Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364139
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62791)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21319)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21692)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8692)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3462)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20644)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: И россия

Название: И россия
Раздел: Остальные рефераты
Тип: реферат Добавлен 15:47:03 09 сентября 2011 Похожие работы
Просмотров: 62 Комментариев: 11 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

В.В.Бандурин, Б.Рачич, М.Чатич

ГЛОБАЛИЗАЦИЯ МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ

И РОССИЯ

Москва

1999


УДК 339

ББК 65.5

Б23

Б23

Бандурин В. В., Рацич Б. Г., Чатич М. Глобализация мировой экономики и Россия. – М.: Буквица, 1999. – 279 с.

ISBN 5-89263-089-7

В настоящей монографии рассмотрен актуальный в настоящее время процесс развития современных экономических отношений - глобализация мировой экономики. Показаны условия, причины и направления его развития. Кроме того проанализирована роль основных субъектов интеграционных процессов, происходящих в мировой экономике, а также определены роль и место России в этих процессах.

ББК 65.5

ISBN 5-89263-089-7

© Бандурин В. В., Рацич Б. Г., Чатич М., 1999

© БУКВИЦА, 1999

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ................................................................................................ 5

1. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ И ГЛОБАЛИЗАЦИЯ МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ 9

1.1. Основные признаки международных экономических отношений и этапы интеграции мировой экономики........................................................... 9

1.2. Факторы, основные черты и направления глобализации мировой экономики.............................................................................................. 20

1.3. Внешняя торговля.......................................................................... 32

1.4. Валютно-финансовая система...................................................... 40

1.5. Международные инвестиции........................................................ 55

1.6. Национальная экономическая политика и глобализация....... 66

2. СОВРЕМЕННЫЕ РЕГИОНЫ ИНТЕГРАЦИИ МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ.................................................................................................................... 74

2.1. Европейский регион...................................................................... 74

Немного истории и политики.............................................................. 74

Экономика западноевропейского региона.......................................... 77

Европейская интеграция: пути развития............................................. 83

Экономика Восточной Европы......................................................... 102

2.2. Североамериканский регион...................................................... 106

2.3. Южноамериканский регион....................................................... 115

2.4. Азиатско-Тихоокеанский регион............................................... 123

2.5. Африканский регион................................................................... 130

3. ОСНОВНЫЕ СУБЪЕКТЫ ПРОЦЕССА ИНТЕГРАЦИИ МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ........................................................................................ 140

3.1. Транснациональные корпорации.............................................. 140

3.2. Финансово-кредитные организации......................................... 152

Международный валютный фонд..................................................... 153

Всемирный Банк................................................................................. 169

Европейский банк реконструкции и развития.................................. 175

3.3. Социально-экономические организации ООН........................ 176

3.4. Международные организации по развитию мировой торговли и экономическому сотрудничеству...................................................... 183

Всемирная торговая организация..................................................... 183

Организация экономического сотрудничества и развития.............. 187

Организации, действующие на частно-монополистическом уровне 188

4. ПРОБЛЕМЫ И ПУТИ ИНТЕГРАЦИИ РОССИИ В МИРОВУЮ ЭКОНОМИКУ................................................................................................................. 189

4.1. Общая характеристика современного экономического состояния России............................................................................................................... 189

4.2. Проблемы включения России в мировые процессы. Место и роль России в мировом хозяйстве.............................................................................. 208

4.3. Россия и основные международные финансово-кредитные и экономические организации......................................................................................... 219

4.4. Корпоративные объединения России в интеграционном процессе 240

ЗАКЛЮЧЕНИЕ...................................................................................... 268

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ............................ 274


ВВЕДЕНИЕ

Эволюция мирового хозяйства во второй половине ХХ века связывается с поступательным развитием экономики отдельных, прежде всего, промышленно развитых стран. При этом основной ее тенденцией развития стала интернационализация хозяйственной жизни. Движение по всему миру гигантских потоков капитала, товаров, людей и интенсивный обмен информацией определяют лицо и динамику уходящего века. Для собирательного обозначения всех этих процессов применяется термин “глобализация”.

С исторической точки зрения процессы интернационализации хозяйства (глобализация) берут свое начало в сфере обмена. От меновой торговли развитие шло к локальным международным рынкам. В период первоначального накопления капитала произошло перерастание локальных центров межотраслевой торговли в единый мировой рынок. В ходе конкурентной борьбы между странами сложилась система международного разделения труда (МРТ), которое находит свое выражение в устойчивом производстве товаров и услуг в отдельных странах сверх внутренних потребностей в расчете на международный рынок. Оно основывается на международной специализации, которая предполагает наличие пространственного разрыва между отдельными стадиями производства или между производством и потреблением в международном масштабе.

Нарастание процесса углубления специализации и кооперирования промышленного производства привело к модификации видов МРТ и соотношений между ними. Так, произошел переход от межотраслевого к внутриотраслевому разделению труда, что в свою очередь усиливает специализацию не только стран, но и компаний.

В настоящее время, как показала практика, ни одно государство в мире не может успешно развиваться без интеграции в мировую экономику. Причем внешнеэкономические связи являются важным экзогенным фактором, который оказывает значительное влияние на динамику и устойчивость развития национальной экономики, формирование ее структуры, эффективность функционирования.

По современным оценкам, внутринациональные и международные кооперированные поставки достигают 50-60% стоимости промышленной продукции индустриальных стран. Более 30% товарооборота между этими государствами приходится на взаимные поставки в порядке кооперации, играющей заметную и все возрастающую роль в экспорте ряда развивающихся стран, в том числе таких крупных, как Индия, Бразилия, Мексика.

Особую роль играют внешнеэкономические связи в глобальных интеграционных процессах. Для современного этапа развития мировых хозяйственных связей характерны динамизм, либерализация, диверсификация форм и видов внешнеэкономической деятельности. Одной из важных тенденций в развитии мировых хозяйственных связей является диверсификация форм сотрудничества. Помимо традиционных форм внешнеэкономических связей – внешней торговли и инвестиционного сотрудничества – в последние годы активно развиваются научно-техническое сотрудничество, промышленная кооперация, валютно-финансовое, военно-техническое сотрудничество, туризм и т.д. Другими словами, осуществляется глобализация мировой экономики, вызванная развитием экономических связей между странами, либерализацией торговли, созданием современных систем коммуникации и информации, мировых технических стандартов и норм, определяемая тремя основными факторами: отход от государственного регулирования в пользу рыночных механизмов, преодоление национальных границ в ходе интеграции отдельных стран, развитие информационных технологий.

Однако наряду с эти процессом в мире ширится сближение и взаимодействие стран на региональном уровне, формируются крупные региональные интеграционные структуры, которые развиваются в направлении создания относительно самостоятельных центров мирового хозяйства (идет процесс так называемой “регионализации глобализации”).

Задачей России в сложившихся условиях является поиск места и определение своей роли в мировой экономике путем развития внешнеторговых связей, создания соответствующего инвестиционного климата в стране, участия в совместном с иностранными корпорациями производстве высокотехнологичной и конкурентоспособной продукции с целью постепенной интеграции в мировое хозяйство.

В данной работе на основе анализа международных экономических отношений на современном этапе, региональных процессов интеграции мировой экономики и деятельности основных субъектов интеграционных процессов сделана попытка определить пути включения России в мирохозяйственные связи.

Основные понятия и определения

Международное разделение труда (МРТ) - разделение труда между странами и народами, предполагающее концентрацию усилий и ресурсов на изготовлении продукции для внешнего рынка, специализацию деятельности.

Международные экономические отношения (МЭО) - система хозяйственных связей между экономиками различных стран, основанная на международном разделении труда, современной формой которой является международная экономическая интеграция.

Интернационализация хозяйственной деятельности - усиление взаимосвязи и взаимозависимости экономик отдельных стран, влияния МЭО на национальное хозяйство.

Международная экономическая интеграция (МЭИ) - взаимоприспособление национальных экономик, включение их в единый воспроизводственный процесс в интернациональных масштабах.

Объекты МЭИ - товары и услуги, материально-денежные и трудовые ресурсы, являющиеся предметом международного производственного и научно-технического сотрудничества и обмена.

Субъекты МЭИ - экономически обособленные стороны, осуществляющие международное производственное, научно-техническое, экономическое и другое сотрудничество, а также обмен товарами и услугами.

Механизм МЭИ - система экономических методов, организационных мер и институтов, обеспечивающих осуществление МЭИ.

Глобализация международных отношений – процесс усиления взаимозависимости и взаимовлияния сфер общественной жизни и деятельности различных стран в области международных отношений.

Зона свободной торговли (ЗСТ) - преференциальная зона, в рамках которой поддерживается свободная от таможенных и количественных ограничений международная торговля товарами и услугами.

Таможенный союз (ТС) - соглашение двух и более государств об упразднении таможенных пошлин в торговле между ними, форма коллективного протекционизма. Согласно ст. XIV Генерального соглашения о тарифах и торговле (ГАТТ), ТС предполагает замену нескольких таможенных территорий одной при полной отмене таможенных пошлин внутри ТС и создание единого внешнего таможенного тарифа.

ЦЕИ или CEFTA - Центрально-европейская инициатива или Центрально-европейская зона свободной торговли, в которую вошли Центрально-европейские страны: Польша, Венгрия, Чехия, Словакия и Словения (вступила позже). Они образовали в декабре 1992 г. зону свободной торговли.

НАФТА - Североамериканская ассоциация свободной торговли, созданная США, Канадой и Мексикой в декабре 1992г. Соглашение вступило в силу в январе 1994г.

АСЕАН - Ассоциация государств Юго-Восточной Азии - субрегиональная организация, созданная в 1967 году, в состав которой вошли Индонезия, Малайзия, Таиланд, Филиппины, Сингапур. Позже в состав организации вошли Бруней (1984г.) и Вьетнам (1995г.).

МЕРКОСУР - Общий рынок стран Южного конуса, созданный в 1991 году Аргентиной, Бразилией, Парагваем и Уругваем.

ЭКОВАС - Экономическое сообщество западно-африканских государств. Создано в 1975г., в состав входят 16 государств.

КОМЕСА - Общий рынок Восточной и Южной Африки (21 страна).

САДК - Сообщество развития Юга Африки - политико-экономический региональный блок, созданный в 1992г. на базе Конференции по координации стран Юга Африки (САДКК).

ЮДЕАК - Таможенный и экономический союз Центральной Африки - создан в 1967г. в составе 6 стран – организации, которые ставят перед собой задачи, направленные на развитие интеграционных процессов.

ЕС (Европейский Союз) - региональная интеграционная группировка 15 стран Европы, в состав которой входят: Австрия, Бельгия, Дания, Германия, Греция, Ирландия, Испания, Италия, Люксембург, Нидерланды, Португалия, Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии, Финляндия, Франция, Швеция.

Единый внутренний рынок ЕС - составная часть программы экономической интеграции в рамках ЕС.

Европейская валютная система - согласованная форма организации валютно-финансовых отношений стран ЕС, в рамках которой обеспечиваются соотношения курсов национальных валют стран-участниц.

Единый Европейский Акт - документ, принятый странами ЕС в 1987г., пересматривающий положения Римского договора, направленный на ускоренное продвижение к единому рынку.

Договор о Европейском Союзе или Маахстрихтский договор (1992г.) - документ, в котором зафиксировано решение о создании Европейского Союза на основе Европейских Сообществ, дополненный новыми формами сотрудничества.

ЕАСТ - Европейская ассоциация свободной торговли, создана в 1960г. на основе Стокгольмского соглашения.

В работе также используются другие термины и аббревиатуры, расшифровка которых приводится в контексте материала.

1. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ И ГЛОБАЛИЗАЦИЯ МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ

1.1. Основные признаки международных экономических отношений и этапы интеграции мировой экономики

Становление современной мировой экономики объективно предопределено закономерностями развития производства и международного разделения труда, втягиванием в совокупный процесс воспроизводства все новых стран, превращением мировой торговли в один из важнейших факторов экономического роста, удовлетворения потребностей национальных хозяйств и населения в разнообразных товарах и услугах.

Мировая экономика является сложной системой, включающей множество разнообразных элементов и основу которой образуют международное и ограниченное рамками отдельных государств национальное производство материальных и духовных благ, их распределение, обмен и потребление. Каждая из этих фаз мирового воспроизводственного процесса как в глобальном масштабе, так и в рамках отдельных государств в зависимости от их места и доли в целом, оказывает влияние на функционирование всей мировой хозяйственной системы.

Мировая экономика, или мировое хозяйство, - это совокупность национальных хозяйств, находящихся в постоянной динамике, в движении, обладающих растущими международными связями и соответственно сложнейшим взаимовлиянием, подчиняющаяся объективным законам рыночной экономики, в результате чего формируется крайне противоречивая, но вместе с тем более или менее целостная мировая экономическая система. Динамика развития мирового хозяйства в основных показателях в последнем десятилетии представлена в табл. 1.1 /43/.

В развитии современной мировой экономики и вовлеченности в нее национальных хозяйств выделяются несколько периодов.

Первый период (20-30 годы XX века), который характеризовался кризисными явлениями в развитии мирового хозяйства. Глубокий социально-экономический кризис мирового хозяйства сопровождался общей неустойчивостью экономических связей, вызванных первой мировой войной, Великой депрессией конца 20-30-х годов в развитии экономики ведущих стран мира.



Второй период (конец 40-х - 80-е годы XX века) характеризуется интенсивным ростом вывоза предпринимательского капитала. За это время рост производства оказал основное влияние на организационно-экономические параметры мирового хозяйства.

Главной силой в производственных связях стали транснациональные корпорации (ТНК), которые образовывали интернациональные производственные комплексы, осуществляющие создание продукта, его реализацию, расчеты, кредитование. Ликвидация колониальной системы в середине 60-х годов привела на международную арену множество новых, развивающихся стран, которые и сегодня занимают особое место в мировом хозяйстве.

Началом третьего периода в развитии мирового хозяйства можно считать последнее десятилетие XX века, когда возросла степень освоения географического пространства, формирования международных, а в ряде случаев планетарных, производительных сил, усилилось экономическое взаимодействие и взаимозависимость. В восточноевропейских странах начались процессы формирования близких к западным государствам экономических и политических структур. В частности, в России, с начала 90-х годов начались экономические реформы, направленные на перевод экономики страны на рыночные условия хозяйствования и глубокую ее интеграцию в мировое хозяйство. Вступление мировой экономики в этот период развития может ознаменовать активизацию сотрудничества между странами, вызвать усиление единства их экономических и политических структур.

Процесс интернационализации мирового хозяйства в 90-х годах, по сравнению с 80-ми, имеет качественно новые черты, заключающиеся в следующем:

1. После распада мировой социалистической системы большое число стран оказалось жестко включенным в систему мирохозяйственных связей.

2. Либерализация внешнеэкономических связей и международных расчетов охватывает значительно большее число стран.

3. Широкое применение нашли единые для всех стран стандарты на технологию, загрязнение окружающей среды, деятельность финансовых институтов, бухгалтерскую отчетность, национальную статистику и т.д. Эти стандарты распространяются также на образование и культуру.

4. Внедрение одинаковых критериев макроэкономической политики, унификация требований к налоговой политике, к политике в области занятости и т.д. Этому во многом способствует деятельность таких международных организаций, как Международный валютный фонд (МВФ), Всемирная торговая организация (ВТО) и др.

Тем не менее, несмотря на интенсификацию процесса глобализации, мировая экономика еще далека от глобальной: половина населения развивающихся стран живет в замкнутой экономике, не затронутой международным экономическим обменом и движением капиталов.

Современное мировое хозяйство неоднородно. В него входят государства, отличающиеся социальной структурой, политическим устройством, уровнем развития производительных сил и производственных отношений, а также характером, масштабами и методами международных экономических отношений.

Ведущее положение в мировом хозяйстве в настоящее время занимают семь наиболее промышленно развитых стран: США, Япония, Канада, Германия, Франция, Великобритания и Италия. На их долю приходится более 80% промышленного производства группы промышленно развитых стран (ПРС) и около 60% всего мирового промышленного производства, соответственно 70 и 60% производства электроэнергии, более 60 и около 50% экспорта товаров и услуг /70/.

В основе объединения национальных хозяйств в единое мировое хозяйство лежит международное разделение труда (МРТ), представляющее собой специализацию отдельных стран на производстве отдельных видов продукции, которой страны обмениваются между собой.

Международное разделение труда - объективная основа международного обмена товарами, услугами и знаниями, развития производственного, научно-технического, торгового и иного сотрудничества между всеми странами мира независимо от уровня их экономического развития и характера общественного строя. Именно МРТ является важнейшей материальной предпосылкой налаживания плодотворного экономического взаимодействия государств в масштабах всей планеты. Международное разделение труда - основа современного мирового хозяйства, позволяющая ему прогрессировать в своем развитии, создавать предпосылки для более полного проявления общих (универсальных) экономических законов.

Анализ имеющихся данных свидетельствует о том, что международное разделение труда и в перспективе будет неуклонно углубляться и на его основе опережающими темпами будет расти международный обмен товарами и услугами (см. табл. 1.2) /69/.

Таблица 1.2

Коэффициенты темпов международного разделения труда

1971-1980гг.

1981-1990гг.

1991-2000гг.

Мир в целом

1,08

1,21

1,08

Промышленно развитые страны

1.11

1,31

1,15

Развивающиеся страны

0.99

1,03

0,8

Примечание:

Приведенные в табл. 1.1 коэффициенты темпов МРТ - результат деления индексов объема экспорта товаров на индексы объема валового продукта за определенный период.

В 80-90-е годы в мире начались масштабные экономические, политические и социальные процессы огромной преобразующей силы, которые уже оказали воздействие на мировое хозяйство.

Важной проблемой мирового хозяйства становится взаимодействие разноуровневых систем, которые характеризуются не только степенью развитости, но и степенью вовлеченности в МРТ и мировое хозяйство. Особенность нынешнего развития мировой экономики - интеграция, причем интеграция всеобщая: капиталов, производств, труда. Возникнув первоначально в Европе (Европейское экономическое сообщество - ЕЭС, Совет Экономической Взаимопомощи - СЭВ), она за последние годы охватила новые страны и регионы и развивается по следующим направлениям /70/:

интернационализация производительных сил;

интернационализация международного разделения труда;

увеличение масштабов и качественное изменение характера традиционной международной торговли овеществленными товарами;

международное перемещение финансовых и производственных ресурсов, обеспечивающее переплетение и взаимозависимость экономической деятельности в различных странах;

развитие сферы услуг;

международный обмен научно-техническими знаниями;

международная миграция рабочей силы;

международное сотрудничество, направленное на решение глобальных проблем современности (охрана природы, освоение Мирового океана, космоса, помощь голодающему населению развивающихся стран и др.).

Хозяйственные связи между экономиками различных стран реализуются в виде международных экономических отношений, основанных на международном разделении труда.

В качестве основных признаков международных экономических отношений могут быть названы:

разделение труда и обмен, предполагающие, что производство и (или) потребление отдельных стран в той или иной мере связаны между собой;

товарно-денежный характер связей экономически обособленных участников МЭО;

действие законов спроса, предложения и свободного ценообразования, являющихся краеугольными камнями любого рыночного механизма;

конкуренция товаров и услуг, продавцов и покупателей, дополняющаяся перемещением факторов производства (капитала, труда) между странами;

формирование мировых товарных рынков, на которых осуществляются операции купли-продажи товаров, носящие устойчивый, систематический характер.

Кроме того, МЭО:

1. Предполагают собственную инфраструктуру, специальные институты. Они представлены международными экономическими, финансово-кредитными учреждениями и организациями как общемирового (ВТО, Международная торговая палата, Международный валютный фонд, Всемирный банк), так и регионального значения (КЕС, ЕБРР и т.п.).

2. Подвержены монополизации. Она возможна по линии концентрации производства и сбыта частными предпринимательскими структурами (например, создание и деятельность ТНК) и в результате международных, межгосударственных соглашений и союзов, объединяющих крупнейшие страны и фирмы поставщиков некоторых видов продукции (например, ОПЕК).

3. Не свободны от международного, регионального, государственного вмешательства, регулирования. Оно проявляется в межгосударственных экономических, торговых, кредитных, валютных, таможенных и платежных соглашениях и союзах. При этом, результаты регулирования внешнеэкономической деятельности в каждой отдельной стране влияют на состояние и развитие МЭО.

В системе международных экономических отношений наряду с товарными рынками функционируют мировой финансовый рынок, международный рынок труда, мировой информационный рынок, международная валютно-финансовая система.

Движение капитала, иностранные инвестиции, долгосрочные международные, государственные кредиты придают мировой финансовой системе завершенный вид. Страновые различия в обеспеченности трудовыми ресурсами, в возможностях и условиях занятости населения определяют возникновение и развитие межгосударственных потоков рабочей силы, что обусловливает формирование международного рынка труда. Возрастание роли информационного обеспечения, интеллектуальной собственности, широкое внедрение системы патентования, лицензирование изобретений и открытий, межгосударственные соглашения по защите авторских прав создают предпосылки для развития мирового информационного рынка.

Таким образом, МЭО являются мирохозяйственными отношениями рыночного типа, выступающими как особый фактор международной экономической интеграции.

Интеграция представляет собой объективный процесс развития устойчивых экономических связей и разделения труда национальных хозяйств, которые близки по уровню экономического развития. Охватывая внешнеэкономический обмен и сферу производства, она ведет к тесному переплетению национальных хозяйств, к созданию региональных хозяйственных комплексов.

Международная экономическая интеграция (МЭИ) - процесс хозяйственного и политического объединения стран на основе развития глубоких устойчивых взаимосвязей и разделения труда между отдельными национальными хозяйствами, взаимодействия их экономик на различных уровнях и в различных сферах.

Экономисты различают следующие ступени или последовательные этапы развития интеграционных процессов /16,67/:

зона свободной торговли, в рамках которой отменяются торговые ограничения между странами-участницами;

таможенный союз, предполагающий наряду с функционированием зоны свободной торговли установление единого внешнеторгового тарифа и проведение единой внешнеторговой политики в отношении третьих стран;

единый или общий рынок, обеспечивающий его участникам наряду со свободной взаимной торговлей и единым внешнеторговым тарифом свободу передвижения капитала и рабочей силы, а также согласование экономической политики;

экономический и валютный союз, являющийся высшей формой межгосударственной экономической интеграции, и совмещающий все другие формы интеграции с проведением общей экономической и валютно-финансовой политики.

Строго говоря, в настоящее время лишь одна международная интеграционная группа стран прошла реально четыре этапов - это Европейский Союз (ЕС). Другие интеграционные группировки, пока прошли в своем развитии первый и частично второй этапы. Например, в странах Азии, Африки и Латинской Америки в настоящее время насчитывается более 20 региональных группировок. И хотя формы и сферы их сотрудничества разнообразны, не все группировки имеют интеграционный характер.

К числу группировок этих регионов, имеющих по своим целям интеграционный характер, можно отнести Латиноамериканскую ассоциацию свободной торговли (ЛАФТА), Андский пакт, Центральноамериканский общий рынок (КАКМ), Ассоциацию стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН), Общий рынок южного конуса (Меркосур). Динамика долей внутрирегиональной торговли основных из этих группировок приведены в табл. 1.3 /38,95/.

Разделение мирового хозяйства на интеграционные группировки оказывает противоречивое влияние на процесс интернационализации производства. Формирование международных экономических объединений и союзов содействует развитию производственных связей между странами, входящими в них. Но одновременно это создает препятствия экономическим отношениям между странами, принадлежащими к различным группировкам, приводит к концентрации товарных потоков внутри экономических объединений.

Таблица 1.3

Доли внутрирегиональной торговли основных региональных группировок

Региональные группировки

1970г.

1980г.

1990г.

1993г.

ЕС

59,3

61,0

66,0

67,2

НАФТА

36,0

33,6

41,4

45,4

Меркосур

9,4

11,6

8,9

17,5

АСЕАН

21,1

16,9

18,7

20,0

Помимо тенденции к формированию объединений в форме таможенных союзов заметное место в процессе хозяйственного сближения отдельных государств занимают ассоциации стран-производителей и экспортеров сырья, свободные экономические зоны.

Ассоциации стран-экспортеров сырья создавались развивающимися странами в связи с тем, что сырье играет важнейшую роль в экономике многих из них, достигая 4/5 экспорта и, следовательно, являясь основным источником их валютных поступлений. Право на их образование было подтверждено резолюциями Генеральной Ассамблеи ООН /67/.

Свободные экономические зоны создаются в государствах с различным уровнем экономического развития.

Наиболее распространено понимание свободной экономической зоны как беспошлинной торговли и складской зоны, которая, оставаясь частью национальной территории, с точки зрения фискального режима рассматривается как находящаяся вне государственных границ.

Таким образом, мировые хозяйственные отношения, проявляющиеся в интернационализации производства и интеграции, приводят к усилению взаимосвязи отдельных национальных экономик, формированию целостности мирового хозяйства.

Поскольку основным фактором создания интеграционных группировок является уровень экономического развития стран, то необходимо иметь в виду, что в настоящее время страны мира с точки зрения их экономического развития, по предложению Экономического и социального совета ООН, подразделяются на три основные группы:

развитые страны с рыночной экономикой;

страны с переходной экономикой;

развивающиеся страны.

Группа развитых стран с рыночной экономикой включает 23 государства, из которых 7 государств (Германия, Италия, Канада, Великобритания, США, Франция и Япония) относятся к наиболее развитым странам. Остальные страны этой группы: Австралия, Австрия, Бельгия, Греция, Дания, Ирландия, Исландия, Испания, Лихтенштейн, Люксембург, Нидерланды, Норвегия, Португалия, Швейцария, Швеция и Финляндия.

Страны с переходной экономикой подразделяются: на страны Восточной Европы (Албания, Болгария, Венгрия, Польша, Румыния, Чехия, Словакия), государства, возникшие после распада СССР, и страны, образовавшиеся после распада Югославии.

Развивающиеся страны группируются по регионам с учетом их географического положения. Наиболее развитыми из них в промышленном отношении являются так называемые “новые индустриальные страны” (НИС) или “новые индустриальные экономики” (НИЭ): Аргентина, Бразилия, Сянган (Гонконг), Республика Южная Корея, Мексика, Сингапур, Тайвань, Турция. К наименее развитым странам этой группы по критериям ООН (у которых доля ВВП на душу населения составляет менее 350 долл. США, доля взрослого населения, умеющего читать, - менее 20%, доля обрабатывающей промышленности - менее 10%) относятся 50 стран (8 стран Азии, 28 - Африки, 5 - Латинской Америки, Океании и т.д.).

В целом, несмотря на некоторую условность понятия “развивающиеся страны” (РС), в эту группу ныне входит свыше ста государств, получивших политическую независимость как в XIX веке, так и в период после окончания второй мировой войны.

При всем разнообразии характеристик их хозяйственной жизни все же выделяются определенные сущностные черты, которые позволяют рассматривать эти страны в качестве единой группы, причем обладающими сходными или совпадающими интересами в сфере экономического и политического развития.

К такого рода чертам (признакам) стран развивающегося мира прежде всего относят: переходный характер внутренних социально-экономических структур (дуальность, многоукладность экономики); относительно низкий в целом уровень развития производительных сил, отсталость сельского хозяйства, промышленности, сферы услуг и, как следствие, зависимое положение в системе мирового хозяйства.

В отечественной и зарубежной экономической литературе существует ряд различных подходов к классификации развивающихся государств с использованием широкого набора качественных и количественных признаков (различают страны по принципам социального развития, уровню экономического потенциала, специализации в мировом хозяйстве, обеспеченности топливно-сырьевыми товарами, характеру зависимости от основных экономических центров и по многим другим признакам).

В ООН и многих специализированных международных организациях, как правило, выделяют страны – экспортеры и неэкспортеры нефти, государства и территории, специализирующиеся на экспорте готовых изделий, и страны, составляющие основные группы (категории) по обобщающему показателю среднедушевого производства валового внутреннего продукта.

По многочисленным прогнозам специалистов, XXI век станет периодом азиатско-тихоокеанской мощи. Если понимать термин “Азиатско-Тихоокеанский регион” (АТР) несколько более узко, то становится ясно, что наиболее динамичной становится группа государств Восточной и Юго-Восточной Азии, которую возглавляет Япония и следующие за ней Республика Корея, Сингапур, Тайвань, позднее присоединившиеся Малайзия, Таиланд и Филиппины, а также Индонезия. Именно в этом субрегионе и формируется обширное азиатское “технологическое пространство”.

Стратегии экономического развития азиатских НИС опирались на экспортно ориентированное производство прежде всего готовых изделий. Поэтому эти страны. превратились в крупнейших поставщиков на мировой рынок обуви, одежды, текстильных изделий, бытовой электронной аппаратуры, персональных компьютеров, легковых автомобилей и других видов высокотехнологичной продукции.

Начиная с 80-х гг. постепенно меняется место НИС не только в мирохозяйственных связях, где им удалось найти свои “ниши”, но и в современной мировой экономике. Признанием их возросшей роли в мировом хозяйстве стало принятие в конце 1996г. Республики Корея в члены престижного элитарного клуба промышленно развитых стран – Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР).

В табл. 1.4 приведены показатели валютно-финансового положения развивающихся стран и стран с переходной экономикой в 1997-1998гг., показывающие основные современные тенденции развития этих стран в различных регионах мира /43/.

И в заключение.

Анализ показывает, что в конце XX века в ведущих странах мира на первый план выходят проблемы социальной политики. Лидирующие позиции по решению этих проблем занимают США. Фактически самая “капиталистическая” страна, которой всегда были чужды социалистические идеи европейского происхождения пришла к пониманию того, что достигнутый ею уровень материального производства и потребления требует глубоких социальных подвижек.

Таблица 1.4

Валютно-финансовое положение развивающихся стран и стран с переходной экономикой (в млрд. долл.)

Страны

Сальдо платежного баланса по текущим операциям

Внешний долг

Между-народные резервы 1997г.

1997г.

1998г.

1997г.

1998г.

Латинская Америка

Аргентина

-0,8

-13,5

107,7

113,7

19,6

Бразилия

-35

-39

195,1

204,2

53,7

Чили

-2,1

-4,3

25,9

28,3

17,6

Колумбия

-4,4

-5,9

29,0

30,8

11,1

Эквадор

-0,2

-0,7

14,7

14,5

2,1

Мексика

-0,8

-15,1

168,6

169,9

25,4

Перу

-3,3

-3,8

27,5

28,2

10,6

Венесуэла

4,5

0,7

29,5

27,3

14,9

Азия

Китай

4,5

-2,4

155,2

155,4

134,1

Сянган (Гонконг)

3,1

2,2

-

-

74,4

Индия

-6,0

7,0

98,4

103,3

26,3

Индонезия

-10,7

-10,6

130,4

134,4

28,9

Ю.Корея

-17,2

-13,0

125,2

143,8

30,5

Малайзия

-6,8

-6,9

39,1

39,3

26,6

Филиппины

-4,0

-4,9

58,4

59,4

9,4

Сингапур

15,0

17,9

-

-

76,8

Тайвань

6,7

6,3

45,4

48,3

82,9

Таиланд

-7,0

-0,3

102,4

108,4

30,3

Африка

Марокко

-0,6

-0,7

20,0

19,6

4,2

Нигерия

-3,1

-

55,2

-

8,0

Европа

Чехия

-3,7

-2,8

20,5

21,9

10,9

Венгрия

-1,9

-2,2

23,2

23,4

8,2

Польша

-6,3

-9,5

42,6

44,3

19,8

Россия

3,0

-2,5

145,1

170,7

16,0

В соответствии с этим в США постоянно расширяются некоммерческие институты и сфера деятельности, усиливающая значение моральных ценностей, в том числе при выборе характера труда, общественного мнения при осуществлении любого крупного экономического мероприятия.

Справочно.

Американская экономика переживает долгий период процветания: бум продролжается с 1991г. присреднегодовомприросте ВВП на 3,1% (в тот же период средний рост в Японии - всего 0,8%, а в Германии - 1,7%). Однако в США наблюдаются значительныедиспропорции в распределении национального богатства. Так, 20% самых богатых американцев зарабатывают в десять раз больше, чем 20% самых бедных (соответственно, в Японии - в четыре, а в Германии - в шесть раз). Несмотря на более высокие доходы в США, 20% самых бедных японцев зарабатываю в полтора раза больше, чем 20% самых бедных американцев /33/.

Развитие социальных структур - одновременно результат и условие высокой эффективности американской экономики. Учитывая степень влияния США в мире, усиление социального фактора в экономике будет неизбежно распространяться на все регионы мира.

Естественно, что эту тенденцию необходимо учитывать и в России, с существенными поправками на современные экономические возможности.

1.2. Факторы, основные черты и направления глобализации мировой экономики

В основе предпосылок и движущих сил глобализации мировой экономики лежит ряд факторов, относящихся к ведущим сферам современной жизни:

Экономический фактор. Огромная концентрация и централизация капитала, рост крупных корпораций, в том числе компаний и финансовых групп, которые в своей деятельности все больше выходят за рамки национальных границ, осваивая мировое экономическое пространство.

Политический фактор. Государственные границы постепенно утрачивают свое значение, становятся все более прозрачными, дают все больше возможностей для свободы передвижения всех видов ресурсов.

Международный фактор. Динамика глобализации связывается с датами крупных международных событий. Так, называют три вехи, стимулировавшие процессы глобализации. Это, прежде всего, конференция Европейских сообществ в Люксембурге в 1985г., которая приняла Европейский акт (вступил в силу в 1987г.), провозгласивший свободы в международном движении товаров, людей, услуг и капитала.

Далее, это конференция Генерального соглашения о тарифах и торговле(ГАТТ) в Пунта дель Эсте в 1986г., открывшая Уругвайский раунд переговоров (главным образом о снижении тарифов и других ограничений в торговле), который продолжался восемь лет.

И, наконец, это воссоединение Германии, ликвидация СЭВ и Варшавского пакта.

Среди предпосылок процесса глобализации важное значение придается окончанию “холодной войны” и преодолению идеологических разногласий между Востоком и Западом, которые не только раскалывали и Европу, но и затрагивали так или иначе и другие части света.

Технический фактор. Средства транспорта и связи создают невиданные прежде возможности для быстрого распространения идей, товаров, финансовых ресурсов.

Общественный фактор. Ослабление роли традиций, социальных связей и обычаев способствует мобильности людей в географическом, духовном и эмоциональном смысле.

Либерализация, дерегулирование рынков товаров и капитала усилили тенденцию к интернационализации экономической деятельности.

В чем же состоят эти качественно новые черты мировой экономики, чем отличаются они от тех, которые характеризовали эту область 100 лет тому назад?

Начать следует с того, что прежде международные экономические связи развивались преимущественно в рамках сформировавшихся к тому времени колониальных империй (британской, французской, германской, голландской, фактически и американской) и лишь затем между самими метрополиями.

Современные процессы глобализации развертываются прежде всего между промышленно развитыми странами и лишь во вторую очередь захватывают нынешние развивающиеся страны (в прошлом в большинстве своем колониальные владения).

Главной формой интернационализации хозяйственной жизни длительное время была международная торговля, а точнее, торговля между метрополиями и колониями в виде обмена готовых изделий на колониальные аграрно-сырьевые товары.

Основные направления и товарный состав международной торговли существенно изменились: преобладающее место занял товарооборот между самими развитыми странами, а его товарное наполнение составляют машины, оборудование, наукоемкие, высокотехнологические предметы и другие готовые изделия. По своему содержанию это преимущественно не межотраслевая, а внутриотраслевая торговля, основанная на внутриотраслевой специализации отдельных стран.

Основой глобализации стала интернационализация не обмена, а производства, институциональной формой которой выступают транснациональные корпорации (ТНК), стремительно развивающиеся в последние десятилетия. Международная торговля как таковая в значительной своей части реализует процессы специализации и кооперирования либо в рамках одной и той же ТНК (между ее головным предприятием и филиалами в других странах или между разными филиалами), или с другими ТНК, либо между ТНК и обычными компаниями разных стран. В основе этой торговли все чаще лежат не разовые коммерческие сделки, а долгосрочные производственные связи на базе соответствующих альянсов, соглашений о сотрудничестве и т.п. Эта общая тенденция, хотя и в меньшей степени, прослеживается и в экономических связях с участием развивающихся стран, а также стран с переходной экономикой.

Совершенно новое явление, характерное для современных процессов глобализации, - становление и прогрессирующий рост финансовых рынков (валютных, фондовых, кредитных), оказывающих громадное влияние на всю сферу производства и торговли в мировой экономике.

В 1996-1997гг. ежедневные межбанковские операции составляли примерно 1,25 трлн. долл. по сравнению с 600 млрд. долл. в 1987г., 800 млрд. долл. в 1989г. и 1 трлн. долл. в 1993г. Цифра 1,25 трлн. долл. (в 1998г. появилась ссылка на 1,5 трлн.) означает, что за одну неделю этот оборот оказывается равным годовому внутреннему продукту США, а оборот меньше чем за месяц, - всему мировому внутреннему продукту.

Но главное, конечно, заключается опять таки не в количественных показателях, а в качественном изменении всей финансовой сферы и ее роли в международной экономической жизни.

Финансовый кризис, начавшийся в Юго-Восточной Азии осенью 1997г., наглядно продемонстрировал новую ситуацию: колоссально возросшую роль финансовых рынков и далеко зашедшую глобализацию этих рынков. Именно поэтому события в Азии тут же сказались на таких же рынках, а отсюда и на экономике в целом - в Европе (включая Россию) и в США.

Множатся жалобы по поводу того, что глобальная интеграция финансовых рынков приобретает все большую и большую силу, подрывая национальную экономическую, денежную и фискальную политику. А президент Франции Ж.Ширак назвал спекулятивные операции на международных финансовых рынках “СПИДом нашей экономики”.

Между тем на такие операции приходится примерно 90% ежедневных валютных операций и только 10% обслуживают внешнюю торговлю. В связи с этим финансовые рынки называют иногда “экономикой казино”, причем в эти игры уже втянулись и такие солидные организации, как пенсионные фонды. В настоящее время на каждый доллар или фунт стерлингов, занятых в международной торговле, приходится 8-9 таких же единиц в чисто финансовом обороте.

Процессы глобализации по своему значению и последствиям не ограничиваются лишь экономической сферой. Они воздействуют и на другие стороны человеческого общества: культуру, мораль, жизненные ценности, искусство, политические и социальные представления и установки миллионов людей. В системе глобализированной экономики под эгидой ТНК находятся и средства массовой информации: телевидение, возможности которого с появлением спутниковой связи безгранично расширились, издательская деятельность, кино- и видеопроизводство и многое другое, даже спорт.

Еще одно новое существенное обстоятельство. Глобализация сегодня сопровождается другим, в известном смысле аналогичным по своему содержанию, но противоречащим ей процессом, а именно: регионализацией экономической деятельности - глобализацией в ограниченных масштабах, охватывающей группу стран, создающих объединения, в которых происходят большая или меньшая либерализация торговли, движение капитала и людей в рамках соответствующей интеграционной группировки.

Пример этой тенденции дает Европейский Союз в составе 15 западноевропейских стран, существующий уже свыше 40 лет и перешедший на общую валюту – евро. А всего, по данным ГАТТ, к середине 90-х гг. в мире насчитывалось более 30 интеграционных группировок различного типа (зоны свободной торговли, таможенные союзы, “общие рынки”, экономические союзы).

Глобализация экономической деятельности развертывается в основном на двух уровнях: микро- и макроэкономическом.

На микроэкономическом уровне происходит общая стратегическая ориентация компаний, всемирная по своему характеру – будь то ориентация на рынки сбыта по всему миру или на такие же источники снабжения, а так же на размещение производства в разных странах. Этот перечень основных движущих сил глобализации отражает преобладающую (хотя и не единственную) последовательность в развитии данного процесса: сбыт – снабжение – производство.

Так складывается фундамент глобализации, и по мере развития этого процесса он нуждается в поддержке государственной власти, ее макроэкономической политики. Если главный источник и генератор глобализации заключается во всемирно ориентированной стратегии на уровне отдельных фирм и компаний, то на общенациональном уровне отражаются макроэкономические последствия этого процесса, которые, в свою очередь, вызывают те или иные политические реакции, поддерживающие эту тенденцию или тормозящие ее. Главное содержание этой поддержки в государственной внешнеэкономической политике заключается в понятии “либерализация”.

Глобализация экономической деятельности настоятельно требует ее либерализации, то есть сокращения или устранения ограничений на путях международных финансовых операций. Именно это и происходит на протяжении последних десятилетий и этим прежде всего занималось межправительственное Генеральное соглашение о тарифах и торговле, а с 1995г. продолжает заниматься его преемница – Всемирная торговая организация (ВТО). От общего уровня открытости мировой экономики, от степени ее либерализации во многом зависит и дальнейший прогресс в области глобализации.

Поэтому глобализация и либерализация – две стороны одного и того же процесса, и противоречия между ними отражают неизбежные внутренние противоречия этого процесса, где сталкиваются интересы разных экономических, политических и социальных сил, интересы различных сфер хозяйства, промышленных и финансовых групп и компаний, отраслей и стран. Отсюда и непрекращающиеся дискуссии по поводу того, что несет с собой глобализация, - положительные или отрицательные последствия, а если и то и другое, то какие моменты все же преобладают и что это, в конечном счете, – благо или зло?

На базе этих дискуссий делаются практические выводы. Одни авторы, более или менее решительно выступают за поддержку правительствами этой тенденции, другие, напротив, за ее сдерживание, за “разумный баланс” между мерами либерализации и протекционизма. Водораздел в этих дискуссиях и позициях проходит не обязательно между разными странами, но и между представителями различных кругов одной и той же страны.

Экономическая глобализация тесно связана и с другими глобальными проблемами современности, в частности, с охраной окружающей среды и стремительным ростом населения всей планеты.

Глобализация экономической деятельности развивается по следующим основным направлениям:

международная торговля товарами, услугами, технологиями, объектами интеллектуальной собственности;

международное движение факторов производства (капитала в виде прямых иностранных инвестиций, рабочей силы в виде стихийных миграций неквалифицированных и малоквалифицированных рабочих и в виде “утечки умов”);

международные финансовые операции - кредиты (частные, государственные, международных организаций), основные ценные бумаги (акции, облигации и другие долговые обязательства), производные финансовые инструменты (фьючерсы, опционы и др.), валютные операции.

При этом соотношение как между этими тремя направлениями, так и разных форм в рамках каждого из них в последние годы существенно меняется.

Отметим прежде всего общую закономерность: все сферы международной экономики по темпам роста опережают темпы роста реального сектора, т.е. валового внутреннего продукта. Отсюда рост их удельного веса (их доли, или квот) в ВВП: это касается и торговли, и движения капитала, и финансовых операций.

Среди указанных трех направлений быстрее всего увеличивается объем международных финансовых операций, затем следует международное движение капитала (прямые инвестиции) и, наконец, международная торговля. Вместе с тем в рамках финансового направления особенно стремительно растут валютные операции и объем международных сделок с ценными бумагами (включая производные финансовые инструменты), процесс, отражающий все большую секьюритизацию современных финансовых рынков (и внутренних и международных).

Что касается прямых иностранных инвестиций, то их рост превосходит темпы роста международной торговли, в которой опережающими темпами увеличивается торговля услугами, технологиями, объектами интеллектуальной собственности.

Как и в других экономических явлениях, в данном случае речь идет о том, как измерить глобализацию экономической деятельности, как определить ее степень, динамику ее во времени.

Прежде всего, здесь нужно различать два вопроса. Первый из них - это параметры, по которым можно судить об уровне глобализации мировой экономики. Второй вопрос - это степень открытости экономики отдельной страны или группы стран, уровень ее или их участия в глобальных экономических процессах. Последний вопрос имеет значение и для того, чтобы оценить под этим углом зрения положение и перспективы России, лишь недавно начавшей движение по пути к открытой рыночной экономике.

При этом, однако, следует учитывать некоторые существенные обстоятельства и оговорки. Процессы глобализации развертываются прежде всего в кругу 29 промышленно развитых стран, входящих в Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), и в группе новых индустриальных стран. Развивающиеся страны участвуют в этом процессе в гораздо меньшей степени, а так называемые наименее развитые страны (сейчас в эту группу, по определению ООН, входит 51 страна) почти вовсе не участвуют в нем. В связи с этим средние общемировые показатели преуменьшают уровень и значение глобализации для одних стран и преувеличивают их для других. Поэтому представляется целесообразным рассматривать данное явление, прежде всего, применительно к развитым странам, тем более что к этой группе относится и Россия, принятая в 1995г. в ОЭСР, а затем в “большую восьмерку”.

Так, на основе разветвленных межотраслевых связей (а чем выше уровень экономического развития страны, тем сложнее и многообразнее переплетающиеся цепочки этих связей) во внешнеэкономическую деятельность оказывается вовлеченной значительно большая часть национальной экономики, чем об этом можно судить только по экспортным квотам, основанным на прямом экспорте.

То же самое относится и к прямым иностранным инвестициям. И экспорт и импорт этих инвестиций обычно оказываются связанными и с внутренней инвестиционной активностью, необходимой для обслуживания иностранных (тем более смешанных) компаний в данной стране, либо в связи с деятельностью собственных компаний за рубежом.

Во всех подобных случаях вступает в действие эффект так называемого мультипликатора, впервые описанный Дж. М. Кейнсом, в частности, внешнеторгового и инвестиционного мультипликатора. Такого рода мультипликатор, хотя и в специфических формах, действует и на финансовых рынках. Так, например, внешние кредитные операции банков стимулируют межбанковские операции на внутреннем рынке. Это же относится и к фондовым рынкам, международные и внутренние сегменты которых тесно связаны друг с другом. Что же касается валютных и внутренних денежных рынков отдельных стран, то в условиях свободной обратимости большинства валют они представляют, по существу, единые рынки.

В силу всех этих обстоятельств глобализация экономической деятельности обычно захватывает не только какую-то обособленную часть национальной экономики, непосредственно вовлеченную в систему внешнеэкономических связей, но и гораздо более глубокие ее основы, пронизывает в большей или меньшей степени все или почти все слои экономической жизни.

Это справедливо в первую очередь именно для развитых стран, где в отличие от многих развивающихся стран нет какого - то особого экспортного сектора, изолированного от остальной экономики, не связанной – ни прямо, ни косвенно – с внешним миром.

И, конечно, это обстоятельство (мультипликационный эффект внешнеэкономической деятельности) следует в полной мере учитывать применительно к современной России и ее постепенной интеграции в мировую экономику. Собственно говоря, сам термин "интеграция" уместен лишь тогда, когда речь идет не о развитии внешнеэкономических связей в отдельных, тем более обособленных секторах экономики и не в какой-то одной преобладающей форме (например, в виде экспортной ориентации отдельных производств или внешних финансовых заимствований), а о широких и глубоких связях всей национальной экономики с экономиками других стран и, следовательно, с мировой экономикой в целом.

Отсюда вытекает, что выгоды и преимущества такой глобализации и интеграции никоим образом нельзя рассматривать лишь в виде одностороннего направления и движения, умаляя значение другого направления. Между тем именно это происходит, когда, например, экспорт в отличие от импорта признается безусловным благом, и меры по стимулированию экспорта сопровождаются ограничениями в области импорта, или когда проблемы международных кредитных отношений, прямых и портфельных инвестиций рассматриваются исключительно в свете привлечения иностранных ресурсов.

Процессы глобализации мировой экономики постепенно охватывают все сферы общественной жизни стран: производство (в форме транснациональных компаний), торговлю, включая фондовые и инвестиционные рынки. Эти процессы определяются тремя основными факторами:

отход от государственного регулирования в пользу рыночных механизмов;

преодоление национальных границ в ходе интеграции отдельных экономики;

развитие информационных технологий.

В этих условиях естественно изменяется и роль государства, поскольку в результате международной конкуренции существенным образом ограничиваются (за счет вынужденной открытости экономики) возможности для государственного произвола при усилении контроля за денежной и фискальной политикой не только со стороны международных организаций, но и со стороны финансовых рынков. Эффективность государства, по мнению специалистов /43/, должна проявляться в таких сферах, как развитие образования, здравоохранения, уменьшение социального неравенства. При этом оно должно рассматриваться не как непосредственный участник экономического роста, а как гарант:

основ законности;

стабильности политической и макроэкономической обстановки;

социального обеспечения и образования;

защиты окружающей среды.

Представляется, что такая роль государства в определенной мере соответствуют действительным целям мирового экономического истэблишмента уже в силу его жизненной заинтересованности в том, чтобы исключить дестабилизацию ситуации в любом регионе мира, в том числе и в России.

Анализ процесса глобализации показывает, что в настоящее время в нем существует ряд проблем.

Во-первых , в нем наблюдается две противоречивые тенденции. С одной стороны, в мировой экономике происходит усиление позиций США, с другой - формируется экономический полицентризм.

Особенно наглядно проявляется первая тенденция, о чем свидетельствует то, что:

США навязывают свои стандарты практически во всех областях, от правил заимствования на финансовых рынках, до кинобизнеса и образования (дипломы американских университетов - главный критерий приема на работу в ТНК и международные организации);

американцы с опережением осуществляют новый этап структурной перестройки, направляя значительные суммы на образование, науку, информатику, технологии будущего, где зависимость от США остальной части мира возрастает.

Это привело к тому, что США стали мировым лидером на главных направлениях фундаментальной науки. При этом позиции США в мировой науке постоянно укрепляются, в том числе за счет привлечения в страну зарубежной научной элиты, использования исследовательского потенциала зарубежных филиалов американских корпораций, программ международного научно-технического сотрудничества.

США в 90-х годах, по опросам Международного экономического форума, практически неизменно признаются наиболее конкурентоспособной страной из 46 наиболее развитых стран мира. Ближе всего по этому показателю к США Сингапур, Сянган (Гонконг) и малые европейские страны. С 1992 по 1997гг. Япония в этом рейтинге опустилась со второго на девятое место, Германия - с пятого на четырнадцатое, Франция с пятнадцатого на девятнадцатое. Россия занимает последнее 46 место.

Американоцентризму способствует и некоторое ослабление позиций Европейских стран в мировой экономике и одновременно возрастание роли стран Юго-Восточной Азии и Латинской Америки, где американское влияние наиболее ощутимо. Очевидно, что в ближайшей перспективе эта тенденция сохранится, несмотря на то, что удельный вес США в мировой экономике относительно сокращается.

Таким образом, о полицентризме реально можно говорить лишь в отдаленной перспективе, когда новые центры, такие как страны Юго-Восточной Азии и Латинской Америки в экономическом и политическом отношении достигнут более высокого уровня, чтобы играть более самостоятельную роль как противовеса США. Значительное влияние на развитие полицентризма могут оказать успехи европейской интеграции и повышение в будущем роли России в мировой экономике.

Во-вторых , с одной стороны, происходит “замыкание” постиндустриального мира, с другой - нарастающая неспособность других стран преобразовать свои хозяйственные системы в соответствии с требованиями времени.

В связи с этим главная глобальная экономическая проблема современности связана с формированием в рамках ведущих западных стран замкнутой хозяйственной системы. Этот процесс может быть прослежен по четырем направлениям концентрации в постиндустриальном мире большей части интеллектуального и технологического потенциалов человечества; сосредоточении основных торговых оборотов в пределах сообщества развитых государств; замыкании инвестиционных потоков и резком ограничении миграционных процессов из “третьего мира” в развитые страны планеты /21/.

1. К началу 90-х годов члены “клуба семи” обладали 80,4% мировой компьютерной техники и обеспечивали 90,5% высокотехнологичного производства. На США и Канаду приходилось 42,8% всех производимых в мире затрат на исследовательские разработки, в то время как Латинская Америка и Африка вместе взятые обеспечивали менее 1% таковых. Ведущие страны Запада контролировали 87%всех зарегистрированных в мире патентов, а по такому показателю, как вложение в развитие наукоемких технологий, США в 36 раз превосходили Россию. На протяжении 90-хгодов страны - члены ОСЭР тратили на научные исследования и разработки в среднем около 400 млрд. долл. (в ценах 1995г.), из которых на долю США приходилось 44%.

Эти тенденции выражены прежде всего в росте технологического могущества постиндустриальных стран. Они проявляются также в их возрастающей инвестиционной привлекательности, обеспечивающей приток иностранных капиталовложений. Повышение эффективности всех секторов экономики “семерки” снижает зависимость их от внешнего мира.

2. На протяжении ХХ столетия международная торговля по темпам роста уверенно опережала ВНП большинства индустриально развитых стран. Суммарный ВНП всех государств мира с 1950 по 1992г. повысился с 3,8 до 18,9 трлн. долл., а объем торговых оборотов - с 0,3 до 3,5 трлн. долл. Ко второй половине 90-х годов сложилась ситуация, когда только 5% торговых потоков, начинающихся или заканчивающихся на территории одного из 29 государств ОЭС, выходят вне этой группировки. Развитые постиндустриальные державы импортируют из развивающихся индустриальных стран товаров и услуг на сумму, не превышающую 1,2% своего суммарного ВНП.

Несмотря на то, что США остаются мировым лидером по объему торговых оборотов, их экономика является одной из наименее зависимых от экспортно-импортных операций, а отношение экспорта ВНП находится на уровне 5%. В Европе аналогичная картина с той лишь разницей, что товарные потоки между странами ЕС относятся к международной торговле, что весьма условно, если учесть степень их экономической интеграции. Так, если в 1958г. лишь 36% всего объема их торговли ограничивалось рамками союза, то в 1992г. эта цифра возросла до 60%. В то же время удельный вес европейских товаров и услуг, направляемых за пределы ЕС, фактически совпадает с соответствующими показателями США и Японии. Таким образом, тенденции в международной торговле однозначно свидетельствуют о растущей замкнутости постиндустриального мира.

3. Новое качество инвестиционной активности в развитых странах. Примером может служить распределение инвестиций в США по отдельным секторам и источникам. Если в 1970г. в Европу направлялось около 1/3 всех американских инвестиций, то в настоящее время уже 50%, тогда как на долю Японии и новых индустриальных государств Азии приходится не более 8%, а Мексики - менее 3%. Инвестиции в США с 1970 по 1990гг. возросли более чем в 30 раз. При этом корпорации Великобритании, Японии, Канады, Франции, Германии, Швейцарии и Нидерландов обеспечили 85% всех инвестиций в американскую экономику в 1996г.

4. С конца 70-х годов формирование постиндустриального мира резко снизило активность миграции, обусловленной экономическими факторами, внутри сообщества развитых государств и в то же время повысило темпы притока иммигрантов из “третьего мира”. Например, если в 50-е годы в США 68% легальных иммигрантов прибывало из Европы и Канады, принадлежавшие в основном к среднему классу, то в 80-е годы более 83% иммигрантов были азиатского или латиноамериканского происхождения и, как правило, не имели достаточного образования.

Эти процессы приводят к тяжелым последствиям для рынка труда США и Европы. Так, в США с 1980 по 1995гг. приток низкоквалифицированных иммигрантов на 20% уменьшил предложение на рынке труда для лиц, не имеющих законченного школьного образования, и снизил среднюю плату их труда более чем на 15%. В Европе количество безработных практически совпадает с числом иностранных рабочих. Отрицательные последствия такой миграционной экспансии заставляют органы власти развитых стран принимать соответствующие меры, наиболее реальными из которых станут жесткие ограничения на использование иностранной рабочей силы.

В настоящее время возникает опасность усиления несамостоятельности новых индустриальных стран. Это проявляется, во-первых, в экстенсивном характере развития и тенденциях к заимствованию технологических новшеств на Западе; во-вторых, в исключительно высокой роли внешних инвестиций как стимула развития и, в-третьих, в крайней зависимости от экспорта готовой продукции в государства постиндустриального мира. Суть этих проявлений заключается в следующем /87/:

1. В новых индустриальных странах, в первую очередь в Юго-Восточной Азии, эпоха индустриализации началась в 60-х гг., на фоне крайне низкого уровня жизни, акцент делался на использование дешевой рабочей силы и импорт технологий. Практически эти государства стали сборочными цехами при массовом производстве промышленных товаров. С 80-х годов объемы продаж компьютеров, собранных, в частности, в Южной Корее, выросли почти в 20 раз, однако комплектующие собственного изготовления составляли не более 15% стоимости компьютеров, 95% всех моделей выпускалось по лицензиям, а программное обеспечение оставалось иностранным почти на 100%.

Очевидно, что такое положение не может быть исправлено в одночасье из-за недостаточности уровня образования. В настоящее время лишь в Японии и Южной Корее почти вся молодежь посещает школу, в то время как в Китае и Индонезии только 45-50%, а в Таиланде - лишь 40% молодежи имеют такую возможность. Если во Франции 44% выпускников школ поступают в ВУЗы, а в США - 65%, то в Малайзии - не выше 12%. Проблема усугубляется еще тем, что более четверти южнокорейских, трети тайваньских и 95% китайских студентов, обучающихся за рубежом, предпочитают не возвращаться на родину.

2. Несмотря на высокие нормы накопления, достигнутые в новых индустриальных странах, их успехи в значительной степени обусловлены иностранными инвестициями. К середине 90-х годов на каждого жителя Малайзии приходилось более 100 долл. прямых иностранных инвестиций (в России, накануне кризиса, этот показатель был ниже в 18 раз), а в Южной Корее, Тайване и Сянгане (Гонконге) еще выше. Потребность в инвестициях стран Юго-Восточной Азии на совершенствование транспорта, энергетических систем и производственной инфраструктуры в период 1995-2004гг. составляют 1,5 трлн. долл.

3. Несамостоятельность новых индустриальных стран сформировала ориентацию на внешний рынок и привела к производству товаров массового спроса за счет обеспечения высокой нормы накопления и низкой цены рабочей силы. Первые конкурентоспособные производства в странах Азии возникли в зонах обработки продукции на экспорт, наиболее серьезные из которых расположены в Сингапуре, Сянгане (Гонконге), Южной Корее, Малайзии и на Тайване.

В отличие от развитых стран, где соотношение экспортной и внутренней продукции составляет в целом не более 7-8%, в азиатских государствах достигает существенно больших значений: в Китае - 21,2%, Индонезии - 21,9%, на Филиппинах 24,4%, Южной Корее - 26,8%, Таиланде - 30,2%, на Тайване - 42,5%, в Малайзии - 78,8%, а в Сянгане (Гонконге) и Сингапуре 117,3% и 132,9% соответственно.

В то же время стремление НИС к активизации экспорта, основным условием успеха которого является поддержание низких цен на рабочую силу, препятствует развитию внутреннего рынка, невозможного без формирования широкого среднего класса. Таким образом, перенесение акцента с максимизации материального потребления на более широкое усвоение информации и приобретение услуг, наблюдающееся в постиндустриальном мире, несомненно окажет крайне негативное влияние на развивающиеся страны.

В современной мировой экономике действуют две основные тенденции /67/:

1. Усиление целостности мирового хозяйства, его глобализация, что вызвано развитием экономических связей между странами, либерализацией торговли, созданием современных систем коммуникации и информации, мировых технических стандартов и норм.

2. Экономическое сближение и взаимодействие стран на региональном уровне, формирование крупных региональных интеграционных структур, развивающихся в направлении создания относительно самостоятельных центров мирового хозяйства.

1.3. Внешняя торговля

Основной формой мировых хозяйственных связей по-прежнему остается внешняя торговля, которая по динамике и стоимостным показателям опережает движение капиталов и другие виды внешнеэкономических связей. Она продолжает играть возрастающую роль в хозяйственном развитии стран, регионов, всего мирового сообщества, особенно в послевоенный период, когда стоимостные объемы мировой торговли быстро увеличивались, а их среднегодовые темпы роста примерно в 1,5 раза превышали темпы роста мирового производства.

Термин “внешняя торговля” подразумевает обмен той или иной страны с другими странами, который включает оплачиваемые экспорт и импорт товаров и услуг.

Согласно современной классификации внешнеторговой деятельности она подразделяется на обмен готовой продукцией, машинами и оборудованием, сырьем и услугами.

Международная торговля представляет собой совокупный товарооборот между всеми ее участниками. Соотношение между экспортом и импортом составляет торговый баланс. Международная торговля служит средством, с помощью которого страны, развивая свою специализацию могут повышать производительность имеющихся ресурсов и таким образом увеличивать объем производимых ими товаров и услуг, а следовательно, и уровень благосостояния народа.

После 5 лет довольно умеренного роста и стагнации в 1993г. объем мировой торговли с 1994г. начал расти достаточно высокими темпами (темп прироста мировой торговли в 1994г. составил 9,5%, что является рекордным показателем за последние 20 лет).

В 1995г. объем мировой торговли увеличился на 8% и в последние годы. в динамике роста мировой торговли сохранились положительные тенденции (рост мировой торговли составляет 7-8% в год). Интенсификации товарообмена способствовал значительный прогресс в развитии международного разделения труда.

Стимулом быстрого развития мировой торговли послужила революция в области информационных технологий. Стоимость экспорта офисного и телекоммуникационного оборудования возросла и достигает свыше 12% общей стоимости мировой торговли.

По мнению отечественных специалистов, рост международной торговли явился следствием целого ряда факторов, к которым, относятся:

развитие международного разделения труда и интернационализация производства;

научно-техническая революция, способствующая обновлению капитала, созданию новых отраслей экономики, ускоряющих реконструкцию старых;

активная деятельность транснациональных корпораций на мировом рынке;

либерализация международной торговли, переход многих стран к режиму, включающему отмену количественных ограничений импорта и существенное снижение таможенных пошлин - образование свободных экономических зон;

развитие процессов торгово-экономической интеграции (устранение барьеров, формирование общих рынков, зон свободной торговли);

получение политической независимости бывшими колониями, выделение из их числа “новых индустриальных стран” с моделью экономики, ориентированной на внешний рынок.

Важным фактором роста мировой торговли является также существенный рост реэкспорта промышленных товаров, изготовленных в развивающихся странах с использованием компонентов и материалов, импортируемых в соответствии с системами торговых преференций.

Промышленно развитые страны контролируют более 70% мирового товарооборота. Крупнейшими торговыми державами мира являются США, Германия и Япония, на которые приходится около трети мировых экспортно-импортных операций. В десятку крупнейших торговых стран мира входят Франция, Великобритания, Италия, Канада, Сянган (Гонконг), Нидерланды, Бельгия.

В последние годы прослеживается устойчивая тенденция к росту доли развивающихся стран в мировой торговле и прежде всего новых индустриальных стран Азии. По совокупному объему внешней торговли Сянган (Гонконг), Тайвань, Южная Корея, Сингапур, Малайзия и Таиланд уступают лишь США. На эти страны приходится более 10% общего объема мировой торговли.

Из азиатских новых индустриальных стран в десятку крупнейших торговых держав мира входит Сянган (Гонконг), значительно опережающий все страны мира по стоимости экспорта и импорта в расчете на душу населения.

Среди стран с переходной экономикой наиболее динамично развивается внешняя торговля Китая. С 1979г. по 1995г. среднегодовой рост экспортно-импортных операций составлял 16,5%, что значительно выше темпов роста мировой торговли. Стоимостный объем внешней торговли Китая увеличился с 24 млрд. долл. в 1979г. до более 300 млрд. долл. в настоящее время.

За последние десятилетия проявились заметные различия в темпах роста и направлениях внешнеторговой (прежде всего, экспортной) деятельности субъектов мировой торговли, что привело к существенным сдвигам как в географической, так и в товарной структуре современной международной торговли.

Географическая структура международного обмена представляет собой систему распределения товарных потоков между отдельными странами, группами стран, формируемыми либо по территориальному, либо по организационному признакам.

Неравномерность динамики внешней торговли отчетливо прослеживается в последние 30-40 лет, что повлияло на соотношение сил между странами на мировом рынке. Так, США постепенно утрачивают свое доминирующее положение в системе международного обмена: если в 1950г. на долю этой страны приходилась 1/3 всего мирового экспорта, то в середине 90-х годов только менее 1/8. Экспорт Германии приблизился к американскому. Существенно растет экспорт и других западноевропейских стран. При этом Западная Европа становится главным центром международной торговли, совокупный экспорт которого почти в 4 раза превышает экспорт США.

В 80-е годы рывок в сфере международного обмена сделала Япония. В 1983г. эта страна впервые смогла выйти на первое место в мире по вывозу машин и оборудования. Сегодня Япония значительно опережает все страны по экспорту легковых и грузовых автомобилей, бытовой электроники и прочих товаров. Треть японского вывоза приходится на США. Дефицит США в торговле с Японией в 90-е годы находится примерно на уровне 50-60 млрд. долл. /67/.

В табл. 1.5 /52/ представлен региональный срез динамики мирового экспорта, а в табл. 1.6 /96,97/ приведена доля основных стран мира в мировом экспорте.

Таблица 1.5

Динамика мирового экспорта в 90-е годы, млрд. долл. (%)

Регионы

1991г.

1992г.

1993г.

1994г.

1995г.

1996г.

1997г.

Мир целом, в том числе:

3418

3659

3648

4166

4950

5161

5641

ОЭСР

2592 (75,8)

2742 (74,9)

2691 (73,8)

3032 (72,8)

3613 (73,0)

3745 (72,6)

4138 (73,4)

Другие страны

826 (24,2)

917 (25,1)

957 (26,2)

1134 (27,2)

1337 (27,0)

1416 (27,4)

1503 (26,2)

Региональные группировки ЕС

1475 (43,2)

1563 (42,7)

1451 (39,8)

1655 (39,7)

2013 (40,7)

2100 (40,7)

2279 (40,4)

АТЭС

1324 (38,7)

1442 (39,4)

1542 (42,3)

1758 (42,2)

2054 (41,5)

2119 (41,1)

2394 (42,4)

НАФТА

549 (16,1)

581 (15,9)

607 (16,6)

672 (16,1)

776 (15,7)

832 (16,1)

948 (16,8)

АТЭС без НАФТА

775 (22,7)

861 (23,5)

935 (25,6)

1086 (26,1)

1278 (25,8)

1287 (24,9)

1446 (25,6)

СНГ

-

52 (1,4)

53 (1,5)

91 (2,2)

110 (2,2)

122 (2,4)

128 (2,3)

Как показывает анализ таблиц, рост мировой торговли в последние годы объясняется результатом расширения торговли внутри стран ОЭСР (рост с 6,5 до 11%) торговли продукцией обрабатывающей промышленности (с 7 до 10%). Это обеспечивает устойчивость доли стран ОЭСР в мировой торговле на уровне 72-73% /52/.

Все это свидетельствует о наступлении стран Юго-Восточной Азии, в том числе НИС “второго” поколения: Индонезии, Филиппин, Малайзии и Таиланда. Укрепляются также позиции двух крупнейших стран этого региона - Индии и Китая.

Вообще, для 90-х годов весьма заметной тенденцией является рост торговли между развивающими странами. Доля Азии (без Японии) в мировой торговле превысила долю Северной Америки и продолжает увеличиваться. Свои позиции на мировом рынке экспортеры из Азии усиливают за счет стран Западной Европы. Это происходит не только на традиционных для развивающихся государств рынках текстиля и другой относительно простой продукции потребительского назначения, но и на рынках сложных изделий, включая средства производства.

Таблица 1.6

Доля основных стран мира в мировом экспорте (%)

Страны

1985г.

1990г.

1991г.

1992г.

1993г.

1994г.

1995г.

Весь мир

100

100

100

100

100

100

100

Страны с рыночной экономикой

90,4

93,5

93,6

94,0

93,6

93,1

92,9

США

11,6

11,5

12,0

11,9

12,4

12,1

11,7

Канада

4,7

3,7

3,5

3,5

3,8

3,9

3,8

Великобритания

5,4

5,4

5,3

5,1

5,0

5,0

4,9

Германия

9,7

12,1

11,6

11,6

10,4

10,3

10,4

Италия

4,1

5,1

4,9

4,8

4,6

4,6

4,7

Франция

5,1

6,1

6,0

6,1

5,3

5,1

5,3

Япония

9,3

8,3

8,9

9,0

9,6

9,3

8,7

Тайвань

1,6

2,0

2,2

2,2

2,3

2,2

2,2

Аргентина

0,5

0,4

0,3

0,3

0,4

0,4

0,4

Бразилия

1,4

0,9

0,9

1,0

1,0

1,0

0,9

Венесуэла

0,8

0,5

0,4

0,4

0,4

0,4

0,4

Республика Корея

1,5

1,9

2,0

2,0

2,2

2,3

2,5

Чили

0,2

0,3

0,3

0,3

0,3

0,3

0,3

Другие страны

34,5

35,3

35,3

35,8

35,9

35,4

36,7

Страны с переходной экономикой

9,6

6,5

6,5

6,0

6,5

7,0

7,2

СССР (Россия)

4,7

3,0

2,7

2,1

2,5

1,7

1,6

ЦВЕ*

3,6

2,0

2,0

2,0

1,9

2,0

2,2

Китай

1,3

1,5

1,7

1,9

2,0

2,5

2,6

*Страны Центральной и Восточной Европы.

С 1991 по 1998гг. доля ЕС в мировом товарообороте понизилась с 43-44% до 36-40%, а доля стран Азиатско-Тихоокеанского региона возросла с 38-39% до 42-44%. Доля стран СНГ в 1997г. составляла немногим больше 2% /52/.

По некоторым оценкам, в мировой торговле в ближайшей перспективе особенно заметной может стать роль Китая (вместе с Сянганом (Гонконгом) и Тайванем), Республики Корея, Таиланда, Малайзии, Филиппин, Индии, стран Юга Африки, Польши, Турции, Мексики, Бразилии, Аргентины и России. Эти страны, объединенные общим термином “большие новые рынки”, обладают значительной территорией и населением. Они осуществляют радикальные экономические преобразования, развивают инфраструктуру, имеют большие потребности и наращивают экспорт. Поскольку экономика этих стран достаточно открыта, то можно предположить, что их экономический рост будет оказывать большое воздействие на развитие мировой торговли.

Анализ показывает, что сохраняется несбалансированность мировой торговли. В ближайшие годы, вероятно, будет преобладать тенденция к ее увеличению из-за различий в циклическом развитии экономики и кризисных явлений на мировых финансовых рынках.

Анализ товарной структуры международной торговли показывает, что на протяжении последних десятилетий опережающими темпами развивалась торговля готовыми промышленными изделиями (с 40,9% в 1955г. до 71,5% в 1994г.), а внутри этой группы - обмен машинами и оборудованием, средствами связи, электро и электронной техники, компьютерами, а также комплектующими узлами к агрегатам, которые поставляются в рамках производственной кооперации по каналам ТНК. Достаточно большую часть внешней торговли стала занимать международная торговля услугами (невидимый экспорт), доля которой в совокупной стоимости мирового вывоза достигает 20%.

С 1955г. начался процесс снижения в мировом экспорте удельного веса сельскохозяйственных товаров (с 34,9 до 11,9%), продукции добывающей промышленности (с 23,2 до 13,6%).

Отмеченный за последние десятилетия рост международной торговли в - одно из наглядных проявлений глобализации. Этому способствовала, с одной стороны, растущая интернационализация производства (в первую очередь на основе деятельности ТНК), а с другой - общая тенденция к понижению торговых барьеров.

В условиях современной глобализации международная торговля оказывается в тесной связи с главным фактором этого процесса – с деятельностью ТНК. При этом наблюдаются две противоположные, но вместе с тем сопутствующие друг другу тенденции. С одной стороны, рост производства на зарубежных предприятиях ТНК отчасти замещает экспорт в соответствующие страны. С другой стороны, эти предприятия стимулируют внешнеторговые потоки как по линии внутрикорпорационных связей, так и по другим направлениям.

К настоящему времени достаточно четко сложились три таких региона, получившие название триады: Западная Европа с ее центральным ядром – Европейским Союзом, Северная Америка с ее лидером – США и Азиатско-Тихоокеанский регион во главе с Японией, особенно быстро нарастивший свою экономическую мощь.

При этом следует различать региональную структуру международной торговли в целом, с одной стороны, и роль внутрирегиональной торговли, с другой. Значение последней, несмотря на некоторые колебания, обнаруживает несомненную тенденцию к росту. Общая доля трех регионов в международной торговле более чем на половину обеспечивается за счет внутрирегиональной торговли.

В первой половине 90-х гг. на долю внутрирегиональной торговли в трех главных регионах приходилась примерно половина мирового экспорта.

Поскольку эти регионы охватывают почти все индустриальные страны, те же тенденции еще более ярко проявляются в региональной и внутрирегиональной структуре торговли промышленными товарами.

Дальнейшее развитие внешнеторговых контактов тесно связано с мероприятиями государств по регулированию экспорта и импорта для успешного развития национальных экономик, которые на практике сочетают элементы протекционизма и либерализации.

Система протекционистских мер, направленная на создание национальным производителям наиболее благоприятных условий на внутреннем и внешнем рынках, охватывает различные направления, прежде всего следующие:

таможенное обложение (тарифные барьеры), предполагающие использование покровительственных пошлин для затруднения ввоза в страну или, реже, вывоза из нее определенных видов товаров и услуг (как правило, устанавливаются высокие таможенные пошлины при импорте готовой продукции и полуфабрикатов, а более низкие - при импорте сырья и материалов);

нетарифные барьеры, которые представляют собой совокупность прямых и косвенных ограничений внешнеэкономической деятельности с помощью разветвленной системы экономических. политических и административных методов.

В современной практике межгосударственного обмена получили распространение контингентирование и лицензирование внешнеэкономических операций, а также введение государственной монополии на некоторые виды указанных операций. Контингентирование связано с установлением определенной квоты на экспорт (импорт) отдельных товаров или товарных групп, в пределах которой внешнеторговые операции осуществляются относительно свободно. На практике контингенты обычно устанавливаются в форме списка товаров, свободный ввоз (вывоз) которых ограничен процентом от объема или стоимости их национального производства. По исчерпании количества или суммы контингента экспорт (импорт) соответствующего товара прекращается.

Лицензирование предполагает необходимость получения разрешения (лицензии) правительственных органов на осуществление внешнеэкономических операций.

Подобная система дает возможность государству контролировать внешнеэкономические отношения и осуществлять их регулирование для достижения различных экономических и политических целей. В некоторых случаях, лицензирование является разновидностью таможенного обложения, применяемого для получения дополнительных таможенных доходов.

К методам прямых ограничений может быть отнесено использование государственной монополии как исключительного права государственных органов или уполномоченных ими частных фирм на осуществление определенных видов внешнеэкономической деятельности.

Косвенные ограничения, в отличие от прямых, непосредственно не связаны с запретом на осуществление внешнеэкономической деятельности или уменьшением ее объема. Вместе с тем, они зачастую оказываются не менее эффективным средством протекционистской защиты национальных производителей, чем таможенное обложение. Важное место в структуре косвенных ограничений занимают национальная налоговая система и национальные стандарты.

В качестве нетарифных ограничений могут использоваться и другие формы косвенных ограничений, например, закрытие для иностранцев отдельных портов и железнодорожных станций, предписание об использовании при производстве продукции определенной доли национального сырья, запрет на приобретение государственными организациями импортных товаров при наличии национальных аналогов и т.д.

Существенную роль в системе протекционистских мер играют и средства государственного стимулирования экспорта, представляющие собой разнообразные финансовые льготы, представляемые национальным экспортерам для повышения конкурентоспособности определенной продукции на внешнем и внутреннем рынках. К таким мерам относятся, в частности:

прямые дотации экспортерам в виде экспортных премий, выплата разницы стоимости услуг по транспортировке грузов национальных и иностранных перевозчиков и т.д.;

выдача на льготных условиях экспортных кредитов, государственное страхование и предоставление гарантий при осуществлении внешнеэкономических операций со странами с нестабильным политическим режимом, налоговые льготы и т.п.

Кроме того, государство, как правило, берет на себя значительную часть расходов по обучению кадров, исследованию конъюнктуры мирового рынка, защите интересов национальных экспортеров и импортеров за рубежом, а также обеспечению необходимых политических условий их деятельности на внешнем рынке.

В рамках стимулирования процессов интеграции осуществляется регулирование международной торговли. Первоначально оно осуществлялось по линии Генерального соглашения о тарифах и торговле (ГАТТ), а затем его преемника - Всемирной торговой ассоциации (ВТО).

Генеральное соглашение о тарифах и торговле как крупнейшая торговая организация, регулирующая таможенно-тарифные вопросы мировой торговли. была создана в Женеве в 1947г. Оно проводило в качестве главной идеи свободу торговли, т.е. равенство всех участвующих сторон. Эта идея была конкретизирована в нескольких основных положениях:

1. Режим наибольшего благоприятствования, представляющий собой тезис о необходимости соблюдения равенства и недискриминации всех участников торговли. Это центральное положение формулируется как обязательство стран-участниц устанавливать на взаимно поставляемые товары пошлины не выше тех, которые были установлены к любой третьей стороне. Однако этот тезис допускает исключения в случаях создания специальных экономических (интеграционных) группировок.

2. Признание пошлины в качестве единственно приемлемого средства. Любые другие формы и методы применяться не должны, за исключением специально обоснованных исключительных случаев. При этом ГАТТ не рекомендует странам-участницам использовать квоты, а также экспортные и импортные лицензии (однако имеется перечень исключений, когда введение количественных ограничений возможно и приемлемо).

3. Отказ от односторонних действий в пользу переговоров и консультаций, т.е. вместо односторонних действий, связанных с ограничением торговли, решения должны приниматься только в рамках торговых переговоров.

Всемирная торговая организация (ВТО), преемница ГАТТ начала действовать с января 1995г. На современном этапе ВТО призвана регулировать экономические взаимоотношения стран-участниц на основе пакета соглашений так называемого Уругвайского раунда многонациональных торговых переговоров (1986-1994гг.). Более подробно деятельность ВТО рассмотрена в п.р. 3.4

1.4. Валютно-финансовая система

Фондовый рынок.

Главной тенденцией современного развития фондовых рынков является глобализация, характеризующаяся следующими основными моментами.

Во-первых, это внедрение современных электронных технологий, средств коммуникации и информатизации, которые оказывают, с одной стороны, существенное воздействие на развитие национальных фондовых рынков, в первую очередь на их инфраструктуру и систему информационой поддержки операций на рынках, а с другой, расширяют возможности взаимодействия между ними.

Фондовые рынки все больше становятся полем деятельности не только национальных участников, но и зарубежных. Этому способствует либерализация национальных рынков, связанная с упразднением ограничений для отдельных участников на проведение тех или иных операций и т.д.

Во-вторых , рост объемов предлагаемых ценных бумаг - облигаций и акций - и расширение числа видов этих ценных бумаг. Так, если в структуре экспорта частного капитала из стран ОЭСР облигационные займы в середине 70-х годов составляли 10%, то в середине 90-х годов уже 40%, а акции - соответственно 5 и 35%.

В основе роста предложения ценных бумаг лежат дефициты государственных бюджетов и потребности частного сектора в финансировании своей деятельности. Фондовые рынки сегодня стали основным механизмом перераспределения финансовых ресурсов как в национальном, так и в глобальном масштабе, выступают основным источником средств для государств и частного сектора, вытесняя банки в качестве финансовых посредников и превращая их в участников фондового рынка.

Мощным стимулом развития предложения ценных бумаг и усиления процесса глобализации является приватизация, сопровождаемая выпуском в обращение акций, принадлежащих государству. За 1991-1996гг. во всем мире было приватизировано госсобственности на сумму 370 млрд. долл. Причем только в 1996г. объем приватизации составил 86 млрд. долл.

Рост объемов акций, вовлекаемых в рыночный оборот, способствует увеличению капитализации их рынка. Если в начале 90-х годов капитализация мирового рынка составляла порядка 10 трлн. долл., то в 1996г. - 20,4 трлн. долл. Основная доля этой капитализации (85%) приходится на рынки развитых государств.

По объему капитализации лидирует американский рынок, хотя его доля имеет тенденцию к сокращению в силу более быстрого развития рынка акций за пределами США. В середине 90-х годов объем капитализации американского рынка составлял 8,5 трлн. долл., или 42% мирового (для сравнения: в 1983г. эта доля равнялась 53%). Доля российского фондового рынка ничтожно мала - 0,03-0,05% /43/.

В-третьих , формирование крупных институциональных инвесторов (пенсионные и страховые фонды, инвестиционные компании и взаимные фонды), которые аккумулируют денежные ресурсы корпораций и населения и инвестируют их в ценные бумаги. Число институциональных инвесторов постоянно растет. Растут и объемы привлекаемых ими капиталов. Так, число глобальных и международных фондов в мире выросло со 123 в 1989г. до 670 на начало 1997г. В их портфелях растет доля иностранных ценных бумаг, хотя значительная часть сделанных ими вложений продолжает приходиться на ценные бумаги национальных эмитентов.

Суммарный объем аккумулированных институциональными инвесторами средств исчисляется величиной, приближающейся к 10 трлн. долл. Больше половины средств (порядка 60%) принадлежит институциональным инвесторам США, остальные - западноевропейским и японским.

Подавляющая часть зарубежного портфеля институциональных инвесторов приходится на ценные бумаги развитых государств. Этим объясняется относительно высокой долей зарубежного портфеля у институциональных инвесторов в Западной Европе.

Структура зарубежного портфеля по видам ценным бумаг у институциональных инвесторов также отличается. Интерес институциональных инвесторов США и Канады в области зарубежных вложений смещен в сторону акций. На них приходится до 80% их зарубежных вложений. Институциональные инвесторы Англии делят свои предпочтения поровну между зарубежными акциями и облигациями, а Японии - отдают предпочтение зарубежным облигациям (до 80% их зарубежных инвестиций). Среди облигаций растущим спросом пользуются еврооблигации.

Сдерживающими факторами на пути диверсификации портфеля являются различия в требованиях американского и других рынков в отношении бухгалтерского учета, не позволяющие адекватно оценивать финансовую надежность эмитентов, различия национальных норм регулирования операций на фондовом рынке и др. Наиболее серьезные препятствия для глобальной деятельности институциональных инвесторов существуют на развивающихся рынках, к которым относятся и рынки страны с переходной экономикой. Для этих рынков характерным остается неразвитость инфраструктуры, низкая ликвидность, несовершенство нормативной базы, слабость системы государственного регулирования, неразработанность системы финансовой отчетности в отношении эмитентов и связанная с этим информационная непрозрачность эмитентов, высокая степень рисков развивающихся рынков.

Все эти недостатки в полной мере проявились в период финансового кризиса 1997г. в Юго-Восточной Азии и обусловили значительное падение курсов акций развивающихся стран. Несмотря на то, что кризис на фондовых рынках стран Юго-Восточной Азии вызвал падение курсов акций на фондовом рынке США и других западных стран и свидетельствовал о возросшей степени взаимозависимости фондовых рынков, тем не менее, в основе падения курсов акций на развивающихся и развитых рынках лежали разные причины.

Как показывает анализ, на развитых рынках основной причиной падения курсов акций была “перегретость” фондового рынка, относительная завышенность курсов акций. Этому способствовал ряд обстоятельств.

Прежде всего это относительно благоприятная хозяйственная конъюнктура США: сочетание сравнительно низкой инфляции со стабильными темпами роста экономики и достаточно высокой занятостью. Ожидание роста прибыли корпоративного сектора американской экономики подогревало спекулятивный интерес к акциям американских компаний, обусловливала рост их курсов.

Замедление ростов дефицитов государственных бюджетов в США и Западной Европе, снижение доходности по государственным облигациям способствовало перетоку средств на рынок корпоративных ценных бумаг и поддержанию высокого спроса на акции. Подобная ситуация, которая, по-видимому, носит долговременный характер (в США, например, дефицит государственного бюджета в 1998г. составил 0,5% ВВП, а к 2002г. прогнозируется профицит государственного бюджета; в Западной Европе в соответствии с Маастрихтским соглашением дефицит государственного бюджета не должен превышать 3% ВВП, а в 1997г. он в среднем для всех стран реально составил 2% ВВП), создает условия для поддержания высокой конъюнктуры рынка корпоративных ценных бумаг в долговременном плане.

Кризис на фондовых рынках стран Юго-Восточной Азии вызвал корректировку курсов акций на западных рынках. В отличие от фондовых рынков развитых государств, которые смогли оправиться от нестабильности к началу 1998г., рынки других государств и в 1998г. продолжали оставаться в депрессивном состоянии.

Что касается фондовых рынков государств Юго-Восточной Азии, то причины резкого падения курсов их акций были обусловлены серьезным валютно-финансовым кризисом, проблемами экспортного производства, финансовой нестабильностью и банкротствами финансовых институтов рынка, которые были вовлечены в активные спекулятивные операции. Несовершенство системы государственного регулирования и “непрозрачность” их фондовых рынков лишь усугубили ситуацию.

Валютно-финансовый кризис Юго-Восточной Азии потряс фондовые рынки практически всех развивающихся государств, заставив институциональных инвесторов развитых государств пересмотреть свои оценки надежности инвестиций в эти страны. Вывод средств иностранными инвесторами в целях минимизации рисков своих вложений обострил валютно-финансовые проблемы этих государств.

В целом, положение на фондовых и валютных рынках в 1997-1998гг. Определялось следующими моментами:

укреплением валютно-финансового положения развитых стран и формированием относительно стабильной динамики ведущих валют на рынке;

сокращением дефицита государственного бюджета многих стран, что способствовало поддержанию низких темпов внутренней инфляции и формированию стабильной конъюнктуры на рынке государственных обязательств;

достижением относительной макроэкономической стабильности развитых государств в условиях сравнительно высокой занятости и низкой инфляции, что определяло высокую конъюнктуру на рынке акций и облигаций промышленных компаний.

В отличие от развитых государств ситуация на валютных и фондовых рынках развивающихся стран остается напряженной. Несмотря на то, что эти страны стремятся проводить политику курсовой стабильности, это дается им нелегко, поскольку требует постоянных, а порой и значительных валютных интервенций со стороны центральных банков. Напряженное валютно-финансовое положение развивающихся государств обусловлено наличием значительных дефицитов платежных балансов по текущим операциям, высоким уровнем внешней задолженности и зависимостью их валютного и финансового положения от притока иностранного капитала.

Валютный рынок.

Валютный рынок - центральное звено международной финансовой системы. По объему операций он превосходит фондовый рынок (рынок облигаций и акций). Ежедневно объем сделок на валютном рынке исчисляется в среднем в 1,2-1,4 трлн. долл. Для сравнения: ежедневные объемы операций на рынке облигаций (государственных и частных) составляют порядка 500-700 млрд. долл. и 100-150 млрд. долл. - на рынке акций.

Благодаря применению электронных технологий сформировались два направления развития валютной торговли. Первое - это электронные дилинговые системы (примером которых является система “Рейтер-2000”). Второе - это электронные брокерские системы.

По оценке экспертов МВФ, наиболее активно электронные брокерские системы в международных финансовых центрах используются в торговле “парами валют” (доллар-марка, доллар-йена, доллар-фунт стерлингов и т.д.). Международными центрами валютных операций остаются Лондон (30% объема операций), Нью-Йорк (16%) и Токио (10%).

В структуре операций на мировом финансовом рынке форвардные операции и операции своп (продажа или покупка валюты с обязательствами ее купить или продать спустя какое-то время) преобладают над операциями спот. Активное использование чистых форвардных операций и сочетание с операциями спот объясняется возросшей ролью валютного рынка в обслуживании операций с иностранными ценными бумагами.

Наиболее активно используемой валютой в операциях на валютном рынке остается доллар США. На операции, связанные с покупкой или продажей долларов, приходится до 50% объема операций на валютном рынке. На немецкую марку и японскую йену - соответственно 15 и 10%.

О достижении относительного курсового равновесия основных валют свидетельствует не только умеренные колебания курсов валют США, Германии и Японии, но также и практическое отсутствие валютных интервенций со стороны их центральных банков на валютных рынках на протяжении последних лет. Исключение составляет лишь интервенция с целью сглаживания краткосрочных курсовых колебаний и интервенций Банка Японии в ноябре-декабре 1997г. с целью поддержания курса йены в период финансового кризиса в Юго-Восточной Азии.

Относительное фундаментальное равновесие курсов основных валют не только проявилось на валютном рынке, но и подтверждалось основными макроэкономическими показателями - сохранением инфляции в этих странах в среднем на уровне 2,5-3%, незначительными относительными диспропорциями сальдо их платежных балансов (табл. 1.7) /43/.

Таблица 1.7

Сальдо платежного баланса по текущим операциям (в % ВВП)

п / п

Страна

1994г.

1995г.

1996г.

1997г.

1.

США

-2,1

-2,0

-2,2

-2,0

2.

Япония

2,8

2,2

1,4

1,5

3.

Германия

-1,0

-0,9

-0,7

-0,4

4.

Франция

0,5

1,1

1,3

1,2

5.

Италия

1,5

2,5

3,5

3,0

6.

Англия

-0,4

-0,5

0,0

-0,1

Поддержание относительного курсового равновесия доллара-марки-йены остается приоритетным направлением валютной политики США, Германии и Японии.

В 1997г. основные усилия органов финансового и денежно-кредитного регулирования западноевропейских стран были направлены на реализацию условий перехода к единой европейской валюте. Основными требованиями при этом были: снижение дефицитов государственных бюджетов до уровня, не превышающего 3% ВВП, и достижение уровней общего долга правительств (федеральных и местных органов власти) не свыше 60% ВВП. В декабре 1996г. в Дублине западноевропейские страны подписали многосторонние соглашения по контролю за соблюдением требований Маастрихтского соглашения на стадии введения единой валюты, которая получила название Пакта Стабильности и роста.

Соглашение предусматривало санкции к странам, не выполняющим нормативов в области бюджетного дефицита.

По данным ОЭСР, западноевропейские страны успешно справились с задачей финансовой консолидации в 1997г. Дефициты государственных бюджетов стран-участников Европейского Союза (с поправкой на сезонные колебания) снизились со среднего уровня в 5% ВВП в 1991г., когда обсуждался Маастрихтский договор, до 2% в 1997г. Особенно впечатляющими были успехи Бельгии (сокращение с 6,0% до 1,4% ВВП), Греции (с 11,8 до 4,2%), Италии (с 10,6 до 2,3%), Испании (с 7 до 1,6%).

Что касается отношений общей задолженности правительств к ВВП, то прогресс был менее впечатляющим. Не смогли выполнить 60% норматива правительства Австрии, Дании, Германии, Греции, Италии, Испании и Швеции. Тем не менее правительства стран Европейского Союза не отказались от решения ввести единую европейскую валюту с 1.01.1999г., что и было реализовано.

Хотя долговременный положительный эффект перехода к единой европейской валюте мало кем оспаривается, тем не менее в среднесрочном плане многие специалисты не исключают возникновения проблем в связи с интеграцией финансовых рынков, оживлением спекулятивных тенденций на валютных рынках с целью подорвать введение фиксированных приоритетов. Многих специалистов тревожат также макроэкономические последствия введения фиксированных паритетов.

Кредитно-банковская система

Современная мировая экономика характеризуется наличием хорошо развитой банковской системы и учреждений специализированного кредита, которые пронизывают все ее сферы.

Основу банковской системы составляют коммерческие банки, на которые приходится большая часть всех мировых валютных операций. Банки не только облегчают движение потоков существующих корпоративных ресурсов, но и обеспечивают кредитное финансирование на местных и международных рынках.

Крупнейшие банки мира переросли национальные границы и превратились в транснациональные банки (ТНБ), которые наряду с транснациональными корпорациями вносят основной вклад в мировой интеграционный процесс.

В середине 90-х годов появилась ярко выраженная тенденция к укрупнению банковских учреждений и концентрации банковского капитала как на национальном, так и на глобальном уровне. Серия слияний и поглощений крупных банков свидетельствует об их стремлении к повышению доходности банковских операций. Концентрация капитала позволяет банкам диверсифицировать источники доходов благодаря улучшению набора услуг и расширению географии операций.

Кроме того, в последние годы заметно усилилась конкуренция в валютно-финансовой сфере со стороны небанковских финансовых учреждений. Часть традиционного банковского рынка захватили компании, предлагающие клиентам операции по иммитированию кредитных карточек и услуги на рынке кредитования сделок с недвижимостью.

Существенные изменения в мировой банковской элите связаны в основном с появлением на мировой арене мощных японских банков. В 70-х годах в список крупнейших банков мира входили в основном европейские и американские банки.

При использовании прежней методики ранжирования международных банков по объему их активов в списке десяти ведущих банков мира в 1980г. был только один японский банк, который занимал 10-е место. В 1993г. по размеру активов в список десяти крупнейших банков мира входило уже 9 японских банков и лишь 1 европейский, после 1996г. все 10 крупнейших банков мира были японские: “Банк оф Токио Митсубиси Бэнк”, “Санва Бэнк”, “Дай-Ити Канге”, “Фудзи”, “Сумимото Бэнк”, “Сакура Бэнк”, “Норинчукин”, “Индастриал Бэнк”, “Митсубиси траст энд банкинг корп”, “Лонг-терм кредит Бэнк оф Джапэн”.

В списке 50 крупнейших банков мира в середине 90-х годов было 20 японских, 7 германских, 5 американских, 5 французских, 4 швейцарских, 3 английских, 3 китайских, 2 голландских, 1 итальянский банк. Распределение 500 крупнейших банков мира по странам мира в середине 90-х годов приведено в табл. 1.8.

Вместе с тем следует подчеркнуть, что в списке тысячи крупнейших банков мира лидируют американские банки (250). Кроме того, хотя японские банки являются крупнейшими в мире, европейские и американские банки остаются наиболее прибыльными и по такому показателю, как реальный индекс прибыльности, занимают первые десять мест в мире. Тенденция к концентрации банковского капитала наиболее ярко проявляется в США. В последние годы здесь было объявлено о слиянии и поглощении среди банков, входящих в число наиболее влиятельных банковских учреждений страны.

Таблица 1.8

Распределение 500 крупнейших банков мира по странам мира

п/п

Страны

Количество крупнейших банков в стране

1.

Япония

107

2.

США

68

3.

Германия

48

4.

Италия

34

5.

Испания

22

6.

Франция

16

7.

Великобритания

15

8.

Бельгия/Люксембург

14

9.

Швейцария, Южная Корея

13

10.

Тайвань

12

11.

Канада

10

12.

Австрия, Португалия, Швеция

7

13.

Австралия, Дания

6

14.

Греция, Индия, Индонезия, Мексика, Нидерланды, Финляндия

5

15.

Бразилия, Норвегия, ЮАР, Сингапур, Таиланд

4

16.

Чехия

3

17.

Сянган (Гонконг), Ирландия, Малайзия, Турция

2

18.

Аргентина, Венгрия, Польша

1

В 1996г. завершился процесс слияния двух ведущих банков США – “Сhеmiсаl Согр.” и “Chase Manhattan Bank”. В результате образовался крупнейший американский коммерческий банк с активами около 305 млрд. долл., опередивший по этому показателю “Сiticorp” (257 млрд. долл.). Новый банк – “Chase Manhattan Corporation” приобретает не только название, но и символику Сhase.

В том же году банк “First Union Согр” (Северная Каролина), занимавший 9-е место в США по стоимости активов, поглотил банк “First Fidelity”, занимавший 25-е место. В результате образован банк, сохранивший название “First Union”, который занял 6-е место в списке крупнейших американских банков. Процесс слияния банков продолжается.

Развитие тенденции к укрупнению американских банков может привести к тому, что к 2000г. рынок банковских услуг в США будут контролировать несколько гигантских банков.

Особое место в мировой банковской элите занимают швейцарские банковские дома, сформировавшиеся два столетия назад и до сих пор остающиеся мировыми чем- пионами по обслуживанию частных капиталов.

В середине 90-х годов на Швейцарию приходилось 80% трансевропейских операций с частными капиталами и около 80% соответствующего мирового рынка. Кроме частных депозитов, которые оцениваются примерно в 1500 млрд. швейцарских франков, в стране размещены средства различных организаций на сумму свыше 750 млрд швейцарских франков.

В последние годы банковское дело бурно развивается в Южной Корее и других новых индустриальных странах – Сингапуре, Сянгане (Гонконге), Тайване, которые превращаются в финансовые центры мирового значения.

В середине 90-х годов рейтинг стран по степени интегрированности и влияния банковского сектора на развитие экономики имел следующий вид:

1. Сянган (Гонконг) 8,34

2. Сингапур 8,00

3. ЮАР 7,63

4. Швейцария 7,49

5. США 7,46

6. Малайзия 7,05

7. Чили 7,02

8. Таиланд 7,00

9. Индонезия 6,95

10.Германия 6,86

11.Нидерланды 6,85

12.Австрия 6,78

13.Бельгия/Люксембург 6,72

14.Канада 6,28

15.Новая Зеландия 6,19

16.Тайвань 6,17

17.Япония 6,06

18.Австралия 5,81

19.Дания 5,81

20.Ирландия 5,80

21.Великобритания 5,80

22.Швеция 5,66

23.Колумбия 5,66

24.Филиппины 5,59

25.Турция 5,54 26.

26.Франция 5,39

………

42. Россия 2,08

Примечание : Более высокий балл означает более высокую степень интегрированности и влияния банковского сектора на развитие экономики.

Интеграция банков на национальном уровне создала необходимые условия для интеграционных процессов на мировой уровне. В настоящее время процессы глобализации далеко зашли и на финансовых (фондовых и валютных) рынках, которые по своей природе, мобильности и современным средствам связи создают благоприятную почву для этих процессов. Вместе с тем растущая глобализация производства и торговли представляет естественную основу для подобных тенденций в финансовой сфере.

Глобализация финансовых рынков осуществляется в нескольких формах, прежде всего в виде:

международного движения ссудного капитала, международных кредитов (межправительственных, межбанковских и др.);

зарубежных портфельных инвестиций, значительно превосходящих по своим масштабам прямые иностранные инвестиции и обычные международные кредиты.

Под портфельными инвестициями понимаются вложения в ценные бумаги (долговые обязательства - облигации, бонды, ноты, векселя, а также акции и производные финансовые инструменты). Они не связанны с контролем над той или иной коммерческой структурой и преследуют лишь цель получения дохода в виде дивидендов и процентов, главным образом, за счет изменения рыночной, курсовой стоимости этих бумаг.

Бурный рост в последние годы портфельных инвестиций отражает процесс секьюритизации кредитных отношений, которые все чаще осуществляются не в форме кредитного договора, а посредством свободной купли-продажи ценных бумаг. Причина этого заключается в широких возможностях вторичного рынка этих бумаг, на котором они могут многократно переходить от одних инвесторов к другим в зависимости от их интересов и потребностей.

Огромный рост международных финансовых рынков привел к тому, что сейчас, как это нередко отмечается в мировой печати, они обладают большей властью, чем правительства, а ежедневное “голосование” на валютных и фондовых рынках стало важнее, чем избирательные кампании, законодательные органы и государственные бюджеты. Вместе с тем, хотя эти рынки являются по существу социальным институтом, они приобрели громадную власть над общественным сознанием и поведением.

Растущая власть глобализованных финансовых рынков, опирающаяся во многом на мощь тесно связанных с ними ТНК, давно порождает в демократических кругах различные проекты по ее ограничению. Один из таких проектов изложен в появившейся в 1997 г. книге под кратким, но вполне выразительным названием “Уолл-стрит”: “В долгосрочной перспективе следует стремиться к тому, чтобы сократить финансовую и руководящую роль рынка корпоративных бумаг, имея в виду его возможное устранение. Постепенно нужно усиливать контроль над корпорациями со стороны персонала, потребителей, поставщиков и общества в целом”.

Эти заинтересованные группы могли бы организовать и финансировать (используя свои сбережения) специальные общественные банки, которые, в свою очередь, находились бы под контролем Центрального банка, функционировали на основе макроэкономического плана и предоставляли кредиты корпорациям. Таким образом, отпала бы потребность во внешних акционерах, средства которых потеряют свое значение, а вместе с тем и в фондовой бирже, на которой реализуются и обращаются их акции.

Назвав этот проект “чем-то вроде рыночного социализма”, автор затем признает, что осуществлять его с политической и технической точек зрения было бы “чертовски трудно”.

Разделяя эту оценку, можно добавить, что этот проект весьма уязвим еще и с экономической стороны. Многолетний опыт организации экономической жизни в Советском Союзе и особенно в Югославии, во многом основанный на тех же принципах, убедительно подтверждает это. Во-первых, как показала практика, никакой “макроэкономический план, составленный с участием всего общества”, не в состоянии учесть и отобразить всю широчайшую и непрерывно изменяющуюся гамму общественных потребностей. Поэтому (и по другим причинам) неизбежным спутником такого плана становится дефицит товаров и услуг, возникающий то в одной, то в другой сфере, а то и почти везде (как это было в СССР).

Во-вторых, постоянные и трудно предсказуемые (особенно в условиях стремительного научно-технического прогресса и роста глобализации) изменения в структурах потребительского и инвестиционного спросов требуют соответствующих и быстрых изменений в распределении экономических ресурсов (прежде всего денежного капитала, а также труда, материальных средств и т.д.). Даже при существующей рыночной системе эти требования наталкиваются на сопротивление того, что называется емким английским выражением “vested interests” (“укоренившиеся интересы”), - это когда, например, персонал и поставщики всячески сопротивляются сокращению или ликвидации ставших ненужными или явно убыточных, неконкурентоспособных предприятий.

Предлагаемая система создает предпосылки для значительного усиления этой тенденции, лишает экономику страны динамизма, программирует отставание в мировой конкуренции.

Идея общественного контроля над финансовыми рынками, биржей, банками, да и самими корпорациями, словом, над всеми институтами рыночной экономики, конечно, заслуживает одобрения и поддержки. Кстати говоря, такой контроль (в виде всех ветвей государственной власти) в тех или иных формах и с различной эффективностью осуществляется в цивилизованных странах (на макроуровне), также как с большим или меньшим успехом действуют разные формы социального партнерства (на микроэкономическом уровне).

Однако ни то, ни другое не должно подрывать или ослаблять основы рыночной экономики, на которых зиждятся ее преимущества. Найти эту грань дело нелегкое, но необходимое. Это, по существу, центральный вопрос всей экономической политики (и внутренней и внешней), вокруг которого сталкиваются программы разных партий, идеологий, общественных движений.

До последнего времени мировая финансовая система практически игнорировала потенциальную нестабильность финансовых рынков, а международные организации не были приспособлены к контролю и регулированию потоков капитала. Разрыв между опасностями, которые таили в себе финансовые рынки, и возможностями их предотвращения и локализации катастрофически быстро увеличивался.

Первый звонок прозвучал в 1995г., когда разразился мексиканский кризис. Наиболее прозорливые финансисты назвали его первым кризисом новой эпохи глобальных финансов. МВФ под давлением США был вынужден выступить в роли пожарного, предоставив Мексике беспрецедентный по тем временам кредит – 40 млрд. долларов. Тот кризис удалось погасить без больших потрясений, но именно поэтому никаких выводов сделано не было. Международная финансовая система сохранилась без изменений.

Пока кризис касался только развивающихся стран, западные правительства ограничивались ранее опробованными способами оказания пострадавшим финансовой помощи. Кредиты предоставлялись странам, как правило, уже пережившим обвал валютного и фондового рынков. При этом обязательным условием для получателя помощи было повышение процентной ставки для удержания капитала в стране и сохранение ее на высоком уровне до тех пор, пока доверие инвесторов не восстановится и зарубежные инвестиции не начнут возвращаться в страну.

Требования МВФ по ужесточению бюджетной и денежной политики только усугубляли тяжесть кризиса, приводя к дефляции и рецессии. Кроме того, стандартные процедуры МВФ никак не препятствовали распространению “азиатского” кризиса по странам и континентам.

Но когда обвал российского рубля ударил по Латинской Америке и рикошетом по США, вызвав резкое ослабление доллара и падение на фондовых биржах, правительства развитых стран начали осознавать необходимость институциональных реформ мировой системы движения капитала. Запад стал готовиться к серьезному изменению правил игры на международных рынках.

В последнее время МВФ и Всемирный банк обсуждают новый механизм помощи странам, стоящим на пороге финансового кризиса, который позволит им убедить международных инвесторов в том, что они в состоянии отвечать по своим долговым обязательствам до того, как инвесторы потеряют доверие к ним. По замыслу авторов новой схемы, кредиты фонда не будут столь дешевыми, как раньше.

В настоящее время правила работы на внутренних финансовых рынках развитых стран и порядки на международных рынках сильно различаются. За спекулятивную атаку против акций какой-нибудь американской корпорации в США можно угодить в тюрьму по обвинению в манипулировании рынком. Однако аналогичные действия американского хеджевого фонда в Юго-Восточной Азии не рассматриваются как преступление.

Для пресечения спекуляций на международных рынках необходима мощная интернациональная организация, уполномоченная вести специальные расследования по всему миру. В том числе и на территории развитых стран, что пока весьма маловероятно.

Конечно, было бы большим преувеличением обвинять во всем спекулянтов. Их жертвы в большинстве случаев сами дают повод для нападения. Спекулянты появляются там, где власти допускают ошибки в управлении экономикой. Неважно, вызваны они искренним заблуждением или корыстным злоупотреблением. И практика государственного принуждения банков для льготного кредитования чеболей в Южной Корее, и использование государственных финансов в семейных целях в Индонезии привели к схожим последствиям.

Однако надо отдать должное и международным финансовым организациям, которые совсем недавно требовали от своих подопечных либерализации условий движения капитала. Как оказалось, толку от этого было мало. Исследование экономиста Гарвардского университета Дани Родрик показало, что для развивающихся стран не существует положительной корреляции между либерализацией операций, связанных с движением иностранного капитала, и экономическим ростом, ростом инвестиций и снижением инфляции.

Реформы под диктовку МВФ в первую очередь приводили к притоку “горячих” денег, что дестабилизировало и без того не отличающиеся силой развивающиеся экономики. При этом нужно учитывать, что если на внутренних рынках развитых стран нестабильность в той или иной мере сглаживалась органами управления, то механизмов регулирования международных рынков капитала просто нет.

Многие экономисты считают, что пришло время рассмотреть налоговые и иного рода ограничения на международные потоки капитала.

Контроль за движением капитала не новая идея. Он был нормой по всему миру вплоть до конца 70-х годов. Во Франции и Италии он существовал до конца 80-х. Китай и Индия используют этот контроль до сих пор. Малайзия ввела ряд мер по реанимации контроля за движением капитала.

Контроль развязывает правительству руки в проведении экономической политики, соответствующей текущим внутренним интересам страны, без оглядки на реакцию иностранных инвесторов. Так, жесткие капитальные ограничения и ограниченная конвертируемость китайского юаня позволяют властям весь последний год проводить политику снижения процентных ставок для стимулирования экономического роста без негативных эффектов в виде оттока спекулятивного капитала из страны. Китайский юань – одна из немногих в развивающемся мире валют, избежавших панической девальвации в период азиатского кризиса. Кроме того, любую реструктуризацию финансового сектора удобнее проводить в стабильной обстановке, когда потоки капитала внутрь и извне страны находятся под контролем.

Впрочем, контроль за движением капитала является хотя и относительно простым и реализуемым, но все же временным средством, не решающим принципиальные проблемы мировой финансовой системы.

Эксперты считают, что есть еще одна мера, идея которой заключается в том, чтобы подключить самих частных инвесторов к процессу спасения своих денег в охваченных “азиатской” лихорадкой странах. Аналогом может служить процедура банкротства, когда кредиторы предоставляют кредиты для реабилитации должника с тем, чтобы он оставался на плаву.

Такой подход очень важен еще и потому, что заставит инвесторов более тщательно оценивать риски своих вложений, тогда как стандартная практика МВФ означала оплату государственными или фондовскими деньгами сколь угодно рискованную политику финансовых спекулянтов на развивающихся рынках. Предлагаемая мера означает уменьшение долгового бремени переживающих финансовый кризис стран, так как часть издержек ложится на плечи самих инвесторов, и они становятся кровно заинтересованными в скорейшем выздоровлении стран-должников.

Многие специалисты рассматривают последний рецепт как чисто академическое упражнение. Дело в том, что в международном масштабе не существует никакой правовой системы, принуждающей частных инвесторов действовать так, как это предписывает американское законодательство о банкротстве, и не понятно, каким образом его можно создать в обозримой перспективе. С другой стороны, глобальный финансовый кризис принял такие масштабы, что без какой бы то ни было формализации процедуры реструктуризации долгов не обойтись. Если оставить за самими странами право на долговой мораторий, наступит полный хаос. Право определять степень страновых проблем, достаточных для запуска процедуры реструктуризации, должно оставаться за наднациональными институтами типа МВФ.

1.5. Международные инвестиции

В последние десятилетия наряду с доминирующей в системе мирохозяйственных связей торговлей товарами и услугами все большее значение приобретает движение капитала в различных формах, наиболее распространенной формой которого являются международные инвестиции. По своим характеру и формам иностранные инвестиции могут быть различными.

Так по источникам происхождения их подразделяют на государственные и частные.

Государственные инвестиции в международной практике называют часто официальными. Они представляют собой средства из госбюджета, которые направляются за рубеж или принимаются оттуда по решению либо непосредственно правительств, либо межправительственных организаций.

По формам - это государственные займы, ссуды, гранты (дары), помощь, международное перемещение которых определяется межправительственными соглашениями. Сюда же относятся кредиты и иные средства международных организаций (например, кредиты МВФ). В любом случае, это деньги налогоплательщиков, хотя и идущие до получателя разными путями.

Частные инвестиции - это средства из негосударственных источников, помещаемые за рубеж или принимаемые из-за рубежа частными лицами (юридическими или физическими). Сюда относятся торговые кредиты, межбанковское кредитование. Они не связаны напрямую с госбюджетом, но правительство может в пределах своих полномочий их контролировать и регулировать.

По срокам размещения иностранные инвестиции делятся на краткосрочные, среднесрочные и долгосрочные. К последним относятся вложения более, чем на 15 лет. В данную группу входят наиболее значимые капиталовложения, так как к долгосрочным относятся все вложения предпринимательского капитала в форме прямых и портфельных инвестиций (преимущественно частные), а также ссудный капитал (государственные и частные кредиты).

По характеру использования иностранные инвестиции бывают ссудными и предпринимательскими. Первые означают предоставление средств взаймы для получения прибыли в форме процента. В этой сфере активно выступают капиталы из государственных и частных источников.

Предпринимательские инвестиции прямо или косвенно вкладываются в производство и связаны с получением того или иного объема прав на получение прибыли в форме дивиденда.

По целям предпринимательские инвестиции делятся на прямые и портфельные.

Прямые инвестиции являются вложением капитала во имя получения долгосрочного интереса и обеспечивают его с помощью права собственности или решающих прав в управлении. В основном прямые иностранные инвестиции являются частным предпринимательским капиталом. Прямые инвестиции оказывают существенное воздействие как на всю мировую экономику, так и не ее сердцевину - международный бизнес.

Портфельные инвестиции не обеспечивают контроля за объектом вложения, а дают лишь долгосрочное право на доход, причем даже преимущественное в смысле очередности получения такого дохода.

МВФ выделяет еще одну группу - “прочие инвестиции”, в которые в основном входят международные займы и банковские депозиты.

Согласно официальным данным, за период с 1914г. до конца второй мировой войны иностранные инвестиции увеличились на треть. Затем они удваивались за 10 лет, затем - за 6-7 лет. С середины 50-х годов они уже выросли в 4 раза, и в 80-е годы мир вступил примерно с 450 млрд. долл. таких вложений.

В 1990г. был достигнут рубеж в 1,7 трлн. долл., т.е. произошло почти их четырехкратное увеличение только за одно десятилетие. В 1996г. общая сумма прямых зарубежных инвестиций приблизилась к 3 трлн. долл. США /67/.

Столь высокие темпы роста прямых инвестиций связаны прежде всего со сдвигами мирового хозяйства, когда транснациональные корпорации начали вывозить за рубеж не капитал в прежних формах, а производство. При этом приоритет отдается не только возможности получения прибыли, но и длительному характеру такого получения.

На современном этапе примерно 9/10 всех прямых инвестиций в мире контролируются международными корпорациями.

Сейчас общая сумма прямых зарубежных инвестиций, которые находятся в структурах ТНК (в середине 90-х гг. их было 39 тыс. плюс 270 тыс. зарубежных филиалов), достигла 2,7 трлн. долл. США.

На современном этапе практически все страны являются как экспортерами, так и импортерами прямых инвестиций. Тем не менее распределение инвестиций (их географическая структура) выглядит ныне неравномерно. Так, являясь одним из крупнейших доноров, Япония занимает скромную позицию в качестве реципиента подобных вложений: прямые иностранные инвестиции, допущенные японским правительством и бизнесом в эту страну составляют всего лишь 17831 млн. долл. США.

Распределение стран по сумме размещаемых за рубежом и получаемых прямых инвестиций в начале второй половины 90-х годов представлено в табл. 1.9 /96,97/.

Таблица 1.9

Объемы размещаемых за рубежом и получаемых прямых инвестиций в начале второй половины 90-х гг. (млн. долл.)

Импорт

Экспорт

№ п / п

Страны

Объем

№ п / п

Страны

Объем

1.

США

564637

1.

США

705570

2.

Великобритания

244141

2.

Великобритания

319009

3.

Франция

162423

3.

Япония

305546

4.

Германия

134002

4.

Германия

235003

5.

Китай

128959

5.

Франция

200902

6.

Испания

128859

6.

Нидерланды

158615

7.

Канада

116788

7.

Канада

110388

8.

Австралия

104176

8.

Швейцария

108253

9.

Нидерланды

102598

9.

Италия

86672

10.

Бельгия/ Люксембург

84605

10.

Сянган (Гонконг)

85156

В отличие от мировой торговли, которая имеет устойчивую тенденцию к ежегодному росту, в движении прямых, портфельных и ссудных инвестиций на общем фоне увеличения размеров экспорта и импорта капитала существуют значительные ежегодные колебания в зависимости от состояния и развития мировой общехозяйственной конъюнктуры. Неравномерность потоков прямых инвестиций по годам приводит не только к резким перемещениям стран в списке крупнейших получателей иностранных инвестиций, но и к кардинальным сдвигам в отраслевой структуре прямых инвестиций отдельных стран.

Однако в целом динамика роста объема зарубежных капиталовложений опережает динамику развития внутренней экономики большинства стран мира. Так, начиная с середины 80-х годов темп прироста прямых инвестиций в 4 раза превышал рост стоимости мирового ВВП. Характерной особенностью движения капитала на современном этапе является включение все большего числа стран в процесс ввоза и вывоза прямых, портфельных и ссудных капиталовложений. Если раньше отдельные страны, как правило, являлись либо экспортерами, либо импортерами капитала, то в настоящее время большинство из них одновременно ввозит и вывозит капитал.

С начала 90-х годов стремление привлечь иностранных инвесторов становится одной из важнейших тенденций в международной политике. Завершение “Уругвайского раунда” переговоров в рамках ГАТТ, создание Всемирной торговой организации (ВТО), подписание соглашения НАФТА (Зона свободной торговли стран Северной Америки), создание единого европейского рынка, а также увеличение числа двусторонних переговоров по инвестициям способствовали росту импорта иностранного капитала. Импорт предпринимательских инвестиций характеризуется ежегодным колебанием размера капиталопотоков.

В начале 90-х годов ежегодный объем мирового импорта прямых инвестиций имел следующую динамику: 1990г. – 194 млрд. долл., 1991 г. – 151 млрд. 1992г. – 141 млрд., 1993г. – 75 млрд., 1994г. – 100 млрд., 1995г. – 180 млрд. долл. Большая часть инвестиций связана с процессом концентрации капитала, слияния и приобретения зарубежных компаний, преимущественно в таких отраслях мировой экономики, как финансовые услуги, энергетика, средства связи и телекоммуникации, фармацевтика.

В последние годы в импорте капитала усилилась долгосрочная тенденция к повышению удельного веса развивающихся стран, включая страны с переходной экономикой как реципиентов иностранного капитала. Данный показатель возрос с 17% в 1989г. до 42% в 1993г. и до 48% в 1995г..

Однако, если в целом доля развивающихся стран в мировом импорте капитала возрастает, то удельный вес беднейших стран продолжает сокращаться. В 1996г. на долю наименее развитых стран пришлось лишь 0,1% мирового импорта капитала.

Вместе с тем, несмотря на то, что развивающиеся страны и страны с переходной экономикой становятся все более привлекательными для иностранных инвесторов, по-прежнему больше половины (примерно 3/5) всего объема прямых капиталовложений приходится на промышленно развитые страны.

В середине 90-х годов крупнейшими мировыми импортерами капитала (см. табл. 1.9) были США (56 млрд. долл.), в значительных объемах ввозят иностранный капитал Великобритания (24 млрд.), Франция (16млрд.) и Германия (13 млрд. долл.). Примерно с конца 80-х годов страны Европы по совокупному размеру ежегодного импорта капитала опережают США.

По накопленному объему инвестиций промышленно развитые страны также значительно опережают развивающиеся страны и страны с переходной экономикой. Примером тому являются рейтинги стран по накопленному размеру импорта капитала на начало 90-х годов (млрд. долл.):

1. США 487,02

2. Великобритания 237,58

3. Франция 116,77

4. Канада 107,48

5. Нидерланды 78,09

6. Австралия 71,89

7. Германия 61,42

8. Испания 55,79

9. Италия 46,97

10. Мексика 43,03

11. Швейцария 42,37

12. Бельгия/Люксембург 21,90

13. Япония 15,51

14. ЮАР 11,06

15. Индонезия 10,32

16. Австрия 10,09

17. Чили 9,31

18. Малайзия 7,09

19. Южная Корея 6,48

20. Колумбия 6, 15

21. Венесуэла 4,69

22. Россия 3,90

По состоянию на 1995г. ведущее место по накопленному объему импорта капитала занимали США (638 млрд. долл.), Великобритания (297 млрд.), Франция (152 млрд.), Канада (140 млрд.).

Характерной чертой 1990-х годов стал рост доли развивающихся стран как получателей новых иностранных инвестиций. Если исключить инвестиции между странами ЕС, на долю развивающихся стран в 1993г. пришлось 35% всех инвестиций, а в 1994 г. - 44%. Однако за этой цифрой по существу скрывается главным образом одна страна - Китай, доля которой в этом отношении среди всех развивающихся стран в 1994 г. составила 40%. Всего за 1979 – 1995гг. Китаю удалось привлечь 181,4 млрд. долл. прямых иностранных инвестиций, которые вложены в 273 тыс. совместных предприятий. В 1996г. прямые иностранные инвестиции в развивающиеся страны составили 129 млрд. долл., в том числе 43 млрд. долл. в Китай. В 1998г. в Китай поступило более 30 млрд. долл. в виде прямых инвестиций, что определяет его второе место в мире среди всех реципиентов.

Правда, и без Китая прямые инвестиции в развивающиеся страны выросли в последние годы более чем на 11%.

Эта тенденция сохраняется и в настоящее время. Дело, наверное, не только в огромных потенциях необъятного китайского рынка (пока еще это преимущественно именно только потенции), но и в соответствующей политике китайских властей. В последние годы наряду с продолжающимися мерами по привлечению иностранных инвестиций в Китае стали требовательнее оценивать инвестиционные проекты, подходить к ним более избирательно, добиваться более широкой географии инвестиций, имея в виду не только прибрежные, но и внутренние районы страны.

Инвестиционная экспансия в Китай и другие страны Юго-Восточной Азии отражает быстрый рост значения Азиатско-Тихоокеанского региона в мировой экономике и торговле, при этом немаловажную роль играет расширяющийся внутриазиатский товарообмен. Поэтому растет приток инвестиций в такие азиатские страны, как Индия, Малайзия, Южная Корея, Таиланд, Вьетнам, и др.

Довольно успешно привлекаются иностранные прямые инвестиции в страны Латинской Америки, чему способствует создание здесь крупных свободных торгово-экономических зон на основе региональных торговых соглашений.

Что касается распределения иностранных инвестиций между развивающимися странами, то явное преимущество в этом отношении за более развитыми странами по сравнению с менее развитыми. Поэтому список соответствующих регионов возглавляют страны Восточной, Южной и Юго-Восточной Азии (в 1996 г. на их долю пришлось 81,2 млрд. долл.). Затем следуют страны Латинской Америки и Карибского бассейна (38,5 млрд. долл. в 1996 году). В то же время в наименее развитые страны было вложено всего 11,6 млрд. долл.

Бывшим социалистическим странам и странам СНГ за период 1991-1995гг. удалось привлечь около 64 млрд. долл. иностранных инвестиций, которые были вложены в 2500 проектов. Ежегодный приток капитала в бывшие социалистические страны составлял около 2,6% мирового импорта предпринимательских инвестиций.

В 1996г. прямые инвестиции в страны Центральной и Восточной Европы (включая Россию) составили всего 12,2 млрд. долл. (для сравнения: вложения в Сингапур в том же году – 9,4 млрд. долл.), а общий объем накопленных инвестиций равнялся 46,3 млрд. долл. (в Сингапуре – 66,7 млрд. долл.).

Самыми крупными импортерами иностранного капитала в Центральной и Восточной Европе являются страны Вышеградской группы (в 1995г. Венгрия - 3,5 млрд. долл., Польша - 2,5 млрд. и Чешская Республика - 2,4 млрд. долл.). В странах этого региона рост притока иностранного капитала сопровождается ростом ВВП.

В последние годы в мировой экономике прослеживается устойчивая тенденция к росту ссудных инвестиций. Как показывает мировой опыт, практически ни одно государство в мире при создании развитой рыночной экономики не могло обойтись без внешних заемных финансовых ресурсов.

В современном мире экспорт ссудного капитала осуществляется как по государственной, так и по частной линии, на двусторонней и многосторонней основе, на льготных и коммерческих условиях. По целевому назначению это могут быть официальная государственная помощь развитию, кредиты на осуществление конкретных инвестиционных проектов, техническая помощь, экспортные кредиты, облигационные займы и др.

Большая часть ссудных инвестиций приходится на международные финансовые организации (ВБ, МВФ, МАР, МФК, ЕБРР, АзБРР и др.), крупные коммерческие банки и банковские консорциумы, национальные фонды экономического сотрудничества с зарубежными странами и др.

Как свидетельствует мировая практика, более жесткие условия займов и кредитов предлагают частные банки и государственные организации при кредитовании экспортных поставок. С точки зрения обычных коммерческих условий (срок кредита, льготный период, уровень процентной ставки) наиболее предпочтительными являются кредиты международных финансовых организаций и двусторонняя помощь развитию.

Согласно экспертным оценкам, в ближайшем будущем крупнейшие инвесторы склонны активизировать свои зарубежные операции. При этом очевидно, что перекрестное инвестирование внутри группы наиболее развитых стран мира и впредь будет одной из основных черт деятельности. Однако при этом возможны некоторые географические нюансы: американские фирмы делают ставку на западноевропейский рынок (особенно в области высоких технологий и в производстве потребительских товаров), европейские ТНК рассчитывают делать основные капиталовложения на американском рынке, а у японских ТНК - приоритеты в Азии. Американские и европейские ТНК также заинтересованно смотрят на Азию и, по-видимому, в ближайшей перспективе поток капиталов ТНК будет направлен именно в азиатские страны. Предполагается, что инвестиции ТНК будут размещаться преимущественно также в развивающихся странах.

С точки зрения отраслевой структуры инвестиций, то в общем объеме инвестиций из основных стран базирования ТНК одним из наиболее вместительных рынков представляются инфраструктурные отрасли, в которые начиная с 90-х годов вкладывалось ежегодно около 7 млрд. долл. (3-5%). До сих пор во многих странах на прямые инвестиции в этот сектор экономики приходится менее 1% всего объема капиталовложений.

Понимая, что неразвитость инфраструктуры тормозит национально-экономическое развитие, правительства многих стран пошли на приватизацию и ослабление контроля со стороны государственных монополий с тем, чтобы привлечь больше иностранных инвестиций и технологий и тем самым добиться повышения эффективности функционирования соответствующих отраслей. За период 1988-1995гг. приватизация в инфраструктурных отраслях обеспечила привлечение ресурсов частного капитала в размере 40 млрд. долл., из которых более 50% составляют иностранные прямые и портфельные инвестиции. Продолжающаяся либерализация государственного регулирования в отношении иностранных инвестиций и инфраструктурных отраслей в сочетании с укреплением гарантий инвесторам ведет к снижению риска возможной национализации, что должно обеспечить увеличение интенсивности инвестиций прежде всего в такие проекты, как создание научных парков, зон переработки на экспорт, учреждений по подготовке кадров.

Таким образом, международное инвестирование, осуществляемое по различным каналам, является на современном этапе наиболее динамично развивающейся формой мирохозяйственных связей. Процессы интернационализации обусловили в последние десятилетия заметное возрастание роли такого канала, как прямое зарубежное инвестирование главных его субъектов - международных корпораций.

Прямые иностранные инвестиции играют сейчас важнейшую роль в создании интегрированной интернациональной производственной системы - производственного ядра глобализируемой мировой экономики.

Рост общих потоков межгосударственных инвестиций привел к необходимости решения организационных вопросов на наднациональном уровне. В рамках этого в 1995г. Организация Экономического Сотрудничества и Развития (ОЭСР) приступила к переговорам по Многостороннему Инвестиционному Соглашению (МИС). Это Соглашение предназначалось для создания стандартов “уровня технологий” обработки и защиты иностранных инвестиций. Оно также предназначалось для того, чтобы привести в движение механизм прогрессивной либерализации порядка инвестирования путем установления правил для иностранных инвесторов и ограничения прав правительств на регулирование деятельности иностранных, а в некоторых случаях и отечественных инвесторов.

Предложения, выдвинутые МИС, могут, например, значительно ограничить временные действия, направленные на защиту экономики от наплыва импорта на фондовом рынке, отразить требования в прямых иностранных инвестициях, сократить ограничения во владении иностранными гражданами недвижимостью и даже стратегическими видами промышленности, а также ввести прямое управление движением капитала.

Соглашение задумывалось не только как подтверждение уже применяемых стратегий в странах-членах ОЭСР, но и для разработки правил, направленных на защиту и поощрение инвестиций в развивающиеся страны. США и Европейский Союз определили динамику экономического развития стран Азии и Южной Америки, не являющихся членами ОЭСР, для участия в МИС.

После проведения первых исследований текст этого соглашения до 1997 года не был обнародован. Все статьи о проекте МИС были основаны только на предварительных текстах, опубликованных различными инвестиционными рабочими группами ОЭСР, которые описывали МИС как беспрецедентное соглашение по строгости стандартов, защите интересов инвестора и механизму либерализации.

Первое подписанное соглашение МИС, представленное обществу в феврале 1997г., практически в точности подтвердило предположения рабочих групп ОЭСР. Второе соглашение, обнародованное в мае 1997г., было связано только с предложенными условиями ОЭСР. В феврале 1998г., когда первоначальные тексты стали доступны вниманию некоммерческих организаций, ОЭСР опубликовала новое соглашение по программе МИС. Однако оно не вызвало откликов по обсуждаемым вопросам в отдельных странах.

Когда же стало ясно, что правительства - члены организации не в состоянии подписать полное соглашение МИС, как было запланировано, в апреле 1998г., министры ОЭСР согласились на дополнительные 6 месяцев переговоров и консультаций для решения вопросов, по которым не удалось прийти к согласию, и получения внутренней поддержки МИС. В апреле 1998г. службой связи с общественностью была выдвинута и помещена на сайте ОЭСР очередная версия МИС, практически ничем не отличающаяся от предыдущей. Однако ОЭСР добавила приложение, содержащее ряд своих предложений и предложений других стран, а также приложение к “Предложениям Председателя” с критикой, адресованной неправительственным организациям по вопросам труда, нормам по охране окружающей среды и лишения права собственности. Многие из этих предложений обсуждаются и сейчас.

За последние 15 лет, когда стал развиваться рынок инвестиционных услуг, возросла роль инвестиционных банков, специализирующихся, как правило на операциях с ценными бумагами, направлениями деятельности которых являются /32/:

собственно инвестиционно-банковская деятельность (корпоративные финансы, финансовое консультирование компаний, привлечение капитала в новые эмиссии акций и долговых обязательств, привлечение финансов для суверенных государств или их административных единиц на частных рынках инвестиционного капитала в качестве менеджера размещения займов или андеррайтера);

купля-продажа ценных бумаг на вторичном рынке, розничные брокерские операции по заказам индивидуальных инвесторов, операции с деривативами (фьючерсами и опционами), инвестирование от собственного имени;

управление активами как крупных институциональных клиентов (корпораций, страховых компаний, пенсионных и инвестиционных фондов и др.), так и частных лиц;

многоплановая аналитическая деятельность.

На пути своего развития инвестиционные банки столкнулись с серьезными трудностями.

По сравнению с началом 1980-х годов резко упали такие показатели прибыльности, как норма прибыли или доход на капитал. За последнее десятилетие комиссионные инвестиционных банков за организацию сделок с акциями снизились на 40%, а комиссионные за торговлю облигациями - на 25-50% в зависимости от валюты сделки.

Это обусловило необходимость диверсификации деятельности инвестиционных банков. Они начали субсидировать свой менее рентабельный, а иногда и убыточный, бизнес за счет высокоприбыльных операций. Высокий доход, получаемый от андеррайтинга на акции и от консультирования компаний по вопросам слияний, субсидирует низкодоходную торговлю акциями. С облигациями наоборот - доходы от трейдинга субсидирую андеррайтинг. Такое взаимное субсидирование невозможно осуществлять в фирмах, специализирующихся на каком-то одном виде деятельности.

Во имя сохранения высоких прибылей инвестиционные банки стали идти на совершение более рискованных операций, чем раньше. Резко возросли единичные масштабы “блоковых сделок” с акциями по просьбе клиентов, когда банк покупает очень крупный пакет у одного инвестора, а затем за короткое время продает его другому.

Другим рискованным способом повысить объем прибылей является совершение торговых масштабных операций от своего имени, для чего инвестиционные банки используют как собственный, так и (в большей степени) заемный капитал.

Количественный рост масштабов деятельности современных инвестиционных банков приводит к их качественной трансформации. По сути речь идет о формировании инвестиционных банков нового типа. Специалисты считают, что крупнейшие банки с полным набором диверсифицированных и комплексных услуг обладают многими преимуществами, прежде всего наличие большого свободного капитала.

Другим преимуществом таких банков является глобальный характер их деятельности. Все больше производственных компаний ведут свой бизнес в международных масштабах. естественно, они становятся клиентами тех инвестиционных банков, которые способны предоставить консультации и совершить транзакции на любом рынке мира.

Наконец, крупнейшие инвестиционные банки имеют лучшие шансы пережить спад в отрасли - их спасает диверсификация деятельности, обеспечивающая более стабильный поток доходов.

Процесс концентрации в инвестиционно-банковской сфере идет быстрыми темпами. По итогам 1998г. практически весь рынок инвестиций (97%) оказался поделенным между двадцатью глобальными инвесторами. Причем 77% рынка приходятся на первую десятку (в 1990г. ее доля была в два раза меньше).

Основной тенденцией развития отрасли становится формирование глобальной олигополии. Четыре главных игрока на глобальном рынке инвестиционных услуг уже определились. Это Goldman Sachs, Merrill Lynch, Solomon Smith Barney (в 1997г. финансовая группа Travelers Group купила инвестиционный банк Solomon Brothers и объединила его со своим брокерским подразделением Smith Barney) и Morgan Stanley Dean Witter (также возникший в 1997г. в результате слияния инвестиционного банка Morgan Stanley и многопрофильной финансовой компании Dean Witter Discover) с рыночными долями от 10% до 13%. Крупнейшие инвестиционные банки поистине огромны: у Merril Lynch, например, в штате работают 54200 служащих в 750 офисах, открытых в 45 странах мира, а Goldman Sachs имеет отделения в 38 странах (38 страной в 1998г. стала Россия) /32/.

Однако пока состав мировой элиты окончательно не сложился: появление еще одного - двух игроков высокого уровня вполне возможно. Главная же борьба будет за места в первой десятке, участники которой поделят между собой почти весь рынок XXI века. По мнению аналитиков, уже в ближайшие годы в руках первых десяти инвестиционных банков может оказаться более 95% рынка, а остальным (число которых резко сократится)придется довольствоваться узкоспециализированными нишами.

С отрывом от первой четверки (в 1,5-2 раза по рыночной доле) следуют еще несколько банков: Credit Suisse First Boston (подразделение швейцарской банковской группы Credit Suisse), американский коммерческий банк J.P. Morgan, в последние годы все более смещающийся в инвестиционно-банковскую нишу, старожил Уоол-стрит Lehman Brothers, Warburg Dillon Read (подразделение швейцарского банковского “левиафана” United Bank of Switzerland). В этой же группе находится и Deutsche Securities (инвестиционное подразделение крупнейшего банка Германии Deutsche Bank, купившего в 1989г. лондонскую инвестиционную компанию Morgan Grenfell, а в 1998г. - американский инвестиционный банк Bankers Trast).

Замыкает первую десятку Chase Securities - подразделение крупнейшего американского коммерческого банка Chase Manhattan. Далее идут менее крупные компании: это уолл-стритовские фирмы Donaldson, Lufkin & Jenrette и Bear Stearns, а также инвестиционные подразделения европейских коммерческих банков - германский Dresdner Kleinwort Benson и голландские ING Barings и ABN Amro Hoare Govett. В ближайшее время ожидаются новые корпоративные слияния в этой группе банков.

1.6. Национальная экономическая политика и глобализация

В послевоенный период на фоне бурного развития мирового хозяйства отдельные страны продемонстрировали феноменальные достижения в экономической и социальной сферах. С определенным временным лагом в мировой экономике появилось западногерманское “чудо”, итальянское, японское, бразильское и, наконец, “чудо” новых индустриальных стран Азии (Южная Корея, Тайвань, Сингапур, Сянган (Гонконг), Малайзия, Таиланд и др.).

Созданная в этих странах социально-рыночная экономика отличалась достаточной устойчивостью как к внутренним противоречиям развития, так и к внешним дестабилизирующим факторам.

При различии причин стремительного взлета этих стран прослеживаются общие закономерности. В основе их поразительных успехов лежит совокупность внутренних и внешних факторов, рациональное использование которых в конечном счете и определило динамизм и устойчивость их социально-экономического развития.

Рассмотрим это на примере новых индустриальных стран Азии.

Поскольку азиатские НИС ранее относились к разряду развивающихся стран, то в их воспроизводственном процессе отсутствовали два важных элемента – “техника” и "наука", поэтому процесс их развития под воздействием внешних факторов и интеграции в мировую экономику можно представить в виде трех этапов.

На первом этапе экономическое взаимодействие развитых стран с будущими НИС ограничивалось внешнеторговыми связями, где превалировал обмен готовой промышленной продукции развитых стран на сырьевые товары будущих НИС. На этом этапе доминирующей формой внешнеэкономических связей была внешняя торговля.

В этот период в характере взаимоотношений между двумя группами стран доминирующим было ярко выраженное субординирующее влияние промышленно развитых государств, что отражалось на формах сотрудничества и зависимости.

Очевидно, что такой характер внешней зависимости сказывался на экономике НИС Азии, которая в этот период отличалась неустойчивостью и была очень чувствительна к внешним изменениям и влияниям. Устойчивость экономического развития нарушалась под воздействием мировых экономических кризисов (как циклических, так и структурных), изменений мировой конъюнктуры по основным товарам экспорта НИС Азии, колебаний валютных курсов, биржевых котировок в промышленно развитых странах и др.

На втором этапе взаимодействие между развитыми странами и НИС Азии стало дополняться активным вывозом капитала из индустриальных держав, который сопровождался поставками машин, оборудования, современной техники, технологий, продажей патентов, лицензий, “ноу-хау” и др.

Внешние финансовые ресурсы, техника и технология направлялись на создание промышленной инфраструктуры и развитие импортозамещающих отраслей. Поскольку большинство азиатских НИС в то время имело достаточно узкий и неразвитый внутренний рынок, то благодаря политике импортозамещения удалось достаточно быстро насытить внутренний рынок потребительскими товарами.

Ограниченность внутреннего рынка НИС Азии была основным сдерживающим фактором для дальнейшего развития экономики, что потребовало изменения общей концепции развития. Именно в этот период начинает формироваться политика экспортной ориентации.

Новая стратегия органично вписывалась в структурную перестройку экономики индустриально развитых стран, в изменения международного разделения труда. Для этого периода развития мирового хозяйства характерно формирование крупных транснациональных корпораций и активный перенос отдельных отраслей промышленности в развивающиеся страны, в том числе в будущие азиатские НИС.

Таким образом, на втором этапе доминирующей формой внешнего воздействия на экономику азиатских НИС было перемещение в эти страны производства товаров, достигших стадии зрелости в промышленно развитых странах. Этот процесс сопровождался поставками в НИС Азии промышленного и технологического оборудования и ростом экспорта иностранного предпринимательского капитала.

Трансформация народнохозяйственных структур в азиатских НИС проходила под воздействием импорта иностранного капитала. Большая часть всех финансовых ресурсов поступала в виде ссудного капитала, который превратился в основную форму вывоза финансовых ресурсов из промышленно развитых государств.

Экспорт капитала в азиатские НИС осуществлялся как по государственной, так и по частной линии на двусторонней и многосторонней основе, на льготных и коммерческих условиях. При этом прослеживаются определенные закономерности. Сначала это государственная помощь развитию, затем кредиты на осуществление крупных инвестиционных проектов, экспортные кредиты и наконец займы на обслуживание внешней задолженности.

В отличие от НИС Латинской Америки, у которых импорт ссудного капитала и его нерациональное использование привели к образованию огромного внешнего долга и дестабилизации экономики, азиатские НИС смогли избежать долговой кабалы. Им удалось создать весьма эффективные механизмы использования ссудного капитала и сформировать достаточно широкий инструментарий обслуживания внешнего долга. Сюда входят, прежде всего, доходы от экспорта товаров, валютные поступления от туризма, перевод дивидендов на предпринимательские инвестиции за рубежом, доходы от экспорта услуг (транспортные, валютно-финансовые, информационные и др.).

Приток иностранного капитала и ТНК обострили конкурентную борьбу на внутреннем рынке НИС. В создавшихся условиях экономическое выживание местных компаний во многом определялось их конкурентоспособностью и динамизмом. Филиалы и дочерние фирмы ТНК оказали обучающее и стимулирующее воздействие на национальные фирмы, вынуждали их быстрее осваивать передовой технический опыт, совершенствовать технологию, методы управления, развивать научно-техническую базу.

В отличие от многих других развивающихся стран азиатским НИС удалось наиболее аффективно использовать иностранные инвестиции и те преимущества, которыми обладают транснациональные корпорации, для ускорения экономического развития.

Следует подчеркнуть, что именно транснациональные корпорации сыграли решающую роль в формировании экспортного потенциала азиатских НИС. Создание предприятий, ориентированных на внешний рынок, отвечало взаимным интересам ТНК и принимающих стран.

В результате произошли существенные сдвиги в народнохозяйственной структуре азиатских НИС, где на одно из ведущих мест в экономике вышла обрабатывающая промышленность. Значительно возрос экспорт промышленной продукции и диверсифицировалась структура вывоза. Сформировалась устойчивая обратная связь. В индустриально развитые страны из НИС Азии хлынул поток конкурентоспособной промышленной продукции, которая превратилась в основную статью их экспорта.

Таким образом, под воздействием иностранных инвестиций и ТНК в азиатских НИС была создана устойчивая экономическая структура, которая способна быстро адаптироваться к постоянно меняющейся конъюнктуре мирового рынка. Экспортный сектор стал доминирующим в их экономике.

На втором этапе произошла трансформация взаимодействия и зависимости, которая приобрела форму структурно-технологической, при сохранении субординирующего влияния промышленно развитых государств на азиатские НИС. В этот же период в экономике НИС Азии начинают формироваться функциональные системы, которые обеспечивают динамизм, саморегуляцию и значительно повышают устойчивость экономических систем.

С начала 90-х годов в мировой экономике началось определенное выравнивание национальных условий производства в обрабатывающей промышленности развитых стран и НИС Азии за счет сближения уровней производительности и оплаты труда, что привело к потере ценовых конкурентных преимуществ НИС на мировой арене. На первый план в мировой конкурентоспособности выходят неценовые факторы, из которых важнейшее значение приобретает качество товаров, новизна, наукоемкость и интеллектоемкость изделий.

Реально сознавая, что сохранить завоеванные позиции на внешнем рынке можно лишь за счет глубинных изменений в структуре национальной экономики, многие азиатские НИС сделали ставку на приоритетное развитие наукоемких отраслей.

Постепенно политика заимствования, позволявшая использовать лучшие достижения мировой науки, все больше начинает сочетаться со стратегией развития собственного научно-технического потенциала. Практические результаты достигаются за счет концентрации финансовых и интеллектуальных ресурсов на определенных направлениях НТР.

Приоритет отдается уникальным разработкам, прокладывающим путь техническим нововведениям в таких областях, как информатика, микроэлектроника, биотехнология, генная инженерия, аэрокосмический комплекс. Как ожидается, именно на этих направлениях результаты исследований откроют дорогу бурному развитию новых отраслей и производств.

Научно-исследовательские работы носят преимущественно прикладной характер и сосредоточены в НИИ крупных компаний и в технопарках. Расширяется сеть венчурных компаний, создаются операционные центры и др.

В наиболее развитых НИС осуществляются программы создания технополисов – городов передовых технологий и научных исследований. Стратегия технополисов – это прорыв в новые сферы деятельности на основе развития сети региональных центров высшего научно-технического уровня, это интеллектуализация всего национального хозяйства новых индустриальных стран.

Переход к этому этапу развития экономики также был бы невозможен без внешнего фактора. Прежде всего это касается подготовки за рубежом квалифицированных и высококвалифицированных кадров.

Развитие в азиатских НИС наукоемких отраслей, создание собственной научно-исследовательской базы фактически завершает процесс формирования в них рыночных структур, в основных чертах адекватных экономическим системам индустриально развитых государств. Следует подчеркнуть, что формирование в НИС Азии относительно адекватной системы проходило под субординирующим влиянием промышленно развитых государств, что отражалось на формах их взаимодействия и характере зависимости.

В процессе эволюции сильная зависимость НИС Азии от развитых государств переросла во взаимозависимость. Субординирующее влияние индустриальных государств на азиатские НИС сменилось взаимодополнением координационного типа, относительно равнополюсной взаимозависимостью.

Таким образом, можно сделать вывод, что внешнеэкономические связи явились основным структурообразующим фактором в процессе формирования динамичной модели устойчивого развития азиатских НИС, адекватной индустриально развитым странам.

НИС Азии можно охарактеризовать как динамичные, устойчивые, саморегулирующиеся экономические системы, в основе функционирования которых лежит приоритет частной собственности, свободного предпринимательства и конкуренции с эффективным механизмом государственного регулирования . В этих системах сформировались транснациональные структуры, активно участвующие в международном разделении труда, смещающие акцент на приоритетное развитие наукоемких отраслей.

На современном - третьем этапе внешнеэкономические связи азиатских НИС приобретают характер экспансии, в которой новым и весьма активным элементом становится вывоз капитала как в ссудной, так и в предпринимательской форме.

Экспорт капитала из азиатских НИС – относительно новое явление в мировой экономике и представляет собой не что иное, как процесс обратной связи, посредством которого осуществляется интеграция НИС Азии в мировое хозяйство.

Подобно развитым странам азиатские НИС уже сами активно переносят в наименее развитые государства промышленное производство, тем самым продляя жизненный цикл продукта. В последнее время усилия внешнеэкономической экспансии азиатских НИС направлены как в развивающиеся страны, так и в бывшие социалистические государства.

Экономическое сотрудничество НИС Азии с этими группами стран начинает играть такую же роль, как сыграли для НИС промышленно развитые страны. В этой связи вероятность вызревания новых экономических феноменов в развивающихся и в бывших социалистических странах возрастает, так как возможность формирования в них динамичных устойчивых экономических систем увеличивается за счет подключения к активной внешнеэкономической деятельности новых индустриальных стран Азии.

В мировой экономике уже сейчас начинает формироваться следующая волна новых индустриальных стран (экономик). В азиатском регионе это прежде всего страны АСЕАН, Китай и Вьетнам, куда в последние годы устремились предпринимательские инвестиции из Японии, США, а также из азиатских НИС.

Появление новых индустриальных стран Азии и формирование следующей волны НИС позволяют говорить о новоиндустриальности как об объективном, закономерном процессе развития мировой экономики. При этом одним из основных структурообразующих элементов и катализатором этого процесса являются внешнеэкономические связи, которые ускоряют создание динамичных, адекватных развитым странам, экономических систем.

Вместе с тем азиатские НИС можно рассматривать как подсистемы мирового хозяйства, а по законам системного анализа появление в системе адекватных подсистем увеличивает общий ресурс системы, что, в свою очередь, повышает ее устойчивость.

Таким образом, одним из направлений повышения устойчивости мирового хозяйства является распространение динамичной модели развития азиатских НИС на другие развивающиеся страны и страны с переходной экономикой.

Потенциальные возможности России позволяют предположить, что в перспективе страна вполне могла бы оказаться на гребне следующей волны новоиндустриальности. Современная структура экономики России имеет объективные предпосылки для формирования феномена новоиндустриальности.

Причем если у бывших развивающихся государств, из которых выросли НИС, адекватная промышленно развитым странам структура формировалась в три этапа, то Россия имеет шанс включиться в этот процесс интеграции на последнем этапе, поскольку в отличие от развивающихся государств Россия в условной схеме воспроизводственного процесса имеет два важных элемента – техника и наука.

Кроме того, Россия имеет возможность развивать внешнеэкономические связи не только с промышленно развитыми странами, но и с новоиндустриальными. Поскольку по законам системного анализа чем шире сфера взаимообмена, тем глубже и взаимное проникновение, а следовательно, увеличивается вероятность более быстрого формирования в России основных элементов новоиндустриальности.

В настоящее время наиболее благоприятные перспективы для создания динамичной, устойчивой модели экспортного типа имеют дальневосточные районы России.

Процессы глобализации непосредственно затрагивают национальную экономическую политику, ограничивая ее возможности. Международная экономика, оказывающая все большее влияние на положение отдельных стран, находится вне юрисдикции национальных правительств, министерств, центральных банков и их экономической политики. Поэтому обычные средства этой политики (в денежно-кредитной, бюджетной, налоговой сфере, даже сфере трудового или антимонопольного законодательства) действуют ныне в ослабленной форме, а то и вовсе не работают или приводят совсем не к тем результатам, на которые рассчитаны. Международные факторы снижают эффективность государственных решений и мер, осуществляемых в национальных рамках. Чем шире и глубже развертываются процессы глобализации, тем сильнее ощущается это противоречие.

Отсюда объективная необходимость координации экономической политики отдельных стран. Международная экономика, которая становится все более “единой и неделимой”, требует единой или во всяком случае согласованной (в большей или меньшей мере) экономической политики. Современная рыночная экономика невозможна без многообразных мер государственного регулирования (с применением экономических и административных рычагов). Однако на основе многолетнего и во многом негативного опыта мир уже усвоил, что разнобой и хаос в регулировании, при котором каждая страна преследует лишь свои узкие национальные, а точнее сказать эгоистические интересы, в конечном счете наносят ущерб всем.

На этой объективной и субъективной основе параллельно с формированием глобальной экономики возникла, развилась и продолжает развиваться разветвленная система межгосударственных организаций, органов и форумов для обсуждения и координации международной (а в связи с этим в той или иной мере и внутренней) экономической политики. Некоторые из этих организаций носят наднациональный характер, частично дополняя или даже заменяя подчас органы внутригосударственного регулирования.

Речь идет, во-первых, о сложной системе организаций и органов ООН и ее специализированных учреждений, во-вторых, о различных региональных интеграционных группировках и объединениях и, в-третьих, о неформальных консультационных группах, регулярно проводящих свои встречи, типа “большой восьмерки”, некоторых групп в рамках МВФ и т.п. Все большее значение приобретает многостороннее, а не двустороннее регулирование внешнеэкономических связей. К этому нужно добавить множество негосударственных международных организаций универсального, регионального, отраслевого и функционального характера, выполняющих консультативные, статистические, исследовательские, издательские и другие задачи в сфере международной экономики и содействующие ее регулированию.

Продолжатели этой линии в современных условиях оказались в растерянности перед действительно трудным вопросом: а кто же и как может и должен контролировать транснациональные корпорации и конкуренцию на глобальном рынке?

Ответ на этот вопрос, очевидно, следует искать в деятельности международных организаций и объединений (ООН, ее экономические органы и специализированные учреждения, Организация экономического сотрудничества и развития, региональные экономические объединения, особенно Европейский Союз) и, в первую очередь, в такой неформальной структуре, как “большая восьмерка”, которая имеет возможность не только рекомендовать, но и действовать, оказывать реальное влияние на развитие событий.


2. СОВРЕМЕННЫЕ РЕГИОНЫ ИНТЕГРАЦИИ МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ

2.1. Европейский регион

Немного истории и политики

В последние два столетия мировые войны заканчивались очень похожим образом и последующим поворотом истории. Первая, если не мировая, то общеевропейская война 1812–1815 годов закончилась созданием Священного союза, а через 30 лет главный триумфатор – Россия была растерзана теми, кому она создала наилучшие возможности для развития. Крымская война показала всю иллюзорность клятв монархов в вечной дружбе.

Версальский договор после первой мировой войны тоже не принес триумфаторам ожидаемого мира. Через 20 лет разразилась еще более страшная мировая война. После окончания второй мировой войны практически сразу же началась “холодная война”, которая привела к разгрому главного триумфатора – Советского Союза и была бескровно выиграна Америкой. Теперь мы видим начало необратимой деградации послевоенного порядка. И на авансцену истории выходят не победители, а побежденные.

Что касается Западной Европы (точнее стран Европейского полуострова), то очень важную роль в их развитии сыграл план Маршалла. При всей разноречивости мотивов его утверждения, два из них просматриваются достаточно отчетливо. Первый, и может быть основной, – могучая, нетронутая войной американская промышленность. Она нуждалась в рынках, но разоренная Европа не сулила надежных перспектив.

Только дав импульс развитию европейской промышленности, можно было надеяться на то, что достаточно скоро Европа сделается хорошим покупателем. О будущей конкуренции тогда никто не думал – столь фантастически разными были промышленные потенциалы. Поэтому план Маршалла был для американцев разумным способом помещения капитала. Очень разумным, ибо он, вкупе с идеей “холодной войны”, которая принадлежала Черчиллю, дал американской промышленности полстолетия спокойной и процветающей деятельности. А Европе, кроме того, был подарен американский щит – ей оказалось ненужным тратить громадные средства на содержание армий, и после финансовых вливаний в рамках плана Маршалла она поднялась и сделалась грозным конкурентом всесильной Америке. Сейчас это супергосударство.

Европейский полуостров не просто поднялся на ноги. По уровню производительности труда он практически сравнялся с Америкой, а населяют его 400 миллионов людей, средний уровень образованности которых значительно выше среднеамериканского. Выводы и перспективы достаточно очевидны: на восточном побережье Атлантики США обрели могучего конкурента. И в ближайшие десятилетия именно он на этой части планеты будет играть в экономике первую скрипку. Правда, Европе предстоит преодолеть еще немало противоречий.

И, несмотря на все трудности, план Маршалла в связке с “холодной войной” были гениальным изобретением, которое обеспечило во второй половине века спокойное развитие американского мира. И вряд ли оно возникло стихийно. Американская стратегия просчитывалась умнейшими людьми.

Тенденции ближайшего будущего на атлантической стороне кажутся более или менее очевидными: границы НАТО и дальше будут двигаться на Восток. И ракеты появятся и в Польше, и в Прибалтике. Но это будет уже не американская инициатива, а защита самой Европы от российской непредсказуемости – новый санитарный кордон во главе с Германией и ее сателлитами – Польшей, Чехией, Венгрией. Конечно, американцы будут в ней участвовать, но уже в качестве ландскнехгов (как и в Боснии, где они играли, по существу, немецкую игру) /44/.

Изначально основой европейской интеграции служила связка Париж – Бонн, в которой Германии отводилась роль экономического локомотива, а Франция осуществляла политическое представительство единой Европы. Однако ситуация изменилась. Долгие годы находившаяся в добровольной самоизоляции Великобритания перестала саботировать евроинтеграцию. Германия, в которой всегда были сильны проамериканские настроения, с готовностью променяла Францию на близкую Вашингтону Великобританию.

В течение последних лет рассматривается вопрос кооперации немцев, американцев и англичан в сфере ВПК (раньше совместную разработку вооружений Германия осуществляла только с Францией). Активно идут переговоры о создании объединенного англо-германского производителя оружия через слияние Вгitish Аегоsрасе и Раnnlег Аегоsрасе без планировавшегося ранее участия французской Аегоаsраcе.

Столь высокая англо-американская активность Германии указывает на то, что конкуренции и борьбе за лидерство с англосаксами немецкий бизнес предпочитает сотрудничество. Не случайно бросается в глаза полное отсутствие среди стратегических партнеров главных европейских фрондеров – французов.

Создаются автогигант Pаnnlег – Сlnуlег (стоимость сделки 42 млрд долларов), целая серия биржевых союзов, соединяющих торговые системы Чикаго, Нью-Йорка, Лондона и Франкфурта и оставляющих в стороне Париж.

Сейчас лишенная политического влияния Франция уже не представляет для Германии большого интереса. Германия намерена перестать финансировать французско-немецкую дружбу и добиться равноправного распределения членских взносов в ЕС. Франции практически отведена в ЕС такая же второстепенная роль, как и в НАТО. На ее долю выпала задача служить буфером между Европой и взрывоопасной Северной Африкой, стабилизировать положение в бывших средиземноморских колониях (Алжир, Марокко и Тунис), где Франция связана своими нефтяными интересами.

Более самостоятельная политика Лондона создает иллюзию, что со временем Европа может стать относительно независимой от трансатлантических связей. Однако на деле Великобритания продолжает действовать прежде всего в интересах Вашингтона. Весьма поучительна в этом плане история с арестом давнего протеже Соединенных Штатов – чилийского экс-диктатора Аугусто Пиночета. Данная акция, на первый взгляд демонстрирующая возросшую политическую независимость ЕС от США, на деле оказывается выгодной именно американцам, так как отдаляет европейцев, прежде всего испанцев, от Латинской Америки.

Арест Пиночета в Лондоне был осуществлен по требованию не очень дальновидных испанских прокуроров, что вызвало заметный рост антииспанских настроений в Латинской Америке. Учитывая жесткую позицию Лондона в деле Пиночета и непризнание его дипломатического иммунитета, можно говорить о росте антиевропейских настроений в целом и появлении напряженности в ранее весьма теплых взаимных отношениях.

В результате скандала особые отношения с Латинской Америкой, которыми очень дорожила Испания (испанцы отказывались от каких-либо претензий даже к кубинскому лидеру Фиделю Кастро), теперь оказались под ударом. Терять же в Латинской Америке испанцам есть что. Чего только стоит легкая победа европейцев в приватизационном конкурсе по продаже бразильского телекоммуникационного гиганта ТеlеЬгаа и намерение испанской телекоммуникационной компании Теlеfоniса вложить в следующем воду только в Бразилию 3,8 млрд. долларов.

В Евросоюзе отнюдь не всем нравится происходящая трансформация. Внутри него продолжают действовать силы, заинтересованные в превращении единой Европы в реально самостоятельный центр силы.

Прежде всего это касается связанных с нефтью финансово-промышленных групп, стремящихся проникнуть в Иран и Ирак, что прямо противоречит интересам США. Кроме того, набирающая обороты “атлантизация” угрожает власти глав центральных банков стран ЕС. До сих пор руководство ЕЦБ выражало намерение превратить евро в мировую резервную валюту, т.е. приобрести значительный политический вес. В желании стать новым центром силы сделана ставка на кооперацию ЕС и Китая. Китайцы, стремящиеся изгнать доллар из Юго-Восточной Азии, намерены поддержать евро и перевести в европейскую валюту большую долю своих резервов, а ЕС в свою очередь, заигрывая с Китаем, отдал контракт на поставки металла для чеканки евромонет китайцам.

Развернувшаяся в последний месяц бурная дискуссия и беспрецедентное давление европейских правительств на центральные банки по вопросу снижения ставок (а это самым прямым образом повлияет на устойчивость евро) отразили две ключевые тенденции в евроинтеграции. Следуя пожеланиям США, европейские “атлантисты” требовали от центральных банков, которым в конце концов пришлось сдаться, стимулирования спроса. В результате центральные банки удалось сделать более послушными. Вопрос в том, уцелеет ли в итоге сама идея “европейской интеграции”.

Экономика западноевропейского региона

Западная Европа занимает особое место в мировом хозяйстве. На ее долю приходится около 23% совокупного ВВП и 7% населения мира /67/.

Западная Европа включает 24 страны, которые отличаются друг от друга размерами территории, численностью населения, природными ресурсами, экономическим и научно-техническим потенциалом. Как известно, образование ЕС (1957г.) и Европейской Ассоциации свободной торговли (ЕАСТ, 1960г.), подписание между ними соглашений о свободной торговле промышленными товарами, а в 1992г. и соглашения о Европейском экономическом пространстве (ЕЭП) положили начало формированию в Западной Европе зоны свободной торговли и регионального экономического комплекса.

ЕЭП объединяет 19 государств Западной Европы, устанавливает свободу движения товаров, услуг, капитала и людей. Создается рынок с 380 млн. потребителей, на который приходится почти половина мировой торговли, осуществляется замена традиционных двухсторонних отношений многонациональными. Увеличивающаяся интернационализация производства, сложившийся механизм экономического сотрудничества обеспечивает Западной Европе важную роль в мировой экономике и политике. На современном этапе страны Западной Европы принадлежат к группе экономически развитых стран с однотипной экономикой. Они характеризуются достаточно высоким уровнем экономического развития, занимая по величине ВВП на душу населения 2 – 44 места среди стран мира.

По уровню экономического развития, структуре экономики, масштабам экономической деятельности западноевропейские страны делятся на несколько групп. Основная экономическая мощь региона приходится на четыре крупные высокоразвитые в промышленном отношении страны - ФРГ, Францию, Италию и Великобританию, которые сосредоточивают 50% населения и 70% валового внутреннего продукта. Эти державы во многом определяют общие тенденции хозяйственного и социально-политического развития всего региона. Прочие государства относятся к малым промышленно развитым странам. Особое место, занимаемое малыми странами в регионе и мире, определяется высоким уровнем специализации на производстве технически сложной, высококачественной продукции.

Важную роль в развитии процессов международного разделения труда сыграли небольшие масштабы внутренних рынков данных стран, которые сдерживали появление крупных предприятий во всех отраслях хозяйства из-за недостаточности спроса. Сегодня малые страны сильно рознятся по величине ВВП. В первую группу можно отнести Испанию, Нидерланды, Швецию, Бельгию, Швейцарию: на их долю приходится 20,1% ВВП. Во вторую группу входят Австрия, Дания, Норвегия, Греция, Финляндия. Их значение в западноевропейском хозяйстве относительно невелико – около 8,1% ВВП. Третья группа стран включает Португалию, Ирландию, Люксембург, Исландию, Кипр, Мальту. Доля этих стран незначительна – около 2% ВВП Западной Европы, но по отдельным видам производства они играют заметную роль /67/.

Отдельную группу составляют так называемые “карликовые государства” – Монако, Сан-Марино, Андорра, Лихтенштейн. Перечисленные страны достаточно сильно отличаются друг от друга по уровню экономического развития. Например, в Ирландии, Греции, Испании национальный доход на душу населения не превышает 60% от среднего показателя для всех стран ЕС, а в Португалии – половину от среднего показателя ЕС.

Не менее существенны и различия в структуре хозяйства. В Италии, Греции, Португалии достаточно высокий удельный вес сельского хозяйства, тогда как в карликовых государствах доминирует сфера услуг. Статистические данные демонстрируют сдвиги, происшедшие в последние десятилетия в положении стран Западной Европы в мировой экономике. Так, их доля в совокупном ВВП мира за 1970-1980гг. возросла с 25% до 31%, а затем сократилась к середине 90-х годов до 23%.

Экономический рост региона прерывался сокращением производства в периоды кризисов в 1975, 1981 и 1993гг., когда совокупный ВВП этих стран падал соответственно на 1,2%, 0,2% и 0,3%. Отмеченные периоды характеризовались резким увеличением инфляции и безработицы, низкой загрузкой производительных мощностей. Экономические неурядицы 70–80-х гг. поражали Западную Европу сильнее, чем другие регионы мирового хозяйства. Создание в регионе огромной таможенной зоны способствовало возрастанию синхронности циклического развития, что несколько усиливало распространение кризисных явлений.

В ходе взаимной либерализации внешних связей государства постоянно лишались ряда национальных рычагов воздействия на экономические процессы, что повысило их неустойчивость. Кроме того, переход к новым условиям воспроизводства сопровождался кризисом традиционных отраслей. Протекционистский характер ЕС, ограждая ряд отраслей промышленности (химия и черная металлургия, текстильная промышленность) от конкуренции извне, содействовал старению структуры хозяйства. Отрицательное влияние на экономическое развитие Западной Европы, особенно на состояние финансов, оказывала и гонка вооружений, развернувшаяся прежде всего в странах- членах НАТО.

Доля западноевропейских стран в общенатовских военных расходах возросла за 1970-1990гг. с 22,7 до 36,9% и составила 35% в 1993г. Военные расходы поглощали 3,6% ВВП в 1980-1984гг. и 2,7% в период 1990-1994г., что стало серьезной причиной бюджетных дефицитов и увеличения государственного долга.

В силу этих причин доля Европейского Союза в промышленном производстве стран ОЭСР сократилась с 49% в 1970г. до 39,2% в 1990г. Это снижение произошло прежде всего за счет Великобритании, Германии, Италии, Нидерландов, Швейцарии и Швеции.

Другая группа стран - часть малых стран - несколько увеличила свою долю в промышленном производстве индустриальных стран. Различия в темпах экономического роста объясняются особенностями их хозяйственной структуры. На современном этапе в Западной Европе весьма велик потенциал научно-технических исследований. Ведущие страны расходуют на эти цели свыше 2% ВВП. Но следует иметь в виду, что расходы Западной Европы представляют собой сумму затрат отдельных государств. Их общий эффект снижается дублированием исследований, поэтому реальное значение этого показателя будет ниже номинальной величины. Тем не менее, страны-члены ЕС выделяют на гражданские исследования на 16% меньше, чем США, но в два раза больше, чем Япония. В то же время расходы западноевропейских стран в значительной степени ориентированы на фундаментальные исследования.

Страны региона отстают в таких ключевых производствах, как интегральные схемы и полупроводники, изготовление микропроцессоров, супер ЭВМ, биоматериалов. Это не удивительно, так как до сих пор они ассигновали на исследования в области микроэлектроники почти столько же, сколько в США выделяет одна крупная компания (ИБМ). На других направлениях западноевропейские компании занимают передовые рубежи. Это – строительство АЭС, производство фармацевтических препаратов, техника связи, отдельные отрасли транспортного машиностроения и т. д. Но эти виды техники и продуктов оказывают слабое воздействие на технологическую структуру производства. Поэтому более узкий рынок наукоемкой продукции в Западной Европе по сравнению с США в меньшей степени формируется за счет внутреннего производства.

Среди факторов, отрицательно влияющих на ход экономического развития Западной Европы, выделяется массовая безработица – до 30 млн. чел. Более 80% безработных сосредоточено в странах ЕС. Уровень безработицы в них составлял в середине 90-х годов 11,4 % рабочей силы ( 5,5% в США и 3,3% в Японии) /67/. Современное экономическое развитие западноевропейских стран протекает под знаком структурных изменений. Эти изменения отразили общие тенденции развития производства и общественного разделения труда в условиях нового этапа НТП, а также явились следствием структурных кризисов и кризисов перепроизводства 70-х и начала 90-х гг.

Сдвиги в промышленном производстве неодинаковы. Если в некоторых странах его роль снижалась, то в южных и ряде северных стран (Исландия, Финляндия, Ирландия) доля промышленного производства в ВВП возросла. В этих странах продолжался процесс индустриализации, создавались новые производственные мощности общего назначения.

На современном этапе структурный кризис пережили судостроение, черная металлургия, текстильная и угольная промышленность. Такие отрасли, как автомобилестроение, химия, электротехника, столкнулись с сокращением внутреннего спроса, изменениями в международном разделении труда. К наиболее динамичным отраслям относятся электронная промышленность, в которой преимущественное развитие получило производство оборудования промышленного и специального назначения, прежде всего ЭВМ. Выделились новые отрасли и производства, связанные с изготовлением роботов, станков с ЧПУ, атомных реакторов, аэрокосмической техники, новых средств связи. Однако они оказались не только не в состоянии обеспечить высокие темпы роста экономики, но и в своем развитии отставали от США и Японии.

Компании Западной Европы обеспечивают только 35% регионального потребления полупроводников, 40% электронных компонентов, еще меньше интегральных схем. Промышленность региона по выпуску информационной техники обеспечивает 10% потребностей мирового и 40% регионального рынков. Середина 90-х годов характеризовалась некоторым отставанием Западной Европы от основных конкурентов в прогрессивности отраслевой структуры. Так на изделия, пользующиеся высоким спросом, приходилось 25% продукции обрабатывающей промышленности ЕС, примерно 30% в США и почти 40% в Японии. Большое место в экономике занимала модернизация рентабельно функционирующего производственного аппарата, а не его коренное обновление на базе новейшей техники.

Как показывают данные по структуре обрабатывающей промышленности, машиностроение и тяжелая промышленность получили развитие в ведущих странах региона. Так же значителен удельный вес химии. Многие западноевропейские страны являются крупными производителями потребительской продукции. Доля отраслевой легкой промышленности в Италии, Греции, Португалии составляет 18–24%.

Для большинства стран региона характерно повышение или стабилизация роли пищевой промышленности (и в производстве, и в занятости). В Бельгии, Дании, Греции, Португалии на ее долю приходится до 20% промышленной продукции. Современная горнодобывающая промышленность составляет менее 1% совокупного ВВП (Греция – 4%, Испания – 1,3%). Добывается около 30 видов полезных ископаемых, но только 3-4 из них в количествах, значительных в масштабах мира (цинк, бокситы, поташ, никель).

Наиболее существенными являются различия в структурных показателях по доле сельского хозяйства в формировании ВВП – от 1,5 до 8%. Высокоразвитые страны достигли практически предела по этому показателю (2 – 3% ВВП). При снижении занятости до 7% трудоспособного населения (1960 г. – 17%) происходило повышение объемов производства. На долю Западной Европы приходится около 20% мирового производства сельскохозяйственной продукции. Сегодня ведущими производителями сельскохозяйственных товаров в ЕС являются Франция (14,5%), Германия (13%), Италия (10%), Великобритания (8%). Сравнительно высокие темпы роста этой отрасли способствовали увеличению самообеспеченности западноевропейских стран в сельскохозяйственной продукции /67/.

На протяжении последних лет серьезные изменения произошли в топливно-энергетическом балансе стран Западной Европы. В результате осуществления комплексных энергопрограмм, направленных на максимальную экономию и повышение эффективности использования энергии, произошло относительное сокращение потребления энергии и нефти.

Снижение энергопотребления протекало в регионе с различной интенсивностью. Если для большинства высокоразвитых стран характерно было значительное сокращение спроса на энергию, то в ряде стран среднего уровня развития (Португалия, Греция, Испания, Ирландия) сохранялась тенденция к его увеличению. Сдвиги в структуре энергобаланса связаны с падением доли нефти (с 52% до 45%), значительным ростом удельного веса атомной энергии, возрастанием роли природного газа. Наиболее широко природный газ используется в Нидерландах, где он составляет половину потребляемой энергии, и в Великобритании. Атомная энергия производится и потребляется в 10 странах.

В ряде стран на нее приходится значительная часть потребляемой энергии: в Финляндии, Бельгии, Швейцарии – 15–20%, Швеции и Франции – свыше 75%. Происходившие в последние годы сдвиги в экономике западноевропейских стран шли в одном направлении – сокращение в их ВВП удельного веса отраслей материального производства и повышение доли услуг. Этот сектор в настоящее время во многом определяет рост национального производства, динамику инвестиций. На него приходится 1/3 экономически активного населения. Это увеличивает значение западноевропейских стран как финансового центра, центра оказания другого рода услуг. Несмотря на происходящие перемены, современная отраслевая структура западноевропейских стран до сих пор имеет довольно существенные различия, что объясняется устойчивостью корпоративных структур национальных экономик. Под контролем крупнейших компаний осуществляется производство значительной части совокупного ВВП. 400 ведущих промышленных компаний (всего в Западной Европе более 10 млн. фирм) сосредоточили 39% общей численности занятых и производят порядка 37% продукции в обрабатывающей промышленности стран ЕС.

Особенностью современного этапа централизации капитала выступает широкий международный характер сделок. Примером этого является образование гигантского шведско-швейцарского электротехнического концерна и других международных компаний. Структурная перестройка крупного капитала привела к существенному укреплению позиций западноевропейских компаний в мировом хозяйстве. К началу 90-х годов в числе 50 крупнейших компаний мира количество западноевропейских увеличилось с 9 до 24. Все крупнейшие компании имеют международный характер.

Произошли изменения в соотношении сил между западноевропейскими гигантами. Вперед вышли корпорации Германии, в меньшей степени – Франции и Италии. Позиции британских компаний ослабли. Сохранили свои позиции западноевропейские ведущие банки, 23 из них входят в число крупнейших 50 банков мира (в том числе 8 германских и 6 французских). Современные процессы монополизации в Западной Европе имеют отличия от подобных процессов в Северной Америке. Наиболее прочные позиции крупнейшие западноевропейские компании занимают в традиционных отраслях, значительно отставая в новейших наукоемких. Отраслевая специализация крупнейших объединений Западной Европы менее подвижна, чем у корпораций США. А это, в свою очередь, тормозит структурную перестройку экономики.

Как показывают прогнозы, рынок будущего в меньшей степени будет предъявлять спрос на массовые виды продукции с возможно более низким уровнем себестоимости. Поэтому повышается роль компаний, которые опираются на широкую производственную программу с частой сменой выпускаемых моделей и эффективно приспосабливаются к изменяющимся условиям рынка. На смену “экономики масштабов” приходит “экономика возможностей”. Набирает силу процесс децентрализации управления производством, растет внутрифирменное разделение труда. Прогрессирующее дробление рынков по мере углубления специализации потребительского спроса, развитие сферы услуг способствуют росту мелкого предпринимательства, на долю которого приходится до 30 – 45% ВВП. Рост мелкого предпринимательства повышает гибкость хозяйственных структур применительно к потребностям рынка.

Европейская интеграция: пути развития

Исходной точкой Европейского Союза, следует считать парижское заявление министра иностранных дел Франции Р. Шумана от 9 мая 1950г., предложившего поставить все производство угля и стали Франции и ФРГ под общее верховное руководство. В результате в апреле 1951г. был подписан Парижский договор об учреждении Европейского объединения угля и стали (ЕОУС), в состав которого вошли шесть государств – Бельгия, Нидерланды, Люксембург, ФРГ, Франция, Италия. Договор вступил в силу в 1953г.

При исследовании процессов экономической интеграции редко упоминалось о политической составляющей этого союза, чему были свои причины. Однако европейская интеграция была и остается и экономическим, и политическим процессом. Попытки в 50 60-х годах создать отдельные политические структуры в рамках уже существовавших экономических структур не увенчались успехом, была признана их преждевременность. Подписание в 1957г. Римского договора о создании Европейского экономического сообщества (ЕЭС), основанного на таможенном союзе и общей политике, особенно в сельском хозяйстве, по существу перевело все внимание на решение экономических проблем. Было также учреждено Европейское сообщество по атомной энергии – Евратом.

Таким образом, вступивший в силу Римский договор фактически объединил ЕОУС, ЕЭС и Евратом. В декабре 1969г. в Гааге было принято решение о расширении сообществ и углублении интеграции. С 1 января 1973г. к “шестерке” присоединились Дания, Ирландия и Великобритания, в 1981г. – Греция, в 1986г. – Испания и Португалия, в 1995г. – Австрия, Финляндия и Швеция. Спустя примерно два десятка лет, в Евросообществе стали проявляться различные подходы к толкованию приоритетов и характера движущих сил внутри и вне группировки, хотя Римский договор во главу угла поставил приоритет принципов свободной торговли и рыночной либерализации.

Возникла необходимость в разрешении определенных противоречий, во многом возникших в результате эволюции мировой хозяйственной жизни: между политическими и экономическими целями Сообщества; между приоритетными политическими и экономическими задачами отдельных стран-членов; между политическими сторонниками сохранения национальных приоритетов и теми, кто активно выступал за придание евроинститутам большей автономии в процессе принятия решений; между тем, принимать или нет вызов США и Японии в конкурентной борьбе за завоевание новых рынков или сосредоточить внимание на развитии европейского. Подготовка к принятию кардинальных решений была активизирована в конце 70-х – начале 80-х годов.

После подписания в 1986г. Единого европейского Акта (ЕЕА) положение в Сообществе претерпело весьма важные изменения. Во-первых, были приняты решения по постепенному отходу от доминирования Единой сельскохозяйственной политики в пользу решения других экономических и социальных задач. Во-вторых, были поставлены задачи по широкомасштабному развитию научных и технологических исследований. В-третьих, были внесены существенные изменения в бюджетную политику Сообществ. В-четвертых, была поставлена задача по введению к концу 90-х годов единой валюты. В-пятых, в связи с завершением “Уругвайского раунда” в системе международных экономических отношений возникла новая ситуация, поставившая задачу по корректировке внешнеэкономических приоритетов.

В этой связи рассмотрим отмеченные положения, поскольку их реализация характеризует ситуацию в Евросоюзе. Римский договор 1957г. сформулировал основные подходы к развитию интеграции, однако спустя два десятка лет его философия стала себя исчерпывать. В договоре отмечается, что в рамках ЕЭС создается Общий (единый) рынок, представляющий собой пространство “четырех свобод” – свобода движения товаров, капиталов, услуг и рабочей силы.

Общий рынок подразумевал единый подход к внешнеторговой политике. К середине 1968г., на полтора года раньше намеченного срока, между шестью странами – основателями ЕС были ликвидированы внешнеторговые барьеры, а именно тарифы и квоты. В то же время продолжалась кропотливая работа по унификации, по установлению единых тарифов и квот на внешних границах Сообщества, т.е. импорт должен был осуществляться на единых базовых условиях, отрабатывались единые подходы к внешней политике.

Хотя первоначально внимание было сосредоточено на двух главных элементах – либерализации торговли и рыночных взаимоотношений, переход к действительно всеобъемлющим отношениям “общего рынка” требовал проведения политики гармонизации и “приведения” к общему знаменателю национальной экономической политики каждой страны – члена ЕС.

На пространстве евросообществ возникла ситуация, при которой страны-члены были вынуждены (по различным обстоятельствам) принять решения по снятию целого ряда барьеров для расширения торговли между странами группировки. Национальные руководящие круги должны были принять весьма болезненное решение о передаче целого ряда прерогатив национального характера вненациональным органам, исходя при этом из того, что еврорынок требует адаптации неординарных решений: “лишь бы построить рынок”.

Достигнутый “шестеркой” успех в плане ликвидации внутренних торговых барьеров способствовал принятию (Гаага, 1969г.), как потом выяснилось, прежде- временного решения о создании к 1980г. Экономического и Валютного Союзов. Вступление через несколько лет в состав Евросообществ еще четырех стран не только выявило новые трудности (расширение Сообществ привело к расширению рынков, появлению совершенно новых дополнительных факторов, которые, как оказалось, не были досконально просчитаны), но и отодвинуло строительство реального единого рынка на отдаленную перспективу.

К середине 80-х годов ЕС из “шести” превратилось в “двенадцать”. Были приняты Ломейские конвенции, позволившие приступить к процессу практического регулирования экономических отношений с развивающимися странами. В 1971г. была введена Генеральная Система Преференций, предоставляющая целый ряд преференций развивающимся странам в торговле с ЕС (она действует и в отношении России).

В настоящее время в Западноевропейском регионе основными интеграционными группировками являются Европейская ассоциация свободной торговли (ЕАСТ) и Европейский Союз (ЕС). ЕАСТ создана в 1960г. на основе Стокгольмских соглашений, подписанных Австрией, Исландией, Норвегией, Финляндией, Швецией, Швейцарией. В эту ассоциацию входит также Лихтенштейн, состоящий в таможенной унии со Швейцарией. ЕАСТ представляет собой зоны свободной торговли в отношении промышленных товаров. Руководящим органом ассоциации является Совет ЕАСТ, состоящий из представителей стран-членов.

Европейский Союз до 1.11.93г. (дата вступления в силу Маастрихстских соглашений) назывался Европейским сообществом. К настоящему времени в ЕС, включающему как полноправных членов, 15 стран Европы с общей численностью населения около 370 млн. человек, практически завершилось создание основ единого рынка, системы межгосударственного управления и началось окончательное оформление экономического, валютного и политического союзов. Он занимает особое место в мировом хозяйстве. На его долю приходится 28% совокупного валового мирового продукта (20% по покупательной способности валюты) и 6,4% населения мира. В экономическом и политическом смыслах ЕС не представляет сверхдержаву, хотя его экспорт более чем в 2,7 раза превышает американский (в 1997г. он составлял 37,9% мирового).

Механизм функционирования ЕС основан на политико-правовой системе управления, включающей как наднациональные органы, так и элементы национально-государственного регулирования: Совет Министров (законодательный орган), Европейский совет в составе глав государств и правительств стран- членов ЕС, Комиссия европейских сообществ (исполнительный орган), Европейский парламент (контролирующий орган), Суд Европейских сообществ - высший судебный орган, обеспечивающий выполнение договоров.

Европейский Союз имеет собственную финансовую базу, основу которой составляют бюджет, автономные фонды, в том числе Европейский фонд развития, Европейский социальный фонд, Европейский региональный фонд, а также Европейский инвестиционный банк.

Бюджет ЕС формируется за счет компенсационных сборов при импорте сельхозпродукции (6%), таможенных пошлин при ввозе других товаров (23,5%), отчислений в размере 1,5% с налога на добавленную стоимость и других взносов. Бюджет выступает ограниченным инструментом регулирования экономических процессов, так как через него перераспределяется лишь 1% совокупного ВВП стран-участниц этого интеграционного объединения.

Однако в последнее десятилетие положение ЕС в мировой экономике изменилось. Его доля в ВВП мира несколько сократилась. Экономический рост характеризуется невысокими темпами (табл. 2.1) /38/.

Таблица 2.1

Сравнительная динамика темпов роста ВВП и производительности труда ЕС и наиболее развитых стран (%)

1974-1985гг.

1986-1990гг.

1991-1995гг.

ВВП

ПТ

ВВП

ПТ

ВВП

ПТ

ЕС

2,0

2,0

3,3

1,9

1,3

2,0

США

2,3

0,5

2,8

0,6

2,2

1,1

Япония

3,6

3,0

4,5

3,0

1,3

0,5

Экономические неурядицы 90гг. поражали ЕС сильнее, чем другие центры хозяйственной активности. Создание огромной таможенной зоны способствовало возрастанию синхронности циклического развития, что усиливало распространение кризисных явлений. В ходе взаимной либерализации внешних связей государства постоянно лишались ряда национальных рычагов воздействия на экономические процессы, что повышало их неустойчивость.

Существенной проблемой экономического развития ЕС стала безработица (свыше 20 млн. чел.). Средний уровень безработицы в странах ЕС составляет 10,3%, в сравнении с 7,4% в США и 2,3% в Японии. При этом наиболее высокий уровень безработицы отмечается в южных странах региона. В Испании, например, он превышает 18%.

Динамика основных показателей экономического развития ЕС представлена в табл. 2.2 /38,94/.

Таблица 2.2

Динамика основных показателей экономического развития ЕС (%)

Показатели

1960-1973гг.

1974-1985гг.

1986-1990гг.

1991-1996гг.

ВВП

4,8

2,0

3,3

1,5

Занятость

0,3

0,0

1,3

-0,4

Безработица

2,1

6,8

9,7

10,3

Капиталовложения

5,7

0,1

5,8

0,0

Объем капитальных фондов

4,9

3,0

2,6

2,3

Производительность труда

4,5

2,8

2,0

1,9

Производительность капитала

-0,1

-1,0

0,7

-0,8

Общая факторная производительность

2,8

1,0

1,5

0,8

Реальная заработная плата

4,5

1,6

1,1

0,8

Реальная учетная ставка

1,8

1,1

4,7

4,8

Капиталоинтенсивность

4,6

3,0

1,3

2,7

Замещение капитал-рабочая сила

1,3

0,7

0,4

1,1

Отношение капитал-выпуск

3,0

3,3

3,4

3,5

Переход к новому технологическому базису, расширение сферы услуг и возрастающая ориентация хозяйств на конечный потребительский спрос способствовали значительному изменению олигополистических структур. При этом одним из направлений структурной перестройки государств стало целенаправленное привлечение прямых инвестиций зарубежных компаний. Во второй половине 90-х годов прошла очередная волна массовых слияний и поглощений фирм (первая такая волна была в конце XIX- начале XX века, вторая в 20-30 годы), особенностью которой явился широкий международный характер сделок. В результате этого образовались мощные транснациональные корпорации, например, шведско-швейцарский электротехнический концерн “АСЕА-Броун Бовери” и т.д.

Структурная перестройка крупного капитала привела к укреплению позиций западноевропейских компаний в мировом хозяйстве. За 50-60 годы в числе 500 крупнейших компаний мира количество западноевропейских увеличилось со 134 до 178. Все крупнейшие компании имеют международный характер.

Основными задачами для западноевропейских стран сегодня стала технологическая перестройка промышленности на основе энерго- и материалосберегающих технологий, освоения новейших достижений науки и техники. Правительства европейских стран проявили особое внимание упорядоченному свертыванию и перестройке “структурно больных” отраслей, развитию новых и новейших.

Таким образом, государственное регулирование в странах Евросоюза отмечается тенденцией к перемещению центра тяжести на вопросы долгосрочного роста, укрепления экономических потенциалов на основе глубоких структурных сдвигов, качественного обновления производственной базы.

Серьезное влияние на экономическое развитие западноевропейских стран оказывают интеграционные процессы, происходящие на межгосударственном уровне. Растущая интернационализация хозяйственных связей и все большая взаимозависимость экономических субъектов обусловливают необходимость проведения единой политики в основных сферах экономической жизни, что привело к созданию единого механизма регулирования хозяйственной жизни. Государства ЕС постепенно отказываются от части своих прав и функций и передают их органам ЕС.

Общая сельскохозяйственная политика Европейского Союза и ее значение для становления Западноевропейской интеграции

Общепризнанным стал тот факт, что проведение единой сельскохозяйственной политики дало очень мощный толчок процессам интеграции не только в агросфере, но в целом ряде параллельных ей отраслей экономики. Общая политика в области сельского хозяйства – сфере, традиционно не принадлежащей планированию, администрированию и прогнозированию, во всяком случае в конце 50-х – начале 60-х годов, – объективно подтолкнула и другие отрасли к осознанию полезности международной интеграции. Примечательно, что, проповедуя либерализацию внешней торговли, Евросообщество, по мнению некоторых критиков, попыталось подчинить сельское хозяйство плановым началам.

Однако рассмотрение главных задач общей политики в области сельского хозяйства рассеивает это заблуждение. Эти задачи включают обеспечение:

резкого роста объемов сельхозпроизводства;

высокого уровня жизни сельхозпроизводителей;

стабильных рынков сельхозпродукции;

гарантированных поставок сельхозпродукции;

приемлемых для потребителя цен на сельхозпродукцию.

Как видно, предпочтение отдается рынку, а не административно-командным методам. Важнейшим составляющим элементом общей сельскохозяйственной политики является эффективный механизм ценообразования, разработанный по каждому виду сельхозпродукции и для каждого региона. Были установлены несколько категорий цен: индикативные цены, определяемые как желательные, минимальные цены импорта, или пороговые; минимальные продажные цены, гарантированные производителю с помощью обоснованных и необходимых интервенций официальными организациями. Использование пороговой цены защищает рынок от необоснованного импорта, цена интервенции гарантирует минимальный доход производителям.

Таким образом, протекционизм на границах ЕС защищал производителей от резких толчков мировой конъюнктуры рынка. Продуманная агрополитика ЕС позволила в течение 10 – 15 лет пройти путь от чистого импортера сельхозпродукции до почти полного самообеспечения в основных ее видах и превращения в “чистого второго” мирового экспортера сельскохозяйственных и продовольственных товаров. По мере решения поставленных задач стало очевидно, что общая сельхозполитика в прежнем ее виде стала не столько способствовать интеграции и подталкивать другие сферы к взаимопереплетению, сколько тормозить поступательное движение.

Во-первых , сельское хозяйство по мере развития стало производить больше продукции, чем страны Сообщества могли потребить. Согласно статистическим данным, в 1973–1988 годах объем производства сельхозпродукции ежегодно возрастал в среднем на 2%, а ее потребление только на 0,5%. Сами европейцы объясняют данный феномен тем, что фермеры имели гарантированные минимальные цены на свою продукцию, не зависящие от объемов производства. Со временем стал наблюдаться перекос в распределении финансовых ресурсов из бюджета Сообществ – доля расходов на сельское хозяйство росла, рос объем производства, образовывались “неликвиды”. При этом следует учесть, что некоторые страны (например, Великобритания) не получали выгоды от такой политики.

Во-вторых , в течение 70-х – 80-х годов минимальные цены, гарантированные интервенциями из года в год возрастали. Особенно в силу структуры и уровня своего сельского хозяйства этим воспользовалась Франция. Все это привело к тому, что в конце 70-х годов цены на продовольствие в странах ЕС стали значительно выше мирового уровня. Возникла ситуация, при которой потребитель был вынужден в ряде случаев платить за продовольственный товар в 2 – 3 раза больше, чем за аналогичный товар, который можно было бы импортировать.

В-третьих , Евросообщество стало объектом довольно сильного давления со стороны других мировых производителей продовольствия из-за того, что к своему логическому завершению приближалась работа “Уругвайского раунда”, в ходе которого были приняты решения, направленные на гармонизацию, а значит, на снижение импортных тарифов. В ЕС в этой связи были предприняты меры по устранению выявленных “тормозящих интеграцию эффектов”. Меры эти в общем свелись: к значительному снижению цен на продукцию, объем которой превышал выделенные квоты; к сокращению используемых сельхозплощадей и прогрессивному снижению индикативных цен.

Наконец, Евросообщество было вынуждено пересмотреть свой подход к пороговым ценам, имея в виду более либеральную политику в области импорта сельхозпродукции. Таким образом, Евросообщество, обеспечив себя полностью (и даже с излишками) продовольствием, а сельхозпроизводителя – благоприятными условиями для работы, создав высокопроизводительную отрасль и мощный потенциал, позволило себе выйти на более комфортные условия деятельности, например, не стали искусственно сдерживать импорт, хотя многие его позиции держатся под строгим контролем. Главное же состоит в том, что потребитель получил более широкие возможности и права для выбора.

Несмотря на то, что проведение общей сельскохозяйственной политики оказало огромное влияние на развитие интеграционных процессов в Западной Европе, процессы, происходящие в мировой экономике отслеживались с тем, чтобы вовремя вносить соответствующие корректировки. Так, было констатировано, что определенные усилия, принимавшиеся в Евросообществе по строительству единого рынка в 70-е годы, оказались недостаточными и этот период был даже назван “потерянным для европейской интеграции десятилетием”. Кроме того, по экономике ЕС больно ударили энергетический кризис 1973г. и крах Бреттон-Вуддской системы.

На развитии интеграционных процессов сказался и глубокий экономический кризис мировой экономике в целом в 1974 – 1975 годах. Экономисты ЕС столкнулись с не вполне изученным феноменом – кризисный спад в интеграционной зоне стал более затяжным и глубоким, чем в неинтегрированной экономике. Вероятно, это было закономерным явлением. В результате интеграционных процессов в странах ЕС усилилась синхронизация циклического развития. В условиях падения спроса внутри страны можно увеличить экспорт и тем самым сгладить последствия. Однако этого в ЕС не произошло. Отмечено, что в 1971 – 1983 годах в условиях не совсем благоприятной конъюнктуры объем ВВП в реальном исчислении в ЕС в среднем увеличивался на 2,3% в год, в других странах Западной Европы – в среднем на 2,6%.

Технологические, валютные и другие аспекты европейской интеграции

Одним из приоритетных направлений интеграции стала научно-техническая сфера, развиваемая на основе создания межгосударственных центров научных исследований и проведений совместных программ (свыше 10) в основном за счет бюджета ЕС. Исследования, включаемые в программы, охватывают, как правило те области, где западные страны отстают от своих конкурентов. Это, например, проект ЭСПРИТ (автоматизированная обработка данных, микроэлектроника, информационная технология), проект БРИТЕ ЕУРАМ (новые промышленные технологии и их освоение), программа РАСЕ (телекоммуникации), проект КУБЕ (биотехнология) и т.д.

Национальные органы также осуществляют разработку различных программ НИОКР, но расходы на них не превышают 4% бюджета Евросоюза. Стремясь приспособиться к требованиям современного развития производительных сил, западноевропейские компании активизировали также свои усилия по кооперированию в новейших отраслях науки и производства с американскими и японскими корпорациями.

Все началось с 1970 – 1980-х годов, когда наметилось технологическое отставание ЕС от США и Японии. Теоретики высказались за то, чтобы на государственном уровне цели были скорректированы, т.е. экономическая политика должна была опереться на теорию эндогенного роста, в которой, помимо отдававшихся у неоклассиков приоритетов капиталу и труду, на такой же уровень выносится научно-технический прогресс (инвестиции в человеческий капитал, образование, науку).

Специалисты ЕС весьма серьезно проработали проблему взаимосвязи между объемами внутриблоковой торговли, размерами рынка, масштабами производства на уровне национальной экономики и конкурентоспособности компаний. Исходя из специфики экономики было отмечено, что в условиях ограниченного рынка частные компании не могут достичь значительных снижений издержек, но если его масштабы растут, то снижение издержек может быть достигнуто. Данный вывод был итогом скрупулезного анализа деятельности американских и японских фирм на территории Евросообщества, которые, представляя крупные компании, добивались лучшего результата в плане снижения издержек, чем еврофирмы, в том числе и за счет технологического перевеса. В ряде отраслей иностранный капитал настолько внедрился в экономику Евросообщества, что стал вытеснять “местные компании” и делить рынок по-своему. Как известно, ЕС смог добиться перелома ситуации.

В качестве одного из основных элементов для форсированного продвижения к единому рынку было принято решение в 1979г. создать Европейскую Валютную Систему (ЕВС), главная идея которой заключалась в формировании так называемый “зоны валютной стабильности” в рамках ЕС. Европейская валютная система начала действовать с марта 1979г. Изначально были поставлены четыре цели: достижение валютной стабильности внутри ЕС; упрощение конвергенции процессов экономического развития; придание на деле системе статуса основного элемента стратегии роста в условиях стабильности; оказание стабилизирующего влияния на международные валютные и экономические взаимоотношения. Главным элементом ЕВС является расчетная валютная единица – экю, определяемая исходя из корзины валют, отражающей относительную долю стран- членов в валовом национальном продукте ЕС.

Можно отметить, что эта валюта смогла достаточно успешно прижиться и, несмотря на разразившийся валютный кризис начала 80-х годов, т.е. практически сразу после ее введения, выжить. Можно отметить и роль стабилизатора валютных курсов. Вместе с тем итоги функционирования ЕВС весьма противоречивы, очевидна хрупкость системы, порождаемая структурными, экономическими и валютными причинами. К середине 80-х годов в силу как внутренних, так и внешних причин, страны Западной Европы ясно осознали, что без принятия новых решительных мер политического характера нужных темпов по созданию единого рынка достигнуто не будет.

С 1 июля 1987г. вступил в силу Единый европейский акт. В первой части документа подтверждается стремление стран-членов последовательно продвигаться к созданию подлинного Европейского Союза. Экономическая интеграция и европейское политическое сотрудничество были сведены в единый магистральный процесс. Во второй части акта содержатся положения о процедуре взаимодействия между Советом, Комиссией Европейских Сообществ (КЕС) и Европарламентом и о процедуре принятия решений. Главное – это отказ от принципа единогласия в разработке коммунитарного законодательства.

По мнению специалистов, принцип единогласного принятия решений тормозил интеграционный процесс. Была установлена дата перехода к единому рынку, подразумевающему свободу движения капиталов, товаров, услуг и рабочей силы, – 31 декабря 1992г. В третьей части речь идет о сотрудничестве в области внешней политики, а в заключительной части документа содержатся общие положения о применении статей Акта.

Для конкретизации идеи создания единого рынка КЕС был разработан специальный план мероприятий из 300 пунктов по устранению различных препятствий в торгово-экономической сфере, так называемая “Белая книга”. Результаты выполнения этого плана в большей или меньшей степени характеризуют современный уровень интеграции. Первая группа положений “Белой книги” относится к демонтажу физических барьеров сотрудничества.

Во-первых, это полная ликвидация механизма национального импортного контроля, т.е. по существу лишение правительств стран-членов формальной возможности действовать вопреки единой внешнеторговой политики.

Во-вторых, значительно облегчена процедура оформления грузов в рамках торговли между странами Евросоюза. Огромное значение также имеет соглашение о полном устранении контроля за передвижением всех граждан (проживающих на территории стран, подписавших этот документ) и едином визовом контроле. Значительный шаг вперед сделан в реализации второй группы задач – устранение технических препятствий и в первую очередь выравнивание норм и стандартов.

Важное место занимают финансовые услуги. С 1993г. каждый банк-резидент имеет право на выполнение всех банковских операций в любой стране – члене интеграционной группировки. Разрешена продажа долей уставного капитала гражданам и компаниям стран – членов ЕС, либерализованы страховая деятельность, рынок услуг (хотя имеется ряд нерешенных проблем), более прогрессивен регламент, предусматривающий свободу движения капиталов, расцениваемый как первый шаг к созданию экономического и валютного союза в рамках ЕС.

Самые сложные, налоговые проблемы, возникли в ходе реализации третьей группы задач. В документе подчеркивается, что функционирование единого рынка не требует быстрого и жесткого выравнивания национальных ставок косвенных налогов. Основной проблемой является структура налогообложения, т.е. деление на налог на добавленную стоимость и акцизы. Предстоит также решить довольно непростую задачу регулировки количества национальных ставок НДС, сближения ставок НДС до взаимоприемлемого уровня и т.д. Налоговая сфера является одной из тех, которые тормозят продвижение к единому рынку.

Пути и проблемы становления Экономического и валютного Союза

Одним из сложнейших этапов Западноевропейской интеграции был плавный (по возможности) переход от единого рынка (ЕР) через Экономический Союз к Экономическому и валютному Союзу (ЭВС), основанному на единой валютно-финансовой политике стран по внедрению единой европейской валюты евро. Этот процесс шел сложно, с большим разбросом мнений среди стран ЕС, экспертов и общественного мнения, поскольку многие параметры ЭВС были намечены лишь в общих чертах и требовали конкретизации.

Пока ЕС опирается на различные денежные системы, остающиеся в национальном подчинении, внутри него сохраняются различия в организации кредита, расчетов, курсовой политики, а следовательно, и связанные с этим валютные риски, задержки платежей, различия в ценах, несопоставимость налогов и различная внешняя валютная политика. В результате назрела необходимость денежно-валютного регулирования в ЕС на наднациональном уровне, которое бы опиралось на единую денежную единицу. Преимущества такой наднационализации как для государств ЕС, так и особенно для их хозяйственных операторов состоят, в числе прочего, в следующем:

1. На макроэкономическом уровне единая бюджетная дисциплина и унификация денежных рынков стран ЕС под “зонтиком” и мониторингом наднациональных финансовых институтов позволяет надежнее бороться с инфляцией, снизить процентные ставки, а со временем и налоги, что будет способствовать росту производства, занятости и стабильности государственных финансов.

2. Для хозяйственных операторов единая валютная политика и валюта означают единство денежно-кредитного и валютного регулирования, в том числе фондового, на всей территории ЕС, существенное сокращение, по сравнению с мультивалютной средой, накладных расходов на расчетное обслуживание операций, ценовых и валютных рисков, сроков переводов средств и, как следствие, заметное уменьшение потребностей этих операторов в оборотном капитале.

3. Для физических лиц удешевляются ведение счетов и поездки в пределах ЕС, ибо при нынешних обязательных обменах купюр их первоначальная стоимость заметно снижается из-за разницы в курсах купли-продажи и уплаты комиссионных.

4. Единая валюта способна гораздо устойчивее противостоять доллару и иене.

5. Ужесточаются требования к состоянию финансов вновь вступающих в ЕС стран, особенно стран Восточной Европы, что снижает для Евросоюза бремя, связанное с его потенциальным расширением. По своей структуре ЭВС – двухуровневая система банков, в состав которой входит вновь учреждаемый Европейский Центральный банк (ЕЦБ) и центральные банки стран-членов. Во главе этой системы стоит ЕЦБ, создаваемый на базе Европейского валютного института (ЕВИ).

Продвижение к ЭВС было запланировано в виде трех последовательных этапов (подготовительный – до 1 января 1996г., организационный – до 31 декабря 1998г. и заключительный – до 2002г.). Причем последний этап разбивается на три конкретных ступени (“А”, “В” и “С”) В ходе первого этапа участники сняли все или почти все ограничения на взаимное движение капиталов и начали осуществление программ стабилизации своих бюджетов, цен и иных показателей финансовой политики, соблюдение которых признано обязательным для участия в Союзе. Такими показателями являются:

планируемый или фактический дефицит госбюджета в размере около 3% ВВП в рыночных ценах;

государственный долг не более 60% ВВП в рыночных ценах;

годовая инфляция в размере не выше 1,5% усредненного уровня инфляции трех стран с наиболее низкими ее темпами;

средняя номинальная величина долгосрочной процентной ставки за год не выше 2% усредненного уровня этих ставок в трех странах с наиболее низкими темпами инфляции;

участие в системе совместного колебания валютных курсов не менее двух лет (установленные пределы колебаний составляют примерно 2,25%).

Индивидуальная готовность стран ЕС к достижению таких показателей крайне различна. Наряду с сомнениями в целесообразности отказа от валютного суверенитета, ЕС уже на первом этапе раскололся на “основные” страны, заинтересованные в создании Союза (Бельгия, Голландия, Люксембург, Франция, ФРГ), и прочие страны, одни из которых присоединятся к ЭВС, а другие не смогут или не захотят с учетом установленных условий. В частности, участию в Союзе противилась Великобритания, а Швеция, Финляндия и Португалия предпочитали более медленный темп своего к нему присоединения. В итоге ЭВС, по крайней мере первоначально, станет объединением одних лишь заинтересованных стран и не будет совпадать с общими границами и механизмами ЕС.

Второй этап предполагалось посвятить завершению указанных программ стабилизации финансов и формированию правовой и институциональной базы Союза. Функционирующий ЕВИ осуществляет вместе с Европейской Комиссией соответствующие наработки. Однако “проходных” финансово-экономических критериев по состоянию на конец 1995г. полностью достиг лишь Люксембург. Таким образом, готовность стран ЕС (и даже их основной группы) к вхождению с 1 января 1999г. в заключительную фазу создания ЭВС оказались проблематичной. Окончательное решение по данному вопросу должен был принять Совет на уровне глав государств и правительств ЕС.

В итоге консультаций Европейской Комиссии и ЕВИ с официальными и финансовыми кругами Европы был принят сценарий, предусматривающий длительный (1998 – 2002гг.) переходный период, удовлетворяющий требованиям реалистичности, выполнимости, минимизации неопределенностей, приспособляемости для бизнеса, общественной поддержки и т. д., что позволило считать движение к ЭВС по крайней мере необратимым. По этому сценарию на ступени “А” принимается решение о странах, участвующих в ЭВС (конец 1997 – начало 1998 года). Учреждается Европейская система центральных банков (ЕСЦБ) во главе с ЕЦБ, ЕВИ ликвидируется, отрабатывается организационно-правовой режим Союза.

На ступени “В” (1 января 1999г. – 1 января 2002г.) фиксируются курсы валют стран ЭВС и евро. Вступают в силу законодательные акты, касающиеся евро, определяется и начинает осуществляться валютная политика в евро. После фиксации курсов национальные денежные единицы, хотя и сохраняются в обращении, становятся лишь знаками единой валюты и по сути отрываются от национальной почвы. Возникающие при этом валютные риски покрывают центральные банки стран-членов. Все активы, пасивы и сделки (счета, контракты, записи и пр.) в экю пересчитываются в евро по курсу 1:1, “валютная корзина” для евро остается такой же, как и для экю.

Для быстрейшего накопления критической массы евро в денежном обороте Европейская система центральных банков поощряет перевод на новую валюту безналичных сделок, в том числе через расчетный центр ЕЦБ “Таргет”. Вводится двойная стоимостная маркировка цен и всех финансовых документов. Для тех же целей выпускаются государственные ценные бумаги в евро, котируемые на рынке. В первую очередь на евро переходят крупные компании, имеющие опыт мультивалютных операций. Печатаются новые банкноты и чеканятся монеты в евро.

Вместе с тем для данной ступени остаются пока неясными:

основные параметры европейской валютной политики, которым надлежит следовать;

способы содействия в приспосабливании к новой ситуации мелким и средним фирмам;

допустимость и масштабы использования евро в розничных финансовых операциях, механизм переоформления и пересчета в них ценных бумаг, особенно акций;

пока не ясен принцип (рыночный, расчетный, смешанный) определения паритетов валют для фиксации взаимных курсов стран – членов Союза.

Наконец, на ступени “С” (1 января 2002г. – 1 июля 2002г.) на евро переводятся все виды сделок и расчетов внутри Союза, происходит обмен и изъятие из обращения национальных дензнаков, в евро пересчитываются внешнеторговые и иные контракты. Наднациональные институты Союза осуществляют свою деятельность в полном объеме.

Проблемы, ожидаемые на этом этапе:

1. Юридическое оформление евро как единственного законного платежного средства в Союзе. Национальные законодательства по этому поводу противоречивы или отсутствуют.

2. Возможная трактовка нерезидентами Союза пересчета валюты контрактов в евро как нарушения платежных условий контрактов.

3. Неизвестно, нужно ли заменять все ценные бумаги, в том числе акции, на новые, деноминированные в евро, уместна ли будет комиссия при обмене старых банкнот на новые и т.д.

4. Какие новые показатели бюджетной, ценовой и т.п. дисциплины будут установлены для стран ЭВС на период после 2002г. и как будет осуществляться их мониторинг. Естественно, что перечисленными проблемами их перечень не исчерпывается.

Безусловно, имеются все основания полагать, что ЭВС, как и в свое время Европейское экономическое сообщество, в итоге станет реальностью. Однако следует отметить одно важное обстоятельство: ЕС явно форсирует создание ЭВС. Даже поверхностный анализ показывает, что не все страны – члены ЕС смогут получить “входной билет” в ЭВС. Возникает вопрос: если часть стран одной и той же интеграционной группировки будет находиться на более высокой ступени – ЭВС, а другая на ступень ниже – ЭС, значит ли это, что в рамках ЕС интеграция идет равномерно? Как будут решаться “разноскоростные” вопросы интеграции? Складывается впечатление, что все же одновременно в рамках ЕС часть стран будет находиться в стадии ЭС, а часть – в ЭВС.

Европейская интеграция на новом этапе

Принципиально новый этап европейской интеграции, в который Европейский Союз вступил в 1999г., представляет чрезвычайный интерес в свете проблем экономической глобализации в мировом масштабе.

Во-первых, речь идет по существу о европейской глобализации, значительно опередившей аналогичные процессы в других частях света и в известном смысле предвосхищающей их.

Во-вторых, эта региональная глобализация охватывает один из трех (наряду с США и Японией) центров современного мира, оказывающих огромное влияние на всю международную экономику.

В-третьих, европейский регион по своему геополитическому и геоэкономическому положению наиболее близок к России, является ее естественным и существенным партнером. Поэтому целесообразно остановиться не только на концептуальных, но и на некоторых конкретных вопросах, связанных с качественно новым этапом европейской интеграции, с введением единой валюты. Кроме того, несомненный интерес представляют сами методы осуществления крупных интеграционных мероприятий, которые в дальнейшем, возможно в тех или иных формах, найдут применение и в других региональных объединениях и в глобальных масштабах.

Главными достижениями Европейского Союза на этом долгом пути стали создание таможенного союза (отмена пошлин и других ограничений в торговле между членами Союза и единый “внешний тариф” в торговле с “третьими странами”), а также унификация (еще не завершившаяся) хозяйственного законодательства. Этого, однако, было недостаточно для формирования в полной мере единого общего рынка, так как, отказавшись от использования во взаимных отношениях в протекционистских и экспансионистских целях обычных средств внешнеторговой политики, участники ЕС - национальные государства сохранили в своих руках средства валютной политики, которые могли использоваться и использовались в тех же целях. Речь идет и о курсах национальных валют, и о процентных ставках, и валютных интервенциях, воздействующих на эти курсы. Все это остается до сих пор в значительной мере прерогативой отдельных стран, входящих в ЕС.

Это, однако, лишь частично решало данную проблему и еще не означало создания полного Экономического и валютного союза, давно провозглашенного главной целью всего процесса европейской интеграции. Поэтому после длительных переговоров на совещании в Маастрихте (Нидерланды) в 1991г. было, наконец, принято принципиальное решение о поэтапном реальном формировании Европейского валютного союза, основными чертами которого должна стать единая валюта, получившая наименование евро, и единый Европейский центральный банк. Эти два компонента неразрывно связаны друг с другом. Подобно тому, как каждая национальная валюта всецело находится под юрисдикцией и контролем соответствующего государства в лице центрального банка данной страны, осуществляющего денежно-кредитную политику, так единая, наднациональная валюта непременно требует единого, наднационального международного органа, который осуществлял бы единую для всего региона денежно-кредитную политику.

С концептуальной точки зрения рассматриваемое явление полностью вписывается в те две главные тенденции (взаимосвязанные, взаимодополняющие, но вместе с тем и взаимно противоречивые), которые характерны для современной мировой экономики. Речь идет о глобализации экономической деятельности, с одной стороны, и о регионализации этой деятельности, т.е. создании региональных экономических блоков и объединений в разных частях света, с другой. Развитие Европейского Союза и предстоящее дополнение его Европейским валютным союзом - самое яркое проявление второй тенденции.

Значение европейской интеграции в глобальных масштабах определяется тем местом, которое занимают страны Европейского Союза в мировой экономике и в мировой валютной системе. Наряду с двумя другими центрами экономической и валютной мощи (США и Япония) страны Европы образуют основной несущий каркас современной глобальной экономики. Причем по многим показателям Европейский Союз даже в его нынешнем составе (не принимая во внимание его предстоящее расширение за счет новых членов) опережает два других центра.

В связи с появлением евро, особый интерес представляют данные о роли различных валют в мировой экономике, в международной торговле и на международных финансовых рынках. Эти данные позволяют сделать вывод о том, что доля европейских валют в мировой валютной системе (практически речь идет о четырех валютах: немецкой марке, фунте стерлингов, французском франке и голландском гульдене) намного меньше, чем доля ЕС в общеэкономических показателях. С введением евро этот разрыв, очевидно, будет сокращаться.

Растущая доля в официальных резервах европейских валют (четыре упомянутые выше валюты) в последние десятилетия связана прежде всего с укреплением позиций немецкой марки.

Что касается валют, курсы которых привязаны к доллару, то их число, составлявшее в 1983 г. 34, к 1994 г. уменьшилось до 25. В то же время количество валют, ориентированных на европейские валюты (включая ЭКЮ), за те же годы увеличилось на одну (с 18 до 19).

Введение евро - беспрецедентное явление в мировой экономике. Впервые в истории речь идет о появлении на экономической карте мира совершенно новой денежной единицы, призванной заменить в ближайшие годы и постепенно вытеснить из внутреннего и внешнего оборота национальные денежные единицы. При этом в перспективе должны стать полноценными деньгами, выполняющими весь спектр присущих им функций как внутри стран, так и на международной арене, за пределами ЕС, где евро будет играть роль одной из ведущих мировых валют.

Одной из характерных черт во всем комплексе вопросов, связанных с переходом к единой валюте, была широкая информационная кампания, направленная на разъяснение в деловых кругах и среди населения проблем этого перехода. Помимо широкого освещения этих проблем в средствах массовой информации организовывались по линии Комиссии Европейского Союза (КЕС) и в странах ЕС различные конференции, “круглые столы”, семинары и другие мероприятия, даже спортивные соревнования.

В конце 1996г. была создана группа в составе 180 специалистов из всех стран ЕС (представители финансовых институтов, деловых и академических кругов, журналистов), прошедших обучение и получающих текущую информацию, относящуюся к ЕВС. Их приглашали на различные семинары и конференции, где они отвечали на многочисленные вопросы по поводу ЕВС и евро. Особые команды образовывались для разъяснительной работы среди представителей малого и среднего бизнеса, для выезда в “третьи страны”.

Во всей этой деятельности активное участие принимала общественная Ассоциация за валютный союз в Европе, находящаяся в Париже.

Договор, предусматривающий поэтапное продвижение к Экономическому и валютному Союзу, ратифицирован и вступил в силу с 1 ноября 1993г.

В январе 1994г. был создан Европейский валютный институт во Франкфурте-на-Майне (ФРГ), главной целью которого являлась подготовка к организации Европейской системы центральных банков (ЕСЦБ) и к эмиссии единой валюты – евро.

В декабре 1995г. на заседании Европейского совета в Мадриде была принята программа введения евро, которая была развита и конкретизирована на заседании того же совета в Дублине в декабре 1996г.

Что нового принесет появление на валютном рынке новой валюты - евро? Общие масштабы спекулятивных валютных операций (арбитраж), а также хеджирования, очевидно, сократятся, так как с начала 1999г. из этих операций выпали те, в основе которых лежали изменения курсовых соотношений между валютами стран, вошедших в ЕВС. Отныне эти соотношения твердо зафиксированы через евро. В то же время "плавающий" курс евро по отношению к другим валютам (прежде всего к доллару), а также к валютам стран ЕС, пока не вступивших в Валютный союз, будет, вероятно, более устойчивым, с меньшей амплитудой колебаний, чем это наблюдается среди нынешних 11 валют, различных по своей силе и устойчивости.

Переход к евро означает большую доступность национальных биржевых рынков для иностранных инвесторов и приведет к усилению конкуренции на этих рынках. Это означает дальнейший отход от доминирующей роли доллара и переход к многополярной системе. Отсюда вытекает возрастающее значение разработки согласованной политики и скоординированных действий на международной валютной арене, поскольку только на этом пути можно обеспечить необходимую стабильность всей системы.

Стабильность - ключевое понятие и желанная цель в сфере валютных курсов - не означает, конечно, полной замороженности курсов. Здесь проявляется одна из глубинных проблем современной рыночной экономики на всех ее уровнях (локальном, национальном, международном), а именно - как достичь оптимального сочетания двух противоречивых начал: динамизма и стабильности.

Можно ожидать, что создание ЕВС приведет к усилению международного сотрудничества и координации в этой области как на двусторонней основе (особенно по линии ЕС - США), так и на многосторонних форумах, в рамках “восьмерки”, т.е. и с участием России и, конечно, Международного валютного фонда. Ввиду включенности страны в общую систему международных финансовых отношений и расчетов такая координация весьма актуальна и для России.

Создание Экономического и валютного Союза и введение евро, безусловно, приведет к укреплению этой важнейшей интеграционной группировки, будет способствовать ее экономическому развитию и укреплению ее позиций в соперничестве с США и Японией. Все это имеет значение и для России, которая, утратив после распада СССР и СЭВ и ослабления ее экономического потенциала роль самостоятельного центра, фактически уже сейчас примыкает к ЕС и становится частью европейской системы.

Соглашение о партнерстве и сотрудничестве между Россией и ЕС и учрежденный в соответствии с этим соглашением Совет сотрудничества России с ЕС, первое заседание которого состоялось в Брюсселе в январе 1998г., наглядно подтверждает это. Несмотря на неминуемые трения и противоречия, сопровождающие этот процесс, дальнейшее сближение России и ЕС объективно совершенно неизбежно, какие бы организационные формы оно ни приобрело, каким бы темпом (ускоренным или замедленным) оно ни развивалось, какие бы зигзаги при этом ни наблюдались. Поэтому, имея в виду общую долгосрочную перспективу, можно сказать: многое из того, что идет на пользу ЕС, в принципе может быть полезным и для России.

Но, разумеется, есть другая сторона дела, касающаяся прежде всего непосредственных, ближайших последствий и перспектив этого процесса. Формирование в рамках ЕС по-настоящему единого экономического пространства, к чему приведет единая валюта, будет означать дальнейшее обострение конкуренции на этом пространстве, конкуренции прежде всего между европейскими компаниями, но также и с участием в этой борьбе американских, японских и других внеевропейских фирм. А это значит, что российским товарам (кроме топлива и сырья) будет еще труднее пробиваться на европейский рынок.

Само решение (принятое еще в 1991г.) о переходе к евро сразу же дало мощный толчок дальнейшей концентрации и централизации капитала в странах ЕС, породило множество слияний и поглощений как в рамках отдельных стран, так и между компаниями нескольких стран. В результате складываются мощные хозяйственные комплексы, готовые к конкурентной борьбе на объединенном единой валютой рынке.

Процессы концентрации и централизации капитала в ЕС идут уже достаточно давно, однако до последнего времени они развертывались преимущественно в национальных рамках. Так, в период с 1986 по 1995г. число поглощений и слияний выросло с 720 до 2296 в промышленности и с 783 до 2602 в сфере услуг, но 70% из них носили внутристрановый характер. В результате степень олигополии в масштабе ЕС в целом увеличилась незначительно (в отраслевом разрезе доля четырех крупнейших компаний выросла за указанные годы с 20,5% до 22,8%).

Иначе обстоит дело в настоящее время. На основе межстрановых слияний и поглощений, волна которых все больше набирает силу, формируются мощные международные олигополистические объединения, захватывающие доминирующие позиции на интегрирующемся рынке, а вместе с тем способные и к эффективной конкуренции в масштабах всей мировой экономики.

Так, например, за 1997г. только американские компании приобрели более 100 германских предприятий. На втором месте идут британцы (более 40 предприятий), на третьем – швейцарцы (более 30), на четвертом – голландцы (более 20). В свою очередь, германские компании в первой половине 1997г. стали владельцами 154 иностранных предприятий: во Франции, США, Нидерландах, Польше, Великобритании, Италии.

Новый момент состоит и в том, что по мере возрастания значения единого рынка в Европе растет волна слияний и поглощений по американскому образцу, так называемых враждебных захватов компаний. При этом компанию присоединяют ("поглощают") вопреки воле ее руководства, скупая по выгодной для акционеров цене (выше курсовой, рыночной) контрольный пакет ее акций.

В то же время, подавляющее большинство российских компаний ни по своим масштабам, ни по производственной и финансовой мощи, ни (что становится все более важным в современных условиях) по качеству продукции не в состоянии успешно бороться с нынешними европейскими конкурентами.

Экономика Восточной Европы

При рассмотрении хода реформ в странах Восточной Европы нелегко выявить расклад достижений и потерь. Очевидно, что достигнут немалый прогресс в трансформировании централизованно планируемой экономики в демократическую рыночную систему. Тем не менее, экономические и социальные издержки перехода оказались гораздо выше, чем ожидалось. Затянувшийся экономический спад, высокий уровень безработицы, упадок системы социального обеспечения, углубление дифференциации доходов и благосостояния – все это привело к разочарованию и нарастающей политической напряженности.

Резкий дисбаланс между ожиданиями и реальностью видимо и стал основным фактором резкой смены социально-политического климата в Восточной Европе. Практически единодушно признается, что спад оказался гораздо глубже, чем изначально планировалось, и что трансформация все еще не обеспечила многих из казавшихся очевидными благ в 5 странах региона (Чехии, Словакии, Польше, Венгрии, Болгарии и Румынии).

История и текущая экономическая ситуация в этих государствах определяются набором сходных факторов, отличающих их от стран, образовавшихся на территориях бывших СССР и Югославии. Первые программы реформ состояли из наборов стабилизационных мер, институциональных перемен и структурной политики, в том числе приватизации. Монетарные и фискальные ограничения должны были сбить инфляцию, восстановить финансовое равновесие, обеспечить предпосылки создания стабильной макроэкономической ситуации. Либерализация внешних связей должна была помочь выйти на оптимальный уровень цен и внести на внутренний рынок необходимую дозу конкуренции.

Предполагался также перелив ресурсов из убыточных предприятий в прибыльные сферы деятельности, развиваемые и управляемые прежде всего вновь нарождающимся частным предпринимательством. При этом средний уровень благосостояния должен был расти, особенно в секторах, имевших и при плановой системе преимущества (тяжелое машиностроение, металлургия, добыча полезных ископаемых, управленческий аппарат). Причем издержки приспособления должны были остаться достаточно ограниченными – частично благодаря прямым иностранным инвестициям, которые, как ожидалось, хлынут в страны с переходной экономикой с их низкой стоимостью рабочей силы и неосвоенными рынками. Но реальность оказалась гораздо серьезнее: все страны региона испытали удары спада и безработицы (табл. 2.3) /67/.

Таблица 2.3

ВВП и промышленное производство в странах Восточной Европы в первой половине 90-х годов (в % к предыдущему году)

Страны

ВНП

Производство

Восточной Европы

1993г.

1994г.

1995г.

1993г.

1994г.

1995г.

Болгария

-4,2

-1,4

1,5

-8,0

4,5

3,5

Венгрия

-2,3

2,0

0,5

4,0

9,2

4,5

Польша

3,8

5,0

5,5

6,4

11,9

8,0

Румыния

0,7

3,5

4,2

1,3

3,3

4,5

Чехия

-0,9

2,6

3,5

-5,3

2,3

7,0

Словакия

-4,1

4,8

6,4

-5,4

6,4

8,5

В начале 90-х годов Венгрия, Польша, Чехия и Словакия активно включились в европейские процессы либерализации внешней торговли, используя для этого, в частности, создание зоны свободной торговли.

В декабре 1992г. эти четыре страны подписали Центральноевропейское соглашение о свободной торговле (CEFTA), к которому с января 1996г. присоединилась Словения. Соглашение предусматривает создание зоны свободной торговли промышленными товарами в течение ряда лет со дня их принятия путем постепенной взаимной отмены таможенных пошлин и других нетарифных ограничений.

В отношении сельскохозяйственных товаров либерализация носит ограниченный характер (охватывает некоторые продукты и касается частичного сокращения таможенных пошлин и других барьеров). Такое положение обусловлено большими различиями в уровне и объемах сельскохозяйственного производства в этих странах.

Заключение соглашения о свободной торговле в сочетании с присоединением к решениям “Уругвайского раунда” поставило со всей остротой проблему повышения конкурентоспособности изделий стран Восточной Европы. Если за льготный период (до полного создания зоны свободной торговли) страны региона не смогут расширить производство и экспорт конкурентоспособных товаров, то в мировой экономике они сохранят свое положение как поставщики главным образом энерго- и металлоемких изделий с невысоким уровнем обработки и экологически вредных продуктов. В настоящее время развитие экспорта стран Восточной Европы сдерживается не столько внешними барьерами, сколько внутренними трудностями, которые являются результатом перестройки их экономики.

Следует отметить, что восточноевропейские страны прошли немалый путь реформ. Во всех из них созданы демократические, плюралистические системы, не встает и вопрос об отходе от рыночных реформ. Ликвидированы основы централизованного планирования и государственного контроля: цены либерализованы, национальные валюты стали конвертируемыми, потребители и производители относительно свободны в своих решениях. Инфляция в основном подавлена, сведены на нет хронические дефициты.

Значительная часть производимой продукции приходится на частный сектор, внутренние рынки обеспечены широким набором товаров и услуг, вполне сравнимым с имеющимся в промышленно развитых странах, Страны с переходной экономикой предприняли также усилия для интеграции в мировой рынок: существенная часть их внешней торговли приходится на развитые страны, их внешнеэкономические связи углубляются за счет притока прямых и портфельных иностранных инвестиций. Появилось немало новых рыночных институтов таких, как биржи, кредитные инструменты, антимонополистическое регулирование, законодательство о банкротствах и т. д.

Происшедший в середине 90-х годов промышленный спад в странах Восточной Европы специалисты считают вполне естественным и неизбежным. Одним из основополагающих предположений явилось то, что почти полная занятость в централизованно планируемой экономике обеспечивалась слабой трудовой дисциплиной, идеологической догмой о полной занятости при социализме и низкой зарплатой. Соответственно предсказывались широкомасштабные увольнения в переходный период. В то же время предполагалось, что возросший спрос на труд в сфере услуг и частном бизнесе поглотит значительную часть избыточной рабочей силы в промышленности, так что общий уровень безработицы останется умеренным.

На практике в большинстве восточноевропейских стран незанятость существенно превысила 1/10 численности трудоспособного населения и остается на высоком уровне, несмотря на некоторое оживление экономики. Поскольку основной причиной высокой безработицы был “переходный спад”, оживление экономики в принципе должно было бы открыть возможности для решения или, по крайней мере, смягчения этой проблемы. К сожалению, взаимосвязь между уровнями производства и занятости не столь проста. Рассчитывать, что намечающееся экономическое оживление радикально изменит ситуацию на рынке труда, нельзя, поскольку масштабы создания новых рабочих мест будут в целом перекрыты притоком новых безработных из сферы образования (выпускников школ и ВУЗов), перенаселенной деревни и сужающегося госсектора.

В результате, восточноевропейским странам, видимо, придется жить с высоким уровнем безработицы еще несколько лет. Причем доля долгосрочной безработицы (более 12 месяцев) постепенно растет, в Польше и Болгарии она уже близка к 50%. Другой тревожный факт – растущая незанятость молодежи, такая тенденция грозит им надолго остаться безработными. Решение этой проблемы следует искать в структурной политике, нацеленной на улучшение функционирования рынка труда за счет устранения перекосов в формировании ставок заработной платы и доведения пособий по безработице до уровня средней зарплаты, увеличения межрегиональной и межотраслевой мобильности рабочей силы.

Последняя стадия развития системы централизованного планирования характеризовалась высокой инфляцией и повсеместным дефицитом. Либерализация цен и девальвация национальных валют усилили инфляционное давление. На практике “корректирующая” инфляция сильно зашкаливала за уровни, предусмотренные стабилизационными программами. В результате, основной задачей реформистских правительств стало снижение инфляции с почти гиперинфляционных значений до контролируемого уровня. Однако, добившись снижения инфляции до среднегодового уровня 20–40%, большинство восточноевропейских стран оказались неспособными сбить ее дальше. Известная устойчивость инфляции и ее “зависание” на так называемых “умеренных” значениях не поддаются объяснению с помощью стандартных теорий.

Во всех странах Восточной Европы (за исключением Чехии, где инфляция держится на самом низком уровне) рост предложения денег отстает от индекса потребительских цен и потому не выступает инфляционным фактором. Невозможно обнаружить и какой-то единой модели влияния бюджетного дефицита: в Венгрии и Словакии при более крупном дефиците инфляция была ниже, чем в Польше и Румынии.

Во всех странах рост заработной платы находился под контролем, в целом отставая от роста цен. Даже “умеренная” инфляция, составляющая от 10–12% в Чехии и Словакии, оказывает чрезвычайно негативное воздействие на страны с переходной экономикой. В таких условиях сохраняется высокий уровень номинальных и реальных процентных ставок, что ограничивает кредит и мешает экономическому оживлению, служит источником неуверенности для бизнеса и из-за нежелательных эффектов в распределении доходов может вызвать социальную напряженность.

По всей видимости, “умеренная” инфляция вызвана прежде всего такими инерционными механизмами, как различные схемы индексации зарплаты и пенсий, частые подвижки валютного курса, периодические скачки цен на некоторые товары (прежде всего на энергоносители и продовольствие), а также инфляционными ожиданиями. Попытки остановить такую инфляцию с помощью стандартного инструментария денежных рестрикций (ставка процента и т. д.) в подобных условиях оказываются малоэффективными, особенно если страна испытывает значительный приток краткосрочного капитала из-за рубежа (Чехия, Польша).

Консервативная денежная политика нужна по-прежнему, но ее необходимо сочетать с мерами, которые бы сбивали инфляционные ожидания, тормозя действие инерционных механизмов. Реформаторы в восточноевропейских странах отчетливо видели слабости традиционных госпредприятий, а в долгосрочном плане разрешить проблему надеялись через ускоренную приватизацию. Тем не менее, если судить по структуре пакетов стабилизационных мер, они базировались на предположении, что реакция на них со стороны госпредприятий будет такой же, как и в условиях развитой рыночной экономики.

2.2. Североамериканский регион

В североамериканском регионе интеграционная группировка создана на основе Североамериканского соглашения о свободной торговле (НАФТА), заключенного США, Канадой и Мексикой 17.12.1992г. и предполагающего постепенную ликвидацию тарифных и нетарифных ограничений во взаимной торговле и меры, облегчающие взаимные капиталовложения.

В этом регионе наиболее четко выделяются США и Канада. Они входят в “большую семерку” индустриально развитых стран мира. Интеграционные связи США и Канады начали складываться еще в 20-х годах нынешнего века, когда внешнеэкономические контакты Канады переориентировались со слабеющей Великобритании на США. Предприниматели из США стали быстро осваивать экономическое пространство богатой природными ресурсами, но малозаселенной и недостаточно развитой соседней страны.

В конце 20-х годов они уже доминировали в ведущих отраслях канадской экономики, а в конце 30-х годов в Стране кленового листа действовало 309 компаний, полностью или частично принадлежавших 187 крупнейшим ТНК Соединенных Штатов Америки. К концу второй мировой войны корпорации США вложили в Канаду почти 5 млрд. долл., что составило более 70% всех иностранных прямых инвестиций в этой стране. Весьма важную роль в дальнейшем расширении присутствия США в Канаде сыграла программа привлечения американских инвестиций. В 1957г. в канадской экономике насчитывалось 632, а в 1967г. - 962 филиала ведущих фирм Соединенных Штатов /67/.

Процесс взаимопроникновения собственности канадских и американских предпринимателей достиг высокой отметки и сегодня масштабы сращивания двух соседних стран очень велики, особенно в торговле: их товарооборот исчисляется десятками млрд. долларов. Кроме северного соседа у Соединенных Штатов есть и южный – Мексика, в экономику которой американский капитал стал проникать в 70-е годы, когда в основе ее хозяйственной политики упрочился неолиберализм. С 1994г. началась реализация соглашения Североамериканской ассоциации свободной торговли.

Это соглашение явилось логическим продолжением и развитием заключенного в 1988г. двустороннего договора о свободной торговле между США и Канадой. Мексика в этой ассоциации, как большая страна, открывает путь к созданию целостного рыночного пространства континентального масштаба. Речь идет о снятии не только торговых барьеров, но и либерализации режима иностранных инвестиций, миграции рабочей силы и других аспектах обеспечения “прозрачности” границ между тремя государствами Северной Америки. Существенная часть этих барьеров уже устранена, остальные будут демонтированы в ближайшие пять лет. Полная их ликвидация и слияние трех национальных рынков прогнозируется через 12 – 15 лет.

Таким образом, уже к концу нынешнего века в значительной мере будет сформирована зона свободной торговли с населением, превышающим 375 млн. человек, и совокупным валовым продуктом порядка 8 трлн. долларов США в год. Это, несомненно, окажет заметное влияние на все западное полушарие, вызовет там существенные экономические и политические сдвиги. Тем более, что в Североамериканскую ассоциацию свободной торговли намерены войти Чили и ряд других стран Латинской Америки. Вполне вероятно, что через мексиканский коридор может начаться более масштабный интеграционный процесс, который охватит со временем большую часть латиноамериканских государств. В результате изменится и роль Северной Америки в мировом хозяйстве. Понятно, что интегрированная Америка с ее геополитическими и макроэкономическими возможностями значительно усилит свое влияние.

Однако следует иметь в виду, что в рамках НАФТА пока не созданы специальные органы, регулирующие сотрудничество, аналогичные существующим в ЕС (Комиссия, Суд, Парламент и т.д.). Не исключено, что в процессе сотрудничества появятся иные, чем в ЕС, механизмы, что, впрочем, будет продиктовано необходимостью.

Создание НАФТА было в большей мере инициировано решениями политиков, хотя значение экономических императивов при этом нисколько не преуменьшается.

Помимо аргументов политического характера, каждая страна-участница Соглашения имеет свои экономически обоснованные причины участия в НАФТА. Так, по мнению американских экспертов, увеличение экспорта приведет к росту числа рабочих мест (эти расчеты уже во многом оправдались). Большие надежды связываются с процессом перенесения на мексиканскую территорию трудоемких, материалоемких и других дорогостоящих производств, что должно существенно повлиять на снижение издержек и тем самым повысить конкурентоспособность американских товаров. Американские политологи и экономисты считают НАФТА своеобразным трамплином для более глубокого проникновения в экономику латиноамериканских стран на новых условиях: в качестве партнера, а не эксплуататора.

Лидером в североамериканском регионе и мировой экономике в последние десятилетия остаются Соединенные Штаты Америки, что обеспечивается главным образом их превосходством над другими странами по масштабам и богатству рынка, степени развития рыночных структур, уровню научно-технического потенциала, мощной и разветвленной системе мирохозяйственных связей с другими странами по линии торговли, инвестиций и банковского капитала. Неординарно высокая емкость внутреннего рынка обеспечивает США уникальное место в мировой экономике.

Самый высокий уровень ВНП в мире означает, что США расходуют больше любой другой страны на текущее потребление и инвестиции. При этом фактором, характеризующим потребительский спрос в США, является общий высокий уровень доходов относительно других стран и большой слой среднего класса, ориентированного на высокие стандарты потребления. В США ежегодно закладывается строительство в среднем 1,5 млн. новых домов, продается более 10 млн. новых легковых автомобилей и множество других товаров длительного пользования. Современная промышленность США потребляет около одной трети всего добываемого в мире сырья. Страна обладает наиболее емким в мире рынком машин и оборудования. В табл. 2.4 представлено распределение 500 крупнейших, наиболее рентабельных, компаний США по основным отраслям производства.

В ВВП преобладающая доля принадлежит производству услуг (свыше 60%), материальное производство составляет 37% и примерно 2,5% продукция сельского хозяйства. Еще более значительна роль сферы услуг в занятости: в середине 90-х годов здесь было занято более 73% самодеятельного населения /67/. На современном этапе США обладают крупнейшим в мире научно-техническим потенциалом, который является сейчас решающим фактором динамичного развития экономики и конкурентоспособности в мировом хозяйстве. Ежегодные ассигнования на НИОКР в США превышают подобные расходы Великобритании, Германии, Франции и Японии вместе взятых.

По-прежнему более половины государственных ассигнований на НИОКР в США направляются на работы военного направления, а такие конкуренты, как Япония и ЕС, расходуют преобладающую часть средств на работы гражданского назначения. Но США существенно опережают страны Европы и Японию по общему потенциалу и размаху НИОКР, что позволяет им вести научные работы по широкому фронту и добиваться быстрого превращения результатов фундаментальных исследований в прикладные разработки и технические новшества.

Корпорации США прочно удерживают первенство в мире по таким направлениям НТП, как производство самолетов и космических аппаратов, сверхмощных компьютеров и их программного обеспечения, производство полупроводников и новейших мощных интегральных схем, производство лазерной техники, средств связи, биотехнологии. На долю США приходится свыше 50% крупных нововведений, генерируемых в развитых странах.

Таблица 2.4

Рентабельность 500 крупнейших компаний США

п/п

Отрасли производства

Рентабельность (отношение прибыли к инвестированному капиталу в %)

1.

Производство напитков и табачная пром-ность

27,9

2.

Косметика и здравоохранение

25,4

3.

Финансовые учреждения

24,7

4.

Электроника

20,9

5.

Компьютерное и программное обеспечение

19,6

6.

Коммерческие банки

18,5

7.

Средства связи

17,9

8.

Реклама

16,5

9.

Текстильные изделия и одежда

16,4

10.

Межотраслевое химическое производство

15,7

11.

Фармацевтика

15,2

12.

Розничная торговля

14,5

13.

Фотопромышленность и услуги

14,0

14.

Пищевая промышленность

13,8

15.

Розничная торговля через бакалейные лавки

12,8

16.

Телефонные компании

12,2

17.

Химические продукты

12,2

18.

Издательское дело, включая газеты

12,1

19.

Строительные материалы

12,0

20.

Финансовые услуги

12,0

21.

Машины и оборудование

11,9

22.

Автомобилестроение

11,9

23.

Бумага и бумажные изделия

11,7

24.

Электрооборудование

11,6

25.

Энергетическое оборудование и услуги

11,0

26.

Добыча нефти международными компаниями

10,7

27.

Автомобильные комплектующие

10,6

28.

Нефтепродукты

10,4

29.

Аэрокосмическая, оборонная, самолетостроительная

10,2

30.

Транспорт

10,2

31.

Развлечения и отдых

8,5

32.

Оптовая торговля

8,2

33.

Различные холдинговые компании

7,4

34.

Контейнеры и метизы

6,5

35.

Горнодобывающая промышленность

6,2

36.

Снабжение природным газом

6,2

37.

Электро- и водоснабжение

5,6

38.

Производство продуктов лесного хозяйства

3,7

39.

Недвижимость

2,3

40.

Радио и телевещание

1,6

Сегодня США продолжают оставаться крупнейшим производителем продукции высоких технологий (наукоемкой продукции): их доля в мировом производстве этой продукции составляла в начале 90-х гг. 36%, в Японии – 29%, в ФРГ – 9,4%, в ЕС в составе 12 стран – 29% /67/.

Мировая экономика играет очень существенную роль, так как быстрое и качественное информационное обеспечение стало во все возрастающей степени определять эффективность работы всего производственного аппарата. В настоящее время в США сосредоточено 75% банков данных, имеющихся в развитых странах. Поскольку в Японии и в Западной Европе нет равнозначной системы банков данных, еще длительное время их ученые, инженеры и предприниматели будут продолжать черпать знания в основном из американских источников. Это усиливает их зависимость от США, влияет на коммерческую и производственную стратегию потребителя информации.

Важно, что основу научно-технического потенциала США составляют кадры высококвалифицированных ученых и инженеров, занятых проведением научных исследований и разработок (общая численность научных сотрудников в США превышает 3 млн. человек). США продолжают также лидировать по удельному весу ученых и инженеров в составе рабочей силы. Высоким образовательным уровнем характеризуется весь контингент рабочей силы в США. В середине 90-х гг. 38,7 % американцев в возрасте от 25 лет и старше имели законченное среднее образование, 21,1% – законченное высшее и 17,3% – незаконченное высшее образование. Только 11,6% взрослых американцев имеют образование ниже среднего, что составляет 8 и менее лет обучения в школе.

Мощный научно-технический потенциал страны и общий высокий уровень образованности и профессиональной подготовки американцев служит фактором силы для американских корпораций в их конкурентной борьбе с соперниками на отечественном и мировом рынках. Продолжающееся лидерство США в современных мирохозяйственных связях стало закономерным результатом их предыдущего развития и представляет очередную ступень в процессе интеграции США в мировое хозяйство. США принадлежит особая роль в формировании мирового хозяйственного комплекса, в особенности во второй половине ХХ в.

Отношения лидерства и партнерства в области мировой торговли, инвестиций и финансов, которые складываются между США, Западной Европой, Японией и догоняющими их новыми индустриальными странами обнаруживают определенную закономерность. Вначале было абсолютное преобладание США, а затем, по мере усиления экономики других участников, эти отношения переходили в конкурентное партнерство, в котором США вынуждены частично уступать свою долю влияния соперникам, перемещая при этом функцию лидера на более высокий уровень.

США последовательно преобладали в мировой торговле, экспорте ссудного капитала, прямых и портфельных заграничных инвестициях. Ныне это преобладание реализуется главным образом в масштабах экономического потенциала и динамизме его развития, научно-техническом прогрессе, заграничных инвестициях и влиянии на мировой финансовый рынок. На современном этапе Соединенные Штаты Америки являются крупнейшим мировым инвестором. Они же представляют собой основной объект для иностранных капиталовложений. Наиболее значительные инвестиции в США сделала Великобритания (12 млрд. долл.). Всего же в США поступило из-за рубежа в качестве прямых вложений свыше 560 млрд. долл.

Американские фирмы по-прежнему остаются самыми крупными в мире инвесторами, общая сумма их прямых капитальных вложений за рубежом превышает 1/4 всех мировых инвестиций и составляет примерно 706 млрд. долл. США. Кроме того, американские корпорации включились в последние годы в бум капиталовложений. США вернули свое превосходство как ведущий рынок акций в мире, увеличив операции с 1990г. на 75%, тогда как на японском рынке число операций возросло примерно на 30%. Подобные успехи обусловлены мощным ростом производительности, которая в 90-х годах в нефермерском секторе повышалась на 2,2% ежегодно, что вдвое выше аналогичного темпа предыдущих двух десятилетий.

Подсчитано, что даже небольшая разница в производительности со временем дает большое увеличение национального дохода. Если США увеличивают свою производительность всего от 0,5 до 1,5%, то этого уже достаточно, чтобы получить 300 млрд. долл. за 10 лет. Если сохранится текущий темп в 2,0%, национальная производительность повысится еще почти на 10% в следующем десятилетии. Это важно, поскольку в США производительность обрабатывающей промышленности самая высокая в мире.

Другой богатейшей страной североамериканского континента является Канада. Но несмотря на успехи у Канады есть немало и своих национальных проблем. Одна из них – Квебек, десятилетиями сотрясающий страну. Другая – рост государственной задолженности, а затем – дефицитность бюджета, высокая безработица и т. д. Реальные доходы населения Канады сократились в начале 90-х гг. на 2%. Небольшое расширение занятости и незначительные прибавки к заработной плате как в государственном, так и в частном секторе экономики тормозят рост трудовых доходов, составляющих 3/5 совокупных доходов населения.

Данные свидетельствуют, что сокращение масштабов производства в начале 90-х годов в Канаде происходило в условиях самой серьезной за последние три десятилетия структурной перестройки, затронувшей прежде промышленность двух обладающих наиболее развитым индустриальным потенциалом провинций – Онтарио и Квебек.

Экономический рост, оживление экономики Канады происходит с 1992г., когда темпы прироста ВВП составили 0,6%; в 1993г. они повысились до 2,2%. В 1994г. по темпам экономического роста (4,2%) Страна кленового листа впервые с 1988 года оказалась лидером в “Большой семерке” и сохранила эту позицию за собой в 1995г., увеличив реальный ВВП на 3,8%. Тенденция роста ВВП сохраняется и в настоящее время. Наблюдается также резкий скачок в приросте объема частных инвестиций – с 0,7% в 1993г. до 9% в середине 90-х годов. Примерно вдвое вырос темп роста потребительских расходов (3% по сравнению с 1,6% в 1993г.).

Понятно, что рост производства в Канаде обусловлен увеличением доходов населения и корпораций. Если во время спада в начале 90-х годов реальные доходы населения (после уплаты налогов, с учетом роста цен) сокращались, то в середине 90-х годов они возросли на 4,0%. При этом прибыли канадских корпораций увеличились на 27%-35%. Такой рост поддерживается расширением внутреннего спроса, увеличивающимся потоком экспорта и повышением товарных цен на мировом рынке. Речь идет о высоких ценах на энергоносители, химическое сырье, металлы, бумагу, древесину /67/.

Немаловажную роль в росте доходов корпораций играет структурная перестройка в канадской промышленности, меры по сокращению издержек и техническому перевооружению, что привело к увеличению производительности труда, которая в обрабатывающих отраслях превышает 5%. Радикально пересмотрена роль государства в социально-экономической жизни страны. Так, в течение второй половины 90-х годов предусматриваются: снижение расходов по линии федеральных министерств на 19%, сокращение субсидий предпринимателям на 50%, поддержка малого бизнеса (формы помощи малому бизнесу будут менее льготные и более соответствующие режиму жестокой бюджетной экономии), коммерциализация деятельности государственных учреждений и приватизация.

Это означает, что предусматривается перевод на коммерческие основы или передача в частные руки функций госучреждений и корпораций во всех случаях, когда это представляется практически возможным и эффективным. Рассматривается возможность полной или частичной приватизации государственных предприятий. Канада, экспорт и импорт которой составляют 2/3 ВНП, во многом зависит от ситуации на мировом рынке.

К середине 90-х годов ее экспорт вырос на 31,6%, а импорт – на 31,3%. Подобные позитивные сдвиги обусловлены как низким курсом канадского доллара по отношению к американскому, структурной перестройкой экономики и связанной с ней возрастающей конкурентоспособностью канадской продукции, так и экономическим оживлением в США, на рынок которых, собственно, и ориентирована продукция Канады.

Сегодня Канада серьезно нуждается в широком экспорте в Соединенные Штаты, чтобы добиться даже самого скромного экономического роста. Канада крепко привязана к США, у нее слабый потребительский рост и такой же рост личных доходов. Единственное, что сможет продвинуть ее экономику, – это расширение экспорта, а большая его часть приходится на США. Невысокие в целом темпы экономического роста в Канаде, скрывают серьезные проблемы, переживаемые канадцами. Среди них: высокая безработица (около 9,5%), рекордный потребительский долг, низкий уровень сбережений и тяжелые последствия, вызванные сокращением на десятки миллиардов долларов бюджетов федерального правительства и правительства провинций.

Как известно, многие европейские страны стабилизировали свои валюты, “привязав” их к немецкой марке. В Канаде же сохранялся свободно плавающий курс национальной валюты. Центральный банк страны лишь изредка осуществляет интервенцию для сглаживания колебаний курса канадского доллара, но не поддерживает его на каком-либо определенном уровне.

Так, не было предпринято сколько-нибудь активных действий для предотвращения падения национальной валюты в середине 90-х годов, поскольку считалось, что это падение, с одной стороны, стимулирует экспорт, а с другой – переключает спрос на потребительские товары канадского производства. Как считают специалисты, перспективы экономического роста Канады и повышения ее роли в современном мировом хозяйстве представляются весьма определенными.

Североамериканский регион еще полон сил, он не осознал по-настоящему современной реальности и не замечает начала своего упадка, но не в его возможностях задержать рост могущества других центров экономической силы, что и определит историю. И Америка неизбежно будет терять свое монополистическое положение как в военной, так и в экономической сфере. Не говоря уже о культуре и общей образованности.

И это естественный финал эпохи, проходившей под знаком экономической гегемонии США, к которой они стремились последние полвека. И именно сам факт гегемонии, стремление к ней, игнорирование и недооценка конкурентов, вероятно, служат одним из источников угасания американского мира (РАO AMERICANA). Соединенные штаты переживают системный кризис, но этого они, кажется, не понимают, и не в их силах его избежать. Их система просто устарела – она требует омоложения, перестройки. И, что самое трудное, – изменения менталитета нации, структуры ценностей.

Феномен американской гегемонии был рожден итогами второй мировой войны, планом Маршалла, “холодной войной” и неумной политикой Советского Союза. Но теперь, в самом конце ХХ века, поднялись новые конкуренты Америке и исчезли стимулы для разворачивания новых военных программ, поддерживавших тонус американской промышленности /44/.

Катастрофа Советского Союза – лишь один из эпизодов этого вселенского краха. Может быть, один из важнейших, поскольку он резко ускоряет развитие планетарной перестройки и угасание РАO AMERICANA. Но не единственный. Однако происходящие события, как утверждают политологи, вовсе не означают конца истории. Просто начинается иная история – история планеты, в которой исключается возможность самостоятельного (конкурентного) развития отдельных стран, когда экономика, так же как и история, становятся общепланетарными.

2.3. Южноамериканский регион

Интеграционные процессы в Южной Америке представляются весьма интересными как с теоретической точки зрения, так и с практической. Данный опыт можно спроецировать и на постсоветские условия в России.

В силу исторических и географических причин экономика стран Южной Америки на протяжении многих десятилетий развивалась преимущественно на побережье. Это было связано с тем, что экономика Южной Америки формировалась на основе потребностей метрополий и поэтому оказалась неприспособленной к внутриконтинентальной торговле. В этой связи часто упускается из виду тот факт, что одним из серьезных препятствий для развития интеграции является отсутствие хорошего транспортного сообщения между странами Южной Америки, природные условия (Кордильеры, экваториальные леса) также затрудняют взаимообмен между соседями.

Развитие субрегионального сотрудничества получило импульс после создания в начале 90-х годов НАФТА и провозглашения Соединенными Штатами так называемой “Инициативы для Америк”, согласно которой предусматривалось образование зоны свободной торговли “от Аляски до Огненной Земли”. Естественно, что эта инициатива была призвана укрепить позиции США в Латинской Америке, дать своего рода ответ на укрепление интеграционных тенденций и процессов в других регионах мира.

В активизации интеграционных процессов в Южной Америке заметную роль играет МЕРКОСУР (Mercado Comun del Sur) - Общий рынок стран Южного конуса, созданный в 1991г. Аргентиной, Бразилией, Парагваем и Уругваем и в короткий срок превратившийся в один из основных участников реальной региональной интеграции. В настоящее время МЕРКОСУР - это крупнейший интегрированный рынок Латинской Америки, где сосредоточено 45% населения (более 200 млн. человек), 50% совокупного ВВП (свыше 1 трлн. долларов), 40% прямых зарубежных инвестиций, более 60% совокупного объема товарооборота и 33% объема внешней торговли континента.

Договором о создании МЕРКОСУР предусматривалась отмена всех пошлин и тарифных ограничений во взаимной торговле между четырьмя странами. В зоне вводилось: свободное движение капиталов и рабочей силы; введение единого внешнего тарифа и образование таможенного союза; координация политики в области промышленности, сельского хозяйства, транспорта и связи, в валютно-финансовой сфере; унифицированные правила функционирования свободных промышленных зон; единый порядок определения происхождения товаров. В результате предпринятых усилий взаимный товарооборот вырос за первую половину 90-х годов почти в 3,3 раза.

Для руководства процессом интеграции в переходный период были созданы: Совет общего рынка (в составе министров иностранных дел), Группа общего рынка - исполнительный орган, функционирующий постоянно и имеющий административный секретариат со штаб-квартирой в Монтевидео, а также 10 технических комиссий, подчиняющихся Группе общего рынка и занимающихся вопросами торговли, таможенного регулирования, технических норм, валютно-финансовой политики, макроэкономической политики, наземного и морского транспорта, промышленной технологии, сельского хозяйства и энергетики.

Процесс интеграции в МЕРКОСУР, несмотря на незавершенность становления таможенного союза в его классическом виде, является наиболее динамичным в регионе. Объем внутризонального экспорта в первой половине 90-х годов вырос более чем втрое, и составил почти половину экспорта стран Латинской Америки и карибского бассейна.

Доля внутризональной торговли в товарообороте стран МЕРКОСУР со всем миром к середине 90-х годов повысилась до 22%. МЕРКОСУР оказал положительное воздействие на качественные показатели внешней торговли стран-членов, способствовал росту промышленного экспорта.

В Бразилии 70% предпринимателей ведут деятельность в рамках этого рынка. Внутризональный экспорт этой страны за последнее время вырос более чем втрое, его доля в общем экспорте страны увеличилась с 7 до 15 %. Аргентина реализует в рамках блока 30% своего экспорта, Уругвай и Парагвай - более 50%.

Рост взаимной торговли способствовал экономическому росту в целом. Так, ВВП Аргентины и Бразилии за последние годы увеличивался на 4-8,7%. Несмотря на спад в экономике Аргентины и Уругвая, в середине 90-х годов зональная торговля расширялась.

Необходимо отметить важность МЕРКОСУР как объединения, стабилизирующего экономики стран блока. Сдерживание инфляции осуществлялось увеличением импорта, регулирование тарифной политики способствовало “торможению” темпов экономического спада, например, в Аргентине и Бразилии.

Южноамериканские аналитики, основываясь на собственном опыте, прямо указывают, что в интеграционной группировке необходимо членство по меньшей мере двух сильных в экономическом отношении стран, способных в кризисной ситуации “принять удар на себя”.

Из числа других интеграционных объединений континента можно выделить:

Андский пакт (Боливия, Венесуэла, Колумбия, Перу и Эквадор). В настоящее время идет трансформация этой организации в Андскую систему интеграции и осуществляется попытка дать экономическим взаимоотношениям импульс к “более высокой степени интеграции”;

Центральноамериканский общий рынок (Гватемала, Гондурас, Коста-Рика, Никарагуа и Сальвадор). Сформирована зона свободной торговли, предусматривается ликвидация пошлин внутри блока и введение ОТТ в отношении третьих стран;

КАРИКОМ, или Карибское сообщество (14 англоязычных стран Карибского бассейна) - достаточно развитая интеграционная группировка, имеет ряд единых внешних тарифов.

В своем хозяйственном развитии страны Латинской Америки пережили три “большие экономические волны”, знаменовавшие крутые повороты в их экономической стратегии. Начавшая набирать силу еще в прошлом столетии aieia либерализации и свободной торговли привела к тому, что латиноамериканские государства оказались в роли поставщиков сырья на мировой рынок. К концу 20-х годов эта волна исчерпала себя. Чрезвычайно разрушительный для Латинской Америки мировой экономический кризис 1929-1933гг. подвел черту под режимом открытой экономики, положив начало новой “большой волне” – на этот раз государственного регулирования.

Продекларированная защита внутреннего рынка в целом содействовала диверсификации структуры национального хозяйства, ослабив воздействие на него внешних процессов. На втором гребне этой протекционистской волны, уже после второй мировой войны, сформировался сильный госсектор, включавший базовую инфраструктуру и капиталоемкое производство; был расчищен путь слабому тогда местному частному капиталу. “Скотоводческие” и “банановые” в прошлом республики при активной политике государства превратились в аграрно-промышленные страны, способные вести более независимый диалог с мировыми индустриально-финансовыми центрами. (Так, на рубеже 40 – 50-х годов специалисты изучали “аргентинский прорыв”, в 60–70-х годах – “бразильское чудо”.) Тем самым удалось избежать возникновения весьма вероятных масштабных гражданских конфликтов.

Тем не менее, и Латинской Америке пришлось испытать на себе сложности роста. Ставшей хрестоматийной формулу эволюции можно было бы представить так: достижения и успехи госсектора – переоценка роли государства и нарастание самодовольства – гипертрофия госрегулирования и снижение эффективности госпредприятий – рост бюрократии и коррупции – увеличение бюджетного дефицита и инфляция – падение престижа протекционизма и госсектора.

Понятно, что госсектор, как и любая другая структура, для своего успешного функционирования нуждается в постоянной корректировке в ответ на возникающие кризисы, ибо в противном случае он коснеет и из стимулятора роста превращается в тормоз. Расходы на поддержание убыточных госкомпаний стали ложиться тяжким бременем на национальные финансы, появившиеся на континенте “затратные экономики” порождали социальную неустойчивость. Все явственнее ощущалась потребность в новом экономическом курсе, поскольку стабильность экономики кроется прежде всего в постоянном движении и обновлении.

Так, с середины 70-х годов первый эшелон латиноамериканских стран (Чили, Уругвай и Аргентина) декларировал переход к новой стратегии развития – либеральной, вернее, неолиберальной (чтобы провести различие между старым и современным либерализмом), которую намеревались реализовать пришедшие к власти военные хунты. Однако понадобился глубокий затяжной кризис начала 80-х годов, самый острый с периода “Великой депрессии”, чтобы, наконец, обозначилось крупномасштабное переключение на иные подходы. Так завершился полувековой цикл государственного патронажа, знавший периоды и подъема, и упадка.

Провозглашенный переход к неолиберальному курсу означал резкое сокращение вмешательства государства в инвестиционные, кредитные, валютные и внешнеторговые операции и, конечно, сужение его участия в собственно предпринимательской деятельности. Ключевой реформой стала приватизация, призванная расширить пространство для частной инициативы. Начавшись с разгосударствления второстепенных объектов, она постепенно охватывала все более крупные предприятия. Качественное структурирование экономики обозначилось на рубеже 80–90-х годов, когда наметился переход в частный сектор крупнейших госкомпаний региона, в том числе в базовых отраслях производства.

Как известно, реформирование экономики на этом, первом этапе оказалось либо малоуспешным (Чили), либо вовсе провалилось (Аргентина, Уругвай). Дело в том, что реформы проводились преимущественно в рамках военно-диктаторских режимов, их творцами были “экономисты в мундирах” и суть преобразований сводилась в основном к возврату национализированной собственности прежним владельцам и либерализации внешнеэкономической деятельности. Кроме того, перемены проходили в атмосфере взаимного отчуждения народа и власти. Некоторые из преобразователей в дальнейшем были не только подвергнуты резкой критике, но и даже преданы суду, как, например, в Аргентине.

К настоящему времени процесс приватизации почти завершен в Чили, близится к концу в Аргентине и Перу, находится на подъеме в Уругвае, Эквадоре и других странах. Уже сейчас можно подвести первые итоги реформирования, выявить его некоторые положительные аспекты и неудачи.

Странам Латинской Америки в основном удалось преодолеть последствия тяжелого экономического кризиса начала 80-х и приступить к перестройке национальных хозяйственно-технологических структур. Хотя суммарные темпы роста региона в первой половине 90-х годов составляли в среднем 3% в год (в конце 80-х годов – менее 1%), некоторые страны (Чили, Аргентина, Перу, Венесуэла, Уругвай, Панама, Доминиканская республика и другие) достигали 4 – 8%. Если в 1990г. еще оставалось шесть стран с отрицательным приростом валовой продукции, то в последующие годы их число сократилось до 2 (Никарагуа и Гаити) /67/.

Возрос внешнеторговый оборот, бегство капиталов за рубеж сменилось их притоком, повысилась общественная производительность труда, по типу дальневосточных “тигров” появились латиноамериканские “ягуары” и “пумы”. Поворот в сторону демократии (например, в Чили) совпал по времени с достижением экономической стабилизации. Подъем был в немалой степени связан с приходом к власти энергичных и профессионально подготовленных специалистов.

Немалую роль сыграла и помощь, оказанная традиционными партнерами, главным образом США, не желавшими иметь под боком нестабильных и беспокойных соседей. Когда стало ясно, что реформирование в Чили в годы правления генерала Пиночета, несмотря на рекомендации экспертов чикагской школы, не приносит успехов, США оказали ей массированную финансовую помощь. Неоднократно финансовые вливания предпринимались в соседнюю Мексику, социально-экономическое состояние которой непосредственно отражается на благополучии США (в том числе на динамике нелегальной иммиграции). В целях укрепления стабильности, в частности, финансовой (для поддержания национальной валюты), помощь оказывалась Аргентине, Перу и другим государствам.

Кроме того, Испания, в интересах сохранения давних торгово-экономических отношений со странами региона, списала в 1992г. (празднование 500-летия открытия Америки) их долги на сумму в 5 млрд. долл.

Как известно, среди главных целей реформ выделялось оздоровление финансовой системы, преодоление инфляции, а в ряде стран и гиперинфляции. Своего максимума инфляция достигла в 1989-1990 гг., когда ее уровень составил 1200%, а в отдельных странах – даже 5000-8000% (Никарагуа, Перу, Аргентина и Бразилия). В этой проблеме сконцентрировались главные беды экономики и общества – ослабление предпринимательской деятельности и мотивации к труду, приоритет быстрой и нередко сомнительной наживы и т. д.

Существенную роль в санации финансовой системы в начале 90-х годов в Чили и Аргентине сыграла автономизация центральных банков этих стран, придание им независимого по отношению к исполнительной власти статуса. В Аргентине были установлены четкие пределы кредитования центральным банком правительства в части его бюджетных расходов, главной задачей банка стало поддержание национальной валюты как основы финансовой нормализации (установленный в 1991г. паритет песо и доллара сохраняется и в настоящее время).

Реформирование бюджетной системы Перу, укрепление валютной сферы (международные резервные активы в 1994г. составили сумму в 5 млрд. долл., крупнейшую в истории страны) позволили снизить уровень инфляции с 7000% в 1990г. до 20% в 1995г.

Немалый вклад в обуздание инфляции, увеличение доходной части госбюджета внесли налоговые реформы. Новые налоговые правила предусматривают более простое, равномерное и в то же время дифференцированное налогообложение, что помогло расширить число лиц, уплачивающих налоги, и увеличить суммы платежей. В Аргентине, где количество налогов сократилось с 25 до 5 при среднем уровне обложения в 30%, за первую половину 90-х годов удвоилась численность граждан, вносящих налог на прибыль, а сумма поступлений возросла в полтора раза. Еще существеннее увеличились платежи в счет налога на добавленную стоимость, что в итоге позволило впервые за многие годы сбалансировать бюджет.

Переход к реформам и их реализация происходят всюду по-разному и отнюдь не гладко. В некоторых странах им предшествовала разработка ряда общенациональных и отраслевых планов и программ развития, в результате чего экономическая трансформация протекала в рамках конституции и на основе преемственности. В Боливии преобразования экономики развернулись в ситуации глубокого финансового кризиса, который развивался на фоне серии государственных переворотов. В Уругвае изменение экономической стратегии было предпринято после того, как общество перешло от военного правления к гражданскому.

Проведение приватизации наиболее системно осуществлялось в Чили и Аргентине, где передача в частные руки госкомпаний проходила в основном в соответствии с планами, хотя не обошлось и без отдельных нарушений сроков. Однако в Аргентине, Уругвае, Боливии растет беспокойство поспешностью, с которой переходят в частную сферу государственные компании, что не позволяет обеспечить оптимальные для общества и государства условия сделок.

Источником социального недовольства стал переход к частным владельцам тех госкомпаний, которые доказали свою способность работать в рыночном режиме и приносить прибыль. Причем немалое число убыточных госпредприятий становилось доходными именно в тот период, когда было объявлено о намерении их приватизировать. Это свидетельствовало о наличии у них рыночного потенциала и об их способности работать эффективно. Активное движение против приватизации подобных компаний развернулось в Уругвае. В Парагвае конгресс из шести рекомендованных для приватизации авиакомпаний заблокировал пять, которые, по его мнению, должны оставаться под государственным контролем (в том числе и по соображениям стратегическим).

В Чили было объявлено, что приватизация не должна быть самоцелью, а это означает, что в частные руки следует передавать только нерентабельные предприятия. Приносящие прибыль и стратегически важные для страны отрасли и компании надлежит оставлять под контролем государства. Ключевая, стратегически важная отрасль экономики, к тому же приносящая существенные доходы, должна оставаться в руках государства. Однако некоторые подсобные службы и нерентабельные шахты могут быть переданы в частный сектор.

Как свидетельствует латиноамериканский опыт, сильнейшим тормозом на пути социально-экономических преобразований является наличие у той или иной страны крупного внешнего долга. Достигая критической массы (у каждой страны она своя – в зависимости от конкретного потенциала), он начинает ограничивать свободу действий государства, выбора собственной стратегии развития. Так, приватизация в Парагвае, Боливии, Панаме и некоторых других странах началась, по существу, после того, как МВФ поставил в качестве условия их кредитования развертывание процесса разгосударствления экономики. В ряде случаев (Парагвай и некоторые др. страны) оговаривались даже сроки приватизации и указывалось число компаний, которые она должна была затронуть.

На современном этапе свыше десяти стран региона не в состоянии своевременно уплачивать проценты по внешней задолженности. Этим должникам особенно трудно выстраивать оптимальную (с точки зрения национальных интересов) экономическую политику. Так, относительно медленный ход преобразований в Бразилии, их пробуксовка в Эквадоре были обусловлены в немалой степени наличием крупного внешнего долга.

Проблематична и ситуация в сфере внешней торговли, которая в новой стратегии призвана стать основным двигателем экономического роста. Между тем либерализация внешней торговли привела не только к ее крупному и растущему дефициту (в Аргентине за один год с 2,7 млрд., долл. до 3,4 млрд.), но и к наплыву на местный рынок товаров, которые теснят национальную продукцию как в сфере промышленности (закрытие ряда металлургических, текстильных и других предприятий в Мексике), так и сельского хозяйства. В Колумбии, Венесуэле, некоторых других странах производство пшеницы, риса и других культур, которое ранее не только удовлетворяло внутренние потребности, но и обеспечивало экспорт, в нынешних условиях стало сокращаться. Суммарный дефицит платежного баланса региона по текущим операциям увеличился с 6 млрд. долл. в 1990 г. до 43 млрд. к середине 90-х годов /67/.

Производство, за исключением Чили, либо модернизируется слабо (Аргентина, Бразилия), либо не модернизируется совсем, что предопределяет низкую конкурентоспособность экспортных товаров (например, аргентинских и бразильских автомобилей).

Существенную опасность для успеха проводимой экономической трансформации представляют сопряженные с ней социальные издержки. Преобразования в экономике зачастую осуществляются в отрыве от социальной сферы, то есть с нарушением системного подхода к реформированию. Значительный уровень социальной напряженности в Латинской Америке в немалой степени предопределен тем, что в условиях развернувшейся “рыночной революции” из двух моделей развития – европейской с ее определенной заботой о слабых и проигравших к американской, для которой характерна более конкурентная, жесткая модель, была избрана (не без давления извне) последняя. А это означает: в Латинской Америке, кроме всего прочего, идет смена цивилизационных ценностей, духовных ориентиров, что не может проходить безболезненно.

Современный этап реформирования и его ближайшие перспективы были концептуально оформлены на последних сессиях Экономической комиссии ООН для Латинской Америки и Карибских стран (ЭКЛАК), где экспертами регулярно обобщается региональный опыт развития.

Примечательно, что в последнее время даже эксперты МВФ и ВБ, стремящиеся поддержать в регионе престиж своих рекомендаций и неоднократно подвергавшиеся суровой критике, стали следить за тем, чтобы в стабилизационных программах были представлены социальные аспекты и содержались механизмы “социального выравнивания” Они, в частности, считают, что сокращение продовольственных субсидий должно осуществляться постепенно, а прямую помощь следует сфокусировать на бедных слоях общества.

На современном этапе Латинская Америка переживает сложный период комплексных структурных преобразований, для которых характерно нетрадиционное решение экономических, политических, социальных, институциональных и культурных проблем. Для успешного продвижения реформ созданы и определенные политические предпосылки, прежде всего в виде демократических режимов почти во всех странах. Конфронтация, как и шоковая терапия в ее чистом виде (разновидность экономического насилия), хотя и могут дать кратковременный эффект, в долгосрочной перспективе таят в себе немало опасностей.

Сегодня по-разному оценивается текущая ситуация в Латинской Америке. Диапазон суждений варьируется от “экономического чуда” и “десятилетия надежд” до “потерянного времени”.

Еще рано подводить окончательные итоги преобразований, перед странами региона стоит немало нерешенных проблем, могут появиться и новые. Так, крупные средства, поступающие в казну от приватизации, скоро иссякнут, и придется для сбалансирования бюджетов изыскивать иные источники. Однако регион пришел в движение, он стал динамичным. В концептуальном плане в регионе просматривается отход от крайностей не только протекционизма, но и неолиберализма, движение к центру, золотой середине. Эти тенденции, по-видимому, и ознаменуют вступление Латинской Америки в новое столетие.

2.4. Азиатско-Тихоокеанский регион

Начало нынешним событиям в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР) было положено окончанием второй мировой войны и тоже планом Маршалла, который помог подняться Японии до ведущей державы и превратиться в одного, может, самого грозного в настоящее время конкурента Соединенных Штатов, во второго экономического монстра в мире.

Феномен Японии – страны сверх традиционной цивилизации, оказавшейся на пике промышленного развития и открывшей эру постиндустриального периода капитализма, особенно удивителен. Он объясняется не только эффективностью плана Маршалла, благоприятными условиями внешнего рынка, но и удивительной почвой, на которую пролился долларовый дождь. На примере Японии мы видим, что успех той или иной цивилизации в сегодняшнем мире определяется не только степенью ее техногенности. Этот тезис наглядно подтверждают и другие цивилизации Азиатско-Тихоокеанского региона. Он вовсе не отвергает используемую цивилизационную дихотомию, а демонстрирует те потенциальные возможности, которыми может обладать традиционная цивилизация в постиндустриальном мире, и как эти потенциальные возможности могут в известных условиях раскрыться.

Японская цивилизация – одна из наиболее традиционных на нашей планете: почитание старших, веками утвержденных традиций – одна из наиболее характерных черт японской нации. Высший смысл жизни японец видит в отличном выполнении порученной работы, именно порученной работы. Это, наверное, важнейшая особенность цивилизаций конфуцианского корня, которая создала новую ситуацию на планете. Изобретательность, инициатива, личный успех занимают второстепенное место в шкале стремлений среднего японца и его общественной оценке, что непохоже на протестантскую традицию, ставшую основой современной европейско-американской цивилизации, где личный успех – едва ли не единственное мерило положения человека в обществе.

Традиции сыграли решающую роль в возвышении Японии, когда еще в конце 40-х годов она взяла курс на реализацию существовавших в то время разнообразных ноу-хау, накопленных в разных странах за время войны. И самое главное – их тиражировать с обеспечением высочайшего качества, лучшего, чем у их авторов. Эта политика дала старт японской экспортной экспансии и позволила японской промышленности подняться на ноги.

В 60-х годах валовый национальный продукт, исчисленный на душу населения в Японии, был значительно ниже американского – в несколько раз. Он был также на 10 – 15% ниже того, который в эти годы был достигнут в СССР /44/. Но к руководству страны пришли умные и патриотично настроенные прагматики, которые, опираясь на власть, взяли в руки направление деятельности могучих японских корпораций. Произошло одно событие, которое никогда не афишировалось, однако именно оно решило судьбу страны: произошло качественное изменение промышленной и торговой политики государства. Япония во все большей степени начала ориентироваться на внутренний рынок, как и все крупные страны.

Это была целенаправленная политика правительства, наложившая весьма жесткие ограничения на развитие и перестройку японской промышленности и частного бизнеса, – своеобразный диктат государства. И такое поведение правительства было ключом к успехам. Емкий внутренний рынок – это главная причина процветания любой развитой страны, это не только стимул для развития промышленности, но и высокий уровень жизни, а значит, и основа внутренней политической стабильности, стремление к получению образования, к новым научным изысканиям, следовательно, к дальнейшему росту общественной производительности труда. Экономистам известно, что развитие внутреннего рынка порождает мощную положительную обратную связь и ведет к процветанию нации, что японцы и продемонстрировали в последние два десятилетия.

Не малую роль в развитии экономики Японии сыграли бережливость и предпринимательство японцев. Начиная с 50-х гг. темпы роста сбережений в Японии были самыми высокими в мире (в два и более раз превосходили сбережения крупных промышленных стран). В 70-х гг. сбережения японских семей и бизнеса, не входящего в корпорации, составляли 16,8% ВНП. Чистые сбережения японских корпораций составляли 5,8% ВНП (американских - 1,5%), японского правительства - 7,3% ВНП (американского - 0,6%). Общие чистые сбережения Японии составляли 25,4% ВНП, а США - 7,1%. Такие темпы роста сбережений в Японии сохранились до настоящего времени. Реальный доход на душу населения в Японии за последние 40 лет вырос в ценах 1990г. с 1230 долл. до 23970 долл. (7,7% в год), в США - 1,9%) /67/.

Современная экономика Японии в большой степени зависит от мелких производителей (в начале 80-х годов насчитывалось 9,5 млн. предприятий, имеющих менее 30 рабочих). В промышленности половина рабочей силы приходится на предприятия, имеющие менее 50 рабочих (в США и Великобритании - 15%).

В экономике Японии за последние 50 лет были подъемы и падения. Так в 1952г. прирост ВНП составил 5%, в 1952-1972гг. - 10% ежегодно, 1973-1990гг. - затухание прироста ВНП до 5%. В 1990г. Япония вступила в экономический кризис, из которого не смогла выйти окончательно до сих пор. В 1992г. промышленное производство сократилось на 8%. В 1994г. прирост промышленного производства составил 0,6%, а в 1996г. - 3,4%, что является уровнем, который характерен для зрелой рыночной экономики.

Опыт Японии оказался спусковым крючком для процесса развития всего АТР, который привел к рождению “тихоокеанских тигров”, интенсифицировал процессы модернизации в Китае и имел многие другие следствия общепланетарного значения. Пример Японии показал, что потенциал традиционных цивилизаций наиболее успешно реализуется в рамках высших технологий, где они вполне успешно конкурируют со странами техногенных цивилизаций.

Это понятно: высшие технологии требуют высочайшей технологической дисциплины, скрупулезной точности, культа мелочей и внимательности в работе, а во главе традиционной шкалы ценностей японцев, как уже говорилось, лежит качество выполнения порученной работы. Японский пример важен и для всей планеты – это реальный вклад в создание основ информационного общества, показавший путь быстрого внедрения в производство новых информационных технологий и техники, требующей высокоточной сборки и качественного производства комплектующих.

Может быть, большинство технических ноу-хау и будет продолжать создаваться в западной части планеты, но более эффективные формы организации труда, необходимые для их тиражирования, уже рождаются на Востоке. Новый этап модернизации, по мнению специалистов, будет связан именно с этими новыми формами организации производительных сил.

Эта смена направлений модернизационной волны будет иметь разнообразные следствия. И не только экономические. Прежде всего, новая модернизация будет трудна для Запада, и вряд ли он сможет ее воспринять, ибо эта модернизация будет основываться на иных цивилизационных установках. И примеры, подтверждающие это, есть. Некоторые японские корпорации имеют в США свои заводы. Производительность труда на этих заводах заметно ниже производительности труда на подобных же заводах, но расположенных в Японии. Соответственно, и прибыль значительно ниже той, на которую рассчитывали японские инвесторы.

Поэтому японские управляющие решили на своих заводах в Америке перестроить организацию труда по японскому образцу. Но опыт не удался: американцы не приняли не только японский образ жизни, но и японскую организацию труда. Индивидуализм, вошедший в плоть и кровь, независимость личности исключают возможность того коллективизма и способности к послушанию, на которых основывается японская организация труда.

И на этом основывается экономический взлет Японии и других “тихоокеанских тигров”, в степени не меньшей, чем на долларовых вливаниях плана Маршалла.

Что касается Южной Кореи и Тайваня, то их возвышение началось еще в пятидесятые годы, когда ТНК только-только начинали формироваться и то, что было доступно первым “тихоокеанским тиграм”, не доступно их последователям.

При поддержке США они превратились в классические постиндустриальные государства, технологический уровень которых сопоставим с американским. И не только благодаря бесспорным качествам рабочей силы, но и тем долларам, которые в них вложили США. В результате в АТР возник еще один удачливый конкурент Соединенным Штатам Америки.

В АТР страной с переходной экономикой является Китай. Влияние событий в Китае на общий мировой процесс предсказать очень непросто. Однако, как считают эксперты, в ближайшие пару десятилетий развитие, во всяком случае в АТР, должно носить довольно спокойный характер. Аргументы тому – элементарная выгода всем возможным противникам: и Китаю, и Америке. Для США - это огромный рынок набирающего силу полуторамиллиардного народа.

Китай шаг за шагом входит в мировую экономическую систему. Но делает это крайне осмотрительно. В разных местах страны возникают особые промышленные зоны – преимущественно с продукцией высших технологий. И в этих зонах концентрируются немалые капиталовложения. Китай очень быстро прогрессирует: в среднем около 10% ежегодного прироста ВНП /44/.

Успешное развитие постиндустриальных зон в Китае связано с одной из особенностей культуры этого народа. Внутри страны множество противоречий. В разных частях страны говорят по-разному, но те десятки миллионов китайцев, которые живут за рубежами страны, чувствуют себя прежде всего китайцами, а не гражданами той страны, чей паспорт у них в кармане.

В массе это народ богатый и весьма патриотически настроенный. Когда открылись свободные зоны, китайские капиталы потекли в Китай. Сейчас в Китае отсталость соседствует с высокими технологиями, но он в целом неуклонно поднимается.

И дело не только в этом: каждый четвертый человек на Земле – китаец. И облик мира ХХI столетия во многом будет зависеть от Китая и от того, кто и как будет дружить с китайским миром. От того, не возникнет ли в этом регионе очередной катаклизм, и от того, как Китаю удастся сохранить себя как единое целое, т.е. преодолеть внутренние противоречия, которых у него более чем достаточно.

Но и в случае распада Китая, что не столь уж маловероятно, если следовать логике мирового рынка, неизбежно возникнет некий “мир Китая”. Будет ли в него включена Япония, или она станет основой еще одного “мира”? Вопросы немаловажные не только для России, но и для всей планеты. В своей долговременной стратегии мы должны ориентироваться на один из китайских сценариев. Кроме того, наш опыт показывает существование определенных возможностей влиять на ситуацию в этой громадной стране. Необходимо помнить: то, что происходит в восточном полушарии, не менее важно и значимо для России, чем то, что творится в западном, ибо север Евразийского суперконтинента, на котором расположена наша страна, – мост между двумя наиболее быстро развивающимися регионами планеты (Европейским и Азиатско-Тихоокеанским).

Финансовый кризис нанес удар по Китаю в самый неподходящий момент – инерция фантастического роста ВВП по 10 – 11% в год стала ослабевать, а правительство только-только собиралось приступить к масштабной реструктуризации госсектора, в результате: долги госбанков, оцениваемые в 140 млрд. долларов, неэффективный госсектор, постоянная угроза девальвации юаня и роста безработицы.

Китайская экономика, ориентированная на экстенсивное развитие и экспорт, работает по простому принципу: быстрый рост или коллапс. Для того, чтобы экономическая машина крутилась на предельно быстрых оборотах, Китай отчаянно нуждается в новых рынках сбыта. Затоваренность традиционным для Китая ширпотребом внутри страны достигает уже десятков миллиардов долларов, что вынуждает его искать пути на соседние рынки, в частности в Россию.

В последние полтора-два десятилетия Азиатско-Тихоокеанский регион привлекает к себе большое внимание специалистов как зона наиболее динамичного экономического роста. Опережая другие регионы мира по темпам роста, в том числе в технологически передовых отраслях, наряду со стремительным усилением международной конкурентоспособности значительной группы стран, АТР дает основания рассмотреть, какова роль международных интеграционных процессов в нем, насколько МЭИ способствовала экономическому развитию стран региона, росту потребления и производства и т.д.

Если подходить только с чисто географической точки зрения, то можно сказать, что в АТР сложился “азиатский четырехугольник”: Япония - Китай - НИС - АСЕАН в виде интеграционной группировки Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС), объединяющего как развитые страны региона, так и большинство стран Восточной и Юго-Восточной Азии, Китай и Океанию. В 1997г. в АТЭС была принята Россия.

В концептуальном плане, и что важно не без помощи “неазиатских” аналитических центров, рекомендаций авторитетных международных организаций, были разработаны три главных направления региональной интеграции на базе и в рамках АСЕАН.

Первое из них - рыночное. Предпочтение отдается зоне свободной торговли через поэтапное снижение тарифов во взаимной торговле с тем, чтобы в итоге в соответствии с теорией сравнительных преимуществ и для наиболее эффективного использования ресурсов обеспечить полную свободу размещения производства в одной из стран АСЕАН. Либерализация внутрирегиональной торговли может осуществляться путем потоварного снижения тарифа либо посредством всеобщих их сокращений, что по идее обещает ускорение процесса. Такой схемы придерживался Сингапур.

Второе направление - рыночно-институциональное. Отличительная особенность - сочетание выборочной торговой либерализации с использованием некоторых форм межгосударственного регулирования. Этот путь отстаивался сторонниками “целенаправленно регулируемой индустриализации”. Такая стратегия опирается на общерегиональное промышленное сотрудничество, согласование планов развития стран АСЕАН на международном уровне, реализацию совместных проектов и подкрепляется административными и политическими мерами. Данное направление разработано в Индонезии, которая считает, что интеграционному процессу и введению рыночного режима в масштабах группировки должны предшествовать индустриализация всех ее членов, формирование компенсационных механизмов.

За два десятилетия АСЕАН зарекомендовала себя как зрелая политическая организация, но в экономическом плане результатов развития интеграционных процессов пока нет. Распространение торговых преференций на торговлю внутри АСЕАН, о чем договаривались ранее, вылилось в формально-бюрократическое мероприятие, почти не отразившееся на торговых потоках между странами. Практически не продвинулось вперед промышленное сотрудничество и создание совместных предприятий, работающих на весь регион.

Доля АСЕАН во всем объеме внешней торговли стран-челноков не претерпевает существенного изменения. Значительная часть внешней торговли приходится на страны, расположенные вне АСЕАН: США, Японию. Парадокс заключается в том, что, несмотря на существование организации, деклараций “за развитие внутриасеановского сотрудничества”, сами страны-члены группировки развивались весьма динамично. Взаимодополняемости экономик как не было, так и нет.

В настоящее время в АТР предпринимаются достаточно активные усилия для развития сотрудничества в рамках Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС) - организации, созданной в 1989 году. В ней представлены все страны с весомым и растущим экономическим присутствием в АТР. По своему характеру, целям, концепциям, даже по составу участников АТЭС выглядит довольно нетипичной для сегодняшнего мира региональной группировкой. Это экономическое объединение создано государствами, сильно различающимися между собой условиями и уровнями хозяйственного развития, структурами экономик, традициями, психологией. Но развитые и развивающиеся страны АТР выступают как равноправные партнеры.

Для азиатских стран сегодня не самое лучшее время, чтобы открывать свои рынки американским или японским товарам. Однако внутри Азии сейчас происходят крайне важные сдвиги – китайцы, используя естественное стремление сопредельных стран к стабильности, пытаются перестроить под свою экономику все финансово-экономические отношения в регионе.

Китай предлагает всем пострадавшим от кризиса соседям – странам Юго-Восточной Азии и России – своего рода финансово-экономический симбиоз. Самому Китаю, с наиболее мощной экономикой в регионе, отведена, естественно, роль локомотива.

Формула симбиоза по-китайски весьма проста: рынки в обмен на экономическую и политическую стабильность в регионе. Пока Китай дышит, пока он удивляет мир высокими темпами роста и стабильным юанем, будут жить Таиланд, Индонезия, Корея и прочие “тигры”.

Ключевая роль здесь отводится Сянгану (Гонконгу), из которого Китай намерен сделать региональный “центр притяжения”. Финансовая дестабилизация в Азии при одновременной неизменности курса гонконгского доллара переориентировала большинство денежных потоков именно сюда, где аккумулируются капиталы этнических китайцев со всего мира. Сянган (Гонконг), долгое время бывший “воротами в Китай”, превращается в “ворота в Азию”.

Серьезным преимуществом Сянгана (Гонконга) стали торговые и финансовые связи с континентальным Китаем – 80% торговли КНР идет через Сянган (Гонконг). Монополизация контактов со столь огромным рынком, который сегодня никто в мире не может игнорировать, автоматически увеличивает вес Сянгана (Гонконга) в качестве претендента на региональный “центр притяжения”. В ближайшие годы Сянган (Гонконг) намерен стать главным сосредоточением транспортных и коммуникационных артерий в Азии, инвестировав 30 млрд. долларов в строительство железных дорог, автострад и мостов.

Сянган (Гонконг) превратился для китайской экономики в плацдарм, позволяющий усилить свое присутствие на региональных рынках. Привлекаемые благоприятным финансовым режимом и стабильностью, европейские и американские капиталы уже от лица китайского бизнеса переправляются в Азию. Важнейшим направлением приложения капитала является экспансия во Вьетнаме, одной из самых перспективных стран региона.

Китай явно не намерен ограничивать зону своих интересов только Юго-Восточной Азией. Российский финансовый кризис создает объективные предпосылки для интеграции регионов Сибири и Приморья с Китаем.

Китай видоизменил свою политику в отношении России – отныне эта политика будет иметь региональный акцент. Китайцы хотят создать десять российско-китайских “региональных пар”, так как принятые на высшем уровне соглашения реализуются очень медленно. Первые признаки новой политики Китая уже видны в цифрах, отражающих рост приграничной торговли. По данным администрации Приморского края, оборот торговли края с Китаем вырос в 1997г. на 24%, причем импорт увеличился на 124%.

Китай намерен предложить российским регионам новую схему сотрудничества: китайские предприниматели намерены выносить в Россию сборочные производства, работающие на производимых в КНР комплектующих.

2.5. Африканский регион

Перед развивающимися странами Африки стоит немало сложных проблем. Охватившая Африканский континент в первые годы после провозглашения независимости эйфория вскоре сменилась глубоким разочарованием. Надежды на то, что независимость придаст импульс экономическому росту и развитию не оправдались.

В середине 90-х гг. на долю африканского континента, где проживает более 11% населения Земли, приходилось около 5% мирового производства. В геополитическом, экономическом и цивилизационном отношении Африка состоит из двух достаточно различных субрегионов: территории, расположенной к югу от Сахары, и Северной Африки, более близкой Ближнему Востоку. На континенте сосредоточено большинство беднейших государств планеты (32 из 52 стран региона относятся к группе “наименее развитых стран мира”, ВВП на душу населения которых колеблется от 80 до 500 долл.) и их положение остается крайне неблагополучным.

Несмотря на значительный приток средств – а доля континента в получении мировой помощи возросла с 17% в 1970г. до почти 40% в 90-х годах– условия жизни населения Африки неуклонно ухудшаются. Доход на душу населения сокращался в среднем на 1,1% ежегодно с 1982 по 1992г. по сравнению со среднегодовым приростом в 0,8% во всей группе развивающихся стран и в 6,4% в восточноазиатском регионе. А общее падение ВВП на душу населения за период 1980–1992гг., по оценке экспертов, составило 15%. В результате этот показатель сейчас примерно соответствует уровню конца 60-х годов /67/.

В интересах преодоления столь неблагоприятной тенденции Всемирный банк и другие международные экономические организации, а также и Советский Союз, в 60-е годы в качестве спасательного круга выдвинули идею опирающегося на государственный сектор “планированного развития” Когда попытки реализовать предлагавшуюся модель провалились, были предприняты в 70-е годы шаги по внедрению доктрины “основных нужд”, или “основных потребностей”. Но и эта доктрина не позволила сдвинуть решение задач экономического развития африканских государств с мертвой точки.

Поэтому в 80-е годы Международным валютным фондом предлагалась идея необходимости для стран Африки “структурной корректировки” или политики реформ, направленных на либерализацию хозяйственной деятельности, а также отказа от государственного вмешательства в экономику и всемерного развития рыночных основ хозяйствования и стабилизации финансовой системы.

Если в моделях 60–70-х годов основное внимание уделялось количественным показателям роста, прежде всего темпам, которые ставились в зависимость от уровня капиталовложений, удельного веса экспорта и импорта в ВВП и т. п., то в настоящее время в рекомендациях МВФ наиболее важными считаются качественные преобразования в экономике: совершенствование аппарата управления, обеспечение эффективности производства, ограничение роли государства как активного субъекта экономического влияния, развитие рыночных отношений.

Ставилась задача кардинально уменьшить удельный вес государственного сектора в экономике посредством продажи акций государственных предприятий частному сектору и создать условия для перевода экономической деятельности преимущественно на частнопредпринимательскую основу. По замыслам экспертов МВФ, именно на частный сектор была возложена историческая миссия по выводу африканских стран из экономического тупика.

Принимая во внимание, что в прошлом внешняя помощь, предоставляемая странам Африки на реализацию конкретных хозяйственных задач, обычно оказывалась неэффективной, а зачастую и просто разворовывалась, МВФ, чтобы предотвратить разбазаривание средств, стал выдвигать существенно более жесткие требования, фактически устанавливая контроль за действиями правительств-должников.

На протяжении последних лет на Африканском континенте обозначились позитивные сдвиги в области экономики. Впервые после 1992г. был зарегистрирован экономический рост в наиболее отсталых африканских странах. 33 наименее развитых государства континента добились 2 – 4% уровня роста.

Среднестатистические показатели скрывают заметные различия в динамике экономического роста отдельных стран. Ведь по размерам территории, по численности населения, уровню экономического развития и многим другим параметрам африканские государства весьма неоднородны.

Сравнительно более полное представление о реальных масштабах происходящих на континенте сдвигов дает следующая статистика: 8 африканских стран достигли или превысили темпы экономического роста в 6%, в 19-ти странах колебания были в пределах 3 – 6%, в 23 – находился на отметке 0–3%. В трех случаях зафиксированы отрицательные экономические показатели.

Наибольших успехов добились: Маврикий, Ботсвана, Сейшельские Острова, Свазиленд, Лесото и некоторые другие. По оценкам экспертов, темпы роста в Гане достигли 4,7%, Кот-д Ивуар – 4,5; Зимбабве – 4,0; Кении – 3,6; Нигерии – 3,5% /67/.

В 27 африканских странах темпы экономического роста опережали темпы прироста населения. Это свидетельствует о благоприятных возможностях для оздоровления экономики. Позитивные перемены обозначились в горнодобывающей и обрабатывающей отраслях промышленности. Эта тенденция косвенно подтверждается повышением внутреннего спроса и увеличением личного потребления, некоторым расширением использования материальных ресурсов в госсекторе и ростом валовых внутренних капиталовложений.

Эксперты делают довольно оптимистичные прогнозы относительно развития экономики африканских стран на ближайшую перспективу. По их оценкам, совокупный ВВП Африки ежегодно должен возрастать примерно 0,6% по сравнению с предшествовавшим годом. Эксперты Всемирного банка в своих среднесрочных прогнозах еще более оптимистичны и предсказывают, что до 2005г. ежегодные темпы прироста ВВП в Африке составят в среднем 3,8%. Имеются также оценки, что на рубеже веков африканские страны в состоянии обеспечить рост ВВП на уровне 5–6% в год.

Таким образом, с середины 90-х годов политика приватизации африканских стран несет в себе потенциал ускорения экономического роста. Но было бы упрощением считать, что осуществление этой политики может стать панацеей от их экономической немощи.

Тем не менее, характер и темпы экономического роста стран этого региона находятся под воздействием ряда сдерживающих факторов, среди которых, помимо негативного влияния расточительного государственного сектора и неразвитой экономической инфраструктуры, следует назвать внутреннюю политическую нестабильность, межгосударственные конфликты, сокращение притока финансовых ресурсов извне, ухудшение условий торговли, затруднение доступа к международным рынкам.

Так, на протяжении десятилетий африканский континент находился в эпицентре бурных политических, военных, этнических и прочих конфликтов, что самым негативным образом отразилось на состоянии и развитии экономики. Последние годы ознаменовались заметным улучшением политической ситуации. Смена режима в ЮАР благотворно сказалась на обстановке на всем Юге Африки. Мозамбик, Намибия и Ангола перестали быть средоточием противоборствующих сил и ареной непримиримой политической борьбы. Наладились отношения между Угандой, Кенией и Танзанией. Многолетняя гражданская война в Эфиопии завершилась с предоставлением независимости Эритреи. Однако установление окончательного мира в Африке еще далеко. Так как некоторые страны не смогли освободиться от внутренних конфликтов и междоусобиц, нельзя исключить потенциальной возможности обострения и межгосударственных отношений.

Поскольку экономика африканских государств находится в сильной зависимости от внешних факторов и прежде всего от торговли с зарубежными странами, ее оздоровление может быть напрямую связано с принятием и осуществлением таких мер, как снижение импортных таможенных тарифов, отмена налогов на экспорт сельскохозяйственной продукции, сокращение налога на корпорации. Высокий уровень корпоративного налога (40% и выше) фактически душит африканских предпринимателей, закрывая им доступ на внешние рынки, и создает питательную среду для коррупции и уклонения от налогов.

Этим можно объяснить высокий уровень сосредоточения производства в так называемом “неформальном” секторе, заведомо выводящем из-под контроля финансовых служб значительные капитальные средства. По данным МВФ, в Кении он оставляет 35% от зарегистрированного объема производства, в Танзании 30–33%, в Гане 32%, в Нигерии 27%. А поскольку производство наиболее развито в городах, то там в “неформальном” секторе занято до 60% экономически активного населения /67/.

Следовательно, глубоко продуманная экономическая и торговая политика, реально учитывающая положение африканских стран в международном разделении труда, призвана обеспечивать экспортерам беспрепятственный доступ к средствам производства и их выход на внешний рынок с конкурентоспособной продукцией. А главная цель налоговой политики должна состоять в поощрении развития обрабатывающих отраслей промышленности. Эта политика должна создавать самые благоприятные условия как местным, так и иностранным инвесторам, обладающим как богатым коммерческим и организационным опытом, так и техническими знаниями.

Полученные кредиты привели к росту внешнего долга африканских государств, который ныне составляет 70% их ВВП и в 2,5 раза превышает поступления от экспорта. По оценкам экспертов, размер государственного долга не должен более чем в 2,5 раза превышать стоимость экспорта страны. Это рубеж, за которым страна может стать абсолютным банкротом. Ряд африканских государств далеко перешагнул эту грань: у Мозамбика, например, внешний долг в 14 раз больше стоимости экспорта страны.

На современном этапе главными кредиторами африканских государств стали МВФ и Всемирный банк. Негативные последствия ситуации в том, что удельный вес названных организаций в обслуживании общего внешнего долга африканских стран растет: в 1980г. составлял только 8%, в 90-х годах – почти 40%. Серьезность последствий данной тенденции объясняется тем, что если размеры и сроки платежей прочим кредиторам могут быть по просьбе должников как-то “скорректированы”, то задолженность МВФ и ВБ, согласно правилам, не должна быть ни отсрочена, ни списана. Но все же Всемирный банк пошел на отсрочку выплаты долгов большинству африканских стран на льготных условиях Ассоциации международного развития. А МВФ отсрочил погашение своих краткосрочных займов, предназначенных для реализации программ структурной перестройки.

Понятно, реструктуризация долга и платежей по краткосрочным займам – главный инструмент нажима на африканские страны с целью обеспечения выполнения ими требований двух крупнейших международных финансовых институтов. Можно сделать вывод, что одна из составляющих экономического роста стран континента будет зависеть от пересмотра их займовой политики и создания условий, гарантирующих прибыльность и безопасность частному производительному капиталу как местному, так и иностранному.

Перспективы выработки и проведения самостоятельной экономической политики в странах Африки ныне напрямую связана с их обязательствами выполнять рекомендации МВФ и ВБ по осуществлению политики “структурной корректировки”. Эти рекомендации, однако, во многих случаях обречены на неудачу, поскольку не учитывают специфические особенности каждой отдельно взятой страны. Международные советники, как правило, требуют, чтобы их рекомендации были выполнены в чрезвычайно сжатые сроки.

Так, в исследованиях Социального и экономического совета ООН по данной проблеме указывается, что высокопоставленные чиновники африканских стран бывают настолько загипнотизированы советами иностранных экспертов, что “в некоторых случаях назначают европейцев для ликвидации предприятий госсектора”.

Проблема состоит в том, что эксперты международных организаций еще не до конца уяснили, что ни одна модель экономического развития, хорошо себя зарекомендовавшая в условиях той или иной страны, не может быть полностью перенесена в совершенно иные исторические, социально-политические и экономические условия. Отсюда множество провалов и неосуществленных рекомендаций.

Проанализировав ход реформ, Африканский банк развития в середине 90-х годов призвал пересмотреть программы структурных преобразований по предложениям МВФ. Поспешная либерализация финансовой сферы может не укрепить, а наоборот – дестабилизировать и без того неустойчивую экономику африканских стран. Понятно, что если в прошлом чрезмерное государственное регулирование сковывало экономику, то теперь резкое сокращение участия государства в хозяйственной жизни может привести к неуправляемости процессов реформирования экономики.

Ныне африканские страны пока еще находятся на стадии апробации различных моделей экономического развития, которые построены на трех “китах”: разгосударствление собственности, либерализация хозяйственной деятельности и стабилизация финансовой сферы. При этом более заметных результатов они добились только в достижении количественных показателей приватизации, которая по существу означает лишь смену собственности и вовсе не обязательно влечет за собой качественные изменения в экономике.

Не довольствуясь западными рецептами, африканские страны чаще изучают опыт новых индустриальных стран Азии, где выбранные критерии научно-технического прогресса сыграли решающую роль в ускорении экономического развития. Опыт некоторых из них (Республика Корея, Малайзия, Сингапур, Таиланд) весьма притягателен для ряда стран Африки. Так, африканских лидеров устраивают существующие в азиатских странах авторитарно-командные формы правления, которые, по их мнению, согласуются с африканскими ценностями. Наметившийся в 80-е годы в Африке переход от авторитарных методов правления к демократическим так и не получил развития.

Среди множества факторов, отличающих НИС АТР от африканских государств, можно назвать такие, как наличие в последних более высоких торговых барьеров, чрезмерно больших налоговых ставок (40% и выше против 20–30% в АТР), более низкой нормы сбережений, неразвитость внутреннего рынка, сильная зависимость от экспорта сырьевых товаров и колебаний цен на них на мировом рынке, ограниченный доступ к портам (из 53 стран Африки 15 государств не имеют выхода к морю, то есть относятся к замкнутым территориям).

Далее, если в азиатских странах частный сектор стал аккумулятором капитала, то Африка, где частное предпринимательство не развито, а значительная часть национального дохода незаконно присваивается правящей элитой, стала примером бегства капиталов за рубеж. По оценкам, за период 1985-1995гг. сумма капиталов, покинувших только страны Тропической Африки, составляет примерно 15 млрд. долларов /67/.

Кроме того, модернизация сельского хозяйства в НИС АТР происходила при относительно развитой инфраструктуре и развитых рыночных отношениях, чего в странах Африки пока еще нет.

Наконец, в азиатских НИС решающее значение имел выбор стратегии индустриализации, нацеленной на использование передовых технологий для расширения экспорта промышленных товаров. Африканские же страны, приняв в соответствии с Лагосским планом действий, концепцию “коллективной опоры на собственные силы”, в той или иной степени изолировали себя от активного внедрения на мировой промышленный рынок. В них по-прежнему ставка делается на увеличение производства и соответственно экспорта сельскохозяйственных и сырьевых товаров.

Такая стратегия, ориентирующаяся на количественные, а не качественные показатели, идет вразрез с общими тенденциями мировой торговли, в которой все большую долю занимают промышленные изделия с высокой добавленной стоимостью. В итоге доля Африки в международной торговле не только не растет, но и имеет тенденцию к снижению: с 5% в 1980г. до 2,2% в середине 90-х годов. Помимо всего прочего, резкие колебания цен на вывозимое африканскими странами сырье создают ситуацию неопределенности и всевозрастающей зависимости от мировых потребителей сырья, что, в свою очередь, дополнительно дестабилизирует экономику.

При нынешних темпах развития обрабатывающей промышленности азиатские “тигры” вскоре исчерпают собственные природные ресурсы. Их интерес к богатствам Африки может обернуться форсированным вливанием инвестиций и резким увеличением экспорта в регион, в результате чего азиатские капиталы будут претендовать на открытие новой эры в экономическом развитии Африканского континента.

Интеграционные процессы в Африке начались еще в начале 60-х годов. Страны этого континента имели различный уровень экономического развития. Если сравнивать его с мировым, то он был и остается низким. И тогда, и в настоящее время отмечается широкий разброс в доходах, по финансовому потенциалу, транспортным возможностям и т.д.

После 1960г. на континенте возникло около 40 различных международных организаций экономического и финансового профиля, которые выступали за развитие интеграции как по широкому кругу экономических сфер деятельности, так и в рамках отдельных отраслей, хотя в основополагающих документах не всегда присутствовали дефиниции “интеграция” или “международное разделение труда”. Большое влияние на развитие интеграционных процессов в Африке оказывали бывшие метрополии, но, как правило, такое воздействие использовалось для достижения известных целей - не выпускать из сферы интересов и т.д. Примером могут служить различные группировки франкоязычных, англоязычных стран и др.

Не следует забывать и то, что в 60-70-е годы в Африке наблюдалось весьма сильное влияние ТНК. Так, в 1977г. прекратило свое существование Восточно-африканское Сообщество (ВАС), которое подавало большие надежды апологетам интеграции. Однако деятельность ТНК, контролировавших товарные потоки от сбыта до реализации, на определенном этапе сорвала программы регионального сотрудничества.

В 80-е годы в результате активной деятельности экономической дипломатии развивающихся стран, в том числе африканских, мировым сообществом в определенной мере были отрегулированы некоторые подходы ТНК к сотрудничеству. Через серию Ломейских конвенций были “подработаны” условия сотрудничества стран-членов Евросоюза (а значит, и входящих в них бывших метрополий) с развивающимися странами. Кстати, вышеупомянутое ВАС возобновило свою деятельность, однако пока на организационном уровне, создан секретариат и т.д. По мнению специалистов, в Африке региональные интеграционные процессы начинают все более подчиняться экономической логике благодаря успешному функционированию (по африканским меркам) интеграционных группировок.

С учетом приоритетных потребностей основное внимание уделяется реализации Договора о поэтапном создании Африканского Экономического Сообщества (АфЭС) (соглашение вступило в силу в мае 1994г.). План постепенного - в шесть этапов - создания АфЭС должен был быть реализован в течение 34 лет. При этом, поскольку главными элементами АфЭС являются уже существующие субрегиональные группировки, в частности, ЭКОВАС, КОМЕСА, САДК, САМЭСГЦА, ЮДЕАК, первые 20 лет первоочередное внимание планируется уделить именно им, их всемерному укреплению и усилению координации деятельности. Создание АфЭС объективно зависит от дальнейшего “самочувствия” субрегиональных африканских группировок, которое пока оставляет желать лучшего.

В Западной Африке наиболее заметна некоторая активизация деятельности Экономического сообщества западно-африканских государств (ЭКОВАС), ставящего своей целью поэтапное создание общего рынка в регионе. ЭКОВАС создано в 1975г. (в состав входят 16 государств). В июле 1995г. в ходе 18-го саммита ЭКОВАС было объявлено об официальном вступлении в силу обновленного Договора о Сообществе (подписан в г.Котону в 1993г.), с которым ряд государств этого субрегиона связывают надежды на дальнейшую активизацию сотрудничества и углубление интеграции, в частности, путем реализации договоренностей о свободном перемещении людей и товаров, развитии торговли и транспортной сети, создании единого Парламента и совместного Трибунала, введении к 2006г. единой валюты.

В 1993г. в г. Кампала (Уганда) был подписан Договор о преобразовании Зоны преференциальной торговли стран Восточной и Южной Африки (ЗПТ) в Общий рынок Восточной и Южной Африки (КОМЕСА). В его планах входит формирование Общего рынка к 2000г., Валютного союза - к 2020г., сотрудничество в экономической, юридической и административной сферах. Идея создания Общего рынка предусматривала слияние Сообщества развития Юга Африки (САДК) и ЗПТ в КОМЕСА. Однако в 1994г. на саммите САДК в г. Габороне (Ботсвана) было принято решение о раздельном существовании двух организаций - в южной и восточной Африке соответственно.

В апреле 1996г. на заседании Совета министров КОМЕСА с участием 16 стран-членов были поставлены задачи по развитию интеграции: необходимость наращивания промышленного производства в регионе, снятие тарифных барьеров в торговле, введение общего внешнего тарифа. Однако создание Общего рынка в этом Африканском регионе затруднено тем, что между странами отмечается значительный “дифферанс” в экономическом развитии, не стабильны политическая обстановка и валютно-финансовая сферы.

В 1989г. ряд африканских стран вместе с наиболее развитыми странами Азии и Латинской Америки образовали “Группу 15” с целью расширить торгово-экономическое сотрудничество и установить постоянный диалог с мировыми державами. Из африканских стран в “Группу 15” вошли Алжир, Египет, Зимбабве, Нигерия и Сенегал.

Сознавая, что нынешняя сырьевая ориентация промышленного производства и внешней торговли не дает никаких шансов на равноправную интеграцию в мировое хозяйство, представители африканских государств в 1996г. приняли решение о создании Союза за индустриализацию Африки. Его цель – содействие промышленному развитию африканских государств, повышению конкурентоспособности их промышленной продукции на международном рынке, поощрение в регионе партнерских отношений в сфере промышленного производства, а также привлечение членов международного сообщества к участию в индустриализации Африки и оказанию ей помощи.

Все это, конечно, не означает, что найдено решение экономических проблем континента. Это лишь свидетельствует об активизации поисков адекватной стратегии экономического развития, которая в большей степени отвечала бы национальным интересам африканских стран и открывала бы новые пути и резервы преодоления ими экономических трудностей.


3. ОСНОВНЫЕ СУБЪЕКТЫ ПРОЦЕССА ИНТЕГРАЦИИ МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ

3.1. Транснациональные корпорации

Корпорация - объединение юридических лиц (чаще всего в виде акционерного общества) с целью осуществления совместной деятельности для достижения общих целей, имеющее самостоятельный юридический статус и управляемое профессиональными управляющими - менеджерами /55,63/.

Корпорации позволяют концентрировать материальные, человеческие и финансовые ресурсы на решении сложных научно-технических и производственных проблем, что обеспечивает развитие общества в целом и высокую конкурентоспособность корпораций на рынках сбыта. Объединяющие факторы корпорации дополняются системой договорных соглашений между собой, а также с государством, неформальными отношениями и интересами.

Корпорации представляют собой эффективный инструмент внутриотраслевого и межотраслевого перелива капитала, поэтому занимают господствующее положение в экономике развитых стран. В настоящее время в мире сложился своеобразный многоэтажный тип экономики: верхний этаж - мощные транснациональные корпорации, средний - корпорации национального масштаба (ФПГ, холдинговые компании, концерны, синдикаты, ассоциации), нижний (фундамент) - отдельные фирмы, предприятия, малый бизнес и т.п. Возможные формы корпоративных объединений приведены в табл. 3.1.

При образовании корпораций доминирующую роль играют разные факторы. Так, в США при формировании корпораций решающую роль играет финансовый капитал. В Японии имеет место прямое органическое переплетение крупных компаний, основанное на взаимном владении акциями и наличии собственных финансовых, информационных, торговых, транспортных и иных организаций. В Южной Корее, а также Японии, Франции и др. странах велика координирующая роль государства в деятельности национальных корпораций.

Корпоратизация предприятий, понимаемая как их укрупнение и формирование групп, во всех странах Запада шла “снизу-вверх” и никогда не навязывалась государством. Более того, корпоратизация и образование любых групп таит в себе опасность монополизма, которая понимается в странах Запада и с которым там ведется борьба государством.

Таблица 3.1

Основные формы корпоративных объединений

№ п/п

Виды корпораций

Характеристика корпорации

1.

Ассоциация

Добровольное объединение физических и (или) юридических лиц с целью взаимного сотрудничества при сохранении самостоятельности и независимости входящих в объединение членов

2.

Картель

Соглашение между предприятиями одной и той же отрасли о ценах рынка сбыта, объемах производства и обмене патентами при сохранении ими юридической и экономической самостоятельности

3.

Консорциум

Временное объединение компаний, банков на основе общего соглашения для осуществления капиталоемкого проекта или совместного размещения займа (несет солидарную ответственность перед заказчиками)

4.

Концерн

Крупное объединение предприятий, связанных общностью интересов, договорами, капиталом, участием в совместной деятельности (часто такая группа объединяется вокруг холдинга, держащего акции этих компаний)

5.

Синдикат

Объединение предприятий, выпускающих однородную продукцию в целях организации ее коллективного сбыта через единую торговую сеть

6.

Финансово-промышленная группа

Совокупность юридических лиц, действующих как основное и дочерние общества, полностью или частично объединивших свои материальные и нематериальные активы на основе договора о создании ФПГ в целях технологической или экономической интеграции для реализации инвестиционных и иных проектов и программ, направленных на повышение конкурентоспособности и расширение рынков сбыта товаров и услуг, повышение эффективности производства, создание новых рабочих мест

7.

Холдинг

Холдинговая компания – головное предприятие, независимо от организационно-правовой формы, в состав активов которого входят контрольные пакеты акций других предприятий

Начиная с 1995г. в мировой экономике идет очередная структурная перестройка, основным содержанием которой является укрупнение корпораций. В США, например, слились “Локхид” и “Мартин-Мариэтта”, объединились “Боинг” и “Макдонелл Дуглас”, на очереди - создание альянса “Хьюза” и “Вестингауза”, “Нортрона” и “Рэйтиона”. На долю 100 крупнейших корпораций США в настоящее время приходится 60% ВНП, 45% всей рабочей силы и свыше 90% НИОКР.

В Европе тоже идет процесс слияния фирм: “Эйрбас” заключил союз с “Дассо”, переговоры об объединении ведут “Аэроспасьяль” и “Доймлер-Бенц Аэроспейс”. Доля многоотраслевых компаний составляет: в Англии -96%, Италии - 90%, Франции - 84%, Германии - 78%. В Японии создаются мощные промышленные и банковские корпорации /39/.

В ведущих странах поощряется создание крупных и разветвленных корпораций: им предоставляются большие налоговые льготы на прибыль, предлагаются в первую очередь подряды через действующую контрактную систему и приоритетное участие в государственных программах. Они освобождены от фискального налогообложения оборудования, сырья, материалов, поступающих в порядке технического содействия из-за границы, и от двойного налогообложения товаров во внутрифирменном обороте. Для фирм, работающих на военный рынок, смягчается или полностью отменяется антимонопольное законодательство, а также предоставляются экспортные квоты и льготы.

В результате слияния и поглощения корпораций, находящихся в разных странах, образуются транснациональные корпорации (ТНК) - гигантские финансово-промышленные объединения, национальные или интернациональные по капиталу, построенные по принципу централизованного планирования и управления в мировом масштабе, участвующие в международном разделении труда и использующие преимущества от интернационализации хозяйственной жизни для расширения позиций на мировом рынке и максимизации прибыли.

В рамках ТНК осуществляется переток значительной части ресурсов. Их власть и влияние на интеграционные процессы обусловливается концентрацией контроля над такими стратегически важными сферами, как финансы, рабочая сила, технологии, поставки сырья и компонентов, услуги и сбыт. Иными словами, транснациональные корпорации являются основным субъектом процесса глобализации экономики.

В силу своей транснациональной структуры эти корпорации могут извлекать выгоду из международных различий в деловом цикле, экономической политике, уровне налогов и таможенных пошлин, темпах инфляции, ставках заработной платы, производительности, технических стандартах, номенклатуре спроса и т.д.

Используя современные системы планирования и информационные коммуникации многие из них смогли разработать и распространить на ряд стран, регионов и даже на весь мир достаточно эффективные конкурентные стратегии. Благодаря отмеченным и многим другим обстоятельствам международные компании приобрели существенное влияние на систему межгосударственных отношений, которое неуклонно растет.

Широкомасштабное наступление ТНК началось в 50-60-х годах с американских структур, затем японских, немецких, английских, голландских и французских. В 80-е годы к ним присоединились компании Южной Кореи и некоторых других развивающихся стран.

В 90-е годы экспансия ТНК существенно усилилась вследствие следующих обстоятельств.

Во-первых , они сумели открыть для себя новые регионы (постсоветское экономическое пространство);

Во-вторых , ускорилась глобализация финансового сектора и интеграция финансовых рынков. Возникли огромные транснациональные финансовые конгломераты.

В-третьих , процессы приватизации и коммерциализации открыли новые рынки и отрасли.

В-четвертых , по ряду причин конкуренция ожесточилась. Особо значимыми факторами развития стали распространение технологической революции; конвергенция технологических возможностей во многих отраслях производства, облегчающая быструю имитацию и появление различных видов товаров с лучшими качествами; слияния корпораций в мировом масштабе.

В-пятых , увеличилась значимость региональных интеграционных процессов и зон сотрудничества, что стало оказывать многоплановое влияние на прямые капиталовложения.

В-шестых , во всем мире получили распространение современные технические достижения и технологии их применения (особенно в области информационных технологий).

В-седьмых , отдельные рынки и национальные экономики стали более взаимозависимыми. Но при этом увеличился технологический разрыв, разрыв в уровне доходов и неравенство на межрегиональном, межстрановом и внутристрановом уровнях.

Эти обстоятельства свидетельствуют также о том, что интеграция мирового хозяйства в предстоящие годы будет продолжаться. Однако процесс, по-видимому, останется жестким в смысле конкуренции, ассиметричным с точки зрения неравенства победителей и побежденных, в существенной степени зависящим от ТНК.

В середине 70-х годов в мире насчитывалось около 7 тыс. ТНК, а в середине 90-х годов, по данным ООН, существовало уже 44508 ТНК, которые контролировали более 276 тыс. аффилированных компаний. При этом на территории промышленно развитых стран размещалось свыше 80% материнских компаний и около 1/3 аффилированных, в развивающихся странах - соответственно 19,5% и почти 50%, в бывших социалистических государствах - примерно 0,5% и 17% /85,99/.

Список 100 крупнейших мировых ТНК нестабилен и ежегодно в силу различных причин подвергается изменениям. В середине 90-х годов на Европейское сообщество приходилось 40 из 100 крупнейших транснациональных корпораций мира, в том числе на Великобританию 13, Францию – 12, Германию – 6, Швейцарию – 5; Швецию – 4. Больше всего крупнейших ТНК имели США – 27, на Японию приходилось 14 компаний. Формирование списка 100 крупнейших мировых корпораций зависит от используемого для этого признака. Например, может использоваться “интегральный индекс транснациональности”, учитывающий размеры не только заграничных вложений, но и зарубежных продаж и использования иностранной рабочей силы.

В список крупнейших транснациональных компаний в середине 90-х годов входили следующие фирмы: “Роял-Датч/Шелл” (Великобритания/Нидерланды), “Эксон” (США), “Ай-би-ем” (США), “Дженерал моторс” (США), “Хитачи” (Япония), “Мацусита” (Япония), “Нелле” (Швейцария), “Форд” (США), “Алкатель” (Франция), “Дженерал электрик” (США), “Филипс” (Нидерланды), “Мобил ойл” (США), “Асеа Браун Бовери” (Швейцария), “Альфакитэн” (Франция), “Фольксваген” (Германия), “Тойота” (Япония), “Сименс” (Германия), “Даймлер Бенц” (Германия), “Бритиш Петролеум” (Великобритания), “Юнилевер” (Великобритания/Нидерланды).

Наибольшее число ТНК зарегистрировано в Германии – 7100, Японии – 3650, Швеции – 3550, Швейцарии – 3000, США – 3000, Великобритании – 2800. На указанные страны приходится более половины всех транснациональных корпораций мира. К началу 90-х годов стоимость продукции зарубежных филиалов ТНК достигла 6% мирового ВВП, тогда, как в 1982г. этот показатель не превышал 2%. 100 крупнейших по размерам зарубежных вложений ТНК (исключая банковские и финансовые учреждения) базируются в промышленно развитых странах.

Характерными чертами крупнейших корпораций, составляющих первую сотню ТНК, являются /67/:

наибольшую группу составляют американские ТНК (32), на которые приходится и основная доля зарубежных вложений;

наиболее быстрорастущие ТНК - японские (в 1990г. - 11 фирм, а в середине 90-х годов - 19);

европейские ТНК занимают заметные позиции в капитале и наукоемких отраслях промышленности, в частности химической и фармацевтической;

наиболее высоким индексом транснациональности отличаются химические и фармацевтические компании.

Согласно данным Комиссии ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД), на начало 90-х годов совокупный объем инвестиций транснациональных корпораций превысил 2 трлн. долл. Внешний товарооборот ТНК оценивался в 5,5 трлн. долл., что составляет более половины объема мировой торговли. Общий объём продаж ТНК на 20% превышает объём мирового экспорта. Транснациональные корпорации создали за рубежом свыше 200 тыс. дочерних компаний (в 1960г. таких компаний было лишь 3,5 тыс.).

О масштабах деятельности ТНК наглядно свидетельствует сравнение объема продаж отдельных ТНК со стоимостью ВВП целых стран. Так, в начале 90-х годов годовой объем продаж компании “Дженерал моторс” (США) был больше, чем ВВП таких промышленно развитых стран, как Финляндия, Дания, Норвегия, и крупных развивающихся государств – Саудовская Аравия, Индонезия и Аргентина. Объем продаж японской ТНК “Тойота моторс” превышал почти в 2 раза стоимость ВВП Египта, Нигерии, Сингапура, Перу, Чили и Марокко.

По имеющимся данным, за первую половину 90-х годов почти 90% мирового объема прямых иностранных инвестиций находилось в руках материнских компаний промышленно развитых держав, причем у представителей США, Франции, Великобритании, Германии и Японии - 60%. Однако реально контролируемая ими сфера значительно шире, поскольку нужно принимать в расчет контракты по управлению и другие формы участия. В конце 90-х годов контроль подразумевает вовлечение аффилированных компаний или венчурного предприятия в систему стратегического планирования материнской структуры, подчинение ее финансовой и инвестиционной программам. В последнее время многие международные компании передают немалую долю управленческой ответственности своим аффилированным компаниям, рассредоточенным в различных странах.

Статистика показывает, что более половины прямых капиталовложений за границей приходилось на 100 самых крупных корпораций, стоимость которых только в 1996г. составила примерно 4,1 трлн. долл., из которых примерно 1,7 трлн. долл. (около 40%) инвестированы заграницей. Доля зарубежных продаж этих корпораций в общем объеме реализации составляет более 40%. Размеры зарубежного производства, например американских ТНК в 4 раза превышают экспорт страны, английских - боле чем в 2 раза. В соответствии с оценками ООН, в начале 90-х годов ТНК прямо или косвенно обеспечивали работой 150 млн. человек, причем непосредственно - 73 млн. человек, что эквивалентно 10% общего числа занятых в современном несельскохозяйственном производстве. Более половины работников ТНК, занятых за границей, трудилось в промышленно развитых странах и 47% в развивающихся /85,98/.

Обычно ТНК расширяют международную деятельность путем приобретения или создания новых компаний, организации совместных предприятий или же вступая в другого рода объединения. Причем для данных операций не обязательно прибегать к экспорту капитала и реинвестированию прибыли, заработанной за рубежом, - можно поглотить иностранную фирму получив кредит по месту совершения сделки по ее приобретению. Применяются и другие методы укрупнения активов и приобретения контроля (например, присвоение местного основного капитала в счет погашения долга).

Важным явлением в 90-е годы стали слияния и поглощения компаний, в то время, как новых компаний появлялось мало. Особая роль при этом отводилась стратегии конкуренции, согласно которой во многих отраслях производства наращивалась рыночная доля или же предпринимались попытки завоевать исключительное положение путем поглощения конкурентов.

Рост масштабов транснационализации (международного движения капитала, труда и прочих ресурсов) развивается дальше, превратившись в многоканальный процесс.

Так, начиная с 80-х годов быстро прогрессировал процесс интернационализации ТНК через рынок ценных бумаг. Вместе с тем фактический контроль над корпорацией обычно сохраняется за страной происхождения. Заметным явлением стал рост числа совместных предприятий, учредителями которых выступают либо материнская и аффилированная компании, либо сами аффилированные компании, что порождает многообразные внутренние связи.

Интегрируя рабочую силу разных стран и предъявляя ей повсеместно одни и те же требования, ТНК играют важную роль в интернационализации рынка труда и распространении международных стандартов. Этому способствует также трудовая миграция внутри международных корпораций, прежде всего перемещение высококвалифицированных инженерно-технических работников и менеджеров.

По мере повышения значимости транснациональных отношений большой интерес представляет вопрос об их общей количественной оценке. Степень интернационализации компаний, как и стран можно рассчитать через соотношение внешней и внутренней хозяйственной деятельности (инвестиции, занятость, производство, продажи, НИОКР). ЮНКТАД для этих целей предложила единый комплексный показатель транснационализации, объединяющий пять основных критериев: продажу, производство, занятость, активы и инвестиции. В 1980-1995гг. этот показатель в среднем составил 50%, а применительно к 100 крупнейшим американским ТНК он снизился с 30% до 26% /85/.

Зарубежная деятельность ТНК ориентирована в основном на следующие направления.

1. Природные ресурсы. Сырьевая и добывающие отрасли всегда капиталоемки. В настоящее время они требуют еще больших и длительных инвестиций, в силу чего уйти от них труднее, чем из промышленного производства. Данное обстоятельство заставляет инвесторов особенно остро реагировать на политические изменения, неблагоприятные подвижки в налоговой и правовой сферах, а в последнее время- на мероприятия по охране окружающей среды.

В ряде случаев ТНК утратили прямой контроль над добычей, но их господствующее положение в сфере международных продаж в основном укрепилось, так как транспортировка, большая часть технологических переделов переработки и продажа по прежнему контролируются ими. Они также обладают значительным весом на товарных биржах и в создании материальных запасов.

В целом ТНК имеют хорошие перспективы в этой сфере, поскольку природные ресурсы распределены в мире неравномерно - более половины стран мира и 2/3 промышленных мощностей зависят от импорта материалов. Причем влияние ТНК на территориальное размещение производительных сил становится все более сложным в виду сочетания конгломерации и вертикальной интеграции.

2. Человеческие ресурсы. Стремление заполучить дешевую и квалифицированную рабочую силу всегда служило важным стимулом для иностранных инвестиций, как потенциальный источник значительной прибыли. На развивающиеся страны приходится примерно около половины рабочей силы, используемой ТНК за рубежом. Треть ее трудится в 200 специальных зонах, ориентирующихся на экспорт промышленной продукции.

Компании, отдающие предпочтение с низким уровнем заработной платы, как правило, легко адаптируются и поэтому легко могут делать выбор из большого числа альтернатив. Они играют важную роль в интеграции менее развитых стран в мировую экономику. ТНК такого рода обычно обслуживают “материнский рынок” или же рынки других промышленно развитых стран. При этом они стремятся поддерживать низкий уровень заработной платы. Однако спрос и традиции материнской компании требуют соблюдения установившихся в ней традиций.

3. Концентрация знаний. Технологии являются ключевым, наиболее значимым фактором разделения труда. На переднем плане здесь находятся ведущие промышленно развитые страны и их ТНК - основной источник новых технологий. Технологичность и приспособленность к внедрению инноваций выступают ведущими направлениями конкурентной борьбы,, они активно влияют на стратегию компании.

ТНК являются важнейшей составной частью международной иерархии в НИОКР, так как для них проще доступ к финансовым ресурсам. Они обладают способностью охватить международный рынок научно-технических кадров, организовать НИОКР и применить технологические знания в глобальном масштабе.

Транснациональные компании в большинстве случаев предпочитают удерживать в рамках материнских структур не только самые существенные производственные мощности по изготовлению инновационной продукции, определяющей технологический процесс, но и выпуск новой продукции и как можно более длительный сбыт своих инноваций.

Для удержания лидерства необходимо постоянно наращивать и совершенствовать инновационные возможности. Чем выше наукоемкость продукции и технологических процессов, тем больше усилий требуется для этого.

Основной формой передачи технологий в рамках системы ТНК остается снабжение собственных аффилированных компаний практически всей необходимой документацией из центров. Исследовательская работа организована преимущественно так, что лишь определенные ее этапы осуществляются за границей, большая же часть, особенно стратегически значимые элементы, НИОКР по прежнему выполняются в стране размещения материнской компании.

Особую сферу в международном разделении труда, основанном на развитии технологий, составляют стратегические союзы, заключаемые корпорациями и нацеленными на то, чтобы распределять между собой высокие исследовательские издержки, особенно на стадиях, предшествующих коммерциализации. Союзы могут также служить инструментом разделения труда внутри отрасли.

В настоящее время в рамках глобальной стратегии ТНК факторы трудозатратности и трудоемкости все больше сочетаются. Обычно международные корпорации размещают производство традиционных товаров потребления в менее развитых странах, где есть возможность наложить на дешевый труд высокие технологии, что многократно увеличивает их прибыль. Производство, требующее экономии масштаба (например, автомобилестроение), ТНК чаще всего размещают в странах со средним уровнем развития. Причем нередко такие структуры нужны для международной интеграции. Наукоемкие отрасли (электроника, самолетостроение и т.д.) сконцентрированы преимущественно в промышленно развитых странах, но места их размещения так же меняются.

Однако представленная выше типовая схема размещения производств ТНК не является абсолютной, поскольку в реальности, под действием жесткой конкуренции этот процесс во многом является случайным. Поэтому часто бывает внезапное прекращение производства в одной стране и создание нового, более эффективного венчурного предприятия в другой точке. Нередко конкуренты начинают производить и сбывать по разной цене одну и ту же продукцию, но с некоторыми модификациями и усовершенствованиями.

Быстрота действий, элементы неожиданности и новые формы предпринимательства, подобно “тощей компании” (она осуществляет НИОКР, организует производство, транспортировку и продажу из своего небольшого по размеру центра, но привлекает к сотрудничеству большое число независимых структур, экономя таким образом на капиталовложениях) играют важную роль в деятельности наиболее продвинутых ТНК.

Традиционные корпорации также вынуждены проводить реструктуризацию и воспринимать ее как ключевой момент своей стратегии. Это может повысить эффективность отдельных транснациональных образований, но может привнести и хаос в мировую экономику, увеличить число безработных и количество разоряющихся компаний.

В силу взаимосвязи между фондовыми рынками и ТНК влияние этого нового типа конкуренции распространится на область финансов, доходов и сбережений, затронет широкие слои населения, особенно в промышленно развитых странах.

Как показывает мировой опыт, ведущие ТНК сформировались на базе финансово-промышленных групп (ФПГ). Рассмотрим это на примере Южной Кореи, где процессы трансформации ФПГ в ТНК в настоящее время протекают наиболее интенсивно.

В Южной Корее ФПГ называют “чэболь” (в переводе с корейского – финансовая олигархия). Создание и развитие “чэболь” в Корее явилось результатом успешного сочетания рыночных начал с государственной поддержкой наиболее успешно развивающихся ФПГ. Правительство поощряло и всячески поддерживало рост национальных ФПГ путем слияния, укрепления и расширения их производственной и финансовой базы.

Возникновение первых “чэболь” относится еще к периоду японского колониального господства в Корее. Структурное оформление ФПГ произошло в конце 50-х годов после окончания войны, когда Южная Корея получила финансовую помощь от США. Наиболее активно этот процесс происходил в 80-е годы. Если в 1953г. в Южной Корее было только 5 “чэболь”, в 1965г. – 10, в 1975г. – 20, то в 1985г. их число возросло до 70, а в 1990г. – до 100. При этом число фирм, входящих в финансово-промышленные группы, только в 80-х годах возросло с 400 до 850.

Из общего числа “чэболь” можно выделить примерно 43 наиболее крупные финансово-промышленные группы, активы каждой из которых превышают 400 млрд. вон (около 500 млн. долл.). Элиту южнокорейского бизнеса составляют 30 “чэболь”, совокупная стоимость активов которых составляет более 300 млрд. долл., а совокупный оборот – свыше 310 млрд. долл. Эти корпорации имеют более 600 дочерних компаний.

По совокупному показателю концентрации производства и капитала южнокорейские “чэболь” значительно опережают японские монополии. Крупнейшие южнокорейские корпорации имеют предприятия в девяти ключевых отраслях, в то время как аналогичные финансово-промышленные группы в Японии – в одной- трех отраслях.

В середине 90-х годов совокупный объем продаж 10 крупнейших “чэболь” составил 175 млрд. долл., что соответствовало примерно 50% ВВП Южной Кореи. На долю этих ФПГ приходилось более 35% общего объема промышленного производства, около 25% экспортно-импортных операций страны.

Характерными чертами южнокорейских ФПГ являются высокий уровень отраслевой диверсификации, централизованное планирование, значительные размеры текущей задолженности, авторитарный стиль руководства.

По организационной структуре южнокорейские “чэболь” напоминают японские “дзайбацу” и имеют семейно-клановый характер. Каждую ФПГ контролирует семейный клан. Члены семьи основателя и его родственники являются основными держателями акций компаний, входящих в состав группы. По оценкам правительства Республики Корея, примерно 60% акций ФПГ принадлежит членам таких кланов.

Особую роль сыграли южнокорейские монополии в процессе интеграции экономики страны в мировое хозяйство. Динамичный рост “чэболь” и ориентация на внешний рынок постепенно способствовали их превращению в современные транснациональные корпорации.

Из общего числа крупных южнокорейских корпораций к разряду транснациональных можно отнести около 20 и прежде всего “Хендэ”, “Самсунг”, “Дэу”, “Лакки Голдстар”, “Сан-кенг”, “Ссангьенг”, “Кореа эксплузив”, “Ханчжин”, “Киа”, “Хесон”, “Дусан”, “Колон”, “Ханва”, “Лотте”, “Ханиль”, “Кымхо”, “Дэлим”, “Донг-А-Констракшен”. В список 500 крупнейших компаний мира входят 11 ведущих южнокорейских “чэболь”, в том числе 4 в первую сотню.

Именно эти фирмы явились основными проводниками политики экспортной ориентации. Благодаря высокой конкурентоспособности южнокорейских товаров и агрессивной торговой политике транснациональных компаний, Южной Корее удалось занять достаточно твердые позиции на многих мировых товарных рынках.

Сыграв решающую роль в процессе индустриализации и интеграции Южной Кореи в мировую экономику, “чэболь” в последние годы стали оказывать сдерживающее влияние на динамизм развития внутренней экономики. Доминирующее положение на многих товарных рынках отрицательно сказывается на внутренней конкурентной среде, сдерживает развитие малого и среднего бизнеса, ограничивает свободу предпринимательства.

Пытаясь изменить сложившуюся ситуацию, правительство постепенно начало проводить политику, направленную на разукрупнение “чэболь” и придание им более узкой специализации. Министерство торговли и промышленности Южной Кореи обязало 10 ведущих “чэболь” (в том числе “Хендэ”, “Самсунг”, “Лакки Голдстар” и “Дэу”) определить для себя 3 ключевые отрасли специализации, а 20 следующим по величине финансово-промышленным группам – 2 отрасли. Вместе с тем, со своей стороны государство снимает с них ряд ограничений на банковские и иностранные займы, обеспечивает поддержку в сфере НИОКР.

Фактически “чэболь” можно рассматривать как самостоятельные экономические подсистемы, а по законам системного анализа наличие в системе адекватных подсистем увеличивает общий ресурс системы и тем самым повышает ее устойчивость.

Сегодня, со стороны развивающихся стран значительно поутихли грозные обвинения в адрес ТНК, звучавшие и в ООН, и на различных форумах в 60-70-е годы Напротив, эти страны конкурируют между собой за привлечение иностранного капитала. Более того, на 50 крупнейших ТНК из развивающихся стран сегодня приходится не меньше 10% общего объема зарубежных вложений фирм, базирующихся в этих странах.

А в развитых странах (так сказать, на родине ТНК) такая критика продолжается и даже усиливается. При этом обычно речь идет о том, что если компания, действующая только в своей стране, вынуждена считаться с ее законами и социальными нормами, то транснациональная корпорация имеет возможность обходить эти законы.

Если, например, ее не устраивает социальное законодательство в США, она может перевести производство в Мексику, где зарплата и льготы для рабочих меньше. Она может также частично уходить от налогов путем внутренних, трансфертных цен, переводя таким образом больше прибыли в страны с меньшими налогами. Это создает почву для ослабления социальной политики, чтобы не отпугивать инвестиции ТНК.

Согласно другим взглядам, в этом есть свой положительный момент, удерживающий правительства развитых стран от чрезмерных налогов и регулирования экономики, поскольку существует множество развивающихся стран, заинтересованных в деятельности ТНК.

Еще один упрек в адрес ТНК состоит в том, что, создавая рабочие места в странах с дешевой рабочей силой, они увеличивают безработицу у себя дома. Для некоторых отраслей это действительно так, например, для текстильной промышленности и электроники. Но часто этот аргумент преувеличен. В развитых странах зарплата составляет ныне всего 10 - 15% издержек производства по сравнению с 25% в 70-х годах, так что этот мотив во многом отходит на второй план.

Следует, однако, сказать и о специфическом отрицательном обстоятельстве, касающемся ТНК: на практике некоторые шаги и действия ТНК диктуются подчас даже не экономическими соображениями, а личными амбициями и интересами менеджеров, стремящихся во что бы то ни стало к расширению масштабов и влияния своих компаний.

Рост экономической мощи ТНК, порождаемый прежде всего давлением конкуренции, приватизацией и т.д., неизбежно влечет за собой и их усиливающееся влияние в политической сфере, причем в глобальных масштабах, и к ущербу политической власти правительств различных стран.

3.2. Финансово-кредитные организации

К этим организациям относятся Международный Валютный Фонд (МВФ), Всемирный Банк (ВБ) и Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР).

Международный Валютный Фонд и Всемирный Банк, известные под общим названием как Бреттон-Вудские Институты (по имени местечка в штате США Нью-Гэмпшир, где они были учреждены), составляют двойную межправительственную опору, которая поддерживает всю структуру мирового экономического и финансового порядка. Международное сообщество сознательно постаралось осуществить разделение труда при создании этих двух организаций. На первый взгляд МВФ и Всемирный Банк имеют много общих черт.

Оба института занимаются экономическими проблемами и концентрируют свои усилия на расширении и укреплении экономики стран, являющихся их членами. Служащие обоих учреждений принимают участие в международных встречах, ведут переговоры с финансовыми органами или другими государственными организациями стран-членов о реализации сложных программ.

Обе организации проводят совместные ежегодные встречи, штаб-квартира обоих учреждений находится в Вашингтоне, имеют общую библиотеку и другие службы, регулярно обмениваются экономическими данными, проводят совместные семинары, рабочие встречи и посылают совместные миссии в страны-члены организаций.

Однако, несмотря на эти и другие сходства, Всемирный Банк и МВФ сохраняют различие. Принципиальная разница между ними заключается в следующем: ВБ является в основном институтом, занимающимся проблемами развития, а МВФ – это институт сотрудничества, который старается установить упорядоченную систему платежей и денежных поступлений между странами. Организации имеют различные цели, определенную структуру, различные источники финансирования, помогают различным категориям стран-членов и стремятся достигать своих специфических целей методами свойственными для каждой из них.

МВФ и ВБ являются специализированными учреждениями при ООН.

Международный валютный фонд

Международный Валютный Фонд является институтом сотрудничества добровольных участников, состоящим почти из 180 стран, для которых очевидна польза консультаций с другими странами в рамках данного форума для поддержания стабильной системы купли и продажи валют, с тем чтобы платежи в иностранной валюте могли осуществляться между странами беспрепятственно и без задержек. Страны-члены МВФ полагают, что информирование других стран о предполагаемых мерах политики, влияющих на расчеты между правительствами и физическими лицами - резидентами разных стран, несет большие преимущества, чем сохранение такой политики в тайне.

Считается, что периодическая корректировка такой политики (например, в форме девальвации валюты) при согласии членов фонда отвечает общим интересам; способствует росту международной торговли и созданию большего числа высокооплачиваемых рабочих мест в условиях общего развития мировой экономики. МВФ кредитует государства-члены, испытывающие трудности в выполнении финансовых обязательств перед другими членами, но только при условии проведения экономических реформ с целью устранения таких трудностей, что отвечает интересам как самих стран, так и всего сообщества.

МВФ не имеет реальных полномочий управлять внутренней экономической политикой своих государств-членов. Например, он не может заставить страну тратить больше средств на школы и больницы и меньше на покупку военных самолетов. МВФ может и часто пытается призывать своих членов рационально использовать имеющиеся ограниченные ресурсы, отказаться от бессмысленных военных расходов или направить больше средств на охрану окружающей среды.

К сожалению, государства-члены могут игнорировать и часто оставляют без внимания такие советы. При этом МВФ может только пытаться убедить страну, используя разумные доводы, что принятие политики, одобренной всем сообществом, несет преимущества как для самой страны, так и для международных отношений. Но о принуждении государства-члена к принятию какой-либо политики и речи быть не может. Единственные полномочия, которыми обладает МВФ, заключаются в требовании к странам-членам предоставлять информацию о денежно-кредитной и налогово-бюджетной политике и, по возможности, воздерживаться от ограничений на обмен национальной валюты, а также на платежи другим странам-членам.

Государства-члены наделили МВФ определенными полномочиями в политике платежей, поскольку данная политика оказывает наибольшее влияние на денежные потоки между странами и поскольку, как показывает опыт, современная система расчетов в иностранной валюте просто не может работать без учреждения, которое осуществляло бы общий контроль за нею. Денежный обмен является краеугольным камнем финансовых отношений между странами и незаменимым инструментом мировой торговли, так как любая валюта имеет определенную стоимость в другой валюте.

Из истории создания МВФ

Необходимость в организации, подобной МВФ, стала очевидной во время Великой депрессии, поразившей мировую экономику в 30-е годы. Депрессия поразила все сферы хозяйственной жизни. Разорились тысячи банков, цены на сельскохозяйственную продукцию упали ниже себестоимости, резко снизилась стоимость земли, не работали заводы.

Разрушительному воздействию подверглась не только видимая часть экономики. Пострадал и мир международных финансовых и денежно-кредитных рынков. Общее недоверие к банкнотам породило спрос на золото, намного превышавший размеры национальных запасов. Ряд стран, прежде всего Великобритания, были вынуждены отказаться от золотого стандарта, который определял стоимость валюты в золоте и тем самым на протяжении многих лет служил установленной стабильной ценой денег.

Из-за отсутствия уверенности в стоимости денег, которые теперь не имели четкого золотого содержания, крайне затруднился обмен валют стран, отказавшихся от золотого стандарта, и стран, продолжавших им пользоваться. Страны запасали золото и деньги, которые могли быть обращены в золото, еще более сокращая объем и частоту денежных операций, что вело к потере рабочих мест и падению жизненного уровня. Более того, некоторые правительства жестко ограничили обмен национальной валюты на иностранную и даже пытались ввести бартерную торговлю, которая полностью исключила бы использование денег.

Другие правительства, пытаясь любыми способами привлечь иностранных покупателей отечественной сельскохозяйственной продукции, стремились представить такую продукцию более дешевой, продавая национальную валюту ниже ее реальной стоимости, с тем чтобы подорвать торговлю других стран, предлагающих аналогичную продукцию. Данная практика, известная как конкурентная девальвация, лишь порождала ответные меры в виде подобной же девальвации валюты торговыми соперниками. Соотношение между деньгами и стоимостью товаров нарушилось, равно как и соотношение между стоимостью валют. Это вызвало спад мировой экономики. В период с 1929 по 1932 годы цены на товары во всем мире упали на 48 процентов, а объем мировой торговли сократился на 63 процента.

Созванные в 30-е годы несколько международных конференций для рассмотрения мировых валютных проблем не увенчались успехом. Частичные и временные решения были, очевидно, недостаточны. Требовалось добиться сотрудничества всех стран, в невиданных ранее масштабах, для создания новой валютной системы и международного учреждения для контроля за ней. По счастливому совпадению, два смелых и оригинально мыслящих человека, Гарри Декстер Уайт в Соединенных Штатах и Джон Мэйнард Кейнс в Великобритании, почти одновременно предложили в начале 40-х годов создать именно такую систему, контроль за которой осуществлялся бы посредством не отдельных международных совещаний, а постоянно действующей организацией сотрудничества.

Данная система должна реагировать на существующие условия и способствовать неограниченному обмену валют, четкому определению единой стоимости каждой валюты и устранению ограничений и такой практики, как, например, конкурентная девальвация, приведших почти к полной остановке инвестиций и торговли в 30-е годы. После многочисленных переговоров, проходивших в трудных условиях военного времени, международное сообщество согласилось с созданием системы и организации для контроля за ней. Окончательные переговоры о создании Международного Валютного Фонда состоялась в Бреттон-Вудсе, Нью-Гэмпшир (США) в июле 1944 года с участием представителей 44 стран. МВФ начал свою деятельность в Вашингтоне в мае 1946 года, имея в своем составе 39 стран.

В настоящее время членами МВФ являются 179 стран. Участником организации может стать любая страна, проводящая самостоятельную внешнюю политику и готовая признать права и обязанности, предусмотренные уставом МВФ. Все крупные страны являются членами МВФ. Страны Восточной Европы, ранее имевшие централизованно планируемую экономику, и страны бывшего Советского Союза вступили в организацию и осуществляют переход к рыночной экономике. Страны- члены могут в любое время выйти из МВФ.

За свою более чем 50-летнюю историю МВФ прошел через две отчетливые фазы. В течение первой фазы, закончившейся в 1973 году, МВФ осуществлял надзор за переходом ко всеобщей конвертируемости основных валют, контролировал систему фиксированных валютных курсов, привязанных к стоимости золота и осуществлял краткосрочное кредитование стран, которые нуждались в быстром вливании иностранной валюты, чтобы поддержать паритет своей валюты или подстроиться к изменяющимся экономическим условиям.

Трудности, встретившиеся при попытке сохранить систему фиксированных валютных курсов, привели к дестабилизации валютных и финансовых условий во всем мире и заставили международное сообщество пересмотреть, каким образом МВФ мог бы наиболее эффективно функционировать в режиме изменяющихся валютных курсов. После пяти лет анализа и переговоров (1973-1978гг.) началась вторая фаза в деятельности МВФ со внесения поправки в его Устав в 1978 году. Это расширило функции МВФ, позволяя ему бороться с теми сложными проблемами, которые возникли в связи с крахом системы паритета валют. Этими функциями явились следующие три:

Во-первых , МВФ продолжает убеждать своих членов производить обмен своих валют без каких-либо ограничений. К 1987 году 62 страны согласились на полную конвертируемость их национальных валют.

Во-вторых , вместо контролирования выполнения странами-членами своих обязательств в системе фиксированных валютных курсов, МВФ теперь принадлежит главная роль в наблюдении за проведением экономической политики стран-членов, которая влияет на их платежный баланс в современной легализованной обстановке изменяющихся валютных курсов. Такой контроль дает возможность раннего выявления любых проблем с валютным курсом или платежным балансом. В данном вопросе роль МВФ является главным образом совещательной. МВФ проводит совещания со своими членами на регулярной основе (обычно раз в год), где он анализирует их экономическое положение, сообщает им о действительных или возможных проблемах, к которым ведет проводимая ими политика и информирует об этом всех своих членов.

В-третьих , МВФ продолжает оказывать краткосрочную и среднесрочную финансовую помощь тем членам, которые испытывают временные трудности с платежным балансом. Такая финансовая помощь МВФ обычно включает снабжение страны конвертируемыми валютами для пополнения ее истощающихся запасов иностранной валюты, но это делается при условии, что правительство страны дает обещание исправить в первую очередь ту экономическую политику, которая первоначально привела к нарушениям платежного баланса. В таких случаях МВФ видит свою финансовую роль скорее в облегчении перехода страны к жизни по средствам, чем субсидирование дальнейшего дефицита платежного баланса.

Квоты, право голоса и обязанности государств-членов МВФ

При вступлении в МВФ каждая страна вносит определенную сумму средств, именуемую взносом по квоте, который является своеобразным членским взносом.

Квоты используются для различных целей. Во-первых, они образуют денежный фонд, которым МВФ может пользоваться для кредитования государств-членов, испытывающих финансовые трудности. Во-вторых, квота служит основой определения суммы средств, которую может заимствовать государство-член, оплатившее свой взнос, или которую государство-член может получить при периодическом распределении активов (специальных прав заимствования) известных как СДР. Чем больше взнос страны, тем больший кредит она может при необходимости получить. В-третьих, квота определяет количество голосов государства-члена. МВФ самостоятельно устанавливает размер взноса по квоте на основе анализа богатства и экономических показателей страны.

Чем богаче страна, тем больше ее квота. Размер квоты пересматривается каждые пять лет и может быть увеличен или уменьшен, в зависимости от потребностей МВФ и экономического состояния государства-члена. В 1945г. 35 стран-членов МВФ внесли 7,6 млрд. долл. США; по состоянию на 1992г. членами МВФ было выплачено свыше 130 млрд. долл. США. Соединенные Штаты, являясь крупнейшей экономической державой, имеют наибольший взнос в МВФ, составляющий около 18 процентов от общей суммы квот.

В 1944 году страны-основатели МВФ пришли к выводу, что Фонд будет более эффективно функционировать и принимать более ответственные решения, если количество голосов каждого члена будет напрямую зависеть от суммы средств, внесенных в организацию по квоте. Поэтому страны с наибольшим взносом в МВФ получают самый сильный голос при решении вопросов политики организации. Соединенные Штаты, например, сейчас имеют около 265 000 голосов, или примерно одну пятую от их общего количества, а Маршалловы Острова - 275 голосов.

Вступая в МВФ, государство-член обязуется информировать других членов об используемом механизме определения стоимости национальной валюты по отношению к валютам других стран, воздерживаться от применения ограничений на обмен национальной валюты на иностранную и проводить экономическую политику упорядоченного и конструктивного роста национального богатства и благосостояния всего сообщества. Государства-члены обязуются соблюдать данные нормы. Как указывалось выше, МВФ не может заставить страны выполнять эти обязательства, но он может оказывать и оказывает на них моральное давление с тем, чтобы страны придерживались тех правил и положений, которые они добровольно согласились соблюдать.

Если страна постоянно пренебрегает своими обязательствами, остальные государства-члены МВФ, действуя через Фонд, могут постановить, что страна-нарушитель лишается права получать кредиты, или, в качестве последней меры, попросить страну выйти из организации. Однако обычно подразумевается, что страна готова содействовать МВФ, насколько это возможно, в решении общих задач (в противном случае она не вступала бы в организацию) и любое невыполнение обязательств, добровольно принятых ею в качестве государства-члена, объясняется факторами, не поддающимися непосредственному контролю.

В различные периоды государства-члены ставили перед МВФ разные задачи, в зависимости от складывающихся условий, и Фонд продемонстрировал исключительную гибкость в решении этих задач. В настоящее время страны-члены возлагают на МВФ обязанности контроля за общей системой упорядоченного обмена национальных валют, кредитования государств-членов, проводящих реорганизацию экономики в целях более полноценного сотрудничества в рамках системы, и предоставления дополнительных услуг, включая техническую помощь в целом ряде областей, для оказания содействия членам в проведении политики, отвечающей интересам всего сообщества.

Руководящие органы МВФ

МВФ, определяя обязательства отдельного государства-члена или прорабатывая соглашение о предоставлении кредитов, действует не по собственной инициативе, а как посредник, передающий отдельным странам волю большинства членов.

Основным звеном в деятельности Фонда является Совет управляющих, в который входит по одному управляющему и одному заместителю управляющего от каждой страны. Поскольку управляющие и их заместители являются министрами финансов или руководителями центральных банков, они могут авторитетно выступать от имени своих правительств. Временный комитет консультирует их по вопросам функционирования международной валютной системы, а Совместный комитет - по вопросам развития МВФ. Поскольку управляющие и их заместители заняты работой в своих странах, они собираются только на ежегодные совещания для принятия официальных решений в рамках своего органа по вопросам деятельности МВФ.

В остальное время управляющие лишь сообщают пожелания правительств по вопросам повседневной деятельности МВФ своим представителям, образующим Исполнительный совет МВФ в штаб-квартире организации в Вашингтоне. Не менее трех раз в неделю проводятся официальные совещания 24 исполнительных директоров, которые следят за проведением политики, принятой правительствами стран-членов через Совет управляющих.

В настоящее время восемь исполнительных директоров представляют по одной стране: Германию, Китай, Россию, Саудовскую Аравию, Великобританию, Соединенные Штаты, Францию и Японию. Другие 16 исполнительных директоров представляют группы, формируемые из остальных стран. Исполнительный совет редко принимает решения путем официального голосования, стремясь сформировать консенсус среди своих членов, что сводит к минимуму столкновения мнений по важным вопросам и помогает достичь согласия по принимаемым решениям.

МВФ имеет около 2 200 человек персонала, возглавляемого Директором-распорядителем, который назначается Исполнительным советом и также является его председателем. По традиции Директор-распорядитель должен быть европейцем или, по крайней мере, неамериканцем, (Президент Всемирного Банка по традиции является гражданином США). Штат международных служащих представляет около 114 стран.

В организации работают в основном экономисты, а также статистики, научные работники, эксперты по вопросам государственных финансов и налогообложения, лингвисты, публицисты и вспомогательный персонал. Основной персонал работает в штаб-квартире МВФ в Вашингтоне, хотя небольшой штат также прикомандирован к отделениям в Париже, Женеве и при Организации Объединенных Наций в Нью-Йорке или представляет МВФ, выполняя временные задания в странах-членах. В отличие от исполнительных директоров, представляющих конкретные страны, члены персонала являются международными гражданскими служащими. Они отвечают перед всеми государствами-членами за проведение политики МВФ и не выражают интересов отдельных стран.

Механизмы валютного обмена и надзорно-консультативная функция МВФ

В первые годы все страны, вступая в МВФ, обязывались применять один и тот же метод расчета стоимости своей валюты. Это была так называемая паритетная система. В то время Соединенные Штаты выражали стоимость доллара в золоте. Цена одной унции золота составляла 35 долларов. Золотое содержание доллара обеспечивалось правительством США, которое в случае надобности обменивало золото на доллары именно по этому курсу.

Вступая в МВФ, все остальные члены также должны были выражать стоимость своей валюты в золоте, а поскольку, если каждый из двух предметов равен третьему, то они равны между собой. Стоимость всех валют для удобства было принято котировать в долларах США. Государства-члены поддерживали стоимость своих валют в пределах 1 процента данного паритета. Если они считали, что изменение курса отвечает их экономическим интересам, то обсуждали предлагаемые изменения с другими странами в рамках МВФ и должны были получить их согласие на такие изменения.

Система паритетной стоимости имела то преимущество, что курс валют оставался стабильным и предсказуемым. Это было весьма удобно для международных инвесторов, дилеров и туристов, но со временем проявились и некоторые недостатки системы. Изменение паритетной стоимости валюты представляло собой огромную проблему для правительства, связанную со значительным политическим риском, и каждое изменение паритетной стоимости одной из основной валют грозило общим кризисом системы. Паритетная система достаточно успешно применялась в течение приблизительно 25 лет. Она была отменена в начале 70-х годов, когда золотые запасы США оказались недостаточными для удовлетворения спроса всех желающих обменять доллары на золото: возможность получить унцию золота за 35 долларов представлялась слишком заманчивой сделкой.

После отмены паритетной системы государства-члены МВФ решили, что каждая страна будет иметь право самостоятельно выбирать метод определения стоимости валюты. Единственное требование - страны не должны больше определять стоимость валюты в золоте и должны точно информировать других членов, по какому методу устанавливается стоимость валюты. Существуют самые разнообразные методы.

Многие крупные промышленно развитые страны используют плавающий валютный курс: деньги стоят столько, сколько за них готовы платить участники рынка. Другие страны привязывают курс валюты к одной из основных валют или группе валют, и тогда, например, при росте стоимости доллара США растет и курс их валют. Многие европейские страны поддерживают курс своей валюты по отношениям к другим валютам группы в определенном заранее установленном диапазоне.

При переходе к нынешней системе определения стоимости валют страны- члены просили МВФ не только включить в сферу своей деятельности вопросы обменного курса, который в конечном итоге является лишь отражением широкого круга экономических мер, а рассматривать все аспекты экономической жизни стран-членов, которые сказываются на стоимости валюты, и объективно оценивать развитие экономики всех членов. Словом, нынешняя система предполагает большую транспарентность политики государств-членов и предоставляет более широкие полномочия МВФ. Данная деятельность МВФ именуется “надзором”, или контролем за политикой членов в отношении обменного курса. Осуществление надзора основывается на той посылке, что твердая и последовательная внутренняя экономическая политика обеспечивает стабильность обменного курса, а также развитие и процветание мировой экономики.

Проводя периодические консультации с государствами-членами, МВФ получает информацию, позволяющую судить, насколько ответственно и открыто действует страна, определяя условия купли и продажи ее валюты правительствами и гражданами других стран, а также информацию об общем экономическом положении страны. Эти консультации дают к тому же возможность МВФ содействовать отмене ограничений, которые вводятся странами в отношении прямого перевода национальной валюты в иностранную. В первые годы существования МВФ такие периодические консультации были обязательны только для членов, установивших ограничения на обмен валюты, но с 1978 года они проводятся со всеми членами.

Обычно консультации проводятся ежегодно, но Директор-распорядитель может предложить дополнительные обсуждения, если страна начинает неожиданно испытывать серьезные экономические трудности или считается, что она придерживается практики, противоречащей интересам других членов. Каждый год в столицу этой страны направляется группа из четырех или пяти сотрудников МВФ, которые проводят около двух недель, собирая информацию и проводя дискуссии с представителями правительства по вопросам государственной экономической политики.

Первый этап консультаций связан со сбором статистических данных по экспорту и импорту, уровню заработной платы, ценам, занятости населения, процентным ставкам, денежной массе в обращении, инвестициям, налоговым поступлениям, бюджетным расходам и другим аспектам экономической жизни, влияющим на обменный курс валюты. Второй этап заключается в проведении обсуждений с высокопоставленными государственными лицами для определения эффективности экономической политики в течение предыдущего года и ожидаемых изменений в следующем году, а также прогресса, достигнутого страной в устранении возможных ограничений на валютный обмен. По завершении совещаний группа возвращается в штаб-квартиру в Вашингтоне и готовит подробный доклад для обсуждения на Исполнительном совете.

В обсуждениях, естественно, участвует Исполнительный директор, представляющий страну. Он поясняет экономическое положение страны и заслушивает оценки ее экономических показателей другими исполнительными директорами. Резюме обсуждения, часто содержащее предложения по преодолению экономических недостатков, затем передается правительству страны.

Помимо периодических консультаций МВФ также проводит специальные консультации со странами, политика которых оказывает значительное влияние на мировую экономику. В ходе таких специальных консультаций рассматривается экономическая ситуация в мире и определяются возможные изменения в экономике. Результаты этих и других обсуждений публикуются МВФ дважды в год в справочнике “Перспективы мировой экономики”. Этот справочник содержит ценную информацию о мировой экономике и прогнозы ее развития, и помогает странам строить экономическую политику с учетом возможных изменений в политике других государств.

Финансово-кредитная функция МВФ

Хотя МВФ создавался как учреждение сотрудничества в области надзора за международной валютной системой, он также обеспечивает функционирование этой системы, выпуская в нее время от времени определенные денежные средства, иногда весьма значительные, в виде кредитов государствам-членам. Например, в 1983 и 1984 годах МВФ выделил кредиты на общую сумму около 28 млрд. долл. странам-членам, испытывавшим трудности в выполнении финансовых обязательств перед другими членами организации. Тем не менее, МВФ не является кредитным учреждением, а остается преимущественно контролирующей организацией, занимающейся координацией усилий по расширению сотрудничества в разработке экономической политики. Однако финансовая функция является одним из важных направлений деятельности МВФ.

Взносы по квоте, или членские взносы, о которых говорилось выше, являются основным источником денежных средств МВФ. Теоретически общая сумма квот в настоящее время составляет около 130 млрд. долл., но практически используется значительно меньшая. Поскольку страны-члены выплачивают 75% квот в национальной валюте, а большая часть национальных валют редко пользуется спросом за пределами страны-эмитента, приблизительно половина средств на балансе МВФ не может использоваться. За редким исключением у МВФ заимствуются приблизительно только 20 валют, а большинство потенциальных заемщиков МВФ просят только основные конвертируемые валюты: доллар США, японскую иену, марку ФРГ, фунт стерлингов и французский франк.

Поскольку каждый член имеет право брать кредиты МВФ на сумму в несколько раз превышающую взнос по квоте, то квоты могут не обеспечивать необходимую наличность для удовлетворения потребностей членов в кредитах в периоды потрясений в мировой экономике. На этот случай МВФ располагает, начиная с 1962г., кредитной линией, предоставленной рядом правительств и банков во всем мире, в настоящее время составляющей порядка 29 млрд. долл. Данная кредитная линия, называемая Генеральными соглашениями о займах, теперь возобновляется каждые пять лет. МВФ платит проценты по любым займам в рамках этих соглашений и обязуется погашать кредиты в течение пяти лет.

В дополнение к этим Генеральным соглашениям МВФ заимствует средства у правительств государств-членов или их органов денежно- кредитного регулирования под конкретные программы, отвечающие интересам его членов. Пользуясь высокой репутацией своей кредитоспособности, МВФ в последнее десятилетие заимствовал средства для предоставления государствам-членам, испытывавшим нужду в больших ресурсах, на более длительный срок и на более выгодных условиях, чем они могли бы получить, действуя самостоятельно. Заимствование таких значительных сумм в определенной мере изменило характер деятельности МВФ, в результате чего он стал выполнять больше банковских функций, связанных в основном с заимствованием средств у одной группы и кредитованием другой.

МВФ кредитует только страны, испытывающие трудности с осуществлением платежей, то есть страны, которые не имеют достаточных поступлений в иностранной валюте для оплаты закупок у других стран. Поступления страны складываются из доходов от экспорта, от оказания услуг (банковских и страховых) и от туризма. Денежные средства также поступают в форме доходов от капиталовложений за границей и, в случае более бедных стран, в форме помощи, оказываемой более благополучными странами.

Однако некоторые страны тратят больше, чем получают, покрывая разницу путем заимствования, пока не будет исчерпан предоставленный им кредит, что в конечном итоге и случается. Когда это происходит, страна сталкивается с рядом трудностей, из которых далеко не самыми сложными являются общее падение покупательной способности национальной валюты и вынужденное сокращение импорта из других стран. В этой ситуации страна может обратиться за помощью к МВФ, который на время предоставит ей достаточные инвалютные средства, с тем чтобы она могла выправить положение в экономике, преследуя задачи стабилизации валюты и укрепления торговли.

Столкнувшись с проблемой в области платежей, страна может немедленно получить в МВФ 25% квоты, оплаченные золотом или в конвертируемой валюте. Если эти 25 процентов квоты недостаточны, государство-член, испытывающее более серьезные трудности, может просить МВФ предоставить большие средства и в течение нескольких лет получить в общей сложности кредиты, в три раза превышающие взнос по квоте.

Предоставляя государству-члену кредиты на сумму, превышающую первоначальные 25 процентов квоты, МВФ руководствуется двумя принципами.

Во-первых , общий валютный резерв, находящийся в распоряжении МВФ, должен использоваться на благо всего сообщества. Поэтому каждая страна, заимствующая валюту другой страны из общего резерва, должна возвратить средства, как только будут преодолены проблемы осуществления платежей.

Во-вторых , прежде чем МВФ выдаст средства из общего резерва, страна должна показать, каким образом она намерена решать проблему платежей, с тем чтобы она была в состоянии оплатить задолженность перед МВФ в течение обычного срока возврата кредитов, составляющего три-пять лет (в отдельных случаях этот срок может быть продлен до десяти лет). Логика этих требований проста. Страна, испытывающая проблему платежей, тратит больше средств, чем она получает. Ситуация будет сохраняться, пока не будет проведена экономическая реформа.

Поскольку МВФ несет обязательство перед всеми членами проводить финансово обоснованные операции, он предоставляет кредиты только на условии их эффективного использования странами- членами. Поэтому страна-заемщик обязуется начать проведение серии реформ для устранения причины затруднений с осуществлением платежей и для создания условий экономического роста. Направляя просьбу о выделении кредита, потенциальный заемщик представляет МВФ план реформы, обычно обязуясь при этом снизить стоимость своей валюты по отношению к другим валютам (если она завышена), стимулировать экспорт и сократить государственные расходы.

Конкретные положения программы определяются самой страной, и поэтому программа реформ исходит от государства-члена, а не от МВФ. Фонд следит только за тем, чтобы изменения в политике были достаточны для преодоления проблемы платежей государства-члена и не наносили излишнего ущерба другим членам. В зависимости от сложности проблемы платежей и испрашиваемой суммы кредита, исполнительные директора, представляющие все сообщество, решают, являются ли реформы действительно достаточными и имеются ли у МВФ разумные основания полагать, что средства будут возвращены.

Если исполнительные директора считают, что реформы решат проблему, осуществляется поэтапная выдача кредита (обычно в течение одного- трех лет), в зависимости от прогресса в осуществлении реформ. Если не возникнет новых проблем, кредит будет возвращен в срок и государство- член, проведя необходимые реформы, выйдет из сложившейся ситуации экономически окрепшим.

МВФ кредитует страны-члены, испытывающие проблемы платежей, в рамках различных механизмов, в зависимости от характера конкретных проблем. Например, в последние двадцать пять лет МВФ выделял крупные кредиты странам-членам в рамках механизма, созданного для преодоления временных сокращений экспортных поступлений, возникших в результате форсмажорных обстоятельств.

Широко используется механизм соглашений о кредитах стэнд-бай, позволяющих странам, испытывающим трудности в выполнении финансовых обязательств, получить кредитную линию на срок до трех лет для реорганизации своих финансов. В течение этого срока страна может брать частями средства у МВФ вплоть до максимальной величины кредита на цели осуществления внешних платежей, при условии, что она продолжает проводить программу реорганизации.

Другой механизм позволяет бедным странам получать кредиты под низкие проценты на период коренной экономической перестройки в целях преодоления факторов, в течение длительного времени подрывающих эффективность хозяйства. Особенностью этого метода кредитования является то, что он требует тесной координации со Всемирным Банком, родственной организацией МВФ, занимающейся исключительно экономическим развитием беднейших стран мира.

Этот механизм финансируется за счет добровольных взносов государств-членов, которые, руководствуясь духом сотрудничества, отказываются от рыночных процентных ставок, под которые они могли бы инвестировать эти средства. Страны- члены МВФ, находящиеся в более благополучном положении, выделили на цели этого механизма около 22 млрд. долл.

Государство, заимствующее средства в МВФ, оплачивает различные сборы для покрытия операционных расходов МВФ и компенсации странам, валюту которых оно использует. В настоящее время заемщик оплачивает служебные и комиссионные сборы в размере порядка 1/2% от суммы кредита, а также 5% от предоставленного кредита (за исключением кредитов в рамках вышеуказанного механизма финансирования структурных преобразований, по которым взимаются значительно меньшие проценты).

Государство-член МВФ получает проценты со своего взноса по квоте только в том случае, если другие страны заимствуют его валюту. Выручка страны может меняться, но в последнее время она составляла около 5% суммы валюты, заимствуемой другими странами. Проценты, оплачиваемые заемщиком в МВФ, и вознаграждение, получаемое от МВФ кредитором, немного ниже рыночных ставок, что соответствует духу сотрудничества стран в рамках организации.

Предоставляя конвертируемую валюту государству-члену в рамках различных механизмов, МВФ помогает стабилизировать курс обмена его валюты. МВФ также может создавать специальные денежные средства в дополнение к резервным активам, которые держат большинство стран на случай необходимости осуществления платежей в иностранной валюте. Как правило, большинство стран считают целесообразным держать резервы, достаточные для осуществления платежей на протяжении нескольких месяцев.

В 60-е годы стало очевидно, что развитие мировой экономики может затормозиться из-за нехватки резервов для обеспечения происходившего в то время быстрого экономического роста во всем мире. Основными резервами тогда служили золото и доллары США, и ощущалась нехватка обоих активов. Предложение золота ограничивалось трудностями его поиска и добычи. Рост золотых запасов отставал от быстрых темпов развития мировой экономики. Запасы долларов, которые могли держать в резерве другие страны, зависели от готовности Соединенных Штатов тратить и инвестировать за границей большие средства, чем они получали.

Поскольку нельзя было рассчитывать, что Соединенные Штаты будут придерживаться такой практики до бесконечности, возникла опасность долговременной нехватки резервов. В этих условиях МВФ получил полномочия выпустить актив, называемый СДР (специальные права заимствования), который страны-члены могут держать в дополнение к активам в иностранной валюте и золоте в их центральных банках. СДР имеют искусственно установленную стоимость, определяемую на основе средней стоимости пяти основных валют мира. На настоящий момент выпущено 21,4 млрд. СДР стоимостью около 34 млрд. долл., что составляет примерно 3 процента всех резервов.

Другие услуги МВФ

Кроме контроля за международной валютной системой и финансовой поддержки стран-членов, МВФ оказывает содействие путем подготовки кадров в своем учебном институте в Вашингтоне, предоставления технической помощи в некоторых специальных областях своей деятельности, а также выпуска разнообразных публикаций по вопросам международных денежно-кредитных отношений.

В Институте МВФ, с момента его основания при штаб-квартире в Вашингтоне в 1964г., были организованы курсы и семинары для почти 10 000 должностных лиц из практически всех стран-членов, которые по работе тесно связаны с деятельностью МВФ. Большинство слушателей являются работниками министерств финансов, центральных банков и других государственных финансовых ведомств.

За это время Институт добился значительных успехов в ознакомлении слушателей с работой валютной системы и ролью МВФ в ее функционировании. Обучение в Институте также помогло стандартизировать в мировых масштабах методы сбора и представления статистических данных о платежном балансе, денежно-кредитной системе и финансах, что было на пользу всему сообществу. Кроме того, около 1 300 человек прошли обучение на курсах и семинарах МВФ в Объединенном венском институте, используемом МВФ и другими международными организациями.

Иногда страны обращаются к МВФ с просьбой предоставить эксперта для работы с государственными финансовыми ведомствами, пока не появятся квалифицированные отечественные кадры. Такие просьбы часто поступали в 60-е и 70-е годы, когда многие новые независимые страны столкнулись с проблемами создания центральных банков, выпуска новой валюты, создания налоговой системы и введения других финансовых и денежных систем. МВФ направлял экспертов из числа своего персонала или опытных консультантов для передачи необходимых знаний и подготовки кадров.

В 90-е годы решение стран Восточной Европы, России и других бывших республик Советского Союза перейти от централизованного планирования к рыночной экономике и войти в международную валютную систему поставило перед МВФ необычайно сложные задачи по оказанию им технической помощи. В настоящее время поступают просьбы об оказании специальной помощи в области бухгалтерского учета, подготовки бюджета, разработки денежно-кредитных инструментов, систем социального обеспечения и социальной защиты, формирования денежных рынков, банковского регулирования и надзора, статистики, исследовательской работы, законодательства, налоговой политики и управления.

Доступ к данным о положении в налогово-бюджетной и денежно- кредитной сферах и размере внешнего долга каждого государства-члена позволил МВФ стать уникальным источником такой информации для всего сообщества. МВФ рассматривает обмен статистическими данными как неотъемлемый элемент сотрудничества. Практически со времени своего основания МВФ издает ежемесячные и ежегодные статистические публикации, такие как “Международная финансовая статистика”, которые не только информируют страны о финансовом положении других членов, но являются и самым надежным источником статистической информации для банков, исследовательских институтов, университетов и средств информации.

В дополнение к статистическим публикациям и выходящему два раза в год справочнику “Перспективы мировой экономики”, МВФ издает серию брошюр, разъясняющих его политику и программы, непериодические серии документов по долгосрочным вопросам финансов и торговли, экономические обзоры по странам, “Обзор МВФ” (выходящее раз в две недели издание, в котором помещаются статьи об экономическом положении в странах и международных финансах), ежеквартальный академический журнал, рассказывающий о результатах экономических исследований персонала МВФ, а также ряд книг по правовым, институциональным и экономическим аспектам международной валютной системы.

Быстрые изменения, происходящие в 90-е годы, поставили перед МВФ сложные задачи. В то же время 50-я годовщина Бреттонвудской конференции привлекла дополнительное внимание к МВФ, чья деятельность и механизмы должны соответствовать новому мировому порядку интегрированных глобальных рынков капитала. Гибко реагируя на изменение задач и условий, МВФ продолжает оставаться исключительно эффективным орудием решения международных финансовых вопросов.

С начала 90-х годов МВФ проводит широкую кампанию по оказанию помощи государствам Восточной Европы, странам Балтии, России и другим государствам бывшего Советского Союза в осуществлении трудного перехода от централизованно планируемой к рыночной экономике. Значительные усилия направлены на предоставление информации и кадров для создания финансовых и экономических структур (центральных банков, налоговых систем, конвертируемой валюты, тарифных режимов), необходимых для функционирования системы свободного предпринимательства. МВФ также выделяет финансовые средства, иногда в рамках новых механизмов кредитования с более низкими процентными ставками и большими сроками погашения, чем в случае традиционных договоренностей.

Вместе с тем МВФ стал делать более откровенные оценки рисков, сопряженных с политикой государств-членов, запрашивать более своевременные данные, более тщательно наблюдать за финансовыми секторами государств-членов и внимательнее следить за странами, экономические потрясения в которых, скорее всего, могут нанести большой ущерб международному сообществу.

МВФ призывает государства-члены публиковать важные финансовые данные, с тем, чтобы сделать экономическую политику более транспарентной для участников рынка и других сторон. Такая открытость должна усилить тенденцию последних лет, когда международные организации, коммерческие банки, академические круги, неправительственные организации и общественность в целом все чаще рассматривают МВФ, а также Всемирный Банк в качестве источников информации, которая недоступна в других местах.

Ответная реакция МВФ заключается в том, что он расширил свою программу внешних связей и публикаций, делится информацией с другими международными учреждениями и публикует экономические и статистические документы по отдельным странам при условии, что эти страны не возражают. Между тем руководящие органы МВФ осознают необходимость правильного сочетания конфиденциальных отношений между Фондом и его государствами-членами с целесообразной открытостью операций и политики для неправительственных кругов.

Государства-члены активно рассматривают предложения об укреплении финансовой базы МВФ (например, о предоставлении чрезвычайного финансирования, повышении квот или выпуске дополнительных СДР) для удовлетворения их нужд в условиях все более неопределенной мировой экономической ситуации.

Обобщая изложенное, можно отметить, что Международный валютный фонд:

осуществляет надзор за международной валютной системой;

способствует стабилизации курсов валют и упорядочению валютных отношений между членами организации;

оказывает помощь всем членам, как индустриально развитым, так и развивающимся странам, которые испытывают временные трудности с платежным балансом, давая им краткосрочные и среднесрочные кредиты;

пополняет запасы валюты своих членов через распределение СДР (специальных прав заимствования): на сегодняшний день странам-членам было предоставлено 21,4 млрд. СДР пропорционально их квотам;

образует свои финансовые ресурсы главным образом за счет квот-взносов своих членов;

имеет в своем распоряжении полностью выплаченные квоты в настоящее время на общую сумму 90 млрд. СДР (около 125 млрд. долларов);

персонал составляет около 2 200 человек более чем из 100 стран-членов.

Всемирный Банк

Всемирный Банк является инвестиционным банком, оказывающим посреднические услуги между инвестором и получателем, занимая у одного и давая в займы другому. Владельцами Банка являются правительства 156 стран-членов, имеющих акционерный капитал в Банке, стоимость которого в 1991г. оценивалась примерно в 175 млрд. долларов.

Всемирный Банк (ВБ) включает в себя две большие организации: Международный Банк Реконструкции и Развития (МБРР) и Международную Ассоциацию Развития (МАР). Помимо того, в ВБ входит ряд других организаций: объединенная с ВБ, но юридически и финансово независимая от него – Международная Финансовая Корпорация, которая мобилизует финансирование частных предприятий в развивающихся странах; Международный Центр по урегулированию инвестиционных споров и Многостороннее Агентство по гарантии инвестиций (МАГИ).

Персонал ВБ насчитывает более 6000 человек, работающих в 40 отделениях по всему миру (однако 95% его служащих работают в Вашингтонской штаб-квартире). Персонал Банка представляет собой коллектив разных специалистов: экономистов, инженеров, градостроителей, агрономов, статистиков, адвокатов, экспертов по портфелю ценных бумаг, сотрудников по вопросам кредитования, экспертов по оценке стоимости проектов, специалистов по телекоммуникации, водоснабжению и канализации, перевозкам, образованию, энергетике, застройке сельской местности, народонаселению и здравоохранению и во многих других областях.

МБРР получает большинство финансовых средств, которые он использует для кредитования развития стран, посредством займов на рынке через выпуск облигаций (имеющих категорию ААА, т.к. их погашение гарантируется правительствами стран-членов) отдельным лицам и частным организациям в более чем 100 странах. МАР, занимающаяся выдачей льготных кредитов, в основном финансируется пожертвованиями от стран-доноров. Банк является главным заемщиком на мировых рынках капитала и самым большим заемщиком – не резидентом практически во всех странах, где продаются его ценные бумаги.

Банк также берет взаймы посредством продажи облигаций и векселей напрямую правительствам, их представительствам и центральным банкам. Поступления от продажи этих облигаций в свою очередь ссуживаются развивающимся странам под приемлемые нормы процента для оказания помощи в финансировании тех проектов и программ по изменению политики, которые имеют шансы на успех.

Всемирный Банк ссуживает деньги только кредитоспособным правительствам развивающихся стран. Чем беднее страна, тем благоприятнее условия, на которых она может получить кредиты у Банка. Те развивающиеся страны, у которых валовой национальный продукт (ВНП) на душу населения превышает 1 200 долларов, могут получить кредиты от МБРР. (Подушный ВНП представляет собой долю материальных ценностей, полученных путем деления стоимости товаров и услуг, произведенных в стране за один год, на численность населения, проживающего в этой стране). Эти кредиты выдаются под процент немного выше рыночного, под который занимает сам Банк, и, как правило, должны быть выплачены в течение 12- 15 лет.

МАР дает кредиты только правительствам очень бедных развивающихся стран, чей подушный ВНП составляет меньше чем 1 200 долларов, и примерно 80% всех кредитов МАР получают страны с ежегодным подушным доходом ниже 700 долларов. По МАР- кредитам проценты не выплачиваются, и срок их погашения обычно составляет 35-40 лет.

Всемирный Банк существует для содействия развитию бедных стран посредством оказания им технической помощи и финансирования проектов и экономических курсов, которые смогут реализовать экономический потенциал этих стран. Банк рассматривает развитие как долговременную целостную задачу.

В течение первых двух десятилетий его существования две третьи общего размера помощи, предоставляемой Банком, шло на проекты по производству электроэнергии и обеспечению транспортных перевозок. Хотя такие проекты по организации инфраструктуры остаются важным звеном, в последние годы Банк разнообразил виды своей деятельности, что связано с обогащением его опыта и приобретением нового понимания процесса экономического развития.

Особое внимание Банк уделяет проектам, от которых выигрывают наибеднейшие слои населения в развивающихся странах. Прямое привлечение этих групп к экономической деятельности осуществляется через выделение кредитов на развитие земледелия и сельской местности, малых предприятий и городов. Банк помогает повысить их производительность и организовать доступ к пользованию такими первостепенными нуждами, как надежные системы водоснабжения и уничтожения отбросов, здравоохранение, регулирование рождаемости, питание, образование и жилищное строительство.

В проектах по организации перевозок большое значение придается строительству дорог между фермами и рынками сбыта продукции. Энергетические проекты существенно увеличивают долю электроэнергии, поставляемой для деревень и небольших ферм. Проекты по развитию промышленности делают больший акцент на создание рабочих мест и малых предприятий. Где это практично, используется трудоемкое строительство. Наряду с электроэнергией Банк поддерживает развитие других источников энергии: нефть, газ, уголь, древесина и биомасса.

Основная доля финансовой и технической помощи развивающимся странам осуществляется Банком в виде поддержки конкретных проектов. Хотя кредитование через МБРР и МАР осуществляется на различных финансовых условиях, критерии оценки проекта, которые применяют обе организации, являются одинаковыми, при оценке обоснованности проектов используются одни и те же стандарты. Решение о том, какая из организаций МБРР или МАР будет финансировать проект, зависит от экономической ситуации в стране, а не от характеристик самого проекта.

Страны-заемщики рассматривают Банк в качестве источника оказания технической помощи. В большой степени техническая помощь, оказываемая Банком в последние годы, превышающая 1 млрд. долларов в год, включает в себя кредиты и ссуды, предоставляемые для других целей. В последнее время произошло значительное увеличение количества финансируемой Банком технической помощи с целью самостоятельного кредитования и предоставления авансов посредством механизмов подготовки проектов Банка. Банк также является исполнительным органом по реализации проектов технической помощи, финансируемых Программой Развития ООН, в особенности в области земледелия и сельского хозяйства, энергетики и планирования хозяйства. Банк в настоящее время уделяет большее внимание технической помощи по организации управленческой структуры и формированию макроэкономической политики в странах, являющихся его членами.

Каждый, поддерживаемый Банком проект, разрабатывается в тесном сотрудничестве с национальными правительствами и местными органами и зачастую в сотрудничестве с другими организациями по оказанию многосторонней помощи. На практике около половины всех поддерживаемых Банком проектов получают также софинансирование из других официальных источников, включая правительства и правительственные организации, другие учреждения многостороннего финансирования, органы по кредитованию экспорта, которые непосредственно связаны с финансированием поставок товаров и услуг из определенной страны, а также коммерческие банки и другие частные финансовые учреждения.

Предоставляя кредиты развивающимся странам, Банк не конкурирует с другими источниками финансирования. Он предназначен для оказания помощи проектам только в тех случаях, когда невозможно получить необходимые средства из других источников на приемлемых условиях. В процессе работы Банк старается укреплять экономику стран, пользующихся его кредитами таким образом, чтобы они смогли отказаться от пользования ресурсами Банка и удовлетворить свои финансовые потребности непосредственно из традиционных источников капитала на тех условиях, которые они могут себе позволить.

Сфера деятельности Банка простирается гораздо шире, чем выполнение кредитных операций. Так как решение о предоставлении Банком займов зависит от экономической ситуации данной страны, МБРР тщательно изучает ее экономику и нужды тех отраслей экономики, для которых он предполагает кредитование капиталовложений или коррективных мероприятий. Такой анализ позволяет выработать основные принципы для формулирования стратегии оказания помощи по долговременному развитию экономики страны в целом и ее основных отраслей.

По мере развития стран-заемщиц необходимость в кредитах от МБРР и МАР отпадает. Из 34 наибеднейших стран, которые пользовались ссудами МАР в течение многих лет, более 24 стран достигли успехов, что позволило им не пользоваться более кредитами МАР. Аналогично, около 20 стран, которые прежде занимали деньги у МБРР, достигли таких успехов, которые избавили их от необходимости делать это. Примером этому является Япония. В течение 14 лет она пользовалась кредитами МБРР. Теперь Банк берет в займы большие суммы у Японии.

Активная деятельность ВБ продолжается и в 1999г., что подтверждается тем, что за этот год уже была выделена рекордная сумма кредитов - 30 млрд. долл. При этом приоритетными направлениями кредитования стала поддержка беднейших слоев населения, а значит борьба с последствиями финансово-экономических кризисов и природными катаклизмами /14/.

В рамках этого Международный банк реконструкции и развития (МБРР), член Группы Всемирного банка, объявил о новых видах займов и финансовых продуктах с хеджированием для своих заемщиков, которые, как ожидается, будут введены в сентябре 1999г.

Новыми финансовыми продуктами являются:

основанный на ставке заем с фиксированной маржей, отличающийся повышенной гибкостью и позволяющий заемщикам корректировать сроки погашения и управлять валютными рисками и рисками по банковским процентам в течение всего срока займа;

самостоятельные продукты с хеджированием, связанные с текущими займами МБРР и призванные помочь заемщикам в управлении валютными рисками, рисками по банковским процентам и рисками товарных цен.

Заем с фиксированной маржей имеет следующие характеристики:

банковская ставка, рассчитываемая на основе специальной ставки, плюс маржа, которая фиксируется на весь срок займа;

возможность выбора валюты, включая евро, японскую иену и доллар США. Использование других валют возможно по желанию клиента;

возможность для заемщиков устанавливать фиксированную ставку процента, ее верхний или верхний и нижний пределы по всем израсходованным суммам в любое время в течение срока займа;

возможность отменять или устанавливать новую фиксированную ставку процента по израсходованным суммам в течение всего срока займа;

возможность менять валюту по израсходованным и/или неизрасходованным суммам в течение всего срока займа;

возможность в момент предоставления займа корректировать условия погашения в рамках действующей финансовой политики, что даст возможность заемщику полнее удовлетворить потребности конкретного проекта или обеспечить соответствие условиям стратегии управления национальным долгом.

Предлагаемые самостоятельные продукты с хеджированием позволят заемщикам управлять валютными рисками, рисками по банковским ставкам и товарным ценам. К ним относятся:

валютные свопы по всем займам МБРР;

свопирование банковских ставок, установление верхних или верхних и нижних пределов для существующих моновалютных займов и займов с фиксированной маржей;

товарные свопы на пилотной основе для существующих моновалютных займов и займов с фиксированной маржей, которые устанавливаются путем переговоров в каждом конкретном случае.

МБРР надеется воспользоваться рамочными соглашениями по деривативам, чтобы позволить заемщикам модифицировать финансовые условия своих текущих обязательств перед МБРР. По просьбе заемщиков будет разрешаться хеджирование в пределах сумм и сроков, выбранных заемщиками. МБРР намерен предложить хеджирование для займов со сроком погашения 10 – 12 лет.

Займы МБРР с более продолжительными сроками погашения могут хеджироваться в зависимости от сроков погашения, действующих на рынках свопов соответствующей валюты. За конверсию существующих займов в займы с фиксированной маржей и за использование самостоятельных продуктов с хеджированием будет взиматься комиссия в размере от 1/8 до 3/8 процента от основной суммы.

МБРР также предлагает мультивалютные займы – пулы, моновалютные займы с переменной маржей, рассчитываемые по специальной ставке и с коррекцией маржи каждые полгода, а также моновалютные займы с фиксированной ставкой, которая рассчитывается отдельно для каждой израсходованной суммы. МБРР будет и далее предлагать первые два из указанных продуктов наряду с новым займом с фиксированной маржей, однако существующий займовый продукт с фиксированной ставкой будет действовать только до 1 декабря 1999г., когда в силу вступят новые специальные обязательства по займам.

Введение новых финансовых продуктов будет сопровождаться широкой информационной кампанией, направленной на то, чтобы позволить заемщикам лучше понять смысл новых займов и продуктов с хеджированием и принимать более обоснованные решения, позволяющие им наиболее полно использовать функциональную гибкость новых продуктов.

Новые вводимые займы и продукты с хеджированием являются естественным продолжением процесса разработки продуктов самими клиентами, который начался в 1993г. с введением моновалютных займов и продолжился с предоставлением возможности выбора валюты в пул-займах, предлагавшихся заемщикам с 1996 по 1998гг. С 1996г. заемщики МБРР предпочли условия моновалютных займов в 95% своих обязательств перед МБРР. Заемщики также перевели суммы в разных валютах пул-займов, эквивалентные б7 млрд. долл. (58%), в моновалютные займы на основании конвертационного предложения от 1 июля 1998г.

Всемирный банк утвердил для России заем на Второй проект ремонта и содержания автомобильных дорог на сумму 400 млн. долл.

Этот проект:

будет способствовать существенному улучшению дорожного финансирования, в частности, за счет значительного повышения платы за пользование дорогами, взимаемой с тяжелых грузовиков;

улучшит состояние отдельных приоритетных дорог и мостов федеральной дорожной сети, включая Сибирь и Дальний Восток, а также территориальных дорог Красноярского и Хабаровского краев; при этом неблагоприятные экологические и социальные воздействия дорожных работ будут либо полностью предотвращены, либо сведены к минимуму, и расширятся институциональные возможности Федеральной дорожной службы России (ФДС) в том, что касается управления и мониторинга таких воздействий;

улучшит управление контрактами со стороны ФДС и дорожных администраций участвующих регионов и укрепит их возможности в области содержания дорог;

будет способствовать дальнейшему развитию частной дорожно-строительной и консалтинговой индустрии и выведет применение конкурсных торгов за пределы проектов, финансируемых за счет займов Всемирного банка; .

улучшит распределение местных ресурсов, выделяемых на дорожные работы, обеспечив экономически более обоснованный отбор проектов.

Для достижения целей проекта будет увеличена доля издержек, связанных с проездом тяжелых грузовиков, которая будет компенсироваться за счет платы за пользование дорогами; будет увеличена протяженность федеральных и территориальных дорог, состояние которых улучшится; будет повышен процент дорожно-мостовых работ, финансируемых из местных источников, контракты на которые присуждаются частным фирмам по результатам конкурсных торгов; будет проводиться ежегодный финансовый и технический аудит Федерального дорожного фонда; будет увеличена доля местных ресурсов, выделяемых на дорожно-мостовые работы по результатам анализа затрат и выгод.

Заем предоставляется в долларах США под стандартную ставку процента ВБ, установленную для моновалютных займов на основе ставки ЛИБОР; срок погашения составляет 17 лет, включая 5-летний льготный период.

Таким образом, Всемирный банк:

старается способствовать экономическому развитию наиболее бедных стран мира;

оказывает помощь развивающимся странам посредством долгосрочного финансирования проектов и программ по их развитию (предоставляет кредиты развивающимся странам, имеющим ВНП на душу населения более 1200 долл. в год , через МБРР);

предоставляет наибеднейшим странам, имеющим ВНП на душу населения меньше 1200 долларов в год, специальную финансовую помощь через Международную Ассоциацию Развития (МАР);

поддерживает частные предприятия в развивающихся странах через свой филиал – Международную Финансовую Корпорацию;

приобретает большинство своих финансовых ресурсов через займы на международном рынке облигаций;

имеет уставный капитал в 175 млрд. долларов, из которого около 9 процентов оплачивается странами-членами;

имеет численность сотрудников около 6000 человек из более чем 100 стран-членов.

Европейский банк реконструкции и развития

Представители 42 стран подписали в мае 1990г. в Елисейском дворце в Париже официальный акт об учреждении Европейского банка реконструкции и развития для Восточной Европы (ЕБРР). Его крестным отцом считают президента Франции Ф.Миттерана, который предложил создать ЕБРР в своем выступлении в Европарламенте 25.10.1989г.

Основателями банка стали две международные организации - Комиссия европейских сообществ и Европейский инвестиционный банк (ЕИБ), а также 34 страны: все страны, входящие в ЕС, в ЕАСТ, Польша, Венгрия, Чехия, Словакия, Румыния, Болгария, а также США, Канада, Япония, Австралия, Новая Зеландия, Турция, Кипр и Мальта. Постепенно, к числу участников присоединились многие другие государства.

Первоначальный капитал банка составлял 12 млрд. долл. Наибольшая доля (51%) при его основании приходилось на западноевропейский взнос (12 стран ЕЭС и Европейский инвестиционный банк), взнос США (10%), взносы восточноевропейских стран (7,451%). Взнос стран ЕАСТ и других государств Европы, не входящих в ЕС, составил 10,7%, взнос Японии - 8,5%, взнос Канады - 3,4%, взнос остальных стран - 2,95% /70/.

Основные цели ЕБРР заключаются в том, чтобы осуществлять финансовую помощь новым государствам Евразии и Восточной Европы в проведении экономических реформ и, в частности, осуществление финансирования “программ приватизации”, поощрения “частной инициативы” и “духа предпринимательства”. Реальное функционирование банка началось в 1993г. За 1994-1998гг. ряду стран оказана определенная техническая помощь.

Хотя возможности банка ограничены и он не оказывает существенного финансового влияния на страны СНГ, Прибалтийские страны и страны Восточной Европы, его значение для этих стран нельзя недооценивать. По нашему мнению, деятельность этого банка была бы более эффективной в отношении этих стран, если бы его руководство перешло на формы сотрудничества с новыми государствами непосредственно на уровне самих банковских организаций (например, через обучение их персонала современным методам работы банков в развитых странах или новых индустриальных странах).

3.3. Социально-экономические организации ООН

Организация Объединенных Наций - самая крупная, универсальная международная организация, призванная заниматься главными мировыми политическими проблемами. Политическая деятельность ООН находится в неразрывной связи с экономическими и социальными задачами, непосредственно связанными с мировой политикой.

В первой главе Устава “Цели и принципы Устава ООН” поставлена задача осуществления международного сотрудничества в разрешении международных проблем экономического порядка. В Уставе ООН поставлены и конкретные задачи в области исследования и разработки рекомендаций, создания специализированных учреждений, которые должны действовать в тесной связи с ООН. В деятельности этой организации экономическая и социальная сферы стали приоритетными, ими занимаются до 85% всего персонала Секретариата ООН. Рассмотрим деятельность основных экономических организаций ООН.

Экономический и социальный совет ООН (ЭКОСОС) является одним из шести основных органов ООН, в обязанности которого входит организация исследований и подготовка различного рода докладов и рекомендаций по широкому перечню международных экономических, социальных, культурных и других “сопутствующих” вопросов. Совет готовит проекты конвенций для предоставления Генеральной Ассамблее ООН и может созывать международные конференции по этим вопросам. Являясь основным координирующим органом в этой области, ЭКОСОС согласовывает работу с другими организациями ООН, проводит консультации с привлечением неправительственных организаций, заинтересованных в рассматриваемой проблематике.

Его членами являются представители 54 стран, избираемые на трехлетний срок, при ежегодном обновлении своего состава на треть. Региональный состав Совета следующий: 14 мест - страны Африки, 10 - Латинской Америки, 11 - Азии, 13 - Западной Европы и других стран, 6 - Восточной Европы. На ЭКОСОС приходится почти 70% всех бюджетных ресурсов ООН и персонала.

Главными проблемами, решаемыми ЭКОСОС, являются:

состояние мирового экономического и социального положения и подготовка фундаментальных обзоров и иных аналитических публикаций;

состояние международной торговли;

проблемы охраны окружающей среды;

экономическая и научно-техническая помощь развивающимся странам;

разные аспекты продовольственной проблемы;

проблемы социально-экономической статистики;

проблемы народонаселения;

проблемы природных ресурсов;

проблемы населенных пунктов;

проблемы планирования и мобилизации финансовых ресурсов;

роль государственного и кооперативного секторов в экономике развивающихся государств;

региональное сотрудничество;

составление программных социально-экономических документов;

разработка стратегий развития ООН, а также наблюдение за их реализацией.

По рекомендациям ЭКОСОС в начале 70-х годов в структуре ООН была создана специальная Комиссия ООН по транснациональным корпорациям, а также специальное подразделение в Секретариате ООН по этому вопросу - Центр ООН по ТНК.

Функции ЭКОСОС значительно расширились после принятия Генеральной Ассамблеей ООН Декларации и Программы действий по новому экономическому порядку в 1974г. С этого времени как сама проблема, так и стратегические задачи модернизации международных экономических отношений на справедливой основе стали главной сферой работы ЭКОСОС. При этом Совету поручено разрабатывать важные документы, в которых исследуются экономические тенденции, например:

конструктивные предложения о реформе мировой валютной системы;

о программе “срочных мер” в пользу развивающихся стран, пострадавших от экономического кризиса и путях ликвидации их задолженности Западным странам;

о проблеме международной задолженности развивающихся стран в целом.

С начала 90-х годов ЭКОСОС стал уделять больше внимания странам Восточной Европы, государствам СНГ, Балтии, отдельным новым государствам, проводить исследования по их проблематике.

В рамках ЭКОСОС в системе ООН действуют различные межправительственные постоянные и функциональные комиссии и комитеты, объединенные по общим названием “вспомогательные органы ЭКОСОС”, в том числе:

Статистическая комиссия;

Комиссия по народонаселению;

Комиссия по правам человека;

Комиссия по положению женщин;

Комитет по неправительственным организациям и др.

Помимо них в системе ЭКОСОС создано множество экспертных и консультативных органов, действующих на индивидуальной основе.

Кроме того, Совет координирует деятельность таких межправительственных органов, как Комитет по науке и технике, Комиссия по населенным пунктам, Всемирный продовольственный совет, Комитет по новым и возобновляемым источникам энергии.

В экономический блок ЭКОСОС входит пять региональных экономических комиссий: Европейская экономическая комиссия (ЕЭК), Экономическая и социальная комиссия для Азии и Тихого океана (ЭСКАТО), экономическая комиссия для Африки (ЭКА), Экономическая комиссия для Латинской Америки (ЭКЛА), Экономическая комиссия для Западной Африки (ЭКЗА).

ЕЭК , в которой представлено более 30 стран Европы, а также США и Канада, основана в 1947г. и размещается в Женеве (Швейцария). Ее деятельностью руководит Секретариат во главе с исполнительным секретарем. В сфере деятельности комиссии входит обширный круг экономических, производственных, транспортных, сельскохозяйственных и иных проблем.

В структуре комиссии или в тесной с ней связи действует более 100 вспомогательных рабочих, отраслевых и специальных органов и учреждений. Эта комиссия играет исключительно важную роль, выступая организатором множества форм сотрудничества между европейскими странами.

ЭСКАТО , в которую входит 35 стран-членов и 9 членов, имеющих статус ассоциированных и не обладающих правом голоса, создана решением ЭКОСОС в 1947г. Секретариат ЭСКАТО находится в Бангкоке (Таиланд). Эта комиссия имеет 9 отраслевых органов: по промышленности и строительству, сельскому хозяйству, торговле, природным ресурсам, социальному развитию, статистике, народонаселению, транспорту, судоходству и связи, а также вспомогательные органы. Основными направлениями деятельности указанных органов являются анализ ситуации по конкретным отраслевым проблемам в регионе, а также организация и проведение многочисленных совещаний, симпозиумов с целью отработки проектов программ для решения узловых задач на национальной и межгосударственной основе.

ЭКА , в состав которой входит сегодня 50 африканских стран, создана в 1958г. со штаб-квартирой в Аддис-Абебе (Эфиопия). ЭКА созывает свои сессии один раз в два года. Ее деятельность во многом аналогична деятельности ЭСКАТО и имеет подобную ей структуру.

Одним из наиболее значимых практических результатов деятельности этой комиссии стала разработка Монровийской стратегии развития Африки, одобренная сессией Организации африканского единства (ОАЕ) в 1980г.

Кроме того, в 1989г. ЭКА был принят важный документ “Основа африканской альтернативы программ структурной корректировки для экономического оздоровления и трансформации”, определивший на 90-е годы экономическую политику государств континента. Именно эта “Альтернатива” является той реальной базой, которая способна приостановить дальнейшее сползание Африки в экономический кризис. Она включает четыре раздела:

усиление и диверсификация производства;

увеличение доходов государства и улучшение системы их распределения;

модель расходов для удовлетворения нужд;

создание институтов в поддержку “Инициативы”.

ЭКЛА , включающая 40 стран, создана в 1948г. Ее штаб-квартира расположена в Сантьяго (Чили). В различных латиноамериканских странах учреждены 7 субрегиональных отделений комиссии. В 1981г. в рамках ЭКЛА одобрена Латиноамериканская декада развития на долгую перспективу до 2000г. В рамках сотрудничества с Андским пактом (Картахенское соглашение), в 1989г. состоялась встреча президентов стран - участниц Андского пакта: Боливии, Колумбии, Перу, Эквадора и Венесуэлы. Решения этого совещания предусматривают более полное использование возможностей ЭКЛА в целях развития стран Андского пакта.

ЭКЗА , членами которой являются 13 арабских стран, включая (с 1988г.) Палестину, учреждена в 1973г. со штаб-квартирой в Багдаде. ЭКЗА созывает свои сессии ежегодно и имеет вспомогательные органы отраслевого и функционального порядка, осуществляющие исследования, подготовку и проведение симпозиумов, разработку рекомендаций в целях развития и международного сотрудничества на региональной основе. Успешная деятельность ЭКЗА во многом блокируется нестабильностью политической обстановки на Ближнем и Среднем Востоке.

Конференция ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД), как международный орган, призвана регулировать торговые отношения. В связи с тем, что Генеральное соглашение о тарифах и торговле (ГАТТ) было создано и действовало вне рамок ООН, многие страны ставили перед ООН задачу иметь в его структурах независимый и универсальный орган, призванный от имени мирового сообщества регулировать сложные проблемы международной торговли.

В этих целях в 1964г. был основан автономный орган ООН для содействия международной торговле, ведению переговоров и разработке международных договоров и рекомендаций в этой области. Секретариат ЮНКТАД находится в Женеве, а в ее работе участвуют в настоящее время 170 государств. Главным органом ЮНКТАД является конференция, созываемая на свои сессии два раза в год. На первой такой сессии (в 1964г.) был одобрен документ “Принципы международных торговых отношений и торговой политики”, в котором впервые в практике ООН сделаны попытки обобщить позитивный опыт мировой торговли и торговой политики и положить их в основу взаимоотношений стран в области торговых связей.

Организация Объединенных Наций по промышленному развитию (ЮНИДО) играет важную роль в структуре организаций ООН. В 1987г. ЮНИДО претерпела серьезную реорганизацию с целью повышения эффективности работы на местах, в результате которой был учрежден Консультативный комитет представителей на местах для разработки и формирования руководящих принципов в области отбора, классификации найма, назначения, размещения, предоставления отчетности, управления и оценки деятельности старших советников по промышленному развитию в регионах.

Была также создана Секция комплексных промышленных проектов, главной функцией которой является разработка, координация и контроль за осуществлением отдельных крупномассштабных технических проектов. Эта секция несет ответственность за разработку и руководство совместными программами технического сотрудничества с Продовольственной и сельскохозяйственной организацией ООН (ФАО), а также за курирование проектов на стадии их разработки. Обычно в течение года ЮНИДО прорабатывает более 100 межрегиональных и глобальных проектов для стран Латинской Америки и Азии по всем отраслям экономики и подготовки кадров.

Специальные программы в структуре ООН. Значительное место в системе международных организаций ООН занимают специальные программы. Это, прежде всего, такие программы, как Программа развития ООН (ПРООН), Детский фонд ООН (ЮНИСЕФ), Программа ООН по окружающей среде (ЮНЕП), Университет ООН (ЮНЮ), а также Учебный и научно-исследовательский институт ООН (ЮНИТАР).

ПРООН создана в 1965г. со штаб-квартирой в Нью-Йорке. Она имеет свои представительства более, чем в 100 странах мира. Деятельность ПРООН финансируется из добровольных взносов государств, поэтому в ее рамках сохраняется их контроль над финансированием операций. В настоящее время эта организация осуществляет свою работу почти во всех развивающихся странах, под руководством Совета управляющих, в который входят представители 50 государств, избираемых на три года.

Главными критериями оказания помощи по этой программе являются ключевые показатели экономического развития: численность населения и объем ВВП в расчете на душу населения страны - получателя помощи. Помощь предоставляется по пятилетним ориентировочным заданиям по конкретным проектам в основном в трех формах: направление специалистов, поставка оборудования и подготовка национальных кадров. Доля финансирования ПРООН оставляет 50-100%, в зависимости от уровня развития страны.

ЮНИСЕФ - одна из программ помощи системы ООН, созданная в 1946г. в целях организации помощи детям в разрушенной войной Европе. Постепенно функции ЮНИСЕФ изменялись, расширялись, а ее деятельность стала ориентироваться на оказание помощи детям развивающихся стран. Фонд финансируется как из добровольных пожертвований (взносов) государств, так и пожертвований общественных организаций и частных лиц.

ЮНЕП действует как автономный орган, координируемый ЭКОСОС, созданный для установления тесного международного сотрудничества по проблемам окружающей среды. Штаб-квартира ЮНЕП находится в Найроби (Кения). Данной программой руководит Совет управляющих ЮНЕП в составе около 60 человек, избираемых сроком на три года. Для финансирования этой программы создан добровольный фонд ЮНЕП.

Одним из важнейших результатов деятельности ЮНЕП явилась подготовка резолюции Генеральной Ассамблеи ООН “Об исторической ответственности государств за сохранение природы Земли для нынешнего и будущего поколений” в 1980г.

ЮНЮ действует с 1975г. со штаб-квартирой в Токио (Япония). Он финансируется только из добровольных источников, преимущественно Японией. Руководит им ректор, назначаемый Генеральным секретарем ООН по согласованию с Генеральным директором ЮНЕСКО и по рекомендации Совета университета, который в свою очередь, состоит из 24 членов, также назначаемых Генеральным секретарем ООН и Генеральным директором ЮНЕСКО.

Главная цель создания университета - осуществление исследований и учебных программ центров, в которых ведется подготовка и переподготовка специалистов.

ЮНИТАР основан в 1963г. в соответствии с решением Генеральной Ассамблеи ООН как автономное учреждение, финансируемое за счет добровольных источников. Основная целевая функция института - подготовка административных и дипломатических кадров главным образом для развивающихся стран. В этих целях широко используются такие формы, как семинары и симпозиумы. Институт ведет и научные исследования по широкому кругу гуманитарных проблем.

Специализированные учреждения при ООН . Уставом ООН предусматривается создание специализированных учреждений, к которым относятся: Организация ООН по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО), Международная организация труда (МОТ), Международный союз электросвязи (МСЭ), Всемирный почтовый союз (ВПС), Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ), Продовольственная и сельскохозяйственная организация (ФАО) и т.д.

В системе ООН действует еще целый ряд специализированных учреждений, в которые входят большинство стран мира. Это, например, Всемирная метеорологическая организация (ВМО), Всемирная организация интеллектуальной собственности (ВОИС), Всемирная туристская организация (ИМО).

Специализированными учреждениями ООН являются также Международный валютный фонд (МВФ), группа Всемирного банка, в который входит Международный банк реконструкции и развития (МБРР), Международная финансовая корпорация (МФК) и международная организация развития (МАР). Эти крупные финансовые организации контролируются ведущими мировыми державами, прежде всего США.

Многие международные учреждения, формально не являясь специализированными учреждениями ООН, практически действуют как учреждения ООН, входя в его систему, например Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЕ).

3.4. Международные организации по развитию мировой торговли и экономическому сотрудничеству

Всемирная торговая организация

Всемирная торговая организация (ВТО), пришедшая на смену Генерального соглашения о тарифах и торговле (ГАТТ) в 1996г. имеет более стройную и жесткую структуру. В настоящее время членами ВТО являются 130 государств, на которые приходится более 90% оборота международной торговли. Заявки на присоединение к ВТО подали в настоящее время еще около 30 стран.

Центральная задача ВТО - либерализация мировой торговли путем последовательного сокращения уровня импортных пошлин, а также устранение различных нетарифных барьеров. В своей деятельности она исходит из того, что расширение международного обмена позволит наиболее оптимально использовать мировые ресурсы, обеспечит стабильность экономического развития всех стран и сохранение окружающей среды.

Страны-члены ВТО принимают на себя обязательство выполнять 18 соглашений и других юридических инструментов, объединенных термином “многосторонние торговые соглашения”. Таким образом ВТО представляет собой своеобразный многосторонний контракт (пакет соглашений), нормами и правилами которого регулируется свыше 90% всей мировой торговли товарами и услугами.

Пакет соглашений Уругвайского раунда объединяет примерно 50 правовых документов, основными из которых являются Соглашение о ВТО и прилагаемые к нему:

1. Многосторонние соглашения по торговле товарами.

2. Генеральное соглашение по торговле услугами (ГАТС).

3. Соглашение о торговых аспектах прав интеллектуальной собственности.

4. Договоренность о правилах и процедурах, регулирующих разрешение споров.

5. Механизм обзора торговой политики.

6. Многосторонние соглашения с ограниченным участием, обязательные только для присоединившихся членов ВТО (по торговле гражданской авиатехникой, правительственным закупкам, молочным продуктам и говядине).

Таким образом, ВТО способствует интеграции всех стран в многостороннюю систему регулирования мировой торговли, для чего постоянно ведет работу по подготовке новых соглашений, направленных на устранение имеющихся торговых барьеров. Рассмотрим основные из них.

Соглашение о либерализации торговли

В 1996-1997гг. было достигнуто два соглашения: о либерализации рынка телекоммуникаций информационных технологий (СИТ), вступившее в силу с начала 1998г. и о либерализации рынка финансовых услуг (СФУ), вступившее в действие в 1999г.

СИТ предусматривает освобождение от торговых тарифов свыше 90% рынка товаров информационных технологий. Оно охватывает около 300 наименований таких товаров, как компьютеры, программное обеспечение, телекоммуникационное оборудование, полупроводники и т.п. Как ожидается, реализация СИТ приведет к снижению цен на все те виды продукции, в которых используются эти средства, а основным его результатом может стать рост инвестиций в страны Азии за счет оттока их из Европы. Ликвидация тарифов позволит лидирующим в этой области США и Японии перебазировать свои предприятия из Европы в страны Азии, где стоимость рабочей силы ниже. В этом случае Европа может лишиться собственного производства этих важнейших видов продукции.

СФУ предусматривает снятие барьеров на финансовых рынках и свободный допуск иностранных конкурентов в национальные банковские, страховые и фондовые сектора. Финансовый кризис в Азии оказал двойственное влияние на судьбу этого соглашения. С одной стороны, он усилил настроения в пользу большего закрытия этих рынков с тем, чтобы избежать в будущем распространения подобных кризисов. С другой - кризис подчеркнул необходимость международного соглашения, которое могло бы укрепить стабильность как в Азии, так и в других регионах мира.

Как ожидается, реализация СИТ и СФУ позволит снизить стоимость услуг, в частности телефонной связи и страхования, которые став более доступными для потребителей, обеспечат приток новых средств.

Соглашение по техническим стандартам

В условиях понижения уровня таможенных тарифов и других мер по либерализации торговли возросла протекционистская роль стандартов и других нетарифных барьеров. Примером устранения такого рода барьеров является заключение ЕС с США и Канадой соглашений по техническим стандартам, позволяющее упростить бюрократические процедуры в торговле. Соглашения предусматривают взаимное признание процедур инспекции, контроля и сертификации продукции информационных технологий, средств связи, фармацевтических продуктов, медицинской аппаратуры и др.

В последние годы усилилась необходимость разработки свода международных правил конкуренции. Потребность в нем возрастает по мере реализации решений Уругвайского раунда ГАТТ/ВТО, предусматривающих снижение таможенных барьеров. Дело в том, что в ходе либерализации торговли на межгосударственном уровне расширяется практика торговых ограничений, применяемых частными компаниями. Национальное же антимонопольное законодательство регулирует правила конкуренции лишь на внутреннем рынке. Более того, нормы. действующие в различных странах, вступают в противоречие друг с другом.

Имеющиеся международные договоренности в этой области, достигнутые в рамках ЮНКТАД и ОЭСР, имеют рекомендательный характер и в силу этого не могут составить правовую базу для эффективного регулирования международной конкуренции. К работке в этой области подключилась ВТО, многие правила которой так или иначе затрагивают сферу конкуренции. Предполагается, что международные правила будут предусматривать установление контроля за слияниями и поглощениями компаний, деятельностью экспортных и импортных картелей, созданием горизонтальных и вертикальных соглашений между компаниями различных государств, за использованием компаниями своего доминирующего положения на мировых рынках. Правила должны включить также систему санкций к нарушителям антимонопольного законодательства.

Опыт показывает, что развитие международной торговли нуждается в четкой процедуре урегулирования торговых противоречий. Такая процедура в ВТО стала более динамичной и эффективной, поскольку принятая в ней система разрешения торговых споров способствовала, по мнению представителей США и ЕС, ослаблению напряженности в торговых отношениях и установлению необычайно длительного мирного периода. Развивающиеся страны стали чаще прибегать к ВТО для защиты своих интересов.

В настоящее время, свойственные ранее торговой практике такие методы, как уступки, согласования и т.п., используются все реже. Это во многом связано с доминированием американских юристов в группах экспертов. Разбирательства проходят при закрытых дверях с минимальным участием независимых юристов и специалистов другого профиля.

Одним из существенных факторов, способствующих развитию торговых связей, является создание глобальной сети электронной торговли, ставшей одной из основных частей программы ЮНКТАД, направленной на повышение эффективности мировой торговли. Эта программа охватывает более 100 стран мира. Опорными пунктами в сети электронной торговли являются так называемые трейд-поинты, или информационные центры по вопросам торговли. В мире уже насчитывается более 130 таких центров, два из который действуют в России. По мере расширения этой сети бумажное оформление сделок будет все более вытесняться электронным.

Создание Глобальной сети трейд-поинтов (ГСТП) было одобрено на симпозиуме ООН по вопросам повышения эффективности торговли в 1994г. Информационные центры являются отправной точкой вхождения в ГСТП, через которую можно получить различные сведения, квалифицированные консультации специалистов и выйти на конкретных партнеров. В настоящее время во многих странах центры действуют на брокерских началах, торгуя информацией, но в дальнейшем предполагается сделать их деятельность бесплатной. Программа ГСТП призвана помочь в первую очередь представителям малого бизнеса, которые имеют небольшой опыт в ведении внешнеторговых операций.

Существенный вклад в развитие международной торговли вносит компьютерная сеть Интернет, которая хотя и носит общеинформационный характер, но в последнее время все более и более использующаяся для торговли. По оценкам американских специалистов /72/, доходы только американских фирм, торгующих через Интернет достигли 300 млрд. долл. В настоящее время в Японии около 30 компаний ценных бумаг занимаются операциями с акциями по системе Интернет. На конец июля 1999г. эти компании имели около 100 тыс. клиентов по всему миру. Одно из важных преимуществ, которое обеспечивает Интернет торговым партнерам является круглосуточность и глобальность.

Почти все члены ВТО являются участниками одной или нескольких региональных группировок (РТГ), которых в настоящее время насчитывается более 100. РТГ, по мнению представителей ВТО, ослабляют согласованные в ее рамках механизмы регулирования международной торговли и препятствуют глобальной экономической интеграции. В связи с этим, ВТО выступает за принятие единого свода правил, регламентирующих условия создания РТГ. Так, торговая политика участников РТГ должна быть совместима с нормами ВТО, а соглашения - открытыми для присоединения к ним других стран.

В противовес региональным устремлениям руководство ВТО призывает к развитию многосторонней торговой системы и созданию к 2020г. единой зоны свободной торговли. Наряду с этим разрабатываются идеи формирования таких региональных зон свободной торговли, как “тихоокеанской” (в рамках АТЭС) и “атлантической” (объединяющей НАФТА и ЕС).

Значительно ослабляют возможности экспорта, особенно из развивающихся стран, различного рода ограничения на торговлю. Так, в настоящее время страны Азии выступают против решений США и ЕС отложить отмену ограничений на ввоз текстиля и швейных изделий, которые планировалось снимать поэтапно на протяжении десятилетия. Снятие этих ограничений позволит втрое увеличить экспорт из развивающихся стран данной продукции.

С другой стороны, столь быстрое наращивание экспорта может вызвать перенасыщение рынков и падение цен, что привело бы не только к потере рабочих мест в странах-импортерах, но и к неблагоприятным последствиям для самих экспортеров. Исходя из этого, эксперты ЮНКТАД рекомендуют создать международное агентство, которое отслеживало бы ситуацию на соответствующих рынках.

Обоснованность использования антидемпинговых мер во многих случаях подвергается сомнению, так как сих помощью страны ЕС, например, пытаются оградить своих производителей текстиля, обуви, электронной техники и химикатов от наплыва дешевых товаров из-за рубежа. Обычно претензии в этих случаях касаются методов определения размеров ущерба, способов расчета антидемпинговой пошлины, порядка расследования.

Для упорядочения применения антидемпинговых мер ВТО проводит переговоры о согласовании правил международной конкуренции. Связанное с этим ограничение мер государственной поддержки затрудняет положение азиатских экспортеров. В то же время организации импортеров в промышленно-развитых странах требуют, чтобы при принятии антидемпинговых мер учитывались интересы не только производителей, но и потребителей товаров. Однако, несмотря на новые формы протекционизма, тенденция либерализации мировой торговли сохраняется.

Широко стали применяться в мировой экономике новые средства протекционизма, которые пришли на смену тарифам. Так, при определении торгового режима предлагается наряду с прочими показателями учитывать действующие в стране трудовые и экологические стандарты. Это может подорвать позиции развивающихся государств, где производство трудо- и экологоемкой продукции существенно дешевле, чем на Западе, и поэтому данная инициатива вызывает у них резкий отпор.

Организация экономического сотрудничества и развития

Особое место по масштабам и многообразию деятельности в системе международного хозяйственного механизма занимает Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), в которую входят практически все промышленно развитые страны Запада. Эта организация возникла в 1961г. в результате преобразования Организации европейского экономического сотрудничества, созданной в 1948г. для осуществления плана Маршалла.

Главным в работе ОЭСР является разработка вопросов внутренней экономической политики промышленно развитых стран и их координация. При этом особый упор делается на разработку валютной и бюджетной политики, поскольку с их помощью регулируется спрос и можно оказывать воздействие на долгосрочные тенденции развития. Другим направлением деятельности является структурная политика, которая через соответствующие каналы усиливает способность стран-членов своевременно приспосабливаться к тенденциям мировой экономики. В этих целях ОЭСР определяет признаки упадка тех или иных отраслей, стимулирует использование новых инструментов регулирования рынка капиталов.

Для разработки общей политики в отношении освободившихся стран учрежден ряд особых подразделений, наибольшую значимость среди которых имеет Комитет содействия развитию, объединяющий 17 государств. В этом комитете согласовываются методы, условия и размеры помощи развитию, согласовываются действия отдельных стран и их представителей в других международных организациях по вопросам этой проблематики.

Организации, действующие на частно-монополистическом уровне

На функционирование мировой хозяйственной системы помимо межгосударственных организаций и интеграционных объединений влияют организации, действующие на частно-монополистическом уровне. Они охватывают как региональный, так и глобальный уровень. Это обусловлено все возрастающим влиянием крупнейших транснациональных корпораций на процессы глобализации экономики.

На мировом уровне одним из таких органов является Трехсторонняя комиссия, созданная в 1973г. при активном участии Д.Рокфеллера, председателя “Чейз Мантхэттен бэнк”. Она объединяет около 300 представителей крупных ТНК, политических кругов, а также экономистов из США, Западной Европы и Японии. Руководящим ее органом является исполнительный комитет, состоящий из 35 членов. Официальные цели этой комиссии заключается в том, чтобы содействовать более тесному сотрудничеству промышленно развитых стран. В рамках этого комиссия осуществляет подготовку докладов, в которых анализируются экономические и политические проблемы, возникающие перед западными странами, и разрабатываются рекомендации по их решению.

На региональном уровне действуют несколько основных организаций. В частности, с 1954г. проводятся Бильдербергские встречи руководителей европейских и американских корпораций и политических руководителей. В Тихоокеанском регионе с 1967г. ведущей организацией выступает Тихоокеанский экономический совет, охватывающий представителей 1000 крупнейших корпораций из Северной и Южной Америки, Азии, Океании. Через эти организации лидеры регионального предпринимательства взаимоувязывают свои действия, рассматривают насущные вопросы своих регионов и всего мира.

4. ПРОБЛЕМЫ И ПУТИ ИНТЕГРАЦИИ РОССИИ В МИРОВУЮ ЭКОНОМИКУ

4.1. Общая характеристика современного экономического состояния России

Временное экономическое оживление в России, наблюдавшееся во второй половине 1997г. года, вследствие финансового и бюджетного кризиса августа 1998г. сменилось резким спадом. По информации Госкомстата РФ, в 1998 году темп снижения объема ВВП имел устойчивую тенденцию к повышению (в I кв. 1998г. ВВП составлял 100,9% аналогичного периода 1997г., во II кв. - 99,9%, в III кв. - 96,8%, IY кв. - 89,9%). В 1998г. ВВП составил 2684,5 млрд. руб. и сократился по сравнению с 1997г. на 4,6%, а за период 1991-1998гг. - на 39,6%. Производительность труда в России составляет в среднем 20-25% от производительности труда в США. При этом производство товаров сократилось по сравнению с 1995г. на 5,3%, а производство услуг выросло на эту же величину /5/.

Такой уровень падения производства невозможно объяснить только ухудшением конъюнктуры на международных рынках.

Опрос предприятий, проведенный в июле 1998г. “Российским экономическим барометром” показал, что условия получения банковских кредитов для половины предприятий изменились в неблагоприятную сторону (и это еще в докризисный период), для 48% - остались прежними и только для 2% улучшились. Ни один из респондентов не считал финансовое положение своего предприятия хорошим (19% считало нормальным, а 81% - плохим) /81/.

По мнению большинства респондентов, основными факторами, ограничивающими рост производства, являются нехватка средств, недостаток спроса на выпускаемую продукцию и высокие налоги.

Максимальный же спад показали отрасли, ориентированные на конечного внутреннего потребителя: автомобилестроение - на треть, легкая промышленность - приблизительно на 15%, а пищевая - на 8%.

Главным фактором сокращения производства можно считать сжатие внутреннего платежеспособного спроса населения. Этот вывод подтверждается данными о реальных доходах граждан: по сравнению с июлем 1997г. они снизились на 8,2%.

Приведем еще данные, характеризующие уровень экономической привлекательности России в настоящее время.

Экономический кризис привел к резкому усилению инфляционных процессов. Инфляция за девять месяцев 1999г. составила 31% /20,36,48/.

Состояние социальной сферы страны определяется долей государственных расходов в ВВП. В 1997г. она составляла: в США - 32%, Японии - 35,2%, Великобритании - 39,7%, Канаде - 42,6%, Германии - 47,7%, Италии - 50,6%, Франции и Финляндии - 54%, Швеции - 62,3%. Чем выше значение этого показателя, тем выше уровень жизни населения. Для сравнения: динамика государственных расходов в ВВП России: 1994г. - 24,8%, 1995г. - 16,6%, 1996г. - 9% /68/. В настоящее время тенденция снижения этих расходов сохраняется.

С 1995г. началось быстрое нарастание внутреннего государственного долга в основном за счет заимствования на рынке ценных бумаг. К началу 1998г. внутренний долг увеличился до 18,7% ВВП, а на 1.01.1999г. составил 28% (динамика государственного внутреннего долга России представлена в табл. 4.1) /57/.

Таблица 4.1

Динамика государственного внутреннего долга РФ

Государственный внутренний долг

Расходы на обслуживание внутреннего долга

На 1.01.1995г.

88,4 трлн. руб. (14,5% ВВП)

16,1 трлн. руб. (2,6% ВВП)

На 1.01.1996г.

188 трлн. руб. (11,5% ВВП)

38,2 трлн. руб. (2,3% ВВП)

На 1.01.1997г.

365,5 трлн. руб. (16,2% ВВП)

105,7 трлн. руб. (4,7% ВВП)

На 1.01.1998г.

501 трлн. руб. (19,4% ВВП)

96,3 трлн. руб. (3,6% ВВП)

На 1.01.1999г.

751 млрд. руб. (28% ВВП)

106,6 млрд. руб. (4,0% ВВП)

Стремительно растет и внешний долг России, который на 1.01.1999г. составлял 55 млрд. долл., а с учетом долгов СССР - 150, 0 млрд. долл. Динамика внешнего долга России в 1992-1998гг. представлена в табл. 4.2 /57/.

Таблица 4.2

Динамика внешнего долга России (млрд. долл.)

Годы

Долг СССР

Долг России

Расходы на обслуживание (% от ВВП)

1992

104,9

2,8

0,7

1993

103,7

9,0

0,3

1994

108,6

11,3

0,5

1995

103,0

17,4

0,9

1996

100,8

24,2

0,9

1997

97,8

33,0

0,7

1998

95,0

55,0

1,2

Во второй половине 1999г. объем внешнего долга России приблизился вплотную к 160 млрд. долл., и она вышла на первое место по этому показателю, обогнав предыдущего “лидера” - Бразилию /50/.

И хотя в последнее время появилась надежда на списание части долга бывшего СССР, существенным образом положение с внешней задолженностью не улучшится.

К этому долгу добавляется еще долг перед иностранными предприятиями по ГКО, составляющий порядка 12 млрд. долл.

Кроме долга по ГКО Россия задолжала по форвардным валютным сделкам, заключенным в свое время для вывода западными банками средств, заработанных на ГКО. Этот долг составляет около 10 млрд. долл. Даже если обанкротить все коммерческие банки России, как того требуют западные банкиры, и продать все их имущество, такую сумму вряд ли можно будет собрать. При этом западные банки отказываются принимать в качестве долгов по ГКО валютные облигации. Они требуют оплатить 20% долга по ГКО “живыми” деньгами. Таких денег у России в настоящее время нет.

Учитывая, что золотовалютные запасы составляют в настоящее время чуть больше 11 млрд. долл., то очевидно, что без реструктуризации задолженности перед иностранными кредиторами России не обойтись.

Но решение этой задачи невозможно без решения ряда внутрироссийских задач, прежде всего:

осуществление налоговой реформы, которая бы позволила стабилизировать доходы государства, обеспечить стимулирование отечественного экспортоориентированного производства;

обеспечение жесткого контроля над бюджетными расходами;

обеспечение роста валютной составляющей доходов;

осуществление гибкой таможенной политики.

В результате решения этих задач должны быть созданы условия для превышения предложения иностранной валюты экспортерами и иностранными кредиторами над спросом на нее со стороны импортеров при росте золотовалютных резервов ЦБР и снижения курса доллара по отношению к рублю.

Однако достичь этого результата в чистом виде практически невозможно, поскольку важнейшей составляющей внутреннего спроса на иностранную валюту является, как известно, спекулятивный спрос со стороны экономических агентов, не связанных с экспортно-импортными операциями, направленный на сохранение накоплений.

Острый дефицит кредитных ресурсов не исчезнет, пока крупные банки продолжают вкладывать привлекаемые средства, как правило, в государственные бумаги. Это при том, что главной функцией коммерческих банков является организация безналичных расчетов по поручению клиентов и кредитование предприятий и населения.

Показателем качества функционирования финансово-кредитной системы страны служит отношение совокупного объема кредитов, предоставленных банками страны предприятиям и гражданам, к ВВП. Россия по этому показателю занимает предпоследнее место среди 50 стран мира (сумма всех банковских кредитов составляет только 11% ВВП). Для сравнения: в Японии этот показатель равен 193%, в США - 119%, в Германии - 113%, в Чехии - 90%, Словакии - 41%, в Польше - 24%, в Румынии - 19% /80/.

С появлением ГКО российские банки активно включились в финансирование дефицита федерального бюджета: на один рубль, вложенный в экономику, приходится 76 коп. банковских инвестиций в ГКО, ОФЗ, евробонды и прочие инструменты финансирования дефицита федерального бюджета. Для сравнения: в Канаде на 1 долл., вложенный банками в экономику, приходится 7,4 цента инвестиций в гособязательства; в Великобритании, Швейцарии, Мексике, ЮАР этот показатель еще ниже.

Следует отметить, что высоким уровнем вложений в гособязательства банковская система обязана не столько частным банкам, сколько Сберегательному банку России - крупнейшему коммерческому банку мира по объему вложений в облигации федерального правительства.

В начале 1998г. на долю Сбербанка России приходилось 20% всех ГКО и ОФЗ, а ко второму кварталу 1998г. доля гособлигаций, принадлежащих ему, составила уже 61%. В активах Сбербанка облигации правительства составляют 55%, что обусловливает невозможность кредитного бизнеса стать основным для банка. Кредиты предприятиям и частным лицам в активах СБР составляют только 16%. В совокупных активах 100 крупнейших банков России (без СБР) госбумаги составляют 13%, кредиты предприятиям и населению - 44%.

Еще хуже обстоят дела в России с потребительским кредитованием (кредитами, выдаваемыми населению). Доля потребительских кредитов в совокупных активах банков России составляет 2,4%, в США - 10%, Германии - 15%, Великобритании - 18% /62/.

По результатам ранжирования уровней конкурентоспособности экономик 53 стран мира, проведенного Всемирным экономическим форумом (WEF), российская экономика заняла предпоследнее (52) место (табл. 4.3 /46/). При этом отдельные составляющие каждого фактора оценены также низко, например состояние финансов: финансовые регламентации - 48 место, активы банковского сектора - 52 место, общие внутренние инвестиции - 53 место, кредитный рейтинг - 52 место.

Существуют проблемы в налоговой системе. В настоящее время основной упор в формировании бюджета делается на систему сбора налогов. При этом считается, что уровень налогообложения в России нормален, поскольку налогов собирается 30% от ВВП, столько же, сколько в Америке и гораздо меньше чем в Швеции (57% от ВВП).

Таблица 4.3

Распределение мест по факторам, характеризующим экономическую привлекательность России

№ п/п

Факторы

Место России среди других стран

1.

Открытость экономики

50

2.

Действия правительства

51

3.

Состояние финансов

52

4.

Инфраструктура

51

5.

Технология

52

6.

Менеджмент

51

7.

Институциональные условия

51

8.

Рабочая сила

40

9.

Доля в совокупном мировом ВВП

10

10.

Доля в совокупном мировом промышленном производстве

5

11.

ВВП на душу населения

59

12.

Совокупная промышленная продукция на душу населения за год

53

13.

Производительность труда

70

14.

Экологическое состояние окружающей среды

58

Однако на самом деле все не так просто, поскольку налоги, по крайней мере, в федеральный бюджет, платят живыми деньгами, а ВВП считается в зачетных рублях. Товары в зачетных рублях в полтора - два раза дороже, в результате объем ВВП по разным подсчетам, завышен где-то на 35-40%. Таким образом, реальные налоги составляют уже не 30%, а около 40% ВВП.

Кроме того, в развитых странах налоги платят все, за исключением, естественно, теневого капитала. В России, где объем теневой экономики высокий, Госкомстат РФ включает в официальный ВВП еще 25% от теневого сектора. В результате для плательщиков налогообложение составляет уже 53% ВВП. На это накладывается низкая собираемость налогов (не превышает 60%). С учетом этого реальный объем начисленных налогов становится уже 88% ВВП. Не считая натуральных поборов (товарных кредитов, бесплатных перевозок военных грузов и проч.) и содержания социальной сферы.

Сильный пресс налогового бремени усиливается давлением государственного долга. При этом сегодня в России образовалось два вида госдолга - обслуживаемый и необслуживаемый. ГКО - это обслуживаемый долг. А невыплаты, например, оборонному предприятию за выполненный оборонный заказ, являющиеся по сути дела также государственным долгом, не считаются госдолгом. В результате получается, что по официальным цифрам объем госдолга по отношению к ВВП не очень большой.

Все это не стимулирует развитие производства и рост деловой активности, создание благоприятных условий для инвестирования и реструктуризации промышленности.

Итоги полугодия свидетельствуют о том, что только к исходу первого полугодия Россия начала потихоньку выбираться из последнего финансово-экономического кризиса. Так, во втором квартале 1999г. ВВП увеличился на 3,9% по сравнению с первым кварталом этого года и почти восстановился его докризисный объем. Это произошло на фоне снижения уровня инфляции и стабилизации курса рубля.

Уровень ВВП в первом квартале 1999г. составил 95,8% от аналогичного периода 1998г., а во втором квартале уже 99,7% второго квартала предыдущего года. Объем промышленной продукции за первое полугодие 1999г. составил 103,1% объема предыдущего года /14/.

Основные социально-экономические показатели России за январь-июль 1999г. приведены в табл. 4.4 /29/.

Таблица 4.4

Основные социально-экономические показатели России

Основные показатели

Январь 1999г. в % к январю 1998г.

Январь 1998г. в % к январю 1997г.

Объем промышленной продукции

104,5

99,1

Инвестиции в основной капитал

99,2

94,2

Продукция сельского хозяйства

96,9

96,2

Коммерческий грузооборот предприятий транспорта

103,5

96,6

Внешнеторговый оборот

71,5

97,7

Индекс потребительских цен (к декабрю предыдущего года)

128,0

104,2

Общая численность безработных

116,1

107,9

Инвестиционная сфера.

Одним из важнейших условий включения России в мировой интеграционный процесс является инвестиционная привлекательность ее экономики.

Анализ состояния российской экономики показывает, что до сих пор не созданы устойчивые предпосылки для экономического роста в ее реальном секторе.

Обвал производства усугубляется катастрофическим обесцениванием основного капитала. Так, в машиностроении, выпуск продукции по сравнению с 1991г. упал на 60%, в легкой и текстильной промышленности - на 80%, отраслях высоких технологий - на 90%.

Инвестиционные ресурсы уменьшились в 6 раз. По сравнению с 1991г. сбыт находит только 0,6% числовых станков; 6,6% тракторов; 3,7% зерноуборочных комбайнов; 4% телевизоров. По данным Госкомстата РФ /63,39/, общий объем инвестиций в основной капитал в сопоставимых ценах снизился в 1997г. по отношению к 1994г. на 30%, а по сравнению с 1996г. - на 6,3% /75,76/.

Динамика инвестиций в основной капитал России за период 1994-1997гг. представлена на рис. 4.1, а их структура в 1996-1998гг. в табл. 4.5 /57/.

Рис. 4.1. Динамика инвестиций в основной капитал России в 1994-1997гг.

(в % к 1994г.)

Общий объем инвестиций в основной капитал в 1998г. составил 93,3% от уровня 1997г.

Таблица 4.5

Структура инвестиций в основной капитал по источникам финансирования, в ценах соответствующих лет

В % к итогу

Доля инвестиций в ВВП

1996г.

1997г.

1998г.

1996г.

1997г.

1998г.

Инвестиции в основной капитал, в том числе:

100

100

100

17,09

15,41

15,0

1. Собственные и привлеченные средства, из них:

79,9

79,3

85,1

13,65

12,22

12,76

Собственные средства предприятий

52,3

60,8

52,3

8,94

9,37

7,84

Кредиты коммерческих банков

2,7

2,6

3,0

0,45

0,40

0,48

Средства внебюджетных фондов

12,2

4,6

11,7

2,09

0,70

0,58

Прочие

12,7

11,3

14,2

2,17

1,75

2,86

2. Средства консолидированного бюджета, из них:

20,1

20,7

14,9

3,44

3,19

2,23

Средства федерального бюджета

9,9

10,2

6,5

1,69

1,66

0,97

Кризис в мировом и внутреннем финансовом рынках обусловили повышение ставки рефинансирования, процента по ломбардным кредитам и норм обязательного резервирования, что в конечном итоге понизило инвестиционный рейтинг России и вызвало усиление оттока средств нерезидентов с российского рынка ценных бумаг. В условиях, когда собственные средства субъектов хозяйственной деятельности составляют более 85% всех инвестиций в основной капитал, резкое сокращение внутренних сбережений во всех секторах экономики предопределило глубину инвестиционного кризиса.

В 1998г. снизились по сравнению с 1997г. государственные инвестиции с 10,2% до 6,5% в объеме всех инвестиций. Из 267 важнейших объектов производственной и социальной сферы, ввод которых предусматривался в 1998г. Федеральной инвестиционной программой, введено только 15, из них на полную мощность - 10. Из 350 проектов - победителей инвестиционных конкурсов, по которым осуществляется государственная поддержка, в 1998г. введено только 6 /57/.

За период 1992-1998гг. инвестиции в экономику России сократились более чем в 5 раз, производство - в 2 раза. Сложилась такая ситуация, при которой промышленному капиталу было выгодно перетекать в банковскую сферу. Теперь, когда стало необходимым восстанавливать промышленность, у банков нет средств на инвестиции. Даже снижение налогов на банки с 43% до 35%, предусмотренное Налоговым кодексом, вряд ли изменит ситуацию. Банки скорее используют полученные дополнительные средства на увеличение капитализации, а только затем - на инвестиции /78/.

Снижение инвестиционной активности в стране обусловлено, на наш взгляд, следующими причинами:

слабыми инвестиционными мотивациями различных групп экономических агентов;

ограниченностью доступных источников финансовых средств;

неготовностью банков работать с инвестиционными проектами;

неготовностью предприятий сделаться “прозрачными” для инвесторов;

неплатежами (в некоторых отраслях бартер составлял в 1997г. до 70%);

недобором налогов;

отсутствием закона, разграничивающего полномочия федеральных и местных властей и определяющего права собственности на основной капитал и природные ресурсы между Федерацией и ее субъектами.

По данным Центра экономической конъюнктуры основными факторами, сдерживающими развитие производства, являются отсутствие платежеспособного спроса, недостаток денежных средств и высокий уровень налогов. В условиях, когда 64% предприятий загружены менее, чем на 50%, инвестирование будет иметь смысл лишь тогда, когда имеющиеся мощности будут использоваться с максимальной нагрузкой, когда оборудование, его наличие или изношенность, станет сдерживающим фактором в расширении производства.

В последние 3 года прослеживаются две фазы углубления инвестиционного кризиса в России.

Для первой (середина 1995г. - осень 1996г.) характерен наиболее резкий сброс капиталовложений: в отдельные месяцы сокращение инвестиционного спроса в годовой оценке достигало 25%. На рубеже 1996-1997гг. инвестиционный кризис вступил во вторую фазу: сказался интенсивный сброс непроизводственных инвестиций (до уровня 18%), впервые за несколько лет превысивший динамику падения спроса на производственные инвестиции /89/.

В настоящее время инвестиционный спад во многом обусловлен ограниченными возможностями внутренних накоплений, особенно частных инвесторов, а также кризисным обесцениванием основного капитала. К 1998г. сберегаемые экономикой ресурсы снизились до 20-21% от уровня 1991г. Совокупные ежегодные валовые сбережения в России на сегодняшний день оцениваются в 120-125 млрд. долл. Однако эти сбережения не в полном объеме направляются на капитальные вложения. Распределение их в различных секторах экономики выглядит следующим образом /54/:

1. Сектор государственного управления. Из-за бюджетного дефицита его сбережения - величина отрицательная.

2. Сектор предприятий производственной сферы и некоммерческих организаций. В этом секторе формируется подавляющая часть валовых национальных сбережений в стране (более 58%). Причиной их сокращения явилось обесценивание значительной части основного производственного капитала, материально-финансовой базы национальных сбережений и инвестиций (загрузка производственных мощностей держится на уровне 40-45%).

3. Сектор домашних хозяйств (населения). На него приходится 28% национальных сбережений. Снижение потенциала сбережений населения обусловлено недавней высокой инфляцией и недоверием к национальной валюте.

Результатом рецессии сбережений стало опережающее сокращение объемов инвестирования в реальный сектор относительно динамики производства (за годы кризиса ВВП страны сократился на 38%, а инвестиции в основной капитал снизились в 3,5 раза и в конце 1997г. составляли 28,6% от уровня 1991г.).

Одновременно с этим снизилась и норма валового накопления основного капитала (доля средств, выделяемых страной для достижения будущих целей, вкладываемых в инвестиции, в общем объеме ВВП) с 27% от ВВП в 1990г. до 8,7% в 1997г. Для вывода страны на траекторию устойчивого экономического роста (5% в год) норма накопления должна возрасти с 8,9% до 13-15,6% от ВВП в ценах 1991г. или до 30-36% от ВВП в текущих ценах, что в ближайшей перспективе нереально, а следовательно, Россия вступит в продолжительную стадию нулевого экономического роста.

В условиях острого бюджетного кризиса, неясной ситуации на финансовом и фондовом рынках усилилась тенденция увеличения кредиторской задолженности за выполненные работы (с 9,8 млрд. руб. в начале 1998г. до 15 млрд. руб. к концу года, что почти в три раза превышает планируемый объем инвестиций на 1999г). В таких условиях федеральная инвестиционная программа на 1999г. ограничена поддержкой очень узкого круга направлений.

Почти полностью прекращено финансирование социальной сферы за счет федерального бюджета. Строительство большинства объектов социально-культурной сферы ведется за счет средств местных бюджетов. Капитальное строительство финансируется в основном за счет собственных средств предприятий, кредитов коммерческих банков, иностранных инвестиций и эмиссии ценных бумаг.

В современной рыночной экономике инвестиции измеряются не только количеством нового оборудования, но и реальным вложением в текущую деятельность предприятий в виде новейших схем финансирования, отлаженной системы эффективных действий по борьбе с антидемпинговыми мерами иностранных государств против российских производителей.

За период 1995-1998гг. произошли изменения и в структуре иностранных инвестиций в Россию (см. табл. 4.6) /57/. Данные этой таблицы показывают, что абсолютная величина прямых иностранных инвестиций за четыре года не превысила и 13 млрд. долл. (для сравнения: в Ки­тае только в 1996 году прямые иностранные инвестиции составили более 30 млрд. долл.).

Таблица 4.6

Структура иностранных инвестиций в российскую экономику

(млн. долл.)

Инвестиции

1995г.

1996г.

1997г.

1998г.

Всего,

в том числе:

2983 (100% )

6970 (100%)

12295 (100%)

11773 (100%)

Прямые

2020 (67,72%)

2440 (35,01%)

5333 (43,38%)

3361 (28,55%)

Портфельные

39 (1,31%)

128 (1,84%)

681 (5,54%)

191 (1,62%)

Прочие

924 (30,97%)

4402 (63,15%)

6281 (51,08%)

8221 (69,83%)

Страновая структура иностранных инвестиций за 1998г. представлена в табл. 4.7 /57/.

Таблица 4.7

Инвестиции всего

Виды инвестиций

Страны

млн. долл.

% к итогу

прямые

портфельные

прочие

Германия

2848

24,2

328

-

2520

США

2238

19,0

1170

143

925

Великобритания

1546

13,1

15

5

1526

Франция

1591

13,5

205

11

1375

Нидерланды

877

7,5

610

2

265

Швейцария

411

3,5

40

0,4

370

Капитал других стран в большинстве случаев участвует в создании совместных предприятий (СП). Причем стратегия СП заключается в формировании небольшого уставного капитала и увеличении своей доли за счет предоставления кредитных ресурсов и гарантированного сбыта за рубежом.

Европейские компании в качестве приоритетного направления избирают инвестирование предприятий обрабатывающей промышленности. Так, немецкие инвесторы наиболее активно участвуют во вложении капитала в химическую и фармацевтическую промышленность, машиностроение. Основными приоритетами японских инвесторов являются электронная, нефтехимическая и автомобильная промышленность.

В настоящее время иностранный капитал сосредотачивается в финансово-кредитной сфере и общекоммерческой деятельности. В последние годы резко возрос интерес к развитию средств связи, телекоммуникаций. По количеству крупных проектов, инвестируемых в этих отраслях, наша страна является одним из мировых лидеров.

В нефтегазодобывающей промышленности наибольшую активность проявляют американские, французские, английские, немецкие, канадские, австралийские и южнокорейские инвесторы.

В целом, по оценке экспертов, общий объем инвестиций по всем подготавливаемым в нефтегазодобывающей промышленности соглашениям превысит 70 млрд. долл. со сроком освоения 25-30 лет, а объем добычи нефти составит около 1,4 млрд. т.

Как уже отмечалось, инвестиционные ресурсы, поступающие в Россию, формируются в основном за счет банковских ссуд, займов и совместного финансирования, в то время как почти две трети мировых инвестиционных ресурсов мобилизуется через фондовый рынок, в котором Россия пока не является активным участником.

В последнее время происходит смещение центра тяжести управления процессом привлечения иностранных инвестиций с федерального на региональный уровень. Кроме того, реализуются собственные региональные программы поддержки инвестиционной деятельности.

Почти 60% иностранных инвестиций в 1998г. пришлось на Центральный регион России (в 1997г. - 70%), доля которого в промышленном производстве составляет порядка 10%. Именно этот регион и понес наибольшие потери в результате августовского 1998г. кризиса и оттока иностранных инвесторов.

Общий объем иностранных инвестиций в Россию в первом полугодии 1999г. составил 4 млрд. 271 млн. долл., что свидетельствует о его снижении по сравнению с тем же периодом 1998г. почти вдвое - на 44,5%.

В общем объеме иностранных инвестиций, поступивших в Россию в первом полугодии, 56,9% пришлось на прямые инвестиции (на общую сумму 2 млрд. 429 млн. долл.), 0,2% - на портфельные (7 млн. долл.) и 42,9% - на прочие (1 млрд. 835млн.долл.).

По сравнению с первым полугодием 1998г. объем поступивших в Россию прямых инвестиций увеличился на 61,0%, тогда как портфельные инвестиции уменьшились почти в 5 раз (на 78,1%).

В общем объеме поступивших в Россию в первом полугодии нынешнего года иностранных инвестиций на долю промышленности пришлось 2 млрд.718 млн. долл., или 63,6%. При этом объем прямых инвестиций в российскую промышленность составил 1 млрд. 709 млн. долл. В общем объеме инвестированных в промышленность России иностранных капиталов на долю топливной промышленности пришлось 1 млрд. 434 млн. долл., на цветную металлургию - 165 млн. долл., машиностроение, металлообработку - 164 млн. долл., пищевую промышленность - 654 млн. долл.

В течение первого полугодия 1999г. наибольшие инвестиции в Россию поступили из США - 1 млрд.815 млн. долл., Германии - 569 млн. долл., Кипра - 376 млн. долл., Великобритании - 312 млн. и Нидерландов - 306 млн. долл.

Наибольший объем поступивших за первое полугодие 1999г. иностранных инвестиций в Россию пришелся на Москву - 928,6 млн. долл. (21,8%), Сахалинскую область - 920,4 млн. долл. (21,6%), Ненецкий автономный округ - 346,1 млн. долл. (8,1%), Санкт-Петербург - 270,3 млн. долл. (6,4%), Московскую область - 244,8 млн. долл. (5,7%), Омскую область - 182,1 млн. долл. (4,3%), Ленинградскую область - 157,9 млн. долл.(3,7%), Краснодарский край - 129,4 млн. долл. (3,0%) /22/.

Устойчиво сохраняется значимость Москвы, Санкт-Петербурга и Московской области как центров деловой активности, на которые приходилось в первом полугодии 30,0% иностранных инвестиций в реальный сектор экономики.

Для привлечения инвестиций региональные администрации используют практически все свои возможности, прежде всего по снижению налогов и предоставлению налоговых льгот. Наиболее часто они снижают региональные ставки налога на прибыль, дают освобождение от уплаты в региональный бюджет налога на имущество и других местных налогов, предоставляют отсрочки по арендным платежам.

Что касается гарантий, то в российских регионах в основном развиваются схемы гарантирования инвестиций с привлечением государственных средств. Местные органы власти предоставляют иностранным инвесторам республиканские, краевые и областные гарантии, создают залоговые и инвестиционные фонды, объединяющие государственные и частные финансы.

На 1.07.1998г. иностранцам полностью или частично принадлежало 32 тыс. предприятий из 2800000, зарегистрированных в стране, что составляет 1,1% /93/. За тот же период вырос удельный вес участия зарубежного капитала в банковской системе с 4,13% до 4,28% /56/.

В октябре 1998г. в Москве прошла ежегодная конференция по рынкам капитала и инвестициям в Россию, которая всегда была индикатором интересов к российскому рынку ценных бумаг. Итог конференции: российский фондовый рынок в настоящее время никому не интересен.

Потеря интереса к российским корпоративным бумагам объясняется резким снижением их ликвидности в результате кризиса. За сентябрь-октябрь 1998г. количество работоспособных брокерских фирм и инвестиционных компаний сократилось более чем в три раза. Из стратегически важной “Группы-20”, состоящей из крупнейших участников рынка ценных бумаг, обязанных ежедневно представлять информацию в ФКЦБ о своем финансовом состоянии, выбыло пять компаний /34/.

Многие иностранные инвестиционные институты, активно работавшие с российскими акциями (Brunswick Warburg, CS First Boston, ING Barings и др.) практически свернули операции в России. Большинство выживших брокерских фирм озабочено тем, как сохранить оставшийся капитал и найти новый вид бизнеса.

Возродить интерес к российскому фондовому рынку может только появление четких перспектив экономического развития страны и решение проблемы с задолженностью иностранным инвесторам.

Несмотря на все изложенные сложности в финансовой сфере страны, иностранный капитал не потерял веры в перспективы российской экономики, по крайней мере, это касается ее банковского сектора. Сейчас в России действуют 17 кредитных организаций со 100-процентным иностранным участием и 11 организаций — с 50-процентным. И в той и в другой группе за полугодие появилось по одному новому банку. Средства из-за рубежа в разных объемах инвестированы в каждом десятом банке, зарегистрированном в России (168 кредитных организаций).

Общая обстановка, сложившаяся в экономике России на данный момент, может быть охарактеризована следующим образом:

1. Падение объемов производства по всем отраслям промышленности.

2. Источником воспроизводственных процессов стали исключительно природные ресурсы, многие из которых невосполнимы.

3. Нарастает долларизация экономики (объем иностранной валюты, обращающейся внутри страны, превысил объем рублевой массы).

4. Ограниченная возможность внутренних накоплений и неспособность частных инвесторов компенсировать нехватку государственных финансовых ресурсов для преодоления кризиса в инвестиционной сфере. Анализ структуры инвестиций в основной капитал по формам собственности показывает на углубление процесса разгосударствления инвестиционной деятельности (в 1996г. на долю негосударственного сектора экономики приходилось 74% объема инвестиций, а в 1992г. - 19% /83/).

5. Национальный фондовый рынок дестабилизирует производственный сектор. Спекулятивный бум на рынке ценных бумаг отвлекает и без того ограниченные денежные ресурсы от задач реального инвестирования в промышленность. Перспективы привлечения инвестиций в реальный сектор экономики через рынок ценных бумаг остаются неопределенными.

6. Рост неплатежей (90% выручки предприятий приходится на бартер и денежные суррогаты), охвативших большинство предприятий страны. Пока предприятия будут испытывать нехватку оборотного капитала для целей текущего производства, они не в состоянии инвестировать средства в модернизацию, реконструкцию, расширение основного капитала.

7. Не решена проблема привлечения внешнего заемного капитала на инвестиционные цели. Главным сдерживающим фактором решения этой проблемы для предприятий является завышенная цена кредитных ресурсов, а для банков - высокий риск несвоевременного возвращения кредитов и достаточно большой срок окупаемости инвестиций (например, в машиностроении от 3 до 7 лет).

8. Пассивность банков и других кредитных учреждений в капитализации финансовых ресурсов (8% сбережений граждан России поступает в коммерческие банки, 80% конвертируется в твердую валюту).

9. Не оправдались усилия, потраченные на привлечение прямых иностранных инвестиций (2/3 зарубежных поступлений задействованы в финансовых спекуляциях, а 1/3, направляемая в промышленность, идет не на модернизацию, а на приобретение акций и вклады в уставные капиталы, что обеспечивает зарубежным компаниям контроль над финансовыми потоками российских предприятий).

10. Не решены проблемы обеспечения безопасности бизнеса (организованными криминальными структурами контролируется свыше 40 тыс. хозяйствующих субъектов, в том числе 1500 государственных предприятий, 550 банков, 70 оптовых и розничных рынков).

11. Не решены проблемы привлечения сбережений населения для обеспечения экономического роста.

12. Вывоз капитала за границу, оцениваемый в миллиарды долларов и происходящий именно тогда, когда отечественной индустрии не хватает денежных средств для инвестиционной деятельности.

13. Основным источником инвестиций в основной капитал являются собственные средства предприятий и организаций (более 50% от общего объема инвестиций).

14. Одним из препятствий для повышения активности как отечественных, так и иностранных инвесторов является правовая неурегулированность ряда принципиальных проблем:

не утвержден перечень месторождений, на которые будут распространяться условия Федерального Закона от 1995г. “О разделе продукции”;

не утверждены проекты законов “О концессионных договорах, заключаемых с российскими и иностранными инвесторами” , “О свободных экономических зонах” и “О внесении изменений и дополнений в Закон “Об инвестиционной деятельности в РСФСР”, а также новая редакция закона “Об иностранных инвестициях в Российской Федерации”.

В целях развития деловой активности и привлечения инвестиций за счет создания экономической привлекательности для инвесторов необходимо /83/:

ослабить налоговый пресс на производителей и снизить налоги (ввести всеобщий налог с продаж в размере около 10% при полной отмене всех других налогов);

снизить импортные пошлины (в настоящее время базовая средняя ставка импортных пошлин составляет около 15%, но с учетом НДС, доплат в евро и акцизов уровень обложения импорта достигает 45-46%);

освободить от пошлин импорт специального оборудования и технологий, не выпускаемых в России;

стимулировать перспективные направления экономического роста, использовать новейшие технологии;

усовершенствовать законодательство в сфере инвестиционной деятельности.

В качестве одного из механизмов активизации инвестиционной деятельности можно использовать опыт зарубежных инвестиционных компаний. В частности, в конце 70-х годов одна из крупнейших инвестиционных компаний США - “Merrice Lynch”, предложила своим клиентам новый вид услуги - инвестиционный брокерский счет, открывая который инвестор получал возможность покупать различные активы фондового и финансового рынков.

Преимуществом этой услуги является то, что она дает возможность работать только с одним счетом и с персональным менеджером, а также комплексно планировать финансовые и инвестиционные операции, управление структурой активов и пассивов и программы управления наличностью. Тем самым фондовый и финансовый рынки вплотную подходят по уровню организации к промышленному производству.

Справочно.

Российский коммерческий банк “Юнибест” предложил качественно новые финансовые услуги: Персональный Брокерский Инвестиционный План, дающий возможность планирования движения финансовых потоков на всех финансовых рынках - корпоративных, государственных и муниципальных бумаг, деривативов, депозитных расписок, внешних долговых обязательств.

В этом случае на фондовом рынке для инвестора работает огромное количество людей /76/: аналитическое управление, обеспечивающее инвестора ежедневной информацией, исследованиями и рекомендациями; финансовые специалисты, обеспечивающие оптимизацию денежных потоков; трейдеры, обеспечивающие выполнение поручений инвестора по наилучшим ценам и др. специалисты. Но при этом инвестор работает только с одним человеком, который обеспечивает его качественное обслуживание.

Внешняя торговля.

В 1998г. под воздействием крайне неблагоприятных для России внешних условий, а также нарастающих внутренних трудностей впервые за последние пять лет произошел спад российского внешнеторгового оборота, ослабло значение внешней торговли в качестве стабилизирующего фактора производства, материальной основы проведения рыночных реформ.

Внешнеторговый оборот России в 1998г., с учетом неорганизованного экспорта и импорта, сократился по сравнению с 1997г. на 17,6% и составил 133,4 млрд. долл. По данным ООН, Россия занимает по товарообороту 18 место в мире. На долю стран, не входящих в СНГ, приходится 78,5% (в 1977г. - 77,7%) общего внешнеторгового оборота. Со странами дальнего зарубежья внешнеторгновый оборот России в 1998г. сократился на 16,7% и составил 104,8 млрд. долл. /57/.

Географическая структура экспорта российской внешней торговли такова: ЕС -34%, страны СНГ - 22%, АТЭС - 17%, Восточная Европа - 13%, прочие - 14%.

Евросоюз является одним из главных экономических партнеров России: в европейские страны экспортируется около 50% нефти, 30% нефтепродуктов, 35% природного газа и более 50% продукции черной металлургии. В ближайшие годы планируется увеличить внешнеторговый оборот со странами ЕС на 1-4%.

В товарной структуре экспорта сохраняется значительная доля топливно-энергетических (в 1997г. - 44,9%, в 1998г. - 37,9%) и сырьевых товаров (черные и цветные металлы в 1997г. 19,6%, в 1998г. - 19,7%). Во второй половине 1998г. (после финансового кризиса) произошло резкое сокращение импорта. В итоге за 1998г. из дальнего зарубежья на территорию России завезено товаров на 17,9% меньше, чем в 1997г. Самыми крупными статьями импорта являются продовольствие и сырье для его производства (27%), а также машины и оборудование (38%).

Справочно.

Внешнеторговый оборот России в январе-июле нынешнего года составил 61,7 млрд. долл. и по сравнению с тем же периодом прошлого года уменьшился на 27,2% (по данным таможенной статистики, досчитанных с учетом официально нерегистрируемой торговли).

Экспорт России за первые семь месяцев 1999 года составил 38,7 млрд. долл. и по сравнению с январем-июлем прошлого года уменьшился на 10,8%, импорт составил 23 млрд. долл. и снизился на 44,5% по сравнению с январем-июлем 1998 года.

Положительное сальдо торгового баланса страны в январе-июле 1999 года достигло 15,7 млрд. долл., тогда как в январе-июле 1998 года положительное сальдо составляло лишь 1,8 млрд. долл. /23/.

Товарооборот со странами СНГ в 1998г. составил 28,6 млрд. долл., что на 20,6% меньше по сравнению с 1997г. Доля государств СНГ во внешней торговле России составила в 1998г. 21,5% (уменьшилась на 0,8% по сравнению с 1997г.). Основными партнерами являются Белоруссия, Казахстан, Узбекистан и Украина (92% от товарооборота со странами СНГ). Доля стран Таможенного союза во внешней торговле России в 1998г. увеличилась на 5% и составила 55% от товарооборота со странами СНГ.

Внешнеторговый оборот России со странами ближнего зарубежья (без учета неорганизованной торговли) в январе-июле 1999г. составил 9,8 млрд. долл., т.е. сократился по сравнению с январем-июлем 1998г. на 39,6%.

Положительное сальдо торгового баланса России со странами СНГ за семь месяцев 1999г. составило 1,2 млрд. долл.

В январе-июле 1999г. Россия экспортировала в страны СНГ товаров на 5,5 млрд. долл., что на 35,9% меньше, чем в январе-июле 1998г.

Экспорт природного газа из России в страны СНГ в январе-июле 1999г. сократился по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 16% и составил 38,2 млрд. куб. м.

Вместе с тем экспорт нефтепродуктов увеличился в 1,3 раза, чугуна - в 1,5 раза, каучука синтетического - в 1,6 раза, кокса - на 15%, каменного угля и целлюлозы - на 9%,фосфатов кальция - на 6%, сырой нефти - на 12%.

Импорт в Россию из стран СНГ (без учета неорганизованной торговли) в январе-июле 1999 г. составил 4,3 млрд. долл., что ниже уровня января-июля 1998г. на 43,8%. В том числе импорт машин, оборудования и транспортных средств из стран СНГ составил 1,1 млрд. долл. (снижение на 45,1%).

В то же время продолжают расти физические объемы поставок в Россию отдельных видов продовольственных товаров из стран СНГ. Так, импортные поставки свежемороженого мяса увеличились на 4%, масла сливочного - на 20%, сахара белого - в 1,4 раза, чая - в 1,5 раза, ячменя - в 1,8 раза, масла подсолнечного - в 2,2 раза /24/.

Защита внутреннего рынка в 1998-1999гг. решалась методами тарифного и нетарифного регулирования внешнеэкономической деятельности. В 1998г. была подготовлена новая редакция Таможенного кодекса РФ, вступили в силу Федеральные Законы “О сборах за выдачу лицензий и прав на производство и оборот этилового спирта, спиртосодержащей и алкогольной продукции” (от 13.01.1998г.) и “О мерах по защите экономических интересов РФ при осуществлении внешней торговли” (от 14.04.1998г. №63-ФЗ), принят ряд постановлений Правительства РФ (например, по лицензированию экспорта шкур животных, семян подсолнечника и бобовых, о снижении таможенных пошлин на некоторые ввозимые продукты, устранены ограничения на торговлю текстилем со странами ЕС и др.).

В 1999г. было принято Постановление Правительства РФ “Об утверждении ставок вывозных таможенных пошлин на товары, вывозимые с территории РФ” (от 4.01.1999г. №17), а также постановления, устанавливающие вывозные пошлины на кокс, полукокс, нефть и нефтепродукты.

Однако необходимо признать, что существующие механизмы регулирования внешнеэкономической деятельности России пока не содействуют прогрессивным сдвигам в структуре экспорта и импорта. Сырьевая направленность российского экспорта ставит его в зависимость от меняющихся условий мирового рынка. Почти 50% потребности в продовольствии Россия покрывает за счет импортных поставок, что представляет угрозу экономической безопасности страны.

Именно поэтому Правительство РФ в рамках совершенствования таможенно-тарифного регулирования внешнеторговой деятельности исходит из того, чтобы политика в этой сфере, с одной стороны, выражала интересы национального хозяйства в целом (защита отечественного производителя, бюджет, привлечение инвестиций, поддержание конкурентной среды), а с другой - сохраняла возможности для экономического взаимодействия страны с внешним миром. Комплекс мер по защите отечественного производителя через регулирование ввоза иностранных товаров и создание благоприятных условий для эффективного производственного процесса в конкурентоспособных отраслях включает в себя как повышение пошлин на отдельные товары, так и их снижение по другим позициям, а также применение нетарифных мер.

Механизм тарифных мер позволяет правительству принимать оперативные решения в экстремальных ситуациях с целью насыщения внутреннего рынка. Для этого могут применяться экспортные пошлины и акцизы, вплоть до временного запрета на вывоз, как это имеет место в настоящее время по нефтепродуктам.

Таможенные платежи дают свыше трети всех налоговых поступлений в федеральный бюджет. В интересах дальнейшего повышения доходной части бюджета по этому направлению пересмотрен и сокращен примерно на 35% перечень товаров, на которые распространяется российская национальная схема преференций для развивающихся стран. В последние два года резко снизились масштабы предоставления таможенных льгот. Однако при этом сложность заключается в том, что текущая таможенная политика зачастую вступает в противоречия с условиями вступления России во Всемирную торговую организацию. Например, наши торговые партнеры в рамках переговоров по вступлению в ВТО жестко требуют радикального открытия российского рынка, что неприемлемо для России.

Не исключено, что Россия станет полноправным участником нового раунда многосторонних торговых переговоров, на которых будет определен мировой торговый порядок на ближайшее десятилетие /66/.

4.2. Проблемы включения России в мировые процессы. Место и роль России в мировом хозяйстве

После распада СССР Россия оказалась далеко отодвинутой вглубь материка - на северо-восток. В результате этого большая часть железнодорожных и автомобильных магистралей, трубопроводов, авиатрасс проходят по территории иностранных государств, что существенно ухудшает экономическую ситуацию для России.

Учитывая то обстоятельство, что 70% территории РФ располагается в зонах с суровыми климатическими условиям и только 35% российских сельскохозяйственных угодий получают достаточно солнечного тепла для вызревания зерновых культур, выявилась достаточно слабая обеспеченность страны продовольствием из-за резкого снижения урожайности и валового сбора зерна.

Россия унаследовала 60% экономического потенциала СССР. Однако в результате последующего длительного недофинансирования важнейшая его часть: основные производственные фонды (особенно активная их часть - машины и оборудование) изнашивались. В результате ко второй половине 90-х годов около 70% основных фондов имели срок службы 20 и более лет, т.е. нуждаются в немедленной замене.

Российская Федерация унаследовала примерно 70% внешнеэкономических связей СССР. Однако необходимо отметить, что дальнейшего их развития не последовало. Выходом из создавшегося положения в новых для России условиях может быть развитие мирохозяйственных связей и интеграция в мировую экономику.

Место и роль любой страны в мировом хозяйстве, международном разделении труда и интернационализации хозяйственной жизни зависят от многих факторов. Однако основными из них являются: уровень и динамика развития национальной экономики, степень ее открытости и вовлеченности в МРТ, прогрессивность и развитость внешнеэкономических связей (ВЭС), умение национальной экономики адаптироваться к условиям международной хозяйственной жизни и одновременно воздействовать на них в желаемом для себя направлении (взаимодействие с международными финансово-кредитными и экономическими организациями), наличие транснациональных корпораций.

Опыт западноевропейской интеграции и некоторых других успешно развивающихся экономических группировок говорит о том, что основа этого процесса складывается на микроуровне, в виде взаимовыгодного сотрудничества конкретных компаний, банков, финансово-промышленных групп, их совместных инвестиционных проектов, создания смешанных предприятий и т.п.

При множестве точек зрения относительно путей включения России в мировые интеграционные процессы несомненно то, что успешное решение этой проблемы будет в конечном счете зависеть, во-первых, от оздоровления экономики страны на путях ее структурной перестройки и перехода к рыночным условиям хозяйствования, а во-вторых, от создания действенных законодательных, организационных, материальных и технических предпосылок для этого.

Что касается оздоровления экономики и структурной перестройки, то это требует усилий, времени и ресурсов. Значительно меньше усилий требует создание необходимого законодательного поля и благоприятных условий для непосредственного вовлечения России в международные интеграционные процессы.

Как показывает анализ проблем интеграции в мировое хозяйство других стран, основным условием создания жизнеспособной экономики переходного периода является ее открытость. В условиях открытой экономики цены мирового рынка прямо или косвенно определяют цены на отечественную продукцию и делают это намного эффективнее, чем любой государственный орган. Это условие является необходимыми для российской экономики, поскольку в этом случае у российских производителей останется один легальный путь к процветанию - повышение качества и конкурентоспособности продукции, расширение ее производства при сокращении издержек. Естественно, переход к экономике открытого типа - процесс целенаправленный, осуществляемый поэтапно таким образом, чтобы внешняя конкуренция не превратилась из фактора созидания в фактор разрушения российской экономики.

Важным преимуществом открытой экономики является ее значение для борьбы с монополизмом. Отмечая роль мирового рынка как мощного средства борьбы с монополизмом и решения проблемы эффективного функционирования народного хозяйства в переходный период, необходимо исходить из того, что делать экономику страны открытой следует только при условии экономической оценки и экономической защиты ее ресурсов. Только в этом случае можно избежать рисков негативных проявлений в экономике под воздействием ее открытости и получить положительные результаты воздействия мировой экономики и мирового рынка на российскую экономику в этих условиях.

Практика показывает, что в настоящее время в силу прежде всего географических причин, настоятельной становится необходимость более масштабного участия России в решении глобальных проблем человечества (освоение Мирового океана, проблема окружающей среды, регулирование мирового хозяйства и т.д.).

В этом случае подход России с глобальных позиций к участию в мировых делах должен стать основной частью национального интереса. Однако активное участие России, как и любой иной страны, в решении глобальных проблем через национальный интерес требует полнокровного участия в работе международных многосторонних структур, в число которых входят финансово-кредитные, экономические, специализированные и региональные организации ООН, например Конференция ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД), Организация Объединенных Наций по промышленному развитию (ЮНИДО), Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН (ФАО), Международный валютный фонд (МВФ), Всемирный банк (ВБ), региональные экономические комиссии.

Представляется также необходимость активного участия России в таких всемирных по сфере своего проявления организаций, как Всемирная торговая организация (ВТО), Всемирная организация интеллектуальной собственности (ВОИС) и региональные государственные образования (Европейский Союз - ЕС, Европейская ассоциация свободной торговли - ЕАСТ, организация экономического сотрудничества и развития - ОЭСР и др.).

Еще одним направлением интеграции России в мировую экономику может быть участие в многосторонних международных экономических проектах, число которых постоянно увеличивается. Уже сегодня имеется много примеров активного участия России в престижных и экономически значимых проектах, например, в области освоения космического пространства (например, создание международной космической станции), в области военно-технического сотрудничества (программа “Эврика”, разработанная еще в 1985г. по инициативе Франции как европейский ответ на американскую программу СОИ) и т.п.

В условиях перехода к открытой экономике для России жизненно важное значение приобретает проблема выбора стратегии и тактики эффективного участия в мирохозяйственных процессах. В стратегическом плане Россия придерживается деполитизации международных экономических отношений и их развития на принципах экономической целесообразности. Такого рода прагматический подход предполагает реальную оценку (переоценку) и создание предпосылок для эффективной перестройки всей системы внешнеэкономических связей России как со странами дальнего, так и ближнего зарубежья, прежде всего со странами СНГ, так как степень экономической взаимозависимости с ними остается весьма значительной.

В сложившихся сегодня условиях требуют более глубокого анализа и осмысления принципиальные вопросы экономических взаимоотношений России и с развивающимися странами. При этом в первую очередь Россия заинтересована в тех регионах, страны которых близки по месту в системе мирохозяйственных связей, имеют близкие показатели экономического развития и т.д.

В основе развития внешнеэкономических связей России лежит ряд специфических внутренних и внешних факторов. Среди внутренних центральное место занимает снижение спроса как на инвестиционные, так и на потребительские товары. В этих условиях многие предприятия и даже целые отрасли оказались на грани банкротства, и активизация работы на внешних рынках оказалась для них важным средством выживания. Успехи ряда отраслей промышленности, достигнутые за счет усиленной ориентации на внешние рынки, во многом определили общую тенденцию к некоторой стабилизации промышленного производства в стране в целом.

В части внешних факторов, содействовавших за последнее время расширению российского экспорта, послужили благоприятные конъюнктурные условия на мировых рынках: с конца 1993г. экономика большинства промышленно развитых стран находится с стадии экономического подъема, что создает благоприятные условия для реализации на рынках этих стран многих товаров российского экспорта.

Характерной особенностью международной торговли в условиях глобализации становится все более тесная связь между торговлей и прямыми иностранными инвестициями. При этом международная торговля выступает как составная часть общей, интегрированной системы производства, сбыта и снабжения, которую создают и развивают транснациональные корпорации.

В рамках комплексной интеграционной стратегии ТНК переплетаются потоки капитала (прежде всего в виде прямых инвестиций) и торговли, складываются многообразные связи в сфере производства и обращения: между материнской компанией (штаб-квартира ТНК) и ее иностранными филиалами, между разными филиалами одной и той же корпорации, между различными ТНК и их филиалами или любыми другими компаниями. Международная торговля все в большей мере оказывается отражением, следствием и стимулом этих связей, ее истоки - в самой организации современного глобализированного производства.

Это весьма непохоже на прежнюю схему международной торговли, при которой производство сосредоточивалось преимущественно в пределах национальной экономики, а затем часть продукции пытались сбыть на внешних рынках, где сталкивались и конкурировали между собой товары из разных стран. Ныне, однако, подобная ситуация в значительной степени (прежде всего в обрабатывающей промышленности) постепенно уходит в прошлое, уступая место конкуренции крупных интегрированных международных систем производства и сбыта, основанных на прямых иностранных инвестициях ТНК. Компаниям, действующим как раньше, спорадически пытаясь пробиться на внешние рынки, рассчитывать на успехи в конкурентной борьбе с этими силами не приходится.

Эти новые обстоятельства следует учитывать и в России, где предприятия подчас по привычке действуют именно таким, давно устаревшим способом.

Еще один быстро развивающийся процесс в области международной торговли, связанный с иностранными инвесторами, - абсолютный и относительный рост внутрифирменной торговли, т.е. торговли между разными частями и подразделениями одной и той же транснациональной корпорации, расположенными в различных странах.

Как видно, ТНК с их растущей сетью заграничных филиалов (их среднее число, приходящееся на одну корпорацию, выросло в 90-е гг. с 4 до 7) являются ныне важнейшим генератором международной торговли.

Еще одна характерная черта: все большее вовлечение в международный оборот торговли услугами, которая до сих пор сосредоточивалась преимущественно в национальных рамках. С 1980 по 1997 г. международная торговля услугами росла вдвое быстрее, чем торговля товарами, - почти на 9% ежегодно.

Однако с точки зрения долгосрочных перспектив РФ, безусловно, обладает высокой привлекательностью для иностранных инвесторов, что определяется прежде всего общими масштабами сферы приложения иностранных инвестиций и позитивными сдвигами в процессе рыночных преобразований. Действует и ряд дополнительных факторов, связанных, в частности, с присоединением России в 1992г. к ведущим международным финансовым организациям - МВФ, ВБ, международной финансовой корпорации (МФК). Россия заняла место СССР в Европейском банке реконструкции и развития. В течение последних лет Россия активно решает проблему вступления в ГАТТ/ВТО.

Для России, которой из-за ее нынешнего экономического положения очень сложно создать собственный наднациональный интеграционный блок, представляется необходимым помимо интеграции в рамках СНГ, стремиться интегрироваться в различные региональные экономические процессы, в том числе в Организацию Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (ОАТЭС) и ЕС.

Учитывая объем торговли России со странами Европейского Союза и уже заключенное соглашение о сотрудничестве между ними, можно ожидать, что в перспективе должен встать вопрос о дальнейшем сближении России и ЕС. Большую роль при этом будут играть не только экономические, но и политические факторы. При этом решающее значение будет иметь углубления отношений ЕС с Россией в рамках соглашения о партнерстве и сотрудничестве.

Что касается деятельности СНГ, то видно, что она до сих пор во многом сводилась лишь к принятию документов "на высшем уровне", выражавших некоторые общие пожелания и обычно остававшихся на бумаге, никак не влияя на действительные отношения. Поэтому можно с уверенностью сказать: что пока в это дело не включатся представители деловых кругов, движимые своими экономическими интересами, никакой реальной интеграции не получится.

Как показано в п.р. 4.1, ряд проблем из области внешнеэкономических связей остаются нерешенными. Одна их них - проблема внешней задолженности, другая - привлечение иностранных инвестиций, являющихся существенным фактором развития экономики России и включение ее в мирохозяйственные связи.

Россия и страны ближнего зарубежья

Особая проблема интеграционного процесса настоящего времени - перспективы экономических отношений России со странами ближнего зарубежья. В последние годы наибольшим оказалось падение внешнеэкономических связей России именно со странами ближнего зарубежья в результате переориентации торговых потоков последних на страны дальнего зарубежья. Если в начале 90-х годов на страны ближнего зарубежья приходилось более 60% экспорта и 40% импорта, то в середине 90-х годов их доля упала соответственно до 15,4% и 16% (состояние внешнеторговых отношений со странами СНГ изложено в п.р. 4.1). Причиной резкого спада в экономических взаимосвязях России с другими странами СНГ определялись прежде всего стремлением экспортировать свою продукцию за свободно конвертируемую валюту в страны дальнего зарубежья, когда цены по контрактам внутри СНГ оставались существенно ниже мировых.

Учитывая сложившееся в настоящее время состояние экономики стран СНГ, следует отметить, что более мощных резервов стабилизации положения, чем восстановление нормальных экономических отношений на постсоюзном пространстве по существу нет.

Справочно.

По данным Российского статистического агентства со ссылкой на данные Межгосударственного статкомитета СНГ рост промышленного производства по итогам января-июля 1999г. был официально зарегистрирован в 8 из 12 стран СНГ.

По данным статистики, по сравнению с январем-июлем 1998г. наибольший рост производства был отмечен в Таджикистане (на 6,6%), Белоруссии (на 6,5%), Армении (на 5,7%), Узбекистане (на 5,6%).

В России производство увеличилось на 4,5%, в Азербайджане - на 2,7%, в Грузии - на 0,4%, на Украине - на 0,3%.

По данным статистики, наибольший рост валового внутреннего продукта по итогам первых 7 месяцев 1999г. среди стран СНГ зарегистрирован в Азербайджане (6,0% от уровня января-июля 1998г.) и Армении (5,4%). В Киргизии ВВП в январе-июле увеличился на 3,7%, в Таджикистане - на 2,1%, в Белоруссии - на 1,0%. На Украине падение ВВП по итогам января-июля нынешнего года составило 2,9% от уровня января-июля 1998г. По предварительным данным, в 1-м полугодии 1999г. ВВП Казахстана снизился на 3,3%, России - на 1,0%.

По данным статкомитета СНГ, за первые 7 месяцев 1999г. (с 1 января по 31 июля) наиболее высокие темпы инфляции среди стран СНГ были отмечены в Белоруссии - 97,2%. В Киргизии потребительские цены за 7 месяцев выросли на 32,5%, в России - на 28,0%, Молдавии - на 25,6%, Таджикистане - на 23,2%. В Армении инфляция с начала года составила 0,9%, в Казахстане - 12,9%, на Украине - 7,5%. Вместе с тем в Азербайджане потребительские цены снизились на 2,4% /22 /.

Заинтересованные страны СНГ предпринимают попытки реинтеграции на основе выработки эффективного рыночного механизма, экономического взаимодействия. При этом важнейшая задача - сохранение и дальнейшее развитие сложившейся ранее интеграции со всеми без исключения странами СНГ. При этом возможны несколько моделей экономических отношений с этими странами.

В основе первой модели лежит единое экономическое пространство, включая общую денежно-кредитную систему, отсутствие каких-либо ограничений в движении товаров, услуг, капитала, свободное передвижение населения, скоординированная политика, общая линия по отношению к третьим странам. Такого уровня интеграции сегодня нет, но поскольку пока сохраняются отдельные ее элементы есть необходимость их поддерживать и по возможности укреплять.

Вместе с тем ясно, что в экономическом пространстве СНГ невозможно строить какую-то однородную систему взаимоотношений, поэтому происходит их дифференциация. В основу другой модели может быть положен таможенный союз: свободное движение между членами союза товаров и услуг, единая таможенная политика в отношении третьих государств.

Следующей возможной моделью экономических отношений может быть ассоциация или зона свободной торговли, когда между партнерами ведется беспошлинная торговля, но по отношению к третьим странам каждый из членов осуществляет свою индивидуальную внешнеторговую, в том числе и тарифную, политику.

В силу сложившихся на сегодня экономических, политических, социальных и других условий, наиболее вероятной стратегией дальнейшей интеграции в рамках СНГ является комбинация перечисленных выше моделей.

В январе 1993г. был принят Устав СНГ. Достигнут определенный прогресс в формировании и развитии организационной структуры СНГ. Принципиальное значение для укрепления сотрудничества имеет Договор о создании экономического союза (сентябрь 1993г.), Соглашение о создании платежного союза государств-участников СНГ (сентябрь 1994г.). Были созданы Межгосударственный банк СНГ, Межгосударственный валютный комитет (МВК).

Однако Соглашение о платежном союзе реализуется в очень сложных и противоречивых условиях. Фактически только в 1995г. сдвиг в этом направлении произошел лишь в двухсторонних отношениях России с Белоруссией, Казахстаном и Туркменией, с которыми были заключены соглашения о мерах по обеспечению взаимной конвертируемости национальных валют и стабилизации их курсов.

Значительные предпосылки к углублению и расширению сотрудничества создались в связи с практическим формированием Таможенного союза трех государств - России, Белоруссии и Казахстана. Эти страны унифицируют не только таможенные тарифы, но и экономическое законодательство в целом. Особенно интенсивно развивается экономическое взаимодействие России и Белоруссии.

Правительственная программа Российской Федерации об углублении экономической интеграции со странами СНГ, утвержденная Указом Президента РФ от 14.09.1995г., определяет главные направления, по которым необходимо развивать экономическое взаимодействие:

торговля;

денежно-кредитные и платежно-расчетные отношения;

совместная деятельность, в том числе совместные инвестиционные программы;

функционирование межгосударственных хозяйственных структур.

Однако что касается, например, взаимной торговли, то на нее значительное влияние оказывает воздействие переходный этап: от системы централизованного материально-технического снабжения к свободным торговым связям. Особый элемент перехода - сохранение роли государств как субъектов торговли, а следовательно, межгосударственных торговых соглашений. Постепенно, по мере установления международных корпоративных связей, роль государства в этом процессе будет снижаться.

Принципиально новым является вопрос о взаимном экспорте финансового и производственного капиталов. Будучи импортером капитала с Запада, Россия в отношении стран СНГ может сама стать крупным инвестором. Такая возможность обусловлена потребностью сбалансировать экономические отношения с этими странами.

Примером того, что страны СНГ пытаются хоть в какой-то мере идти по пути интеграции, является тот факт, что в июне 1999г. в Минске главы их правительств обсудили проект основных направлений работы по формированию зоны свободной торговли на территории Содружества, а также положения об экономическом совете и исполнительном комитете организации. Кроме того, рассмотрена концепция информационной безопасности государств СНГ и соглашение о сотрудничестве и взаимной помощи по вопросам соблюдения налогового законодательства и борьбы с нарушениями в этой сфере /28/.

Россия и западноевропейский интеграционный процесс

Важным ориентиром интеграции России в мировое хозяйство остается западное направление. Это прежде всего обусловлено необходимостью в иностранных инвестициях, использованием новейших достижением науки и техники, получением гуманитарной помощи и т.д. Именно поэтому во внешней политике России с 90-х годов существенно возросла роль этого направления.

Включение в международное разделение труда и мировую экономику - необходимое условие превращения в государство с рыночным хозяйством. Особое значение для решения этой задачи имеет развитие связей с Западной Европой и, прежде всего с Европейским Союзом, одним из трех главных промышленных, финансовых и торговых центров мира, особенно для европейской части страны, где сосредоточены основная часть населения и производства. К сожалению, пока непосредственное вступление России в ЕС в обозримом будущем невозможно.

Таким образом, геополитическое и экономическое положение России обусловливает непосредственную заинтересованность во всем, что происходит в Европе, тем более в таком крупном событии, как переход ЕС к евро. Достаточно сказать, что на долю 15 стран Евросоюза приходится до 35% внешней торговли России, на рынки ЕС поступает 40% российского экспорта (для сравнения - на рынок США всего 4%, т.е. в 10 раз меньше). Из всех иностранных инвестиций в России почти 60% составляют инвестиции из западноевропейских стран.

Среди трех экономических центров современного мира наибольшее значение для России в качестве партнера, конечно, имеет Европа и ЕС.

В июне 1994г. между Россией и Европейским Союзом было подписано Соглашение о партнерстве и сотрудничестве сроком на 10 лет с шансами на продолжение. В Соглашении зафиксированы основные принципы свободы движения товаров, услуг и капиталов. Вместе с тем в Соглашение не вошли аспекты создания зоны свободной торговли между Россией и Западной Европой.

Наряду с торговыми отношениями Россия и ее хозяйствующие субъекты поддерживают тесные связи с европейскими финансовыми рынками, с банками и другими кредитными учреждениями. Здесь находятся Парижский и Лондонский клубы кредиторов, членами которых недавно стала Россия, а также Европейский банк реконструкции и развития. На фондовых рынках в странах ЕС размещаются и обращаются облигационные займы российских эмитентов. Вместе с тем западноевропейские инвесторы активно действовали на российском фондовом рынке, вкладывая средства в государственные долговые обязательства (ГКО-ОФЗ), отличавшиеся особо высокой доходностью, и в корпоративные ценные бумаги.

Россия и восточно-европейские страны

Кроме ЕС, на европейском континенте сферу особых экономических интересов России представляют страны Восточной Европы, в первую. очередь бывшие члены СЭВ (Болгария, Венгрия, Польша, Румыния, Словакия, Чехия). Доля этих стран во внешней торговле России сократилась с 38,7% в 1990г. до менее чем 15% в настоящее время.

Снижение абсолютных и относительных показателей внешней торговли с бывшими европейскими странами СЭВ сопровождается также ухудшением ее товарной структуры: в российском экспорте растет удельный вес топливно-сырьевых товаров, древесины, алюминия, химикатов. Значительная часть импорта из этих стран приходится на продовольствие, хотя в импорте из Венгрии, Словакиии, Чехии велик удельный вес машин и оборудования (соответственно 47%, 40% и 34%).

К сожалению, страны Восточной Европы с их ограниченным хозяйственным потенциалом и средним по мировым стандартам уровнем промышленного развития утратили роль главных экономических партнеров России. Однако возрождение масштабных хозяйственных связей России со странами этого региона соответствует коренным интересам обеих сторон. Являясь сравнительно крупным импортером капитала, Россия вместе с тем могла бы в обозримом будущем стать крупным инвестором в экономику стран Восточной Европы.

Существует заинтересованность и восточноевропейских стран в российских инвестициях, которая главным образом заключается в сбыте своей продукции на емком рынке России прежде всего по тем товарным позициям, по которым осуществлялось взаимодействие в предшествующие годы международного разделения труда. Такой интерес становится все более очевидным по мере снижения эйфории этих стран по поводу ликвидации СЭВ и Варшавского Договора и избавления от иллюзий в связи с расчетами на быструю переориентацию внешней торговли этих стран на Запад.

Россия и страны других регионов мира

Новая система отношений России с развивающимися странами сегодня лишь формируется, поскольку пока отсутствуют четко определенные цели и задачи российской внешнеэкономической политики в отношении этих регионов. В связи с этим необходима разработка долговременной и обоснованной концепции, а также опирающейся на нее стратегии внешнеэкономических отношений России с развивающимися странами как в целом, так и с выделением регионов, групп стран и отдельных, особо значимых в перспективе стран-партнеров.

В основу, например, латиноамериканского направления может быть положено то, что Россия и ведущие страны Латинской Америки находятся, по большому счету, в одной переходной стадии развития, хотя и в разных ее точках- на пути построения рыночной экономики, интегрированной в мировое хозяйство. Несмотря на качественно различные стартовые позиции, именно с такими латиноамериканским странами, как Аргентина, Бразилия и Мексика у России имеется намного больше сходных проблем, чем, например, с государствами Западной Европы, Юго-Восточной Азии или Африки. Это создает принципиально иную, чем прежде, основу для взаимодействия с этими странами.

Значительные усилия в последние годы Россия прилагает усилия к тому, чтобы расширить внешнеэкономические связи с государствами АТР. Следует подчеркнуть, что, по оценке, из общего объема внутрирегионального товарообмена в рамках АТР на долю России приходится лишь около 1%. В рамках сотрудничества в АТР Россия сможет эффективнее решать такие проблемы, как развитие морского, трубопроводного, авиа- и железнодорожного транспорта, создания систем телекоммуникации, расширения экспорта своей машиностроительной и военно-технической продукции в страны Юго-Восточной Азии и ряд других проблем.

Именно для этого Россия в 1997г. вступила в ОАТЭС, которая имеет целью создание к 2010г. в Азиатско-Тихоокеанском регионе зону свободной торговли и инвестиций. Для России эта организация может стать эффективным инструментом для развития Сибири и Дальнего Востока.

Предприятия Сибири и Дальнего Востока настолько зависят транспортных тарифов, что эти регионы от центра если не отрезаны, то в значительной мере изолированы. Оставаясь формально частью внутреннего рынка страны, они фактически стали частью внешнего рынка Тихоокеанского региона. Это касается снабжения продовольствием, промтоварами.

Проще завозить товары из АТР, а не везти через всю страну. С учетом того, что ресурсов в Сибири сосредоточено много, а людей живет мало, то рано или поздно уровень деловых отношений с Азией вырастет до того уровня, который сложился с Европой. Тем более, что по сравнению с Европой препятствий к торговле здесь меньше. Однако у России пока нет механизма, который передавал бы информацию о работе АТЭС заинтересованным кругам, нет аналитических служб, как это принято в странах АТР.

После кризиса и страны АТР поняли, что ориентация только на внутренний тихоокеанский рынок, на определенный протекционизм уже начал себя изживать. Поэтому в настоящее время АТЭС вырабатывает приемлемые для всех условия открытия рынков. Россия не должна упустить этот момент, чтобы пока ряд ниш этого рынка не заполнен, предложить продукцию в части рыболовства, судоходства, науки и техники, космической связи и т.д.

Весьма перспективны экономические и научно-технические взаимосвязи России и Китая, который в последние годы превращается в одного из крупнейших внешне-экономических партнеров России - и как потребитель российской промышленной продукции, и как поставщик легкой промышленности.

Немалый интерес для России представляет также североамериканский регион, а в нем главным образом США. Вместе с тем для США экономика России представляет интерес как объект для приложения капитала. Кроме того, США заинтересованы в использовании российских научно-технических достижений, особенно имеющихся в оборонно-промышленном комплексе.

В целом место и роль Росси в мировой экономике будет определяться главным образом общим уровнем экономического развития страны, реальными результатами проводимой экономической реформы, кардинальным обновлением структуры общественного производства. развитием экспортного потенциала.

4.3. Россия и основные международные финансово-кредитные и экономические организации

Международный валютный фонд и Россия

Начиная с начала 90-х годов Международный валютный фонд (МВФ) начал активно работать в России. Постепенно его влияние на экономическую политику возрастало по мере увеличения зависимости России от его кредитов. После августовского 1998г. кризиса предоставление кредитов МВФ стал связывать с конкретными мероприятиями, которые Россия должна выполнить. Эти мероприятия заключаются в следующем:

1. В области основных направлений экономической политики:

отменить распоряжение правительства от 27.01.1999г., приостанавливающее возбуждение банкротств против юридических лиц, имеющих просроченную задолженность по налогам;

отменить госпоставки нефти нефтеперерабатывающим предприятиям - должникам по налоговым платежам;

ликвидировать систему двойных торгов на валютном рынке;

отменить постановление правительства №155, вводящее обязательный контроль за ценой, количеством и качеством экспортных товаров.

2. В области налогово-бюджетной политики:

отложить введение в действие закона о снижении ставки НДС по меньшей мере до 2000г.;

не предоставлять доступа к системе экспортных нефтепроводов компаниям, имеющим задолженность по уплате налоговых платежей;

повысить акцизы на бензин на 150%;

повысить ставки акциза на алкогольную продукцию на 20%;

ввести ежегодный налог на автомобили представительского класса;

осуществить меры, направленные на повышение таможенных сборов;

не перечислять федеральные трансферты регионам, не погашающим бюджетные ссуды или не переводящим в федеральный бюджет поступлений от реализации гуманитарной помощи;

установить задания по уплате налогов в денежной форме для предприятий - естественных монополистов, добиться повышения собираемости налогов в денежной форме и др.

3. В денежно-кредитной сфере:

ввести в действие закон о реструктуризации банковской системы, а также поправки к закону об акционерных обществах, закону о Банке России и Гражданскому кодексу;

принять поправки к закону о банкротстве кредитных организаций, предусмотрев государственные гарантии вкладчикам;

Банк России не должен предоставлять целевые кредиты отраслям экономики посредством выделения целевых кредитов коммерческим банкам;

принять поправки к закону “О центральном банке РФ (Банке России)”, согласно которым Банк России будет иметь исключительные полномочия в отношении выпуска, объемов и ценообразования облигаций Банка России.

4. В области управления иностранными резервами:

предоставить директору-распорядителю МВФ письмо, содержащее юридическую квалификацию роли компании ФИМАКО в проведении операций со средствами июльского (1998г.) транша и со средствами, выделенными фондом ранее;

предоставить фонду копию отчета о проверке взаимоотношений Банка России с компанией ФИМАКО, которая проводится компанией “Прайс Уотерхаус Куперс”, и принять меры для устранения недостатков, выявленных в ходе проверки.

Кроме этого, МВФ поставил следующие основополагающие задачи в области структурной политики:

А. Со сроком выполнения до 30.09.1999г.:

1. Перевод операций Фонда занятости РФ под контроль федерального казначейства.

2. Проверка и реструктуризация бюджетной задолженности за прошлые годы.

3. Принятие поправок к закону “О банках и банковской деятельности”, обязывающих кредитные организации ежегодно публиковать ключевые финансовые показатели работы банков.

4. Сокращение перечня “стратегических” компаний, которым не может быть прекращена подача электроэнергии.

5. Заключение договоров на проведение оценки управления финансовой деятельностью пенсионного и дорожного фондов, фондов социального и обязательного медицинского страхования с организацией ежегодных аудиторских проверок.

6. Принятие решения, обязывающее РАО “Газпром”, РАО “ЕЭС России”, МПС и компанию “Транснефть” публиковать квартальные финансовые отчеты в соответствии с международными стандартами бухгалтерского учета начиная с отчетности за 1 квартал 2000г.

Б. Со сроком выполнения до 31.12.1999г.:

1. Обеспечить погашение всей задолженности нефтяных компаний на основании действующих законов.

2. Перевести операции Дорожного фонда РФ под контроль органов Федерального казначейства.

3. Завершить диагностическое обследование Сбербанка и разработать стратегии развития данного банка.

Россия в состоянии погасить дол Фонду только за счет получения нового кредита и рефенансирования. Однако руководство МВФ еще не приняло решения о выделении очередного кредита России, что осложняет положение финансовой системы России (рубль падает, инфляция растет).

Деятельность Всемирного банка в России

Стратегия деятельности Всемирного банка в Российской Федерации (КАС) была рассмотрена исполнительными директорами ВБ 5 июня 1997 года. При этом был изложен временный план деятельности Группы Всемирного банка в течение 6 – 9 месяцев в существовавших условиях крайней неопределенности. Ожидалось, что полный вариант КАС будет рассмотрен Советом директоров летом 1999 года или ранее, если этого потребуют изменившиеся обстоятельства.

Однако, начиная со второй половины 1997 года финансовый кризис, быстро распространяющийся на зарождающихся рынках, а также спад мировых рыночных цен на нефть, газ и металлы в сочетании с неблагоприятным развитием ситуации с бюджетом и состоянием долговых обязательств России ввергли российскую экономику в кризис. К середине 1998 года становилось все более очевидным, что понадобятся огромные усилия для преодоления кризиса и начала процесса восстановления доверия среди инвесторов.

Центральный банк России (ЦБР) в течение мая – июля 1998 года удерживал валютный коридор в условиях слабеющего доверия инвесторов, уязвимости банковской системы и быстрого роста стоимости обслуживания долга по ГКО.

После активных переговоров правительство объявило в июле о расширенной программе налоговых и долговременных структурных реформ, подкрепленных 22,6 млрд. долларов США, предоставленных МВФ, Всемирным банком и правительством Японии. Из этой суммы 14,8 млрд. долларов предстояло выплатить во второй половине 1998 года, а оставшуюся часть – в течение 1999г.

Программа предусматривала оперативное принятие Думой ключевых документов в области бюджета и налогов, что явилось бы серьезным сигналом для рынка. Отказ Думы одобрить некоторые из указанных документов поставил под сомнение возможность правительства достичь поставленные программой фискальные цели, в результате доверие к программе в целом было подорвано. Как следствие, МВФ сократил первый транш программы до 4,8 млрд. долларов США (вместо первоначально запланированных 5,6 млрд.). Обостренная реакция инвесторов на продолжавшееся неблагоприятное развитие событий в Восточной Азии и их последующее воздействие на мировые рынки также осложнили общую экономическую ситуацию.

Получив одобрение Совета директоров МБРР, Всемирный банк выделил в рамках указанного расширенного пакета реформ 300 млн. долларов США в качестве первого транша Займа САЛ 3, состоящего из трех траншей, на общую сумму 1,5 млрд. долл. Основная задача Займа САЛ 3 заключалась в том, чтобы существенно ускорить и углубить реформы, связанные с естественными монополиями, условиями деятельности частного сектора, управлением бюджетом и банковским сектором.

В данном случае пакет поддержки со стороны МВФ, МБРР и правительства Японии не смог восстановить доверие инвесторов. Процентные ставки после временного снижения приблизительно до уровня середины 1998г. снова быстро поднялись и остались намного выше показателей, характерных для устойчивой динамики, если при этом учесть заложенные в программе корректировки в бюджете. В то же время рубль остался под серьезным давлением, поскольку Центральный банк затратил более 4,0 млрд. долл. своих резервов на поддержание обменного курса.

Кульминацией этих событий явились решения от 17 августа 1998г. о расширении валютного коридора до 6,0 – 9,5 рубля за доллар США, реструктуризации внутренних долговых обязательств со сроком погашения до конца 1999 года и 90-дневном моратории на выплаты коммерческими банками и компаниями основных сумм по внешним заимствованиям, а также на обязательства по форвардным валютным контрактам и требования о внесении дополнительного обеспечения по кредитам с обеспечением.

После событий 17 августа система платежей оказалась практически замороженной, объемы импорта резко снизились, и, несмотря на активное вмешательство ЦБР, приведшее к существенному дальнейшему сокращению резервов, обменный курс рубля вышел за пределы вновь объявленного коридора и достиг уровня в 22 – 23 рубля за доллар.

Инфляция за август – октябрь 1998г. составила порядка 50 процентов; сбор налоговых поступлений в федеральный бюджет (за исключением неналоговых поступлений и поступлений во внебюджетные фонды) снизился с 18,4 млрд. рублей в июле до 15 – 16 млрд. рублей в месяц в августе и сентябре; импорт за сентябрь сократился на 42,6 процента по сравнению с объемами августа. Несмотря на частичное восстановление платежной системы в течение нескольких месяцев банковский кризис развился.

Планы и политика правительства по преодолению кризиса были в предварительной форме изложены в антикризисной программе, принятой 31 октября 1998г. Программа, имея цель не выйти за пределы умеренной инфляции (около 30%), не была подкреплена последовательным финансовым планом действий. Она скорее представляла собой общее описание намеченного правительством направления экономического развития и являлась совокупностью временных мер по преодолению кризиса.

Перспективы экономики России оказались неопределенными, а положение с бюджетом чрезвычайно сложным. Правительство было вынуждено решать такие проблемы, как погашение задолженности пенсионерам, работникам бюджетных организаций и поставщикам; финансирование расходов на смягчение социальных последствий кризиса; финансирование расходов на реструктуризацию, по крайней мере, минимального ядра банковской системы; поддержание уровня налоговых поступлений и все более усиливающаяся тенденция к применению взаимозачетов; обслуживание имеющегося государственного долга. Таким образом, возможные варианты развития событий на ближайшую перспективу (один-два года) вели к довольно непривлекательным потенциальным результатам.

В России сложилась критическая ситуация с долгами, и ее платежеспособность с точки зрения возможности получения дополнительных кредитов на рыночных условиях в лучшем случае ограничена. Приходящиеся на 1999г. платежи по внешнему и внутреннему долгу федерального правительства (включая обслуживание ГКО и ОФЗ, график погашения которых был пересмотрен), превзошли возможности федерального бюджета.

В связи с этим правительство публично заявило о том, что оно намерено направить запрос об отсрочке погашения долгов перед членами Парижского и Лондонского клубов и что если такая отсрочка будет предоставлена, а общий объем средств, который будет выделен многосторонними и/или двусторонними донорами, составит 5 – 7 млрд. долл., то оно сможет поддерживать свои резервы примерно на уровне около 13 млрд. долл.) и выполнить свои обязательства перед другими кредиторами, включая международные финансовые организации.

Справочно.

МВФ одобрил Меморандум Правительства РФ и ЦБР об экономической политике. В результате этого Парижский клуб кредиторов, объединяющий западные правительства, официально согласился отсрочить платежи долга 1999-2000гг.

Члены Лондонского клуба соглашаются на частичное списание долга при переоформлении остального в евробонды. Препятствием является сумма списания. Кредиторы могут согласиться на 10%-ое списание основной части долга (25 морд. долл.) и на получение процентов по ставкам ниже рыночных.

Если удастся договориться с этими клубами, то получится немалая экономия (Россия сможет не платить в 1999-2000гг. по 8 млрд. долл. каждому клубу кредиторов /35/.

Однако после разразившегося полномасштабного кризиса условия деятельности Группы Всемирного банка в отношении России резко изменились. Во-первых, возникла очевидная необходимость в поддержке ВБ в таких вопросах, как реструктуризация банковского сектора и чрезвычайные антикризисные меры, что не было предусмотрено в рамках КАС-97. Во-вторых, стало очевидно, что следует тщательно проанализировать существующий портфель проектов Банка с учетом кризиса, который оказал отрицательное воздействие на реализацию проектов.

По результатам пятого обзора портфеля проектов и в соответствии с запросом российской стороны Всемирный банк аннулировал 229,2 млн. долл. средств четырех ранее одобренных для России инвестиционных займов. Решение о сокращении объема выделяемых средств связано с текущей экономической ситуацией в России и со ее стремлением сократить темпы наращивания внешнего долга.

В частности, аннулировано 25 млн. долл. по проекту городского транспорта (одобрен в 1995 году в размере 329 млн. долл.), 43,5 млн. долл. по проекту развития региональной социальной инфраструктуры (одобрен в 1996 году в размере 200млн.долл.).

Кроме того, повторно аннулировано 20 млн. долл. по проекту поддержки осуществления сельскохозяйственной реформы (заем был одобрен в 1994 году в размере 240 млн. долл., ранее уже был сокращен на 30 млн. долл.).

Также вторично сокращен второй нефтяной реабилитационный заем. Размер аннулированных средств составил 140,7 млн. долл. Заем был одобрен в 1994 году в размере 500 млн. долл., ранее был сокращен на 5 млн. долл. Часть средств указанных займов аннулирована из-за того, что они не могут быть эффективно реализованы в существующей экономической обстановке.

Таким образом на 1 сентября 1999 года общий размер аннулированных средств по ранее одобренных ВБ проектам в России составил 478,6 млн. долл.

Автоматически на эту сумму сократилась задолженность России перед ВБ, так как эти средства не были выделены, и увеличилась возможная квота кредитования РФ со стороны банка.

По состоянию на 1 сентября общий размер одобренных проектов ВБ для России составлял 11,170 млрд. долл. С учетом аннулированных займов эта сумма составляет 10,691 млрд. долл.

На настоящий момент израсходовано 52%, или 2,323 млрд. долл. средств в рамках инвестиционных займов (общая сумма одобренных займов с учетом аннулированных составляет 4,491 млрд. долл.).

Процент израсходованных средств в рамках бюджетозамещающих займов выше и составляет 73% (4,5 млрд. долл.) из общей суммы одобренных займов 6,2 млрд. долл. В общей сложности Россией израсходовано 64% из средств всех займов, одобренных ВБ /27/.

Кроме того, возникли проблемы, связанные со структурой проектов, находящихся в стадии подготовки, – например, обеспечение устойчивого уровня возмещения затрат. Значительно ухудшились перспективы реализации проектов и осуществления инвестиций для Международной финансовой корпорации (МФК), в результате чего она была вынуждена приостановить свой портфель проектов. Международное агентство по гарантии инвестициям (МАГИ) в ожидании дополнительных разъяснений в отношении экономической политики, прекратило работу по новым гарантиям.

В-третьих, существенно снизились темпы реализации программы структурных преобразований, поддерживаемой в рамках трех бюджетозамещающих займов (САЛ 3, Второй угольный заем и СПАЛ). Несмотря на дальнейшее проведение некоторых технических работ, темпы реализации ключевых мер экономической политики серьезно снизились, особенно в таких областях, как инфраструктурные монополии, развитие частного сектора, управление бюджетом, реформирование финансового сектора, реструктуризация угольной промышленности и реформирование системы социальной защиты.

Параллельно работе по поддержанию общих темпов реализации программы, запланированной в рамках КАС-97, был предпринят ряд инициатив в целях поддержки усилий правительства по преодолению кризиса и принятию ответных мер по изменению ситуации.

1. По просьбе Центрального банка России и совместно с МВФ была проведена активная работа, направленная на содействие в разработке стратегии и плана работ по реструктуризации банков. В настоящее время осуществляются отдельные части этого плана. ВБ также предпринял усилия по координации работы доноров (прежде всего ЕБРР и ЕС), выразивших заинтересованность в содействии реструктуризации банков.

2. Была проведена оценка развития кризиса, его потенциальных социальных последствий и надлежащих ответных мер, направленных на преодоление кризиса и смягчение его социальных последствий, и результаты этой оценки были переданы правительству России. Кроме того, ВБ оказал содействие в передаче донорам информации о проблемах банковского сектора, обеспечении продовольствием и лекарствами.

3. Была проведена оценка механизмов, с помощью которых можно было бы расширить или переориентировать деятельность Группы Всемирного банка, чтобы направить ее на содействие решению проблем социальных последствий кризиса.

4. Представители ВБ и соответствующие ключевые министерства России завершили Специальный обзор российского портфеля проектов (СОРПП). В ходе СОРПП был сделан вывод о том, что в результате кризиса общие показатели эффективности портфеля проектов (процент проектов, имеющих рейтинг “удовлетворительно”) снизились с 78% по состоянию на конец июля 1998г. до 54% на начало ноября. Был предложен график действий на ближайшее время в целях завершения реструктуризации проектов и улучшения показателей портфеля. Для возобновления процесса реализации проектов ВБ отреагировал на просьбу Министерства финансов о создании новых Специальных счетов взамен тех, что были заморожены в результате развала банковской системы.

5. Всемирный банк вместе с правительством России провел оценку результатов реализации программ реформ, которая явилась основой трех текущих бюджетозамещающих займов: САЛ 3, Второй угольный заем и СПАЛ. По займу САЛ 3 и Второму угольному займу были серьезные задержки в реализации согласованных программ, и существовали некоторые сомнения в том, что соответствующая программа реформ согласуется с общими направлениями экономической политики. Что касается займа СПАЛ, то уже сейчас очевидно, что условия предоставления третьего транша (особенно те, что относятся к обеспечению сбалансированности Пенсионного фонда) не могут быть выполнены в ближайшем будущем.

В связи изложенным ВБ принял временный план деятельности, ключевыми элементами которого являются:

1. Консультации по вопросам политики реструктуризации финансового сектора и оказание технического содействия в этой области.

Консультации и содействие, которые должны быть частично профинансированы за счет средств Проекта развития финансовых учреждений, будут предоставлены в целях формирования правовых основ, способствующих дальнейшему устойчивому развитию банковской деятельности, а также для проведения аудита банков с целью определения их состояния и возможности реструктуризации. ВБ будет и в дальнейшем координировать свои действия с ЕС, ЕБРР и двусторонними донорами. В случае, если власти примут стратегию, поддерживаемую МБРР и МВФ, будет рассмотрен вопрос об оказании в рамках Проекта развития финансовых учреждений соответствующего содействия новому агентству по реструктуризации банков, которое будет создано для решения проблем урегулирования долга.

2. Решение социальных проблем. Правительством было предложило, чтобы при оказании содействия в преодолении кризиса ВБ продолжил работы по Займу на содействие реализации структурной перестройки системы социальной защиты (ИСПИЛ) и, в частности, ускорил распространение механизмов адресации, отработанных в рамках этого проекта на экспериментальной основе, в других регионах страны; аннулировал или пересмотрел третий транш Займа на структурную перестройку системы социальной защиты (СПАЛ); подготовил новую операцию для оказания адресной помощи наиболее нуждающимся в условиях кризиса; профинансировал экстренную закупку важнейших лекарств; ускорил подготовку четырех новых проектов (Проект реализации пенсионной реформы, Проект реформы здравоохранения, Пилотный проект миграции с Севера и Проект реформы образования). Сейчас ведется работа по определению самых необходимых ответных мер в каждой из этих областей.

3. Активная деятельность в развитии результатов СОРПП. Как только с правительством будет достигнута договоренность по результатам СОРПП, основное внимание будет сосредоточено на обеспечении ускоренной реализации согласованных действий.

4. Пересмотр программы структурных преобразований. Как указывалось выше, программы реформ, поддерживаемые в рамках займов САЛ 3, Второго угольного займа и СПАЛ, идут с отставанием, и сейчас существует неопределенность относительно конкретных деталей планов правительства по проведению реформ в этих областях. В связи с этим ВБ предложил организовать серию дискуссий в целях проведения подробного анализа вариантов реформ в рамках этих операций.

5. Дальнейшая подготовка проектов, находящихся в стадии рассмотрения. В тот момент, когда разразился кризис, в стадии подготовки, помимо Второго дорожного проекта, находились пять инвестиционных займов и гарантийных операций, которые могли быть представлены Совету директоров Банка в течение 1999 финансового года (максимальная общая сумма по указанным инвестиционным займам и гарантийным операциям эквивалентна 500 млн. долл.). В настоящее время в сотрудничестве с правительством проводится анализ этих займов и операций, с тем чтобы определить возможные изменения в концепциях проектов, для приведения их в соответствие с потребностями, возникшими в связи с кризисом и/или для обеспечения устойчивости проектов в кризисной и посткризисной ситуации.

6. Поддержание готовности к возобновлению бюджетозамещающего кредитования. Подготовительная деятельность в рамках Займа на структурную перестройку региональной экономики (СНАЛ) и Займа на структурную перестройку сельского хозяйства (АГСАЛ), которые к началу кризиса находились на стадии подготовки, будет продолжаться, если только в силу развития событий от них не придется отказаться. При наличии соответствующих условий к концу 1999г. может быть подготовлен еще один бюджетозамещающий заем.

7. Акцент на укрепление управления государственными ресурсами. Будет проведен анализ в целях документального закрепления текущей практики определения недостатков в системах, гарантирующих честное и эффективное управление государственными средствами и государственными органами, разработки предложений о внесении изменений в проводимую экономическую политику, существующие системы и процедуры с целью устранения этих недостатков.

Совместные миссии МВФ и Всемирного банка осуществляют тесную координацию своих действий с другими донорами, в частности ЕБРР и ЕС. Помимо этого, миссии предложили ЦБР создать координационный комитет во главе с ЦБР для координации работы доноров.

Достигнут значительный прогресс в формулировании общего стратегического видения процесса реструктуризации банковского сектора России, что нашло свое воплощение в стратегии реструктуризации банковской системы, разработанной Центральным банком России, включающей:

общие принципы (защита кредиторов – частных лиц, равный подход к иностранным и отечественным корпоративным кредиторам, отнесение убытков на частных акционеров и в значительной степени на корпоративных кредиторов, участие существующих акционеров, корпоративных кредиторов и потенциальных новых инвесторов в рекапитализации банков, которым будет оказана помощь);

безотлагательные меры (расчет объема неплатежеспособности по банковскому сектору путем проведения исчерпывающей проверки и анализа деятельности четырех крупнейших банков и подготовки отчетов о финансовом состоянии других банков, оценка затрат на оказание возможной государственной поддержки и разработка институциональной базы как руководства для проведения процесса реструктуризации);

классификацию банков (банки будут отнесены к одной из четырех категорий: банки первой группы являются или граничат с несостоятельными банками, которые способны провести рекапитализацию при участии частных вкладов и не требуют государственной поддержки; вторая группа включает региональные банки, которые имеют разветвленную сеть своих отделений или же обладают "социальной значимостью", – эти банки получат государственное финансирование из федерального и/или регионального бюджета; к банкам третьей группы относятся крупные системообразующие неплатежеспособные банки, отобранные для проведения санации; банки четвертой группы подлежат закрытию и ликвидации);

предложения по созданию Агентства реструктуризации кредитных организаций (АРКО), которое должно осуществлять выделение капитала санируемым банкам, приобретение акций банков, управление банковскими операциями, управление неполноценными активами, организацию слияний и приобретений, инициирование и надзор за процессами ликвидации банков и т.д.

Совместная миссия МВФ и Всемирного банка будет оказывать постоянную консультационную помощь российским органам в разработке и реализации различных компонентов всеобъемлющей реструктуризации банковского сектора. Кроме того, в ходе реструктуризации Проекта развития финансовых учреждений Всемирный банк возьмет на себя выполнение в ближайшем будущем следующих мероприятий:

1. Реализация проекта развития финансовых учреждений (ПРФУ). ЦБР и Минфин (представленные в Специальной рабочей группе по ПРФУ) приостановили аккредитацию всех банков, участвующих в этом проекте. Кроме того, все выплаты по соглашениям о твиннинге и закупкам информационных технологий были приостановлены, за исключением лишь отдельных случаев, когда завершение проекта могло быть оправдано размером “невозвратных затрат”. Предполагается, что участвующие в проекте банки продолжат сотрудничество с Группой по надзору за деятельностью банков (ГНДБ) с целью обеспечения надлежащего администрирования подписанных с Минфином Соглашений о субзайме, контроля над финансовым состоянием банков и содействия в их анализе для возможного участия в Проекте ПРФУ в будущем.

2. Тщательная проверка и анализ деятельности крупных банков. По просьбе ЦБР средства Проекта ПРФУ будут перераспределены на проведение всеобъемлющей и тщательной проверки и анализа деятельности крупных банков. ГНДБ активно сотрудничает с ЦБР в составлении технических заданий для проведения аудиторских проверок и вступила в контакты с московскими представительствами международных аудиторских компаний, осуществляющих аудит банков, для заключения с ними контрактов на реализацию этого проекта. Целью являются результаты аудиторских отчетов, которые войдут в окончательную дефиницию критериев отбора для использования создаваемым Агентством по реструктуризации банков при определении тех банков, которым будет оказана помощь. В настоящее время ЦБР начал процесс тщательной проверки и анализа деятельности 14 банкам.

3. Совершенствование банковского законодательства. По просьбе Комитета Государственной Думы по бюджету, налогам, банковской деятельности и финансам финансируемые Банком эксперты юристы принимают участие в работе совместной Рабочей группы с участием Думы, ЦБР и Минфина для внесения поправок в необходимые законодательные акты для содействия в санировании, реструктуризации, а также банкротстве, ликвидации российских банков. Финансирование консультантов-юристов осуществляется за счет средств японского гранта, выделенного правительству на проект ПРФУ. Предполагается, что консультанты (как иностранные, так и российские) в течение нескольких месяцев будут работать в Москве, сотрудничая с Рабочей группой. Их работой руководят и регулярно осуществляют контроль юридические департаменты Всемирного банка и МВФ, а также совместная миссия МВФ и Всемирного банка.

Европейский банк реконструкции и развития в России

Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) предполагает к концу 1999г. принять следующую стратегию по отношению к России: определить приоритеты и объемы кредитования. Если Россия выполнит свои обещания по улучшению инвестиционного климата в стране, то ЕБРР готов довести объем кредитования до 1 млрд. долл. /49/. При этом ЕБРР готов оказать помощь отечественным специалистам в формировании условий допуска специально отобранных банков России для обслуживания кредитных линий ЕБРР по малому бизнесу (программа по малому бизнесу- программа ЕБРР общим объемом 300 млн. долл.

Как только будут отобраны российский банки, которым можно будет эти деньги доверить, ЕБРР готов запустить эту программу. ЕБРР проявляет интерес к финансированию трансевропейских проектов ориентируясь на то, что рано или поздно европейские рынки, например рынок электроэнергии, будут либерализованы. Россия на них появится, к этому надо готовиться и инвестировать ее появление там.

Европейский банк реконструкции и развития расширяет сферу своей деятельности в России по программам кредитования малого бизнеса. С этой целью при его участии в текущем году планируется создать Российский банк микрофинансирования. Уставный капитал создаваемого банка может составить около 20 млн.долл.

Необходимость создания в России дочерней структуры ЕБРР вызвана тем, что после августовского кризиса ряд банков-партнеров ЕБРР по реализации программы кредитования малого бизнеса оказались в тяжелом положении.

Этот банк будет временной мерой, необходимой для защиты программы ЕБРР кредитования малого бизнеса в России, которая реализуется уже на протяжении пяти лет. В будущем Банк микрофинансирования будет действовать в качестве финансового посредника, предоставляя займы кредитоспособным банкам РФ для дальнейшего перекредитования российских предприятий малого и среднего размера, как это происходило до кризиса в рамках проекта FIDP, осуществляемого ЕБРР.

Однако, это не означает, что ЕБРР отказывается от работы с теми российскими банками, которые в настоящее время успешно работают по программам кредитования малого бизнеса. Более того, в отношении ряда банков, в частности, банка "Петровский" (Санкт-Петербург), "ставится вопрос о том, что им нужны еще большие ресурсы для развития программы".

Россия и ВТО

Важным направлением торговой политики страны стала борьба за снятие прямых и скрытых дискриминационных ограничений, используемым другими государствами к российским товарам. Это антидемпинговые процедуры, игнорирующие конкурентные преимущества России, затрудненный доступ на рынки высоких технологий, таких как ядерные технологии, вооружение и военная техника, освоение и использование космического пространства, космические запуски грузов российскими ракетоносителями, ограничения на поставки в Россию передовых технологий, а также различного рода нетарифные барьеры.

По данным МВЭС, сегодня Россия по степени дискриминации находится на втором месте в мире, после Китая. Прямой совокупный ущерб, который она несет в результате ограничительных мер против ее экспорта, в 1997г. превысил 500 млн. долл., а в 1998г. удвоился.

По оценкам Торгово-промышленной палаты (ТПП) РФ, ежегодные общие потери России от дискриминационных ограничений составляют 1-4 млрд. долл. Наиболее чувствительные потери несут экспортеры текстиля и стали, которые в случае снятия импортных квот могли бы в 5 раз увеличить свои поставки /43/.

Особенно часто среди демпинговых мер используются специальные пошлины на импортируемые товары, продаваемые по цене ниже внутренней цены страны-экспортера. Одна только угроза разбирательства способна отпугнуть импортеров российской продукции, поскольку в случае подтверждения факта демпинга именно они должны будут уплатить пошлину. Будучи легальным инструментом торговой политики, антидемпинговые меры фактически выполняют протекционистскую роль.

Поскольку Россия до последнего времени не признавалась в качестве страны с рыночной экономикой, это давало другим странам юридические основания рассматривать ее экономику как единое предприятие и применять торговые ограничения не к отдельным экспортерам, а ко всему российскому экспорту соответствующего товара.

При проведении антидемпинговых расследований в отношении России страны Запада отказываются учитывать издержки производства на российских предприятиях и фактические цены российского рынка, а конструируют их искусственно, исходя из внутренних цен других стран, выбирая при этом наименее выгодные для нас сопоставления.

Поэтому Россия в полной мере не может использовать имеющиеся у нее преимущества - большие запасы природных ресурсов и дешевую рабочую силу. Сохранение этого положения выгодно нашим конкурентам. Как полагают специалисты, смена статуса России позволила бы закрыть 13-14 из 15 действующих антидемпинговых процедур против России в ЕС. В этом, возможно, и кроется одна из причин, по которой нашей стране долго отказывали в признании как страны с рыночной экономикой. Только в декабре 1997г. Комиссия ЕС рекомендовала Совету министров ЕС дать России этот статус.

Определенные надежды на устранение дискриминации российского экспорта связаны с недавним вступлением в силу Соглашения о партнерстве и сотрудничестве (СПС) между ЕС и Россией и с предстоящим присоединением России к Всемирной торговой организации.

Россия подала заявку на присоединение к ГАТТ/ВТО в июне 1993г. и в декабре 1994г. дополнила ее заявкой на присоединение к ВТО. В 1997г. завершился первый, информационный этап присоединения России к ВТО. Он заключался в ознакомлении членов этой организации с системой внешнеэкономического регулирования России и другими сторонами ее хозяйственной системы, значимыми для ее торговых партнеров.

В 1998г. начался переговорный этап, в ходе которого Россия осуществляла согласование с каждой заинтересованной страной те торгово-политические уступки, на которые она обязуется пойти, чтобы привести свое внешнеторговое регулирование в соответствие с нормами ВТО. При этом наиболее сложными являются переговоры о тарифной политике в отношении промышленных товаров, доступе в сферу услуг и о мерах по поддержке сельского хозяйства. После принятия соответствующих решений Россия уже не будет иметь права в одностороннем порядке повышать пошлины, вводить количественные и другие торговые ограничения.

Членство России в ВТО расширит доступ ее товаров на внешние рынки и позволит использовать его механизмы для защиты своих интересов, повысит стабильность экономических отношений с другими странами. Россия может отстаивать свои интересы, участвуя в выработке международных торговых правил. Положительным образом меняется инвестиционная привлекательность России. Главное - Россия получает возможность участвовать в мировой торговле на общепринятых условиях.

Отсутствие равного с другими экспортерами доступа наших готовых изделий на рынки других стран создает сложности в преодолении сырьевой специализации, реальной становится угроза потери имеющегося потенциала в высокотехнологичных отраслях производства.

Однако вступление в ВТО сопряжено и с определенными потерями, поскольку Россия будет вынуждена открыть свой рынок для товаров из других стран. По оценкам многих специалистов, Россия еще не вполне готова, в частности, к выполнению соглашения ВТО о государственных закупках, в соответствии с которым страна должна объявлять открытый тендер для компаний стран ВТО при каждой госзакупке на сумму, свыше 300 тыс. долл. Это в первую очередь неприемлемо для нашей промышленности. Кроме того, авиафирмы России не готовы к тому, чтобы были полностью отменены государственные субсидии отечественным производителям авиатехники, а импортные пошлины на нее, как того требует другое соглашение ВТО, были сведены на нет.

Не в полной мере готова Россия к либерализации в области услуг, поскольку ее позиции на мировом рынке услуг весьма слабы. Поэтому Россия в этой сфере выступает в качестве нетто-импортера, имея большое отрицательное сальдо. И хотя либерализация этой сферы будет способствовать расширению экспорта, развитию инвестиционного сотрудничества с зарубежными странами, достижению других важных целей, отрицательные последствия этого для отечественного рынка услуг, в силу его неразвитости, могут быть весьма значительными.

В этом случае потери могут возникнуть за счет:

увеличения дефицита в торговле услугами;

вытеснение еще слабых отечественных компаний мощными зарубежными фирмами;

потеря государственного контроля за состоянием рынка услуг, чему во многом будет способствовать отсутствие отработанной системы государственного регулирования внешних связей в этой сфере.

Ожидается, что расширение доступа нашей продукции на рынки других стран реально будет иметь значение только для 5% нашего экспорта. Основная же его часть (энергоносители, сырьевые товары) не испытывает никаких трудностей и без этого. Главными ограничителями повышения экспорта являются сложности в увеличении объемов добычи и пропускная возможность транспортных систем.

Незначительными ожидаются и возможности России по воздействию на формирование правил мировой торговли, в объеме которой на долю России приходится лишь около 1%.

Пример Китая, который не будучи членом ВТО успешно привлекает иностранные инвестиции, свидетельствует о том, что одно членство в ВТО не приведет к решающим изменениям и в этой сфере.

Вступление в ВТО требует обеспечения соответствия между отечественными и международными механизмами регулирования внешнеэкономических связей. Более половины действующих федеральных законов (в экономической области) не соответствует нормам ВТО. Для осуществления необходимого согласования потребуется значительное время. При этом важно иметь в виду, что это должно быть сделано до присоединения к ВТО, а не после, поскольку в противном случае выгоды от участия в ВТО станут минимальными, а потери существенными.

Поскольку известная поправка “Джексона-Вэника”, принятая в 70-х годах к закону о торговле не отменена до сих пор, Россия не может рассчитывать на безоговорочное предоставление ей режима наибольшего благоприятствования. Членство в ВТО эту проблему не устранит, поскольку отменить данную поправку может только Конгресс США, в планы которого пока это не входит.

Принятие России в ВТО не будет означать также автоматического присвоения ей статуса рыночной. Соответствующим критериям не удовлетворяет не только Россия, но и страны Восточной Европы. В этом случае возможно признание в этих странах рыночной экономики взаимоотношений, но с тем, что в вопросах демпинга к ним могут применяться принципы, используемые в отношении стран с нерычной экономикой.

Вступление в ВТО может создать сложности в экономической интеграции в рамках СНГ. Проблема заключается в том, что многие страны, входящие в таможенный союз СНГ ведут переговоры о вступлении в ВТО самостоятельно, предлагая при этом разные таможенные предложения. Это ставит под угрозу таможенного союза СНГ, поскольку унификация их внешнеторговых режимов после присоединения к ВТО потребует значительных издержек.

Изложенное позволяет предположить, что в наибольшей степени интересам России отвечало бы поэтапное присоединение к соглашениям ВТО, осуществляемое в течение продолжительного периода времени, необходимого для решения задач реструктуризации и модернизации российской промышленности, реформирования отечественной корпоративной структуры, создания действенной системы государственного регулирования внешних и внутренних хозяйственных отношений. При этом сам график переходного периода должен стать составной частью общегосударственной программы повышения конкурентоспособности отечественной промышленности.

В настоящее время Россия ведет переговоры с партнерами по ВТО по нескольким основополагающим документам - первоначальным тарифным предложениям по всей номенклатуре таможенных пошлин, по уровню внутренней поддержки производства государством, а также по объемам субсидирования экспорта сельского хозяйства и продовольствия.

Одним из необходимых условий для вступления России в ВТО также является снятие с нее временного режима наибольшего благоприятствования (РНБ) в торговле с США, ежегодно продлеваемого американским конгрессом.

Правительство РФ приняло решение утвердить первоначальный перечень предложений по доступу на российский рынок услуг на переговорах о присоединении России ко Всемирной торговой организации.

Проект перечня содержит описание мер регулирования и ограничения доступа на рынок услуг России и экономической деятельности на рынке на федеральном уровне, который Россия может применять после присоединения к ВТО. Перечень направлен на формирование нормальной конкурентной среды на национальном рынке услуг, привлечение иностранных капиталовложений и одновременно защиту тех российских поставщиков услуг, которые пока находятся в неравном положении по отношению к иностранным поставщикам, а также секторов, имеющих критическое значение для стабильного функционирования экономической и финансовой систем страны.

Проект включает перечень международных соглашений России, содержащих более жесткие обязательства по доступу на рынок услуг, распространение условий которых на все страны ВТО может нанести ущерб интересам российских поставщиков услуг или экономике страны в целом.

На основе утвержденного проекта перечня будут начаты переговоры с заинтересованными членами ВТО по согласованию обязательств РФ по услугам при том понимании, что по результатам каждого раунда переговоров в указанные проекты будут вноситься изменения, согласованные в рамках правительственной комиссии по вопросам ВТО.

Окончательные проекты будут представлены на рассмотрение правительства РФ совместно с проектом обязательств России по тарифам и проектом протокола о присоединении России к ВТО.

При подготовке к вступлению в ВТО необходимо иметь в виду, что устав этой организации позволяет новым членам сохранять ряд существенных переференций во внешнеторговой деятельности на длительный период, но все они должны быть оговорены в особых протоколах до вступления в ВТО.

Деятельность в России Международной Финансовой Корпорации

До наступления финансового кризиса в России инвестиционный климат в стране был непростым и характеризовался множеством проблем, включая высокую долю бартерных сделок в экономике; низкий спрос во многих отраслях, объясняющийся незначительным экономическим ростом в стране; наличие диспропорций в налоговой системе в целом, а также субъективизм в налоговом и таможенном администрировании; отсутствие корпоративного руководства, прозрачности и эффективного управления на уровне предприятий и безудержную преступность и коррупцию.

Учитывая сложность условий для осуществления предпринимательской деятельности, в докризисный период МФК проводила свою работу по ряду направлений: мобилизация прямых иностранных инвестиций (ПИИ) на основе сотрудничества с инвесторами в тех секторах, которые были жизнеспособными в финансовом отношении и обладали большим потенциалом развития; сотрудничество с российскими предприятиями, которые отвечали или стремились отвечать критериям МФК в области стандартов корпоративного руководства, бухгалтерского учета и прозрачности; содействие в реструктуризации фондов венчурного капитала для обеспечения вложений в акции по среднемасштабным проектам частного сектора; обеспечение кредитных линий для банков с целью переуступки кредитных средств средним компаниям частного сектора и оказание технического содействия в приватизации и развитии рынков капитала за счет использования средств доноров.

Для повышения эффективности деятельности МФК при работе с клиентами и идентификации проектов Директор и Департамент по России 1 июля 1997 года переместились в Москву.

В результате этих мероприятий:

1. На конец сентября 1998 г. портфель взятых и предполагаемых обязательств МФК в России (за исключением участников займов типа "Б", а также программ по управлению рисками и гарантийных операций) включал 29 проектов на общую сумму 366 млн. долларов США. Из них 11 операций представляют собой проекты, относящиеся к финансовым рынкам, и на них приходится 84,8 млн. долл.; восемь проектов связаны с общим производством, и на них выделено 157,0 млн. долл. Остальные проекты относятся к нефтяному и горнодобывающему секторам, а также к инфраструктуре и агробизнесу. 181,2 млн. долл., выделенных в виде 18 инвестиций, были израсходованы и не погашены. Кроме того, были предоставлены займы типа "Б" на сумму 202,4 млн. долл., из которых в рамках двух инвестиций было израсходовано и не погашено 46,1 млн. долл.

2. В 1998 финансовом году МФК одобрила 11 проектов в России, на которые она в целом предоставит 123 млн. долл., а участвующие в этих проектах банки – 115 млн. долл. Из этих одобренных проектов три проекта были связаны с финансовыми рынками, и их общая стоимость составила 222, 1 млн. долл.

Пять проектов на сумму 55,2 млн. долл. имели общепроизводственное назначение, а остальные шесть предназначались для, электроэнергетики и агробизнеса. Проекты по 1998 финансовому году включали следующее:

для облегчения процесса мобилизации ПИИ Корпорация одобрила инвестиции в размере 30,5 млн. долл. в “Рамстор”, крупную продовольственную компанию, занимающуюся распределением и розничной торговлей и финансируемую крупнейшим конгломератом из Турции. Помимо этого, были одобрены инвестиции в акции компании “Борстекло” в размере 15 млн. долл. на проект по производству листового стекла, который предусматривал значительные иностранные инвестиции. В соответствии со стратегией МФК, предусматривающей сотрудничество с российскими партнерами, Корпорация одобрила также заем в размере 20 млн. долл. российской электроэнергетической муниципальной службе “Мосэнерго”;

для содействия развитию институтов рыночной инфраструктуры МФК одобрила инвестиции в акции депозитарной клиринговой компании, оказывающей клиринговые, платежные и депозитарные услуги. Кроме того, МФК впервые одобрила собственное инвестирование в акционерный капитал одного из российских банков;

К результатам технического содействия в 1998 финансовом году следует также отнести: завершение консультационной работы по земельной приватизации, в рамках которой были реорганизованы почти 500 хозяйств и созданы четыре российские неправительственные организации (НО); работа по совершенствованию правовой и нормативной базы в области лизинга; оказание поддержки инвестициям МФК в предприятие по производству йогуртов путем уточнения правового статуса хозяйств и создание арбитражных судов с участием третьих лиц для урегулирования контрактных разногласий.

Однако после 17 августа 1998г. Проекты финансового сектора из портфеля МФК оказались под непосредственным воздействием российского кризиса. МФК имела около 30 млн. долл. в четырех акционерных фондах и 20 млн. долл. в трех российских банках: Токобанке, ОНЭКСИМ банке и Торибанке. Инвестиции во всех трех банках оказались под угрозой. Стоимость чистых активов акционерных фондов резко снизилась, и перспективы инвестируемых компаний остаются туманными.

Инвестиции МФК в общий производственный сектор остаются под угрозой по ряду причин, в том числе из-за замороженных банковских счетов и последствий ожидаемого спада на внутреннем рынке в ближайшей и среднесрочной перспективе.

Другие крупные инвестиции МФК в России в целом связаны с проектами, ориентированными на экспорт, и они не столь уязвимы в среднесрочной перспективе, однако для этих проектов насущными являются вопросы доступа к кредитам и наличие материально-технических ресурсов.

В сложившихся обстоятельствах краткосрочная стратегия деятельности МФК включает в себя следующие элементы:

1. МФК проводит рассмотрение существующего портфеля для определения проектных компаний, которые могли бы стать претендентами на дополнительное финансирование в рамках реструктуризации. Корпорация анализирует все одобренные проекты, обязательства по которым находятся на рассмотрении, чтобы определить, можно ли по ним продолжать работу и если да, то на какой основе. В случае появления приемлемой стратегии реформ МФК продолжит работу с иностранными инвесторами, имеющими в России долгосрочные интересы. Корпорация сосредоточится на ряде секторов, обладающих высоким потенциалом развития, включая банковский, производственный, нефтяной, газовый и другие секторы с экспортным потенциалом.

2. МФК продолжит тесное сотрудничество с МБРР в реструктуризации финансового сектора. Если будет реализован реалистичный, опирающийся на рыночные механизмы план возрождения банковского сектора, Корпорация рассмотрит возможность своего участия в реструктуризации одного из коммерческих банков и/или банков, занимающихся обслуживанием физических лиц, вместе со стратегическими иностранными партнерами. Корпорация будет оказывать поддержку ключевым институтам рынка капитала и может принять участие в программе финансирования торговли совместно с иностранными банками.

3. МФК будет по-прежнему стремиться к сотрудничеству с российскими партнерами по проектам, в рамках которых она может стимулировать высокие стандарты руководства, прозрачности, бухгалтерского учета и управления.

К числу проектов в 1999 финансовом году можно отнести: оказание консультационной помощи по лизинговому законодательству и перспективам осуществления инвестиций; определение инвестиционных возможностей в секторе лесоводства; реструктуризация промышленных предприятий, если это представляется целесообразным, с учетом потенциальных инвестиций МФК и содействие в институциональном строительстве.

Учитывая текущий кризис и необходимость восстановления доверия со стороны инвесторов, Консультационная служба по иностранным инвестициям (ИКСИИ) предварительно запланировала (в зависимости от имеющихся в наличии финансовых ресурсов) расширение своей программы оказания содействия органам исполнительной власти на региональном и муниципальном уровнях в улучшении климата для ПИИ.

Эта работа может начаться с организации для ряда областей и муниципалитетов северо-западных регионов России рабочего семинара по вопросу инвестиционной политики и поддержки инвестиций на областном уровне; затем последует более активная работа с заинтересованными администрациями областей и муниципалитетов.

На данный момент проекты, находившиеся в стадии подготовки в докризисный период, отменены или же их подготовка приостановлена, а потому определить программу Корпорации на ближайший год не представляется возможным.

Страховая деятельность Международного агентства по гарантии инвестициям в Российской Федерации

Общий объем рисков Международного агентства по гарантии инвестициям (МАГИ) в России оценивается в размере 305,7 млн. долларов США, включая риски, связанные со страхованием валютных переводов на сумму 175,6 млн. долл., лишение прав на 305,7 млн. долл., а также убытки в случае военных действий или гражданских беспорядков в сумме 145,7 млн. долл. Чистые риски МАГИ составляют 142,0 млн. долл., включая 48 млн. долл. в качестве покрытия валютных переводов.

МАГИ получило большое количество заявок на предоставление гарантий. На конец 1998 года у МАГИ было 96 предварительных заявок с общим инвестиционным потенциалом в 12 млрд. долл. Несмотря на то, что не все заявки будут реализованы в виде гарантий, в предстоящие годы в деятельности МАГИ в России есть огромный потенциал для роста. МАГИ стремится разнообразить свой портфель с тем, чтобы он включал новые секторы промышленности и новые регионы России.

В настоящее время МАГИ принимает новые заявки по России, однако, для того, чтобы предоставлять новые гарантии, Агентство ждет дополнительных разъяснений в отношении дальнейшей экономической политики России.

Российская Федерация является также активным получателем технической помощи со стороны МАГИ. Делегации Российской Федерации принимали участие в пяти рабочих семинарах, на которых были рассмотрены стратегия и методы содействия инвестициям, а также в двух семинарах по информационным технологиям по поддержке инвестиций. Более 150 организаций России являются активными пользователями расчетно-информационного центра МАГИ в Интернете. Кроме того, с Россией был подписан Меморандум, о взаимопонимании для сотрудничества в области маркетинга в сфере приватизации, организованного МАГИ в Интернете.

4.4. Корпоративные объединения России в интеграционном процессе

Основные предпосылки формирования и принципы функционирования российских корпораций.

Становление рыночных отношений в России, потеря устойчивости финансово-экономического положения многих промышленных предприятий обусловили необходимость поиска новых форм экономических взаимоотношений предприятий, обеспечивающих определенную стационарность экономических процессов. При этом наибольшую активность в поиске проявляли прежде всего крупные предприятия, связанные в единую технологическую цепочку. Как и в развитых странах, одним из магистральных путей решения этой проблемы оказалось создание корпоративных объединений.

Основные условия, цели и принципы формирования корпоративных объединений в России представлены в табл. 4.8. /1,4/.

Таблица 4.8

Основные условия, цели и принципы формирования корпораций

Условия

Цели

Принципы

Сходный характер технологических процессов.

Взаимозависимое развитие хозяйства.

Синхронный рост технико-экономического уровня связанных производств.

Комплексное использование сырья.

Диверсификация

Повышение эффективности работы за счет развития внутренней кооперации производственных, научных, проектных, строительных и других организаций в единый хозяйственный комплекс.

Завоевание и удержание рынков сбыта.

Закрепление поставщиков сырья, материалов и комплектующих.

Ускорение научно-технического развития и производства

Добровольность объединения.

Равноправие партнеров.

Свобода выбора организационных форм.

Самостоятельность участников.

Ответственность только по обязательствам, взятым каждым предприятием при вступлении в объединение

Развитие корпоративных форм, как способа дальнейшего совершенствования инвестиционного процесса, обусловлено их самостоятельностью как юридических лиц, ограниченной ответственностью индивидуальных инвесторов, возможностью передачи другим лицам акций, принадлежащих индивидуальным инвесторам, а также централизованным управлением.

Поскольку степень ответственности индивидуальных инвесторов корпораций ограничена объемом их вклада, то и возможные потери не могут быть выше этого вклада, что позволяет инвесторам диверсифицировать возможные риски инвестирования путем одновременного участия в различных компаниях. Благодаря этому корпорации могут получать значительные финансовые ресурсы, необходимые при современных масштабах экономики, а также могут принимать на себя риск, уровень которого недоступен для каждого индивидуального инвестора в отдельности.

Такая модель инвестирования приводит к значительной “распыленности” капитала корпорации по различным инвесторам и, как следствие, к необходимости создания соответствующей системы управления, основанной на разделении функций владения и управления.

Поскольку при значительном количестве инвесторов, все они не могут участвовать в управлении корпорацией, то ограниченная ответственность по делам корпорации может быть достигнута только за счет утраты части полномочий инвесторов по контролю за ее деятельностью. Поэтому корпорации обычно передают право управления операциями компании менеджерам, а акционеры компаний, выступающие в роли инвесторов, делегируют право принимать решения по целому ряду аспектов деятельности корпорации директорам и менеджерам - за исключением решений принципиальной важности.

С управленческой точки зрения корпоративная организация может быть представлена в виде открытой системы, на вход которой из окружающей среды поступают различные ресурсы: информация, капитал, трудовые ресурсы, материалы и т.д. В процессе функционирования корпорация преобразует эти ресурсы. Результаты этого преобразования могут рассматриваться как выходы данной системы. Если организация управления эффективна, то в ходе процесса преобразования образуется добавочная стоимость, появляется прибыль, происходит увеличение доли рынка, объема продаж, рост корпорации и т.п.

Специфика корпоративного управления состоит в том, что объектом управления является совокупность независимых друг от друга взаимодействующих предприятий, каждое из которых имеет собственные функции:

центральная (управляющая) компания выполняет функции управления - планирование производства, контроль, определение стратегии, сбор информации о функционировании предприятий, взаимодействие с фискальными органами, распределение прибыли;

предприятия – выполняют функции производства в рамках, отведенных производственным планом, составленным в соответствии со стратегией функционирования корпорации.

Для осуществления своих функций управляющая компания должна определить и согласовать с подчиненными предприятиями перечень и объем представляемой ими информации о функционировании каждого из них. Перечень должен содержать количество информации, достаточное для получения полной и достоверной картины о ситуации на предприятии и в то же время быть кратким.

В стабильности работы корпорации заинтересованы и менеджеры, и акционеры, хотя для достижения этого предпочитают разные средства. Это обусловлено тем, что менеджеры концентрируют в компании все свое достояние, в связи с чем в их деятельности лежит стремление к снижению опасности воздействия непредвиденных обстоятельств (поэтому они предпочитают, как правило, финансирование деятельности за счет нераспределенной прибыли, а не за счет внешнего долга, а также диверсификацию капитала компании для снижения опасности банкротства). А акционеры, инвестируя в конкретную корпорацию только часть своего состояния и распределяя свои инвестиции между целым рядом компаний, хотят иметь максимальные прибыли, даже путем рискованных операций.

Одним из эффективных механизмов, помогающим обеспечить принятие управленческих решений, направленных на успешную работу корпорации, является стратегическое планирование, представляющее собой набор действий и решений, предпринимаемых руководством управляющей компании, для достижения корпорацией своих целей. Стратегия представляет собой детальный всесторонний комплексный план, который должен разрабатываться с точки зрения перспективы всей корпорации.

Разработка стратегического плана, окончательный вариант которого должен обосновываться обширными исследованиями и фактическими данными, является сложнейшей проблемой. Чтобы эффективно функционировать в условиях жесткой конкуренции, корпорация должна постоянно заниматься сбором и анализом огромного количества информации об отрасли, рынке, конкуренции и других факторах.

Стратегический план придает определенность и индивидуальность корпорации, что позволяет ей открывать широкие перспективы. Поэтому он должен быть разработан так, чтобы не только оставаться целостным в течение длительного периода времени, но и быть достаточно гибким, чтобы при необходимости можно было осуществить его переориентацию. То есть стратегический план следует рассматривать как программу, которая направляет деятельность фирмы в течение продолжительного периода времени и корректируется в соответствии с изменением экономической и социальной обстановки.

Современный темп увеличения знаний является настолько высоким, что стратегическое планирование представляется единственным способом формального прогнозирования будущих проблем и возможностей, и, следовательно, дает основу для принятия соответствующих управленческих решений. Кроме того, планирование способствует снижению рисков при принятии соответствующих решений, в том числе из-за ошибочной или недостоверной информации о возможностях корпорации или о внешней ситуации.

Стратегическое планирование обычно включает четыре области управленческой деятельности: распределение ресурсов, адаптация к внешней среде, внутренняя координация и организационное стратегическое предвидение.

Распределение ресурсов включает в себя распределение таких обычно ограниченных организационных ресурсов, как фонды, дефицитные управленческие кадры и технологический опыт.

Адаптация к внешней среде охватывает все действия стратегического характера, которые улучшают отношения компании с ее окружением. Компаниям необходимо адаптироваться к внешним как благоприятным возможностям, так и опасностям, выявлять соответствующие оптимальные варианты действий и обеспечить эффективное приспособление стратегии к окружающим условиям, прежде всего посредством разработки более совершенных производственных систем, путем взаимодействия с органами власти, создания благоприятного имиджа и т.д.

Внутренняя координация включает действия, направленные на достижение эффективной интеграции внутренних действий составляющих ее организаций и является неотъемлемой частью управленческой деятельности корпорации.

Поиск организационных стратегий является основной целью организационного стратегического предвидения. В его рамках решаются, помимо других организационных задач, и задачи систематического развития мышления менеджеров путем создания такой организации обучения, при которой они могут учиться на ранее принятых стратегических решениях. Способность учиться на опыте дает возможность корпорации правильно скорректировать свое стратегическое направление и повысить профессионализм менеджеров в области стратегического управления.

Акционеры как инвесторы, вложившие в корпорацию часть своих средств, стремятся осуществлять надзор за ее управлением. Но из-за отсутствия возможностей каждого из них уделять надзору много времени и усилий, деятельность компании может выйти из-под их контроля, что обусловливает актуальность проблемы контролирования. Мировая практика показывает, что для этого могут использоваться механизмы внешнего и внутреннего контроля.

Механизм внешнего контроля обычно включает соответствующее законодательство или фондовые рынки. В России в настоящее время идет процесс формирования соответствующего законодательства, но пока не будут созданы инфраструктура обязательного исполнения законодательства, органы контроля над деятельностью корпораций, исполнительные органы и т. д., трудно полагаться на новую законодательную базу как на гаранта эффективного управления.

В основе механизма внешнего контроля лежат особенности взаимоотношений различных групп инвесторов внутри корпорации. Эти особенности определяются прежде всего тем, что держатели крупных пакетов акций не могут без труда освободиться от них, по крайней мере, это для них может означать чувствительные потери, так как в рамках рыночной экономики продажа крупного пакета акций сопровождается падением их курсовой стоимости. В связи с этим крупные акционеры гораздо сильнее заинтересованы в эффективности деятельности корпорации. Малые, же инвесторы могут выбрать между продажей акций и участием в системах внутреннего контроля корпорации путем голосования на общих собраниях акционеров. В то же время опасность массированной продажи акций акционерами является серьезным механизмом контроля над менеджерами, поскольку это значительно повышает издержки получения нового капитала.

Таким образом, естественным механизмом контроля эффективности той или иной корпорации может быть фондовый рынок, который путем слияний, поглощений, захвата и выкупа акций компаний позволяет инвесторам фактически взять под свой контроль активы корпораций, способных приносить гораздо большую прибыль при условии смены управленческого состава. Способность рынка осуществлять функции контроля связана во многом с существованием строгих законодательных норм, обязывающих корпорации публиковать сведения о своем финансовом положении, что является источником исчерпывающей финансовой информации, способствующей проведению целенаправленного мониторинга и оценки деятельности корпораций. К сожалению, фондовый рынок в России пока не достиг достаточной для этого глубины и эффективности, особенно в условиях нестабильности экономического положения страны.

Отсутствие сильного внешнего контроля должно компенсироваться механизмом внутреннего контроля, основой которого является Совет директоров корпорации. В то же время сложности с оценкой деятельности Совета директоров заключаются в том, что эффективность его работы сильно зависит от того, кому принадлежат права собственности.

Эта задача облегчается в случае, если акционерами корпорации являются банки, которые сами могут осуществлять функции контроля и надзора независимо от Совета, постепенно приобретая необходимые опыт и компетентность в мониторинге и оценке деятельности компаний.

При любой системе управления главная обязанность Совета директоров корпорации - обеспечение подотчетности менеджмента, а главное средство реализации этой обязанности - контроль и оценка работы менеджмента. В странах с устоявшимися рыночными отношениями для этого обычно устанавливаются точные и четко сформулированные процедуры оценки деятельности управленцев. Эти процедуры не фиксируются законодательно и не являются универсальными, а вводятся самими компаниями и варьируются в зависимости от конкретных условий и потребностей. Управление государственными корпорациями имеет ряд особенностей. Рассмотрим некоторые из них.

На конец 1998г. в собственности государства находилось более 4800 пакетов акций корпораций, акционерных обществ и иных предприятий со смешанными формами собственности, представляющих базовые отрасли народного хозяйства. В соответствии с указом Президента РФ от 11.05.1995г. №478 в федеральной собственности должны закрепляться только пакеты акций акционерных обществ, производящих продукцию (товары, услуги), имеющую стратегическое значение для обеспечения безопасности страны.

Перечень таких акционерных обществ был утвержден постановлением Правительства РФ от 17.09.1995г. №949 и включал 2700 акционерных обществ. В последующем этот перечень постоянно расширялся.

По величине доли в уставном капитале акционерных обществ акции, находящиеся в федеральной собственности, распределяются следующим образом: более 50% - 831, от 25% до 50% - 2004, до 25% -1400, “золотая акция” - 631 /76/.

Основными нормативными документами, регламентирующими управление и распоряжение пакетами акций, находящимися в федеральной собственности, являются:

Государственная программа приватизации в Российской Федерации;

Указ Президента РФ от 10.06.1994г. №1200 “О некоторых мерах по обеспечению государственного управления экономикой”;

Указ Президента РФ от 30.09.1995г. “О порядке принятия решений об управлении и распоряжении находящимися в федеральной собственности акциями”.

В соответствии с этими нормативными документами государство управляет принадлежащими ему акциями через институт своих представителей (в количестве около 2000 человек), назначаемых решениями Президента РФ, Правительства РФ, Мингосимущества РФ и Российского фонда федерального имущества. В числе представителей: 92% -работники отраслевых министерств и ведомств, 8% - работники Мингосимущества РФ, МАП России, Минэкономики РФ, Минфина РФ, Российского фонда федерального имущества).

Таким образом, институт представителей государства на 100% состоит из государственных служащих различных должностных рангов - от министров до главных специалистов.

Анализ деятельности представителей государства показал, что основными ее недостатками являются:

1. Нерегулярная работа представителей государства в корпорациях и акционерных обществах, в первую очередь в Советах директоров, на которых и решаются основные вопросы производственной деятельности акционерного общества.

2. Самоустранение министерств и ведомств от работы по назначению представителей государства.

3. Нерегулярная отчетность представителей государства или ее непредставление.

4. Нарушение представителями государства полученных инструкций или голосование вопреки им.

5. Само существование института представителей государства в акционерных обществах вступило в противоречие с законом “Об основах государственной службы в Российской Федерации”, на что неоднократно указывала Генпрокуратура РФ.

Исходя из результатов анализа, можно рекомендовать два направления совершенствования управления федеральными пакетами акций:

усиление ответственности представителей государства и повышение эффективности их работы;

использование форм внешнего управления пакетами акций (доверительное управление, привлечение наемного менеджера и т.п.).

Совершенно очевидно, что нельзя отдавать однозначного приоритета какому-либо из этих направлений. Кроме того, систему управления нельзя рассматривать в отрыве от объекта управления - федерального пакета акций. В настоящее время его размерность значительно превышает управленческие возможности госаппарата.

В связи с этим при разработке эффективной стратегии управления федеральным пакетом акций, необходимо решить проблему его оптимизации. Критерием оптимальности должен быть максимум управляемости при сохранении контроля над корпорациями, производящими продукцию (товары, услуги), имеющую стратегическое значение для обеспечения национальной безопасности страны.

В этот портфель должны включаться пакеты в 75% акций (когда требуется полный контроль за деятельностью АО) и контрольные - в 51% акций. Блокирующие пакеты - в 25,5% акций целесообразно заменить на “золотую акцию”, пакеты акций, составляющие менее 25% выставить на продажу в момент благоприятной конъюнктуры и после обязательной предпродажной подготовки.

По оценкам Мингосимущества РФ, большим объемом пакетов акций государство управлять не может, поэтому размер государственного портфеля должен составить порядка 1000 пакетов акций акционерных обществ, созданных в процессе приватизации.

Учитывая низкую эффективность института государственных чиновников в управлении федеральными пакетами акций, Мингосимущество РФ разработало программу действий, направленную на защиту интересов государства как собственника и акционера, и предусматривающую реализацию следующих мероприятий:

1. Совершенствование нормативно-правовой базы, регламентирующей деятельность представителей государства.

2. Развитие практики заключения договоров с физическими лицами - профессиональными управляющими - на представление интересов государства в органах управления предприятий со смешанными формами собственности в соответствии с требованиями постановления Правительства РФ от 21.05.1996г. № 625 “Об обеспечении представления интересов государства в органах управления акционерных обществ (хозяйственных товариществ), часть акций (доли, вклады) которых закреплена в федеральной собственности” .

3. Осуществление “приватизации” функций управления федеральными пакетами акций путем передачи их в доверительное управление корпорациям и другим коммерческим организациям (при этом основными целями доверительного управления акциями считать их предпродажную подготовку, т.е. повышение котировок акций, находящихся в федеральной собственности, рост их ликвидности).

В среднесрочной программе социально-экономического развития на 1997-2000гг. указано, что Правительство РФ должно стремиться к резкому повышению бюджетного эффекта от владения, пользования и распоряжения акциями. Для этого, в частности, следует принять решение, обязывающее представителей государства в органах управления акционерных обществ обеспечить направление прибыли такого общества на выплату дивидендов в федеральный бюджет, а также установить, что голосование представителя государства по расходованию прибыли акционерного общества на иные цели осуществляется в порядке исключения, на основании специального решения Правительства РФ, при наличии соответствующего инвестиционного проекта либо иного существенного основания.

Льготы по уплате в федеральный бюджет дивидендов вводились в 1992-1993гг. на этапе становления предприятий в новом качестве. В настоящее время назрела необходимость провести ревизию всех этих льгот и отменить их по большинству акционерных обществ.

Основные усилия Мингосимущества РФ по решению проблемы повышения эффективности управления государственным имуществом должны быть направлены на пересмотр перечней “стратегических предприятий” и оптимизацию находящегося в федеральной собственности имущества.

Значительное число предприятий, находящихся в списке “стратегических”, относится к оборонным отраслям. Их приватизацию необходимо проводить с учетом обеспечения безопасности государства и повышения доходов федерального бюджета. Этот процесс должен быть развернут по времени на несколько лет и включать следующие этапы:

формирование перечней акционерных обществ, пакеты акций которых подлежат исключению из списков “стратегических”;

продажа пакетов акций, имеющих высокую ликвидность и рыночную котировку;

проведение предпродажной подготовки недооцененных акций, а также акций, имеющих высокий потенциал роста, реализация механизма отсроченной продажи.

По корпорациям, осуществление контроля за деятельностью которых является неотъемлемой функцией государства, необходимо сохранить институт представителей государства, модифицировав его с целью устранения существующих недостатков.

Основные формы корпоративного управления в экономике России.

Развитие мировой экономики и стремление к обеспечению устойчивости функционирования предприятий вызвало к жизни множество различных видов корпоративных объединений, позволяющих концентрировать огромные материальные, человеческие и финансовые ресурсы на решении современных научно-технических и производственных проблем.

При всем разнообразии современная организация корпораций по существу едина - это множество акционерных обществ открытого типа, включающих не только производственные, но и финансовые организации, объединяемых обычно взаимопереплетаемой собственностью на акционерный капитал. Этот основной объединяющий фактор, как правило, дополняется системой договорных соглашений юридических лиц друг с другом и с государством, а также неформальными отношениями и интересами.

Анализ деятельности отечественных корпораций показывает, что дальнейшее их развитие обусловлено /90/:

давлением на мировых рынках (с 1997г. началась реальная интеграция крупнейших российских корпораций в мировые рынки, соответственно возникла необходимость адекватного ответа на конкуренцию на мировом рынке, а значит изменения системы управления);

изменениями внутри России (с конца 1997г. на так называемых олигархов стали активно давить динамичные средние компании).

В складывающихся условиях основной задачей корпораций является концентрация усилий по реорганизации своей структуры. Выбор между имеющимися формами организации крупных корпораций - концерном, холдингом, финансово-промышленной группой (ФПГ), ассоциацией - должен соответствовать стратегической цели, которую ставят перед собой компании, и условиям развития экономической ситуации в России.

В отечественной практике широкое распространение получили такие виды корпоративного объединения, как финансово-промышленные группы (ФПГ) и холдинги.

Финансово-промышленные группы

Стремление финансовых и промышленных структур к рациональному взаимодействию объясняется необходимостью гарантированной финансовой стабилизации. Такое взаимодействие может успешно осуществиться, например, в рамках финансово-промышленных групп, структурно объединяющих организации и предприятия и обеспечивающих возможность замкнуть финансовые потоки, превратить избыточные и свободные средства в эффективные инвестиции.

Федеральным Законом от 30.11.1995г. №190-ФЗ “О финансово-промышленных группах” отечественные финансово-промышленные группы определяются как совокупность юридических лиц, действующих как основное и дочернее общества либо полностью, либо частично объединивших свои материальные активы на основе договора о создании ФПГ в целях технологической или экономической интеграции для реализации инвестиционных и иных проектов и программ, направленных на повышение конкурентоспособности и расширение рынков сбыта товаров и услуг, повышение эффективности производства, создание новых рабочих мест.

В состав группы могут входить коммерческие и некоммерческие организации, в том числе и иностранные, при этом законодательством РФ предусматривается, что среди участников ФПГ обязательно наличие организаций, действующих в сфере производства товаров и услуг, а также банков и иных кредитных организаций.

Финансово-промышленные группы в условиях перехода к рыночной экономике оказались наиболее приближенными к организационным формам финансово-промышленного капитала, так как они основаны на интеграции субъектов производства различной величины и форм собственности с банковскими, финансовыми, страховыми, риэлторскими и т.п. структурами.

По своей сути, ФПГ являются результатом развития таких процессов, как:

продолжающаяся концентрация капитала в производственной и непроизводственной видах деятельности;

стремление преодолеть риски, застраховать их, обезопасить себя;

необходимость восстановить потерянное взаимодействие между производственными и научными структурами, подключение сюда финансовых и инвестиционных институтов.

Создание и функционирование российских ФПГ связаны с развитием рыночных отношений, масштабной приватизацией, демонополизацией и структурной перестройкой промышленности и осуществляются с учетом двух экономических факторов: содействие росту эффективности производства и повышение уровня конкуренции на национальном и региональном рынках.

Создание ФПГ в отраслях российской промышленности, прежде всего наиболее конкурентоспособных на внешнем рынке, дает ряд преимуществ в мировом интеграционном процессе /3,4,31/:

1. Снижение рисков, т.е. опасности банкротства. Повышение устойчивости предприятий, финансово-кредитных и других учреждений к воздействиям экономического и политического характера обусловлено объединением капитала в этих отраслях. При этом появляется реальная возможность создания мощной материально-финансовой базы, достаточной не только для выживания предприятий, организаций и финансовых институтов в условиях кризиса, но и выхода из него.

2. Более эффективное перераспределение управленческих функций за счет передачи части полномочий министерств и ведомств руководящим органам ФПГ повышает возможность противодействовать неуправляемому проникновению крупных зарубежных монополий в национальную экономику путем создания высокоэффективной импортозамещающей продукции. Барьером против “внутреннего” монополизма может быть организация действенной конкуренции между несколькими ФПГ как на внутреннем, так и мировом рынках.

В рамках ФПГ появляется возможность осуществлять взаимовыгодное и добровольное ценовое регулирование, сдерживание роста цен, способствовать макроэкономической стабилизации. Создание ФПГ способствует также активизации инвестиционного процесса.

Главное в том, что ФПГ создают условия для объединения промышленного и финансового капиталов: материальной базы промышленных предприятий, которая не может развиваться из-за отсутствия денежных средств, и наличных денежных средств коммерческих структур, использование которых в сфере примитивных спекуляций становится все менее эффективным.

Объединение технологически и экономически взаимосвязанных производственных, торговых и финансовых предприятий позволяют упростить инвестирование в развитие производства, наладить выпуск продукции, способной конкурировать с зарубежной, что, в свою очередь, позволит ФПГ включиться в процесс интеграции мировой экономики. При этом обеспечивается снижение издержек на производственные, финансовые и торговые операции, содержание информационных, юридических, сбытовых, снабженческих подразделений и предприятий.

Важным условием долговременного эффективного функционирования ФПГ является соответствие их организационной и инвестиционной стратегий.

В целях активизации инвестиционной деятельности, в том числе в инновационной сфере, ФПГ должны создаваться прежде всего на базе технологически и кооперационно связанных предприятий, выпускающих продукцию, обеспечиваемую платежеспособным спросом и конкурентоспособную на внешнем рынке. Речь идет о реализации накопленного научно-технического потенциала и высокотехнологичных производств, наращивании производства продукции глубокой переработки топливно-энергетических и сырьевых ресурсов, увеличении экспортной направленности наукоемкой продукции и создании необходимых организационно-экономических предпосылок закрепления на мировом рынке.

Для этого особое внимание финансово-промышленные группы должны уделять формированию инвестиционных программ, привлекательность которых на мировом рынке позволит им активно включиться в мирохозяйственные связи и, возможно, с течением времени превратиться в транснациональные корпорации. Механизм реализации этих программ должен быть с преимущественным использованием собственных и заемных средств частных инвесторов. Собственные средства должны аккумулироваться за счет основных источников:

инвестиций финансово-кредитных учреждений участников группы;

прибыли, полученной от реализации продукции, работ и услуг, производимых участниками группы;

средств уставного капитала ФПГ.

В настоящее время эффективность функционирования ФПГ как формы корпоративного управления, уже доказана практикой. Однако их дальнейшее развитие сдерживается наличием определенных проблем:

поспешное стремление отдельных предприятий получить статус финансово-промышленной группы без достаточной проработки стратегии совместной деятельности и при отсутствии гарантий ее эффективности;

управляемость ФПГ, прежде всего в тех случаях, когда контрольные пакеты акций сосредоточены вне руководства группой в целом;

организация взаимодействия между предприятиями, остающимися в государственной собственности, и приватизированными.

Развитие ФПГ с целью включения в международный интеграционный процесс, по нашему мнению, должно осуществляться в соответствии со следующими принципами /3/:

наличие и ясность стратегической цели;

ориентация на производство конкурентоспособных товаров и предложение конкурентоспособных услуг;

наличие стратегических перспектив эффективного роста;

реальность целей, при учете исторических закономерностей, соответствия целей возможностям, обеспечение стабильности развития, сведение к минимуму риска;

оптимальное сочетание корпоративных, общенациональных и региональных интересов;

использование современных методов самооценки и прогнозирования (стратегическое планирование, маркетинг);

проведение целенаправленной кадровой политики и последовательное накопление интеллектуального потенциала;

интеграция банковского и промышленного капиталов;

своевременный учет мирового опыта;

участие в совместном с иностранными корпорациями производстве товаров и услуг.

Для реализации указанных принципов необходимо осуществить такие мероприятия, как:

маневрирование имеющимися ресурсами и объединение инвестиционных возможностей предприятий и банков;

эмиссия ценных бумаг (акций) и продажа их тем, для кого участие в капитале дает импульс к кредитованию производства;

увеличение отдачи от имеющихся производственных фондов путем укрепления кооперационных связей между технологически связанными предприятиями и повышения загрузки мощностей за счет ослабления дефицита оборотных средств при использовании трансфертных цен;

экономия на издержках за счет кооперации в снабженческо-сбытовой деятельности, маркетинговом анализе, подготовке инвестиционных проектов;

активное участие центральной компании в кредитно-залоговых и торговых операциях, в том числе и на международном уровне, с целью наращивания ее собственных ресурсов;

обеспечение ведущей роли банка группы в объединении инвестиционных потенциалов участников ФПГ;

создание в рамках ФПГ целевых акционерных обществ, с включением в них при необходимости иностранных предприятий, под конкретные инвестиционные проекты;

образование в рамках ФПГ внебюджетных фондов и создание управляющей компании по эффективному вложению свободных средств этих фондов.

Справочно.

На 1.087.1998г. в России было зарегистрировано 72 ФПГ, объединивших около 1500 предприятий и организаций и почти около 100 финансово-кредитных учреждений /25/.

Холдинговые корпорации

Холдинг и ФПГ различны по целям и правилам образования, по хозяйственным функциям, а также по характеру государственного стимулирования и контроля, по регламентам, определяющим их деятельность.

ФПГ - группа предприятий, объединивших капиталы. Холдинги могут быть в виде производственной и финансовой корпорации.

Производственная холдинговая корпорация создается предприятиями-смежниками для содействия их кооперации и осуществления согласованной инвестиционной политики (во главе такой корпорации, как правило, стоит крупное производственное предприятие).

Финансовая холдинговая корпорация - корпорация, более 50% капитала которой составляют ценные бумаги других эмитентов. Такая корпорация обычно ведет исключительно инвестиционную деятельность, при этом реализацию акций осуществляет только на фондовой бирже (в этом случае холдингом управляет банк).

Финансовые холдинговые корпорации не вправе вмешиваться в производственную и коммерческую деятельность дочерних предприятий.

Представители финансовой холдинговой корпорации могут принимать участие только в собраниях акционеров дочерних предприятий. Включение представителей финансовой холдинговой корпорации в состав советов директоров и иных органов управления дочерними предприятиями не допускается. Сделки с акциями, не зарегистрированные в установленном порядке на фондовой бирже, признаются недействительными.

Холдинговые корпорации могут быть созданы в любой форме, допускаемой законодательством. В правовом отношении холдинговые корпорации не имеют юридического признака как такового и руководствуются инструкциями устава как общества с ограниченной ответственностью. Наиболее распространенные формы холдинга: акционерные общества, общества с ограниченной ответственностью, единоличные корпорации, государственные организации и др.

Целями создания холдингов являются /3/:

консолидация деятельности различных предприятий в отношении с государственным бюджетом;

создание дополнительных производственных мощностей в результате слияния предприятий под эгидой холдинговой компании;

проникновение через посредничество холдинговых компаний в производство и сбыт различных товаров;

проведение единой политики и осуществление единого контроля за соблюдением общих интересов больших корпораций;

ускорение процесса диверсификации.

Преимуществами холдингов в интеграционном процессе являются:

эффективное управление входящими в него предприятиями, благодаря применению новейших технологий и более широкой области для сравнения результатов;

управление и контроль за ценами во всех сферах деятельности;

объединение технического и технологического опытов экономии и снижения издержек в производстве и сбыте продукции;

экономичное распределение продукции по технологическим цепочкам;

возможность управления и контроля за производством и сбытом продукции на всех этапах технологической цепочки, от добычи сырья и до получения финансовых средств от реализации готовой высокоэффективной продукции;

концентрация продукции, позволяющая получать максимальную отдачу при оптимальных затратах;

уменьшение накладных расходов;

исключение копирования в управлении, капиталах, торговых затратах и т.д.

Кроме того, важным преимуществом холдинга являются, так называемый, эффект масштаба, большая эффективность в международном движении капитала, возможность сравнительно легкой ликвидации нерентабельных предприятий, деятельность которых отрицательно сказывается на объединенной системе в целом, возможность противостоять воздействиям извне и т.д.

В качестве недостатков холдинговых корпораций можно отметить:

стремление к монополистическому либо олигополистическому поведению;

тенденция к бюрократизации и злоупотреблению контрольно-управленческими функциями;

невозможность достаточно четкого прослеживания перераспределения фондов и финансовых средств между своими предприятиями;

отсутствие в настоящее время достаточного резерва квалифицированных управленческих кадров.

При создании холдинга, необходимо учитывать, что в России , в настоящее время не допускается создание холдинговых корпораций в следующих сферах действия /3/:

торговля товарами производственно-технического назначения (материально-техническое снабжение) и потребительскими товарами;

сельскохозяйственное производство, переработка сельскохозяйственной продукции и производственно-техническое обеспечение сельского хозяйства;

общественное питание и бытовое обслуживание населения;

транспорт, кроме железнодорожного, трубопроводного и предприятий, осуществляющих международные перевозки.

Для ограничения монополистской деятельности и развития конкуренции также не допускается создание холдинговых корпораций, если это приводит к монополизации производства тех или иных видов продукции (работ, услуг).

Кроме того, функционирование холдинговых корпораций регламентируется рядом положений и условий, вытекающих из законодательных актов. Отметим некоторые из них.

Если холдинговая корпорация признана монополией по определенной группе однородных или взаимозаменяемых продуктов (товаров, работ, услуг), включена в реестр предприятий монополистов по этой группе и реализует свое доминирующее положение на рынке посредством диктата цен, на нее и на ее дочерние предприятия, производящие продукты указанной группы, распространяется действие санкций, предусмотренных антимонопольным законодательством.

Создаваемые холдинговые корпорации не могут быть правопреемниками ранее существовавших концернов, предприятий, союзов, ассоциаций (в том числе государственных) или иных объединений предприятий, а также органов государственного управления.

Если холдинговая корпорация создается на базе государственных предприятий, на приватизацию которых наложены ограничения, то необходимо иметь в виду, что ее создание не допускается до отмены этих ограничений соответствующими органами государственного управления.

Не допускается передача холдинговой корпорации или какому-либо из ее дочерних предприятий прав на сбыт третьим лицам продукции (работ, услуг) дочерних предприятий (за исключением экспортных операций), а также регулирование холдинговой корпорацией в какой-либо форме цен на указанную продукцию (работы, услуги).

При рассмотрении вопроса о создании холдинговой корпорации в порядке консолидации пакетов акций юридически самостоятельных предприятий в соответствии с установленным регламентом определяется перечень предприятий, включаемых в создаваемую холдинговую корпорацию (либо приобретающих хозяйственную самостоятельность и подлежащих приватизации на общих основаниях), а также рассматриваются возможные способы привлечения дополнительных инвестиций.

Среди потенциальных сторонних инвесторов (российских и иностранных), при необходимости, могут быть проведены конкурсы для их включения в число участников холдинговой корпорации.

Высшим органом управления холдинга является общее собрание акционеров или их полномочных представителей, принимающее решения по вопросам, отнесенным к его компетенции в соответствии с законодательством и Уставом корпорации.

Экономическая база для возникновения холдингов в нашей стране появилась в процессе акционирования государственных предприятий, развития фондового рынка, реорганизации финансовой системы, структурных преобразований в наиболее конкурентоспособных отраслях промышленности перспективных с точки зрения интеграции в мировую экономику.

Для дальнейшего развития холдинговых корпораций в целях их внедрения в мировую экономику необходимо на государственном уровне /3,17/:

определить списки предприятий, включаемых в холдинговые корпорации, и бессрочно закрепить пакеты акций в федеральной собственности;

создавать холдинговые корпорации в форме ЗАО или государственных предприятий (организаций) без выпуска акций;

формировать холдинговые корпорации в первую очередь на основе существующих концернов, союзов, ассоциаций и иных объединений предприятий, чтобы не разрушать технологических, производственных и хозяйственных связей, научно-исследовательских и проектных организаций;

снять жесткие ограничения на долю государства в уставном капитале акционерных обществ, образующих холдинговую корпорацию;

разрешить создание, а также внесение имущественных вкладов в уставный капитал предприятий различных организационно-правовых форм любыми органами государственной власти и управления, местного самоуправления, государственными и муниципальными учреждениями (в настоящее время это могут делать только комитеты по управлению имуществом и фонды имущества).

Российские корпорации и интеграционный процесс

Мировой опыт в области интеграции, особенно опыт ЕС, заслуживает пристального внимания. При этом большой интерес представляют не только принципиальные решения и их осуществление, конечные результаты, но и все процедуры подготовки, согласования и принятия этих решений, пути преодоления разногласий между членами ЕС, а этих разногласий, естественно, было немало.

Достаточно упомянуть о том, что 3 страны - Великобритания, Дания, Швеция, не отвергая в принципе своего участия в Европейском валютном союзе, отказались войти в него в намеченный срок, т.е. с 1 января 1999г., а четвертая страна - Греция - пока не прошла в ЕВС по установленным “контрольным показателям”. Кроме этого необходимы были организационные и правовые формы разработки соответствующих документов, взаимодействие с государственными органами, деловыми кругами, общественными организациями, научными учреждениями и населением, информационное и пропагандистское обеспечение намеченных мероприятий.

Как показала практика, соответствующие подходы и методы во многом применимы не только к валютной сфере, но и к другим интеграционным программам.

Известно, что движение по проторенному пути может сделать этот путь короче, хотя и при этом не стоит забывать, что европейским странам потребовалось свыше 40 лет, чтобы подойти к полномасштабному валютному союзу и единой валюте.

Выше было отмечено, что одним из направлений успешного решения проблем интеграции России в мировую экономику является участие российских корпораций в международных проектах, производство продукции по заказам иностранных потребителей, создание межгосударственных и транснациональных корпораций.

Рассмотрим, какие осуществляются мероприятия и вообще что делается в России по реализации этого направления интеграции России в мировую экономику. Как показала практика, в первую очередь надо восстановить экономические связи со странами СНГ. Первые (и, скажем откровенно не слишком удачные) шаги по пути интеграции в рамках СНГ не идут ни в какое сравнение с масштабами и глубиной этих процессов в ЕС.

Тем не менее объективная необходимость интеграции бывших советских республик в составе всех или части стран, входящих ныне в СНГ (как, например, союз четырех - России, Белоруссии, Казахстана, Киргизии, а в дальнейшем и Таджикистана, или союз Россия - Белоруссия), не вызывает сомнений. Очевидно также, что этой интеграции суждено пройти, по существу, тот же путь, те же этапы, что прошел и ЕС, в том числе, возможно, когда-нибудь прийти и к валютной интеграции.

Создание транснациональных ФПГ

Правительствами стран СНГ 15.04.1994 г. подписано “Соглашение о создании и развитии производственных, коммерческих, кредитно-финансовых, страховых и смешанных транснациональных объединений”, определяющее общие принципы создания транснациональных ФПГ (ТФПГ) разных форм - совместных групп, международных хозяйственных объединений, корпораций, холдингов, ассоциаций, торговых домов, агентств, бирж, совместных банков, финансовых и страховых компаний. Данным соглашением определено:

ТФПГ являются юридическими лицами, по законодательству государства места их регистрации;

статус филиалов и представительств ТФПГ определяется в учредительных документах в соответствии с законами стран местонахождения;

порядок оценки финансовых, материальных ресурсов и имущества, вносимых в уставный фонд ТФПГ, устанавливаются по согласованию между учредителями;

уставный фонд формируется на согласованных между учредителями условиях объединения активов;

распределение прибыли и возмещение убытков регламентируется учредительными документами;

взаимоотношения предприятий ТФПГ с бюджетом страны пребывания определяются законами этой страны;

капитальные вложения, в том числе и третьих стран, осуществляются в соответствии с законодательством государства, где производятся соответствующие вложения, а также с договорами между сторонами о сотрудничестве в инвестиционной сфере и взаимной защите инвестиций.

К первым ТФПГ можно отнести “Интеррос” (Россия, Казахстан), “Нижегородские автомобили” (Россия, Белоруссия, Украина, Киргизия, Таджикистан, Молдавия), “Точность” (Россия, Белоруссия, Украина).

Сохранение и развитие взаимовыгодных межгосударственных кооперационных связей обусловлено расширением платежеспособного спроса на продукцию российских предприятий, а становление ТФПГ является условием закрепления отечественных товаропроизводителей на зарубежных рынках.

По состоянию на конец 1997г. статус транснациональных получило 9 групп: “Интеррос”, “Нижегородские автомобили”, “Точность”, “Славянская бумага”, “Аэрофин”, “Оптотроника”, “Авангард”, “Сибагромаш”, “ТАНАКо”. Образование ТФПГ пока идет только по принципу включения заинтересованных инопартнеров.

В экономико-политическом и нормативном обеспечении формирования ТФПГ следует выделить несколько основополагающих моментов:

1. Принятие Правительствами стран СНГ 15.04.1994г. “Соглашения...”.

2. Подписание ряда межправительственных соглашений о создании отдельных ФПГ (“Аэрофин”, “Авангард” и др.), а также о принципах создания ТФПГ (между Россией и Украиной, Казахстаном, Киргизией, Узбекистаном).

3. Подписание Соглашения о создании Платежного союза государств-участников СНГ от 21.10.1994г.

4. Принятие 29.03.1996г. Договора Между Россией и Белорусью, Казахстаном и Киргизией об углублении интеграции в экономической и гуманитарной областях.

5. Подписание Договора о создании содружества двух государств - России и Беларуси, который существенно конкретизирует экономические условия межгосударственного взаимодействия.

6. Подписание двухсторонних соглашений между национальными банками России и Беларуси, России и Казахстана по поддержанию стабильности валютных курсов национальных валют, учреждение в Москве всеми национальными банками СНГ Межгосударственного банка.

7. Принятие Таможенного Союза Россией, Белорусью, Казахстаном, Киргизией.

Из внутренних российских нормативных актов следует выделить Положение о порядке поставок товаров (работ, услуг) в рамках производственной кооперации и специализации производства между предприятиями и отраслями Российской Федерации и других государств-участников СНГ (утверждено Минсотрудничеством РФ 17.11.1994г. № ВМ-3138).

Однако работа по выявлению потенциально эффективных кооперационных связей российских предприятий до сих пор не проведена. Поэтому в рамках создания ТФПГ до сих пор превалируют отдельные, зачастую случайные инициативы.

Важное значение для становления транснациональных ФПГ (с участием стран СНГ) имеет получившая определенное распространение практика заключения межправительственных соглашений о создании ФПГ, имеющих значение, прежде всего, для определения общих приоритетов (взаимовыгодных сфер) для формирования групп.

Проведенный анализ данной проблемы позволяет сделать рекомендации по интенсификации процессов создания и деятельности ТФПГ, с учетом следующего /9/:

1. Россия может стать естественным лидером в деле создания ТФПГ. Основу такого лидерства должно составить выдвижение российской стороной предложений по приоритетным перспективным направлениям взаимовыгодной кооперации со странами СНГ.

2. Опыт показывает, что отдельные предприятия стран СНГ достаточно охотно идут в ТФПГ, регистрируемые по российскому законодательству (получая согласие своего министерства и практически ничего не вкладывая в консолидированный капитал), понимая, что риск больше лежит на России.

Следовательно, при создании крупных ТФПГ со значительными финансово-товарными потоками необходимо обязательное заключение межправительственных соглашений с их последующей ратификацией парламентами соответствующих государств.

Если речь идет о лидерстве и серьезных финансовых интересах российской стороны, следует требовать от инопартнера принятия сходной (или непротиворечивой) с Россией нормативно-правовой базы создания и деятельности ФПГ.

3. В случаях, если взаимная кооперация весьма интересна для российской стороны, но сходной нормативно-правовой базы для создания ТФПГ нет и не предвидится, целесообразно отказаться от статуса ТФПГ и подобрать более подходящую организационно-правовую форму корпорирования.

4. С участием заинтересованных научных организаций и федеральных органов следует отработать несколько пилотных (экспериментальных) организационных проектов ТФПГ, моделирующих основные проблемы во внешнеэкономическом сотрудничестве России и стран СНГ.

5. С учетом накопленного опыта, российской стороне целесообразно выработать и принять Федеральный закон “О транснациональных финансово-промышленных группах и корпорациях”, в котором восполнить ряд пробелов и устранить неточности действующего законодательства.

6. Практика регистрации ТФПГ по российскому законодательству пока не является достаточно отработанной, не учитывает особенности данной организационно-правовой формы. Конкретные решения по данному вопросу предложены в разработанном Минэкономики РФ Порядке рассмотрения документов по созданию ФПГ.

В соответствии с Соглашением правительств Армении, Беларуси, Киргизии, России и Таджикистана от 18.10.1996г. в целях концентрации научно-технического и производственного потенциалов предприятий оборонных отраслей промышленности для выполнения работ по восстановлению, созданию и совершенствованию объединенной системы противовоздушной обороны государств - участников СНГ создана Межгосударственная финансово-промышленная группа “Гранит” на базе ряда специализированных предприятий и организаций различных форм собственности.

ФПГ “Гранит” является субъектом производственно-хозяйственной деятельности с правами юридического лица и проходит государственную регистрацию в уполномоченных органах Российской Федерации без предоставления организационного проекта и заключения федерального антимонопольного органа.

Предприятия и организации - участники ФПГ “Гранит” сохраняют статус юридического лица, организационно-правовую форму, государственную и ведомственную принадлежность, не ограничиваются в производстве непрофильной для ФПГ “Гранит” продукции и осуществляют деятельность на основании законодательства своих государств.

Участники группы “Гранит” могут входить в состав национальных финансово-промышленных групп, деятельность которых не связана с работами по восстановлению, созданию и совершенствованию объединенной системы противовоздушной обороны государств - участников СНГ.

Группа “Гранит” открыта для вхождения в ее состав других предприятий и организаций стран СНГ, непосредственно включенных в единый технологический процесс разработки и производства профильной для группы продукции в порядке, предусмотренном ее уставом.

С целью восстановления сотрудничества между авиастроителями, авиаремонтными заводами и авиакомпаниями государств - участников СНГ, повышения их конкурентоспособности на мировом рынке авиационных услуг и перевозок, а также обеспечения высокого уровня безопасности полетов планируется создать транснациональную финансово-промышленную группу по обеспечению эксплуатации и ремонта авиационной техники гражданской авиации - “Аэрофин”, в состав которой могут входить хозяйствующие субъекты различных форм собственности.

После учреждения и регистрации группа “Аэрофин” остается открытой для присоединения к ней других хозяйствующих субъектов государств как СНГ, так и других государств, разделяющих цели ее деятельности, в соответствии с их национальным законодательством.

Соглашение о создании ТФПГ “Аэрофин” подписано Азербайджаном, Арменией, Беларусью, Грузией, Казахстаном, Киргизией, Молдовой, Россией, Таджикистаном, Узбекистаном и Украиной 18.10.1997г. В целях координации деятельности в области проектирования, производства, эксплуатации и утилизации летательных аппаратов невоенного назначения, а также использования технологий, научно-технических, консультационных, финансово-экономических и других услуг создан Союз “Международный авиационный консорциум “Гражданские самолеты”, объединивший 12 заводов, объединений, банков, НИИ и КБ.

Рассматривая процесс макроинтеграции стран СНГ в 1997г., следует отметить, что его политико-экономическая модель так и не заработала. Приток в содружество ссудного и производительного капитала из дальнего зарубежья многократно перекрыл взаимные инвестиции. На бумаге остались утвержденные главами государств и правительств интеграционные концепции. Так и не заработало в полную силу соглашение об избежании двойного налогообложения при взимании налога на добавленную стоимость. Страны СНГ игнорируют возможности стимулирования долгосрочных кооперационных поставок, что могло бы восстановить разрушенные технологические цепочки и оживить комплекс обрабатывающих отраслей. Фактически блокируется создание и развитие многопрофильных транснациональных финансово-промышленных групп.

Это свидетельствует о том, что интеграция “сверху” не пошла. Бездействуют многочисленные многосторонние институты сотрудничества, их реальный вес в принятии политико-экономических решений национальными органами близок к нулю. Оказалось, что лишенное интеграционных эмоций сотрудничество России с балтийскими странами эффективнее выяснения отношений внутри СНГ.

Национальные политические элиты Содружества в открытую сделали ставку на дальнее зарубежье. По крайней мере - в вопросах экономики. Бизнес с западными партнерами выглядит в их глазах более привлекательным.

При этом упрекать в этом Россия должна только себя. Многосторонняя интеграционная модель могла заработать лишь на основе поддерживаемого российскими ресурсами и единой политической волей руководства платежного и таможенного союзов. Пойди Россия на это - состоялась бы не только макроэкономическая интеграция, но и российская сфера геополитической ответственности.

Россия на это не пошла, поскольку издержки при реализации такой меры показались чрезмерными, а внешние угрозы - не столь значительными. Однако Россия с болезненными перебоями воплощает и гораздо более либеральную модель двухсторонних связей. Подспудно, но в СНГ идет весьма нежелательный процесс формирования субрегиональных политико-экономических группировок. Утратив роль верховного арбитра в улаживании в регионе постсоветских политико-экономических проблем, Россия автоматически поставит под вопрос собственную государственно-территориальную целостность, если не в законодательном порядке, то по существу.

Едва ли не единственным успокаивающим моментом в этом неконтролируемом нарастании центробежных симпатий национальных элит является здравый смысл обычных предпринимателей и промышленников - как новых финансистов, так и старых директоров предприятий. Лишь благодаря их изворотливости и пониманию общности коммерческих интересов понятие СНГ остается не пустым звуком. А это, в свою очередь, создает политическое поле для новой политико-экономической модели Содружества.

Основными элементами этой модели являются /8/:

сохранение в ограниченных масштабах трансфера российских ресурсов;

налаживание ориентированных на Россию двухсторонних политических и экономических связей;

тщательный информационный и статистический мониторинг постсоветского пространства;

сохранение единой системы сертификации и стандартизации.

Смысл этого заключается в том, что Россия отказываясь от открытого доминирования, бесплодного выколачивания долгов и неработоспособных многосторонних схем, получает возможность сохранить роль регионального верховного арбитра.

Серьезным препятствием в макроинтеграции стран СНГ, в частности, создании новых ТФПГ являются:

расхождения в национальных законодательствах;

отсутствие совместных проектов приватизации взаимосвязанных производств, перекрестного акционирования совместных предприятий;

различия в экономических условиях и темпах рыночных реформ;

отсутствие единого толкования основных юридических и экономических понятий, регулирующих процессы создания и функционирования ТФПГ;

невозможность участия нерезидентов в центральных компаниях ТФПГ;

отсутствие порядка ведения консолидированного учета, отчетности и бухгалтерского баланса;

отсутствие в ряде стран СНГ мощных кредитно-финансовых организаций;

наличие политической, социальной и экономической нестабильности.

Более или менее успешно реализуется взаимодействие между российскими и белорусскими предприятия электроники, которые заключили договор о создании на их базе российско-белорусской межгосударственной финансово-промышленной группы “Электронные технологии” (“Элетех”). Постановлением Правительства РФ от 17 августа 1998 г. было одобрено создание такой группы для разработки и производства высокотехнологичной и конкурентоспособной на мировом рынке продукции промышленной электроники.

В состав ФПГ с российской стороны вошли ОАО “Российская электроника”, объединяющее 33 предприятия электронной отрасли России, ОАО “НПО “Электроника” (Воронеж), ОАО “Протон” (Орел), ГП “Научно - производственное предприятие “Пульсар” (Москва), ГП “Исток” (Фрязино, Московская область), ГП “НИИ “Полюс” (Москва), ОАО “Электронприбор” (Фрязино, Московская область), ОАО “Кремний” (Брянск), ОАО “Катод” (Новосибирск), ЗАО “Московский научно-технологический центр”, ЗАО “Центр новых технологий “Оптрон” (Москва), Федеральный фонд развития электронной техники, акционерный коммерческий банк “Электроника”, Российский акционерный инвестиционно-коммерческий промышленно-строительный банк, “Промрадтехбанк”, АКБ развития профессионального бизнеса. От Белоруссии в группу включены НПО “Интеграл” (Минск), государственный концерн “Планар” (Минск) и ПО “Монолит” (Витебск), ПО “Горизонт” (Минск) и Белпромстройбанк. На собрании участников учреждена центральная компания в составе группы “Элетех” в форме закрытого акционерного общества с регистрацией и местом нахождения в Москве, которая также вошла в ФПГ /61/.

Идут, хотя и не так быстро как хотелось бы, процессы интеграции в авиационной промышленности. Так, в соответствии с Федеральной целевой программой реструктуризации авиационной промышленности предполагается на базе холдингов ВПК “МАПО”, АВПК “Сухой”, АНТК им. Туполева и Межгосударственной компании им. Ильюшина создать 5-6 корпораций первого уровня, которые будут выпускать конечную продукцию. В дополнение к ним будет создано 10-15 корпораций второго уровня, производящих авионику, двигатели и другие комплектующие.

Кроме того, в ближайшие годы Россия и Китай планируют создать авиационный консорциум, способный конкурировать с такими компаниями, как “Боинг”, “Эрбас индастри” и др. Объем продаж консорциума может достигнуть 4000 гражданских самолетов (400 млрд. долл.), что составит 30-40% от мирового авиарынка.

Основные задачи консорциума:

обеспечение потребностей Азиатско-Тихоокеанского региона в новых образцах самолетов;

совместное проектирование и производство различных типов летательных аппаратов, проведение НИОКР, модернизация эксплуатируемых самолетов;

совместные работы в области двигателестроения, аэродинамики, прочности материалов и др. /82/.

По заказам Норвегии, Германии и Эстонии планирует свою работу создаваемая на базе АО “Прибалтийский судостроительный завод “Янтарь” (Калининградская обл.) холдинговая компания, в которую войдут 10 предприятий.

Что касается участия российских корпораций в крупных международных проектах, то в настоящее время это могут осуществить, пожалуй только компании сырьевых отраслей, авиационно-технического агентства и некоторых других. Рассмотрим для примера деятельность “Газпрома” в этой области.

Из российских естественных монополий “Газпром” имеет больше всего возможностей по участию в международных проектах. Только за последние несколько лет “Газпром” резко увеличил свою долю на международном рынке газа (117 млрд. куб. м). Доля “Газпрома” на европейском рынке составляет 27% /30/.

Одним из стратегических направлений деятельности “Газпрома” является реализация проектов транзита газа “Ямал-Европа” через Белоруссию и Польшу, “голубой поток” (в Турцию через Краснодарский край и Черное море) и “Североевропейский проект”.

После заключения соглашения с немецкой компанией “Рургаз” о долгосрочных поставках до 2002г. российского газа в Германию и праве пользования газопроводной сетью “Рургаза” и с учетом того, что “Газпром” уже имеет доступ к сети немецкой газораспределительной компании “Вингаз” российская компаний автоматически попадает в общеевропейскую газовую сеть после запуска линейной части газопровода “Ямал-Европа”.

В число стратегических планов “Газпрома” входит участие в проектах добычи газа за рубежом (Иранский проект “Южный парус”, совместно с французской “Тоталь” добычи газа в Юго-Восточной Азии и поставках туда российского газа, транспортировка туркменского газа).

Стратегическими партнерами “Газпрома” являются англо-голландская компания “Шелл”, Итальянский нефтегазовый концерн “Эни”, упомянутые выше “Рургаз” и Тоталь”.

На сегодняшний дель ситуация с проектом “Голубой поток” такова: в 2000г. газ должен быть поставлен в Турцию, а строительство морского участка (392 км) еще не начато, не решены вопросы отвода земель по некоторым районам Краснодарского края. Затягивание реализации этого проекта может привести к тому, что строительство лоббируемого США Транскаспийского трубопровода Туркмения-Азербаджан-Грузия-Турция может вытеснить “Газпром” из Турции.

Включение российских корпораций в интеграционные процессы осложняется сырьевой направленностью современной экономики: подавляющее большинство крупнейших российских предприятий работает либо в нефтегазовой отрасли, либо в металлургии, либо в обслуживающей их энергетике, т.е. российская экономика имеет сырьевую направленность.

В списке 200 крупнейших компаний России 33 - нефтегазовых, 20 - металлургических, 42 - электроэнергетических, 40 - телекоммуникационных и всего 14 -машиностроительных компаний и еще 14 банков.

Первое место среди российских компаний по рыночной капитализации занимает “Газпром”, стоимость которого на 1.07.1998г. составила 11,15 млрд. долл. За ним следует НК ЛУКОЙЛ (5,62 млрд. долл.) и РАО “ЕЭС России” (5,35 млрд. долл.). Эти же три компании занимают верхние строчки и в списках крупнейших российских предприятий по объемам выручки и прибыли за 1997г. /2/.

В целом капитализация российских предприятий составила на 1.07.1998г. 61 млрд. долл. Объем торговли акциями 200 крупнейших российских предприятий в РТС за 1997г. составил 17 млрд. долл., что составляет мизер в сравнении с объемами торгов на фондовом рынке США. Если представить стоимость 200 крупнейших компаний как капитализацию одного предприятия, то в 1997г. такое предприятие не вошло бы в десятку, а в 1998г. даже в двадцатку самых крупных корпораций Америки. Вместе с тем РАО “ЕЭС России” или РАО “Газпром” по объемам продаж могли бы уверенно войти в число 40 крупнейших корпораций США.

Отсюда вопрос: адекватно ли оценены крупные российские предприятия? В мировой практике для оценки компаний среди прочих показателей используется коэффициент, представляющий отношение капитализации компании к объему ее продаж. Приемлемым средним значением этого коэффициента считается 0,7 т.е. выручка компании за девять месяцев окупает ее приобретение. Чем меньше выручка компании и чем больше ее капитализация, тем значение этого коэффициента выше.

У российских компаний из 200 крупнейших (т.е. почти у пятой части) коэффициенты капитализации выше 0,7. Однако в российской практике высокое значение этого коэффициента может означать и то, что компания под тем или иным предлогом скрывает реальные объемы своих продаж. Вместе с тем с увеличением масштабов деятельности фирмы специфические страновые искажения этого коэффициента исчезают. Поэтому, если оценивать по коэффициенту капитализации крупнейшие российские предприятия, то можно получить более объективные результаты, например: РАО “ЕЭС России” - 0,21; РАО “Газпром” - 0,46; НК ЛУКОЙЛ - 0,53. Это означает, что эти крупнейшие российские компании недооценены как минимум в 1,5-2 раза.

Решение о переоценке акций российский компаний напрашивается само собой, но для этого Россия должна избавиться от политических рисков, увеличить сбор налогов и, наконец, изменить промышленную политику. Однако о быстром решении этих проблем российской экономики пока не может быть и речи, а значит, в ближайшее время не имеет смысла говорить о том, что российские предприятия будут оценены реально.

Из сказанного следует, что путь интеграции России в мировую экономику будет длительным и трудным во всех отношениях: финансовом, экономическом, организационном, политическом. Но самое главное - этот путь реальный.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Мировая экономика является сложной системой, основу которой образуют как международное, так и ограниченное рамками отдельных государств производство материальных и духовных благ, их распределение, обмен и потребление.

Одним из объективных законов развития мировой экономики является интеграция, представляющая объективный процесс развития устойчивых экономических связей и разделения труда национальных хозяйств, которые близки по уровню экономического развития. Охватывая внешнеэкономический обмен и сферу производства, она ведет к тесному переплетению национальных хозяйств, к созданию региональных хозяйственных комплексов. При этом процесс интеграции развивается в следующей последовательности:

зона свободной торговли, в рамках которой отменяются торговые ограничения между странами-участницами;

таможенный союз, предполагающий наряду с функционированием зоны свободной торговли установление единого внешнеторгового тарифа и проведение единой внешнеторговой политики в отношении третьих стран;

единый или общий рынок, обеспечивающий его участникам наряду со свободной взаимной торговлей и единым внешнеторговым тарифом свободу передвижения капитала и рабочей силы, а также согласование экономической политики;

экономический и валютный союз, являющийся высшей формой межгосударственной экономической интеграции, и совмещающий все другие формы интеграции с проведением общей экономической и валютно-финансовой политики.

В настоящее время интеграционные процессы охватили многие страны и регионы и развиваются по следующим направлениям:

интернационализация производительных сил;

интернационализация международного разделения труда;

увеличение масштабов и качественное изменение характера традиционной международной торговли овеществленными товарами;

международное перемещение финансовых и производственных ресурсов, обеспечивающее переплетение и взаимозависимость экономической деятельности в различных странах;

развитие сферы услуг;

международный обмен научно-техническими знаниями;

международная миграция рабочей силы;

международное сотрудничество, направленное на решение глобальных проблем современности (охрана природы, освоение Мирового океана, космоса, помощь голодающему населению развивающихся стран и др.).

Развитие интеграционных процессов в планетарном масштабе вызвали процессы интернационализации и глобализации мирового хозяйства.

В основе предпосылок и движущих сил глобализации мировой экономики лежит ряд факторов, относящихся к ведущим сферам современной жизни, а именно:

экономический фактор, обусловленный огромной концентрацией и централизацией капитала, ростом крупных корпораций, в том числе компаний и финансовых групп, которые в своей деятельности все больше выходят за рамки национальных границ, осваивая мировое экономическое пространство;

политический фактор, связанный с тем, что государственные границы постепенно утрачивают свое значение, становятся все более прозрачными, дают все больше возможностей для свободы передвижения всех видов ресурсов;

международный фактор, который заключается в воздействии на процессы глобализации крупных международных событий;

технический фактор, обусловленный тем, что средства транспорта и связи создают невиданные прежде возможности для быстрого распространения идей, товаров, финансовых ресурсов;

общественный фактор, связанный с ослаблением роли традиций, социальных связей и обычаев, который способствует мобильности людей в географическом, духовном и эмоциональном смысле.

Эти факторы обусловили интенсификацию процессов глобализации в 90-х годах, которые приобрели качественно новые черты, заключающиеся в следующем:

после распада мировой социалистической системы большое число стран оказалось жестко включенным в систему мирохозяйственных связей;

либерализация внешнеэкономических связей и международных расчетов охватывает значительно большее число стран;

широкое применение нашли единые для всех стран стандарты на технологию, загрязнение окружающей среды, деятельность финансовых институтов, бухгалтерскую отчетность, национальную статистику и т.д.;

внедрение одинаковых критериев макроэкономической политики, унификация требований к налоговой политике, к политике в области занятости и т.д., чему во многом способствует деятельность таких международных организаций, как Международный валютный фонд, Всемирная торговая организация и др.

В основе объединения национальных хозяйств в единое мировое хозяйство лежит международное разделение труда, представляющее собой специализацию отдельных стран на производстве отдельных видов продукции, которой страны обмениваются между собой. Оно является объективной основой международного обмена товарами, услугами и знаниями, развития производственного, научно-технического, торгового и иного сотрудничества между всеми странами мира независимо от уровня их экономического развития и характера общественного строя. Именно международное разделение труда является важнейшей материальной предпосылкой налаживания плодотворного экономического взаимодействия государств в масштабах всей планеты, позволяющей мировой экономике прогрессировать в своем развитии, создавать предпосылки для более полного проявления общих (универсальных) экономических законов.

Центральным звеном международной финансовой системы является валютный рынок, который по объему операций превосходит фондовый (ежедневный объем сделок на валютном рынке исчисляется в среднем в 1,2-1,4 трлн. долл., в то время, как ежедневные объемы операций на рынке облигаций (государственных и частных) составляют порядка 500-700 млрд. долл. и 100-150 млрд. долл. - на рынке акций).

Современными международными центрами валютных операций являются Лондон (30% объема операций), Нью-Йорк (16%) и Токио (10%).

В середине 90-х годов появилась ярко выраженная тенденция к укрупнению банковских учреждений и концентрации банковского капитала как на национальном, так и на глобальном уровне в интересах повышения доходности банковских операций. Концентрация капитала позволяет банкам диверсифицировать источники доходов благодаря улучшению набора услуг и расширению географии операций. Крупнейшие банки мира переросли национальные границы и превратились в транснациональные банки, которые наряду с транснациональными корпорациями вносят основной вклад в мировой интеграционный процесс.

Рост общих потоков межгосударственных инвестиций привел к необходимости решения организационных вопросов на наднациональном уровне. В рамках этого в 1995г. Организация Экономического Сотрудничества и Развития приступила к переговорам по Многостороннему Инвестиционному Соглашению. Кроме того, росту импорта иностранного капитала способствовали завершение “Уругвайского раунда” переговоров в рамках ГАТТ, создание Всемирной торговой организации, подписание соглашения НАФТА (Зона свободной торговли стран Северной Америки), создание единого европейского рынка, а также увеличение числа двусторонних переговоров по инвестициям.

Особое место в мировом хозяйстве занимает Западная Европа. На ее долю приходится около 23% совокупного ВВП и 7% населения мира.

В настоящее время в Западноевропейском регионе основными интеграционными группировками являются Европейская ассоциация свободной торговли (ЕАСТ) и Европейский Союз (ЕС).

Главными достижениями Европейского Союза стали создание таможенного союза (отмена пошлин и других ограничений в торговле между членами Союза и единый “внешний тариф” в торговле с “третьими странами”), унификация (еще не завершившаяся) хозяйственного законодательства, а также введение единой валюты - евро.

Что касается Восточноевропейских стран, то они прошли немалый путь реформ, обеспечивших им включение в европейский интеграционный процесс. В них созданы демократические, плюралистические системы, продолжаются рыночные реформы. Ликвидированы основы централизованного планирования и государственного контроля: цены либерализованы, национальные валюты стали конвертируемыми, потребители и производители относительно свободны в своих решениях. Инфляция в основном подавлена, сведены на нет хронические дефициты.

В североамериканском регионе наиболее четко выделяются США и Канада. Они входят в “большую семерку” индустриально развитых стран мира, поэтому эти страны и стали центром интеграционной группировки, которая создана на основе Североамериканского соглашения о свободной торговле (НАФТА), заключенного США, Канадой и Мексикой 17.12.1992г. и предполагающего постепенную ликвидацию тарифных и нетарифных ограничений во взаимной торговле и меры, облегчающие взаимные капиталовложения. В рамках НАФТА пока не созданы специальные органы, регулирующие сотрудничество, аналогичные существующим в Евросоюзе.

В активизации интеграционных процессов в Южной Америке заметную роль играет МЕРКОСУР, являющийся фактически общим рынком стран Южного конуса, и созданный в 1991г. Аргентиной, Бразилией, Парагваем и Уругваем. МЕРКОСУР в короткий срок превратился в одного из основных участников реальной региональной интеграции.

Привлекает к себе большое внимание в настоящее время Азиатско-Тихоокеанский регион как зона наиболее динамичного экономического роста, опережающая другие регионы мира по темпам роста, в том числе в технологически передовых отраслях, и стремительному усилению международной конкурентоспособности значительной группы стран этого региона. В настоящее время в АТР сложился “азиатский четырехугольник” (Япония - Китай - НИС - АСЕАН) в виде интеграционной группировки Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС), объединяющего как развитые страны региона, так и большинство стран Восточной и Юго-Восточной Азии, Китай и Океанию. В 1997г. в АТЭС была принята Россия.

Ведущей страной этого региона является Япония, которая поднялась до ведущей державы, второго экономического монстра в мире и стала одним из центров интеграционных процессов этого региона.

Страной с переходной экономикой в АТР является Китай, который шаг за шагом входит в мировую экономическую систему. В разных местах Китая возникают особые промышленные зоны – преимущественно с продукцией высших технологий. Ключевая роль при этом отводится Сянгану (Гонконгу), поскольку его преимуществом являются торговые и финансовые связи с континентальным Китаем (80% торговли КНР), поэтому из него Китай намерен сделать региональный центр притяжения.

Экономика африканских государств находится в сильной зависимости от внешних факторов и прежде всего от торговли с зарубежными странами, поэтому ее оздоровление напрямую связано с принятием и осуществлением таких мер, как снижение импортных таможенных тарифов, отмена налогов на экспорт сельскохозяйственной продукции, сокращение налога на корпорации. Благодаря усилиям международных организаций на Африканском континенте в последние годы обозначились позитивные сдвиги в области экономики. Наибольших успехов при этом добились: Маврикий, Ботсвана, Сейшельские Острова, Свазиленд, Лесото и некоторые другие.

К международным финансовым организациям, являющимися основными субъектами интеграционных процессов, относятся Международный Валютный Фонд, Всемирный Банк и Европейский банк реконструкции и развития. В настоящее время Международный Валютный Фонд и Всемирный Банк составляют двойную межправительственную опору, которая поддерживает всю структуру мирового экономического и финансового порядка.

Определяя место и роль России в мировом хозяйстве, международном разделении труда и интернационализации хозяйственной жизни, можно отметить, что они обусловлены уровнем и динамикой развития национальной экономики, степенью ее открытости и вовлеченности в МРТ, прогрессивностью и развитостью внешнеэкономических связей, умением национальной экономики адаптироваться к условиям международной хозяйственной жизни и одновременно воздействовать на них в желаемом для себя направлении (взаимодействие с международными финансово-кредитными и экономическими организациями), наличием транснациональных корпораций.

С началом рыночных преобразований, Россия предприняла ряд попыток включиться в мировые интеграционные процессы, что должно способствовать ускорению вхождения России в мировое сообщество на правах страны с рыночными отношениями. Однако существенным препятствием для интенсификации этого процесса является тяжелое современное состояние российской экономики.

Успешное решение проблемы включения России в мировые интеграционные процессы будет в конечном счете зависеть от оздоровления экономики страны на путях ее структурной перестройки и перехода к рыночным условиям хозяйствования, а также от создания действенных законодательных, организационных, материальных и технических предпосылок для этого.

Необходим подход России с глобальных позиций к участию в мировых делах, который должен стать основной частью национального интереса: полнокровное участие в работе международных многосторонних структур, таких как: Конференция ООН по торговле и развитию, Организация Объединенных Наций по промышленному развитию, Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН, Международный валютный фонд, Всемирный банк, Европейский банк реконструкции и развития, региональные экономические комиссии.

Кроме того, необходимо активное участие России во всемирных по сфере своего проявления организациях, таких как: Всемирная торговая организация, Международная Финансовая Корпорация, Международное агентство по гарантии инвестициям, Всемирная организация интеллектуальной собственности и региональные государственные образования (Европейский Союз, Европейская ассоциация свободной торговли, организация экономического сотрудничества и развития и др.).

Важным направлением постепенной интеграции России в мировую экономику может быть участие в многосторонних международных экономических проектах, число которых с участием России постоянно увеличивается.

Решение проблемы ускорения интеграции России в мировую экономику невозможно без решения ряда внутрироссийских задач, прежде всего:

реструктуризация промышленности;

осуществление налоговой реформы, которая бы позволила стабилизировать доходы государства, обеспечить стимулирование отечественного экспортоориентированного производства;

обеспечение жесткого контроля над бюджетными расходами;

обеспечение роста валютной составляющей доходов;

осуществление гибкой таможенной политики.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

1. Акофф Р. Планирование будущего корпорации. М., 1989.

2. Арсеньев В. Трубный глас российской экономики. КоммерсантЪ-Деньги №29, 1998.

3. Бандурин В.В., Беленький Л.П., Блинов В.В. Корпоративное управление в условиях рынка (на примере ФПГ). М., Издательство Минобороны РФ, 1996.

4. Бандурин В.В., Зубов Д.Л. Инвестиционная деятельность в России в условиях развития корпоративных форм управления. М., Наука и экономика, 1998.

5. Бизнес-аналитик от 13.12.1998г.

6. Большой экономический словарь. Под редакцией Азриэляна А.Н. М., Фонд “Правовая культура”, 1994.

7. Быков А.Н. Мировой финансовый кризис и его угроза для России. НГ- сценарии №10, 1998.

8. Васильчук Е. СНГ ориентируется на новую модель сотрудничества. Финансовые известия №72, 1997.

9. Винслав Ю.Б. Становление и развитие транснациональных ФПГ. Развитие корпоративных форм хозяйствования в России. Межведомственный аналитический центр, Международная академия корпоративного управления, М., 1997.

10. Вопросы экономики №№5,12, 1997.

11. Гладков И.С. Экономика и мирохозяйственные связи промышленно развитых и развивающихся стран: Учебно-справочное пособие. М., 1996.

12. Гражданский кодекс Российской Федерации. М., Проспект, 1997.

13. Грядицкий Б. Международный капитал стремится к всевластью. Независимая газета от 22.09.1999.

14. Деловые новости от 18.09.1999г.

15. Дементьев В.Е. Организационная структура российских ФПГ: состояние и перспективы. Развитие корпоративных форм хозяйствования в России. М., МАЦ, 1997.

16. Друзик Я.С. Мировая экономика на финише века. Учебное пособие. Мн., 1997.

17. Елизаров П.М., Смолян Г.Л., Шлаен П.Я. Конверсия или военно-гражданская интеграция - взгляды США. Межотраслевая информационная служба. Научно-методический журнал №1. М., ВИМИ, 1996.

18. Жуков С.В. Развивающиеся страны: сфера услуг и экономический рост. М., Наука, Главная редакция восточной литературы, 1991.

19. Заикин П.В. Вопросы формирования холдинговых компаний на современном этапе. Экономика и коммерция. Серия 9. Вып. 1. Госкомобронпром, ЦНИИ ЭСУИ, 1995.

20. Известия от 22.6.1999г.

21. Иноземцев В. Глобализация национальных хозяйств и современный экономический кризис. Проблемы теории и практики управления №3, 1999г.

22. Интерфакс за 1999г.

23. Интерфакс-АИФ за 1999г.

24. Информация о социально-экономическом положении России (январь-июль 1999г.). М., Российское статистическое агентство, 1999.

25. Кириллов Д., Перфилов М. “Газпром” хочет стать вертикально интегрированным. Финансовые известия №43, 1998.

26. Китаев И. Статус льготы не дает, но возможности роста открывает. Экономика и жизнь №1,1997.

27. Кобяков А. Соискатели мирового богатства. Эксперт №15, 1999.

28. Кокшаров А. США: идеальная модель. Эксперт №15, 1999.

29. КоммерсантЪ за 1999г.

30. КоммерсантЪ-Власть за 1999г.

31. Ломакин В.К. Мировая экономика. Учебник. “Финансы”, Издательское объединение “ЮНИТИ”, 1998.

32. Макаревич Л. Финансово-промышленные группы оперируют гигантскими капиталами. Финансовые известия №104, 1996.

33. Международные экономические отношения, в двух томах. Под редакцией Хазбулатова Р.И. М., 1991.

34. Меморандум Правительства РФ и Центрального банка РФ об экономической политике. По состоянию на 1.07.1999.

35. Мировая экономика. Под ред. В.К. Ломакина. М., 1995.

36. Мировая экономика: тенденции 90-х годов. Под редакцией И.С. Королева. М., Наука, 1999.

37. Моисеев Н.Н. Судьба цивилизации. Путь разума.

38. МЭМО №2, 1996.

39. НГ-Политэкономия №14, 1998, №13 1999.

40. Независимая газета за 1999г.

41. Новости, РИА “Ареанда”, 25.09.1999г.

42. Нухович Э.С. Современная мировая экономическая система. Спецкурс. Российский экономический журнал №№7-10, 1996.

43. Нухович Э.С., Смитиенко Б.М., Эскиндиров М.А. Мировая экономика на рубеже XX-XXI веков. М., 1995.

44. Портер М. Международная конкуренция: Пер. с англ. и с предисловием В.Д. Щетинина. М., 1993.

45. Развитие корпоративных форм хозяйствования в России (материалы к международной конференции 3-5.11.1997г., г. Москва). М., МАЦ МАКУ, 1997.

46. Райзберг Б.А. и др. Современный экономический словарь. М. Инфра-М, 1997.

47. Российская газета от 27.08.1998.

48. Российская экономика в 1998г. Тенденции и перспективы. Вып. 20. М., ИЭПП, 1999.

49. Россия - 1998. Экономическая конъюнктура. Вып. 4. М., Центр экономической конъюнктуры при Правительстве РФ, 1998.

50. Россия: внешнеторговые связи в условиях перехода к рынку. Под редакцией Фаминского И.П. М., Международные отношения, 1993.

51. Русский телеграф за 1998г.

52. Рыночная экономика. Словарь, под ред. Кипермана Г.Я. М., Издательство “республика”, 1993.

53. Савин В.А. Статистический анализ рентабельности крупнейших фирм США в 1998г. Менеджмент в России и за рубежом, май-июнь 1999.

54. Сакс Дж. Рыночная экономика и Россия. Перевод с английского. М., Экономика, 1994.

55. Санько В. Защита внутреннего рынка. Независимая газета от 28.09.1999г.

56. Сергеев П.В. Мировое хозяйство и международные отношения на современном этапе: Учебное пособие по курсу “Мировая экономика”. М., Новый Юрист, 1998.

57. Советская Россия от 22.0.1998г.

58. Современный мир: интернационализация и отношения государств двух систем. М., 1988.

59. Спиридонов И.А. Мировая экономика. Учебное пособие. М., Инфра-М, 1999.

60. США: государство и рынок. М., Наука, 19990.

61. Телетекст от 29.08.1999г.

62. Толковый словарь рыночной экономики. М., Глория, 1993.

63. Федеральный Закон от 30.11.1995г. №190-ФЗ “О финансово-промышленных группах”.

64. Финансовые известия за 1998г.

65. Фишер С., Дорнбуш Р.., Шмалензи Р. Экономика. Перевод с английского. Общая редакция и предисловие Сапова Г.Г. М., Дело ЛТД, 1993.

66. Шимаи М. Роль и влияние транснациональных корпораций в глобальных сдвигах в конце ХХ столетия. Проблемы теории и практики управления №3, 1999.

67. Шреплер Х.А. Международные экономические организации. Справочник. М., Международные отношения, 1998.

68. Экономика и бизнес. Под редакцией Камаева В.Д. М., 1003.

69. Экономика и жизнь №21, 1999.

70. Экономико-политическая ситуация в России. М., ИЭПП, август 1998.

71. Эксперт за 1998-1999гг.

72. Япония. Второе издание, дополненное и переработанное. Отв. редактор Дийков С.А. М., Международные отношения, 1991.

73. Europen Economy 1996. Broad Economic Policy Guidelines №62, 1996. p. 22, p. 37.

74. Handdook of International Trade and Development Statistics, 1994. Unctad, p. 35.

75. OECD Economic Outlook, №57, June 1995, p. A4.

76. Smith Barney Research, International Datapack. September 1994.

77. UNSTAD World Investment Report, 1997. Annex.

78. UNSTAD World Investment Report, 1997. United Nations, Geneva, 1997, p. 6,7.

79. World Economic and Sоcial Survey, 1997, UN, p. 249.

80. World Economic Outlook. May 1996.

81. International Yearbook of Industrial Statistics. UNIDO. Vienna, 1997.

82. Japan 1994. An International Comparisan.

83. Bairach P. Economics and World History: Myths and Paradoxes. Chicado, 1993.

84. World Investment Report, UN., 1994; 1996.

85. World Economic and Social Survey, UN., 1996.

86. Schmidt Hebbel K. Servent. Savings accross the World. Puzzles and Policics. World Bank Duscussion Papers, №354. W., 1997.

87. International Capital Markets. Development, prospects and policy issues. JMF., W., 1995/

88. World development Report. 1997.

89. Fergusson P.R. Indastrial Economics: issues and perspectives. L., 1991.

90. Sing A. Savings. Investment and the Corporation in East Asian Miracle. UN., Geneve, 1996.

91. Indastrial Development. Global Report. 1996. UNIDO.



БАНДУРИН Владимир Васильевич

РАЧИЧ Благота Гане

ЧАТИЧ Майя

ГЛОБАЛИЗАЦИЯ МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ

И РОССИЯ

Лицензия ЛР №064520 от 25.03.1996 г.

Подписано в печать 10.08.1999 г. Формат 60х90 1/16

Бумага офсет №1. Гарнитура Times.

Печать RISO. Усл. печ. л. 14. Тираж 1000.

ЗАО Издательско-полиграфический центр "БУКВИЦА"

Москва, ул. Большая Спасская, д. 10/1, подъезд 2

Отпечатано на RISO в ООО "Постатор"

103055, Москва, ул. Палиха, 2а

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Привет студентам) если возникают трудности с любой работой (от реферата и контрольных до диплома), можете обратиться на FAST-REFERAT.RU , я там обычно заказываю, все качественно и в срок) в любом случае попробуйте, за спрос денег не берут)
Olya16:42:08 01 сентября 2019
.
.16:42:08 01 сентября 2019
.
.16:42:07 01 сентября 2019
.
.16:42:06 01 сентября 2019
.
.16:42:05 01 сентября 2019

Смотреть все комментарии (11)
Работы, похожие на Реферат: И россия

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(258777)
Комментарии (3487)
Copyright © 2005-2020 BestReferat.ru support@bestreferat.ru реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru