, при этом открывается такая тесная связь с периодами биологического рождения, что кажется, у клиента всплыли воспоминания собственного появления на свет.

Оживление воспоминаний о рождении часто происходит в результате того, что индивид чрезмерно поглощен темой смерти и связанными с ней образами. Он размышляет о том, что рождение было тяжелым и угрожающим жизни событием и само стало "смертью" перинатального периода существования, единственного способа жизни, уже известного зародышу. Люди, у которых пробудилась память о травме рождения, чувствуют биологическую угрозу своей жизни. И в то же время это чувство чередуется или совпадает с переживанием борьбы за рождение, то есть за высвобождение из чего-то очень неудобного и похожего на гроб. Страх наступающего безумия, потери контроля и даже внезапной смерти может проявиться в формах, напоминающих психозы.

В добавление к биографическим и перинатальным элементам многие духовные кризисы содержат компонент переживаний, принадлежащих к третьей категории - трансперсональные. Слово "трансперсональный" относится к трансцендентности обычных границ личности и включает многие переживания, которые называют духовными, мистическими, религиозными, оккультными, магическими и паранормальными. Войдя в трансперсональную зону, человек может переживать события исторически и географически удаленные, участвовать в эпизодах, в которых действовали наши предки, предшественники-животные, а также люди других столетий и культур. В этой зоне исчезают личностные границы, индивид получает возможность идентифицировать себя с другими людьми, с группами или даже со всем человечеством, ощутить себя предметами, которые находятся внутри нас, идентифицировать себя с различными формами жизни, и даже с неорганическими явлениями. Он может встретиться с богами, демонами, духовными пророками, обитателями других вселенных и мифологическими персонажами. Таким образом, в трансперсональном состоянии нет различия между повседневной жизнью и мифологическими архетипами.

Информация, получаемая в трансперсональном состоянии несет в себе замечательный терапевтический и трасформирующий потенциал, равно как и позитивные и освобождающие переживания перинатального и биографического происхождения, что еще раз показывает важность правильного отношения к психодуховному кризису.

Проявления эволюционного кризиса очень индивидуальны, двух одинаковых кризисов не существует, однако практика показывает, что можно дать определение некоторым основным формам духовного кризиса, хотя их границы некоторым образом размыты, и часто у клиентов наблюдается наложение одной формы на другую. Можно выделить следующие формы духовного кризиса в психологии трансперсональной ориентации.

1. Шаманский кризис , который включает в себя элементы физических и эмоциональных мучений, смерти и вторичного рождения, человек чувствует свою связь с животными. растениями, отдельными силами природы. После успешного завершения данного кризиса наступает глубокое исцеление укрепляется физическое и эмоциональное здоровье.

2. Пробуждение Кундалини . Согласно йоге, это пробуждение торм - творческой космической энергии, которая находится в основании позвоночника. Поднимаясь, Кундалини очищает следы старых травм и открывает центры психической энергии - чакры. Человек испытывает жар, дрожь, судороги, на него накатывают волны ничем не вызванных эмоций,часто к этому прибавляется видение яркого света, различных существ-архетипов, переживание прошлых жизней. Картину дополняет непроизвольное и неконтролируемое поведение: речь на неизвестных языках, пение незнакомых песен, воспроизведение позиций йоги, подражание животным.

3. Эпизоды объединяющего сознания ("пик переживаний") - человек переживает растворение границ личности, появляется чувство единства с другими людьми, с природой, со вселенной. Появляется ощущение вечности и бесконечности, слияния с Богом или с творческой космической энергией, которые сопровождаются мирными и чистыми эмоциями, взрывами экстатической радости или восторга.

4. Психологическое возрождение через возвращение к центру - человек чувствует себя центром фантастических событий, имеющих отношение к космосу и важных для Вселенной. Психика представляет собой гигантское поле боя между силами Добра и Зла, Света и Тьмы. После периода смятения и замешательства переживания становятся все более приятными и движутся к разрешению. Кульминация процесса - "сакральное соитие" с воображаемым партнером-архетипом или спроецированным лицом из жизни. Мужские и женские аспекты личности достигают нового баланса. В период завершения кризиса и интеграции человек видит обычно идеальное будущее; когда интенсивность процесса снижается, он понимает, что внутренняя драма была просто психологической трансформацией.

5. Кризис психических открытий - характеризуется огромным притоком информации из таких источников, как телепатия и ясновидение. Появляется повторяющееся состояние "отделения от тела", сознание человека словно отделяется и независимо путешествует во времени и пространстве; а также способность проникать во внутренние процессы других людей и воспроизводить вслух их мысли. В медиумистических состояниях у человека возникает чувство, что он теряет свою идентичность и принимает облик другого индивида.

6. Перенесение в прошлую жизнь - перенесение в другие исторические периоды и другие страны, которое сопровождается мощными эмоциями и физическими ощущениями и с поразительной точностью рисует людей, обстоятельства и реалии периода и страны. Эти переживания воспринимаются индивидом как личные воспоминания и впечатления.

7. Связь с духовными пастырями и "передача вести". Иногда у человека бывают встречи с "сущностью", которая обладает трансперсональным опытом и проявляет интерес к личным отношениям, занимая в них роль учителя, пастыря, защитника или играя роль достоверного источника информации. Индивид передает послания источника, который находится вне его сознания. В состоянии транса он высказывает мысли, полученные телепатическим путем.

8. Предсмертные переживания - индивид как бы становится свидетелем собственной внутренней жизни, за секунды промелькнувшей перед ним в цветной сконденсированной форме .Он проходит через темные туннели к свету сверхъестественной яркости и красоты, к божественному существу, излучающему любовь, прощение и приятие. В общении с ним он получают урок универсальных законов существования. Затем он выбирает возвращение к обычной реальности, где может жить по-новому в согласии с этими законами.

9. Опыт близких встреч с НЛО . Встречи и похищения теми, кто кажется инопланетянином, т.е. существом, прибывшим из других миров, также вызывают эмоциональный и интеллектуальный кризис, имеющий много общего с духовным кризисом. Все описания НЛО содержат в себе упоминание о свете сверхестественного свойства. Этот свет очень похож на тот, который появляется в экстраординарных состояниях сознания как видение. также было отмечено, что инопланетянам можно найти параллели в мифологии и религии, корни которых в коллективном бессознательном.

10. Состояния одержимости - у человека возникает сильное чувство6 что его психика и тело захвачены и контролируются неким существом или энергией с такими свойствами, которые "одержимый" воспринимает как идущие извне, враждебные и тревожные.

Подводя итог, можно сказать, что многие формы эволюционного кризиса представляют фундаментальное противоречие с принятыми в современной науке взглядами на мир. Наблюдения показывают, что данные состояния вовсе не обязательно погружают человека в безумие, и если относиться к духовному кризису с поддержкой и уважением, то он приводит к замечательному и более позитивному и духовному взгляду на мир, к более высокому уровню будничной деятельности. Поэтому духовный кризис следует воспринимать серьезно, как бы причудливы ни были его проявления с точки зрения нашей традиционной системы верований.

К трансперсональному подходу можно отнести и понимание Роберто Ассаджиоли психодуховного кризиса .

Человек стремиться обрести смысл и ощущает фрустрацию или вакуум, если это стремление остается нереализованным. Стремление к поиску и реализации человеком смысла своей жизни Франкл рассматривает как врожденную мотивационную тенденцию, присущую всем людям и являющуюся основным двигателем поведения и развития личности .

Духовное развитие человека предполагает радикальное преобразование "нормальных" черт личности, пробуждение скрытых прежде возможностей, вознесение сознания в новые для него сферы, а также новую внутреннюю направленность деятельности. Не удивительно, что такая великая перемена, такая фундаментальная трансформация проходит несколько критических стадий, которые нередко сопровождаются разными нервными и психическими расстройствами.

Прежде чем перейти к их рассмотрению необходимо представить концепцию устройства личности в рамках психосинтеза:

1. низшее бессознательное, которое включает первичные инстинкты, координацию телесных функций, многие комплексы, сны и фантазии низшего ряда, а также проявления низшего психизма.

2. среднее бессознательное, содержание которого связано с содержанием нашего бодрствующего сознания и легко ему доступно. Здесь происходит ассимиляция и переработка повседневного опыта.

3. высшее бессознательное, источник гениальности вдохновения и высшей интуиции художественного, философского, научного, этического рода, а также высших чувств, таких как, альтруистическая любовь.

4. бодрствующее сознание, т.е. непосредственно осознаваемая часть личности.

5. личностное "я", центр индивидуального сознания, который можно уподобить источнику света для экрана, на который проецируется содержание сознания.

6. высшее, или трансперсональное "Я".

7. коллективное бессознательное, это все, что находится за овальной границей диаграммы. Граница рассматривается не как "отделяющая", а как "организующая" - нечто подобное клеточной мембране, которая обеспечивает непрерывную активную взаимосвязь между клеткой и организмом, включающим ее.

Критические стадии духовного развития.

I. Кризис, предшествующий духовному развитию.

II. Кризис, обусловленный духовным пробуждением.

III.Реакции на духовное пробуждение.

IV. Фазы процесса преображения.

I. Чтобы вполне понять те странные переживания, которые зачастую предшествуют пробуждению, следует рассмотреть некоторые психологические особенности "обычного" человека. О нем можно сказать, что он не столько живет, сколько "проживает" жизнь. Его не волнуют проблемы целей, смысла и ценности жизни; он посвящает себя своим собственным желаниям или покорно выполняет возложенные на него обязанности. Короче говоря, он прочно привязан к земным благам и приписывает им безусловную ценность. Но однажды этот "обычный" человек может с тревогой и удивлением обнаружить, что в нем что-то изменилось. Перемена может быть внезапной или постепенной. У человека возникает ощущение, что ему чего-то "недостает", но он не может сказать, чего именно. К этому постепенно добавляется ощущение ненормальности и пустоты повседневной жизни. Индивид начинает искать истоки и назначение жизни. Состояние тревоги и беспокойства становится все более мучительным, а ощущение внутренней пустоты - невыносимым. Человек чувствует, что сходит с ума: то, что составляло его жизнь, теперь большей частью исчезло для него как сон, тогда как новый свет еще не явился. Нередко состояние такого внутреннего расстройства сопровождается нравственным кризисом. Просыпается или обостряется совесть; возникает новое чувство ответственности, а вместе с ним тяжкое чувство вины и муки, раскаяние. Человек судит себя по всей строгости и впадает в глубокую депрессию. На этой острой стадии нередко приходят мысли о самоубийстве. Человеку кажется, что единственным логическим завершением его внутреннего кризиса и распада может быть физическое уничтожение.

Вызванные кризисом стресс и переутомление порождают в некоторых случаях и физические симптомы, такие как нервное напряжение, бессонница и многие другие расстройства.

Описанные экзистенциальные проблемы порождаются пробуждением новых помыслов, стремлений и интересов нравственного, религиозного или духовного свойства. Их можно рассматривать как следствие кризиса в ходе развития, и кризиса роста личности индивида.

II. Раскрытие канала, связывающего "Я" и эго, и последующий прилив радости, энергии и света нередко приносит чудесное облегчение. Предшествующие конфликты и страдания, а также вызванные ими психические и физические симптомы исчезают иногда с поразительной быстротой, подтверждая тем самым тот факт, что они были непосредственным проявлением внутренней борьбы, а не следствием какой-то физической причины. В таких случаях духовное пробуждение равнозначно исцелению. Но иногда, личность в тех или иных отношениях не соответствует требованиям момента и оказывается не в состоянии правильно усвоить нисходящие в нее свет и силу. Это случается, например, когда ум не уравновешен, когда эмоции и воображение бесконтрольны, когда нервная система чересчур чувствительна или когда прилив духовной энергии слишком силен и внезапен. Если ум не способен вынести озарения или если человек в душе самовлюблен и тщеславен, он может неверно проинтерпретировать испытанное, вследствие чего происходит, так сказать, "смешение уровней", стирается различие между абсолютной и относительной истиной, между "я" и "Я". В этих обстоятельствах прилив духовных энергий может вызвать отрицательный эффект - усиление и разрастание эго.

Роковая ошибка людей, которые становятся жертвами подобных иллюзий, заключается в том, что они наделяют свое личное "я", именуемое эго, качествами и возможностями "Я". С философской точки зрения при этом происходит смешение абсолютной и относительной истины, метафизического и эмпирического уровней реальности; с религиозной точки зрения - смешение бога и души.

III. Реакции этой фазы многообразны и наступают нередко через некоторое время после пробуждения. Как уже говорилось, отличительным признаком гармоничного духовного пробуждения является чувство радости и интеллектуальное прозрение, а вместе с ним - осознание цели и смысла жизни. Продолжительность такого приподнятого состояния может быть различной, но ему суждено прекратиться. Личное "я" преодолено лишь на время, и человек, сколько ни старается, он не может вернуться к своему прежнему состоянию.

Человек не может ни принять повседневную жизнь, ни удовлетвориться ею как прежде. Это состояние очень напоминает психотическую депрессию или" меланхолию", для которой характерны острое чувство собственной недостойности, постоянное самоуничижение и самообвинение. Надлежащее лечение кризиса данного типа состоит в том, чтобы разъяснить пациенту, что испытанное им приподнятое состояние по самой природе своей не могло продолжаться вечно и что реакция, возврат к прежнему состоянию был неизбежен. Сознание того, что этот спуск или "падение" представляет собой вполне нормальное явление, приносит пациенту эмоциональное и интеллектуальное облегчение.

IV. Это долгий и многосторонний процесс, где есть фазы активного устранения препятствий притоку и действию сверхсознательных энергий; фазы развития высших физических функций, прежде дремавших или неразвитых; фазы, на которых эго должно предоставить действовать высшему "Я", перенося неизбежно связанные с этим трудности и страдания.

Стратегии консультирования и психотерапии при психодуховных кризисах.

Стратегии профессионального взаимодействия с клиентом или пациентом, проявляющим признаки психодуховного кризиса должны учитывать следующие моменты:

консультирование и психотерапия лиц, находящихся в психодуховном кризисе, должна строиться на моделях, учитывающих духовные измерения психики и ее потенциальную способность к самоисцелению и самообновлению (трансперсональная и экзистенциальная терапия, психосинтез, интенсивные интегративные психотехнологии);

учет интегративных возможностей и энергетических ресурсов личности; длительно протекающий кризис, особенно на фоне применения сильных психотропных средств, истощает потенциал личности и уменьшает возможность позитивного разрешения психопатологических расстройств при применении интенсивной эмпирической психотерапии;

готовность социального работника столкнуться в ходе работы с кризисной личностью с феноменами, находящимися далеко за пределами сложившихся (в том числе и профессиональных) представлений о психической норме и способность расценивать их как потенциально целительные для личности в целом;

Психологическое консультирование клиентов находящихся в состоянии психодуховного кризиса должно строиться на принципах экзистенциально-гуманистического и трансперсонального подходов; необходимо предоставить клиенту достаточное количество информации о происходящем с ним как следствии индивидуальной духовной эволюции.

Психотерапия кризисных личностей подразумевает применение эмпирических техник, связанных с вхождением в измененные состояния сознания; интенсивность эмпирической психотерапии определяется интеллектуальной и эмоциональной зрелостью кризисной личности,а также актуальным физическим состоянием.

Проблемы эмпирической валидизации понятия "психодуховный кризис".

Метафорическое поле экзистенциально-гуманистической и трансперсональной психологии позволяет формировать психотерапевтические мифы, чрезвычайно эффективные для терапевтических и тренинговых ситуаций, однако, недостаточные для удовлетворения потребностей научного подхода.

Самое главное в научном понимании переживаний психодуховного кризиса - определение их онтологического статуса. Мы можем эффективно изучать в рамках традиционной науки те или иные феномены кризисных состояний, но становимся в тупик перед целостной картиной кризиса и его последствий.

Существующие на настоящий момент методы научного исследования не ориентированы на изучение глубинной бессознательной динамики человеческой психики. Однако, это не должно быть основанием для редукции кризисных переживаний исключительно к клинической психопатологии.

Определенным мостом между традиционными научными подходами и феноменологией психодуховных кризисов может быть тот факт, что некеоторые формы интенсивной эмпирической психотерапии (холотропная и психоделическая терапия) способны, с одной стороны, приводить к радикальному разрешению кризисных проблем, а с другой - в определенных условиях катализировать у людей (не имеющих изначально каких-либо осознаваемых внутренних проблем) кризисные проявления. Следовательно, мощные эмпирические методы могут являться независимой переменной при организации экспериментального исследования психодуховных кризисов.

Hаибольший научный интерес, на наш взгляд, представляют собой позитивные последствия пережитого кризисного состояния, которые можно расценить как проявление личностной трансформации. В качестве методик исследования трансформации здесь могут быть использованы батареи тестов, созданных в научном пространстве гуманистической психологии, методологически наиболее близкой трансперсональной парадигме.

Таким образом, феноменология и динамика психодуховных кризисов может стать поистине безграничным полем перспективного научного поиска и привести к революционным изменениям в понимании природы психического.

В кризисном состоянии человек особенно чувствителен к помощи, поскольку привычные защитные механизмы ослаблены, обычные модели поведения представляются неадекватными, т.е. индивид становится более открытым для внешних влияний. Минимальное усилие в этот период может дать максимальный эффект, и соответствующим образом направленная небольшая помощь может улучшить ситуацию более, чем интенсивная помощь в в периоды меньшей эмоциональной восприимчивости.

Цель социальной работы в условиях психодуховного кризиса - приведение личности к большей целостности, к меньшей конфликтности, раздробленности сознания, деятельности, поведения.

Перед социальным работником стоят следующие задачи:

помочь клиенту пережить конфликты и иные психотравмирующие ситуации;

помочь клиенту актуализировать творческие, интеллектуальные, личностные, духовные и физические ресурсы для выхода из кризисного состояния;

способствовать укреплению самоуважения клиентов и их уверенности в себе;

содействовать расширению у клиентов диапазона социально и личностно приемлемых средств для самостоятельного решения возникающих проблем и преодоления имеющихся трудностей.

В то время как клиент полностью дезорганизован, не знает что делать, как, зачем, работа с ним должна включать структурирование или переструктурирование жизненных целей.

Классификация психических расстройств при духовном кризисе

Здесь приводится классификация и клиническое описание психических расстройств архаического и религиозно-мистического содержания: религиозно-мистических состояний, бреда одержимости и колдовства, депрессии с религиозной фабулой бреда, бреда мессианства. Каждая стадия имеет свои задачи и возможности, а также свои искажения или патологические отклонения, которые лучше всего корректируются «духовными» терапевтическими подходами (иногда при участии традиционной терапии).

1) Спонтанные нарушения

Существует две возможности исцеления патологии, вызванной спонтанным и ненамеренным пробуждением духовно-психических энергий, или прозрениями. Человеку необходимо либо «выйти из этого» (иногда под наблюдением обычного психиатра, который может интерпретировать такую патологию как пограничное состояние, или психотический срыв, и назначить медикаментозное лечение, останавливающее процесс и прекращающее дальнейшее развитие) или осознанно заняться этим процессом, применяя практику созерцания. При спонтанном пробуждении кундалини лучше всего использовать практику йоги. Для этого есть особые причины: ориентированные на высокие тонкие и каузальные сферы пути располагают недостаточным количеcтвом явно выраженных знаний о стадиях психического пробуждения, вызванного кундалини (в текстах дзен, Экхарта, св. Иоанна и пр. нет — упоминаний о кундалини). В этом случае человеку нужен контакт с квалифицированным адептом йоги, который может работать вместе с обычным терапевтом.

2) Психозоподобные состояния

Для собственно психотических или психозоподобных эпизодов с периодическими, но искаженными духовными компонентами подходит юнгианская терапия. Практика созерцания в этих случаях противопоказана, поскольку требует сильного «эго», которого не может быть в психотическом или в пограничном состоянии. После соответствующего периода создания структуры у пациента может возникнуть желание заняться не требующей сильного напряжения практикой созерцания (например, мантраяной).

3) Люди, начинающие практику созерцания

а) Психическое «раздувание».

Во многих случаях с этим можно справиться при помощи более тонкой версии «оптимального разочарования», непрерывного отделения психических фактов от нарциссических фантазий. Если это никак не удается, причина может состоять в том, что психическое прозрение реактивизирует нарциссическое пограничное состояние или даже остаточные психотические явления. Нужно немедленно прекратить медитацию и заняться построением структуры (психоаналитическими или юнгианскими методами). Если человек откликается на это и способен понять, почему и каким образом его «эго» «раздувается», медитацию можно продолжить.

б) Нарушение структурного баланса (как результат ошибочного использования духовных техник).

Только квалифицированный учитель может заметить подобное нарушение. Поскольку структурный баланс нарушается во многих случаях, крайне важно заниматься практикой созерцания только под руководством опытного мастера.

в) Кризис души.

В подобных случаях полезно бывает ознакомиться с отчетами пациентов, переживших эту фазу. Душа в периоды глубокого отчаяния может обратиться не к созерцательной, а к жалобной молитве (Иисусу, Деве Марии, Кваннону, Аллаху и т.д.). Эта потребность не должна ослабляться, она обращена к собственному высшему архетипу человека. В литературе, описывающей депрессию «темной ночи», фактически нет случаев суицида в отличие от описаний экзистенциальных или пограничных состояний. Депрессивное состояние «темной ночи» имеет как бы высокую, очищающую или разумную направленность, как того требует практика созерцания.

г) Расщепление жизненных целей.

Современному человеку, особенно на нынешнем уровне его развития, необходимо интегрировать духовную практику с повседневной жизнью и работой (в духе бодхисаттвы). Аскетический уход, на мой взгляд, часто вызывает глубокий разлад между высшими и низшими измерениями и, как правило, путает подавление земного с трансценденцей земного.

д) Псевдо-дуккха.

В этих случаях учитель может оказать ложную услугу. Не обладая знаниями о динамике пограничных состояний, или психоневротических нарушений, духовные учителя могут посоветовать увеличить усилия, а ведь именно это и вызвало проблему. В большинстве случаев человеку необходимо на несколько месяцев прекратить практику медитации.

е) Пранические нарушения.

Эти нарушения печально знамениты истерикоподобными конверсионными симптомами, которые могут спровоцировать серьезные психосоматические заболевания, если не уделить им должного внимания. Лучшее средство для сдерживания таких проявлений — руководство учителя йогической медитации (если необходимо, то и врача).

4. Мистико- шизофренические болезни.

На шизофрению и мистицизм всегда смотрели так же, как на безумие и гениальность, — в обоих случаях категории кажутся близко родственными, но в чем-то резко различными. Однако сходство шизофрении и мистицизма привело к двум общим типам убеждений в отношении двух этих психических состояний. Те, кто считают шизофрению заболеванием, чистой патологией наихудшего типа, склонны видеть в том же свете и всякий мистицизм (учитывая их сходство). Если мистики-мудрецы и не попадают под определение чистой патологию, то, по меньшей мере, находятся на полдороги к ней. В недавнем отчете «Группы развития психиатрии» 62 говорится: «Психиатру будут интересны мистические феномены, поскольку в них могут быть продемонстрированы формы поведения, промежуточные между нормой и явным психозом; форма регрессии «эго» в целях защиты от внутреннего и внешнего стресса...». Я нередко соглашался с тем фактом, что регрессия может происходить и происходит, и доказывал, что некоторые люди, называющие себя мистиками, в действительности оказались в ловушке той или иной формы регрессии; и что некоторые подлинные мистики в своем пути к зрелым состояниям единства время от времени реактивируют регрессивные комплексы. Это, однако, не должно мешать нам ясно и четко различать шизофрению и мистицизм как таковые.

а) Оккультная болезнь

Проявляется после столкновение с чем то мистическим непонятным. В том числе после приема у экстрасенса, колдунов, знахарей целителей и т.д.

б) Шаманская болезнь.

«Шаманская болезнь» у сибирских шаманов предстает перед нами в качестве трансперсонального кризиса с преобладанием перинатальных, филогенетических, архетипических (то есть собственно трансперсональных) переживаний, причем последние воплощены в символику мифопоэтических традиций той или иной культуры. Архетипика, в основном, первого ряда, то есть, грозно-демонические сущности, нападающие или помогающие, заставляющие бежать или сражаться, но - не преклоняться перед ними. Это, по-видимому, и определяет специфику сибирского шаманизма, чьи обряды исследователи подчас затрудняются назвать не только «религией», но и «культом». В этом своеобразие и отличие cтановления сибирского шамана от шаманов Северной Америки и, предположительно, родственной ей формы шаманства, некогда существовавшей у палеоазиатских народов. Последние отличает преобладание визионерского элемента в описаниях опыта «шаманской болезни» и трансперсональные переживания достаточно высокого уровня, вплоть до видения света. Предположительно разница феноменологии становления шамана задается различием в пути избранничества. В Северной Америке и Древней Азии человек мог сам избрать путь шамана и путем добровольной аскезы и мучений обратить на себя внимание магических сил. Таким образом, страдания (преобладание телесно-кинестетических переживаний) являлись катализатором, но не составляющим элементом кризисных преобразований психики будущего шамана. Косвенным антропологическим аргументом в пользу этого вывода служит то, что главным средоточием жизненной силы и души народы Древней Азии считали глаза, а не кости. Но это уже - тема для самостоятельного исследования.

При всем разнообразии мы можем выделить в течение шаманской болезни следующие этапы:

1. сонливость, потеря коммуникабельности;

2. уход от людей, физическая и сенсорная депривация, переходящая в интенсивные страдания, вплоть до полной поглощенности мучительными внутренними переживаниями, - опыт растерзания (расчленения, варки, перековки) грозными духами; как вариант - серия смертельно-опасных испытаний (ловушек, преследований, борьбы),

3.период вынашивания, вскармливания духами души шамана с последующим возвращением в мир людей.

в) Болезнь контактеров.

В структуре современного квазирелигиозного мифотворчества «ядром», смыслообразующим началом является тезис об актуальных контактах с внеземными цивилизациями. На протяжении второй половины XX в. накопился значительный по объёму и разнообразный по форме материал о т. н. «контактах третьего рода» — взаимодействиях землян с экипажами НЛО. При анализе этого материала определённый интерес представляет концептуальный аппарат современной психиатрии, — в частности, клинические признаки галлюцинаторно-параноидного синдрома — синдрома Кандинского–Клерамбо (СКК). Его «составляющие» — псевдогаллюцинации, бред преследования и воздействия, явления психического автоматизма, — так или иначе просматриваются в «контакторском опыте».

Самым существенным отличием псевдогаллюцинаций является ощущение у больного их «искусственного» характера. В «контакторском» опыте с внеземными цивилизациями, «Высшим Разумом», «Банком Памяти Вселенной», «параллельными мирами» и т. д. занимают образы, которые поддаются отождествлению со зрительными псевдогаллюцинациями.

В результате мнимого воздействия посторонней силы у больных возникают сенестопатические (сенсорные) автоматизмы; кинестетические (моторные) и речедвигательные автоматизмы, — расстройства, при которых больные утверждают, что слова, произносимые ими, принадлежат посторонним лицам, преследователям (или высшим силам и сущностям) и имеют глубочайший смысл.

СКК наблюдается как при различных психических заболеваниях (шизофрении, эпилепсии, пролонгированных симптоматических психозах, хроническом алкоголизме), так и при органических заболеваниях головного мозга. Так, с очаговым поражением правого полушария связана группа пароксизмальных расстройств сознания, которая включает в себя «особые состояния сознания с переживанием ирреальности окружающего мира»; состояния с «двухколейностью переживаний»; «вспышки пережитого в прошлом»; онейроидные (сновидные) состояния.

Эти последние представляет особый интерес для интерпретации отдельных аспектов «контакторского» опыта. При них больные (как и участники «контактов третьего рода») также игнорируют реальную действительность и оказываются в ином мире. Больные (как и «контактёры») часто отмечают, что не ощущают веса собственного тела, движутся со «сверхъестественными» скоростями; больные рассказывают, что проносились мимо других планет, встречались с инопланетянами. Клиническая практика здесь оказывается сопряжённой с парадоксографической традицией.

Следует подчеркнуть, что медико-психиатрический (как и любой другой) подход к анализу пёстрых формообразований квазирелигиозных верований и суеверий нельзя переоценивать. Граница между патологией и нормой — весьма условна, определяется характером культуры эпохи, выбором картины мира из того многообразия, которое в ней присутствует. То, что в рамках различных вариантов научной картины квалифицируется как патология, девиация, в контексте религиозной, мистической, эзотерической картин мира может выступать нормой; и, соответственно, — наоборот.

г) Болезнь йогов.

Наилучшее «лечение» таких заболеваний подобно их предупреждению: необходимо усилить и очистить эмоционально-физическое тело с помощью упражнений, молочно-растительной диеты, ограничить употребление кофеина, сахара, никотина и социальных наркотиков.

ПАТОЛОГИЯ ТОНКОГО УРОВНЯ

1) Неудача интеграции или идентификации

Автор не знает никакой иной возможности преодоления этой патологии, кроме как продолжать практику созерцания на тонком уровне (или заняться этой практикой более интенсивно). В этой точке начинает появляться некая форма открытого или скрытого исследования той сжатости, которая создает ощущение отделенной самости. Действительное видение этой зажатости, блокирующей тонкое, или архетипическое, осознание, а не непосредственная попытка отождествления с архетипическим осознанием является в данном случае терапевтическим воздействием.

2) Псевдонирвана

Используя определенные способы «проверки», наиболее сложные традиции созерцания помогают рассмотреть тонкие переживания экстаза, озарения, блаженства и искушения для того, чтобы дистанцироваться от этого архетипического уровня.

3) Псевдопостижение

Если псевдо-дукха требует приостановить медитацию, то единственная возможность преодолеть псевдопостижение — продолжать медитацию. Единственное, что более болезненно, чем продолжение медитации, это отказ от продолжения. Дзен-болезнь похожа на глотание раскаленного металлического шара. Это одно из тех расстройств, когда совет увеличить усилия наиболее подходит в качестве терапии.

Терапия возникающих на тонком уровне затруднений может помочь только в том случае, когда терапевт достаточно сведущ в вопросах трансценденции и духовных подходов и искренне сочувствует пациенту. Психотерапевтическое освобождение подавленных эмоциональных энергий может стать решающим шагом в процессе интеграции тонкого уровня.

ПАТОЛОГИЯ ПРИЧИННОГО УРОВНЯ

1) Неосушествление дифференциации

Эта конечная дифференциация, или отделение (от всех проявленных форм), требует тонкого, но исключительно важного сотрудничества учителя и ученика. Достигнув заключительной и основополагающей формы ощущения отделенной самости — архетипической самости, ученик все же сопротивляется окончательному и полному растворению этого ощущения. Учитель и ученик вместе, путем пассивного усилия могут «отпустить» эту привязанность. Это «падение» в бесформенное, непроявленное прекращение, или пустоту уничтожает всякую привязанность к проявленным формам и предназначениям, и сознание как таковое, или абсолютная субъективность, отделяется от всех объектов — высоких и низких, — от всех архетипических тенденций или коренных ограничений (клеш, васан и пр.). Повторение этого «падения» или повторные «продвижения» от проявленного к непроявленному и обратно сводят к нулю причинные склонности и стремление самости к зажатому, отделенному существованию.

2) Неосушествление интеграции

Эта «последняя патология» — неосуществление интеграции проявленных и непроявленных сфер — появляется, когда причинные клеши и васаны (или архетипические формы и склонности) рассматриваются исключительно как замутнение, а не как вместе с тем выражение или проявление свободной мудрости (абсолютного духа или бытия).

Преодоление этого разделения и воссоединение, или реинтеграция пустоты/формы и мудрости, — это «высший путь», путь «обычного ума» (Маха-Ати), «открытых глаз» (Фри Джон) и «ежедневного ума» (чань), когда все явления, высокие или низкие, которые (точно так, как они себя обнаруживают) рассматриваются как уже совершенное выражение, несущее на себе печать естественно просветленного ума.

Часть 2

Психические расстройства мистической личности

Клинические концепции

Религиозно-мистические состояния, включающие в себя озарения, пророчества, откровения, видения, экстатические переживания, глоссолалии, известны не одно тысячелетие. Вместе с тем они неоднозначно понимаются в психиатрии: до сих пор не выяснено, при каких условиях эти состояния являются выражением мистического опыта, а при каких относятся к психопатологии.

Описывая паранойю, E.Kraepelin отметил, что у больных при мистическим направлении мыслей под влиянием откровений во сне дело может дойти до бреда пророчества, до различных мистических культов

Экстатические переживания, видения небесного блаженства, бред о таинственном соединении со сверхъестественным, чувственный бред с религиозно-мистическим содержанием, часто демономанический, сновидные помрачения сознания с отсутствием или смутностью воспоминаний R, Kraft-Ebing рассматривал в рамках истерического помешательства.

Мистическое помешательство (paranoia mistika) как отдельную болезненную форму очертил В.П.Сербский. Заболевание чаше встречается у людей неуравновешенных, скудоумных, мечтательных, отличающихся наклонностью к таинственному, чудесному. Началу заболевания предшествуют экзальтация, чувство просветления, сладострастное возбуждение. В сфере восприятия отмечаются зрительные галлюцинации, на протяжении которых возникают отверстое небо, лики сверхъестественных существ, демонов, инопланетян; слуховые галлюцинации о возложении высокой миссии, ложные узнавания. Содержанием мышления является религиозный бред о сверхъестественном призвании (мужчины — пророки, мессии; женщины — Христовы невесты, Богоматери. Бредовое поведение характеризуется борьбой с бесовским наваждением, нанесением себе тяжелых повреждений. Французские психоневрологи J.M.Charkot, PM.Richetr и P.Janet при изучении гипнотических состояний установили общность симптомов истерии и истероэпилепсии с бесоодержимостью, демономанией, кликушеством.

Взгляд психиатров на мистические феномены достаточно широк. Крайняя точка зрения высказана немецким психиатром W.Hellpach. По его мнению, «мистический элемент почти всегда выступал в истории в болезненной оболочке и распространялся и претерпевал свои решающие превращения всегда на крыльях массовой душевной болезни»). Отечественные психиатры в своих оценках не были столь категоричны. С.С.Корсаков, например, подчеркивал, что «мистика сама по себе не имеет влияния на душевные заболевания, но религиозный фанатизм и суеверия служат нередко причинами душевных болезней. Часто под влиянием мистических суеверий развивается бред одержимости нечистым духом. Между монахинями также встречается значительное число душевнобольных, но может быть, это зависит от того, что само поступление в монашество является у некоторых выражением психической неуравновешенности... принадлежность к некоторым сектам, особенно проникнутым нетерпимостью, изуверством и фанатизмом, а также к таким, в которых мистический культ соединяется с сильным душевным возбуждением, доходящим до экстаза, способствует к развитию душевных заболеваний». Описывая религиозное помешательство, С.С.Корсаков заметил, что данному расстройству подвержены люди с невропатическим складом, малоумные, склонные к мистицизму с детства. Продромальный период обыкновенно проявляется в симптомах неврастении, период развития болезни выражается в ненормальной оценке, в символизации, в принятии на свой счет различных знамений и отрывочных галлюцинаций.

Бредовой период характеризуется быстрым появлением идей величия, бреда святости, бреда близости к сверхъестественному. Нередко вместе с идеями величия появляются и идеи преследования (враждебные влияния злых духов, иноверцев, антихриста).

Исследуя типы мировоззрения душевнобольных, K.Jaspers отмечал, что «путешествия души в потусторонний мир, трансцендентная сверхчувственная география этого мира — все это носит универсальный для всего человечества характер, но только у душевнобольных это выступает в качестве самым наглядным образом подтвержденного, живого переживания. Даже в наше время, исследуя психозы, мы сталкиваемся с подобными содержательными элементами в формах, изобилующих поразительными подробностями и отличающихся интеллектуальной глубиной».

Взаимоотношениям психиатрии и религии уделялось большое внимание в последних работах Д.Е.Мелехова. Им установлен двоякий характер мистических переживания. С одной стороны, оно может быть в случае патологии непосредственным отражением симптомов болезни, а с другой — проявлением здоровой личности, и тогда, даже при наличии болезни, вера в сверхъестественное помогает человеку сопротивляться болезненному процессу, приспособиться к нему и компенсировать дефекты, внесенные болезнью в его личность.

Установлению взаимосвязей психиатрии и мистики во многом способствовали близкие к психиатрии направления — психотерапия, включая трансоанализ, психология мистики, нейрофизиология, мистическая философия.

ОСНОВНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ МИСТИЧНОСТИ.

Понимание психопатологических феноменов невозможно без знания личностно значимых элементов мистичности. Мистичность отдельного индивида или группы проявляется в вере, поклонении таинственному, сверхъестественному, совершении обрядов, исповеди. Кроме того, мистичность проявляется в определенных взаимоотношениях как внутри мистической общины, так и с внешним миром. Наряду с этим психиатрия фокусирует свое внимание и на том, как влияют на психическое здоровье такие как мистический опыт, мистические переживания, суеверия, магия и т. д.

ЧТО ТАКОЕ МИСТИЧЕСКИЙ ОПЫТ?

Я буду рассматривать в этой книге мистический опыт с разных точек зрения, приводить мнения разных авторов.

Мистический опыт представляется мне, как переживания некой мистической трансформации ЭГО, после которого у человека происходит изменения в личности. Как говорили в одной телевизионной передачи после занятие различными аномалиями, мистикой, НЛО – человек становится другим, как не странно, но это правда. Изучение аномальных явлений сильно сказывается на жизни человека иногда не в лучшую сторону, более подробно читайте в последней главе «Оккультная болезнь».

Мистический опыт, мистические переживания – это особые психологические, психофизические изменения, которые происходят в человеке, из – за влияния на него некой «мистерии» т. е столкновение с чем то не известным, мистическим, которое заложено в человеке или вследствие влияния внешних факторов. Известные нам контакты с НЛО после которых родные похищенного начинают замечать изменения в его характере, тогда можно говорить, что человек столкнулся с некой мистерией, которая сделала его другим, изменила его структуру психики.

В доказательство этому можно привести примеры тех же контактантов, шаманов, экстрасенсов, ясновидящих, магов – это так называемые мистические личности, более подробно речь о них пойдет ниже.

Слово «мистика» (и производные от него) употребляются в литературе в нескольких совершенно различных значениях, что создает терминологическую путаницу:

1. Для обозначения переживаний единения или слияния с онтологической первоосновой мира и всякого бытия вообще (Бог, Абсолют и т.п.);

2. Для обозначения различного рода эзотерических ритуалов (мистерий);

3. Для обозначения различных форм оккультизма, порой ярко выраженного паранаучного характера — магии, астрологии, мантики и т.д.

Понятно, что все эти явления совершенно гетерогенны и обычно имеют совершенно различную природу, что делает слово «мистика» вводящей в заблуждение и создающим препятствия для понимания. Если же учесть, что в обыденном сознании к области «мистического» относятся также всевозможные истории «про злых духов и про девиц» с участием зомби, оборотней и вампиров, то ситуация становится просто удручающей.

Кроме того, слово «мистика» в силу специфики иудео-христианского (европейского) восприятия таких проблем, как вера и знание, вера и разум стало прочно ассоциироваться с иррационализмом и чуть ли не с обскурантизмом, что создает сразу же если не реакцию отторжения, то по крайней мере, предубеждение у современной научной и философской аудитории при обращении к проблемам мистического опыта.

Между тем, в других культурах подобное противопоставление «мистического» и рационального неизвестно и «мистики» соответствующих традиций никоим образом не отрицают разум (точнее, дискурсивное мышление) как высшую инстанцию в пределах его компетенции и более того, зачастую создают вполне рационалистические (в широком смысле этого слова) философские системы на основе осмысления (то есть, опять же, рационализации) своего «мистического» опыта.

Это относится прежде всего к индо-буддийской культурной традиции, хотя, по-видимому, подобная ситуация не была полностью неизвестна и в Европе. Во всяком случае, вполне вероятно, что философская система Спинозы была в значительной степени рационализацией на основе картезианской методологии мистического опыта голландского мыслителя. Б. Рассел предполагает то же самое и относительно гегелевского абсолютного идеализма. Я уж не говорю о Вл.С. Соловьеве, система всеединства которого находилась в самой непосредственной связи с его мистическими переживаниями «софийного» характера. Но тем не менее, представление о несовместимости мистического и рационального достаточно укоренилось и стало подлинным препятствием для серьезного философского обсуждения проблем «мистического» опыта.

Поэтому я считаю нужным (для себя, по крайней мере) отказаться от определения «мистический» и заменить его словом «трансперсональный», то есть выходящий за пределы ограничений индивидуальности и обыденного опыта. Это вполне резонно, поскольку под «мистическим» здесь я понимаю только первый из рассмотренных выше уровней значения этого слова, а именно, переживания особого рода, обычно описываемые пережившими их людьми как расширение сознания или единение с онтологической первоосновой сущего (то есть переживания, трансцедирующие обыденный опыт и имеющие непосредственное отношение к метафизике и ее предмету). И именно о такого рода мистическом/трансперсональном опыте будет идти речь в настоящей статье. Вместе с тем, я избегаю также говорить об измененных состояних сознания, поскольку данное словосочетание имплицитно и a priori предполагает некоторую ненормальность («измененность») данных переживаний относительно повседневного опыта и обыденных психических состояний. Как известно, еще А.Маслоу показал в своих исследованиях неправомерность подобного подхода. Если бехевиористски и позитивистски настроенные психиатры были настроены на интерпретацию трансперсонального опыта (в том числе, и святых и мистиков различных религий) как психопатологию, то гуманистическая психология (прежде всего, А.Маслоу) показала психотерапевтическую ценность трансперсонального опыта и его положение «над», а не «под» обыденными психическими состояниями.

Мы не должны забывать, что целые культуры (и прежде всего, такая великая, как индийская) не только включали психотехническую практику достижения трансперсональных состояний в свои фундаментальные основоположения, но и рассматривали трансперсональный опыт в его наиболее тонких формах в качестве своих высших ценностей, а группы людей, занятых психотехнической практикой изменения сознания, не только имели высокий социальный статус, но и внесли огромный вклад в разработку целых пластов цивилизаций, к которым принадлежали.

В конце-концов, стремление к изменению сознания, видимо, присуще природе человека: ведь даже эстетическое наслаждение, переживаемое от созерцания произведений искусства, которое традиционная эстетика склонна рассматривать в качестве цели искусства, строго говоря, является измененным состоянием сознания.

Относительно так называемых измененных состояний сознания можно утверждать, что если они не ведут к разрушительному воздействию на личность и ее деградации, то к сфере психиатрии они не имеют никакого отношения (а исторически переживания мистиков зачастую оказывали достаточно интенсивное воздействие на духовную, в том числе, и интеллектуальную, культуру и не оказывали деградирующего влияния ни на личности этих мистиков, ни на те общества, которые за этими мистиками следовали в том или ином отношении). Для полной ясности скажу, что под мистиками здесь я подразумеваю не каких-нибудь спиритов с их «столоверчением», а православных и католических подвижников и аскетов, индийских йогинов, суфиев-мусульман, отшельников-даосов и т.д.

По существу, взгляд на трансперсональный опыт как на некие патологические состояния проистекает из своеобразной канонизации наукой Нового времени позитивистски истолкованной ньютонианско-картезианской картины мира, культурологически вполне адекватной канонизации средневековой церковью эллинистической космологии Птолемея. Из этой «канонизации» проистекал вывод о том, что любое иное мировосприятие (то есть, не коррелирующее с ньютоно- картезианскими представлениями) патологично. Но современная научная парадигма в значительной степени изменилась и продолжает меняться, и мир современной науки весьма отличается от мира Ньютона и Декарта. Но никто же не считает психотиками современных физиков с их теорией относительности, корпускулярно-волновым дуализмом, искривленным пространством-временем и закругляющейся бесконечной вселенной.

Конечно, для нашего обыденного сознания вполне актуально не только ньютоно-картезианское, но и птолемеевское мировидение: ведь для нашего повседневного опыта земля вполне плоская и солнце вращается вокруг нее, восходя на востоке и заходя на западе.

Теперь представим себе человека, развившнго в себе способность каким-то особым образом воспринимать мир иначе, адекватно релятивистской и квантовой физике нашего времени. Следует ли его на этом только основании считать шизофреником? Предположим на минуту, что древние (и не очень древние) «мистики» посредством определенной практики (она обычно называется психотехникой, или психопрактикой; индийцы обозначают ее словом «йога») достигали способности воспринимать мир в его, скажем, аспектах, недоступных для обыденного восприятия; методы психотехники, в таком случае, будут аналогичны научным приборам, расширяющим наше восприятие. Так не будет ли в таком случае игнорирование их опыта аналогичным поведению известного иезуита, не только не верившего, что Галилей может в телескоп видеть спутники Юпитера, но и принципиально отказывавшегося даже смотреть в этот прибор. Но, собственно, проблема возможности интерпретации трансперсонального опыта как особой формы познания и содержания этого познания и составляет предмет настоящей статьи. Разумеется, я далек от того, чтобы стремиться решить столь сложную и дискуссионную, а в некотором смысле и «экзотическую» для современной философии проблему в рамках одной статьи и поэтому речь должна идти о постановке соответствующей проблемы, как это, собственно, и указано в заглавии настоящей работы.

Итак, мы имеем словосочетание «трансперсональный/мистический опыт». Если об определении «трансперсональный/мистический» уже кратко было сказано выше, то о том смысле, в каком соответствующие переживания являются опытом, предстоит еще сказать.

Здесь не место рассматривать те определения опыта, которые известны нам из истории философии и тем более полемизировать с ними. Поэтому я ограничусь по возможности краткой информацией о том, в каком именно смысле я буду употреблять слово «опыт».

Конечно дорефлективно все мы, по-видимому, ставим знак равенства между любым психическим переживанием или состоянием и опытом, понимая последний по существу как психический опыт, независимо от того, обусловлен ли он восприятиями внешнего мира или сугубо внутренними переживаниями. Короче говоря, опыт это то, что стало достоянием сознания. Конечно, подобное понимание опыта было бы оспорено рядом мыслителей, в том числе и такими великими, как Кант, который не считал возможным отнести к опыту даже самосознание, или сознание собственного существования по принципу картезианского cogito. Но, тем не менее, повторю, что дорефлективное, или, если угодно, интуитивное, понимание опыта фактически сводит его к психическому опыту (опыт как сумма психических переживаний и состояний в самом широком значении этих слов). Подобное понимание опыта меня (по крайней мере в контексте данной статьи) вполне устраивает, однако ограничиться им все же нельзя.

Поэтому мне хотелось бы сослаться на авторитет У. Джеймса (кстати, одного из пионеров в области исследования религиозного, в том числе, и мистического, опыта), разработавшего теорию универсального, или чистого опыта, как своего рода первичного вещества, или материала (в метафорическом смысле, конечно), из которого состоит все в мире. При этом познание оказывается как бы отношением между двумя порциями чистого опыта. Последнее особенно важно, поскольку элиминирует представление о фундаментальной эпистемологической значимости отношения «субъект-объект», что особенно важно при обращении к трансперсональному опыту, который, по свидетельству обширнейшей мистической литературы всех традиций и конфессий как раз и предполагает преодоление, или снятие субъектно-объектных отношений (так, в ряде направлений индо-буддийской мысли высшее состояние сознания, или сознание par excellence описывается как адвайта, или адвая — недвойственное, то есть трансцендентное субъект-объектному дуализму; вместе с тем это же состояние характеризуется также как гносис, джняна, высшая форма знания). Интересно, что в одной из ранних упанишад (Брихадараньяка упанишаде) к высшей форме трансперсонального опыта даже не прилагается слово «сознание»: сознание предполагает двойственность познающего и познаваемого, воспринимающего и воспринимаемого, тогда как в состоянии освобождения (мокша) все становится одним Атманом (абсолютное Я), который «недвойствен» (адвайта), будучи единым «сгустком» познания. Следовательно, после освобождение сознание как продукт субъект- объектного дуализма отсутствует.

Трансперсональный, или мистический опыт не есть религия, если под религией мы будем понимать некую систему доктрин, верований, культов и институтов , во всяком случае, эти понятия не только не синонимичные, но даже и не всегда соотносящиеся как часть и целое. В истории религий трансперсональный опыт выступал в качестве генерирующего импульса, причем позднее его интерпретации обрастали догматическими положениями, доктринальными спекуляциями, формами культовой практики и церковными институтами, по существу отчуждая исходный опыт и реинтерпретируя его. В разных религиозных традициях отношение к трансперсональному опыту было не одинаковым: если в религиях Востока именно он венчал собой их религиозную практику, а люди, занимающиеся психотехникой были носителями религии par excellence, то в христианстве (особенно, в католицизме) церковь смотрела на «мистику» с подозрением, опасаясь, что мистик поставит свой опыт выше церковных догм и даст его интерпретацию в духе, не согласующемся с ее догматическим учением. Сама же проблема соотношения трансперсонального опыта и религии чрезвычайна сложна и нуждается в тщательных и систематических исследованиях.

ПОНИМАНИЕ МИСТИЧЕСКОГО ОПЫТА В ПСИХОЛОГИИ

Взаимоотношение естественнонаучной (медицинской) и богословской точек зрения на патологические явления в психике человека на протяжении истории мистических культов человечества было различным. Условно можно выделить три периода.

В первый период преобладало господство религиозно-мистического понимания всех психопатологических проявлений. Тогда ещё не существовало психиатрии как медицинской дисциплины, все психические болезни рассматривались как результат воздействия дьявола и его демонов на душу человека или как непосредственный результат первородного греха. Поэтому считалось, что лечить эти болезни должны не врачи, а знахари, целители, колдуны. В этот период «народной психиатрии» государственные власти возлагали на знахарей заботу о психически больных («бесных», «безумных», «слабоумных») наряду с попечением об инвалидах и одиноких стариках.

Уже в те далёкие времена налицо пример дифференцированного подхода опытных знахарей к психическим больным, их опыт позволял разграничивать патологические состояния людей, возникшие под воздействием демонских искушений, и переживания, явившиеся результатом природных болезненных процессов в психофизиологическом организме человека.

Второй период приходится на XIX век, когда происходит становление психиатрии как научной дисциплины на основе рационалистических теорий (школа соматиков). Согласно мнению сторонников этой теории, психические болезни ничем не отличаются от соматических. Только врач, исходя из результатов чисто биологических исследований мозговых и общесоматических процессов, может понять психопатологические явления. Всякий немедицинский путь отвергается и осуждается как не имеющий познавательного значения. Проявления мистичности и религиозности трактовались как психическое заболевание или симптомы болезни. Мистические идеи и догматы расценивались как навязчивые идеи невротиков. Для З. Фрейда (1856–1939), например, религия — «массовое безумие» и в то же время попытка самолечения человечества, помогающая ограничить власть инстинктов и влечений.

Третий период приходится на XX век, когда в психологии и психиатрии возникает настойчивая необходимость синтетического рассмотрения психических проявлений человека в норме и патологии, во всей полноте его духовного и психофизического бытия. Это направление в психологии и психопатологии привлекло внимание и сочувствие многих крупных учёных.

Касаясь проблемы душевных заболеваний, следует отметить, что понятие нормы до сих пор не определено научно и употребляется расплывчато. К тому же за пределы нормы интеллектуального развития человека в равной степени выходят и слабоумие, и гениальность. Точно так же отклонение от некоторой интуитивно понимаемой душевной нормы могут считаться и одержимость, и блаженство. Суждения о психическом здоровье должно выноситься с сугубой осторожностью и с учётом всех возможных индивидуальных особенностей каждого конкретного человека.

Знахарь или целитель не является профессиональным психиатром, он не может иметь окончательного суждения о психическом здоровье человека. Обычно в таких случаях возникает необходимость рекомендовать больному обратиться к медицинской компетенции.

Целитель, прибегая к помощи врача, должен отдавать себе отчёт в том, что тот подойдёт к психическим явлениям с позиции объективного анализа их в соответствии с современным уровнем науки и не будет пытаться раскрыть духовный смысл переживаний или трактовать их как проявления бесоодержимости, но будет выяснять особенности их патогенеза на основе современных знаний физиологии и патологии мозга, центральной нервной системы, объективных законов психофизиологии и психопатологии.

Следует подчеркнуть необходимость такого внимательного отношения к проявлению психических заболеваний, уважения и бережного отношения к индивидуальным особенностям характера и темперамента мистического человека, как больного и здорового.

Мистический опыт и психоз

Традиционное определение психоза включает в себя:

1) нарушение отражения реального мира;

2) несоответствие психической деятельности реальной действительности;

3) длительность, устойчивость, тотальность;

4) наличие бреда, помрачения сознания, нарушения восприятия, памяти, эмоций.

Если скрупулезно следовать дан­ному определению, то окажется, что критерии отражения реальной действительности при оценке религиозно-мистических состояний явно не работают, поскольку в мистическом опыте отсутствует подлежащий восприятию реальный объект. Кроме того, все феномены, которые присутствуют в измененных состояниях сознания в структуре мистического опыта, встречаются и при психозах. Нередко переживания, кажущиеся патологическими водной культуре, не являются таковыми в другой.

По меткому замечанию C.Tart, «многие примитивные народы, например, считают, что практически каждый нормальный взрослый человек способен входить в транс или может стать одержимым бесом или другим сверхъестественным существом, а тот, кто не способен на это, считается психологическим калекой».

Примером попытки совмещения психологического и психиатрического подхода является концепция интерференции мистических и психотических феноменов, выдвинутая D.LukofF. По его мнению, следует различать:

1) мистический опыт;

2) психоз;

3) мистический опыт с психотическими явлениями;

4) психоз с мистически­ми явлениями.

Результатом дальнейших разработок этой проблемы американскими психологами и психиатрами явилось введение в классификацию DSM-IV нового кода: V62.89 Мистические и духовные проблемы.

Таким образом, религиозно-мистическое состояние как патологическое явление следует рассматривать лишь в том случае, если оно на правах симптомокомплекса входит в структуру синдрома — систему высшего порядка, определяющуюся не только качеством, но и тяжестью расстройства психической деятельности.

ПСИХОСОМАТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ МИСТИЧЕСКОГО ОПЫТА

В современном мире религия представляет собой мощный культурно-психологический феномен, который нуждается в осмыслении с научной точки зрения, в том числе в аспекте изучения терапевтических возможностей различных конфессий при соматических и психических расстройствах. Необходим поиск точек соприкосновения мистического и научного подходов, который, как нам представляется, возможен по двум основным направлениям: широкие сравнительные антрополого-мистического исследования, блестящие образцы которых нам оставил М. Элиаде, и изучение психосоматической феноменологии индивидуального и коллективного мистического опыта в его соотнесении с естественнонаучными представлениями.

С самого начала зарождения современных течений психологии в них можно отметить две противоположные тенденции по отношению к мистической традиции (достаточно вспомнить полемику между З. Фрейдом и Л. Бинсвангером, отражённую в произведениях последнего). Следует признать, что в настоящее время в психологической литературе преобладает скорее отрицательное отношение к возможности психологической интерпретации и психотерапевтического использования мистического опыта, что проявляется в широком диапазоне — от высокомерного академизма, свойственного произведениям А. Менегетти (2003), до сочинений откровенно антимистической направленности (Р. А. Уилсон, 1998). В тех случаях, когда клиническая психотерапия всё же обращается к проблеме мистичности в контексте её психотерапевтического потенциала (Б. Д. Карвасарский, 1998), то авторами признаётся некоторое «непреднамеренное психогигиеническое и даже психотерапевтическое действие» религии, при этом механизмы данных влияний описываются очень скупо. Для их объяснения авторы обращаются к практике архаических культур, видя в них модель психотерапевтического сообщества. В качестве условий положительного психотерапевтического воздействия рассматривается общая для всех участников группы система ценностей, эмоциональная вовлечённость, вера в успех. При этом сохраняющееся в современных условиях тяготение части общества к религии авторы объясняют атавизмом архаического магического мышления, смешивая, таким образом, мистическую жизнь и суеверия, включая практику колдунов, экстрасенсов и псевдоцелителей.

Очевидно, что подобный подход мало что разъясняет в возможных механизмах влияния мистики на личность. Кроме того, полностью игнорируется опыт современных мировых конфессий. Вместе с тем, в современной психологической литературе предпринимаются и позитивные инновационные попытки разработки психологических аспектов мистики (Ю. М. Зенько, 2002), в частности, изучение опыта использования мировыми конфессиями ведущей афферентации, феноменов схемы тела и изменённых состояний сознания. Вместе с тем, пути мистика и некоторых течений психологии парадоксальным образом пересекаются. М. Элиаде (1996), пожалуй, первым обратил внимание на тот факт, что универсальный космогонический миф, лежащий в основе всех мировых мистерий — от архаических древних культов до уфологии — был практически полностью интериоризирован теорией психоанализа с одним, правда весьма существенным, отличием. В контексте «мистического лечения» исцеление от страданий бытия достигается возвращением по пескам исторической памяти обратно к изначальному illud tempus (тому времени), что предполагает отказ от времени мирского и возврат к состоянию, которое было до космогонического события, последовавшего после решающего поступка, совершённого мифическим Предком. Психоанализ же сводит космогонический миф к индивидуальной истории человека. Если перевести вышесказанное на архаический язык, то можно сказать, что одно время был «рай» (которым для психоаналитика является пренатальный период или время до отнятия от груди), заканчивающийся «разрывом» или «катастрофой» (детская травма), и какова бы не была позиция взрослого по отношению к этим изначальным условиям они, тем не менее, играют формирующую роль его бытия. Таким образом, с психоаналитических позиций, человек страдает от травмы, перенесённой в illud tempus детства, которая была забыта им или никогда не была осознана, а лечение заключается (пользуясь архаическим языком) в том, чтобы начать жить сначала: то есть повторить рождение, сделать себя современником «начала» — а это ни что иное, как имитация величайшего начала, космогонии.

Необходимо отметить, что идея о способности помнить своё рождение как особом, исключительном признаке, отнюдь не нова и является прямой секуляризацией мифологии восточных мистерий. Так, ученики Будды относились к тем, кто «помнит рождения». Действительно, известно, что в архаических культурах в качестве терапевтического средства использовали декламацию космогонического мифа. Человек, припоминая один за другим эпизоды мифа, вновь переживал их, и, следовательно, становился их современником, чтобы заново впитать первоначальное изобилие и снова вернуть нетронутыми резервы энергии новорождённого. Тот же космогонический сценарий используется и в других мировых мистерий. Так, буддист стремится нейтрализовать боль своего существования во времени, возвращаясь по пути предыдущих жизней через их память обратно к тому моменту, когда бытие впервые «ворвалось» в мир, стремясь вновь слиться с тем парадоксальным моментом, до которого времени не существовало, потому что не было ничего.

Религиозное мировосприятие христиан основывается на подражании Христу, на литургическом повторении его жизни, смерти и воскрешения. Необходимо отметить, что приобщение к таинствам, носящим символический и вневременной характер, сопровождает христианина на протяжении всей его жизни. Например, литургическое время, в котором христианин живёт на протяжении богослужения, уже больше не мирское, а священное время воссоздания таинства, современником которого он становится. В исламе той же цели служит обряд хаджа.

Таким образом, можно выделить основной фундаментальный аспект влияния мистического опыта на личность — её реконструктивное действие через усвоение мистического мифа и изменение духовной перспективы, что влечёт за собой переоценку связей «личность — ситуация — болезнь», осознание в новом контексте интерперсонального плана собственной личности и генетического (исторического) плана, что вполне соотносится с задачами большинства психотерапевтических школ, в частности с личностно-ориентированной (реконструктивной) психотерапией (Б. Д. Карвасарский, 1998). Вместе с тем можно предположить, что для достижения терапевтического результата нет необходимости глубокого познания человеком догматов конкретной мистической конфессии, достаточно его самоидентификации с мистической общиной и периодическое участие в мистических церемониях, поскольку основным терапевтическим инструментом влияния на личность является работа с индивидуальным временем и достижение особого изменённого состояния сознания, благотворно влияющего на внутренний мир человека. Вместе с тем, как отмечается в мистической литературе (И. М. Концевич, 1990), подобные состояния не психологически субъективны, а онтологически духовны, а само изменение духовной перспективы влечёт за собой и изменение когнитивных, эмоциональных и мотивационных аспектов психической деятельности.

МИСТИЧЕСКИЕ ПЕРЕЖИВАНИЯ.

В некоторых случаях мистические личности испытывают различные, очень странные переживания, неизученные еще современной наукой. Как правило, это огромный эмоциональный всплеск, при котором человек переживает сверхъестественные образы. Эти образы очень, очень похожи на те, которые описывал, как архетипы в своих работах К. Г. Юнг.

Одним из тех измененных состояний, которые оказывают наибольшее влияние на нашу жизнь, является так называемое мистическое переживание. Сущность его заключается в возникающем ощущении полнейшего изначального слияния со всем миром. Назовем его «переживанием Единства». Такое переживание не поддается описанию с помощью привычных слов и понятий; человек ощущает, что он находится за гранью времени и пространства, за гранью жизни и смерти, и может как бы наблюдать за самим собой со стороны.

В шестидесятые годы Запад захлестнула волна ставшего популярным мистицизма. Сильные психоделические препараты, механизм действия которых и сейчас еще недостаточно изучен, влияют на нервную систему, каким-то образом трансформируя естественный процесс интеграции в мозгу, что делает доступными переживания, о которых раньше можно было узнать лишь из эзотерической литературы. Наркотики изменили мировосприятие многих будущих лидеров зарождавшихся в те годы общественных движений, многих молодых дарований, проявившихся затем в сфере искусства и науки. Восточные религиозные системы предлагали такие способы объяснения и усвоения этих переживаний, которые не могли дать западные религии. Некоторые экспериментаторы громогласно и публично превозносили свои новоявленные озарения, другие же без особого шума встраивали их в свое мировоззрение. На Запад хлынули восточные духовные учителя, приезжавшие либо по собственной инициативе, либо по приглашениям, и принимавшиеся за возделывание новой благодатной почвы. Подлинные мистические переживания, наряду с их толкованиями в русле восточной космологии, оказали огромное влияние на психологию, музыку, изобразительное искусство и моду. Под их воздействие попали даже те, кто был далек от психоделической культуры. В воздухе веяло мистицизмом.

Для тех, кто хотя бы однажды испытал ощущение Единства, стремление к максимально длительному пребыванию в этом особом состоянии может стать смыслом и целью жизни. К нему стремятся и те, кто сам не имеет опыта такого переживания, но наслышан о нем и верит в его реальность. Этому способствуют и так называемые духовные учителя, которые утверждают, что сами они постоянно существуют в столь возвышенном состоянии, и внушают, что мир Единства гораздо подлиннее и прекраснее нашей обычной действительности, где царят обособленность и разобщенность.

Несмотря на то, что все, кто испытал мистическое переживание, заявляют, что передать эти ощущения невозможно, различные культурные традиции все же пытаются вместить их в рамки собственных понятийных систем. Люди, имевшие опыт подобных переживаний, принадлежат разным культурам и эпохам, что самым существенным образом сказывается на их восприятии и последующей трактовке данного состояния. Мистические переживания возникают не на «чистом месте» — испытывающие их люди обременены конкретным мировоззрением, безусловно влияющим на их восприятия. Вот почему у индуистов бывают «индуистские» мистические переживания, у христиан — «христианские» и т.д. Поэтому христианские мистики могут видеть Бога во всем сущем и при этом сохранять веру в трансцендентного Бога, обязательную для дуалистического христианства. Восточный мистик может воспринимать все сущее как Божественное и не только признавать имманентного Бога, но и выстроить систему, где конечной реальностью является несомненный «анти-дуализм», «духовный монизм» (для индуистов — это Единство, Цельность, для буддистов — Ничто, Пустота). Таким образом, способ восприятия мистического переживания не может быть отвлеченным, а является исторически и культурно обусловленным.

Идея Единства — это абстракция, порождение разума, попытка сформулировать и описать мистическое переживание. Поскольку Единство относится к миру более возвышенному, нежели наш мир разобщенности и множественности, для его описания выбирается некое реальное качество или свойство, вычленяется, облекается абстрактным смыслом и овеществляется. При этом порожденная таким образом сущность признается более важной, чем индивидуальные проявления самой жизни. Попутно принижается значение многообразия (множества форм) бытия. Такой подход характерен для всех культур, где духовное противопоставляется мирскому и объявляется высшей ценностью.

На Востоке абстракции, почерпнутые из мистического переживания общности, породили не только понятие Единства, но и религиозную идеологию, этику и основанную на них иерархию. (Мы определяем идеологию как мировоззрение, содержащее идеальное представление о том, как надлежит жить, иначе говоря, мораль.) Мистическое переживание — важный исторический фактор, влияющий как на восприятие всего человечества, так и на жизнь отдельных людей. Но в процессе формирования идеологии, использующей понятие Единства, возникла мораль, принижающая индивидуальное «я» и не желающая считаться с интересами отдельной личности. Любое мировоззрение, отрицающее реальность или значимость индивидуального «я», неизбежно начинает превозносить бескорыстие и самопожертвование. Когда отказ от личных интересов провозглашается обязательным этапом на пути духовного совершенствования, мы имеем дело с моралью отрешенности. Такие системы морали никогда не могли всерьез побороть личную заинтересованность, а лишь заставляли ее скрывать, что приводило к падению нравственности. Мы постараемся показать, каким образом духовные лидеры используют понятие Единства для утверждения своей непререкаемости, а следовательно, авторитарности.

Всякий, кто пытается рассказать о своем опыте переживания Единства, как правило, начинает с предупреждения о том, что передать его словами невозможно. Приведем, однако, некоторые примеры таких описаний.

Ощущение пребывания в вечности — в мире, который всегда существовал и всегда будет существовать.

Ощущение, что невообразимо мощная энергия разрушает границы индивидуальности и дает сознанию возможность расшириться и вместить в себя все сущее.

Обычное деление на «я» и «не-я» либо мгновенно исчезает, либо становится очень нечетким.

Часто, почти всегда возникает чувство глубокого единения, слияния с Космосом (его можно даже назвать любовью).

Человек «знает», что мир, в который он попал, достижим.

Этот мир ощущается как нечто знакомое и притом неведомое.

Возникает чувство благоговения и сознание собственной незначительности, так что все обыденные заботы и волнения кажутся мелкими и бессмысленными.

Страх полностью отсутствует, потому что смерть ощущается как нечто совершенно нереальное. Или, если выразить это немного иначе: когда вы перестаете отождествлять себя со своим «я» и сливаетесь с Космосом, возникает ощущение, будто вы уже умерли и поэтому бояться больше нечего. Такое исчезновение страха — одно из самых удивительных, необычных ощущений: оно позволяет почувствовать столь полную свободу, о существовании которой вы даже не подозревали.

Человек чувствует себя совершенно независимым от оценок окружающих и свободным от таких мелочных чувств, как мстительность и соперничество. Ведь, в конечном итоге, все мы едины. При таком подходе любые так называемые отрицательные эмоции — злоба, ревность и т.п. — кажутся не только необязательными, но и глупыми, основанными на заблуждении.

Человек осознает, что он (или мы все) есть одно из проявлений Бога.

Все сущее (в том числе и сам человек, и то, каким предстает перед нами Космос) видится совершенным.

Первые ощущения от соприкосновения с этим всеобъемлющим Единством более реальны, нежели любая обыденная реальность, и столь прекрасны, что почти неизбежно возникает некое «опьянение» ими, эйфория, заставляющая стремиться к ним вновь и вновь. Беспредельное чувство свободы, вечности и единения с Богом и Космосом может быть столь сильным, что нельзя удержаться от мысли: как было бы замечательно, если бы все могли преодолеть привязанность к своему «эго», ибо именно это, как считается, мешает пережить данное состояние. Пребывание в нем как можно более долгое время может стать для человека главной целью жизни.

Тот, кто испробовал «запредельное», часто начинает видеть в обыденной реальности лишь негативные стороны — страх и стремление к власти, неутоленные желания, отчужденность, собственную ограниченность и неуклонное приближение смерти. В повседневной жизни на человека воздействуют эмоции окружающих, в том числе и отрицательные. Вместо того чтобы ощущать слияние с Вселенной, он чаще всего ощущает одиночество и неудовлетворенность. Совершенство оказывается недостижимым идеалом. При этом те проявления нашего эго, которые приводят к разобщенности, — гордость, зависть, эгоизм, алчность, властолюбие, стремление к соперничеству и т.д. — не только кажутся жалкими и ничтожными, но оцениваются как абсолютно отрицательные. Переживание Единства начинает олицетворять собой все положительное, истинное, реальное. Разобщенность же становится неким пугалом, чем-то совершенно не нужным, даже врагом, который не дает нам ощутить Единство или, как в индуизме, майю — великую иллюзию. Тогда смыслом жизни, или духовным путем, становится преодоление разобщенности и всего отрицательного, что с ней связано.

Теперь попробуем дать определение мистическим переживаниям:

Мистические переживанияэто переживания сверхъестественных, паранормальных образов (архетипов), возникающие непроизвольно или сознательно, под воздействием медитации, или с помощью измененного состояния сознания, как правило такие переживания возникают у так называемых мистических личностей, предположенными, к таким переживаниям.

Теперь рассмотрим классификацию мистических переживаний:

КЛАССИФИКАЦИЯ МИСТИЧЕСКИХ ПЕРЕЖИВАНИЙ.

  1. Переживание двуединства.
  2. Переживание встречи с божествами (Богом, ангелами, демонами).
  3. Внеземные переживания.
  4. Переживания прошлых воплощений.
  5. Переживание астральных воплощений.
  6. Переживание встречи с духами животных.
  7. Переживания встречи с духовными учителями.
  8. Переживание встречи с сверхъестественными существами.
  9. Переживание посещений других вселенных и встречи с их обитателями.
  10. Переживание встречи с мифологическими и сказочными существами.
  11. Переживание универсальных архетипов.
  12. Переживание похищений НЛО и инопланетянами.

Далее я кратко опишу эти мистические переживания:

1. Переживание двуединства.

Этот тип трансперсонального опыта характеризуется ослаблением и растворением границ телесного Эго и чувством слияния с другим человеком в состоянии двуединства при сохранении собственной самотождественности. В психоделических состояниях, сеансах эмпирической психотерапии, в медитации или в спонтанных эпизодах необычного сознания это чувство двуединства может переживаться как по отношению к окружающим терапевту, сиделке, членам семьи, друзьям, - так и целиком во внутреннем эмпирическом пространстве по отношению к людям, не присутствующим на сеансе.

Опыт двуединства регулярно возникает при переживании воспоминаний о симбиозе с материнским организмом. В состояниях мистического единения со Вселенной переживание двуединства может включать любой аспект существования - не только людей, но и животных, растений и неодушевленных объектов. Важный пример двуединства - чувство взаимного растворения с партнером по сексу (во время генитального соединения или без него). Это может происходить спонтанно в повседневной жизни или в рамках тантрической практики. В тантрическом пути левой руки (vama marga) достижение опыта космического единства посредством сексуального союза с партнером (maithuna) является целью сложного ритуала (ралейа таййга). Переживание двуединства возникает также часто в систематических духовных практиках (в особенности в традиции бхакти), когда ученики чувствуют себя едиными с гуру. Опыт дуального единства часто сопровождается глубоким чувством любви и святости события. Существуют специальные упражнения (как в духовных традициях, так и в современном движении за реализацию человеческих возможностей), ведущие к такого рода переживаниям: смотрение в глаза друг друга, внимание к дыханию другого, синхронизация дыхания, слушание биение сердца друг друга.

2. Переживание встречи с Божествами (Богом, ангелом, демоном).

Божества, встречаемые в необычных состояниях сознания, могут быть раздЬлены на две группы - блаженных и благотворных божеств, связанных с силами Света и Добра, и гневных и злобных, представляющих силы Тьмы и Зла. Однако это не абсолютное разделение: существуют как бы промежуточные божества, а также такие, которые обладают смешанными чертами. Типичный пример последних - дхьяна-будды в "Тибетской книго мертвых", которые являются умирающему сначала в своей сияющей форме, а позже в демоническом аспекте

Для многих людей первая встреча с архетипическими божествами происходит в процессе переживания смерти и возрождения. Темные божества - Сатана, Люцифер, Гадес, Ариман, Уицилопочтли, Кали, Лилит, Рангда, Коатликуэ или Молох, как правило, появляются в контексте смерти "эго". Божества, символизирующие смерть и возрождение (Осирис, Плутон и Персефона, Ацис, Адонис, Кецалькоатль, Дионис, Вотан, Бальдр, Христос), связаны с третьей матрицей и переходом к четвертой. Благотворные божества - Дева Мария, Афродита, Аполлон, Исида, Ахура Мазда, Лакшми или Гуань-инь - появляются в экстатических эпизодах, связанных с четвертой и первой матрицами.

Однако архетипические образы божеств могут появиться в психоделических и холотропных сеансах и как независимые трансперсональные переживания. Как правило, они появляются в качестве могущественных видений, но возможно и полное отождествление пациента с божеством. Кроме того, божества могут являться не поодиночке: человек может стать свидетелем сложных космических драм вроде битвы между силами Аримана и Ахура Мазда из зороастрийского пантеона, войны между олимпийскими богами и титанами, падения Люцифера и его ангелов, пахтания океана индийскими богами и демонами, стремящимися получить нектар амриту, или рагнарока - сумерек богов нордической мифологии.

Эмоциональная реакция людей, встречаюшихся в необычном состоянии сознания с благотворными или злотворными божествами, может быть очень интенсивной - от экстатического восторга до метафизического ужаса или невероятной боли. Однако эти переживания все же отличаются от встречи с Высшим Существом.

3. Внеземные переживания.

В этих переживаниях сознание охватывает небесные тела, фрагменты Вселенной, астрономические процессы, происходящие вне сферы Земли. Человек может чувствовать себя путешествующим на Луну, Солнце, другие планеты, звезды, галактики или пережить взрыв сверхновой звезды, сжимание звезд, квазаров и пульсаров, прохождение через черные дыры. Это может происходить в форме простого наблюдения событий или в форме переживания в своем эмпирическом поле всех соответствующих процессов. Как и отождествление с неорганической материей, эти переживания часто имеют духовную составляющую. Так, например, эмпирическое отождествление с термоядерным процессом внутри Солнца может связываться с чувством соприкосновения с творческой силой космического сознания. Опыту прохождения через черную дыру обычно сопутствуют эмпирическое исчезновение времени, пространства и философской уверенности в материальной реальности феноменального мира. Переживание межзвездного пространства связывается с духовным опытом Пустоты, речь о котором пойдет несколько позже.

Переживания вне Земли часто появлялись в необычных состояниях сознания у Джона Лилли, нейрофизиолога, известного своими исследованиями нечеловеческого разума и межвидовой коммуникации, так же как и своим беспрецедентным марафоном психоделического самоисследования. В своих сеансах он не раз посещал чужие миры и общался со странными существами и "присутствиями". Вот описание одного из таких событий, инициированного приемом 75 миллиграммов кеталара (кетамина) и нахождением в изолирующей ванне.

Я оставил свое тело плавающим в ванне на планете Земля и оказался в очень странной и чуждой среде. По-видимому, это было не на Земле, я никогда раньше здесь не был. Это могло быть на какой-то другой планете и в иной цивилизации. Я нахожусь в особом состоянии высшего безразличия, не чувствуя ни страха, ни любви. Я в высшей степени нейтральное существо, наблюдающее и ждущее.

Это очень странно. Эта планета похожа на Землю, но цвета здесь другие. Здесь есть растительность, но особого пурпурного цвета. Здесь есть солнце, но фиолетовое, а не знакомое мне оранжевое Солнце Земли. Я нахожусь на красивой лужайке, вдали виднеются очень высокие горы. Я вижу, как через лужайку ко мне приближаются какие-то существа. Они сверкающе белые и кажутся излучающими свет. Двое из них подходят ближе. Я не могу разглядеть их черт, они слишком сверкают для моего теперешнего зрения. Они, по-видимому, прямо передают мне свои мысли. Нет звука. То, что они думают, автоматически переводится в слова, которые я могу понять.

4. Переживания прошлых воплощений.

Это, может быть, наиболее интересная, но также и вызывающая наибольшие противоречия группа мистических феноменов. Воспоминания о прошлых воплощениях во многом напоминают память предков, расовую и коллективную память. Однако обычно они более драматичны и связаны с интенсивным эмоциональным зарядом отрицательного или положительного качества. Их важной эмпирической характеристикой является убедительное чувство воспоминания чего-то, что ранее случилось с тем же существом, той же единицей сознания. Человек, переживающий подобный драматический эпизод, сохраняет чувство индивидуальности и самотождественности, но воспринимает себя в другой форме, в другом месте, времени и контексте.

Это чувство повторного переживания того, что человек уже видел (deja vu) или переживал (deji vecu) в прошлом воплощении, является фундаментальным и неразложимым. Оно сопоставимо со способностью отличать в повседневной жизни воспоминания о действительно имевших место событиях от снов, фантазий и грез. Трудно было бы убедить человека, пересказывающего нечто случившееся на прошлой неделе, в том, что событие это реально не происходило, а является лишь плодом его воображения. Воспоминания о прошлых воплощениях обладают таким же субъективным качеством подлинности и реальности.

Переживания прошлых воплощений обычно включают других людей. В редких случаях в драматических сценах такого рода в качестве протагонистов могут появиться животные. Человек чувствует как бы "кармический импринтинг" сцены, в которой он был растерзан тигром, растоптан диким слоном, поднят на рога бешеным быком или укушен ядовитой змеей. Эпизоды такого рода подобны кармическим сценам с людьми по своему длительному воздействию, но не повторяются в последующих воплощениях, относясь таким образом к ситуациям, в которых психологический эффект, выходящий за пределы данного воплощения, вызван внеличными Причинами. Типичными примерами таких ситуаций могут быть горечь, ненависть и ревность, связанные с тяжелой болезнью, порождающей боль и беспомощность, агония; пережитая при смерти от несчастного случая в горах, на болотах, в песках или при извержении вулкана.

Кармические переживания подразделяются на две категории в зависимости от связанных с ними эмоций. Некоторые из них отображают позитивные связи с другими людьми - крепкую дружбу, страстную любовь, духовное партнерство, отношения учителя и ученика, кровные связи, бесконечную преданность, необычное взаимопонимание, взаимовыгодный и взаимоподдерживающий обмен. Чаще, однако, они связаны с драматическими отрицательными эмоциями. Переживания такого рода вовлекают людей в различные ситуации прошлой жизни, связанные с физической болью и агонией, смертельной агрессией, нечеловеческим страхом, горечью и ненавистью, патологической ревностью, неутолимой жаждой мести, чудовищным вожделением, страшной жадностью и алчностью.

Многие люди, пережившие негативный кармический опыт, специфическим образом характеризовали природу деструктивной связи между протагонистами. Различные эмоциональные качества - убийственная страсть, неутолимое желание, всепоглощающая ревность, смертельный страх - становятся внешне похожими друг на друга, если их интенсивность выходит за определенные рамки. По-видимому, существует предел биологического и эмоционального возбуждения, за которым крайние аффективные качества сходятся и приобретают метафизический характер. Когда двое или больше людей достигают этой "точки плавления" страстей и инстинктов, ситуация впечатывается в них независимо от той роли, которую они в ней играют.

В ситуациях крайней интенсивности садистское возбуждение мучителя и нечеловеческая боль жертвы все более напоминают друг друга, агрессия убийцы сплавляется в некоторой точке с ужасом и страданием умирающей жертвы. Эта эмоциональная смесь и действует в кармическом импринтинге в большей степени, чем та или иная роль в событии. Если люди оказываются вовлеченными в ситуацию, где их эмоции достигают наивысшей степени, они оказываются вынужденными повторять ее в последующих жизнях, меняя роли в общем узоре, пока не достигнут уровня осознания, необходимого для разрешения кармической связи. Люди, знакомые с духовной литературой, сравнивают это состояние недифференцированного эмоционального возбуждения, порождающего кармическую связь, с буддийским понятием "trsna или tanha", понятием "жажда плоти и крови" - сила, вызывающая циклы смерти и рождения и являющаяся причиной всех человеческих страданий.

5. Переживание астральных воплощений.

В необычных состояниях сознания можно увидеть и ощутить различные энергетические поля и потоки энергии, описываемые в мистических традициях древних и незападных культур. Эти описания не соответствуют никаким известным анатомическим структурам или физиологическим процессам, известным западной медицине. Но эзотерические традиции и не утверждают, что это феномены грубого материального мира. Предполагается, что они связаны с тонким или астральным телом.

В необычном состоянии сознания часто можно видеть энергетические поля различного цвета вокруг других людей, соответствующие традиционному описанию ауры. Иногда это ассоциируется со спонтанным восприятием состояния здоровья людей. Феномены такого рода не только у людей в необычных состояниях сознания, но также у известных медиумов и экстрасенсов, способных видеть ауру в повседневной жизни. Необыкновенные диагностические способности одного из них, Джека Шварца, неоднократно проверялись и документировались безупречными исследователями.

Другая интересная группа феноменов связана с представлениями о "змеиной силе", кундалини, играющей важную роль в индийской духовной традиции. В традициях индуизма и тантрических школах буддизма кундалини рассматривается как творческая женская энергия Вселенной. В своем внешнем аспекте она проявляется в феноменальном мире. Во внутреннем аспекте она лежит дремлющей в основании позвоночника человека. В этой форме ее традиционно представляют в виде свернутой змеи. Будучи активизированной посредством духовной практики, контакта с гуру или спонтанно, она поднимается как активная энергия, или Шакти, по каналам астрального тела, раскрывая и зажигая психические центры, чакры.

Хотя представления о кундалини наиболее полно разработаны в Индии, важные параллели существуют во многих культурах и религиозных учениях - в даосской йоге, корейском дзене, тибетской ваджрайне, в суфизме, у франкмасонов, у африканских бушменов, североамериканских индейцев, особенно хопи, и многих других. Особенно интересно, что о подобных феноменах говорится также в христианской мистической традиции, особенно в исихазме - восточной христианской монашеской практике, опирающейся на постоянную молитву, в которую вовлекается все человеческое существо - душа, ум и тело. Цель этой так называемой "Иисусовой молитвы" - достичь Божественного покоя, или исихии.

В тантрических школах созданы сложные карты чакр, описаны в деталях физические, эмоциональные и духовные проявления поднимающейся кундалини и дана развернутая мифология, связанная с этим процессом. Хотя подъем кундалини связан с определенными опасностями, в общем он ведет, по крайней мере потенциально, к психосоматическому оздоровлению, позитивной перестройке личности и эволюции сознания. Однако тексты требуют серьезного отношения к этому пугающему и небезопасному процессу, рекомендуя руководство опытного учителя.

Подъем кундалини Шатки, описываемый в индийской литературе, может сопровождаться драматическими физическими и психологическими проявлениями, называемые кривя. Наиболее поразительны среди них мощные ощущения тепла и потока энергии, направляющегося вверх по позвоночнику и сопровождающегося интенсивными эмоциями различного рода, треморами, спазмами, сотрясениями и дрожаниями всего тела или его частей. Часто встречаются также непроизвольный смех или плач, распевание мантр или песен, глоссолалия, издавание звуков животных, спонтанное принятие йогических поз (асан) и выполнение жестов (мудр).

Хотя описания кундалини давно известны на Западе, этот феномен до недавнего времени рассматривался как принадлежащий исключительно Востоку. Даже К. Г. Юнг, проявлявший к нему большой интерес, полагал, что он редко наблюдается на Западе. Он и его коллеги высказали мнение, что может понадобиться тысяча лет, прежде чем кундалини придет в движение в нашей культуре под влиянием глубинной психологии. Однако эта оценка оказалась неверной.

Может быть, в силу ускоренной эволюции, а может, в силу большой популярности и широкой распространенности различных форм духовной практики и давления глобальных кризисов или под влиянием психоделических препаратов сейчас стало очевидно, что безошибочные признаки пробуждения кундалини можно наблюдать у тысяч людей западного мира. Гопи Кришна, известный кашмирский пандит, сам прошедший глубокий кризис духовного раскрытия, постарался обратить внимание западной публики на значение феномена кундалини в серии популярных книг. Заслуга привлечения к этому феномену внимания профессиональных кругов принадлежит известному калифорнийскому психиатру и офтальмологу Ли Санелле.

Я сам не раз наблюдал в психоделических сеансах и различных немедикаментозных состояниях проявления, близко соответствующие описаниям подъема кундалини, раскрытия чакр и протекания энергии кундалини через основные каналы, Иду и Пингалу, и сложную сеть нади, тонких разветвленных каналов для пранической энергии, описанных в тантрических текстах. Поток пракы протекает через центральный канал (сушумна) и два боковых (ида и пингала). Однако важно подчеркнуть, что переживания такого рода, напоминающие феномены кундалини, в традиционной индийской литературе назывались бы праническими, в отличие от истинного пробуждения кундалини - процесса, обладающего глубоким значением и большой трансформирующей силой, осуществление которого занимает годы. По сравнению с отдельными "праническими" переживаниями такое пробуждение в результате психоделической или эмпирической психотерапии происходит очень редко и может рассматриваться как самостоятельный феномен.

Образцы протекания энергии, описываемые в литературе по кундалини, не являются универсальными. В некоторых случаях происходит настройка на китайский архетип и переживается поток энергий, точно соответствующий картам меридианов китайской медицины, причем человек осознает значение акупунктурных точек. Это может сопровождаться прозрениями в области китайской системы пяти элементов (дерево, огонь, земля, вода и металл), совершенно отличной от европейской традиции.

Различные энергетические феномены тонкого тела особенно часто встречаются во время сеансов холотропного дыхания. Энергетические поля и потоки энергии могут ощущаться или визуализироваться с закрытыми глазами.

6. Переживания встречи с духами животных.

В этом типе переживаний человек чувствует глубокую связь с различными животными - не с их конкретными физическими формами, а с их архетипической сущностью. В некоторых случаях это может быть вызвано актуальной встречей с представителем определенного вида (если, например, психоделики принимались в лесу или в присутствии домашних животных), который в необычном состоянии сознания воспринимается в обожествленной форме. Но чаще переживания такого рода являются независимыми событиями во внутреннем мире. Во многих случаях духи животных, встречаемые в необычном состоянии сознания, воспринимаются не только как божественные по своей природе, но и как учителя или друзья, предлагающие помощь или духовное руководство. Это может быть связано с глубоким пониманием функций различных животных в определенных культурах: коровы - в Индии, кошки, крокодила и сокола - в Египте, ястреба - в Персии. Переживания такого рода могут также помочь понять психологию тотемных культур и функции тотемных животных. Особенно часто встречаются отсылки к шаманизму, где различные животные ирают роль духов-помощников шаманов. Эмпирическое самоисследование может иногда принимать формы, известные по шаманским культурам; это могут быть мощные переживания смерти и возрождения со спуском с подземный и подъемом в сверхъестественный мир, которые антропологи описывают как "шаманскую болезнь". Другая важная характеристика этого процесса - сильное чувство особой связи с природой, частые отождествления с животными и встречи с духовными учителями в виде животных. Шаманизм - древнейшая религия человечества, насчитывающая десятки тысяч лет. К тому же это практически универсальный феномен, различные варианты которого можно обнаружить в Сибири и других частях Азии, в Северной и Южной Америке, в Австралии, Океании, Африке и Европе. Шаманские и тотемистские переживания связывают человека с глубокими изначальными аспектами психики.

Мне кажется полезным сравнить встречи с духами животных с другими типами трансперсональных феноменов, включающих животных, выделив характеристики, позволяющие отличать их друг от друга. Важно различать эмпирическое отождествление с различными животными, которые принадлежат феноменальному миру, от символических представлений индивидуального бессознательного и от архетипических образов психики.

Люди, работающие над различными биографическими проблемами в эмпирической психотерапии, часто рассказывают о визуализации различных животных или даже отождествлении с ними. Анализ этих феноменов показывает, что это сложные образования динамической структуры, подобные фрейдовским образам сновидения. На этом уровне аутосимволические визуализации животных, или трансформации, представляют собой более или менее зашифрованные послания относительно личности человека или его жизненной ситуации, которые легко могут быть распознаны. Аутосимволическое отождествление с хищником - львом, тигром или черной пантерой - можно расшифровать как выражение интенсивных агрессивных чувств. Сильный сексуальный импульс может быть выражен в виде жеребца или быка. Если он имеет неприемлемую форму чистого вожделения или фундаментального инстинкта, это может быть дикий кабан или свинья. Мужское тщеславие и сексуально окрашенный эксгибиционизм может быть осмеян аутосимволическим отождествлением с петухом, кукарекающим на навозной куче. Боров может символизировать неряшливость и неопрятность, в том числе моральную; обезьяна полиморфные перверзии и стремление к генитальным и прегенитальным удовольствиям, мул - тупоголовость и упрямство, осел - глупость.

В отличие от аутосимволических трансформаций, истинные отождествления с животными являются определенно трансперсональными феноменами и не могут быть выведены из содержания бессознательного или символически проинтерпретированы. Те же люди, которые охотно соучаствовали в расшифровке символического значения переживаний, отказываются подходить таким образом к подлинному отождествлению. Филогенетические переживания обладают всеми чертами отождествления с животными, но кроме этого, они связаны с чувством регрессии по эволюционной лестнице. Интересный феномен, который представляет собой переход от аутосимволических трансформаций к отождествлению с животными, - это превращение в вервольфа или вампира. Это напоминает истории о превращении человека в волка в трансильванском фольклоре или аналогичные истории о превращении человека в тигра в Малайзии.

Наряду с отождествлением с определенной особью, можно отождествиться с чем-то вроде "животной души" вида, представляющей собой общий опыт всех особей в исторической перспективе - все, чему научился вид, его инстинктивное поведение, паттерны внутривидового общения, привычки и проч Переживания такого рода тесно связаны с понятием морфического резонанса Руперта Шелдрейка и бэйтсоновским пониманием разумности природы . По-видимому, этот феномен может обсуждаться в рамках естественных наук.

Духи животных и животные-учителя, с которыми человек может встретиться в необычном состоянии сознания, хотя и связаны с определенными животными видами, принадлежат с миру мифических и архетипических форм. Своей непосредственной связью с природой они отличаются от териоморфных божеств, которые, несмотря на свою животную форму, не укоренены в природе столь интимно или сочетают в себе животные и человеческие черты. Слоновий бог индуистского пантеона Ганеша имеет меньше общего с действительным слоном, чем, например, Дух Оленя мексиканских индейцев уичолли с реальным лесным оленем.

Символичность черт божества становится еще более явной в случае составного образа, сочетающего черты животного и человека. Таков египетский ибисоголовый Тот и шакалоголовый Анубис, индийский Нарасимха, сочетающий элементы льва и человека. Эти божества не имеют полной физической формы животного, с которым они связаны. Особая интересная группа животных появляется в роли перевозчиков божественных существ. Это, например, мышь, на, которой едет индийский бог Ганеща, бык Шивы Нанди, лев или тигр, служащие богине Дурге, павлин, поддерживающий супругу Брамы Сарасвати, тибетские ламаистские божества, жеребцы в колеснице греческого бога Солнца Гелиоса, быки нордической богини Фрики.

Прекрасным примером переживания духов животных является рассказ о состоянии видения шамана эквадорского племени дживаро, употреблявшего аяхуаску .

Он уже выпил напиток, и теперь он мягко пел. Постепенно в темноте начали появляться неясные линии и формы, и вокруг него зазвучала пронзительная музыка ценцак, - музыка духовных помощников. Сила питья питала их. Он позвал, и они пришли.

Сначала панги, анаконда, свернулась вокруг его головы, превратившись в золотую корону. Затем вампанг, гигантская бабочка, повисла над его плечом и стала петь ему своими крыльями. Змеи, пауки, птицы и летучие мыши танцевали в воздухе над ним. На его руках появились тысячи глаз, явились его демонические помощники, чтобы искать ночь для врагов.

Звук ревущей воды наполнил его уши, и слыша ее рев, он знал, что располагает силой Цунги, первого шамана. Теперь он мог видеть.

7. Переживание встречи с духовными учителями.

Встречи с учителями и защитниками из духовного мира наиболее ценные феномены трансперсональной области. Испытуемый воспринимает их как существа с более высоких планов сознания и энергетических уровней. Иногда они появляются спонтанно на определенной стадии духовного развития человека; они могут появиться во время внутреннего кризиса, отвечая на мольбу о неотложной помощи. Во многих случаях они продолжают являться человеку либо по своей собственной инициативе, либо по просьбе своего протеже. Иногда духовные учителя имеют человеческую форму с определенно божественными качествами. В других случаях они являются в виде источника, излучающего свет или мощные энергетические поля. В некоторых случаях люди не воспринимают своих учителей чувствами, а просто ощущают их присутствие. Учителя разговаривают словами лишь в виде исключения, в большинстве случаев послания, объяснения и инструкции передаются телепатически. Помощь, оказываемая духовными учителями, принимает различные формы. Иногда они помогают в трудных или опасных ситуациях внешнего мира, иногда проводят человека через критические ситуации на внутреннем плане, как, например, Вергилий вел Данте в "Божественной комедии". Они обеспечивают интеллектуальную, моральную и духовную поддержку, помогают в борьбе со злом и деструктивными силами, создают защитные энергетические поля. В определенных случаях они могут дать специальные указания относительно проблем человека или относительно общего направления его жизни. Иногда духовные учителя остаются анонимными, в других случаях они называют свои имена или человек имеет возможность узнать их по каким-то признакам. В некоторых случаях люди в необычных состояниях сознания сообщают о прямом контакте с великими религиозными персонажами - Иисусом Христом, Буддой, Магометом, Зороастром, Шри Рама Махарши, Моисеем. Как правило, это случается один раз, личности такого ранга редко оказываются личными учителями, разве что в метафорическом смысле.

Наиболее интересным аспектом опыта встречи с учителями с других планов является то, что они обеспечивают доступ к информации, которой человек не обладал в обычном смысле слова до события. В качестве примера можно привести историю парапсихолога Телмы Мосс: она встретилась во время психоделического сеанса с сущностью, назвавшейся Бенджаменом Франклином. Она предпочитала обозначать его как архетип Старого Мудреца. В течение года после этого сеанса она могла переживать его присутствие в медитативном состоянии, беседовать с ним и просить о руководстве. Однажды, когда она зашла в тупик в своих биоэнергетических исследованиях, "Бенджамен Франклин" посоветовал ей обратиться к специальной книге исследователя Беккера, где она нашла необходимую ей информацию.

В этом контексте следует упомянуть феномен, получающий в последнее время все большее распространение. Это "канализирование” - процесс передачи посредством автоматического письма, наговаривания в трансе или записи под психическую диктовку посланий, внешних по отношению к собственному сознанию. Источник часто утверждает свою непринадлежность к физической реальности; его иерархический ранг может варьироваться от божества или ангела до суперчеловека или развоплощенного человека.

Историческими примерами "передачи” духовных учений могут служить Коран (Магомет) и Книга Мормонов (Смит). Алиса Бейли утверждает, что реальным автором ряда ее духовных произведений является существо, именующее себя Тибетцем. Тому же источнику приписывает свою психологическую систему психосинтеза и Роберто Ассаджиоли. Среди наиболее популярных современных текстов - "Говорит Cem" Робертс, "Послания от Михаеля" Ярбро, "Курс чудес" Шукман, "Откровения трансформации новой эры" Спенглера, "Книги Эммануеля" Роудгаст, "Звездная передача" Рафаеля и "Ратма" Найт. Проявления "передачи", или "канализирования", в религии, философии, искусстве и науке будут подробно описаны в готовящейся к печати книге Артура Хастингса.

8. Переживание встречи с сверхъестественные существа.

В различных культурах и религиях люди верели в различных сверхъестественных существ. И здесь нас ждут сплошные сюрпризы. Обратимся к двум религиям Индии – буддизму и джайнизму. Изучая их тексты, мы с удивлением убедимся в том, что признаваемые ими божества и демоны всего только определенные типы живых существ (наряду с людьми и животными), что они так же рождаются и умирают, хотя срок их жизни может быть измерен только астрономическими числами. Достижение их состояния отнюдь не является религиозной целью двух названных учений, и значительной роли признание их существования не играет. Более того, в основах доктрины буддизма и джайнизма не произошло бы никаких существенных изменений, если бы их последователи вдруг решили отказаться от веры в богов и демонов, – просто двумя классами страдающих живых существ стало бы меньше. Таким образом, в буддизме и джайнизме, во-первых, существа, наделенные божественным статусом, рассматриваются как вполне посюсторонние, то есть, строго говоря, не сверхъестественные, а во-вторых, их роль в данных учениях вполне ничтожна.

Религии Китая обнаруживают еще меньше склонности к вере в сверхъестественное; не совсем даже понятно, как можно было бы перевести само слово "сверхъестественный" на древнекитайский язык. Вполне показательно, что идеалом даосской религии является не что иное, как естественность, естественное. Как гласит "Дао дэ цзин" : "Человек берет за образец Землю, Земля берет за образец Небо, Небо берет за образец Дао (Путь, первопринцип. – Е.Т.), Дао берет за образец самоестественность (цзы жань). Идеал даосизма в конечном итоге сводится к следованию своей изначальной природе и к единению с природой как таковой. По справедливому замечанию синолога и миссионера-иезуита Л.Вигера, в религиозном даосизме мы встречаемся с описанием самых невероятных и фантастических событий и превращений, но все они объясняются естественным образом, что свидетельствует от том, что представление о чуде как некоем событии, принципиально нарушающем законы и нормы природы, было не только неизвестно даосизму, но и абсолютно чуждо ему. Да и все бессмертные, божества и гении даосской религии пребывают в пространстве Неба и Земли, в пределах сакрализованного, но вполне чувственно-конкретного космоса.

Даже в политеистических религиях Ближнего Востока древности, а также античных Греции и Рима идея сверхъестественного отсутствует. Древние египтяне были последовательными "монофизитами", пребывая в убеждении, что боги, люди, животные и другие существа обладают одной и той же природой.* Поэтому, в частности, и животные обожествлялись ими не за сверхъестественные, а как раз за самые естественные свои качества и свойства, что вызывало одобрение Джордано Бруно, видевшего в египетском культе животных лучшее выражение понимания всеприсутствия божественной природы.** Для греков и римлян также было вполне чуждо представление о богах как о трансцендентных сущностях.

По существу, только религии библейского корня (иудаизм, христианство и ислам) полностью удовлетворяют рассматриваемому критерию. Им присуще представление о трансцендентности Бога, о тварности и принципиальной иноприродности космоса и населяющих его живых существ, о чуде как божественном вмешательстве, нарушающем Богом же установленные законы природы.

В заключение следует с сожалением констатировать, что слово "сверхъестественное" зачастую употребляется в религиеведении не как однозначный термин и вообще не как понятие, а как слово обыденного языка, передающее интуитивное и внерефлексивное понимание чего-то как фантастического, не имеющего места в действительности и т.п. Помимо нетерминологичности такого словоупотребления оно опасно еще и потому, что нечто, представляющееся фантастикой и небывальщиной сегодня, может оказаться вполне реальным завтра (достаточно вспомнить о современной теоретической физике с ее теорией искривления пространства-времени или о генной инженерии; более спорные примеры, связанные, например, с парапсихологией, можно не приводить).

Вместе с тем существуют нерелигиозные формы духовной культуры (формы общественного сознания в марксистской терминологии), предполагающие если не веру в сверхъестественное, то по крайней мере признание его существования. Любая форма философии, обосновывающая или декларирующая существование некоей трансцендентной (в онтологическом смысле) реальности, как раз и является таковой. Достаточно вспомнить о мире парадигматических платоновских идей, чтобы убедиться в справедливости высказанного тезиса. Конечно, вопрос об отношении религии к философии весьма сложен, и рассмотрение его выходит за пределы настоящего исследования, однако автономность от религиозных представлений многих существовавших в истории философии концепций трансцендентного вполне очевидна.

Таким образом, можно констатировать, что ни само понятие сверхъестественного не является адекватным для характеристики религии, ни наличие веры в сверхъестественное не является достаточным критерием для отнесения того или иного феномена духовной жизни к религии.

9. Переживания посещение других вселенных и встречи с их обитателями.

В этом типе переживаний люди оказываются в странных, чуждых мирах, обладающих собственной реальностью вне пределов нашего космоса. Эти вселенные кажутся существующими на других уровнях реальности и в других измерениях, параллельных и сосуществующих с нашими. Населяющие их существа имеют странные физические формы, совершенно иные физиологические и метаболические процессы, действуют на основе непостижимых законов. Многие из них, очевидно, разумны, но характеристики их мышления и эмоций не похожи ни на что, известное людям. Эти чуждые вселенные могут быть гораздо меньше или бесконечно больше нашей, их обитатели могут быть дружественными по отношению к нам, нейтральными или враждебными. Переживания такого рода обычно воспринимаются как опасные иногда из-за очевидной враждебности встречаемых существ, иногда просто из-за неуверенности при встрече с неизвестным. В некоторых случаях чувство опасности вызывается ощущением собственной незначительности в чуждом мире и возможности нечаянной гибели при случайном происшествии. Люди, описывающие такие необычные космические приключения, часто сравнивают их с наиболее изобретательными научно-фантастическими рассказами. В этой связи можно упомянуть переживания, связанные с космическими летательными аппаратами, космическими кораблями и "летающими тарелками". Судя по описаниям людей, видевших их, встречавшихся с их командами или взятых на борт, эти переживания находятся где-то между физической реальностью и архетипическим миром. В одних случаях люди более склонны принимать незнакомцев за действительных пришельцев из другой части нашей Вселенной, в других - как посетителей из иных измерений или из интрапсихических пространств. Подобные сообщения часто включают описания физических осмотров и измерений, использование таинственных технических средств, ментальной коммуникации с чужаками и их интеллектуальными машинами, уроки мышления в высших измерениях и т, д. Систематический анализ содержания сообщений о подобных похищениях, проведенный Альвином Лоусоном, показал удивительное обилие перинатальных элементов и перинатальной тематики. И хотя это, разумеется, не доказывает фантастичности этих феноменов и их производности от воспоминаний о травме рождения, факт сам по себе заслуживает внимания.

Прекрасные примеры внеземных контактов и визуализаций иных вселенных можно найти в книгах неутомимого исследователя внутренних пространств Джона Лилли.

10. Переживание мифологических и сказочных существами.

В этом типе трансперсональных переживаний мир мифов, легенд и сказок в буквальном смысле оживает. Человек может быть свидетелем многочисленных сцен из мифологии и фольклора любой культуры мира, он может посетить любые мифические пространства. Он также может эмпирически отождествиться с героями и героинями мифов и легенд или с фантастическими мифологическими созданиями. Можно пережить подвиги Геракла или приключения Тезея и Язона, можно стать легендарным полинезийским героем Мауи или пережить испытание близнецов Пополь Вух у майа. Среди архетипических существ, с которыми пациенты отождествлялись во время психоделических и холотропных сеансов, - Уроборос, Тифон, Кентавр, Цербер, Сфинкс, различные европейские, восточные и доколумбовские драконы, Снежная Королева, Спящая Красавица, легендарные рыцари, русалки, феи, эльфы, гномы, скандинавские тролли и другие. Такого рода эпизоды могут появляться как независимые трансперсональные темы или в связи с проблемами пациента. Среди биографических мотивов часто возникают образы злой мачехи и избиваемой падчерицы (Золушка), доброго и злого брата (Каин и Авель), любовь к матери и агрессия по отношению к отцу (Эдип), любовь к отцу и ненависть к матери (Электра), любящие друг друга брат и сестра, подвергающиеся опасности из-за злых взрослых (Гензель и Гретель), конфликт любви и власти (Альберих), любовь, противоречащая обстоятельствам (Тристан и Изольда). Все это может появиться в форме, соответствующей определенной культурной традиции, или в более абстрактной архетипической форме.

11. Переживания универсальных архетипов.

Термин "архетип" был введен в психологию К.Г. Юнгом, употреблявшим его в том же смысле, что и "первичный образ", или "доминанта коллективного бессознательного". В самом широком смысле архетип может пониматься как любая статическая конфигурация или динамическое событие в психике, обладающие трансиндивидуальным характером и качеством универсальности. Такое определение слишком обще и могло бы относиться ко многим трансперсональным феноменам, описанным в этом разделе. В юнговской литературе можно найти иерархические описания различных уровней архетипов. Я позволю себе здесь ограничить это понятие теми архетипами, которые представляют собой подлинно универсальные структуры в отличие от их специфических культурных проявлений, вариаций и разновидностей.

Некоторые из подобных архетипов представляют собой обобщенные биологические, психологические, социальные илипрофессиональные роли. Примерами биологически определенных универсальных архетипов могут быть Женщина, Мужчина, Мать, Отец, Ребенок, Еврей, представитель белой, черной или желтой расы. Дополнительные психологические характеристики определят Добрую или Ужасную Мать, Тиранического Отца, Любовника, Мучителя, Беглеца, Изгнанника, Корыстолюбца, Деспота, Развратителя, Обманщика, Мудрого Старца или Старую Мудрую Женщину, Аскета, Отшельника и многих других. В некоторых из этих случаев архетипичность достигает мифологических измерений и обладает особой сверхъестественной силой; это могут быть, например, образы Великой или Ужасной Матери-богини, Великого Гермафродита, Космического Человека.

Примерами архетипов, представляющих определенные профессиональные и социальные типы и роли, могут быть Ученый, Целитель, Просвещенный Правитель, Диктатор, Рабочий, Революционер, Капиталист. Такие переживания близки, но не тождественны переживаниям группового сознания, которые были описаны ранее. В последних человек чувствует себя отождествленным одновременно со всеми членами определенной группы, первое же представляет собой персонифицированное представление о самой роли, что-то вроде платоновской идеи.

Примерами этих двух типов феноменов могут быть, с одной стороны, переживание группового сознания всех революционеров мира, а с другой переживание превращения в архетипического Революционера. Архетипические образы такого рода можно представить себе как голографические изображения, созданные последовательной съемкой людей определенной категории без изменения угла зрения. На голографической выставке в Гонолулу несколько лет тому назад демонстрировалось изображение "Дитя Гавайев", состоящее из множества трехмерных изображений гавайских детей, занимающих одно и то же место. Это может быть прекрасной иллюстрацией переживания, о котором идет речь. Менее яркое приближение к подобному феномену - кумулятивное наложение обычных фотоснимков, вроде тех составных фотографий Фрэнсиса Гэлтона, которые использовал Руперт Шелдрейк для иллюстрации своего понятия морфического резонанса. Особая категория архетипов представляет собой персонификацию определенных аспектов человеческой личности, например знаменитые юнговские архетипы Анимус, Анима или Тень.

12. Переживание похищений НЛО и инопланетянами

Опыт контактов и похищения людей тем, что кажется внеземными космическими аппаратами или существами, может часто служить причиной серьезных эмоциональных и интеллектуальных кризисов, имеющих много общего с духовным кризисом. Юнг, посвятивший теме “летающих тарелок” специальное исследование, предположил, что этот феномен является скорее архетипическим видением, имеющим истоки в коллективном бессознательном человечества, чем реальным визитом внеземных цивилизаций. Он иллюстрировал свой тезис тщательным анализом легенд о летающих дисках, существовавших на протяжении всей истории человечества, и сообщений о появлении призраков, время от времени вызывавших массовую панику.

В описаниях наблюдений НЛО типичным является упоминание необычного света сверхъестественной природы, который очень похож на тот, что присутствует во многих отчетах о мистических переживаниях. Указывалось также и на то, что существа, входящие в контакт с людьми, имеют существенные параллели в мире мифологии и религии, корни которых уходят в коллективное бессознательное.

Сообщения о похищениях людей часто включают в себя такие процедуры, как физические исследования и научные эксперименты, которые переживаются как невообразимые мучения. Это сближает их с шаманским кризисом и с испытаниями инициируемых в ритуалах перехода, проводимых в первобытных культурах. Этот аспект феномена НЛО обсуждается в очерке Кейс Томпсон “Опыт встречи с НЛО как кризис трансформации” во второй части данной книги.

Чужие космические корабли и космические полеты, описываемые теми, кого якобы пригласили совершить путешествие, также имеют параллели в духовной литературе — можно упомянуть колесницу ведического бога Индры или огненную машину библейского пророка Иезекииля. Поразительные ландшафты и города, посещаемые во время этих путешествий, напоминают визионерские переживания рая, небесных сфер и городов света.

Существует еще одна причина, по которой опыт встречи с НЛО может провоцировать духовный кризис; сходную проблему мы уже обсуждали в связи духами-проводниками и феноменом “контактерства”. Внеземные визитеры обычно воспринимаются как представители цивилизаций, несравненно более развитых, чем наша, не только технологически, но и интеллектуально, морально и духовно. Такие контакты часто имеют очень мощные мистические оттенки и сопровождаются инсайтом космического масштаба.

Люди, оказывающиеся объектами столь особого внимания, легко способны интерпретировать его как признак собственной уникальности. Они могут чувствовать, что привлекли интерес высших существ из более развитой цивилизации потому, что они сами в некотором роде исключительны и наиболее подходят для особой цели. В юнгианской терминологии подобная ситуация, когда человек претендует на восхищение архетипического мира своей персоной, именуется “раздуванием эго”.

Как мы увидели, существуют веские причины, по которым опыт “близких контактов” может приводить к трансперсональному кризису. Люди, столкнувшиеся со странным миром НЛО, для того чтобы быть способными ассимилировать этот опыт, могут нуждаться в помощи кого-то, кто обладает знанием архетипической психологии, равно как и специфических особенностей этого феномена.

ВИДЫ МИСТИЧЕСКИХ ПЕРЕЖИВАНИЙ.

"Наше нормальное, или, как мы его называем, разумное сознание представляет лишь одну из форм сознания, причем другие, совершенно от него отличные, формы существуют рядом с ним, отделенные от него лишь тонкой перегородкой... Наше представление о мире не может быть полным, если мы не примем во внимание и эти формы сознания".

Если изобразить внутренний мир личности в виде паутины смысловых взаимоотношений, сотканной вокруг главной экзистенциальной позиции человека, то измененное состояние сознания (ИСС) - это смещение последней, влекущее перестройку стереотипов самоосознавания - личностную трансформацию.

Представим себе наблюдателя, стоящего на лесной поляне и пытающегося определить направление своего дальнейшего движения. Все, что он видит, - это кромка леса, опоясывающая небосвод. Однако, достаточно залезть на высокое дерево, чтобы увидеть далекую панораму и выбрать путь. Внутренняя реальность человека такой же дремучий лес, а измененное состояние сознания - вид этого леса с новой точки зрения, отличной от предыдущей. Согласно этой метафоре, путешествуя по жизни, мы все периодически пользуемся подобными способами ориентирования, хотя стремимся найти такие места, где окружающее будет просматриваться на много лет вперед.

Иными словами, измененные состояния сознания обладает познавательной ценностью, и в определенных обстоятельствах может быть успешно использовано для достижения внутреннего покоя и равновесия. ИСС - это экзистенциальный сдвиг смысловых связей, вызванный изменением позиции "наблюдателя" в сознании человека (разотождествлением с ЭГО), временным выходом души из привычных ролевых позиций. Если перестройка происходит осознанно, то есть, человек понимает цели и смысл расставания с прошлой реальностью, то он расширяет свое сознание за счет утверждения новой личностно-ролевой позиции - душа обновляется.

В практике психотерапевтического применения ЛСД часто описываются случаи задержки внутреннего перерождения. Если человек не достаточно глубоко анализирует себя, чтобы понять смысл происходящих перемен, формирование новой личностно-ролевой позиции и его сознании будет протекать болезненно. В такие мгновения человека может охватить паника, ощущение собственной пустоты, "потерянность" или глубокая депрессия. На нашем примере с наблюдателем в лесу это может выглядеть следующим образом: забравшись на высокое дерево, он с ужасом обнаруживает, что безнадежно заблудился, и его знаний явно не достаточно, чтобы выбраться.

Существует множество специальных методов для достижения измененных состояний сознания, хотя и без этого ИСС занимают видное место в динамике внутренней жизни полноценного человека. Любая перестройка важных смысловых комплексов, связанная с узнаванием чего-либо, влечет ощутимое изменение свойств сознания. С этой точки зрения, измененным можно назвать сознание людей, переживающих влюбленность, вдохновение, катарсис (личностная трансформация, вызванная контактом с художественным произведением) и т. д. ИСС также стимулируют природный сон, различные фазы засыпания и пробуждения, сексуальные эмоции, пение, барабанный бой, монотонные танцы, гипноз и самовнушение, гипервентиляция легких (холотропное дыхание), сенсорная перегрузка, сенсорная изоляция, длительное одиночество, пост, наконец, действие на организм различных психоактивных веществ - все эти процессы непосредственно связаны с изменением характера мышления, глубины и способа самоосознавания. Интересно отметить что спектр переживаний, вызванных психоделиками, практически не отличается от переживаний, вызванных различными немедикаментозными средствами.

1. Перинатальные переживания

Основные характеристики перинатальных переживаний связаны с проблемами биологического рождения, физической боли и агонии, болезни и дряхлости, умирания и смерти. Пугающее столкновение с этими критическими аспектами человеческого существования, глубокое переживание его эфемерности неизбежно сопровождается мучительным экзистенциальным кризисом. Благодаря такому опыту человек приходит к пониманию того, что, независимо от его прижизненных занятий, ему придется покинуть этот мир, лишиться всего, что он приобрел и чего достиг, к чему он был эмоционально привязан. Сходство рождения и смерти, поразительное открытие, что начало жизни тождественно ее концу, — важный философский вывод, сопровождающий перинатальные переживания.

Образ смерти как утраты ЭГО, переживание смерти очень часто встречается как во время психотерапевтических сеансов с применением галлюциногенов, так и во многих религиях. (Сравнение психоделического опыта и переживаний смерти, описанных в древнем тибетском трактате "науки об умирании" - "Тибетской книги мертвых" (Бардо Тходол) можно найти в работе)

Для шаманизма характерна имитация смерти (и переживание ее) во время посвящения, сопровождаемая созерцанием уничтожения плоти и создания из скелета, субстанциальной основы организма, нового шаманского тела. Подобного рода ритуалы характерны для ряда индийских йогических садхан (практик), особенно связанных с тантризмом: в ходе этой практики йогин создает себе новое нерушимое йогическое тело (йога духа), соотносящееся со старым как незрелый плод со зрелым, или, в терминологии Расаяны (“колесницы ртути", то есть индийской алхимии), как незрелый вульгарный (профанический) металл с алхимическим золотом. Практикуется созерцание скелета и в классическом буддизме. Однако семантика этого созерцания в шаманизме и даосизме, с одной стороны, и буддизме — с другой, различна. В первом случае речь идет о скелете как о знаке некоей первоосновы, возвращаясь к которой человек через приобщение ей и переживание смерти-возрождения обретает новые силы и творит новое бытие, новое тело (ср. образ возвращения в лоно матери, уподобления неродившемуся младенцу в "Дао дэ цзине" и его онтологическую коннотацию: возвращение в материнское лоно Дао-Отсутствия — у и обретение нового рождения как бессмертного и совершенного человека). Из глубины и мрака “хаотического и смутного” лона Матери-Дао творится свет просветления и новая жизнь. В случае же буддизма подобные созерцания направлены на достижение убежденности во всеобщей бренности, непостоянстве и смертности, то есть на медитативное уяснение идеи сансары (круговорота смертей-рождений) как страдания.

Другое важное следствие — эмоциональное и физическое потрясение от феномена смерти — открывает сферы духовных и религиозных переживаний, являющихся существенной частью человеческой личности. Они не зависят от культурных и религиозных корней и воззрений человека. Опыт исследования глубинных пластов психики показывает, что люди, достигшие этих уровней, получают возможность проникнуть в наиболее тонкие духовные и религиозные измерения существующего порядка вещей. Даже ярые материалисты, позитивистски ориентированные ученые, скептики и циники, бескомпромиссные атеисты и антирелигиозно настроенные философы-марксисты, столкнувшись с этими уровнями, начинают интересоваться духовными вопросами.

Каким-то образом — пока не вполне понятно, каким именно, — такого рода переживания представляются связанными с обстоятельствами биологического рождения. Многие люди нередко совершенно определенно ссылаются на них как на проживание своей собственной родовой травмы. Люди, не чувствующие этой связи и описывающие свое столкновение с переживанием смерти и смерти-возрождения с чисто психологической и духовной точек зрения, регулярно демонстрируют ряд характерных физических симптомов, напоминающих процесс биологического рождения. Их позы и движения поразительным образом соответствуют положениям и движениям ребенка на различных стадиях родов. Кроме того, эти люди обычно сообщают о своей идентификации с эмбрионом, плодом в утробе и новорожденным ребенком. Помимо этого, встречаются вариации аутентичных неонатальных чувств и поведения, а также образы женских гениталий и груди.

Эти феномены принято называть перинатальными переживаниями. Причинная связь между актуальным биологическим рождением и бессознательными матрицами этих переживаний все еще остается не установленной. Перинатальные переживания — проявление глубинного уровня бессознательного — выходят за пределы классических фрейдовских методов. Возникновение подобных структур психики, по-видимому, связано с т.н. "травмой рождения" (подробнее о травме рождения в работе Отто Ранка). Феномены этой категории никогда не описывались в психоаналитической литературе и не принимались во внимание в психоаналитической теории. Более того, классический фрейдовский анализ не позволяет объяснить эти феномены и не может предложить понятий, пригодных для их интерпретации.

Перинатальные переживания представляют собой очень существенное пересечение индивидуальной и трансперсональной психологии или, если так можно выразиться, психологии и патопсихологии, с одной стороны, и религии — с другой. Если считать их связанными только с рождением, они могли бы относиться к структуре индивидуальной психологии, но характерные аспекты придают им совершенно определенный трансперсональный оттенок. Напряженность этих переживаний превышает все обычно предполагаемые для человека пределы. Зачастую они сопровождаются отождествлением с другими людьми или с борьбой и страданиями человечества. Более того, их составной частью нередко оказываются некоторые формы явно трансперсональных переживаний: эволюционные воспоминания, элементы коллективного бессознательного и некоторые юнгианские архетипы.

Каждая стадия биологического рождения имеет специфическое духовное соответствие: для благополучного внутриутробного существования это опыт космического единства; начало родов сопровождается чувством поглощения вселенским водоворотом, первая клиническая стадия родов со схватками в замкнутом утробном пространстве соотносится с переживанием “отсутствия выхода” или ада; духовным соответствием продвижения по родовому каналу во второй стадии клинических родов является борьба смерти-возрождения, а метафизический эквивалент собственно рождения и событий третьей клинической стадии родов представляет собой переживание смерти “ЭГО” и возрождения.

Большое теоретическое значение имеет глубинная параллель между физиологической деятельностью в последовательных стадиях биологического рождения и паттернами активности различных эрогенных зон, особенно зон генитального оргазма. Это дает возможность сместить этиологический акцент в психогенезисе эмоциональных нарушений из сексуальной сферы в перинатальные матрицы, не отрицая при этом значимости многих принципов фрейдизма.

2. Трансперсональные переживания

Трансперсональные переживания (мистический, или "пиковый", опыт; экстаз, транс), спонтанно посещающие некоторых вполне здоровых и трезвых людей, свидетельствуют о том, что это врожденное свойство нашей психики, которое, конечно, зависит и от социальных и генетических факторов личностного развития.

Многие переживания такого рода известны уже несколько столетий или тысячелетий. Рассказы о них можно найти и в священных писаниях всех великих религий мира, и в письменных документах множества малых сект, фракций и религиозных движений. Они играли важную роль в видениях святых, мистиков и религиозных учителей. Этнологи и антропологи обнаружили их в священных обычаях различных народов, в состояниях экстаза и религиозных мистериях, в практике целительства и ритуалах различных культур. Психиатры и психологи наблюдали трансперсональные феномены, не называя их таким образом, в своей повседневной практике у психотических пациентов, особенно шизофреников. Историки, антропологи, религиеведы, психиатры и психологи-экспериментаторы знали о существовании разнообразных древних и современных методов индуцирования трансперсональных переживаний, многие из которых подобны описанным выше процедурам, ведущим к возникновению перинатальных переживаний.

Вопреки распространенности этих феноменов и их очевидной значимости для многих сфер человеческой жизни, в прошлом делалось удивительно мало серьезных попыток включить их в теорию и практику современных психиатрии и психологии. Позиция большинства профессионалов колеблется между несколькими подходами к этому феномену. Некоторые лишь отдаленно знакомы с различными трансперсональными переживаниями и склонны более или менее игнорировать их. Для другой большой группы профессионалов, трансперсональные феномены представляются столь странными, что они склонны считать их отклонением от нормального психического функционирования, психотическими.

3. Наследственные переживания

В качестве примера такого переживания я приведу воспоминания одной из пациенток С. Грофа во время ЛСД-сеанса:

"К моему удивлению, идентичность моего ЭГО неожиданно изменилась. Я была моей матерью в возрасте 3-4 лет; это должно быть 1902г. На мне было аляповатое платье - накрахмаленное, доходящее до щиколоток; с расширенными, как у испуганного животного, глазами - я находилась в состоянии тоски и одиночества. Я закрывала свой рот рукой, осознавая, что случилось нечто ужасное: я сказала что-то плохое, меня грубо отругали, кто-то положил руку на мой рот. Из своего укрытия мне видна была сцена с множеством родственников - теть и дядь, сидящих на крыльце дома в одеждах, характерных для того времени. Все были заняты разговорами, забыв обо мне. Я чувствовала себя отверженной, пристыженной и виноватой. Я сказала матери, что у меня был сон, касающийся ее детства, и мне важно знать, так ли было на самом деле. Как только я начала рассказывать, она перебила меня и закончила в полном соответствии с пережитым мною".

4. Коллективные и расовые переживания

Подобные переживания могут относиться к любой стране, любому историческому периоду и культурной традиции, хотя, очевидно, определенное предпочтение оказывается культурам и странам с высоко развитыми религиозными, философскими традициями и традициями в искусстве. Удивительно часто встречаются переживания, относимые к Египту, Индии, Тибету, Китаю, Японии, доколумбовой Мексике, Перу, Древней Греции. Выбор культур и их специфических аспектов явно не зависит ни от этнической основы субъекта, ни от страны рождения, ни даже от полученного воспитания, образования, интересов. Поэтому англосакс может переживать полное отождествление с различными периодами истории афро-американцев или североамериканских индейцев, и в результате обнаруживает новое понимание и переживание расовых проблем. Информация, получаемая благодаря таким переживаниям, обычно совершенно точна и может быть проверена при консультации с археологическими и антропологическими кругами. Иногда бесхитростные индивидуумы описывают детали египетских похоронных церемоний, включая форму и значение различных амулетов и камер в гробницах, цвет похоронных конусов, технологию бальзамирования и мумификации и сцены последующих процедур.

5. Филогенетические (эволюционные) переживания

Некоторые люди описывают переживания себя в образе каких-то предшественников человека на эволюционном пути. Так, например, одна женщина во время ЛСД-сеанса почувствовала свое полное отождествление с самкой огромных рептилий, вымерших миллионы лет назад. Она чувствовала себя сонной и ленивой во время отдыха на песке у большого озера и блаженно грелась на солнышке. Она открыла глаза и посмотрела на терапевта, который во время сеанса трансформировался в самца того же вида. Ее чувство лени мгновенно исчезло и она стала испытывать сильное сексуальное возбуждение, не имеющее ничего общего с человеческим возбуждением, это был особый интерес рептилии к представителю другого пола. Она была совершенно очарована ступенчатыми фасетками на сторонах головы. Одно большое поле такого рода имело такую форму и цвет, что излучало мощные сексуальные вибрации. Консультант- палеонтолог предложил выдержки из зоологической литературы, указывающие на то, что у современных рептилий определенные участки на голове играют важную роль, вызывая сексуальное возбуждение...

6. Переживания прошлых воплощений

Субъект сохраняет идентичность своего ЭГО, хотя переживает себя в другой форме, другом месте и времени, другом контексте, он чувствует, что он - та же индивидуальная сущность, что и в его настоящем существовании. У него сохраняется острое ощущение встречи с воспоминанием, повторного переживания того, что он уже видел и пережил.

7. Предвидение, ясновидение, яснослышание, "путешествия во времени".

Иногда испытуемые сообщают о предвидении событий, которые случатся в будущем. Временами они становятся свидетелями сложных сцен будущих событий, они могут слышать даже акустическое сопровождение, составляющее их часть. Некоторые из переживаний проявляют различные степени сходства с событиями, случающимися позднее.

8. Отождествление с другими лицами

Это отождествление полное и комплексное; оно включает в себя представление о теле, эмоциональные реакции и отношения, психологические характеристики, выражение лица, типичные манеры и жесты, позы, движения и даже интонации голоса.

9. Групповое отождествление и групповое сознание

В измененных состояниях сознания можно пережить тотальность страдания всех солдат, погибших на полях сражений, революционную горячечность всех коммунистов мира, доброту всех матерей, любящих своих детей... В этих переживаниях можно отождествиться с соц. классом, кастой, даже с населением целой страны.

10. Отождествление с животными

Три вида ИСС связаны с животными: атосимволические трансформации в животных, отождествление с животными и филогенетические воспоминания, при этом каждое наделено своими специфическими чертами. Субъекты, встретившиеся со всеми тремя видами переживаний легко могут отличить их одно от другого.

11. Отождествление с растениями

Примеры таких переживаний встречаются гораздо реже, чем отождествление с животными. Субъект может ощутить себя как вызванное к жизни семя, лист в процессе фотосинтеза, корень, тянущийся в поисках воды и пищи. В других случаях он может отождествить себя с росянкой, другими плотоядными растениями, стать планктоном в океане, почувствовать опыление или клеточное деление. Субъекты упоминают о своих свидетельствах ботанических процессов на молекулярном уровне; они осознают биохимический синтез, лежащий в основе производства ростовых веществ, растительных пигментов, масла, сахара, ароматических субстанций и различных алкалоидов.

12. Единение с жизнью и со всем творением

В редких случаях субъекты в ИСС могут иметь чувство, что их сознание расширилось, чтобы охватить всю полноту жизни на этой планете, включая все человечество и целостность флоры и фауны от одноклеточного организма до высокодифференцированных видов. Индивидуум может отождествиться с филогенетической эволюцией жизни во всей ее сложности и достичь интуитивного понимания всех лежащих в ее основе биологических законов. Он может исследовать факторы, влияющие на возникновение новых видов или ответственные за их исчезновение, и видеть действие сил, определяющих "выживание наиболее приспособленных". Подобные интуиции можно пережить и относительно взаимодействия различных форм жизни. Переживания такого рода могут в результате привести к увеличению осознания экологических проблем, связанных с технологическим развитием и быстрой индустриализацией.

13. Сознание неорганической материи

Субъекты неоднократно сообщали, что переживают сознание океана, отличающееся своей безвременностью, текучестью, сочетанием неизменности и динамических перемен. В других случаях они идентифицировали себя с тем, что по их мнению являлось сознанием огня. Довольно общим является осознавание сил, высвобожденных при катастрофах: разрушительные, а также созидательные горообразующие аспекты вулканических извержений, динамическое напряжение и перемещение при землетрясениях, сила воздушных течений во время зимних бурь, лишь несколько бросающихся в глаза примеров. Возможно исследовать сознание компьютера, отождествиться с реактивным самолетом, спутником и другими техническими предметами. Многие субъекты в состояниях измененного сознания утверждают также, что переживали сознание неопределенного материала; наиболее часто это были алмаз, гранит, золото и сталь. Подобные переживания могут касаться даже микромира и описывать динамическую структуру атомов, природу задействованных электромагнитных сил, межатомных связей или броуновское движение молекул.

14. Планетарное сознание

В этом переживании сознание субъекта, по-видимому, охватывает все аспекты нашей планеты, включая ее геологическую субстанцию, неорганические материалы на ее поверхности и целостность всех жизненных форм. С этой точки зрения Земля оказывается сложным космическим организмом с различными аспектами геологической, биологической, культурной и технологической эволюцией на этой планете, рассматриваемых как попытку достичь более высокого уровня интеграции и самореализации.

15. Экстpапланетаpное сознание

Здесь субъект переживает явления, связанные с небесными телами, отличными от нашей планеты, и с астрономическими событиями, происходящими в солнечной системе и за ее пределами. Особый вид переживаний, входящий в эту категорию, сознание межзвездного пространства, описанного в нескольких случаях разными лицами. Оно характеризуется чувством безграничности и вечности, спокойствия, безмятежности, чистоты и единства всех противоположностей. Люди, знакомые с физикой и математикой, иногда сообщают, что многие из концепций этих дисциплин, которые ускользают от рационального понимания, могут стать более постижимыми и даже могут быть пережиты в измененных состояниях сознания.

16. Сознание органа, биологической ткани, клетки.

В большинстве случаев это переживание включает части тела субъекта и физиологические процессы, которые при нормальных условиях недоступны осознаванию. Субъекты в таком состоянии настраиваются на осознание различных органов своего тела. Они могут оказаться свидетелями работы датчика сердечного пульса, сокращения сердечной мышцы и открытия-закрытия сердечных клапанов. Подобным же образом можно наблюдать функционирование печени, производство и накопление желчи, пищеварительные процессы, функции любого органа. Иногда субъекты утверждают, что они пережили себя в качестве нейронов в собственном мозгу, белых и красных кровяных шариков, зародышевых клеток.

17. Переживание встреч со сверхчеловеческими и духовными существами

Субъект воспринимает этих существ как сверхчеловеческие или духовные существа, обитающие на более высоких энергоуровнях или на более высоких планах сознания. Феноменология этой категории переживаний описана Джоном К. Лилли в его книге "Центр циклона".

18. Переживания других вселенных и встреча с их обитателями

Странные и чуждые миры, которые испытуемый открывает в этом виде переживаний, по-видимому, наделены своей собственной реальностью, хотя и не в пределах нашего космоса; они, очевидно, существуют и в других измерениях. Пройдя через такие экстраординарные приключения, субъекты сравнивали их с прочитанными фантастическими романами.

19. Архетипические переживания и сложные мифологические эпизоды

Эта группа трансперсональных переживаний представляет собой феномены, которые К.Г.Юнг называл первообразами, доминантами коллективного бессознательного, или архетипами. В некоторых из наиболее универсальных архетипов человек может отождествляться с образами Матери, Отца, Ребенка, Женщины, Мужчины или Любящего. Многие обобщенные роли воспринимаются как сакральные, как воплощенные архетипы Великой Матери, Ужасной Матери, Матери-Земли, Матери-Природы, Великого Гермафродита или Космического человека. Часто встречаются архетипы, олицетворяющие определенные аспекты личности — Тень, Анимуса или Аниму и Персону.

Нередко неискушенные люди рассказывают истории, очень напоминающие древние мифологические сюжеты Месопотамии, Индии, Египта, Греции, Центральной Америки и других стран. Эти сообщения сравнимы с юнговским описанием неизвестных, но явно архетипических тем детских снов и снов наивных пациентов, а также с симптоматикой некоторых людей, страдающих шизофренией. Некоторые люди проникают в различные системы эзотерического знания. Так, люди, не имеющие понятия о каббале, переживают состояния, описанные в книге Зогар и Сефер Иецир, и демонстрируют неожиданную осведомленность в каббалистической символике. Подобный феномен внезапно сформированного понимания наблюдался также в отношении таких древних форм предсказания, как И-Цзин и Таро.

20. Переживания встреч с божествами

Большинство божеств, встречающихся в описаниях субъектов делятся на две категории: силы света и добра, силы тьмы и зла. Некоторые божества принадлежали определенной религии, происхождение некоторых не удалось установить ни испытуемым ни терапевтам. Основная часть субъектов не ощущает, что имеет дело с главным или верховным существом во вселенной.

21. Активизация чакp и подъем змеиной силы (куиндалини)

На первой международной конференции по Научной йоге в Индии в декабре 1972 г. аудитория состояла более чем из 200 лиц, представлявших много различных духовных ориентаций, существующих в современной Индии. Участники дискуссии после доклада С.Грофа пришли к соглашению, что больше всего ЛСД-терапия похожа на систему Йоги Куиндалини. И та и другая техника способствует мгновенному и огромному освобождению энергии, порождает глубокие переживания и может принести впечатляющие результаты в короткий период времени. Они обе несут в себе огромный риск и могут быть опасны, если проводятся не под наблюдением специалиста.

22. Сознание Универсального Разума

Сознание Универсального Разума — одно из наиболее глубоких и всеобъемлющих экстатических переживаний. Отождествляясь с сознанием Универсального Разума, человек переживает в опыте всеобъемлющее единство существования. Он чувствует, что достиг реальности, лежащей в основе всех реальностей, и стоит перед высшим и абсолютным принципом, олицетворяющим все бытие. Здесь полностью преодолеваются иллюзии материи, пространства и времени, равно как и бесконечное число других субъективных реальностей, и все они приходят к этому единому модусу сознания, которое является их общим истоком и общим знаменателем. Это переживание безгранично, непостижимо и невыразимо; это само существование. Вербальная коммуникация и символическая структура нашего повседневного языка оказывается до смешного беспомощной в попытке постичь и передать природу и качество этого переживания. Опыт феноменального мира и того, что мы называем обычным состоянием сознания, кажется в этом контексте лишь крайне ограниченным, искаженным и частичным аспектом всеобъемлющего сознания Универсального Разума.

Обсуждая подобные переживания, люди часто утверждают, что поэтический язык, хотя он тоже является несовершенным, больше подходит для их описания. Становится понятным, почему провидцы, пророки и религиозные учителя прибегали к поэзии, притче и метафоре, описывая свои трансперсональные переживания.

Опыт сознания Универсального Разума тесно связан с переживанием Космического Единства, но не тождествен ему. Его важными составляющими являются интуитивные прозрения относительно процесса творения феноменального мира, каким мы его знаем, и постижение буддийских представлений о Колесе смерти и перевоплощения. Это может привести к временному или устойчивому чувству достижения глобального, нерационального и транс- рационального понимания фундаментальных онтологических и космологических вопросов существования.

23. Сверх- космическая и мета- космическая пустота

Последний и наиболее парадоксальный трансперсональный феномен, обсуждаемый в этом контексте, — переживание сверх- космической или мета- космической пустоты. Это опыт изначальной пустоты, опыт ничего и молчания, представляющих собой исток и начало всего сущего, переживание “несотворенного, невыразимого Всевышнего”. Термины “сверхкосмический” и “метакосмический”, которыми в этом контексте пользуются высокообразованные участники ЛСД- сеансов, выражают то, что эта пустота кажется одновременно лежащей в основе мира и определяющей его сверхпорядок. Она лежит за пределами времени и пространства, за пределами форм или любых эмпирических дифференциаций, за пределами таких полярностей, как добро и зло, свет и тьма, покой и движение, агония и экстаз.

Кажется парадоксальным, что сверхкосмическая пустота и Универсальный Разум воспринимаются как нечто тождественное и взаимозаменяемое; это два различных аспекта одного и того же феномена. Пустота представляется чреватой формами, а тонкие формы Универсального Разума переживаются как абсолютная пустота.

Такой глубокий трансцендентный опыт, как активизация куиндалини, сознание Универсального Разума, или пустоты, не только положительно влияет на физическое и эмоциональное состояние человека, но и пробуждает в нем острый интерес к религии, мистике и философским вопросам, сильную потребность включить духовное измерение в свой образ жизни.

24. Экстатические переживания

"Экстаз (от греч. ekstasis - исступление, восхищение) - высшая степень восторга, воодушевления, иногда на грани исступления" (Из "Толкового словаря русского языка" под ред. Ожегова).

"Экстаз - это масштаб, мощный аккорд, в котором звучит вся гамма чувств от ужаса до восторга. Ужас от сознания собственной ничтожности перед Бесконечным. Восторг от того, что ты можешь чувствовать эту Бесконечность. Художник в творческом экстазе создает гениальные произведения. В пророческом экстазе пророк буквально становится рупором Бога, который вкладывает в его уста слова, исполненные высшего смысла. Мистик в мистическом экстазе делается репортером повсеместного Божественного Присутствия - всеобщего Божественного Промысла. Да и нам, простым смертным, знакомо это чувство, когда в самый неожиданный момент в тебе вдруг как будто происходит какая-то химическая реакция с выделением то ли какого-то газа, то ли понимания, то ли того, что на поэтическом слэнге зовется эфиром. Но не успеешь оглянуться - пшик, и нет его. Прошло "понимание". Но радость от того, что оно было, осталась в виде довольно глупой по местным понятиям улыбки".

Экстатические переживания (в частности, характерные для многих мистериальных культов древности), можно разделить на две большие группы: "вулканический", или "дионисийский" экстаз, и находящийся в разительном с ним контрасте "океанический", или "аполлонийский" экстаз.

25. "Вулканический", или "дионисийский" экстаз

Для " вулканического" экстаза характерно крайнее физическое и эмоциональное напряжение, высокая агрессивность, деструктивные импульса внутренней и внешней направленности, мощные побуждения сексуальной природы, ритмические оргиастические движения. "Вулканический" экстаз предполагает уникальную смесь крайних эмоциональных и физических мук с диким чувственным порывом. Оказываются неотличимыми переживания ледяного холода от непереносимого жара, ненависти - от любви, агонии умирания - от восторга нового рождения, апокалиптических ужасов - от радости созидания... У индивида возникает ощущение приближения великого события, потрясающего весь мир. - духовное освобождение, откровение высшей истины или единение всего сущего. Однако, какими бы острыми не были бы эти ощущения и переживания, экстаз никогда реально не достигает цели и реального разрешения драмы смерти-возрождения. Для этого он должен перейти в "океанический" экстаз (см. ниже). Сопровождающие "вулканический" экстаз характерные переживания религиозного типа включают в себя ритуалы жертвоприношения, мученическую смерть, шабаш ведьм, дионисийские оргии и т.п.

26. "Океанический", или "аполлонический", экстаз

Для "океанического" экстаза характерно переживание чувства слияния с окружением и единства с воспринимаемыми объектами. Мир представляется как место невыразимого сияния и красоты. Элемент размышления и потребность в рациональном анализе значительно снижаются, и Вселенная становится "тайной, которую следует пережить, а не загадкой, которую нужно разгадать". В этом состоянии человеку трудно видеть какие-либо негативные аспекты в мире и в самой структуре мироздания. Все оказывается совершенным, все есть так, как оно должно быть. В этот момент мир представляется благоприятным местом, где с полным доверием и чувством совершенной безопасности можно принять пассивно-зависимую позицию, подобную положению ребенка. Для человека в этом состоянии ума зло кажется не имеющим значения, неважным, эфемерным или несущественным. При переживании опыта космического единства трансцендирование времени и пространства может принять довольно конкретную форму, что можно проиллюстрировать рядом специфических образов. Человек может переживать последовательность видений, позволяющих интерпретировать опыт в терминах регрессии в историческом времени. Это включает разнообразие эмбриональных ощущений, память предков, элементы коллективного бессознательного и эволюционный опыт, сопровождаемый филогенетическими "обратными кадрами" и дарвинским прозрением. Соответствующий выход за пределы обычного пространственного ограничения можно проиллюстрировать на примерах идентификации с другими лицами и группами лиц, с животными, растениями и даже неорганическим веществом. Важной вариацией этого переживания является субъективное отождествление с физической Вселенной, с ее галактиками, солнечными системами и мириадами отдельных звезд.

МИФОЛОГЕМА ШИЗОФРЕНИЧЕСКОГО И МИСТИЧЕСКОГО ПЕРЕЖИВАНИЯ.

Шизофреническое переживание есть переживание рухнувшего мира, поверженного мира, где зло всесильно. Но и любой миф есть результат расщепления и, одновременно, процесс, направленный на устранение этого расщепления, на восстановление утраченного мира. Таков вывод исследований мифологии методами структурной антропологии. Крупнейший представитель этого направления Клод Леви-Строс писал, что миф начинается с фиксации противоречия, с фиксации противоположностей. Мы сравнивали этот момент с критической нехваткой, с угрозой миру, индивидуально-психическим коррелятом которой является неготовность человека к исполнению функций его новой социальной роли. Миф по Леви-Стросу - это «логический инструмент преодоления противоречий», «медиативный процесс», направленный на преодоление угрожающего раскола или, по крайней мере, на замену пары непримиримых противоположностей другой, менее опасной парой более близких «семантических оппозиций». Пользуясь методикой Леви-Строса, Греймас сделал ряд интересных выводов о симметрии морфологической схемы волшебной сказки Владимира Проппа, которую мы рассматривали в первой части данной работы.

Речь идет о парных функциях, таких как, например, недостаток и ликвидация недостатка, которые Греймас считает одной и той же функцией, взятой, соответственно, в прямом и инверсном виде. Особенно интересна здесь пара нарушение - восстановление общественного договора. Запрет при этом трактуется как вовлеченность Героя в общественные связи, выполнение им функций своей социальной роли. Старой роли, заметим; роли, из которой он уже вырос, от которой ему надлежит отказаться. Нарушение запрета и есть такой отказ; при этом Герой выпадает из всех социальных связей и оказывается в полном одиночестве, один на один со своей проблемой. Но в результате успешного прохождения всех испытаний Герой, ликвидировавший критический недостаток, приходит к свадьбе и воцарению, т.е. к восстановлению общественного договора, к вовлечению в социальные отношения на новом уровне, в новой роли, с новыми обретенными способностями. Аналогичным образом мы и будем рассматривать сегодня шизофрению - как процесс раскола души и мира, как результат раскола и, одновременно, как попытку преодоления этого раскола, героическую медиативную попытку синтеза обновленного мира.

В настоящее время диагноз «шизофрения» объединяет несколько психических болезней, весьма различных по своим внешним проявлениям. Здесь мы будем говорить лишь об одной из них - параноидной шизофрении, сопровождающейся бредом и галлюцинациями, в которых больного преследуют некие сверхъестественные существа, злобные и практически всемогущие. В контексте нашей темы прохождение полного цикла шизомифа предполагает нисхождение в безумие (т.е. в бессознательное), психотические переживания героического противостояния злу и, наконец, ремиссию, выздоровление, возвращение в этот мир с новыми способностями. Но статистика шизофрении обнажает жестокую реальность жизни. Как вы помните, в мифологии Герой принципиально не мог проиграть битву с Драконом; в худшем случае он мог отказаться от возвращения в свой мир и становился новым хранителем завоеванного сокровища, т.е. Антагонистом. Но он потому и оказывался невозвращенцем, что не мог отказаться от обретенного блаженства, неописуемого блаженства, недостижимого в мире, где царит принцип реальности. А в шизофрении мы видим, что подавляющее большинство кандидатов в Герои проигрывают эту битву и бесцельно скитаются в мире психотической реальности, мучимые отчаянием и страхом, заблудившиеся, потерявшие все ориентиры мира, и главное - потерявшие себя. Вспомните, в сказках о неукрощенной Невесте Герой никогда не бывает первым соискателем ее руки. Часто какой-нибудь овраг за замком царевны (дочери Антагониста) буквально усеян мертвыми костями несостоявшихся Героев. И шизофрения практически всегда есть психотический коррелят сказочной судьбы неудавшихся кандидатов, вымостивших своими костями триумфальную дорогу Героя. Но мы сегодня будем говорить не о правилах, а, скорее, об исключениях из правил, о редчайших случаях спонтанной ремиссии. Это будет звучать гордо; но любителям мистических переживаний следует помнить, что вероятность такого возвращения чрезвычайно мала. И абсолютно непредсказуема, так как о шизофрении до сих пор ничего нельзя сказать достоверно. Все теории о причинах заболевания и благоприятствующих факторах являются лишь более или менее удачными попытками сгруппировать и суммировать огромную массу описательного клинического материала. Т.е. все они носят чисто описательный характер; до сих пор неизвестен ген, вирус или токсин, ответственный за активизацию шизофрении. Мы не можем даже сказать, каков характер причины заболевания - психологический или физиологический. Единственное, что мы можем - это наблюдать непостижимый психотический процесс, сравнивая его со знакомой нам мифологемой, схемой все того же универсального мономифа.

Каждая психоаналитическая школа дает свое объяснение шизофрении. Классический фрейдизм говорит о нарушении направлений движения либидо. Согласно ему, здоровый человек обладает сравнительно незначительным количеством свободного несвязанного либидо; почти все способное к перемещению либидо у него катектировано на объекты внешнего мира. У невротиков, в результате интенсивных вытеснений, определенное количество либидо отделено от своих объектов и переведено (частично) на невротические заместители. Но значительная часть либидо, снятого с проблемных объектов, так и остается свободной, несвязанной. Это делает невротика буквально обреченным на компульсивный, болезненно-гипертрофированный перенос, что так резко различает ситуации лечебного и учебного анализа. А dement, писали классики фрейдизма, вообще не способен ни на какой перенос; его либидо практически полностью снято с объектов внешнего мира и задействовано в энергетике внутренних страхов и фантазий. Таким образом, трансфер - мощнейшее орудие психоанализа - не может быть использован в терапии шизофрении, что сводит на нет эффективность классического фрейдизма в данной области.

Это, как мы уже отмечали, чисто описательный подход, т.е. может быть и правильный, но не предлагающий ничего позитивного. Так же описателен и рассмотренный нами подход аналитической психологии. Но, несмотря на это, мы запоем читаем Юнга. Видимо потому, что шизофрения в огромнейшей степени есть лингвистическое расстройство. И пишут о шизофрениках в основном те, кто их понимает, т.е. те, кто подобен им в этой гипероценке магической силы слов. Это мистики и поэты. Их всегда приятно читать, и особенно в периоды возрастных кризисов, когда мы сами подобны Героям и шизофреникам.

Позитивный подход к проблеме шизофрении предлагает теория объектных отношений, известная нам в основном по работам Мелани Кляйн. Согласно этой теории, основы будущей шизофрении закладываются в первые три-четыре месяца жизни, в так называемой параноидно-шизоидной позиции. Это совершенно особый период жизни. О шестимесячном ребенке мы смело можем сказать, что он человек - маленький, недозрелый, недоразвитый - но, в принципе, такой же человек, как и мы с вами. Но двухмесячный младенец - это нечто совсем иное. Он еще не способен фокусировать взгляд, т.е. у него нет мира визуальных объектов. Его системы дыхания, кровообращения и пищеварения недоразвиты и не координированы между собой настолько, что даже тревога, чисто психическое состояние, может вызвать у него кислородное голодание и удушье. До трех месяцев в нем еще функционируют зародышевые системы циркуляции. Даже форма его энцефалограммы становится человеческой лишь на третьем месяце жизни. Все это прекрасно согласуется с теорией о гипертрофированной недоношенности детей поздних гоминидов, которая рассматривалась нами в предыдущем блоке. Эта физиологическая патология наших предков и породила всю культурную структуру нашей жизни - семью, общество, идеологию, мифологию. А также - переживания утраты рая и горести жизни, греха, вины и наказания. Плюс разлад с собой и конфликт с обществом, неврозы, психозы и, конечно, шизофрению.

В первом приближении параноидно-шизоидная позиция - это период параноидных тревог и шизоидных защит. Новорожденный младенец периодически испытывает стресс и сильнейший дискомфорт, который он переживает как нападение на себя, как агрессивное преследование со стороны внешнего мира. И в дальнейшем любое неудовлетворение потребностей, любая фрустрация переживается им как нападение извне и вызывает в нем ответную агрессию. Переживание чередования то доверия к миру, удовлетворяющему потребности, то параноидной тревоги и агрессии по отношению к преследующим объектам, Мелани Кляйн трактует как взаимовлияние Эроса и Танатоса, либидо и влечения к смерти. Доверие к миру модифицирует тревогу преследования; от характера этой модификации и будет зависеть дальнейшая судьба человека. Уменьшение параноидной тревоги можно рассматривать как количественную проблему, описываемую в терминах обратной связи. Согласно этому методу, система обладает обратной связью, если она активно реагирует не только на сигналы внешнего мира, но и на сигналы об изменении своего собственного внутреннего состояния. Или, выражаясь более технично, если управляющее воздействие на систему формируется как функция ее выходного сигнала. В общем виде это может звучать несколько туманно; но в каждом отдельном случае все выглядит довольно понятно. Рассмотрим схему активизации тревоги преследования у младенца в параноидно-шизоидной позиции.

Младенец испытывает фрустрацию, воспринимаемую им как внешнее нападение. Уровень тревожности повышается, он неосознанно сравнивается с нормальным уровнем, соответствующим удовлетворенности потребностей. Естественная оборонительная реакция младенца - агрессия. Но в результате негативной проекции (а параноидный - это и значит - связанный с проекцией) собственные агрессивные желания приписываются объектам внешнего мира. Это увеличивает страх перед ними и тревогу, ставшую параноидной, что в свою очередь увеличивает агрессию и т.д., по механизму «порочного круга». Это типичная положительная обратная связь, т.е. обратная связь, которая стремится увеличить расхождение между выходным уровнем системы и ее эталонным (нормальным) уровнем. Успокоить такую систему можно только сняв фрустрацию, т.е. удовлетворив все потребности младенца. В процессе нормального развития обратная связь должна стать отрицательной; она должна гасить тревогу, вызванную угрожающими сигналами внешнего мира, а не бесконтрольно, панически увеличивать ее. Но для этого должен измениться сам характер реагирования на тревогу. У младенца, как мы видели, это агрессия.

Шизоидная защита заключается в расщеплении различных аспектов объекта, его «плохой» и «хорошей» сторон на два разных самостоятельных объекта. Для младенца первичный объект - материнская грудь - расщепляется на «хорошую», удовлетворяющую грудь и «плохую», отказывающую в удовлетворении, которая в результате негативной проекции становится еще и преследующей. А поскольку эмоции младенца экстремальны, хорошая грудь идеализируется, а плохая становится панически пугающей. Использование расщепления обусловлено несколькими причинами. Главные из них - боязнь причинить вред своей агрессией хорошему объекту и необходимость в хорошем объекте, как защитнике от преследования плохого объекта. Кроме того, не следует забывать, что восприятие частей исторически предшествует восприятию целого. Когда мы говорим о каком-то предмете, мы имеем в сознании образ этого тождественного себе объекта и, значит, мы уже сконструировали этот образ из множества отдельных восприятий. Связь этих восприятий в единый образ, ощущение их тождественности, есть работа синтеза. Неизвестно, в какой мере врожденной является способность психики к такому синтезу. Вероятно, младенец начинает жизнь с несвязанных восприятий, из которых постепенно учится конструировать частичные объекты. Создать образ матери, как целостного объекта, как личности, ребенок в параноидно-шизоидной позиции еще не способен. Но поскольку он вынужден оперировать частичными объектами, совершенно естественен его выбор критерия разделения - на хорошее и плохое, на приносящее, соответственно, удовлетворение или дискомфорт и тревогу. Принимая во внимание механизмы шизоидной защиты, мы можем детализировать схему активизации параноидной тревоги у младенца.

Младенец испытывает воздействие внешнего мира, воспринимаемое им как фрустрация или удовлетворение. В случае фрустрации он, боясь разрушить любимый объект собственной агрессией, применяет экстремальные механизмы защиты, главным из которых является расщепление. Разделив первичный объект на «плохой» и «хороший», младенец фантазийно расправляется с плохим, применяя для этого два дополнительных механизма защиты - отрицание (т.е. фантазийное уничтожение) и всемогущий контроль (т.е. фантазийное управление угрожающим объектом). Проекция этих эмоций на плохой объект порождает параноидную тревогу. Хороший объект, напротив, идеализируется младенцем; позитивная проекция любви к нему вызывает доверие и к объекту, и ко всему внешнему миру. Постепенное накопление кредита доверия к миру позволяет преодолевать тревогу, а, следовательно, и собственную агрессию; на следующей стадии меняется как характер тревоги, так и характер используемых защит. В депрессивной позиции, длящейся примерно с трех до шести месяцев, расщепление перестает быть деструктивно патологическим. Младенец начинает, наконец, воспринимать мать, как целостный объект, к которому он испытывает амбивалентные чувства. Он начинает понимать, что своей ненавистью и агрессией он причиняет вред не просто враждебному плохому объекту, но своей любимой матери, и это вызывает у него депрессивную тревогу, тревогу вины и сожаления. Одновременно с этим он испытывает стремление к репарации, к восстановлению поврежденного объекта. Трудности в прохождении этой позиции депрессивных тревог и маниакальных защит, как можно догадаться из названия, закладывают фундамент маниакально-депрессивных психозов; но это уже проблема отношений с целостным объектом. А нас сейчас интересует период, когда острая параноидная тревога делает невозможной интеграцию расщепленных частей объекта в целостный образ. Почему мы так подробно это обсуждаем? Дело в том, что сформировать личность, сконструировать Эго и Супер-Эго, психика младенца может лишь одним способом, а именно - в бесконечных актах идентификаций, в непрерывном потоке взаимосвязанных проекций и интроекций, репроекций и реинтроекций. А идентификация с расщепленным объектом неизбежно ведет к формированию расщепленного Эго и расщепленного Супер-Эго, к формированию светлой и темной сторон личности.

Младенец, как мы говорили, воспринимает фрустрацию как агрессивное нападение, и отвечает на нее естественной ненавистью. Актом негативной проекции эта ненависть приписывается плохому объекту, который от этого в глазах младенца становится еще хуже. В акте интроекции, являющейся основой для идентификации с плохим объектом, темная сторона Эго становится еще более ненавидящей. Эта ненависть вновь репроецируется на плохой объект, с которым вновь идентифицируется младенец. Здесь мы опять видим пример положительной обратной связи, увеличивающий ненависть и тревогу до предельного уровня. Аналогичным образом, удовлетворенный младенец, общаясь с любящей матерью, формирует светлую сторону своего Эго, увеличивая любовь и доверие в актах позитивной репроекции и реинтроекции. Положительность обратных связей как бы разрывает мир младенца, предельно разводит его полюса. Ребенок воспринимает объекты и воздействия внешнего мира исключительно с позиций удовольствия / неудовольствия, и по этому принципу он радикально делит мир на черное и белое, на плохое и хорошее. Лишь когда доверие к миру сумеет ослабить и модифицировать параноидную тревогу, и младенец сможет интегрировать части своего первичного объекта в целостный объект - лишь тогда он обретет целостное Эго. При условии, что он успешно пройдет параноидно-шизоидную стадию. Этому могут помешать, в основном, два фактора. Во-первых, врожденная агрессивность, конституциональная предрасположенность к деструктивным реакциям. Она по любому, даже самому незначительному поводу дает такой мощный всплеск ненависти, что младенец не в состоянии справиться с ним должным образом. И, во-вторых, плохое обращение с ребенком и отсутствие любви, т.е. постоянное наличие неудовлетворенных желаний, вызывающих параноидную тревогу при остром недостатке положительных эмоций, формирующих доверие к миру. А дальше все как в хорошо знакомой нам инстинкт-теории - неудовлетворительное прохождение фазы создает у ребенка параноидно-шизоидную фиксацию, к которой он периодически регрессирует со следующей стадии - когда депрессивная тревога становится невыносимой.

Дальнейшее развитие будущего шизофреника мы будем рассматривать в терминах экзистенциального анализа и антипсихиатрии Лэнга. Применение различных теорий для описания единого процесса - довольно спорный метод. Но я считаю его вполне оправданным, так как рассматриваемые теории в описании генезиса шизофрении не противоречат друг другу. Просто разные школы рассматривают этот процесс с разных точек зрения; к тому же различные психоаналитические течения любят акцентировать внимание на различных возрастных этапах жизни ребенка. Но Герой нашего шизомифа все равно пройдет все эти стадии, правда не всегда успешно.

Что же происходит с ребенком, потерпевшим поражение в прохождении параноидно-шизоидной позиции? Как мы уже видели, его Эго не обладает устойчивой целостностью; в критических ситуациях оно готово регрессировать и использовать расщепление, архаичную защиту дочеловеческого периода. И кроме того, такой младенец не испытывает фундаментального доверия к миру. Здоровое доверие ребенка к объектам его любви подразумевает уверенность в их константности и непрерывности, уверенность в способности объекта восстанавливаться после утраты. Ведь для младенца даже самый кратковременный уход матери, пропадание ее из зоны восприятия, равносилен ее смерти. Только в депрессивной позиции он приобретает убеждение, что мать, выйдя из поля его зрения, все-таки продолжает существовать где-то сама по себе. Но младенец, неудачно прошедший параноидно-шизоидную позицию, не уверен в стабильности существования матери, как и всех прочих объектов. А поскольку его Эго формируется в актах проективной и интроективной идентификации, то он также не уверен и в себе, в стабильности своего собственного существования. Это состояние Рональд Лэнг называет онтологической неуверенностью, т.е. бытийной неуверенностью, неуверенностью в реальности собственного бытия и в своем праве на это бытие. Онтологически неуверенный человек не может жить легко и естественно, без напряжения, в гармонии с миром. Для защиты и поддержания своего существования он постоянно должен прикладывать титанические усилия, истощающие его и приводящие к психотическому срыву. Его мотивации не просто сместились от стремления к удовольствию в сторону недопущения неудовольствия; но вся его жизнь представляет собой отчаянную борьбу за сохранение своей индивидуальности, постоянно подверженной смертельной опасности. В этом случае мы говорим о шизоидном типе характера, подразумевая под этим, с одной стороны, тревогу уничтожения, потери индивидуальности, и с другой - особый тип расщепляющих шизоидных защит. Нормальный человек может позволить себе спонтанность действий и эмоций, более того, он получает удовольствие от своей спонтанности. Он может самозабвенно отдаться чтению хорошей книги или просмотру фильма, т.е. идентификации с Героем, потому что он ни на миг не сомневается в своей способности вновь обрести себя, вернуться к себе. Но для онтологически неуверенного шизоида это отнюдь не очевидно; он должен всячески избегать подобных опасностей. Он не может позволить себе подойти к кому-то слишком близко, боясь стать подобием любимого, а значит - потерять себя. И он не может позволить никому подойти слишком близко к себе - потому что любящий человек будет видеть его насквозь, сможет манипулировать им, т.е. опять-таки разрушит его индивидуальность. В стадии психоза это часто выражается в очень распространенном бреде «стеклянного» тела. Любое чувство, направленное на него, шизоид воспринимает как разрушительное - причем любовь может быть даже более разрушительна, чем ненависть. Опасно даже простое внимание к нему, пристальный взгляд в его сторону. Он стремиться стать непонятным, непостижимым, неуловимым, незаметным - т.е. спрятать от всех свое «истинное я», уйти в себя. Он сознательно формирует некую личину, маску, предназначенную исключительно для общения с людьми. Лэнг называет эту структуру «ложное я». Согласно Лэнгу, главная линия раскола (Я – не-Я) у шизоида проходит не между ним и внешним миром, а между ним и его телом.

Тело становится не более чем одним из объектов внешнего мира, практически не имеющих отношения к жизни внутреннего я. Шизоид использует «ложное я» как автопилот, призванный обеспечить «низменные» потребности, обеспечить выполнение рутинных мирских дел, недостойных внимания «истинного я». В отличие от здорового я, воплощенного в тело и заброшенного в пространство и время этого мира, шизоид получает невоплощенное я, свободное от всех ограничений реальности. Внутреннее я живет всецело в фантазиях, и здесь оно всемогуще и неограниченно. Но чем более всемогущим становится «истинное я» в фантазийном внутреннем мире, тем более пустым и бесплодным становится шизоид в мире реальном. Динамика шизоидной стадии предполагает, что выстраиваемые защиты, все более радикальное обособление «истинного я» от реального мира, не ослабляет тревог преследования, а напротив, лишь усиливает их.

Однако здесь важно подчеркнуть следующее. Ретроспективно выстраивая историю болезни, мы рассматриваем шизоидную стадию, как одну из фаз генезиса шизофрении. Эта латентная стадия, которая начинается после поражения младенца в параноидно-шизоидной позиции и может продолжаться несколько десятков лет, в течение которых человек воспринимается окружающими как совершенно нормальный, идеально удобный для всех. Непосредственно перед психозом шизоидная стадия переходит в кратковременную стадию анормального поведения, когда человек перестает быть удобным для всех. Он начинает раздражать окружающих, его поведение становится эксцентричным. Он воспринимается как человек «со странностями». Эта стадия может пройти совершенно незамеченной, и тогда говорят, что психоз начался внезапно. Следующая стадия - непосредственно шизофрения, когда разногласия больного с окружающими по поводу реальности становятся очевидными. И затем - ремиссия, которая, как мы уже говорили, крайне маловероятна.

Но это именно ретроспективный взгляд на историю болезни. Рассматриваемый сам по себе, шизоидный характер не есть болезнь; и также он не обязан быть стадией в генезисе психоза. Многие люди всю жизнь живут с шизоидным характером, а некоторые писатели и художники подобного склада не только успешно реализуют себя, но даже имеют социальный успех. Восточные религии и философии часто рассматривают развоплощение, отделение разума от тела не как тревожный симптом, а как желанную цель. Очевидно, что социально успешные писатели-шизоиды и восточные гуру в какой-то степени застрахованы от шизофрении именно тем, что они реально воздействуют на реальных людей, имеют с ними реальную связь и чувствуют ее. Иными словами, гуру, собравший группу последователей, резко понижает вероятность развития своего психоза - за счет резкого повышения вероятности развития психоза у своих учеников. Но мы не будем рассматривать здесь способы шизоидных компенсаций; шизоидный характер будет интересовать нас именно как стадия в генезисе шизофрении.

Ребенок, не сумевший успешно пройти параноидно-шизоидную стадию, вступает в латентную фазу развития шизофрении. На этом этапе он не дает родителям поводов для волнений и выглядит как все нормальные дети, а часто даже кажется более нормальным, чем они (более удобный ребенок и кажется матери более нормальным - подобно тому, как умной мы называем послушную собаку, и наоборот). Такой ребенок быстро развивается, рано начинает говорить, легко отлучается от груди и привыкает к новой пище, быстро усваивает правила гигиены, редко плачет - одним словом, не доставляет матери беспокойства. Это значит, что ребенок боится проявлять свои собственные желания и настаивать на их выполнении; он существует, чтобы выполнять желания матери. Ситуация действительно страшная; но шизофреногенная мать воспринимает ее как прекрасную, а своего запуганного ребенка, не смеющего быть самим собой - как идеального. Требования шизофреногенной матери, ее ожидания и формируют у ребенка первоначальную систему «ложного я». Негативные ожидания сформируют, соответственно, «отвратительного ребенка»; но, как правило, шизоидные дети очень «правильные», послушные, честные - т.е. очень удобные для родителей и воспитателей. Из них вырастают такие же удобные для всех взрослые - со сложной системой «ложного я», отвечающей ожиданиям многих людей, которых шизоид считает опасными для себя. Но в какой-то момент баланс между полномочиями «истинного» и «ложного» я нарушается - «ложное я» становится все более автономным и контролирующим все большее число аспектов бытия шизоида. «Истинное я» катастрофически теряет ощущение как реальности мира, так и собственной реальности. Использование экстремальных методов для возобновления ощущения собственной реальности (эксцентричность) и характеризует фазу анормального поведения.

Как мы уже говорили, эта фаза часто проходит незамеченной. «У меня шизофрения развилась внезапно» - утверждала Барбара О’Брайен в своей книге «Операторы и Вещи». Женщина, скрывающаяся под этим псевдонимом, прошла через параноидную шизофрению и спонтанную ремиссию, и не только написала поразительный отчет об этом необыкновенном путешествии в безумие, но и высказала ряд глубоких мыслей по поводу шизофрении - на основании изучения большого числа научных трудов по данной теме. И это еще более показательно - что женщина, так красочно описавшая свой период анормального поведения, уже после выздоровления и изучения соответствующей литературы, продолжала считать его вполне нормальным, здоровым. Хотя даже не специалисту понятно, что панический ужас, описанный О’Брайен, абсолютно неадекватен ситуации - реальной угрозе, которой подверглась ее карьера в фирме.

Наиболее глубоко этот период, в котором «можно усматривать, с одной стороны, еще характерные особенности образа жизни пациента, а с другой уже предвестники психоза», описал Людвиг Бинсвангер. Данная фаза, согласно Dasein-аналитике Бинсвангера, характеризуется критическим возрастанием напряжения между фантазийным всесилием внутреннего я и его реальным бессилием в реальном мире. Шизоид при этом возвращается к рассмотренной нами ранее младенческой защите - отрицанию. Он запрещает вещам мира быть такими, каковы они есть и, тем самым, разрушает непрерывность переживания мира. Здоровый человек принимает мир таким, каков он есть; он готов принять даже то, что ему совсем не нравится. Само желание переделать то, что не устраивает, предполагает знание того, как это сделать, т.е. знание того, каковы на самом деле вещи мира и, следовательно, принятие их таковыми. Но шизоид на этой стадии не хочет да и не может ничего изменять в мире; он может лишь отрицать существование того, что его страшит, т.е. запрещать ему быть. Исключение из переживания каких-то аспектов мира разрывает его переживание. Бинсвангер писал:

Именно неспособность примириться с непоследовательностью и беспорядком своего переживания, а вследствие этого постоянный поиск выхода для восстановления этого порядка, превращает жизнь наших пациентов в такое мучение… Dasein (здесь-бытие) фактически изводит себя в поисках иных выходов… Последний выход из положения проявляется исключительно в формировании экстравагантных идеалов, выдаваемых за жизненную позицию, и в безнадежной борьбе за сохранение этих идеалов и следовании им.

Экстравагантность - это позиция совершенно особого рода. Это не просто постановка высоких задач, но, как пишет Бинсвангер, «подъем Dasein на высоту большую, чем та, что соответствует широте его эмпирического и интеллектуального горизонта», т.е. постановка задач абсолютно нереальных. Другим свойством экстравагантности является ее экстремальность. Это значит, что горизонт экстравагантного поведения будет ограничен жесткой альтернативой «или-или». Если экстравагантный идеал заключается в обеспечении абсолютно полной безопасности, то его альтернативой будет смертельная опасность, панический ужас. Шизоид на этой стадии никак не может отказаться следовать своему идеалу; но и соответствовать ему он также не может. Невозможность соответствовать идеалу порождает сильнейшую тревогу; чтобы избавиться от нее, шизоид все усиливает свой идеал, делает его все возвышеннее, т.е. все недоступнее, невозможнее. А это вновь усиливает тревогу по порочному кругу. Здесь мы опять видим систему с положительной обратной связью, но на этот раз не находится никакого природного ограничителя, и психика действительно идет «вразнос».

На стадии экстравагантности шизоид вновь возвращается к младенческому параноидно-шизоидному разделению мира на черное и белое, на плохое и хорошее. Но это как раз то, что характеризует миф - Герой всегда знает, кто друг и кто враг, и всегда знает, что врагу нет пощады. Миф, как мы говорили, отражает процессы трансформации психики в критические периоды переходов. Период анормального поведения - это и есть критический период ломки психики, когда шизоид уже не может удерживать психическое равновесие и неумолимо сползает в психоз. Формирование экстравагантных идеалов мы можем уподобить мифическому зову, который обращен к будущему Герою шизомифа. Вот как Лэнг описывает переживания пациента по имени Джеймс:

Он пытался утвердить свою индивидуальность эксцентричными идеями. Он был пацифистом, теософом, астрологом, спиритуалистом, оккультистом и вегетарианцем… Его «схема тела» простиралась за пределы рождения и смерти и размывала обычные ограничения времени и пространства. У него были всевозможные «мистические» переживания, при которых он чувствовал себя соединенным с Абсолютом, с Единой Реальностью. Законы, по которым, как он тайно «знал», управлялся этот мир, были всецело магическими. Хотя он и был по профессии химиком, «истинно» он верил не в законы химии и вообще науки, а в алхимию, черную и белую магию и астрологию… В воображении росло и набиралось фантастических сил (оккультных, магических и мистических) убеждение - характерно смутное и неопределенное… - что он не просто Джеймс из данного времени и пространства, сын таких-то родителей, но кто-то очень особый, имеющий чрезвычайную миссию, вероятно перевоплощение Будды или Христа.

Мистические идеалы и мистические переживания в период анормального поведения - не редкость. Ведь «истинное я» может действовать исключительно в фантазийном мире, а поскольку, пишет Лэнг, «объекты фантазии или воображения подчиняются магическим законам, они имеют магические, а не реальные взаимоотношения».

Экстравагантный идеал призван выделить человека из массы по вульгарной схеме Герой / обыватель. Но он совсем не обязательно ведет шизоида на баррикады или к иной дороге Героев. Часто подобные идеалы весьма обыденны. У пациентки Бинсвангера, которую он называет Эллен Вест, экстравагантный идеал заключался в похудании, приобретении стройности и изящности. Своему мощному телу, вместе с другими неудобными элементами мира, эта женщина просто «запретила быть». Она изнуряла себя постоянными диетами и слабительными, в тщетной надежде разрешить конфликт толстая / худая и, таким образом, восстановить нарушенную последовательность переживания. Но конфликт был гораздо глубже - между реальностью мира, в который она заброшена, и ее фантазийным всемогуществом, ведущим ее к отказу принять мир таким, каков он есть. Эллен Вест, с детства мучимая проблемой смерти и небытия, в этой фазе перенесла свой экзистенциальный конфликт на тело. Называя вещи своими именами, мы можем сказать, что она пыталась решить проблему смерти с помощью слабительного. Барбара О’Брайен нашла свой экстравагантный идеал в деловой карьере. Только исходя из этого можно понять тот ужас, который она испытала, когда ее карьера оказалась под угрозой. Формирование экстравагантного идеала всегда есть приземление глубокого бытийного конфликта, символическое перенесение экзистенциальных противоположностей в физиологическую или социальную сферу. Понятно, что конфликт в чуждой ему сфере решить нельзя - можно лишь усугубить его. Что, собственно, пациенты и делают.

Согласно схеме универсальной мифологемы, Герой, услышавший зов, должен перейти границу реального мира и войти зону иной реальности, в данном случае - в зону безумия, шизофренического бреда. Послушайте отчет об этом одного из пациентов Карла Ясперса («Общая психопатология»):

Я считаю, что вызвал болезнь сам. При своих попытках проникнуть в иной мир я встретил его естественных стражей, воплощение собственной слабости и ошибок. Сначала я думал, что эти демоны - низшие обитатели иного мира, которые могут играть мной как мячом, потому что я вошел в эти края неподготовленным и заблудившимся. Позднее я подумал, что они - отколовшиеся части моего собственного разума (страсти), которые существуют близ меня в свободном пространстве и процветают на моих чувствах. Я считал, что они есть у всех, но люди не воспринимают их благодаря удачному защитному обману чувств личностного существования… Я хотел подвести себя ближе к высшим источникам жизни. Я должен был готовить себя к этому в течение длительного времени, вызывая в себе высшее безличное «я», так как «нектар» - не для уст смертного. Это воздействовало разрушительно на животно-человеческое «я», раскололо его на части… Я добился несвоевременного восхождения к «источнику жизни», и на меня обрушилось проклятие «богов». Я понял слишком поздно, какие темные стихии приложили здесь руку. Мне пришлось познать их после того, как у них оказалось уже слишком много сил. Пути назад не было. Теперь у меня был мир духов, который я хотел увидеть. Демоны выходили из пропасти, словно стражи Церберы, не допуская к неразрешенному. Я решил вступить в борьбу не на живот, а на смерть. Для меня в итоге это означало решение умереть, так как мне пришлось отстранить все, что поддерживало врага, но все это также поддерживало и жизнь. Я хотел войти в смерть, не сходя с ума, и встал перед Сфинксом: либо ты в бездне, либо я!

Затем пришло озарение. Я постился и этим путем проник в истинную природу своих соблазнителей. Они были сводниками и обманщиками моего дорогого личностного «я», которое оказалось настолько же ничтожной вещью, как и они. Появилось более крупное и понимающее «я», и мне удалось оставить старую личность со всей ее свитой. Я увидел, что эта прежняя личность никогда не смогла бы войти в трансцендентальные царства. Я ощущал в итоге ужасную боль, словно уничтожающий все взрыв, но я был спасен, демоны испарились, исчезли, умерли. Для меня началась новая жизнь, и с этого времени я чувствовал себя отличным от других людей. «Я», состоявшее из условной лжи, притворства, самообмана, образов воспоминаний, «я» такое же, как у всех других людей, опять росло во мне, но за и над ним стояло более значительное и понимающее «я», внушавшее мне нечто вечное, неизменное, бессмертное, нерушимое, которое с этого времени навсегда стало моим защитником и убежищем. Я считаю, что для многих было бы лучше, если бы они встретились с таким высшим «я», и что есть люди, на самом деле достигшие этой цели более легкими средствами.

Этот отчет является прекрасной шизомифологемой, но он затемняет одно важное обстоятельство. А именно - что шизофрения есть полная и безоговорочная капитуляция «истинного я». Мы и раньше говорили, что нельзя перейти порог, нельзя войти на территорию бессознательного, не отключив или, по крайней мере, не ослабив тотальный контроль сознания. Но сейчас все это надо понимать еще более буквально. В какой-то момент, уже не справляясь со сверхзадачей - сохранением своей индивидуальности, «истинное я» формирует для этой цели экстравагантный идеал. Но и соответствовать этому идеалу оно не тоже может, а, следовательно, оно не может справиться и с лавинообразно нарастающим потоком тревоги. Выдержать это невозможно, и «истинное я» сдается, растворяется в «хаотическом небытии», прекращает существовать. При параноидной шизофрении я распадается на отдельные фрагменты, обладающие относительной автономией, и часто даже способностью вербально отражать свои комплексы. Именно эти отколовшиеся фрагменты я выздоровевший шизофреник и будет вспоминать как «образы» бреда, преследующие или помогающие. В данном случае под смертью я мы понимаем разрушение единства я, обусловленное не тотальным крушением, а разрушением лишь последних, «высших» его наработок. Смерть я, потеря индивидуальности, равносильна потере самоосознания. Это одно из следствий нарушения высших механизмов рефлексии. Другой функцией этих механизмов является различение модальности переживаний; таким образом, при их разладе теряется грань между восприятием внешнего мира и фантазиями. Восприятия теряют здоровую монополию на «чувство реальности»; галлюцинаторные переживания, прекрасно структурированные и чрезвычайно значимые для шизофреника, становятся более реальными для него, чем все сигналы внешнего мира, в том числе и попытки врачей установить с ним контакт.

Таким образом, переход из фазы анормального поведения в психоз является полной капитуляцией я, отказом от попыток разрешения экзистенциального конфликта. Экстравагантный идеал изначально не выполнял возлагаемых на него функций, и шизоид неизбежно страдал от того, чего не мог и не хотел понять - от чего-то невыразимого и ужасного. Впадая в психоз, шизофреник, как ни странно, эмоционально даже получает некоторое облегчение, переходя от переживания непостижимого ужаса к злобным, но вполне конкретным преследователям. Причем, видимо, преобладание садистических компонент в спектре влечений приведет к созданию галлюцинаторных образов «плохих парней», т.е. людей; в противном же случае, шизофреник может оказаться жертвой самым невероятных «сил зла».

После всего сказанного о параноидной тревоге, обязательное наличие злобного и практически всемогущего преследователя не должно нас удивлять. Поразительно другое - то, что загнанный в угол шизофреник еще способен воспринимать это преследование как вызов себе, как зов на его личную борьбу со злом. А поскольку его образы экстремальны - как зов на борьбу с мировым злом в его наичистейшем виде. Иначе говоря, он может воспринимать ситуацию, используя героические паттерны универсальной мифологемы. Вот как описывает это О’Брайен: «пришельцу свойственны три основные характеристики: он имеет властные полномочия, обладает сверхчеловеческими способностями, и каким-то непонятным образом его сверхъестественность воспринимается вами как нечто вполне приемлемое и правдоподобное». «Здесь всегда присутствует бросающий вызов противник… Как ни странно, хотя противник обладает безмерной властью и сверхчеловеческими возможностями, параноика это не так уж смущает или потрясает. Будь этот враг хоть семи пядей во лбу, параноик тут как тут, и рвется в бой». Свидетельство бывшей шизофренички для нас несравненно ценней любых теоретических выкладок.

С точки зрения шизомифа, возможность выздоровления определяется, в основном, двумя факторами - личным героизмом, т.е. способностью воспринять преследование как вызов, а также соотношением преследующих и помогающих образов. Если в параноидно-шизоидной позиции «хорошее я» не было наполнено должным образом (см. рисунок 17), то Герой шизомифа останется без волшебных помощников, один на один с преследователем-Антагонистом и, скорее всего, пополнит ряды безымянных павших Героев. Т.е. его капитуляция останется вечной, и он будет постоянно демонстрировать нам эту бросающуюся в глаза шизофреническую пассивность. Он будет избегать даже активных глаголов: «я вижу», «я делаю»; но будет говорить: «за мной подглядывают», «меня преследуют», «со мной хотят сделать плохое». Он уже ничего не сможет сделать самостоятельно. Если мы просыпаемся по утрам, то ему не дано даже этого - его будят. Все, что происходит с шизофреником, делают с ним Они - вездесущие и всемогущие силы зла.

Рональд Лэнг, о котором мы уже так много говорили, стоял у истоков антипсихиатрии - терапевтической практики, оценивавшей шансы шизогероев на успех гораздо выше. Это связано с тем, что Лэнг считал генезис шизофрении обусловленным не физиологическими, а психологическими факторами. Он придерживался сформулированной Грегори Бейтсоном теории «двойной связи», известной нам как конфликт лояльности. Согласно этой теории, шизофреногенная семья характеризуется тем, что предъявляет ребенку принципиально невыполнимые, взаимоисключающие требования. Любое возможное действие ребенка, равно как и отсутствие действия, неминуемо приведет его к конфликту с одним из родителей, ожидания которого относительно ребенка противоположны ожиданиям другого родителя. Бывает, что желания родителей совпадают, но при этом противоречат самой природе ребенка - например, когда родители страстно желают рождения мальчика, а рождается девочка (или наоборот). Несчастный ребенок при всем желании не способен соответствовать ожиданиям родителей. Выхода из этой ситуации нет; любое движение невозможно, как невозможно и само продолжение жизни. И шизофрения по Лэнгу представляет собой «особую стратегию, придуманную человеком для того, чтобы жить в непригодной для жизни ситуации». Кроме того, Лэнг считал само современное общество шизофреногенным, непригодным для нормальной жизни, кастрирующим потенциальные возможности, заложенные в каждом ребенке. С этой точки зрения, ненормальна как раз беспроблемная адаптация к патологическому обществу, а шизофренический маневр вполне естественен.

Бейтсон, автор теории двойной связи, как профессиональный антрополог не мог не заметить мифологичности шизофренического переживания - в смысле выстраивания бреда по схеме кэмпбелловской универсальной мифологемы. И, как антрополог, он начал рассмотрение шизофрении именно с того, к чему мы подошли после долгого последовательного рассмотрения генезиса болезни. Сейчас мы вполне можем присоединиться к бейтсоновскому описанию шизофрении, которое для него изначально лежало на поверхности:

По-видимому, будучи низвергнутым в состояние психоза, пациент должен проделать определенный путь. Он, так сказать, пускается в некое первооткрывательское путешествие, которое будет завершено лишь по его возвращении в нормальный мир, в который он вернется с прозрениями, весьма отличными от тех, которыми обладают живущие в этом мире, никогда не отправлявшиеся в подобное путешествие. Некогда начавшись, шизофренический эпизод, по-видимому, имеет такой же определенный ход, как и церемониал инициации - смерть и новое рождение… С точки зрения такой картины спонтанная ремиссия не вызывает вопросов. Она является лишь конечным и естественным итогом общего процесса. Нужно же объяснять неудачу многих, предпринявших такое путешествие, при возвращении из него.

Поставив диагноз больному обществу, Лэнг приходит к тому, что шизофренический уход в себя объявляет естественным и даже желательным. Отсюда становятся понятными его радикальные суждения: «Возможно, наше общество само стало плохо функционировать, и некоторые формы шизофренического отчуждения от отчуждения общества могут обладать социобиологической функцией, которую мы еще не распознали». «Расщепленный разум шизофреника может впустить свет, который не входит в неповрежденные, но закрытые умы многих здоровых людей». «Сумасшествие - не обязательно разрыв. Оно может стать также и прорывом. Потенциально это освобождение и обновление». «Это путешествие является не тем, от чего нам нужно излечиться, а естественным способом лечения нашего отвратительного состояния отчуждения, называемого нормальностью… В другие времена люди преднамеренно пускались в такое путешествие. А если они обнаруживали, что уже волей-неволей находятся в нем, то выражали благодарность, как за особую милость».

Нам трудно комментировать эти мысли об отношениях шизофреника с общественным строем; для нас это еще очень свежая рана. Советская психиатрия действовала так, как будто приняла на вооружение положение Лэнга о том, что психоз - нормальная реакция честного человека на лживое общество. Людям, несогласным со стратегией коммунизма и практикой КПСС, уже на основании одного этого ставили специально изобретенный диагноз - «вялотекущая шизофрения» - с последующим принудительным лечением. Несколько сеансов шоковой терапии успешно стирали грань между душевным здоровьем и безумием. В великолепной работе Владимира Альбрехта «Как быть свидетелем», ходившей в то время в Самиздате, разбирались типичные вопросы, задаваемые следователями. И одним из первых был такой: «Не замечали ли Вы в поведении обвиняемого К. каких-либо странностей?» Такие вопросы задавали и мне, хотя они, конечно, не имели никакого отношения к делу. Просто следователь мостил одновременно две дороги - одну в суд, другую - в психушку. Лэнг считал, что психиатр должен стать для больного сталкером, помощником и проводником по миру бессознательного. Но советские Хароны были скорее Сусаниными; они заводили беззащитных пасынков в непролазные дебри именно для того, чтобы оставить там навсегда. «При современных достижениях науки уже через несколько дней ни один психиатр в мире не признает вас психически здоровым и не возьмется вылечить» - говорили следователи. Появился даже специальный термин - карательная психиатрия. Справедливости ради следует отметить, что карательную психиатрию, по-видимому, практиковали исключительно в специализированных лечебных учреждениях; таким образом, большинство советских психиатров непричастны к этим преступлениям.

Вернемся к Лэнгу. Он сравнивает шизомифологему с мистическими переживаниями восточных религий - но мы знаем, что мифологема едина и не ограничена рамками традиций Востока или Запада. Она охватывает гораздо более широкий спектр человеческих переживаний. Поэтому не обязательно быть знакомым с восточными учениями, чтобы оценить составленную Лэнгом карту шизофренического путешествия:

Вместо церемонии деградации психиатрического обследования, диагностирования и прогнозирования нам нужно подготовить для тех, кто к этому готов (согласно психиатрической терминологии, для тех, у кого вот-вот будет шизофренический срыв), церемонию инициации, через которую личность пройдет при полном общественном одобрении, погрузится во внутреннее пространство и время и вернется назад с помощью тех, кто там уже был. Говоря с психиатрической точки зрения, это бы явилось помощью бывших пациентов пациентам будущим по схождению с ума.

Вот что тогда последует:

I) путешествие из внешнего во внутреннее,

II) от жизни к своего рода смерти,

III) от движения вперед к движению назад,

IV) от временного движения к временной остановке,

V) от земного времени к времени вечному,

VI) от эго к «я»,

VII) от бытия вовне (после-рождения) назад в лоно всего сущего (до-рождения),

А затем последовательно обратное путешествие

от внутреннего к внешнему,

от смерти к жизни,

от движения назад к движению опять-таки вперед,

от бессмертия к неизбежности смерти,

от вечного ко времени,

от «я» к эго,

от космического утробного состояния к экзистенциальному перерождению.

… Вероятно, именно таким путем следует нам всем пройти в той или иной форме. Этот процесс мог бы выполнить существенную функцию в подлинно душевно здоровом обществе».

Все это чрезвычайно напоминает переживания участников Элевсинских мистерий - как они были описаны Карлом Кереньи в работах «Кора» и «Эпилегомены». Посвященные в эти таинства, как и пациенты Лэнга, обретали переживания «сверхиндивидуального», «они переживали судьбу органической жизни в целом как свою собственную», обретали опыт «бытия в смерти». Шизогерой, как и любой инициант, проходит через символическую смерть - как утрату самоосознания - в иной мир, в зону внутреннего пространства и времени. Надир мифологемы, который Лэнг называет космическим утробным состоянием, соответствует кэмпбелловскому «воссоединению (вос-со-един-ению) с Отцом» и «обожествлению». Воссоединение с Отцом в надире характерно для «Героя со скрижалями», Героя-законодателя. В отличие от Героя-воителя, который возвращается в свой мир с отбитой у Дракона Волшебной Невестой, Герой-законодатель приносит своему народу новые законы, откровения новых религий. В этом отношении мы можем рассматривать шизомиф Лэнга как мистерию индивидуальной религии.

Таким образом, шизомифологема Лэнга в общих чертах совпадает с рассмотренными нами схемами Кэмпбелла и Проппа. А психотический характер переживаний шизогероев бросает новый свет на утверждение Леви-Строса, что миф есть медиативный процесс, направленный на устранения угрожающего раскола. Шизомиф, несомненно, есть психотический вариант универсального мономифа, хотя имеются и существенные отличия. Мономиф, как мы знаем, отражает бессознательные процессы трансформации психики, происходящие в периоды социально обусловленных переходов, в периоды возрастных кризисов человека. Во всех предыдущих блоках мы говорили именно об этом. Психотический кризис может быть никак не связан с возрастными переходами, но это такой же кризис исчерпавшего себя способа бытия. Шизоид должен радикально изменить себя, умереть и восстать полностью обновленным. Он переходит порог и оказывается в зоне иной реальности. В большинстве случаев он теряет при этом все ориентиры и навсегда остается в этом темном мире. Но если он все-таки выкарабкивается, он выходит из этого испытания совсем иным. Я хочу привести здесь цитату из отчета Джесси Уоткинса, пациента, пережившего шизофрению и спонтанную ремиссию:

Когда я вышел из больницы… я внезапно почувствовал, что все гораздо реальнее, чем было прежде. Трава зеленее, солнце светит ярче, а люди более живые и я мог видеть их более отчетливо. Я мог видеть плохое и хорошее и все остальное. Я стал больше осознавать.

Мир становится более реальным, чем был до болезни. Все переживания поразительно обновляются; человек по существу узнает мир заново, восхищаясь им и изумляясь ему. Из-ум-ление по-старославянски и означало выход из ума, сума-с-шествие.

Мой друг прошел через шизофрению и ремиссию в те годы, когда психоанализ в нашей стране был лишь пустым словом. Сейчас трудно сказать, в какой степени эта ремиссия была спонтанной. Может быть, она была достигнута благодаря лечению, а может и вопреки ему. Я хочу процитировать его письмо ко мне, написанное после выхода из кризиса, в 1983-м году. Хочется подчеркнуть это, т.к. аналитиков часто обвиняют в тенденциозном подборе материала, в навязывании пациентам своих теорий. Но в 83-м у нас была девственно стерильная почва, безусловно свободная от идей Лэнга и Кэмпбелла. И тем не менее, письмо повторяет все ту же идею внутреннего путешествия:

В Зеленогорске со мной приключилось нечто этакое, необъяснимое, а, значит, привлекательное. Вот этим таинственным «нечто» я и был поглощен настолько, что забыл обо всем. Короче - собой… В человеке, наверное, столько поназаложено способностей, что за одну грешную жизнь ему себя до конца не раскрыть. Всегда остаются тайны. Смириться? Я так и сделал. Но как быть, когда эта «тайна» вдруг начинает в тебе проявляться? Вот я и занялся ее разгадкой. Прости, если слишком «туманно».

Действительно, слишком туманно для нас; более того, три слова в этом коротеньком отрывке взяты в кавычки - а это означает, что под словом понимается не его буквальный смысл, а нечто иное. Слов русского языка просто не хватает для разговора об ином мире.

Наш разговор об Антагонисте проходил под знаком Сета. Два варианта женского выбора мы рассматривали, как судьбы Афродиты и Мегары. Участь проигравшего Героя, заблудившегося в дебрях иных миров, можно связать с мифом о Беллерофонте, внуке Сизифа и правнуке Эола. Беллерофонт, как и положено Герою, прошел полный цикл мономифа. Он имел две семьи, его хотел убить царь-Антагонист, волшебная помощница - Афина помогла ему обрести волшебного коня - Пегаса. Он победил Дракона - Химеру, и завершил цикл свадьбой и воцарением. Судьба Героя неразрывно связано с его конем, необычным даже по сказочным меркам. Пегас - дитя Посейдона и Медузы - родился из обезглавленного тела Горгоны в миг ее смерти. Он - конь поэтов, так как его копыта выбивали из скал источники, дарующие людям вдохновение (т.е. измененное состояние сознания). Но когда гора Геликон, околдованная пением муз, стала подниматься в небо, именно Пегас остановил ее подъем - ударом все того же копыта. Иными словами, это сила, которая и сдвигает сознание, и останавливает это скольжение на грани потери чувства реальности. Беллерофонт и Пегас прекрасно иллюстрируют знаменитую аллегорию Фрейда - об отношениях сознания и бессознательного, как отношениях всадника и коня.

Все было прекрасно; Герой достойно прошел предназначенные ему испытания и справедливо правил своим народом. Но дойдя до кризиса середины жизни, потеряв свою магическую ману, Беллерофонт не захотел стать очередным хранителем-Антагонистом - он решил вновь вступить на дорогу Героев. Клаудио Наранхо в своей работе «Песни просвещения» показал, что иногда это удается - но только самым величайшим из Героев. По-видимому, Беллерофонт был не из их числа. Он возмечтал взлететь на Олимп на своем крылатом коне. Наглость, конечно, совершенно безумная. Дело Героев - бороться с чудовищами, т.е. изменять то, что можно изменить. А боги были неизменными качествами древнего мира, характеристиками заброшенности в данное пространство и время. Попытка прорыва на Олимп и вторжения в дела богов была типичным формированием экстравагантного идеала, постановкой заведомо неосуществимой цели. А постановка экстравагантной цели есть следствие отказа от осуществления обычных жизненных планов реального мира, т.е. запрет аспектам мира быть таковыми, как они есть, и утрата непрерывности переживания. Приняв решение о полете на небо, Беллерофонт вошел в фазу анормального поведения, в предпсихотическое состояние. Греки прекрасно представляли, чем может закончиться пересечение запретного рубежа. Но Герой, принявший решение, уже не может остановиться - ведь он знает, что тормоза придумали трусы. Его могут остановить лишь сами боги. Зевсу ничего не стоило поразить Беллерофонта обычной молнией - но он, похоже, тоже знал, что по Фрейду конь и всадник символизируют бессознательное и сознание. Зевс наслал на Пегаса неслыханную ярость, и конь скинул своего седока. Тревога и агрессия замкнули порочный круг положительной обратной связи. От удара о землю Беллерофонт потерял рассудок и до самой смерти блуждал в темных лабиринтах бессознательного - что в данный момент и делает большинство шизофреников. И даже ребенку ясно, что отчаянная попытка бывшего Героя была заведомо обреченной. Но разве она не прекрасна?

И, наконец, я хотел бы завершить этот цикл древним индейским мифом - о столкновении охотничьих племен с традициями индивидуального шаманства и племен земледельческих, в которых уже сформировался определенный жреческий институт. Судьба свела эти племена на одной земле, и между жрецами и шаманами тут же начались конфликты. Предмет спора всегда был один - чья магия сильнее? Шаманы стали хвастаться, что их сила способна заставить Солнце и Луну покинуть небо. Жрецы не оспаривали этого, но просили шаманов воздержаться от своей похвальбы - ведь вернуть светила на небо будет гораздо труднее, чем погасить их. Однако шаманы продолжали хвалиться, и не успокоились, пока на небе не осталось ни Луны, ни Солнца. После этого они совершили свои ритуалы, но (как и предполагали жрецы) не смогли вернуть утраченные светила. Землю покрыла беспробудная ночь. Затем жрецы принесли жертвы и пропели молитвы - с тем же результатом. Позвали животных - и животные принесли дары и совершили свои обряды. Но все было тщетно. Земля умирала.

Тогда верховный жрец стал петь ритуальную песню, и из земли появились четыре холма. Люди и животные стали танцевать вокруг них, и холмы стали расти, пока не доросли до неба. По ним люди и животные поднялись на небо - и нашли там новую Землю - с новой Луной и новым Солнцем. На этой новой Земле мы и живем сегодня.

А прежний (родной!) мир утерян нами безвозвратно. Мы можем сколь угодно сильно желать вернуть юность или детство (в предельном случае это мечта о возврате в утробу матери), но нам не дано вернуться на Родину; мы - вечные изгнанники. Мы привыкаем к своему новому миру, чтобы тут же его потерять. Потому что мир (как учит нас Хайдеггер) - не совокупность наличных вещей, независимых от человека. Мир есть условие допущения сущему встретиться бытийным способом имения-дела. Именно разомкнутость (понимание) значимости (взаимосвязи) всей целостности отсыланий (отношений «для-того-чтобы») и делает возможным такую встречность внутримирного сущего. Можно сказать, что мир обусловлен нашим пониманием отношений между переживаемыми феноменами. И этот мир рушится с каждым возрастным кризисом. Мы покидаем гибнущие миры ради новых, а мифология и психоанализ учат нас - смотреть вперед и не жалеть о былом.

Нейропсихологический контекст.

Феноменология мистического переживания.

На основе мистической веры возникают мистические переживания. Их интенсивность, насыщенность, полнота во многом зависят от психического склада личности, способности к воображению, фантазии. У одних верующих даже при отправлении культа переживания бедны. У других людей переживания имеют сугубо духовный характер и схожи с таковыми при восприятии поэзии, музыки, живописи. И лишь у третьих проявляется чувственное видение сверхъестественного. Именно в различных проявлениях мистической интуиции: галлюцинациях, экзальтациях и т. п. видел источник мистики французский философ А.Бергсон.

Стержнем мистического переживания является интуиция (отлат. intuitio — пристальное, внимательное всматривание, созерцание), которая характеризуется постижением истины путем непосредственного ее усмотрения без обоснования с помощью доказательства. И.Кант различал дискурсивную, логическую ясность, полученную с помощью образования понятий, и интуитивную (т. е. эстетическую, чувственную), приобретенную с помощью видения. Для интуиции типичны неожиданность, невероятность, непосредственная очевидность и неосознанность пути, ведущего к ее результату.

Непосредственными компонентами мистического переживания являются:

• Видение — «внутреннее зрение разума», которое связывается с удаленными или пространственно, или во времени события­ми, часто принимаемое как «откровение» из другого мира.

• Прозрение — внезапное просветление мысли; проникновение в сущность чего-либо, предвидение.

• Озарение — внезапное прояснение сознания, ясное понимание чего-нибудь.

• Благоговение — внезапное чувство подавленности, обычно связанное с красотой, величественностью необычного природного или искусственного объекта или того, что воспринимается как сверхъестественное.

• Экстаз — исступление, восторг; высшая, близкая к умопомешательству степень упоения, при которой появляются слухо­вые и зрительные галлюцинации. Во время экстаза, по утверждению восточных и христианских мистиков совершается слияние души и Бога, возвышение духа, ведущее к живому познанию Бога.

• Страх — безотчетный, безрассудный и непреодолимый метафизический страхтоска.

Используя обширный материал исторических свидетельств, личных писем, дневников, W.James установил четыре критерия мистических переживаний:

• Неизреченность. Невозможность в полной мере выразить словами сущность своего переживания.

• Интуитивность. Недоступное для трезвого рассудка проникновение в глубины «истины», выражающееся откровениями, моментами внутреннего просветления, неизмеримо важными для тех, кто его пережил.

• Кратковременность. Накладывает временные ограничения на мистическое переживание — от получаса до двух часов.

• Бездеятельность воли. Подчеркивается произвольность погружения в мистическое состояние с помощью сосредоточения внимания, ритмических телодвижений и т. д. Однако по мере продвижения произвольность волевых актов утрачивается, воля ощущается парализованной, что роднит эти состояния с медиумическим трансом.

Указывая на известное сходство мистических состояний с состояниями измененного сознания вследствие наркотического опьянения эфиром или окисью азота, W.James утверждает, что в отличие от них, мистические переживания всегда оставляют воспо­минания об их сущности и глубокое ощущение их важности. Наряду с компонетами, отмеченными W.James, М.Элиаде придает важную роль свету. В работе «Опыты мистического света» он выделяет следующие типы переживаний:

1) разрушительный, ослепляющий свет,

2) чрезвычайно интенсивный, сверхъестественный свет, озаряющий материю до самых глубин, но не разрушающий ее;

3) внутренний свет, ощущаемый во всем теле с чувством вознесения ввысь.

Воспользовавшись Примерно той же методикой, что и W.James, американский психолог A.Maslow установил, что мистическое переживание не является абсолютно изолированным феноменом, но имеет аналоги и вобычной, немистической психической жизни. Исследователя интересовали переживания, причиной которых были влюбленность, услышанная музыка, неожиданно потрясшая книга или картина, мгновения творчества. Результаты личных бесед с 80 респондентами и изучения 190 письменных работ помогли описать «идеальный» композитный синдром. Общие во всех ответах моменты «высшего счастья и свершения» автор назвал «пиковыми» переживаниями, которым свойственно:

1) восприятие объекта целым, завершенным, в отрыве от его связей, назначений, возможной полезности;

2) абсолютное сосредоточение внимания на объекте с восприятием мельчайших деталей и отсутствием сепарации значимых и незначимых его компонентов;

3) нарушение ориентировки с утратой ощущения протяженности времени;

4) положительный эмоциональный фон с признаками удивления, благоговения, смирения и подчинения.

Таким образом, как для пиковых переживаний, так и для религиозных мистических состояний общим являются неболезненные «измененные состояния сознания», содержащие по K.Jaspers множество модусов, общим фактором которых является отклонение от нормаль­ной ясности, континуальности и связи с «Я».

Измененное сознание как диспозиционный фактор возникновения религиозных мистических состояний отмечали многие авторы. R.Fisher выделил два взаимно исключающих континуума измененных состояния сознания, генерирующих мистические переживания. Первый — эрготропный — включает в мистические переживания экстаз, визуализированные представления, галлюцинации. Второй — тропотропный — способствует расслаблению, пассивности, созерцательности.

Концепция «бимодального сознания» A.Deikman предполагает существование двух модусов: активного и рецептивного (воспринимающего). мистические техники автор связывает с доми­нированием рецептивного модуса. На основе экспериментов со здо­ровыми испытуемыми он пришел к заключению, что принципиаль­ным моментом в создании мистического опыта является процедура умозрительной медитации, при которой медиативный тренинг ведет к образованию интрапсихических барьеров, направленных против отвлекающих стимулов. По A.Deikman многие явления, описанные в мистических переживаниях, могут быть расценены как последствия частичной дезавтоматизации психических структур, организующих и интерпретирующих перцепционные стимулы.

Эволюционный подход к пониманию мистических явлений применил K.Wilber, разделив процесс развития сознания на три стадии:

1) предперсональную (волшебное и мифическое сознание);

2) персональную (рациональное сознание);

3) трансперсональную (сознание божественного присутствия, формирование высших форм психики: совесть, сострадание и т. д.). Каждой из этих стадий соответствует определенный спектр психических расстройств.

В последние десятилетия предпринимались попытки поиска нейрофизиологических Коррелятов мистических состояний. Исследо­вания, проводимые в момент медитации, выявили на ЭЭГ у испыту­емых гиперсинхронизацию в результате избыточной синаптической бомбардировки серотонином и глютаминовой кислотой, блокировку а-ритма вследствие повышения функциональной активности мозга (напряженное внимание, интенсивная психическая работа), изменение метаболизма дофамина. На основании прове­денных нейрофизиологических исследований M.Persinger выдвинул гипотезу о сходстве изменений в височной доле при эпилепсии и при мистическом погружении.

Естественнонаучная интерпретация нейрофизиологических коррелятов мистических состояний содержится в работах основоположников нейротеологии A.Newberg и E.D'Aquili. По их мнению, изменения электрической активности, происходящие в лимбической системе, вовсе не говорят о том, что мозг «создает сверхъестественное», однако он естественным путем создает механизмы, которые делают возможным мистический опыт. В своих работах они выдвигают гипотезу о том, что в отличие от феноменологии, т. е. изучения путей, которыми мистические люди приходят к религиозной вере и практике, нейротеология обнаруживает паттерны, которые являются универсальными и независимыми от культуральных матриц. «Групповые ритуалы, как и индивидуальная мистичность, способствуют вовлечению одних и тех же эмоциональных разрядов, имеющих отношение к эмоциям страха, умиротворения или экстаза. Эти эмоции и этот опыт могут быть вызваны деафферентацией, т. е. ограничением доступа информации к мозговым структурам».

Мистическая вера

Веру как психологическое явление трудно однозначно отнести к какой-либо определенной психологической сфере: восприятию, чувству, мышлению, волевому акту. Она обычно понимается как установка личности на принятие чего-либо или кого-либо без доста­точных доказательств. Обычно термин трактуется как принятие чего-либо за истину без достаточного подтверждения со стороны чувств и разума, поэтому предмет веры не имеет характера объективной значимости. В английском языке наиболее четко различаются теоретическая вера в то, что нечто есть (belief), и мистическая вера (faith). Если научная вера (предположения, гипотезы) со своими предпосылками, связывающими идеи и выводы, остается в пределах познаваемого (естественного) и законосообразного, то мистическая вера переходит в область непознаваемого (сверхъестественного, метафизического) и распространяет свободу, которую она принимает для мира сверхъестественного, также и на природу.

В обыденной жизни вера имеет гораздо большее значение, чем об этом принято думать. Связано это с невозможностью получения a priori полного знания о многих предметах и явлениях, с которыми мы сталкиваемся. Если знаний недостаточно, то вера помогает путнику отыскать в пустыне источник воды, мореплавателю — новые земли в бесконечности океана, ученому — определить направление поиска в научном исследовании. Взаимоотношения между людьми во многом основаны на доверии. В основе веры всегда присутствует риск, возможность ошибки. Теоретическая вера (belief) тесно взаимосвязана с фактами реальной действительности и может исчезать, если гипотеза не подтверждается, или, сыграв свою роль, трансформироваться в теоретическое знание.

Мистическая вера (faith) не взаимодействует с такими механизмами мышления, как сравнение, анализ, синтез. Она поддерживается не соотнесением субъективных представлений с наблюдаемыми явлениями окружающего мира, а с внутренней уверенностью в приобщении к тайне. Само существо мистической веры выражено в знаменитой фразе К.С.Тертуллиана: «Credo quia absurdim est» — «Верую, ибо абсурдно». По Тертуллиану религиозная вера существует не благодаря, а вопреки доказательствам. Есличтоиможетбытьдоказано,тоэто не предмет веры. Вера требует признания Невозможного, Немыслимого и Непостижимого.

Основанием для религиозной веры служит сама сущность человека.

В вере человек преодолевает свою уязвимость как физического существа, рассчитывая на определенные формы существования после смерти, надеется на компенсацию страданий и лишений, перенесенных в земной жизни.

По своей структуре мистическая вера представляется как признание:

1) объективного существования сверхъестественных сущностей, атрибутизированных свойств, связей, превращений;

2) возможности общения с указанными сущностями, воздействии на них и получения от них помощи, награды, наказания;

3) истинности соответствующих мистических представлений, взглядов, догматов, текстов и т. д.;

4) действительного совершения и наступления описанных в священных текстах событий, собственной причастности к ним;

5) мистических авторитетов — , учителей, святых, пророков.

Центральным компонентом религиозности является догмат, т. е. утвержденное высшими церковными инстанциями положение вероучения, объявляемое непреложной истиной, не подлежащее критике. К символам веры относится краткое изложение в форме простых утверждений или бесспорных фактов главных догматов веры.

Вера в контакт с надчеловеческим духовным миром реализуется в диалоге, формами которого являются различные духовные практики. Гармоничная, здоровая вера в сверхъестественное характеризуется:

1) сосредоточением внимания на сверхъестественном;

2) благоговением и любовью;

3) уважением к собственной личности и кубеждениямдругихлюдей;

4)ориентацией на теплые межличностные отношения;

5) осознанием своего несовершенства.

Мистическое поведение.

Мистическое поведение проявляется в различных формах и обусловливается типом мистической личности. Существует два типа. Первый характеризуется сугубо формальным отношением к мистики. Для него характерны посещения мистических обществ, участие в деятельности мистических общин, внешнее благочестие. Основная потребность людей, отнесенных к этому типу,— продемонстрировать лояльность к таким обществам, приобрести с ее помощью респектабельность, вес в обществе. Для верующие в сверхъестественное, принадлежащих ко второму типу, главное — это собственно мистика, представляющая для них самостоятельную внутреннюю ценность. Здесь реализуются высшие духовные потребности любви, сострадания, равенства и братства в вере.

Мистическое поведение индивидуума обусловлено культом, который он исповедует. Культ (лат. cultus — почитание) определяется как совокупность специфических действий, обрядов, ритуалов, обусловленных верой в сверхъестественное, регламентированных вероучением и обеспечивающих, по убеждению верующих, прямую и обратную связь с объектами поклонения.

Суммируя обозначенные выше зоны изоляции, отрицания и умолчания, из которых выводится паранормальное в процессе его освоения большой наукой, можно сказать, что зона изоляции – это институциональный жест психиатрии. Институциональный же отказ от этого жеста приводит к дальнейшему развитию знания. Публичное отрицание - это неприятие результатов конкретных экспериментов по процедурным критериям методической чистоты и/или естественнонаучной воспроизводимости, либо из-за их несоответствия устоявшимся представлениям. Умолчание можно понять, как уверенность в достаточности традиционно изучаемого фрагмента реальности и сводимости к нему, маргинальности «экзотики», которая пока еще слишком сложна. В предисловии к президент Международной ассоциации психотроники З. Рейдак описывает диалог молодого и пожилого физика, который обращает внимание первого на психокинез, а тот отвечает, что гораздо важнее и интереснее исследовать изменения гравитационной постоянной, приводящие к колебаниям веса.

В целом же поиски путей интеграции паранормального в науку неизбежно приводят исследователей в пространство диалога и интеграции науки и религий.

Суеверия

Слово «суеверие» происходит от древнеславянского слова всуе — «бесполезно», «напрасно», «попусту». Его значение имеет различные оттенки:

1) суетное, тщетное, т. е. ложное верование, которому противопоставляется истинная вера, формулируемая в вероучениях раз­витых религий; с рационалистической точки зрения — всякая вера в сверхъестественные явления;

2) неполноценная, превратная, лож­ная вера;

3) вера в действие и восприятие сил, не объяснимых законами природы.

Суеверие принимает за реальность существование магических таинственных сил, которые оказывают благотворное или вредное влияние на жизнь людей и домашних животных, а также определяют известные явления природы: погоду, рост, рождение, смерть. В наши дни в суеверии сохранились пережитки старых народных верований. Проявляется суеверие в ношении амулетов, татуировке и т. п.

В.И.Даль сближает понятия «поверье» и «суеверия». Поверьем он называет всякое укоренившееся в народе мнение или понятие, без разумного отчета в основательности его. Из этого следует, что поверье может быть истинным и ложным. В последнем случае оно называется собственно суеверием или предрассудком. Предрассудок — понятие более узкое и относится преимущественно к предостережениям: что, как, когда делать или не делать. У всех народов Земли есть поверья и суеверия, причем у многих они схожи между собой. Суеверия часто несут на себе отпечаток древних верований, к которым относятся:

• Анимизм — религиозное представление о независимом существовании духа, души у каждого человека, животного, растения (в первобытных религиях — у каждой вещи).

• Тотемизм — комплекс верований, связанный с представлением

о родстве между группой людей (родом) и тотемом — явлением живой или неодушевленной природы, обычно каким-либо животным или растением.

• Фетишизм — поклонение материальным предметам — фетишам, которым приписываются сверхъестественные свойства.

Склонность людей к суевериям и предрассудкам обусловливается условиями жизни и воспитания, социальным окружением, культурой, интеллектом.

Магия.

Магией (лат. magia, греч. mageia) называется совокупность обрядов, связанных с верой в сверхъестественную способность человека воздействовать на других людей и природу и обычно совершаемых лишь посвященными. Синонимы: чародейство, волшебство, колдовство.

По своей направленности магия бывает черной и белой. Черная магия включает колдовство, некромантию (воскрешение мертвых) и другие злоупотребления сверхъестественными силами в личных целях. В противоположность этому белая магия свободна от эгоизма, властолюбия и направлена всецело на сотворение добра миру, и ближнему в частности. Малейшая попытка использования магических возможностей для своего удовольствия превращает белую магию в черную.

По способу действия магия делится на мантику, или искусство предсказывать будущее, и оперативную магию — сотворение чуда с помощью сверхъестественных сил.

По виду действия различают симпатическую (колдовские при­емы, основанные на законе подобия) магию и контагиозную (кол­довские приемы, основанные на законе соприкосновения). Примером использования магии подобия являются попытки нанести вред врагу путем нанесения повреждений его изображению.

Значительный вклад в изучение магии внес Дж.Фрэзер. В книге «Золотая ветвь» он рассматривал магию как форму, предшествующую религии и мистики. Проводя сравнительный анализ, он отмечал, что «магия часто имеет дело с духами, т. е. с личными агентами, что роднит ее с религией. Но магия обращается с ними точно так же, как она обращается с неодушевленными силами. Вместо того, чтобы подобно религии, умилостивлять и умиротворять духов, она их принуждает и заставляет. магия исходит из предположения, что все личные существа, будь они людьми или богами, в конечном итоге подчинены безличным силам, которые контролируют все, но из которых тем не ме­нее может извлечь выгоду тот, кто знает, как ими манипулировать с помощью обрядов и колдовских чар... Радикальной противоположностью магии и религии объясняется та непреклонная враждебность, с которой священнослужители относились к колдунам. Священни­ка не могла не возмущать высокомерная самонадеянность колдуна, его надменность в отношении к высшим силам, бесстыдное притязание на обладание равной с ним властью». По мнению Дж.Фрэзера, в ходе эволюции люди разочаровались в магии, поскольку магические обряды и заклинания не приносили результатов, на которые они были рассчитаны.

Вместе с тем обращение к магии не только не исчезло из истории человечества, но и возникало с новой силой в периоды как общественно-исторического, так и личного духовного кризиса.

Возникновение, распространение, сохранность магических представлений вплоть до настоящего времени, по мнению английского этнографа и социолога Б.Малиновского, связаны с тупиковыми моментами в жизнедеятельности человека, когда ему уже не могут помочь ни знания, ни прошлый опыт, ни технические навыки. В эти моменты сильное эмоциональное переживание, нашедшее выход в потоке слов, образов и действий, оставляет после себя глубокое убеждение, что проклятия и жесты погубили врага, что любовная мольба и нежные объятия не остались без ответа, т. е. что затраченные усилия не могли не оказать положительного влияния на предмет желания.

Итак, психиатрия исходит из того положения, что мистика сама по себе не только не вызывает душевные заболевания, ной до появления научной психиатрии и психотерапии во многом помогала людям справляться с психическими и даже телесными недугами. Однако в определенных условиях, при определенном складе личности, в частности истерическом, или при генетической предрасположенности к психическим расстройствам религия определяет содержательный аспект психопатологических переживаний. Все психопатологические явления имеют аналоги в психологии человека. Так же, как существуют критерии, позволяющие отличать острое горе от депрессии, любовь от бреда любовного очарования, так же должны существовать и отличительные признаки нормальной и патологической мистичности. Поисками этих критериев, а также описанием специфических патологических мистических симптомокомплексов и занимается психопатология.

Религиозно-мистический симптомокомплекс

в клинической картине непрогредиентных эндогенных

психических заболеваний

В наших наблюдениях, как правило, развитию психоза предшествовала психическая травматизация, включающая в себя широкий спектр средовых воздействий: материально-экономические трудности, потерю работы, разлуку или смерть близких. В поисках «якоря» больные обращались к религии, посещая нередко как традиционную церковь, так и различные секты, кабинеты гадалок, магов, эк­страсенсов. На фоне чрезмерных психоэмоциональных нагрузок, обусловленных культовой деятельностью, возникали психотические вспышки в форме «религиозного обращения». Данные состояния характеризовались экзальтацией, иногда тревогой, страхом, сохранением и усилением психомоторной активности. Ранее усвоенные религиозные знания переводились в чувственные образы и представлялись в виде развернутых последовательных сценоподобных картин или в виде символов, сгущений, вытеснений. На фоне бреда воображения наблюдались агрессивные или аутоагрессивные действия.

Религиозно-мистический симлтомокомплекс

в клинической картине экзогенных

психических расстройств

Понятие экзогенно-органических синдромов включает в себя преходящие состояния, отражающие динамику поражения, вызванного воздействием на головной мозг внешних факторов—травм, инфекций, интоксикаций и т. д. Сюда же относятся психические расстройства, связанные с приемом психоактивных веществ. Религиозно-мистический симптомокомплекс входит в структуру как синдромов с нарушенным сознанием (делирий, галлюциноз, сумеречный синдром), так и синдромов с непомраченным сознанием (бредовое шизофреноподобное, психотические маниакальное и депрессивное расстройства).

Несомненно, психопатологическую структуру описанных состояний определяют индуцированные фармакологическими и психологическими приемами измененные состояния сознания. Картина при внутримышечном введении кетамина характеризовалась экстатическим подъемом настроения, ощущением блаженства, деперсонализацией с изменением схемы тела, дереализацией, повышенным чувством единения с миром, нарушением восприятия времени и пространства. После выхода из состояния интоксикации длительное психологическое индуцирование привело к отсроченной психотической вспышке, начавшейся острым параноцдом и перешедшей в состояние, напоминавшее онейроид. Содержание переживаний целиком определялось представлениями, почерпнутыми из предшествующего мистического опыта. Эмоции характеризовались чрезвычайной интенсивностью, водно и то же время больной испытывал блаженство и ярость, находился в «другом измерении», внутренним зрением видел служителей зла, испытывал чувство проникновения и абсолютного понимания окружающего, разделенного на мир добра и мир зла.

Итак, главной отличительной чертой религиозно-мистических состояний является переживание «непосредственного единения» с богом или иными сверхъестественными силами. Их следует соотноситьсдвумя классами явлений. Они могут быть крайним выражением мистического опыта и тогда становятся объектом изучения психологии мистики. С другой стороны, они могут выступать в роли симптомокомплекса в рамках различных психопатологических синдромов: психогенных, эндогенно-функциональных, экзогенно-функциональных. В первом случае религиозно-мистические состояния индуцированы, протекают в условиях измененного состояния сознания, отличаются кратковременностью, после их завершения не наступает нарушений жизнедеятельности и адекватного психологического функционирования. Во втором случае они протекают в условиях как измененного так и неизмененного сознания, например при шизофрении, и подчиняются закономерностям клинических проявлений, течения и исхода основного психического расстройства.

ДЕПРЕССИИ С МИСТИЧЕСКОЙ ФАБУЛОЙ БРЕДА

Взаимоотношения естественнонаучного и мистично-нравственного взглядов на депрессию имеют давнюю историю и традиции. Уже в монастырский период развития психиатрии накапливался опыт, представляющий ценность и для нашего времени. Византийский ре­лигиозный подвижник, автор знаменитого трактата «Лествица, ведущая к небесам» Другой формой меланхолии, связанной с религиозными переживаниями, являлась «демономеланхолия», которая возникала на фоне углубляющегося страха и сопровождалась ощущениями присутствия бесов в различных частях тела. В последующем термины «мистическая меланхолия», «мистическое помешательство» упоми­налось в руководствах С.С.Корсакова, В.П.Сербского. На имеющие пессимистический характер мистических переживания обращали внимание не только психиатры, но и психологи. Основными характеристиками этих переживаний W.James считал то, что они вместо утешения приносят отчаяние, скрытый в них смысл представляется ужасным, а воздействующие на больного сверхъестественные силы воспринимаются как враждебные.

Отметим, что три особенности психотических депрессий с мистическим бредом:

1) трансформацию ретроспективных припоми­наний минимальных прегрешений в переживание тяжкой вины и неминуемое ожидание «заслуженного» наказания;

2) появление ранее не свойственной больным педантичной мистической деятельности, не приводящей к минованию депрессии и успокоению;

3) утрату мистической веры при психической анестезии (anaesthesia psychica dolorosa).

В последние годы уделяется большое внимание психотическим депрессиям. В литературе отмечаются присущие им бред и галлюцинации, чувство вины и ажитация, опасность совершения больным суицида. Однако структура и особенности развития депрессий с бредом религиозно-мистического содержания изучены недостаточно.

Таким образом, к депрессиям с мистической фабулой бреда относятся психотические состояния, включающие в себя основные признаки депрессивного эпизода (снижение настроения, утрата интересов и удовольствия, снижение энергичности) в сочетании с бредовыми идеями религиозно-мистического содержания, греховности, одержимости, колдовства. Наряду с указанными признаками, в структуре этих депрессий могут встречаться беспокойство, ажитация, галлюцинации.

Клинические варианты депрессий с мистической фабулой бреда.

В основу клинической типологии депрессий с мистической фабулой бреда положен традиционный в отечественной психиатрии синдромологический принцип. По своей конструкции они относились к депрессиям 2-й группы по Ю.Л.Нуллеру или сложным депрессиям по А.С.Тиганову и характеризовались сочетанием симптомов депрессии с симптомами других психопатологических регистров. Нередко психоз начинался с тревожно-депрессивной симптоматики, а затем присоединялись галлюцинаторные, бредовые, сенестопатические, деперсонализационно-дереализационные проявления с постепенным ослаблением признаков депрессии. Эти особенности позволили рассматривать депрессии с мистической фабулой бреда в рамках депрессивно-параноидных, меланхолико-парафренных, депрессивно-дереализационных, тревожно-депрессивных и депрессивно-ипохондрических синдромов.

Депрессивно-параноидный синдром. Характеризуется депрессивно-тревожным аффектом с бредовыми идеями греховности, осуждения, наказания. На фоне выраженных астенодепрессивных проявлений с ощущениями соматического неблагополучия возникают выраженные проявления чувственного бреда. Окружающее начинает восприниматься измененным, возникают страх, неотчетливые представления о надвигающейся катастрофе (бредовое восприятие). В кошмарных сновидениях видятся покойники, люди в черном («слуги сатаны»), смерть («силуэт в белом балахоне с косой наперевес»), фобы. Например, больной казалось, что с нее хотят сорвать нательный крест («проснулась вся в холодном поту»). Возникают навязчивые представления об умерших родственниках. Формирующаяся бредовая фабула постепенно принимает Генерализованный харакгер: больные считают себя грешниками, падшими, опозорившими человеческий род.

Синдром Кандинского — Клерамбо представлен слуховыми, зрительными, обонятельными псевдогаллюцинациями, сочетающимися с идеями воздействия. Пациенты ощущают могильный запах, слышат голоса, как осуждающие, так и контрастные по содержанию. Ощущения внушения, воздействия, чтения мыслей на расстоянии интерпретируются в рамках основной фабулы. Осуждая себя за самые незначительные сточки зрения общепринятых норм проступки, больные часто и неистово, нередко по ночам, проводят мистические культы, отказываются от мясной пищи, окропляют жилище святой водой, каются, исповедуются. Представления о собственной греховности усугубляет отсутствие облегчения.

Меланхолико-парафренный синдром. Клиническая картина характеризуется глубокими нарушениями интеграции психических процессов, расстройством осознания собственного опыта личности, нарушением аутоидентификации.

Меланхолическая парафрения является одним из звеньев в развитии депрессивного приступа, в котором ей предшествовали неразвернутые астенический, анксиозный, деперсонализационно-дереализационный, галлюцинаторно-параноидный синдромы, которые сочетались и сменяли друг друга. Бредовая фабула содержала идеи мессианства, волшебных полномочий, перевоплощения, одержимости. Наравне с бредом воображения, в механизмы бредообразования включались интерпретативные и чувственные компоненты. Наблюдались отмеченные ранее Б.В.Соколовой лабильность аффекта и его несоответствие бредовой фабуле (бред величия при депрессии). Например, тягостное чувство индивидуальной вины трансформировалось в комплекс мессианства: больные осознавали себя избранниками инопланетян, призванными привести человечество к покаянию, предотвратить всемирную катастрофу.

Нигилистический вариант бред Котара с отрицанием наличия у себя ряда органов, утверждениями об их гниении и распаде усложнялся конгруэнтными бреду галлюцинаторными голосами, «исходящими из ада» и обвиняющими в грехе.

Бредовая деперсонализация содержала религиозно-мистический компонент с присоединением бреда одержимости и бреда аутометаморфозы с переживаниями деформации скелета, появления шерсти, рогов, когтей, хвоста. Бредовое поведение характеризовалось психомоторным возбуждением, суицидальными намерениями и действиями. На высоте острого эндогенного психоза отмечались отдельные онейроидно-кататонические включения в виде калейдоскопически сменяющих друг друга фантастических представлений, иллюзорных восприятий, галлюцинаций, которые объединял эсхатологический характер переживаний. Больным представлялось, что они находятся в небесных сферах, где идет война идей с преобладанием темных сил из армии сатаны.

Депрессивно-деперсонализационный синдром. В отличие от предыдущего, приданном клиническом варианте деперсонализационные переживания не выходят за пределы возможностей данной личности и ограничиваются утратой чувства любви к близким в сочетании с тревогой, ощущением призрачности окружающего мира. В основе переживаний лежит интенсивное, значительно более выраженное, чем при других клинических вариантах, осознание вины за совершенные прегрешения в прошлом и настоящем («вела распутный образ жизни, ублажала свою плоть, мало чтила слово божье, надо было оставаться девой»). Невозможность чувствовать и невозможность переживать, формирующие по R.Tolle ядро меланхолии, приводили к убеждению, что бог отвернулся, не хочет слышать ни молитв, ни покаяний. Особенно тяжело переносились пустота, утрата чувства времени, исчезновение прежних чувств к близким, особенно детям. Фрагментарные идеи овладения, колдовства, порчи имеют характер бредовых интерпретаций. Отмечалась высокая суицидальная настроенность.

Тревожно-депрессивный синдром. Характерные для тревожных депрессий отчаянье, предчувствия катастрофы приобретают эсхатологический оттенок. Стержнем тревожных переживаний является страх смерти без покаяния. В отдельных случаях чувство надвигающейся опасности с уверенностью в том, что «расплата за грехи неотвратима», сочетается с учащенным сердцебиением, удушьем, чувством диском­форта в грудной клетке. Больные заламывают руки, падают на колени, читают вслух молитвы, хватают окружающих за руки, мечутся, зовут бога, называют себя великими грешниками, говорят, что погубили себя, всех родственников. На высоте тревоги возникают конгруэнтные аффекту голоса, обвиняющие в предательстве, отсутствии веры. Возникала напряженная потребность в совершении суицида.

Депрессивно-ипохондрический синдром. Выражается нерезким тревожно-тоскливым аффектом. Преобладают жалобы на общее нездоровье, плохое физическое самочувствие, головокружения, головные боли. Наряду с этим отмечаются жгучие, стреляющие, пульсирующие боли в пояснице, солнечном сплетении, половых органах. Постоянные ощущения соматического неблагополучия приводят к мрачным догадкам о сверхъестественной природе заболевания, не исключая колдовство и порчу. Нередко эти догадки имеют индуцированный характер, а идеи колдовства обусловлены суеверием и являются сверхценными. Больные не обращаются в медицинские учреждения, предпочитая помощь «целителей», «экстрасенсов» и т. д. Некоторые из них отправляются к святым местам, ищут целебные источники, пьют святую воду.

Динамика, тяжесть, коморбидность депрессий с мистической фабулой бреда определялись как гомономными, так и гетерономными (нозология, статус, течение) факторами и были различными при психических расстройствах шизофренического, аффективного и органического спектра.

Параноидная шизофрения с приступообразно-прогредиентным течением. Преморбидный личностный склад характеризуется наличием астенических и шизоидных черт характера. В инициальном периоде заболевания отмечались стертые субдепрессии, снижение психической активности, непсихотические ипохондрические проявления. Первые приступы характеризовались полиморфизмом. Приступы, включающие в себя депрессии с бредом религиозно-мистического содержания, развивались аутохтонно, в рамках острого параноида и синдрома Кандинского — Клерамбо через 5-10 лет после первой манифестации (в среднем — четвертый приступ). В последующем психотические мистические переживания дезактуализировались, быстро нарастала дефицитарная симптоматика с социальной дезадаптацией.

Шизоаффективное расстройство, депрессивный тип. Преобладают больные с астеническим и шизоидным преморбидным личностным складом. Длительность заболевания в среднем 7,5 лет. Депрессии с мистическим бредом чаще выявлялись на второмпятом приступах в рамках аффектдоминантной формы шизоаффективного психоза с преобладанием как бреда восприятия, так и наглядно-образного бреда воображения. В возникновении болезни определенную роль играли перенесенные ранее заболевания или иные экзогенные вредности (хронические заболевания внутренних органов, нейроинфекции, травмы головы, онкологические заболевания), а также психогении, связан­ные с семейными обстоятельствами: разводом супругов, смертью близких и т. п. Определенную роль здесь играли и чрезмерные психофизические нагрузки, связанные с отправлением мистических культов в ночное время, изменение режима питания, а также экстрасенсорные воздействия.

Все эти вредности меняли реактивность организма, снижали его адаптационные возможности. Картина приступов, в структуре которых присутствовали депрессии с мистической фабулой бреда, отличалась сложностью, развернутостью, последовательным включением регистров дезинтегрированной психики, начиная с астеноневротических и аффективных и заканчивая кататоно-онейроидными. В стадии ремиссии личность больных оставалась сохранной, а появляющиеся иногда легкие астенические изменения не препятствовали социальной адаптации.

Острое полиморфное психотическое расстройство без симптомов шизофрении. Возникало у пациентов с доминированием астенического и истерического психического склада непосредственно после стрессовых воздействий, связанных с неожиданной потерей источника средств к существованию, разводом, смертью близких. В поисках облегчения больные обращались к экстрасенсам, магам, эзотерической литературе, совершали медитации с визуализацией представлений, сосредоточивались на идеях кармы, переселения душ. Переход от непсихотических отрицательно окрашенных переживаний к психозу занимал не более двух недель. Клиническая картинд острого периода характеризовалась эмоциональным смятением, тревогой, кратковре­менными бредовыми вспышками мистического содержания, обманами восприятия. Депрессивный аффект, отражающий психотравмирующую ситуацию, не отвечал критериям депрессивных (F32.) эпизодов. Выздоровление наступало через 2-3 месяца, в течение трехлетнего катамнестического наблюдения психотической симптоматики и нарушений социальной адаптации не отмечалось.

Депрессивно-бредовое расстройство с конгруэнтным аффекту бредом. Заболевание возникало у пациентов с преобладанием в доболезненном периоде астенических и циклоидных черт личности, его про­должительность в среднем составляла 7 лет, а длительность фаз — 3—4 месяца. Картина манифестных фаз характеризовалась эндогенными депрессиями с доминированием деперсонализационно-дереализационных и анестетических синдромов. Депрессии с мистической фабулой бреда чаще выявлялись на 1—2-й фазе (5 наблюдений) в рамках биполярного психоза с преобладанием депрессий. Основным их клиническим выражением являлось тяжелое переживание собственного греха перед богом с последующей неминуемой расплатой. По ослаблении депрессивной симптоматики отмечались выраженные признаки астенизации.

Органические психотические депрессивные расстройства. Протаргированные депрессивно-параноидные состояния в рамках сосудистых поражений головного мозга развивались на фоне постепенно прогрессирующего психоорганического синдрома. Астенодепрессивная и депрессивно-ипохондрическая симптоматика сочеталась с идеями ущерба, супружеской неверности, парарелигиозными представлениями о колдовстве, наведенной порче, присутствии в квартире нечистой силы. Бредовое поведение характеризовалось поисками защиты у служителей культа, окроплением жилища «святой водой». Идеи малоценное и вины, как правило, не выявлялись; вместо них возникало чувство жалости к себе, зависти к окружающим.

У больных с эпилепсией депрессивные психозы с мистической фабулой бреда развивались после длительного, не менее 7-10 лет, отсутствия эпилептических припадков и характеризовались сменой аффективных расстройств с пониженным настроением галлюцинаторной парафренией с появлением мегаломанических идей религиозно-мистического содержания.

Итак, характерной чертой депрессий с мистической фабулой бреда является то, что общие, постоянные, независимые от влияния эпохи и окружающей среды признаки: подавленность, сниженная самооценка, мрачное, пессимистическое видение будущего и т. д. — окрашены патологическими мистическими переживаниями. Их экстремальный характер, в свою очередь, утяжеляет течение депрессивного психоза. Так, психическая боль, подавленность, пониженная самооценка, чувство вины трансформируются в идею личного греха перед богом, а в далеко зашедших случаях — в наглядно-образные «космические» переживания конца света, «заката богов», грандиозного переворота, ви­новником которого является сам больной.

Полученные данные позволяют высказать некоторые общие соображения о близости депрессий с мистической фабулой бреда к острым эндогенным психозам. Такие их структурно-динамические характеристики , как приступообразный тип течения, лабильность структуры приступов, многообразие синдромов, во многом определяют интенсивность и глубину патологических религиозных переживаний, степень актуализации бредовой фабулы на различных стадиях психоза.

Спорной и недостаточно изученной является роль этиологических факторов в возникновении депрессий с мистическим бредом. Здесь заслуживает внимания замечание ТФ.Пападопулоса о том, что сдвиг депрессивного бреда в сторону парафрении обусловлен не только и не столько глубиной депрессии, сколько возрастом, культурными особенностями и личностным опосредованием. Нами установлено, что развертыванию приступов шизоаффективного психоза и, особенно, острых полиморфных психотических расстройств непосредственно предшествовали психогении, реакции личности на соматические заболевания, а также чрезмерные или нетрадиционные культовые воздействия («культовая травма»). Во многих проявлениях психозы, непосредственно связанные с культовой травмой, были похожи на описанные МSinger и R.Ofshe реактивные шизоаффективно-подобные психозы.

Таким образом, депрессии с мистической фабулой бреда, не претендуя на роль специфического симптомокомплекса и тем более отдельной нозологической единицы, являются психопатологическим образованием, требующим особого внимания и терапевтического подхода.

КУЛЬТОВАЯ ТРАВМА

(психиатрические аспекты деструктивных культов)

Актуальность проблем, связанных с культовой травмой, возросла в нашей стране в последние десятилетия. Обусловлено это тем, что на фоне стрессовых воздействий, вызванных экономической нестабильностью, ломкой жизненного стереотипа, сформировавшегося в годы советской власти, многие люди стали искать утешения в по­тустороннем. Приход в мистику осуществлялся без предшествующего мистического опыта, семейных и общественных традиций, образования. В конце 80-х — начале 90-х гг. XX в. нашествие зарубежных проповедников, появление массы религиозных сект и так называемых христианских институтов, где под видом изучения Библии проводилось обучение эзотерическим доктринам с привлечением биоэнергетических, экстрасенсорных и экстремальных психотерапевтических практик, оказалось небезопасным для психического здоровья адептов. Врачи встретились с новыми видами патологии, появилось понятие «культовая травма», под которой понимают комплекс воздействий, используемый в деструктивных культах и направленный на изменение сознания индивида.

Появлению расстройств, связанных с понятием «культовая травма», способствовала не только квазирелигиозная интервенция. В годы общественного кризиса ревизии подвергается все, в том числе и естественнонаучная картина мира, которая, казалось бы, была прочно усвоена населением за годы советской власти. Страх и тревога, охватившие массы, порождали, с одной стороны, стремление к подчинению, поиску сильного лидера, «железной руки», с другой — снижение силы собственного мышления, критики, интеллектуального внутреннего диалога. Это способствовало переходу к не со­гласующимся с логикой и опытом формам интеллектуальной деятельности. Одной из этих форм является магическое мышление, при котором мыслям, словам и действиям приписывается сила, например, возможность вызывать или предотвращать какие-либо события.

Разумеется, феномен магического мышления наблюдается не только у нас, и в других странах существует значительное число людей, верящих гадалкам, астрологам — явление, названное Т.Б.Дмитриевой «десантом средневековья в конец XX века».

Однако именно в нашей стране, совпав с кризисом, этот феномен возник неожиданно, непредсказуемо, провоцируя индуцированные психические расстройства и нарушения поведения. Немало способствовали этому показ в визуальных СМИ нагнетающих страх убийств, катастроф, пыток, популяризация астрологии, мистицизма, представлений о колдовстве. В результате формировался маги­ческий вариант кризиса идентичности, когда личность под давлени­ем духовных и социальных проблем погружалась в оккультные представления и мистические переживания.

Проблеме нетрадиционных религиозных культов посвящён ряд исследований как в России, так и за рубежом. Некоторые авторы показывают неоднозначный характер последствий для здоровья, возникающих у адептов (M. Galanter, 1990; M. Frank, 1992; A. Barker, 1997). В определённых публикациях подвергается сомнению сама возможность психических расстройств как следствия культовой практики (Д. Г. Трунов, 2000; D. G. Bromley, A. D. Shupe, 1979; J. G. Melton, R. L. Moore, 1982). В других работах отмечается негативное влияние на психическое здоровье и адаптивные возможности лиц, подвергшихся воздействию деструктивных культов (Ф. В. Кондратьев, 1995, 2000; Ю. И. Полищук, 1997, 2001; Л. В. Куликов, 1999; M. Singer, J. Lalich, 1997; S. Hassan, 2000).

В резолюциях Совета Европы и Европейского Парламента неоднократно высказывалась озабоченность нарушением прав человека определёнными сектами. В связи с этим Европейский Парламент «призывает… усилить взаимный обмен информацией для того, чтобы объединять сведения о феномене сектантства», а также рекомендует «создание в каждой стране — члене государственных организаций для помощи жертвам деструктивных сект и членам их семей» (Агентство DPA, Страсбург, 22 июня 1999 г.).

В утверждённой Указом Президента РФ «Концепции национальной безопасности Российской Федерации» особо отмечается «необходимость учитывать разрушительную роль различного рода религиозных сект, наносящих значительный ущерб духовной жизни российского общества и представляющих собой прямую опасность для жизни и здоровья граждан России…».

Учитывая обозначенную на международном и федеральном уровнях проблему, связанную с феноменом сектантства, представляется актуальным получение данных о психических и поведенческих расстройствах и предпосылках к их возникновению у последователей деструктивных культов.

Нами обследовано 64 человека, принимавших участие в деятельности нетрадиционных религиозных культов. Выборка формировалась из пациентов, проходивших лечение и обследование в стационарных отделениях городских психиатрических больниц Санкт-Петербурга и лиц, обратившихся за психологической помощью в городской консультативный центр.

Обследование включало клинико-психопатологический метод, изучение литературы культовых организаций и ряд психологических тестов: СМИЛ, тесты Сонди и Люшера, метод незаконченных предложений.

Обследование выявило отсутствие семьи на момент вовлечения в культ у 82% пациентов. Распределение пациентов по возрастным группам показало превалирование лиц в возрасте от 20 до 40 лет (69%). На момент присоединения к религиозной группе у обследуемых обнаруживалось состояние социальной нестабильности, переезд в другой город, разрушение семьи, потеря работы.

Данные тестов показали сочетание в личностном профиле ригидности и импульсивности, с превалированием шкалы индивидуалистичности. Среди личностных черт выступали повышенный уровень тревоги, напряжённость, повышенное чувство вины с отчуждением от реальных жизненных проблем и уходом в мир фантазии, приверженность раз выбранной идее. Эмоциональный профиль отличался избирательностью в сферах отношения к будущему и жизненным целям. Среди причин, повлекших обращение к психиатру или за психологической помощью, были как психопатологические причины, так и расстройства поведения, связанные с культовой практикой.

Таким образом, к причинам, способствующим вовлечению в нетрадиционные религиозные образования, можно отнести социальную нестабильность, наличие стрессовых ситуаций, отсутствие религиозного опыта.

В личностном профиле адептов значимо повышение уровня тревоги, чувство одиночества, сочетание ригидности и импульсивности.

Результаты исследования могут учитываться при выборе методов психиатрической и психологической помощи лицам, принимавшим участие в деятельности нетрадиционных религиозных образований.

Тоталитарный культ

Социальные, психологические и психиатрические аспекты тоталитарных культов обсуждаются не только в России, но и во всех развитых странах. Существенный рост их количества и влияния оказывает губительное воздействие как на адептов, так и на общество в целом. Особенно очевидным это стало в 1978 г., когда в США 900 членов секты «Народный Храм» покончили жизнь самоубийством во время культового ритуала. Непреодоленная коллизия между положением «Всеобщей Декларации прав человека» о свободе совести и вредными последствиями деятельности тоталитарных религиозных течений порождает все новые и новые проблемы, включая терроризм.

История религии располагает многочисленными сведениями о возникновении различных религиозных движений. Как указывал выдающийся русский социолог Питирим Сорокин, на протяже­нии тысячелетий и столетий одни религиозные коллективы исчеза­ют, другие — появляются, причем эти процессы совершаются, по­добно политическим перегруппировкам, скачками; смена периодов религиозного движения и застоя связана с изменением социального уклада населения и служит симптомом этого изменения. От прочих религиозных и мистических движений тоталитарный культ отличается специфическими чертами:

• является группой или движением;

• демонстрирует чрезмерную преданность какой-либо личности, идее, вещи;

• использует реформирующую мышление программу, чтобы убеждать, контролировать и подготавливать к жизни в коллективе членов (т. е. интегрировать их в групповую уникальную модель отношений, верований, ценностей и практики);

• систематически стимулирует состояние психологической зависимости у членов;

• эксплуатирует членов для достижения успехов в целях лидеров;

• причиняет психологический вред членам, их семьям и обществу.

Разумеется, отмеченные признаки присутствуют не только в религиозных, но и в политических, военизированных, финансовых группах. Однако существенным признаком именно деструктивного религиозного культа является грубое, бесконтрольное применение манипуляций, направленных на вызывание измененных состояний сознания и связанного с ними феномена гипервнушаемости.

По A.M.Ludwig, гипервнушаемость параллельно с ухудшением способностей к критическому мышлению приводит к ослаблению дифференцировки субъективного восприятия и объективной реальности. В силу этого появляется тревога и формируется компен­саторная потребность в поиске постоянной поддержки или руковод­ства. Возрастает доверие к внушениям гипнотизера, шамана, лидера, религиозного целителя, проповедника или психотерапевта, которые представляются всемогущими, авторитетными фигурами. Ослабление самоидентификации формирует склонность идентифицироваться с авторитетной фигурой, чьи желания или указания воспринима­ются как собственные.

Манипуляции, используемые в тоталитарных культах

Культовые манипуляции, приводящие к изменениям в системе мышления, были впервые описаны R.Lifton. Они основаны на естественных потребностях человека быть связанными с другими людьми, принадлежать к какой-либо социальной среде (группе), получать социальное вознаграждение.

К культовым манипуляциям относятся:

• Контроль окружающей обстановки и доступа информации. Создание условий, при которых невозможен или крайне ограни­чен доступ информации, противоречащей установкам группы или ее лидера.

• мистическое манипулирование. Внушение цели группы как единственно правильной. Окружение лидера мистической аурой морального превосходства и суперчеловеческих качеств.

• Внушение абсолютной покорности требованиям лидера и его помощников.

• Индоктринация вины. Индуцирование чувства вины за неуступчивость и сопротивление. Требование исповеди как средства очищения и признания собственных прегрешений перед группой и ее лидером.

• «Священная наука». Принятие основных догм группы как единственно верных, не поддающихся никакому критическому анализу истин. Догмы при обучении группы даются в виде утверждений. Вопросы и критика игнорируются как явления ненужные, сомнительные, греховные.

• «Заряженный язык». Использование специально созданного малопонятного жаргона, приписывание общепринятым понятиям новых значений. Приписывание новых значений таким эмоционально нагруженным словам, как «мать», «отец», «сестра»,«брат», способствует отделению индивидов от их естественных семей.

• Доминирование доктрины. Согласно этому, доктрина создается для того, чтобы зачеркнуть весь прошлый познавательный опыт. Учения и цели группы более важны, чем личное благополучие индивида, от членов требуется жертвовать собой.

• Разделение существования. Проводится резкое разграничение между теми, кто будет спасен, и теми, кто будет проклят. Правом на существование пользуются лишь те, кто целиком разделяет цели группы и во всем подчиняются лидеру.

Создаваемая путем контроля мышления изоляция приводит к зави­симости, формированию у индивида чувства уязвимости и беспомощности. Кроме описанных R.Lifton, в деструктивных культах использу­ются и другие техники. Наиболее экстремальные из них, включающие технологии «останавливающего мышления», постоянного медитирования, монотонного пения и повторяющихся действий, бесконтрольного навязывания непривычных ритуалов и визуализированных представлений, индуцируют состояния повышенной внушаемости.

Для правильного понимания патогенеза культовой травмы следует отметить, что не всегда и не во всех случаях индуцирование измененных состояний сознания приводит к возникновению психического расстройства. Многочисленные случаи выздоровления или улучшения при лечении истерического невроза или психосоматических заболеваний строятся на преимуществах внушаемости, склонности к эмоциональному катарсису. Известны примеры внезапного озарения, творческого инсайта, возникающих во сне, в состоянии транса, пассивной медитации. Если предположить, что суггестивные методы вызывают изменения биохимической анатомии, сходные с воздействием психотропных препаратов, становится понятным, почему одно и то же воздействие у одних людей вызывает улучшение, а у других — серьезную патологию психики. Как известно, любой сильнодействующий препарат в одних дозах улучшает состояние организма, а в других приводит к летальному исходу. Также и воздействия на психику, приводящие к возникновению измененных состояний сознания, могут в одних случаях приводить к исцелению, в других — оставаться без последствий, в третьих — вызывать серьезные нарушения, вплоть до психотических. Однако если психиатр, назначая психотропное средство, учитывает его химическую основу, особенности фармакодинамики, рекомендуемые дозы, перечень побочных явлений, психотера­певт исходит из многовекового эмпирического опыта, то культовый лидер действует грубо, бесконтрольно, не учитывая последствий.

Одним из наиболее ярких примеров грубого деструктивного воздействия на психику является деятельность лидеров секты «Белое братство». Возникнув в Киеве в начале 1990-х гг. секта быстро распространилась по Украине, Белоруссии, России. Как и в большинстве современных сект, ее догматы представляли собой эклектическую смесь из йоги, буддизма, теософии, антропософии, христианских ересей. Особое место в «учении» занимал обрисованный в ярких деталях конец света с детально разработанной культовой практикой. Наибольшую опасность для физического и психического здоровья представ­ляла тема жертвоприношения. Согласно доктрине, вслед за Страшным судом должен наступить золотой век, куда попадут 140 000 юсмалиан (так называли себя адепты). В руководстве секты стояли Кривоногое и Цвигун, которая, по-видимому, переживала религиозно-мистические состояния (видела живого бога). Неофиты набира­лись, главным образом, среди молодежи 15—19 лет. Первоначально лидеры появлялись в секциях восточных единоборств, йоги, а затем устремились в средние школы, где рассказывали детям о грядущем

Страшном суде и прочих ужасах. Желающих тут же крестили, выводя по одному в коридор. Сам обряд крещения заключался в том, что один из «старших братьев» секты прикладывал руку колбу крестимого, что-то вещал, непрерывно глядя тому в глаза, затем совершал руками пас­сы вдоль его позвоночника и окроплял водой из фляжки. По мнению специалистов, руководство «Белого Братства» апробировало на своих приверженцах методы насильственного управления психикой и поведением, психофизической обработки, изощренных методов гипнотического внушения. Культовое воздействие осуществлялось также путем прослушивания аудиокассет с проповедями. Родителями и бывшими адептами, покинувшими «Белое Братство», отмечалось использование наркотических веществ. Согласно мнению специалистов, обследовавших адептов, у них подавлялась индивидуальность, снижалась критическая способность, нарушались дифференцирование эмоций, пластичность движений, активность и способность сопротивляться стрессам. В ноябре 1993 г. в Киеве едва не состоялось массовое самоубийство «белых братьев». Планировалось кровавое шоу, знаменующее начало Страшного суда с вознесением Цвигуи, назвавшей себя Мария Дэви Христос. Кульминацией стал приход 10 ноября 1993 г. 25 сектантов в Софийский собор в Киеве. Усилиями правоохранительных органов страшные события удалось предотвратить.

Какие бы методы ни применялись в деструктивных культах, все они формируют психическую зависимость путем запугивания в случае ослушания. В культе сайентологов широко применяются слежка, доносы друг на друга, используются материалы, полученные на предварительном тестировании адептов. Церковь сайентологов, претендуя на абсолютное знание о единственно верном пути к спасению и самоусовершенствованию, исповедует лютую ненависть к научной психиатрии, навязчиво и агрессивно распространяя в СМИ и среди населения материалы о вреде психиатрии как таковой. Связано это, видимо, с тем, что основатель сайентологии Л. Р.Хаббард был человеком с определенными психическими расстройствами и проходил лечение в психиатрическом отделении морского госпиталя «Оак Кнолл» (США).

Отношение психиатрии к проблеме тоталитарных культов

Проблема тоталитарных культов (сект) возникла в связи с коллизией между положением "Всеобщей Декларации Прав Человека" о свободе совести и многочисленными протестами пострадавших против деятельности этих сект. Понятно, что причинами обращения за помощью к психотерапевтам и психиатрам является не сам факт принятия новой веры (любой человек вправе верить во что угодно), а те психические изменения и расстройства, которые возникают у адептов как результат участия в деятельности тоталитарных культовых новообразований.

Актуальность исследования негативных медико-социальных последствий деятельности в России организаций, имеющих характер деструктивных, тоталитарных сект, обозначилась в последние 10 лет, когда в судебно-психиатрическую службу все чаще стали обращаться сотрудники прокуратуры, следственно-судебных и административных органов с просьбой дать рекомендации о возможности возбуждения уголовного дела в отношении той или иной тоталитарной секты или о снятии с регистрации в связи с причинением вреда здоровью. Эти просьбы обусловлены как жалобами отдельных граждан, чьи родственники, оказавшись вовлеченными в эти секты, стали обнаруживать психические расстройства, так и обращениями представителей общественных организаций, в первую очередь Комитета по спасению молодежи от деятельности тоталитарных сект.

Судебно-психиатрический аспект этого вопроса состоит в том, что констатация причинения вреда здоровью (в данном случае психическому) является принципиально важной, поскольку она одна может быть основанием для возбуждения уголовного дела против тоталитарной секты по ст. 239 У К РФ 1997 г. и применения соответствующих статей Закона "О свободе совести и религиозных объединениях", став причиной отказа в ее регистрации или запрета на ее деятельность.

Вокруг вопроса о влиянии деятельности культовых новообразований на психическое здоровье идет, можно сказать без преувеличения, ожесточенная борьба. С одной стороны, многочисленные случаи психических расстройств у лиц, вовлеченных в тоталитарные, деструктивные секты, свидетельствуют о явном вреде деятельности этих сект для психического здоровья, с другой - имеют место как отдельные заявления психиатров о том, что пребывание в секте не имеет какого-либо отношения к психическому здоровью, так и хорошо организованные групповые выступления, проводимые под руководством Независимой психиатрической ассоциации. Эта организация как сектозащитная впервые заявила о себе на судебном процессе по делу созданной Секо Асахарой секты АУМ Синрикё и вполне могла выиграть процесс, доказав "безобидность" этого тоталитарного неокульта, если бы не своевременно подоспевшие сообщения о террористических акциях в токийском метрополитене учеников Асахары и последующие разоблачения, показавшие среди прочего и наносимый сектантам вред здоровью.

Следует подчеркнуть, что современные деструктивные тоталитарные секты - это не только хорошо организованные международные образования, но и мощные финансовые пирамиды, располагающие немалыми средствами, чтобы ангажировать журналистов, юристов, общественных деятелей и политиков для своей защиты. При этом ключевыми фигурами оказались психиатры как специалисты, способные дать профессиональные экспертные заключения относительно причинения вреда психическому здоровью. Упомянутая Независимая психиатрическая ассоциации России не только практически в каждом номере своего журнала публикует статьи в защиту тоталитарных сект. обрушивается с некорректными нападками на психиатров, выступающих против деструктивной деятельности неокультов, но и организует многодневные, дорогостоящие, с арендой загородных пансионатов, семинары на тему о взаимоотношениях психиатрии и религии. При этом характерно, что сектозащитная деятельность "независимых психиатров" сочетается с нападками на традиционные религии и с утверждениями об отсутствии у них принципиальных различий с культовыми новообразованиями. Примечательно, что в своих выступлениях "независимые" сектозащитники любят ссылаться на известные имена западных психиатров, тенденциозно подбирая среди них своих сторонников.

Более того, в последнее время сектозащитниками развернута в средствах массовой информации активная кампания с целью дискредитации официальной психиатрии, озабоченной проблемами неокультов. При этом специально вновь поднята шумиха о "карательных" традициях отечественной психиатрии, теперь уже не в отношении диссидентов, а "инаковерующих". Все чаще в публикациях "независимых" психиатров навязываются представления о том, что официальная психиатрия "призывает к психиатрическим и уголовным преследованиям сектантов", предлагает свои "карательные услуги" православной церкви. Так. помощник депутата Госдумы В.Борщова Лев Левинсон на страницах Независимого психиатрического журнала (1.1998.С.49) утверждает, что якобы существует "госзаказ" превращения "психиатрии в аппарат преследования инаковерующих". Он и до этого со своим шефом вкупе с известным эксдепутатом Госдумы Г.Якуниным распространял эту небылицу. Но теперь дело дошло до явно нелепо-клеветнических обвинений в том, что официальная психиатрия "навязывает" церкви свои услуги "психофармакологического возвращения сектантов в лоно православия".

На основании таких утверждений ряд "правозащитных" организаций (РОО содействия утверждению свободы совести в обществе, Московская хельсинкская группа. Христианское социальное движение) даже выпустила в свет документ "О нарушении прав человека в сфере свободы совести в Российской Федерации" (Москва, 1998). Предложив СМИ этот документ для ссылок, эти организации соответствующим образом формируют общественное мнение, особенно через свои издания и зарубежные радиостанции, в первую очередь радио "Свобода".

В этом документе, в частности, в разделе "Инициативы по возрождению карательной психиатрии" утверждается: "Не имея легальных оснований для преследования верующих, противники свободы совести в России ведут деятельность по возрождению карательной психиатрии и введению в медицинскую практику американской методики депрограммирования". Естественно, каких-либо подтверждений фактами эти утверждения не сопровождаются, поскольку никто и нигде в России американские методики депрограммирования не проводил и проводить не мог.

Но этим активность сектозащитников не исчерпывается. В одном из последних номеров "Независимого психиатрического журнала" (III, 1999, с. 49) даже публикуется "Открытое письмо НПА Генеральной Ассамблее XI конгресса ВПА" (Всемирной психиатрической ассоциации), в котором говорится: "Со всей ответственностью перед совершаемым этим заявлением шагом считаем необходимым обратить внимание Генеральной Ассамблеи ВПА на возобновившееся в России с 1994-1995 гг., ставшее широкомасштабным и не ослабевающим до настоящего времени, очередное использование психиатрии в немедицинских целях. На этот раз для подавления не инакомыслящих, а инаковерующих". Это "Открытое письмо заканчивается призывом к ВПА принять следующий текст Обращения:

"Всемирная психиатрическая ассоциация выражает обеспокоенность инициацией многочисленных судебных исков к различным религиозным организациям в России за якобы "причинение ими грубого вреда психическому здоровью и болезненное изменение личности".

Всемирная психиатрическая ассоциация выражает солидарность с позицией Независимой психиатрической ассоциации России и Российского общества психиатров относительно недопустимости вовлечения психиатров в проблемы. выходящие за пределы их профессиональной компетенции."

Это обращение принято не было, что отнюдь не обозначает, что активность "правозащитников" снизится (как и зарубежное финансирование их деятельности). Само обращение спроецировано на руководство российской психиатрией, на Минздрав с целью полного отстранения от участия отечественных психиатров в помощи жертвам деструктивных неокультов.

Необходимость задержаться на фактах такой широкомасштабной, до международного уровня, борьбы за общественное мнение, должна показать роль психиатрии в вопросе об оценке деятельности современных неокультов.

В настоящее время в России сложилась ситуация, когда любая из противоборствующих сторон может найти себе экспертов-психиатров, сообразно своим интересам, или же дать соответствующую ссылку на литературу. Что касается последней, то возможности публикаций в своих изданиях и в зарубежной прессе Независимой психиатрической ассоциацией (НПА) в защиту "нетрадиционных религий" несопоставимы с возможностями других психиатров обнародовать факты негативных последствий деятельности тоталитарных неокультов. Все это путает общественность, затрудняет правильную ориентацию как психиатров, не соприкасавшихся с этой проблемой, так и правоохранительных органов, которые сталкиваются с проблемой новоявленных "религий".

Все чаще стала возникать необходимость проведения судебно-психиатрических экспертиз по делам, сопряженным с неокультовой практикой, причем не только по факту причинения вреда психическому здоровью.

Участились случаи освидетельствования лиц, совершивших агрессивные и другие правонарушения в связи с их деятельностью в секте, а также посмертные экспертизы сектантов, покончивших жизнь самоубийством. Стали возникать вопросы и по гражданскому судопроизводству, связанные с передачей завербованными своего имущества сектантским организациям. Нередки и обращения к психиатрам со стороны государственных структур за консультациями по оценке всей деятельности неокульта в плане наличия или отсутствия в ней факторов, приводящих к расстройству психического здоровья.

Сказанное обусловливает необходимость более глубокого анализа проблемы с исследованием социально-психологических причин быстрого распространения на отечественном духовном поле деятельности деструктивных тоталитарных сект, более точного обозначения их сути и взвешенного решения вопроса о вреде их деятельности для психического здоровья.

Риск возникновения психического расстройства в результате культовой травмы

Предрасположенность к психическим расстройствам в результате культовой травмы следует рассматривать во внутриличностном, межличностном и надличностном контекстах.

Внутриличностный контекст. Предрасполагающими факторами психических расстройств являются такие свойства личности, как повышенная внушаемость, ведомость, пассивность, склонность к магическому мышлению. Повышенная внушаемость является преципитирующим (т. е. ускоряющим, подталкивающим) фактором для формирования диссоциативных психических расстройств, особенно при чрезмерных психофизических нагрузках.

Межличностный контекст. Включает разрыв или ослабление связей с ближайшим окружением (родители, сверстники, соученики и т.д.). Человек, по каким-либо причинам чувствующий себя неадекватным в окружающем его обществе («не от мира сего»), не приня­тым из-за своих личностных, психических, физических или других особенностей, испытывает огромное облегчение среди людей, исповедующих другие (относительно тех, что бытуют в миру) ценности, в среде, где неадекватность и необычность, напротив, расцениваются положительно. Поскольку священное в религии противопоставляется мирскому, симптомы социальной дезадаптации чаще всего интерпретируются здесь как доказательства избранности.

Надличностный контекст. Включает социокультуральные изменения, которые стали происходить в России с конца 1980-х гг. Резкий слом устоявшегося атеистического менталитета homo soveticus привел к непривычной для него идеологической дезориентации, пробил брешь в догматически-материалистическом мировозрении, оживил потенциальный интерес к духовным ценностям. Для многих крушение старого мировоззрения уже было стрессовым обстоятельством и предпосылкой развития тех расстройств психики, которые предрасполагают к восприятию неокультовых учений.

Нередко в секту вовлекаются больные с инициальными проявлениями шизофрении, стремящиеся преодолеть нарастающее чувство отгороженности. В этих случаях культовые воздействия провоцируют и утяжеляют течение заболевания.

Психические расстройства, возникающие в результате культовой травмы.

В последние десятилетия на психические нарушения, возникающие у адептов, вышедших по каким-либо причинам из деструктивных культов, обратили внимание американские психологи — специалисты по выходу. В нашей стране этой проблеме посвящен ряд работ. В данном разделе произведена попытка систематизации данных отечественных, зарубежных и собственных исследований.

Расстройства поведения, не достигающие уровня психических расстройств. К ним относятся изменение интересов к семье, друзьям, работе и учебе, появление новой манеры одеваться. Обращает на себя внимание изменение речи: высказывания производят впечатление заученности, «проигрываемой пластинки». Практикуются частые, без объяснений, уходы из дому, частые телефонные разговоры, длительные чтения или медитация. Изменяется режим питания, нарастает агрессивность или безразличие к ближайшим родственникам. Наблюдаются значительные денежные траты, займы, сборы у родственников и друзей.

Психосоматические расстройства. У эксадептов после культовой травмы отмечались инфаркты миокарда, бронхиальная астма, яз­венная болезнь, атакже несколько случаев внезапной смерти. Однако чаще в ответ на психическую травму, обусловленную угрозами наказания за отступление от предписываемых правил поведения, развивались соматоформные вегетативные дисфункции. Расстройства появлялись внезапно, сопровождались вегетативным возбуждением, интенсивной болью во внутренних органах («возникла жгучая боль в сердце, почувствовала, что умираю, страшно, что умру греш­ницей»). В других случаях боли сопровождались выраженным страхом за будущее («легла на диван, сильные боли внизу живота возникли... как будто матку выворачивает наружу... думаю, что с нами будет... у них (лидеров культов) такие связи... заберут деньги, квартиру, всех выгонят на улицу»). В некоторых случаях болевые ощущения быстро проходили и сменялись картинами, похожими на истерические сумеречные состояния.

Атипичные диссоциативные нарушения. Эти расстройства чаще наблюдались у экс-адептов, практиковавших методы введения себя в транс (длительная медитация с мантрами, подъем энергии кундалини). Испытываемые переживания они называли «выходами в бес­сознательное состояние сознания, когда нет ни мыслей, ни чувств». В период пребывания в культовой группе возникающие визуализированные представления, «слышание небесной музыки» адепты считали признаками продвижения в вере. В дальнейшем, в период выхода из группы, у них на фоне страха и тревоги отмечались физическая слабость, изнуренность, галлюцинации общего чувства: «правая половина тела в огне — левая холодна, как лед», «потоки воздуха входят в голову и начинают вращаться, двигаться», «во всем теле что-то ползает, что-то сводит горло, душит». Многие религии признают тот факт, что длительная сосредоточенность может привести к ряду диссоциативных феноменов, таких как галлюцинации, паралич, и другим нарушениям со стороны сенсорной сферы. В некоторых случаях гипноз может спровоцировать развитие ограниченного, но иногда очень длительного состояния транса. Для эксадептов особенно характерны диссоциативные «плавающие» («floating») состояния, возвращающие их по механизму триггера обратно к культовому образу жизни.

Посттравматическое стрессовое расстройство. Возникает у эксадептов после разрыва с культовой группой. Соответствует критериям МКБ-10 и включает в себя эпизоды повторного переживания травмы в виде навязчивых переживаний, реминисценций, снов, кошмаров, возникающих на фоне хронического чувства «оцепенелости» и эмоциональной притупленности. Особенно характерны подавленное настроение, безотчетная тревога, гнев, амнезия или гиперемнезия в отношении травмирующих событий, неустойчивые диссоциативные или деперсонализационные эпизоды, ощущение беспомощности, изменения отношений с другими людьми в виде изоляции и отчуждения, недоверия, чувства безнадежности и отчаяния.

Нарушения личности. Синдром зависимости (DDD-синдром). Аббревиатуру термина составляют три английских слова — deception — обман, dependency — зависимость и dread — страх. Синдром проявляется:

1) в характерной для адептов потере собственной воли и интеллектуальной критичности к культовому учению,

2) в принятии жизненных решений только после совета и с разрешения старшего по культу,

3) в полной и неадекватной податливости лидеру,

4) в чувстве неудобства или беспомощности в одиночестве из-за чрезмерного страха,

5) в страхе быть покинутым лицом, с которым установлена тесная связь.

Синдром зависимости является начальным нарушением психики, вслед за которым возможно развитие более тяжелых психических расстройств, вплоть до психозов с агрессивным поведением или суицидальными действиями.

Психозы, ассоциированные с культовой травмой. Для психозов, ассоциированых с культовой травмой, характерен индуцированный характер. В отличие от определения индуцированного психотического расстройства, ограничивающего развитие психоза рамками семьи, квазирелигиозные идеи, нередко принимающие форму бреда, индуцируются в процессе религиозных проповедей, литургий, обрядов. Ю.И.Полищуком, наблюдавшим адептов ряда деструктивных культов, выделены синдром сверхценных психогенных идей религиозного содержания, индуцированный религиозный сверхценный бред, индуцированный религиозный паранойяльный бред, малопрогредиентная шизофрения со сверхценными, паранойяльными расстройствами, аффективно-бредовые психозы с псевдорелигиозным бредом в рамках рекуррентной и шубообразной шизофрении. Как указывает Ф.В.Кондратьев, при диагностике подобных религиозных психозов становятся диагностически нейтральными такие классические свойства бредовых идей, как их несоответствие действительности, противоречие свидетельству чувств и рассудку, результатам проверки и доказательств. При диагностике целесообразно делать акцент не на абсурдности фабулы, а на других признаках, указывающих на особенности возникновения этих идей, и их сопряженнос­ти с другими психопатологическими феноменами.

Проблемы оказания психиатрической помощи адептам деструктивных культов.

В исследованиях, проведенных Ф.В.Кондратьевым, установлено, что наибольшей подверженностью прозелитизму новых культов от­личаются лица, имеющие психотравмирующие проблемы, находящиеся в постстрессовом состоянии, в состоянии декомпенсации, с латентной психопатологией. Если устанавливается факт добровольного присоединения к культовому образованию и у адепта не отмечается каких-либо психопатологических расстройств, то какое-либо психиатрическое вмешательство недопустимо при всей ненормативности нового поведения адепта. Согласно Законодательству РФ в области психиатрии, психиатрическая помощь может оказываться при согласии адепта (экс-культиста) на лечение. При возникновении в период пребывания в секте психотических состояний, представляющих опасность для самого адепта и для окружающих, или если фиксируется состояние, при котором неоказание психиатрической помощи ведет к дальнейшему утяжелению заболевания, при­нимается решение о недобровольной госпитализации. Особые трудности представляет психологическое консультирование эксадептов в период выхода из культа. Здесь особый интерес представляет Веллспрингская программа лечения.

Цель Веллспрингской программы заключается в оказании помощи бывшим членам культа в возвращении к нормальной жизни, свободной от вредоносных влияний их культового опыта (фал­шивое чувство вины, депрессия, тревога, страх, смущение, гнев). Сердцевина Веллспрингской программы состоит из психологического консультирования и учебных занятий по культовой динамике и спорным религиозным и духовным вопросам. К каждому инди­виду относятся как к человеку с уникальной комбинацией потребностей и характерных черт, включая слабые и сильные стороны.

Отличительной чертой программы является отказ от приобщения экскультиста к какой-либо иной (традиционной) религии, если он сам того не желает. Занятия сочетаются с отдыхом, чтобы дать человеку шанс оправиться от изнурительного оцепенения культовой жизни и обеспечить построение реальной модели посткультового жизненного опыта.

Психические расстройства, вызванные деятельностью неокультов.

Хотя проблема сектантских новообразований в целом социо-культуральная, не психиатрическая, тем не менее о негативных последствиях их деятельности для психического здоровья говорится достаточно часто, и это требует специального анализа.

Можно было бы начать с многочисленных фактов массовых самоубийств адептов культовых новообразований. Массовые самоубийства свидетельствуют, по крайней мере, о расстройствах поведения. О таких трагических фактах слишком часто сообщается в средствах массовой информации, чтобы считать их случайными.

Зависимое расстройство личности является начальным нарушением психики, вслед за ним возможно развитие более тяжелых психических расстройств вплоть до психозов с агрессивным поведением или с суицидальными действиями. Острые психотические состояния могут носить характер аффективно-бредовых состояний, параноидов, индуцированных психозов, а также стрессовых реакций с последующим затяжным постстрессовым синдромом. Кроме того, в результате пребывания в секте могут возникать резкие обострения уже имевшихся латентных форм заболевания (чаще всего шизофрении). При постановке судебно-психиатрического вопроса о последствиях пребывания потерпевшего от деятельности секты все эти состояния должны оцениваться как следствия причиненного вреда психическому здоровью.

Причинение вреда здоровью может иметь и другие, опосредованные причины. Например, создание конфликтной, психотравмирующей ситуации в семье вербуемого в связи с разрывом последним отношений с близкими и уходом в секту способно быть источником развития невротических реакций, психогенных декомпенсаций (то есть обнажения под влиянием психической травмы до того скрытых психических изъянов психики), обострения упомянутых форм латентной (подспудно протекающей) психопатологии. Кроме того, наблюдаются случаи. когда лицо, порвавшее с сектой и находящееся в состоянии реадаптации после полученных в секте психических расстройств, подвергается попыткам активистов сект вновь вернуть его в свое лоно, препятствуя тем самым скорому и быстрому выздоровлению. Это также может рассматриваться как причинение вреда здоровью.

При решении упомянутых экспертных вопросов судебные психиатры должны в своих заключениях пытаться отграничить прямой, причинный, специфический вред здоровью от вреда опосредованного, сопутствующего, но неспецифического. Такие дифференцированные вопросы перед судебными психиатрами могут ставить сами следственно-судебные органы.

Говоря о судебно-психиатрических экспертизах нельзя не упомянуть о таких фактах, связанных с освидетельствованием сектантов или экскультистов (слово "экскультисты" заимствовано из американской литературы по проблеме сект). Эти факты вскрылись при проведении в ГНЦ социальной и судебной психиатрии им.В.П.Сербского судебно-психиатрических экспертиз на предмет причинения вреда здоровью членам сект. Выяснилось, что в одних случаях перед приходом на амбулаторное судебно-психиатрическое освидетельствование подэкспертные получали у "независимых" психиатров специальные инструктажи о том, что и как им рассказывать на экспертизе, как себя вести. В других случаях, когда это не удавалось, агрессивного вида личности просто не подпускали к проходной Центра лиц, идущих на освидетельствование. Подоплека таких сектозащитных действий ясна.

При оценке вреда, причиненного психическому здоровью деятельностью тоталитарных неокультов, следует быть особенно тщательным в проведении дифференциального диагноза.

К нашему времени в наибольшей степени применима цитата из книги выдающегося психиатра, психолога и философа К.Ясперса "Смысл и назначение истории": "Можно, пожалуй считать, что способность принимать на веру даже самый грубый абсурд поразительным образом увеличивается в современном человеке. Он так легко поддается суеверию. Но там, где есть суеверие, победить может только вера, не наука". Наличие "даже самого грубого абсурда" в высказываниях неокультиста еще не может свидетельствовать о психопатологии, это неокультистская "нормативность" и это не может не учитывать психиатр в своей клинической работе.

В психиатрической практике все чаще стали встречаться своеобразные "клинико-религиозные" сочетания. Как отмечалось, мотивация обращения в секту может быть патологической, и при отсутствии индивидуальной психопатологической продукции "религиозность", внушенная такому больному, оказавшемуся в секте, может ошибочно восприниматься психиатрами как бредовая фабула.

Примером может служить ряд экспертиз, проведенных адептам "Сторожевой Башни" (Свидетелям Иеговы), обвинявшимся в убийстве своих детей. Хотя собственно психопатологические расстройства у этих подэкспертных достаточно отчетливо различались, принятая ими религиозная ориентация была тем общим стержнем, вокруг которого разворачивались трагические события.

Экспертиза г-ке М-вой О.В., обвинявшейся по ст. 102 п. "г" УК РСФСР в умышленном убийстве своего сына. Согласно материалам уголовного дела, М-ва была активным членом религиозного общества "Свидетели Иеговы". В объяснениях по факту убийства М-ва утверждала, что "Бог Иегова" заявил, что "настало время свергнуть Сатану", и она, "слепо повинуясь Богу", согласилась принести в жертву своего сына "за спасение человечества", чем содействовала "райской жизни при грядущем конце света".

Экспертиза г-ке Л-вой О.И., обвинявшейся по ст.ст. 15, 103 УК РСФСР в попытке убийства сына. С 39 лет стала посещать собрания "Свидетелей Иеговы". На них узнала, что скоро наступит "расплата за грехи", погибнут дети на глазах родителей. Снизилось настроение, перестала заниматься домашними делами, появился страх, постоянно думала как спасти детей от "гнева Бога", 42-х лет пыталась повеситься вместе с сыном. В связи с суицидальными попытками стационировалась в психиатрические больницы. Там группировала больных, рассказывала им о своей религии. Обвиняла мужа, который ведет ее против Иеговы. Через три года после очередной попытки удушения сына при задержании объясняла, что хотела убить своих детей, так как она испугалась наступления Армагеддона ("Божьей войны"), во время которой, как ей сказали Свидетели Иеговы, на ее глазах убьют ее детей. На экспертизе говорила, что о скором наступлении Армагеддона узнала от Свидетелей Иеговы. Из-за этого был страх за детей, неоднократно хотела их убить до наступления Армагеддона, но раньше не хватало сил.

Экспертиза г-ке Пр-вой В.В., обвинявшейся по ст. 102 п. "г" УК РСФСР в умышленном убийстве своего внука. Пр-ва была активным (согласно материалам уголовного дела, даже" очень фанатичным") членом общества "Свидетели Иеговы". Во время следствия и на судебно-психиатрической экспертизе она утверждала, что в ее внука "вселяются демоны", и она совершила убийство, исполняя волю Бога Иеговы, решившего "избавить свет от демонов".

Во всех подобных случаях основанием для невменяемости были психические расстройства, выявленные при освидетельствовании, однако объяснения больных о мотивах совершенных убийств в полной мере соответствовали учению Свидетелей Иеговы о необходимости активного противопоставления проискам сатаны и подготовки к наступлению Армагеддона.

В целом же можно отметить, что квазирелигиозные фабулы стали практически характерными для переживаний подросткового возраста, особенно при патологически протекающих пубертатных кризах, сопровождаемых поиском смыслообразующих позиций своего "Я", на инициальном этапе шизофрении с типичными для него гипертрофированной интроспекцией (самонаблюдением), рефлексией, потерей и расщеплением чувства собственного "Я", для сверхценных идей, бредоподобных состояний и бредовых синдромов.

В судебно-психиатрической клинике как в случаях развития истинных реактивных психозов (психических расстройств у арестованных вследствие психической травмы), так и в случаях симулятивного повеления психически здоровых лиц стала характерной все та же квазирелигиозная фабула. Содержательная идентичность этой фабулы и возможность ее психологического, психопатологического и сочетанного формирования, безусловно, создают новую проблему дифференциального диагноза в психиатрии.

В этих случаях становятся диагностически нейтральными такие классические свойства бредовых идей, как их несоответствие действительности, противоречие "свидетельству чувств и рассудку, результатам проверки и доказательств" (Griesinger W., 1872). Распространенность неокультовой "религиозности" в современном менталитете в первую очередь показывает, что определение бреда именно как идей, суждений, не соответствующих действительности и логике, обусловливает необходимость в дифференциально-диагностической работе делать акцент не на абсурдности фабулы, а на других признаках, указывающих на особенности возникновения этих идей и их сопряженности с другими психопатологическими феноменами.

Следует отметить и обратное обстоятельство. Религиозные фабулы несомненно бредового характера психотических (находящихся в тяжелом - психотическом состоянии) больных из-за вышеупомянутых особенностей общественного менталитета ("легко принимающего всякий грубый абсурд") иногда рассматриваются и активно защищаются как "нормальные религиозные" переживания правозащитниками или просто теми людьми, кто не имеет представления о психиатрии.

Примером может служить отношение к психопатологическим переживаниям больного А., совершившего в 1993 г. убийство трех священнослужителей в Оптиной пустыни. Эта трагедия привлекла внимание средств массовой информации не столько из-за факта гибели трех человек, сколько из-за религиозно-мистического содержания мотивации убийств. Этот больной шизофренией после острого приступа с манихейским бредом (бредом, в котором больным кажется, что за их душу борются светлые и темные силы) счел себя слугой сатаны, для ублажения которого он должен был убить "пособников Бога". Вед фабула бредовых переживаний больного носила квазирелигиозный характер, но формально не противоречила "нормативности" современного общественного менталитета. Основная позиция СМИ отражала ортодоксальные взгляды антипсихиатрии - это не болезнь, это религиозные переживания. Более того, официальное телевидение добилось эксклюзивного права производить видеосъемку больного в следственном изоляторе, а также в период его прерывания на экспертизе и во время судебно-психиатрического освидетельствования. Все это делалось известным сценаристом для "документального" фильма. Заключение экспертной комиссии о заболевании А. шизофренией были оценены авторами сценария как "очередное злоупотребление психиатрии" именно потому, что идея сатанизма вполне совместима с реальностью и имеет широкую распространенность. (К сожалению, с последним надо согласиться, поскольку экспертизы сатанистам, обвиняющимся, в частности. в ритуальных убийствах и не имеющих психических заболеваний, также отражают реальность судебно-психиатрической практики.)

С 1993 г. после заключения о невменяемости А. до сих пор находится на принудительном лечении. При поступлении в больницу был спокоен, однообразен. Неохотно вступал в беседу, рассказывая о своей жизни, сообщал, что накануне правонарушения постоянно слышал "голоса" императивного (приказывающего) характера, казалось, что его телом управляют посторонние силы. Переживания были очень неприятные. Тогда понял, что это Бог воздействует на него, и, чтобы отомстить Богу, решил убить его слуг. Утверждает, что ему было жалко убивать монахов, но он убил их мечом, "а меч - это оружие властелинов, от меча умереть мечтает каждый воин". Убеждает, что сейчас он пересмотрел свои взгляды на религию, и хотя периодически слышит в голове "голоса" и "чужие мысли" - в основном "ругань и мат", но теперь считает, что это делает "нечистая сила". В отделении держался уединенно, был послушен медперсоналу, подчеркнуто вежлив. С апреля 1996 г. стал говорить, что "голосов" не слышит. Охотно включался в трудовые процессы, работал слесарем в гараже, пользовался правом свободно выходить из отделения во двор больницы. Охотно беседовал на отвлеченные темы, на темы религии. О содеянном заявлял - "Боюсь вспомнить, ошибка заключалась в неправильном понимании священного писания, сам по себе я не смог бы этого сделать". С начала 1997 г. больной стал уединяться и усиленно молиться, стоя на коленях. Читая молитвы, иногда допускает ошибки в тексте, и, чтобы наказать себя, бьется головой об пол, об стены, нанося себе ссадины и синяки. Объясняет это тем, что он совершил очень тяжкий грех, и теперь хочет замолить его. Наличие обманов восприятия ("голосов") отрицает. Пребыванием в больнице не тяготится. Высказывает намерение после выписки из больницы уйти в монастырь и посвятить себя служению Богу. (Данные на 1998 г.)

Все это время А. находился на медикаментозном лечении, которое купировало как галлюцинации, так и бредовые идеи. Тяжелое психическое расстройство на время заблокировало адекватное понимание больным собственного "Я", своего места и роли в жизни, а приказывающие галлюцинации направили его поведение на нелепые агрессивное действия. А. в целом был тяжело болен, медицинское излечение тяжкого душевного расстройства помогло его духовному возврату к Богу. "Сатанизм" у А. чисто психопатологического образования. Оно, однако, судя по приведенным фактам, внешне может напоминать реально существующую, непсихопатологическую, деятельность сатанистов, о чем мы специально будем говорить ниже.

Такого рода "религиозные" фабулы - не редкость у лиц, проходящих судебно-психиатрическую экспертизу. За 40 лет работы судебным психиатром автор освидетельствовал не одного "Иисуса Христа", "деву Марию"... Одной из первых экспертиз было освидетельствование некой сельской жительницы, которая под влиянием "видений" и "голосов" сочла себя богородицей. Она настолько была уверена, что является истинной Девой Марией, что односельчане, которым она рассказывала о своем общении с "богом", стали ей верить и даже просить ходатайств перед Богом. Только два ее уже взрослых сына говорили, что мать пора вести в психиатрическую больницу. За отказ верить в ее "божественность" больная убила обоих сыновей. На экспертизе она, естественно, была признана невменяемой и подлежащей лечению в психиатрической больнице. К сожалению, бредовая убежденность больных в своей "божественности" и индуцирование окружающих этой идей может лежать в истоках новых "религий".

Однако индуцировать (что в немедицинской литературе называется "зомбировать") могут и различные колдуны, экстрасенсы и лидеры культовых новообразований.

Подчиненность своей воли воле такого "учителя" или "нового бога", приводящая к совершению общественно опасных деяний людьми в целом не страдающими психическими заболеваниями, является фактом, подтвержденным практикой судебно-психиатрических экспертиз.

Примером может служить освидетельствованный в Центре им.В.П.Сербского Г. Хроническим психическим расстройством он не страдал, однако в силу ряда обстоятельств (надежда на помощь больной родственнице) был определенное время в тесном контакте с "экстрасенсом", занимавшейся "лечебно-колдовской" практикой. В результате этого контакта в течение нескольких недель Г. сам начал чувствовать себя "закодированным". В этот период он понимал всю нелепость своего поведения, в том числе действий, приведших к гибели любимой сестры, и пребывания более месяца рядом с разлагающимся трупом. Все попытки выйти из дома или хотя бы письменно сообщить о случившемся родственникам, в милицию и другие адекватные действия "блокировались экстрасенсорным влиянием". Так продолжалось до тех пор пока он и этот "экстрасенс" не были разъединены. В отличие от обычных индуцированных психозов, когда индуцируемому передается фабула психопатологических переживаний психически больного, этот подэкспертный, повторяя его слова, "умом понимал нелепость и трагичность происходящего, активно пытался сопротивляться, преодолеть чужую волю, убеждал себя в невозможности такого кодирования, но был себе неподвластен". С учетом всех материалов уголовного дела, личности подэкспертного, его психических особенностей до и после описанного периода ни о хроническом психическом заболевании, ни о симуляции речь идти не могла. Вместе с тем это было несомненное расстройство волевой сферы, лишавшее возможности руководить своими действиями и давшее основание для заключения о невменяемости. Подобные случаи "лишения воли" описывались при анализе действий жрецов-целителей, шаманов, знахарей и других магических врачевателей, они объяснялись подсознательными архетипами. Теперь это воля "новых богов" типа Асахары или разных антихристов и т.п.

В данном контексте необходимо остановиться на сложном вопросе о снижении или даже потери способности критического осмысливания адептами культовых новообразований сути учений неокультов. Несмотря на нелепость этих учений сектозащитники пытаются поставить знак равенства с христианством, утверждают, что и учение Иисуса Христа - нелепо, что Он де жил-был плотником, а потом счел себя Богом, стал утверждать, что слышит голос Бога Отца (что, по их утверждениям, - галлюцинации) и поэтому он был или психически больной или, по крайней мере, между ним и Виссарионом (новым Иисусом Христом, в которого вдруг превратился милиционер Тороп) нет никакой разницы.

Все эти нападки на христианство далеко не новы. И может быть здесь не место заниматься апологетикой - вера есть вера, она не может иметь научные доказательства - духовное и рациональное два разных уровня познания, при этом познания только своих истин. Вместе с тем, обсуждая проблему культовых новообразований, представляется возможным высказать собственную точку зрения.

В дискуссии с современным интеллектуальным атеистом можно на время даже допустить, что все чудеса Христа, описанные в Евангелии, это - поздние домыслы его последователей, пытавшихся доказать Его Божественность. Можно временно пойти и на какие-то другие "допуски". Однако нельзя отвергнуть того факта, что все учение Христа не могло прийти только от человека, пускай и самого мудрого. Атеистические позиции понимания только материальной сущности человека (а, стало быть, его подвластности только природно-естественным закономерностям) не совместимы с тем, что человек как такая материальная сущность мог учить "подставить другую щеку", любить ближнего, даже если он враг, то есть действовать в явный ущерб себе. Для материального мира это противоестественно, для бездуховных межличностных отношений это звучит нелепо. Действительно, такое не могло звучать из уст просто человека, поскольку эта позиция нечеловеческая, противоестественная, если человек только "высокоорганизованная материя". Вместе с тем именно суть учения Христа явилась тем, что Его называют Спасителем вот уже на протяжении двух тысяч лет. За это время появлялись многие сотни новых "божественных" религий, но их создатели говорили языком земной причинности человеческих отношений, не содержащих Начала истинной любви Бога к человеку, и эти религии умирали, по этой причине умрут и очередные.

Ни одно культовое образование не содержит и подобия этого Божественного начала, именно Начала, а не повторов. Читая неокультовую литературу, знакомясь с проповедями новых богов, какого-либо нового истинно духовного начала в них найти нельзя.

Так, в проповедях Виссариона никакой собственной духовности просто нет. Идет говорение и перефразирование Евангельских повествований. Здесь и любовь к ближнему и спасение души и т.д., но нет именно своего нового нравственного, духовного начала. Человеку, не знакомому с христианством. перефразирование на современный язык Евангельского учения, которое выдается за свое, может импонировать, поскольку оно действительно духовно, пока не начинается "религиозная" самодеятельность. Такое говорение может создать впечатление, что Тороп на самом деле какая-то божественная личность и подвести неофита под психологическую зависимость. Но вот Виссариан (Тороп в роли новоявленного Христа) переходит к собственному учению. И здесь, если не потеряна из-за этой психологической зависимости способность к критическому мышлению, у адептов не могут не возникать сомнения в "истинности" учений очередного Иисуса.

Я не буду навязывать своего мнения читателю и оставляю на его суд некоторые выдержки из "Обращения высшего разума вселенной ко всем жителям Земли в связи с переходом в эру Водолея".

"Это послание явлено на Землю через Виссариона. Виссарион - есть Слово Божие во плоти и крови, вновь пришедшее на Землю во спасение рода человеческого..." и т.д. утверждается в преамбуле. Далее вперемешку с христианской лексикой говорится:

"Высший Разум Вселенной предупреждает: С октября 1990 г. на Земле началась Новая Эра. На смену эпохе Реинкарнации, когда бессмертная душа переселялась из одного тела в другое, пришла эпоха бессмертия. Цикл перевоплощения заканчивается, и в результате Космической Мутации, которая началась в декабре 1990, тело человека, так и душа, станет бессмертным. Трансмутация - сложнейший физиологический процесс, протекающий на уровне клетки. В человеческом организме произойдут такие изменения, которые приведут тело в новое состояние и позволят ему перейти на энергию Космоса. По мере этой перестройки организма потребность в пище постепенно уменьшится, а затем совсем исчезнет. Это связано с тем, что все источники энергии на планете (пища, вода, воздух) экологически загрязнены, и спасение человечества будет заключаться в том, что люди постепенно отойдут от всего этого. Сначала будет проводиться на Земле Космическая мутация, после чего в клетку тела будет заложен код с программой вида человека Шестой цивилизации, которая придет на смену Пятой цивилизации, заканчивающей свое существование в 2003 году". "...В конце сентября 1994 года начнется раскрытие кармической памяти людей о их прошлых воплощениях". "...После катаклизмов, намеченных на апрель 1997 года, планета будет частично разрушена, произойдет смещение земной коры во многих местах планеты. Это связано с перемещением земной оси и полюсов".

Если многочисленные адепты церкви Виссариона принимают подобное "учение", кстати распространяемое в огромных тиражах, за обращение высшего разума и верят, что Виссарион является истинным "Словом Божьим во плот" 'л крови", "Христом-спасителем новой Шестой цивилизации" - это, конечно, их личное дело и законное право. Однако психиатр не может не видеть определенных проблем с логическим мышлением как у автора самого учения, так и лиц, принимающих его как "последнее откровение". Не нужно быть богословом, чтобы убедиться и о том, что собственно богословского нового, своего духовного начала в этом просто нет.

Изучение писаний других "новых религий", наряду с компиляционным характером и отражением упомянутого современного общественного менталитета "научной мистики", показывает, что все эти "учения" могут "держаться на плаву" лишь в сочетании с нетерпимостью к другим религиям, фанатизмом, в которых религиозный культ соединяется с сильным душевным возбуждением, доходящим до экстаза, что способствует, как утверждал С.С.Корсаков, "развитию душевных заболеваний".

Рассмотрим это на примере так называемого "Богородичного Центра" (БЦ). (Видимо, для большего эмоционального воздействия "святые отцы" БЦ в своих учениях употребляют нецензурные слова, и читатель, их непереносящий, может пропустить следующий абзац.)

По учению БЦ следует, что в 1984 г. в Смоленске от иконы Богоматери "Одигитрия" о. Иоанн (В.Я.Береславский) получил Откровения Божьей Матери. С этого времени Откровения Богоматери периодически повторялись и о. Иоанн издал уже несколько десятков книг этих Откровений. Последователи верят, что он - "святой старец", через которого Богородица открывает свое учение, а богослужения, совершаемые архиепископом Иоанном происходят "с присутствием Божьей Матери" (см. газету "Рыцарь Веры", 1994, №1/15). По учению "Богородичного Центра", мировое зло сконцентрировано в женщине. "БЦ" вводит мистическое понятие "бляди" - собирательный образ женственного начала в мире ("Рыцарь Веры", №7, 1992 г.). "Архимандрит" П.Краснов в статье "Советская мать - содомская священница" пишет, что сатана "прогрыз в тонком теле Евы дыру между ног, осрамил ее и внедрился в ее плоть, создав там свой престол", что сатана сделал "гениталии центром личности Евы"... "Вот почему нечестивая мать... распространяет вокруг себя содомскую вакханалию, являясь бессознательно или осознанно поверенным лицом князя тьмы, его священницей. Она превращает мужа в сына и сына в мужа, постоянно погружая их в свою бездонную, разжженную геенской похотью ненасытную утробу, сиречь в утробу дьяволицы, священнодействуя на генитальном престоле, воздвигнутом сатаной. Она осваивает по подсказке даймоны - родового демона новые астральные виды темного блуда, премерзкого в очах Господних, экстрасенсорику и восточную оккультную эзотерику. Время прозреть на нечестивую, обличив скрываемые за внешней лживой человеческой благопристойностью мерзости сатаны. Время положить им конец"..."Женоцентризм - болезнь болезней, исчадие зла, предвестие распада"... "Над Россией нависает проклятая родовая безысходность"... "Игумен" Николай (Румянцев) в своей статье "Коммунистические бляди" утверждает, что в Москве "кругом шныряют бляди и несть им числа"... "Блядь - незаконно владеющая престолом или желающая власти над мужчиной"... "именно бляди стояли у истоков коммунистической революции - заряжали, инспирировали, стравливали мужчин... установили свой престол голой шлюхи"...

В книге Береславского "Родовой поток" (Москва, 1993 г.) утверждается необходимость полного самоотречения, смирения, беспрекословного послушания "святым отцам". "Не имей суждений и весь мир станет твоим"... Попавший в секту "новичок" должен многократно твердить: "У меня нет своего ума, совести, тела, воли". "И надо решиться убить себя - это именно та жертва, к которой призывает Господь"... "не имей ничего своего, ничего не делай для себя" - наставляет верующих Божья Матерь в своем откровении о. Иоанну (Береславскому), ("Рыцарь Веры" №1/15, 1994 г.). Береславским и другими наставниками "БЦ" в их трудах превозносятся нищета духа, отказ от всей культуры, высших человеческих идеалов, а также отказ от родителей, брака, семьи, своих детей, от учебы и работы, от воспитания детей. Из других книг Береславского: "...Земная мать - прообраз дьяволицы. Земной отец - прообраз сатаны"... "И каждый отец-сыноубийца, и каждая мать, распявшая господа, - жена дьявола". "Во грехе родила меня и матерь моя... и сеется ею только смерть и тления... Отрекись, брат!..." "Пречистая дева Мария даст тебе истинную жизнь". "Три ее божка - чрево, блуд и сын. Три мерзкие богини - грудь, гениталии и задница... Целые поколения жучков аферистов, авантюристов, болтунов и комнатных мафиози были возращены подобными матерями. И над всем этим - огромный идол "мамы", задавившей своим задом две трети человечества...".

Выдержка из статьи "генерал - епископа" П.Большакова в газете "Рыцарь Веры" № 8 за 1992 г. "...всему миру, всему человечеству необходимо отречься от дьяволоцивилизации, от проклятых родов, отцов и матерей идолопоклонников...". Аналогичные высказывания и в других литературных творениях. Так, Береславский в книге "Богородичное Лоно" (1993 г.) пишет:

"Черты настоящего падшего порядка: привязанность к миру. брак, семья, страсти... Новое Лоно: хождение перед пречистой, покаяние, странничество, нищета..." (стр. 16); "...Ныне телесное соитие (даже узаконенное) - грех не меньший, чем растление малолетних и вожделение к отцу и матери, за что следует соответствующий спрос..." (стр. 30); "...Никаких домашних храмов. Странничайте по земле..." (стр. 41); "...Но придет час, когда за одну страницу Слова будут отдавать годами накопленное имущество. Говорю Вам: час тот придет. Иные побросают дома свои, услышав глас призыва..." (стр.41); "Развитие интеллекта и рассудка пошло в пагубу роду адамову..." (стр. 62); "Не вступайте в браки земные без особого благоволения параклитского иерея. Придет время, когда утробы материнские будут рожать лишь подобия рода человеческого, так что не сможете назвать их людьми, ибо это будут духи злобы, материализовавшиеся в человеческих телах" (стр. 62). В книге "На скрижалях сердца" (1992 г.):

"...Попечением о детях своих умножаете грехи их: тысячи бесов проникают в их психику и, как зловредные хирурги, производят поражения и раны..." (стр. 178).

В книгах Береславского, в частности перечисленных, высказываются суждения о вреде ночного сна. о необходимости ограничения приема пищи. Сон - это "родовой гипноз", в который ввергают человека демоны. "Убью себя, но не усну", - советует мысленно говорить вовлеченным в секту Береславский. "Сон преисподняя греха. Сон - погружение в ад" и т.д.. Из книги Береславского "Три века Славы" (1992): "Первый пост в том, чтобы не услаждаться пищей. Второй пост - не услаждаться ничем земным - ни ближними, ни занятиями никакими, ни трудами, ни помыслами, ни газетами, ни книгами" (стр. 44).

По результатам анализа содержания литературы, издаваемой "БЦ". судебно-психиатрическая экспертная комиссия, которая ее изучала, дала заключение, что в ней содержатся призывы, направленные на причинение физического и психического вреда здоровью граждан. Автор книги непосредственно присутствовал на "богослужении" БЦ и может засвидетельствовать факты доходящих при его проведении у адептов состояний экстатического возбуждения и даже ярких истерических припадков. При этом у адептов, с которыми удалось доверительно поговорить, какого-либо критического осмысливания приводимых в упомянутой литературе основ учения установить не представилось возможным.

Как упоминалось различные квазирелигиозные "учения" легко накладываются на инфантильную психику и психопатологию "пограничного уровня". Понятно, что в таких случаях наиболее податливыми являются подростки. В плане завлечения их в свои сети наибольшей активностью отличается сатанизм, поскольку он по сути своих "доктрин" наиболее соответствует гедонистическим установкам современной молодежи, отравленной поп-культурой.

В настоящее время в сатанизме очень много направлений и большинство из них черпают свои идеи из "Черной библии", которую в 1968 году написал бывший циркач Энтони Ла Вей. В этой "библии" изложены девять заповедей с основным смыслом - христиански признанный порок есть добродетель и наоборот:

"Можно все; человек - передовое животное, значит, надо жить по законам животного мира и совершать все так называемые грехи... испытывать ответственность только по отношению к ответственным. Врагам необходимо мстить и ощущать от этого радость". Поклонник сатаны и в аду будет испытывать радость, на сей раз от того, что будет мучить праведных людей.

Сатанизм можно еще назвать идеологией гедонизма без каких-либо ограничений. Основа истинного культа сатаны - ритуальное убийство, судебно-психиатрические экспертизы по этим случаям - не редкость.

Примером таких убийств может быть следующее.

Группа активистов одной из сатанистских сект (арестовано было 10 человек) в 1997 году накануне православной Пасхи получили задание подготовить и совершить традиционный ритуал - заставить христианина отказаться от своего Бога и начать поклоняться Сатане. Выбор пал на молодого мужчину, который отказался это сделать, чем подписал себе смертный приговор. Его связали, положили на ритуальный стол, заблаговременно покрытый черной скатертью. Присутствующим были выданы обрядные балахоны с сатанинской символикой, черные свечи, другая атрибутика и началось чтение Сатанинской библии. Затем каждый из присутствующих нанес по ритуальному удару ножом, а вытекающую из ран кровь начали собирать в посудину. Все присутствующие в знак преданности Сатане выпили по глотку теплой крови. На этом торжество не закончилось - начались ритуальные пляски на трупе с заклинаниями, выбранными из текстов Сатанинской библии. Летом того же года те же "сатанисты-активисты" совершают очередное ритуальное действо, но в несколько измененной (но также канонизированной) форме: после отказа жертвы отречься от Бога его перед нанесением ударов ножом привязали к дереву, имитируя распятие Христа. В вину сатанистам прокуратура поставила убийства на религиозной почве при отягчающих обстоятельствах - создание преступной группы для отправления ритуальных обрядов жертвоприношения. Все обвиняемые по заключению судебно-психиатрического освидетельствования признаны вменяемыми.

Несмотря на отсутствие у них психической болезни, которая могла бы обусловить невменяемость, все же у сатанистов подобных групп, можно отметить и психические нарушения, которые в некоторых случаях позволяют давать заключение о "вменяемости не в полной мере". Во-первых, к такому выводу приводит психолого-психиатрический анализ сатанистов низшего уровня иерархии, которых только завлекают в число адептов и которые обнаруживают выраженные черты инфантильности и повышенной внушаемости, а во-вторых, упомянутое "зомбирование" действительно в некоторых случаях способно лишать адепта возможности в полной мере руководить своими действиями при ритуальном убийстве.

Для иллюстрации первого положения приведу свое заключение по запросу депутата Госдумы Н.В.Кривельской в отношении одной из подростковых сатанистских групп, отснятых на видеопленку:

"На видеопленке...представлен сатанистский ритуал, проведенный в ночное зимнее время около одного из подмосковных кладбищ. Участники ритуала - юноши и девушка - произносят клятвы поклонения и "бесконечного почтения" сатане, готовности выполнять все его требования, быть стойкими в своем противопоставлении общепризнанным моральным нормам во имя получения плотских удовольствий. Все эти заклинания произносятся и повторяются вокруг "алтаря", на котором находится сатанинская "библия", меч, муляж мужского полового члена, черные свечи, какой-то (судя по бутылке) алкогольный напиток. Присутствующие находятся в ритуальных черных одеждах с надписью "Церковь сатаны" и сатанинским символом. Можно отметить, что по ходу проведения ритуала и принятия указанного напитка создается все усиливающаяся эмоциональная атмосфера таинственности, исключительности, постепенно нарастающая до экстатической напряженности. На этом фоне вновь повторяются клятвы верности сатане, призывы типа: "Да будут свергнуты без пощады и жалости...". Обращает на себя внимание ряд деталей (детско-игровой характер поведения и реакций, неопрятный вид присутствующих, в том числе грязные крашеные ногти девушки, ее неспособность быстро и четко прочитать предложенный текст "библии" и др.).

Часть 3.

Мистико – шизофренические болезни.

Основные положения.

Здесь я приведу классификацию мистико – шизофренических болезней. И постараюсь их как можно более подробно описать. Мистико – шизофренические болезни я определяю как психические заболевания связанные с занятием мистицизмом, из можно выделить занятие контактерством, оккультизмом, уфологией, магией, шаманизмом без специального сопровождения. Данная классификация может изменятся под действием новых исследований и открытий в области психиатрии и психологии.

1. Оккультная болезнь.

2. Шаманская болезнь.

3. Болезнь контактеров.

1. Оккультная болезнь

Священнослужителям и православным врачам известны трагические последствия лечения людей у экстрасенсов, биоэнергетиков и колдунов. Если это не просто шарлатаны, а действительно экстрасенсы, то в ряде случаев обращающиеся к ним могут получать облегчение или даже исцеление от своих заболеваний. Но по прошествии нескольких месяцев, реже - года (по наблюдениям о. Анатолия Берестова, чаще - от 2 до 6 мес.) болезнь возвращается с новой силой, лечить ее становится гораздо сложнее, часто поражаются и другие органы, развиваются тяжелые психические нарушения, приводящие подчас к самоубийству.

Духовно-врачебный опыт Душепопечительского центра имени святого праведного Иоанна Кронштадтского (г. Москва), руководитель профессор доктор медицинских наук, иеромонах Анатолий Берестов) по работе с людьми, лечившимися у так называемых целителей, позволяет выделить следующие синдромы "оккультной болезни".

Изменение характера

В результате увлечения суевериями или оккультной практикой может сформироваться характер, которому свойственно "ослиное упрямство". Такому человеку никто ничего не может посоветовать: он отвергает любые разумные доводы. Его девиз гласит: "Головой о стену!" Такие люди очень сильно страдают от своего характера и часто говорят друзьям: "Когда-нибудь мое ослиное упрямство меня погубит!".

Некая благочестивая дама, в юности занимавшаяся столоверчением и гаданием на картах, страдала от необычайной жесткости своего характера. Почти ничто не могло ее взволновать. "У меня каменное сердце, - говорила она. - Я страдаю от своего жестокосердия!"

Один мужчина, очень сильно интересовавшийся знаками зодиака и внимательно изучавший гороскопы, стал мрачным и необщительным. Он с большим трудом вступал в общение с другими людьми и жил очень замкнуто.

Другая женщина любила гадать на картах и интересовалась предсказаниями. Она постоянно ссорилась со своей семьей и друзьями. Ссоры стали поистине главным в ее жизни.

Еще одним результатом оккультного гнета является чувство непримиримости. Человек, под­верженный ему, не может примириться с другими, не может попросить прощения и сам простить, даже если хочет этого. "Я вообще не хочу мириться!" - призналась мне одна женщина.

В результате оккультной тирании может возникнуть жадность или непомерная расточительность, которые сильно осложняют жизнь и тяготят человека.

Всякий, кто раздражается по малейшему пустяку, по-видимому, тоже платит долги. Встречаются люди, которые раздражаются постоянно, и даже если такой человек считает, что все дело в его характере, перед нами все равно проявления ненормального поведения.

Еще в детстве одна женщина была исцелена с помощью магии. Потом она стала хорошей христианкой, но часто раздражалась по всякому пустяку. Она очень сильно страдала от своего характера и, только став на путь освобождения, ощутила, что Иисус Христос полностью избавил ее от этого гнета.

К изменениям, происходящим в характере, относится и вспыльчивость. Можно с уверенностью сказать, что вспыльчивый характер не относится к тем характерологическим особенностям, которыми Бог наделил нас на нашем жизненном пути. Такой человек может говорить: "Вспыльчивый характер я унаследовал. Я просто все время веду себя несдержанно". В действительности такие слова являются всего лишь самооправданием. Человек пытается сдерживаться, но это у него не получается. Вспыльчивый характер может представлять собой ту цену, которую нам приходится уплатить, и, тем не менее, вовсе нет необходимости оставаться вспыльчивыми всю жизнь. Бог может освободить нас и от этого. Один молодой человек не только не мог бросить курить, но и был очень вспыльчивым. Он и сам боялся этих вспышек гнева. Мать лечила его с помощью различных оккультных методов, и в результате молодой человек стал очень несдержанным. "Если бы я раньше знал о настоящем пути к свободе, - признавался он, - я бы не мучился так долго из-за своего вспыльчивого характера. Благодарю Бога за то, что Он освободил меня от этого!"

Изменения характера, возникающие в результате оккультной практики, всегда приводят к негативному поведению. Божий враг предлагает нам на первый взгляд заманчивую помощь, однако, в действительности оказывает очень плохую услугу. В любом случае за дьявольские услуги нам приходится платить крайне высокую цену. Такая помощь не стоит того, чтобы к ней обращаться. Бог вознаграждает наше доверие, и от Него мы получаем истинную помощь и настоящую свободу.

Депрессия

Сегодня депрессия занимает видное место среди психических заболеваний. Депрессия может иметь разный характер: например, депрессия от изнурения, возникающая у домохозяек, рабочих и студентов, депрессия, вызванная так называемым "кризисом среднего возраста", депрессия, связанная с уходом на пенсию, а также со многими другими внешними причинами.

Если причиной депрессии являются органические изменения, тогда, конечно, надо обратиться к врачу, и, после того как он поставит диагноз, можно приступать к соответствующей терапии.

Вместе с тем нередко причиной депрессии является увлечение оккультной практикой. От такой депрессии, или меланхолии, может избавить только Бог.

Многих людей мучают мысли о самоубийстве. В свое время одна женщина избавилась от бородавок с помощью магических заклинаний, а потом у нее был серьезный ожог, от которого она тоже избавилась с помощью заговора. Ее постоянно преследовали мысли о самоубийстве и непроходящий страх. Каждый раз, когда ей на глаза попадался нож, она чувствовала сильное желание покончить с собой. В голове крутилось: "Возьми нож и сведи счеты с жизнью!" Даже после того, как она предала свою жизнь Иисусу и приняла крещение согласно Библии, эта тяга не прошла, и только став на путь свободы, женщина избавилась от всякого угнетения. Для нее в буквальном смысле слова началась новая жизнь.

Необъяснимый страх тоже может быть определенной формой дьявольского угнетения. Всякий, кто подвержен такому страху, постоянно испытывает тревогу, боится темноты, одиночества, часто сильно потеет и чувствует, что рядом находится кто-то невидимый. Время от времени таким людям снятся кошмарные сны.

К психическим заболеваниям относится и чувство принуждения, характерное для навязчивого состояния. Оно может проявляться в комплексе преследования или в любом другом комплексе. Если у человека "комплекс чистоты", он моет руки 60-70 раз в день, хотя они совсем не грязные.

Одна женщина, часто обращавшаяся к предсказателям и гадавшая на картах, страдала от "комплекса вшей". Она упорно считала, что у нее в волосах вши и что, для того чтобы избавиться от них, ей надо мыть волосы по несколько раз в день. На вшей не было никакого намека, но все попытки убедить ее в этом не имели успеха.

В нашей жизни Бог дал нам здоровую меру чувствительности, однако, встречаются люди, у которых она сильно повышена. Услыхав какое-нибудь нехорошее слово, они принимают его на свой счет. Они пытаются бороться с этим, и порой им требуется несколько дней, чтобы восстановить душевное равновесие. Когда случается очередной "пустяк", они опять чувствуют себя оскорбленными, принимая происшедшее на свой счет. Они не могут избавиться от этой ненормальной чувствительности, и только Бог может освободить их.

Еще одним психическим расстройством является несдержанность и потеря самоконтроля. "Мне хочется быть самой лучшей матерью, - жаловалась одна женщина, - но часто на меня просто находит: я теряю терпение и контроль над собой и, не помня себя, начинаю бить своих детей. В такие моменты я не сознаю, что делаю, но потом обо всем жалею!". Неудержимая ярость и отсутствие самоконтроля - еще одна плата дьяволу; однако, Бог может освободить и от этого.

Многие люди говорили мне: "Если бы я только знал, какую высокую цену придется платить, я никогда бы не обратился за помощью к дьяволу. Теперь мне приходится страдать еще больше, чем прежде". Да, мы можем искать помощи у Божьего врага; когда же он предъявляет нам счет, мы вынуждены платить большую цену, и нам приходится делать это до тех пор, пока Иисус не аннулирует дьявольский долг.

Сексуальная извращенность

Одним из даров, которые Бог дал человечеству, является половое влечение. Священное Писание говорит нам: "И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их. И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею, и владычествуйте над рыбами морскими, и над птицами небесными, и над всяким животным, пресмыкающимся по земле" (Быт. 1:27,28).

Сексуальное влечение - это дар Божий, и потому его надо принять, но если оно извращается, то в итоге Божий дар, данный человеку как благословение и радость, приносит тяжкие страдания. В наше время так называемая "сексуальная свобода" все больше и больше показывает свою теневую сторону, безудержная погоня за наслаждениями требует платы на разных уровнях. Стремление вести распутную жизнь, постоянные занятия мастурбацией, продолжающиеся даже во время супружеской жизни, извращения и прочие искажения являются причиной больших страданий, о которых едва ли догадываются даже самые близкие люди.

У одной молодой женщины, матери двоих детей, возникли проблемы с сексуальным влечением. Она была замужем, однако постоянно изменяла мужу; и я был просто потрясен, когда она сказала: "Муж не может меня удовлетворить! Мне нужны другие мужчины. Такова моя натура". Желая выяснить причины столь ненормального поведения, я поинтересовался: "Как вы относитесь к гаданию на картах?".

"Ах, вы, наверное, хотите что-то узнать? - быстро спросила она. - Я могу вам погадать!" Пока мы разговаривали, я узнал, что она практикует и другие формы оккультизма и к тому же очень суеверна. Уяснив ситуацию, я понял, почему эта женщина не может сдерживать свои сексуальные порывы. Ее сексуальное влечение извратилось, и тем самым она дорого платила за помощь, которой требовала от сатаны.

Один служащий признался мне, что не может контролировать свои сексуальные порывы. Он регулярно просматривал порнографические журналы, и в ходе нашего разговора выяснилось, что, кроме того, он серьезно интересуется астрологией и составлением гороскопов. Я дал ему свою книгу "В плену суеверия" и попросил по прочтении открыто высказать свое мнение.

Когда неделю спустя я встретил этого человека, он, ликуя, сообщил: "Теперь я понял, что, согласно утверждениям Библии, астрология - это грех. Я уже стал на путь к свободе, как это описано в вашей брошюре. Я вслух исповедался Иисусу во всех своих грехах, целиком и полностью предал Ему свою жизнь и отказался от соглашения с дьяволом. Молитвы, которые приводятся в книге, очень мне помогли. После этого я попросил Иисуса, чтобы Он "наложил печать" на мое сексуальное влечение, и почувствовал, что теперь я могу контролировать себя и у меня больше не возникает связанных с этим проблем.

Вдобавок я исповедался Иисусу в том, что мои мысли всецело осквернены порнографическими журналами. Я просил Его избавить меня от ядовитых фантазий. Я сжег все эти журналы, всю библиотеку астрологической литературы и гороскопы, чтобы они не попали кому-нибудь другому и не причинили вреда. Я очень признателен и счастлив, что, наконец, благодаря Иисусу Христу обрел свободу".

Извращения заявляют о себе главным образом в сексуальной сфере. Сегодня очень много говорят о сексе, однако, тот, у кого в этой области возникают проблемы, редко осмеливается рассказать о них другому, поскольку стыдится своих пристрастий. Почему бы не доверить наши тревоги Богу?

Дорогой читатель, если ты впал в зависимость от оккультных сил и если у тебя, например, возникли проблемы в сексуальной сфере, ты тоже можешь стать на путь, ведущий к свободе. Господь не лишит тебя сексуального влечения, потому что оно - Божий дар, но избавит тебя от всякого рода неестественных проявлений и излишеств. Тебе не придется жить, испытывая ду­шевные муки. После того как Бог поможет тебе, ты сможешь вести жизнь, которую Он предопределил для тебя.

Кроме того, извращения могут выражаться в стремлении к насилию или в желании получить удовольствие от убийства. Нас все больше волнуют сообщения о людях, полностью утративших контроль над собой и совершивших жестокие преступления. Нередко они утверждают, что слышали внутренний голос, приказывавший им убивать. Многие преступники, оправдывая свое поведение, говорят, что их просто одолела неудержимая жажда крови. То же самое относится и к так называемым "ритуальным убийствам". Можно с полной уверенностью сказать, что эти несчастные страдают от определенных форм оккультного угнетения, и в экстремальных ситуациях дело приобретает именно такой оборот.

Еще одним извращением является клептомания - болезненное и неконтролируемое стремление к воровству. Я знал одного молодого человека, который постоянно испытывал неодолимое желание "что-нибудь прихватить с собой". Почти каждый день он что-то крал и никак не мог объяснить своего поведения. Расспросив его, я выяснил, что он интересовался оккультизмом.

Склонность к патологическому привыканию

К плачевным результатам оккультной практики можно отнести также склонность к патологическому привыканию, принимающую форму тяжелой зависимости.

В одном доме хранились шестая и седьмая книги Моисея, а также дьявольские книги по магии. В этой семье царили постоянные ссоры и разногласия; отец и трое сыновей стали алкоголиками. Мать испытывала неописуемые страдания от пьянства и его последствий. Отец в полном смысле слова допился до смерти.

Получив серьезное ранение, один мужчина излечился от него с помощью магического заговора. После этого он стал много курить, и все попытки покончить с этой привычкой ни к чему не привели. В конце концов, он стал на путь к свободе, и Иисус Христос быстро освободил его от этой пагубной страсти.

Говоря о патологической восприимчивости, следует отметить, что к самым распространенным наркотикам относится алкоголь. Существует мнение, что в Германии насчитывается от полутора до двух миллионов алкоголиков. Если же учесть и членов семьи, на которых также сказывается столь бедственная ситуация, то можно говорить, что с проблемой алкоголизма постоянно сталкиваются от шести до восьми миллионов человек.

К несчастью, постоянно растет потребление наркотиков. К наиболее распространенным наркотикам относятся гашиш, марихуана, героин, кокаин; среди химических наркотиков можно выделить ЛСД, мескалин и ООМ, хотя, конечно, это далеко не все.

Все, о чем мы говорили, касаясь алкоголя, в еще большей степени относится к наркотикам. Бутылка или "травка" сильнее вас, и в большинстве случаев привыкание происходит гораздо быстрее, чем вы предполагаете или хотите допустить. Одна моя родственница как-то раз попробовала ЛСД просто ради любопытства. У нее был "плохой кайф", и до сего дня она страдает от него, хотя это произошло несколько лет назад.

Мы должны благодарить Бога за то, что Он может освободить нас от алкогольной, наркотической и любой другой формы патологической зависимости. Многие наркоманы, и в первую очередь алкоголики, уже испытали освобождение благодаря могущественному вмешательству Бога.

Дорогой читатель, если эта проблема не дает покоя и тебе, попытайся связаться с наркологическим консультационным центром в своем районе или с "Обществом анонимных алкоголиков". Если ты знаешь какого-нибудь благоче­стивого пастора, доверься ему: он укажет тебе путь, на котором Иисус освободит тебя от па­губной зависимости.

Скрытой формой расстройства влечений может быть "чрезмерный аппетит" (гиперорексия), "отсутствие аппетита" (анорексия), а также страсть к азартным играм. Если причина кро­ется в оккультной зависимости, Иисус поможет вам и освободит вас.

Органические нарушения

Довольно часто приходится платить и органическими заболеваниями. Иногда истинная причина головной боли, заболеваний кожи, жалоб на нервы и сердце кроется в оккультной сфере; и если это на самом деле так, Иисус Христос поможет вам лучше самого высококлассного медицинского лечения.

Одна молодая женщина жаловалась на ужасные головные боли. Никакие лекарства не помогали. Во время консультации стало ясно, что много лет назад она гадала на картах, желая узнать будущее. Странное дело: с тех пор она стала страдать мигренью. Признав, что причина кроется именно в этом, она желала только одного: чтобы ее освободил Иисус. День за днем она ощущала Божью помощь.

Полтергейст

Нередко после спиритических сеансов начинают возникать странные явления: раздаются громкие постукивания по стенам, дребезжание оконных стекол и другие необычные звуки. Словно какие-то невидимые руки перемещают по комнате предметы, бросают их в воздух, передвигают мебель, открывают и закрывают двери и т.д. Это, конечно же, сильно тревожит и пугает хозяев, потому что они, как правило, и не подозревают о том, какие спиритические сеансы устраивали в этом доме, квартире или комнате прежние жильцы. Иисус может даровать прочный мир и покой и положить конец подобного рода явлениям.

Одна девушка поведала мне, что, познакомившись как-то с молодыми людьми, она вместе с другими членами кружка ежедневно изучала шестую и седьмую книги Моисея, и следовала содержащимся в них наставлениям. Она начала заниматься магией и с помощью столоверчения якобы общалась с духами умерших. После того как в группе все чаще стали происходить какие-то таинственные и неприятные события, они решили не пользоваться магическими книгами. Девушка рассказывала, что спустя некоторое время стали раздаваться какие-то необъяснимые постукивания, царапанье и шум быстрых шагов. Предметы летали в воздухе, двери произвольно открывались и закрывались, и она часто ощущала движение холодной струи воздуха, причем даже когда все окна и двери были закрыты.

Эти угрожающие явления прекратились лишь тогда, когда девушка доверилась Иисусу и отказалась от занятий оккультизмом. Пережив благодаря Христу освобождение от этого тяжелого гнета, она стала радостной и счастливой христианкой и с благодарностью рассказывает людям о том, какую помощь оказал ей Иисус.

Одержимость

В случае "осады" человек подвергается сильным сатанинским нападениям извне, а в случае одержимости демон овладевает им изнутри.

Библия повествует о том, как во время земной жизни Иисус изгонял злых духов и освобождал одержимых дьяволом. И в наши дни имеют место случаи одержимости бесами, когда один или несколько демонов овладевают человеком. Но и здесь у нас есть повод радоваться: Иисус Христос и сегодня является Победителем над всеми демонами и всякой одержимостью. Когда Иисус повелевает Своему врагу уйти, тот вынужден подчиниться; человек, которого он терзал, освобождается, "осада" снимается, и "одержимость" прекращается. Когда Дух Божий овладевает нами, для каждого из нас начинается новая, свободная жизнь.

Кризис веры

Одна из самых печальных тем - кризис веры. Начиная требовать плату, дьявол раскры­вает свою предательскую сущность. Когда у человека отнимается вера в Иисуса, он, по сути дела, лишается связи с Тем единственным, Кто реально может ему помочь. Нередко кризис веры является самым тяжелым мучением, в которое дьявол может ввергнуть человека. Тем не менее очень часто порабощенные дьяволом не испытывают никаких мучений - напротив, они даже гордятся своим образом жизни.

Сюда относится и дух сомнения. Человек, терзаемый этим духом, с трудом может во что-нибудь поверить. Он сомневается во всем и, особенно, в том, что касается веры. На любое библейское высказывание он находит свое "если" и "но". По-детски искреннюю веру такой человек считает шагом назад.

Сомневающихся можно разделить на две группы. Есть люди, которые просто радуются возможности сомнения. Их девиз гласит: "Сомневайся во всем!" Если вы относитесь к этому разряду, Бог не станет лишать вас удовольствия от сомнения. Вы можете наслаждаться им вволю.

Если же вы принадлежите к тем, кого сомнения заставляют страдать, знайте, что Иисус может освободить вас. Настанет день, когда вы сно­ва искренне уверуете, не стремясь поскорее подвергнуть все сомнению.

Быть может, вы страдаете оттого, что вам доставляет удовольствие смеяться над другими людьми; быть может, вы считаете себя праведным и совершенно об этом не догадываетесь? Духовная заносчивость, фанатизм и задиристость входят в ту плату, которую вам приходится платить за кризис веры.

Дорогой читатель, возможно, ты оказывался в такой ситуации, когда, коснувшись во время беседы темы религии, и, начав говорить о Божьей любви и той помощи, которую оказал тебе Иисус, ты внезапно чувствовал, что собеседник утратил нить повествования; ты замечал, что он думает о чем-то постороннем и уже не следит за тем, о чем ты ему рассказываешь. Между вами внезапно падает "железный занавес". Быть может, позднее ты пытался понять, почему произошла такая перемена настроения?

Как-то я ездил к родственникам в Чикаго и познакомился с одной очаровательной супружеской парой. Это были югославские немцы, которые много лет назад эмигрировали в Канаду. Они продали свою большую ферму и жили на пенсию. Супруги рассказывали мне о своей жизни, и я с удовольствием слушал их. Это были дружелюбные, готовые прийти на помощь люди, с кото­рыми было приятно общаться.

Пока мы разговаривали, стемнело. Пришла пора ложиться спать, и я сказал: "Прежде чем мы отправимся в постель, мне очень хотелось бы прочитать отрывок из Священного Писания и помолиться". Внезапно я почувствовал, что между нами словно бы упал "железный занавес". Все разговоры прекратились. Муж смотрел в одну сторону, жена - в другую, и тишина была просто оглушительной! У меня возникло ощущение, что неожиданно эти люди почувствовали себя очень неловко. Я помолился, и мы пошли спать. Этот случай заинтересовал меня, и мне больше всего захотелось узнать причину столь необычного поведения.

На следующее утро во время завтрака я как бы ненароком спросил о том, какие суеверия являются в Канаде наиболее распространенными. Не получив ясного ответа, я продолжал настаивать: "Скажите, в Канаде тоже используют волшебную лозу?" Утвердительно кивнув, старый фермер ответил: "Мы всегда это делали, когда надо было отыскать воду для наших полей. В степи вы не сможете завести ферму, если воды не хватает. С помощью "волшебной лозы" нам было гораздо легче ее искать".

Мы продолжали беседу, и жена фермера сказала: "Только представьте себе! Долгое время у меня было полно бородавок, и тут мне сказали, что я могу от них избавиться. Рецепт был особым, но, тем не менее, он мне помог. Взгляните, у меня больше нет ни одной бородавки". Сказав это, она показала руки, на которых действительно не было ни одной бородавки.

"А взять, к примеру, зубную боль? Чтобы попасть к ближайшему дантисту, нам пришлось бы отправиться за сотни километров, но во время сбора урожая мы не могли себе этого позволить, а тут рядом оказался сосед, который умел заговаривать боль. Этот человек очень нам помог". Стало ясно, каким образом и как часто эти очаровательные люди обращались за помощью к дьяволу, даже не подозревая об этом.

Кроме того, я понял, почему они не интересовались религией. Они платили цену, и цена эта была очень высока. Все это произошло много лет назад, но я до сих пор молюсь о том, чтобы они могли стать на путь к свободе и чтобы Иисус отворил их сердца для Божественного.

Если мы прислушаемся к Слову Божьему, нам станет ясно, что сонливость тоже относится к проявлениям кризиса веры. Один мужчина в юности часто обращался за помощью к предсказателям и увлекался различными видами магии. Спустя некоторое время он стал христианином, и было очень интересно наблюдать, как во время пропо­веди или чтения какого-нибудь библейского отрывка он внезапно так сильно уставал, что попросту засыпал. Даже если перед этим он спал вволю, всякий раз, когда начинали проповедовать Слово Божье, его одолевала сильная сонливость.

Кризис веры нередко проявляется как внутреннее сопротивление Богу, Библии и христианской вере. Тот, кто подвержен ему, как правило, не догадывается о его причине и обстоятельствах.

Один молодой санитар довольно долго размышлял над библейскими высказываниями, и, познакомившись, мы вместе начали исследовать тему великих Божьих даров. Несмотря на то, что он решил принять Иисуса Христа как своего личного Спасителя и вверить Ему свою жизнь, он все же не мог избавиться от одной проблемы. "Я убежден, что Библия - это Книга, в которой содержится Божественная истина. Я верю, что Иисус Христос, Сын Божий, умер, был погребен и воскрес из мертвых. Я знаю, что Иисус жив! Знаю, что Он предлагает мне самый лучший дар. Иисус любит меня, я убежден в этом. Я должен вверить Ему свою жизнь. Мне надо только сказать: "Я здесь. Я хочу принадлежать Тебе. Войди в мою жизнь!" Но вся беда в том, что я не могу этого сделать. Умом я всецело готов сказать "да" Божьему дару, но вместе с тем что-то внутри меня мешает сделать этот шаг. Я ощущаю большое внутреннее сопротивление. Я просто не могу решиться, хотя знаю, что это будет самое важное решение в моей жизни. Я чувствую себя глубоко несчастным: внутри меня таится нечто такое, что тянет меня назад".

Я предположил, что здесь имеет место оккультная зависимость, и в очередной беседе мои подозрения подтвердились. Его отец, фермер, решил пробурить скважину и, чтобы наверняка найти воду, послал за лозоискателем, который, как предполагалось, может отыскать водяную жилу. Воспользовавшись этой возможностью, юноша научился пользоваться "волшебной лозой", а позднее обратился за помощью к предсказателю.

Он очень удивился, когда я сказал, что, на мой взгляд, именно в этом кроется причина его внутреннего сопротивления. Я попросил его прочесть мою книгу "В плену суеверия", и при новой встрече он сказал мне: "Я познакомился с тем, как вы все это объясняете, но не согласен с утверждением, что оккультная практика может иметь какие-то последствия и что за помощь придется платить. На эту проблему я смотрю иначе и считаю, что использование "волшебной лозы", а также информация, полученная от предсказателя, совершенно безвредны. Я вообще не думаю об этом!"

Дорогой читатель, даже если мы об этом не думаем, дьявол не перестает об этом размышлять, когда мы обращаемся к нему за помощью. Он неизбежно ставит людей в зависимость от себя самого. Божий враг знает, что Иисус может освободить нас от любых уз и положить конец его власти. Сатана хочет воспрепятствовать этому и стремится к тому, чтобы человек или противился Божественному, или вообще не испытывал к нему никакого интереса. В таких ситуациях проявляется кризис веры, о котором те, кого он поразил, даже не догадываются.

Санитар сообщил мне, что у него больше нет никакого желания говорить на духовные темы, поскольку он постоянно чувствует внутреннее сопротивление. Вспоминая о нем, я прошу за него в своих молитвах. Пока человек жив, Бог из любви к нему может достучаться до его сердца и уничтожить сатанинскую власть, в результате чего человек не лишится возможности сделать выбор в пользу Иисуса. Благодарю Бога за то, что возможность вмешательства сохраняется. В Своем провидении Бог найдет нужное время, чтобы ответить на молитву.

Люди, которые с помощью спиритизма входят в контакт с умершими, вступают в область прямого сатанинского влияния. Зачастую им очень нелегко принять Иисуса.

2. ШАМАНСКАЯ БОЛЕЗНЬ.

В шаманизме самых разных народов мы встречаемся с уникальным явлением, получившим название "шаманская болезнь" и представляющим собой как бы свидетельства шаманского призвания будущего адепта. Хотя "шаманская болезнь" и весьма распространена в самых разных регионах, однако ее нельзя считать непременным атрибутом шаманизма. Мы встречаемся с ней только там, где существует представление об избранничестве шамана и где будущий шаман оказывается бессильным перед волей духов, которая никак не согласовывается с личным волеизъявлением избранника (это весьма характерно для сибирского шаманизма). В тех же традициях, где будущий шаман или избирается еще в детском возрасте практикующим шаманом, или же шаманское служение становится результатом сознательного и добровольного выбора человека (как у эскимосов), "шаманская болезнь" неизвестна. Очень часто мы встречаемся с этим видом психофизической патологии в родах потомственных шаманов, даже если потомки шаманского рода полностью порывают с традицией. Известны случаи, когда молодые люди из шаманских семей, воспитывавшиеся в условиях советского общества, в атеистических и материалистических убеждениях, тем не менее страдали от "шаманской болезни" и избавлялись от нее, только начав практиковать шаманскую психотехнику и, по существу, становясь шаманами.

В чем заключается "шаманская болезнь"? Это целый комплекс патологических состояний, которые испытывают будущие шаманы в молодости (часто в пубертатный период) и являющиеся в глазах шаманов свидетельством избранности человека духами для шаманского служения. Очень часто человек пытается сопротивляться этим состояниям, не желая становиться шаманом, однако патологические симптомы нарастают, становясь мучительными и непереносимыми. И только обратившись за помощью к шаману и пройдя через шаманскую инициацию (посвящение), человек целиком и полностью избавляется от болезненных ощущений. "Шаманская болезнь" обычно проявляется в приступах сонливости, головной боли, ночных кошмарах, слуховых, зрительных галлюцинациях и иных формах патологических состояний. Больной начинает слышать голоса духов, зовущих его, видит странные и пугающие видения. После шаманской инициации и начала шаманской деятельности все эти симптомы навсегда проходят, что объясняется шаманистами как результат следования человека своему призванию и согласие с волей могущественных духов и предков-шаманов.

Феномен "шаманской болезни" заставлял многих исследователей (Ольмаркс, Ниорадзе, В.Г.Богораз-Тан, Д.Ф.Аберль и др.) видеть корни шаманизма в психопатологии, а именно в так называемой арктической истерии. Это точка зрения была полностью развенчана М.Элиаде.

Во-первых, арктическая истерия (весьма распространенная в северных широтах болезнь, связанная с недостатком света, холодом, дефицитом витаминов и т.д.) не может быть источником и причиной шаманизма хотя бы потому, что шаманизм (и "шаманская болезнь") распространен по всему миру, а отнюдь не только в арктических и субарктических регионах. Весьма развитые шаманские традиции существуют в тропиках (например, в Индонезии), где никаких причин для повальной психопатологии нет.

Во-вторых, переживания невротика и истерика сами по себе лишены религиозного содержания и религиозной ценности и могут сопоставляться с религиозными трансперсональными состояниями лишь по каким-то чисто внешним параметрам. Более того, сами нативные носители шаманской традиции прекрасно отличают шаманскую харизму от психопатологии: например, среди суданских племен весьма распространена эпилепсия, однако эпилептики никогда не становятся шаманами.

В-третьих, шаман отнюдь не просто больной человек, а исцелившийся больной, полностью контролирующий свое состояние и управляющий им. Отличие шаманского транса от патологических состояний заключается и в том, что это управляемые состояния, достигаемые посредством особой, разработанной в данной традиции психотехнической процедуры.

В-четвертых, шаманы представляют собой интеллектуальную элиту своих народов. Их интеллектуальный уровень и волевые качества в целом значительно выше, чем у их среднего соплеменника. Именно шаманы выступали, как правило, хранителями национальной культуры и традиций, фольклора и эпоса. Поэтому авторитет шамана чрезвычайно высок в своей среде, последнее доказывается и тем, что в ранний период коллективизации в СССР шаманов очень часто избирали председателями колхозов.

Здесь следует добавить, что шаманская деятельность представляла собой именно служение. "Это тяжелая работа" – как выразился в беседе с этнологами один сибирский шаман. Причем это бескорыстное служение. Средства на жизнь шаман обычно добывал другим трудом, не имевшим никакого отношения к религии (охотой, рыболовством и т.п.).

Таким образом, психопатологическая концепция шаманизма безусловно может считаться совершенно не соответствующей действительности. Пока же мы просим читателя обратить особое внимание на следующее: шаман проходит через болезнь и исцеляется сам, более того, пройдя через болезнь, он выходит из нее обновленным и с более высокими интеллектуально-психологическими характеристиками, чем до нее. Методом исцеления и самораскрытия личности и индивидуальных способностей шамана является посвящение (инициация).

3. Болезнь контактеров.


Мнение биоэнергетика Контакты мнимые и истинные Проведенные в последние годы исследования показали, что нас окружает энергоинформационное пространство, из которого человек получает энергетическую подпитку и информацию. При нарушении энергобаланса организм подает сигнал в виде болезненных ощущений, неприятие мер по коррекции биополя приводит к заболеваниям.

Одним из видов биоэнергетической диагностики является диагностика по форме поля- топологическая. По ее результатам можно поставить общий диагноз о проблемах человека. Данный метод помогает отличить контактера от шизофреника или человека с нарушениями психической деятельности.

Для последнего характерно биополе с резким выбросом в районе головы (Аджна-чакра). Причины тому могут быть внутренние: зашлакованность энергетических каналов и чакр и внешние: наличие энергетических привязок (порча, сглаз), которые ведут к перераспределению энергии врезультате перенапряжения мозга и нарушению его деятельности, проявляющемуся в виде галлюцинаций.

У контактера происходит подготовленное или спонтанное открытие основных каналов поступления информации. Человек оказывается в потоке идущих сверху (контакт с Высшим Разумом) или снизу (низшие сущности). В моей практике были случаи, когда над контактером наблюдается "зависание" энергетического "облака" или "блина", от которого исходит информация. Этот объект является астральной сущностью умершего человека.

Обобщенный опыт последних контактов показывает, что в принимаемой информации Космический Разум обеспокоен состоянием Земной Цивилизации. В современной жизни отчетливо прослеживается тенденция к деградации общества. Большая масса людей движется вниз по спирали развития, т.е. в процессе реинкарнации человек не поднимается вверх ступенька за ступенькой, а скатывается вниз. Этим объясняется огромное количество дебилов (переходная стадия от людей к животным). Включена программа самоуничтожения Человечества. Пророки предсказывают Апокалипсис, уничтожение, "переплав" нашей цивилизации, не сумевшей реализовать свои возможности. Необходимо объединение людей с целью духовного роста и совершенствования на Пути достижения Высшего Сознания. Нужно отрабатывать Карму Человечества, а не создавать новую. На Пути совершенствования Высшие Силы будут помогать людям и откроют доступ к информации, которая произведет научно-технический переворот. Так куда же идти? Вниз, к животным инстинктам и Апокалипсису или вверх, к Космическому Сознанию.
Можно ли отличить с большой достоверностью тех, кто имеет постоянные контакты с Учителем, с Тонким миром, с Космосом, от больных, страдающих галлюцинациями, слуховыми и зрительными?

Эта проблема возникла в конце восьмидесятых годов в нашей стране, когда произошел буквально взрыв интереса к экстрасенсорике, парапсихологии, когда огромное количество магов, колдунов, целителей, экстрасенсов всех мастей начали свое победное шествие. И вместе с ними пошла волна шарлатанства, игры в экстрасенсов.

Раньше "подключались" к радио, сейчас - к НЛО Мы знаем, что основные, основополагающие идеи общества как в зеркале отражаются в умах людей, но как это часто бывает у части населения, - в "кривом зеркале".

Кликушество в России, породившее "охоту на ведьм", самооговоры в ведьмовстве, колдовстве, приводившие даже к гибели, были частыми явлениями.

В начале ХХ века была своеобразная мода на медиумизм, спиритизм. После революционного переворота в нашей стране число истинно верующих значительно уменьшилось, многие стали искать каких-то иных способов заполнения образовавшейся "духовной ниши".

Характер бредовых высказываний галлюцинирующих больных отражал главные события ХХ века. С открытием радио и его появлением в домах все больные говорили о своих ощущениях "прохождения волн" через голову. "Подключению их к радиоприемникам, радиопередатчикам", "вкладывании мыслей в голову" и т.д. Часто эти высказывания носили политический характер, особенно в 30-40-е годы: "Меня прослушивает КГБ", "Меня подключили к Лубянке через радио", "Я - радиоприемник"... С открытием телевидения все высказывания связывались с ТV. С появлением спутников больные рассказывали о связи со спутниками, зрительными образами, "наведенными со спутников". То же произошло при легализации сведений об НЛО. Тематика галлюцинирующих больных изменилась. В бредовые высказывания стали вноситься фантастические подробности о полетах в НЛО в иные миры, полеты в космос. Иногда такие случаи имели место с абсолютно здоровыми людьми. Это было доказано учеными лабораторий и институтов США, Англии методом глубокого гипнотического воздействия с извлечением из подсознания закодированной информации. Именно тогда появилась необходимость дифференциации здоровых и больных людей. Особенно при обращении по поводу психотеррора биоэнергетического дистанционного воздействия, зомбирования подростков центром типа "Белого Братства". Необходимо было создавать независимую психиатрическую экспертизу.

В 1990 году после обращения к землянам о необходимости трансмутации, подготовке к иному энергетическому уровню в эпоху Водолея действительно стало появляться много контактантов, людей, обладающих особой способностью воспринимать и трансформировать сигналы из Космоса в слуховые и зрительные образы.

В ассоциацию прикладной парапсихологии под руководством к.т.н. Вадима Борисовича Полякова, где я тогда работала, приносили десятки рисунков, схем, стихов, обращений, текстов, начались одновременно и массовые поступления в психиатрические больницы людей, страдающих шизофренией, но трактовавших свои галлюцинации как связь с Высшим Разумом. Но была еще одна группа обращающихся к нам - это группа с так называемыми "пограничными состояниями". Не психбольные, но и не совсем стандартно здоровые люди. Это люди с желанием рисовки, с повышенным чувством собственной "неординарности". Все это создавало неразбериху и ажиотаж.

После проведения различных массовых курсов по медитации появилась большая группа "невозвращенцев", которые не овладев достаточно техникой медитаций, научились "вылетать в Космос", а вот возвращаться порой, "не хотелось"! По 3-4 дня они находились в состоянии глубокой медитации, забыв о своих обязанностях перед родными и близкими. Это очень неприятное, мучительное чувство "раздвоения". Осознание и ощущение себя одновременно "здесь и там", ощущение "расщепления души", (schizos - расщепление, phrenum - душа). Шизофрения - это и есть в переводе "расщепление души". Вот и стали появляться истории болезни с "шизофренией под вопросом". Но это были иные виды "раздвоения", кто их испытал, долго не мог забыть.

Нужна была новая диагностика, новые подходы к Этому.

Но самое трудное и интересное началось тогда, когда стали появляться контактанты, неожиданно для самих себя удостоившиеся чести быть связным между людьми и Космосом. Неподготовленные, часто с неразвитым интеллектом, они приходили в Ассоциацию со своими текстами и рисунками, пели песни на незнакомом им и нам языке, в состоянии транса (т.е. на контакте) произносили потрясающие, великолепные монологи, из которых потом не могли воспроизвести ни слова.

Мы работали, объясняя все, что с ним происходит, комментировали на месте психиатры и психологи, помогали успокоиться.

В течение 6 лет, изучая эниоконтакты, я познакомилась с интереснейшими людьми, содержательными, тонкими, чистыми, работающими серьезно с контактами, ведущими аккуратные записи. Но были и такие, кому это не нужно, неинтересно, им лень записать или зарисовать великолепные картины, которые им "показывают".

Существует много разных уровней и форм эниоконтактов: уровни сновидений, так называемых "тонких снов", одноканальные, многоканальные, односторонние, спорадические, постоянные, контакты в "особом" состоянии сознания, транса, медитации. Поэтому нужно быть очень осторожными при проведении их дифференциальной диагностики с шизофренией.

С психологом больницы им. Скворцова-Степанова Эммой Трофимовной Дорофеевой в 1991-92 гг. мы испытали множество тестов и методик (карта Люшера, тест Роршаха, ММРJ и т.д.), пытаясь разработать методические рекомендации для диагностики. Но оказалось все очень непросто. Мир Горний, мир Космоса никак не помещался в медицинские и психологические рамки, нвозможно было подобрать критерии и дать четкие установки или методики.

И только годы наблюдений, дружбы с контактантами, собственный опыт и предшествующий опыт психиатрии и психотерапии (20 лет) позволили мне подойти к решению проблемы. Я поняла и узнала больных шизофренией, почувствовала их на интуитивном уровне, но необходимы объективные критерии!

Особенно сложны "эниоприемники", т.е. люди, не подготовленные духовно, не совершившие "духовного подвига" восхождения к Горнему миру, а получившие дар "контакта" в связи с особым устройством головного мозга, способного принимать и "перерабатывать космические вибрации определенной частоты", либо за заслуги предыдущего воплощения, как иногда сообщают им их Учителя. Такие люди, получив дар целительства, зрительной диагностики органов (человек-рентген, человек-узи) начинают его эксплуатировать в целях наживы, взимая за свой бесценный дар мзду в долларах. Используя его и в целях рекламы, теша свое самолюбие, честолюбие, корыстолюбие, гордыню, в целях наживы и личной выгоды. Они же и представляют большую сложность при диагностике, т.к. одним из критериев эниоконтактов должны быть высокая духовность, развитое космическое сознание, стремление к самопожертвованию.

И только учитывая все особенности и тонкости вариантов, удалось разработать дифференциальную диагностику галлюцинаторной формы шизофрении и эниоконтактов, контактов с Высшим Разумом.

Философское понимание проблемы сознания связано с установлением отношения сознания как категории психической, к мозгу как категории физической. Одна из концепций сознания — концепция дуалистического интеракционизма признаёт существование психической причинности, постулируя наличие духовной субстанции, которая воздействует на материальные мозговые процессы.

В психике каждого человека в той или иной степени заложены противоречия, вызванные несоответствием достижений и потерь, дарованного и выстраданного. Их влияние на деятельность может быть как созидательным, так и разрушительным, приводящим к агрессии, спонтанному разрушению существующего порядка вещей. Часто скрытое напряжение копится в человеке перед лицом бытия, отвергающего социальную справедливость, и осознание эмоционального одиночества находит выход в проекции желаний. Желания, которые правят личностями, имеют силу, не позволяющую ограничить последствия их воздействия.

Систематическая практика «других» состояний сознания — это искусственное создание того идеального момента, когда человека, находящегося во власти неповторимого возбуждения, охватывает некая сила, превосходящая все его возможности и полностью повелевающая им. Именно этот эмоциональный фон является истинным источником воображаемого, обретающего величие по ту сторону здравого смысла. Этот «другой» разум, охватывающий собой безрассудство, достижим лишь неустанной работой над собой. Но существует другой путь — употребление галлюциногенов, известный с давних времен. Индейские племена в Америке во время религиозных шаманских ритуалов использовали высушенные верхушки одного из видов кактуса — пейота. Вызванным галлюцинациям приписывалось мистическое происхождение, а самому растению — божественная сила. Действующим началом оказалось вещество, названное мескалином. Известны книги Олдоса Хаксли о поставленных им на себе опытах с приёмом мескалина с художественным описанием галлюцинаторных переживаний. Другие американские индейцы — ацтеки — в подобных же ритуальных целях использовали один из видов мексиканских грибов — псилоцибе («божественный гриб»), активное вещество которого было названо псилоцибином, вызывающий галлюциноз в виде «цветового опьянения» с ощущением раздвоенности личности.

Воображение, из-за диктата разума обычно разрывающееся между сознанием образным и перцептивным, здесь обретает свою природную целостность. Великие ясновидцы английского романтизма взыскивали запредельное вдохновение; Готье создавал рассказы под воздействием гашиша, способного вызывать удовольствия, «испытываемые ангелами и духами»; шотландец Роберт Уилсон творил свою живопись под воздействием галлюциногенов, вырисовывая тончайшие параллельные линии, сплетающиеся в образы; Жозеф Крепен пережил мистическое озарение, когда интуитивные аналогии перенесли внутренний смысл музыкальных партитур в символы, образы которых живописец передал на холсте.

Проявление интуиции, характерной для вдохновлённого творчества, является исключительным и важнейшим способом познания, из которого вытекает познание рациональное и вознесение человеческой мудрости много выше недалёкого горизонта современного познания. Важным является то, что творчество, которому художники слова и образа отдавали себя без остатка, было ответом на насущную жизненную потребность. (Известно, что шизофреников нередко терзает безудержная жажда рисовать.) Такое вдохновение, как следствие общения с высшим разумом, раскрывает внутренние глубины движущегося импульса художнического дара, который порождает линии и буквы, и который способен привести к сотворению картин, поэзии, музыкальных и литературных произведений. Этот толчок может носить чувственный, сенсорный характер, когда образы внутреннего видения объективируются, «становясь результатом работы внешних органов чувств». Употребление наркотика безудержно провоцируется магией образа, который не властен над непредвиденными потрясениями и метаморфозами, которые он вызывает в области представлений. Навеянные опиумом образы схожи с сюрреалистическими. О галлюцинаторной природе образа говорил сам Бретон, первым признавший художественную ценность рисунков сумасшедших, и прежде всего, больных шизофренией, считая их творения «оазисом духовного здоровья».

Все формы марихуаны изменяют сознание. «Шизофрения возникает в шесть раза чаще у юных курильщиков марихуаны, которые более подвержены воздействию наркотика на дофаминовую систему головного мозга», — полагает доктор Луиза Арсено из Лондонского королевского колледжа. Её исследования были подтверждены работами шведских и австралийских учёных. Многие наркотики, употребляемые из-за их воздействия на психику, могут давать симптомы, сходные с шизофреническими.

В нашей лаборатории нейрофизиологии и иммунологии получены модели каннабиноидной зависимости на животных. Наблюдаемые эффекты поведения имели атипичный характер, присущий галлюцинаторному воздействию, сопровождающийся переходом от состояния эмоционального удовольствия к агрессии и бешенству.

Галлюцинаторная сюрреальность имеет своё пространство и время. В ней всё возможно, и это расширение самого понятия возможности указывает на существование высшего разума природы, не ограниченного рационализмом.

В позднем советском и постсоветском обществе произошёл взрыв натуралистического мифотворчества, нетрадиционной религиозности, саентологических верований и суеверий, квазирелигиозных культов. Резко возрос удельный вес парадоксографии как сферы культуры, где находят отражение интерес к аномалиям и фиксируются различные девиации в природе, обществе, самом человеке. Изучение этих социокультурных феноменов — комплексная междисциплинарная проблема, при решении которой важны медико-психиатрические подходы.

Минувшее столетие охарактеризовалось, с одной стороны, резким ускорением темпов общественного развития, масштабными научно-техническими достижениями. Одним из них явился выход человека за пределы Земли. С другой стороны, в условиях растущей социальной напряжённости психическое здоровье населения превращается в проблему, далеко выходящую за рамки собственно медицины. Наложение противоположных тенденций общественного развития, космизация массового сознания отразилась в неожиданных, а иногда и патологических формах.

В структуре современного квазирелигиозного мифотворчества «ядром», смыслообразующим началом является тезис об актуальных контактах с внеземными цивилизациями. На протяжении второй половины XX в. накопился значительный по объёму и разнообразный по форме материал о т. н. «контактах третьего рода» — взаимодействиях землян с экипажами НЛО. При анализе этого материала определённый интерес представляет концептуальный аппарат современной психиатрии, — в частности, клинические признаки галлюцинаторно-параноидного синдрома — синдрома Кандинского–Клерамбо (СКК). Его «составляющие» — псевдогаллюцинации, бред преследования и воздействия, явления психического автоматизма, — так или иначе просматриваются в «контакторском опыте».

Самым существенным отличием псевдогаллюцинаций является ощущение у больного их «искусственного» характера. В «контакторском» опыте с внеземными цивилизациями, «Высшим Разумом», «Банком Памяти Вселенной», «параллельными мирами» и т. д. занимают образы, которые поддаются отождествлению со зрительными псевдогаллюцинациями.

Изменения в социокоммуникативном пространстве, связанные с деятельностью СМИ, растущая виртуализация культуры постмодерна, по-видимому, способны расширить возможности возникновения псевдогаллюцинаций. Электронные СМИ создают сегодня информационные потоки такой плотности и интенсивности, которые создают «помехи» или даже «глушат» сигналы, идущие от привычного информационно-предметного окружения современного человека.

В результате мнимого воздействия посторонней силы у больных возникают сенестопатические (сенсорные) автоматизмы; кинестетические (моторные) и речедвигательные автоматизмы, — расстройства, при которых больные утверждают, что слова, произносимые ими, принадлежат посторонним лицам, преследователям (или высшим силам и сущностям) и имеют глубочайший смысл.

СКК наблюдается как при различных психических заболеваниях (шизофрении, эпилепсии, пролонгированных симптоматических психозах, хроническом алкоголизме), так и при органических заболеваниях головного мозга. Так, с очаговым поражением правого полушария связана группа пароксизмальных расстройств сознания, которая включает в себя «особые состояния сознания с переживанием ирреальности окружающего мира»; состояния с «двухколейностью переживаний»; «вспышки пережитого в прошлом»; онейроидные (сновидные) состояния.

Эти последние представляет особый интерес для интерпретации отдельных аспектов «контакторского» опыта. При них больные (как и участники «контактов третьего рода») также игнорируют реальную действительность и оказываются в ином мире. Больные (как и «контактёры») часто отмечают, что не ощущают веса собственного тела, движутся со «сверхъестественными» скоростями; больные рассказывают, что проносились мимо других планет, встречались с инопланетянами. Клиническая практика здесь оказывается сопряжённой с парадоксографической традицией.

Следует подчеркнуть, что медико-психиатрический (как и любой другой) подход к анализу пёстрых формообразований квазирелигиозных верований и суеверий нельзя переоценивать. Граница между патологией и нормой — весьма условна, определяется характером культуры эпохи, выбором картины мира из того многообразия, которое в ней присутствует. То, что в рамках различных вариантов научной картины квалифицируется как патология, девиация, в контексте религиозной, мистической, эзотерической картин мира может выступать нормой; и, соответственно, — наоборот.

Характерные черты псевдогаллюцинаций слуха по В. Х. Кандинский.

1. Эти внутренние голоса имеют характер расспросов или обращений как бы со стороны постороннего лица;

2. Больной обыкновенно в состоянии различить, кто именно из знакомых ему лиц говорит с ним посредством «языка души».

3. Настоящие галлюцинации слуха всегда представляют для больных значение действительности; галлюцинаторные голоса всегда имеют объективный характер; здесь самым слуховым восприятием уже дается определенная локализация звука. Больной прямо чувствует, что «голоса» доходят до него из известной точки внешнего мира, находящейся от него в том или другом расстоянии, или же ему кажется, что ему говорят у самого уха или, наконец, в самом ухе.

4. Псевдогаллюцинаторные голоса не имеют представляемого слуховыми галлюцинациями характера объективности и действительности и потому больные никогда не смешивают их с реальными восприятиями.

5. Слуховые псевдогаллюцинации душевнобольных, подобно зрительным, почти всегда характеризуются навязчивостью. Больные внутренне слышат не потому, что хотят этого, но потому, что принуждены слышать, при всех своих стараниях они не в состоянии отрешиться от этих внутренних речей, содержание которых весьма часто бывает для них крайне неприятно и оскорбительно.

6. Псевдогаллюцинации же слуха суть субъективные акустические восприятия, не имеющие, однако, того характера объективности и действительности, который существенен для слуховых галлюцинаций. Местом происхождения галлюцинаций слуха может быть только специальный слуховой центр коры головного мозга.

7. Псевдогаллюцинации слуха отличаются большей живостью, несравненно большей чувственной определенностью (причем в сложном слуховом восприятии имеются налицо все мельчайшие подробности и отдельные части находятся между собой в таком же соотношении, как при непосредственном восприятии сложных впечатлений из внешнего мира), далее, — относительно малой зависимости от воли восприемлющего лица и тем, что они не сопровождаются, как обыкновенные представления слухового воспоминания или слуховой фантазии, чувством внутренней деятельности в восприемлющем лице.

8. Хотя и встречаются иногда случаи, где больные могут по произволу придавать своим псевдогаллюцинаторным слуховым восприятиям определенное содержание, однако в большинстве случаев резко выраженные псевдогаллюцинации слуха возникают спонтанно, являются в сознании неожиданно для самого больного и нередко представляют резкое противоречие с содержанием представлений, движущихся в сознании по логическим законам.

9. В состоянии, переходном от бодрствования ко сну, т. е. перед засыпанием, но иногда (значительно, впрочем, реже) и наоборот, в самый момент просыпания субъективно слышатся отдельные тоны, отдельные бессвязные слова, короткие фразы и короткие музыкальные пассажи.

Кандинский писал: «Если псевдогаллюцинации зрения особенно часты и живы у живописцев, то псевдогаллюцинации слуха в тонах и сочетаниях последних особенно свойственны музыкантам.

Таким образом, описание Байарже приложимо только к тому, что некоторые из моих больных называют «мысленные внушения», «мысленная индукция» и что они отличают от «внутреннего слышания», от «внутреннего слухового внушения» или от «внутренней слуховой индукции»; первое из этих явлений имеет характер действительно чисто интеллектуальный, и органы чувств, в частности, орган слуха, здесь нимало не замешаны. Напротив, во втором случае мы имеем дело с явлением резко чувственным, с особого рода весьма живыми и именно слуховыми субъективными восприятиями, местом происхождения которых могут быть только специальные слуховые области головно-мозговой коры».

А теперь сравним псевдогаллюцинации с контактерством:

Характерные черты контактерства.

  1. Контактанты могут считать, что они одновременно принадлежат двум мирам – нашему и пришельческому.
  2. Контактанты могут быть подвержены чувству опасности.
  3. Повторяемость деталей о которых рассказывают совершенно незнакомые с друг другом контактанты.
  4. Практически во всех случаях присутствуют существа типа «гуманоид».
  5. Человек наблюдает гуманоидов и общается по методу телепатии (вложение мыслей прямо в голову).
  6. Ощущение присутствия.
  7. По рассказам многих контактантовпришельцы проводят медецинские обследования.
  8. После похищения у человека меняется личность (он становится более духовно развитым).
  9. После похищения могут оставаться физические проявления (следы от операции, раны, ожоги).
  10. Высокая степень последовательности и совпадения деталей в рассказах о похищении, сообщаемых в глубоком волнении, соотвествующим переживанию события.
  11. Контактант осознает, что в его сознания кто – то вторгся.
  12. Многие контактанты рассказывают об комнате похожую на кабинет зубного врача.
  13. Контактаты получают информацию о будущем Земли, о конце света.
  14. Контактанты рассказывают, что гуманоиды пытались блокировать его память.
  15. При регрессивном гипнозе, характерной чертой является выражение эмоций (Громкий голос, ругань, плачь.).
  16. Некоторые контактанты очень религиозные. Или в некоторых случаях религиозность появляется после похищения.
  17. После похищения появляется сильный стресс или дипрессия.
  18. Контактерство может начинаться в раннем возрасте и продолжаться на протяжении всей жизни.
  19. Многие контактанты открывают для себя новые духовные горизонты, как только начинают относится к похищениям более терпимо, задумываться об их глубоком смысле и значение.
  20. При телепатическом контакте, контактанту надиктовываются логически выстроенные лекции о будущем Земли, о космосе, о других планетах и т. д.
  21. До похищения будущие контактанты не знали, не верили и не признавали контактерство и феномен НЛО.
  22. Контактанты говорят, что они должны выступить в роле мессии (выполнить некую миссию, которую им назначил Высший разум).
  23. Отсутствие психического заболевания в том числе зрительных и слуховых галлюцинаций и псевдогаллюцинаций.
  24. Часто контактанты испытывают беспокойство под действием определенных звуков, запахов, образов или действий.
  25. Характерные тревожные сны, в которых фигурируют космические корабли, отсеки или сами пришельцы.
  26. Контактанты описывают металлические НЛО из серебристого или серебристо- белого сплава, в форме сигары, купола или диска.
  27. Информацию, которую получают контактанты от гуманоидов, до этого они знать ее не могли, особенно это видно на примерах, когда у человека нет высшего образования или он простой рабочий.

Из этой характеристики контактерства видно, что галлюцинации и псевдогаллюцинации отличаются характерными чертами от контактов. Эти характеристики это отчетливо показали.

Примеры из практики.

В трансоанализе известны случаи, когда очевидец утверждает, что он якобы был похищен инопланетянами и подвергнут медицинскому осмотру или общается телепатически с Высшим разумом, или подвергся негативному влиянию со стороны экстрасенса, целителя, знахаря, колдуна и т. д. В современной психиатрии считают это шизофренией параноидной формой. Я приведу два случая из клинической практики:

Пациентка С., 1956 г.р. Диагноз: шизофрения, параноидная форма, дебют.

Данные анамнеза. По характеру всегда была тревожно-мнительной, внушаемой. Из семьи верующих, сама верующая. Бабушка занималась "знахарством", лечила подруг, якобы с эффектом. В детстве была спокойной, застенчивой, детские дошкольные учреждения не посещала, воспитывалась бабушкой. В школу пошла своевременно. К лидерству не стремилась, себя считала "золотой серединой". Легко давались точные науки, испытывала сложности в изучении гуманитарных наук. В возрасте 13 лет изменилась по характеру, часто была раздражительной, конфликтной, считала себя самой красивой среди всех сверстниц. После 10 классов поступила в политехнический институт, закончила ею и работала архитектором. Замужем с 23 лет. За четыре года до поступления в больницу была уволена в связи с сокращением кадров. С этого времени отмечались расстройства в виде немотивированных эмоциональных колебаний, беспричинная тревога, чувство внутреннего напряжения. В 1989 г. увлеклась уфологией; показывая мужу одну из многочисленных книг по уфологии, говорила, что это ее настольная книга. Имея возможность отдохнуть на юге, уезжала в южные города для посещения лекций известных уфологов. С 1992 г. странности в поведении стали более выражены - периодически была замкнута, выглядела тревожной. Среди ночи муж застал ее стоящей в прихожей. Жена говорила, что пошла в туалет, но вернуться в постель не может, так как проваливается пол и она не чувствует опору. Смогла передвигаться, наступая на места, на которые наступал и показывал муж. Примерно за год до поступления сообщила, что поставила свою подпись там, где ее не следовало ставить. Говорила, что ее принудили к этому поступку, боялась того, что ее заберут инопланетяне. Предъявляла претензии мужу в недостаточном внимании. Ночью вставала, рвала личные бумаги, письма, уничтожила паспорт. Картинки спутников с обложки журналов разрывала и жгла, объясняя, что это паспорта спутников. Не спала ночами, читала молитвы. Испытывала чувство собственной измененности, пришла к выводу, что уфологи путем воздействия биополем на мозг изменили ее сознание. Считала себя избранной "Высшим Разумом", называла себя ясновидящей Вангой. Утверждала, что если она, не выполнив свое предназначение, умрет раньше срока, то люди окажутся в огромной опасности.

Психический статус на момент поступления. В месте и времени ориентирована. Себя называла своим именем, одновременно представлялась ясновидящей Вангой. Продуктивному контакту была труднодоступна. Выглядела отрешенной, к чему-то прислушивалась; предоставленная сама себе, сидела с закрытыми глазами. На вопросы отвечала после долгих пауз, зажимала голову, вздыхала. Говорила, что не может управлять своими мыслями - мысли "путаются", и она похожа на зомби, которым управляют уфологи. Давала противоречивые сведения. Жаловалась на бессонницу, тревогу, свое состояние объяснить затруднялась. Сообщала, что постоянно испытывает на себе воздействие со стороны, слышит внутри головы голоса, которые управляют ее поведением, подавляют. Говорила, что в ней идет постоянная борьба христианской веры с уфологической. Со слов, всегда верила во Христа, но сейчас происходит насильственное обращение в другую веру, "спасается" только молитвами. При этом испытывает "теплые поля", которые способствуют уменьшению тревоги, "хорошим" мыслям. К помещению в психиатрический стационар отнеслась безразлично.

Таким образом, в статусе отмечались вербальные псевдогаллюцинации императивного содержания, идеаторные автоматизмы в виде "вкладывания" мыслей, управления мыслями, бредовые идеи воздействия и преследования, достигающие мегаломанического уровня. В целом статус характеризовался парафренным синдромом.

Психологическое обследование. В структуре личностных особенностей выявляются сниженный уровень субъективного контроля, тревожность, напряженность, внушаемость. В актуальном состоянии - фиксация на внутренних переживаниях, ослабление адекватного эмоционального резонанса с окружающей действительностью. В сфере мышления - расплывчатость, аморфность, разноплановость, актуализация латентных признаков.

Динамический психический статус. Снизилась аффективная насыщенность переживаний, внешне спокойна. О переживаниях говорила, что "все ушло в космос, я им больше не нужна и они отстали". Критика к состоянию отсутствовала. Сохранялась убежденность в том, что должна была передать информацию. Высказывала идеи отношения, утверждала, что "муж хочет упрятать ее в больницу, не допускает до детей и дома".

Свои прошлые переживания объясняла чувством ненужности, ощущением себя как лишней. Сообщает, что наступило понимание надуманности переживаний. В поведении стала упорядочена, спокойна, в отделении незаметна, малообщительна. Наличие голосов, влияние со стороны на мысли и поведение отрицала. Читала ежедневно молитвы, считала, что они помогают.

Обсуждение. Данный клинический случай является наглядным примером психопатологического варианта решения проблемы противопоставленности "потенциального Я" Абсолюту, психопатологической, не реализуемой личностью в настоящем социокультурном окружении.

Клиническая симптоматика интерпретируется нами как результат психопатологических проекций содержания латентного (мифологического) уровня на социально-ролевой, как развитие и стабилизация дезадаптивных недифференцированных самоидентификаций.

В манифестации болезни отчетливо прослеживается инициирующая роль тревоги, на фоне которой у больной появляются новые, не обусловленные прежними потребностями интересы и склонности. На основании тех фактов, что больная могла отказаться от поездки на юг ради посещения специфических лекций, сообщала супругу о том, что книга по уфологии является ее настольной книгой, можно говорить о появлении достаточно устойчивых и субъективно значимых новых самоидентификаций, о включении в социально-ролевые самоидентификации мифологического эквивалента. В оформлении новых самоидентифицирующих признаков существенную роль играла информация, почерпнутая из литературы по "паранормальным явлениям". Социально-ролевые признаки личности больной сохраняли при этом свою важность, и объяснение тревоги она пыталась найти в непосредственном окружении - предъявляла претензии в недостаточном внимании к ней.

В то же время прослеживалось стремление изменить социально-ролевые идентификации, которые в связи с переживанием тревоги уже не удовлетворяли больную (эпизод уничтожения личных бумаг). Подобная потребность в разотождествлении с прежними социально-ролевыми самоидентификациями имеет отчетливые параллели в культуре. Существовавшие в традиционных обществах обряды инициации (посвящения) предопределяли личностную динамику в переходные периоды жизни, при обретении нового социального статуса, и предполагали символическое переживание смерти - отмирание старого.

В содержании мифологических проекций обсуждаемой больной привлекает внимание тот факт, что в них одновременно присутствуют представления более традиционные, конституализированные религией, и так называемые альтернативные, оккультные. В сознании больной они разъединены и противопоставлены - окрашены противоположенными эмоциями. Примечательно, что оккультные уфологические сюжеты, в которых значительную часть составляют почерпнутые извне представления, входят в структуру бредовых построений. Они хоть и обладают для больной, переживающей тревогу, объяснительной силой, но в то же время имеют для нее оттенок болезненных (травмирующих личность) переживаний.

Данный факт мы склонны объяснять тем, что христианская религия вполне официальна, даже модна в последние годы. Толерантность в обществе к проявлениям данной веры (мифологического содержания сознания) высока. В то же время увлечение уфологией, традиционно воспринимаемое как чудачество, если оно серьезно занимает человека, приобретает оттенок патологии. Данное обстоятельство не могло остаться незамеченным больной. Ее мифологическим представлениям сопутствует преморбидная христианская религиозность, конфликтующая с оккультизмом. Данное обстоятельство, которому сопутствует достаточное интеллектуальное развитие больной и способность к критической рефлексии, является, по нашему мнению, причиной сложного интрасубъективного конфликта между социальными требованиями и возникшими на почве тревоги оккультными увлечениями, между данными увлечениями и характерной для больной с детства религиозностью. В итоге оккультное входит в структуру бредовых идей (патологичных для внешнего наблюдателя и болезненных для самой больной), а социально "санкционированная" религиозность, христианские молитвы становятся, как отмечает сама больная, действенным средством компенсации тревоги.

Возвращаясь к нашим рассуждениям о двух бессознательных инстинктообразных тенденциях психики, зафиксированных в культуре как универсальные принципы Разума и Любви, мы видим, как в случае с данной больной попытка рационального оформления тревоги оказывается безуспешной, дезадаптивной в конечном счете. В то же время христианские верования больной, мессианское содержание переживаний выполняли существенную компенсаторную роль и способствовали некоторой коррекции неудавшейся экзистенциальной адаптации.

В данном клиническом примере мы видим случай, добавляющий к приводимым ранее схемам индивидуальные вариации, обусловленные культурой и воспитанием. В то же время приведенный пример подтверждает или, по крайней мере, демонстрирует непротиворечивость наших предыдущих выводов о том, что изменения сознания трансформируются в патологию, когда происходит стабилизация проекций мифологических сахоидентификаций на социально-ролевом уровне и когда эти проекции оказываются социально не реализованными, не интегрированными личностью. При этом естественная бидоминантная структура личности оборачивается психопатологическим схизисом, препятствующим развитию адаптивных изменений сознания.

Вашему вниманию представляется больная М., 1946 г. рождения. Поступила в Московскую психиатрическую больницу № 3 им. В. А. Гиляровского 20 октября 2001 года. Переведена из Института им. Склифосовского с диагнозом "суицидальная реакция, суицидальная попытка".

Анамнез. Родилась в г. Мурманске в семье офицера-подводника. Имеет двух братьев, с которыми поддерживает отношения по телефону. Отец погиб в 1953 г. на подводной лодке, которая утонула после взрыва. Мать, со слов больной, во время беременности голодала, чуть не умерла во время родов. В детстве пациентка тяжело болела скарлатиной, дифтерией с трахеотомией. Общее развитие в раннем возрасте без особенностей. Была подвижной, общительной, большой фантазеркой. Росла в среде, где часто рассказывали страшные истории, мистические ужасы. Дружила в основном с мальчишками и рано начала проявлять к ним интерес. С детства думала о будущем женихе, видела его в деталях во сне. В детстве во сне часто летала. В школу пошла с семи лет, училась средне. Плохо давалась физика, так как не любила преподавателя, который делал ей замечания за увлечение мальчиками. Окончила семь классов и из-за материальных затруднений сразу устроилась работать няней в детский сад. Работая, окончила вечернюю школу и курсы медсестер-воспитателей. В 1987 году по материальным соображением перешла на завод по изготовлению телеэкранов. В 1995 году завод закрылся. Устроилась на рынок уборщицей и затем до 2000 года работала в разных местах. С 2000 года не работает. В 1997 году оформила пенсию по возрасту.

Замуж вышла в 19 лет и прожила с мужем 20 лет. В 1980 году развелась с ним из-за его пьянства. Имеет от него замужнюю дочь 36 лет и внука 13 лет. Дочь с семьей проживает отдельно. Взаимоотношения с дочерью неровные, часто бывают конфликты. Дочь говорит, что мать взрывная, распущенная и эгоистичная хулиганка, которая любит, чтобы все было так, как она сказала, постоянно пытается переложить свои проблемы на других. В последнее время часто давала в ссорах истерические реакции, билась головой о стену. После развода с мужем долго не было контактов с мужчинами, в связи с чем считала себя неудачницей. В 1984 году вступила в связь с женатым человеком.

Отношения продолжались около двух лет. После разрыва снизилось настроение: перестала следила за собой, ничего не делала, не выходила на улицу. Не видела выхода из создавшейся ситуации, жизнь казалась конченной, решила отравиться. Приготовила порошок из димедрола, гипотензивных таблеток, однако травиться не стала. Вскоре познакомилась с азербайджанцем и вышла за него замуж. Сразу появился интерес к жизни. Прожила со вторым мужем 13 лет, была счастлива. В марте 2001 года муж внезапно умер от пневмонии. Тяжело переживала его смерть, была подавлена, не ела, не спала, много курила, пила кофе ночами, плакала, просила мужа "забрать ее с собой", чувствовала безысходность, апатию к жизни, резко похудела, вновь возникли суицидальные мысли. Решила покончить с жизнью после того, как пройдет 40 дней со смерти мужа: "отдать ему должное". Рассказывая о том, как она отмечала сорок дней, сообщает мистические подробности: падали рюмки, гасли свечи и т.д. Придавала этому большое значение. До истечения сорока дней познакомилась на рынке с азербайджанцем, который моложе ее на тридцать лет. Временно зарегистрировала его у себя, вступила с ним в интимную связь. Со слов дочери намеревалась прописать его постоянно. Этот мужчина "вернул ее к жизни". Однако дочь возражала против их связи, упрекала мать в аморальном поведении. Больная сама, "от отчаяния", предложила любовнику прекратить связь. 18 октября произошел разрыв, любовник ушел, и опять началась депрессия: плакала, чувствовала свою ненужность, одиночество, апатию, появились суицидальные мысли. 19 октября, оставив предсмертные записки дочери и любовнику, выпила 18 таблеток сонапакса и 18 таблеток энапа. В состоянии оглушения была обнаружена племянницей, которую она незадолго до этого отправила в магазин. Племянница вызвала скорую помощь, и больную госпитализировали в Институт Склифосовского.

В 1989 году больная упала, ударилась затылком и получила сотрясение головного мозга. После этого в течение года испытывала резкие головные боли, лечилась у невропатолога. Страдает гипертонической болезнью, в 2000 году неоднократно госпитализировалась в терапевтические отделения.

С 1991 года стала говорить об НЛО, много читала на эту тему, смотрела телепередачи "Третий глаз". С этого же времени стала видеть яркие цветные сны, где летала как в детстве, видела жениха. Кроме того, видела в снах летающие тарелки, дирижабли, мужчин и женщин, которые обследовали ее с помощью аппаратов. В это время наяву стала видеть в окне своей комнаты яркие лучи, которые соотнесла со сновидениями и объясняла как знаки из космоса. Обнаружила на плите скол, напоминающий спиралевидный рисунок, и интерпретировала его как знак НЛО. По словам дочери это был обычный скол эмали. Однажды после вечерних болей в желудке (у больной язва двенадцатиперстной кишки, панкреатит, калькулезный холецистит) проснулась утром без болей, в особом состоянии легкости, прилива энергии. При этом обнаружила на животе розовую царапину, покрытую пленкой. Сразу поняла, что была во сне прооперированна инопланетянами лазером, и произошло излечение. Индуцировала своими идеями мужа. Все эти явления происходили около двух лет и закончились после лечения десятью сеансами у экстрасенса. Яркие сны прекратились, исчезло лучевое свечение. Однако знаки на плите и животе рассматривала как реально произошедшие с нею "чудеса в решете".

При поступлении ориентирована правильно, в контакт вступает охотно. Настроение снижено, при воспоминаниях о муже и любовнике плачет. Считает себя мягкой, доброжелательной, легко впадающей в отчаяние, неудачницей: "судьба бьет постоянно". Подробна и обстоятельна в деталях и датах событий. Рассказывает о знакомствах и событиях мистического характера, сопоставляя числа и содержание своих сновидений. Мышление образно-конкретное, с магическим оттенком. Уверена, что подверглась во сне операции инопланетянами, показывает так называемый шрам — полоску бывшей ссадины на животе около двух миллиметров. Говорит, что контактировала во сне с инопланетянами в течение двух лет. Уже давно все исчезло, снов не видит совсем, новые знаки не появляются. Называет все это "чудесами в решете".

В отделении на следующий день настроение улучшилось, спокойна, но несколько эйфорична. Заявила, что ей нравится в отделении, просит ее не выписывать, потому что здесь "как в санатории". Считает себя способной разобраться в мотивах поведения больных, рассказывает врачу об их поступках. Просит принять ее на работу, чтобы "помочь этим несчастным". О внуке и дочери не вспоминает. Занимается оформлением комнатных цветов в отделении. Попытку самоубийства называет глупостью. Надеется на то, что Бог вновь поможет ей обрести любовника.

Проведен курс дегидратации сернокислой магнезией внутримышечно, курс инъекций витаминов группы В и алоэ внутримышечно. Получает также ноотропил, глицин, циннаризин, галоперидол по 1,5 мг. 3 раза в день, амитриптилин и анафранил по 25 мг, азалептин — 50 мг. на ночь. Лечение переносит хорошо.

Консультация невропатолога: Д-3: "Посттравматическая энцефалопатия с дисциркуляторной симптоматикой, интеллектуальным снижением".

М-ЭХО ЭЭГ. Желудочки не расширены, признаков гидроцефалии не выявлено.

Компьютерная томография. Обнаружена атрофия коры головного мозга, смешанная гидроцефалия. Желудочки мозга расширены, симметричны, передний рог левого бокового желудочка — 15, правого —5. Щели расширены больше слева. Гидроцефалия вероятно посттравматического генеза, недоразвитие прозрачной перегородки.

Заключение психолога. Больная ориентирована в полном объеме. Активно вступает в беседу, многоречива. Рассказывает о себе с излишней детализацией. Чувство дистанции нарушено. Цензура ослаблена. Фон настроения повышен. Свое состояние оценивает как прекрасное. Критичность к результатам своей деятельности значительно снижена. Работоспособность неравномерная. Объем произвольного внимания в границах нормы. Отмечаются колебания его концентрации, нарушено распределение. Показатель непосредственного запоминания в границах нормы: 6, 7, 7, 8,10. Отсроченное воспроизведение — 6 слов. Опосредование существенно снижает продуктивность мнестической деятельности. Ассоциативный процесс протекает в медленном темпе с выраженными трудностями опосредования отвлеченных понятий. Образы в целом адекватны по смыслу, излишне детализированы, конкретны. Личностно опосредованная графика — "органическая". Мышление характеризуется вязкостью, обстоятельностью, конкретностью, тенденцией к фабулированию. Решения мыслительных задач доступно на простом уровне. При усложнении заданий доминирующим становится конкретно-ситуационное решение. Переносный смысл пословиц понимает, объясняет конкретно. Эмоционально-личностная сфера характеризуется демонстративно-эмоциональной неустойчивостью, импульсивностью, снижением цензуры и критичности, заинтересованностью сферы влечений, в частности, не резко выраженной алкогольной. Эгоцентрична. По результатам проективной диагностики выявляется повышенная эмотивность с тенденцией разбрасывания, оборонительная враждебность в сочетании с неразборчивой общительностью. Отмечается аутоагрессивная тенденция.

Таким образом, на первый план выступает снижение критичности, ослабление цензуры, заинтересованность сферы влечений, интеллектуальное снижение по органическому типу и нарушение сферы внимания у демонстративной, импульсивно-неустойчивой личности.

Вопросы к врачу


Непосредственной причиной поступления в психиатрическую больницу является суицид?
— Да, который она реализовала.
Почему больная выпила именно 18 таблеток?
— Потому что две таблетки она выпила накануне и в упаковке осталось восемнадцать таблеток.


Какое у нее отношение к алкоголю?
— На бытовом уровне. Она жила с азербайджанцем, он не пил, повода для злоупотреблений не было. Первый муж пил, она с ним развелась.

БЕСЕДА С БОЛЬНОЙ

Добрый день.
Здравствуйте.
— Вы стесняетесь?
Немножко, конечно. Я перед такой аудиторией никогда не выступала.
— Это все доктора. У нас расширенный консилиум. Сколько времени Вы здесь находитесь?
С двадцатого числа.
— Значит, скоро месяц?
Да.
— Устали от больницы?
Соскучилась по дому очень.
— Лучше Вам стало здесь?
Здесь окружение, больные. Я нашла с ними общий язык.
— А была причина сюда ложиться?
Нет, не было.
— Зря Вас сюда привезли?
Да, я считаю зря.
— Вы считаете себя здоровой?
Может быть не совсем здоровой после того, что я сделала, но можно было бы полегче какое-то отделение. Но мне это отделение нравится. Я бы из него не ушла, если бы мне предложили. Мне и персонал нравится, очень хороший.
— А вообще к врачу надо было обратиться?
— Наверное надо. Потому что я справиться видимо не смогла, и так это все и вылилось одно на одно.

— Жалеете, что совершили попытку самоубийства?
Да, мне это сейчас все нелепо.
— Когда Вы сюда приехали, то сразу поняли что это за больница?
Мне только сказали, что это третья больница, но если бы я знала, что это "Матросская Тишина ", то еще там не согласилась. По моему представлению было, что здесь одни сумасшедшие лежат. Но здесь очень интересные люди. Мне с ними было интересно общаться.
— На какой день Вы поняли, что это психиатрическая больница?
Сразу утром.
— Вы огорчились?
Немножко огорчилась.
— Не требовали, чтобы Вас немедленно выписали?
Нет. Что же делать, раз привезли меня, значит надо лечиться.
Вы согласились с тем, что нервная система стала совсем плохая?
Да, конечно.
— Сколько Вы пробыли в Институте Склифосовского?
Одну ночь.
— Вам промывали желудок?
Еще дома промывали, промывали там и еще на капельницах я лежала. Пузырьков семь мне влили.
— Вы хорошо помните момент, когда выпили таблетки?
Да, очень хорошо. Все хорошо помню.
— Расскажите поподробнее. Помните этот день?
Да, весь день помню.
— Вы спали эту ночь?
Спала.
— Хорошо спали?
Не совсем хорошо.
— Вставали?
Да, вставала курить.
— Ходили по квартире?
Нет, я не хожу. Я схожу в туалет, покурю и снова ложусь.
— А курите где?
В туалете.
— Почему в туалете?
Я иду в туалет и беру с собой сигареты.
— Привычка такая?
Да.
— Вы покурили и сразу легли спать?
Да.
— И сразу заснули?
Заснула.
— Снотворное принимали?
Нет, я вообще никогда снотворное не принимала.
— А откуда у Вас сона-пакс?
Когда я в январе лежала в больнице, ко мне приезжала скорая, врач сказала что мне нужно фе-назепам или тазепам попить. Я говорю: "Я не пью эти таблетки ". Врач мне говорит: "Знаете, они не очень хорошие. Лучше сонапакс себе выпишите ".
— Вы его принимали?
Немножко. У меня были стрессы, когда муж умер.
— Ночь была обычная?
Нет, ночь была необычная.
— Чем же она была необычная?
У меня был любовник.
— В эту ночь?
Да, с восемнадцатого на девятнадцатое.
— Потом?
Я проводила его на работу.
— Нормально проводили?
Да, нормально. Мы решили с ним расстаться.
— А накануне вечером Вы разговаривали на эту тему?
Разговаривали. Я еще раньше говорила, что бы он больше не приходил ко мне. Он все равно звонил, приходил.
— Этот разговор длился уже несколько дней?
Да. Даже недели две, наверное.
Вы полностью пришли к решению с ним расстаться?
Да.
— Проводили его без слез?
Когда он ушел, я заплакала. Мне обидно стало.
— Жалко себя?
Может быть и жалко себя как женщину.
— А на кого Вы обиделись?
На себя.
— А может быть на домашних, которые относились к Вашему роману не очень хорошо?
Нет, я ведь живу одна.
— А дочь?
Да, но она мне ничего не говорила по этому поводу.
— Но, она же не приветствовала Вашу связь?
Это только последнее время. А так она говорила, что все нормально, все бывает.
— Она с уважением отнеслась к Вашему чувству?
Да.
— Вы долго плакали?
Минут 15 -20.
— А потом что стали делать?
Потом покрасила волосы.
— Специально?
Да.
— Вы уже решили покончить с собой?
Когда я его проводила, посмотрела в окно. Он обычно мне всегда махал рукой, когда я в окно смотрела. Здесь он пошел на остановку и не обернулся.
— А Вам до этого приходило в голову, что если Вы с ним расстанетесь, то покончите с собой?
Я это вынашивала, когда муж умер.
— Но ведь это давно было?
Нет, это было недавно, 21 марта, в этом году.
— Ведь у Вас все складывалось хорошо?
Как хорошо, он же моложе меня.
— Значит мысли о самоубийстве появились в последние дни, когда Вы ему сказали, что не будете с ним видеться?
Немножко раньше. Я могу обидеться даже на то, что человек уходит и не скажет мне "до свидания ".
— Но не кончать же из-за этого с собой?
Все правильно. Но он мне сказал кое-что нехорошее, и если разрывать эти отношения, то не так.
— Он Вам сказал что-то обидное?
Да, обидное, но я не буду говорить.
— Когда он ушел, Вы покрасили волосы. Что еще делали?
Покрасила волосы, помылась, приготовила в гроб, что надо мне одеть, подкрасилась, одела рубашку шелковую.
— Сколько времени на это ушло?
Где-то до трех часов я все это делала.
— Вы представляли себе, как Вас потом найдут?
Да представляла.
— В каком положении Вы будете?
Нет, в каком положении, не представляла, но у меня было все рассчитано.
— Написали какое-нибудь письмо?
Да, я написала три письма. Одно было еще раньше написано, в августе для дочери, для зятя и внука.
Как им дальше жить?
Нет. Я написала, чтобы они не обижались на меня, просила прощение за все. Два письма написала в этот день. Одно
своей племяннице, Оксане. И написала ему. Чтобы он себя ни в чем не винил, виновата во всем я, так как я старше его.
— Плакали, когда писали?
Немножко плакала, потом взяла себя в руки и хладнокровно потом все делала.
— У Вас на это ушло около трех часов?
Побольше. Я прибиралась заодно, чтобы было в квартире чисто.
— Звонили кому-нибудь?
Нет, мне звонила подруга. Я сказала: "Татьяна, я тебе позвоню попозже ".
— Зная, что уже никогда ей не позвоните?
Да.
— Вы заранее знали какой способ выберете?
Да. Я бы не смогла себе порезать вены, как некоторые режут, не смогла бы броситься в воду.
— А в окно?
Нет, ни в коем случае.
— Почему?
Нет, не смогла бы я этого сделать.
— Боязнь высоты?
Нет. Самое легкое это выпить таблетки.
— Уснуть и уйти?
Да.
— Таблетки заранее подбирали?
У меня энап был от давления и сонапакс.
— Откуда Вы знали, что нужны именно эти лекарства?
Если я выпью много таблеток от давления, значит давление у меня упадет, это естественно.
— Сколько энапа Вы принимали в день?
Я им очень редко пользовалась.
— Одной таблетки хватало?
Хватало.
— А других лекарств у Вас дома не было?
Нош-па есть, церукал, но это все не то.
— А почему бы Вам заранее не пойти в аптеку, купить большое количество лекарств, чтобы уже наверняка?
Мне казалось, что этого хватит.
— Вы принимали это с алкоголем?
Нет, конечно. Я положила таблетки в бумажку, бутылочкой раздавила, налила кипяченой воды в чашечку немножко, все это размешала, попросила у Бога прощения.
— Вы верующий человек?
Не так сильно верующий, чтобы каждый день ходить в церковь, но я верующая.
— Вы знаете молитвы?
Да, я все сказала. Я даже в записке написала.
— Но, ведь это же великий грех?
Я знаю, что это великий грех. Но, я сказала: "Такие причины, прости меня. Отец Небесный ".
— Что значит прости? Ведь это пребывание в аду?
Ну что сделаешь, значит мне в аду нужно было быть.
— Из-за того, что расстались с молодым человеком?
Нет, у меня одно на одно просто наложилось. Сначала муж умер, потом с работой у меня не все в порядке.
— Значит из бумажки таблетки куда-то пересыпали?
В чашечку пересыпала аккуратненько.
— Рассыпали что-нибудь вокруг?
Нет, я очень аккуратный человек.
— Затем?
Все разболтала и выпила. Потом чашечку вымыла, ложку вымыла. Покурила еще три сигареты над ванной, чтобы не было пожара дома.
— Что потом стали делать?
Постель была приготовлена у меня.
— Чистая?
Да, чистая.
— Легли туда?
Нет еще не легла. Тут вдруг входит племянница моя, открывает дверь.
— А она должна была прийти?
Не должна была. Она открывает дверь, я говорю: "ОксаНа, как хорошо, что ты пришла, я с тобой хоть последнюю сигарету смогу искурить ". А записки у меня лежали уже на кухне на столе.
— Она что-нибудь заметила?
Она говорит: "Почему, тетя Люда, Вы такая бледная? "
— Сколько времени прошло между приемом таблеток и ее приходом?
Где-то час сорок.
Была слабость, вялость, головокружение?
У меня сильное сердцебиение началось. У меня никогда не было сердцебиения. И пока она раздевалась, я упала.
— Вы ей сказали, что приняли таблетки?
Нет, я ничего ей не сказала. Она по запискам только поняла.
— Она вызвала скорую, и Вас увезли?
Нет, сначала меня промывали. Я очнулась, когда мне шланг ввели.
— Как Вы себя чувствовали, когда очнулись, нормально воспринимали обстановку?
Нет. У меня голова была нечистая.
— Вы знали, что Вы дома?
Да.
— Вы знали, что Вы сделали?
Да, я знала, что отравилась.
— Не думали, что уже на том свете?
Нет, я не думала, что я на том свете, я и кошек своих видела.
— Не было чувства сожаления или, наоборот, радости, что осталась жива?
Ни радости, ничего не было.
— Апатия была?
Да.
— Когда Вы уже окончательно пришли в себя, было чувство сожаления, что не довели до конца все это?
Нет, я утром думаю: "Что же я сделала? ". Я же сделала только для своей дочери плохо. У нас никого из родни больше нет.
— У Вас ведь еще внук есть?
Да.
— Сколько ему?
14 лет.
— Если бы Вы знали, что Ваша мама покончила с собой, Вам бы легко было жить?
Нет, наверное не легко. Но у меня мама очень сильная была.
— Что же Вы такой груз вешали на свою дочку и внука?
В записке я все написала.
— А жить-то с этим как потом?
Я теперь все поняла.
— Вы сказали что все в жизни стало неважно: муж умер, с работой не так. Тем не менее Вы радовались жизни?
Долгое время не радовалась. Только когда познакомилась с молодым человеком, меня снова моя квартира стала радовать. А так у меня все было в черном цвете.
— Аппетит потеряли?
Когда муж умер, полтора месяца ничего не ела, только пила кофе и курила.
— Тоска была, плакали?
Да, обнимала его халат.
— Вы с ним долго жили?
Нет, 14 лет.
— Это долго.
Я думала, что мы с ним будем до конца жить.
— Мысли о самоубийстве тогда были?
В том плане, что бы самой покончить с собой, не было. Но я ходила и говорила: "Отец небесный, забери меня. Жора, забери меня, мне здесь без тебя плохо ".
— Но сейчас Вы все-таки будете жить?
Да, буду.
— Не будете больше пытаться покончить с собой?
Нет, этого не должно больше быть. Я здесь насмотрелась такого, люди здесь в таком положении, а я...
— Люди кончают с собой по разным причинам, у Вас основной мотив какой был?
Наверное одиночество меня съедало. Вообще-то я человек общительный. Я люблю людей. Двадцать один год я с детьми отработала, десять лет на заводе работала. На меня как-то все навалилось, какая-то тягость была.
— В Вашей жизни были очень интересные события, которые бывают редко. Вы были так называемым контактером.
Наверное, я не знаю.
— Как это произошло? Вы верили в то, что существует НЛО?
Раз по телевизору рассказывают, значит что-то есть.
— Вы доверчивый человек?
Доверчивый.
— Вам можно, например, рассказать какую-нибудь историю, и Вы поверите?
Да, я верю людям.
— Значит, это было в 1991 году. А раньше Вы обращали внимание на летающие тарелки?
Все случайно получилось.
— Вы стали видеть странные сны?
Сначала был сон.
— Вы видите цветные сны?
Я раньше не видела цветных снов. В детства я чаще летала во сне.
— Вы всю жизнь во сне летали?
Летала я лет до сорока пяти.
— Приятно, наверное?
Ощущение необыкновенное.
— Что же Вы увидели?
Мне в августе, числа 15
— 17 приснился сон: молодой человек, ему было лет до тридцати пяти, в белой одежде, светловолосый, высокий, благородное лицо у него, голубые глаза, одеяние было длинное, ног не видно. Он стоял смотрел на меня, я на него. Ни слова ни он мне не говорил, ни я ему. У меня было ощущение какой-то легкости.

— Это все во сне?
Да. Он мне и раньше снился, когда мне лет 14 -15 было. Этот мужчина всегда гладил меня по голове. Положит мою голову на колени и гладит меня по голове рукой. Это такое приятное ощущение. Я так подумала: на новом месте приснись жених невесте. И вот, мне 45 лет, он опять мне приснился. Я все мужу рассказала. Он сказал: "Не обращай внимания ". И после этого сна все началось.
— Что началось?
С двадцать второго на двадцать третье сентября у меня лучи пошли в окно. Они пошли по часовой стрелке.
— Это днем было или вечером?
Вечером, когда я ложилась спать.
— Свет выключали?
Я выключала свет. Сначала я подумала, что схожу с ума. Побежала по всем комнатам.
— Везде были лучи?
Нет, только в моей комнате.
— Что за лучи?
В окне по часовой стрелке кружатся лучи.
— Через занавески?
Да.
— Вы отдернули занавеску?
Я отдернула занавеску. Думала, что это кто-то на дом залез и фонариком освещает.
— А когда отдернули занавеску были лучи?
Да, были.
— Откуда они шли?
С улицы, откуда, я не знаю.
— Может быть, там реклама была?
Нет, у нас нет рекламы. Эти лучи были на протяжении почти что двух лет.
— Каждую ночь?
Каждую ночь. Я засыпала только когда ложилась на левый бок и отворачивалась к стенке.
— Вы чувствовали их воздействие на Ваше тело, на мозг?
Нет, все было нормально, но у меня появилась какая-то энергия. Я стала очень сильной.
— Когда?
Может быть через месяц. Я работала в три смены по скользящему графику на хромотронном заводе.
Что Вы там делали?
Я делала суспензию для телевизоров.
— Вредная работа?
Вредная, я на химии работала. Поэтому и пошла раньше на пенсию.
— Пары ртути?
Нет, там люминаформ.
Респираторы одевали?
Нет.
— То есть, Вы дышали этими парами?
Да.
— Сколько часов в день Вы работали?
По восемь часов.
— Перед тем, как Вы увидели лучи, сколько Вы уже работали с этими веществами?
Четыре года.
— Вы ощущали то, что принято считать проявлением профессиональной вредности?
Ничего не было.
— С другими что-нибудь было?
Нет, у нас женщины все сильные работали.
— Головных болей не было?
Иногда были. Но это от возраста зависит.
— Свечение этого вещества и лучей по цвету были одинаковые?
Неодинаковые. Это был не белый и не желтый цвет, но светлый. А у нас суспензия делается зеленого, красного, синего цвета.
— Вы говорили, что видели лучи каждый вечер?
Каждый вечер. Днем нет.
— Вы мужу показывали?
Да, муж: видел.
— Кто еще видел?
У нас был маленький, 4 года, он видел.
— А дочь?
Дочь у нас никогда не ночевала.
— Вы потом привыкли к этим лучам?
Да, привыкла. Не обращала внимание просто на них. Мне стали сниться цветные сны. Но самое яркое, что у меня произошло, то что у меня образовался шов на животе.
— Это произошло неожиданно?
Это произошло 30 сентября. Шов сначала был покрыт прозрачной пленочкой. Врачи это видели.
— Какой он был?
Такая прямая полосочка небольшая, два миллиметра.
— Отчетливая?
Сейчас уже десять лет прошло. Но это место не загорает, во всяком случае. И на плите рисунок был.
— Что за рисунок?
Я сейчас нарисую. Это поверхность плиты, на ней рисунок.
— А здесь какой-то круг?
Это как будто дрелью сделано, а здесь как будто плечи, а в бок отходят ушки.
— Рисунок так и остался?
Да, он у дочки, она сейчас живет в моей квартире.
— Знак появился одновременно с этим швом?
Нет, знак появился 19 декабря.
— Вы обращались в общество уфологов?
Нет, не обращалась, но я звонила, просила чтобы мне радиационный фон проверили. Когда я им все рассказала, они сказали: "Наши аппараты у Вас не возьмут ".
— Что не возьмут?
Чтобы проверить радиационный фон, не возьмут.
— Вы с кем-нибудь советовались о том, что это такое?
Когда я маме и дочке рассказала, они сказали, чтобы я ничего не рассказывала, потому что меня отправят в сумасшедший дом. Но врач-терапевт заинтересовалась этим. У меня есть две железные подставки под кастрюли на ножках, которые все были перекорежены, как будто расплавлены. Врач это видела.
— Это произошло вдруг, сразу?
В один день.
— Сколько времени до этого были лучи?
Лучи с 22 на 23 сентября появились, 30
шов, 19 декабря на плите появился рисунок.
— Вы сказали что в это время стали чувствовать себя как-то иначе?
Я сильнее стала. Я приходила с ночи; если женщина приходит после ночной смены, то ложится спать, я нет. Я делала какие-то дела и опять в ночь шла на работу.
— Долго так продолжалось? -
Наверное месяц.
— Чем это закончилось?
Все нормально. Все восстановилось. Когда я обращалась к терапевту, она меня к невропатологу отправила. Я ездила в 33 больницу, где меня проверили. Сказали что все нормально, чтобы я попила таблетки. Я никакие таблетки не покупала.
— Но Вы тем не менее ходили к экстрасенсу?
— Да.

— Зачем, Вам же было хорошо?
— Плиту испортили.

— Экстрасенс стал плиту чинить, что ли?
Одна женщина у нас на заводе сказала мне, что может показать меня ясновидящей. Она меня с ней познакомила.
— Что она Вам сказала?
Что за мной гоняются три тарелки. Я говорю: "Зачем? ",
"Они тебя хотят взять защитником Земли ", я говорю: "Не надо мне этого, я хочу жить на Земле ". Дальше она сказала: "Мой покровитель Николай Угодник, если ты поучишься, то будешь сильнее нас с Татьяной вместе взятых", я говорю: "Мне ничего не надо, у меня растет внук, у меня есть муж:, я хочу жить спокойно ". Она с меня все сняла. Як ней десять сеансов ходила. Яне стала телевизор смотреть, сны цветные постепенно ушли.
— Вы как-то изменились по характеру после всего этого?
У меня язык нехороший стал. Я теперь просто боюсь говорить.
— Что это значит?
Вот я мужу своему сказала, и он умер. Я его провожала на работу 31 декабря. Положила ему еду и говорю: "Жора, у меня такое ощущение, что мы с тобой никогда Новый год не встретим ". Так и получилось. И вообще, я что-нибудь такое скажу и обязательно сбудется. Сейчас я стараюсь только хорошее говорить. Даже когда ко мне больные подходят и спрашивают, когда их выпишут, я говорю: "Не волнуйтесь, скоро выпишут ",
тоже сбывается.
— Физически Вы были не очень здоровым человеком?
Не очень.
— А все эти годы Вы себя хорошо чувствовали?
Да, у меня не болит ничего.
— Как Вы сейчас считаете, что это было?
Я считаю, что если я каким-то тарелкам была нужна, то меня бы давно украли, потому что я и вечером поздно хожу.
— Что же это все-таки было, может быть бред?
"Чудеса в решете ".
— Может быть это психическая болезнь была?
Может быть.
— Вы с этим можете согласиться?
Не знаю что это было. Я считаю, что "чудеса в решете ".
— Ваша дочь сказала, что у Вас характер испортился, что у Вас истерики бывают.
— Явсегда такая была.

— Как это проявляется, Вы кричите, плачете?
Плакать могу.
— Какие у Вас отношения с людьми, к Вам люди хорошо относятся?
Хорошо.
Врагов нет?
Врагов у меня нет. У меня соседи хорошие. Оставляют квартиру мне.
— Какие у Вас теперь жизненные планы?
На работу надо устраиваться, а как теперь с таким клеймом?
— Кто же об этом узнает? Вы же не будете рассказывать.
Нет.
— Устроитесь спокойно.

Вопросы врачей к больной:


— Вы спиртное пьете?
Шампанское пью. Дочка все приучала меня к пиву, чтобы я поправилась, но я не могу.


— В 1989 году у Вас была травма головы?
Я шла из магазина и упала.
— Сознание не теряли?
Сознание не теряла, но было очень больно, даже кровь была.
Тошнило?
Меня не рвало, но подташнивало. В Институте Склифосовского мне поставили ушиб.
— Появились головные боли после этого?
Давление стало прыгать.


— - Память какая у Вас?
Хорошая.


— Ваша мама по характеру была энергичная?
Очень энергичная. Любила жизнь.


— Скажите пожалуйста, как проявлялась у Вас язвенная болезнь?
Что ни поем, у меня болело, болело очень сильно, отдавало в спину, потому что у меня сопутствующий панкреатит. Диастазы за 1018.
— Боли какие были?
Боли ужасные, пронизывающие.
— Голодные боли или после еды?
И голодные и после еды были.


— В момент, когда Вы выпили таблетки, было какое-то затмение, помутнение?
Помутнения никакого не было. Все было в здравом уме, хладнокровно.
— Может было тихое отчаяние с убежденностью, что жить не надо?
Да, в тот момент я так думала.
— Почему?
Все понятно. С работой у меня не клеилось. Я устроилась на работу уборщицей в магазин, поднялось давление, распухла рука. Магазин только построился. Выполняла самую грязную работу, отчищала полы, цемент с плиток, это очень тяжело.
— Так что, жить не надо, потому что на работе плохо?
Жить надо, просто у меня одно на одно наслоилось это.
— Сейчас инопланетяне как-то дают о себе знать?
Нет. И снов совсем не вижу.
— И лучей нет?
Нет.
— И прилива энергии нет?
Я сейчас обыкновенная, как всегда. Я вообще энергичная, без работы не могу.
— Получается, что они Вас бросили?
— Яи не знаю что это такое было, если честно говорить. Я и говорю настоящие "чудеса в решете". Вот они были и куда-то через решето все ушло.

— А шов откуда? Может и шва не было?
Шов есть.
— А язва сразу прошла?
Да, у меня сейчас ничего не болит.
— Получается, что какое-то здоровье Вам дали. А кто дал, Вы не знаете?
Не имею понятия. Тогда я хотела узнать, но раз все прошло, я никому не нужна, значит все.
— Кроме лучей, как-то еще с Вами общались?
Тарелок я не видела, только сны. В снах никаких страшных человечков не было, только нормальные люди. Во сне прилетала тарелка в виде дирижабля, проверяли легкие мне. Вторая тарелка прилетала круглая. Женщина проверяла мне глаза. И сказала: "Зрение один и три", хотя такого зрения у нас на Земле нет.
— Может быть мысленно общались с ними?
Нет.
— Сколько это длилось?
Началось в 1991 году. Весной 1993 года это закончилось.
— Зачем Вы ходили к ясновидящей?
Чтобы не было этих снов, летающих тарелок, лучей. И у меня ничего не стало. Сны у меня были цветные, такого цвета Вы нигде не увидите.
— Какие же цвета Вам снились?
Таких цветов на Земле нет, таких расцветок нет.
— Ас открытыми глазами этого не было?
Нет
— Сколько еще Вы продолжали работать на заводе с вредными веществами?
По 1994 год включительно.
— Состояние депрессии когда первый раз появилось?
После развода с первым мужем было.
— В чем проявлялась эта депрессия?
Я точно также жить не хотела.
— Вы тогда бились головой об стену, думали о самоубийстве?
Нет, это уже было в 2001 году после смерти второго мужа.
— Почему Вы хотели снять влияние инопланетян, оно же было благотворное?
Для меня было непонятно, что это такое, сама я не могла объяснить. А помочь, мне никто не помог в этом. Только ясновидящая помогла
— Как Вы думаете, почему именно Вас выбрали?
Я об этом тоже думала. Я подходила к окну и говорила: "Интересно, что же Вы во мне найти? "
— О чем Вы в жизни мечтали, чего бы Вы хотели достичь?
Я хотела стать артисткой, но не позволило социальное положение.
— Вы любили читать книги о красивой жизни, представляли себя одной из героинь?
Не представляла. Но у меня неудовлетворенность в жизни, что нет хорошей специальности, хорошего образования
— А в снах чувствовали себя особенным человеком?
Да, приятно было.
Когда Вы читаете, то ярко представляете то, о чем читаете?
Ярко представляю.
— Если Вы увидите что-то, потом можете воспроизвести это по памяти?
По памяти могу, но нарисовать нет, рисую я плохо.
— Фантазировать можете?
Могу.
— Что Вы закончили?
Я закончила школу, 7 классов, вечернюю школу и педагогические курсы.
— На завод случайно попали?
Мой первый муж умер, дочь поступила в институт. Нужны были деньги, я устроилась на завод.
— Спасибо.

ОБСУЖДЕНИЕ

Врач: В течение ряда лет больная перенесла несколько депрессивных эпизодов, как реактивных, так и эндогенных. Кроме того сохраняется еще резидуальный бред после перенесенного десять лет назад острого психотического эпизода. Тогда у больной были необычные явления в виде непонятного свечения, необычного прилива энергии, легкости, бодрости, связи с "инопланетянами". Последние восемь лет психотических переживаний нет. Преморбидно личность гипертимная с истероидными включениями, примитивная. Диагноз составлен из двух компонентов. Первый — депрессивный эпизод средней степени с соматическими симптомами; второй — эпизод параноидной шизофрении со стабильным дефектом, резидуальным бредом и неполной ремиссией.

А. В. Павличенко. Здесь много интересного. С детства отличалась образностью мышления, яркими сновидениями: полетами во сне, предвосхищением жениха. С детства была актуальна сексуальная тематика. Это к истерическому преморбиду. Одновременно обращает внимание в преморбиде и органическая недостаточность. Во-первых, во время беременности мать голодала, в раннем возрасте перенесенные детские инфекции. Всегда присутствовал некий идеал: хотела быть артисткой, но работала уборщицей. Выходит замуж и более-менее компенсируется. Первая депрессия после разрыва с любовником. Обращает на себя внимание то, что уже тогда она говорила о законченности жизни, о тоске, были суицидальные тенденции. Депрессия по природе своей психогенная, с выраженными истерическими компонентами, ярким аффектом, вынесенным наружу. 2001 год — смерь второго мужа, тоже много истерического: бьется головой о стену, кричит, теряет аппетит, нарушается сон, испытывает апатию. Этот депрессивный эпизод как и предыдущий быстро заканчивается после встречи с новым мужчиной. В настоящей суицидальной попытке тоже много истерического. Она все красиво подготовила, не хотела чтобы суицид был завершенным, наверное просчитала, что ее кто-то найдет. Все было очень красиво. Можно сказать, что это была депрессивная реакция. Общение с НЛО. Что обращает на себя внимание? Зрительный галлюциноз. Возможно в течение четырех лет работы на производстве с химическими веществами, возник эндогенно-органический галлюциноз. Вероятно она индуцировала и своего четырехлетнего внука, и мужа, а больше она никому об этом говорить не хотела. Оценивать ли ее трактовку галлюцинаций как бред или как истерические бредоподобные фантазии? Я больше склоняюсь ко второму. Эпизод проведенной над ней операции инопланетянами. Некоторые психиатры в начале века, в частности Бабинский, предлагали называть истерию — питуатизм, в дословном переводе — самовнушаемость. В клинике описано немало истерических состояний в рамках конверсионных расстройств с внушенными феноменами. Описана внушенная истерическая беременность, внушенные ожоги. Мне кажется по природе своей этот симптом подходит. — Ноу нее была язва? — А язва — заболевание психосоматическое. И в генезе язвенной болезни невроген-ный фактор всегда присутствует. Как у всякой истерической натуры и язва, и бронхиальная астма, и все классические психосоматические заболевания могут давать спонтанные ремиссии. Выход из этого состояния тоже классический: все прошло после сеансов экстрасенса. Этот эпизод я оцениваю как эпизод бредо-подобных фантазий с феноменом внушения. Говоря о нозологической принадлежности, нужно проводить дифференциальный диагноз между расстройством личности, психопатией истерического круга и мало-прогредиентной истероформной шизофренией. Что говорит за второе? У Смулевича это была бы скорее всего истероформная шизофрения. Потому что слишком выражены истерические расстройства. Кречмер сказал: "Когда слишком много истерии, то нужно думать о шизофрении". Степень бредоподобных фантазирований тоже настораживает в отношении эндогенного заболевания. Однако и в статусе больной, и в заключении патопсихолога никаких шизофренических расстройств мышления нет.

И. С. Павлов. На последнем съезде психиатров СССР Наджаров сказал, что отдельные психотические эпизоды не являются критерием диагноза шизофрении. Все-таки нужно смотреть на личностные расстройства. Я не думаю, что здесь были чисто психотические эпизоды. Сейчас можно встретить много художественно впечатлительных людей, которые "видели" НЛО. Это самовнушение через желаемое. Она — ювенильная неустойчивая личность с эйдетической способностью удерживать в памяти зрительные образы. Здесь наложилась органика. Ее ювениль-ность затушевывается органичностью, сверхценными образованиями. Такой симбиоз органики и ювениль-ности. Эти личности легко попадают под влияние среды. Они внушаемы и еще больше самовнушаемы. Я думаю, что в этом случае, как раньше писали, психическая зараза, психическая эпидемия. Это психогенно внушенные и самовнушенные галлюцинации. Там где эйдетизм, там склонность к самопроизвольному фантазированию, самоиндукции. По поводу язвы. Я знаю одну молодую особу, у которой в юности была диагностированная язва. Вышла удачно замуж, язва прошла и до сих пор ничего нет. Люди склонны объяснять излечивание от болезни внешними чудесными причинами. Что произошло и с нашей больной: она нафантазировала, что ее прооперировали.

М.Е.Бурно. Сложная пациентка в том отношении, что проглядывает в клинической картине и исте-роидное, и примитивно-органическое, но основа, думается, шизофренически-парафренная. Она всегда была "не от мира сего". Эти загадочно-беспричинные аффективные эпизоды, летала во сне до 45 лет. Еще до этого психотического сложного состояния с инопланетянами она уже была нездорова сочетанием общительности и странной душевной хрупкости. Эти яды, с которыми она работала, подействовали, возможно провоцирующе. Какова она сегодня в психическом статусе для меня. Беспомощная, милая от беспомощности, нет живого критического отношения к тому, что произошло. Личность довольно сохранная, но отрешенная. После суицида все у нее хорошо, здесь ей нравится, помогает больным, однотонно-радостно говорит, что здесь как в санатории. Для меня все это есть милошизофреническое поведение. При том, что немножко чувствуется аромат органичности. Она даже на алкоголичку немного похожа, хотя не пьет. А в основном сегодня в личности я вижу шизофреническую беспомощность, шизофреническую разлаженность, милоту, шизофреническую некритичность к тому, что она перенесла. Марина Дмитриевна права: до сих пор резидуальный бред живет в ней. Это состояние в 1991 году. Что это такое было? Для меня это психотическое парафренное расстройство. Эти лучи от инопланетян, внутренняя душевная торжественная приподнятость с чувством волшебной избранности. Подходила к окну и спрашивала: "Почему вы меня выбрали? Что же вы во мне нашли?". Это обычная у парафренных пациентов такая светлая приподнятость, торжественность, радостное переживание своей избранности. Потом такое волшебное ей снилось, в таких ярких красках, каких у нас здесь нет, как она объясняет. Она и сейчас понимает это как переживание общения с инопланетянами. И сегодня не сомневается в том, что ей сделали инопланетяне чудесную операцию во сне, от которой прошли болезни живота и остался розовый рубец. Боится что-то говорить, что бы не повредить нам, потому что все, что предполагает, сбывается и в основном плохое. Шли несколько месяцев эти лучи в окна. Парафренное состояние — это и есть состояние сказочного галлюцинирования, сказочного бреда с чувством торжественной приподнятости и избранности. Я не думаю, что это истерическое расстройство. Это парафренная психотика, после какого-то жизненного долгого периода душевной аффективной хрупкости странных депрессивных эпизодов. Отошла острая психотика. И что осталось? Остаточный резидуальный бред, остатки конфубуляторного бреда, парафренные сказочные налеты. Недавно она в депрессивном состоянии, после того, как ее молодой любовник ее покинул, стала готовиться к смерти. Покрасила волосы, приготовила отраву — тщательно, "молоточком" растолкла таблетки. Это какой-то детский расщепленно-сказочный налет при всем отчаянно-сложном депрессивном состоянии с убежденностью в полной безысходности. Много импульсивности в этом суициде, парафрен-но-истероидной мягкой окраски. Диагностически очень важно то, с каким отрешенным спокойствием она рассказывала нам, как "водичку вскипятила", из таблеток "молоточком" "крупинки" сделала. Рассказывает, как об обычном: а как же, дескать, еще... Пусть это средней остроты, но все-таки психотика. Это не есть психологически понятное депрессивное расстройство перед смертью, ситуационно обусловленное и содержательное, а это расщеплен-но-разлаженное эндогенно-процессуальное депрессивное состояние: "водичку вскипятила", "молоточком" таблетки, покрасила волосы. Как все это по-шизофренически не защищено от насмешек здравого смысла. Теперь она об этом как будто бы жалеет. А живой критики все равно нет. Профессиональные яды могли спровоцировать яркие парафренные сновидения, может быть, даже как-то участвовали в их красочности. Откуда эта атрофия на энцефалограмме, мне трудно объяснить. Во всяком случае отчетливо клинически я ее не чувствую. Если это только не знак легкой органичности-примитивности. Пациентка не создает впечатление сосудистой органички, травматической, не видно никакой истощаемости. Рассказывает с охотой, как рассказывают парафренные пациенты о своем перенесенном парафренном состоянии. Еще Крепелин писал о сравнительной теплоте, сохранности парафренных пациентов. Парафренное расстройство случилось и с гениальным Карлом Юн-гом. Он это подробно описывает-рассказывает в своей автобиографической книге. Он поведал там, что архетипы в нем жили, мешали ему думать, вмешивались в мысли, тягостно ощущались в его организме, он пытался их "приручать". Так на него воздействовало Коллективное бессознательное. Здесь примитивные инопланетяне, лучи, рубец оставляют инопланетяне после операции, а там гениальное Коллективное бессознательное. Юнг даже боялся, что сошел с ума. Это с ним произошло, когда ему было около сорока лет, — и всю оставшуюся жизнь он посвятил тому, что обдумывал, обобщал этот сложный парафренно-красочный материал, который получил в психозе. Это был именно парафренный психотический материал, гениальный по своему содержанию. Карл Юнг всю оставшуюся жизнь прожил, кажется, без острой парафренной психотики. Но и без критики к перенесенному. Впрочем, гениальность, видимо, истребляет понятие критики. У него были потом, как и до шуба, неврозоподобные, аффективные эпизоды, но он был наполнен творческой работой, обобщая, изучая, вспоминая свою парафренную острую психотику, которая принесла миру его Аналитическую психологию. Как пациентке помогать лечебно? Я думаю, что с такой пациенткой следует работать постоянно психотерапевтически. Конечно, нужно давать и лекарства, предупреждая подобные депрессивно-суицидальные эпизоды. Мы видим, что она и сейчас очень хрупкая и, случись какое-нибудь событие, все может повториться. Психотерапия необходима здесь для того, чтобы оживлять, освещать ее душу каким-то, пусть скромным, смыслом, быть ее проводником по жизни, благополучно проходя вместе с нею сквозь психотравмирующие события, которые могут вызвать новый суицидальный всплеск. Молодой любовник, к удивлению дочери, прежде освещал ее жизнь смыслом...

А. Ю. Магалиф. После того как все выступили, у нас появилось два варианта диагноза. Один вариант, это преимущественно личностные расстройства на фоне церебральной органической недостаточности: ювенильность, склонность к фантазированию, склонность к психогенным депрессиям. Второй вариант, все то же самое, но на эндогенной почве. В таких случаях все зависит от того, насколько специалисты расширяют рамки эндогенного заболевания, насколько они легко или трудно ставят диагноз шизофрении. Давайте, как всегда, начнем с анализа статуса, опираясь на феноменологический принцип оценки состояния. Посмотрите, как она вошла к нам в аудиторию. Немножко застеснялась, но быстро освоилась. Полный зал людей, совершенно непривычная для нее обстановка. Очень быстро адаптировалась. При этом она не имеет тренировки общения с большим количеством людей. В дальнейшем охотно отвечала на все вопросы, ей даже уходить не хотелось. При этом я бы не сказал, что это обнаженная откровенность, то что мы называем регрессивной синтонностью, "аутизмом наизнанку", когда человек в незнакомой обстановке может рассказывать интимные подробности. Ничего подобного, она дважды отказалась рассказать о каких-то интимных эпизодах. Есть ли у нее театральность? Отчасти да. Но это не такая уж откровенная истеричка с позами, жестами, которая рисуется, привлекает к себе внимание. Мы не можем назвать ее состояние истерическим статусом. Как она рассказывает о своей жизни? Более-менее объективно. Обычно все истерические психопаты обвиняют в своих проблемах окружающих и никогда не согласятся с тем, что сами виноваты. Этого нет. Скорее она оценивает себя как неудачницу. Другое дело, что истерические компоненты в ее поведении в отделении имеются: с первых же дней желание быть на виду, участвовать в лечебном процессе, подавать советы и пр. Органика несколько звучит в статусе. Она не вязкая, не обстоятельная, с ней достаточно легко было общаться, но она немного угодлива, вспомните, с какой пунктуальностью она готовила самоубийство. Ну и психолог четко обозначил у нее органические знаки в мышлении, невропатолог ставит ей травматическую энцефалопатию. У нее есть сосудистые изменения на глазном дне, ангиосклероз сетчатки. Если есть ангиоскле-роз сетчатки, значит есть склероз сосудов головного мозга. Компьютерная томография дала тоже четкие изменения: атрофия коры головного мозга, гидроцефалия, расширение желудочков мозга. Так что органика налицо. Органика звучит и в анамнезе: в детстве тяжело болела скарлатиной, мать во время беременности голодала, в родах чуть не умерла. Пренаталь-ный и натальный периоды протекали трудно. Хочу подчеркнуть, что когда мы, психиатры встречаемся со взрослыми больными, то должны очень внимательно относиться к ранней детской органической патологии. Минимальная мозговая дисфункция в детстве потом проявляется в самых разных вариантах. Часто как патопластика психозов, часто — в непереносимости психотропных препаратов. Имеются ли в статусе процессуальные изменения личности? Если считать, что только после психотического эпизода, допустим эндогенной природы, прошло 8 лет, то в статусе мы должны бы увидеть специфические изменения. Однако мы их не видим: нет эмоциональной неадекватности, вычурности, парадоксальности, уплощенности. Критика к болезни. Она не считает себя полностью здоровой, она возражает лишь (и то частично) против стационирования в острое отделение. К идеям уфологического содержания критика относительная. С одной стороны она говорит об этом как о "чудесах в решете", с другой — постепенно вживаясь в пережитое, рассказывает как о реальных событиях. Однако мы не видим усложнения сюжета, его расширения, связи пережитого с сегодняшними событиями, ее состоянием, она не говорит о своей исключительности, а слова ясновидящей "о том, что ее избрали" спасать Землю, воспринимает с юмором.

Теперь о течении болезни. Конечно, как всегда, хотелось бы более четкого анамнеза. Он может быть написан кратко, но последовательно. Нельзя строить анамнез по отдельным фрагментам: детство, образование, трудовая биография, замужество, психоз и пр. В психиатрической истории болезни все связано, все излагается последовательно и все рассматривается с точки зрения развития болезни и сегодняшнего состояния.

Итак преморбид. Как правильно сказал Игорь Степанович, она художественная натура, склонная к яркому фантазированию, ярким, цветным снам. Она всегда отличалась особой чувствительностью, эмоциональностью. Имело значение и раннее половое созревание. Чувства для нее всегда были во главе угла. В результате всего этого — фрустрация, чувство нереализованное™. На подсознательном уровне готовила себя к яркой, эмоциональной жизни, к красивым, эмоциональным отношениям. А муж — алкоголик. В анамнезе прозвучало, что отсутствие мужчин в ее жизни делало ее несчастной. Это идет красной нитью. Хотя у нее была дочь, потом внук, но отсутствие личной жизни делало ее несчастной. Она фиксировалась на этом. Как она излечивалась от депрессии? Опять встречала мужчину с которым ей было хорошо. Аффективные расстройства у нее конечно есть. Трудно было бы представить, чтобы у такой личности не было расстройств настроения. Другое дело насколько велик эндогенный радикал в аффективных расстройствах. Мне кажется, он не очень велик. Можно, конечно говорить об эндореактивной дистимии по Вайтб-рехту. Сначала все начинается с реакции на реальную ситуацию. Потом в статусе проглядывает эндогения с типичными колебаниями настроения: утренними ухудшениями, вечерними улучшениями, расстройствами сна, ранним пробуждением с чувством тоски, подавленности. У нее в этом смысле что-то есть. Но больше все-таки звучала психогения. Суицидальные мысли и тенденции. Они появились после первого же душевного кризиса. Здесь говорилось что они носили парасуицидный характер. Первый раз она хотела отравиться димедролом, но дальше этого дело не пошло. Второй суицид носил явно истерическую окраску. Этому предшествовала мелодраматичная ситуация, когда она обсуждала с любовником невозможность совместного существования. Что на самом деле за этим кроется, мы не знаем. Может быть дочь оказывала на нее давление. Может быть страх, что если она его пропишет, то он ее потом выгонит. Сама больная это категорически отрицает. Наверное были бурные объяснения с дочерью (не даром же дочь сказала что она была хулиганка) и под влиянием всего этого она решила с молодым человеком порвать. Само прощание, тщательная, красивая подготовка к суициду — конечно истерическая окраска. Но, не обязательно быть истерической психопаткой чтобы все это проделать. Это может быть навеяно мыльными операми или женскими романами, в которых происходит то же самое. Она избрала романтичный вариант: уснуть и чтобы ее нашли красивой.

Еще об органике. Помимо минимальной мозговой дисфункции имеются сотрясение мозга, склеротические изменения мозговых сосудов, гидроцефалия (расширение желудочков), атрофия коры мозга. Ну, и патопсихологическое исследование, говорящее о психоорганическом синдроме. Есть еще очень важный момент, может быть самый главный в этиологии ее психоза. Это многолетняя работа с вредными веществами. Экзогенные факторы часто выбирают слабое место. Из группы людей, работающих с вредностями, только у некоторых могут развиться профболезни. Почему бы не предположить, что работа с люминофорами оказала специфическое воздействие на сенсорный аппарат, в частности на сетчатку и не активировала имевшуюся у нее предрасположенность к ярким цветным снам, не спровоцировала зрительные галлюцинации. Такого рода галлюцинации в виде ярких цветовых пятен, лучей, очень типичны для органиков. Я видел таких больных, правда в возрасте инволюции, не имеющих отношения к шизофрении, которые видели лучи, прожекторы и пр. Все зависит от того, на сколько фантастична, интерпретация. Больные о которых я говорю были примитивны. Говорили, что это жулики освещают комнату, чтобы потом прокрасться. Часто это увязывалось с бредом ущерба. Здесь фантазия более яркая. Почему именно эта тематика? Если бы это было на много лет раньше, то был бы мистический бред. Сейчас это "тарелки". Про них все время говорят с экранов телевизора. Здесь говорилось о парафрении. Галлюцинаторная парафрения целиком базируется на содержании слуховых галлюцинаций. Здесь они отсутствуют, а зрительные галлюцинации при шизофрении бывают редко. Это скорее фантастическая интерпретация галлюцинаций. Почему это не парафрения в рамках шизофрении? Например, бредовая парафрения. Она, как правило — конечный этап бредовой шизофрении. Здесь этого нет. При острой парафрении должны быть чувственный бред, инсценировка, весь набор аффективно-бредового состояния. Здесь этого тоже нет. Вообще отношение больной к "присутствию" инопланетян поразительно спокойное. Не было ни экзальтированности, ни страха. Она продолжала ходить на работу. Когда ей "лучи" мешали спать, просто отворачивалась к стене. Кроме "следа" на плите никаких новых "сигналов" не было. Легко согласилась с советом мужа не обращать внимания. Таким образом несмотря на некую фантастичность, романтичность сюжета, имелась и примитивность, свойственная бреду ущерба, бреду малого размаха, что характерно для экзогенно-органических психозов. Эпизод с чудесным исцелением от язвы с гипертимией казалось бы стоит несколько особняком. Однако эндогенный радикал весьма невелик. Трактовать исцеление как бред положительного воздействия по-моему трудно. Ведь больная не ощущала никакого воздействия, она просто интерпретировала избавление от язвы и наличие некоей царапины. Нерезко выраженные циркулярные расстройства у органиков нередки, они вполне могут присутствовать в клинике психоорганического синдрома. Примечательно и прекращение обманов восприятия, а также ярких сновидений. Потребовалось лишь несколько сеансов экстрасенса. Разве можно таким образом вылечить шизофрению? На протяжении последующих лет у больной не было ни обманов восприятия, ни паранойяльных идей.

Таким образом я склоняюсь к следующему диагнозу: "Депрессивная психогенная реакция с незавершенным самоубийством у инфантильной эмоционально неустойчивой личности с признаками психоорганического синдрома. Резидуальные бредоподобные фантазии, возникшие в результате неразвернутого протрагированного экзогенно-органического психоза". В настоящее время идет становление ремиссии. Поскольку отсутствует процессуальная симптоматика, дальнейшая амбулаторная терапия должна строится с учетом конкретного состояния больной. Основное внимание следует уделить психотерапии, седативному и общеукрепляющему лечению.

  • Пациентка Н., 1955г.р. Третье поступление в психиатрический стационар. На учете у психиатров с 1991г. Диагноз: Шизофрения, параноидная форма, приступообразно-прогредиентное течение.

Данные анамнеза
Больна с 1991г. Наследственность отягощена. Отец страдал шизофренией, лечился в психиатрическом стационаре. Росла и развивалась в соответствии с возрастом. Воспитывалась в основном бабушкой, детский сад не посещала. В школу пошла с 7 лет. С 8 лет проживала в сельской местности. Отношения в семье были ровные, дружеские. Конфликтов с родителями не было. По характеру в детстве была спокойная, стеснительная, долго помнила обиды, замыкалась в себе. С людьми сходилась с трудом, но при длительном общении становилась "душой компании", были подруги. Пубертатный криз прошел без особенностей. Учеба давалась легко, среднюю школу закончила без троек. По совету матери поступила в ТИСИ на экономический факультет. Проживала в общежитии. Шумных компаний избегала, предпочитала одиночество. На курсе симпатизировала одному юноше, но отношения не сложились из-за стеснительности пациентки. Сексуальная жизнь пациентки в последующем ограничивалась несколькими половыми связями, не приносившими удовлетворения. После окончания института 10 лет жила вдвоем с сестрой. С 1987г. проживала одна. С этого же времени отметила появление болей в левом боку и особый запах мочи. При обследовании у уролога патология не выявлялась, однако больную это не успокоило. Появилась убежденность в том, что она больна раком. В течение четырех лет не работала, лечилась травами. "Вылечившись" от мнимого заболевания, устроилась на работу по специальности, но через месяц появилась тревога, возникающая без внешних поводов, ощущение надвигающейся опасности, катастрофы. Возникли догадки, что все как-то по-особенному к ней относятся, кто-то за ней следит. Появились "голоса" в голове - "как будто кто-то в меня вселился". К врачу не обращалась, считала, что "так и должно быть", продолжала работать. Но через месяц, находясь у проезжей части дороги, испытала сильный приступ тревоги и, чтобы избавиться от нее, бросилась под автобус. Была возбуждена, что-то кричала и в сопровождении милиции была доставлена в ТОКПБ. Вторая госпитализация через год. Ей предшествовало отсутствие желания что-либо делать, возникала скованность в движениях, пропускала работу. В течение последующих трех лет постоянно "мучилась, боялась, что снова вернутся голоса", пропал интерес к работе, к жизни, свободное время проводила одна дома. В декабре 1995г. "голоса" появились опять, считала, что общается с потусторонним миром, что это вполне естественно. Госпитализировалась после того, как "голоса" стали постоянны, мешали работать, спать, анализировали все ее поступки, побуждали к самоубийству.

Психический статус на момент поступления
Выглядит опрятно, причесана. Сидит на краю стула. Медлительна в движениях. Взгляд поверх глаз собеседника, мимика однообразна, голос монотонный. В разговор вступает сразу, беседует охотно. Полностью доступна продуктивному контакт), подробно, монотонным голосом описываем свои ощущения, предъявляет жалобы. Рассказывает, что в течение двух месяцев слышит голоса умерших, Иисуса Христа. Считает, что связана с потусторонним миром, откуда за ней постоянно наблюдают, контролируют поступки. Голоса навязывают разговор, вызывают у больной "нервозность" - "они вселяются в меня; навязывают улыбки, смех, волнение: они говорят, а я мысленно проговариваю одновременно их слова". Голоса усиливаются, когда больная остается в одиночестве. Убеждена, что эти голоса переносят ее в другой мир, показывают картины прошлых жизней, где больная ездит на лошадях, гуляет по замку, после чего снова возвращается обратно. Голоса не дают сосредоточиться, подумать о своем. Иногда голоса намекают на то, что необходимо покончить с собой, чтобы от них избавиться. Отмечает, что с каждым годом становится безразличней к себе: не обращает внимания на то, чем питается, нет желания убирать в квартире, читать, общаться с родственниками. Выявляются формальные расстройства мышления в виде ментизмов, паралогий, соскальзывания. Функции памяти не нарушены. Запас общежитейских знаний соответствует возрасту и полученному образованию.

Обсуждение
Случай примечателен тем, что демонстрирует последовательность развития психопатологического процесса, соотносимую с возникновением и патологической фиксацией новых самоидентификаций.

Ипохондрический синдром в инициальный период болезни может быть интерпретирован как компенсаторная акцентуация витального уровня самосознания. Учитывая анамнез, можно отметить закономерность появления данного синдрома в динамике заболевания. Если в норме витальные самоидентификации (в частности, полноценная сексуальная жизнь, сопровождаемая формированием устойчивых половых самоидентификаций) выполняют адаптивную роль, то в нашем клиническом случае мы видим, как процесс, имеющий адаптивную направленность, оформляется в психопатологические ипохондрические симптомы. Видимо, необходимо говорить о наличии изначального (генетически предопределенного либо приобретенного в онтогенезе) дефекта в витальном самосознании пациентки.

"Излечение" от мнимой болезни расценивается нами как углубление заболевания - тревога высвобождается из витальных самоидентификаций и переживается пациенткой в классическом виде свободноплавающей тревоги.

Следующим этапом развития болезни является возникновение более глубоких компенсаторных самоидентификаций, проецируемых во внешнее окружение - идеи отношения, бред преследования. Интрапсихическое содержание болезненных состояний со всей полнотой открывается в псевдогаллюцинациях и доступно анализу в культурфилософском контексте. Больная общается с умершими родственниками, Иисусом Христом, что фактически есть выражение внеличностных архетипических самоидентификаций на мифологическом уровне самосознания. Первое являет собой архаичное представление о духах предков, за помощью которых в ранних культурах обращались в периоды болезней и кризисов, второе - более характерно для людей христианской культуры, где образ Христа (Абсолютное Я, в нашем обозначении) является посреднической фигурой во взаимоотношениях с Абсолютом. И в том и в другом случае психопатология, помимо клинической интерпретации, может быть рассмотрена как выражение закрепленных в культуре способов преодоления экзистенциальной тревоги.

Наряду с мифологическими самоидентификациями для больной остаются актуальными более привычные социально-ролевые. В пространство последних проецируется внеличностное содержание мифологических уровней самосознания, что самой больной воспринимается как конфликтная ситуация - вызывает у нее раздражение, страх возвращения "голосов". В то же время в содержании псевдогаллюцинаций (голоса побуждают пациентку к самоубийству) присутствует необходимость дифференциации разноплановых самоидентификаций. Обсуждая это, необходимо вспомнить, что смерть в цивилизованном обществе, где определяющими признаны социально-ролевые самоидентификации, равноценна потере социального статуса- "персоны". При этом обретение нового социального статуса, предполагающее интеграцию более глубоких самоидентификаций, оформление новых границ личности путем распространенных в традиционном обществе инициальных обрядов, в современном мире не практикуется.

Современный психопатологический способ дифференциации содержания разных уровней самосознания приводит к постановке диагноза, но никак не к последующему и необходимому для развития личности синтезу. Игнорируя положение о необходимости временного отказа от социально-ролевых самоидентификаций для преодоления внутренней раздвоенности и последующего синтеза, мы продолжаем оставаться свидетелями того, как сам ход развития болезни ведет к снижению актуальности для человека своего социального статуса и даже к "отказу" от более глубоких витальных самоидентификаций. Если же наблюдаемые у больной феномены (утрата интереса к общению, к работе, потеря социальной окраски пищевого поведения и даже основополагающего витального инстинкта самосохранения) рассматривать как закономерное и временное снижение актуальности социально-ролевых и витальных самоидентификаций, то можно говорить о логике болезненного процесса, с учетом которой должна планироваться профессиональная помощь.

Психопатологическая парадигма, описывая варианты болезненной ЭА, игнорирует подобные толкования, определяет их как спекуляции и неуместное философствование. Мы намерены показать роль подобных "отвлечений" в правильной (гуманистической) ориентации при решении практических задач.

Мы определили существование психопатологических и креативных вариантов ЭА и должны отметить, что их сходство обусловлено не только задачей достижения экзистенциальной защищенности, но и рядом общих черт в средствах осуществления. И в том и в другом случае имеют место ИСС - разотождествление "потенциального Я" с прежними параметрами и поиск новых самоидентифицирующих признаков. Отмечая адаптивну10 и даже упорядочивающую роль многих клинических феноменов, составляющих суть патологической ЭА, мы в то же время не можем назвать этот тип ЭА креативным.

В телеологической концепции К.Юнга (1994а, с.184) процесс психической жизни есть, кроме прочего, еще и "финально ориентированный, целесообразный ход вещей". В завершение нужно ожидать гармоничного развития субъективности - самосознания, представленного широким спектром взаимодополняющих интрасубъективных и эмпирических самоидентификаций. Так, при креативной ЭА мы можем найти множество примеров, иллюстрирующих, как новые самоидентификации органично вливаются в поток социальной жизни, расширяют ее и обогащают самосознание. Структура самосознания сохраняет свои бидоминантныехарактеристики - формируются новые воплощения "потенциального Я" в "других Я" и естественная внутренняя двойственность ассимилируется в новых противопоставлениях. Как показывает один из возможных примеров - биография Леонардо да Винчи - самоидентификации, которые вполне могут быть и сверхличностными, лишь расширяют самосознание. И если самоидентификации действительно выходят за привычные личностные границы, то это еще не означает, что бидоминантная структура самосознания примет психопатологический вид. Патология и патологические варианты ЭА обусловлены трансформацией бидоминантной структуры самосознания в психопатологический феномен схизиса. Как было отмечено, это во многом зависит от социальной зрелости когнитивного составляющего самосознания, от способности признать реальность "потенциального Я" и устанавливать приемлемое взаимодействие в отношениях "Абсолютное Я" - "потенциальное Я" - "другое Я".

В этом контексте невротические расстройства могут быть представлены как дисгармония между "потенциальным Я" и "другим Я" правой части схемы, отображающая нарушения в интерсубъективном диалоге и, соответственно, конфликт со своим собственным наличным бытием. В свою очередь, психотические расстройства имеют в основе конфликт между "потенциальным Я" и "Абсолютным Я" интрасубъективной области.

Таким образом, психопатологические проблемы в контексте предложенной схемы и представлений об экзистенциальной адаптации становятся более ясными, а наши гипотезы приобретают большую достоверность и убедительность. Однако это не основная наша цель, тем более что аргументация предварительных и отчасти спекулятивных рассуждений будет дана подробней при анализе культурологического материала.

Для более полного понимания значения когнитивных составляющих мы должны иметь отчетливое представление о том, что в сравнении с аффективно-эмоциальными компонентами самосознания они выполняют подчиненную экзистенциальную роль в ЭА. Когнитивное звено не самоценно, оно служит для оформления сверхличностного аффекта в социально приемлемые эмоции. В успешности этой трансформации неизмеримо большую роль играют первичные бессознательные установки на отвержение или взаимодействие с Абсолютом. Значительное количество психотических расстройств, как было показано, имеет экзистенциальную причину неурегулированных взаимодействий с Абсолютом. Имея в виду, что Абсолют и его предметные воплощения часто неразличимы на уровне индивидуального восприятия, мы должны отметить, что восприятие Абсолюта в коллективном самосознании влияет не только на мировоззрение, но и на способы индивидуального решения экзистенциальных проблем - креативные и психопатологические варианты ЭА.

Психотический, или психосоматический синдром , развивающийся по типу хорошо известного в психиатрии синдрома Кандинского-Клерамбо. Проявляется он следующим образом. Обычно у вполне здоровых в психическом отношении людей через некоторое время после лечения у экстрасенсов появляются непонятные, так называемые немотивированные страхи, т.е. страхи неизвестно чего и неизвестно из-за чего. Затем возобновляется с новой силой то заболевание, из-за которого они обращались к оккультистам, или болезнь переходит на другой орган. При этом заболевание поддается лечению с большим трудом или не поддается вообще. Нередко аналогичное заболевание развивается у близких членов семьи: у детей, у мужа или жены (чаще у жены, если к экстрасенсам обращался муж, или, если он начал заниматься экстрасенсорикой). После этого появляются мотивированные страхи по типу невроза навязчивых страхов, например, страх смерти или страх того, что что-то случится с детьми или другими близкими людьми, страх езды в транспорте. На этом фоне человек начинает слышать "голоса", которые повелевают ему делать то-то и то-то. Появляется депрессивное состояние, которое постепенно усиливается, "голоса" становятся более навязчивыми, начинают управлять психикой, навязывать мысли о самоубийстве. Больные предпринимают попытки к самоубийству, и нередко этим и заканчивается их жизнь.

Молодая девушка С., студентка медицинского института, поступила учиться в школу экстрасенсов. Через две недели после начала занятий, когда их обучали "отдавать и принимать энергию", почувствовала сильные головные боли, головокружение, учащенное сердцебиение, боли в сердце, спастические боли в животе; появились непонятные страхи; несколько позднее развилось депрессивное состояние. Лечение у экстрасенсов только ухудшило самочувствие. Прошла обследование у кардиолога, терапевта, гастроэнтеролога, эндокринолога, невропатолога. Диагноз не был поставлен.

Состояние все ухудшалось, стала слышать "голоса", которые внушали ей броситься под поезд. По совету верующей подруги пришла в православный храм, исповедовалась, священник допустил ее до причастия, а затем соборовал. После исповеди, причастия и соборования состояние улучшилось. Исчезли "голоса" и мысли о самоубийстве. По благословению священника причащалась еженедельно в течение месяца. Состояние значительно улучшилось. Через три месяца после этого самочувствие было нормальным. Контакты с экстрасенсами прекратила сразу после первого посещения храма по настоянию священника.

Молодой человек Д., 20 лет, некрещеный. После окончания школы активно изучал оккультную литературу. Начал практиковать астральные выходы из тела. На фоне занятий оккультизмом и голоданием появились симптомы психосоматического расстройства: заявил, что сделал великое открытие, появились головные боли, стал слышать "голос", который заявлял ему, что все люди - роботы, и велел ему бежать из дома, что он и сделал. Уехал из Москвы, но был снят с поезда, т.к. "голос" повелел ему раздеться догола. Попал в психиатрическую больницу. После выписки из больницы стал издеваться над иконами: икону Спасителя прокалывал иголками, икону святой блаженной Ксении Петербургской выбросил...

Мальчик Павел, 10 лет. В связи с резко выраженной психоречевой и двигательной расторможенностью мать ребенка обратилась к экстрасенсу. Было проведено 20 сеансов "целительства". Лучше не стало, наоборот, гипердинамический синдром усилился. Через год во сне стали появляться приступы страха. Видел бесов, которые исчезали только после чтения над ним молитв и окропления его святой водой. На ночь перед изголовьем клали Евангелие. Приступы ужаса и видения исчезали, но, когда забывали это делать, они появлялись вновь. После исповеди родителей и ребенка, его причастия и соборования страхи и видения прошли.

Важно отметить следующее обстоятельство: неверующие люди, не посещающие храм, не читающие религиозной литературы, не живущие церковной жизнью, как и дети из нерелигиозных семей, нередко после лечения у оккультистов начинают видеть бесов.

Так, по поводу кожных проявлений диатеза у девочки 7 лет обратились к врачу-гомеопату. Врач оказалась экстрасенсом и астрологом. После лечения у нее через 1,5-2 месяца девочка стала видеть бесов, которые начали запугивать ее, а затем заставлять не слушаться родителей. Это явилось поводом для ее крещения. После крещения перестала видеть бесов.

Мальчик 9 лет страдал энурезом. После просмотра телесеанса А. Чумака стал видеть беса, который заставлял не ходить в церковь и не учиться в церковной воскресной школе. После беседы священника с мальчиком и родителями, исповеди, причастия и соборования перестал видеть беса и слышать его голос.

Мужчина 33 лет, неверующий, некрещеный, прошел кодирование у психотерапевта по поводу алкоголизма. Вскоре после этого почувствовал тоску, апатию. Через 4 месяца стал видеть беса, который убеждал его покончить с собой. Развилось депрессивное состояние. По совету верующего друга принял крещение, после чего перестал видеть беса, Настроение улучшилось, самочувствие стало хорошим.

Подобных примеров можно привести много. Обращает на себя внимание тот факт, что обычному лечению эти состояния трудно поддаются. Крещение некрещеных больных, исповедь и причастие, соборование, духовные беседы приводят или к излечению, или к улучшению, на фоне которого лечение дает хороший эффект. А вот пример иного рода.

Одна больная, верующая, обратилась к нам за медицинской помощью с жалобами на приступы головокружения, головные боли, тошноту, нарушение сна, депрессивное состояние, беспокойство и страх за свою семью. Вскоре аналогичные жалобы появились и у ее двух сыновей 11 и 7 лет, только выраженные в более тяжелой форме, особенно у младшего сына. При обследовании в медицинских учреждениях ничего особенного не выявлено, диагноз не был поставлен, лечение положительного эффекта не дало. Из беседы с ней выяснилось, что ее муж год назад стал активно заниматься экстрасенсорикой и биоэнергетикой. Ее просьбы не заниматься этим ни к чему не привели. Исповедь, неоднократные причастия, соборование уменьшили проявления заболевания у всех членов семьи, но не привели к излечению. В беседе с мужем удалось уговорить его пройти чин отречения от занятий оккультизмом и исповедоваться. Вскоре после этого все члены семьи выздоровели.

Особенно тяжело протекает "оккультная болезнь" у детей. После сеансов А. Кашпировского у некоторых детей, склонных к эпилепсии, развивались тяжелые эпилептические припадки вплоть до эпилептического статуса, когда припадок следует за припадком и обычными лечебными мероприятиями остановить их невозможно. Таких детей приходилось госпитализировать в реанимационные отделения. Не всегда удавалось их спасти. Были случаи смерти детей, или наблюдались тяжелые осложнения вплоть до декортикации - гибели коры головного мозга и тогда эти дети становились тяжелейшими инвалидами.

Самоубийства или попытки к самоубийству характерны для взрослых и молодежи. Неоднократно можно наблюдать молодых людей, предпринимавших попытки к самоубийству на фоне "оккультной болезни", развившейся после начала занятий экстрасенсорикой или другими видами оккультизма.

Вторым проявлением "оккультной болезни" является синдром навязчивых страхов. Сразу после посещения экстрасенсов и колдунов развивается синдром навязчивых страхов, не поддающихся лечению обычными способами. Только неоднократная исповедь, причастие, соборование снимали остроту страхов и давали возможность лечить больных.

Одна молодая женщина обратилась к колдуну по поводу общего беспокойства и резкой возбудимости своего грудного ребенка. Колдун что-то шептал, читал, как он говорил, "молитвы", брызгал на ребенка водой. На некоторое время ребенок стал спокойнее, но у женщины развился тяжелый страх за его жизнь. Она не могла ни спать, ни заниматься хозяйственными делами, ухудшился аппетит, все думала о том, что с ребенком должно случиться что-то нехорошее и ожидала его тяжелой болезни и смерти. Ее душевное состояние отразилось на ребенке, и он стал еще более беспокойным, чем до посещения колдуна. Это, в свою очередь, ухудшило состояние женщины. Она почти ничего не ела, плакала, с трудом обращалась с родным мужем. Лечение у психиатра, психотерапевта эффекта не приносило. После духовной беседы со священником, исповеди и причастия, наступило улучшение, и на этом фоне лечение у психиатра практически сняло симптомы болезни.

Третьим проявлением "оккультной болезни", по нашим наблюдениям, являются иммунологические нарушения и снижение иммунитета. Более часто это наблюдается у детей. Они постоянно болеют простудными заболеваниями, пневмониями, отитами.

Одна молодая женщина, проходила курс "лечения" у экстрасенса по поводу гинекологического заболевания. Вскоре после этих сеансов у нее появились симптомы затяжного острого респираторно-вирусного заболевания, перешедшего в бронхит, затем - в пневмонию. Вскоре после пневмонии у нее развился отит, гайморит, затем - опять бронхит, пневмония, стоматит, отит. Иммунологическое исследование крови выявило состояние иммунодефицита.

Четвертым нередким проявлением "оккультной болезни" становится повышенная заболеваемость онкологическими болезнями и молниеносный рост имевшихся у больных опухолей и малигнизация доброкачественных опухолей (т.е. переход их в злокачественные). Приходится наблюдать быстрый рост опухолей головного мозга у детей после просмотра телесеансов А. Кашпировского. В течение 1,5 - 2 недель опухоль достигали громадных размеров (по данным компьютерно-томографического исследования) и операция становилась уже невозможной. Вероятен быстрый рост опухолей грудной железы, шейки матки и миом у женщин после "лечения" у экстрасенсов и малигнизация полипов прямой кишки.

Некоторые священники также отмечают повышенную заболеваемость онкологическими заболеваниями у экстрасенсов, их близких родственников и у людей, обращающихся за "помощью" к экстрасенсам. Об этом же свидетельствуют и наблюдения врачей.

Следует упомянуть и о немедицинском аспекте отрицательных последствий контактов с экстрасенсами: значительное ухудшение морального микроклимата в семье или коллективе. Весьма показательно в этом отношении свидетельство одной студентки К.

Она рассказала, что в больнице, где она работала, была организована школа экстрасенсов трех ступеней: на первой ступени обучали отдавать и принимать энергию, на второй ступени - диагностировать и лечить, на третьей ступени должны были обучать общению с "космическими силами". Ее подруга, начавшая обучаться экстрасенсорике, вскоре почувствовала головные боли, головокружение, чувство тревоги, страха. То есть у нее развился психосоматический синдром. После того, как преподаватели-экстрасенсы попытались ее лечить, ей стало хуже, и они отказались от ее лечения. Вместе с тем в отделении больницы, где была организована школа экстрасенсов, среди сотрудников резко ухудшились отношения, начались постоянные ссоры, скандалы, работа настолько разладилась, что администрации больницы пришлось закрыть отделение.

Некоторые директора и педагоги-дефектологи детских их домов, домов-интернатов для детей с задержками умственного развития и сирот отмечают, что после посещения их учреждений экстрасенсами с целью лечения детей, последние становились возбудимыми, раздражительными, упрямыми, агрессивными. У них расстраивался сон, развивался онанизм, они становились не управляемыми. Таких примеров можно приводить множество.

В 1992-93 гг., в бытность о. Анатолия Берестова директором реабилитационного Центра для подростков с последствиями детских церебральных параличей, он дважды поддался на уговоры врачей и разрешил экстрасенсам попробовать лечить инвалидов, страдающих ДЦП, их методами. В обоих случаях у подростков сразу же после сеанса наступало резкое ухудшение состояния: развивалась сильная головная боль, головокружение, рвота, резко поднималось артериальное давление, ухудшались двигательные возможности.

Мальчик 13 лет, больной ДЦП, он не сидит, не ходит, не говорит. Однако 2 года назад он говорил, ползал, мог сидеть и с помощью специальных приспособлений мог ходить. Эти способности он потерял после занятий с экстрасенсом. Обследование мальчика показало, что он действительно страдает детским церебральным параличом, а не каким-то прогрессирующим дегенеративным заболеванием. (ДЦП - не дегенеративное заболевание и, следовательно, не прогрессирует и приобретенные двигательные и речевые возможности, как правило, не исчезают).

На основании этих наблюдений можно сделать вывод: при органических поражениях мозга отрицательные воздействия оккультного лечения проявляются особенно сильно. Это подтверждается наблюдениями во время телесеансов Кашпировского: через 1-2 часа после каждого телесеанса все реанимационные отделения московских детских больниц заполнялись детьми с тяжелыми эпилептическими статусами. Это связано с электронейрофизиологическими феноменами, возникающими при занятиях медитацией и экстрасенсорикой

Рассказы больных о "вещих снах" не всегда удается подвергнуть психопатологическому анализу, поскольку нередко они являются вымыслом, основывающимся на предрассудках.
1. Больная В. Л., 29 лет.
Диагноз: шизофрения, вялотекущая форма с психопатопо-добными проявлениями.
В статусе: общительна, охотно рассказывает о себе, формально критична.
Приводит следующее описание собственного сновидения: "Мне было лет 15, я влюбилась в доме отдыха в одного мальчишку. Так как я была очень стеснительная, я с ним даже не перекинулась словом. Когда я уже была дома, мне приснился сон, будто я иду по улице Горького, сворачиваю в какие-то переулки, прохожу мимо больших домов, которые создают настроение блоковского цикла "Город". Затем я оказываюсь в подъезде, поднимаюсь по лестнице и вхожу в квартиру, где садит мальчишка, в которого я влюбилась. Он был очень детальный. Через несколько дней я уже наяву повторила "маршрут сна"и очутилась в квартире этого парня. Потом сопоставила сновиденья и явь, все совпало. У меня до сих пор бывают изредка сбывающиеся сны, но такого поразительного ке было".
По-видимому, значительно чаще "вещие сны" в сознании больного совпадают с последующими действительными событиями по их смыслу. Причем уточнение совпадения сновидения и действительности додумывается, измышляется больным.
2. Больная И. У., 25 лет.
Диагноз: шизофрения с вялым течением и психопатолодоб-ными проявлениями.
Увлеченно и с явным интересом рассказывает о собственных сновидениях. Утверждает, что часто заранее перед сном придумывает тему сновидения, а затем действительно видит намеченный сон с дополнительным, уже не "заказанным" развитием. В течение жизни несколько раз виделись "вещие сны". Обычно эти сны касаются будущего больной. Так, за несколько дней до заболевания воспалением легких она увидела себя в больничной палате, в которую затем поступила. Не сомневается, что ей во ске виделись та же палата и те же больные.
У больных шизофренией мы наблюдали также совпадения, по их рассказам, характера сновидения и последующих бредовых переживаний, т. е. возникновение бреда после сновидения, имевшего сюжет, соответствующий бреду.
3. Больной Ж. А., 29 лет.
Диагноз: шизофрения, параноидная форма.
В статусе: помимо выраженных симптомов эмоционально-волевого дефекта, имеют место бредовые идеи величия: он может передавать свои мыли на расстоянии и угадывать чужые, воздействовать на людей гипнозом, а у неодушевленных предметов напряжением воли вызывать движение (под его влиянием камень поднимается над землей, то повисает в воздухе). Видит вещие, всегда сбывающиеся сны, в которых "предсказывается" появление у него сверхъестественной силы. Например, "перед тем, как ощутил в себе силу влияния на окружающих, увидел все это во сне".

Часть 4.

Психиатрия и парапсихология.

Основные положения.

В русской и мировой нетрадиционной медицине стали много говорить о так называемой "болезни экстрасенсов", когда у большинства вроде бы психически нормальных и даже в определенном смысле талантливых людей вдруг проявляются "экстрасенсорные способности". И вот неожиданно для окружающих, например, врач-академик или юрист-аналитик заявляют своим близким, а иногда и во всеуслышание, что у них неожиданно, якобы "чудесным" образом или при конкретных удивительных обстоятельствах (например, при встрече с НЛО) вдруг обнаружились "экстрасенсорные способности". Появившиеся новые "способности" проявляются, со слов вновь испеченных "экстрасенсов", прежде всего в "контактах" с "Космосом", "НЛО", "Высшим разумом", "видениях" и "ясновидении", "голосах" и "яснослышании" и т. д.
Считаю своим долгом в этой связи прокомментировать эти явления, в их абсолютном большинстве, как обыкновенные иллюзии и галлюцинации, часто с манией величия, паранойи и элементами шизофренического бреда.
Но для объяснения своей точки зрения поклонникам "экстрасенсов" хочу поподробнее рассказать о феномене иллюзий и галлюцинаций, так как абсолютное большинство населения не совсем хорошо знакомо с этими очень сложными медицинскими явлениями.
Наиболее интересные исследования в области иллюзий и галлюцинаций провели наши русские ученые - В. М. Бехтерев, В. X. Кандинский, С. П. Рончевский, Е. А. Попов, В. А. Гиляровский, В. М. Кандыба, М. И. Рыбальский и др.
Принято считать, что 10-20% населения хотя бы один раз в жизни отмечала у себя феномен галлюцинации. Кроме того, галлюцинации встречаются у 20-30% психически больных, особенно при психозах, а также у здоровых лиц в виде единичных кратковременных эпизодов при легких изменениях сознания, соматических страданиях, в дремотных и просоноч-ных состояниях, в трансовых (СК) и психоделических состоя-ниях, в суженных состояниях сознания, в состояниях религиозного или иного экстаза, при аффектах страха (особенно в детстве), гнева и т. п., а теперь, как выяснилось, еще и у "экстрасенсов". Так что теперь можно предположить, что если человек называет сам себя "экстрасенсом", то это, видимо, надолго...
На мой взгляд, наиболее четкое теоретическое объяснение иллюзиям и галлюцинациям дал М. И. Рыбальский в своем, ныне классическом, труде "Иллюзии и галлюцинации" (1983г.).
Иллюзия - это ошибочное, искаженное, извращенное, имеющее естественное или неестественное внешнее оформление, сопровождающееся большей или меньшей аффективной реакцией субъективно-реперцептивное ощущение или восприятие объективно существующего предмета, явления или действия.
Различают следующие виды иллюзий:
1. Иллюзии физические и физиологические.
2. Элементарные неврологические иллюзии ощущения.
3. Иллюзии органические (дисметаморфопсии и др.).
4. Иллюзии рефлекторные (синестезии).
5. Иллюзии функциональные (парейдолические).
6. Иллюзии психические (психогенные, аффективные).
7. Иллюзии трансовые (СК-иллюзии, внушенные в СК-2 приоткрытых глазах).
8. Иллюзии при синдромах помраченного сознания.
9. Иллюзии ложного узнавания.
10. Иллюзии интерпретативные, бредовые, аутосуггестивные.
11. Иллюзии психоделические (возникающие в результате приема психоделиков, специальных гипервентиляционных или иных дыхательных упражнений и др.).
12. Иллюзии предсмертные (возникающие в процессе умирания).
13. Иллюзии "сенсорного голода".
14.Иллюзии устойчивой концентрации внимания
Галлюцинация - это феномен, при котором кажущийся образ (зрительный, слуховой, тактильный и др.) возникает вне помрачения сознания, при отсутствии реального внешнего раздражителя; более или менее связан с предшествующим расстройством мышления и выражает это расстройство; проецируется в воспринимаемое пространство и ассимилируется им (вступает во "взаимоотношение" с реальными объектами); оценивается человеком без критики, как действительно истинно существующий объект. Поэтому к истинным можно отнести элементарные галлюцинации, галлюцинозы (кроме органических), функциональные и рефлекторные галлюцинации, возникающие вне помрачения сознания. К истинным галлюцинациям не относятся: фотопсии и акоазмы, органические галлюцинозы, эйдетические образы, образы сновидений и внушенные СК-галлюцинации, все галлюцинаторные феномены состояний помраченного сознания, галлюциноиды и псевдогаллюцинации, психические галлюцинации.
Различия между иллюзиями и галлюцинациями сводятся к тому, что возникновение иллюзий связано с фиксируемыми в данный момент органами чувств и искажаемыми в сознании действительными ощущениями или восприятиями объективных предметов, явлений, действий и др., а галлюцинации возникают вне указанной связи, являясь до деталей воображенным вымыслом или полностью интенсифицированным представлением.
Некоторые иллюзорные и галлюцинаторные феномены не имеют между собой существенных различий, а многие другие существенно отличаются друг от друга. Клинические наблюдения показывают, что в большинстве случаев при наличии аффективных, психогенных и примыкающих к ним аутосуггестив-ных галлюцинаций, а также при галлюцинациях помраченного сознания тщательное обследование обычно позволяет выявить одноименные и однотипные иллюзии. Вместе с тем при наличии иллюзий аналогичного генеза одноименные галлюцинации имеются не всегда, и только дальнейшее развитие болезни приводит к переходу иллюзий в галлюцинации. Степень вовлеченности сознания и мышления при возникновении обоих феноменов остается в этом случае одинаковой. Следовательно, перечисленные иллюзии и галлюцинации отличаются друг от друга только по масштабам, объему патологического творчества. Наоборот, любые иллюзии принципиально отличаются от псевдогаллюцинаций, неполных псевдогаллюцинаций (галлюциноидов), большинства галлюцинаций и галлюцинозов истинных (непомраченного сознания).
Особо должны рассматриваться соотношения между неврологическими (органическими) иллюзиями (микро- и мак-ропсии, расстройства схемы тела, другие психосенсорные мнимоощущения) и органическими галлюцинациями (Бонне, Лермитта и др.). Здесь имеет место, с одной стороны, различие в масштабах патологического творчества и степени вовлеченности мышления, а с другой - сходство, обусловленное влиянием на формирование феномена органической патологии.
При клиническом сопоставлении любых иллюзий и галлюцинаций следует понимать главное, что галлюцинация - это субъективное переживание, в момент возникновения которого не имеется воздействия какого-либо соответствующего ему конкретного реального объекта (зрительного, слухового и др.), в то время как иллюзия, также субъективное переживание, всегда представляет собой искажение объективной реальности.
Несколько слов о структуре клинической оценки иллюзий и галлюцинаций. К основным общим критериям относят: состояние сознания; степень условного соответствия клиники галлюцинаций тому или иному уровню единого процесса познания; состояние мышления, интеллекта, критики, эмоциональной сферы; "взаимоотношения" галлюцинаций с личностью больного и др. К основным частным критериям относят: состояние внимания; степень навязчивости, насильственности, чуждости, сделанности, сенсорности; положение и локализация галлюцинаций во времени и пространстве; степень естественности (реалистичности) галлюцинаторного образа, его реальности для субъекта и взаимосвязи с объективным окружением; степень определенности и законченности галлюцинаторного образа; "взаимоотношения" галлюцинаций с однородными (галлюцинациями иного типа) и разнородными (сверхценными идеями, бредом и др.) феноменами; связь галлюцинирования с рецепторными функциями.
К вспомогательным признакам относят: статичность и динамичность; стабильность и лабильность; телесность и прозрачность; объективные признаки галлюцинирования; изменчивость галлюцинаций под влиянием различных воздействий (физических, фармакологических).
Рассмотрим подробнее основные общие критерии клинической оценки иллюзий и галлюцинаций:
1. Состояние сознания. Говорить о ясном сознании можно лишь тогда, когда нет каких-либо нарушений со стороны психики и сохраняются способности правильно, адекватно воспринимать и отражать окружающую объективную реальность; ориентироваться в характеризующих ее категориях; осмысливать и фиксировать в памяти новую информацию; объективно анализировать собственные ощущения и восприятия; последовательно, логично мыслить; творчески целесообразно вмешиваться в происходящие вокруг явления. Как мы видим из этого определения сущности ясного сознания, сознание "экстрасенсов" не удовлетворяют этим требованиям. Поэтому в СК-терапии принято различать "изменение состояния сознания" от "помрачения" уже в клиническом понимании.
Наиболее значительное нарушение сознания, его помрачение, отмечается у "экстрасенсов" при иллюзиях и галлюцинациях онирического, делириозного, онейроидного, сумеречного, аментивного синдрома, а наименьшее изменение встречается при галлюцинозах, псевдогаллюцинациях, психических галлюцинациях.
Клиника иллюзорных и галлюцинаторных переживаний, входящих в структуру того или иного синдрома помраченного сознания, почти полностью определяется характером этого синдрома. Помрачение же сознания, которое мы отмечаем у "экстрасенсов", присоединяется к клинической картине психоза, протекающего с иллюзиями и галлюцинациями, существенно меняет их проявление. Именно поэтому "экстрасенсы" всегда не просто зациклены на каком-то ложном учении или неадекватной интерпретации реальности, а почти всегда безумно агрессивны с сопутствующей симптоматикой "недержания речи" и "словесного поноса", а часто просто бреда. Не подлежит сомнению, что между галлюцинациями, феноменологически близкими, но возникающими при непомраченном и помраченном сознании "экстрасенсов", недопустимо ставить знак равенства. Это феноменологически сходные, но физиологически, патогенетически, патоки-нетически различные симптомы. Нельзя объединять в одну группу истинных галлюцинаций вербальные обманы "экстрасенса", больного шизофренией, и "голоса", которые слышит "экстрасенс" в делириозном состоянии. При тех и других такие свойства галлюцинаций, как локализация в пространстве, сенсорная яркость, чувство реальности для "экстрасенса" могут быть почти идентичными; несмотря на это, упомянутые галлюцинации представляют собой различные феномены. Все сказанное в равной степени распространяется и на иллюзии "экстрасенсов", наблюдаемые при непомраченном и помраченном сознании. При помрачении сознания у "экстрасенсов" прежде всего меняется характер нарушения критики к иллюзорным и галлюцинаторным переживаниям. Так, если, например, при шизофрении (наиболее, кстати, распространенной болезни среди "экстрасенсов") некритичность "экстрасенсов" обусловлена расстройством "Мышления, паралогичной оценкой собственных переживаний, бредом о "контактах с Космическим Разумом" или самим Господом Богом, то при психозах, протекающих с помрачением сознания, некритичность полностью зависит от этого помрачения и развивается параллельно с ним и адекватна ему по степени и глубине. Характерно, что иллюзии и галлюцинации, наблюдаемые у "экстрасенсов" при помрачении сознания, феноменологически мало чем отличаются друг от друга и часто имеют неестественный, фантастический сюжет, например, "встреча с НЛО" или "встреча с Учителем" и т. п. Иллюзии же при непомраченном сознании у "экстрасенсов" более реалистичны, и так же, как галлюцинации, могут соответствовать бредовым убеждениям "экстрасенса". Типичным в таких случаях можно считать то, что бред опережает по времени иллюзии и галлюцинации, предопределяя их сюжет. Аффективная реакция (возмущение, страх, злость и др.) здесь вызывается в первую очередь бредовой убежденностью, а не галлюцинациями, лишь подтверждающими бред. Вне помрачения сознания у "экстрасенсов" чаще бывают слуховые обманы, реже зрительные иллюзии и галлюцинации, а при синдромах помраченного сознания зрительные обманы превалируют над слуховыми, причем для возникновения зрительных иллюзий и галлюцинаций требуется большая степень нарушения сознания, чем для слуховых. Указанные обстоятельства объясняются разной степенью связи зрительных и слуховых феноменов с образным и абстрактным мышлением.
2. Процесс познания. Каждый из полиморфно проявляющихся феноменов-иллюзий, галлюцинозов, истинных и псевдогаллюцинаций в статике и динамике больше или меньше соответствует разным уровням познавательного процесса. Признавая здесь преобладание патологии представлений и понятий, трудно исключить патологию восприятий и ощущений, поэтому при любых иллюзиях и галлюцинациях следует говорить и о меньшей или большей вовлеченности мыслительного процесса и мышления в целом, вплоть до его выраженной патологии, которую мы всегда наблюдаем у многочисленных авторов бульварной литературы по псевдоэкстрасенсорике, заполнившей все уличные лотки отечественных книготорговцев. Яркий пример патологического мышления - книга "экстрасенса" Л. "Диагностика кармы". Вы только вдумайтесь в само название! Сумасшедший написал, а сотни, может и тысячи, других сумасшедших с серьезным патологическим мышлением, все это не без удовольствия читают...
Психиатры давно связывают сущность иллюзий и особенно галлюцинаций, их природу с расстройством мышления, поскольку это феномены рассматриваются как "продукт мышления". Прямая зависимость характера иллюзий и галлюцинаций от состояния мыслительного процесса, неразделимость их с этим процессом подтверждается, в частности тем, что преобладающее развитие второй сигнальной системы, по сравнению с первой, ведет к относительному увеличению частоты слуховых галлюцинаций, которые связаны с понятийным мышлением и словесными ассоциациями, поскольку человек мыслит в основном словесно. Поэтому слуховые галлюцинации относительно ближе к сфере абстрактного, а зрительные - к сфере образного мышления. Так, при меньшей частоте галлюцинаторных переживаний у детей, слуховые обманы встречаются у них реже, чем зрительные, так как мышление детей более образное и больше опирается на зрительный информационный канал.
Следует отметить, что с развитием мышления в последние столетия резко уменьшилась частота галлюцинаторных феноменов, это связано с ростом культуры населения, уменьшением числа истерических психозов, индуцированных и суггестивных галлюцинаторных переживаний, а также интоксикационных и инфекционных психозов, для которых более типичны зрительные обманы.
Клиническое различие степени вовлеченности образного и абстрактного" мышления при зрительных образных и слуховых вербальных галлюцинациях обусловливает то, что при вербальных галлюцинациях легче возникает сложная бредовая концепция, чем при зрительных, поскольку словесное мышление имеет больший диапазон "экстрасенсорного творчества", чем образное. Сущность, особенности проявления и степень усложнения каждого иллюзорного и галлюцинаторного феномена находятся в прямой зависимости от наличия, характера и уровня его связи с патологией мышления.
3. Состояние интеллекта. От степени сохранности интеллекта так же, как от контактности, доступности, критичности "экстрасенса" зависят точность, определенность и правдивость его рассказа об испытываемых галлюцинациях и соответствие это- го рассказа действительным галлюцинаторным переживаниям. Кроме того, более или менее сложные галлюцинации могут рассматриваться в качестве патологического творчества "экстрасенса", зависящего от его интеллектуальных возможностей, сохранности сферы представления и понятийного мышления. Параллельно с оскудением мышления и снижением интеллекта ослабевают и совсем исчезают сначала слуховые и зрительные псевдогаллюцинации, затем слуховые галлюцинации и галлюцинозы и, в последнюю очередь, - зрительные галлюцинации и галлюцинозы. Галлюцинации непосредственно, внутренне связаны с умственной деятельностью и являются элементом умственного творчества "экстрасенса". Поэтому и содержание видений и образов у "экстрасенсов" носит специфическое "экстрасенсорное" содержание - это "контакты" с чем-либо необычным (НЛО, Богом, гуру и т. п.), ложное мнение о наличии у себя необычных способностей (ясновидения, левитации, про-скопии и т. п.) и др.
4. Состояние критики. Степень и характер критического отношения "экстрасенса" к иллюзиям и галлюцинациям может проявляться в виде ряда вариантов, при которых:
а) критика сохранена полностью, имеется сознание собственной болезни и понимание, что галлюцинаторный образ кажущийся, т. е., по выражению В. X. Кандинского, "обмануты только чувства";
б) критика сохранена частично (с пониманием, что галлюцинаторный образ кажущийся, но с отсутствием сознания болезни);
в) критика эпизодична (отсутствует в момент галлюцинирования и проявляется вне галлюцинаторных переживаний);
г) имеются критические сомнения (с попыткой выяснить действительность существования галлюцинаторного образа, возможность его появления, с частичным пониманием нелепости образа или формальным обозначением галлюцинаций словом "кажется", "мерещится" и др.);
д) критика полностью отсутствует, т. е., по выражению В. X. Кандинского, оказываются "обманутыми" не только чувства, но и сознание.
Следует отметить, что у большинства знакомых мне лиц, заболевших "экстрасенсорной болезнью", критичность по отношению к появившимся у них иллюзиям и галлюцинациям, полностью отсутствует. Они на полном серьезе утверждают, что "чувствуют течение Энергии в теле", или с непритворной убежденностью рассказывают о своих "контактах с Космосом" или НЛО, многие "видят ауру" и некие "чакры", а некоторые занимаются "иглоукалыванием" и бредят, ссылаясь на китайцев, какими-то "точками и меридианами"..., я уж не говорю про "колдунов", "ведьм", "вампиров" и лиц, "ощущающих порчу" или "сглаз" или их "снимающих" с самым серьезным видом и т. п. Полное отсутствие критики у большинства вновь испеченных "экстрасенсов" обычно отмечается при наличии галлюцинаторно-параноидного синдрома, включающего иллюзии или истинные или псевдогаллюцинации, связанные с бредом.
5. Эмоциональная сфера. Эмоциональная реакция "экстрасенсов", возникающая при появлении галлюцинаций, может выражаться в виде:
а) радостного, ожидаемого, заинтересованного отношения с установлением различных "взаимоотношений" с галлюцинациями (диалога, "контакта", спора, бегства, нападения, защиты и т. п.);
б) испуга, тревоги, страха, вызванных фактом галлюцинирования (например, когда "экстрасенсу" кажется, что кто-то в автобусе "сосет у него энергию" и т. п.);
в) испуга, страха, ужаса, злобы и враждебности, связанных с содержанием галлюцинаций (например, когда "экстрасенсу" показалось, что "его преследует КГБ" и т. д.);
г) безразличия к галлюцинациям, свыкания с ними;
д) неописуемого сладостного восторга, давно ожидаемой чудесной встречи, например, с Богом, мистического "просветления", "озарения", "принятия благодати" и т. п.
6. Личность. Для правильной оценки соотношения личности экстрасенса и галлюцинаций необходима прежде всего квалификация отношения "экстрасенса" к собственному "Я", его понимания социально-биологического положения собственного "Я" в объективном мире. Речь идет об идентификации в сознании "экстрасенса" его действительной личности с личностью, участвующей от его имени в переживаемой им галлюцинаторной композиции. Например, при опирических и делириозных состояниях "экстрасенс" полностью отождествляет себя в болезненных переживаниях с собственной личностью, называя себя действительным именем, фамилией, правильно указывая свою профессию и т. п.; при онейроидном синдроме "экстрасенс", также ощущая себя участвующим в галлюцинаторных переживаниях, чувствует себя другим человеком, с другим именем, фамилией, родом занятий. Кроме того, "экстрасенс" может участвовать в "галлюцинаторных действиях" от первого лица или видеть себя соучастником галлюцинаторного сюжета со стороны.
Психопатология личности у лиц, заболевших "экстрасенсорной болезнью", ярче всего проявляется, когда эти люди начинают называть себя "Сыном Бога", "Богом", "Инкарнацией Бога Кришны", "колдуном", "магом", "экстрасенсом", "целителем", "проводником Энергии Бога", "ясновидящим", "леви-татором", "обладателем третьего глаза", "контактером", "гуру", "преподавателем курсов по экстрасенсорике и ясновидению", "преподавателем, открывающим у своих учеников третий глаз", "астрологом", "человеком, пребывающим в иных измерениях", "йогом, открывающим или развивающим у себя чакры", "преподавателем йоги", "священником или адептом какой-либо религии" (не путать с просто верующим, здесь речь идет уже о "профессионале"), "демократом" и т. п. Психиатры знают, что если даже самый уважаемый пока человек, даже академик, всерьез начнет говорить о "меридианах", "энергии", "чакрах", "контактах", "инопланетянах", "астрологии" и т. п., то этот человек уже серьезно психически болен и, как правило, вылечить его уже невозможно, более того, "экстрасенсорная болезнь" обладает свойством быстро прогрессировать...
А теперь несколько слов о частных критериях клинической оценки иллюзий и галлюцинаций.
1. Состояние внимания. Оценка состояния внимания галлю-цинанта и влияние пассивности или активности внимания на галлюцинации связана с такими основными общими критериями, как состояние сознания, интеллекта, критики, эмоциональной сферы, значимость содержания галлюцинаций для личности, и с такими основными частными критериями, как степень насиль-ственности, чуждости, естественности, чувство реальности галлюцинаторного образа.
При анализе галлюцинаторного феномена следует попытаться определить, на каком фоне он развивается: на фоне пониженного тонуса и психической инактивности или повышенного тонуса и психической активности. Интенсивность галлюцинаций, кроме того, меняется при усилении или ослаблении внимания, связанном с изменением активности интеллектуальной деятельности или изменением нагрузки на "галлюцинирующий анализатор". Например, при напряжении внимания к галлюцинаторным переживаниям, возникающим при закрытых глазах, они усиливаются. Отвлечение внимания обычно ослабляет, а напряжение активного внимания (прислушивание, всматривание и др.) усиливает слуховые и зрительные обманы при галлюцинациях органических и интоксикационных. Псевдогаллюцинации (вербальные и зрительные) при напряжении внимания к ним также усиливаются. Здесь можно провести аналогию с произвольными представлениями, для вызывания которых необходимо сосредоточение внимания. В отдельных случаях у одного и того же галлюцинанта при напряжении активного внимания некоторые галлюцинации усиливаются, а" некоторые - исчезают, что может указывать на различный генез этих галлюцинаций. Например, напряжение внимания ведет к исчезновению иллюзий и галлюцинаций, возникающих при засыпании или пробуждении (просоночных состояний), при других состояниях, связанных с фазой сна или сновидным помрачением сознания. Если псевдогаллюцинации усиливаются при напряжении внимания, то галлюцино-иды (неполные псевдогаллюцинации) от напряжения внимания, как правило, исчезают.
Необходимо отметить, что любая концентрация внимания на каком-либо внешнем или внутреннем объекте приводит к резкому уменьшению общего психологического поля внимания, что обязательно приводит к изменению сознания и порождает, так называемые, "суженные состояния сознания", которые и являются психофизиологической базой для дальнейшей трансформации сознания. Если фиксированное внимание гал-люцинанта продолжать устойчиво, но без напряжения! удерживать на одном предмете, то автоматически возникает процесс автономной устойчивой концентрации внимания с образованием по работающему анализатору или органу чувств - доминанты торможения в той части коры головного мозга, где локализованы данные рецепторы (зрительные, слуховые, тактильные и т. д.). Образование устойчивого очага торможения в коре головного мозга автоматически вызывает в прилегающих участках коры легкое возбуждение. Такой процесс устойчивой концентрации внимания, приведший к концентрации сознания и образованию устойчивого очага торможения (доминанты) в коре головного мозга, называется медитацией. Именно это состояние и является психофизиологической базой для возникновения иллюзий и галлюцинаций. Поэтому именно к этому состоянию сознания через управление вниманием и стремятся мистики и оккультисты всех мастей, чтобы получить "видения" (галлюцинации).
2. Навязчивость, насильственность, чуждость, сделанность. Эти критерии оцениваются в единстве и раздельно. Возникновение галлюцинаций всегда непроизвольно. Степень их навязчивости, неотступности, насильственности может быть различной. Чувство чуждости галлюцинаций, главным образом псевдогаллюцинаций, не всегда сопровождается чувствами насильственности, сделанности. Хотя галлюцинации очень трудно (почти невозможно, без специальных тренировок) вызвать напряжением воли, но зато напряжением воли легче некоторые из них подавить или изменить их содержание. В СК-2 весь процесс галлюцинирования хорошо управляем, он легко произвольно (усилием воли) вызывается, легко меняется содержание галлюцинаций и в любой момент галлюцинирование усилием воли можно прекратить. Именно поэтому СК-2 свойственны все психофизиологические феномены "искусственной шизофрении".
Непроизвольность возникновения, обязательная для всех галлюцинаций, кроме СК, оценивается неоднозначно. Это обстоятельство обусловлено тем, что некоторые галлюцинации (например, функциональные, парейдолические, связанные с мнестическим эйдетизмом) возникают опосредованно. При этом опосредующий фактор может произвольно включаться самим человеком. Так, галлюцинант, зная, что открыв водопроводный кран, он в журчании воды услышит голос, вполне сознательно, произвольно открывает кран, хотя сами функциональные галлюцинации возникают непроизвольно. Кроме того, закрывание глаз, выключение света, обеспечение тишины, сосредоточение внимания, осуществляемые галлюцинантом произвольно, создают условия, способствующие возникновению галлюцинаций. Таким образом, галлюцинации в основном непроизвольны по механизму возникновения, хотя влияние самого галлюцинанта на факторы, способствующие или препятствующие! этому возникновению, возможно.
Навязчивость может проявляться в трех видах галлюцинаторных или близких к ним феноменов, существенно отличающихся друг от друга: эйдетическом, галлюцинаторном, псевдогаллюцинаторном.
При эйдетической навязчивости музыка, слова, фразы, недавно услышанные человеком, неотступно чувственно повторяются в представлении, без характера сделанности и, как правило, без связи с другими психотическими симптомами. Этот феномен, который можно квалифицировать как сенсорвализацию представлений или звуковой эйдетизм, не обладает нозологической типичностью. Отличительная особенность феномена эйдетической навязчивости заключается в интрапроекции галлюцинаторного звучания, его длительности, нередко вербальном содержании звукового образа, ослаблении возможности произвольно избавиться от него.
Возникновение на базе действительного раздражителя сближает эйдетическую навязчивость с функциональными галлюцинациями. Отличие, однако, состоит в том, что при эйдетической навязчивости звучание внутри головы возникает не одновременно с объективным раздражителем, а непосредственно после него. От псевдогаллюцинаций Кандинского этот феномен отличается механизмом возникновения, отсутствием чувств насильственности, чуждости, сделанности и степенью сенсорности. Зрительная эйдетическая навязчивость, возникая также непосредственно. Арийский гипноз но после объективного раздражителя, не имеет интрапроекции, проецируется перед закрытыми или открытыми глазами и легче поддается произвольному устранению.
При навязчивости, неотступности галлюцинаций однотипные по содержанию и оформлению образы, как правило, зрительные (при закрытых или открытых глазах) возникают неоднократно и иногда подолгу не исчезают. Подобные галлюцинации чаще встречаются в структуре истерических, реактивных и других психозов, протекающих с сопутствующей истерической симптоматикой. В этих последних случаях галлюцинации обычно не бывают связаны с иными галлюцинаторными и бредовыми симптомами. Основу для навязчивых, неотступных галлюцинаций может создавать изменение сознания истерического характера. Навязчивые галлюцинации иногда бывают у психически здоровых детей при высокой температуре и могут сопровождаться фебрильным бредом.

Но давайте вернемся к синдрому НЛО — примеру, иллюстрирующему весь спектр изменения и программирования мозга.

У тех, кто встречался с НЛО, часто проявляется позитивное нейросоматическое включение, переживание блаженства; некоторые из них даже становятся целителями или лидерами оккультных групп. Есть и такие, у которых проявляются негативные нейросоматические эффекты — светобоязнь, как при шизофрении, приступы острого беспокойства, иногда требующие госпитализации и т. п.

У контактеров также появляется метапрограммирующее сознание (способность выбирать между различными туннелями реальности), признаком чего являются их несовершенные метафоры о “параллельных мирах”, “иных реальностях” и прочий оккультный жаргон.

Часто отмечаются нейрогенетические (коллективное бессознательное Юнга) видения — от демонов и волосатых карликов до Космической Богини или Божьей Матери, увенчанной звездами, из языческой и католической иконографии.

В литературе о НЛО упоминается даже о включении мета-физиологического (квантового) уровня, начиная с путешествий во времени и “выходов из тела” и заканчивая предполагаемыми телепортациями.

Особое внимание следует обратить на то, что в уфологии распространены сведения как о позитивных, так и о негативных видениях во всех этих контурах. Кажется, что, если Программисты имеют по отношению к нам хорошие намерения, они случайно многим причиняют зло; если же они, как считает д-р Валле, имеют по отношению к нам плохие намерения, они случайно делают добро некоторым из нас. Но это справедливо и для всей технологии изменения мозга в целом.

Складывается впечатление, что монистическая теория заговоров Валле настолько же несостоятельна по отношению к НЛО, насколько монистические теории заговоров вообще несостоятельны по отношению к политике. Более правдоподобным выглядит предположение, что явления, связанные с НЛО, подобно другим изученным нами видам изменения мозга, иногда имеют спонтанный, а иногда — запрограммированный характер; и что существуют соперничающие банды программистов, намерения которых относительно человечества радикально различаются.
Навязчивые псевдогаллюцинации возникают при параноидной шизофрении и заключаются в непрерывно повторяющихся вербальных галлюцинациях с интрапроекцией. Навязчивыми могут быть также психические галлюцинации. Те и другие не изолированы от остальной психотической симптоматики, первые - как правило, а вторые всегда обладают чувством сделанности. Чувство насильственное при галлюцинациях обусловливает убежденность в том, что они возникли насильственно, но нет еще бредовой интерпретации, согласно которой человек считает, что они специально "кем-то сделаны" (возникли по чьей-то злой воле, под влиянием лечащего экстрасенса, аппаратуры КГБ, НЛО и т. п.). Чувство сделанности галлюцинаций обычно связано, а иногда полностью отождествляется с ощущением постороннего влияния - внешнего, злонамеренного воздействия, то есть представляет собой бредовую интерпретацию галлюцинаторных переживаний. Однако если при чувстве сделанности всегда имеется "экстрасенсорный" бред, то не все галлюцинации, входящие в структуру галлюцинаторно-параноидного синдрома, сопровождаются активным чувством сделанности. Иначе говоря, одни галлюцинации воспринимаются "экстрасенсом" как специально сделанные, показываемые ему (например, висящий в воздухе телеэкран, показываемый "контактеру" инопланетянами в "Пермском треугольнике"), а другие (в виде, например, направленных против "экстрасенса" разговоров) никем специально не делаются, а просто, по мнению "экстрасенса", действительно существуют.
Сенсорность галлюцинаторного образа - это не столько количественная оценка контрастности, яркости, громкости, галлюцинаций, сколько качественное определенна степени их принадлежности к категории "чувствования".
При непрерывной шкале переходов от галлюцинозов и галлюцинаций к галлюциноидам, псевдо- и психическим галлюцинациям постепенно уменьшается участие сенсорного компонента и увеличивается связь галлюцинаторного феномена с патологически измененным мышлением. Так, например, при вербальном галлюцинозе голоса яркие, реалистичные. По тональности голоса "экстрасенс" нередко определяет не только принадлежность говорящего к тому или иному полу, но и его возраст. При оптическом галлюцинозе обманы восприятия также очень яркие, красочные, иногда в виде картин, лишенных объемности. Видятся они с четким разграничением деталей (выражение глаз, цвет лица, морщины и т. д.).
Слуховые галлюциноиды (неполные псевдогаллюцинации), наоборот, характеризуются тем, что слова при них слышатся нечетко, неясно, неразборчиво, лишены тональности, нередко "экстрасенс" затрудняется определить, мужские они или женские. Зрительные галлюциноиды также лишены яркости, четкости, смазаны, иногда представляются в виде тени, контура, неузнаваемы. При псевдогаллюцинациях чувственный компонент (сенсорность), как правило, постепенно уменьшается до полного его исчезновения при психических галлюцинациях.
Что касается пространства и времени, то "экстрасенс" должен быть подвергнут опросу и анализу о его ощущениях собственного положения во времени и пространстве и положении во времени и пространстве воспринимаемых им галлюцинаторных образов. Многие "экстрасенсы" утверждают, что они "левитируют", свободно, по желанию, перемещаются во времени и пространстве, часто посещают Космос и иные миры, "телепортируют" и т. п.
Психопатологический анализ пространственной характеристики галлюцинаций обусловлен ее многомерностью, разнообразием учитываемых параметров и их сочетаний. К таким параметрам относятся:
а) разная проекция галлюцинаторного образа в пространство (экстра- и интрапроекция);
б) разграничение внешнего пространства на объективное - воспринимаемое и субъективное - представляемое, или галлюцинаторное;
в) наличие или отсутствие точной локализации в воспринимаемом пространстве галлюцинаторного образа, его ассимиляция окружающей реальной обстановкой или автономность;
г) разделение галлюцинаторного пространства на видимое при открытых глазах (с замещением или без замещения объективного воспринимаемого пространства) и видимое при закрытых глазах;
д) разделение галлюцинаций, не проецирующихся во внешнее пространство, но локализующиеся в голове, во внутренних органах и вне поля зрения.
Галлюцинации, локализующиеся внутри головы, по своим взаимоотношениям с пространством сравнительно однородны. А галлюцинации, обладающие зкстрапроекцией, наоборот, по своим взаимоотношения с пространством весьма разнообразны. Варианты таких галлюцинаций составляют все теоретически допустимые переходы от локализующихся во внешнем воспринимаемом пространстве и ассимилируемых им до видимых в представляемом пространстве и граничащих с галлюцинациями в интрапроекции.
Чувство реального существования галлюцинаторного образа тем больше выражено, чем больше степень помрачения сознания "экстрасенса". Вера "экстрасенса" в реальность существования галлюцинации находится в прямой зависимости от состояния сознания, от сохранности мышления и интеллекта и, в конечном итоге, от состояния мировоззренческой критики. От этих же факторов зависит и характер оформления галлюцинаторного образа: в виде естественного по величине, форме, окраске или неестественного, нереалистичного.
Иллюзии и галлюцинации могут быть связаны с бредом в следующих вариантах:
а) иллюзии, галлюцинации предшествуют бреду, бред возникает после них и связан с ними сюжетно;
б) иллюзии, галлюцинации предшествуют бреду, бред возникает после них, но по сюжету он самостоятелен и никакой связи с ними не имеет;
в) иллюзии, галлюцинации и бред, связанные или не связанные по содержанию, возникают одновременно или порядок их возникновения установить не удается;
г) возникновение бреда предшествует иллюзиям или галлюцинациям, они присоединяются к бреду, и их содержание вытекает из бреда;
д) возникновение бреда предшествует иллюзиям или галлюцинациям, они присоединяются к бреду, но имеют самостоятельное, не связанное с бредом содержание.
Мой личный опыт показывает, что у "контактеров" бред почти всегда предшествует иллюзиям и галлюцинациям, а у "астрологов" бред чем-то похож на "словесный понос" и может быть совершенно не связан с иллюзиями и галлюцинациями, это просто словесный наукообразный беспредел. У "ясновидящих" бред, как правило, связан с "видениями" сюжетом и возникает после иллюзий и галлюцинаций. Хуже всего у "демократов", у них бред вообще не связан с реальной действительностью, такое впечатление, что иллюзии и галлюцинации их никогда не покидают (яркий пример Егор Гайдар) и они все время в бреду, иногда пьяном, но чаще шизофреническом и идиотическом...
Галлюцинации, сюжет которых вытекает из содержания бреда, в противовес галлюцинациям, "питающим" содержание бреда, обычно имеют меньшую четкость, яркость, сенсорность, естественность, реальность для галлюцинанта.
Иллюзорные и галлюцинаторные феномены принято разделять по виду анализатора - слуховые, зрительные, обонятельные, вкусовые, осязательные.
В число вспомогательных признаков галлюцинаций обычно входит оценка статичности или динамичности, устойчивости (стабильности или лабильности), ритмичности, непрерываемое или эпизодичности галлюцинаций. Вспомогательными признаками являются также оценка величины, телесности, прозрачности, окрашенности, двух- или трехмерности (объемности), одиночное™ или множественности галлюцинаторного образа, порядок возникновения отдельных его деталей, Анализ статичности и динамичности включает оценку изменчивости или движения объективного и субъективного пространства, а также галлюцинаторного образа.
Галлюцинации, обладающие признаком телесности, могут быть естественными по своему внешнему оформлению и неестественными, могут казаться галлюцинанту реально существующими и нереальными. Чем больше степень телесности, естественности галлюцинации, тем вероятнее ее возникновение в воспринимаемом пространстве. Особое положение занимают галлюцинаторные образы "бестелесные" - прозрачные. Они могут быть расплывчатыми, как туман, или четко кон-турированными и, как правило, имеют двухмерное изображение. Нередко расплывчатый образ возникает у "экстрасенсов" в виде иллюзии. .
Исследованиями установлено:
1) кофеин в больших дозах усиливает галлюцинаторные образы, делает их более чувственными и значимыми, а в малых дозах ослабляет или полностью устраняет их;
2) подкожное введение пилокарпина ухудшает состояние и усиливает интенсивность голосов, вызывая многочисленные галлюцинации общего чувства;
3) опий, гашиш, ЛСД усиливает, а хинин ослабляет псевдогаллюцинации;
4) острое опьянение ослабляет, а состояние похмелья усиливает псевдогаллюцинации;
5) скополамин, веронал вызывают смягчение галлюцинаторного синдрома у больных шизофренией, в частности, галлюцинации становятся менее интенсивными и увеличиваются перерывы между ними;
6) алкоголь и хлоралгидрат замедляют галлюцинаторные восприятия, а чай и морфий ускоряют их.
А теперь несколько слов о галлюцинозах, которые делят на истинные и органические. Галлюциноз - это галлюцинаторные феномены, возникающие вне помрачения сознания и наблюдаемые при отсутствии видимого расстройства мыслительного процесса; сопровождающиеся сохранностью критики до и после галлюцинирования и большей или меньшей критичностью в момент галлюцинирования; вызывающие адекватную эмоциональную и аффективную реакцию; локализующиеся всегда в экстрапроекции; не сопровождающиеся бредом или сочетающиеся с бредом, возникшим после галлюцинаций и зависимым от них сюжетно. При галлюцинозе не "галлюцинация - дочь бреда", а наоборот, "бред - пасынок галлюцинации". При возникновении всех видов галлюциноза обязательно наличие большей или меньшей органической патологии (органического заболевания мозга). Во всех остальных случаях - это "способность к визуализации", которая может быть присуща человеку в случае специальных СК-тренировок или закрепленного природного дара. Органический или неврологический галлюциноз отличается проекцией в представляемое или воспринимаемое пространство, но всегда без ассимиляции окружающей обстановкой; отсутствием реалистичности (часто в виде микропсий и зоопсий); добродушным отношением галлюцинанта к видениям. Этот галлюциноз чаще всего представляет синдром, характеризующий основное органическое страдание (поражение мезенцефальной области зрительного рецептора и др.). Истинный галлюциноз отличается от органического экстрапроекцией галлюцинаторного образа только в воспринимаемое пространство; связью с окружающими действительными предметами; реалистичностью оформления, но без веры в его действительное существование (благодаря большей или меньшей критике) и более аффективной реакцией на содержание галлюцинаторных переживаний.
Галлюциноидами называют неполные псевдогаллюцинации, то есть феномены, промежуточные между истинными и псевдогаллюцинациями. Характеризуясь возникновением при непомраченном сознании и наличием внутренней связи с патологией мышления, экстрапроекцией и отсутствием прямой зависимости от рецепторных органов, лабильностью и статичностью в пределах галлюцинаторного образа, они лишены естественности внешнего оформления, не имеют четкой локализации в пространстве, не ассимилируются окружающей обстановкой и галлюцинантами обычно оцениваются как нереальные. Таким образом, галлюциноиды, утратив основные свойства истинных галлюцинаций, не стали еще полными псевдогаллюцинациями. Это мимолетные, нечеткие, неясные "обманы": тень или призрак, прошедший перед глазами, образ, фигура, видимые недалеко от глаз и исчезающие при попытке вглядеться. Это также неясный, нечеткий монолог или диалог - "голос" с невозможностью разобрать, мужской он или женский, слышимый извне, но без определенного содержания и локализации в пространстве.
Несколько слов о псевдогаллюцинациях, это "весьма живые и чувственно до крайности определенные субъективные восприятия, характеризующиеся всеми чертами, свойственными галлюцинациям, за исключением существенного для последних характера объективной действительности; только в силу отсутствия этого характера они не суть галлюцинации" (В. X. Кандинский). Псевдогаллюцинации - это являющиеся в сознании живые образы (чувственные представления), сознаваемые как "нечто субъективное, аномальное, новое"; быстро сменяющиеся при закрытых глазах яркие образы, не связанные друг с другом, непроизвольные.
Понятие "психические галлюцинации" впервые описал Г. Бай-арже (1842), а затем дополнил В. X. Кандинский (1885).
Г. Байарже пишет: "Необходимо признать, что существует два рода галлюцинаций: полные галлюцинации производятся двумя моментами, они суть результата совместной деятельности воображения и органов чувств: это - психосенсорные галлюцинации; другого рода галлюцинации происходят единственно от непроизвольной деятельности памяти и воображения и являются совершенно независимыми от органов чувств; это - неполные или психические галлюцинации, в них вовсе нет сенсорного элемента". Далее подчеркивается, что при психических галлюцинациях больные не испытывают ничего похожего на восприятия слуховые, они слышат мысль без посредства звука, слышат "тайный внутренний голос", не имеющий ничего общего с голосами, воспринимаемыми при посредстве уха, они ведут со своими невидимыми собеседниками интимные разговоры, в которых чувство слуха положительно не играет никакой роли. Больные говорят, что они одарены шестым чувством, что они могут воспринимать чужие мысли без посредства слов, что они могут иметь духовное общение со своими невидимыми собеседниками, причем понимают последних посредством интуиции". В. X. Кандинский приводит вывод Г. Байарже о том, что нельзя говорить о "голосах", если явление совершенно чуждо чувству слуха и происходит в глубинах души.
В. X. Кандинский подтверждает существование галлюцинаций, при которых больные уверяют, что слышат беззвучно (иногда с очень больших расстояний), "посредством интуиции", мысли других лиц, что они могут вести со своими невидимыми собеседниками интеллектуальные разговоры, "вступать своей душой в общение с душами этих лиц", слышать гениальные таинственные или внутренние "голоса". Вместе с тем он подчеркивает, что признаки психических галлюцинаций существенно отличаются от признаков псевдогаллюцинаций: "Устанавливая факт существования психических галлюцинаций, Байарже указывал именно на "внутренние голоса" душевнобольных. Однако, внимательно читая о психических галлюцинациях у Байарже, нетрудно убедиться, что он скорее дает описание простого (то есть нечувственного насильственного мышления, чем тех живо чувственных субъективных восприятий, которые я называю псевдогаллюцинациями слуха".
"Таким образом, описание Байарже, - заключает В. X. Кандинский, - приложимо к тому, что некоторые из моих больных называют "мысленные внушения", "мысленная индукция" и что они отличают от "внутреннего слышания", от "внутреннего слухового внушения" или от "внутренней слуховой индукции"; первое из этих явлений имеет характер действительно чисто интеллектуальный, и органы чувств, в частности орган слуха, здесь нимало не замешаны. Напротив, во втором случае мы имеем дело с явлением резко чувственным, с особого рода весьма живыми и именно слуховыми субъективными восприятиями; местом происхождения которых могут быть только специально слуховые области головной мозговой коры".
Психические галлюцинации, следовательно, характеризуясь так же, как псевдогаллюцинации, насильственностью возникновения, чувствами чуждости и нереальности, имеют еще больше, чем псевдогаллюцинации, ограничения пространственной локализации до интрапроекции и связь (до слияния) с патологически измененным мыслительным процессом (при непомраченном сознании больного).
Если для возникновения псевдогаллюцинаций чувства постороннего влияния, внешнего воздействия, сделанности типичны, но не обязательны (встречаются исключения), то для психических галлюцинаций наличие этих чувств обязательно и исключений не бывает. Кроме того, отделяет психические галлюцинации от псевдогаллюцинаций (только отделяет, а не принципиально отличает) отсутствие при них элементов сенсорности, то есть связи с каким-либо конкретным чувствованием. Учитывая это обстоятельство, некоторые авторы называют психические галлюцинации парасенсорными.
Вместе с тем отличие психических галлюцинаций от псевдогаллюцинаций оказывается только феноменологическим, а не принципиальным и не затрагивает основных (общих и частных) критериев клинической оценки.
К одному из спорных вопросов учения о галлюцинациях относится вопрос о возможности взаимного превращения истинных и псевдогаллюцинаций при шизофрении.
Клиническими фактами, подтвержденными многочисленными наблюдениями, следует считать возможным как одновременное наличие в психическом статусе больных шизофренией истинных и псевдогаллюцинаций, так и последовательное появление при развитии психоза псевдогаллюцинаций после галлюцинаций истинных и истинных галлюцинаций после псевдогаллюцинаций. Последовательное появление в процессе развитая психоза одних или других психопатологических феноменов не доказывает, однако, возможности взаимного превращения этих феноменов друг в друга.
Большинство наблюдений показывает, что при развитии шизофренического психоза психопатологическая симптоматика либо ограничивается наличием истинных галлюцинаций (без последующего возникновения псевдогаллюцинаций), либо проявляется в виде псевдогаллюцинаций (без предшествовавшего и последующего возникновения истинных галлюцинаций), либо, наконец, содержит одновременно возникающие, не связанные друг с другом сюжетно истинные и псевдогаллюцинации.
Наблюдаемое иногда появление истинных галлюцинаций, сюжетно связанных с предшествовавшими псевдогаллюцинациями и бредом, мы объясняем аутосуггестивным механизмом возникновения, что не противоречит сказанному выше о более глубоком уровне патологии и нарушения мышления при псевдогаллюцинациях по сравнению с галлюцинациями истинными.
Аутосуггестивный механизм возникновения галлюцинаций можно представить себе в случаях, при которых развитие психоза характеризуется появлением псевдогаллюцинаций, затем бреда и потом истинных галлюцинаций, или бреда и истинных галлюцинаций без предварительных псевдогаллюцинаций, но при обязательном сюжетном совпадении всех симптомов. Патоки-нез указанных элементов развития психопатологического процесса можно теоретически допустить в плане суггестивного влияния бреда на возникновение истинных галлюцинаций. В данном случае более, чем когда-либо, приложима сентенция А. Эя (1932): "Галлюцинация - дочь бреда".
Аутосуггестивный характер истинных галлюцинаций в приведенных случаях в известной степени близок по механизму возникновения спонтанным галлюцинациям, появляющимся иногда у субъекта, находящегося в состоянии гипнотического сна после внушения ему ситуации, близкой к переживанию бреда преследования у психически больного. Так, при внушении весьма гипнабельному субъекту аффекта страха, связанного с тем, что он ночью в лесу встретил группу неизвестных людей, имеющих агрессивные намерения, он слышит не внушавшиеся ему, спонтанно возникающие "голоса" этих людей, бранящие, угрожающие, обсуждающие способ убийства, и ясно видит оружие убийства - ножи, револьверы, штыки и т. д.
Клиническая обоснованность приведенной аналогии, на наш взгляд, позволяет считать, что если внушенная (в состоянии гипнотического сна) враждебная субъекту ситуация влечет за собой появление слуховых и зрительных галлюцинаций, связанных по содержанию с этой враждебной ситуацией, то возникновение подобных же галлюцинаций может быть обусловлено убеждением в преследовании, связанным со сформировавшимся персекуторным бредом. Роль ряда факторов, осложняющих течение основного психического заболевания (алкоголизм, церебральный атеросклероз, травмы, психогении) в качестве условий, облегчающих аутосуггестив-ную природу появления истинных галлюцинаций под влиянием бреда, требует особой проверки.
Таким образом, можно представить себе следующие варианты возникновения истинных и псевдогаллюцинаций в процессе развития шизофрении:
а) в клинической картине психоза возникают только истинные или только псевдогаллюцинации;
б) по времени после истинных галлюцинаций или одномоментно с ними возникают псевдогаллюцинации при отсутствии сюжетной связи между одними и другими;
в) истинные галлюцинации возникают параллельно с уже имеющимися псевдогаллюцинациями (без наличия сюжетной связи между одними и другими) под влиянием дополнительных экзогенных вредностей;
г) псевдогаллюцинации, возникающие без предшествовавших истинных галлюцинаций, трансформируются, превращают ся в истинные галлюцинации (сюжетно связанные с псевдогаллюцинациями) при помрачении сознания больного;
д) истинные галлюцинации, сюжетно связанные с предшествовавшими псевдогаллюцинациями, возникают после них (но не трансформируясь из них) под влиянием аутосуггестивного воздействия бреда, непосредственно связанного с псевдогал люцинациями по схеме: псевдогаллюцинация - бред - истинная галлюцинация.
В отличие от псевдогаллюцинаций Кандинского вербальные и зрительные галлюцинации, обладающие интрапроекцией, но не отвечающие вышеуказанным основным критериям и имеющие экзогенно-органическую природу, называют псевдогаллюцинозом.
Псевдогаллюциноз встречается, по нашим наблюдениям, двух типов.
При первом из них, отмечаемом чаще, вербальные галлюцинации в виде громких, отчетливых "голосов", слышимых внутри головы, или зрительных образов, видимых в экстрапроекции, но мозгом, а не глазами, возникают на фоне помраченного или существенно измененного сознания и патогенетически, патокинетически, хронологически связаны с указанным расстройством сознания. Зависимость этого типа псевдогаллюциноза от помрачения сознания в известной степени подтверждается и наблюдавшейся нами трансформацией вербального алкогольного галлюциноза в псевдогаллюциноз по мере нарастания степени помрачения сознания с параллельным указанной степени переходом вербальных галлюцинаций из экстра- в интрапроекцию. При псевдогаллюцинозе восстановление сознания сопровождается также восстановлением полной критики к перенесенному и сочетается с сохранностью мышления, которое отмечалось и до помрачения сознания. Выраженных чувств постороннего влияния или внешнего воздействия при псевдогаллюцикозе, как правило, нет, но наблюдается бредовая трактовка галлюцинаторных переживаний. Сюжет бреда, близкого по динамике к делириозно-му, всегда соответствует содержанию галлюцинаций, и по времени бред следует за ними.
Второй тип псевдогаллюциноза можно констатировать крайне редко. Характеризующие его, преимущественно вербальные, галлюцинации также локализуются в интрапроекции, возникают вне помрачения сознания, но почти всегда вечером, ночью или в состоянии утомления и сонливости. При них также отсутствует нарушение мышления до и после галлюцинаторного приступа. Они сопровождаются сохранной критикой, которая может ослабевать при длительном хроническом течении психоза. Бредовая интерпретация вербального псевдогаллюциноза,отсутствующая более или менее продолжительный срок, может в дальнейшем появиться так же, как это бывает при хроническом алкогольном вербальном галлюцинозе. Возникновение псевдогаллюциноза имеет четкую патогенетическую СЕЯЗЬ с хронической алкогольной интоксикацией. Феномены этого типа отличаются от истинного галлюциноза только особенностями проекции галлюцинаторного образа.
Псевдогаллюциноз обоих типов, обладая так же, как псевдогаллюцинации, навязчивостью, неотступностью галлюцинаторных образов, имеет большую, чем они, сенсорность (особенно при первом типе), сопровождается несравненно более неприятными субъективными ощущениями, выраженным аффектом и развитием, зависимым от соматических нарушений.
В отличие от псевдогаллюциноза, при псевдогаллюцинациях Кандинского "голоса" внутри голова (от громких до едва уловимых звучаний, от неопределенных по интонации - глухих, когда невозможно выяснить, мужские они, женские или детские, - до достаточно четких и определенных) возникают вне какого-либо помрачения сознания, без аффективной реакции больного и при наличии более или менее выраженного нарушения мышления (до и после галлюцинирования). Эти голоса обычно сопровождаются чувством чуждости, часто сделанности, то есть бредом, который по времени предшествует "голосам" внутри головы или появляется одновременно с ними.
Все сказанное дает основание для вывода о том, что псевдогаллюциноз также относительно специфичен для экзогенных психозов, протекающих с помрачением сознания, как псевдогаллюцинации Кандинского - для шизофрении. В структуре шизофренического онейроидного синдрома возможен псевдогаллюциноз, тогда как при экзогенных психозах псевдогаллюцинации Кандинского не встречаются (если экзогенный психоз не развился у больного, страдающего шизофренией).
Изложенная выше характеристика основных общих и частных критериев клинической оценки галлюцинаций, а также определения отдельных типов галлюцинаторных феноменов позволяют провести дифференциацию этих феноменов. Указанная дифференциация в известной степени условна и весьма схематична. Ее условность связана с тем, что анализируются и сопоставляются сводные понятия без учета различных вариантов и промежуточных психопатологических образований. Схематичность вызвана применением лишь некоторых, а не всех критериев клинической оценки. Поэтому задача дифференциации методологическая и заключается в иллюстрации использования критериев клинической оценки для квалификации тех или иных феноменов и определения их нозологической принадлежности, то есть для диагностики психических заболеваний.
Предлагаемая таблица состоит из трех разделов, включающих галлюцинации, возникающие при непомраченном сознании, группу псевдогаллюцинаторных феноменов и галлюцинации, возникающие при помраченном сознании. Таким образом, сравниваются группы однотипных феноменов, поскольку их межгрупповое разграничение не вызывает затруднений и проводится с помощью главных, определяющих психическую деятельность человека критериев - состояния сознания и мышления.
Основными параметрами, характеризующими клинику иллюзий и галлюцинаций, обусловливающими разделение их на классы с расстановкой на "шкале галлюцинаций" и нередко предопределяющими нозологическую принадлежность названных феноменов, мы, как было сказано ранее, считаем состояние сознания - до, во время, после галлюцинирования (характер всесторонней связи иллюзорных, галлюцинаторных переживаний с нарушением сознания) и состояние мышления - предшествующее, сопутствующее галлюцинированию, следующее за ним (характер, особенности, глубину интимной связи иллюзорных и галлюцинаторных переживаний с нарушением мышления). Проводя систематику, мы учитываем, что клиника различных иллюзий и галлюцинаций в одних случаях может быть предопределена характером нарушения сознания в момент галлюцинирования при меньшем нарушении мышления до и после галлюцинирования, в других - нарушением мыслительных процессов до и после галлюцинирования при меньшем изменении сознания одновременно с галлюцинированием, и, наконец, в-третьих - равными, значительными нарушениями сознания и мышления.
Выдвигая в качестве основного принципа систематики иллюзий и галлюцинаций оценку состояния сознания и мышления галлюцинанта, мы полагаем, что оценку следует проводить в единстве с анализом всех других факторов, критериев, признаков, характеризующих статику и динамику интересующих нас психопатологических феноменов.
При определении места какого-либо феномена на шкале классификации не всегда, однако, удается обосновать четкую патогенетическую, патокинетическую, психопатологическую его связь с предшествующим или последующим феноменами. Не всегда также оказывается безупречной группировка отдельных феноменов в классификационной таблице. Это обстоятельство обусловлено множественностью взаимосвязей между разнообразными критериями клинической оценки психопатологических симптомов. Следовательно, отдельные психопатологические феномены могут группироваться по-разному в зависимости от принятых критериев их клинической оценки. Это означает, что стоящие рядом на классификационной шкале феномены могут по одним признакам иметь сходство, а по другим - нет. Поэтому какой-либо отдельно взятый психопатологический феномен (группа феноменов), например, по степени патогенетической связи с органическим поражением мозга может быть ближе к одному явлению, а по степени критичности больного к собственным переживаниям или по выраженности чувства насильствен-ности - к другому.
Группируя отдельные феномены в зависимости от их соотношения с состоянием сознания и процессом мышления, его патологией, мы нередко отодвигаем на второй план, а иногда частично ослабляем акцент на других основных общих и частных критериях клинической оценки иллюзорных и галлюцинаторных переживаний. Поэтому мы стараемся построить такую схему классификации, которая будет одновременно и во взаимосвязи отражать оценку обоих главных критериев (состояния сознания и мышления) без прямой детерминации тех или иных галлюцинаторных феноменов этими критериями.
Приведенным требованиям в известной мере отвечает построение классификации иллюзий и галлюцинаций в двух регистрах, по двойной номенклатуре, одновременно оценивающей наличие, характер изменения сознания и степень интимной связи изучаемых феноменов с патологией мышления. Это означает, что разделение феноменов на группы зависит только от их взаимосвязи с нарушением мышления и сознания. Внутригрупповое же разделение изучаемых феноменов, кроме того, учитывает все остальные критерии и признаки, применяемые для клинической квалификации психопатологических симптомов. При такой структуре классификационной шкалы выявляется известная клиническая закономерность. Заключается она в следующем: чем больше природа иллюзий и галлюцинаций связана с помрачением сознания (присущим, например, экзогенно-органическим психозам), тем меньше эти феномены патогенетически зависят от патологии мышления и, наоборот, чем меньше возникновение иллюзий и галлюцинаций связано с помрачением сознания, тем больше выражена их патогенетическая взаимосвязь и взаимозависимость с нарушением собственно процессов мышления (присущим, например, шизофреническому и инволюционному психозам).
В соответствии с этим к 1 группе первого отдела шкалы классификации отнесены феномены, которые, по существу, могут рассматриваться как непсихотические и не связанные в собственном смысле слова, с патологией мышления, а к последней (12-й) группе четвертого отдела - феномены, которые никак нельзя отличить от особенностей патологического мышления больного.

Таким образом, иллюзии и галлюцинации, объединенные всеми классификационными группами (исключая 6-8), расположены над условной "границей сознания", то есть вне его помрачения при постепенном (по мере приближения к 12-й группе) увеличения уровня нарушения мышления. Феномены, объединенные 6-8 группами, расположены ниже условной "границы сознания" и возникают при большем или меньшем его помрачении.

1 -я группа. Иллюзии непсихотические - физические и физиологические.
2-я группа. Иллюзии ощущений, неврологические - гипер-, гип- и дизестезии, сенестопатии и парестезии иллюзорные, по-лиестезии.
3-я группа. Иллюзии и галлюцинации центрального органического генеза - иллюзии цвета, фотопсии, акоазмы, иллюзии, связанные с нарушением сенсорного синтеза (ауто-метаморфопсические, экзометаморфопсические, порропси-ческие, хронопсические, диплопические и полиопические); галлюцинации, связанные с, поражением рецепторов, проводящих путей, центров, так называемые органические или неврологические (галлюцинозы оптические, полиоптические, гемианоптические, тактильные, вербальные); дереализация иллюзорная.
4-я группа. Иллюзии так называемые психические - рефлекторные (синестезии), функциональные (парейдолические), иллюзии А галлюцинации аффективные, психогенные.
5-я группа. Явления эйдетизма - сенсориализация представлений, последовательные образы, последовательный эйдетизм, мнестический эйдетизм.
Отдел II. Иллюзии и галлюцинации, возникающие при помрачении сознания.
6-я группа. Непсихотические галлюцинации - сновидения, видения в гипнотическом сне, внушенные иллюзии и галлюцинации.
7-я группа. Иллюзии и галлюцинации состояний помраченного сознания - гипкогогические и гипнопомпические, истерического и эпилептического сумеречных состояний, аментивно-го, онирического, делириозного, онейроидного синдромов. Псевдогаллюциноз.
8-я группа. Иллюзии и галлюцинации "промежуточные, фазовые" - синдром ложного узнавания и галлюцинации при закрытых глазах вечером или ночью.
Отдел III. Галлюцинозы - функциональные, рефлекторные, истинные и истинные галлюцинации.
9-я группа. Галлюцинозы функциональные, рефлекторные, истинные (вербальные, зрительные, тактильные).
10-я группа. Галлюцинации истинные - элементарные, вкусовые, обонятельные, тактильные, зрительные, аутоскопические, вербальные, антагонистические; иллюзии бредовые.
Отдел IV. Псевдогаллюцинации и психические галлюцинации.
11-я группа. Неполные псевдогаллюцинации (галлюцинои-ды) и полные развитые псевдогаллюцинации.
12-я группа. Феномены "промежуточные" между псевдо- и психическими галлюцинациями, собственно психические галлюцинации, идеомоторные психические галлюцинации.
Определение понятия "синдром психического автоматизма"
В 1885 г. В. X. Кандинский впервые описал клинические явления, которые много позднее в 1919-1927 гг. Г. Клерам-бо систематизировал и назвал феноменом психического автоматизма.
Формулируя определение понятия "психический автоматизм", Г. Клерамбо в характеризующую этот феномен триаду включает чувственный, высший психический и двигательно-во-левой компоненты:
а) чувственный автоматизм - алгии, парестезии и др.
б) высший психический автоматизм - перцептивные явления (слова, звучание мысли, надписи, лица и т. п.), а также иде-
аторые автоматизмы (внушенные подставные мысли, вынужденное мышление, наплывы мыслей, повторение мыслей, слышание мыслей, эхо мыслей, чтение мыслей, вытягивание мыслей и т. п.); феномен мнестического характера (исчезновение мыслей, задержки в мышлении, забывание, ложные воспоминания, гипермнезии);
в) явления аффективного и двигательно-волевого автоматизмов (различные дисфории, страхи, тревожное настроение, вспышки гнева, непонятные чувства симпатии и антипатии, чувство странной перемены в людях и вещах, окружающих больного). К волевому компоненту также отнесены: невозможность принимать решения, вынужденные решения, вынужденные гримасы и жесты, двигательные автоматизмы, различные гиперки-незы, задержки жестов и мимики, акинезы, словесный и письменный автоматизмы.
А. А. Перельман (1931) отмечает, что в синдром психического автоматизма входит патокинетический компонент (ощущение нарушения личности, частично осознаваемое больным в качестве чего-то нового, чуждого собственному "Я") и патопластический компонент (бредовое толкование вышеперечисленных переживаний). По его мнению, синдром психического автоматизма свидетельствуемо расстройстве синтеза, сознания и активности личности, что сближает этот синдром с деперсонализацией. Вместе с тем он полагает, что в основе явлений психического автоматизма лежит нарушение координированных церебральных сочетаний "аф-фективно-интенциальных импульсов", с одной стороны; с "импрессионно-мнестической и реактивно-двигательной деятельностью" - с другой. При этом А. А. Перельман подчеркивает, что для всего синдрома Клерамбо характерно чувство чуждости, в связи с чем А. Клод предлагает обозначить его "синдромом внешнего воздействия", отождествляя, таким образом, с бредом.
В изложении А. В. Снежневского (1970), чувственному автоматизму Клерамбо соответствует сенестопатический автоматизм, высшему психическому автоматизму - ассоциативный и двигательно-волевому - кинетический автоматизмы.
Понимание феномена психического автоматизма А. А. Меграбян (1961) основывает на том, что автоматизированные навыки физического и умственного труда обычно находятся под контролем сознания, поэтому в любой момент человек может изменить их направленность, интенсивность и содержание, проявляющиеся в восприятиях, мышлении и действиях. В этой специфической особенности сознания, по его мнению, заключается один из важнейших признаков психического здоровья человеческой личности. Под автоматизацией им понимается "не механическое осуществление ма-шинообразного функционирования", а системность нервных процессов, при которой отдельные частные функции, сочетаясь и объединяясь, образуют более сложные структуры. Патологический психический автоматизм он считает выражением деавтоматизации в сфере мышления, речи и действия, особо подчеркивая, что больные субъективно расценивают данное патологическое состояние как лишение самостоятельной активности, свободы и превращения в "автомат, находящийся в зависимости от внешних враждебных действий".
Г. Клерамбо и А. Клод, А. А. Перельман и А. А. Меграбян, А. В. Снежневский и другие авторы, изучавшие явления психического автоматизма, основным его компонентом считают чувства внешнего влияния, внешнего воздействия, посторонние, действующие извне силы. Подобные чувства сочетаются в сознании больного с чувством отчуждения элементов его собственной психической деятельности, на что указывал еще В. X. Кандинский.
Основываясь на этом, некоторые психиатры, с одной стороны, относят к явлению психического автоматизма все психические переживания, сопровождающиеся чувством сделанности, постороннего влияния (включая галлюцинации и бред, возникающие при помрачении сознания, а также бредовые идеи физического воздействия, отношения, преследования и др.); с другой стороны, они не считают проявлением психического автоматизма иллюзии, истинные галлюцинации, органические и другие галлюцинозы, при которых нет чувства сделанности.
М. Г. Гулямов (1965) напоминает, что синонимами понятия "синдром психического автоматизма" являются бред гипнотического очарования (В. М. Бехтерев, 1905), бред гипнотического влияния (С. Д. Владычко, 1912), синдром внушенных переживаний и воздействия (М. Райсфельд, 1935), ксе-нопатический синдром (П. Гиро, 1937), синдром психического воздействия (Е. В. Каменева, 1957), псевдогаллюцинаторный синдром (Л. К. Хохлов, 1958).
Кроме того, нередко ставится знак равенства между синдромом психического автоматизма Кандинского - Клерам-бо и псевдогаллюцинациями Кандинского. Все это позволяет некоторым авторам относить к псевдогаллюцинациям психотические симптомы, наблюдаемые при психозах: гипертонических, гриппозных, токсико-инфекционных, сифилитических и алкогольных (М. Г. Гулямов, 1963-1969), травматических (Е. С. Гайдай, 1969), ревматических (3. В. Полонская, 1969), бруцеллезных (Т. Е. Тощева, 1869), церебросклеро-тических и инволюционных (Ю. М. Бухмзн, 1975) и др.
Вместе с тем в приводимых этими авторами наблюдениях отмечается параллелизм между галлюцинациями с интрапроек-цией, а также другими феноменами психического автоматизма и помрачением сознания или его изменением в вечернее и ночное время. Кроме того, устанавливается зависимость появления синдрома от острых головных болей и соматического утяжеления. Подчеркивается также острое начало и критическое окончание синдрома психического автоматизма, отсутствие существенного нарушения мышления до и после него. Иначе говоря, псевдогаллюцинациями Кандинского названы феномены, при которых отсутствуют основные, указанные В. X. Кандинским признаки: возникновение при непомраченном сознании и наличие интимной связи с предшествующим и последующим нарушением мышления.
По-видимому, наши знания о психической деятельности человека в норме и патологии, о роли бессознательного в этой деятельности и о психических автоматизмах нельзя признать oдостаточными. Поэтому мы воздерживаемся от категорических выводов по затронутым вопросам. Однако клинический опыт позволяет сомневаться в правильности тенденции ставить знак равенства между общим понятием "феномен психического автоматизма" и частным понятием "псевдогаллюцинации". Кроме того, по нашему мнению, в рамках изучаемого синдрома следует четко отграничивать галлюцинаторные и близкие к ним явления, возникающие при нормальном или гипнотическом сне и помрачении сознания, от таких же явлений, возникающих вне помрачения сознания. Используя термин А. А. Меграбяна, подчеркнем, что "деавтоматизация" в сфере восприятия, мышления, речи, действия при помраченном и непомраченном сознании принципиально различна и имеет разную патогенетическую сущность. Характер указанной деавтоматизации не идентичен также при истинных и псевдогаллюцинациях.


Тактильный галлюциноз


Так т ильный галлюциноз, наблюдаемый при экзогенно-органических заболеваниях, патогенетически и клинически вполне сопоставим с аналогичным оптическим органическим галлюцинозом, что дает основание для отнесения его к общей с этим галлюцинозом группе.
Наиболее четкая систематика тактильных органических галлюцинозов приводится в работе Л. М. Анашкиной (1978). Также как оптические, она разделяет тактильные галлюцинозы на три типа, каждый из которых соответствует основным признакам галлюциноза.
1 - не усложняющиеся галлюцинозы, не сопровождающиеся острой аффективной реакцией и не имеющие тенденции к генерализации (осязание различных предметов - шариков, монет, кнопок и т. п.).
2 - усложняющиеся галлюцинозы, сопровождающиеся острым аффектом (генерализованное осязание наэлектризованное™ одежды, скользящего теплового луча и т. п.);
3 - сформировавшиеся генерализованные галлюцинозы, связанные с частями собственного тела (ощущение ползающих, проникающих в кожу мелких насекомых, червей, спиралей и т. п.) и ассимилирующиеся ими.
К феноменам 3-й группы может быть отнесен один из видов аутоскопии - видение собственного двойника, отмечаемое при церебрастении, энцефалопатии (различного генеза). Это видение исчезает при напряжении внимания, сопровождается критическим отношением субъекта и имеет характер "мнестичес-кого эйдетизма".
Видение собственного двойника, симптом истинного двойника, аутоскопия, дейтероскопия встречаются при ряде заболеваний в виде принципиально различных феноменов. Эти феномены имеют самый различный патогенез, обладают разной степенью патологической связи с процессами мышления и поэтому должны располагаться на разных ступенях классификационной лестницы.
Мы выделяем пять видов видения собственного двойника:
а) "двойник эйдетический", патогенетически близкий к органическим галлюцинозам, как правило, это автопортрет в экстрапроекции, не связанный со взором и реальными объектами окружения (3-я и 5-я группы);
б) "двойник галлюцинаторный", имеющий характер истинных галлюцинаций, ассимилирующихся окружающим больного реальным миром (10-я группа);
в) "двойник псевдогаллюцинаторный", обладающий всеми признаками псевдогаллюцинации с интрапроекцией (11-я группа);
г) "двойник бредово-галлюцинаторный" - бредовое ощущение раздвоения собственной личности на два самостоятельных лица и пребывания одного из них рядом, чаще слева, а также ощущение (но не "видение") двойника, повторяющего движения больного, его дыхание и др. (11-я группа);
д) "бред двойника" - наличие бредовой убежденности в существовании двойника, имеющего тождественные с больным внешний вид, стремления чувства, проявляющего иногда дружественные по отношению к больному, а иногда враждебные к нему намерения.
"Переживание собственного двойника", встречающееся при органических поражениях головного мозга, всегда бывает пре-ходяа^м, эпизодическим, сопровождается полной сохранностью критики больного и не имеет патологической связи с процессами мышления. Образ такого двойника локализуется на небольшом расстоянии от взора, обычно вечером, чаще справа, в виде статического двухмерного собственного изображения.
Больной У. К., 44 года.
Диагноз: травматическая энцефалопатия.
В клинической картине: раздражительность, эксплозивность, неврологическая симптоматика - асимметрия лицевой иннервации, адиадохокинез, анизорефлексия, нечеткость пальце -носовой пробы.
При значительном интеллектуальном утомлении, обычно вечером, в конце рабочего дня, видит свой образ, Этот образ представляет собой неподвижное, без мимики, портретное изображение, расположенное вправо от взора, в 25-30 см от глаз. Критическое отношение больного сохраняется полностью. Видение продолжается 10-15 минут, не пугает, но вызывает неприятное чувство "чего-то болезненного". В один и тот же вэчер не повторяется. Во время отдыха не возникает.

Аутоскопическая галлюцинация такого типа имеет некоторые признаки органического оптического галлюциноза.
Отдельные авторы склонны феномен переживания двойника прямо или косвенно (опосредованно) связывать патогенетически с нарушением сенсорного синтеза, сочетающегося с вестибулярной недостаточностью (Т. К. Кашкарова, 1959).
К. А. Скворцов (1931) задолго до Т. К. Кашкаровой описал 10 случаев сочетания признаков вестибулярного страдания с ощущениями изменения формы своего тела. Отмечая, что "лабиринтопатии создают благоприятную почву для галлюцинаций", он подчеркивает новое обстоятельство, а именно, что "галлюцинация двойника тесно связана с переживанием изменения формы тела и стимулируется изменением внутреннего или внешнего моторного ритма". По его наблюдениям, двойник возникал всякий раз, когда имеющаяся уже болезненная готовность стимулировалась "последним ударом" внешнего или внутреннего раздражителя. По утверждению К. А. Скворцова, наряду с узнаванием себя в галлюцинаторном образе или отождествлением его с собой больные испытывают изменения скорости протекающего времени.
С. Ф. Семенов (1965) наблюдал у больного с ранением в область теменной доли справа и наличием диэнцефальной симптоматики "переживание своего образа, который, по мнению автора, всегда является знанием, переживанием своего второго "я", но не визуальным образом".
Иллюзии рефлекторные (синестезии), функциональные (перейдолические) иллюзии и галлюцинации аффективные, психогенные
Феномены, объединяемые этой группой, имеют большую, чем предыдущие, связь с процессом мышления. Однако они возникают без предшествующей патологии мышления, вне помрачения сознания, без патогенетической зависимости от поражения периферического рецепториого аппарата и подкорковых центров.
Отличительной чертой иллюзорных и галлюцинаторных переживаний, объединенных группой, оказывается то, что критика к ним в момент переживания ослаблена или отсутствует, а по прекращении переживания - полностью восстанавливается.
Вообще иллюзии могут возникать у лиц, страдающих так называемыми пограничными состояниями, различными органическими заболеваниями мозга, шизофренией. В соответствии с этим, генез разных иллюзорных переживаний оказывается различным. В одних случаях он связан с поражением периферической нервной системы или органическим заболеванием мозга. В других - с функциональными расстройствами, психогенией, или с расстройством сознания, наконец, с бредом.
При этом следует отметить, что внутригрупповая и межгрупповая систематика иллюзий представляет значительную сложность, обусловленную следующими факторами:
а) иллюзии - феномен, встречающийся как у людей, не страдающих психическим заболеванием, так и психически больных;
б) у психически здоровых иллюзии всегда имеют психогенное происхождение, это всегда так называемые психические, аффективные иллюзии. У психически больных иллюзии могут быть также психогенными, аффективными, но могут быть опосредованы бредом, вызывающим аффект;
в) иллюзии могут возникать при нарушении сознания и внепомрачения сознания, патогенез и клиника тех и других иллюзий различны;
г) в ряде случаев иллюзии не только практически (диагностически), но и теоретически трудно отличимы от галлюцинаций (например, иллюзии вкуса, обоняния).
Рефлекторные иллюзии, или синестезии - это возникновение иллюзорных восприятий в одном анализаторе при раздражении периферического окончания другого анализатора, как бы иррадиация раздражения с трансформацией ощущения. Они принципиально отличаются от рефлекторных галлюцинаций, также как вообще иллюзии отличаются от галлюцинаций. Синестезии имеют некоторое феноменологическое сходство с иллюзиями цвета, отличаясь от них четкой иррадиацией раздражения от одного анализатора к другому, отсутствием выраженного органического генеза и несколько большей связью с процессом мышления.
В соответствии с приведенным определением различные авторы относят к синестезиям:
фонопсии - цветной слух - сочетание реальных действительных музыкальных нот с кажущимся видением цвета;
синопсии - сочетание реальных действительных зрительных образов с кажущимися ощущениями в других анализаторах;
синосмии - возникновение кажущихся запахов при восприятии другими анализаторами реальных слуховых, зрительных, вкусовых образов;
фотизмы - возникновение кажущихся зрительных образов при фиксации другими анализаторами реальных объектов;
фонизмы - возникновение кажущихся звуковых, иногда музыкальных образов при фиксации другими анализаторами реальных объектов.
К синестезиям относятся также синпсихалгии - появление или усиление болевых ощущений невралгического характера при наблюдении за другим человеком, который мучается от боли или которому пытаются причинить боль.
Своеобразной формой тактильной синестезии можно признать "визуализацию" - яркое представление в экстрапроекции геометрической фигуры, нацарапанной на коже.
П. М. Никифоровский (1937), сообщая, что синестезии впервые описаны Гофманом в 1786 году, пытается объяснить их патогенетическую сущность установлением атипичных условно-рефлекторных связей. По его данным, у одних людей синестезия заключается в сопровождении звуков цветовыми ощущениями, а у других - цветовыми обрамлениями вокруг действительного объекта, чаще продуцирующего звучания (цветной ореол вокруг певца, музыканта, рояля). Рефлекторные иллюзии, или синестезии нередко бывают у композиторов, поэтов, художников. По одним свидетельствам (В. А. Гиляровский, 1938), синестезии в виде "цветного слуха" испытывал Н. А. Римский-Корсаков; по другим (П. М. Никифоровский, 1937) - А. Н. Скрябин, Г. Гейне, Н. К. Чюрленис; С. С. Корсаков (1913) пишет о братьях Нуссбаумер, у которых (по сообщению одного из них) каждому определенному звуку соответствовало свое цветоощущение.
Остановимся на одном случае, при котором отмечается феномен, близкий к синестезии. Речь идет о своеобразном возникновении зрительных цветовых ощущений не в виде реакции на раздражение другого анализатора, а в виде реакции на определенные слова или, вернее, понятия. Это явление мы назвали идеаторной синестезией. В нашем наблюдении цветоощущения вызываются словами, определяющими наименование городов, рек, стран.
Больной Л. Р., 60 лет.
Диагноз: церебральный атеросклероз, осложненный алкоголизмом.
В статусе: память на текущие события резко снижена, устный счет ведет с ошибками. В беседе активен, многословен, проявляет к ней большой интерес. Отмечает возникающие перед глазами при утомлении разноцветные кольца, полосы, проплывающие слева направо в 30-40 см от глаз. Сообщает, что на протяжении последних 5-6 лет у него с любыми географическими обозначениями (названиями стран, городов, рек) ассоциируется какой-либо цвет. При этом каждому наименованию всегда соответствует одно и то же цветоощущение. Указанное -цветоощущение может быть в представлении, но может также локализоваться в воспринимаемом пространстве в виде окрашивания окружающих предметов. Так, например, услышав или прочитав слово "Одесса", он короткое время видит перед глазами синий фон и все окружающие предметы приобретают синюю окраску. К этому явлению относится спокойно, критичен.

Парейдолии - образы, возникающие в связи с каким-либо действительно имеющим место раздражителем того же анализатора, Термин "парейдолии" предложил К. Ясперс (1923), который дал первое описание этого феномена, Парейдолические иллюзии, как правило, зрительные, хотя бывают и слуховыми; обычно они фантастичны, причудливы, сменяемы.
Под термином "парейдолии" нередко понимают феноменологически различные явления. К ним относят:
а) иллюзорноподобные восприятия, возникающие в рамках действительно объекта иля в тесной связи с этим объектом, хотя и несколько выходящие за его пределы. Это имеющее интимную связь с представлениями активное, произвольное фантазирование на основе воспринимаемого действительного объекта с обязательным использованием его деталей. Мы называем такие парейдолии произвольными. По некоторым свидетельствам (В. А. Гиляровский, 1938), такие произвольные парейдолии были у Леонардо да Винчи;
б) парейдолические иллюзии, для формирования которых используются контуры, линии, цвета, рельеф действительного элементарного объекта, например, выбоины в штукатурке, шляпки вбитого в стену гвоздя и др. (пятно на обоях - страшная морда, вентиляционное отверстие - жерлопушки и т. п.);
в) феномены, которые мы называем парейдолическими галлюцинациями - зрительные переживания, непроизвольно возникающие обычно при нарушении сознания в связи с восприятием действительного объекта, но совершенно не соответствующие ему по форме, величине, структуре, резко выходящие за его границы (аист вместо лампочки над дверью, волк вместо туфли, стоящей на полу). От функциональных галлюцинаций эти феномены отличаются тем, что они видятся вместо объекта -раздражителя, а не одновременно и параллельно с ним. Таким образом, речь идет о феноменах, переходных между парейдолическими иллюзиями и функциональными галлюцинациями. Случаев, связанных только с расстройством сознания, при которых галлюцинаторный образ, возникший на основе реального объекта, полностью отделяется от него и как бы начинает самостоятельное существование (чертик, образовавшийся на рисунке ковра, спрыгивающий с ковра и бегающий по комнате), можно говорить о галлюцинаторном феномене, промежуточном между функциональными галлюцинациями и галлюцинациями помраченного сознания.
М. И. Фотьянов (1973) фактически повторяет разделение парейдолий, приводимое М. О. Гуревичем и М. Я. Серейским (1932). Они, отмечая, что парейдолии Ясперса - это разукрашивание несуществующими подробностями существующего незначительного объекта (в следствие фантазирования или возникновения "произвольных иллюзий"), разделяют парейдолии на два рода:
а) видимые в пределах пятна, рисунка обоев и т. д., фигуры людей, животных, с критическим к ним отношением;
б) дополнение к реальному рисунку совсем другого образа, т. е. возникновение на базе реального рисунка нового образа с признаками реальности.
Парейдолические галлюцинации могут входить в структуру психоза наряду с другими психопатологическими симптомами, в частности, бредом. Они нередко встречаются одновременно с другими галлюцинаторными переживаниями.
Парейдолические иллюзии и особенно галлюцинации своим возникновением значительно больше предыдущих феноменов обязаны активности интеллектуального творчества, хотя А. В. Снежневский (1968) считает, что парейдолии возникают при снижении тонуса психической деятельности.
Теоретически можно предположить, что основанием для феномена, близкого в одних случаях к парейдолическим иллюзиям, а в других - к парейдолическим галлюцинациям, служат эйдетические образы. Такие эйдетические образы часто присущи детям, и именно дети вначале психического заболевания страдают патологическим зрительным фантазированием, основу которого составляет эйдетизм.
Аффективные, психогенные, психические иллюзии представляют собой искаженное "видение" действительных объектов, возникающее под влиянием психогении или аффекта. Способствующими возникновению иллюзии факторами всегда являются темнота, вечернее или ночное время. Под влиянием аффекта страха человек принимает одни объекты за другие - иллюзорные, которые, как правило, пугают, представляют враждебную силу. Так, в темной комнате лежащий около кровати обрывок бумаги кажется торчащей из-под кровати рукой убийцы, а лунный луч, пробивающийся сквозь деревья на кладбище - мертвецом, привидением и т. п. Таким образом, в формировании психогенных, аффективных иллюзий принимает более активное участие мыслительный процесс. Вместе с тем связь этих иллюзий с мышлением не патологическая. Их возникновение основывается не на расстройстве мышления, а на функциональном, пси-хсгекно обусловленном нарушении аффективно-эмоциональной сферы.
К психогенным иллюзиям, возникающим на высоте аффекта, можно отнести заимствуемый из учебника в учебник пример о том, что Лютер в разгар богословского спора с Бироном увидел в складках его одежды образ дьявола.
По мнению В. П. Осипова( 1923), психические иллюзии обусловлены психологическими причинами, заключающимися в нарушении деятельности внимания, памяти, чувственного тона и др. А. В. Снежневский (1970) иллюзии, названные перечисленными выше авторами психическими, разделяет на аффективные, вербальные и парейдолии, относя при этом вербальные иллюзии к расстройству восприятия и бреду отношения.
В группе нами рассматриваются также психогенные галлюцинации. Иллюзии и галлюцинации психогенной природы ("экстатические", по некоторым авторам) патогенетически весьма близки друг к другу и могут наблюдаться у одного и того же больного. Те и другие имеют существенное патогенетическое сходство с внушенными и самовнушенными (ауто-суггестивными) иллюзиями и галлюцинациями. Отличие психогенных иллюзий от галлюцинаций состоит в том, что психогенные иллюзии всегда возникают при открытых глазах и всегда связаны с конкретными реальными объектами, воспринимаемыми в данный момент больным. Темнота, вечернее время, желание спать лишь усиливают частоту их возникновения и усложняют сюжет.
Галлюцинации, называемые психогенными, могут возникать у психически здоровых людей под влиянием аффекта, религиозного экстаза, ситуаций, близких к суггестивным. Они обычно отличаются четкостью оформления, реалистичностью образов, могут быть объемными трехмерными и плоскостными двухмерными. В момент галлюцинирования нет помрачения сознания, но можно говорить о его изменении, сужении (без нарушения ориентировки и осмысления). Этим обстоятельством объясняется то, что галлюцинации вызывают страх у больных, хотя имеется понимание их нереальности. Видимые при открытых глазах психогенные галлюцинации иногда локализуются в воспринимаемом пространстве и феноменологически близки к истинным.
Психогенные галлюцинации, связанные с хронической психогенной травматизацией, появившиеся после кульминации психогении, возникают при закрытых, а иногда при открытых глазах, чаще в темноте. Их сюжет основывается на воспоминании о психотравмирующем факторе.
В. П. Осипов (1923) сообщает о случаях, при которых больные, перенесшие психическую травму, после любого конфликта, закрыв глаза, могут сразу же впасть в особое состояние с возникновением видений, связанных с прошлой психотравми-рующей ситуацией.
Демонстративным примером психогенной галлюцинации, возникающей после острой психогении, может послужить следующее наблюдение.
Больная Л.Б., 56 лет.
Диагноз: реактивный психоз, протрагированный.
Жалуется на слезливость, плохое настроение. Заболела после смерти мужа два месяца назад. Смерть произошла внезапно на глазах у больной и потрясла ее. Первые пятнадцать дней непрерывно плакала, "находилась как в тумане", не отдавала себе отчета в мыслях, переживаниях и поступках. Приблизительно через 2 недели стала по ночам видеть и слушать мужа, который "приходит к ней ночью, разговаривает с ней, причиняет ей боль". Утром обнаруживает на теле, в соответствующих местах, кровоподтеки. Утверждает, что перед "приходом" мужа не спит, хотя это случается часа в 2-3 ночи. Она просыпается заранее, смотрит на его фотографию и даже ждет его прихода. Отмечает, что при его появлении "комнату заволакивает мглой", мужа видит отчетливо, за исключением лица, ощущает его руки, тепло. Разговаривая с ним, всегда понимает, что "этого не должно быть потому, что муж мертв". В последнее время "визиты" мужа стали редкими, но днем слышит, как ее окликает по имени голос мужа, отзывается и даже видит его тень, уходящую по коридору мимо ванной комнаты, где она в это время стирает. Появилась зависть и недоброжелательство по отношению ко всем мужчинам его возраста, злость по поводу того, что они живы. Понимает, что происходящее с ней - явление ненормальное.
Психогенные галлюцинации патогенетически имеют много общего с галлюцинациями истерического генеза, отличаясь от них психопатологически: большим соответствием галлюцинаторного содержания психотравмирующему фактору и отсутствием в момент галлюцинирования эпизодического, параксизмально-го расстройства сознания. При описании истерических галлюцинаторных эпизодов мы вернемся с целью сопоставления к психогенным галлюцинациям.

Вербальные иллюзии - феномен более сложный, чем зрительные аффективные (психические) иллюзии. Заключается он в том, что больной в шуме голосов, в других звуках или в посторонней речи слышит слова и фразы, имеющие к нему отношение и очень часто совпадающие по сюжету с его аффективными или бредовыми переживаниями. В первом случае это оклики, слышимые в объективно существующем шуме голосов (их необходимо отличать от галлюцинаторных окликов), а во втором - собственно вербальные иллюзии, часто очень трудно отличимые от так называемых бредовых иллюзий. В подобных случаях нередко большие затруднения вызывает дифференциация трех принципиально различных явлений, к которым относятся:
а) бредовая или сверхценная интерпретация действительно слышанных в толпе слов, отрывков фраз и полных фраз, отнесение их больным на свой счет;
б) иллюзорная переработка действительно слышанных слов, междометий, звуков с восприятием их в виде других соответствующих настроению больного слов и фраз;
в) вербальные галлюцинации, возникающие в шуме толпы - истинные или функциональные.
Соответствующие переживания могут быть не только вербальными, но также зрительными, вкусовыми, обонятельными и др. В отдельных случаях роль аффекта (психогении), вызывающего психогенные иллюзии, играет бредовая концепция, ведущая к аффектации и через нее (опосредованно) к иллюзиям, возникшим на основе бреда. В подобных случаях нельзя исключить близкого к аутосуггестивному механизму возникновения иллюзий такого же аутосуггестивного механизма возникновения галлюцинаций.

Явления эйдетизма


К явлениям эйдетического ряда мы относим: сенсориализа-цию представлений, последовательные образы, последовательный эйдетизм, мнестический эйдетизм.
Феномены эйдетического ряда представляют собой явле ния, переходные от физиологической нормы к патологии. Эйдетизм по ряду свойств обладает как некоторыми признаками иллюзий, так и некоторыми особенностями галлюцинаций, занимая в известной степени промежуточное между ними положение. Феномены эйдетизма возникают в виде искажения объективно существующих реальных предметов (как иллюзии), но в связи с этими предметами. Следовательно, возникновение эйдетических образов также, как и иллюзии, невозможно без участия реальных объектов. Вместе с тем в момент возникновения эйдетических образов, имеющих к тому же экстрапроекцию, как при галлюцинациях, может отсутствовать какой-либо реальный объект.
Иначе говоря, эйдетизм - это "восприятие без объекта, но соответствующее воспринимавшемуся ранее конкретному объекту".
Е. А. Попов (1941) считает, что одни эйдетические образы ближе к представлениям, другие - к восприятиям, и соглашается с авторами, которые рассматривают в этом плане промежуточное положение эйдетизма по схеме "восприятие - последовательный образ - эйдетический образ - представление". Несколько позднее он вообще отождествляет феномены эйдетизма с галлюцинациями, с чем по нашему мнению, нельзя полностью согласиться.
Принципиальное отличие феноменов эйдетического ряда от галлюцинаций заключается в отсутствии при эйдетизме чувства насильственности и связи с предшествовавшим или последующим расстройством мышления и в сохранении критики.
Указанное своеобразное положение эйдетизма между иллюзиями и галлюцинациями позволяет включить явления эйдетического ряда в классификационную таблицу иллюзорных и галлюцинаторных феноменов.
К числу общих свойств эйдетических явлений можно отнести их относительную произвольность, возникновение вне признаков патологии мышления, но с существенным участием мыслительных процессов (условных элементов процесса познания - ощущения, восприятия и представления), локализацию в интрапроекции или проекцию в представляемое пространство при сохранной критике. Таким образом, эйдетические явления можно признать необычными, но не болезненными.
В психиатрической клинике эйдетические феномены выявляются в виде сопутствующих феноменов и "случайных находок". Чаще они встречаются у здоровых людей.
Сенсориализованные представления по механизму возникновения близки, но не тождественны обычным представлениям.
Обычное, в частности, зрительное представление, имеющее большую или меньшую яркость, может произвольно вызываться каждым человеком. Это представление часто обладает такими деталями, о которых субъект в момент его произвольного появления даже не думал.
Например, по желанию субъекта в его представлении возникает известный портрет Тараса Шевченко, соответствующий воспоминанию о нем. Однако одновременно с его лицом в представлении появляются серая каракулевая папаха и серый каракулевый воротник, о которых субъект, вызывая представления, не думает, но которые в его памяти неразрывно связаны с изображением Т. Шевченко на известном портрете. Если произвольно вызывается представление о бородатом лице Льва Толстого, одновременно обязательно появляется соответствующий портрету вид нарисованного во весь рост писателя с рукой, типично заложенной за поясок свободной рубахи.
Произвольные слуховые, вкусовые и другие представления имеют аналогичные со зрительными свойства.
Представления всегда локализуются в интрапроекции, отличаются большей или меньшей степенью четкости, яркости и обычно произвольны.
В ряде случаев представления приобретают чрезмерную яркость, чувственность, становятся навязчивыми и даже сопровождаются "чувством кажущейся непроизвольности", сохраняя локализацию в интрапроекции. Тогда можно говорить о сенсо-риализации представлений. Иногда сенсориализованное представление (зрительное, слуховое и др.) оказывается настолько чувственным, что оно как бы перемещается в представляемое пространство с экстрапроекцией. В подобных случаях речь идет о визуализации представления, порой неправильно называемой "галлюцинацией воображения".
Сенсориализация представлений наиболее характерна для людей художественного склада - композиторов, художников, писателей, артистов. Известно, что композиторы нередко записывают музыку, которую они чувствуют, но это чувственное представление музыки может быть сенсорно окрашенным, т. е. музыка может звучать в их сознании. Столь же яркими сенсориализованными оказываются зрительные, вкусовые, тактильные, болевые и другие представления, в возникновении которых нередко отмечается равноценное участие эмоциональной, аффективной реакции и механизма, близкого к аутосуггестивному.
В. Ф. Чиж (1911) пишет, что у некоторых художников и музыкантов соответственные зрительные и слуховые (музыкальные) представления достигают иногда такой силы, что, локализуясь в пространстве, становятся восприятиями.
Бетховен многие лучшие свои произведения, в частности, 9-ю симфонию, написал тогда, когда оглох и не слышал даже самые громкие звуки оркестра. В этот период, по утверждению некоторых биографов композитора, музыка весьма ярко "представлялась в его сознании".
Густав Флобер, автор романа "Госпожа Бовари", вспоминает, что при описании сцены отравления Эммы он настолько чувственно переживал это событие, что ощутил вкус яда во рту, у него появилась рвота и другие признаки отравления, от которых он избавился только через несколько часов.
Пелагея Стрепетова, озарившая своим талантом русский театр конца XIX века, могла не только жить жизнью героинь, которых она играла, но и по-настоящему чувствовать, физически ощущать их боль. Еще в юности, при чтении "Первой любви" И. С. Тургенева, в момент, когда Зинаида получила удар хлыстом по руке, она сама почувствовала сильную боль и стала дуть на руку.
В. X. Кандинский (1952) сообщает, что Бальзак обладал высшей степенью "возможного в пределах нормального состояния повышения способности чувственного представления" и поэтому необоснованно "зачислялся в галлю-цинанты".
Итак, сенсориализованные представления по одному из признаков (степени яркости, чувственности) напоминают галлюцинаторные переживания, принципиально отличаясь от них по степени произвольности, отсутствию насильственности, характеру проекции, отношению к ним больных и другим признакам.
Последовательные (следовые) образы - это яркие чувственные зрительные, слуховые, вкусовые, обонятельные, осязательные переживания, возникающие навязчиво после длительного и обычно эмоционально окрашенного периода фиксации объективных предметов, соответствующих этим образам.
Например, после длительной игры в шахматы, длительного сбора грибов, земляники, при открытых и больше при закрытых глазах (непосредственно после фиксации объективных предметов или через некоторый небольшой промежуток времени), чаще вечером, в состоянии покоя, видятся шахматные фигуры, грибы, ягоды земляники. Прослушанная мелодия может длительно звучать или через небольшой промежуток времени навязчиво представляться. Также может вновь возникать ощущение сладкого или горького вкуса, какого-либо запаха, чувства прикосновения после действия соответствующих этим переживаниям реальных раздражителей.
Появлению последовательных образов способствует отключение действительных сенсорных раздражителей (тишина, темнота, отсутствие резких запахоэ, каких-либо болевых ощущений и т. п.).
В отличие от обычных и сенсориализованных представлений, последовательные образы, помимо чувственной окраски, иногда приобретают признак экстрапроекции, но не в объективное воспринимаемое, а в субъективное пространство. Они "видятся" перед взором чаще при закрытых, но иногда и при открытых глазах. Кроме того, последовательные образы, которые мы чаще наблюдали у больных психастенией или психически больных с псщастеноподобной симптоматикой, больше, чем представления, обладают свойством непроизвольности, навязчивости с сохранением способности субъекта к произвольному подавлению, устранению их по желанию, напряжением воли. Они также отличаются обязательной непосредственной связью во времени с реальным образом, следом которого являются.
Больной 3. Н., 37 лет.
Диагноз: шизофрения с вялым неврозоподобным течением.
Болен примерно лет с 20. Еще во время службы в армии стал обращаться к врачам по поводу болей в области сердца, затруднения дыхания и т. п. С тех пор постоянно лечится. Ипохондрические переживания периодически обостряются. Иллюзий и галлюцинаций никогда не было. С детства беспокоит своеобразное явление: случайно услышанные громкие звуки (музыка, пение, разговор, гудок паровоза и др.) после их прекращения продолжают долго, навязчиво "звучать в ухе последней нотой". Всегда полагал, что так бывает у всех.

Последовательные образы, подобные отмеченным в этом наблюдении, в отдельных случаях трудно отличить от эйдетизма, в частности, слухового.
Нельзя полностью согласиться с отнесением к числу последовательных образов аккомодационных нарушений, при которых утрачивается физиологическая способность к соединению зрительных впечатлений с двигательным аккомодативным актом. В подобных случаях, например, некоторое время видится черный или белый квадрат, если отвернуться от окна или грифельной доски, а также вертикальные полосы, если отвернуться от штакетника, и т. д.
Неправильно, на наш взгляд, также утверждение о том, что последовательные или следовые образы патогенетически близки к галлюцинациям и в отдельных случаях трансформируются в них. Наоборот, многочисленные наблюдения и экспериментальные данные убедительно показывают невозможность прямого перехода следовых образов в галлюцинации или галлюцинаций в следовые образы. Вместе с тем, экспериментальные исследования ряда советских психиатров отметили известную зависимость следовых образов и галлюцинаций друг от друга, а также от некоторых общих факторов в виде дополнительных раздражителей, световых адаптации и т. д. Например, доказано, что при наличии у больного последовательных образов и галлюцинаций оба феномена усиливаются под воздействием одного и того же раздражителя.
Е. А. Попов с сотрудниками (1935,1936) наблюдали усиление последействия слухового раздражителя при обострении слуховых галлюцинаций. Наблюдениями подтверждено также, что при помещении в темную комнату больных, перенесших психоз с галлюцинациями, одновременно с частичным возобновлением у них галлюцинаций усиливается способность к задержке последовательных образов (В. А. Гиляровский, 1936; С. П. Рончевский и Скальская, 1936). Усиление галлюцинаций в условиях, в которых обостряется способность к восприятию последовательных образов, отмечали и другие авторы. Так, С. П. Рончевский с соавт. (1935) у вышедших из острого психотического состояния больных белой горячкой, инфекционным психозом, сотрясением мозга, энцефалитом, эпилепсией после их адаптации к свету и "по-гружешя в темноту" наблюдали возобновление галлюцинаций, которые характеризовались элементарностью, нечеткостью, проекцией вовне, отсутствием связи с аффектом. Возникали они на темном фоне в виде геометрических фигур, лапок животных, очертаний животных, моста с идущей по нему черной фигурой; были цветными. При закрывании глаз эти галлюцинации усиливались. Г. К. Ушаков (1969) подтверждает, что в момент зрительной "темновои адаптации" оживляются галлюцинации у больных, ранее переживавших галлюцинации, и появляются фотопсии, а иногда сложные галлюцинации у психически больных, ранее не испытывавших галлюцинаций. В. П. Осипов (1923), соглашаясь с невозможностью прямого перехода следовых образов в галлюцинации, полагает, что при измененном сознании сюжет следовых образов может служить источником возникновения галлюцинаций.
Вопреки мнению Е. А. Попова (1941), категорически разграничивающего явления эйдетизма и последовательные образы, мы рассматриваем последние в качестве феномена, переходного от сенсориализации. представлений к эйдетизму, однако стоящего ближе к последнему.
Эйдетизм - явление, при котором перед взором или в сфере восприятия других анализаторов - слухового, вкусового, обонятельного, тактильного, - восстанавливается, возникает (ярко, чувственно, с экстрапроекцией) образ, фиксировавшийся ранее этими анализаторами.
Эйдетический образ может возникать непосредственно после восприятия реального объекта или через определенный промежуток времени (мистический эйдетизм). Чаще всего эйдетизм бывает у детей, отмечается также у художников. Известны художники-портретисты, которые очень длительное время видят лицо человека, хотя на него уже не смотрят.
По свидетельству П. М. Зиновьева (1934), один художник жаловался, что образ человека, которого он рисует, мешает ему рисовать, так как он находится между ним и мольбертом, загораживая мольберт.
Эйдетический образ может возникать непроизвольно, но устраняться произвольно. Он бывает навязчивым, но критическое отношение к нему субъекта всегда сохраняется.
Если последовательный эйдетизм феноменологически близок к последовательному образу, то мнестический эйдетизм (т. е. образ, возникающий по памяти) ближе к галлюцинаторному явлению.
Больная О. К., 46 лет.
Диагноз: психопатия истерического типа.
Много лет назад обнаружила способность восстанавливать визуально кадры давно просмотренных кинокартин. Для этого в состоянии бодрствования в любое время дня и при любом освещении ей бывает достаточно закрыть глаза и вспомнить какую-либо кинокартину. Картина эта начинает "просматриваться" в экстрапроекции при закрытых глазах от начала до конца со всеми подробностями. Больная рассказывает: "Картина видится так, как если бы я ее вновь смотрела в кинотеатре". При этом "видятся" детали, о которых больная в обычном состоянии при закрытых глазах не помнит и, передавая устно содержание картины, никогда бы не вспомнила. Прекратить просмотр кинокартины можно, открыв глаза. Если после этого вновь закрыть глаза, то "просмотр картины" продолжается с того же места, на котором этот просмотр поекратился при открывании глаз. Больная вполне притична к указанным переживаниям. Иногда они доставляют ей удовольствие и занимают ее, а иногда надоедают. Каких-либо психотических симптомов нет.

Весьма существенно, что феномен зрительного и слухового эйдетизма, как подтверждено экспериментально, нередко возникает у психически больных с соответствующими галлюцина-циями.
Так, Е. А. Попов (1941) нашел выраженный феномен эйдетизма у больных белой горячкой на выходе и через 48 часов после купирования делирия, а также у больных шизофренией при обострении галлюцинаций.
По аналогии между отмеченной выше связью следовых образов с галлюцинациями устанавливается связь эйдетических образов е галлюцинациями. Такая связь тоже не имеет характера прямого взаимоперехода феноменов, а выражается в их зависимости от одних и тех же факторов. Иначе говоря, условия, облегчающие возникновение галлюцинаций, также облегчают возникновение явлений эйдетизма.
С. Ф. Семенов (1965) пишет о гемианоптических галлюцинациях при ранении затылочно-теменной области и яркой визуализации произвольных представлений (по типу следовых или эйдетических образов). В. Майер-Гросс (1928) отрицает связь возникновения истинных галлюцинаций и псевдогаллюцинаций с предрасположенностью к эйдетизму.
Вместе с тем подтвержденные экспериментальными данными многочисленные клинические наблюдения не дают основания для отождествления феноменов эйдетического ряда с галлюцинациями или псевдогаллюцинациями. Поэторлу нельзя считать правильным нередко приводимый в учебниках психиатрии тезис о том, что эйдетизм - это видение образа, который когда-то был фиксирован периферическим анализатором человека и воспроизведен в его памяти, в представлении в виде галлюцинации.
Нельзя также, по нашему мнению, относить к галлюцинаторным феноменам и называть "произвольными галлюцинациями" зрительные образы, произвольно вызываемые при закрытых глазах. Такие образы отличаются от представлений яркостью, иногда сложностью, динамичностью и экстрапроекцией в субъективное пространство, а от эйдетических образов - отсутствием телесности, экстрапроекции в объективное пространство и обязательной связью с ранее виденным.
Эти образы, напоминая по яркости и другим внешним признакам гипнагогические псевдогаллюцинации, отличаются от них (помимо произвольности) возникновением в бодрствующем состоянии.
Зрительные образы, произвольно возникающие в закрытых глазах, отнесены нами к феноменам эйдетического ряда, который они завершают. Эти образы могут соответствовать воспоминаниям больного об образах, встречавшихся в течение жизни, виденных на картинах, в кино, но могут также быть плодом фантазии, вымыслом больного. Во всех случаях их появления, статичность или динамичность, дальнейшее развитие и в значительной мере исчезновение целиком диктуются волей больного. Так же, как и другие явления эйдетизма, образы, произвольно возникшие при закрытых глазах или в темноте, могут становиться навязчивыми, резистентными к попытке больного устранить их, не открывая глаз.
Диагностически важно то, что подобные зрительные образы встречаются у психически больных наряду с различной психотической симптоматикой.
Больной Ю. Б., 30 лет, художник.
Диагноз: шизофрения, параноидная форма, отягощенная травматической болезнью.
Болен шизофренией с 19 лет. Затем 3-кратная тяжелая черепно-мозговая травма и употребление наркотиков с привыканием.
В статусе; параноидная симптоматика с тенденцией к систематизации идей отношения, явления психического и двигательного автоматизмов с чувствами овладения, насильственное™ внешнего (хотя и не злоумышленного) влияния; видение ярких зрительных образов, возникающих произвольно, в экстрапроекции, обычно днем, всегда при закрытых глазах. Образы могут быть статичными или динамичными. Они, как правило, соответствуют когда-то виденному, но могут быть измененными, причудливыми, ни на что не похожими, фантастичными. Больной утверждает, что он сначала создает эти образы в своем воображении, а затем начинает видеть их и может нарисовать.
Из патогенетического механизма возникновения произвольных образов при закрытых глазах, так же, впрочем, как из механизма возникновения других эйдетических явлений, трудно полностью исключить элемент аутосуггестии. Во всяком случае, аутосуггестивное влияние здесь возможно, как и при возникновении некоторых сенсориализованных представлений, иллюзий, галлюцинаций.



Вещие сны.


Так называемые "вещие сны" отмечены только у больных шизофренией, во всех случаях с вялым непрерывным течением. При таких "вещих снах" больные обычно утверждают, что им приснился сон, который впоследствии в действительных событиях полностью или частично подтвердился. Очень редко действительные события, по рассказу больных, детально повторяют сновидения. В подобных случаях, однако, как правило, не удается установить, когда больной вспоминал "вещий сон", до осуществления в жизни его сюжета или после. Надо полагать, что во всех случаях "вещих снов" их сюжет вспоминается, ретроспективно оценивается и "приспосабливается" к действительным событиям после этих событий. Иначе говоря, описание "вещего сна" - это возникшие после действительного события ложные воспоминания о сюжете, якобы имевшего место сновидения. Нельзя также исключить, что ложное воспоминание охватывает не только "вещий сон", но и "предсказанное" им событие.

Часть 5.

Феномен слышания голосов.

ВОЗДЕЙСТВИЕ ГОЛОСОВ.

Люди впервые услышавшие голоса после травмы, описывали два основных типа воздействия. Для более благополучной группы это было восприятие голосов как полезных и представляющих начало процесса адаптации. Они вызывали чувство независимости или свидетельствовали о наступлении покоя после периода неудач. По прошествии времени эти люди чувствовали, что назначение голосов было в том, чтобы, например, придать им сил или повысить самоуважение. Голоса воспринимались как положительные и как понятные стороны внутреннего "я".

Другие, менее удачливые люди, воспринимали голоса как агрессивные и отрицательные с самого начала. Одна женщина сказала:

К положительным голосам внезапно присоединялись те, которые я называю настоящими плутами, которые могли становиться очень злобными, мерзкими, отвратительными. И они появлялись повсюду: в голове, за мной, передо мной. Казалось, будто внутри моей грудной клетки действовали телефонные линии.

Для таких индивидуумов голоса были враждебными и не всегда принимались как части самого себя или как явление, родившееся внутри.

Люди, страдающие от отрицательных голосов, часто чувствовали, что те производят хаос в уме и требуют так много внимания, что не остается возможности общаться с внешним миром. Один мужчина сообщил:

Сравнение пациентов с непациентами.

Результаты анкетирования побудили провести системное сравнительное изучение пациентов и непациентов, слышащих голоса (Romme, 1996). К непациентам относили тех людей, которые слышали голоса, но никогда не были психически больными. Это исследование охватило три группы слышащих голоса:

· 18 пациентов с шизофренией;

· 15 пациентов с диссоциативными расстройствами;

· 15 непациентов.

Формальные характеристики переживания.

Формальным критерием, применяемым в психиатрических исследованиях, например, в пилотном исследовании шизофрении, выполненном ВОЗ*, является различие между так называемыми "истинными" и "псевдогаллюцинациями". Истинные галлюцинации рассматривались как симптомы шизофрении. Отличиями восприятия истинных и псевдогаллюцинаций считались:

1. способ слышания голоса ушами или в голове;

2. восприятие голоса как "не-я" или "возможно, я";

3. способность или неспособность личности общаться с голосами;

4. способ обращения голосов к человеку – в третьем или во втором лице.

* ВОЗ – Всемирная Организация Здравоохранения.

Я обнаружил, что все группы слышали голоса как ушами, так и в голове. Все группы могли вести диалог со своими голосами и могли воспринимать голоса как "не-я". Это показывает, что само по себе слышание голосов не может рассматриваться как признак специфического заболевания.

Большой интерес представляет влияние голосов на эмоции и поведение личности. Данные таблицы свидетельствуют, что и пациенты, и непациенты слышат как положительные, так и отрицательные голоса.

Главное различие заключается в том, что группы пациентов воспринимают голоса главным образом отрицательно, в то время как группа непациентов воспринимает их главным образом положительно. Другим отличием является то, что группы пациентов боятся голосов, а группа непациентов нет. Третье отличие состоит в том, что группы пациентов тревожатся из-за голосов и голоса мешают им в повседневной деятельности, в то время как на непациентах голоса сказываются намного меньше. Группы пациентов не отличаются одна от другой: обе они воспринимают голоса как господствующие, отрицательные или угрожающие.

Таблица

Характер голосов

Пациенты с
шизофренией

Пациенты с
диссоциативным
расстройством

Непациенты

N=18

N=15

N=15

Положительные

15 (83%)

10 (67%)

14 (93%)

Отрицательные

18 (100%)

14 (93%)

10 (67%)

Преобладают положительные

2 (11%)

2 (13%)

11 (79%)1

Нейтральные

4 (22%)

3 (20%)

3 (21%)1

Преобладают отрицательные

12 (67%)

10 (67%)

Нет1

Устрашающие

14 (78%)

11 (84%)2

Нет1

Атакующие

16 (89%)

13 (100%)2

4 (27%)

Нарушающие повседневную жизнь

18 (100%)

14 (100%)1

5 (33%)

1 N=14 (1 не ответил).
2 N=13 (2 не ответили).

Слышание голосов и история жизни.

При этом сравнительном изучении пациентов и непациентов мы старались особенно тщательно выявить зависимость между переживанием слышания голосов и историей жизни. Я дифференцировал информацию о прошлой жизни. Я спрашивал о том, что произошло примерно в то время, когда человек впервые услышал голоса, и отдельно (в другой части опроса) – о том, что случалось в младшем возрасте, в период воспитания в семье и вне семьи. Я разузнавал также о жизни после появления голосов. Из этой информации мы можем заключить, что слышание голосов и превращение в пациента зависят от разных причин и имеют неодинаковое происхождение. Я имел возможность установить это благодаря тому, что изучали также непациентов, слышащих голоса. Ниже мы описываем три истории болезни; мы отделяем информацию о травме, относящейся к началу слышания голосов, от истории жизни, которая, по нашему мнению, связана с тем, становится ли человек пациентом.

Пример пациента с диссоциативным расстройством

Девятилетняя девочка была так жестоко избита отцом, что ее пришлось поместить в больницу: у нее были смещены два позвонка. Через два часа после поступления в больницу она впервые услышала голоса. Физически девочка полностью поправилась и была отдана на попечение бабушки, которая относилась к ней очень хорошо и обеспечила ей безопасное окружение. Таким образом, вначале у девочки не было отрицательных последствий, связанных с травмой. Однако через три года бабушка умерла, и тогда девочку поместили в одно учебное заведение. Там обучение и обращение были агрессивными по отношению к ней, а она, вероятно, была слишком чувствительна к этому. Как бы там ни было, но она была слишком уязвимой, чтобы справляться с голосами.

Пример пациента с шизофренией

Сорокалетний мужчина начал слышать голоса за несколько дней до сдачи экзамена, от которого зависело сохранение его места работы. Это случилось, когда он понял, что наверняка провалится, поскольку требования оказались слишком высокими для него. Эта травма была не первой в его жизни. Он был легко ранимым и не мог оправиться от того, что в детстве и юности отец унижал его, называя тупицей. Кончилось тем, что ферма отца была отдана брату, а он был вынужден искать работу в другом месте, и вот теперь боялся ее потерять.

Пример непациента, слышащего голоса

Сорокалетняя женщина начала слышать голоса после утраты трех очень важных в ее жизни людей: мужа, отца и сестры мужа – все они умерли в течение трех месяцев.

Она не стала пациенткой. Утрата дорогих людей была эмоциональной травмой, но не сказалась отрицательно на ее повседневной жизни. Не было необходимости ни в изменении финансового положения, ни в перемене жилья, ни в отношениях с детьми. Выяснилось также, что в детстве и в годы учебы ее очень стимулировали и поддерживали. Она развилась в сильную личность, способную вынести страдания от постигших ее утрат.

Из 48 жизненных историй мы узнали, что следует делать различия между причинами слышания голосов и причинами, по которым личность становится пациентом. Обстоятельство, вызывающее слышание голосов, можно описать как жизненно важную травму, т.е. как событие, при котором личность испытывает угрозу своему существованию. Эти события происходят незадолго до того, как впервые слышат голоса.

События, вызывающие слышание голосов, являются, по нашему мнению, угрожающими, потому что такое событие:

1. подобно испытанному прежде жестокому обращению или болезни;

2. пугает длительным ожиданием потери работы, развода, смерти дорогого человека;

3. невыносимо из-за эмоционального противоречия (например, смерть отца, который жестоко обращался с ребенком, или неприемлемая сексуальная ориентация).

Согласно нашей интерпретации, различия между теми, кто стал пациентами, и теми, кто таковыми не стал, состоят в следующем:

1. Различные последствия травмирующего события в жизни личности (например, полное излечение угрожающей жизни болезни, но последующая неполноценность);

2. Различие в защитных возможностях личности, сформированных до получения травмы (это представляется важным для того, чтобы пережить травмирующее событие или ряд травмирующих событий).

Личный подход к пониманию.

Психиатрические и психологические теории галлюцинаций подчеркивают, что это переживание является частью индивидуума. Голоса – часть личности и в то же время, согласно этой концепции, ego distone.

Слышащие голоса высказывают различные мнения о своих переживаниях; зачастую они объясняют их как находящиеся вне их личности, потому что это больше соответствует их переживаниям и наблюдениям. Пример: "Голос говорит то, чего я не знаю; использует слова, которые я никогда не произношу, поэтому голос не может быть мною. Он должен быть кем-то другим" или "Я слышу несколько голосов одновременно. Невозможно, чтобы все они были мною". Часто они ищут объяснение, соответствующее их взглядам на жизнь и их духовности.

Вера в слышание голосов зависит не только от состояния индивидуума, но и от его культуры. Разные культуры по-разному оценивают слышание голосов. Например, в Африке слышание голосов рассматривается как особый дар, а в западных культурах его рассматривают как психическое заболевание. учиться справляться с голосами легче, имея социально или духовно приемлемую систему верований.

Однако принятие определенной системы верований связано с признанием соответствующей теории и знанием соответствующего языка – того языка, который слышащие голоса используют для обсуждения своих переживаний. Даже если профессионалы считают, что слышание голосов – это излечимая болезнь, все же язык, который слышащие голоса применяют для описания своих переживаний, не является патологическим, это язык, который соответствует тому, что они испытывают.

В нашем исследовании слышащие полагали, что их голоса имеют следующее происхождение (табл. ).

Таблица

С кем (чем)
связаны голоса

Всего
в группе

Пациенты
с шизофренией

Пациенты
с диссоциативным
расстройством

Непациенты

N=48

N=18

N=15

N=15

с умершими людьми

25(52%)

8 (44%)

8 (53%)

9 (60%)

существами

25 (52%)

10 (56%)

4 (27%)

11 (73%)

живыми знакомыми людьми

22 (46%)

10 (56%)

9 (60%)

3 (20%)

наставником

21 (44%)

7 (39%)

3 (20%)

11 (73%)

членами семьи

18 (38%)

7 (39%)

8 (53%)

3 (20%)

душами из прошлого

15 (31%)

5 (28%)

2 (13%)

8 (53%)

телепатией

15 (31%)

8 (44%)

2 (13%)

5 (33%)

навязанными чужими эмоциями

14 (29%)

8 (44%)

4 (27%)

2 (13%)

богами, привидениями или духами

14 (29%)

7 (39%)

1 (7%)

6 (40%)

особым даром

14 (29%)

7 (39%)

3 (20%)

4 (27%)

симптомом болезни

12 (25%)

10 (56%)

1 (7%)

1 (7%)

болью других людей

11 (23%)

6 (33%)

1 (7%)

4 (27%)

бессознательным

10 (21%)

4 (22%)

2 (13%)

4 (27%)

дьяволом или злым духом

9 (19%)

8 (44%)

0 (0%)

1 (7%)

Богом

4 (8%)

2 (11%)

0 (0%)

2 (13%)

Некоторые из слышащих по-разному интерпретируют разные голоса. Как показывают данные таблицы 6, эти взгляды имеют много научных источников.

Карл Юнг, например, предложил психодинамическую модель, предполагающую, что импульсы из сферы бессознательного "говорят" с людьми видениями или голосами (Jung, С., 1961). Работа Юнга привлекательна для многих "слышащих голоса".

Другая актуальная психодинамическая теория уделяет больше внимания механизмам, связанным с эмоциями. Она предполагает, что люди могут реагировать на особо травмирующие переживания (такие, как инцест, садистское обращение, опасные для жизни несчастные случаи, пребывание в заложниках и военные действия) изолированием этих воспоминаний от сознания. Тогда травма дает о себе знать в форме возвращения к прошлому, чувства преследования, агрессивных голосов или ужасных видений (Putnam, 1987).

Мистики объясняют слышание голосов не страхом, а развитием личности (Roberts, J., 1979; Pierrakos, E., 1979). Они полагают, что люди обладают способностью расширять свое сознание, совершенствуясь духовно. Голоса можно рассматривать как часть развития. Тренируясь, люди могут преодолеть границы своего творческого, духовного, божественного и/или космического ego.

Третье, "психологическое" объяснение дает парапсихология (Ehrenwald, J., 1978): голоса можно рассматривать как порождение особого дара или чувствительности. Возможно даже, чтобы человек стал медиумом для других людей. В соответствии с этим, голоса понимаются как приходящие из более тонких уровней сознания. Задача парапсихологии работать с этой чувствительностью для блага личности и блага других людей. С точки зрения такого подхода, человек должен стремиться не избавиться от данной сенситивности, а суметь работать с ней. Важно определить границы, научиться обращаться с сенситивностью, чтобы не переступить предел и не быть опустошенным.

ВЫВОДЫ ДЛЯ ПСИХИАТРИИ

Низведение слышания голосов до статуса простой патологии – не очень плодотворно с точки зрения помощи пациентам в адаптации. Может быть также неточным анализ. Вне мира психиатрии есть много людей, которые слышат голоса и умудряются жить с этим; некоторые действительно считают их украшением своей жизни. Поэтому для профессионалов, работающих в сфере психического здоровья, чрезвычайно важно детально исследовать, какие системы взглядов и стратегии адаптации кажутся наиболее полезными для таких пациентов; это дало бы нам возможность намного эффективнее поддерживать их и помогать им в попытках справиться с этими экстраординарными переживаниями.

Главные шаги в этом процессе следующие:

· Признать опыт пациента относительно голосов. Эти голоса часто проникают глубже, чем сенсорные восприятия.

· Стараться понять различные языки, используемые пациентами для описания своих взглядов, а также языки, применяемые голосами для общения. Это зачастую мир символов и ощущений; например, голос может упоминать свет и тьму, выражая соответственно любовь и агрессию.

· Обсуждать помощь индивидууму в общении с голосами. Это может включать выявление различий между хорошими и плохими голосами и признание собственных отрицательных эмоций пациента. Такому признанию может помочь поддержка в повышении самооценки пациента.

· Побуждать пациента встречаться с людьми, имеющими сходные переживания, и читать о слышании голосов для преодоления табу и изоляции.

От большинства психиатров эти шаги потребуют расширения взглядов.

АНТИЧНЫЕ ВЕРОВАНИЯ

До возникновения психологии и психиатрии психические и мистические переживания были общим элементом в понимании человеческой природы и психического здоровья во многих обществах. В дохристианских политеистических и монотеистических обществах было общепризнано, что внутренняя жизнь чело

века может быть доступна для того, что считалось пророческим, и для таких чудес, как необъяснимая передача знаний или целительной энергии. Следы таких верований были найдены в древних греческой и египетской культурах, также как в раннем христианском гностицизме. Сократ позволял руководить своей жизнью демону, голосу мудрости, который он не воспринимал как выражение собственных мыслей. Он знал также, что ясновидение (или яснослышание и тому подобные восприятия) может сочетаться с безумием; другими словами, человек с таким восприятием плохо приспособлен к рутинным требованиям обычных пространства и времени, как, например, жрицы из Дельф и Додони. Сократ описал этот род безумия как имеющий божественное происхождение.

Ритуалы, выполнявшиеся в греческих и египетских храмах, наводят на мысль, что люди в те времена предполагали присутствие определенной силы и знания об исцелении в том, что теперь называется подсознанием, а тогда понималось в более духовном, религиозном плане. После подготовки больного ритуальным очищающим песнопением его в сновидениях мог посетить дух божественного целителя (обычно у греков Асклепий и Имхотеп – у египтян). Этот целитель либо излечивал больного прикосновением во сне, либо объяснял, какое действие необходимо для исцеления. Согласно некоторым источникам, тексты египетских папирусов также обнаруживают знание определенных трансцедентальных способов умственной концентрации: образ света использовался для контакта с богами и овладения через этот контакт знаниями.

Подобным образом аккумулировали знания о человеческих страданиях и об их исцелении религии Дальнего Востока. Йогасутры Патанджали, которые были сформулированы, возможно, во II столетии, – богатый источник информации о психическом и духовном измерениях человеческого существа. Патанджали определяет йогу как контроль мыслей-волн в уме или (в другом переводе) как ограничение колебаний мозгового вещества (своего рода наука о психическом здоровье). Целью контроля мыслей-волн является осознание в человеческих существах божественного присутствия и общение с ним: постижение этого кладет конец страданию (самадхи). Одна из восьми ветвей йоги, концентрация, может привести к росту сиддхи или к тому, что мы могли бы назвать психической энергией. Патанджали приводит описание сиддхи, но добавляет, что это энергии в земном состоянии, но препятствия для самадхи.

Основатели западных монотеистических религий (Моисей, Иисус и Мухаммед) слышали голоса, неслышные для других. Являются эти откровения свидетельством их святости или безумия, я оставляю на суд читателей (мы знаем, что современники Иисуса временами считали его одержимым). Однако в тех частях мира, где эти монотеистические религии стали господствующими, несмотря на гонения, уцелела идея, что божественное может быть открыто в человеческом сознании и предоставить благоприятные возможности для эволюции. Эта идея распространялась как отдельными личностями, так и группами – приверженцами суфизма в исламских странах, каббалистами у евреев, и (намного позже ранних гностиков) розенкрейцерами, масонами и квакерами в христианских странах.

Гонения были особенно сильны против тех, кто верил в колдовство, предсказания и черную магию2 . До самого возникновения психологии и психиатрии церковь претендовала на право определять и судить этих людей в соответствии с четырьмя основными категориями: причисление к лику святых (канонизация), одержимость, ересь и колдовство3 . Жанна д'Арк, которая слышала голоса, была заживо сожжена в 1431 году; до самого последнего момента власти пытались заставить ее отказаться от утверждения, будто она слышала голоса святых, но они были на самом деле реальными для нее. Около 1600 года Бруно также был сожжен на костре за утверждение, что у людей есть божественные (и, следовательно, магические) способности, которые могут быть раскрыты благодаря тренировке памяти. Около 1700 года подобные взгляды выразил Gichtel в Германии, но его наказание ограничилось тем, что его пригвоздили к позорному столбу, сослали и запретили заниматься профессиональной адвокатской деятельностью. Пятьюдесятью годами позже Swedenborg в Швеции сумел четко сформулировать эти же идеи и оставаться государственным деятелем, несмотря на весьма подозрительное отношение значительной части общества к тому, что он слышал голоса. В это время западное общество стояло на пороге возникновения психологии и психиатрии.

Колыбель гуманитарных наук – магнетизм.

В начале XIX столетия венский/парижский врач Mesmer пытался помочь своим нервно-больным пациентам, применяя магнетизм. Он подошел к лечению с позиции, которая была необычна для того времени: он сделал серьезное описание того, что его пациенты чувствовали в своем теле4 . В результате он высказал ряд предположений, в которых выразил свое убеждение в существовании тонкой невесомой жидкости, заполняющей всю Вселенную и таким образом связывающей все сущее (планеты, растения и людей). Предполагалось, что у людей эта связь со всемирным флюидом имеет место главным образом в нервной системе; препятствия приливам и отливам этого флюида в теле могут привести к заболеванию. Намагничивание влияет на циркуляцию флюида в теле и может, как считал Mesmer, непосредственно излечивать нервные заболевания, а также другие недомогания.

Один из его учеников, de Puysgar, подчеркивал значение воли и веры человека в магнетизацию и в трансоподобное состояние, продемонстрированное некоторыми магнетизированными субъектами. Иногда в таком трансе пациенты испытывали пси- подобные инциденты: например, пациент мог описать природу своего заболевания и прописать лекарства или поведение, которые могли привести к исцелению – точно как в записях о ритуалах в храмах стран Средиземноморья.

Этот транс-магнетизм распространился затем в Голландии и в Германии. В этих странах магнетический транс описывался как проявляющийся постепенно: вначале внимание, сфокусированное на обычном сенсорном восприятии, становится более ограниченным; человек может стать нечувствительным к физической боли и очень поддающимся внушению (например, более чувствительным к внушению галлюцинаций). Это может быть увеличение ясности внутреннего видения, когда пациент может рассматривать свое тело внутри и определять, что именно принесет исцеление. Это могут быть также телепатические сеансы, ограниченные вначале людьми из ближайшего окружения пациента. В конце концов может быть такая глубина транса, которая открывает доступ к универсальной ясности, состояние восприятия, не связанное со временем и пространством, которое человек может переживать как экстаз. Такая крайняя степень транса случается нечасто: в одном тексте 1815 года подсчитано, что универсальная ясность и экстаз случаются только у одного человека из 100. Состояние транса, описанное этими авторами, поразительно схоже с Йогасутрами Патанджали такое подобие не может быть совпадением.

Когда Mesmer и de Puysgar начинали свои опыты, инквизиция во Франции уже доживала, а в Нидерландах наблюдали за последним судом над колдуном. Волнение, вызванное этими двумя влиятельными фигурами, несомненно, было связано с тем, что они открыто выдвигали и утверждали на практике еретические приемы, равносильные колдовству. В Париже широко распространились карикатуры, изображающие магнетизеров на метлах, римская же инквизиция вынесла приговор магнетизму не ранее 1840 года.

Теперь многие рассматривают этот период как младенчество гуманитарных наук и психотерапии. Произошло нечто очень важное: Mesmer, от имени развивающейся медицины, потребовал признания за собой права определять психическое здоровье, завладевая традиционной прерогативой духовенства. Ellenberg написал (1970 г.) прекрасную историческую новеллу, прослеживающую развитие представления о подсознательном, начиная с событий этого периода. Он показал, как развивалось понимание воздействия внушением и понимание важности качества контакта между целителем и пациентом, а также, как при переходе в следующее столетие все э/го перерастало в концепцию психотерапии. Но начиная с 1830 годов, из главного потока прогресса выпали некоторые важные элементы: искусство магнетизирования и так называемые чудеса состояний глубокого транса. Около 1900 года они были изгнаны в сферу парапсихологии.

РАСХОЖДЕНИЕ ПУТЕЙ (1830-1900 гг.)

В XIX веке возродился интерес к народному целительству, а некоторые прямые исторические преемники раннего магнетизма пользовались чрезвычайной популярностью: спиритуализм, вновь основанное Christian Science movement (Движение христианской науки) и исследования немецкого химика Рейхенбаха в области духовной энергии.

Один из друзей Рейхенбаха, физик и философ Фехнер, иногда воспринимал ауры, которые он характеризовал как эфирные тела. Многие теперь считают даже, что Фехнер основатель психологии. После личного кризиса он развил пантеистический взгляд на действительность, который включал паранормальный феномен и духовные переживания. Он полагал, что каждое индивидуальное сознание связано с универсальной энергией, которая распространена не только в пространстве, но и во времени. Этот взгляд подобен представлениям Патанджали и тем, которые разделяли некоторые философы XIX столетия, а также два других ранних психолога: голландский Heymans и известный William James, согласно которому:

... имеется сплошная среда космического сознания, в которой наш коллективный разум плавает как в материнском море или в резервуаре. Наше обычное сознание ограничено приспособлением к нашему внешнему земному окружению, но заграждение местами слабое, и воздействия из потустороннего мира временами просачиваются, показывая общую связь, которая не может быть доказана иным образом (James, 1909).

Французский пионер психодинамической психиатрии Pierre Janet развил родственную идею: он полагал, что все когда-либо существовавшее продолжает существовать, но на таком уровне и таким образом, что остается вне человеческого понимания; он полагал, что однажды для людей может стать возможным познание истории с помощью этой среды. Однако мало что в его впечатляющей работе говорит о его вере в то, что человеческое сознание или бессознательное – открытая система, связанная с большим целым. В течение короткого времени, оставаясь философом, он проводил опыты по внушению на расстоянии (интерпретированные другими как телепатическое внушение) со здоровой женщиной5 , но вообще говоря, его больше интересовала работа с психически больными людьми. Ради этого он начал изучать медицину и стал талантливым психиатром, которому мы во многом обязаны современным пониманием того, как человек может страдать от расщепления личности и как внушение может помочь восстановить контакт между частями личности. К этому времени он уже не ставил вопрос о том, может ли чрезвычайная восприимчивость, которую он обнаружил у некоторых людей (такая, как восприимчивость к внушению на расстоянии), повышать их подверженность психическим заболеваниям, а также не интересовался тем, как такие люди могли предохраняться от нежелательных впечатлений. Он полагал, что массаж – это полезное дополнительное лечение, когда психологические трудности отображаются мускульными спазмами, которые он считал застывшими эмоциями. Он видел в религии нечто, способное усилить моральное состояние личности, но несовместимое с более научным подходом к действительности.

В тот самый год, когда Janet сообщил о внушении на расстоянии, группа ученых из Оксфорда опубликовала гораздо более обширное исследование пси-подобных инцидентов (Gurney, Myers и др., 1886). Они описали около 700 случаев экспериментальной и спонтанной телепатии, часть которых относилась к главным фигурам в истории гипноза, таким как Libault, Elliotson, Esdaile и Richet. Результаты этого исследования показали, что спонтанная телепатия намного чаще встречается между людьми, связанными эмоционально, и когда принимающий информацию расслаблен, а передающий ее возбужден или находится в опасности. Я полагаю, что это заключение важно для всех, кто профессионально связан с людьми, испытывающими трудности.

ОТДЕЛЬНЫЕ СФЕРЫ (1900-1950 гг.)

В первой половине XX столетия психологи больше всего были заняты такими предметами, как чувственное восприятие и теория познания. Позднее последняя оказалась особенно полезной для понимания терапевтических отношений, хотя сознание (оставляя в стороне космическое сознание) оказалось на это время совершенно вне внимания психологов. Какое-то время парапсихология поддерживала связь со специалистами по уходу, поскольку Myers, Hyslop и Prince прилагали усилия для того, чтобы понять возможную взаимосвязь между пси-подобными инцидентами и психической болезнью, в частности – дезинтеграцией личности. Однако, к 1925 году эта связь была утрачена, а парапсихология сведена к лабораторной исследовательской работе с карточками.

Возможно, наиболее перспективный путь исследования с точки зрения интеграции этих двух областей был предложен психодинамической психиатрией. Фрейд считал, что феномен религии можно удовлетворительно объяснить скрытыми желаниями, – человеческая беспомощность породила страстную потребность иметь сильного отца. Однако спорные вопросы парапсихологии были центральными в расхождениях между Фрейдом и Юнгом: хорошо известен призыв Фрейда к Юнгу не погрузиться в грязный поток оккультизма. Менее известно, что Фрейд вскоре после этого высказывания стал членом Society for Psychical Research (Общества психических исследований) и оставался им до самой своей смерти. В последние два десятилетия своей жизни Фрейд гораздо больше симпатизировал гипотезе о телепатии как о возможном феномене в курсе психоанализа.

В течение всего этого времени, как бы ни расходились интересы у психологии и психиатрии, у них было одно общее аналитический и до некоторой степени детерминистический, механистический взгляд на развитие человека: проблемы, имеющие место в настоящем, обычно рассматривались как результат предшествующего процесса познания и/или бессознательных психологических травм. Вследствие этого предубеждения была почти упущена другая важная истина – тот факт, что интегрирующие и самоисцеляющие силы могут быть найдены в настоящем и даже в бессознательном пациента. Юнг (1963), Maeder (1949) и Assagioli (1965), каждый по-своему, подчеркивали наличие этих творческих сил в людях, испытывающих душевные страдания; каждый из них допускал также большую или меньшую открытость бессознательного, придерживаясь предшествующих воззрений таких психиатров, как Fechner, Heymans и James. Быть может, это не случайное совпадение, что все они прошли часть своего обучения в больнице у такого психиатра, как Блейлер, который был широко известен как один из немногих, кто мог создать благотворные отношения для лечения больных в состоянии психоза.

Юнг считал, что архетипы (которые могут проявляться в пси- подобных инцидентах) возникают из коллективного бессознательного с большей частотой во время психотических эпизодов. Maeder пытался найти для каждого больного мудрый и целительный древний образ, который он уподоблял Сократовскому демону; он считал, что должное применение этого направляющего образа в психотерапии может значительно сократить время, необходимое для проведения курса лечения. Оба они, Юнг и Maeder, придерживались мнения, что видения больного могут являться откровениями целебной мудрости, а иногда – телепатическими восприятиями и сверхчувственными предвидениями-знаниями, которые сильно напоминают описания глубокого транса в древних храмах и описания, сделанные в XIX веке. Assagioli проявил замечательную чувствительность в своей лечебной работе с целительными символами и с проецированием высшего "Я" пациентов на их психотерапевтов, кумиров и возлюбленных. В 1930-е годы он писал о духовном развитии и связанных с ним психических заболеваниях. Он подчеркивал, что важно быть исключительно внимательным и деликатным при любой попытке открыть бессознательное больного, который проявил телепатическую чувствительность; он предупреждал, что бессознательное такого субъекта может содержать информацию, которая не является частью его личной истории и которая может быть разрушительной для самосознания личности.

ИНТЕГРАЦИЯ: СОВРЕМЕННЫЙ ВЫЗОВ.

Со времени окончания второй мировой войны имело место освежающее взаимное влияние теорий и методов лечения в психологии и психиатрии. Третья, гуманистическая сила ввела понятие саморегулирования и таким образом содействовала восстановлению более творческого взгляда на сознание и бессознательное. Это был период, в течение которого мы на Западе должны были отказаться от нашего колониального высокомерия и переоценить духовные традиции Востока с их глубокой психологической мудростью и признать общие особенности, присущие целительным ритуалам "третьего мира", целительству медиумов и психотерапии.

Это привело к современному возрождению практики, связанной с народным целительством, с по крайней мере двумя наиболее важными особенностями: применение ориентированных на тело приемов для решения проблем психического здоровья и тренировка в различных способах восприятия действительности сознанием – весьма характерные черты, от которых психология и психиатрия XIX века пытались отказаться в годы увлечения магнетизмом. Теперь имеется огромное количество знаний о медитации и проводятся исследования (как пациентами, так и психиатрами) ее целительных возможностей (Shapiro и Walsh, 1984; Kwee, 1990). В 1969 году парапсихологи получили научное признание American Association for the Advancement (Американской Ассоциации Научного Прогресса).

Однако все еще есть необходимость в исследовании вопросов, касающихся как психического здоровья, так и парапсихологии: это вопросы, которыми исследователи в значительной степени пренебрегали из-за старого раскола между двумя отдельными отраслями знаний, но которые могут быть весьма полезны для понимания и лечения психических заболеваний. Нам нужно исследовать, например: может ли и каким образом психическая чувствительность (сознательно или как-то иначе) и духовное или трансцендентное измерения способствовать психологическому замешательству или психопатологии; может ли психологическая травма повысить психическую чувствительность6 ; может ли обладание такой чувствительностью и/или обученность в духовной области помогать людям, имеющим проблемы с психическим здоровьем; может ли практика в духовной области и/или более тонкие подходы к телесной энергетике (включая приемы самопомощи) быть полезной для восстановления душевного равновесия.

Личные знания и понимание тех, кто слышит голоса, необходимы для этого процесса, и эта книга содержит широкий спектр описаний их опыта. Ясно, что есть огромная разница между слышанием угнетающего голоса, который передает пугающие или пагубные послания, и слышанием голоса, который дает полезную информацию и может творчески влиять на жизнь слышащего. В Resonance Foundation тем, кого смущают голоса, которые они слышат, предлагают как минимум одну важную возможность: открыто поделиться этими переживаниями. Я заканчиваю эту главу тем, что в недалеком будущем могут быть еще новые возможности для тех, кого беспокоят их голоса: мы в нашей организации полностью открыты для самой широкой дискуссии об опыте, касающемся трансцендентного, так называемого экстрасенсорного и духовного. В процессе распространения информации о нашем опыте атмосфера откровенности может привести к удивительным открытиям. Психологи и психиатры могут многое почерпнуть из личных знаний своих пациентов – в конце концов, это уже произошло.

ПОТРЕБНОСТЬ В ОБСУЖДЕНИИ.

Люди, слышащие голоса, оказываются в другом мире, который может овладевать ими и требовать внимания, исключающего все остальное, почти так же, как все мы иногда бываем поглощены сильным чувством. В результате рассудок может быть фактически затуманен, по крайней мере вначале, делая невозможной ту повседневную жизнь, которая была до наступления этого глубоко проникающего и помрачающего сознание переживания.

Многочисленные беседы со слышащими голоса в течение последних 5 лет поразили нас очевидностью того, что открытое обсуждение с другими является наиболее важным средством выработки подхода к овладению этими переживаниями. В частности, общение очень помогло многим людям признать их голоса; в результате намного укрепилась их уверенность в себе, освобождая от изоляции и подтверждая чувство общности с окружающими.

К несчастью, семьи и друзья слышащих голоса слишком часто теряются или боятся слушать об этих переживаниях, и может оказаться невозможным найти кого-то, искренне заинтересовавшегося тем, что говорят голоса. Если же кто-либо готов слушать, то необычность феномена очень затрудняет сообщение о нем тому, кто совершенно не знаком с таким переживанием. Общение между самими слышащими голоса хорошее решение этих проблем. Сходные переживания и общий язык предоставляют всем, кого это касается, реальные возможности поделиться ими и учиться друг у друга.

Это исключительно важная область, и мы посвятили данную главу положительным результатам такого общения, о чем нам рассказали люди, слышащие голоса. Дискуссия может принести такие результаты:

1. Более ясное осознание примеров/моделей.

2. Уменьшение тревоги.

3. Поиск альтернативных теоретических объяснений.

4. Лучшее восприятие голосов.

5. Лучшее осознание значения голосов.

6. Оценка потенциальных положительных аспектов.

7. Лучшее налаживание контактов с голосами.

8. Более эффективное применение лекарств.

9. Большая терпимость и понимание в семье.

10. Личный рост.

ОСОЗНАНИЕ ПРИМЕРОВ.

Люди, слышащие голоса, говорят, что для них очень важно иметь возможность обсуждать их подобно тому, как говорят, например, о неприятных родственниках. При этом можно научиться распознавать игры и хитрости голосов, как и их приятные стороны, а также знакомиться с примерами, соответствующими данной ситуации. Такое знание может помочь слышащему лучше подготовиться к любой следующей атаке голосов. 35-летняя женщина, регулярно помещавшаяся в психиатрическую больницу, заметила:

Вопросы собеседников заставили меня задуматься над голосами, которые я слышала, но о которых, никогда не думала. Я была удивлена, обнаружив, что когда у меня возникают плохие мысли, я слышу отрицательные голоса.

УМЕНЬШЕНИЕ ТРЕВОГИ.

Большинство людей, которые слышат голоса, вначале полагают, что они уникальны. Уже одно это может сделать переживание страшным и неприятным, породить чувство стыда или боязнь сойти с ума. Хороший пример снижения тревоги привел 36-летний мужчина. Впервые он услышал голоса примерно в 20 лет и ужасно испугался. Через шесть месяцев после конференции он потерял работу и был поражен тем, что снова стал слышать голоса. Однако на сей раз он не счел это переживание таким ужасным: конференция дала ему понимание того, что он не одинок в слышании голосов, и это ему очень помогло.

Тревога часто вынуждает избегать ситуаций, которые могут вызвать слышание голосов, а это серьезно препятствует развитию личности. Так, некоторые слышащие голоса не смеют пойти на вечеринку, в универмаг или вести машину. Такой уровень тревоги ограничивает свободу передвижения, а стратегии уклонения часто только обостряют проблему. Одна женщина сказала нам:

Когда голоса исчезают, я начинаю беспокоиться, что они вернутся.

Теперь эта женщина регулярно звонит другому слышащему голоса, и он воодушевляет ее превозмочь страхи. Поддержка человека, знакомого с ее переживаниями, дает ей возможность разорвать порочный круг тревоги и страха.

ПОИСК АЛЬТЕРНАТИВНЫХ ТЕОРЕТИЧЕСКИХ ОБЪЯСНЕНИЙ

Как и профессионалы в этой области, слышащие голоса, со своей стороны, ищут теоретическое объяснение существования голосов. 50-летняя женщина, которая начала слышать голоса пять лет назад, рассказала нам:

После смерти сына я стала слышать его голос. Но что делать с такими посланиями? Я подумала, что другие люди с подобными переживаниями могли бы помочь мне, но поиски таких людей были бесплодными. На конференции я встретила людей из Path, духовного движения, основанного на лекциях медиума по имени Eva Pierrakos. Эти люди посоветовали мне прочитать ее книги, что я и сделала. Из них я узнала многое о себе, и это помогло мне успокоиться.

Личный опыт может оказаться наиболее полезным для того, чтобы давать советы другим людям. Например, в разговоре с женщиной, слышащей голоса, мистер X сказал:

Мне поставили диагноз "шизофрения", и я слышу голоса, но почему они причиняют такую боль?

На вопрос женщины "Когда вы чувствуете боль?" он рассказал, что чаще всего это случается, когда он находится в окружении множества людей в большом помещении, например в универсальном магазине. Женщина помогла ему понять, что он владеет способностью поглощать боль других людей. Она не могла научить его невосприимчивости к этой боли, но посоветовала упражнения, которые должны были помочь ему овладеть навыками "закрытия" и таким образом предохранения от боли. Умение "закрываться" (а затем "раскрываться") – это прием, связанный с парапсихологией. Мистер X сообщил, что объяснение, данное женщиной, имело большой смысл в его ситуации.

Следовало бы заметить, что нельзя предполагать, будто все советы, даваемые слышащему голоса его собратом, автоматически правильные. Некоторые люди рассказывали, что, последовав совету, они испытали еще большие трудности. Наши исследования и беседы свидетельствуют о том, что, например, посещение спиритических сеансов или медиумов иногда может привести новичка в еще большее замешательство. Некоторые описали, как помощь в виде помещения в одиночную палату психиатрической больницы, оказанная с хорошими намерениями, не представляла предполагавшуюся защиту, а предшествовала появлению голосов или приводила к их большей агрессивности. Следует всегда с осторожностью относиться к советам или объяснениям, которые являются чисто личными убеждениями и не допускают иного толкования. Наиболее важно полностью осознать существование огромного разнообразия индивидуальных ситуаций и обстоятельств. Наименее опасен тот совет, который может послужить росту влияния на собственные голоса, а не усилению беспомощности. Самообучение и самоопределение – вот ключевые слова.

ЛУЧШЕЕ ВОСПРИЯТИЕ ГОЛОСОВ.

38-летняя женщина рассказала:

Из бесед с другими об их опыте слышания голосов я поняла, что могла бы лучше справляться со своими, изучая, а не отвергая их. Я прекратила борьбу с голосами. Хотя и не могу сказать, что рада им, но жизнь в результате стала легче.

В процессе выработки собственной точки зрения и принятия ответственности на себя первой важной стадией является признание голосов как принадлежащих мне. Это крайне важный и в то же время один из самых трудных шагов, которые надо предпринять.

ОСОЗНАНИЕ ЗНАЧЕНИЯ ГОЛОСОВ

Молодая женщина рассказала нам о нескольких случаях, когда она громко высказывала то, о чем думал ее муж. Обычно это не было чем-то особенно удивительным, учитывая их знание обстоятельств и настроений друг друга, но иногда такое происходило даже при отсутствии явного указания на то, о чем он мог думать. Это раздражало мужа, но он не позволял себе показывать свою досаду. Позже жена обнаружила, что вызывает гнев мужа: голос, который она слышала, сказал ей, что муж убьет ее, после чего она стала его бояться. В случае с этой женщиной голоса выражали то, что чувствовала она сама: агрессивность была определенной проблемой в ее отношениях с мужем и чем-то таким, чего она боялась.

Когда голоса представляют информацию таким способом, то вызов, связанный с их присутствием, часто менее значителен, чем проблемы отношений, которые они отражают как эхо. В случаях, подобных этому, когда голос сообщает информацию о чувствах слышащего, было бы особенно полезно обсудить природу сообщений. Этот подход более полно описан в разделе о функциональном анализе главы 9.

ПОЛОЖИТЕЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ.

Когда человек слышит голоса злобные (высмеивающие, унижающие других или даже мучающие слышащего до того, что побуждают навредить себе), может быть трудно убедить его признать наличие положительных, полезных сторон этого испытания. Контакт с другими людьми может привести к неожиданному открытию, что положительные голоса действительно существуют и к пониманию того, что голоса могут возникнуть или обнаружиться в результате признания слышащим его собственных отрицательных сторон. Один пример был приведен 40-летней женщиной:

Общаясь с другими людьми, я должна была учиться признавать, что у меня есть как положительные, так и отрицательные стороны. Это очень трудно объяснить, но, признавая свой недостаток, я могу уделить больше внимания своим достоинствам. Я могу научиться заботиться о себе."

ЛУЧШЕЕ НАЛАЖИВАНИЕ КОНТАКТОВ С ГОЛОСАМИ.

28-летняя женщина, которая первоначально слышала голоса в течение всего дня, заметила:

Я договорилась со своими голосами, что освобожу свои вечера для них. Я была недоступна ни для кого другого после 8 часов вечера, и друзей просила не звонить мне после этого часа. К счастью, мой муж признает эту договоренность. Преимущество этой системы состоит в том, что голоса редко становятся трудно переносимыми в течение дня, что дает мне возможность действовать намного лучше.

Такого рода уловка в построении отношений с голосами может помочь минимизировать обычное чувство беспомощности.

Это чрезвычайно ценно, поскольку помогает человеку убедиться в возможности устанавливать собственные ограничения и удерживать голоса от чрезмерного вторжения.

БОЛЬШАЯ ТЕРПИМОСТЬ И ПОНИМАНИЕ В СЕМЬЕ

30-летняя женщина рассказала:

В результате конференции родители и муж пришли к признанию моих голосов, и это намного облегчило мне жизнь. Таким образом моя жизнь улучшилась, поскольку окружающие теперь понимают, что иногда я не могу общаться с ними из-за голосов. Моя семья поддерживает меня и принимает меня с большей готовностью, когда я веду себя необычно.

ЛИЧНЫЙ РОСТ.

Почти все слышащие голоса, которые научились приспосабливаться к своим переживаниям, сообщают, что этот процесс способствовал развитию их личности. Личностное развитие может быть определено как осознание того, что необходимо человеку для полноценной жизни и как ее достичь; это можно было бы описать как процесс эмансипации.

Хороший пример привела миссис X. Она начала слышать голоса в 1980 году, когда ей было 26 лет. Она жила с родителями, редко бывала в обществе и была чрезвычайно зависима. После одной из многих суицидальных попыток ее поместили в психиатрическую больницу и там она в течение 24 часов стала слышать голоса, которые очень скоро овладели ею, запрещая есть, пить и спать. Однако через шесть месяцев ситуация совершенно изменилась: она приняла решение стать независимой. Теперь голоса стали полезными, поддерживая ее во время кризиса. Они сделали ее более проницательной, осведомленной и способной воспринимать жизнь с большей глубиной. Четыре месяца спустя она покинула больницу и начала жить независимо, учась и работая.

Мы встретили эту женщину в 1987 году, когда интервьюировали ее как возможного докладчика на нашей первой конференции. В то время она все еще получала амбулаторное лечение и не могла работать. Она рассказала нам, что раньше у нее было три эпизода слышания голосов, но она считала, что лучше всего игнорировать их. Во время наших бесед и разговоров с другими слышащими голоса она начала пересматривать этот подход и задавать себе новые вопросы о голосах. После конференции она стала активным членом "Резонанса" и работала на его телефоне службы помощи людям с трудностями из-за слышания голосов. Когда мы беседовали с ней снова через год, ее отношение к голосам значительно изменилось:

Я научилась рассматривать их как предостерегающий знак; когда они материализуются, я знаю, что мои дела ухудшаются, и я должна быть внимательна.

За год до этого она страстно влюбилась в человека, который ответил ей взаимностью. Затем миссис X начала слышать голос своего друга, обращавшийся к ней в оскорбительных, обидных выражениях. На сей раз паника не овладела ею: у нее была достаточно ясная голова, чтобы избежать ошибки и не спутать голос с реальной личностью; она посмотрела в лицо своему другу и спросила его, были ли у него когда-нибудь такие мысли по отношению к ней, и он сумел заверить ее, что нет. Выяснив это с ним, она сумела глубже вникнуть в свои проблемы:

Во мне есть что-то, что не может принять людей, хорошо относящихся ко мне, и хочет разрушить меня.

Она поняла, что ее голоса были проявлением паранойи, когда они появлялись, она воображала, будто все говорят о ней; доходило до того, что даже когда она видела по телевизору, как кто-либо смеется, то чувствовала себя объектом смеха. Когда это случается теперь, она просто выключает телевизор. Благодаря своей активности миссис X сумела избавиться от своих голосов. Теперь она гораздо лучше справляется со своими чувствами, которые бывают очень изменчивы и делают общение с ней затруднительным. Она остается очень чувствительной: например, немедленно откликается на чужое настроение, но уже не разражается слезами при первом признаке чего-нибудь тревожного.

Миссис X заметила, что ее способности как консультанта по телефону постоянно улучшались, и сейчас она рассматривает вопрос о создании учебной группы. Ей также удалось получить учебный курс для руководителей групп самопомощи. Она поражена открытием своих возможностей и постепенно научилась доверять собственному мнению. Она снова работает, занята дальнейшим повышением квалификации и говорит, что чувствует себя лучше, чем когда бы то ни было. Она начала говорить с окружающими о слышании голосов, распространила среди своих друзей копии сообщения на конференции (содержащего ее историю) и подарила копию своей матери в день рождения. Она также пытается говорить об этом со своим отцом и замечает:

Разговоры не должны ограничиваться его страстью к футболу.

НЕДОСТАТКИ.

Конечно, обсуждение слышания голосов имеет свои недостатки:

Выставление себя таким образом напоказ может заставить человека чувствовать себя очень уязвимым. Это похоже на публичную стирку грязного белья.

Некоторые слышащие голоса находят для себя очень затруднительным рассказывать о своих переживаниях, хотя для многих это не столь трудно. Особенно тяжело тем, кто никогда не был психиатрическим пациентом – нужно иметь настоящее мужество, чтобы предстать перед миром, который скорее всего назовет их сумасшедшими, когда они расскажут о своей жизни.

В такой ситуации им трудно предвидеть, к чему это может привести, и зачастую их единственный мотив – помочь другим, которые не могут справиться со своими голосами. Другая отрицательная сторона откровенности состоит в том, что голоса могут вдруг на время стать более пронзительными. Одна 30-летняя женщина сказала нам:

Всякий раз, когда я разговариваю о слышании голосов, на следующую за этим ночь они более активны. Но, несмотря на это, преимуществ намного больше.

***

Мы видели много примеров, подтверждающих, что участвовать в обсуждении слышания голосов исключительно полезно для процесса признания и примирения. Те, кто научился справляться с голосами, свидетельствуют, что, какими бы ни были отрицательные стороны, положительные стороны перевешивают.

Конечно, тем, чья жизнь сделалась нестерпимой из-за голосов, будет очень трудно философски изречь: "Это только временно", или приступить к формированию приемлемых отношений со своими голосами, или увидеть перед собой ясную дорогу. Когда тревога особенно сильна, все это становится невозможным. В таких случаях на помощь могут прийти приемы управления тревогой.

Те, кто успешно справлялся с голосами, говорят, что необходимо научиться говорить "Нет", если они предлагают что- нибудь нелепое.

Обучение этому – сложный внутренний процесс, который не может быть завершен без посторонней помощи. Те, кто слышит голоса, должны найти возможность.

СЛЫШАНИЕ ГОЛОСОВ: ОПЫТ НЕПАЦИЕНТОВ.

Познакомившись с этими людьми по следам телевизионной программы, мы были поражены, потому что, как большинство психиатров (и уж тем более непрофессионалов), обычно рассматривали любого, кто слышит голоса, как психически нездорового. Я был вынуждены изменить это мнение, столкнувшись с уравновешенными, здоровыми людьми. Просто этим людям случается слышать голоса, не слышные для окружающих, и они воспринимают их, как приходящие извне.

Голоса, которые слышали такие люди, по критериям психиатрии определяются как слуховые галлюцинации. Это значит, что голоса, слышимые индивидуумом, воспринимаются им как чуждые. Слуховые галлюцинации, к несчастью, считаются показателем патологии, болезни; поэтому будет, пожалуй, менее вредно называть голоса экстрасенсорными восприятиями. Фактически это один из мотивов опубликования в данной книге опыта тех, кто слышит голоса, но никогда не чувствовал себя и не был отнесен к психически больным.

Другой мотив опубликования этого опыта – учиться у этих людей. Например, учиться обращаться с голосами так, чтобы не стать психически больным, а также узнать, как некоторые люди после трудного периода могут открыть в этих голосах источник вдохновения (то, что Юнг назвал призванием) или просто хорошего совета. Этот опыт многому научил нас – и тому, как люди могут справляться со своими голосами, и тому, как они могут справляться со своей жизнью благодаря процессу интеграции голосов. Оказалось, что люди применяют пять основных принципов интеграции своих голосов:

· строго придерживаться заведенного повседневного порядка;

· сосредоточиваться на своих положительных свойствах;

· познать себя и признать отрицательное в себе;

· признать внешнее влияние, но полностью осознать, что нет ничего сильнее самого себя;

· делать все возможное, чтобы найти поддержку и признание у своего окружения, и обсуждать с другими свои переживания.

Следующий мотив публикации этих сообщений – внушить, что реальная проблема заключается не столько в слышании голосов, сколько в неспособности справиться с ними. Приведенные здесь истории выявляют большие отличия в уровне овладения голосами, равно как и в индивидуальных системах взглядов.

Все семеро справились с признанием своих голосов. Примечательно, что они признали также существование другой, нематериальной сферы: все разделяют парапсихологические или спиритические объяснения своих голосов.

ПЕРВОЕ СООБЩЕНИЕ.

Прежде чем обсуждать, как повлияло слышание голосов на мою жизнь, позвольте представиться. Мне 61 год, я замужем, у меня есть сын, невестка, двое внуков. В течение многих лет, пока я была физически здорова, то успешно совмещала карьеру социального работника с ведением дома и семьи, теперь же получаю пенсию по болезни.

Я слышу голоса с детства. Они предсказывают будущее, а также дают мне советы и руководят мною. Иногда они говорят о других людях, например об исходе чьей-нибудь болезни. Хотя это бывает нелегко, я научилась принимать во внимание эти голоса, потому что они неизменно оказываются правы. Я отношусь к ним как к спутникам в путешествии. Я поверяю окружающим свои переживания, хотя это может создавать сложности.

Я получила первое четкое сообщение в девять лет. Мы жили тогда в портовом городе, и однажды на греческом танкере, стоявшем в порту на якоре, начались взрывы. Шум от первого взрыва был таким сильным, что донесся до моей школы. Мой отец был членом пожарной бригады и помчался на место происшествия. Весть о бедствии быстро распространилась по городу, и моя мать страшно боялась за жизнь моего отца. Мы были воспитаны как христиане, поэтому моя мать и я начали молиться за его жизнь.

Несколько часов спустя я услышала внутренний голос, который сказал: "Твой отец вернется", и я рассказала об этом моей матери. Как раз в это время зашли наши соседи и высказали опасение, что и сам танкер взорвется. Я ужасно боялась, но снова ясно услышала голос, который повторил: "Твой отец вернется". Это оказалось правдой: совершенно незнакомый человек вытащил отца оттуда, в то время как стоявший рядом с ним товарищ был убит упавшей железной стойкой.

Я помалкивала об этом инциденте, однако слышала голоса все чаще и чаще. Я была в недоумении относительно их значения (я не верила в духов) и не знала, сопротивляться ли им. В любом случае игнорировать голоса оказалось бесполезно. Они все время присутствовали, что я находила утомительным. Наконец, моей единственной надеждой на освобождение было довериться родителям. Они меня не поняли, но не смеялись надо мной; они слушали внимательно, но были не в состоянии посоветовать мне, что делать. Я считала невозможным смириться с этим затруднительным положением, но продолжала постоянно слышать голоса как до, так и во время второй мировой войны.

Когда я была ребенком, люди поражались моей уверенности, особенно когда я с большой убежденностью отвечала на их вопросы. Это выделяло меня среди других детей, а моя мать просто предполагала, что я рано развилась; к счастью, мои родители обращали мало внимания на чужие замечания. Сама я привыкла к этому феномену – я слышала голоса, которые открывали мне глаза и помогали формировать свое мнение.

Один такой пример касается моего дяди, который был одержим политикой и рассуждениями о том, как следовало воевать. Я слышала голос, который противоречил ему, и удивила всех, объявив, что война закончится падением Берлина. Моя мать заявила: "Ну, теперь я слышала все", а мой дядя отклонил мое заявление как детскую фантазию. В то время мне было 14 лет. Этот инцидент никогда не упоминался в семье; возможно, это правильно. Что касается меня, я научилась доверять своим голосам.

Другой случай времен войны произошел, когда после тяжелой бомбардировки моя подруга и ее родители переехали в Эд. В августе того года я и еще одна подруга навестили их. На загородной прогулке около замка Дорверс, вблизи Арнхема, мы шли по старой Римской дороге, когда я услышала звук приближающегося самолета. В этом не было ничего необычного в те дни, за исключением того, что не было ни зенитной стрельбы, ни сирены воздушной тревоги. Я остановила своих подруг, но они ничего не слышали. Когда мы возвращались домой по мосту через Рейн, я вдруг услышала, как голос сказал мне: "Вторжение союзных войск произойдет именно в этом месте". Я рассказала подругам о том, что услышала, но они ответили, что это типично для меня. Моя подруга повторила мое замечание своему отцу, который беспечно рассмеялся и сказал: "Вот детская глупость. Доберемся прямо: мы здесь на востоке в безопасности. Это вы, живущие вблизи морского побережья, должны беспокоиться". Он изложил свое видение продолжения войны. Я промолчала, хотя знала лучше. Когда произошло вторжение, информация моих голосов оказалась верной: вторжение началось именно на этом мосту.

Слышание голосов создает проблемы. Например, у нас на работе появился новый инспектор, уже знакомый кое с кем из моих коллег, включая моего будущего мужа, который был в восторге от его многочисленных успехов. Судя по тому, что коллеги мне говорили, я предвкушала встречу с ним. Однако, когда нас знакомили, хоть он и приветствовал меня тепло и очаровательно, голос заявил: "Он – дьявол". Затем произошло нечто невероятное: его лицо исказилось, как у дьявола. Это был очень трудный момент для меня, хотя я держалась спокойно и отвечала сердечно. Я упорно старалась не упоминать об этом инциденте из лояльности к моим коллегам, но в конце концов рассказала своему мужу. Он полностью принял мое объяснение, хотя это было совершенно несвойственно ему. Поскольку мои голоса не были для меня проблемой, а чем-то, во что я верила, он принимал их как часть меня. Это не всегда давалось ему легко. Позже мои голоса снова оказались правы: тот человек действительно был дьяволом.

В другой раз заболел один из коллег мужа. Муж рассказал мне, что тот переутомился, но со временем выздоровеет; у меня же возникло побуждение сказать: "Он умрет". Мы это больше не обсуждали. Мы регулярно навещали этого человека, близкого друга; через шесть недель его приняли в больницу, где он умер. Как вы поступаете с такой информацией? Мы решили не говорить о ней, а только принимать к сведению.

Я продолжала слышать голоса после рождения сына. Я рассказала ему об этом, когда он дорос до средней школы, и он усмотрел связь между слышанием голосов и тем, что у меня много знакомых. Он говорил своим друзьям: "Кажется, люди чувствуют, что у моей матери особый дар. Где бы мы ни были, даже на отдыхе, множество незнакомых людей подходят к ней и доверяются ей или спрашивают ее совета.." Сама я так не считала.

После замужества я вернулась на временную работу, все еще слыша голоса. Мои коллеги не знали, как понимать мои переживания, когда я говорила о них.

Когда установили компьютер, я это приветствовала, но мои голоса неоднократно предостерегали меня, что применение компьютера будет угрожать доверию моих клиентов. Я беспокоилась, хотя система казалась надежной. Наконец, я настояла на применении для моих клиентов кода защиты; это смущало и утомляло администратора и поставило на мне клеймо упрямой и чрезмерно самоуверенной, что затруднило мою жизнь. Недавно, однако, коллеги заметили: "Мы подвергали опасности доверие наших клиентов, а Вы предвидели это.".

Слышание голосов помогало мне в критические периоды как моей собственной жизни, так и в период болезни мужа. После того как я проработала двенадцать с половиной лет (важная веха в Голландии), администрация и все 123 сотрудника устроили в мою честь вечеринку. Исполнились два мои самые заветные желания: мне подарили золотые часы и серебряный туалетный набор. Когда я его принимала, стекло в ручном зеркале само по себе треснуло. Все были в шоке и предложили немедленно заменить его, но голос внушал мне, что я должна оставить все как есть. Мне не хотелось делать этого, но я настояла на сохранении зеркала. Через год я была вынуждена признать, что физически не могу больше работать. Было ли треснувшее зеркало предзнаменованием? Это было ужасное время, в течение которого я слышала много голосов, а также видела призрачную фигуру, когда ложилась в постель. Я пыталась рассеять призрак, но безуспешно. "Иди", – говорила фигура. Со временем я поняла значение этого: я должна была выковать свою новую жизнь. Я снова расцвела и, несмотря на недуги, я теперь даже более счастлива и успешна, чем когда делала карьеру. Можно ли это рассматривать как процесс роста и форму самореализации?

Другим трудным периодом для меня было, когда я узнала о возрастающем нездоровье моего мужа. Впервые я насторожилась во время отпуска в Греции. После короткого послеобеденного сна мы собирались посетить старинную церковь, когда голос сказал: "Разве твой муж не выглядит ужасно?" Я посмотрела на него, но не увидела ничего плохого. Я не могла сказать об этом мужу и должна была справиться с тревогой сама. После нескольких тревожных недель мы вернулись домой, а мое беспокойство продолжало расти. Я знала, что мой муж страстно желал посетить руины минойской цивилизации; под влиянием порыва я заказала как сюрприз путешествие на Крит. Муж был увлечен этим, но я по-прежнему беспокоилась, потому что голоса непрестанно предостерегали меня относительно его здоровья. Вскоре после нашего возвращения с Крита муж должен был спешно лечь в больницу, где была предположительно диагностирована опухоль. Он принял эту новость без надрыва, а я нашла в себе силы оставаться спокойной. Самовнушение, вы можете сказать. Когда мой муж был выписан из больницы, мы начали перестраивать нашу жизнь и, следуя совету врача, отдыхать и устраивать себе другие праздники. Мы поехали в Вену. Там однажды ночью я была разбужена не только голосом, но и смутной фигурой, говорившей выразительно: "Они разрушат здоровье твоего мужа. Ты должна бороться за него." Я была в тревоге, но мой муж мирно спал рядом со мной. На следующий день, когда мы с удовольствием бродили по лесу, голос повторил: "Борись. Они разрушат его здоровье". Вы можете себе представить, как я себя чувствовала?

Я была вынуждена покинуть Вену и сумела договориться со специалистом о локальной рентгенотерапии. Мой муж сам чувствовал, что ему становится хуже, ночами он испытывал страшную боль. Снова и снова я слышала, как голос повторял: "Борись. Они разрушат его здоровье". Вы можете себе представить, как это было болезненно для меня: должна ли была я причинять мужу дополнительное беспокойство? Наконец, я набралась мужества открыться ему. Он не спорил, так что я схватила телефонную трубку и условилась о встрече с его лечащим врачом. Рентгенотерапия и химиотерапия были отменены, и мы вместе успешно пережили это время.

Я никогда не переставала слышать голоса. Они навязчивы, но дружественны, они повышают мою осведомленность и являются моей неотъемлемой частью. Я больше ничего не буду говорить, но надеюсь, вы поняли, что я пытаюсь выразить. Я никогда не отклоняла голоса как сверхъестественные силы, магию, колдовство или что-нибудь в этом роде. Голоса преобразили мою жизнь, и я прошу вас принять во внимание этот факт.

ВТОРОЕ СООБЩЕНИЕ.

В течение последних 14 лет я отдавал себе полный отчет в телепатическом контакте с голосом моего руководящего духа.

Когда этот диалог начался впервые, то в течение нескольких месяцев у меня было много различных паранормальных переживаний, таких как автоматическое рисование и живопись, ясновидение, предчувствия и исцеление с помощью того, что я называю магнетизмом. Хотя парапсихология была уже моей постоянной страстью на протяжении десяти лет, я всегда смотрел на нее только как на предмет изучения и никогда не предполагал, что это затронет меня лично. Теперь я без предупреждения был переключен с изучения паранормального феномена на его непосредственное переживание. Вначале было очень трудно признать, что я слышал голос, так как не слышал его буквально ушами; он как бы впечатывался в мое сознание; это была телепатическая связь. Иногда (например, в процессе автоматического письма) мне было трудно определить, происходило это на самом деле или это проекция моего воображения. В целом, однако, этот голос – мой руководящий дух – ощущался как моя неотъемлемая часть и был во мне от рождения.

С осознанием его постоянного присутствия моя жизнь получила дополнительное измерение, иногда обогащающее, временами беспокоящее. Оглядываясь назад, я вижу, что как пик переживаний, так и тяжелые болезненные испытания были частью феномена, и их надо было пережить. Первый год этого периода был особенно мучительным из-за чередующихся почти ежедневно взлетов и падений. Естественно, это сказывалось на жизни семьи, но я считал важным стараться вести себя как обычно, ибо нельзя было ожидать, что кто-то будет терпеть то, что вынужден испытывать я.

У меня часто бывало чувство, что на меня возложена невыполнимая миссия! Но снова и снова, когда я больше всего нуждался в помощи, то находил избавление, каким бы расстроенным себя ни чувствовал. Объяснение, которое дал голос о необходимости моего страдания, было таким: это было важно для моего воспитания и стоит мне понять, какую работу уготовил мне голос, как любое страдание исчезнет. Он объяснил: "Работа должна продолжаться, ты должен быть стойким; то, чему я должен научить тебя, – трудно". Несмотря на такое ободрение, мне было трудно принять мои испытания без того, чтобы время от времени не приходить в ярость. Жизнь казалась мне чрезвычайно тяжелой; но мужество и терпение было девизом, с которым я жил. Существенным было соблюдение режима.

После двух подобных лет я наткнулся на собрание сочинений, автором которых была Teresa of Avila. Жаль, что я не нашел его раньше. Эта книга подтвердила то, через что я должен был пройти, так как Тереза прошла похожий путь. Она предназначила эту книгу как путеводитель для тех, кто ищет Бога. Она

написала о проблемах, с которыми столкнулась из-за слышания голоса: ее предостерегали окружающие, что это была работа самого дьявола, и эта клевета заставила ее сомневаться в существовании Бога, как это случилось со мной. В своих книгах Тереза описывает путешествие, пронизывающее семь обителей внутренней твердыни. Достигнув седьмой, человек входит в контакт (через голос, который он переживает) с Богом и наполняется жизнью. Она говорит о седьмой обители так:

Быть скрипкой Бога – это не то же самое, что играть на скрипке для Бога. Сейчас он занят совершенствованием окончательной композиции. Он может завершить это, когда скрипка в Его руках, когда я предалась ему не частично, а целиком.

С помощью этого чтения я могу теперь предложить другим несколько кратких советов из моего собственного опыта:

· Выбирайте добро, свет, Бога. Сделав свой выбор, не позволяйте ничему и никому отклонять вас от прямого пути. Больше всего верьте, что любые страдания будут способствовать росту Вашей души.

· Думайте положительно. Это спасало меня долгое время, особенно когда трудные времена могли одолеть.

· Занимайтесь созиданием. Чтобы избежать депрессии, твердо выразите свои жалобы (например, через вашего ведущего) и просите о помощи свыше. Используйте всю энергию, которую Вы тратили на рыдания, и начинайте применять Ваши силы творчески.

· Почаще общайтесь с природой. Природа – это осязаемое присутствие Божества. Когда Ваша душа мучается, у природы есть собственные целительные силы.

· Будьте проницательны и бдительны. Проницательность, особенно вначале, очень важна для распознания голоса. Это заставит Ваш дух бодрствовать. Вы не должны быть пассивным инструментом.

· Будьте осмотрительны. Избегайте болтовни в семье, с друзьями и знакомыми о Вашем опыте слышания голоса. Старайтесь вести по возможности нормальную жизнь, как бы трудно это ни было. Общайтесь с душами, подобными Вашей, которым Вы можете доверять; только они могут постичь Ваши переживания.

Полный расцвет души – все вращается вокруг этого. Душа должна стать совершенной прежде, чем может совершиться единение с Богом. Ее очищение представляется как целью, так и средством; мой голос выражает это так: "Стремление к единению с Богом включает страдание как его предпосылку и вечную любовь как его результат."

Дополнение, написанное три года спустя.

За несколько последних лет я нашел безграничную поддержку в мистических работах John of the Cross, современника и друга Терезы. Он также был кармелитом. Его произведения теперь доступны в сборниках "Ascent of Mount Carmel"(Крутизна горы Кармель), "Dark Night of the Soul" (Ночной мрак души) и "Living Flames of Love" (Живой огонь любви). Эти три работы показывают, как достичь единения с Богом. Teresa описывает, как проникнуть в семь обителей внутренней твердыни, a John разъясняет этот процесс. Его работы поддерживали меня в критические периоды. Парадоксально, но верно, что человек должен страдать ради достижения этой точки: страдание содействует духовному росту и ведет к познанию всевозрастающей божественной любви, которая безгранична; страдание закаляет душу, дух, разум и тело.

Голос, который даже теперь я все еще не воспринимаю на слух, помогает мне в этом процессе различными способами; я даже чувствую временами, что он несет меня. Иногда я нахожу, что дела вершатся не на человеческом уровне, в иные моменты кажется невозможным упорно продолжать, и в самом деле, я не мог бы это делать без поддержки.

В наши дни страдание обычно отвергается и рассматривается как бессмысленное, как нечто, чего надо избегать любой ценой. Однако страдание имеет функцию, о которой не имеет представления большинство людей. John of the Cross резюмирует это в своем произведении: страдание ведет к очищению, и появляется новый духовный человек, который может вечно наслаждаться присутствием Бога.

ТРЕТЬЕ СООБЩЕНИЕ (Anna Hofkamp).

Я паранормально одарена в области яснослышания, ясночувствования, интуиции и, в меньшей степени ясновидения. С тех пор, как я себя помню, у меня был по крайней мере один, а позже несколько внутренних голосов. Мои самые ранние воспоминания относятся к детскому саду. В то время во мне были две личности: обыкновенная детская личность, которая развивалась обычным образом, и полностью развитая личность. Голос, который я слышала, соответствовал той личности, которая преобладала, разговаривая детским языком с ребенком и взрослым языком – со зрелой личностью.

В детстве это не вызывало у меня вопросов. Мои две личности сменялись резко, без перехода. Внутренний голос, я думаю, не был безразличен к перенастройке; характер голоса определенно менялся. Обычно он предостерегал мою детскую личность от определенных действий, таких как опасность игры возле канавы. Мою взрослую личность он, например, предостерегал от упоминания о том, что я слышала голос, так как это могло быть неправильно понято, или объяснял, почему учитель поступил определенным образом. Разница в тоне была такой явной, что это остается ярким воспоминанием по сей день. По мере моего роста взрослая личность бледнела, пока не удалилась совсем, когда мне было около десяти. Голос остался как ангел-хранитель и одновременно лучший друг. Он был всегда узнаваемым, иногда предостерегающим, иногда утешающим и всегда любящим.

Когда я училась в средней школе, голос однажды мне очень помог: он снабдил меня всеми ответами на контрольной по голландскому языку. Вот идеальный способ списывать тайком ни один учитель не определит это! К несчастью, когда я ждала такой же помощи на контрольной по немецкому языку, этого не случилось, и я до сих пор вспоминаю, что едва получила оценку "3". Из этого случая я сделала вывод, что не должна полагаться на помощь голосов в том, в чем едва способна разобраться сама. Нельзя становиться зависимой от голосов, а тем более от лени.

На самом деле я уже и прежде клялась не эксплуатировать голос таким образом, но люди быстро забывают такого рода решения, когда им это удобно. Удар линейкой, который я получила в наказание за плохо выполненный немецкий, был суровым напоминанием об этой клятве. Случай был назидательным для моего внутреннего "я". Годом позже у меня был подобный случай: во время игры в карты я точно слышала, какую карту придержать, а какую сбросить. В результате я всегда выигрывала. Потом я осознала, что это нечестно, и перестала следовать советам голосов. В результате я проигралась полностью. Даже теперь я не получаю сообщений, что делать, если это касается денег.

Мое общение с голосом продолжалось таким образом годами. Как ребенка он иногда предупреждал меня, например, что пора идти домой или я опоздаю; как взрослую – предостерегал от того, чтобы остановиться в определенной гостинице. Я всегда оставляла за собой выбор, следовать ли его совету, но на поверку голос всегда оказывался прав. Иногда он играл роль учителя, объясняя, что произошло со мной, особенно до шести или семи лет и снова после 26. Иногда его совет был очень практичным, например о том, смогу ли я найти место для парковки или надо ехать поездом.

Поскольку я выросла с голосом, то я воспринимаю его не как внешний феномен, а как часть себя. В этом отношении он подобен совести, хотя, когда возникает проблема, человек не может просто игнорировать его. У меня не возникло в связи с этим реальных трудностей, но я вполне понимаю, что это скорее исключение, чем правило.

В 1976 году я взяла курс духовной психотерапии у одного англичанина по фамилии Beesley. Я научилась у него многому о человеке как о духовном существе и о реинкарнации. Такие явления должны рассматриваться как паранормальные. Так много людей сегодня выступают против паранормали, что это стало почти обычным. Среди прочего я узнала о важности слышания одного или более голосов. Они могут быть внутренними руководителями, но это не всегда так существуют также и отрицательные голоса. (Эти голоса могут происходить от умершего, но могут быть и проекцией собственного бессознательного.) Отрицательные голоса обычно играют на страхе или на других отрицательных эмоциях. Бессознательное очень сложно и – как в обычном мире – может быть источником как мерзости, так и любви.

По окончании курса я заметила, что характер голоса начал меняться. Например, в одном случае он настаивал, что я не должна больше курить или есть мясо. Я была оскорблена и возражала, что это моя жизнь, и я буду курить, если захочу. Тогда любящий, нежный голос ответил: "Я твой внутренний советник". Я была изумлена этим и сидела с открытым ртом, уставившись в пространство. С тех пор прежние голоса исчезли, а этот остался.

С 1976 года этот голос, мой духовный наставник, дал мне много философских уроков, уроков жизни. Среди прочего я научилась работать с положительным и отрицательным и с золотой серединой между этими двумя полюсами.

Конечно, замечательно иметь такой голос и такого компаньона, но это не всегда легко. Будучи настолько поглощенной мыслями, слишком легко потерять связь с реальностью. В какой-то момент я почувствовала себя разрывающейся между двумя мирами: я была связана с Академией социальных наук, атмосфера и требования которой были на совершенно другой "длине волны", чем мой внутренний мир, и этот конфликт стал таким трудным, что в результате я утратила интерес к обеим сферам. Я стала больной физически и была полностью лишена энергии, хотя симптомы были довольно неопределенными, и доктор ничего не мог сказать о них.

Через одного знакомого я связалась с Zohra (Mrs. Bertrand- Noach), которая читала лекции и писала книги, полученные ее духовным сознанием. Когда я училась у Zohra (1982-1988) и размышляла над ее учением, то была поражена тем способом, которым она сумела пролить свет на моего внутреннего советчика; она была единственным человеком, который смог исследовать и разъяснить мой опыт. Ее подход можно было бы назвать психософией: "психо" означает "душа", а "софия" – "мудрость". Это средство контакта с собственной мудростью и силой.

Эта женщина помогла мне тогда и с тех пор помогает соединять духовное с повседневной жизнью и узнавать, когда не следует заниматься этим. Когда я разрывалась между двумя мирами, эта дилемма лишала меня энергии. Я не могла с этим справиться, пока, наконец, не осознала свое слабое место: мои отношения с другими людьми. Невидимый мир, его голоса и образы – все было хорошо знакомо мне и не давало поводов для беспокойства. Я училась приспосабливаться к этому, объединяя элементы, с которыми я согласна, и отвергая вежливо, но твердо то, с чем я не согласна. Это зачастую может быть тяжело, особенно когда страх берет верх и всем правит. Дело не в самом голосе, а в пронизывающей, вселяющей ужас угрозе при возникновении отрицательных обстоятельств. Поэтому нужно воспитывать положительность и таким образом становиться сильным; это дает уверенность и помогает тем из нас, кто склонен легче поддаваться воздействию отрицательных сил.

При попытках понять феномен слышания голосов может быть трудно найти логическое объяснение их сути. Возможно, легче прочувствовать этот феномен, рассмотрев обстоятельства, при которых голоса проявляются. Мистер Bosga в разделе о парапсихологии ссылается на британского эволюционного психолога Spinelli, который создал гипотезу, что до тех пор, пока человек имеет стабильную индивидуальность, он будет более чувствителен к искаженным восприятиям. Его наблюдения получены главным образом при работе с детьми. Лично я заметила, в частности, что людям с проблемами идентификации личности трудно осваивать паранормальный феномен. Я полагаю, когда дело касается паранормальных явлений, первостепенную роль играет формирование собственной личности, любовь, понимание самого себя и полное принятие себя со всеми своими недостатками. Это верно для всех. Там, где отсутствует чувство собственного достоинства, индивидуум легко поддается внушению и может легко подпадать под чужое влияние. Это особенно относится к слышанию голосов, которые могут отдавать абсурдные приказы или угрожать, либо вызывать в воображении смущающие картины, возбуждая таким образом чувство вины и необъяснимого страха. Единственная ценность, которую я вижу в отрицательных голосах и образах, это то, что они обнаруживают слабые места в бессознательном личности и ясно доказывают, что в нашей жизни есть намного больше, чем пять чувств; это важная истина, которая может привести нас к большему самопроникновению и самопознанию.

Вот простое упражнение, которое, по моему опыту, может помочь в увеличении силы и позитивности.

Постарайтесь расслабиться и представьте, что в вашем сердце горит огонь, излучающий свет и тепло. Этот огонь не должен быть большим, а именно такого размера, какой подходит вам. Знайте, что свет и тепло – это источники силы, вливающие в вас жизнь. Они излучаются вашим сердцем, наполняют вашу кровеносную систему и распространяются по всему вашему телу. Вы чувствуете себя очень спокойно в этом тепле. На этот огонь не может воздействовать что-то вне вас, и он находится под полным вашим контролем; он не может быть погашен, а будет существовать всегда. Это источник вашей силы, энергия, которая позволяет вам быть тем, кем вы хотите быть. Дайте свету и теплу разлиться по вашему телу и почувствуйте, как это укрепляет вас.

Вы можете повторять это упражнение так часто, как это необходимо. Не беспокойтесь, если в первое время вам покажется, что оно у вас не получается. Практикуясь, вам будет все легче концентрироваться, а ощущение света и тепла будет все сильнее.

По-видимому, в настоящее время существует волна особого интереса к различным формам контакта с невидимым миром как положительным, так и отрицательным. В результате этого положительные силы, влияющие на нашу жизнь, усиливаются: у меня самой есть негативы, успешно побежденные позитивами. Это дорога вперед. Ясновидящий часто ощущает страх в форме огромного колючего крюка: после каждой победы над страхом крюк выпрямляется, становится светлее, менее прочным и меньше цепляется. Вы действительно чувствуете того, кто зажигает свет.

Я не верю, что проблемы слышания голосов могут быть решены путем отрицания или подавления – это может даже ухудшить дело. Слышание голосов имеет свою положительную сторону, пока вы твердо придерживаетесь собственного мнения. Заключите договор с собой: если голоса хотят, чтобы вы что-то сделали, попытайтесь попросить их повторить это трижды. Если их требование или совет достаточно важны, они будут повторены, хотя на это может потребоваться несколько недель. Между тем помните: когда все сказано и сделано, то это ваша жизнь, и вы ответственны за нее. Не нужно позволять голосам руководить собой, но можно вступить в диалог с ними – ничто не может остановить вас в этом. Если вы относитесь к голосам с уважением, они тем более будут уважать вас.

Последнее слово: чем лучше мы научимся управлять нашими эмоциями, тем светлее и положительнее будет становиться окружающая атмосфера. Это станет косвенным образом питать души умерших и другие силы, давая им возможность приблизиться к их собственному свету. Пока не затронуты беспокоящие чувства, слышание голосов совершенно удивительно. Всем, кто слышит голоса, я желаю много любви и мудрости в работе с ними.

ЧЕТВЕРТОЕ СООБЩЕНИЕ.

Все началось с призрачного вестника, который явился нам в саду, чтобы (я об этом знал) объявить, что время пребывания Марка с нами почти исчерпано. Марку, моему сыну, было тогда 28 лет, и он страдал от болезни Ходжкина (Hodgking disease – рак лимфы шейных желез). Этот вестник был очень милый и обходительный; огромный, с темным цветом лица и с внешностью, внушающей уважение. Он передавал сообщения телепатически: я понял его без единого слова.

Когда Марк боролся со смертью, я видел, как его астральное существо отделилось от тела: пар в форме спирали вылетел из его рта. Когда Марк немного поправился, этот пар осел вокруг его головы. Были другие периоды, когда я не видел ничего, и тогда Марк на короткое время приходил в себя. Это тонкое тело позже появлялось в нескольких различных обликах, и это было прекрасно.

Когда Марк ушел от нас, я оказался окружен шумами, скрипами и тому подобным. Когда я рассказывал об этом, люди говорили мне, что все дома скрипят и производят различные шумы, но я знал, что это нечто совсем иное. Позже произошел случай, после которого друзья были вынуждены согласиться с моим объяснением, и это меня обрадовало. Я теперь получил подтверждение того, что не одинок. Я знал, что множество полученных мною знамений и предостережений могли приходить только от Марка: они были такими ясными и чудотворными.

Однако шумы продолжали беспокоить меня. Это дошло до того, что я не мог отважиться лечь спать: как только я начинал дремать, шумы появлялись самым громким и наихудшим образом. Это продолжалось некоторое время. Но однажды ночью, совершенно измученный, я неистово обругал их и отвернулся от них. С этого момента я всегда засыпал долгим глубоким сном. Я сопротивлялся страху и всякий раз, когда слышал скрипучий или резкий шум, прямо обращался к нему и требовал не нарушать моих прав. В результате и страх, и шумы постепенно исчезли.

Я хотел понять смысл происходящего и после долгого поиска встретил женщину Simone van Vel, медиума. Она сразу же сообщила мне, что сын и я находимся в телепатической связи. Через нее Марк известил меня, что в течение нескольких месяцев я пройду обучение, после чего буду все понимать лучше. Это казалось поразительным и неправдоподобным, но я очень хотел верить, что Марк существует, здоровый и счастливый! Тем не менее мне не хотелось цепляться за надежду, основанную на чистой иллюзии. Я был исполнен решимости узнать больше, и это побудило меня продолжать поиск.

Я прошел курс самосовершенствования у этого же медиума: она учила меня сидеть у стола со свечой и фотографией сына и записывать все, что придет мне в голову. Я пытался, но ничего не получалось. Слышал ли я просто свои слова и мысли ? Но это было бы слишком примитивно. Позже, однако, я осознал, что сообщения действительно были переданы и получены. К моему огромному удивлению, я оказался в положении принимающего сообщения из другого мира, где мой сын сейчас пребывает и где все продолжают существовать после расставания с земным телом.

Во время курса обучения мы научились совершенствовать применение своих органов чувств и я осознал, что всегда вникал в будущее. Теперь я знаю, что был более восприимчивым, чем большинство, и у меня даже в детстве были эти способности, которые вызывали некоторые сложности в отношениях между мной и моими родителями, хотя, думаю, они со временем поняли, в чем дело. Я всегда восставал против положений, самоочевидных для меня, но невидимых и неизвестных для других. Тогда я воспринимал их неспособность разделить мое понимание просто как проявление недоброжелательности.

Я всегда считал своих родителей и окружающих намного более приятными, мягкими, добрыми, а главное, более здравомыслящими и мудрыми, чем я. Поэтому мне было трудно понять, почему они иногда делали то, что мне казалось грубой ошибкой. Казалось, они действовали так из чистого упрямства и по злой воле, нанося вред мне и другим детям. Я всегда удивлялся, как я мог в шестилетнем возрасте, учитывая мой ограниченный жизненный опыт, так хорошо понимать, как должен поступать взрослый. Теперь я понимаю, что воспринимал все из другого измерения.

Я понимаю теперь, что то, что я называл совестью, голос, который был со мной всю мою жизнь, это был мой Высший Помощник (как я теперь обращаюсь к нему). Он помогал мне в обстоятельствах, которых другие (как они говорили мне) не вынесли бы. Эта сила руководила всей моей жизнью без моего ведома. Глубоко в каждом из нас лежит эта часть нас самих, она является истинным источником мудрости и знания, ожидающим своего применения. Термины, которые мы выбираем, чтобы описать эту силу, зависят от нашего личного взгляда на жизнь.

Так начался медленный и трудный процесс моего роста, изучения всех аспектов сверхъестественного, главным образом его чудес и красоты; хотя и с перерывами, я все же продвигался вперед. Тем временем я учился контактировать с Высшими Существами, сознательно выявляя лучшее в себе, достигая высшей точки в радостных вибрациях, ощущаемых всем моим телом. Я научился закрывать свою ауру, так что только Высшие Существа могли влиять на меня. Это значило, что я не был во власти низших, земных влияний, которые имеют свои духовные нужды и требования и поэтому не могут предложить ни понимания, ни руководства.

Этот процесс радикально изменил меня. Через несколько лет мои взгляды на жизнь и смерть, людей и общество изменились настолько, что все привычные представления были поставлены под вопрос. Но прежде чем я узнал об этом сам, я вступил в контакт с сетью поддержки, что дало удивительные результаты.

Я был также наделен проницательностью, которая, до известной степени, ведет меня для моего наибольшего блага вплоть до сего времени. Это свежее видение людей и мира содержит глубокую жизненную философию, которая дает возможность каждому выполнять свое назначение на самом глубоком уровне, сущность которого он способен постичь. Мы все можем черпать из нашего внутреннего источника энергии, чтобы в полной мере реализовать себя и быть избавленными от испытаний стрессом и болезнью. Каждый из нас способен осознать собственную внушаемость и научиться выполнять свое предназначение, совершенствуя свою истинную сущность.

Я научился помогать людям, получая определенным образом советы Помощников, которые есть у каждого из нас. Я обнаружил, что если был переутомлен, обеспокоен и подавлен, то не мог работать. Я осознал, что если занимался людьми, которые были полны страха, тревоги или смятения, то их эмоции выводили меня из строя; я должен был встретиться лицом к лицу с реальными трудностями и научиться быть проницательным. При таком широком общении я должен был научиться сохранять равновесие и определять, на правильной ли я длине волны.

Способность проведения контакта сознаний в большой степени зависит от собственной внутренней силы. Во-первых, я всегда изумлялся неожиданной встрече с другой личностью. На каждого из нас воздействует внутренняя сила других; это связывает нас с Землей и является той сферой, из которой приходят все решения, определяющие наши земные жизни. Но при наличии достаточно сильной воли мы можем научиться оправдывать ожидания и требования сверхъестественного и сотрудничать с ним. При этом никто не должен использоваться как автомат, иначе невозможно создать противодействующую силу. Существенно также сохранять полное сознание собственной индивидуальности, не закрывая глаза на свои недостатки и несовершенства, так как это может сделать нас слабее.

Когда человек начинает доверять людям, то приобретает совершенно новый круг друзей, но скоро узнает, что все же не каждый открыт для таких отношений. Я должен согласиться, что если бы не моя предрасположенность к этому в связи со смертью сына, я мог бы не стать сторонником такого расспрашивания и даже сопротивляться этому довольно активно. Поэтому я проявляю уважение к мнению друзей и других людей и не настаиваю на своей точке зрения. Когда они оказываются в трудном положении, то достаточно быстро сами все понимают.

Я заметно продвинулся, но время от времени должен был прерывать эту работу из-за страшной усталости, а иногда мне просто хотелось все бросить. К тому же я очень опасался, что мог ошибиться и даже создать новые проблемы для тех, кто приходил ко мне со своими нуждами. Меня чрезвычайно согревало большое доверие людей ко мне, особенно потому, что поначалу сам был очень нерешительным. Довольно странно, но мои предсказания всегда сбывались – если не сразу, то со временем. Я предлагаю людям делать краткие записи или записывать все происходящее на магнитофон, а потом сообщаю им то, что слышу, насколько можно буквально и честно; я озабочен (как для себя, так и для них) тем, чтобы быть максимально ответственным. Меня всегда волнует, когда, предположим, через много лет люди рассказывают, что мои сообщения исполнились и помогли им.

Благодаря конференции, проходившей в Маастрихте, я познакомился с Pathwork и с различными другими организациями. Pathwork и пояснения, которые дала Eva Pierrakos, имели много общего с моими собственными познаниям. В целом ее взгляды и язык, который она использовала, согрели мою душу; до этого я не встречал никого, кто развил бы собственный подход к этому вопросу. Ясно без слов, что я искренне рекомендую книги и статьи этого замечательного медиума. С их помощью я поднялся на новую ступень в своем развитии и могу теперь работать с людьми более уверенно.

Таким образом, мое наибольшее достижение, в конечном счете, – это развитие большой внутренней силы; хотя мне помогали и мною руководили, но необходима была и моя инициатива, которая воодушевляет на дальнейшее совершенствование. Импульс к действию должен идти изнутри; я должен взять на себя риск и ответственность за то, что пускаюсь вперед. Те, кто прошел этот путь, знают, что это значит: ловушки, муки, новые старты. Но благодаря этому можно научиться обретать мужество продолжать начатое дело.

ПЯТОЕ СООБЩЕНИЕ.

Я хочу сказать вам с самого начала, что мне повезло: меня никогда не смущали голоса, которые я слышу. Это не потому, что я какая-то героиня, а потому, что читала о слышании голосов прежде, чем это случилось со мной; чтение и разные происшествия подготовили меня к этому феномену.

Эта фаза в моей жизни началась в 1979 году. В то время я перенесла тяжелый кризис и была в отчаянии; что бы я ни делала, мне представлялся обвинительный плакат, говоривший, что я ни на что не годна. Такое осуждение обрекает на безнадежность, и я обратилась за помощью к психотерапевту.

Теперь я понимаю, что благодаря его вниманию я обрела ощущение здоровья. Он спрашивал: "Чего вы этим достигаете?" или "Почему вы допускаете это?" Я не могла понять, как он чувствовал, когда я должна была принимать решения, задевавшие меня. Он поставил меня на ноги. Он помог мне развить способность делать сознательный выбор, взвешивать "за" и "против" каждого решения, брать на себя ответственность за последствия моего выбора, включая неприятности. Все это было совершенно ново для меня.

Однажды, после того как я рассказала о себе, врач предложил мне кое-что почитать и дал мне с собой девять отпечатанных на машинке страниц под названием "Лекция 60". Это было сообщение об одном аспекте психологического развития. Я была поражена проницательностью, которая осветила мою собственную негативную позицию. Все это было и остается очень ясным для меня, но описать это здесь все еще очень трудно. Я могла понять этот текст как в интеллектуальном, так и в эмоциональном плане. Примеры показывали, как работать над самосовершенствованием. Мне было 43 года, но я никогда не читала ничего такого высокого уровня, поэтому, естественно, я спросила моего врача, кто это написал. Он сказал мне, что автор этой лекции Eva Pierrakos, но это не ее собственные слова; что она медиум, может впадать в транс и становиться выразителем другой личности или спиритического сознания. Я совершенно не верила в такие вещи и сказала об этом, и мы больше к этому не возвращались. Однако я продолжала читать обо всем этом. Всего было 260 лекций, рассматривающих каждый мыслимый аспект человеческой психологии. Мало-помалу я начала интересоваться тем, действовали ли духи на самом деле. Пару лет спустя мое внимание привлекла книга, написанная Jane Roberts; она также могла впадать в транс и разговаривать от имени духов. Обе женщины произвели на меня впечатление совершенно нормальных; например, им нравилась дискотека, они любили сладкое; радовались, лежа на солнце и попивая вино. Это показало мне, что они – обычные люди, но они были способны также на нечто экстраординарное.

Jane Roberts было всего 32 года, когда она впервые услышала голос в своей голове. Ее реакция была положительной, но ей хотелось убедиться, что это не было ни иллюзией, ни продуктом ее подсознания или ее бессознательного. Поэтому она потратила год, испытывая этот голос, и написала об этом в своей книге "Seth Speaks" (Говорит Сет). Она, ее муж, а также другие причастные к этому люди убедились, что она действительно может говорить от имени существа по имени Seth. Позже я прочитала подряд пять других книг о ней и о Seth. Было поразительное сходство между ее сообщениями и тем, что сообщала Eva Pierrakos, у которой тоже был Ведущий, говоривший через нее. За это время я отказалась от неверия в спиритические существа.

Не помню, в какой именно книге я нашла это, но Seth предложил упражнение на расслабление, помогающее осознать свои скрытые способности. Я делала это упражнение и через некоторое время увидела или почувствовала образ перед закрытыми глазами; я сразу поняла, что это было предупреждение о мысли, которая должна прийти мне в голову. Я была приятно удивлена, так как это означало помощь в психологической сфере, в которой я практиковалась. После этого я полтора года осваивала мысль, что есть люди, способные на подобные опыты благодаря помощи и упражнениям. Постепенно появлялось больше образов, потом – слов. Я скрывала все это в себе, так как это было очень личное. Я, конечно же, побаивалась, что некоторые сочтут меня странной. Когда позже я доверилась тем, кто был спиритически развит, мне пришлось убеждать их, что эти переживания не всем доступны. Некоторые называют этот феномен "быть каналом".

Мне трудно сказать, слышу я слова или чувствую их. Иногда они кажутся приходящими очень издалека; часто я понимаю их немедленно, в иногда – нет. Я всегда точно знаю, что некоторые сообщения рождаются не в мире моих собственных мыслей, так как размышление ощущается иначе. Мои опыты этого периода в наихудшем случае были неожиданными, но в них никогда не было ничего пугающего. Применявшийся язык был довольно формальным и не был похож на мою собственную речь; содержание обычно было таким, к которому я сама никогда бы не пришла: идея, намек, совет или ответ на что-либо удивляли меня. Источник знал меня лучше, чем я сама, и я подозревала, что у меня нет секретов от него. Я находила это странным, и мне понадобилось время, чтобы привыкнуть к этому.

Примерно через полтора года положительных опытов случилось нечто совсем новое. В одно воскресное утро два года назад я вдруг ощутила шум возле лба, сопровождаемый длинным потоком слов, предсказывающих ужасное событие. Все это было совершенно неожиданно, меня охватила паника, и я не хотела верить в случившееся. Вначале я думала, что, возможно, это мне показалось, но потом решила, что лучше отнестись к этому серьезно и что-то предпринять. Я была как потерянная, пока не вспомнила о Seth. Я достала одну из его книг, чтобы посмотреть, не предлагал ли он, как рассеять такие отрицательные мысли с помощью воображения или физических упражнений. Это было совершенно ново для меня, но, к счастью, я была одна, и не было опасности выглядеть глупо в чьих-либо глазах. В этих книгах Seth действительно дает указания, как вырвать с корнем и выбросить такие отрицательные мысли, и я немедленно выполнила его совет. Я вернусь к этому позже.

Моя реакция после этого была яростной – меня не должны использовать для подобных целей. Кипя от возмущения, я выполнила действия, рекомендованные Seth. Инцидент казался исчерпанным, но вскоре стало ясно, что это было только началом целой серии подобных эпизодов. Я не могу вспомнить, как часто это случалось, но некоторое время я была поглощена этим. Было несколько голосов: грубый мужской голос в моей голове или как раз за мной; назойливый пронзительный женский голос, громко шепчущий в моей груди или возле меня слева, или надо мной справа; и гнусавый голос, хихикающий и смеющийся надо мной. Они могли возникать по одному или вместе и давать вредные команды или делать глупые замечания. Они делали также остроумные наблюдения, некоторые очень проницательные, другие безжалостные, которые точно попадали в цель и были очень болезненными. Я была ошеломлена утонченным, острым интеллектом одного из них. Каждый имел манеры, которые я узнавала в себе. Приводило в замешательство, когда хороший совет давался с неприятным воем или отвратительное замечание делалось в дружественном тоне. Я терялась, не зная, что делать и чему верить. Я всегда предпочитала уверенность неуверенности и отказывалась делать что-либо, если сама не была убеждена, что поступаю правильно; если я чувствовала что-либо неправильное, то вежливо, но твердо (иногда сердито) отсылала вестника обратно к его друзьям. Если я сомневалась, то говорила, что не уверена и должна подумать, а вестник пока должен оставить меня одну. Тогда голос всегда оставлял меня. Я знала, что даже будучи испуганной, не должна никогда просить объяснение или действовать из страха. Я обрела уверенность в том, что было бы смешно считать, будто голоса могут верховенствовать надо мной. Я никогда не задавала вопросов, которые бы поощряли их, так как была убеждена, что имела дело с потенциально опасными силами. Этого я боюсь.

Главный вопрос для меня – как обращаться с непрошеными и нежелательными визитерами. Со временем я увидела, что есть взаимосвязь между характером моих мыслей и типом визита, которого я могу ожидать. Всякий раз, когда меня занимают отрицательные мысли, возникают отрицательные голоса. Хотя я знаю об этом, но иногда забываю. Две недели назад я была чрезвычайно сердита на кого-то и большую часть дня ворчала. В тот вечер я была дома одна, когда вдруг пронзительный голос закричал: "Алло, дорогая!" В тот же миг я увидела два больших горящих глаза, пристально смотрящих на меня, и почувствовала, что моя энергия разлетается во все стороны, как будто я взрываюсь от испуга. Я знаю по опыту: если я ничего не сделаю, то буду беспокойна и совершенно разбита несколько дней, буду с напряжением реагировать на людей и события и лишусь способности сосредоточиться.

Я решила сделать что-нибудь с этим, используя совет Seth. Я доверяю ему и не знаю никого более компетентного в том, что делать с голосами в моей голове. Сам он всегда появляется как голос в чьей-нибудь голове. В тот день, излучая много негативной энергии, я привлекла зло. Я знала, что из-за моей внутренней негативное(tm) возникло зло, но сама я – не зло. Поэтому, когда в то воскресенье я услышала голос, то сейчас же решила не отождествлять себя со злом ни в себе, ни в других, ни вокруг себя. Я отбросила зло от себя так далеко, как смогла. У Seth я научилась делать телодвижения, которые дают мне силу и возможность произнести: "Ну вот, все". Потом я выкрикиваю вестнику: "Иди к своим друзьям, ты не можешь оставаться со мной".

Теперь я знаю, что люди несут в себе не только зло, но и добро и свет. Есть высшее существо, источник тепла, состоящий из чистой положительной энергии, и это благодаря ему я принимаю конструктивные решения. Я всегда знала, что при всех моих недостатках я на самом деле хороший человек. Ребенок трогает меня, потому что он излучает непорочность. Моему открытию добра преграждали путь ложные концепции, отрицательные толкования и тому подобное, но я решила: что бы ни случилось, я буду развивать в себе добро. Лично я делаю это, наполняя мои мысли образами света. Я вдыхаю свет через темя, пока он не заполнит все мое физическое существо. Это снимает напряжение и дает мне ощущение удовольствия, и я продолжаю вдыхать, пока не почувствую, что как будто улыбаюсь изнутри. В то же время я думаю об источнике внутри меня и произношу короткие фразы утверждений, такие как: "Я живу в безопасном мире", "Я достойный человек", "Мне нравятся люди, и я нравлюсь им". Немного погодя я чувствую, что моя энергия снова течет, и я наполнена внутренним покоем. Иногда я ощущаю отдаленный грохот на заднем плане и возвращение угрожающего беспокойства, но останавливаюсь только когда все вокруг меня мирно; это может занять от 2 до 20 минут в зависимости от того, насколько я могу сосредоточиться. После этого я снова могу мыслить ясно, без эмоциональной тревоги.

Это я освоила, но моя работа еще не закончена. Как я говорила, существует связь между моими отрицательными мыслями и отвратительным поведением голосов, и я, понятно, боюсь встречи с этой реальностью. Мы, люди, предпочитаем не верить, что сами можем быть виновны в наших жизненных неприятностях. Все мы любим приятное, а мерзость не привлекает никого. Тем не менее... Это хорошо известно в Pathwork.

Вот как я вижу этот вопрос. Всякий раз, когда я отсылаю зло прочь, то на некоторое время успокаиваюсь, но раньше или позже оно в той или иной форме возвращается в мою жизнь. После второго года нашей жизни мы строим внутренние убеждения – смесь положительного и отрицательного, истинного и ложного. Отрицательное – это обида, страх, подозрение, недоверие, ненависть, жестокость и другие пагубные побуждения. Жизненные переживания и другие впечатления всегда истолковываются, правильно или неправильно, на уровне бессознательного; ложные понятия, которые остаются неосознанными, создают нам проблемы. Ибо то, что не осознается, недоступно для нас и не может быть проверено реальностью. Мы слепы относительно путей, которыми наши ложные понятия расходятся с реальностью, которая изменяется от индивидуума к индивидууму в той степени, в какой разнятся наши жизни. Так, одному везет в любви, но он без гроша, а у другого все наоборот. Мы реагируем согласно нашим умозаключениям и одновременно создаем собственное излучение, которым мы притягиваем подобных людей, события, а также голоса. Поэтому каждый в школе Pathwork работает в соответствии с тем, каким он себя видит, независимо от того, слышит ли он сейчас голоса. Коль скоро мы осознаем наши разрушительные побуждения и формы, в которых они выражаются в нашей жизни, то можем (если пожелаем) трансформировать их в нечто конструктивное ради пользы своей и других. Вместе с людьми, подготовленными для выполнения такого задания, мы (с разным успехом) помогаем себе и друг другу не отрицать своих недостатков.

Все это может звучать угрожающе, но, к счастью, результат таков, что люди начинают больше нравиться себе и окружающим. Перемены касаются каждого аспекта вашей личности, подвергаемого внимательному рассмотрению, когда вы знаете, что это – ваша основная сущность. Отрицание только усиливает чувство вины. Если возрастают вера и желание измениться, становится все легче и легче выражать лучшее в себе. Я сама стала мягче, а мои переживания, связанные с бесполезными голосами, отсутствовали иногда месяцами.

Вы можете заключить из всего этого, что я медиум, но это не так. Я все еще должна проделать большую очищающую работу и не знаю, что мне уготовано.

ШЕСТОЕ СООБЩЕНИЕ.

Чтобы рассказать о том, как я осознала, что слышу голоса (положительные и отрицательные) и как научилась справляться с ними, я должна вернуться к тому времени, когда мне было 28 лет, и мы с мужем и нашим сыном Лексом жили с моим отцом и мачехой.

Моя мачеха побывала у доктора с жалобой на боли в желудке. Ее направили на рентгенографическое исследование, и она рассказала мне об этом, перед тем как отправиться туда. Когда она ушла, я сидела спокойно, размышляя-, что с ней может быть плохого, и в этот момент я услышала и увидела, что это рак. Я услышала также, что у нее поражена печень и она умрет. Я видела похоронную процессию и слышала, что это будет на Новый год; небо будет покрыто облаками, а земля – листьями. Точно так и случилось.

Я впервые в зрелом возрасте сознательно услышала голоса, и хотя информация, которую они сообщили, была ужасна, они вызвали мой интерес. Я начала сознательно разговаривать с ними. То, что я делала бессознательно с детства, теперь произошло сознательно.

В детстве я знала о чем-то невидимом, что было в контакте со мной, хотя не знала, каким образом. Я знала также, что играла и болтала с невидимыми детьми. Однажды моя мать спросила меня, с кем я разговариваю, и я ответила: "С собой", – хотя знала, что сказала неправду. Мне говорили, что у меня живое воображение. После смерти моей матери (мне было тогда 13 лет) отец заставлял меня каждую неделю ходить на кладбище. Там я молилась (взрослые редко знают, что происходит с детьми). Однажды я слышала голоса, разговаривавшие между собой. Я притворилась, что это ветер шелестит листьями деревьев, но втайне знала другое: бессознательно я знала, что в действительности это были голоса. Я прочитала маме (на ее могиле) стихотворение и добавила: "Я еще поговорю с тобой дома". Потом я услышала голос, сказавший: "Хорошо, дитя, а сейчас уходи". Это совершенно определенно говорила моя мать.

Когда я сознательно решила поддерживать связь с голосами, то иногда получала информацию, которая вначале имела смысл; это были положительные голоса. Были также отрицательные голоса, которые могли, например, сделать мою руку тяжелой и поднять ее в воздух; затем я подходила к стене и писала на ней без карандаша то, что слышала от голосов. Я писала на стене самые ужасные вещи, самые отвратительные желания. Голоса также посылали меня в магазины, где, как они говорили, я что-то увижу или испытаю, но этого, конечно, не происходило. Они также заставляли меня обманывать людей. Когда мои сестры спросили, правда ли, что моя мачеха так больна, как сказал доктор, я ответила спокойно: "Конечно нет, она это только воображает", – в то время как я знала, что это не так. Я уже знала от моих положительных голосов, что у нее рак, который подтверждается рентгенографией.

Некоторое время голоса не ослабевали. Я не могла больше игнорировать их и мирилась с ними, потому что не знала, как их остановить. Однажды они объявили мне, что я страшно больна. Я действительно чувствовала себя больной и едва могла ходить из-за боли в ноге. Когда мой муж спросил, в чем дело, голоса сказали мне, что это полиомиелит и что мой муж поможет мне лечь в постель. Но далекий от чувства симпатии ко мне, он разразился гневом: он ругал меня и кричал, что этот нонсенс о слышании голосов надо прекратить. Таким образом, я вынуждена была подняться и самостоятельно добраться до кровати, и к моему большому удивлению, оказалась в состоянии без поддержки стоять и идти.

Из этого инцидента я сделала вывод, что могу выбирать, позволять ли голосам свободно управлять мной или отстранять их, и в последующие годы делала выбор в соответствии с ситуацией. Когда голоса были отрицательными, я отбрасывала их. Когда они были положительными, я брала на заметку их сообщения, например предостережение, что я потеряю кошелек или ключи, которое всегда было точным.

Я все еще страстно желала использовать свои положительные голоса, но не знала, где научиться этому. Я нашла свой путь, когда заболел мой сын Лекс. Сразу после его свадьбы он был поражен сильной болью в спине, и я хотела помочь ему. Я вспомнила время, когда он тяжело болел и был исцелен с помощью спиритического мира. Позвольте мне рассказать вам, как это было.

Лексу было тогда два с половиной года; когда он заболел, я показала его семейному врачу. Ребенка поместили в больницу и после многочисленных исследований было подтверждено, что у него остеомиелит тазобедренного сустава. Инъекции не дали результатов, и доктор сказал, что Лекс никогда не выздоровеет. Моя золовка проведала Лекса в больнице и, вернувшись домой, позвонила соседу, который был связан с группой людей, контактировавших со спиритическим миром. Так называют этот мир те, кто верит, что есть жизнь после земной жизни. В этом ином мире есть, конечно, души врачей, и группа, к которой принадлежал этот сосед, имела контакт с ними. Моя золовка рассказала соседу о Лексе и спросила, сможет ли он помочь через свои контакты. Он сделал это и сказал моей золовке, что она вовремя обратилась, чтобы спасти Лекса. К нашему крайнему изумлению и радости, без всяких видимых медицинских причин Лексу стало лучше. Никто не мог объяснить его выздоровление, включая меня. Я узнала всю эту историю несколько лет спустя. Через два месяца наш сын смог вернуться домой. Я хотела поблагодарить специалиста, но он сказал: "Не благодарите меня, я тут не при чем. Это чудо. Благодарите Господа".

Естественно, я вспомнила об этом случае, когда забеспокоилась из-за боли в спине у Лекса. Специалист сказал ему, что не менее двух-пяти лет он не должен выполнять тяжелой работы, иначе может оказаться в инвалидной коляске. Я хотела узнать, не страдает ли сын какой-то формой паралича, и решила вновь обратиться к соседу моей золовки, но узнала, что тот умер. Кто-то дал мне адрес людей, с которыми он работал, и таким образом я вступила в контакт со спиритической ассоциацией. Я посетила открытый вечер, на котором участникам предложили поместить на столе фотографию или какой-то предмет, а медиум давала пояснения. Когда медиум начала, я была поражена, потому что видела и слышала то же, что и она.

После этого я посетила несколько подобных открытых встреч и в конце концов присоединилась к одной из групп этой ассоциации в надежде развить свое сознание. В этой группе я научилась, в частности, настраиваться на свои чувства и узнавать, положительны ли они. Я узнала также, что все мы имеем духовного лидера или проводника, и узнала своего помощника. Этот проводник вводит вас в соприкосновение с вещами, которые вы не можете узнать иначе, как привнося их в ваше сознание, и то, что он говорит, преисполнено смысла. Это наполняет вас чувством любви; то, что он говорит, настолько верно, что вы верите ему и учитесь работать положительно. Вот как я научилась работать со своим руководителем.

На встречах в ассоциации я узнала также, что есть голоса, принадлежащие тем из умерших, которые остаются связанными с землей. Эти связанные с землей души не сознают, что они мертвы и что после земной жизни должны перейти в другой мир. В результате некоторые из них отождествляют себя с живыми людьми, похожими на них внешностью и мыслями, и овладевают ими. Например, душа умершего инвалида-колясочника может поселиться в душе живой личности в похожем положении, заключив, что они принадлежат одному и тому же лицу.

Примерно через два года кто-то посоветовал мне пойти в Association of Spiritual and Natural Healing (ASNH, Ассоциацию духовного и естественного целительства). Там, сказали мне, я смогу развить мое искусство гипнотизера дар, который был силен во мне. Меня привлекла эта Ассоциация, так как ее настрой был сходен с моим. Кроме гипнотизма я научилась также использовать положительные голоса и избегать отрицательных голосов, которые могут сделать земную жизнь человека невыносимой. Позже я пришла к пониманию того, что борьба с отрицательными голосами – это поле работы над самой собой. Я узнала, что отрицательные голоса могут возникать из положительных, подтверждения чему я знаю. Я открыла, что важно оставаться стабильной, чтобы держать верх над ними и избегать физического изнурения. Я научилась твердо держаться положительного в себе и рассчитывать на него: таким образом можно, кроме всего прочего, передавать энергию другим.

На встречах в первой ассоциации я узнала о мертвых душах, привязанных к земле; от них я узнала, как направлять голоса таких душ в будущую или вечную жизнь. Один из таких способов – объяснить им, что случилось нечто, что вдруг убило их, и что их душа поэтому покинула их земное тело. Я говорю им, что, хотя они не могут видеть свое земное тело, они все же изменились в момент своей смерти. Когда они понимают это, я могу показать им, что есть другая, лучшая жизнь, ожидающая их.

Позвольте мне описать один пример. Я сидела в группе, где мы обсуждали несколько фотографий. На фотографии ребенка, с которым произошел несчастный случай, я увидела мертвого мальчика. Я начала разговаривать с ним и узнала, что он вышел из школьного автобуса и попал под машину. Он думал, что только споткнулся, и поэтому все еще стоял возле автобуса. Он кричал и искал что-то; когда я спросила его, что он ищет, он ответил: "Я потерял свою шапку". "И чего же ты хочешь?" – спросила я, и он ответил, что не может без нее идти домой. Я показала ему (символически, конечно), где его шапка, и прорези его глаз как будто засмеялись. Я еще поговорила с ним и объяснила, что произошло на самом деле. Когда он понял, я смогла направить его к свету.

Я узнала также, что души умерших говорят из загробной жизни (рая, небес или как вы хотите это назвать) и руководят теми, кто еще на земле, и помогают им делать добро; такие души могут быть названы помощниками, лидерами или руководителями (советчиками). Это было мне знакомо, так как я уже работала положительно с голосом моего лидера.

Я преуспела в получении квалификации гипнотизера, я слышала, где и что беспокоит субъекта. Благодаря моему лидеру я слышала и знала врачей из мира духов. Они консультировали меня по специфическим заболеваниям и недомоганиям и были всегда на месте. Это было для меня замечательное время, но однажды я поняла, что отрицание, зависть и ревность стали обычными в группе, с которой я работала. Я видела, как это проявлялось в дискуссиях, когда делались неискренние замечания. Я чувствовала, что все нехорошо, что есть скрытое отрицательное настроение, которое стесняло мой интеллект, особенно потому, что я предполагала, будто все другие настроены на работу так же, как я.

Тем временем я познакомилась с женщиной, которая, как я узнала, была паранормально одарена. Мы многое обсуждали; она развила способности яснослышания и ясновидения, а также была способна различать положительные и отрицательные голоса. Она пару раз приходила со мной в группу и сказала мне, что некоторые члены группы ужасно отрицательны. Это было еще одним подтверждением того, что говорил мне мой лидер: я должна покинуть группу ради создания собственной.

Примерно в это время у меня снова возникли отрицательные голоса. До тех пор я не училась справляться с ними. Я научилась разговаривать с ними и показывать замечательное царство, ожидающее их в загробной жизни, но эти голоса были невосприимчивы. Они были агрессивны и угрожающи как для существования моих духовных помощников, так и для моей веры в себя. Я чувствовала, что мой гипнотизм портится, как и мои отношения с духовным лидером; на вопросы, которые я задавала, ответы были неправильные из-за моего способа восприятия. Каждый, кто слышит голоса, поймет это.

Я была бессильной и деморализованной до такой степени, что чувствовала: не могу продолжать. К счастью, женщина, о которой я упоминала, Энн, была рядом. Она тоже была обременена отрицательными голосами, которые говорили ей, что для нее плохо быть связанной со мной, что я мстительна и лжива. Они предупреждали также, что я менее духовно настроена, чем Энн думает, и что она не должна больше иметь со мной дело. Энн и я разговаривали с голосами вместе, и нам удалось, несмотря на их ложь, осознать, что они были посланы мысленными силами других. Можно наслать на человека зло или саморазрушение с помощью отрицательных сил, которые могут быть посланы через чувства ненависти, ревности или зависти. Это то, что случилось со мной; позже благожелательные духи рассказали мне, кем и почему это было сделано.

Мы упорно продолжали вместе работать, стараясь отогнать отрицательные мысли и обсуждать все положительно. Мы продолжали указывать отрицательным голосам, какой замечательный мир лежит впереди после земной смерти. Мы постоянно повторяли, что они должны освободить землю и земных людей, чтобы достичь радости, любви и света. Энн и я узнали много за этот период, в частности, что положительное всегда одерживает победу над отрицательным. Мы знали это; каким бы ужасным ни было влияние голосов в вашей жизни, этому всегда приходит конец, если вы лично готовы бороться. Вместе мы способны включиться в эту борьбу и, к счастью, мы теперь научились справляться с отрицательными голосами.

Что касается меня, за пару лет я прошла сквозь ад, но выжила, благодарение Богу. Я столькому научилась за этот период вместе с Энн, моим самым большим другом и коллегой, что могу теперь снова и снова предлагать помощь тем, для кого такой ад еще продолжается.

СЕДЬМОЕ СООБЩЕНИЕ.

Для того чтобы объяснить, как я научился справляться с голосами, позвольте мне сначала рассказать, как я услышал их в первый раз и как они повлияли на мою жизнь.

После окончания средней школы в 1977 году я начал учиться на трудотерапевта. Чтобы прослушать этот курс, я должен был снять жилье в другом городе. Коротко о себе: я единственный ребенок и, возможно, поэтому превосходно развлекаю себя сам. Может создаться впечатление, что я нелюдим. Я чрезвычайно творческий человек и люблю, кроме прочего, живопись; в моих новых комнатах было достаточно места для этого. Моя подруга осталась там, где я родился, и хотя у меня было мало новых знакомств, я должен сказать, что студенческая жизнь не проходила мимо меня; конечно, я спал очень мало. Впервые в жизни я мог решать сам, что мне есть, готовить самому или питаться в столовой. Короче говоря, я был волен приходить и уходить, когда мне нравилось, не будучи зависимым или стесненным. Но вопрос моего будущего оставался нерешенным.

Через несколько месяцев я вообразил большую белую стену в моей комнате разрисованной; эта стена бросала мне вызов. Я начал рисовать темный лес с рептилиями на переднем плане. Живопись – это нечто, что передается от головы к руке, а я всегда был способен слышать краски: они передаются вибрациями. Я слышу черный, красный и темно-коричневый цвета. Когда я рисовал, в комнате была мертвая тишина, так как у меня не было даже радио. Однако в тишине я чувствовал что-то тревожное, какое-то нарастающее угрожающее парение, и у меня возникло определенное впечатление, что я в комнате не один. Потом я слышал в ушах монотонный шум, который исходил не от меня и который я не мог объяснить. Это было немного похоже на звук, который мы слышим, когда затыкаем уши пальцами, но этот звук был ниже и более монотонный. Было также глубокое чувство, будто что-то ищет меня.

То, что я слышал, было криком группы людей о помощи. Если быть точнее, я бы описал это как звук примитивных голосов, голосов аборигенов: очень угрожающий, жуткий, предвещающий беду звук. Он начинал скулить, потом затихал вдали, многократно повторяясь, дразня и раздражая меня. Что-то хотело овладеть мною и делало это. Я слышал, что говорили не по-голландски (мой родной язык) и не на каком-либо иностранном языке; все выражалось эмоциями. Я не мог произнести ни одного разумного слова в ответ, только звуки. В этом сообщении я буду называть звуки, которые я слышал, голосами.

В прошлом у меня часто были такие переживания, но звук был всегда более удаленным и менее угрожающим. После этого эпизода я чувствовал себя напуганным и затравленным, будто внутри меня было что-то, что могло появиться внезапно в любой момент; это чувство всегда присутствовало сознательно и бессознательно. На самом деле я чувствовал себя помешанным. Я не смел рассказать кому-нибудь о голосах и был слишком напуган, чтобы оставаться одному и выражать свои чувства, например, на бумаге. Я никогда не знал, когда появятся голоса; часто они это делали в самые неподходящие моменты.

Я всегда был верующим – не только по воспитанию, но и по собственному убеждению. Молитва – часть размышления; молитва – общение с силой, которую я называю "Бог", а другие могут давать ей другие названия. Я просил эту силу помочь мне. Как долго это продолжалось, прежде чем у меня появилось мужество сказать голосам "Стоп", я точно не знаю, но помню этот волнующий момент. Мне кажется, это случилось примерно через три года. Немногое изменилось в моем положении; голоса были не так активны, но я продолжал чувствовать себя преследуемым: они могли настичь меня в любое время.

Момент, когда я впервые осмелился сказать "Стоп", я не забуду, пока буду жить. Я ехал в автомобиле на работу. Как раз перед этим у меня состоялся очень волнующий разговор, в котором я полностью раскрылся. Я гнал машину по шоссе и вдруг отчетливо осознал, чего я боюсь: боюсь власти голосов. Именно там и тогда, в машине, я громко выкрикнул: "Я испуган" (не один, а несколько раз). Будучи один в машине, ты можешь вести себя так, как когда тебя никто не слышит, и я сделал это: это было как первобытный вопль. Я как будто выбросил что-то из своего нутра, и это дало мне чувство освобождения, которое сделало меня счастливым; это был момент, когда я почувствовал себя вполне зрелым. Я принял себя таким, каким я был и все еще остаюсь. Я не должен был убегать от голосов, а должен был признать их существование. Я сказал им "Стоп", потому что признал их как независимые души, как нечто вне меня. В процессе, через который я прошел, можно выделить следующие фазы:

· шок;

· испуг и бегство;

· изучение значения голосов;

· признание голосов как независимых духов;

· принятие самого себя;

· исследование причин моего бегства;

· противоборство с голосами;

· компромисс между признанием и отвержением голосов.

Впоследствии это выглядело так, будто бурные пороги исчезли из реки моей жизни. Я был в спокойных водах и мог решать, куда плыть. Я все еще слышу или чувствую голоса, кричащие о помощи, но теперь я отсылаю их прочь, и это меня освобождает. Я принадлежу себе и могу отстаивать свою личность.

Я надеюсь, что могу помочь другим людям стать на этот путь. Вы должны быть готовы сказать: "У меня все в порядке; у вас все в порядке".

СЛЫШАНИЕ ГОЛОСОВ:
НЕПСИХИАТРИЧЕСКИЕ ВЗГЛЯДЫ.

Психиатрические толкования слышания голосов представляют лишь малую часть теорий, рассматривающих этот феномен. Широкий замысел этой книги предполагает включение в нее некоторого количества статей, отражающих другие теории. При выборе материала мы руководствовались историями из предыдущей главы и включили концепции, использованные их авторами. Следует отметить, что толкования слышащих голоса редко полностью соответствуют одной теории, чаще они комбинируют разные элементы различных систем взглядов.

Мы уже знаем, что существует большое разнообразие личных взглядов. Автор первого сообщения приписывает голос наставнику. Многие слышащие голоса придерживаются этого взгляда, и не только те, кого мы встречали: отдельные примеры можно найти в литературе на эту тему, например в исследовании американского психолога Myrtle Heery. Поэтому мы включили краткое описание ее исследовательской работы с тридцатью слышащими голоса.

Автор второго сообщения характеризует феномен как мистический по своей природе и отождествляет его с другими мистическими переживаниями (Teresa of Avila). Это побудило нас выбрать статью о мистицизме в религии.

Автор третьего сообщения предлагает интерпретацию слышания голосов как паранормального дара и одновременно как средства духовного роста. Парапсихология стала важным современным движением, привлекательным для многих слышащих голоса, и мы включили раздел, отражающий ее.

Сообщение четвертого автора иллюстрирует другой способ, которым голоса могут представлять стремление к духовному прогрессу. The Path (англ. – тропа), как известно, является заметным представителем этой ветви духовной мысли, в которой медиум играет активную посредническую роль.

Главным для автора пятого сообщения является вера в жизнь после смерти и в возможность общения с умершим; это не только влияет на смягчение горя, но и формирует жизнь оплакивающего. Этот подход потребовал включения раздела о метафизической школе мышления.

Автор шестого сообщения истолковывает голоса как происходящие от неуспокоившихся духов умерших – взгляд, развитый медиумами. В знак признания этого важного подхода мы включили раздел, написанный медиумом, дающим личное толкование этого взгляда. Особое значение имеют теории реинкарнациии, предполагающие, что душа человека рождается несколько раз, причем с новой задачей, которая должна быть выполнена (Карма).

Есть много других вопросов и теорий, связанных с феноменом слышания голосов, которые не было возможности поместить здесь. В частности, мы отослали бы читателей, интересующихся слышанием голосов в так называемых примитивных культурах, к антропологической литературе.

ПЕРЕЖИВАНИЕ ВНУТРЕННЕГО ГОЛОСА:
ИССЛЕДОВАНИЕ 30 СЛУЧАЕВ.

В истории человечества описания внутреннего голоса встречались в религии, истории, психологии, художественной литературе и мифах. Психологическая литература, описывая эти переживания, больше сосредоточивалась на индивидуумах с патологией, в то время как религиозная литература повествует о тех, кого считают божественно вдохновленными или демонически одержимыми. Удивительно мало внимания уделялось изучению внутреннего голоса людей, не принадлежащих ни к одной из этих групп. Исследование избранных сообщений о подобном опыте представляет основу для дальнейшего изучения этого феномена. Термин "внутренний голос" описывает важный субъективный опыт: действительное восприятие голоса, говорящего внутри, и/или более смутное ощущение некоего внутреннего общения. Точно так же, как физический голос является средством общения между людьми, внутренний голос может осуществлять общение внутрипсихическое, т.е. между различными уровнями психики (Van Dusen, 1981).

История главных мировых религий ясно показывает, что святые, мудрецы, пророки и учителя (такие, как Моисей, Мухаммед и Тереза Авильская) очень полагались на внутренние голоса для своего вдохновения, руководства и власти. Познания этих мужчин и женщин имели потрясающее влияние на наш мир. Но так же, как люди с диагнозом психоза и шизофрении не имеют монополии на внутренний голос, не имеют ее ни святые, ни предсказатели. Между этими двумя крайностями есть очень много обычных людей, которые сообщают о слышании внутренних голосов. Данная научная работа исследует переживание внутреннего голоса тридцатью взрослыми мужчинами и женщинами, которые не являются ни святыми, ни психически больными.

Метод.

Тридцать субъектов, сообщивших о слышании внутренних голосов, приняли участие в этом исследовании. Пятнадцать были отобраны лично автором, а 15 были взяты наугад примерно из 50 ответивших на анкету о слышании внутреннего голоса, разосланную по почте 200 жителям Калифорнии. Переживания субъектов исследовались осторожно, в естественной манере, позволяющей выявлять различные аспекты с наименьшим возможным влиянием наблюдателя. Моей особой целью было глубокое исследование положительной зависимости между слышанием голоса и внешней жизнью субъекта.

Категоризация.

Чтобы определить категории, из 30 проинтервьюированных субъектов были отобраны девять представителей, и каждый из них был опрошен дважды. Выбор учитывал различия в переживаниях внутреннего голоса, встречающиеся при в корне отличающихся обстоятельствах, а также широту круга занятий, доходов, уровня образования и образа жизни. Полученные результаты были проанализированы автором и ее коллегой, которая имела большой опыт оценки субъективных данных опроса. Независимо друг от друга мы прочитали расшифровки стенограмм интервью параллельно с моими записями об интонации и паузах, а затем встретились, чтобы обсудить выводы каждой из нас. Во многом мы были совершенно согласны, а в случае сомнений или неуверенности мы обращались к расшифровке стенограммы и к магнитофонной записи. Вскоре довольно ясно стали выявляться типы переживания внутреннего голоса.

Три главные категории обозначились в первых девяти интервью, а затем мы использовали их как ведущие для анализа данных остальных сессий, улучшая и уточняя их по мере продвижения вперед. Это были следующие три категории:

1. Переживания внутреннего голоса, обнаруживающие фрагментарные части личности.

2. Переживания внутреннего голоса, характеризующиеся диалогом, ведущим к развитию личности индивидуума.

3. Переживания внутреннего голоса, открывающие пути к более высокому уровню личности.

Исследование трех случаев.

В приведенных ниже исследованиях показано по одному представителю от каждой из упомянутых категорий. Личности респондентов не раскрываются для обеспечения их анонимности.

1. Переживания внутреннего голоса, обнаруживающие фрагментарные части личности

Эрик, 33 лет, имеет гуманитарное образование, женат, отец двух детей. Раньше он занимался управленческой работой, а теперь не работает, живет с семьей в доме родственников жены. Эрик начал учиться на преподавателя, а также изучает социальную работу. Устойчивое нежелание посвятить себя карьере и содержанию семьи говорит о том, что он все еще дезинтегрирован в главных сторонах своей жизни.

Эрик сообщил, что внутренний голос управлял некоторыми ситуациями, в том числе его уходом с последнего места работы, как будто он подчинил голосу свою свободную волю:

Я был абсолютной жертвой всего этого. Я совсем ничего не делал, а он (внутренний голос) делал это со мной, и у меня не было выбора. Я был под контролем.

Испытания вели Эрика в положительном направлении, но он отрицает, что внутренний голос – часть его самого. Иногда он просит его о руководстве, но ясно чувствует, что в любом вопросе последнее слово за голосом:

Я прекратил некоторые отношения, которые действительно отрицательно сказывались на мне, но прервать которые у меня не хватало мужества. Голос сверху зазвучал моим голосом и я высказал то, что прервало эти отношения. Я имею в виду, что он (внутренний голос) прекратил эти отношения, что принесло мне пользу. Как человек я не знал, как это сделать, а голос взял это на себя.

Это сильное выражение фрагментарных частей личности Эрика, и эта фрагментация, по-видимому, ведет его к интеграции.

2. Диалоги, ведущие к развитию личности индивидуума

Раби 38 лет, она замужем, бывший консультант в области образования. В течение последнего года оставила работу и посвятила свою жизнь живописи:

Именно мой внутренний голос говорит мне, когда нужно заниматься живописью, когда для этого подходящее время, а. когда нет, и когда это бесполезно. И мой внутренний голос дал мне указание оставить работу и делать то, что я делаю – заниматься живописью.

Заметьте, что здесь подчеркивается диалог с внутренним голосом, а не подчинение его диктату, как в случае с Эриком.

Я проверяю свой жребий (относительно моих занятий живописью). Последней весной мне представился случай обратиться за грантом и стать консультантом, и это показалось мне захватывающей возможностью, но когда я сверилась с моим голосом, он сказал, что это препятствовало бы занятиям живописью... У меня не оставалось бы времени для живописи; таким образом, я вижу, что внутренний голос, действительно решая мою судьбу, направляет меня к моей подлинной цели – живописи.

То, что Раби меняет профессию, – прямой результат воздействия ее внутреннего голоса. Обратите внимание на ее фразу: "Я сверилась с моим голосом". Раби вступила в диалог с голосом, активно используя его для освобождения творческой энергии; это полностью отличается от покорности Эрика командам его внутреннего голоса.

3. Пути к более высокому уровню личности

Роб – 63-летний писатель и адвокат, отец трех взрослых детей. Четвертого ребенка он потерял 24 года назад после внезапной болезни, и ему понадобилось много времени, чтобы оправиться от этой потери. Он чувствует, что отцовство было самым благодарным переживанием в жизни и что 38 лет брака обогатили его. Конечно, это обеспечило Робу прочный фундамент и чувство, что его жизнь имеет глубокие корни.

Вера привела Роба к постижению его внутреннего голоса как "более глубокого уровня собственного существа". Это переживание было значительной частью его жизни в то время, когда он окончил свою богословскую докторантуру и включился в работу, известную своим ненасильственным самоотверженным характером. Он подробно рассказал об одном случае, который он пережил в 33 года:

Это произошло, как я помню, в движении за гражданские права, когда в 1961 году я был в Миссисипи и принимал участие в посещении /Джексона, где находились freedom Eiders (Борцы за свободу). Нас было от 40 до 50 человек в помещении колледжа для чернокожих; искали добровольцев, чтобы всемером или ввосьмером отправиться в ресторан аэропорта, ожидалось, что мы будем там арестованы и отправлены в тюрьму. Нужен был белый протестантский священник, о котором дважды или трижды спрашивали. Потеряв терпение, раввин, возглавлявший делегацию, сказал: "Ладно, у нас еще нет белого протестантского священника", и тогда я услышал, как этот голос сказал: "Хорошо, теперь он у вас есть", и это был я. Я был очень удивлен, что это был я, что я сказал это! Это вырвалось из глубины моей души. Я слышал и произносил это одновременно... Это не встревожило меня. Это то, что я хотел делать; то, во что верил; то, что в самой глубине души хотел делать. Я никогда не жалел, не расстраивался и не беспокоился из-за того, что я сказал, но это удивило меня.

Роб чувствует духовное измерение в работе внутреннего голоса, он определяет это так: "Я являюсь частью большего процесса". Он считает этот феномен тесно связанным с интуицией, но с тем отличием, что его переживание голоса является частью его духовной жизни. По его мнению, в этих переживаниях есть элемент воли и выбора. Он находит, что молитва и медитация полезны в контактах с внутренним голосом, когда он принимает о них сознательное решение. У Роба бывали также такие контакты, когда он не искал их сознательно, но тем не менее, стремление – важный аспект его отношений с голосом.

Резюме

Все индивидуумы третьей категории регулярно практикуют какую-либо форму медитации и выражают глубокое чувство духовной связи через свои переживания внутреннего голоса. Чувство уверенности, которое их радует, очень похоже на те переживания части мистиков, о которых рассказал Arbman. Возможно, что субъекты этой категории достигли определенного уровня мистического опыта, который иногда включает в себя слуховой элемент и который ведет к положительному самоотверженному действию, как описано в случае с Робом.

Три реакции на духовное пробуждение.

Assagioli (1986) описывает три реакции на духовное пробуждение, которые соответствуют трем категориям переживания внутреннего голоса, выявленным в данном исследовании. Он описывает их в терминах энергий и уровней организации, относящихся к пику переживаний. В соответствии с этой общей схемой, энергии сверхсознания работают с индивидуумом на таких уровнях, на которых он способен воспринимать и усваивать их. Assagioli замечает, что одним из возможных результатов пикового переживания может быть неудача в осуществлении более высокого уровня организации. В таком случае испытание часто болезненно, а индивидуум может не осознать его трансперсонального происхождения.

Положительным результатом такого рода испытания является то, что индивидуум может быть направлен на следующие ступени, необходимые для более полной интеграции. Эта идея соответствует в нашем исследовании первой категории испытания внутреннего голоса, который открывает фрагментарные части "Я". Например, Эрик еще не осознал трансперсонального происхождения переживаний, связанных с его голосом,, но они постоянно заставляют его соединять разные фрагменты своей личности: он ищет такую деятельность, которая соответствует его способностям и поможет ему поддерживать семью; он более не довольствуется выполнением любой работы, а благодаря своему голосу, ищет работу, в которой реализуется его личность.

Другой возможный результат пиковых переживаний, является согласно Assagioli, менее сильным и включает в себя временную нейтрализацию образцов личности. Очень важно то, что остается: идеальная модель и ощущение руководства, которые индивидуум может использовать для завершения трансформации собственными целенаправленными методами. Это ощущение руководства такое же, как у субъектов, отнесенных ко второй категории, у которых возникал диалог, служивший дальнейшему росту и развитию слышащего. Испытания Раби, например, направили ее на занятие живописью вместо делания карьеры. Это изменение, сообщает она, исключительно соответствовало ее потребностям, и она продолжает меняться и расти в положительном направлении.

Третий результат, описанный Assagioli, – более высокая интеграция личности, при которой жизнь индивидуума постоянно трансформируется в результате приобретения опыта. Этот тип интеграции редок и может быть сопоставлен с нашей третьей категорией переживаний внутреннего голоса. Относящиеся к этой категории оказываются интегрированными и открытыми для высшего "Я" благодаря своим переживаниям, а их жизнь подвергается постоянным изменениям. В нашем исследовании мы нашли, что это постоянное изменение личности связано с самоотверженным служением – работой без финансового вознаграждения или явного удовлетворения самолюбия.

Курс внутреннего обучения.

Полученные данные наводят на мысль о внутреннем обучении с голосом в качестве учителя. Alschuler (1987) изучил религиозные личности, у которых был внутренний голос, и постулирует внутреннее обучение. Переживания, о которых сообщили субъекты из нашей третьей категории, у которых каналы открыты для своего высшего "Я", показали некое сходство с внутренним обучением. Во-первых, как пишет Alschuler, контакт с внутренним голосом ставит под вопрос прежние убеждения индивидуума. Затем он (или она) проходит через процесс интенсивного инструктирования, который может включать периоды изоляции. Последняя стадия обучения единение, характеризующееся более полной идентификацией с другим миром, путешествие в небеса и ад и духовное единение с внутренним учителем. Те, кто испытал такой уровень внутреннего обучения, отправляются во внешний мир с миссией унификации: их знание другой стороны настолько мощное и ясное, что они хотят предпринять все, чтобы сделать эту сторону как можно более похожей на ту, другую. Хотя никто из субъектов в данном исследовании не сообщил о таком уровне, субъекты из третьей, наиболее интегрированной категории были постоянно вовлечены в самоотверженное служение. Иногда этому могло предшествовать слышание голосов, но это всегда интенсифицировалось после натиска этих переживаний. Субъекты третьей категории соприкасались с чем-то, что превосходило их индивидуальность.

Основа для дальнейшего научного исследования.

Полученные данные наводят на мысль о том, что когда клиент сообщает о слышании внутреннего голоса, психотерапевты могли бы принимать во внимание довольно широкий круг возможностей. Эти возможности могли бы включать такие процессы, как фрагментарный голос, психоз или интегрированная диссоциация, экстрасенсорное восприятие, интуиция, призвание или духовное пробуждение. Три категории, выявленные в данном исследовании, могут послужить исходной точкой и очень нужной схемой категоризации для изучения феномена внутреннего голоса. Они могут также служить основой для дальнейших исследований распространенного, но малопонятного переживания. Наконец, эта научная работа может помочь избавиться от стереотипа восприятия внутреннего голоса как прерогативы святых и людей с диагнозом психоза и таким образом вдохновить на исследование потенциально раскрепощающего эффекта наших человеческих способностей.

Мистический переживания.

Мистический означает "в прямой связи с абсолютной реальностью" или "переживание единства мира". Мистический переживания – это восприятие (вне средств связи) высшей реальности и наиболее мощный способ, которым человек может получить силу из потустороннего источника. Благодаря этому опыту мы можем заключить, что наш обычный взгляд на действительность – это только один из многих способов восприятия. Мы можем быть подняты на более высокий план силами из другого измерения и подведены к убеждению, что наше сознание неразрушимо. Мы можем прикоснуться к реальности, которая превышает то, что мы всегда принимали. Те, кто прошел такие испытания, склонны описывать их как состояние познания, но это знание, по-видимому, трудно воссоздать, учитывая ограничения нашего обычного состояния сознания; вследствие этого новое знание не может быть передано другим. Но психологическое воздействие этого опыта ясно: прямой контакт с единством Вселенной ведет к немедленному осознанию того, что небеса и Земля сложнее, чем, воображает наша философия.

Мистическая версия действительности очень хорошо согласуется с версией, выдвинутой современными физиками. В 1966 году психолог Le Shan провел показательный опыт. Он отобрал 62 различных утверждения об устройстве Вселенной: половина из них принадлежала физикам (Эйнштейн, Оппенгеймер, Бор, Гейзенберг, Планк), а вторая половина мистикам (Ekhart, Aurobindo, Vivekanada). Он перетасовал их и представил, не указав авторов, группе людей, которые изучали либо физику, либо мистику. Когда они определили, кто автор каждого утверждения (физик или мистик), правильные ответы составили не более 60%: подобие точек зрения было слишком большим, заключения о природе реальности – слишком близкими друг другу.

Поражающим примером осведомленности о существовании внеиндивидуальной психики является предсмертный опыт. Изучение ощущений умирающих показало, что люди могут иметь переживания, подобные переживаниям мистика. Возможно, наиболее поразительное открытие автономной динамической природы нашего разума и существования во Вселенной других измерений получено на основании опыта тех, кто пережил клиническую смерть. Отсутствует научное объяснение того факта, что такие люди после возвращения к жизни могут точно описать события, происходившие вокруг их мертвого тела в то время, как не регистрировалась активность мозга. Почти во всех случаях, когда факты могли быть независимо проверены, восприятия умершего в деталях соответствовали действительным событиям. Отсутствуют сенсорные объяснения этой точности. Более того, содержание таких переживаний у различных людей совпадает гораздо полнее, чем можно было бы ожидать, если бы они были просто продуктом индивидуальных изолированных мозгов. Многие из тех, у кого был такой опыт, убеждены, что им была дарована мимолетная картина другой формы существования.

Многие ученые, глубоко изучавшие этот предмет, склонны видеть в предсмертном опыте веское указание на то, что человеческий разум может быть активным и сознающим в другом измерении реальности, независимо от деятельности мозга. Наука в целом не должна пренебрегать фактами, с которыми мы столкнулись лицом к лицу. Более подробно я рассмотрю мистические переживания ниже.

ПЕРЕРАСТАЯ ПСИХИАТРИЧЕСКОЕ ПОПЕЧЕНИЕ.

В этой главе пятеро англичан и одна голландка с обширными историями психиатрического попечения рассказывают о своих переживаниях слышания голосов и о том, как они учились справляться с ними. Эти шестеро представляют поразительный подбор людей, которые нашли собственные способы овладения голосами и другими необычными переживаниями. Ранее все они были постоянными психиатрическими клиентами и проводили много времени в стационарах. Всем, по крайней мере однажды, ставился диагноз шизофрении, и с точки зрения психиатрии, их следует и сейчас считать серьезно больными. Однако несмотря на то, что они продолжают слышать голоса или имеют другие исключительные переживания, все они нашли возможности эффективно работать в своих социальных сферах. Все шестеро признают, что иногда еще испытывают трудности, и тогда им нужна поддержка. Действительно, их успех в создании для себя независимой жизни обусловлен, по крайней мере частично, тем, что им повезло иметь партнеров, семьи и друзей, готовых признать присутствие голосов и других необычных переживаний.

Все шестеро считают важным солидаризоваться со своими голосами, чтобы контролировать и удерживать их от несвоевременного вмешательства в достижение социального положения и выполнение задач. К сожалению, это вынуждает их отдалиться, иногда полностью, от психиатрии, которая не готова позволить слышащему солидаризоваться со своими голосами. Ортодоксальное отношение к этому феномену терпит неудачу при рассмотрении современного опыта, и поэтому слишком мало внимания уделяется решению социальных проблем и проблем отношений, которые могут быть связаны с этим опытом.

Эти шестеро проявили незаурядное мужество и энергию в борьбе за достижение контроля над своими жизнями. Встретиться и работать с ними было большим удовольствием для нас, и мы благодарим их за полное энтузиазма сотрудничество в этом проекте.

ВОСЬМОЕ СООБЩЕНИЕ (М.L.)

Сорокалетняя чернокожая женщина, мать троих детей и бабушка, впервые услышала голоса в 12 лет, но стала слышать их регулярно в 1984 году после расовых разногласий на работе. В течение следующих двух лет она была дважды госпитализирована, а также разведена. Миссис M.L. растафарианка; она описывает это как образ жизни, хотя другие называют это религией.

Я была сексуально обесчещена намного старшим кузеном, когда мне было, наверное, года три, а ему – 12. Мне он казался тогда очень большим. В то время моя семья жила в Доминике. Мы переехали в Англию, когда мне было семь лет, и это оказалось для меня потрясением. Старые люди, которых меня научили уважать, при встрече на улице говорили мне: "Грязная негритянка" или "Убирайся домой, обезьяна". Я была в шоке. Мои родители не позволяли мне играть на улице. Когда же они почувствовали себя увереннее, они разрешили мне выходить, но мне не с кем было играть, и это было ужасно.

Еще раз я была сексуально обесчещена, когда мне было девять. Мы жили в паевом доме. Наверху жил мужчина с семьей. Он делал это не только со мной; я видела, как он это делал со своими дочерьми. Он предупредил меня: "Не говори родителям", – и я молчала. Когда он выехал, я пожаловалась матери, и она обратилась в полицию. Но там ее предупредили, что я должна буду дать показания в суде. Трудность состояла в том, что несмотря на мои переживания, вероятно, было бы сказано, будто я провоцировала поведение этого мужчины.

Когда мне было 12, мы переехали в квартиру в очень старом доме. Это было ночью накануне Дня всех святых. Насколько я знаю, в эту ночь пугают почтенных людей. В ту ночь я услышала ужасный смех, доносившийся из сада. Сад был длиной не менее 50 футов, а голоса доносились из его угла. Я молилась Богу; я так сильно просила его в ту ночь прекратить этот шум! Это был мой первый опыт слышания голосов в моей голове. В ответ Бог дал мне понять, что это только мой страх и что я должна перестать бояться темноты.

В 12 лет я встретила моего будущего мужа. Он был моим первым настоящим возлюбленным. До 16 лет я беременела дважды и оба раза теряла ребенка. Мать решила, что я не собираюсь иметь детей. Она сказала, чтобы я спринцевалась, и я ее послушалась. Во второй раз я потеряла много крови и вышла на лестницу, чтобы позвать мать. Лишившись чувств, я ударилась головой о дверной косяк. Когда я теряла сознание, то увидела, что отец бежит вверх по лестнице, и почувствовала, что он подхватил меня. В ту ночь моя душа покинула тело. Я думала, что умерла, если сказать правду. Когда же я была между небом и землей, то спросила императора Хайле Селассие: "Я приду к тебе?". Увидев большой пузырь воздуха, я взвилась в него, как ребенок. Хотя я соответствовала этой капсуле, как часть картинки-загадки в детской игре, но все же спросила, не должна ли вернуться. На что Хайле Селассие ответил: "Ты возвратишься, потому что у тебя будут близнецы". Я сказала: "О, ради них я вернусь", – и поплыла обратно к своему телу. Потом я вспомнила о своей смерти, но увидев двух детей в коляске, решила вернуться. Очнувшись, я сказала матери, что у меня будет двойня. Она думала, что я брежу.

В 18 лет у меня родились близнецы. Когда я забеременела, то не была еще замужем. Но на сей раз я хотела родить и не послушалась матери. Я вышла замуж в 20 и захотела родить еще ребенка. Хотя мы с мужем иногда и ссорились, мое решение было твердым. Я молила Бога о рождении дочери Сэм и о том, чтобы муж согласился на это.

Когда Сэм исполнилось три года, у меня возникли осложнения на работе. Я работник по уходу за детьми. Одна из медсестер пыталась доказать, что я агрессивна, и остальной персонал принял ее сторону. Мне казалось, что я обращаюсь к стене. А они считали, что во всем виновата я. Когда я разговаривала, они думали, что я слишком эмоциональна. Когда же я молчала, они тоже были недовольны, и это очень злило меня. Я чувствовала, что должна искать другое место.

Мне пришлось уйти от мужа. Не то чтобы он был таким ужасным, но я слишком страдала. Я ушла потому, что во мне было слишком много гнева. Вопрос стоял так: либо выговориться и пожинать плоды этого, либо побороть себя и удержать все в себе. И я выбрала второе, но это потребовало времени.

Добиваясь большего контроля.

Я снова начала работать, но через год у меня возникли прежние заботы: расовые проблемы. Я начала защищаться. Я должна была прекратить работу, потому что они хотели, чтобы я ответила на оскорбительное письмо (это вызвало первый срыв). В то же время я получила развод.

Когда я начала болеть, то сказала себе: "На сей раз ты должна пройти через все это". Время поджимало. Я знала, что должна стать лучше из-за оскорбительного письма, на которое должна была ответить, чтобы снова начать работать. Мой мудрый кузен помог мне. Я прислушалась к его совету. На работе письмо было принято и понято. Они решили организовать курс расовых знаний. После этого курса я вернулась на работу. Ситуация изменилась, и я чувствовала себя более приемлемой для моих коллег.

Я хотела жить одна, чтобы дети не видели меня во время следующего периода болезни, так как они уже достаточно выстрадали. Была и другая причина. Я хотела доказать матери, что не так больна, как все думают. Мне хотелось одиночества. Я никогда не жила одна. У меня не было никакой мебели, только моя кровать.

Я ложилась в больницу дважды, после того как мать вызывала карету "скорой помощи". Однажды мать была очень обеспокоена тем, что я ее не впускала. Я читала ее мысли и думала, будто она собирается сделать мне инъекцию, чтобы убить меня.

Второй период болезни был дольше первого. С февраля по ноябрь мне было очень плохо. После того как я разбила окна, меня изолировали на 28 дней. Я слышала голоса повсюду. Я слышала свои мысли вне головы. Прием лекарств не приносил психологического облегчения. Психиатр беседовал со мной, но я ему не доверяла. Все же лечение избавило меня от чувства страха. В таком состоянии я уже могла разобраться в происходящем, не теряя душевного равновесия. Наихудшим было то, что я теперь постоянно слышала звон разбивающегося стекла.

Мысленно я летела в Эфиопию, чтобы рассказать все императору, но он сказал: "Я знаю", – и вручил мне детскую книгу. Я обнаружила, что она черная с белыми страницами, и сказала: "В ней ничего нет", а он ответил: "Ты должна написать в ней сама собственную историю".

Это происходило некоторое время тому назад. Я все еще слышу голоса. Я все еще слышу голос Бога. Это не произнесенное слово, а интуиция. Мои голоса дают мне хорошие указания, такие как "Будь внимательна, переходя дорогу". Мой голос сказал: "Нет, ты можешь сама сделать это хорошо". Слышание голосов вне моей головы – вот моя болезнь. Нормально я слышу свои мысли внутри головы. Когда я больна, то слышу мои мысли вне головы. Я все еще лечусь: принимаю одну таблетку каждые две или три недели.

Когда я заболевала, в обоих случаях конфликт состоял в том, что я живу в стране, которая не принимает чернокожих людей. Сознаете ли вы, что многое из нашей "черной" истории выпущено? Марокканцы и египтяне пришли из Африки. Все белые люди говорят о нас как о рабах. Моя проблема в том, что я не могла жить в стране, которая не принимает чернокожих людей. Но благодаря голосам я обрела себя – мою личность, имеющую отношение к моей расовой истории и к моему прошлому. Память о насилии надо мной оставалась. Я научилась отрезать ее. Я знаю теперь, что в опасной ситуации я выключаюсь. Я также знаю, что память об этой ситуации остается.

Как я прошла сквозь эти испытания? Потому что я полностью доверяла императору. Сейчас все мои мысли внутри моей головы.

ДЕВЯТОЕ СООБЩЕНИЕ (A.G.)

36-летняя женщина, мать четырехлетнего ребенка, начала слышать голоса, когда ее отношения не сложились так, как она надеялась. Она лечилась в больнице пять раз и теперь регулярно принимает лекарства. Со времени рождения сына она чувствует, что ей удается больше контролировать свою жизнь.

Мой опыт слышания голосов начался в 1980 году, когда мне было 25 лет. Я экспериментировала с телепатией. У меня была идея, что возможно, я смогу заставить людей делать то, о чем буду думать. Вскоре я стала слышать голоса. Я думала, что это соседи говорят обо мне. Я сидела в своей комнате и слышала обычно голоса через стенку. Я думала, что действительно слышу кого-то. Я не понимала, что слышала голоса в своей голове; я думала, что это реальные голоса. Я ничего не знала о проблемах психического здоровья. Я просто думала, что люди не любят меня и обсуждают за моей спиной.

Это был период моей подавленности, невозможности сконцентрироваться на работе, потому что я чувствовала, будто все против меня. В Кембридже я жила со студентом четыре года. Он унижал меня, критиковал мою манеру одеваться. Но я думала, что если у меня с ним не получится, то я никогда не встречу никого другого и останусь одна навсегда. А к 60 годам я буду одинокая и бездетная. Все же я решила постараться не поддаваться его влиянию.

Когда я обратилась к врачу своей компании, он направил меня к терапевту, а тот – к психиатру. Я не рассказала ему, что слышу голоса, потому что не хотела обсуждать то, что голоса говорили обо мне, на случай, если бы это были голоса реальных людей. Поэтому я пожаловалась только на депрессию и на то, что много плачу, так как это было правдой.

По совету моих друзей я отправилась на уикэнд в родительский дом в Болтоне. Я чувствовала себя физически разбитой, как я предполагала, из-за таблеток, прописанных психиатром. Я совершенно утратила контроль над своими чувствами. Я думала, что умираю, и испытывала непреодолимое чувство вины. Я думала, что убила кого-то, хотя не знала кого. По моей просьбе родители пригласили врача. Во вторник меня поместили в больницу. Никто не объяснил мне, где я оказалась и я не понизала, что это психиатрическая палата. Я ненавидела свое пребывание в этом очень старом доме, где располагалась эта палата. Я продолжала думать, что нахожусь в каком-то спортивном лагере. Я думала, что правительство спрятало меня, чтобы предотвратить мой плохой поступок. У меня действительно было чувство, будто я втянута в какой-то заговор и должна выполнить какую-то миссию.

Этот первый период пребывания в больнице остался немного в тумане. Я мало что могу припомнить, за исключением того, что все время пыталась убежать. Через три недели меня выписали и поместили в дневной центр. Я все еще не имела ни малейшего представления о своей психической болезни. Я не знала, что слышание голосов – симптом шизофрении. Я принимала довольно большие дозы лекарств. Я все еще думала, что меня лечат от депрессии.

После семи месяцев лечения в дневном центре я получила во Франции работу на строительстве стоянки, однако снова стала слышать, как люди говорят обо мне. Я могла слышать голоса двух знакомых людей, говоривших: "Поступай правильно". Я думала, что они хотят, чтобы я уничтожила себя ради спасения Англии от атомной атаки, поэтому и направила огонь на себя. После этой суицидальной попытки я вернулась в Англию ради операции по пересадке кожи, а затем провела три месяца в палате для психически больных.

Пребывая в больнице на сей раз и принимая внушительную дозу хлорпромазина, я проводила большую часть дня в сверхъестественных грезах, о которых рассказывала психиатру. Она не очень хорошо понимала английский, так что, наверное, удивлялась тому, что со мной происходило. От хлорпромазина у меня были даже зрительные галлюцинации, чего у меня никогда прежде не было. Со временем лекарство заменили на депиксол, и я начала выходить из психотического состояния, в котором пребывала, принимая хлорпромазин.

Выписавшись из больницы, я снова посещала дневной центр, но мне было очень трудно вылезать из постели, особенно в те дни, когда я не ходила туда. Затем я окончила курс в Салфордском техническом колледже, а после этого год работала в фирме спортивной одежды. В то время у меня опять наладилась нормальная жизнь, но теперь с клеймом бывшей больной. Половина проблемы психической болезни – справиться с этим фактом, независимо от того, как она протекает. Несмотря на болезнь, я старалась поддерживать отношения с друзьями, и большинство из них отвечали мне взаимностью.

Не считая двух недель в больнице, я была в порядке до 31 года. Тогда мне встретился человек, которым я очень увлеклась. Давайте назовем его Том. После нескольких месяцев дружбы, когда у нас не было физической близости, а только поцелуи в щечку, я влюбилась в него. Я отослала ему много писем, но когда узнала, что он их не читал, то покинула Болтон и поехала на время пожить к своему брату на юг Англии. Во время короткой любовной связи там я забеременела и, слыша в голове голос Тома, думала, что беременна от него.

Снова голоса, и среди них голос Тома, говорили ужасные вещи о Томе и о других людях. Из-за того что я не смогла справиться с этим, я пыталась принять слишком большую дозу лекарств. Меня снова поместили в больницу на пару недель, но из-за беременности прием лекарств был сведен к минимуму.

Во все время беременности мне хотелось отыскать Тома. Я слышала голоса целыми днями. Я думала, что нахожусь в телепатической связи с Томом. Мне казалось, что он рассказывает мне в моей голове обо всем, что происходит в его жизни. Иногда это заставляло меня громко выкрикивать ответ, даже несмотря на чье-нибудь присутствие в комнате.

Добиваясь большего контроля.

После рождения сына моя жизнь действительно изменилась. Я должна была взять себя в руки, чтобы делать все необходимое для ребенка. Хотя я все еще слышала голоса, но стала обращать на них меньше внимания. Я думала, что если не смогу ухаживать за моим ребенком, то его отнимут и, возможно, отдадут на усыновление, и я навсегда потеряю его.

После четырех месяцев добровольного пребывания в больнице (добровольного в том смысле, что меня не принуждали к этому, но на самом деле не добровольного, потому что если бы я не отправилась в больницу, то никогда бы не увидела больше ребенка) мы наконец возвратились домой 17 октября 1988 года. Он по-прежнему со мной, а мое лечение – всего 20 мг депиксола раз в четыре недели.

Я слышу голоса ушами, но они внутри моей головы, не снаружи. Теперь нужно усилие, чтобы слушать их. Я не слышу их, если чем-то занята, например, смотрю телевизор. Это своего рода общество (в известном смысле). Я думаю, что меня используют просто для настройки, как при включении радиоприемника. Я думаю, они мне немного помогают обдумывать дела. Это похоже на голоса людей, рассуждающих за вас в вашей голове. Часто они успокаивающие и полезные, но иногда я вынуждена ждать, пока они успокоятся, прежде чем смогу выключить их и идти спать. Они обычно только делают замечания, но не критикуют. Даже когда они говорят что-нибудь вроде "Делай правильно", я могу сама выбирать, как делать. Они никогда не говорили что-нибудь наподобие: "Иди посмотри, все ли в порядке с твоим сыном".

Наиболее подходящее объяснение, которое есть у меня для голосов, – это телепатия. Это единственное объяснение, с которым все же легче жить, чем с безумием. Телепатия с живыми человеческими существами или с умершими. Иногда я слышу голос моей умершей бабушки: у нее такое же чувство юмора, как и при жизни. Иногда голоса говорят о том, что должно случиться. Они не всегда правы. У меня был странный случай на днях. Я слышала, как моя подруга и ее муж говорили о том, что хотят иметь ребенка, а два дня спустя она действительно позвонила мне и сказала, что ждет ребенка. Иногда голоса могут говорить вещи, расстраивающие меня, критикуя неприятным образом и давая почувствовать, что люди за моей спиной говорят обо мне неприятные вещи. Например, сомневаются в моей сексуальности или в моей морали.

Недавно я снова слышала в моей голове голос Тома, и он сказал, что вроде вернется ко мне, или напишет, или позвонит. Но он этого не делает. Я полагаю, что сутью моей проблемы еще никто не занимался, а на самом деле – это моя любовь к Тому, которую он отверг. Однажды, когда я упомянула о своих чувствах к Тому, мой социальный работник немедленно сказала: "Не заболеваете ли вы снова?"

Теперь я даже полагаю, что психиатрическое состояние часто представляет проблему, которую пациент не в состоянии решить и которая проявляется в его ненормальном поведении. Я думаю, что психиатры должны больше делать для того, чтобы выяснить эти проблемы и помочь пациенту решить их. Тогда, я полагаю, быстро последовало бы излечение психического заболевания.

Каждый раз, когда проходит месяц, и постепенно уменьшается доза лекарства, я становлюсь более уверенной в своей способности справляться со слышанием голосов. Я только надеюсь, что психиатры научатся быть более сдержанными в приписывании лекарств и будут стараться сводить их к минимуму, даже когда пациент находится в больнице.

ДЕСЯТОЕ СООБЩЕНИЕ (А. В.)

34-летний одинокий мужчина с ребенком. Он человек свободной профессии, изготовляет и продает ювелирные изделия, преподает t'ai chi в колледжах и в центрах обучения для взрослых.

После окончания средней школы я не хотел работать, поэтому поступил в колледж и стал изучать социальную географию. Окончив его, я не нашел ничего такого, что действительно хотел бы делать. Я стал выполнять случайную работу, например, перевозить ковры. Занимаясь этим пять дней в неделю, я подумал о более подходящей работе. Так я стал работать в газете в Оксфорде.

Я понял, что мне не нравится моя жизнь, и отправился в путешествие за границу. Возвратившись, я поехал к своему брату в Манчестер и остался там, устроившись на работу в службе здравоохранения. В то время я относился ко всему весьма негативно и был смущен ходом моей жизни. Я не относил себя к очень преуспевающим. У меня не всегда ладилось то, что я делал.

Через девять месяцев я стал слышать голоса. Когда это исключительное переживание случилось впервые, я, помнится, был в комнате и почувствовал проникновение незнакомой энергии. Я вступил в связь с силой, направленной против смерти, против сущностей. Я неожиданно обнаружил совершенно новое измерение вещей. Кое-что, о чем я читал в разных источниках, вдруг подтвердилось этим новым опытом. Я чувствовал себя так хорошо! Я был счастлив испытывать это.

При первом моем психотическом состоянии я ощущал, будто разделен на части. Моей матери сообщили, что у меня параноидная шизофрения. Мне было 24 года. Через несколько дней я стал слышать голоса. Это было для меня только одним из целого ряда феноменов, которые я испытал во время того, что психиатрия называла психотическими эпизодами. Последние поражают меня в течение последних десяти лет. Эти феномены включают слышание голосов (переживаемое как мысли, по- видимому, проецирующиеся в мое сознание из внешнего источника), зрительные галлюцинации, манию величия, параноидные и другие бредовые идеи, депрессию и т.д. Хотя эти переживания не исключают друг друга, я расскажу о них поочередно.

Слышание голосов.

Эти внутренние голоса исходили, вероятно, из внешних источников. Часто это был неизвестный источник, но иногда я мог предположить, что голоса исходят (или они говорили мне, что исходят) из известного источника. Источники включали разных людей, живущих и умерших (австралийский абориген, американский индеец, люди различных религий, оккультные фигуры, животные, растения, чужестранцы, прародители, мифологические личности, Вельзевул, души на небесах и в аду, другие пациенты в больнице, случайные люди, которых я встречал). Большинство из этих голосов были добрыми. Иногда общение было обоюдным, и я мог участвовать в разговоре, иногда – нет.

Один голос неизвестного происхождения находится со мной постоянно. Этот голос прерывает мои мысли замечаниями и советами, такими как "да, нет, может быть, хорошо, плохо, замечательно, будь внимателен, правильно, неверно" и другими. Я не желаю выполнять эти советы и часто делаю то, что они запрещают, без каких-либо ужасных последствий. Иногда я могу общаться с этим голосом, хотя часто это оказывается трудным и напрасным. Иногда он меня забавляет. Довольно часто он говорит: "Не беспокойся. Все будет хорошо". Это может служить утешением, хотя в напряженной ситуации я не могу не сомневаться в его искренности.

Случаются голоса темные и злые, и тогда переживание становится пугающим, в особенности когда я чувствую присутствие владельца голоса. В ином случае я позволяю голосам разговаривать через меня, и это вызывает довольно тревожные чувства, если они говорят ужасные вещи. Изредка желание позволить голосам разговаривать через меня было таким сильным, что я не мог сопротивляться и должен был прикрывать рот, чтобы спрятать от прохожих мои шевелящиеся губы. В некоторых случаях это был единственный способ. Подобное я пережил во время войны в Персидском заливе, когда голос, высказавшийся в довольно злобном тоне и казавшийся исходившим из недоброжелательного источника, говорил о том, что это кровавое время и что он предвидел его. Другим способом общения были вопросы и ответы да/нет, сопровождающиеся кивком головы. Это также может вызвать некоторый испуг, потому что похоже на своего рода одержимость. Некоторые из этих опытов были невольными, хотя мне было интересно, что скажут голоса. Таким образом я исследовал этот феномен.

Галлюцинации.

Галлюцинации могут быть хорошими или плохими. Мир как по сигналу превращается в рай или в ад. Самый обычный тип галлюцинаций, который я испытываю, затрагивает людей, внезапно получающих мерзкие характеристики. Кажется, это случается чаще всего, когда вокруг много людей, например, в центре города. Несмотря на то, что эти случаи довольно странные и жуткие, но они происходят так часто, что к ним привыкаешь. Я легко могу игнорировать их, зная, что они прекратятся. Их положительная сторона состоит в том, что определенные яркие моменты превращают прогулку по парку (или в другом месте) в прогулку по раю.

Оба вида галлюцинаций являются измененными состояниями восприятия. Они возникают спонтанно, часто во время психотических эпизодов. Тогда я вижу и слышу о вещах, которых не существует, но в этот момент они для меня реальны. Теперь же я знаю, что они нереальны. Например, однажды я обнаружил в своей комнате пластинку. На ее обложке были изображены портреты моих друзей в виде группы. Я был уверен, что это они сделали альбом. Я вынул пластинку и поставил ее проигрывать. Я не грезил, я проигрывал ее. В другом случае я обнаружил письмо, но когда проверил – его не было. Я и теперь проверяю себя, но более внимательно, чтобы не раздражать людей или не вызывать у них подозрения. Так, я могу сказать кому-нибудь: "Мне кажется, что я вижу кого-то, стоящего у двери". Потом я наблюдаю за реакцией. Если человек, с которым я говорю, думает, что это мое видение, я больше не говорю об этом. Если же он говорит, что около двери действительно кто- то есть, я знаю, что это реальность.

Параноидные и другие бредовые идеи.

Их существует огромное разнообразие. Я пережил их так много, что кажется невозможным существование такой, которой я не испытал. Однако творчество не знает никаких ограничений, и вот уже новая бредовая идея, старательно сработанная, чтобы казаться правдоподобной, стучится в мою дверь.

Когда вы в бредовом состоянии, такая идея – реальность. Вы принимаете ее серьезно; неважно, насколько она абсурдна, если подумать, – она изменяет ваш мир. Бредовая идея может быть хорошей в том смысле, что мир предстает волшебным, вселяет уверенность и предполагает оптимистический конец; или плохой, когда мир становится темным и опасным местом. Некоторые бредовые идеи, действительно, являются хорошим материалом и вдохновляют меня. Мне нравится творческий процесс, поэтому, когда я нахожусь в таком состоянии, я рисую картины.

Наиболее серьезный вид бреда – это когда кажется, что за мной следят, меня преследуют, ненавидят и угрожают ужасными вещами. Эти бредовые идеи могут вызвать страшную панику. Некоторые из них слишком правдоподобны, и от них очень трудно избавиться. Они продолжают существовать в подсознании как рамочные структуры, иногда очень сложные. Получив новое подтверждение, которое кажется соответствующим картинке-загадке, они могут внезапно появиться целыми и невредимыми и на время совершенно подавить меня.

Физический феномен.

Когда я становлюсь психотиком, то испытываю возросшее чувство физического благополучия, невероятное ощущение сильной внутренней энергии (и это реальность) и отзываюсь на невидимые силы. Я чувствую себя настолько здоровым и полным энергии, что воображаю себя способным поражать подвигами силы и ловкости, и это похоже на истину. Я был способен выполнять то, чего раньше не мог, довольствовался коротким сном. Наиболее невероятным физическим феноменом, однако, была чувствительность к невидимым внешним силам (конечно, это было больше похоже на реакцию на внутренние силы, но было не так, как казалось).

Я исследовал этот феномен насколько мог, и это привело к странным и непостижимым событиям. Я открыл, что, дав себе волю двигаться, я буду двигаться. Я назвал это "следование". Иногда это заставляло меня исполнять странный танец, скорее подобный t'ai chi, которым я позже занимался. В другом случае я принимал позы, подобные йоговским. Один повторяющийся образец движений, который стал как бы ритуальным, заставлял меня сначала сгибаться, чтобы коснуться пальцев ног, а затем делать мостик. Потом мои руки поднимались в стороны, и я поворачивался сначала в одну сторону, потом в другую так, чтобы руки описывали полный круг. Наконец, я садился на корточки. В этом положении я вызывал души различных животных (я забыл, почему думал, что могу это делать). Души животных входили в меня, а я двигался так, как будто обладал некоторыми их свойствами.

Однако наиболее интересными были те опыты "следования", которые вели меня на прогулку. Самый замечательный из них длился всю ночь; это было целое путешествие, и я прошел, наверное, пятнадцать миль или около того. Это началось, когда, будучи один в комнате, я решил попробовать немного "следование". Вскоре я заметил, что хожу кругами по комнате. Затем я начал кружиться, как дервиш, все быстрее и быстрее. Мне казалось, что я ходил очень быстро. Вдруг я остановился и стоял неподвижно, в то время как комната кружилась вокруг меня. Прекратив вращение, я был вынужден оставить комнату и пойти гулять. Мне было очень интересно посмотреть, куда это приведет и каково возможное место назначения. Через несколько часов, в течение которых я был уверен, что иду в Лондон, я свернул с большой дороги и в конце концов пришел в маленькую деревню. Там была маленькая треугольная зеленая лужайка, окруженная низким остроконечным забором. Я обнаружил, что хожу вокруг этого забора, остановился и повернулся к нему лицом. Затем я сделал мостик и подумал, что должен был войти в контакт с чем-то и что это должно быть основной целью. Затем внезапно и очень быстро меня бросило вперед, так что моя голова поднялась и опустилась. Я резко остановился, и мои губы коснулись забора. Это несколько встревожило меня, и я прекратил "следование".

Страх и уязвимость.

Мои испытания возникают спонтанно и вначале потрясают. Они могут сопровождаться различным расположением духа – от экстаза до сильного страха. Наихудшее же – страх и уязвимость. Последняя тяжелее, потому что во время испытания я живу в более абстрактном мире. На мои психозы влияет то, что происходит в реальном мире. Иногда они настолько интенсивны, что забываешь обо всех материальных обстоятельствах. Когда я прохожу через это, я это не проклинаю. На мои психозы влияет окружающий меня мир, и я более зависим от влияния других людей.

Добиваясь большего контроля.

Вначале я вообще не знал, что делать с моими переживаниями. Позже я стал больше контролировать себя во время переживания (но не кризиса) и научился справляться с большинством проявлений феномена. Как я уже упоминал, слышание голосов для меня – только один из целого ряда феноменов, которые я переживаю, а это продолжается уже более десяти лет. Например, поведение под влиянием галлюцинаций может вовлечь других людей, а это обычно плохое и весьма странное поведение. В бредовых состояниях я могу рисовать людей и серьезно выводить их из душевного равновесия. Я даже мог бы довести людей до такого состояния, чтобы они избили меня.

С годами я понял, что для этого есть подходящий образ, который очень похож на холмы и долины. В ранней фазе я провожу много времени в долине. Скажем, мои переживания длятся один час в день, а 23 часа остаются для меня самого. Затем это сменяется двумя-тремя часами в день. Ко времени, когда я оказываюсь на вершине, есть только один час в день, в течение которого я не испытываю переживаний. Но до тех пор, пока у меня есть час для размышления, я еще могу держаться. Я никогда не принимал никаких лекарств. Когда я на вершине холма, для меня самого совсем нет времени, но я более возбужден и начинаю все исследовать.

Для меня наиболее важно оставаться в стороне от психиатрического попечения. Я не хочу лечиться. Поэтому, когда у меня психоз, я избегаю семейного окружения. Я не хочу, чтобы мои переживания происходили на глазах родителей, потому что тогда они могут запереть меня. Мои друзья заботятся обо мне, а они уже знают меня.

Когда вы галлюцинируете, это не значит, что вы не можете выйти и купить себе одежду. И даже когда вы в бреду, то должны есть. До некоторой степени повседневная жизнь продолжается.

Когда я слышу голос теперь, то могу как бы прогнать его. Это словно моя вторая натура. Хотя бывают времена, когда голоса полностью подавляют меня, я знаю, что наступит момент, когда это ослабеет. Всегда есть также время, чтобы принять решение. Так, в последний раз я решил, что не хочу курить марихуану, поскольку накануне бред был очень сильным, слишком реальным. Я боялся, что если начну курить, то немедленно впаду в это состояние. Я научился также быть очень внимательным в разговоре. Вначале, когда у меня бывал спиритический контакт, я чувствовал потребность поговорить об этом. Теперь при общении я рассказываю анекдоты или маленькие истории и нахожу, что люди скорее интересуются, чем путаются.

Иногда невозможно избежать участия других людей. Часто они хотят, чтобы их привлекли. Они приходят и интересуются. Это составляет проблему, когда у вас галлюцинации, и вы чувствуете, что готовы рассказать о них для того, чтобы кто- то сказал: "Это не имеет значения". Поэтому я научился вначале говорить, что у меня возникла безумная мысль, а потом рассказывать, о чем речь. Затем я наблюдаю за реакцией. Иногда я чувствую, что если кто-нибудь скажет: "Да, это верно", я буду в шоке, потому что считаю, что вообразил это.

Часто вы можете питать свою паранойю тем, что говорите кому-то о происходящем, но они не понимают вас. Затем ваши рассказы передают еще кому-то, неизбежно немного искажая. А потом вы слышите от кого-то свою же историю, которая заставляет вас удивляться, как это могло случиться. Это трудно объяснить. Люди преувеличивают, и это происходит без вашего влияния.

Другим барьером к адаптации или к тому, чтобы вернуть человека на землю, является наркотический характер невероятных испытаний. Это нечто вроде наркотика, за который люди готовы платить. Мания величия, склонность личности преувеличивать собственную значимость. Следует признать, что отрицательные бредовые идеи нежелательны для человека, но в действительности нет способа избежать их появления. Но человек, скорее всего, может сделать больше для их предотвращения или, по крайней мере, не содействовать им. Слишком долго не спать, слишком много пить и курить, жить на диете из пива и кофе – все это ведет к истощению и помрачению сознания.

Хотя, возможно, подобно страдающему алкоголизмом, вместе с плохим получаешь хорошее. Кое-что, открытое в этом состоянии, имеет ценность. Люди, невольно исследующие подсознательное (или что-то такое), находятся в положении, из которого можно извлечь нечто полезное. Некоторые исследования приводят к смертельному исходу. Другие – к открытию идей, бесценных духовных сокровищ, новых взглядов на вещи, инструментов творчества и т.д.

Подобное положительное мышление придает мне силы. Если это и случиться со мной, то я намерен извлечь из этого столько хорошего, сколько смогу. После стольких ударов, которые я перенес, стеснений, которые я выстрадал, убытков, которые я потерпел из-за того, что со мной случилось, я мог бы быть полон сожалений, однако считаю себя удачливейшим из людей и больше всего доволен этим взглядом. По крайней мере, я – исследователь этих огромных джунглей иллюзий. Моя жизнь – приключение, не всегда безопасное или спокойное, но, по крайней мере, приключение. Кто я есть, не зависит от того, каким меня видят другие. Я отвергаю все ярлыки. Когда я встречаю тех, кто хочет наклеить на меня ярлык, я вижу только маленьких людей с маленьким умишком и не могу принимать их слишком серьезно. Моя теперешняя ситуация вполне стабильна, и я надеюсь, что буду в состоянии справиться со следующим кризисным эпизодом, если он случится.

ОДИННАДЦАТОЕ СООБЩЕНИЕ (L.Р.)

26-летняя женщина, чей медицинский диагноз включал шизофрению. В течение пяти лет она лечилась в больнице и вне ее. Сейчас она – председатель организации Survivors Speak Out (высказываются выжившие).

В моей жизни всегда было много спиритической деятельности, которая была довольно важной для меня. Я нуждаюсь в спиритическом контакте. Помню, когда мне было около десяти лет, я в течение года видела беспрерывные сны, подобные сериалу, на которые я настраивалась каждую ночь. В этих снах я была неразрушимой, и человек, который меня преследовал, тоже был неразрушимым. Смысл состоял в том, кто на кого нагонит больший ужас. Я всегда принимала одни и те же физические формы: распятия или металлической коробки.

Примерно в это же время я начала чувствовать спиритическое присутствие за дверью моей спальни. К счастью, я ощущала, что в двери есть что-то, не позволяющее войти в нее. Но я знала: если этот дух сможет войти, это погубит меня. Я чувствовала его давление на дверь. Я буквально видела, как временами дверь прогибалась под давлением. Это стояло там семь лет, днем и ночью. Я не думала, что кто-нибудь поверит мне, поэтому никогда никому не рассказывала об этом все эти семь лет.

Когда мне было 17 лет, я вошла в контакт с духовным целителем. Я встретила его совсем случайно. Он был другом моего приятеля, который заметил мою измученностъ, возраставшую примерно с 14 лет. Приятель подумал, что духовный целитель может помочь мне. Когда я увидела этого человека, то сказала ему о духе за дверью. Он спросил: "Почему вы не разговариваете с ним?", и я это сделала. Я поговорила с духом и он исчез. Потом однажды я проснулась и почувствовала, что мой собственный дух умер. Я чувствовала себя опустошенной подобно пустому сосуду. Я думала, что, если мой дух умер, то и мое тело может последовать за ним. Поэтому я пыталась убить себя.

Когда я выздоровела, все приняло новую форму. Я заметила, что другой дух вошел в мое тело, чтобы занять место моего собственного. Я чувствовала, что это существо очень злое и плохое, что мое тело осквернено, как будто что-то прогнило внутри меня. Чтобы избавиться от этого, я решила обратиться к священнику. Что касается духовного целителя, то друг моего приятеля сказал: "Да, я знаю этого священника. Почему вы не идете к нему?", и я пошла. Я рассказала ему о находящемся во мне существе, и он выполнил надо мной обряд изгнания духов. Он оказался главным заклинателем Английской церкви. Некоторое время я чувствовала себя хорошо, но потом существо вернулось. Теперь я знаю, почему оно вернулось. В моей ауре есть отверстие, которое находится в грудной клетке. Я точно знаю это место. Я научилась узнавать, когда это отверстие открывается. Поэтому теперь, когда оно открывается, я просто закрываю его руками, или мой партнер делает это. После этого существа уже не могут проникнуть внутрь. Я могу их остановить. Это так просто.

Вернемся ко времени, когда мне было 19. Итак, у меня внутри было это плохое существо, но рядом со мной был и другой дух, который следовал за мной повсюду. Это был мужской дух, который назвался Фрэдом. Он сказал мне, что он сторонник дьявола и что я всегда буду чувствовать его у моего правого плеча.

Следующие два года прошли как в тумане. Трудно вспомнить что-нибудь из происходившего в то время. Я не знаю, общался ли Фрэд с существом внутри меня. Очень редко он приказывал мне делать что-то. Его замечания постоянно преследовали и унижали меня. Фрэд не объяснял мне причину своего появления, а только говорил мне, что я дерьмо, толстая, безобразная или тупая. Он говорил все, что он думает обо мне, и каждое слово западало мне в голову. Было похоже на то, что моя голова – это чаша, в которую бросают какие-то предметы. Эти предметы стукались о дно.

Я ни с кем не говорила о нем, пока он не совершил нечто ужасающее: напустил на меня змей, после чего я стала ненормальной. У меня была так называемая кататония, потому что я была ужасно напутана. Он напускал змей особым способом. Он давал мне знать об этом, говоря: "Я посылаю их. Они прибывают". Фрэд говорил мне также, какого они цвета. Тогда я начинала думать: "Черт возьми, что мне делать?". Затем слышались глухие удары змеиных голов о дверь и они появлялись снизу. Иногда я буквально видела их, шипящих, вверху и внизу комнаты. Я не могла видеть их так, как этот стул или этот стол. Трудно объяснить, как я могла видеть их, потому что это было не обычное видение. Больше похоже на то, что я просто знаю их размеры и форму, т.е. это другой тип видения.

Иногда появлялась только пара маленьких змеек, причем они оказывались в моем питье. Когда я проглатывала его, то понимала, что у меня в желудке змеи. Они кусали мое нутро, а потом исчезали. Иногда они ползали по моим ногам, и неожиданно одна кусала мне шею или запястье и оставалась там. Тогда я становилась неподвижной, напуганной и неспособной говорить. Я видела иногда, как змея попадала в газовое пламя и сгорала, причем я ощущала запах горелого. Когда их было много, своим шипением они производили оглушительный шум. Было очень трудно рассказать людям о происходящем, и потому я чувствовала себя беспомощной и не знала, что делать.

У меня появились другого рода переживания, звуковые и зрительные – цветовые. Я могла идти по улице, и все красное прыгало ко мне. Красный свет транспорта, чьи-то носки или свитер подскакивали ко мне и говорили только единственно слово: "Заражено". Или зеленое подскакивало ко мне и говорило: "Ты жива". Зеленое было первым положительным переживанием, которое у меня было когда-либо. Я шла по улице в состоянии эйфории. Вы знаете магазин Marks & Spencer? Его фасад оформлен зеленым цветом. Вдруг эти буквы изменились на слова "Ты жива", и я почувствовала себя тогда замечательно и очень счастливо. Иногда зеленый цвет сменялся красным, и я едва не произносила пожелание, чтобы снова появился зеленый.

Иногда я наблюдала, как растет мое тело, причем это происходит по минутам: обычно начинается с рук, а потом я будто видоизменяюсь. При этом я не слышу никаких голосов, но это довольно мучительно.

Хочется рассказать об одном важном случае, произошедшем у меня со змеями, который был первым предупреждением от них. Однажды ночью появилась змея, которая силой пролезла ко мне в рот и в тело, но потом вышла из него через детородный канал. Я знала, что что-то должно произойти с моей сестрой, которая была в положении. Когда я позвонила маме, чтобы узнать, что случилось, она рассказала мне, что сестра родила ребенка с незначительным дефектом лица – заячьей губой. Я знала, что случилось что-то плохое, прежде чем позвонила маме. Я уже знала, что это касается сестры, так как змея вышла через родовой канал. Хотя случай был страшный, однако невероятно, но факт, что он меня предупредил о чем-то. Это был единственный случай, когда змея действительно сказала мне что-то.

Я также обладала способностью улавливать глобальную беду, причем я не одинока в этом – другие слышащие голоса тоже испытывают это. Мы можем иногда уловить, если произошло что- то плохое. Если у вас плохое предчувствие, вы можете посмотреть новости: возможно, разбился самолет или кому-то нанесен вред.

Психиатрия.

Я обратилась к психиатрам в 17 лет. Поскольку я рассказала им о еде и рвоте, то вначале был поставлен диагноз расстройства питания. Когда же я начала говорить об изгнании духов, врачи мне не слишком поверили, так как я не очень соответствовала категории, к которой они меня отнесли. Затем я сделала ошибку, рассказав моему консультанту о Фрэде и змеях; он сказал: "О, это очень интересно, я знаю, о чем вы говорите", и повесил на меня ярлык шизофрении. Он проинформировал моих родителей, но тогда я об этом не знала. Помню, как он сказал: "У вас скрытая болезнь", но я не поняла, что он имел в виду.

В течение пяти лет, до 21 года, моя жизнь протекала таким образом: я поступала в больницу и выписывалась из нее; была амбулаторной больной; была стационарной больной; попадала в больницу из-за ранений, которые постоянно наносила себе. Фрэд присутствовал большую часть времени. Злой дух был еще на месте моего духа. Я чувствовала себя так, как будто была мертва. Как я могла быть живой, если не было моего духа в моем теле? Меня не существовало. Я начала причинять себе вред, так как чувствовала себя бессильной. Это было реакцией на лечение, которое я получала. Я резала себя, чтобы выразить мою боль и страх из-за явного крушения всех надежд, а также как способ освобождения от того, что происходило, включая Фрэда и змей. Ни дух, ни Фрэд никогда не приказывали мне делать это. Я поступала так по своей воле.

Примерно в этот же период я слышала и женский вопящий голос. Он был у моих ушей, вне головы. Это было похоже на две вопящие женские головы. Теперь я думаю, что это было выражением моего крика. Временами я не могла ни кричать, ни плакать. Я чувствовала, что не могу этого делать ни в больнице, ни даже вне больницы. Я думаю, что слышала собственные крики и резала себя вместо того, чтобы плакать. Потому что когда текла кровь, я воспринимала ее как слезы. Рана кричала за меня.

Очевидно, психиатрия не очень пошла мне на пользу. Когда у меня появились застывание и скованность, выраженные расстройства восприятия, врачи стали просто колоть мое тело. Лекарствами они добились изменения моего поведения. Было очень тяжело выполнять то, что мне велели, и не контролировать свою жизнь. Но я старалась вести себя так, как от меня ожидали. Поскольку со мной обращались, как с ребенком, я и вела себя, как ребенок. Этого от меня ждали, и я жила в соответствии с чужими ожиданиями.

Когда я выписалась из больницы и пришла в дневной стационар, меня заставляли делать инъекции транквилизаторов, но тогда я сказала "нет". Впервые я заняла определенную позицию, впервые была настойчивой и тогда же я решила уйти от психиатрии.

Общение с другими выжившими стало поворотной точкой в моей жизни. Тогда я начала понимать, через какой ад я прошла, пока не отошла от психиатрии, не перестала принимать лекарств, быть под контролем. Наконец я смогла оценить то, что со мной произошло. Когда я вошла в контакт с другими выжившими, у меня появилась возможность разговаривать о гневе и получить признание этого чувства. Я могла говорить о переживаниях, не боясь быть осужденной или услышать, что я тупая или больная. Это было таким облегчением! У меня тогда появилось двое друзей, которые приняли меня такой, какая я есть. Если я чувствовала, что появляются змеи, я уже не должна была удирать, а могла оставаться.

Когда возросло мое понимание того, что происходило, то и Фрэд оставил меня. Но не так, что я однажды проснулась и поняла, что Фрэда нет, его присутствие уменьшалось постепенно. Змеи же всегда оставались. Фрэд не насылает их, и я не знаю, почему они все еще пытаются беспокоить меня, но поступаю с ними теперь очень по-разному.

Добиваясь большего контроля.

Вначале я не могла бы сказать, что происходит, пока это не кончалось. Но постепенно, когда это начиналось, я иногда пыталась предостеречь окружающих; я могла сказать другому человеку: "Змеи в комнате". Один из моих друзей даже сказал змеям: "Уходите, оставьте Луизу одну". Помогало, когда кто- нибудь верил мне. Некоторые принимали меня всерьез и пытались что-то предпринять. В результате помощи змеи не обязательно исчезали, но я не чувствовала себя совсем одинокой. Убеждать меня, что они нереальны, – бесполезно, потому что они есть. Нет смысла отрицать то, что случается со мной.

То, что партнер хорошо помогает мне справляться со змеями, дает мне чувство избавления. Если змея касается моего тела, я могу сказать ему: "Она на моей руке". Я могу сказать ему, какой она величины, и он поможет мне сбросить ее: физически снять змею и выбросить ее за входную дверь. Он может избавить меня от нее, пока я не способна сделать это самостоятельно.

Тем не менее моя способность справляться со змеями растет. Очень редко я бываю совершенно несостоятельной, да и то – только на несколько часов. Я знаю, что они уберутся в конце концов, и это помогает мне быть более уверенной в обращении с ними. На прошлой неделе они заняли всю кровать, но я сказала: "Сейчас же убирайтесь". Когда я злюсь на них, они убираются, даже если на это уходит вся ночь. В прошлом году, когда я была на конференции, там все фойе было покрыто змеями. Я обходила их, ступала между ними и совсем вышла из строя. Со мной были двое друзей, которые не оставляли меня всю ночь. Им ничего не надо было делать. Я не могла говорить о змеях до утра. Мои друзья оставались со мной всю ночь, что останавливало окружающих от мысли: "Эта женщина выглядит странно, нужно вызвать врача или карету "скорой помощи". Друзья ограждали меня от этого. Я работала среди змей. На это ушла вся ночь, но я сделала это. Я прошла через это.

Итак, насколько я справляюсь с ними, зависит от того, насколько я напряжена, что в это время происходит в моей жизни. Плохо, если я напряжена. Если я чувствую себя здоровой, то могу избавиться от них, просто сказав, чтобы они убирались. Но теперь я чувствую большую силу. Я знаю, что они могут появиться в любое время и кусать меня, и что эти укусы вредны, но я знаю также, что в какой-то момент они уберутся. Со временем я надеюсь достичь того, что они не смогут даже физически приблизиться ко мне, а я смогу отправить их прочь прежде, чем они зайдут так далеко. Я знаю, что приду к этому.

Мой собственный дух вернулся. Трудно указать точное время, когда это произошло. Но это было определенно в то время, когда я освобождалась от психиатрии. Мой дух периодически оставляет меня, но это теперь не столь катастрофично. Я не чувствую необходимости убивать себя каждый раз, когда он меня покидает. Я чувствую себя очень подавленной, если он не со мной, но знаю, что в какой-то момент он вернется.

Я научилась многому у моего партнера, поскольку у него самого было много переживаний с голосами и существами. С ним так легко разговаривать об этом; это его главное отличие от других окружающих. Я обрела собственное отношение к своим переживаниям и собственное мнение.

ДВЕНАДЦАТОЕ СООБЩЕНИЕ (A.L.)

A.L. 42 года, слышит голоса с 10 лет. Сейчас он приступил к развитию ряда стратегий, которые помогают ему справляться с голосами. Он координатор по развитию социальный навыков в Lambeth forum for Mental Health (Форум психического здоровья в Lambeth).

Я вспоминаю слышание голосов с очень раннего возраста, что всегда сопровождалось видением плавающего лица, казавшегося ухмыляющимся, но это теперь ушло. Мне было около десяти, когда голоса стали агрессивными и трудноуправляемыми. В продолжение моих детских и ранних юношеских лет я подвергался сексуальному насилию одним из членов моей семьи. Голоса всегда присутствовали при этом, и я помню их поддразнивание, запугивание и сплетничание. Я помню, что жил, погруженный в себя, и хотя пошел в школу, но казалось, был в стороне от школьной жизни. У меня был друг по имени Тревор, который знал о голосах и говорил, что это пугает его, но не отвергал меня, и мы были очень близки. Однако голоса начали овладевать мною до такой степени, что я сердился на них и проводил часы, возражая им.

В 14 лет меня показали детскому психиатру и направили в большую больницу, в которой было создано специальное отделение для детей. Но на самом деле меня поместили во взрослую мужскую палату. Здесь мои голоса пришли в сильное возбуждение. Мне поставили диагноз "шизофрения" и стали делать инъекции модеката. Это лишило меня способности справляться с голосами; эмоции стали вялыми, а разум не мог помочь мне воевать с голосами.

Меня переводили из одной больницы в другую. Ни разу меня не спросили, что я думал и чувствовал, но как только я говорил, что слышу голоса, мне либо предлагали взять себя в руки, либо давали химические коктейли. Мне кажется, что у психиатрии есть опасный обычай превращать обычные переживания в экстраординарные. Она овладевает вашим переживанием, затуманивает его, искажает, а затем возвращает его вам, ожидая благодарности. Ни разу никто не спросил меня о моей жизни дома. Казалось, вместо того чтобы обо мне заботиться, мною управляли и меня усмиряли. Я был лишь одним из многих на складе человеческих душ. Сексуальное бесчестье, которое я испытал, оставило физические, эмоциональные, душевные и психологические рубцы, и я полагаю, что эти четыре элемента связаны с моими четырьмя голосами.

Фактически проблемой были не мои голоса. Проблемой было отношение общества к ним и то, как на них реагировали. Стараясь спрятать голоса или изгнать духов медикаментозным лечением или электросудорожной терапией, они усиливали цикл оскорбления и подавления. Какое бы лечение или терапевтическое вмешательство ни применялось ко мне, голоса оставались. Психиатрическая система была бы рада, если бы я отрицал мои переживания. Процесс отрицания означает, что вы стали образцовым пациентом и играете по их правилам. Вы должны прятать любые неудобные чувства, душевные волнения или мысли, чтобы стать легко управляемым.

Прерывая молчание

Только однажды за 15 лет психиатрического вмешательства, когда мне было 36, я нашел человека, который захотел слушать. Это оказалось поворотной точкой для меня, и с тех пор я перестал быть жертвой и начал овладевать своими переживаниями. Эта медсестра находила время слушать о моих переживаниях и чувствах. Она всегда давала мне почувствовать свое расположение и устраивала так, чтобы нас не беспокоили. Она выключала сигнал вызова и снимала телефонную трубку с рычага, а иногда, когда под окном ее комнаты были люди, она закрывала жалюзи. Это позволяло мне чувствовать себя непринужденно. Она садилась со мной по одну сторону письменного стола, а не по разные. Она говорила мне, что наш разговор доверительный, но я должен сам решать, что именно раскрывать. Постепенно, по мере возрастания доверия между нами, я смог рассказать ей о бесчестии, а также о голосах. Иногда, когда я описывал то, что со мной случилось, она говорила, что это причиняет ей боль и что ей нужен перерыв. Наконец, я нашел того, кто понял боль, которую я чувствовал. Она помогла мне понять, что мои голоса были частью меня самого и имели цель и основание. Через шесть месяцев я смог развить основную стратегию адаптации. Самое важное, что медсестра была искренней и честной в своих намерениях и в откликах на то, что я ей рассказывал.

Хочется сказать, что, может быть, иные профессионалы психического здоровья и социальной работы могли бы поучиться кое-чему из ее подхода:

· быть честным в побуждениях и заключениях при работе с пациентом; сначала установить основные правила общения;

· обеспечить обстановку доверия и поддерживать ее;

· не формировать "повестку дня"; давать человеку возможность решать, что раскрывать, а что нет;

· быть искренним в выражении собственных чувств – это не проявление неприятия, а знак того, что вы тоже живой человек;

· позволить человеку решать, какими должны быть цели, и сказать, если он хочет их изменить.

Голоса: выживание и овладение.

Благодаря поддержке, которую оказала мне эта медсестра, я смог развить ряд механизмов овладения голосами. Один из них состоит в том, что я ежедневно отвожу голосам определенное время, когда они могут являться и я могу заниматься ими. Тем не менее, чтобы это происходило, я должен подготовиться; помогает также кое-что сделанное заранее, например, установление постоянного режима сна. Даже когда я обещаю голосам определенное время, они продолжают свое дело, но уже не подавляют меня. Чему я научился, так это позволять себе касаться своих душевных волнений, хотя иногда я путаюсь моих чувств и голосов.

За последние четыре года мне удалось выявить события или ситуации, которые запускают голоса (триггеры). Временами я лучше распознаю цвета, их глубину и оттенки; их яркость кажется мне более интенсивной. Эта фаза длится примерно 20-25 минут, а потом из моря шума появляется голос. Иногда я пугаюсь, если голос становится более властным.

В моей жизни четыре отдельных голоса, и я заметил, что их тон и высота меняются по мере того, как я становлюсь старше. Каждый голос, кажется, имеет свой триггер; однако, некоторые мировые события запускают все голоса. Например, во время войны в Персидском заливе мне было трудно спать или даже сконцентрироваться в течение дня, потому что голоса вопили, понося меня, целых три дня без передышки, не давая покоя.

Вот мои голоса... и их триггеры.

· Голос первый: Серебряный Голос . Этот голос разговаривает мягко и всегда шепотом, часто обрывает фразы и делает замечания о людях, которых я встречаю или с которыми общаюсь. Триггеры: разговор по телефону; голос становится властным, если я должен ехать на новые места или встречаться с новыми людьми; когда я прикасаюсь к кому-то впервые, например пожимаю руку.

· Голоса второй и третий: Два Брата . Эти голоса разговаривают между собой, а также со мной ритмично. Они очень агрессивны, бранятся и говорят мне о других голосах. С этими двумя голосами труднее всего справляться. Триггеры: эти голоса кажутся доминирующими после любой сексуальной активности; иногда они появляются, когда я прикасаюсь к старой или к антикварной вещи, такой как мебель, драгоценности и зеркала.

· Голос четвертый: Механический Голос . Этот голос обычно появляется ночью, он господствует, когда темно. Обычно он повторяет один и тот же набор фраз, часто говорит мне, что другие существа, обычно животные, могут слышать все голоса, а кошки слышат лучше всех. Может показаться смешным, но этот голос больше всех пугает меня, однако я построил механизм приспособления, позволив себе пугаться, это заставляет голос постепенно исчезать. Триггеры: темнота, полная луна; кошки, сидящие на мне; бодрствование в постели, когда все спят.

Чтобы быть способным действовать и реагировать на окружающий мир, я должен был контролировать себя и быть весьма дисциплинированным. Чего я не делаю, так это не пытаюсь блокировать голоса, слушая музыку через наушники. Когда я делал это прежде, голоса ждали, когда я буду среди людей и не смогу уединиться, и тогда все набрасывались на меня, доводя до головокружения и полной дезориентации. Некоторые психиатры поддерживают это как путь вперед, но лично я чувствую, что это – форма отрицания переживания, способ утверждения того, что переживание не имеет цены или смысла. Я полностью отвергаю такой подход.

Я нахожу, что легче жить с голосами теперь, когда я достиг баланса сил, а именно, позволил себе чувствовать неуверенность и беспокойство и даже временами страх; научился владеть своим переживанием, уважать и контролировать себя, насколько возможно. Как я уже сказал, мне удалось найти ряд приемов, которые помогают справляться с голосами. Однако каждый голос требует своего подхода.

Воспитание голосов: достижение их сбалансированности с моей жизнью.

· Серебряный Голос . Я часто обнаруживаю, что рисование и даже громкое повторение того, что говорит голос, помогает уменьшить его силу (каждый раз это длится около десяти минут).

· Два Брата . Эмоционально они наиболее требовательны. Когда они начинают, я должен найти убежище и дать им волю (это длится до трех часов).

· Механический Голос . Я обычно возражаю этому голосу, задаю ему вопросы, на которые, как я надеюсь, ему будет трудно ответить. Позволив себе пугаться, я могу, например, задать голосу вопрос: "Ты не можешь повредить мне, не так ли?" Поддразнивая голос, я доказываю, что сильнее его. Иногда, если я не отвечаю, он начинает оскорблять меня и говорит странные вещи; но это продолжается около десяти минут в час в течение ночи.

Я нашел: чтобы выжить, нужно контролировать себя и отвергнуть представление о себе как о жертве. Можно обнаружить, что если вы говорите с кем-то о голосе, то он после отыгрывается на вас несколько дней, делая все возможное, чтобы расстроить вас и нарушить заведенный порядок вашей повседневной жизни, – не сдавайтесь. Если вы установите стиль поведения и будете придерживаться его, голоса станут менее сильными. Вот несколько полезных советов:

· Установите место и время, когда вы хотите заниматься голосами. Установите специальное время на каждый день и через какой-то период уменьшайте время, когда вы позволяете им быть в контакте с вами.

· Не пытайтесь блокировать голоса; вместо этого постарайтесь узнать, когда и откуда они появляются. Можете ли вы выявить триггеры?

· Вам поможет изучение нескольких основных приемов расслабления. Это может оказаться полезным, когда ваши чувства завязываются узлом из-за препятствий, постоянно возводимых голосами. Применяйте их, как только голоса появляются.

· Владейте своим переживанием: живите им, и дышите им, проживайте его в свое время и в своем темпе.

Писать об этом было непросто. Голоса говорили мне, что когда это прочтут другие слышащие голоса, мои голоса станут сильнее и вернутся ко мне. Это несколько пугает меня, но я жив. Мне приятно, что мы собрались вместе, чтобы поделиться нашими переживаниями и объяснениями, нам следует быть внимательными, дабы не утратить контроль и не прервать синтез наших познаний, а также предотвратить возврат к стереотипам. Я рад, что есть люди, помогающие нам, но всякая поддержка и помощь должны учитывать наши условия, потому что в конце дня мы единственные, кто должен жить с голосами и справляться с ними. Не следует устраивать соревнование друг с другом, потому что каждый из наших случаев уникален и ценен.

Из моря звуков, из тумана чувств
сила движется,
и
мир полон

голосов,

голосов, которые шепчут,

голосов, которые смеются,
голосов, которые сокрушают меня
в темноте
дня,

но у меня

есть песня

в моем сердце,

говорящая,

что они могут жить

в мире возле

меня.

ТРИНАДЦАТОЕ СООБЩЕНИЕ (Р.Н.)

Это история женщины, которую я (Мариус Ромм) начал лечить в 1983 году. Ей было тогда 26 лет, а голоса она слышала с 14 или с 15 лет. Она обратилась ко мне с жалобами на то, что голоса отдавали ей приказы, например, запрещающие поступать определенным образом или встречаться с людьми, и они полностью подавляли ее. Ее несколько раз госпитализировали и поставили диагноз шизофрении. Нейролептиками не удалось устранить голоса, хотя снизился страх, ими вызываемый. К сожалению, лекарства снизили и ее умственную живость, поэтому она решила не принимать их подолгу и избегать больницы. Голоса, однако, продолжали изолировать ее все больше и больше, запрещая делать то, что она всегда любила, а иногда даже приказывали ранить себя. Во время первой конференции слышащих голоса (1987 год) она рассказала свою историю. Вот она.

Насколько я помню, мне было семь или восемь лет, когда я впервые услышала голоса. В то время они были дружескими, рассказывали мне истории, давали советы и ограждали от неприятных ситуаций, например от ссор. Но когда мне было 15, они стали злобными и начали отдавать мне распоряжения, вначале довольно безобидные, например сделать что-то в определенном порядке, когда я вставала утром. С годами они стали более принуждающими и мучительными: они стали запрещать дружбу или расстраивали ее, выставляя другого человека в совершенно нелепом виде. Часто мне не разрешалось ответить по телефону или открыть дверь, когда звенел звонок, или навестить кого-нибудь. Они обо всем делали замечания, причем обычно отрицательные. Они беспокоили меня, когда я занималась, читала, во время разговора. Годами я никому не рассказывала о них, потому что они это тоже запрещали. Если я им не подчинялась, они поднимали такой шум, что заглушали все, что происходило вокруг. В то время они часто показывались мне и пугали меня. Хуже всего было, когда они заставляли меня причинять себе вред. Я думала, что они – всезнающие и всемогущие боги, которые правят всем на земле. Иногда я пробовала обмануть голоса, но для этого они были слишком умными. Иногда я пыталась договориться с ними, даже приносила жертвы, но это их не сдерживало. Поскольку я думала, что голоса связаны с ситуацией в доме, я сбегала оттуда. Я лечилась в подростковом отделении департамента социальной психиатрии, но не избавилась от голосов.

Некоторое время я считала, что стала психически больной, но вскоре отбросила эту мысль. Голоса были слишком реальными, чтобы называться галлюцинацией. Четыре года назад я неожиданно встретилась с профессором Роммом. Когда он начал меня лечить, весь первый год ушел на то, чтобы убедить его, что у меня не клиническое расстройство, что голоса действительно вне меня. Мы пытались установить, есть ли связь между определенными чувствами и голосами, но она самое большее состояла в том, что голоса усиливали определенное настроение. Например, если я чувствую себя не очень хорошо, они причиняют такую боль, что делают из мухи слона. Итак, мы попробовали тренинг. У профессора Ромма я научилась создавать условия, в которых у меня был больший самоконтроль и я меньше поддавалась внушению голосов. Я не избавилась от них, но разговоры с профессором Роммом все же помогли мне. Этот человек заставил меня мыслить яснее; он заставил меня шевелить мозгами. Я научилась видеть связь между тем, что голоса говорят, и моими чувствами, а также научилась планировать свой день. Я освобождаю для голосов вечер и потому они меньше беспокоят меня в течение дня, благодаря чему я работаю лучше. К тому же я научилась правильно применять нейролептики. Применению этих медикаментов я сопротивлялась долгое время, потому что они притупляют мысли и чувства. Теперь я принимаю их в малых дозах, и меня меньше беспокоят побочные явления, а если мне кажется, что голоса усиливаются, то временно увеличиваю дозу.

С тех пор как я рассказала о голосах членам своей семьи, что помогло им лучше понимать мое поведение, я получаю от них огромную поддержку. В этом году у меня снова был плохой период, и я уехала пожить к матери. Там мне было хорошо. Разрешилось затруднительное положение, связанное с тем, что я больше не могла заботиться о себе. Помогло также то, что моя мать – большой оптимист. Она сказала: "Поскольку это всегда проходит, пройдет и на этот раз". Я не знаю, откуда голоса приходят и что они значат, но знаю, что они принадлежат мне и останутся. Хотя я теперь справляюсь с ними лучше, чем несколько лет назад.

ЧЕТЫРНАДЦАТОЕ СООБЩЕНИЕ.

Стоян Тренов – молодой человек ему 16 лет, учится в школе. Считает, что контактирует со созвездием Ангел. Контакт начался с 2006 года. Тренов принес тетрадь с записью контакта созвездием Ангел она подробна приведена ниже:

ДНЕВНИК КОНТАКТЕРА

ЧЕННЕЛИНГ

План обучения

1. Составление призыва для духа-наставника. Обучение расслаблению. Чтение по три раза в день призыва 1 неделя ( с 5 по 12 декабря включительно).

2. Практика заземления энергетического тела. Обучение слияния с вазой. Наслаждение своей вазой. 1 неделя ( с 13 по 20 декабря включительно).

3. Интеграция и работа с вазой. Первые попытки контакта. 1 неделя ( с 21 по 28 декабря включительно).

Примечание к пункту 3. Когда сидишь мысленно слившись с образом вазы, просто отмечай все происходящее. Не торопи события. Просто будь внимателен ко всему и на все обращая внимание, главное наблюдай.

Главные техники, выполняемые перед челлингом .

1. Глубокое дыхание.

2. Расслабление тела.

3. «Цветовая ванна»

Примечание: В свободное время будет очень хорошо, если заниматься медитацией на объекте.

Составление призыва для вашего наставника .

1. Выяснение, чему бы вы хотели научиться:

· Мне хотелось бы научиться испытывать внетелесный опыт;

· Мне хотелось бы научиться ясновидению и телепатии;

· Мне хотелось бы научиться гипнозу;

· Мне хотелось бы научиться отлично практиковать ченнелинг;

· Мне хотелось бы научиться зарабатывать много денег;

· Мне хотелось бы развить в себе писательский или художественный талант.

2. Выяснение качеств, которые Вы хотели бы видеть в своем наставнике:

· Мне хотелось бы, что бы мой наставник был терпеливым;

· Мне хотелось бы, что бы мой наставник отлично разбирался в ясновидении, телепатии, внетелесных переживаниях и многих других духовных вопросах;

· Мне хотелось бы, что бы мой наставник не принадлежал к человеческой эволюции

· Мне хотелось бы, что бы мой наставник обладал некоторым чувством юмора;

· Мне хотелось бы, что бы мой наставник отвечал на мои вопросы всегда четко и ясно;

· Мне хотелось бы, что бы мой наставник по дружески был заботлив;

3 Выяснение желаемого типа отношений с наставником.

· Мне хотелось бы, что бы мой духовный наставник всегда был со мной;

· Мне хотелось бы, что мы могли вместе обсуждать различные вещи;

· Мне хотелось бы, чтобы мои взаимоотношения с духовным наставником имели прежде всего, вербальный характер;

· Мне хотелось бы всегда, когда нет время на ченнелинг, общаться с моим наставником телепатически;

· Мне хотелось бы, что бы мой духовный наставник защищал меня и наказывал тех, кого я попрошу.

· Мне хотелось бы, что бы мой наставник был не учителем, а скоее лучшим другом.

НАПИСАНИЕ ПРИЗЫВА

Я призываю к себе духа-учителя, который:

  • Будет всегда со мной;
  • Будет защищать меня;
  • Обучит меня многим экстрасенсорным способностям;
  • Будет мне лучшим учителем и в то же время другом;
  • Будет говорить со мной на любые темы;

Я призываю дружественного духа к себе, который:

  • Не воплощался на Земле;
  • Заботлив;
  • Терпелив;
  • Говорит достаточно много;
  • Обладал средним чувством юмора.

Мне бы хотелось иметь такие взаимоотношения с моим дружественным духом-учителем:

  • Мягкие и нетребовательные;
  • Дружественные;
  • Честные;
  • Надежные;
  • Постоянные.

Трен (подпись)

5 декабря 2006 года

Обучение слиянию с вазой

Тест для практики техники вазы

Закройте глаза. Обратите внимание на дыхание. Почувствуйте силу земного притяжения, давящую на ваше тело. Почувствуйте вес конечностей и туловища. Вдыхая и выдыхая воздух, особое внимание обратите на живот. Наблюдайте, как живот расширяется при вдохе и сокращается при выдохе. Потрать не менее 5 минут на расслабление, обращая внимание на дыхание.

А сейчас немедленно начните представлять себе вазу, красивую, керамическую или стеклянную вазу, примерно в метре перед вами. Обратите внимание на ее цвет.

Отметьте ее фактуру. Есть ли на ней какой-то рисунок?: Есть ли отличие в фактуре внутри вазы и снаружи?

Отметьте форму вазы? На что похожа горловина вазы?

Отметьте, какой вес у вазы?

Отметьте, насколько прочна и крепка эта ваза? Устойчива ли она? Если нет, представьте у нее подставку или измените пропорции вазы таким образом, чтобы она стала устойчивой.

Обследуя вазу, наслаждайтесь ее красотой. Пусть в этом участвуют все чувства. Когда вы почувствуете, что знаете свою вазу достаточно хорошо, медленно подвиньте ее ближе к своему телу, а потом еще ближе, пока не станете с ней едины.

Когда вы станете едины с вазой, почувствуйте, что значить быть такой вазой. А сейчас, используя местоимение «Я», начинайте вслух описывать себя.

Теперь на протяжении примерно 10 минут ощущайте себя этой вазой. Почувствуйте пустое пространство внутри вас. Почувствуйте вашу готовность и открытость быть наполненной. Почувствуйте прочность ваших стенок. Почувствуйте себя как прочные границы, в которых заключено пустое пространство.

Подобно вазе, вы имеете как прочные внешние границы, так и открытость внутреннего пространства. Почувствуйте эти два качества одновременно, переходите от ощущения прочных границ к чувству открытой восприимчивости. Одновременное отождествление и с твердостью и с восприимчивостью – это двойное восприятие, необходимое при сознательном ченнелинге.

09.01.07. КОНТАКТ 1

1) Как тебя (вас) зовут?

Нас двое. Наши знаки ___ и ____ (показаны знаки ).

2) Откуда ты (вы)?

Мы с далекой планеты Катран (Так называется небольшая акула в Черном море, или растение из семейства крестоцветных ). Она находится на расстоянии 1000 световых лет.

3) Почему именно ты (вы) выбрали меня?

Наши вибрации (твои и наши), поэтому мы одни из первых пришли на зов (типичная приманка, когда контактеру сообщается, что он хоть чем-то отличается от других).

4) Кто ты (вы)?

Мы развоплощенные духи святых, но не с Земли.

5) Будешь (те) ли ты (вы) обучать меня тому, что я просил в Призыве?

Всему научиться нельзя. Мы обучим тебя только тому, что подходит тебе.

11.01.07. КОНТАКТ 2

О СМЕРТИ

Что такое смерть? Человечество уже многие века задается этим вопросом. Но этот «феномен» не дано пока понять ученым, а так же другим людям, которые слишком привязаны к материальному. Лишь те, кто приобщен к Великой Вселенской Тайне, могут смутно понимать, что представляет собой процесс умирания, да и сама смерть, которая для многих людей представляется чем-то ужасным и роковым. Мы, Великие Учителя Вселенной, уже на протяжении множества лет пытаемся подвести человечеству к самому понятию смерти. Мы даем вам много, даже очень много, доказательств (Хотя бы одно привели). Но как остается человечество слепым, так и остается. Смешно наблюдать за тем, как люди упираются, не хотят слушать Нас. Пытаешься вылечить слепое человечество, а оно упирается, пытается «выколоть» и так слепые глаза. Наше терпение на исходе! Остаются позади те годы, когда Учителя с особым усердием вытягивали, раскапывали вас из той ямы, в которую вы сами себя с особым усердием закапывали. Хватит!!! Больше мы не можем тратить огромное количество энергии на то, чтобы приходить в ваш мир. Земля тоже теряет свое терпение, человечество на исходе, лишь избранные будут спасены. Остальных постигнет Смерть. Но она не будет быстрой. Смерть будет приходить в каждый дом и будет приносить в каждую семью великое горе, ибо будут умирать члены семьи, сначала кормильцы, затем молодые, потом старики, и только потом остальные. Готовься человечество! Если ты не услышишь призыв к Жизни Великих, то будешь уничтожено, сожжено Очистительным Огнем (Предсказания на уровне библейского апокалипсиса). ИБО ТЕРПЕНИЕ НА ИСХОДЕ!!!

17.01.07. КОНТАКТ 3

О ЖИЗНИ ВО ВСЕЛЕННОЙ

Многие тысячи лет представители разных цивилизаций посещали Землю. Были из них такие расы, которые больше никогда не вернутся на Землю. Есть из них такие, которые решили здесь обосноваться. Их базы расположены под водой, под землей, в глухих лесах, а так же много баз находится на искусственном спутнике Земли – Луне (Новизны нет. Существование этих баз и их примерное расположение исследователям примерно известны, хотя детали надо выяснять). Человечество близится к тому моменту, когда некоторые расы открыто пойдут на контакт. Так как уже давно низшие слои общества держатся в неведении, люди не знают, что правительство уже давно находится в контакте с двумя расами, отнюдь не дружелюбными. Вот лишь некоторые страны, которые находятся в контакте с теми, кого они считают мирными: Австралия, Россия, США, Китай и Индия, а так же многие другие. Мы назовем эти две расы: «Ретикулианцы», «Норды» (Информация не проверяема, т.е. бездоказательна. Эти названия ВЦ земные, а не инопланетные). «Благими намерениями вымощена дорога в Ад» - так говорит ваша фраза. И Учителя могут подтвердить, что это так. Земляне (те, которые находятся в прямом контакте с двумя цивилизациями) рассчитывают на их помощь в прогрессе, науке, технике и вообще в мирном прогрессе. Но для «Ретикулианцев» и «Нордов» Земля и ее жители – материал для экспериментов. Механизм запущен. Возврата назад нет! Внеземная Комиссия Вселенских Учителей готова помочь, защитить от врагов, которые надели личину друзей. Но это очень трудно, если «высокими» землянами не будут выслушаны те, кому дано: контактантов (Либо это глупость, либо непонимание ситуации). Но не всех нужно слушать. Многие из них находятся в руках темных сущностей, которые затуманили разум несчастных людей. Эти люди – марионетки в руках злобных, пытающихся уничтожить, как морально, духовно, так и физически все человечество (Относительно физического уничтожении – это полная глупость. Если бы хотели уничтожить, то это сделали бы уже давно. Кроме того, неделю назад, в предыдущем контакте, ВЦ сказали контактеру, что уничтожат землян, а теперь льют слезы – непоследовательность!). И этому надо противостоять. (Человечество, в силу низкого своего развития, не может противостоять космическому вторжению. Человечество еще тут, на Земле, а Они уже здесь). Как враждебные цивилизации, так и темные сущности из других миров хотят одного: поработить всех людей, а если будут порабощены люди, то они попробуют напасть и на другие цивилизации (Ложь. Темные силы могут вторгнуться и в другие цивилизации. Совсем необязательно предварительно завоевывать человечество). Пока Земля и ее жители под защитой Комиссии, но терпение Великих Цивилизаций истекает, так как нельзя смотреть без слез на самоуничтожающихся людей, которые кроме самих себя уничтожают всю экологию Земли («Слезы» о плохой экологии содержатся в сотнях контактерских сообщениях, но еще ни одна ВЦ не предложила что-то конкретное). Оглянитесь, люди! Зачем вы хороните себя раньше времени, почему отталкиваете от себя помощь? Мало, очень мало времени осталось для Спасения. Прислушайтесь к Нам! Мы пытаемся донести до вас, через таких же, как вы людей, но заслуживающих эти контакты, не потому, что они святые или исполнены большой благодати, а за их попытки выйти с Нами на контакт (Нет критериев как отличить «темного» контактера от «светлого»). Многие сбиваются с пути, многие оказываются в плену собственных фантазий, но те, кто мог дойти до Нас, готовы говорить о Нас, готовы донести до заблудшего, умирающего человечества Наши послания! Прислушайтесь, еще раз повторяем, прислушайтесь к Нам! И Мы поможем вам, если вы услышите Нас и не будете противиться Нашей помощи! Ведь во Вселенной огромное количество цивилизаций, вы не одиноки, о вас помнят, и, если вы просите, вам помогают! (Еще никто из ВЦ ничем конкретным не помог; сплошная декларация!). Жизнь бесконечна. Ни одно существо, ни одна травинка не исчезли бесследно! Жизнь не заканчивается смертью. Вселенная кишит Жизнью! Так увидьте и поймите это! Так как Конец близок, и вы сами стремитесь к Концу земной жизни! НО ЗНАЙТЕ, ЧТО СМЕРТЬ – ЭТО ЛИШЬ БЕСКОНЕЧНОЕ НАЧАЛО ЖИЗНИ!

20.01.07. КОНТАКТ 4

Часть I. О том, откуда ты пришел .

Ты родился больше 15 лет назад. Твоему приходу на планету Земля помогли двое святых, которые в предыдущей жизни были твоими советниками. Ты родом с планеты Катран, на востоке от Сириуса находится наша система. Состоит она из 7 планет, три из которых заселены: Катран, Урнуб, Симур (Японский математик и река где-то на востоке). Другие четыре: Заран, Турин (город в Италии), Аркан (Скользящая петля не веревке, применяется для охоты), Силум (Производное от сплава силумин алюминия с кремнием в маркете часто используется в называниях элементов состоящие из этого сплава) – не заселены. Сейчас происходит освоение Зарана и Аркана. Возможно, в ближайшее время, они начнут заселяться. Твоя родная планета Катран – самая большая и наиболее заселенная планета.

20.01.07. КОНТАКТ 5

О РЕЛИГИЯХ

Что же такое религия? Это почва для споров людей, которые считают себя познавшими Мир, Вселенную. Но это их величайшее заблуждение. Все в религии и религиозные течения (секты, сборища) были принесены на Землю представителями иных миров. Христос пришел из созвездия Рыб; Будда – из созвездия Льва; Кришна – посланник созвездия Тельца, Мухаммед – Змеи . Да, те миры, из которых пришли эти Учителя, очень развиты, как духовно, так и материально. Никто из них не хотел, чтобы из их Учения устраивали культ. Но земляне такая приземленная раса, что этого и стоило ожидать. Лишь некоторые из землян смогли воспринять все правильно. Все больше гадких людей (христиан и мусульман) под прикрытием Великих Учений устраивают беспорядки, обкрадывают и без того бедных людей. Но разве останется это безнаказанным? Неумолимый Закон Космоса найдет, и понесут они наказание и в этой жизни и в последующих. Религия прекрасна, притом любая. А когда ее порочат своими нечестивыми поступками, это вопиет к Небу о Наказании. Те праведники, которые придерживались учений своего Учителя после смерти отправляются в Его Мир, воплощаются там. Более приземленные цивилизации не могли оставаться в стороне. Прибыв на многострадальную Землю под видом друзей, они принесли какие-то бессмысленные учения, которые должны были запутать наивных землян. Но не мог Космический Совет просто смотреть не это. Были посланы так называемые «агенты», которые должны были уничтожить как носителей этих учений (как бы жестко это не звучало, вспомните, как вы всякими лекарствами уничтожаете микробных бактерий). (Если эти «агенты» столь универсальны, то почему они не могли поговорить с президентами упомянутых стран о вредоносности контактов с «ретикулянцами» и «нордами»). Были уничтожены и посланники этих враждебных цивилизаций. Вы должны уже понять, что нельзя превращать Величайшие Послания Высших Цивилизаций во что-то темное, неестественное, что может сеять раздор. Не такую цель несли с собой Их Составители. Так поймите же наконец, ослепшие люди, даже можно сказать ослепленное человечество, что Любовь, Истинную Космическую Любовь, несут в себе Учения. Вы молитесь своим Учителям, но редко они слышат вас, и причина этого – вы сами. Своим ожесточенным сердцем вы не хотите услышать, так же, как не слышат представители других, но по духовному развитию таких же, как вы, цивилизаций, призыв ко Вселенской Любви. Вы хотите получить только то (а так чаще всего и бывает), что принесет вам пользу. А о близких вы и не задумываетесь. И вы молитесь, расшибаете свои бестолковые головы в храмах, мечетях, на своих бессмысленных собраниях, не понимаете, что не слышат вас Учителя ваши. Вы посылаете в их сторону пучок энергии, в который заключено ваше послание, но он, не пройдя и половину пути, рассеивается А потом глупые люди говорят, ругаются: «Бога нет, сколько ему не молимся, он не слышит нас». И не услышит. Лишь избранные и могут быть услышаны: Серафим Саровский, Елена Петровна Блавацкая, Иоанн Кронштадский. В ваше время (сейчас) Шри Сатья Саи Боба, Рамашрьяна. Они поняли, что такое Религия, они увидели Ее в Истинном Свете. Они достойны быть услышанными (если это так, то почему людям не объяснили ни раньше, ни сейчас – как надо молиться. Получается, что молитвы эффективны только для избранных!). И они отправятся дальше. В Мир своего Учителя, которому они всецело преданы, исполняют Его Законы. На Земле это их первое и последние воплощение. Проснитесь, замерзающие земляне! Проснитесь, пока вы не замерзли полностью! Впереди у вас Теплый Дом, где вас ждут, надеются, что вы придете, где вам подарят Любовь. Но почему же, скажите Нам, вы не хотите зайти, отогреться? Почему вы идете в лес, где вас поджидают хищники?! Вы ищите какую-то одну правильную религию?!!! Но вот же она, прямо перед вами – ЛЮБОВЬ! Не ищете никакой более правильной религии. Учителя не принесли с собой каких-то задач по порабощению человечества. Они несли Любовь. Все! Больше ничего! А ЕСЛИ ВЫ ПРИМЕТЕ ЛЮБОВЬ, КАК РЕЛИГИЮ, ОСТАЛЬНОЕ ПРИЛОЖИТСЯ!!!

22.01.07. КОНТАКТ 6

О БОГЕ (КР – космический Разум)

Существует ли Бог? Где Он? Почему Он не хочет показываться? Эти извечные вопросы практически всех землян (даже кричащих во всеуслышание, что они Истинно верующие). Так существует ли Бог? Ответ однозначен – да! Но не в таком виде, в каком вы Его представляете. Бог – Космический разум, который может все. Он не сидит за каким-то престолом. Нет. Он – это вся Вселенная. Все в Его руках. Он понимает все. Он Творец всего. Но человечество, как и многие другие цивилизации, забыло о Вездесущем. Оно (человечество) хочет не знать о Нем, хочет многие Его заслуги, а точнее все присудить себе! Но нет!!! Никогда не будет этого! Этому нужно противостоять! Но кто возьмется за это дело, если человечество и другие цивилизации отказываются?! Эту тяжелую миссию возложили на себя Учителя, которых вы считаете Богами. Как и когда то, они снова направят своих Учеников на Землю и на другие планеты. Но услышат ли земляне, если они не могут и друг друга услышать среди всей их суетливой жизни, услышат ли они «трудный глас»? Тяжело ответить «Да», если вы и в Творца то не верите. Но это будет последняя попытка Высших цивилизаций направить человечество на путь Истины и Космической Любви. Даже Всемилостивый Творец начнет терять терпение. Так не боитесь ли вы смерти, глупые, самолюбивые и гордые земляне?! Не боитесь ли вы предстать перед Всевидящим с ужасно грязной душой? Ведь вам все равно придется нести наказание за все ваши оплошности! ПРОСИТЕ ВСЕМИЛОСТЛИВЫЙ КОСМИЧЕСКИЙ РАЗУМ О ПОМИЛОВАНИИ, ИНАЧЕ ПОНЕСЕТЕ ЖЕСТОКОЕ И СПРАВЕДЛИВОЕ НАКАЗАНИЕ. (Слишком много эмоций и мало конкретики, что не настраивает на серьезное отношение к тексту; кроме того, налицо подмена термина «БОГ» термином «КОСМИЧЕСКИЙ РАЗУМ»)

05.02.07. КОНТАКТ 7

Душа – величайший дар Всевышнего всем живым существам. Душа, именно Душа – это очень сложная энергетическая субстанция. Когда умирает физическое тело, часть сознания, большая часть, переносится в Душу, выглядящую в момент смерти, как шар диаметром 13-14 см. В дальнейшем этот шар приобретает очертания умершего. Мы говорим об астральном теле, другие оболочки не учитываем, так как они со временем распадаются. Затем, после смерти, любому разумному существу дается право находиться на Земле. По истечению этого срока (3 дня), думающая часть существа вместе с Душой, посредством специального канала переправляется в первый духовный слой. В зависимости от прожитой жизни, существо, по решению Высшего Комитета, отправляется на временное жительство в один из духовных планов. Обычно в мире умерших человек находится не более 1 года. Это где-то 60% случаев. Затем он возвращается на Землю. То есть происходит Великое Переселение Души. С момента зачатия ребенка проходит 3 дня, потом, посредством энергетических нитей, 7 нитей, будущий ребенок подключается к той Душе, которая в дальнейшем будет жить в этом теле. На седьмой месяц Душа с огромной скоростью мчится в свой «дом». Придя туда, она находится в спящем состоянии до момента рождения . Как страшен аборт. Представьте себе человека, приговоренного к 1 году исправительной колонии (Аборт – не самое лучшее достижение человечества. Иногда он необходим по медицинским показаниям. Альтернативы ВЦ не предложили. Одни стенания. Аборт, как правило, делается в 6-7 недель, но не в 7 месяцев, следовательно еще до заселения души. Совершенно незачем передергивать). Но вдруг, когда подошел срок освобождения, ему говорят, что, к сожалению, срок должен быть продлен уже на неопределенное время. Так же и с абортом. Вот уже Душа готова придти в этот мир, освободиться, для этого все готово. Но вот нити обрываются и Душа возвращается на свое место, озлобленная (Проверить справедливость этого утверждения не представляется возможным). И такая вот озлобленная душа, все-таки вернувшись на Землю, станет убийцей, насильником, вором. Но и врачи, убивающие ребенка, не останутся безнаказанными. Космический Закон справедлив. Исходя из всего сказанного, вы должны понять, что сами можете попасть в такую ситуацию после смерти. Не произойдет Великого Переселения Души, и вот еще один злодей появился в духовном мире, ждя момента для отмщения. Опомнитесь, развращенные люди! Или же будете прокляты мертвыми, КОТОРЫЕ ПОИСТИНЕ ЖИВЕЕ ВАС ВСЕХ!

06.02.07. КОНТАКТ 8

ОЧИСТИТЕЛЬНАЯ МОЛИТВА

(пропущено – А.П.)

17-18.02.07. (0 ч. 37 мин.) КОНТАКТ 9

ВИЗУАЛЬНЫЙ

Сегодня (17-18 февраля; 0 час. 37 мин.) я смотрел передачу «Территория призраков». В 0 час. 38 мин. (время на микроволновке) я посмотрел в окно (передачу смотрел на кухне). Там пролетел «огонек». Я сначала подумал, что это самолет, но «огонек» летел в противоположную сторону движения самолетов. По диагонали относительно моего окна. Я открыл окно и посмотрел на не очень быстро пролетающий «огонек» в форме звезды, вверх от него шел «толстоватый» красный луч. За этим «огоньком» летели, как мне сначала показалось, два «пакета». Затем я понял, что это шары белого цвета. То есть, получилось так: впереди желтая звездочка, позади два шара. То есть, получался треугольник! (Наблюдение треугольного НЛО). Они говорят, что это НЛО!

25.02.07. КОНТАКТ 10

КОНСТРУКЦИЯ НЛО

Чаще всего НЛО состоит и управляется так: 1 – сам НЛО; 2 – антигравитационный гриб; 3 – энергополе (щиток) – устройство, создающее энергозащиту, например, при прохождении атмосферы и т.д.; 4 – «единый разум»; 5 – антигравитационные волны; 6 – энергополе; 7 – «соединенный разум».

25-26.02.07. КОНТАКТ 11

О ТЕМНЫХ СУЩНОСТЯХ (важно знать)

Существуют ли так называемые «бесы»? ответ – да! Существуют и живут во многих мирах. Некоторые цивилизации научились не впускать их в сою систему (энергетическим способом), некоторые наоборот стали с ними сотрудничать (что не пройдет бесследно). Так что же такое бесы? Это мыслящие, умные существа. Очень хитрые и коварные. Могут присоединяться к человеку (прикрепляться к ауре) или внедряться непосредственно в человека. Вселение в человека может произойти где угодно. Часто это происходит в аномальных зонах (Бред Сивой Кобылы. Влияние аномальных зон на человека известно, но незачем все это связывать с бесами). Грани между мирами там стираются и энергетически незащищенный человек (больной, или ребенок, или с энергоболезнью – порча, сглаз). То, что людям кажется, что они излечились – временное явление. Нет! Это не так! Темные существа паразитируют на человеке, сначала даря ему легкость (за счет энерговампиризма, то есть за счет окружающих). Обычно, позже, люди начинают избегать «одержимых» людей. И все! Сущность начинает питаться от своего хозяина, приходят старые болезни, появляются новые. И разве это облегчение? Опомнитесь же! Вы каждый день вступаете в контакт с бесами, по своей же воле, а потом сами же и страдаете! Многие «маги» и «оккультисты» - марионетки в руках демонов. То же самое можно сказать и о контактерах (не все, но многие)! Вот призыв Высших Сил: «ОПОМНИТЕСЬ, ЛЮДИ! ВЫ ВЫПУСКАЕТЕ НА СВОБОДУ ЗЛО! ПЫТАЕТЕСЬ ОБЩАТЬСЯ С НИМ! И САМИ ЖЕ ОТ ЕГО РУКИ ПОГИБНЕТЕ! ПОДУМАЙТЕ НАД ЭТИМ! (Кроме общих фраз лучше бы дали конкретные рекомендации о том, как опознать бесов).

Задумайтесь над словами Высших. Многие цивилизации, причем высокоразвитые, погибли из-за коварства «Темных». Знайте, что ни одно общение с ними не проходит даром! За все, полностью за все, придется заплатить! И цена будет большой, знайте, очень большой. Как отличить одержимого? Вы почувствуете затхлую, мертвую атмосферу рядом с ним (Определение в духе средневековья). И даже если вы почувствуйте радость или симпатию к этому человеку, то вы поймете, что это чувство привнесено из вне. Если вы общаетесь с контактером, то по его речи вы все поймете. Даже и задумываться не надо будет! (Не все контактеры психически больны) «Дьявольская речь»! БУДЬТЕ ОЧЕНЬ ОСТОРОЖНЫ!

02.03.07. КОНТАКТ 12

КАТРАН

Самая большая и заселенная планета в Нашей системе. Ее размеры в три раза больше Земли. Соответственно, она более заселенная. Заселяют ее катранцы, в основном богатые. Множество морей и один океан находятся там. Многие наши ученые работают именно на Катране. По техническому развитию мы на много опережаем землян. Природа наша достаточно сильно отличается от земной (Никаких подробностей. Информация не подлежит проверке). Да и жители нашей системы тоже. Рост 2 метра и выше. Цвет кожи – серо-голубой. Волосяной покров отсутствует.

02.03.07. КОНТАКТ 13

КОНСРУКЦИЯ НЛО – 2

Построить НЛО в земных условиях крайне трудно, но возможно. Немного мы хотим рассказать о трех самых важных устройствах НЛО. Такой конструкцией, которую мы указывали раньше, пользуются многие цивилизации. Так вот: самое основное – «единый разум». При его запуске происходит вот что: разум всех членов экипажа становится одним. То есть корабль превращается в мыслящее существо. Это первый шаг. Дальше включается «щиток». Вокруг корабля образуется энергополе, которое можно осязать, но которое крайне опасно для человека. Третье – включение «антигравитационного гриба». При этом образуется антигравитационное поле и волны. Энергополе также защищает НЛО от воздействия окружающей среды. Это пока самое главное, что тебе нужно знать об НЛО. Конечно, его конструкция намного сложней, но пока достаточно знать и это. Многие контактеры знают об устройстве корабля, но им запрещено об этом говорить. Ты же можешь рассказывать это кому-либо по своему усмотрению. ГЛАВНОЕ, ЧТОБЫ ЭТО НЕ БЫЛО В ПУСТУЮ! (Сама информация не конкретна и, по сути, пустая)

Также имеется кассета с записью опроса Стаяна (при участие А. Б. Петухова) если она интересна, то я могу её предоставить, также есть образец почерка . ( на 13 –Международной конференции по уфологии и биоэнергоинформатике я передал Г. С. Белимову).

Первоначально источники информации посоветовали Стояну обратиться к Белимову, который переадресовал ее А.Петухову. Источники информации не хотели, чтобы Стоян общался с В.Чернобровым, поскольку он «ИМ» не нравится.

Во время беседы Стоян добавил, что пришельцы появляются на Земле через червячные ходы в пространстве. При этом они преодолевают 1000 световых лет за 2,5 минуты.

По словам Стояна, кожа пришельцев серо-зеленая («жабий цвет»). Живут они 1000 своих лет, так как время у них на планете идет медленнее, чем на Земле.

Для телепатической связи пришельцы используют ромбовидный прибор, который прикрепляется ко лбу. На одежде пришельцев есть желтая эмблема (в виде птицы с распростертыми крыльями) на черном фоне.

КОНТРОЛЬ.

В этой главе мы рассмотрим различные приемы, используемые слышащими голоса и/или врачами, чтобы добиться большего контроля над голосами. Заметьте, что я не говорю об исцелении людей от их голосов. Мы умышленно избегали в этой книге слова "исцеление", так как предполагаем, что слышание голосов – это переживание, которое может иметь огромное значение в личной жизни, и поэтому не должно рассматриваться только как болезненное явление.

Конечно, есть исключения из каждого правила: в данном случае это могло бы касаться голосов, слышимых при эпилепсии или в полярных фазах маниакально-депрессивного психоза. Однако для тех, у кого психиатрами диагностирована шизофрения, слышание голосов часто имеет совсем другое значение. Голоса имеют важное значение и часто придают смысл или направление жизни слышащего. Термин "исцелить" нельзя точно применить к этим голосам: скорее это вопрос об овладении умением обращаться с ними, о том, чтобы отвести им специфическое время и место в жизни. Для того, чтобы минимизировать нарушения повседневного функционирования, важно достичь как можно большего личного контроля. Приемы, описанные в этой главе, могут быть очень полезны в этом отношении.

Мы составили перечень этих стратегий по степени личного вклада, требуемого от слышащего голоса. Так, раздел "Записи" оказался первым, потому что эта стратегия требует наибольшего вклада энергии (100%); завершает главу раздел о медикаментозном лечении, при котором вклад индивидуума вообще наименьший, зависящий от того, до какой степени другие позволяют ему принимать участие в лечении.

Мы обсудим следующие приемы:

· Записи . В этом разделе приведены сообщения людей, которые слышат голоса. Они объясняют, почему они начали вести записи, и как это помогало им.

· Самопомощь . Здесь рассматривается возможная польза от посещения групп самопомощи. Одна женщина – организатор, которая сама слышит голоса, объясняет, как эти группы работают, почему люди участвуют в них и т.д.

· Сосредоточение (фокусировка) . Два психолога описывают метод, который они разработали и применили к людям, слышащим голоса. Этот метод включает достижение большего проникновения в действительные восприятия, а также их интерпретацию.

· Приемы овладения беспокойством . Психиатр описывает несколько приемов, которые он применял в работе со слышащими голоса. Они предназначены для снижения уровня тревоги и таким образом делают возможным больший контроль над ситуацией.

· Диалог с голосом . Этот раздел содержит подробный отчет об эксперименте одного психолога по проведению диалогов с голосами, которые слышала одна из ее клиенток, с целью предоставить ей большую степень контроля над голосами.

· Реабилитация . Слышащий голоса неизбежно оказывается в большой зависимости от характера своего непосредственного окружения. Общество часто негативно относится к тем, кто слышит голоса, поэтому следует внимательно относиться к любому реабилитационному процессу. Здесь психиатр предлагает подходы к этому вопросу.

· Лекарственная терапия и слышание голосов . Слышащим голоса, получающим психиатрическое лечение, часто прописывают различные лекарства. В этом разделе психиатр описывает различные типы лекарств и условия, при которых они прописываются.

ЗАПИСИ.

Слышание голосов – это сложное явление, но, по-моему, одной из его наиболее важных характеристик является то, какими способами слышащий и его окружение обычно пытаются справиться со своими эмоциями. Этот феномен может как обнаружить острую эмоциональную драму (нечто подобное происходит при слушании радиопостановки), так и дать личности ценную проницательность. Это испытание способно также привести в движение крайне негативные чувства, доводящие слышащего до паники и бессилия. Обсуждая с другими голоса и их влияние, слышащий голоса может зачастую найти способы достижения более эффективного контроля над ситуацией. Во многих наших интервью и дискуссиях со слышащими голоса мы обнаружили, что общение – это одно из наиболее важных и успешных средств обретения какого-то порядка вместо хаотичности переживания. Те, кто справляется с этим, обладают большей уверенностью в себе и становятся ближе к своему окружению.

Однако некоторые люди находят слишком болезненным или трудным откровенно беседовать об этих проблемах; в этих случаях, в частности, может быть очень полезным ведение записей. Чтобы иметь возможность делиться мыслями и проблемами и передавать характер очень личных ситуаций, необходимо, разумеется, быть способным описать и объяснить свои переживания и идеи, сформулировать, что говорят голоса, как это влияет на эмоции и почему. Записывание может быть очень полезным инструментом в этом процессе. Одним из наибольших достоинств дневника как терапевтического средства является то, что он безгранично терпелив и совершенно некритичен!

Чтобы обрисовать возможные функции и преимущества ведения таких записей, я проинтервьюировала четырех женщин; все они слышали голоса и ранее были пациентками психиатров. Я просила их подробно рассказать об их опыте ведения записей, уделив особое внимание следующим пунктам:

· при каких обстоятельствах были начаты записи (дневники);

· как голоса реагировали на записи;

· помогало ли ведение записей наводить порядок в хаосе и укреплять самосознание;

· были ли способны те, кто вел записи, показать их своим близким;

· что означают записи для того, кого они касаются.

Результаты этого маленького обследования позволяют проникнуть в значение ведения дневника (записей), которое было весьма разным у этих четырех женщин.

Миссис А.

Сейчас ей 34 года. Впервые начала вести записи о своих голосах после передачи ее новому психиатру. Во время первого визита она едва могла заставить себя разговаривать с ним и решила по собственной инициативе начать вести записи, чтобы более ясно формулировать то, что она хотела сказать врачу.

Я хотела говорить, но все застревало у меня в горле, поэтому когда я приходила к нему, то давала ему свои записи. Он спрашивал меня о том, что я записала, и я обнаружила, что способна отвечать. Вначале я писала о том, что уже случилось, но в определенный момент я начала писать в то самое время, когда голоса беспокоили меня. Тогда записи превратились в очень бессвязный отчет, но это не очень страшило меня, а голоса не запрещали мне вести записи. Я никогда не записывала того, что говорили голоса. Вместо этого я всегда писала о своей беспомощности перед голосами.

Миссис А. разговаривала об этой беспомощности со своим психиатром, и они вместе пытались найти решения для ситуаций, в которых эта беспомощность возникала. Один пример, который она привела, относился к посещению вечеринки вместе с ее молодым человеком; из-за своих голосов она часто должна была уходить посредине вечера, и это создавало проблемы с ее возлюбленным. В разговоре с психиатром у нее возникла идея, что если она твердо договорится с другом о времени ухода с вечеринки, эта проблема, возможно, отпадет. Действительно, так и случилось: голоса не беспокоили ее, когда она соблюдала договор.

Когда я спросила, укрепило ли ведение записей ее самосознание, она ответила:

Это трудный вопрос. Я хорошо знаю, что когда пишу, то не могу отличить мои эмоции от себя самой. Боязнь ли это? Я никогда не перечитывала написанное. А если не возвращаться к этому, это не страшно.

Три года спустя она использовала свои записи, чтобы дать знать матери, что с ней произошло и все еще происходит. Конечно, важно предупредить любого, кому разрешается прочесть такой эмоциональный документ, о характере его содержания. Мать была ужасно шокирована и плакала (что с ней бывало редко), но потом сказала, что теперь поняла поведение дочери намного лучше. С тех пор их отношения стали гораздо ближе.

Миссис А. больше не ведет записей. Поговорив с ней и понаблюдав, как она теперь ведет себя в обществе, я не сомневаюсь, что у нее не будет в дальнейшем такой потребности; она может теперь выразить и объяснить свои нужды очень ясно.

Миссис В.

Миссис В. сейчас 26 лет. Когда она впервые начала лечиться, то хотела довериться своему психиатру, но увидела, что не в состоянии это сделать. По совету психиатра она начала вести дневник и говорит, что теперь это ее единственное средство контакта с психиатром. Она рассказала мне:

Мне трудно в течение часа приема у врача выражать обязательные эмоции.

С другой стороны, она находит, что способна свободно выразить свои эмоции в дневнике, даже дать выход гневу в отношении психиатра. Миссис В. теперь пишет главным образом для того, чтобы раскрыться.

Когда я пишу, то должна сосредоточиться, и тогда все изливается само собой. Для меня также необычайно важно иметь возможность освободиться таким образом от моих чувств.

Когда я спросила ее, как относятся ее голоса к ее записям, она ответила:

Не всегда одинаково. Вначале голоса не вмешивались, когда я писала, и я воображала, что они стоят в стороне от моих записей. Но потом, чем больше я размышляла над своими проблемами, тем больше они вмешивались. Иногда они были требовательными и запрещали мне писать. Прежде я подчинилась бы им и прекратила писать, потом, однако, я начала упорствовать, не считаясь с ними. Если голоса мешают мне теперь, я продолжаю писать.

Миссис А. рассказывала мне, что она имеет склонность глубоко погружаться в свои записи. Когда я спросила миссис В., обнаруживала ли она то же самое, она рассказала мне:

Да. Я забываюсь до некоторой степени. Это особенно проявлялось раньше. Было время, когда я подносила ручку к бумаге и "давала полный ход", я буквально не знала, что написала. Я пишу под действием моих эмоций. В этом не ощущается угрозы, но я бы лучше не перечитывала того, что пишу. Только мой психиатр должен делать это.

Миссис В. находила свои записи источником роста и силы. Она комментировала:

Недавно я пришла к пониманию того, что означают голоса, и мои записи сыграли в этом важную роль.

Миссис С.

Миссис С. 43 года, она ведет записи с 12 лет. Она начала писать из-за одиночества, когда родители отослали ее в воспитательный дом. За год до этого она перенесла ужасное испытание, при котором ее чуть не хватил удар: на глазах у ее младшей сестры банда юнцов повалила ее и сорвала с нее одежду. Она никогда не отваживалась упомянуть об этом дома.

Когда она впервые начала вести записи, то мысленно приглашала маленьких друзей, как это делают многие дети. Несколько позже она начала слышать голоса и отождествлять себя с воображаемыми друзьями. Например, когда она писала к (или об) одной из них по имени Энн, то сама становилась Энн. Писание стало привычкой, иногда она могла заниматься этим часами. Вначале она не подозревала в этом какого-нибудь неблагополучия и не могла не писать.

Я пишу, чтобы поделиться моими чувствами. Я позволяю себе уйти в мои писания и это освежает меня. Мне нужно выговориться, иначе я чувствую, что я взорвусь. Это правда, что вы можете погрузиться в писание и не быть больше ни здесь, ни сейчас, но вы можете также найти себя в писании.

Три года тому назад миссис С. прошла короткий курс лечения гипнозом, и это помогло ей осознать, что в ней несколько личностей, каждая с собственными характерными чертами. Например, злая личность, милая личность, храбрая личность и личность, охваченная печалью. Она дала имя каждой из них и предоставила им возможность в ее записях разговаривать друг с другом. Здесь она могла задавать им вопросы, такие как: "Почему ты так печальна?"

Благодаря этому диалогу я снова нашла себя.

Ведение записей – это своего рода катарсис (очищение) для миссис С. На этой арене она может выразить неистовые эмоции, которые она осознает как собственные, но которые могут быть неприятными и разрушительными, если будут непосредственно переданы другим. Когда она чувствует себя на грани психоза, то начинает писать и находит, что это помогает ей. Она говорит, что точно учитывает время и пишет теперь не более одного часа подряд.

Я должна придерживаться моего лимита времени, если вы знаете, что я имею в виду.

Миссис С. замечает также, что соблюдение этого лимита в ведении записей держит беспокойные голоса в узде.

Миссис D.

Сейчас миссис D. 30 лет, впервые она была принята в психиатрическую больницу около 10 лет назад. Через 24 часа после поступления она начала слышать голоса. Однако примерно через 6 месяцев она сочла, что чувствует себя достаточно хорошо, чтобы оставить больницу, психиатр дал ей задание ежедневно вести записи о том, что она делала в своей квартире, как она себя чувствовала. Это должно было помочь ей навести какой-то порядок в хаосе чувств.

Миссис D. стремится к совершенству. Она страстно желает выполнить задание психиатра как можно скрупулезнее, и когда бывает не удовлетворена тем, что написала, то изымает это и переписывает. С самого начала она очень старалась наилучшим образом записывать то, что хочет выразить. Это значительно отличает ее от других, ведущих записи: она единственная воздерживается от записей в дневнике, пока не обдумает, что хочет сказать.

Когда я слишком взволнована, то не могу ни думать, ни писать.

В результате долгого процесса проб и ошибок миссис D. овладела особым искусством описывать свои чувства совершенно точно.

Когда я беру ручку и бумагу, со мной что-то происходит. То, что я испытала, или то, с чем я имела дело, выражается так, что это можно сравнить с выстрелам без прицеливания. Так я могу лучше справляться со своими чувствами и отделываться от них.

Наверное, по этой же причине она не чувствует угрозы от перечитывания своего дневника. Она рассказала мне также, что голоса никогда не мешали ей делать записи. Записывание было источником позитивного роста миссис D.

Ведя дневник, я узнала, что мои чувства каким-то образом связаны с ситуациями, в которых я нахожусь.

***

Из всех моих интервью и обсуждений со слышащими голоса о записях, которые они вели, я могу заключить, что это положительная практика. Она кажется намного менее угрожающим или разрушительным процессом, чем я ожидала. Пишущие кажутся способными осуществлять контроль над угрожающей информацией, которая может появиться, и создавать при необходимости интервалы, свободные от голосов.

Дневник (записи) – это поразительное средство общения с голосами. По прошествии времени, в соответствии с темпераментом индивидуума, оно может стимулировать отыскание более ясного взгляда на собственные чувства и на то, как они отражались в различных ситуациях. Это, в свою очередь, ведет к большему проникновению в природу и значение голосов.

Если собираются использовать записывание как инструмент общения, важно, чтобы те, кому это будет доверено, удовлетворяли нескольким требованиям. В частности, они должны заслуживать доверия и быть восприимчивыми к чувствам других людей.

Для каждого, кто не чувствует себя вполне готовым рисковать, используя записывание как часть интенсивного лечебного процесса, остается вопрос, может ли он помочь себе, применяя этот инструмент. Ответ на этот вопрос непростой, но следующие моменты оказываются важными:

· обдумать способы хранения записей, чтобы обеспечить их секретность;

· использовать ваше воображение, чтобы определить условия, лучше стимулирующие ведение записей;

· решить, как много времени и энергии вы готовы отдать ведению записей;

быть реалистичными в ваших ожиданиях. Если ваше записывание не помогает, уясните, не ждете ли вы от него слишком многого в данный момент. Возможно, вы сможете вернуться к нему позже, с другой попытки.

Часть 6

Аномальные сновидения.

Основные положения

В трансоанализе аномальными сновидениями, называется те сновидения, в которых участием мистического компонента в том числе и с феномен НЛО, подробно об сновидениях с участием НЛО описывал Карл Густов Юнг в своей книге: «Современный миф. О вещах, наблюдаемых в небе. Он подробно описал эти сновидения. Юнг писал «То, что НЛО можно не только наблюдать, а и видеть во сне, это понятно, но особенно интересно для психологов, поскольку индивидуальные сновидения предоставляют сведения об образах бессознательного. Как известно, чтобы достичь более или менее точной картины отражаемого психикой объекта отнюдь не достаточно исключительно рациональных операций.» Приведем примеры из книги К. Г. Юнга:

Сновидение 1

Я еду с группой людей в грузовике вниз по Champs Elyssees (Елисейским полям - фр.). Звучит сигнал воздушной тревоги. Грузовик останавливается, и тут все пассажиры выпрыгивают из него и исчезают в ближайших домах, закрыв за собой двери. Я выбираюсь из грузовика последней и также пытаюсь попасть в дом, но все двери прочно закрыты на полированные латунные запоры, да и Елисейские поля пусты. Я прижимаюсь к стене дома и смотрю на небо: вместо ожидаемых бомбардировщиков вижу разновидность летающей тарелки, т.е. каплеобразный металлический шар. Очень медленно он летит по небу с севера на восток, и у меня возникает впечатление, что за мной оттуда наблюдают. В тишине я слышу стук высоких каблуков женщины, в одиночестве идущей вниз по безлюдному тротуару Елисейских полей. Обстановка очень страшная.

Сновидение 2. (Примерно месяц спустя)

Я иду ночью по улицам города. На небе появляются "engins" (машины - англ.) и все люди разбегаются. "Машины" выглядят как большие стальные сигары. Я не убегаю. Одна из машин обнаруживает меня и по наклонной траектории направляется прямо ко мне. Я думаю: профессор Юнг считает, что не нужно убегать, и тогда останавливаюсь и ожидаю "машину". Вблизи ее передняя часть выглядит как округлый глаз, наполовину голубой, наполовину белый.

Больничная палата: два моих шефа входят в комнату и очень озабоченно справляются у моей встретившей их сестры, как идут мои дела. Сестра отвечает, что все мое лицо обожжено прямым взглядом, и лишь тут я замечаю, что речь идет обо мне, а моя голова забинтована, хотя я и не могу этого видеть.

В современной литературе об НЛО часто приводят случаи, когда человека при похищение забирают прямо из постели, в некоторых случаях ему кажется, что ему это просто приснилось. Для того чтобы с этим разобраться надо более подробно поговорить о снах и сновидениях. Приведем пример:

Я проснулся поздно ночью от какого- то звука и почувствовал, что кто то рядом наблюдает за мной, пытается обратится ко мне. Я медленно открыл глаза и увидел перед собой два слегка святящихся объекта, находившихся рядом с кроватью. (Тот который был впереди, казалось, хотел общаться; другой, сзади – нет.) Я не мог пошевелится или закричать. Мог только ясно думать. Я почувствовал, что эти объекты – призраки. Внезапно я уснул… Я ощутил, что объекты пытаются рассказать мне о некоторой взаимосвязи между ними и мной.

По определению Большой Советской Энциклопедии, сон - это периодическое физиологическое состояние мозга и организма человека и высших животных, внешне харак­теризующееся значительной обездвиженностью и отключением от раздражителей внешнего мира.

Субъективно у человека при этом угнетается сознаваемая психичес­кая активность, периодически вос­станавливающаяся при пережива­нии сновидений, часто с последу­ющим их забыванием. Низшим животным свойственны периоды бездеятельного состояния. Однако еще не выяснено, в какой мере оно функционально соответствует сну высших животных. Но наш разговор главным образом о человеке. У него на сон уходит примерно треть отпущенного ему времени на жизнь. Когда он спит, ему присущи сновидения - субъек­тивно переживаемые психические явления, периодически возникаю­щие во время естественного сна. Интерес к сновидениям характерен для всех эпох человеческой куль­туры, однако подход к ним сущест­венно менялся на протяжении истории. Многочисленные памятники древней письменности свиде­тельствуют о том, что толкование сновидений занимало большое мес­то не только в религиозных ритуалах, но и в повседневной жиз­ни и даже при решении военных и государственных дел. Во сне виде­ли откровение богов или вторжение демонов, один из способов кон­такта с «невидимым» миром. До­шедший до нас древнейший сонник (около 2000 года до нашей эры, Древний Египет) содержит истол­кование 200 снов и описание магических ритуалов для «защиты»* спящего от вредоносных духов. Толкование сновидений с целью указания путей лечения играло большую роль в древней меди­цине, еще не отделившейся от религиозно-магической практики. Человек видит во сне то, что когда-то увидено, задумано, вос­принято мозгом, оставило свой, пусть мимолетный, след в нервных клетках мозга. Хорошо известно, что слепым от рождения не снятся зрительные образы. Иначе говоря во сне можно увидеть только то, что было. Но в каком виде? Человек видит порой совершенно сказочные, невероятные сновиде­ния. Чего только не бывает во сне! Мы видим себя в далеком детстве, путешествуем по различным стра­нам, сражаемся, без удивления встречаемся с умершими людьми, говорим с животными, как в сказ­ках, летаем по воздуху. В мозгу спящего, как в кино, за короткое время проходит порой вся человеческая жизнь. И какие бы фантастические картины ни развер­тывались во сне, все они кажутся подлинными, реальными.

Изучение сна.

Наука о сне не может похвастать своим возрастом. По существу, исследо­ваниями работы мозга ученые за­нялись только последние сто лет. Еще недавно ученые говорили, что сон - это отдых нервных клеток коры головного мозга. Говоря точ­нее, это процесс охранительного торможения, захватывающий клетки - нейроны коры и постепенно распространяющийся на более глубокие участки мозга. При этом нейроны перестают отвечать на при­ходящие к ним сигналы раздра­жения, находятся в состоянии торможения. Таким образом, ответственными за сон (и за сновидения) признавались клетки коры головного мозга. И только. Новые исследования ученых раскрыли бо­лее сложную картину. В ЗО-х годах известный советский ученый П. .К. Анохин, исследуя работу мозга, высказал мысль: в механизме сна участвуют наряду с клетками коры и подкорковые от­делы головного мозга. Исследования показали, что так оно и есть. Это было открыто, когда ученые принялись детально изучать работу отдельных частей головною мозга, в том числе и тех, которые находятся под большими полуша­риями.

Особенно заинтересовало исследо­вателей так называемое сетчатое образование, или ретикулярная фор­мация в стволе головного мозга. Было установлено: как только ствол мозга отделяют от больших полушарий, животное (опыты проводи­лись на высших животных) погру­жается в беспробудный сон. Стало, ясно, что именно тут, в стволе мозга, действует какой-то меха­низм, организующий наш сон. Но какой? Ответ помогли найти электрометоды исследования, что раньше не делалось (ученые стали исследовать биоэлектрические токи мозга). Исследователи сна добыли эти сведения с помощью электроэнцефалографа. Этот прибор регистрирует слабые электрические импульсы мозга и записывает их в виде электроэнцефалограммы (сокращенно ЭЭГ). Подобно тому как стереосистема усиливает импульсы, зафиксированные в фоногра­фической записи, а затем передает эту информа­цию на громкоговорители в виде звука, электроэнцефалограф преобразует наши мозговые волны в графические картины, которые исследователь мо­жет увидеть и расшифровать.

Независимо от того, спим мы или бодрствуем, мозг непрерывно посылает разнообразные импульсы. Когда мы работаем, мозг выдает импульсы определенного типа. В состоянии релаксации генери­руются те же альфа-волны, что и в зоне сумерек. Когда мы спим, волны изменяются в соответствии с различными стадиями сна. Перья электроэнцефалографа выписывают эти изменяющиеся импульсы на движущейся бумажной ленте. На основе таких волновых картин была принята формальная классификация стадий сна - она состоит из четырех раз­личных стадий небыстрых движений глаз (НБДГ) и одной стадии быстрых движений глаз (БДГ).

Путешествуя по ночному миру, мы входим в эти стадии и выходим из них, так что можно на­считать от четырех до шести повторяющихся циклов в зависимости от того, сколько времени длится сон. Каждый цикл продолжается около девяноста минут и состоит из фазы НБДГ и следующей за ней фазы БДГ.

Используя ЭЭГ и различные приборы для измерения движения глаз, мышечной активности, дыхания и других функций, исследователи установили четкую картину процесса сна. На основе этих данных мы теперь можем представить, как на геогра­фической карте, "горы и долины'', встречающиеся нам в путешествии через ночь. Мы можем детально описать явления, происходящие с нами в той части нашей жизни, которая отдана сну.

Стадии сна.

Сон часто начинается с подергивания . Это внезапное судорожное движение, которое происходит на первой стадии НБДГ, называют миоклонной судорогой . Она вызвана резкой вспышкой электрической активности мозга . Миоклонная судорога подобна миниатюрной версии эпилептического приступа, но это - вполне нормальная часть мира сна. В большинстве случаев мы ее не осознаем, и наше тело снова релаксирует, когда мы продолжаем путешествовать в ночи.

Теперь мы полностью вошли в первые две ста­дии сна. На стадии НБДГ-1, легкого сна, ЭЭГ по­казывает картину, похожую на ряд букв "m", на­писанных быстрыми судорожными каракулями. В этой стадии мы пребываем всего минут пять. Затем мозговые волны снова изменяются, наступает ста­дия НБДГ-2. В лаборатории изучения сна перья энцефалографа будут двигаться рывками, записывать, новый графический рисунок, похожий на ряд ост­рых зубцов. Стадия 2 есть, по-видимому, переход между первой стадией легкого сна и более глубо­ким сном, наступающим в стадиях 3 и 4.

Теперь нас полностью охватывает мир сна, от­нося к бескрайнему горизонту. Для обеих стадий, 3 и 4, характерны крупные, медленные, «перека­тывающиеся» мозговые волны. Если сравнить моз­говые волны во время активного бодрствования с малыми, быстрыми волнами ряби у океанского бе­рега в ветреный день, то медленные волны в ста­диях 3 и 4 можно было бы описать в виде высоких, длинных, набегающих на берег волн, идеальных для серфинга. Эти медленные волны никогда не возникают у нормальных людей при дневном бод­рствовании, хотя их иногда находят у лиц, страдающих поражением мозга. Здесь мы снова имеем ясное свидетельство того, сколь фундаментально различны физиология сна и физиология бодрствования.

Волны на стадиях 3 и 4 синхронизированы, в отличие от волн при бодрствовании. В бодрственном состоянии мозг вынужден иметь дело с таким множеством разных, иногда внезапных и часто сложных видов деятельности одновременно, что волны, записанные на ЭЭГ, десинхронизованы, они имеют вид быстрых нерегулярных всплесков, по­скольку различные отделы мозга выполняют свои специальные задачи. Но чем глубже сон, тем мень­ше число функций, требующих концентрации и го­товности, которые приходится контролировать моз­гу. В результате полной релаксации, характерной для глубокого сна, волны все больше и больше синхронизируются, показывая, что тело и мозг плавно ''затихают", подобно машине на холостом ходу.

Итак, мы глубоко уснули. Глаза у нас двигаются очень слабо, тело полностью отдыхает в той или иной позе сна. Но появляется и кое-что новое, чего не было в состоянии бодрствования. Речь идет о не­которых биологически активных веществах семей­ства аминов, подача которых начинает возрастать, и они накапливаются в различных клетках и клеточных группах мозговой ткани. Если мы не спим достаточное время, то этот процесс не будет идти с должной регулярностью - и это одна из причин того, что недостаток сна в течение долгого времени оказывает ослабляющее действие на функциониро­вание организма.

Когда мы спим, в действие вступают другие фи­зиологические процессы. Начинают вырабатываться различные гормоны. Некоторые из них расходуются во время сна, тогда как другие запасаются организ­мом для времени бодрствования.

Исследование биологических процессов, происходящих в организме во время сна, - это центральный пункт многих экспериментов, которые постоянно проводятся учеными исследующими сон. Это новая область, и здесь еще много не узнанного и непонят­ного. Но мы, например, знаем, что антитела, которые борются с инфекцией, вырабатываются во время сна в больших количествах. Когда мы отдыхаем, орга­низм может сосредоточиться на восстановительных процессах, и именно поэтому лучшее предписание во время болезни - это вдоволь выспаться .

Помимо всего этого имеется и другой важный аспект сна. Когда мы проходим через полный цикл, стадии НБДГ через определенные интервалы вре­мени сменяются другим, фундаментально отличным видом сна - БДГ, или сном со сновидениями. Правда, некоторое подобие сновидений может быть и в фазе НБДГ, но такие сны - это не тот причудливый вид сна, который типичен для БДГ. Содержание снов в фазе НБДГ ближе по природе к мыслям бодрствующего человека и включает обычные, повседневные образы, например, заполнение списка продуктов для посещения универсама или какие-то специфические проблемы работы в учреждении.

Первый период БДГ, наступающий примерно че­рез девяносто минут после засыпания, - самый ко­роткий, он обычно длится от пяти до десяти минут. По мере продолжения нашего путешествия через ночь длительность каждой последующей фазы БДГ возрастает. Самая длинная из них, которая может за­нимать более получаса, наступает утром, как раз пе­ред пробуждением.

В момент, предшествующий начальному периода сна со сновидениями, поза спящего человека изменя­ется. Хотя в НБДГ такие изменения изредка возмож­ны (особенно у людей, спящих плохо из-за болезни или беспокойства), большинство движений тела ночью происходит непосредственно перед или после каждого БДГ-сновидения. Этого не случается во вре­мя самого сновидения, поскольку тонус мышц теря­ется и тело охватывает своеобразный ''паралич".

Понаблюдайте, как засыпает кошка (стадия БДГ). Задние мускулы шеи теряют свой тонус пол­ностью, и голова внезапно падает на лапы - это похоже на движение старика, который кивает в своем кресле-качалке.

Когда со времени засыпания проходит чуть больше полутора часов, приближается время наше­го первого, в эту ночь, сновидения. Мы поворачи­ваемся в постели. Если поза, в которой мы заснули - "полузародышевая", т.е. мы лежим на боку, со слегка поджатыми коленями, то в этот момент мы можем повернуться, скажем, с левого бока на пра­вый, оставаясь в той же "полузародышевой" позе.

Непосредственно перед началом БДГ-сна ЭЭГ показывает всплески пилообразного вида, похожие на ряд печатных букв "m". Теперь, во время сно­видения, наши глаза под закрытыми веками опять начинают совершать такие же быстрые синхронные движения в разных направлениях, которые характеризуют нашу дневную активность. Эти быстрые движения глаз, по-видимому, отражают характер сна, который мы видим. Если нам снится, что мы входим в ком­нату, полную людей, наши глаза будут двигаться в горизонтальном направлении из стороны в сторону, как это делали бы мы в дневном мире, но если нам снится, что мы лежим, наши глаза будут двигаться вверх и вниз, в вертикальном направлении, как бы стремясь охватить взглядом землю внизу и облака вверху.

Мы действительно «видим» наши сны и следим за действием глазами. Значение такого "зрения" под­черкивается тем фактом, что слепые от рождения не имеют визуальных снов и, значит, не могут "видеть" свой сон. Слепой от рождения человек использует во сне другие органы чувств - осязание, слух и обоняние. Кончики пальцев будут совершать пор­хающие движения, пытаясь очертить форму объек­та, воспринимаемого во сне, будь это округлость жемчужины или вытянутость палки. Люди же зря­чие от рождения, но ослепшие позже в тот или иной период жизни, продолжают, конечно, иметь визуальные сны.

Для всех нас, и зрячих и слепых, дрожание пальцев на руках и ногах - один из немногих видов дви­жений, которые мы способны совершать во время сновидений. Туловище, шея, веки и крупные мышцы рук и ног - все они охвачены "параличом", упомя­нутым уже в этой главе.

Сон БДГ полон кажущихся противоречий. Мы спим, но двигаем глазами, как если бы мы могли видеть, - и, действительно, мы видим сны. К тому же во время БДГ-сна в на­шем теле происходит "реверс" по отношению к тем процессам, которые характерны для НБДГ-сна.

Когда мы видим сны, кровяное давление и тем­пература тела поднимаются, мы начинаем дышать чаще и менее регулярно, желудочный сок и адре­налин выделяются быстрее. Все эти функции в БДГ-сне существенно активизируются, достигая "уровня бодрствования", а иногда поднимаясь до такой интенсивности, которая при бодрствовании говорила бы о крайнем беспокойстве или даже панике . Создается впечатление, что организм чувст­вует возможною опасность в окружающей обста­новка и возбуждает себя в достаточной степени, чтобы следить за обстановкой не просыпаясь, подо­бно тому как подводная лодка высовывает пери­скоп, чтобы избежать всплытия.

Такая парадоксальная готовность в БДГ-сне фиксируется на энцефалограмме - на этой стадии наши мозговые волны аналогичны низкоуровневым быстрым нерегулярным энцефалограммам, отража­ющим нашу дневную жизнь.

Временами это возбуждение сопровождается ночными кошмарами. Если же оно вызывается ночными шумами, то мы просыпаемся. У людей, склонных к таким заболеваниям, как язва желудка, астма, сердечная недостаточность, ночью особенно вероятны приступы этих болезней во время периода возбуждения.

В состоянии сна без сновидений мы не чувству­ем изменений, происходящих в нашем мозгу и теле. Мы не осознаем своего собственного сущест­вования так, как это бывает наяву, - мы спим "мертвым сном". Но во сне со сновидениями про­является некоторое особое качество сознания. Мир наших сновидений может в некоторые моменты вполне походить на тот мир, к которому привыкло наше дневное "Я", а в другие моменты быть пол­ностью, фантастически отличным от него. Но мы переживаем этот опыт, осознаем его. Если нас раз­будить во время сновидений, мы способны в первые пять минут описать природу и содержание сна во всех деталях. Именно в сновидениях мы наиболее ярко переживаем уникальный образ жизни, кото­рый характеризует мир сна. Психологические ис­следования показывают, что в сновидениях (и в других измененных состояниях сознания, таких как гипнотический транс, некоторые виды религиозного экстаза или состояния, вызванные наркотиками) мы не испытываем ни чувства усталости, ни напря­женной сверхактивности. Что бы мы ни делали во сне, мы не ощущаем усталости.

Самый глубокий сон, когда обычно активные мозг и тело широко вовлечены в восстановительные функции, - это стадия НБДГ-4. Эта стадия кон­центрируется преимущественно в первой половине ночи. В течение первых полутора часов мы прово­дим в 4-й стадии сна фактически столько же време­ни, сколько за всю оставшуюся часть ночи. Таким образом, лабораторные эксперименты подтверждают бабушкины сказки о том, что лучший сон - первый сон. Тому факту, что мы получаем "столь много'' в первые часы ночи, обязаны многие знаменитые люди, хвастающие, что им необходимы только три- четыре часа ночного сна. Наполеон, Эдисон и дру­гие действительно были способны обойтись без по­следующих, не столь освежающих часов сна. Однако они, вероятно, спали урывками в дневные часы.

Эксперименты показали, что НБДГ-сон жизнен­но важен для здорового функционирования в дневном мире. Человека можно лишить БДГ-сна, если будить его каждый раз, когда ЭЭГ показывает, что он начал видеть сновидения, и это не принесет ви­димого вреда. Но если оставить того же самого че­ловека без НБДГ-сна, то в конце концов это при­ведет к раздражительности и потере психической готовности, как и при полном лишении сна.

Расстройства сна

Согласно современным представлениям в головном мозге имеются структуры, регулирующие смену сна и бодрствования и поддерживающие состояние бодрствования. Исходя из этого, правильнее при рассмотрении расстройств сна определять их как расстройства сна и бодрствования. Указанные нарушения следует разделить на две группы: нарушения сна, проявляющиеся бессонницей, и нарушения бодрствования, находящие свое клиническое проявление в различных формах сонливости. Указанные расстройства занимают важное место в клинике.

Нарушения сна в виде бессонницы могут характеризоваться недостаточностью часов сна или его качественными особенностями (недостаточная глубина, обилие сновидений, трудность засыпания) при общем достаточном количестве часов сна. Глубокий, полноценный сон в течение 5—6 часов может быть достаточным для организма.

В клинике нервных и психических заболеваний частым симптомом является повышенная сонливость (гиперсоника). Существуют классификации нарушении бодрствования. Имевшая распространение классификация А. Эпштейна

1) случайные расстройства,

2) вторичные расстройства,

3) конституционально-невропатические,

4) реактивные,

5) симптоматические,

6) эссенциальные,

7) расстройства сна в связи с психозами является устаревшей.

Целесообразной является классификация И. И. Гращенкова и А. М. Вейна, в основу которой положены клинический и отчасти этиологический принципы. По этой классификации различают:

1. Пароксизмальные гиперсомнии:

а) нарколептический симптомокомплекс;

б) синдром “периодической спячки”;

в) синдром Клейне—Левина;

г) гипогликемическая гиперсомния;

д) летаргия.

2. Перманентные гиперсомнии:

а) сонливость в острой фазе органических поражений головного мозга;

б) сонливость в резидуальной фазе органических поражений головного мозга:

в) сонливость при заболевании желез внутренней секреции;

г) сонливость при функциональных заболеваниях нервной системы.

Синдром “периодической спячки” проявляется относительно постепенно наступающей сонливостью. Пароксизму предшествует усиление головной боли, появление рвот, тошнот. “Периодическая спячка” может протекать в двух формах.

1. Глубокий сон, сопровождающийся снижением артериального давления (максимальное — 70—90 мм рт. ст., минимальное 40—60 мм), выраженной мышечною атонией, исчезновением кожных и сухожильных рефлексов. Вольных не удается вывести из указанного состояния. Они не принимают пищу, мочатся под себя. Длительность пароксизма 1—3 суток.

2. Менее глубокий сон, сдвиги со стороны вегетативной нервной системы и мышечного тонуса выражены умереннее: больных удается разбудить, они принимают пищу (очень ограниченно), совершают физиологические отправления. Приступ, помимо меньшей интенсивности, отличается большей длительностью (до 10—12 дней). Между приступами определяются глазодвигательные расстройства, негрубые пирамидные симптомы, внутричерепная гипертензия. Часто выявляются нарушения жирового обмена, сексуальные расстройства, артериальная гипотония. Сонливости между приступами не бывает (нормальный сон либо бессонница). Чаще эта форма наблюдается у женщин.

Близок ко второй форме “периодической спячки” синдром, получивший в литературе название синдрома Клейне — Левина. От этой формы синдром отличается лишь сочетанием пароксизмов сонливости с булимией в период гиперсомнии (иногда наблюдается к концу пароксизма), эмоциональными расстройствами (резко сниженное настроение, тоска, плаксивость).

Гипогликемическая гиперсомния проявляется пароксизмами на фоне гипогликемии. В выраженных случаях приступ можно вызвать отменой утреннего приема пищи, а купировать введением глюкозы через рот или внутривенно. Особенность этого вида гиперсомнин — двигательное беспокойство в начале и конце криза; причина — гиперинсулинизм, возникающий при гиперфункции инсулярного аппарата (первичной или связанной с нарушением центральных регулирующих аппаратов).

Летаргия встречается в настоящее время редко и расценивается как результат истерических нарушений.

Перманентные гиперсомнии. Постоянная сонливость хорошо изучена при невроинфекциях (эпидемический энцефалит), опухолях области мозговых ножек, среднего мозга, подбугорья, интоксикациях (алкогольный полиэнцефалит Вернпке). Возникновение сонливости зависит не от особенностей этиологических факторов, вызывающих поражение головного мозга, а от локализации процесса в указанных областях. Поэтому патологическая сонливость имеет важное топико-диагностическое значение в клинике нервных болезней (очаговые процессы в полушариях головного мозга, каудальных отделах ствола мозга, мозжечке не сопровождаются нарушением бодрствования).

Особенность этой группы гиперсомний состоит в том, что больных удается внешними воздействиями вывести из состояния сна, добиться от них адекватного ответа, после чего они вновь засыпают. Важно сочетание гиперсомний с другими очаговыми неврологическими знаками.

Более легкий характер носит сонливость в резидуальном периоде невроинфекций и черепномозговой травмы. Больные, приступив к работе, замечают повышенную потребность спать днем: однако в неадекватной для сна обстановке обычно справляются с сонливостью.

Анализ возникновения сонливости при эндокринных нарушениях показывает, что расстройства бодрствования проявляются параллельно развитию ожирения и микседемы как результат центрогенных расстройств в гипоталямо-гипофизарной области. Гиперсомний, возникающие в результате астеноневротических нарушений, могут быть следствием неблагоприятных психогенных воздействий, астенизация на фоне хронических соматических заболеваний. Диагноз ставится на основании проявлений функционального невроза и анамнеза при отсутствии органического поражения нервной системы. Гиперсомнии могут возникать и при истерии. В последние годы для диагностики всех форм гиперсомний большое значение приобрела электроэнцефалография.

Все формы сонливости, возникающие в результате различных этиологических воздействий (невроинфекция, новообразования, интоксикации, травматические воздействия, функциональные нарушения), по современным представлениям, имеют общий патогенетический механизм. Этот механизм состоит в нарушении (подавлении) восходящих неспецифических активирующих влияний ретикулярной формации мозгового ствола патологическими процессами, локализующимися в ростральных структурах мозгового ствола (средний мозг) и ядрах подбугорья. Различные клинические проявления гиперсомнии являются следствием органического или функционального нарушения этих структур, определяются степенью и распространенностью патологического процесса.

Нарушения сна в виде бессонницы возникают при отсутствии торможения восходящих активирующих влияний, что также может быть следствием многих этнологических воздействий. Помимо ретикуло-кортикальных проекций, имеются и кортико-ретикулярные, оказывающие влияние на функциональное состояние ретикулярной формации мозгового ствола. Можно говорить о корково-ретикулярных невронных кругах, усиление циркуляции импульсов по которым может быть патогенетической основой нарушений сна (бессонница), а ослабление — гиперсомнии.

Лечение расстройств сна и бодрствования должно складываться из этиологической терапии (противовоспалительной, дезинтоксикации, дегидратации и др.), специфичной для отдельных больных, и патогенетической терапии, общей для всех больных.

Расстройства сна при психических заболеваниях

Расстройства и нарушения сна являются частыми симптомами различных психических заболеваний. Изменения продолжительности сна, нарушения его ритма и глубины можно наблюдать на различных этапах развития психической болезни. Нарушения сна обычны в периоде остро начинающегося психоза. Больные жалуются на затрудненное засыпание, поверхностный сон, неприятные, иногда кошмарные сновидения. В дальнейшем, по ходу развития заболевания, общая продолжительность сна обычно уменьшается, доходя нередко на высоте болезни до полной бессонницы (белая горячка, инфекционные психозы). Бессонница — наиболее частый вид нарушений сна при психических заболеваниях. Однако полная бессонница встречается довольно редко, обычно сокращается продолжительность сна, сон становится поверхностным и прерывистым. Иногда в течение заболевания можно наблюдать и увеличение продолжительности сна.

Существенно изменяется сон в обеих фазах маниакально-депрессивного психоза. П. А. Останков (1911) установил закономерный характер уменьшения продолжительности сна у больных при развитии маниакальной фазы; сон начинал улучшаться с приближением двигательного успокоения. Больные в маниакальной фазе легко переносят лишения сна и никогда не предъявляют жалоб на плохой сон, тогда как уменьшение продолжительности сон в депрессивной фазе часто сопровождается жалобами больных на бессонницу, расстроенный сон.

Для начальных этапов остро развивающегося схизофренического процесса характерно уменьшение продолжительности сна. По мере нарастания острой симптоматики психоза нередко наступает бессонница. Расстройства сна (затрудненное засыпание, снижение глубины и продолжительности сна) бывают и на последующих этапах течения заболевания. При шизофрении могут также наблюдаться частые и длительные приступы сонливости. А. Л. Эпштейн специально выделяет гипнофренную форму, протекающую с подобными нарушениями.

Характерным симптомом при некоторых психозах является отсутствие чувства сна (агипногнозия): больной заявляет, что он совершенно не спит, убежден, что сон у него отсутствует, тогда как по объективным сведениям это не соответствует действительности. Отсутствие чувства сна часто сопровождает депрессивные и депрессивно-ипохондрические состояния.

Нарушения сна— частый, если не обязательный, симптом в клинике психозов позднего возраста. При старческом слабоумии нарушается суточный ритм сна. У больных, как правило, нет какого-либо одного времени засыпания и пробуждения. Периоды сна падают как на ночное, так и на дневное время. Эти больные способны к продолжительному непробудному сну, а также к продолжительному бодрствованию.

При выраженном церебральном артериосклерозе, особенно в пожилом возрасте, по мере развития заболевания утрачивается способность к продолжительному сну, уменьшаются также и периоды продолжительного бодрствования. Сон дробный, кратковременный, равномерно распределяется в течение суток. Изменяется и глубина сна— он поверхностный, чуткий, дремотный.

Приведенные выше нарушения сна при различных психических заболеваниях можно рассматривать как расстройства симптоматические. Для ряда психических заболеваний характерны также нарушения, наблюдаемые при переходе от сна к бодрствованию. Состояния, промежуточные между сном и бодрствованием, выражаются в различной степени помраченности сознания, в нарушении последовательности мышления, в ряде случаев—в нарушении восприятий. В основе наблюдаемых при этом расстройств лежат, по-видимому, патофизиологический механизм гипнотических фаз, нарушение связи между первой и второй сигнальными системами, а в некоторых случаях — механизм патологической инертности раздражительного процесса.

Для исследования особенностей сна при психических расстройствах как один из объективных методов применяется актографическая регистрация сна и бодрствования. Н. Шахматов.

Сон и мистика.

Подавляющее большинство психологов считают, что сны толкуются по Фрейду или народным сонникам. К снам относятся уважительно, иногда с благоговением, но никак не системно. Многие из моих коллег, интересующихся у клиентов или пациентов их снами, ограничиваются лишь градацией услышанного на "плохие сны" и "нормальные", не более. Анализ содержания более 20 сайтов в интернете, позиционируемых как "сонники", показал, что они есть электронные коллекции разного рода шарлатанских толкований. О снах помнят, но о них... забыли. Пора покончить с забвением.

Есть интуитивно понятный подход, который позволяет активно работать с информацией сна собеседника, детализировать, раскладывать по полочкам и интегрировать собранный материал в целостную картину о процессах в психике человека.

Наибольшую практическую ценность представляет знание о закономерностях отражения острых психотравмирующих и хронических невротических ситуаций, а также психотических переживаний в снах человека. В сновидении нет случайных символов, большинство из них - универсальны и просты, без зауми и ненужной абстракции. В этом - ключ.

Самый частый сон, с которым приходится иметь дело - о преследовании. В работе со снами важно уметь отделять существенное от второстепенного. Облик обидчиков, их вооружение, скорость и прочие характеристики не столь значимы, как сам факт преследования. Он говорит об имеющейся хронической неспособности справиться с постоянно возникающим конфликтом (т.е. о неврозе). Если же это впервые появившийся сон, то нужно думать о свежей психотравме, преодолеть которую, точнее, справиться с информацией о которой человек пытается с помощью отрицания или вытеснения. Логика простая - есть элементы реальности (чье-то поведение, какая-то информация), принятие которых затруднительно по причине их "агрессивности" для сознания человека. Но и непринятие, игнорирование происходящего тоже невозможно, так как это значимая для личности информация. Например, муж узнает от "доброжелателей" об измене горячо любимой жены. Он уверяет себя и всех, что это чушь, но внутри его гложет червь сомнений, которого он давит рациональными доводами (обесценивание "доброжелателей", самоуговоры и пр). Ночью ему приснится сон с преследованием - даже не сомневайтесь. Это частный пример объяснения подобного сна, общая же фраза будет звучать примерно так: "вы столкнулись с чем-то неприятным и не можете это принять". Таким образом, мысли, которые человек всячески от себя отгоняет, пытается изолировать, вытеснить в бессознательное, будут выступать в снах преследователями. Почему? Погоня имеет целью контакт со сновидцем, а так как тело во сне есть символ самого Эго, то значит, прикосновение к телу есть попытка конфликтного представления слиться с сознательной частью личности. Возможно ли специалисту повлиять на ткань такого сна? Несомненно. Проведите с собеседником разговор, в ходе которого будет объяснена суть психологической защиты (то же "гротескное усиление"), примените ее к имеющему место конфликту и, при успешности совместных действий, придет сон-ответ об избавлении от погони или даже более - о спасении детей, попавших в беду. Дети в снах являются символами Ребенка (по Эрику Берну), а психотравмы больше всего и чаще бьют именно в эту часть личности. Возвращаясь к телу: часто сновидцы избегают контакта, но произойди он - через прямое касание, или посредством камня, пули, чего-то другого - и сон прерывается погружением во вневременье, темноту, ошеломлением, либо же пробуждением. Это только подтверждает точку зрения о контакте заряженной сильными эмоциями конфликтной мысли ("преследователь") с Эго-структурой личности ("тело сновидения"), с последующим эмоциональным инсайтом.

Частным случаем мотива преследования являются сны с мертвецами. В период потери близкого человека в снах отражается динамика преодоления психотравмы потери - "мертвые близкие люди зовут, а Эго сновидения отказывает". В народе считается, что согласие с такой просьбой является прогностически плохим признаком. Отчасти в этом есть смысл. Психологическая задача, которая стоит перед потерявшим - справиться с новой реальностью, научиться жить в изменившихся обстоятельствах, без умершего. Если это удается плохо и адаптация затруднена, то просьба "пойдем со мной" отклонена не будет. Объективно - в клинической беседе - это может проявляться как чрезмерная или длительная фиксация человека на проблеме горя. Сразу замечу, что такие сны ("зовущие мертвые") редко снятся чаще двух-трех раз, в последующем либо исчезая (норма), либо модифицируясь в более тяжелые.

Сны про кладбища, общение с полуразложившимися мертвецами (зомби), даже секс с ними, переполненные трупами морги снятся людям, склонным к фиксации на неприятных, которые давно следовало бы забыть, конфликтных воспоминаниях ушедших дней. Или же окружающая человека действительность такова, что постоянно напоминает о неприятном инциденте. Третья альтернатива: сознание человека готово к переосмыслению имевшегося раньше (и уже "похороненного") опыта. Мертвецы в данном случае являются символами умерших представлений. Необходимо различать зомби и вампиров. Первые, чаще всего в больших количествах, ходят около сновидца и не замечают его, но тот их отчаянно боится. Вторые ведут себя более агрессивно и пытаются напиться крови. Работая со снами, убеждаешься, что многие сказочные персонажи пришли из мира сновидений. Вытесненные конфликтные представления, не потерявшие своей психоактивности, требуют осознания ("контакта с Эго'м") и проработки, а пока этого нет, самым настоящим образом отсасывают энергию сознания, делают его слабым. Возможно та же ситуация происходит и с НЛО.

Каковы особенности кошмаров? Они свидетельствуют об активных попытках психики скомпенсировать имевшуюся психотравму, с которой Эго не справилось. Чаще всего на приеме люди рассказывают, что содержанием кошмара является одно и то же событие. Например, изнасилование у подвергшейся насилию женщины, боевые действия у вернувшегося из горячей точки воина, смерть пациента у врача и тп. Эта тема подробно обыгрывается в кинофильмах, где герой с воплем ночью вскакивает в постели. Монотонное повторение случившегося можно сравнить с тренировкой - психика пытается раз за разом, моделируя повтор, вернуть сновидца в русло ситуации и попытаться найти выход, ресурс, идею, которая помогла бы справиться с потрясением, преодолеть его. Для психолога кошмары являются указующим перстом - повышать нужно не столько неспецифическую резистентность к стрессу вообще ("избавлять от кошмаров"), сколько осмысливать определенный реальный (пусть и не самый удачный) опыт в прошедшей жизни, вырабатывать новую реакцию.

У детей также возможны кошмары. Некоторые пациентки описывают кошмары, монотонно повторяющие с 4 лет. Наиболее распространенные мотивы - также преследование и - смерть родителей. Конечно, когда мама и папа между собой ссорятся, ругаются или даже дерутся, если ребенку перепадает, то динамика происхождения ясна. Но особенно непонятными такие сны выглядят во вполне благополучных семьях. Если прицельный расспрос родителей и самого ребенка ничего не дал в таком плане, то приходится вспоминать классиков психоанализа (Фрейд, Хорни), подробно описавших происходящее в психике 3-5-летних детей. Наивно было бы думать, что формирование гетеросекусальности через комплекс Электры/Эдипа у всех детей протекает гармонично. А значит, нужно успокоить родителей, объяснить, что это возрастные, одно-двухкратные сновидения. Вообще детям не снятся сложные, связанные с глубокоабстрактной символикой сны, отнюдь. Толкования детских снов достаточно просты, непосредственно связаны с происходящим вокруг ребенка и возрастными этапами психического развития. У взрослого человека сон о смерти родителя чаще имеет отношение к метаморфозам родительских концепций личности, у ребенка же подобный мотив передает и в символической форме реализует наивные детские мечты об избавлении от соперника.

Давайте подробнее остановимся на универсальных и наиболее распространенных в клинике мотивах сна. Смерть во сне. Мотив смерти сновидцами чаще всего ошибочно связывается с реальной смертью. Люди часто вспоминают такие сны с беспокойством и тревогой, высказывая опасение, что сам сон указывает на приближение старухи с косой. Однако это примитивная трактовка, идущая к нам из шарлатанских сонников. Ведь сны о смерти, по сути, - сны о преобразовании Эго-образа. Пока сознательное Эго отождествляет себя с отдельным эго-образом, все, что угрожает прочности этого отдельного эго-образа будет выглядеть как угроза физической смерти, поскольку Эго отождествляет себя с образом тела. А угроз для прочности эго-образа много. Человеку, тесно ассоциирующему себя с некой работой, предстоящее увольнение вызовет подобные сны. Сюда же относится предразводная ситуация с любимым человеком. Нежеланная эмиграция. Одной из моих посетительниц, решившей "завязать" с ничем не обязывающей любовью ко многим партнерам и начавшей серьезные отношения, полностью отдавшей свою душу избранному мужчине и столкнувшейся спустя месяц с предложением ... расстаться, стали сниться именно сны об угрозе смерти или самой смерти. С одной стороны, за столь короткий период ей понравилось быть иной - бескорыстной, любящей от сердца - и она решила, что это верное жизненное кредо. С другой стороны - ее усилия потерпели фиаско. В данном случае эффективной была рациональная беседа о том, что крах больше обусловлен выбором данного мужчины, нежели самой концепцией. Я так уверенно говорю об эффективности беседы, потому что в ту же ночь ежедневный кошмар о смерти сменился на сон, где эго сновидения выступило учителем в школе (чуть позже я остановлюсь на серийных снах). Дети во сне символизируют наши непосредственные, искренние реакции, и динамика преодоления психотравмы в данном случае пошла по пути рационализации этих поведенческих проявлений.

В последующих статьях цикла я подробно расскажу о проявлениях до конца сформированных невротических комплексов (например, у участниц любовных треугольников). Сегодня же, завершая статью, несколько слов уделю мотиву насекомых. После "смертельных" это, пожалуй, вторые по неприятным ощущениям сны. Насекомые могут быть мелкими, но в большом количестве, либо же крупными и единичными. В любом сне с этими созданиями есть четко выраженный эмоциональный компонент - страх, отвращение. Вообще-то и в дневной жизни насекомые являются самыми мерзкими, устрашающими и отвратительными для человека существами. Во сне же их вторжение сметает все границы. Чаще всего сны с насекомыми являются диагностическим признаком депрессивной реакции и показывают, что Эго с ней борется. Но, как паук или таракан, депрессия норовит вернуться. Обязательно спросите у собеседника, как во сне он реагировал на этих тварей и насколько был успешен в уничтожении. Последнее связано с активносью процесса и прогнозом. Борьба же может вестись следующими способами: бегством (выше мы обсуждали преследование), подручными средствами (попытки рациональными доводами справиться с депрессией), призывом на помощь других людей (лечение через уход в общение), неожиданная помощь домашних или диких животных (активизация инстинктивной, биологической сферы). Однажды мне самому пришлось бороться с гигантским пауком - я долго пытался разбить его о стены, но он только сильнее вцеплялся в мои руки своими щупальцами, когда же рядом появилась ванна с водой (символ бессознательного, а также жизненных сил), то удалось его туда бросить, облегченно наблюдая растворение. По исходу снов с насекомыми можно корректировать медикаментозное и (особенно) психотерапевтическое воздействие на клиента, оценивать эффективность совместных усилий.

Толкование аномальных сновидений.

Приведем пример аномального сновидения и попробуем его объяснить:

Некий Н изучает Кришну с 18 лет, он 9 лет прожил в храме, из них 3 года проповедником, а шесть священнослужителем.

Вот сам сон:

Я у себя дома(где провел детство и юность) и на кухне установлены Божества Кришны(я сам кришнаит и был священнослужителем в храме Кришны) и я готовлю для Него. И смотрю на улице по небу летит метеор и подает возле нашего дома. Это такой кругло-бесформенный объект. На земле он начал разрастаться. И открылась "дверь" и выползли 3 существа (инопланетяне).Они были вытянутые и ползли. В этот момент Божество проявило себя, т.е. ожило и как бы наклонилось ко мне и под ним я обнаружил КЛЮЧ, или какая- то вещь очень важная и ценная, но не помню как его я использовал. Эти существа меня заметили. Так же в квартире были еще какие то люди(друзья).Я всем рассказал об инопланетянах. Все испугались.
Я тоже испытываю страх и любопытство. Я открываю дверь ,т.к я знал что они идут ко мне. Я встречаю их на лестничной площадке. Я им говорю: Зачем они скрывают свой истинный вид. При этом они предстали в виде одновременно как люди и непонятные существа(гидрид разных животных). Сказал им: откройтесь и будь собой. И тогда они превратились в призраков. После этого я пошел в квартиру. И там один священник(мой друг из храма) говорит мне зачем я поклонялся Божествам и служил Им. Он не особо удивился извинению в Божествах.
Потом я проснулся и помнил об Божестве, инопланетянинах и призраках.

Толкование

Совершенно очевидно, что сновидение отражает психоэмоциональную реакцию в следствии вашего увлечения восточной религией, и трансформации личности, сознательного восприятия ее. Вопрос самый важный, на мой взгляд, который представляет сновидение - как вам взаимодействовать с ближайшим окружением, по мере того как вы все более и более принимаете эти религиозные взгляды, погружаетесь в них. Может случиться так, что по мере погружения в мировоззрение буддизма вы окажетесь тем самым «инопланетянином» для своих родственников близких и друзей. Одно дело изучать "чужую" религию, другое принимать.

В первом эпизоде сновидения вы заняты «кормлением» Будды на кухне. Здесь прослеживается явная аналогия с юнговским определением «Опус магнум». Алхимик нередко сравнивал свою лабораторию с кухней, где в алхимических ретортах изготовлялся философский камень. Юнг постоянно подчеркивал, что алхимический опус нужно воспринимать символически, так как алхимики проецировали содержание своего бессознательного, его трансформацию на материю, вещество и никогда не искали реального, вещественного золота. Таким образом, облагораживание вещества и превращение его в благородный металл, было по сути «облагораживанием» и трансформацией их психики и личности в целом. В сновидении вы занимаетесь «опусом, деланием Будды». Что это означает, то что вы через восприятие буддисткого мировоззрения пытаетесь «облагородить» свою личность. Кормя Будду, вы «кормите» свое психическое, трансформируя его в нечто благородное. Что из этого получается? Да, вы получаете камень подобный тому какой получали алхимики, - метеорит с признаками инопланетной жизни! На психологическом языке, это значит, что вы в результате своего погружения в восточную религию, затронули глубокие слои психического. «Инопланетяне» в этом смысле представляют архетипическое содержание непонятное, чужеродное и опасное для сознания. Обращает на себя внимание, то, что «инопланетян» было трое. Если есть такое четкое «указание» в сновидении на число «три», то это с наибольшей долей вероятности может свидетельствовать о трех функциях сознания (неясно каких), но совершенно очевидно что процесс охватил, затронул три функции. Что эти функции «поражены», приобрели «инопланетные» свойства, качества. Что это может означать? Угрозу инфляции, т.е. развитии в психическом мана-личности, что и представлено «оживанием» Будды. При инфляции, личности кажется, что она действительно нашла ключ к сокровенному таинству, что она стала избранной Богом. Очень опасное состояние, и надо сказать, крепко держащее личность в этой иллюзии. Юнг, писал, что только падение человека, крах может вывести личность из этого великого и поистине дьявольского соблазна быть приближенным к Богу. Только поражение гордыни, может сделать личности «прививку» скромности и человечности.
Нередко случается так, что человек переживший «нуминозное» не может удержать в себе это переживание, его так и подмывает поделиться этим переживанием с окружающими. В этом случае опять же уместно привести слова Юнга, - дело не в том что с нами случилось, дело в том, что мы это не тому не тем, и не так рассказываем (В сновидении вы рассказываете об этом своему другу и он не удивляется, хороший признак). И действительно, разве можно передать простыми человеческими словами «божественное», нуминозное так, чтобы тебя окружающие не заподозрили в безумии!?
В том что «инопланетяне» превращаются в призраков, я вижу ваше исцеление, т.к. ваша психика, не готовая к восприятию, ассимиляции нуминозного, предусмотрительно классифицирует это содержимое как призраков, т.е. трансформирует это содержание в то чего нет в реальном, вещественном мире, но существует в другой, психической, душевной, духовной реальности.
Кстати, бессознательное может символизировать не только море, лес, но и космос...

Как трансформация в сновидении производит (если правильно выражаюсь) трансформацию сознания в бодрствующем состоянии?
Мотив трансформации (превращения) в сновидениях свидетельствует о психическом динамизме, смены влияния, доминирования одного архетипа (комплекса, архетипического паттерна) другим, а также этот мотив может отражать перераспределение доминирующей роли функций сознания. Причем такой мотив может быть как следствием уже свершившегося изменения, психического динамизма, и отражать его post factum, или показывать компенсаторное (корректирующее) положение бессознательного по отношению к сознательной установке. Понимание, и сознательное принятие такого положения дел в психическом, а также сознательное проявление воли по отношению к сложившимся «перекосам» в психическом, и есть, по сути, индивидуация, изменение курса личностного развития в сторону личностных ценностей, самости.

1)Действие сна начинается на кухне дома , где провел детство
ПЕРЕВОД: все началось еще в этом периоде жизни.
2)вы на кухне готовите еду для Кришны , тут же установлены Божества - кормить бога, значит свершать обряд жертвоприношения , совершать такие обряды - это профессия священнослужителя .
ПЕРЕВОД: в этом сновидение будем говорить о вашей вере , о ее начале / истоках в подростковом периоде.
3) вы видиде как НА УЛИЦЕ( за пределами дома детства) по небу летит метеор, появляются инопланетяне ( совершенно чуждая человеку форма жизни)
ПЕРЕВОД: вы наблюдаете проявлениями БСС-го и проявлениями инаковости/чуждости в жизни других людей ( уточнение взрослых людей)
4)Божество себя проявляет и вы получаете ключ / он лежит ПОД Божеством , то есть в его основании
ПЕРЕВОД: в этом сновидении мы проговорим о ваших личных ( поскольку это ваша личная кухня) основах религиозности.
5)вы начинаете обсуждать странные явления за окном со своими друзьями
ПЕРЕВОД: вы ищете помощь , информацию ( а как с этими явлениями у других)
6) вы идете на встречу с иным . Вы встречаете их на лестничной клетке ( то есть за порогом своей личной/домашней жизни ) вы испытываете беспомощность и кричите , требуете сменить форму . дальше вы действуете ключом.
Форма гидр/слизней для вас чужеродна . Мы много говорили о форме внешней , но ничего не говорили о форме энергии , как слизни они были порождением неба ( космической энергии), как призраки - они неприкаянные души мертвых людей ( энергия земная )
ПЕРЕВОД: явления инаковости внушают вам страх - вы даете ответ в форме очеловечивания , вы не смогли принять иную форму жизни. вы снимаете противоречия с помощью ключа , который лежит в основании вашего религиозного чувства.
То есть основа/причина вашей личной веры - страх и беспомощность, не умение интегрировать инаковость.

Литература.

1. Тулин А. В. Психология мистики. Самиздат 2009.

2. Тулин А. В. Уфологическая психология. Непознанные процессы психики. Самиздат 2007.

3. Пашковский В. Э. Психические расстройства с религиозно- мистическими переживаниями: Краткое руководство для врачей. СПб.:Изд. СПбМАПО 2006.

4. Торчинов Е. А. Религии мира: Опыт запредельного. Психотехника и трансперсональные состояния. СПб.: «Азбука – классика», Петербургское Востоковедение» 2007

5. Уилбер К. Проект Атман; Трансперсональный взгляд на человеческое развитие. — М.: ООО «Издательство ACT» и др., 2004.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка

Работы, похожие на Реферат: Тулин алексей психические расстройства с точки зрения трансоанализа. Москва

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(222386)
Комментарии (3004)
Copyright © 2005-2019 BestReferat.ru bestreferat@gmail.com реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru