Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364139
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62791)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21319)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21692)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8692)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3462)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20644)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: . Ключевые слова

Название: . Ключевые слова
Раздел: Остальные рефераты
Тип: реферат Добавлен 22:20:14 04 апреля 2012 Похожие работы
Просмотров: 686 Комментариев: 11 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Министерство внутренних дел Российской Федерации

БАРНАУЛЬСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ

УДК УТВЕРЖДАЮ

ВКГ ОКП Начальник Барнаульского

№ юридического института

МВД России

Инв.№ к.ю.н., доцент

генерал-майор милиции

___________ В.И. Третьяков

«____» _____________2006 г.

О Т Ч Е Т

О НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОЙ РАБОТЕ

Проблемы повышения эффективности предварительного расследования

(заключительный)

Начальник кафедры уголовного процесса

подполковник внутренней службы Е.Н. Петухов

«___» _________2006 г.

Руководитель НИР:

Начальник кафедры уголовного процесса

подполковник внутренней службы Е.Н. Петухов

«___» __________2006 г.

Барнаул 2006
Список исполнителей:

Научный руководитель темы:

Начальник кафедры уголовного процесса кандидат юридических наук, доцент Петухов Е.Н.

Ответственные исполнители:

· Заместитель начальника кафедры уголовного процесса Гельмель В.Я.

· Кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного процесса Синкин К.А.

· Кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного процесса Кравцова С.В.

· Кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры уголовного процесса Кузнецова С.М.

· Кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры уголовного процесса Черепанова Л.В.

· Преподаватель кафедры уголовного процесса Кутазова И.В.

· Преподаватель кафедры уголовного процесса Рубцов В.Г.

· Преподаватель кафедры уголовного процесса Белицкий В.Ю.

Реферат.

Ключевые слова : досудебное производство, назначение уголовного судопроизводства, участники (субъекты) уголовного процесса, меры процессуального принуждения, подследственность, возбуждение уголовного дела, уголовное преследование, обвинительный акт, следственные действия.

Объект исследования : правоотношения, возникающие между субъектами уголовного судопроизводства в процессе возбуждения и расследования уголовных дел в форме дознания и следствия.

Предмет исследования : нормы, регламентирующие уголовно-процессуальную деятельность субъектов досудебного производства, а также практика реализации органами дознания и следствия указанных норм в ходе расследования уголовных дел.

Цель исследования разработка теоретических положений, касающихся знаний о задачах, методах, участниках, структуре, общих условиях досудебного производства по уголовным делам и на их основе формулирование предложений и рекомендаций, направленных на совершенствование уголовно-процессуального законодательства и соответственно оптимизацию практики его применения в ходе предварительного расследования.

Методология и методика исследования :

Исследование избранной темы базируется на положениях общей теории права, уголовно-процессуальной, оперативно-розыскной и криминалистической наук, а также современных достижениях иных отраслей права.

Методологической основой работы над проблемой является материалистический метод познания явлений и сути объективной реальности. Также использованы методы: исторический, сравнительно-правовой, статистический, конкретно-социологический, а также методы анализа и синтеза.

Теоретическую базу исследования составляют научные труды в области философии, теории государства и права, уголовного процесса, оперативно-розыскной деятельности и криминалистики, относящиеся к рассматриваемой проблематике.

Основу эмпирической базы исследования составили: нормы российского законодательства и подзаконные акты, регулирующие уголовно-процессуальные отношения, возникающие в ходе производства предварительного расследования уголовных дел; решения Конституционного Суда и пленума Верховного Суда Российской Федерации, касающиеся решения проблем, связанных с толкованием, законностью и порядком применения положений уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации; судебно-следственная практика рассмотрения и расследования уголовных дел на территории разных регионов России, а также материалы проводимых научно-практических конференций, посвященных проблемам применения норм нового уголовно-процессуального законодательства представителями российских правоохранительных органов.

Теоретическая и практическая значимость исследования . Полученные результаты и выводы способствуют совершенствованию организационной и процедурной деятельности субъектов в досудебном производстве по уголовному делу. Сформулированные научные положения и рекомендации могут быть использованы в преподавании дисциплин: «Уголовный процесс», «Правоохранительные органы», «Прокурорский надзор»; при повышении квалификации следователей, дознавателей, а также при осуществлении дальнейшего исследования проблем предварительного расследования по делам об отдельных категориях преступлений и при подготовке научных и учебно-методических изданий. Отдельные результаты исследования представляют собой предложения по изменению и дополнению действующего уголовно-процессуального законодательства, принятие которых должно способствовать повышению эффективности предварительного расследования по уголовным делам.

Полученные результаты и их новизна состоит в следующем:

– поставленная проблема рассматривается, в условиях действия нового российского уголовно-процессуального законодательства, комплексно в рамках единого научного исследования как сложное по структуре и многоаспектное по своему содержанию и назначению правовое явление, элементы которого охватывают не только его законодательное закрепление, но и правоприменение;

– обобщены накопленные в современной России теоретические знания и результаты практики относительно толкования и применения как отдельных норм уголовно-процессуального законодательства, так и основных его уголовно-процессуальных институтов в ходе расследования уголовных дел;

– сформулированы авторские определения таких понятий как «стадия возбуждения уголовного дела», «уголовное преследование», «этап окончания предварительного расследования» «гражданский иск в уголовном судопроизводстве», «неотложные следственные действия», «эксгумация, как самостоятельное следственное действие», «уголовно-процессуальная характеристика преступной деятельности», «особый предмет доказывания по уголовным делам о преступлениях, совершенных организованной группой или преступным сообществом» и многих других, которые образуют содержание предварительного расследования;

– выработаны предложения по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства и внесению в него дополнений, касающиеся вопросов оптимизации расследования дел, связанных с преступлениями конкретно в финансово-кредитной системе и в сфере наркобизнеса, а также преступлений другой экономической и общеуголовной направленности совершенных организованной группой или преступным сообществом, несовершеннолетними, лицами страдающими психическими расстройствами и лицами, содержащимися в местах лишения свободы, которые расследуются как органами дознания так и следствия;

– определены процессуально-тактические особенности деятельности следователей, дознавателей, других субъектов и разработан алгоритм их применения на этапе возбуждения уголовного дела, конкретно на этапе окончания дознания с составлением обвинительного акта, а также в ходе производства отдельных процессуальных и следственных действий при расследовании различных категорий уголовных дел.

Апробация и внедрение результатов исследования осуществлялись в ходе выступлений на различного уровня научно-практических конференциях, круглых столах и семинарах, проводившихся на территории России и р. Казахстан в 2002-2006 годах (города: Москва, Санкт-Петербург, Нижний Новгород, Караганда, Саратов, Екатеринбург, Тюмень, Новосибирск, Барнаул), а также в ходе использования разработанных, монографий, учебно-методических и учебно-практических пособий, методических рекомендаций в учебном процесса в Барнаульском юридическом институте МВД России, Уфимском юридическом институте МВД России и Омской академии МВД России.

Материалы исследования успешно внедрены (имеется более 60 актов) в правоприменительную деятельность следственных аппаратов и подразделений дознания, расположенных в Сибирском и Дальневосточном федеральных округах России.


Содержание

Введение ………………………………………………………………….….6

Основная часть ……………………………………………………………10

Раздел 1. Проблемы возбуждения и расследования отдельных категорий уголовных дел …………………………………………………………..10

1.1. Возбуждение и раследование уголовных дел о преступлениях, совершенных несовершеннолетними…………………….................................10

1.2. Возбуждение и расследование уголовных дел с участием лиц, старадающих психическими расстройствами …………………….…………..36

1.3. Возбуждение и расследование уголовных дел о преступлениях, совершаемых осужденными в учреждениях УИС…………………………..…..53

1.4. Возбуждение и расследование уголовных дел, связанным с преступлениями в финансово-кредитной сфере…………………………………….…56

1.5. Возбуждение и расследование уголовных дел о преступлениях в сфере наркобизнеса…………………………….…………………………….…61

Раздел 2. Проблемы толкования и применения некоторых уголовно-процессуальных институтов и категорий в ходе осуществления предварительного расследования уголовных дел ………………………....93

2.1. Роль и место следователя в реализации назначения уголовного судопроизводства в ходе досудебного производства……………………………....93

2.2. Уголовно-процессуальный статус гражданского истца и гражданского ответчика на стадии предварительного расследования……………………99

2.3. Предмет доказывания по уголовным делам о преступлениях, совершенных организованной группой или преступным сообществом……103

2.4. Вопросы производства неотложных следственных действий органами дознания в ходе предварительного расследования…………….....112

2.5. Производство эксгумации и использование ее результатов при расследовании уголовных дел ……………………………………………………121

2.6. Окончание дознания с обвинительным актом как самостоятельный этап предварительного расследования в современном уголовном процессе России ………………………………..…………...……………………………126

Заключение ………………………………………………………………131

Приложения …………………………...………………………………...141


Введение

В результате многолетних дискуссий в научной среде и десятилетних усилий законотворческих органов российское государство все же получило новый уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (2001 г.). Предлагавшиеся проекты Минюста, Генеральной прокуратуры и МВД России содержали самые различные варианты текста данного закона как одного из сложнейших с точки зрения юридической техники и природы правовых отношений кодифицированного акта. Однако несовершенство принятого УПК РФ стало очевидно еще задолго до вступления его в законную силу. Сегодня, в него внесено более 400 изменений и дополнений. От ученых и практиков продолжают поступать поправки и предложения в действующий текст этого нормативного акта, что закономерно ставит вопрос о продолжении рабочей группы в Государственной Думе по пересмотру и корректировке содержания документа.

Полагаем, что указанная работа должна протекать с учетом современной преступности, которая сегодня обладает такими качественными характеристиками, как масштабность, дерзость, высокая организованность, специализация по совершению различных видов преступлений. Кроме того, необходим и учет постоянного роста совершаемых преступлений: так, в 2002 г. зарегистрировано 2526,3 тыс. преступлений, в 2003 г. – 2756,4 тыс., в 2004 г. – 2893,8 тыс., в 2005 г. преступлений зарегистрировано на 7,9% больше, чем в 2004 году[1] , аналогичная картина наблюдается и в начале 2006 года.

Отсюда налицо необходимость повышения эффективности борьбы с преступностью, которая, безусловно немыслима без дальнейшего совершенствования процессуальных норм, регламентирующих деятельность, в первую очередь, органов расследования как представителей государства. Роль которых как процессуально самостоятельных участников в борьбе с преступностью, на сегодняшний день несколько принижена.

Скрупулезный анализ правоприменительной практики, а также законодательно закрепленных процессуальных институтов и в частности процессуального положения различных участников процесса позволяет сделать действительно неутешительный вывод о том, что и без того хрупкий баланс оппонирующих сил в уголовном судопроизводстве неумолимо нарушается в пользу стороны защиты. Ярко это мы наблюдаем при исследовании процессуальных статусов следователя и дознавателя, как основных субъектов уголовного судопроизводства и лиц, осуществляющих расследование по уголовным делам.

Так, не совсем понятна логика законодателя, лишившего следователя права на принятие самостоятельного решения о возбуждении уголовного дела. Теперь на это требуется согласие прокурора (ч. 1 ст. 146 УПК). В условиях огромной территории нашей страны, в том числе и Сибирского федерального округа, задача практически невыполнимая. Случаи необоснованного возбуждения уголовных дел в следственной практике являются достаточно редкими. Органы дознания возбуждали уголовные дела только с утверждения начальника органа дознания и этого контроля было бы вполне для них достаточно. Право на самостоятельное возбуждение уголовного дела было одним из немногих существенных отличий процессуального положения следователя от процессуального статуса органа дознания даже по старому УПК, а теперь и это отличие нивелировалось.

Очень своеобразные отношения по УПК выстраиваются в ходе расследования у следователя (дознавателя) с защитником. Так, согласно п. 3 ч. 4 ст. 46 и п. 9 ч. 4 ст. 47 УПК РФ, подозреваемый и обвиняемый имеют право на конфиденциальные свидания с защитником, не ограниченные ни по времени, ни по продолжительности. О какой организаторской роли следователя (дознавателя) в уголовном процессе может идти речь в этом случае, если сторона защиты может настоять на праве такого свидания, в котором следователь (дознаватель) не должен присутствовать, даже в ходе проведения им следственного действия? Кроме того, в соответствии с нормой п. 9 ст. 47 УПК РФ обвиняемому предоставлено право многократного прерывания следственного действия для согласования с защитником своих ответов на задаваемые следователем вопросы, что, бесспорно, сводит на нет стратегию и тактику проводимого следственного действия, и, как результат, ставит стороны обвинения и защиты в неравные условия.

Не учитывая опыт прошлого, законодатель включил время ознакомления обвиняемого и его защитника в срок предварительного расследования, который при этом не прерывается. Нетрудно спрогнозировать результат такой законодательной конструкции – обвиняемые и их защитники будут умышленно затягивать ознакомление с материалами уголовного дела, что неизбежно приведет к волоките в расследовании. Следователи, не укладываясь в отведенные законом сроки предварительного следствия, будут вынуждены продлевать их, повторные допросы и очные ставки при этом отнюдь не будут способствовать укреплению свидетельской базы, сохранению и умножению доказательств. Как следствие, эти парадоксы УПК РФ, порой порождают в досудебном производстве патовые, тупиковые ситуации для следователя.

Еще более драматичные отношения складываются по новому Кодексу между следователем и органом дознания. Еще в ходе обсуждения проекта УПК РФ, принятого во втором чтении, ведущие ученые-процессуалисты, в частности профессор Божьев В.П., предупреждали о несовершенстве предложенного законодателем института дознания. Отказавшись от протокольной формы досудебной подготовки материалов как неэффективной формы расследования, действующий УПК РФ сократил сроки производства дознания, кардинально изменил подследственность органов дознания, усилил ведомственный (процессуальный) контроль за производством предварительного расследования со стороны начальника органа дознания. И результаты этих законодательных новелл, чаще всего негативные, не заставили себя ждать. Особенно проблемные ситуации возникли в правоохранительной деятельности в связи с изменением подследственности органов дознания. Передача законодателем в подследственность органов дознания 39 составов преступлений предполагала осуществление предварительного следствия только по тяжким и особо тяжким преступлениям. Однако в действительности сокращение сроков дознания до 20 суток привело к увеличению объема следственной работы за счет передачи в производство следователей дел о малозначительных преступлениях. В то же время квалифицировано провести дознание в установленные законом сроки по отдельным категориям преступлений, в частности о ДТП, незаконном обороте наркотиков и другим, связанным с производством различных экспертиз, невозможно.

Кроме того, новый Кодекс не урегулировал вопрос о применении ст. 223 УПК РФ в части возбуждения, расследования и приостановления уголовных дел, подследственных органу дознания при отсутствии подозреваемого. Как правило, данная категория дел, подследственных органам дознания, через прокурора передается следователям, причем иногда лишь для того, чтобы быть прекращенными по основаниям ст. 24 или приостановленными по ст. 208 УПК РФ, т.к. глава 32 «Дознание» предусматривает лишь составление дознавателем обвинительного акта. Это вносит серьезные проблемы во взаимоотношения следователя и органа дознания и непомерно увеличивает и без того большую нагрузку органов предварительного следствия.

Весьма проблематичным для следователя и дознавателя стал процесс задержания в порядке ст. 91 УПК РФ, а также дальнейшего представления на санкцию с целью избрания меры пресечения в виде заключения под стражу. Время, затрачиваемое на получение судебного решения, занимает в среднем от 5 до 8 часов. С учетом времени на подготовку ходатайства прокурором этот срок увеличивается еще. Практика показывает, что отведенный ч.2 ст. 94 УПК РФ срок задержания подозреваемого в 48 часов является явно недостаточным для сбора доказательств и предоставления в суд задержанного на санкцию. Легко прогнозируемый в этой ситуации результат - сокращение количества задержанных и арестованных лиц, что, в частности, и констатируется сегодня в отчетах администраций ИВС и СИЗО, находящихся, например, на территории СФО.

Вышеизложенное приводит к тому, что следователи и дознаватели пытаются обойти коллизии, пробелы и казусы, имеющиеся в уголовно-процессуальном законодательстве, избегая, в частности, применять даже меры процессуального принуждения в тех случаях, где это жизненно необходимо.

Отмеченное и многое другое несовершенство действующего уголовно-процессуального закона, безусловно, устранимо. Повсеместно проводимые сегодня совещания, семинары, конференции, круглые столы, диссертационные исследования по проблемам применения норм УПК РФ должны приводить и приводят не только к выработке единообразного понимания уголовно-процессуального закона и правильного его применения, но и его совершенствованию.

Бесспорно, видя, все актуальность проводимой исследовательской работы, мы также, поставили себе цель, приложить усилия к повышению эффективности реализации института предварительного расследования, осуществляемого в условиях действия, как было отмечено, несовершенного законодательства, путем проведения исследований его проблем и выработки предложений и рекомендаций по их разрешению.

Исследование нами проводилось по двум направлениям: 1. Исследование проблем предварительного расследования отдельных категорий уголовных дел; 2. Исследование проблем толкования и применения отдельных уголовно-процессуальных институтов и категорий в ходе производства предварительного расследования по уголовным делам.

Результаты наших исследований нашли отражения в следующих работах: в двух сборниках, опубликованных по материалам проведенной научно-практической конференции на тему «Проблемы применения нового уголовно-процессуального законодательства в досудебном производстве» (2002 г.); в пяти подготовленных диссертационных исследованиях: «Уголовно-процессуальный статус гражданского истца и гражданского ответчика на стадии предварительного расследования», Кравцова С.В. (2003 г.), «Особенности судопроизводства по делам о преступлениях, совершаемых осуденными в учреждениях уголовно-исполнительной системы», Синкин К.А. (2004 г.), «Следователь в состязательном досудебном производстве по уголовному делу», Кузнецова С.М. (2005 г.), «Окончание дознания с обвинительным актом в современном уголовном процессе России», Черепанова Л.В. (2005 г.), «Проблемы производства эксгумации и использования ее результатов при расследовании уголовного дела», Кригер А.Е. (2006 г.), а также в монографии на тему «Досудебное производство по уголовным делам, связанным с преступлениями в финансово-кредитной сфере», Петухов Е.Н., 2003 г., 14 учебных пособиях и 68 научных статьях.


Основная часть

Раздел 1.

Проблемы возбуждения и предварительного расследования отдельных категорий уголовных дел

1.1. Возбуждение и предварительное расследование уголовных дел о

преступлениях, совершенных несовершеннолетними

Россия с начала 1990-х годов переживает бурный всплеск детской и подростковой преступности. По результатам исследования профессора В.Селиверстова общий рост преступности уже в 1999 году в среднем составлял 19%, а рост преступности несовершеннолетних – 11%. В 2000 году каждое 10-11 преступление в РФ совершено несовершеннолетним либо с его участием,[2] такая картина наблюдается и в настоящий момент.

Многие современные специалисты по детской преступности, работники судов и прокуратур, депутаты и журналисты убеждены в том, что именно высоким уровнем детской преступности объясняется суровость и жестокость правоприменительной практики нашей страны в отношении детей правонарушителей. Например, только в 2000 году к лишению свободы было осуждено более 35 тысяч несовершеннолетних. Нужно отметить, что эти показатели значительно выше, чем в других европейских странах.

Интегрируя в мировое сообщество в этом вопросе, наши законодатели, сегодня, наверное, проявляя гуманизм, рассматривают в Государственной Думе законопроект по снижению максимальных сроков наказания в виде лишения свободы несовершеннолетним, совершившим преступления в возрасте от 14 до 17 лет – до 6 лет, а несовершеннолетним в возрасте от 17 до 18 лет – до 10 лет. Возможно, эти шаги приведут к позитивным результатам. Однако существуют неизменные субъективные причины преступности несовершеннолетних, которые вероятнее всего всегда будут приводить подростков на скамью подсудимых. Например, это особенности анатомо-физиологического, психологического и социального развития подростков в переходный период, которые их делают более агрессивными и порой неупраляемыми, а также, это отмеченные у некоторой части трудных детей отклонения в физическом и психическом развитии.[3]

Действующее законодательство Российской Федерации по уголовным делам о преступлениях несовершеннолетних в основном соответствует общепринятым принципам и нормам международного права, закрепленных в Резолюциях Генеральной Ассамблеи ООН и иных международных нормах, касающихся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних.

Специфика дел несовершеннолетних выражается в необходимости установления особого круга обстоятельств, подлежащих выяснению по делу, в применении специальных мер пресечения, в решении конкретных задач, в тактике производства следственных действий, в проведении судебного разбирательства, в проведении профилактических мероприятий. Все это обусловило необходимость установления законодателем специальных процессуальных норм, закрепленных в главе 50 УПК, которые в конечном итоге призваны обеспечить эффективную защиту законных интересов подозреваемых, обвиняемых, потерпевших и иных лиц, вовлеченных в уголовное судопроизводство по данной категории дел, и способствовать быстрому и правильному расследованию и разрешению дел несовершеннолетних.

Названная глава УПК РФ определяет, что производство по уголовным делам о преступлениях несовершеннолетних осуществляется в общем порядке, за исключением следующих положений:

– кроме обстоятельств, подлежащих доказыванию и перечисленных в ст. 73 УПК РФ, определяется, что обязательно подлежат установлению обстоятельства, предусматривающие рассматрения возможности применения меры пресечения в виде: присмотра за несовершеннолетним подозреваемым и обвиняемым (п. 4 ст. 98, ст. 105 УПК РФ);

– определяются особые условия применения к несовершеннолетнему подозреваемому или обвиняемому меры пресечения в виде заключения под стражу (ч. 2 ст. 108 УПК РФ);

– регламентируется особый порядок допроса несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого (ст. 425 УПК РФ);

– устанавливаются особенности вызова несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого (ст. 424 УПК РФ);

– определяется особенность разрешения судом вопросов, при постановлении приговора в отношении несовершеннолетнего (ст. 430 УПК РФ);

– рассматривается возможность прекращения уголовного дела и применения к несовершеннолетнему принудительных мер воспитательного характера (ст. 431 УПК РФ);

– рассматривается возможность освобождения несовершеннолетнего подсудимого от наказания с направлением в специализированное учреждение для несовершеннолетних (ст. 432 УПК РФ).

В отличие от УПК РСФСР (1960 г.), действующий УПК РФ установил, что предварительное расследование по уголовным делам о преступлениях, совершенных несовершеннолетним, производится как в форме предварительного следствия, так и в форме дознания. Для того, что определить, в какой форме будет осуществляться предварительное расследование, необходимо использовать предметный (родовой) признак подследственности, который позволяет определить ее в зависимости от рода преступления, его характера и степени общественной опасности.

Из изложенного, мы видим, что уголовно-процессуальное законодательство содержит комплекс специализированных правовых норм, регулирующих особенности производства по делам несовершеннолетних, то есть содержит требования, применяемые по уголовным делам, возбужденным в отношении лиц, не достигших к моменту совершения преступления восемнадцати лет.

Правила, установленные главой 50 УПК, применяются также в случаях, когда лицо, совершившее преступление до достижения 18 лет, к моменту соответствующего процессуального действия (стадии процесса) достигло этого возраста или когда лицо обвиняется в преступлениях, часть из которых совершена им в возрасте 18 лет, а часть после достижения совершеннолетия.[4] Однако с момента достижения совершеннолетия не применяются правила ч. 2 ст. 423, ст. 424 (в части вызова такое лицо через его законных представителей), ст. 426, 427, 428, 429, 431, 432.

В случае, когда обвиняемый обнаружен через несколько лет после совершения преступления и к моменту производства соответствующих процессуальных действий достиг 19 лет, считается, что целесообразность в применение правил главы 50 утрачивает смысл, так как отпадает необходимость в дополнительных гарантиях прав и законных интересов лиц, которым в силу возрастных особенностей затруднительно осуществлять самостоятельно свои процессуальные права.[5] Однако, так как Уголовный кодекс РФ впервые вводит норму, придающую правовое значение факту совершения преступления в возрасте от 18 до 20 лет, то полагаем, что в исключительных случаях по решению суда к данным совершеннолетним могут применяться нормы главы 14 УК РФ. Суд должен установить основания для распространения положений данной главы на лиц, достигших совершеннолетия, и применять к ним предусмотренные меры наказания.

Из этого следует, что достижение лицом совершеннолетия к моменту производства соответствующих процессуальных действий также не исключает применения специальных правил, содержащихся в главе 50 УПК РФ.

Заканчивая общие рассуждения, делаем вывод, что производство по делам несовершеннолетних – это особый вид уголовного судопроизводства. Даоее назовем и раскроем особые правила такого производства, которые применяются при расследовании рассматриваемой нами категории дел, закрепленные в главе 50 УПК РФ в сочетании с общими правилами уголовного судопроизводства.

Обстоятельства, подлежащие установлению по делам

несовершеннолетних

В теории уголовного процесса обстоятельства, подлежащие обязательному установлению по каждому уголовному делу, именуются предметом доказывания. Предмет доказывания определен положениями статьи 73 УПК РФ. При производстве дознания либо предварительного следствия по уголовным делам в отношении несовершеннолетних указанный предмет доказывания детализируется обстоятельствами, предусмотренными статьей 421 УПК РФ. Поэтому, осуществляя дознание или следствие по данной категории дел необходимо обратить особое внимание на выяснение всех установленных в названной норме обстоятельств.

Так, непосредственно, в соответствие с п. 1 ч. 1 ст. 421 УПК обязательным обстоятельством, подлежащим установлению по делам несовершеннолетних, является установление точного возраста несовершеннолетнего (число, месяц, год рождения) [6] , так как в соответствие с п. 5 ст. 24 УПК недостижение к моменту совершения преступления возраста, с которого, согласно закона возможна уголовная ответственность (с 16 лет, а по некоторой категории дел с 14 лет), исключает производство по делу. Кроме того, в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК исключается производство по дела и в случаях, когда установлено, что несовершеннолетний достиг возраста, предусмотренного ч. 1 и 2 ст. 20 УК РФ, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, во время совершения общественно опасного деяния: а) не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия); б) либо не мог в полной мере руководить ими. Поэтому данное обстоятельство должно быть установлено еще на этапе возбуждения уголовного дела[7] , чтобы принять правильное решение.

Возраст несовершеннолетнего можно определить двумя путями:

1) с помощью документов (паспорт, свидетельства о рождении, выписки из книги актов гражданского состояния);

2) с помощью экспертизы[8] (при отсутствии документов):

а) судебно-медицинской;

б) комплексной судебно-медико-психологической;

в) комплексной судебно-медико-психиатрической.

Так, когда имеются паспорт или свидетельство о рождении, то соответственно других документов не требуется, так как достаточно их чтобы определить точный возраст.

В случае отсутствия перечисленных документов и установления места его рождения, необходимо запросить из органа ЗАГС выписку из книги актов гражданского состояния.

Копия свидетельства о рождении может также находиться в личном деле несовершеннолетнего, находящегося в дошкольном учреждении (ясли, детский сад), в учебных заведениях (школах, колледжах, техникумов, СПТУ и т.д.).

Сведения о дате рождения могут быть получены из медицинских документов – из истории родов, заполненной на мать при поступлении в роддом (независимо от того, где состоялись роды – на дому или в роддоме). История родов хранится в архиве медицинского учреждения в течение 20 лет. В истории родов (статистическая карточка) отражены следующие сведения: Ф.И.О., возраст, место жительства матери, дата родов, пол родившегося ребенка и иные сведения.

Кроме того, после выписки матери с ребенком из роддома, ребенок ставится на учет в поликлинике по месту жительства в педиатрическом участке, где на него составляется карточка Ф-112, в которой отражаются сведения о Ф.И.О. ребенка, даты его рождения, места жительства, состоянии его здоровья, перенесенные заболевания. По достижению совершеннолетия данная карточка может быть выдана на руки, или сдана в архив, где хранится 25 лет.

В год достижения несовершеннолетним 17 лет, он приписывается к военному комиссариату по месту жительства, где на него формируется личное дело, в котором имеются сведения о времени и месте рождения лица, месте жительства, результаты медицинских обследований, характеристики.

После призыва лица на службу, либо признании его непригодным к воинской службе, личное дело направляется в 4 отделение РВК, где хранится в течение 5 лет.

Сведения о времени рождения лица могут содержатся в сельских администрациях, в жилищно-эксплуатационных трестах в городах, где в похозяйственных книгах заполняется лицевой счет на каждый дом (квартиру). В лицевом счете содержатся сведения о всех лицах, зарегистрированных по данному адресу, с указанием дат рождения, образования, места учебы, работы и т.д. Похозяйственная книга ведется 5 лет, затем передается в архив, где хранится постоянно.

При установлении факта получения лицом паспорта (с 14 лет), но невозможности его предъявления по каким-либо причинам, необходимо запросить из органа ПВС копию Ф-1, в которой отражены все необходимые сведения о дате рождения лица.

Сведения о дате рождения несовершеннолетнего могут быть получены и в органах социальной защиты населения, производящих выплаты детских пособий, или по месту работы родителей, по учетам кадровых аппаратов, бухгалтерий.

При невозможности документально подтвердить возраст несовершеннолетнего, необходимо назначить комплексную судебно-медицинскую экспертизу. Например, в г. Барнауле Алтайского края такие экспертизы проводятся АКБСМЭ (г. Барнаул, ул. Чкалова, 57-А Алтайское краевое бюро судебно-медицинской экспертизы, тел. 36-90-27).

Основанием для обязательного назначения и производства судебной экспертизы в целях установления возраста участника судопроизводства, когда это имеет значение для уголовного дела, является отсутствие документа, либо предъявленный документ вызывает сомнение в достоверности содержащихся в нем сведений.

При установлении возраста судебно-медицинской экспертизой днем рождения лица считается последний день того года, который назван экспертами, например: если экспертами назван год рождения 1986, то днем рождения считается 31 декабря 1986 года, а при определении возраста минимальным и максимальным числом, то следует считать предполагаемый экспертами минимальный возраст этого лица, например: экспертами определено примерное время рождения лица – 1986-1988 г.г., днем рождения следует считать 31 декабря 1988 года[9] .

Возраст несовершеннолетнего обвиняемого должен быть установлен с точностью до числа месяца, года рождения. К уголовному делу подлежит приобщить документ (удостоверенную надлежащим образом копию), подтверждающие возраст несовершеннолетнего (свидетельство о рождении, паспорт, выписка из книги актов гражданского состояния, заключение комплексной судебно-медицинской экспертизы).

Определение возраста со слов самого несовершеннолетнего, его родных и близких, педагогов и иных лиц недопустимо.

В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 421 УПК РФ необходимо обязательно установить обстоятельства, которые свидетельствуют об условиях жизни и воспитания несовершеннолетнего, об уровне его психического развития и иных особенностях его личности.

Условия жизни и воспитания выясняются путем собирания данных о семье несовершеннолетнего, его родителях (лиц, их заменяющих), об учете (работе) несовершеннолетнего, участии в жизни коллектива, бытовом окружении, связях, проведении досуга, о круге интересов, поведении дома и в быту.

Детально для установления условий жизни и воспитания несовершеннолетнего, в процессе предварительного расследования необходимо собрать следующие сведения:

– где рос и воспитывался несовершеннолетний, в полной или неполной семье, или в детском доме;

– каков материальный уровень жизни семьи (низкий, средний, высокий);

– какие взаимоотношения сложились между несовершеннолетним и членами семьи, с соседями, в школе и т.д.;

– совершали он противоправные деяния, какие меры воздействия применялись к нему, кем, как он реагировал на них;

– состоит ли на учете в органах внутренних дел, если да, то в связи, с чем поставлен на учет;

– с кем общается, как проводит свободное время;

– его отношение к учебе, работе, если не учится и не работает, причина;

– наличие у несовершеннолетнего вредных привычек: курение, употребление наркотических средств или спиртных напитков;

– кем он воспитывался, как относятся родители (иные лица) к его воспитанию, как влияют на его воспитание.

То есть в уголовном деле должны быть следующие процессуальные документы: справка из ОППН (состоял ли он ранее на профилактическом учете и за что), справка из ОППН (обсуждался ли там ранее и какие меры воспитательного воздействия применялись); протоколы допросов: родителей, классных руководителей, мастеров производственного обучения, инспекторов ОППН, соседей по месту жительства и др.; характеристики: с места жительства, места учебы, места работы несовершеннолетнего; характеристики родителей.

Кроме того, выясняются причины и условия, способствовавшие совершению преступлений несовершеннолетним. Выяснение указанных причин и условий включает в себя собирание данных относительно: обстоятельств, создавших благоприятную обстановку для подготовки и совершения преступления (безнадзорность со стороны родителей, недостатки воспитательной работы в учебном или трудовом коллективе, недостатки в деятельности органов опеки и попечительства, комиссии и инспекции по делам несовершеннолетних и др.); обстоятельств, которые непосредственно привели к формированию преступного умысла и толкнули на преступление (подстрекательство, неправомерные действия потерпевших и др.).

Выясняется, в чем конкретно состояли указанные недостатки, кто виновен в непринятии мер к оздоровлению условий жизни подростка с тем, чтобы суд мог вынести частное определение в соответствующий адрес с требованием устранить недостатки.

В случае совершения преступления в состоянии алкогольного (наркотического) опьянения, устанавливаются источники приобретения спиртных напитков (наркотиков), источники приобретения или изготовления оружия или орудий преступления. В случае повторного совершения преступления несовершеннолетним, следует выяснить, какие меры фактически применялись для исправления и перевоспитания подростка, приговоренного ранее к условной мере наказания, находившегося под отсрочкой исполнения наказания, привлекавшегося к ответственности комиссией по делам несовершеннолетних (КДН) и почему эти меры не дали результатов.

Выясняя мотивы преступления, следует обращать внимание на специфические, «детские мотивы» и иметь в виду, что за отдельные незначительные правонарушения, внешние сходные с преступлениями, но носящие характер детского озорства, не должны применяться меры уголовного наказания.[10]

Определение уровня психического развития заключается в необходимости установления степени интеллектуального его развития, соответствия возрасту или наличие признаков задержки психического развития.

Эти обстоятельства могут быть получены в ходе допросов родных, воспитателей дошкольных учреждений, педагогов, классных руководителей, соседей, друзей, коллег по учебе и работе.

В этих же целях необходимо истребовать характеристики с места учебы, работы и жительства несовершеннолетнего, или из органа внутренних дел, поставившего его на учет.

Во время обучения несовершеннолетних в общеобразовательных учебных заведениях, по окончанию каждого учебного года классным руководителем составляется характеристика, которая приобщается к личному делу учащегося, поэтому возможно приобщить их к материалам уголовного дела.

В ходе предварительного расследования необходимо проверить, по учетам лечебно-медицинских учреждений, наличие сведений о лечении несовершеннолетнего в связи с психоневрологическими заболеваниями. Эти сведения могут быть получены в медицинских учреждениях по месту жительства, а также по учетам психоневрологических диспансерах для детей[11] .

При установлении данных об умственной отсталости несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, для определения уровня его психического развития, в соответствии с требованиями п. 3 ст. 196 УПК РФ назначается комплексная психолого-психиатрическая экспертиза[12] . Основания, порядок и условия производства судебно-психиатрических экспертиз определяется Федеральным Законом «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», Законом Российской Федерации от 2.07.92 г. № 3185-1 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», другими нормативными актами.

При назначении и производстве судебной экспертизы необходимо соблюдать следующую процедуру:

а) определить юридические и фактические основания, а также момент назначения судебной экспертизы;

б) выбрать эксперта и выяснить необходимые данные о его специальности и компетентности;

в) определить учреждение, в котором должна быть произведена судебная экспертиза;

г) составить постановление о назначении судебной экспертизы с указанием времени и места ее производства;

д) сформировать вопросы, подлежащие разрешению экспертами;

е) ознакомить с постановлением подозреваемого, обвиняемого, его защитника и разъяснить ему права, предусмотренные ст. 198 УПК РФ;

ж) отобрать и представить в распоряжение экспертов материалы уголовного дела и иные необходимые материалы;

з) поместить обвиняемого или подозреваемого в медицинский или психиатрический стационар в порядке, установленном п. 3 ч. 2 ст. 29, ст. 165, 203 УПК РФ;

и) заявить о своем участии или неучастии при производстве судебной экспертизы;

к) поручить руководителю экспертного учреждения разъяснить эксперту права и обязанности и предупредить его об ответственности по ст. 307 УК РФ за заведомо ложное заключение.

Постановление о назначении судебной экспертизы является обязательным процессуальным актом и его не может заменить иной документ (см. Приложение № 62-65 к УПК РФ). При вынесении постановления о назначении экспертизы не допускаются изменения граф, специально оговоренных в приложениях к УПК РФ.

При проведении комплексной экспертизы психиатры определяют наличие психических заболеваний и отвечают на следующие вопросы:

1) страдал ли обвиняемый каким-либо душевным заболеванием в момент совершения преступления, если да, то каким именно;

2) мог ли он в момент совершения преступления отдавать отчет своим действиям и руководить ими;

3) имеется ли душевное заболевание сейчас и нуждается ли он в принудительном лечении.

Психологи определяют уровень интеллектуально-волевого развития несовершеннолетнего, при этом им ставятся вопросы:

1) соответствует ли уровень развития несовершеннолетнего обвиняемого его возрасту;

2) если нет, то уровню развития, какого возраста соответствует фактическое развитие лица;

3) возможно ли на основе данных психологии и педагогики сделать вывод о том, что подросток в силу уровня и особенностей умственного развития не сознавал полностью значение своих общественно-опасных действий;

4) имеются ли у несовершеннолетнего такие особенности развития личности, наличие которых свидетельствует о его повышенной внушаемости.

Постановка и ответы на данные вопросы помогут следователю дать оценку уровню интеллектуально-волевого развития, способности правильно воспринимать и излагать определенные факты и т.п. Именно после заключения экспертов следователь может решить вопрос о прекращении уголовного дела согласно ч. 1, 2 ст. 20 УК РФ и п. 2 ч.1 ст.5 УПК РСФСР.

Помещение подозреваемого (обвиняемого), не находящегося под стражей в медицинский (психиатрический) стационар для производства судебно-медицинской (судебно-психиатрической) экспертизы производится только на основании судебного решения. Для его получения необходимо вынести с согласия прокурора постановление о возбуждении перед судом ходатайства о помещении лица в стационар для производства соответствующей экспертизы.

Под иными особенностями личности несовершеннолетнего следует установить его способность к абстрактному мышлению, возможность им самостоятельно организовать свое занятие, досуг, круг его интересов и увлечений, наличие сформированных морально-этических норм поведения, наличие запаса общих сведений и знаний.

Эти сведения могут быть получены в ходе допросов педагогов, родных, из характеристик, а также из табелей успеваемости за весь период обучения.

Особое внимание должно быть уделено установлению данных об отрицательном влиянии на несовершеннолетнего старших по возрасту лиц (п. 3 ч. 1 ст. 421 УПК РФ).

В соответствии с положениями УПК РФ по каждому преступлению несовершеннолетнего проверяется версия о подстрекательстве или соучастии взрослого. Проверяется, не имели ли они место со стороны родителей или других лиц. Поэтому, очень важно в ходе предварительного расследования установить круг лиц, с кем общается несовершеннолетний и имеющих на него влияние, в чем конкретно это влияние выражается, т.е. положительно или отрицательно влияют взрослые на несовершеннолетнего. Отрицательное влияние на несовершеннолетнего может заключаться в совершении совместного преступления, совершение преступления по «совету» взрослого, т.е. по подстрекательству. Вовлечение несовершеннолетних в преступную деятельность возможно как непосредственное привлечение его к совершению преступления, так и привития и поддержания у несовершеннолетнего желания заниматься преступной деятельностью. Одним из способов вовлечения несовершеннолетнего в преступную деятельность может быть факт нахождения его в финансовой или иной зависимости от взрослого, так и пропагандой «прелестей» преступного образа жизни или привития у несовершеннолетних, уверенности в том, что в случаях, когда правоохранительным органам становится известно об их причастности к совершению преступления, им ничего не грозит, т.к. они являются несовершеннолетними.

Формами вовлечения несовершеннолетних в преступную деятельность являются оказание пособничества, т.е. помощь «добрым советом», обучение преступному «ремеслу», дача рекомендаций и т.д.

Выяснение характера взаимоотношений между взрослым и подростком имеет существенное значение для установления роли взрослого в вовлечении несовершеннолетнего в совершение преступления, так как является основанием привлечения взрослого к уголовной ответственности. Если будет установлено, что совершению преступления несовершеннолетним предшествовало неправомерное или провоцирующее поведение взрослых лиц, в том числе признанных потерпевшими по уголовному делу, то суд вправе признать это обстоятельство смягчающим наказание виновного несовершеннолетнего[13] .

Кроме того, если в деле усматриваются обстоятельства, могущие служить основанием для лишения или ограничения родительских прав, отобранию детей без лишения родительских прав, выселению лиц, создающих невозможные условия для совместного проживания с ними детей, об этом следователь или суд доводит до сведения ОППН или КДН, а также органа опеки или попечительства.

Выделение в отдельное производство уголовного дела в

отношении несовершеннолетнего.

В статье 422 УПК РФ закреплено, что в случаях совершения несовершеннолетним преступления вместе со взрослым, уголовное дело в отношении несовершеннолетнего должно быть выделено в отдельное производство, если это не отразится на всесторонности и объективности предварительного расследования и разрешения уголовного дела.

Категорическое требование о выделении уголовного дела в отношении несовершеннолетнего обусловлено, необходимостью достижения, следующих целей:

а) создать благоприятные условия для выяснения обстоятельств, на которые указывает ст. 421 УПК РФ;

б) эффективнее обеспечить воспитательное воздействие на несовершеннолетнего;

в) устранить вредное влияние взрослых соучастников;

г) ускорить производство по делу[14] .

Весьма важным является своевременное решение вопроса о моменте выделения дела. Думается обоснованным и своевременным такое решение будет после предъявления обвинения и допроса несовершеннолетнего, так как к этому моменту у следователя имеется достаточно доказательств его виновности, становится ясной роль среди других соучастников, выясняется отношение к предъявленному обвинению.

Выделение дела несовершеннолетнего в отдельное производство производится по общим правилам выделения дел, установленным ст. 154 УПК РФ, на основании соответствующего постановления (Приложение № 18 к УПК РФ).

При выделении дела в отельное производство, в нем должны содержаться подлинники или заверенные следователем, дознавателем копии процессуальных документов, имеющих значение для выделенного уголовного дела (документы, свидетельствующие о возрасте несовершеннолетнего, протоколы допросов родителей (законных представителей), характеристики, требования в ИЦ о судимости, протокол допроса несовершеннолетнего прокурором и др.).

Для получения копии возможно применение множительной техники (ксерокса), однако факт соответствия оригиналу полученных копий необходимо удостоверить подписью дознавателя, следователя, заверенной оттиском мастичной печати органа дознания или следствия синего (фиолетового) цвета. Например: «Копия верна». Следователь – подпись /Иванов/ . Если документ изложен на нескольких страницах, то необходимо удостоверить каждую страницу.

При невозможности выделить дело в отношении несовершеннолетнего в отдельное производство, следователь, дознаватель обязаны принять меры по недопущению негативного влияния взрослых соучастников преступлений на несовершеннолетнего, а при наличии оснований необходимо избрать в отношении взрослых меру пресечения в виде заключения под стражу. При этом к несовершеннолетнему, привлеченному по одному делу вместе со взрослыми, согласно ст. 422 УПК РФ, применяются правила производства по делам несовершеннолетних, предусмотренные главой 50 УПК РФ.

Задержание несовершеннолетнего подозреваемого

Задержание несовершеннолетнего по подозрению в совершении преступления проводится на основании и в соответствии с требованиями, предусмотренными ст. 91, 92 и ст. 423 УПК РФ.

Особенность данного действия заключается в том, что задержание должно применяться только в крайнем случае и по возможности в течение кратчайшего времени, с обязательным незамедлительным уведомлением его родителей или иных законных представителей с сообщением места содержания несовершеннолетнего и каким органом расследуется уголовное дело. Одновременно с задержанием следователь, дознаватель обязан принять меры по обеспечению участия защитника с момента фактического задержания несовершеннолетнего, а также зафиксировать в протоколе задержания необходимость содержания задержанного несовершеннолетнего отдельно взрослых.

Уведомление оформляется в письменном виде и при необходимости наряду с письменным уведомлением сообщение о произведенном задержании может быть передано телефонограммой, копия которой приобщается к материалам уголовного дела.

Возможность уведомления может быть предоставлена самому подозреваемому при наличии его просьбы. Такая просьба, результат ее рассмотрения и выполнения должны быть документально оформлены в виде справки, которая приобщается к материалам уголовного дела.

Задержание несовершеннолетнего на основании ст. 91 УПК РФ возможно лишь в случаях совершения им преступления, за совершение которого санкция предусматривает наказание в виде лишения свободы и только при наличии оснований, перечисленных в ст. 91 УПК РФ.

Основаниями для задержания являются:

1. Задержание на месте преступления – это означает, что лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после окончания преступных действий на месте их совершения либо при попытке скрыться с него.

2. Указание потерпевших или очевидцев на лицо как на совершившее преступление – это означает их конкретное и убедительное утверждение о том, что данное лицо они наблюдали непосредственно при совершении преступления. Для задержания лица по подозрению в совершении преступления достаточно такого указания хотя бы одного из очевидцев (в том числе и потерпевших).

3. Обнаружение явных следов преступления, под которыми понимаются орудия и иные предметы преступления: похищенное имущество, повреждения на теле подозреваемого и его одежде, следы крови, применение специальных средств и т.д.

4. Установление иных данных, под которыми понимаются сведения, указывающие на причастность конкретного лица к преступлению: показания свидетелей и других участников уголовного судопроизводства, результаты следственных действий, в том числе судебных экспертиз, материалы ревизий, результаты ОРД и т.п.

5. Попытка скрыться лица – это имеются в виду реальные действия лица, подозреваемого в совершении преступления: внезапное увольнение с работы, приобретение проездных документов, распродажа имущества и т.д.

6. Не имение у лица постоянного места жительства – это имеется в виду, что такое лицо не имеет жилого дома, квартиры, жилого служебного помещения, специализированного дома (общежития, гостиницы-приюта, детского дома, дом-интернат и др.), а также иного жилого помещения, в котором оно постоянно проживает в качестве собственника, по договору найма (поднайма), договору аренды или на иных основаниях, предусмотренных законодательством РФ.

7. Не установление личности подозреваемого, данный факт считается неустановленным, когда сообщенные подозреваемым о себе сведения нет возможности проверить из-за отсутствия соответствующих документов или когда в представленных документах имеются исправления, подчистки и другие признаки подделки.

8. Направление следователем, дознавателем (с согласия прокурора) ходатайства в суд об избрании в отношении данного лица меры пресечения в виде содержания под стражу.

В соответствии ч. 1 ст. 91 УПК РФ правом задержания несовершеннолетнего по подозрению в совершении преступления обладают только орган дознания, следователь и прокурор.

При задержании несовершеннолетнему и его законному представителю в обязательном порядке разъясняется право обжалования в суд оснований и мотивов задержания.

Избрание несовершеннолетнему подозреваемому, обвиняемому

меры пресечения

Избрание в отношении несовершеннолетнего меры пресечения возможно только при наличии оснований, указанных в ст. 97 УПК РФ, и имеют цели - пресечение возможности продолжить заниматься преступной деятельностью, а также совершение действий, препятствующих каким-либо путем производству по уголовному делу или исполнению приговора.

Законом (ст. 97 УПК РФ) установлен строго ограниченный перечень органов и должностных лиц, имеющих право применить к обвиняемому (подозреваемому) меры пресечения. Это суд (судья), прокурор, следователь и дознаватель, которые действуют в пределах своих полномочий по находящемуся в их производстве уголовным делам.

Основаниями применения меры пресечения являются любые сведения, полученные в процессуальном порядке, которые, с одной стороны, подтверждают участие лица в совершении преступления, с другой – указывают на совершение действий по воспрепятствованию осуществления уголовного правосудия, либо на реальную возможность совершения указанным лицом подобных действий, либо на то, что оно будет продолжать заниматься преступной деятельностью.

Эти сведения могут быть получены в результате ОРД при условии соблюдений УПК РФ и ФЗ от 12 августа 1995 года (в редакции ФЗ от 20 марта 2001 года) «Об оперативно-розыскной деятельности». Материалы ОРД передаются лицу, производящему предварительное расследование, прокурору или в суд в соответствии с требованиями Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд от 13 мая 1998 года.

О намерении скрыться может свидетельствовать, например, снятие с регистрационного воинского учетов, увольнение с работы, распродажа имущества, приобретение проездных документов, туристической путевки, действия по изменению внешности, характерных примет, документов, удостоверяющих личность и т.п.

Угрозы свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства могут быть подтверждены их заявлениями, результатом контроля и записи телефонных и иных переговоров и т.д.

Намерение продолжить занятие преступной деятельностью могут подтверждать данные о налаживании преступных связей, приискание орудий для совершения преступлений, отсутствие легальных источников доходов и т.д.

При решении вопроса о необходимости избрания в отношении несовершеннолетнего меры пресечения и определения вида помимо обстоятельств, указанных в ст. 97 УПК РФ, должны учитываться также тяжесть предъявленного обвинения, возраст, состояние здоровья, семейное положение, род занятий, данные о личности и другие обстоятельства.

К несовершеннолетнему обвиняемому (подозреваемому) заключение под стражу в качестве меры пресечения может быть применено в случае, если он обвиняется (подозревается) в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления. В исключительных случаях эта мера может быть избрана и за совершение преступления средней тяжести.

Избрание такой меры пресечения, как арест, будет тогда законным, когда он представляет собой единственно возможную в данном случае меру. В постановлении о заключении под стражу должно быть зафиксировано, что несовершеннолетний должен содержаться отдельно от взрослых.

Еще раз напомним, что при решении вопроса об аресте несовершеннолетнего обязательно должны учитываться тяжесть содеянного, повторность совершения преступления, нарушение режима предыдущего наказания, направленность умысла, дерзость и агрессивность преступных действий, отрицательное поведение после совершения преступления, отсутствие определенных занятий, преступные связи.

В каждом случае при решении вопроса о применении к несовершеннолетнему меры пресечения должны обсуждаться возможность отдачи его под присмотр родителей, опекунов, попечителей или других заслуживающих доверия лиц, а также администрации специализированного детского учреждения, в котором он находится. При избрании данной меры пресечения соблюдаются все правила и процедуры, установленные ст. 102, 103 и 105 УПК РФ.

Указанную меру пресечения можно разграничить по субъекту, который осуществляет присмотр за несовершеннолетним на 2 специальные меры пресечения:

а) отдача под присмотр родителям, опекунам, попечителям и другим лицам, заслуживающим доверие;

б) отдача под присмотр должностным лицам специализированных детских учреждений.

Первая мера пресечения состоит в добровольном принятии на себя кем-либо из указанных лиц письменного обязательства (достаточно от одного лица) обеспечить явку несовершеннолетнего к следователю и в суд, а так же его надлежащее поведение. При отобрании подписи о принятии под присмотр они предупреждаются о характере преступления, в котором обвиняется несовершеннолетний, об их ответственности в случае нарушения принятой на себя обязанности, которая предусмотрена ч.2 ст.94 УПК. В обязанность следователя до избрания данной меры пресечения входит сбор характеризующего материала о родителях, опекунах, попечителях, об их здоровье, об отношении этих лиц к несовершеннолетнему, о возможности осуществления присмотра.

При избрании второй специальной меры пресечения согласие администрации закрыть детское учреждение не требуется. Поручение о надзоре для них обязательно в силу осуществления сотрудниками учреждений своих должностных обязанностей. Обязательство о надзоре принимает руководитель учреждений или уполномоченное им должностное лицо. В случае нарушения принятого обязательства о надзоре должностное лицо несет дисциплинарную или уголовную ответственность. Под «закрытым детским учреждением» следует понимать детские дома, школы-интернаты, приемники-распределители, специальные воспитательные и лечебно-воспитательные учреждения (спецшколы, спецпрофтехучилища).

Лицо, принявшее обязательство, вправе заявить мотивированный отказ от дальнейшего его исполнения. При этом избирается иная мера пресечения.

По нашему мнению нарушением обязательства о присмотре (надзора) следует считать следующие обстоятельства: неявка несовершеннолетнего по вызову без уважительной причины; попытка скрыться; воздействовать на других обвиняемых, потерпевших (свидетелей) с целью помешать установлению истины; совершение преступления. Об этом должен составляться протокол, который приобщается к делу, а суд должен это отмечать в протоколе судебного заседания.

Данная мера пресечения считается примененной с момента получения подписки о принятии под присмотр (надзор). О принятии данной меры пресечения извещается ОППН, которая осуществляет контроль за поведением подростка и информирует следователя о необходимости изменения меры пресечения.

В целом же об избрании меры пресечения дознаватель, следователь выносит постановление с соблюдением требований, предусмотренных ст. 101 УПК РФ.

При избрании в отношении несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого) меры пресечения в виде присмотра за несовершеннолетним подозреваемым или обвиняемым (ст. 105 УПК РФ) от лица, которому поручается осуществлять присмотр за несовершеннолетним обвиняемым (подозреваемым) как уже было сказано отбирается обязательство, а если возбуждается перед судом ходатайство об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, то форма постановления предусмотрена Приложением к УПК РФ.

Так в постановлении о возбуждении перед судом ходатайства излагаются мотивы и основания, в силу которых возникла необходимость в заключении под стражу и невозможности избрания иной меры пресечения. К постановлению прилагаются материалы, подтверждающие обоснованность ходатайства.

Если лицо, в отношении которого перед судом возбуждено ходатайство об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, задержано на основании и в порядке ст. ст. 91 и 92 УПК РФ, то постановление и материалы должны быть представлены судье не позднее, чем за 8 часов до истечения срока задержания.

Ходатайство об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу подлежит рассмотрению судьей районного суда единолично в присутствии лица, в отношении которого возбуждено ходатайство, защитника и прокурора. Законный представитель, следователь или дознаватель, в производстве которого находится уголовное дело, также имеют право участвовать в судебном заседании.

По ходатайству суд вправе принять одно из следующих решений:

1) вынести постановление об избрании в отношении обвиняемого (подозреваемого) меры пресечения в виде заключения под стражу. Данное постановление направляется лицу, возбудившему ходатайство, и подлежит немедленному исполнению;

2) вынести постановление об отказе в удовлетворении ходатайства, при этом лицо, содержащееся под стражей на основании ст. 91 УПК РФ, подлежит немедленному освобождению;

3) отложить принятие решения по ходатайству стороны на срок не более чем 12 часов для представления его дополнительных доказательств обоснованности задержания. Данный срок исчисляется с момента вынесения судом данного решения, и в любом случае общий срок содержания под стражей не может превышать 120 часов.

Постановление судьи об отказе в удовлетворении ходатайства может быть обжаловано в вышестоящий суд в кассационном порядке в течение 3 суток со дня его вынесения.

Повторное обращение в суд с ходатайством о заключении под стражу одного и того же лица по тому же уголовному делу после вынесения судьей постановления об отказе в избрании этой меры пресечения возможно лишь при возникновении новых обстоятельств, обосновывающих необходимость заключить лицо под стражу. Ими могут быть: изменение тяжести подозрения, обвинения; появление данных, свидетельствующих о действиях подозреваемого, обвиняемого по воспрепятствованию производству по уголовному делу и т.д.

Порядок вызова несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого

В статье 424 УПК РФ закреплен порядок вызова несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, в которой закреплены процессуальные гарантии и минимальные стандартные правила обращения с несовершеннолетними правонарушителями, в соответствии с которыми контакты между органами, расследующими уголовное дело, и несовершеннолетним обвиняемым (подозреваемым) должны осуществляться таким образом, чтобы уважать правовой статус, избегать причинения несовершеннолетнему вреда из-за ненужной гласности, обеспечивать право на присутствие родителей на всех этапах уголовного судопроизводства в интересах несовершеннолетнего (ст. 7, 8, 10 «Пекинских правил» 1985 г.).

Если несовершеннолетний обвиняемый (подозреваемый) находится под стражей, то его вызов осуществляется через администрацию места содержания несовершеннолетнего. Администрация места заключения обязана доставить обвиняемого по постановлению следователя в место, где будет осуществляться предъявление обвинения либо проводиться иное процессуальное действие.

Не находящийся под стражей несовершеннолетний подозреваемый (обвиняемый) вызывается к следователю или дознавателю повесткой. Повестка направляется в адрес администрации учреждения, где работает или учится несовершеннолетний. На законного представителя несовершеннолетнего обвиняемого (подозреваемого) возлагается обязанность обеспечить присмотр и его явку, а самого несовершеннолетнего – явиться для участия в выполнении следственных и процессуальных действий. Эти же правила распространяются и на администрацию специализированных учреждений, в которых содержится несовершеннолетний подозреваемый (обвиняемый).

Вызов несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого) для производства следственных действий в ночное время (с 22 часов до 6 часов по местному времени) не допускается, за исключением случаев, не терпящих отлагательства.

Время явки несовершеннолетнего обвиняемого (подозреваемого) должно устанавливаться с таким расчетом, чтобы исключить возможность его общения с иными лицами, проходящими по этому и другим уголовным делам.

Исключением из установленных правил может служить случай производства по уголовному делу в отношении лица, достигшего 18-летнего возраста, но по факту совершения им преступления в несовершеннолетнем возрасте. В данной ситуации возможен вызов подозреваемого (обвиняемого) непосредственно повесткой, минуя его законного представителя, либо используя иные способы и средства связи (телеграммой, факсом, электронной почтой и т.д.)

Допрос несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого

Особенности и процессуальный порядок допроса несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого) регламентируется статьей 425 УПК РФ.

В отличие от общего порядка допроса подозреваемого (обвиняемого), установленного ст. ст. 46, 47, 76, 164, 173, 187-190 УПК РФ, необходимо соблюдать следующие особенности:

1) допрос несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого) не может продолжаться без перерыва более 2 часов , а в общей сложности более 4 часов в день;

2) в допросе обязательно участвует защитник, который вправе задавать ему вопросы, по окончанию допроса знакомиться с протоколом и делать замечания о правильности и полноте сделанных в нем записей, подписать протокол допроса несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого), удостоверить факт отказа от подписания или невозможности подписания протокола допроса в случае, если несовершеннолетний подозреваемый (обвиняемый) отказывается подписать его или не может сделать это в силу физических недостатков, а также по состоянию здоровья;

3) обязательно участие педагога или психолога в допросе несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого) в возрасте от 14 до 16 лет, а в случаях, когда несовершеннолетний страдает психическим расстройством или отставанием в психическом развитии.

Педагог или психолог не заменяют защитника, они участвуют в допросе несовершеннолетнего одновременно с защитником. Поводом для участия педагога или психолога в допросе несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого) является ходатайство защитника либо инициатива дознавателя, следователя.

Независимо от того, кто заявил ходатайство об участии педагога или психолога в допросе, дознаватель или следователь обязан еще до начала допроса решить вопрос о привлечении педагога или психолога к проведению допроса. Закон не определяет, в каких случаях в допросе принимает участие педагог, а в каких психолог, это решение принимает дознаватель или следователь. При этом важно, чтобы эти лица обладали специальными познаниями в области детской или юношеской психологии и имели опыт работы по обучению и воспитанию несовершеннолетних такого возраста (например, педагог общих или специализированных школ, дефектолог, олигофрено-педагог, сурдопедагог, тифлопедагог). При повторном допросе желательно обеспечить участие того же педагога или психолога, который участвовал в первом допросе несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого).

Нельзя приглашать для участия в допросе психолога или педагога, которые по роду своей работы отвечают за воспитание несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого) – классный руководитель, воспитатель и т.п., либо заинтересованное в исходе дела. Перед допросом необходимо ознакомить психолога или педагога с обстоятельствами дела, которые имеют значение для допроса, выяснить, нет ли причин, которые препятствуют его участию в допросе, разъяснить, что он обязан помочь следователю (дознавателю) установить контакт с допрашиваемым.

До начала допроса следователь (дознаватель) обязан разъяснить участвующему в допросе педагогу или психологу его права:

– задавать с разрешения следователя (дознавателя) вопросы несовершеннолетнему;

– знакомиться по окончанию допроса с протоколом показаний и делать письменные замечания о правильности и полноте сделанных в нем записей.

Результаты допроса несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого фиксируются в протоколе допроса несовершеннолетнего. Допрос несовершеннолетнего обвиняемого должен быть проведен немедленно после предъявления ему обвинения, при этом должны быть соблюдены права обвиняемого на конфиденциальную встречу с защитником и наедине до начала первого допроса. В начале допроса необходимо выяснить у несовершеннолетнего, признает ли он себя виновным и желает ли давать показания. В случае отказа несовершеннолетнего обвиняемого от дачи показаний, об этом делается отметка в протоколе допроса.

Предметом показаний обвиняемого является его отношение к предъявленному обвинению. При выяснении у обвиняемого, признает ли он себя виновным в предъявленном обвинении, могут быть три варианта ответа: «Признаю полностью», «Признаю частично», «Не признаю». Если обвиняемый признал себя виновным полностью и желает давать показания, то он может подробно и обстоятельно показать об обстоятельствах совершенного им преступления. При частичном признании несовершеннолетним своей вины и согласии дать показания о том, с чем из предъявленного ему обвинения он не согласен, и дать пояснения по признаваемому обвинению.

Если несовершеннолетний не признает себя виновным в предъявленном ему обвинении, и желает давать показания, то он приводит доводы, на основании которых он считает себя невиновным.

Причиной отказа несовершеннолетнего от дачи показаний в ходе допроса может быть формой протеста против, по его мнению, необоснованного привлечения его к уголовной ответственности, или способом защиты.

Подозреваемый и обвиняемый не обязаны давать показания, это их право. Если следователю (дознавателю) необходимо получить показания подозреваемого (обвиняемого), то одним из способов убедить его давать показания в ходе допроса, может послужить разъяснение несовершеннолетнего, что он может использовать свое право давать показания, как способ защиты.

Повторный допрос несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого) по тому же подозрению (обвинению) в случае его отказа от дачи показаний на первом допросе может производиться только по его просьбе.

Участие законного представителя несовершеннолетнего

подозреваемого (обвиняемого) в ходе досудебного производства по уголовному делу

Участие законного представителя несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого) в досудебном производстве по уголовному делу обязательно.

Законный представитель несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого) допускается к участию в уголовном деле на основании постановления дознавателя (следователя), форма которого предусмотрена приложением № 59 к УПК РФ. Перечень лиц, которые могут быть допущенными к участию в досудебном производстве по уголовному делу в качестве законного представителя, перечислены в п. 12 ст. 5 УПК РФ, это – родители, усыновители, опекуны или попечители несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, представители учреждений или организаций, на попечении которых находится несовершеннолетний подозреваемый, обвиняемый, т он является исчерпывающим.

При допуске к участию в уголовном деле следователь (дознаватель) обязан разъяснить им их права, предусмотренные ч. 2 ст. 426 УПК РФ:

– знать, в чем подозревается или обвиняется несовершеннолетний;

– присутствовать при предъявлении обвинения;

– участвовать в допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, а также с разрешения следователя (дознавателя) – в иных следственных действиях, производимых с его участием и участием защитника;

– знакомиться с протоколами следственных действий, в которых он принимал участие, и делать письменные замечания о правильности и полноте сделанных в них записей;

– заявлять ходатайство и отводы, приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора;

– представлять доказательства;

– по окончанию предварительного расследования знакомиться со всеми материалами уголовного дела, выписывать из него любые сведения и в любом объеме.

Законный представитель несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого) может быть отстранен от участия в уголовном деле, если имеются основания полагать, что его действия наносят ущерб интересам несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого). В этом случае к участию в уголовном деле допускается другой законный представитель. Данное решение следователя (дознавателя) оформляется соответствующим постановлением, которое объявляется отстраненному и допущенному законному представителю, которые вправе обжаловать данное решение надзирающему прокурору или в суд.

При необходимости допроса законного представителя несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого в целях выяснить обстоятельства преступления, данных, характеризующих несовершеннолетнего, условий его жизни и воспитания, уровня психического развития и других сведений следователь (дознаватель) при предупреждении об ответственности за отказ от дачи показаний и заведомо ложные показания должен разъяснить ему конституционное право отказаться от свидетельствования против самого себя, супруга и близких родственников в соответствии с ч. 1 ст. 51 Конституции Российской Федерации.

Окончание предварительного расследования

Окончание предварительного расследования – это комплекс процессуальных действий и соответствующих им правоотношений, вытекающих из общих правил, которые зафиксированы в статьях 158, 212-219, и 225 УПК РФ. На фоне общих правил имеются специфические моменты окончания предварительного расследования в отношении несовершеннолетних.

Так, при принятии решения об окончании предварительного расследования с направлением дела в суд следователь (дознаватель) должен еще раз обдумать ответы на вопросы о том, нет ли оснований для прекращения уголовного дела, нельзя ли ограничиться мерами воспитательного воздействия, есть ли необходимость в применении к несовершеннолетнему обвиняемому (с учетом его личности) мер уголовного наказания.

Правильное разрешение этих вопросов может привести следователя (дознавателя) к выводу о возможности разрешения уголовного дела в отношении несовершеннолетнего обвиняемого без применения к нему мер уголовного наказания (уголовное преследование прекращается и выносится перед судом ходатайство о применении в отношении несовершеннолетнего принудительной меры воспитательного воздействия).

Если следователь (дознаватель) все же приходит к выводу о направлении уголовного дела в суд для применения к несовершеннолетнему мер уголовного наказания, то ему следует осуществить нижеследующую процессуальную процедуру.

По окончании предварительного расследования и принятия решения о направлении уголовного дела прокурору для утверждения обвинительного акта или обвинительного заключения, следователь (дознаватель) обязаны:

1. При окончании предварительного следствия с обвинительным заключением следователь объявляет обвиняемому, его защитнику и законному представителю об окончании следственных действий, о чем составляется протокол.

Подлежат уведомлению об окончании следственных действий также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители.

Если защитник, законный представитель несовершеннолетнего обвиняемого или представитель потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика по уважительным причинам не могут явиться для ознакомления с материалами уголовного дела в назначенное время, то срок ознакомления может быть отложен на срок не более 5 суток.

До предъявления обвиняемому, его защитнику и законному представителю материалов уголовного дела они должны быть прошиты и пронумерованы. Это должно быть сделано еще на этапе принятия решения об окончании предварительного следствия. До подписания материалы должны быть систематизированы в определенном порядке. Сложившаяся практика предусматривает следующие формы систематизации материалов уголовного дела:

1) хронологический – материалы подписываются в зависимости от времени проведения следственных или процессуальных действий;

2) эпизодический – материалы систематизируются по эпизодам, т.е. при расследовании уголовного дела по многоэпизодным преступлениям;

3) по субъектам – материалы уголовного дела систематизируются по каждому обвиняемому.

Несовершеннолетний и его защитник знакомиться с материалами уголовного дела совместно, о чем составляется протокол. Если по делу имеются несколько обвиняемых, то протокол об ознакомлении составляется на каждого обвиняемого в отдельности.

В процессе ознакомления несовершеннолетнего обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела они вправе знакомиться со всеми материалами уголовного дела, выписывать из него любые сведения и в любом объеме, а также снимать за свой счет копии с материалов уголовного дела, в том числе и с помощью технических средств.

Следователь при окончании предварительного расследования с составлением обвинительного заключения, а также дознаватель при окончании дознания с составлением обвинительного акта вправе вынести постановление о непредъявлении несовершеннолетнему обвиняемому для ознакомления тех материалов уголовного дела, которые могут оказать на него отрицательное воздействие. В случаях принятия такого решения, эти материалы должны быть предъявлены для ознакомления законному представителю несовершеннолетнего обвиняемого, Данное решение может быть обжаловано несовершеннолетним обвиняемым надзирающему прокурору или в суд.

По окончанию ознакомления несовершеннолетнего обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела, следователь выясняет, какие у них имеются ходатайства или иные заявления. При этом у них выясняется, какие свидетели, эксперты, специалисты подлежат вызову в судебное заседание для допроса и подтверждения позиции стороны защиты.

Ходатайство и иные заявления несовершеннолетнего обвиняемого и его защитника выносятся в протокол ознакомления с материалами уголовного дела.

При принятии решения об удовлетворении заявленного ходатайства, следователь проводит следственные действия, о проведении которых было заявлено ходатайство, что не препятствует продолжению ознакомления с материалами уголовного дела других обвиняемых.

По окончанию производства дополнительных следственных действий, следователь уведомляет об этом потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика или их представителей, обвиняемому, его защитнику и законному представителю и представляет им возможность ознакомиться с дополнительными материалами уголовного дела, о чем вновь составляется протокол ознакомления.

В случае полного или частичного отказа в удовлетворении заявленного ходатайства, следователь выносит об этом постановление, которое доводится до сведения заявителя, одновременно ему разъясняется порядок обжалования и по его просьбе выдается копия данного постановления.

По окончанию ознакомления участников с материалами уголовного дела и разрешения заявленных ходатайств, следователь составляет обвинительное заключение, список лиц, подлежащих вызову в суд и справку по уголовному делу, и после подписания незамедлительно направляется прокурору.

2. При окончании предварительного расследования составлением обвинительного акта дознаватель знакомит потерпевшего или его представителя с материалами уголовного дела только по их ходатайству, которым представляются все материалы и обвинительный акт.

В числе участников уголовного процесса, которых следователь (дознаватель) обязан знакомить с материалами уголовного дела, указаны только обвиняемый и его защитник.

Обвинительный акт является итоговым процессуальным документом, составляемым по итогам дознания до предъявления обвиняемому и его защитнику для ознакомления всех материалов уголовного дела. Составление обвинительного акта свидетельствует о том, что по делу собраны доказательства, устанавливающие виновность обвиняемого в совершении преступления. Требования к содержанию обвинительного акта предусмотрены ч. 1 ст. 225 УПК РФ.

По окончанию ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела составляется протокол.

Обвинительный акт, составленный дознавателем, должен быть утвержден начальником органа дознания, затем направлен прокурору.

Прекращение уголовного преследования с применением

принудительной меры воспитательного воздействия

Прекращение уголовного преследования в отношении несовершеннолетнего с применением к нему мер воспитательного воздействия – одна из гуманных процедур, закрепленных в «Пекинских правилах» 1985 г.

Данная процедура законодательно регламентируется УПК РФ и представляет собой одну из форм окончания предварительного расследования.

Так в соответствии с ч. 1 ст. 427 УПК РФ уголовное преследование в отношении несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого) может быть прекращено с применением принудительной меры воспитательного воздействия при условии совершения им преступления небольшой или средней тяжести впервые, а его исправление может быть достигнуто без применения наказания.

Доказательством того, что исправление несовершеннолетнего возможно без применения наказания, является чистосердечное раскаяние в содеянном, явка с повинной, способствование раскрытию преступления, добровольное возмещение причиненного вреда и т.д.

Во всех случаях решение о прекращении уголовного преследования в связи с применением принудительной меры воспитательного воздействия может иметь место только при наличии совокупности данных о том, что:

– преступление совершено несовершеннолетним впервые. Данное обстоятельство устанавливается по учетам ИЦ по месту жительства (рождения, проживания) несовершеннолетнего;

– совершенное несовершеннолетним преступление относится к категории небольшой или средней тяжести, что определяется санкцией ст. УК РФ, возбужденного по факту совершения несовершеннолетним преступления или по которой ему предъявлено обвинение. В соответствии с ч. 2 ст. 15 УК РФ преступлениями небольшой тяжести признаются умышленные и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное УК РФ, не превышает двух лет лишения свободы. К преступлениям средней тяжести относятся умышленные и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное УК РФ, не превышает пяти лет лишения свободы;

– исправление несовершеннолетнего возможно без применения уголовного наказания. Данное обстоятельство может подтверждаться установленными в ходе предварительного расследования сведениями о реагировании несовершеннолетнего на меры воспитательного характера, применяемые к нему, особенностями его характера и психики, наличие лиц, способных положительно воздействовать на несовершеннолетнего и т.д.

При установлении таких данных следователь (дознаватель), с согласия прокурора, выносит постановление о прекращении уголовного преследования и возбуждает перед судом ходатайство о применении к несовершеннолетнему принудительной меры воспитательного воздействия, предусмотренной ч. 2 ст. 90 УК РФ

Общий порядок исчисления процессуальных сроков при

расследовании уголовных дел в отношении несовершеннолетних

Под процессуальным сроком, имеющим правовое значение, понимается определенный период времени, на протяжении которого в уголовном процессе должны совершаться те или иные действия либо приниматься те или иные решения, предусмотренные законом [15] .

УПК РФ предусматривает два вида сроков.

К первому из них относятся сроки, установленные законом и рассчитанные на все случаи возникновения однородных правовых отношений.

Ко второму – сроки, устанавливаемые органами (их должностными лицами), осуществляющими уголовное судопроизводство в рамках конкретных правоотношений.

Во всех случаях предназначение процессуальных сроков одинаково – обеспечить своевременность и быстроту действий субъектов уголовного процесса в целях скорейшего завершения производства по уголовному делу.

В стадии возбуждения уголовного дела предусмотрены сроки, устанавливающие временные рамки для рассмотрения сообщения о преступлении и принятия по нему решения: по общему правилу это срок не позднее 3 суток со дня поступления указанного сообщения; в исключительных случаях он может быть продлен прокурором, начальником следственного отдела, начальником органа дознания до 10 суток. Поскольку возбуждение уголовного дела возможно только с санкции прокурора (п. 2 ч. 2 ст. 37 УПК), то следователь, дознаватель обязаны незамедлительно направить прокурору постановление о возбуждении уголовного дела (ч. 4 ст. 146).

В стадии предварительного расследования определены сроки: составления протокола задержания подозреваемого (не более 3 часов после доставления); сообщения прокурору о задержании подозреваемого (в течение 12 часов с момента задержания); применения к подозреваемому меры пресечения; рассмотрения судом ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения; дознания и предварительного следствия, содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых, рассмотрения ходатайства, уведомления надзирающих прокуроров о произведенных процессуальных действиях и т. д.

Большинство процессуальных сроков предназначены для регулирования своевременности действий органов (их должностных лиц), осуществляющих уголовное судопроизводство.

Часть сроков относятся к деятельности других субъектов уголовного процесса; они установлены для подачи жалоб на действия и решения, затрагивающие интересы участников судопроизводства, на заявление ходатайств, принесение замечаний на протокол судебного заседания, представление дополнительных материалов и т. д.

В уголовном процессе сроки исчисляются часами, сутками, месяцами (ст. 128 УПК). В исключительных случаях могут исчисляться днями и годами.

Исчисление сроков часами предусмотрено п. 11 ст. 5 УПК РФ (задержание подозреваемого – мера процессуального принуждения, применяемая органами дознания, дознавателями, следователями или прокурором на срок не более 48 часов с момента фактического задержания лица по подозрению в совершении преступления), ч. 2 ст. 46 УПК РФ (подозреваемый должен быть допрошен не позднее 24 часов с момента: 1) вынесения постановления о возбуждении уголовного дела, за исключением случаев, когда место нахождения подозреваемого не установлено; 2) фактического его задержания, а также в ст. ст. 10, 50, 91, 92, 94, 98, 108, 114, 148, 156, 165, 187, 343, 425, 462 УПК РФ.

Например: Фактическое задержание лица по подозрению в совершении преступления на основании и в порядке ст. ст. 91 и 92 УПК РФ осуществлено 29 апреля 2003 года в 4 часа 17 минут, срок задержания – 48 часов, значит, срок истечет 1 мая 2003 года в 4 часа 17 минут.

В соответствии с ч. 3 ст. 92 УПК РФ о проведенном задержании должно быть сообщено прокурору в течение 12 часов с момента фактического задержания, т.е. в данном примере часом отсчета будет 4 часа 17 минут 29 апреля 2003 года, срок истечет в 16 ч.17 мин. 29 апреля 2003 года,

При исчислении суточных и месячных сроков не принимается в расчет час и сутки, которым и начинается течение сроков.

Срок, исчисляемый сутками, истекает в 24 часа последних суток по местному времени. Исчисление процессуальных сроков днями равнозначно исчислению сроков в сутках.

При исчислении срока месяцами, срок истекает в соответствующее число последнего календарного месяца, если месяц не имеет соответствующего числа, то срок оканчивается в последние сутки этого месяца. Например, уголовное дело возбуждено 31 декабря 2002 года, срок следствия 2 месяца (ч. 1 ст. 162 УПК РФ), а окончание срока будет 28 февраля 2003 года.

Если окончание срока выпадает на общий выходной или праздничный день, то последним днем срока считается первый наступивший за ним рабочий день. Это правило не распространяется при исчислении сроков при задержании лица, заключении и содержания под стражей, домашнем аресте, нахождении в медицинском и психиатрическом стационаре. В данном случае в него включаются нерабочее время (выходные и праздничные дни).

Трудовым законодательством признано, что общим выходным днем является воскресенье. При пятидневной рабочей неделе вторым выходным днем является суббота. В п.2 разъяснения Минтруда России от 29 декабря 1992 г. № 5 подтверждено, что выходными днями являются суббота и воскресенье, но Правительство РФ наделено правом осуществлять переносы рабочих дней и объявлять их выходными днями или наоборот.

В статье 112 Трудового кодекса РФ установлено, что нерабочими праздничными днями в Российской Федерации являются[16] :

1 и 2 января – Новый год, 7 января – Рождество Христово,

23 февраля – День защитника Отечества,

8 марта – Международный женский день,

1 и 2 мая – Праздник Весны и Труда,

9 мая – День Победы;

12 июня – День России;

7 ноября – годовщина Октябрьской революции, День согласия и примирения,

12 декабря – День Конституции Российской Федерации.


1.2. Возбуждение и расследование уголовных дел о преступлениях с

участием лиц, страдающих психическими расстройствами

Из анализа уголовно-процессуального законодательства следует, что процессуальный порядок досудебного производства по уголовным делам о применении принудительных мер медицинского характера определяется общими правилами УПК РФ и некоторыми особенностями, отраженными в главе 51 УПК РФ, а также в ст.ст. 5, 10, 29, 49-51, 109, 128, 129, 133, 136, 151, 162, 163, 195, 196, 203, 208, 237, 238, 253, 299, 308, 352, 397 УПК РФ. То есть анализируемый порядок отличается от обычного производства и включает в себя следующие правила:

1. Обязательное производство предварительного следствия (ч. 1. ст. 434 УПК РФ);

2. Обязательное участие в деле защитника (п.3 ч. 1 ст. 51, ст. 438 УПК РФ);

3. Участие в деле законного представителя лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера (ст. 437 УПК РФ);

4. Наличие дополнительных обстоятельств, подлежащих обязательному установлению (доказыванию) по каждому уголовному делу (ст. 434 УПК РФ);

5. Возможность выделения уголовного дела в отношении невменяемого лица или лица, чье психическое расстройство наступило после содеянного им общественно опасного деяния (ст. 436 УПК РФ);

6. Возможность помещения подозреваемого или обвиняемого в психиатрический стационар (ст. 108, 203, 435 УПК РФ);

7. Возможность прекращения уголовного дела, в случае, когда характер совершенного деяния и психическое расстройство лица не связаны с опасностью для него или других лиц, либо опасностью причинения им иного существенного вреда (п. 1 ч. 1 ст. 439 УПК РФ);

8. Невозможность окончить предварительное расследование обвинительным заключением (выносится постановление о направлении уголовного дела в суд о применении принудительной медицинского характера (ч. 1 ст. 439 УПК РФ).

Исходя из изложенного, делаем вывод о том, что производство по делам о применении принудительных мер медицинского характера – это особый вид уголовного судопроизводства. Отсюда дальнейшая наша цель – назвать, раскрыть перечисленные особые правила такого производства и дать методические рекомендации по их применению в сочетании с общими правилами уголовного судопроизводства.

Основания для производства о применения принудительных мер

медицинского характера

Возбуждение уголовных дел о применении принудительных мер медицинского характера, как ранее нами оговаривалось, регламентируется нормами, содержащимися в главах 19 и 20 УПК РФ. То есть общими основаниями для начала производства, в том числе и по данной категории дел будет наличие любого из 3-х поводов и наличие достаточных данных, указывающих на признаки какого-либо преступления (ст. 140 УПК РФ). Исходя из этого, начать производство по данным делам с момента их возбуждения и получения согласия на их возбуждение может как следователь, так и дознаватель. Однако если в ходе дальнейшего производства по делу, а возможно уже и сразу после его возбуждения, будет дознавателем установлено наличие психического расстройства у лица, совершившего общественно опасное деяние, то дело незамедлительно или после выполнения неотложных следственных действий (10 суток) передается по подследственности (через прокурора) в следственные органы.

Таким образом, должно сформироваться четкое понимание того, что с момента установления наличия психического расстройства у лица, совершившего общественно опасное деяние, должно начаться особое производство о применении принудительных мер медицинского характера, то есть следователь должен осуществлять свою дальнейшую уголовно-процессуальную деятельность по делу, руководствуясь нормами главы 51 УПК РФ.

Чтобы дознавателю (следователю) правильно принять решение о законном начале анализируемого нами особого производства, он должен основываться на положениях ст. 433 УПК РФ, где указаны основания для производства о применении ПММХ (данные основания тесно пересекаются с основаниями применения ПММХ, которые определены в ст. 97 УК РФ).

Первое основание:

Производство о применении ПММХ осуществляется в отношении лица, совершившего запрещенное уголовным законом деяние в состоянии невменяемости.

Для информации: в результате анализа экспертных материалов социальной и судебной психиатрии имени Сербского было установлено, что общественно опасные деяния, совершенные психически больными, по характеру мотивов делятся на несколько основных групп:

– совершаемые под влиянием бредовых мотивов и галлюцинаций (чаще всего это наиболее опасные больные, например, до 70 % обвиняемых, страдающих шизофренией, совершали убийства под влиянием бреда);

– совершаемые психически больными и невменяемыми лицами по недомыслию (это, как правило, олигофрены, не способные правильно оценить реальные факты и события; для них характерны кражи и хулиганство);

– совершаемые в результате ослабления контроля над своими инстинктивными влечениями (таких больных до 8%, их деяния большой частью связаны с неконтролируемыми сексуальными влечениями);

– совершаемые в результате аффективных нарушений, характеризуемых эмоциональной тупостью (агрессивные действия, такие как убийства, причинение вреда здоровью, хулиганство и подобные; соответствующие лица составляют по численности вторую группу после лиц с бредовыми идеями);

– совершаемые при истинном отсутствии мотивов в состоянии нарушенного сознания: сумеречное состояние при эпилепсии, патологическое опьянение, иные аналогичные состояния (например, убийство или иное деяние, совершенное импульсивно, иногда может оказаться единственным эпизодом в анамнезе этого человека[17] .

Второе основание:

Производство о применении ПММХ осуществляется в отношении лица, совершившего преступление в состоянии вменяемости, но у него после совершения данного преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания или его исполнение.

Здесь возможны два варианта.

Первый – когда лицо после совершения преступления заболело психическим расстройством, которое оказывается неизлечимым. К такому лицу применяется принудительное лечение, как и в отношении лица, совершившего общественно опасное деяния в состоянии невменяемости.

Второй вариант – когда лицо после совершения преступления заболело психическим расстройством временно[18] , например, оказалось в состоянии алкогольного психоза либо впало в реактивное состояние в связи с возбуждением уголовного дела и угрозой наказания. В этом случае производство по уголовному делу приостанавливается, а если болезненное состояние затягивается, то такому лицу назначается в установленном порядке принудительное лечение. При его выздоровлении постановление о приостановлении дела отменяется, дело расследуется и рассматривается в общем порядке. Принудительное лечение может быть назначено и лицу, которое заболело психическим расстройством во время отбывания наказания за преступление, совершенное в состоянии вменяемости. Здесь также возможны рассмотренные выше варианты: либо лицо не выздоравливает и вместо наказания ему назначается судом принудительное лечение, либо выздоравливает, если расстройство психической деятельности было временным, и тогда принудительное лечение отменяется и в отношении этого лица возобновляется исполнение приговора.

Следователь (дознаватель) также должен помнить, что особое производство о применении принудительных мер медицинского характера не производится при установлении у лица, совершившего общественно опасное деяние, запрещенное уголовным законом:

1) наличия психического расстройства, которое не исключает вменяемости данного лица, хотя такое лицо и нуждается в лечении;

2) наличия заболевания алкоголизмом или наркоманией, когда такое лицо также нуждается в лечении.

Здесь имеются в виду лица с психическими аномалиями, признанные совершившими преступления в состоянии ограниченной вменяемости (ст. 22 УК).

Для информации: к психическим аномалиям относятся, прежде всего, структурные или функциональные отклонения стабильного характера, обусловленные нарушением дородового развития, например, олигофрения и ядерные, или конституционные психопатии, патохарактерологические развития; остаточные явления органического поражения центральной нервной системы травматической этиологии и т.д. Кроме того, среди преступников, имеющих отклонения психики в рамках вменяемости, большой удельный вес занимают алкоголики; встречаются, хотя и реже, наркоманы; эпилептики; еще реже шизофреники в стадии стойкой ремиссии; лица, на момент обследования страдающие реактивными состояниями и другими психическими расстройствами.

В данных случаях, как уже было сказано, основания для применения рассматриваемого в пособии особого производства нет, поэтому досудебное производство осуществляется по общим правилам, а принудительные меры медицинского характера применяются при постановлении приговора.

Предмет доказывания по данной категории уголовных дел

Предмет доказывания по делам в отношении лиц, совершивших запрещенное уголовным законом деяние в состоянии невменяемости, или лиц, у которых после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначения или его исполнение – это совокупность специфических обстоятельств, подлежащих обязательному установлению и оценке при производстве предварительного следствия и разрешении судом уголовного дела (ст. 434 УПК РФ).

С учетом общего понятия предмета доказывания, определенного в ст. 73 УПК РФ, законодатель в ст. 434 УПК РФ предусмотрел перечень особых фактических обстоятельств, установление которых в совокупности дает возможность следователю принять решение об окончании расследования с направлением в суд уголовного дела с постановлением о применении к лицу принудительных мер медицинского характера, а суду решить вопрос об их применении.

Исходя из анализа положений, содержащихся в приведенной нами схеме и учитывая то, что лицо, совершившее общественно опасное деяние в состоянии невменяемости, не может быть привлечено к уголовной ответственности, то в отношении него не ставится вопрос о доказывании его виновности (и форме вины) в совершении преступления, мотивов совершения преступления, а также обстоятельств, влияющих на степень и характер его ответственности. В этом случае необходимо лишь достоверно выяснить, было ли совершено общественно опасное деяние и совершено ли оно данным лицом.

Далее также подлежат установлению такие обстоятельства, которые будут свидетельствовать о том, могло ли и в какой мере лицо, в отношении которого ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера, осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими, что имеет непосредственное значение для установления вменяемости или невменяемости, а также решения вопроса об уголовной ответственности лица с психическим расстройством, не исключающем вменяемости (ст. 22 УК РФ). Установление состояния вменяемости или невменяемости субъекта требует исследования клинической динамики психического расстройства, выявления его глубины и тяжести. Поэтому, следует, прежде всего, собирать сведения о личности субъекта и его поведении во время совершения деяния. Необходимы также данные о наличии или отсутствии у него в прошлом психических расстройств; о пребывании в психиатрических лечебницах; о нахождении на учете в психоневрологическом диспансере и амбулаторном лечении; о наличии близких родственников, которые страдали или страдают в настоящее время какими-либо психическими расстройствами.

Обстоятельством, подлежащим доказыванию по этой категории дел, является также вопрос о необходимости назначения лицу тех или иных видов принудительного лечения, которые предусмотрены ст. 99 УК РФ.

Рассматриваемые выше обстоятельства устанавливаются путем производства следственных действий: допросов потерпевших, свидетелей, подозреваемых и обвиняемых, осмотра места происшествия, производства различных экспертиз и т.д.

Обстоятельства о наличие у лица, совершившего общественно опасного деяния, психического заболевания в прошлом; степень и характер такого расстройства в момент совершения запрещенного законом деяния или во время производства по уголовному делу могут быть получены в ходе допросов родных, педагогов, классных руководителей, соседей, друзей, коллег по учебе и работе.

В этих же целях необходимо истребовать характеристики с места учебы, работы и жительства.

Сведения о лечении изучаемых лиц в связи с их психоневрологическими заболеваниями могут быть получены в медицинских учреждениях по месту жительства, а также по учетам психоневрологических диспансеров.

Факт обращения к психиатру или прохождения как амбулаторного, так и стационарного лечения, отражаются в «Индивидуальной карте амбулаторного больного» (учетная форма № 25) которая хранится в регистратурах медицинских учреждений весь период нахождения лица на учете, после чего передается на хранение в архив; а также в истории болезни стационарного больного, которая хранится в архиве лечебного учреждения не менее 50 лет.

Если по делу будут собраны доказательства того, что лицо, лишенное возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими вследствие психического расстройства, совершило деяние, запрещенное нормами другого, а не уголовного закона, то к нему не могут быть применены положения ст. 21 УК РФ и назначены ПММХ. К такому субъекту применяются исключительно добровольные меры медицинского характера в соответствии с процедурами, определяемыми в ФЗ от 2 июля 1992 года (в ред. 2003 г.) «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании».

Подчеркнем еще раз, что в соответствии с ч. 2 ст. 434 УПК РФ при производстве предварительного следствия должно быть, бесспорно, установлено, что общественно опасное деяние, предусмотренное уголовным законом, совершено данным лицом. И, хотя сведения о лице, совершившем такое деяние, обычно становятся известными уже в момент обнаружения содеянного, это не снимает со следователя обязанности собрать исчерпывающие и достоверные доказательства того, что именно этот субъект совершил деяние, запрещенное законом.

Если по делу не будет собрано достаточных доказательств того, что именно данное лицо совершило общественно опасное деяние, следователь не может представить в распоряжение судебных психиатров объективные и достоверные материалы, необходимые для дачи заключения о наличии или отсутствии у него какого-либо психического расстройства. Направление лица для проведения судебно-психиатрической экспертизы при отсутствии точных данных о субъекте[19] данного деяния приведет к тому, что эксперты-психиатры не смогут дать его деянию объективную психиатрическую характеристику, оценить поведение лица до и после совершения общественно опасного деяния, но самое главное – сделать заключение о том, могла ли представленная им личность осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие психического расстройства.

Констатировать состояние вменяемости или невменяемости субъекта и решить вопрос о том, мог ли он, и если да, то в какой мере, осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, невозможно без исследования клинической динамики психического расстройства, выявления его глубины и тяжести.

Установление степени и характера психического расстройства в момент совершения деяния или во время производства по делу позволяет выяснить клиническую картину психического заболевания и дальнейшее развитие (течение) психического расстройства, а также прогнозировать возможность выздоровления субъекта. Эти данные необходимы суду для принятия соответствующих решений об освобождении от уголовной ответственности или наказания, о невозможности исполнения наказания, о виде применяемой ПММХ и др.

Поскольку применение ПММХ диктуется исключительно медицинскими показаниями купировать (прервать) расстройство психики и агрессивное поведение субъекта своевременным и эффективным лечением, то процессуальный закон (п. 5 ч. 2 ст. 434 УПК РФ) требует обязательно устанавливать, связано ли психическое расстройство лица с опасностью для него или других лиц либо возможностью причинения им иного существенного вреда.

При принятии решений по делам этой категории нельзя исходить из оценки психического состояния лица только в настоящее время. Следователь, суд должны учитывать данные и о возможных изменениях психики субъекта с тем, чтобы предвидеть вероятность совершения повторных общественно опасных деяний. Поэтому, как уже ранее указывалось, во всех случаях, при наличии доказательств и медицинских показаний о том, что лицо, совершившее общественно опасное деяние, по своему психическому состоянию в последующем не способно причинить иной существенный вред, в том числе себе и другим лицам, уголовное дело подлежит прекращению на основании и в порядке, установленным ст. 97 УК РФ и ст. 433 УПК РФ.

При определении у невменяемого или лица, заболевшего психическим расстройством после совершения преступления, характера психического заболевания во время производства по уголовному делу (п. 4 ч. 2 ст.434) необходимо разрешать вопрос о возможности данного лица участвовать в производстве следственных (судебных) действий с учетом его способности правильно воспринимать, запоминать и воспроизводить воспринятое.

Установить наличие или отсутствие таких данных также можно только с помощью судебно-психиатрической либо психолого-психиатрической экспертизы. Без выяснения способности лица правильно воспринимать, запоминать и воспроизводить воспринятое, следователь не может допрашивать его об обстоятельствах дела, а в случае допроса – использовать показания в качестве доказательств, поскольку может оказаться, что они получены из ненадлежащего источника и не имеют юридической силы. Сведения о таких психологических способностях лица нужны и суду для правильного решения вопроса о возможности его участия в судебном разбирательстве дела.

Для установления и оценки обстоятельств, перечисленных в п. 4 и 5 ч. 2 ст. 434 УПК РФ, тоже требуется производство судебно-психиатрической экспертизы.

Следует также обязательно установить характер и размер ущерба, причиненного деянием, так как это будет являться гарантией для его возмещения и компенсации в соответствии с порядком, установленным законодательством (ГК РФ ст. 1066, 1067 и др.).

По делам рассматриваемой категории подлежат выяснению и обстоятельства, способствовавшие совершению общественно опасного деяния и развитию тяжести психического расстройства. Следует выяснять и причины неоказания или несвоевременного оказания психиатрической помощи (добровольной или принудительной госпитализации) лицу, в отношении которого ведется производство по делу.

Подготовка, назначение и производство судебной экспертизы

При возникновении у следователя или суда сомнений по поводу вменяемости или способности лица самостоятельно защищать свои права и законные интересы в уголовном судопроизводстве обязательно проведение судебно-психиатрической экспертизы (п. 3 ст. 196 УПК РФ). Поэтому назначение и проведение такой экспертизы по делам о применении принудительных мер медицинского характера является неотъемлемой принадлежностью особого производства данного вида. Основанием для возникновения подобных сомнений, а значит, и для назначения судебно-психиатрической экспертизы, может являться наличие специфических признаков у субъектов. Назначать производство судебно-психиатрической экспертизы по названным делам целесообразно, как правило, после установления факта совершения общественно опасного деяния данным лицом. Следователь выносит постановление о производстве судебно-психиатрической экспертизы, которая может проводиться амбулаторно, стационарно, в суде, заочно и посмертно.

Постановление о назначении судебной экспертизы является обязательным процессуальным актом и его не может заменить иной документ.

В постановлении (определении) о назначении экспертизы наряду с изложением обстоятельств дела должны быть указаны основания для проведения экспертизы, предоставляемые для производства экспертизы материалы, а также сформулированы вопросы, которые должны быть решены экспертами.

Для проведения судебно-психиатрической экспертизы в распоряжение экспертов предоставляется следующее:

1) материалы уголовного дела, содержащие необходимые сведения о совершенном деянии;

2) данные, касающиеся личности обследуемого, в том числе имеющиеся медицинские документы о его пребывании в прошлом в психиатрической больнице или под наблюдением психоневрологического диспансера (амбулаторная карта, история болезни, выписки из других медицинских документов и т.п.);

3) данные о полученных травмах головы, позвоночника и т. д.

4) показания очевидцев (потерпевших, свидетелей, соучастников) преступлений, в которых отражается поведение лица во время совершения общественно опасного деяния:

5) показания свидетелей (родственников, сослуживцев), которые свидетельствуют о поведении лица в быту, на работе и т. д.

Учитывая статьи 21 и 22 УК РФ, при проведении судебно-психиатрической экспертизы психиатры определяют наличие психических заболеваний и отвечают на следующие основные вопросы:

1) страдало ли данное лицо каким-либо психическим расстройством в момент совершения преступления, если да, то каким именно?

2) если лицо страдало каким либо психическим расстройством в момент совершения преступления, то могло ли оно осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими?

3) если лицо страдало каким-либо психическим расстройством в момент совершения преступления, то могло ли оно в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими?

4) являлось ли данное психическое расстройство временным либо хроническим?

5) нуждается ли данное лицо в применении к нему принудительных мер медицинского характера, если да, то в каких именно?

Основания, порядок организации и условия производства различного вида судебно-психиатрических экспертиз в отношении подозреваемых, обвиняемых, содержащихся и не содержащихся под стражей, определяются УПК РФ 2001 г., а также ст. 2, 7, 8-23, 33, 34 ФЗ РФ от 31 мая 2001 г. «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»; ФЗ РФ№ 3185-1 от 2 июля 1992 г. (в ред. от 2003 г.) «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании»; Инструкцией о производстве судебно-психиатрической экспертизы в СССР, утвержденной Минздравом СССР 27 октября 1970 г. и согласованной с Прокуратурой СССР, Верховным Судом СССР, МВД СССР 3 ноября 1970 г. № 10-91 (14-70), и другими нормативными актами.

При назначении и производстве судебной экспертизы необходимо соблюдать следующую процедуру:

а) определить юридические и фактические основания, а также момент назначения судебной экспертизы;

б) определить учреждение, в котором должна быть произведена судебная экспертиза;

в) выбрать эксперта и выяснить необходимые данные о его специальности и компетентности[20] ;

г) составить постановление о назначении судебной экспертизы с указанием времени и места ее производства;

д) сформировать вопросы, подлежащие разрешению экспертами;

е) ознакомить с постановлением подозреваемого, обвиняемого, его защитника и разъяснить ему права, предусмотренные ст. 198 УПК РФ;

ж) отобрать и предоставить в распоряжение экспертов материалы уголовного дела и иные необходимые материалы;

з) поместить обвиняемого или подозреваемого в медицинский или психиатрический стационар в порядке, установленном п. 3 ч. 2 ст. 29, ст. 165, 203 УПК РФ[21] ;

и) заявить о своем участии или неучастии при производстве судебной экспертизы;

к) поручить руководителю экспертного учреждения разъяснить эксперту права и обязанности и предупредить его об ответственности по ст. 307 УК РФ за заведомо ложное заключение.

По сложившейся практике, первоначально проводится амбулаторная экспертиза, осуществляемая одним психиатром-экспертом (в отношении несовершеннолетнего, как правило, назначается комплексная психолого-психиатрическая экспертиза). Если же эксперт затрудняется дать заключение, либо следователь, судья или прокурор не согласны с представленным данным экспертом заключением, то назначается стационарная судебно-психиатрическая экспертиза и лицо, в отношении которого проводится экспертиза, обязательно помещается в лечебно-психиатрическое учреждение. Если к этому лицу не была применена мера пресечения в виде заключения под стражу, то оно может перемещаться в лечебно-психиатрическое учреждение в порядке, предусмотренном ст. 203 УПК. Если данное лицо до установления факта психического расстройства находилось под стражей, то прокурор подает ходатайство в суд и суд в порядке, предусмотренном ст. 108 УПК, принимает решение о переводе его в психиатрический стационар[22] .

Следователь вправе не знакомить лицо, совершившее деяние, запрещенное уголовным законом, с постановлением о назначении судебно-психиатрической экспертизы, а также с заключением эксперта, если это невозможно в силу психического состояния указанного лица.

Все материалы дела, вместе с заключением эксперта направляются в суд, который выносит решение о назначении принудительной меры медицинского характера, а также о типе лечебно-психиатрического учреждения.

Помещение в психиатрический стационар

Если при производстве по делу установлены данные о наличии психического заболевания (расстройства) у лица, к которому в качестве меры пресечения применено содержание под стражей, прокурор по собственной инициативе или по инициативе следователя возбуждает перед судом ходатайство о переводе данного лица из места содержания под стражей в психиатрический стационар. Нахождение лица, страдающего психическим расстройством, под стражей может неблагоприятно сказаться на динамике его расстройства, значительно ухудшить состояние его здоровья, может вылиться в суицид либо повлечь за собой угрозу для контролеров, охранников, сокамерников.

В постановлении о возбуждении такого ходатайства указываются характер и степень психического расстройства, доказательства, подтверждающие факт психического заболевания, мотивы и основания, в силу которых возникла необходимость перевода данного лица в психиатрический стационар. К постановлению прилагаются все материалы дела, подтверждающие обоснованность такого ходатайства.

Судья районного суда или военного суда соответствующего уровня рассматривает данное ходатайство в порядке, установленном в ст. 108 УПК РФ, и принимает решение о переводе данного лица в психиатрический стационар.

Постановление судьи направляется прокурору, возбудившему ходатайство, а также администрации места содержания лица под стражей и психиатрического стационара для немедленного исполнения.

Установленный УПК РФ порядок помещения лица в психиатрический стационар полностью соответствуют Минимальным стандартным правилам ООН обращения с заключенными (1955 г.). Содержащиеся в этом документе нормы международного права (ст. 22, 24, 82) устанавливают, что лиц, сочтенных душевнобольными, не следует подвергать заключению под стражу. Поэтому следует принимать меры для скорейшего их перевода в заведения для душевнобольных, а заключенных, страдающих психическими расстройствами или недостатками, необходимо ставить под наблюдение врачей и лечить в специальных психиатрических учреждениях.

При установлении факта психического заболевания у лица, не содержащегося под стражей, ходатайство о помещении его в психиатрический стационар возбуждает перед судом следователь с согласия прокурора. Об этом выносится постановление. В постановлении должны содержаться:

1. сведения о наличии психического расстройства;

2. влияние психического расстройства на поведение во время предварительного следствия;

3. результаты судебно-психиатрической экспертизы и их оценка;

4. сведения, касающиеся лица (данные, характеризующие его, состав семьи, опасность для себя и окружающих и т.д.).

Ходатайство рассматривает судья районного суда по правилам, установленным в. ст. 203 УПК РФ. Суд выносит постановление о помещении лица, не содержащегося под стражей, в психиатрический стационар или об отказе в этом.

О переводе или помещении в психиатрический стационар лиц, следователь незамедлительно уведомляет родственников или лиц, их заменяющих, а также защитника, если он не участвовал в рассмотрении ходатайства, с указанием места нахождения психиатрического стационара.

Участие законного представителя и защитника

Участие законного представителя и защитника в производстве о применении принудительных мер медицинского характера является обязательным с момента вынесения постановления о назначении судебно-психиатрической экспертизы. Это продиктовано положениями, закрепленными в законе «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании».

Участие законного представителя

Лица, страдающие психическими расстройствами, не могут самостоятельно осуществлять свои права и отстаивать свои законные интересы. Они, как никто другой, нуждаются в отстаивании их интересов через допуск к производству по уголовному делу их законных представителей.

Лица, осуществляющие свои полномочия представителей на основании закона, независимо от воли и желания представляемого, именуются законными представителями.

Своевременное привлечение законных представителей к участию в производстве по уголовным делам невменяемых и лиц, заболевших психическим расстройством после совершения преступления, является важной гарантией установления всех обстоятельств дела, соблюдения прав и законных интересов таких лиц.

Законным представителем может быть близкий родственник больного (родители, дети, дедушки, бабушки, внуки, братья и сестры, супруги), а также родственники, у которых больные воспитывались, проживали и проживают (усыновители, опекуны, попечители и др.). В случае неустановления близких родственников и лиц, их могущих заменить, законным представителем привлекается орган опеки и попечительства по месту территориального проживания этого лица.

Законный представитель лица, в отношении которого ведется досудебное производство о применении ПММХ, привлекается к участию в уголовном деле на основании постановления следователя (постановление предъявляется законному представителю для ознакомления).

Следователь, прокурор или суд, принимая решения о допуске законного представителя к участию в деле, по которому ведется производство по применению ПММХ, должны удостовериться в его личности (по паспорту ил военному билету), разъяснить ему все права, предусмотренные в ч. 2 ст.437 УПК РФ, его ответственность, а также порядок его участия в досудебном производстве и в судебном разбирательстве дела.

Следователь в соответствии с указанной нормой должен разъяснить законному представителю следующие права:

1) знать, в совершении какого деяния, запрещенного уголовным законом, уличается представляемое им лицо;

2) заявлять ходатайства и отводы;

3) представлять доказательства;

4) участвовать с разрешения следователя в следственных действиях, производимых по его ходатайству или ходатайству его защитника;

5) знакомиться с протоколами следственных действий, в которых он принимал участие, и делать письменные замечания о правильности и полноте сделанных в них записей;

6) по окончании предварительного расследования знакомиться со всеми материалами уголовного дела, выписывать из него любые сведения и в любом объеме, в том числе с использованием технических средств, получать копию постановления о прекращении уголовного дела или направлении уголовного дела в суд для применения принудительной меры медицинского характера;

7) участвовать в судебном разбирательстве уголовного дела;

8) обжаловать действия (бездействие) и решения следователя, прокурора и суда;

9) получать копии обжалуемых решений;

10) знать о принесенных по уголовному делу жалобах и представлениях и подавать на них возражения;

11) участвовать в заседании судов апелляционной, кассационной и надзорной инстанций.

По факту разъяснения законному представителю прав, перечисленных в ч.2 ст.437 УПК РФ, составляется протокол с соблюдением правил, предусмотренных ст. 166 УПК РФ. Если законный представитель отказывается от реализации какого-либо права (например, по окончании предварительного следствия знакомиться со всеми материалами дела, выписывать из него любые сведения и в любом объеме и др.), то в соответствующем протоколе должны быть указаны мотивы такого решения, о чем следователь делает запись, которая удостоверяется подписью законного представителя.

Если по делу возникла необходимость допроса законного представителя в качестве свидетеля, ему разъясняется конституционное право отказаться от свидетельствования против самого себя, супруга и близких родственников, а при согласии дать показания он должен быть предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по делу, в том числе и в случае его последующего отказа от этих показаний.

По смыслу закона не допускается совмещение функций законного представителя лица, в отношении которого ведется производство по применению ПММХ, и потерпевшего либо гражданского истца.

Законный представитель обязательно включается в список лиц, которые подлежат вызову в судебное заседание.

Прокурор (следователь) обязан после окончания досудебного производства направить законному представителю копию постановления о прекращении уголовного дела или о направлении дела в суд для применения ПММХ и разъяснить ему порядок их обжалования.

Участие защитника

В соответствии с нормами международного права обязательное участие защитника в производстве о применении ПММХ отнесено к числу мер, применяемых в рамках закона и предназначенных специально для защиты прав и особого статуса психически больных лиц (см. п. 5.2 Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключенных в какой бы то ни было форме, утвержденного резолюцией 43/173 Генеральной Ассамблеи ООН от 9 декабря 1988 г.).

Правило, изложенное в данной норме, конкретизирует фундаментальные положения ст. 51 УПК РФ о том, что участие защитника в уголовном судопроизводстве обязательно, если лицо в силу физических или психических недостатков не может самостоятельно осуществлять свое право на защиту.

Так как лица с психическими расстройствами в сфере уголовного судопроизводства признаются процессуально недееспособными, то обеспечить защиту их прав и создать им подлинное процессуальное равноправие наравне со здоровыми лицами призван институт обязательной защиты.

Участие защитника в производстве о применении ПММХ является обязательным по делам в отношении двух категорий лиц:

а) совершивших общественно опасные деяния в состоянии невменяемости;

б) заболевших психической болезнью после совершения преступления.

В ст.438 УПК РФ установлен единый момент допуска защитника к обязательному участию в производстве о применении ПММХ, если он ранее не участвовал в качестве такового в данном уголовном деле, – с момента вынесения постановления о назначении в отношении лица судебно-психиатрической экспертизы. Это справедливое и гуманное правило. Пока не установлено, когда и какое именно психическое расстройство наступило у лица, нельзя предугадать, как будет расследоваться уголовное дело (в общем порядке или по правилам комментируемой главы), поэтому необходимо создать единые требования и механизмы защиты этих лиц и допуска защитника к участию в производстве по делу.

Если защитник ранее участвовал в данном уголовном деле с момента возбуждения уголовного дела, фактического задержания или по иному основанию, указанному в ч. 3 ст. 49 УПК РФ, то он продолжает выполнять свои функции, но с момента вынесения постановления о назначении в отношении лица судебно-психиатрической экспертизы его участие в деле становится обязательным.

По делам этой категории отказ от защитника лица, которое в силу психического расстройства не может самостоятельно защищать свои права и интересы, в ходе досудебного производства необязателен для следователя, что закреплено в ст. 51 и 52 УПК РФ.

С момента допуска к участию в производстве защитник обладает и пользуется всеми полномочиями, предусмотренными в ст. 53 УПК РФ. По делам этой категории защитник вправе оспаривать обоснованность выводов[23] лиц, осуществляющих расследование по всем обстоятельствам, подлежащим доказыванию и связанным с решением вопроса о применении к лицу ПММХ.

Выделение уголовного дела

Если в ходе предварительного расследования по уголовному делу о преступлении, совершенном в соучастии, будет установлено, что кто-либо из соучастников совершил деяние в состоянии невменяемости или у кого-либо из соучастников психическое расстройство наступило после совершения преступления, то уголовное дело в отношении его может быть выделено в отдельное производство в порядке, установленном статьей 154 УПК РФ.

В статье 436 УПК РФ закреплены основания и особые процессуальные правила выделения уголовного дела в отдельное производство по применению ПММХ в отношении вышеуказанных лиц.

Порядок, предусмотренный указанной статьей, преследует цель создать наиболее благоприятные условия для производства по делу; обеспечить полное и объективное установление всех обстоятельств, на выяснение которых закон предписывает обратить особое внимание; использовать все механизмы усиленной охраны прав и законных интересов процессуально недееспособных лиц; а также оградить от оговора других лиц, проходящих по данному уголовному делу вследствие того, что информация, полученная по делу от больного, может быть болезненно искаженной в отношении их реального участия в преступлении.

По смыслу данной нормы такое дело может быть выделено в отдельное производство только на стадии предварительного следствия. В статье указывается на возможность («может быть»), а не на обязательность выделения дела в отдельное производство. Однако, учитывая практические трудности и сложности производства по делам о применении ПММХ, дела этой категории должны расследоваться отдельно от других. Закон не допускает принятия такого решения на стадии судебного разбирательства.

На основании положений УПК РФ из уголовного дела о преступлении, совершенном в соучастии, может быть выделено в отдельное производство дело о применении ПММХ только в двух случаях:

а) если будет установлено, что кто-либо из соучастников совершил общественно опасное деяние в состоянии невменяемости;

б) если в ходе следствия будет установлено, что у кого-либо из соучастников после совершения умышленного преступления наступило, психическое расстройство, делающее невозможным назначение и исполнение наказания.

Вопрос о выделении дела по применению ПММХ в отношении указанных лиц в отдельное производство решается сразу, как только будут собраны достаточные данные, указывающие на то, что кто-либо из них принимал участие в совершении деяния в состоянии невменяемости или после совместного умышленного участия в преступлении приобрел психическое расстройство (заключение судебно-психиатрической экспертизы).

Порядок выделения уголовного дела, принятия решения о его выделении, формирование материалов дела, выделенного в отдельное производство, а также исчисление сроков предварительного следствия по выделенному делу, установленные ст. 154 УПК РФ, полностью распространяется и на случаи выделения в отдельное производство уголовного дела о применении ПММХ. Правила выделения уголовного дела заключается в следующем:

1) Уголовное дело выделяется на основании постановления следователя;

2) Следователь в постановлении должен указать на то, какие материалы подлежат выделению в новое дело и в каком виде (оригинал или копия);

3) Следователь удостоверяет подлинность выделенных материалов уголовного дела в копиях;

4) При выделении уголовного дела по новому делу продолжает исчисляться срок следствия, который был по делу, из которого произведено выделение дела;

5) Выделяемые материалы по новому делу являются доказательствами и в отношении них не требуется проводить какую-либо дополнительную процедуру.

Окончание предварительного следствия по уголовному делу

в отношении невменяемого

Предварительное следствие по делам в отношении невменяемых и лиц, заболевших психическим расстройством после совершения преступления, завершается прекращением производства либо направлением уголовного дала в суд для применения ПММХ.

При наличии оснований, предусмотренных ст. 24 и 27 УПК РФ, следователь в соответствии с требованиями ст. 212 и 213 УПК РФ выносит постановление о прекращении уголовного дела, в котором излагает результаты предварительного следствия, указывает пункт, часть, статью УК РФ и УПК РФ, в силу которых прекращается дело, и разрешает все вопросы, возникшие в связи с принятием такого решения.

Если в результате предварительного следствия установлено, что характер совершенного деяния и психическое расстройство лица не связаны с опасностью для него или других лиц либо с возможностью причинения им существенного вреда и поэтому исключается (не требуется) применение ПММХ, следователь на основании ч. 2 ст. 97 УК РФ и п. 1 ч. 1 ст.439 УПК РФ прекращает уголовное дело, о чем выносит мотивированное постановление с соблюдением всех правил, установленных ст. 213 УПК РФ.

В соответствии со ст. 29 ФЗ от 2 июля 1992 г. (в ред. от 21. июля 1998 г.) «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» следователь сообщает местному органу здравоохранения о прекращении уголовного дела в отношении лица, страдающего психическим расстройством, для принятия мер к лечению данного лица на общих основаниях.

Если по окончании предварительного следствия установлено, что психическое расстройство лица, совершившего запрещенное уголовным законом деяние, связано с опасностью для него или других лиц либо возможностью причинения им существенного вреда (ч. 2 ст. 433 УПК РФ), следователь принимает решение о направлении уголовного дела в суд для применения к нему ПММХ.

В постановлении о направлении дела в суд для рассмотрения и принятия решения о применении ПММХ должны быть изложены:

1) все обстоятельства, ставшие предметом доказывания (см. ст. 434 УПК РФ) и установленные по данному уголовному делу;

2) юридические и фактические основания для применения ПММХ (см. ст. 97 УК РФ и ст. 433 УПК РФ) и доказательства необходимости их назначения;

3) доводы защитника и законного представителя, оспаривающих:

а) доказанность совершения деяния, запрещенного уголовным законом, данным лицом либо иных обстоятельств, указанных в ст. 434 УПК РФ;

б) основания для применения ПММХ;

в) характер и размер вреда, причиненного общественно опасным деянием.

Содержание постановления о направлении дела в суд должно отвечать требованиям, предъявляемым законом к такого вида процессуальным документам.

В каждом случае к нему прилагаются:

1) список лиц, подлежащих вызову в судебное заседание (свидетелей, потерпевших, экспертов-психиатров, законного представителя и защитника лица, в отношении которого рассматривается дело о применении ПММХ, гражданского истца, гражданского ответчика) с указанием их почтовых адресов, домашних или служебных телефонов;

2) справка о движении дела с указанием времени возбуждения дела, назначения судебно-психиатрической экспертизы и помещения лица в психиатрический стационар;

3) справки о вещественных доказательствах, о гражданском иске, о судебных издержках, о времени окончания предварительного следствия, о месте нахождения лица, в отношении которого направлено дело в суд, и др.

О прекращении уголовного дела или направлении его в суд для применения ПММХ следователь обязан уведомить законного представителя и защитника, а также потерпевшего и разъяснить им право знакомиться с материалами уголовного дела.

Ознакомление со всеми материалами дела защитника, законного представителя и потерпевшего производится по правилам, установленным ст. 216 – 217 УПК РФ.

По окончании ознакомления с материалами дела следователь составляет протокол, в котором указываются даты начала и окончания ознакомления с делом, а также заявленные при этом ходатайства. Ходатайства о дополнении предварительного следствия, заявленные указанными лицами, разрешаются следователем в соответствии с требованиями ст. 219 УПК РФ.

УПК РФ не обязывает следователя знакомить с материалами уголовного дела лиц, признанных невменяемыми или заболевших психическим расстройством после совершения преступления, в отношении которых решается вопрос о применении ПММХ. Психические расстройства, выявленные у данных лиц, нарушают их мыслительные способности, поэтому они не могут адекватно и правильно воспринимать и оценивать материалы уголовного дела. Защитник и законный представитель восполняют утраченные ими возможности. Поэтому в данной процедуре нет никакой дискриминации.

По окончании предварительного следствия и ознакомления с материалами уголовного дела защитника, законного представителя и потерпевшего следователь передает прокурору дело с постановлением о направлении его в суд для применения ПММХ. Прокурор, изучив материалы дела и постановление следователя, вправе принять по нему одно из решений:

а) об утверждении постановления следователя и направлении дела в суд;

б) о возвращении уголовного дела следователю для производства дополнительного расследования и устранения выявленных недостатков со своими письменными указаниями;

в) о прекращении уголовного дела в случае, если будет обнаружено, что характер совершенного деяния и психическое расстройство лица не связаны с опасностью для него или других лиц либо с возможностью причинения им существенного вреда и поэтому нет основания для применения ПММХ.

Утвержденное прокурором постановление о направлении уголовного дела в суд для применения ПММХ вместе с материалами уголовного дела направляется в суд. Копия указанного постановления вручается защитнику и законному представителю. О направлении уголовного дела в суд прокурор уведомляет потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и (или) их представителей.


1.3. Возбуждение и расследование уголовных дел о преступлениях,

совершаемых осужденными в учреждениях УИС

Российская Федерация на пути к построению правового демократического государства претерпевает различные сложности, вызываемые социальными, экономическими, географическими и другими проблемами[24] . Не последнюю роль сдерживающего фактора в развитии российской государственности играет и преступность[25] . Даже применение самой строгой меры уголовного наказания к лицам, совершившим преступление, не способствует снижению роста преступности. Как свидетельствует статистика и в местах лишения свободы ежегодно совершается осужденными свыше 7 тысяч преступлений[26] . В целом, совершаемые преступления лицами, отбывающими наказания в исправительных учреждениях, подрывают авторитет государственной власти в области уголовной и уголовно-исполнительной политики, не способствуют исправлению лиц, приговоренных к лишению свободы и, порой даже, провоцируют рост преступного поведения широкого круга осужденных. По общему мнению, бытующему среди простых граждан, учреждения, призванные исправлять преступника, становятся «фабрикой рецидивной преступности», «университетом, где получают высшее преступное образование».

На первый взгляд анализ статистических данных, приводимых в ведомственных отчетах, формирует мнение о снижении преступности в местах лишения свободы[27] . Согласно отчетам, даже в условиях нехватки квалифицированных кадров, налицо предпосылки полного искоренения преступности в местах лишения свободы. Мы же полагаем, что это просто игра цифр, причиной понижения количественного значения которых служит снижение количества осужденных, вызванное периодическим принятием актов об амнистии в России. В действительности преступность в местах лишения свободы обладает высокой латентностью, и чем ниже категория преступлений (по тяжести), тем выше латентность, поэтому в реальности, по сравнению с цифрами на бумаге, все на много серьезнее.

Подавляющее число преступлений, совершаемых осужденными в местах лишения свободы, составляют преступления небольшой и средней тяжести (среди которых преобладают преступления в сфере незаконного оборота наркотических и психотропных веществ – 58,9% и побеги из мест лишения свободы – 7,7%), то есть преступления, подследственные органам дознания. Как показывают исследования, данные преступления обладают специфическими чертами, которые обусловливаются специфическим субъектом их совершения – лицом, отбывающим наказание, и местом их совершения – исправительными учреждениями. На современном этапе субъекты, осуществляющие расследование преступлений, совершенных осужденными в исправительных учреждениях, не в достаточной степени обладают знаниями о специфических чертах рассматриваемой преступности и поэтому не учитывают их в расследовании. Следствием этого является низкий процент раскрываемости преступлений небольшой и средней тяжести, совершенных осужденными в местах лишения свободы. Страдает качество расследования выявленных преступлений. Отмеченное подтверждается и тем, что количество уголовных дел, направленных в суд, по которым назначено справедливое наказание гораздо ниже количества уголовных дел, возбуждаемых по преступлениям, совершенных осужденными. Видится, что наиболее эффективно провести расследование указанной категории преступлений сможет только такой орган, который также обладает адекватными специфическими особенностями соответствующего характера.

В действующем уголовно-процессуальном законодательстве России нечетко определен круг органов, а соответственно и должностных лиц, обладающих правом производства дознания по уголовным делам о преступлениях, совершенных в уголовно-исполнительной системе. Соответственно не определен и их правовой статус. Поэтому сегодня отсутствует по данным вопросам единое мнение и как следствие толкование и применение норм УПК РФ, регулирующих производство дознания по уголовным делам рассматриваемой категории преступлений, в разных субъектах Российской Федерации страны происходит по-разному: в одних регионах в исправительных учреждениях преступления расследуются сотрудниками данных учреждений, в других – сотрудниками специализированных подразделений дознания органов внутренних дел.

Изложенное свидетельствует о необходимости выработки рекомендаций, направленных на совершенствование уголовно-процессуального законодательства, и создание, таким образом, наиболее оптимального и эффективного режима производства по делам о преступлениях, совершаемых осужденными в местах лишения свободы (с учетом специфичности этих преступлений), так как в свете современного уголовно-процессуального законодательства решение данных проблем не нашло своего должного отражения ни в указанном законе, ни в юридической литературе.

Сущность дознания, как основной формы расследования преступлений, совершенных осужденными в учреждениях уголовно-исполнительной системы

По нашему мнению, в содержание дознания не должны включаться различные виды как процессуальной, так и непроцессуальной деятельности, в противном случае это приведет к расширенному его пониманию, искусственному включению видов деятельности, не охватываемых дознанием как формой расследования преступлений. Полагаем, что институт неотложных следственных действий, регламентированный УПК РФ, не является дознанием и, соответственно, не должен при формулировании последнего включаться в его содержание. Это самостоятельная часть предварительного следствия, которую помимо следователей могут осуществлять и органы дознания, в том числе уголовно-исполнительной системы, путем производства первоначальных следственных действий. Под первоначальными следственными действиями следует понимать следственные действия, проводимые как следователями, так и дознавателями в течение десяти суток с момента возбуждения уголовного дела, перечень которых не является исчерпывающим.

На основе анализа норм уголовно-процессуального законодательства следует заключить, что активизировать производство дознания в уголовно-исполнительной системе, по меньшей мере, затруднительно, так как в законодательстве отсутствует подследственность, в соответствии с которой уголовные дела о преступлениях небольшой и средней тяжести, совершенных осужденными в исправительном учреждении, можно было бы отнести к компетенции органов дознания уголовно-исполнительной системы. В связи с этим предлагается закрепить в УПК РФ помимо полномочий начальников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции России по производству неотложных следственных действий также компетенцию органов дознания уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции России по производству дознания в полном объеме.

На основе имеющихся дефиниций «дознания», сформулированных большей частью в период действия УПК РСФСР, формулируется авторское понятие, согласно которому «дознание» понимается как установленная уголовно-процессуальным законом форма расследования преступлений, осуществляемая специально уполномоченными на то государственными органами и должностными лицами в особом процессуальном режиме, имеющая своей целью защиту личности, ее прав и свобод, интересов общества и государства от преступных посягательств.

Особенности возбуждения уголовных дел о преступлениях, совершенных осужденными в учреждениях уголовно-исполнительной системы

На основе анализа материалов уголовных дел о преступлениях, совершенных в исправительных учреждениях приходим к выводу, что основным поводом для возбуждения дела о преступлении, небольшой и средней тяжести, совершенном осужденным в исправительном учреждении, является сообщение, полученное сотрудником администрации исправительного учреждения «из иных источников» (п. 3 ч. 1 ст. 140 УПК РФ), и зарегистрированного в виде его рапорта. В виду того, что указанные сотрудники склонны к сокрытию преступлений небольшой и средней тяжести, совершенных осужденными, так как регистрация этих деяний снижает позитивные результаты их служебной деятельности, то предлагается в ведомственных нормативных актах Министерства юстиции России закрепить обязанность сотрудникам администрации исправительных учреждений в каждом случае получения информации о преступлении либо его непосредственного обнаружения, отражать данную информацию в рапорте и при появлении первой возможности передавать его для принятия соответствующего решения.

В ходе исследования установили, что основанием для принятия решения о возбуждении уголовного дела о преступлении небольшой и средней тяжести, совершенном осужденным в исправительном учреждении, будет такая совокупность достаточных данных, которая включает в себя информацию, указывающую на все признаки преступления. Поэтому существует необходимость включения в нормы УПК РФ действий, посредством которых могут устанавливаться сведения, указывающие на признаки преступления, в ходе производства предварительной проверки.

Особенности производства дознания по делам о преступлениях,

совершенных осужденными в учреждениях УИС

От грамотных действий дознавателя зависит не только то, на сколько превентивные меры будут эффективными, но также и насколько результативным окажется само расследование преступления. В этой связи в ходе осуществления предварительного расследования должны формироваться и применяться процессуально-тактические особенности таких следственных действий как: осмотр места происшествия, освидетельствование, выемка, обыск, допрос, которые обусловливаются специфической обстановкой места совершения преступления, специфическим субъектом совершения преступления и специфическим положением других участников данного производства, например, таких как свидетель, понятой и некоторые другие.

Проанализировав ситуацию, согласно которой в ходе осуществления дознания в отношении осужденного, отбывающего наказание в исправительном учреждении, считаем, что нет необходимости рассматривать вопрос об избрании в отношении его какой-либо меры пресечения из-за отсутствия указанных в законе оснований для их избрания и применения с учетом такого обстоятельства как нахождение его под стражей (таков режим его содержания в исправительном учреждении).

Полагаем, что результаты оперативно-розыскных мероприятий, проведенных сотрудниками исправительного учреждения, как во время предварительной проверки, так и в ходе дознания, должны признаваться в качестве доказательств, путем составления дознавателем постановления о приобщении к делу материалов. Основанием к этому должно быть соблюдение оперативными работниками, при производстве оперативно-розыскных мероприятий в местах лишения свободы, таких условий как: осуществление оперативно-розыскной деятельности строго в рамках, установленных соответствующим законом; обязательное документирование результатов оперативно-розыскной деятельности в соответствии с требованиями, предусмотренными законодательством об оперативно-розыскной деятельности.

Также следует обращать внимание на то, что дознаватель, являясь процессуально независимым, должен принимать решения по уголовному делу на основе своего внутреннего убеждения с учетом условий, складывающихся на момент расследования преступления.

1.4. Возбуждение и расследование уголовных дел, связанных с

преступлениями в финансово-кредитной сфере

Повышенная социальная опасность преступлений в финансово-кредитной сфере заключается в возрастающей распространенности и увеличении совокупного ущерба, причиняемого в результате их совершения финансовым и экономическим интересам государства. Данная ситуация усугубляется и далее. Ожидаемый в ближайшие несколько лет рост банковских преступлений составит не менее 150–200 %[28] .

Преступная деятельность в финансово-кредитной сфере – это особый вид противоправного поведения, отличающийся целым рядом характерных черт. Преступления, посягающие на финансы в виде кредитов государства и банков, как правило, являются общественно значимыми: они подрывают авторитет к исполнительной власти и представителям бизнеса, причиняют крупный материальный ущерб. Эти преступления хорошо организованы, и противодействие правоохранительным органам при раскрытии и расследовании таких деяний оказывается чрезвычайно сильным, особенно в силу того, что подобное противодействие осуществляют и коррумпированные служащие государственного аппарата. Процессуальная и оперативно-розыскная деятельность по уголовным делам о преступлениях, связанных с финансово-кредитной сферой, осуществляется в условиях информационного вакуума, даже законопослушные граждане отказываются содействовать правоохранительным органам в раскрытии и расследовании такого рода деяний. Результаты опросов практических работников свидетельствуют о том, что у следователей нет опыта и навыков расследования этой категории дел, нет тесного взаимодействия с сотрудниками оперативных подразделений по борьбе с экономической преступностью, экспертных подразделений и работниками КРУ. За недостаточностью научно разработанных рекомендаций в этой области, они испытывают серьезные трудности при осуществлении досудебного производства по указанным делам.

Действующее уголовно-процессуальное законодательство не учитывают специфику досудебного производства по уголовным делам указанной категории. Должным образом, эти вопросы и в юридической литературе не нашли своего отражения. Поэтому проблема совершенствования процедуры досудебного производства по уголовным делам о преступлениях в финансово-кредитной сфере и специфичности субъектов, осуществляющих это производство, существует.

Возбуждение уголовных дел о преступлениях в

финансово-кредитной сфере

Основываясь на изучении эмпирических материалов, связанных с преступными посягательствами в финансово-кредитной сфере определяется, что основной критерий возбуждения уголовных дел (ВУД) – это наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления и перспективу рассмотрения дела в суде, содержащихся в поводе и материалах предварительной проверки.

Как наиболее типичные поводы по рассматриваемой категории преступлений выделяются: 1) материалы оперативно-розыскной деятельности подразделений БЭП; 2) акты аудиторских проверок контролирующих органов (прежде всего, по фактам незаконного получения кредита или его использования не по целевому назначению); 3) заявления руководителей кредитных организаций, как правило, поданных в правоохранительные органы после рассмотрения споров между хозяйствующими субъектами гражданскими и арбитражными судами.

Отмечаем, что при регистрации поводов возникает и развивается специфический комплекс отношений между участниками стадии ВУД. Эти отношения порождают деятельность уполномоченных на то лиц, направленную на разрешение вопроса о возбуждении уголовного дела или на отказ в таковом. Последняя обусловливается своеобразной процессуальной формой, выражением которой является (практически всегда) закономерно проводимая по делам указанной категории предварительная проверка.

В связи с тем, что производство такой проверки по делам экономической направленности связано с намного большими трудностями и затратами времени, чем доследственные проверки по заявлениям об общеуголовной преступности, аргументируется необходимость наделения аудиторов правом (с санкции прокурора) проводить проверки хозяйствующих субъектов до ВУД с целью выявления преступлений. При этом предлагается: 1) законодательно закрепить аудиторов в качестве субъектов (специалистов) досудебного производства; 2) наделить процессуальным правом надзирающего прокурора увеличивать срок предварительной проверки заявлений и сообщений о преступлениях этой направленности до двадцати суток, то есть установить тридцать суток в качестве максимального срока реагирования на заявления и сообщения. Такую необходимость поддержал 81% из числа опрошенных.

По такой категории дел применимо положение о том, что под данными, достаточными для возбуждения уголовного дела, необходимо понимать такую информацию (предварительную), которая бы достоверно (с высокой степенью вероятности) свидетельствовала о наличии всех элементов состава преступления (подтвердили 75% из числа опрошенных следователей). В частности, аргументируется, что эта информация должна обязательно указывать и на лицо, причастное к совершению этого преступного деяния, а также устанавливать причиненный ущерб. Утверждаем: для принятия законного и обоснованного решения о ВУД по анализируемым преступлениям должны быть установлены все основные обстоятельства, входящие в предмет доказывания (ст. 73 УПК РФ). На этом настаивают 69,4% из числа опрошенных следователей и 62,3% из числа опрошенных оперативных работников.

Отсюда бесспорно, что понятие “достаточность фактических данных” по уголовным делам, связанным с преступлениями в финансово-кредитной сфере, будет шире понятия этой же “достаточности” по другой категории дел. С учетом двух оценочных характеристик (количественной и качественной) следует учитывать специфический (примерный) объем сведений, которые должны быть наиболее очевидно установлены в стадии возбуждения уголовного дела, а также краткий перечень документов и действий, с помощью которых эти сведения могут быть получены.

Некоторые особенности дознания и предварительного следствия по уголовным делам о преступлениях в финансово-кредитной сфере

При расследовании, следует иметь в виду установленный в специальной литературе перечень наиболее типичных оперативно-розыскных мероприятий по делам рассматриваемой категории преступлений и учитывать особенности использования их результатов в доказывании: опрос граждан, прослушивание телефонных переговоров, наблюдение, отождествление личности и др.

Также необходимо иметь в виду обоснованное единство оперативно-розыскных мероприятий и уголовно-процессуальной деятельности при расследованию преступлений, посягающих на денежные ресурсы финансово-кредитной сферы, и поэтому признание результатов, полученных в ходе проведения указанных оперативно-розыскных мероприятий в качестве доказательств на общих уголовно-процессуальных основаниях.

Существует особая процедура передачи результатов, полученных при проведении типичных оперативно-розыскных мероприятий и использования этих результатов в доказывании, где особая роль принадлежит следователю как главному субъекту доказывания виновности лица, совершившего преступление. Поэтому выглядит обоснованным предложение о предоставлении следователю права на ознакомление с оперативно-розыскными материалами, относящимися к расследуемому им делу. Следователь должен воспринимать и оценивать всю совокупность информации, имеющейся как в уголовном, так и в оперативно-розыскном деле, с учетом того, что эти данные могут и должны выступать в качестве доказательств по уголовному делу.

Нельзя забывать и о предмете доказывания по преступлениям в кредитно-финансовой сфере и установлению пределов доказывания. Думается, что существует особой предмета доказывания по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности. Предлагается под ним понимать не только требования, установленные статьей 73 УПК РФ, но и конкретные особенности, обусловленные видом или группой преступлений.

На примере рассматриваемой преступной деятельности, посягающей на финансовые средства банков и государства, определен специфический круг обстоятельств, обусловленных особенностями данного вида преступлений и подлежащих обязательному установлению и доказыванию, которые должны быть направлены на получение следующих сведений: 1) общие вопросы организации финансово-хозяйственной деятельности предприятия или физического лица; 2) хозяйственные отношения субъектов; 3) установление субъектов; 4) данные, характеризующие образ жизни, имущественное состояние лиц.

Применяя детализацию обстоятельств при определении пределов доказывания, необходимо подробно подвергать исследованию круг из 12 пунктов общих обстоятельств, подлежащих установлению и доказыванию, а также выяснять ряд специфических обстоятельств-вопросов (в количестве 10), которые нужно конкретно устанавливать-разрешать при расследовании анализируемой категории преступлений.

Исходя из специфики преступной деятельности в финансово-кредитной сфере, предлагается расширительно толковать круг обстоятельств, подлежащих обязательному установлению и доказыванию, определенных статьей 73 УПК РФ, введя в него последствия совершенного преступления; использование угроз и подкупа должностных лиц, представителей власти; способы легализации денежных средств (в нашем случае – незаконно полученных в виде кредитов).

При расследовании также следует рассматривать применение наиболее эффективных мер уголовно-процессуального принуждения в ходе досудебного производства по делам о преступлениях в финансово-кредитной сфере и помнить о специфические особенности их применения. В частности, помнить о признании того, что залог в сочетании с иной уголовно-процессуальной мерой – отстранением обвиняемого от должности выступает в качестве важного, а иногда и системообразующего звена: 1) в установлении истины; 2) в предупреждении и пресечении преступной деятельности обвиняемых (подозреваемых); 3) в проведении расследования, судебного разбирательства и участия в них обвиняемого; 4) в возмещении материального ущерба и возможной конфискации имущества; 5) в исполнении приговора.

Сочетание этих мер позволит эффективно нейтрализовать обвиняемого, как правило, всегда стремящегося к активному воспрепятствованию расследования с использованием своего положения, и послужит эффективным средством обеспечения процесса доказывания.

Процессуально-тактические особенности производства и содержание

отдельных следственных действий

Следователю совместно с сотрудниками оперативно-розыскных служб необходимо выбирать такую систему действий и мероприятий, которая может обеспечить превосходство в тактическом и стратегическом отношении перед преступниками, исключит возможность эффективного противодействия расследованию. Исходя из этого следует учитывать особенности подготовки, производства и содержания наиболее типичных следственных действий по делам о преступлениях в финансово-кредитной сфере: обыска, выемки, наложения ареста на имущество, следственного осмотра, допроса.

Особо следует уделять внимание вопросам подготовки и производства судебных экспертиз, проводимых по уголовным делам, связанным с преступлениями в финансово-кредитной сфере, а также другим формам использования специальных экономических знаний (ревизии). Предлагается использовать при этом примерный перечень вопросов, которые способны разрешать эксперты и ревизоры.


1.5. Возбуждение и расследование уголовных дел о преступлениях в

сфере наркобизнеса

Типичные следственные ситуации первоначального этапа

расследования преступлений, связанных с наркобизнесом

Согласно п. 3 ч. 1 ст. 140 УПК РФ, одним из поводов к возбуждению уголовного дела являются сообщения о совершенном или готовящемся преступлении, полученные из иных источников, и на основании ст. 143 УПК РФ лицом, получившим данное сообщение, составляется рапорт об обнаружении признаков преступления. Поэтому по делам данной категории чаще всего до возбуждения уголовного дела необходимо проведение оперативно-розыскных мероприятий в рамках Закона об ОРД.

Сообщение о готовящемся или совершенном преступлении оформляется рапортом должностного лица, получившего данное сообщение, и направляется начальнику органа дознания для передачи материалов по подследственности, в соответствии с компетенцией, установленной ст. 151 УПК РФ. Некоторые ученые – юристы предлагают включить в содержание ст. 140 УПК РФ в качестве самостоятельного повода для возбуждения уголовного дела результаты ОРД. В этом вопросе следует поддержать мнение Л.Я. Драпкина, указывающего, что никакой необходимости в этом нет, поскольку в соответствии со ст. 143 УПК РФ, результаты ОРД можно оформить в виде рапорта с изложением полученной информации.[29] Тем самым законодатель рационально соблюдает известный принцип процессуальной экономии, избегая ненужного дублирования.

Возможность использования результатов ОРД заключена в рамках уголовно-процессуального законодательства, где поводом к возбуждению уголовного дела в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 140 УПК РФ является сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников. В этой связи возможно рассмотрение двух ситуаций.

1. Сотрудник оперативного подразделения случайно стал свидетелем преступления и его поведение не отличается от действий любого гражданина;

2. Сотрудник оперативного подразделения определенное время изучал и документировал преступную деятельность и такая информация представляется следователю или в суд. В этом случае оперативная информация должна рассматриваться в соответствии с требования ст. 140 УПК РФ как повод к возбуждению уголовного дела.

Следователь, изучив представленную органом дознания информацию о деятельности преступной группы и оценив ее, в необходимых случаях может рекомендовать инициатору разработки дополнительно провести некоторые оперативно-розыскные мероприятия. Подготовку документов, получение разрешения судьи на проведение ОРД должны производить работники органа дознания. После проведения ОРМ и вынесения постановления о рассекречивании часть полученных документов представляется следователю для оценки, возбуждения уголовного дела и использования данных ОРД в процессе доказывания[30] .

Согласно п. 1 ч. 2 ст. 7 Закона об ОРД основанием для проведения оперативно-розыскных мероприятий являются ставшие известными органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, сведения о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела[31] .

Оперативно-розыскным мероприятием может быть, например, проверочная закупка наркотиков в населенном пункте, расположенном рядом с границей. К ним относится совокупность действий по созданию оперативно-розыскным органом ситуации мнимой сделки, в которой с ведома оперативно-розыскного органа и под оперативным контролем возмездно приобретается наркотическое вещество у лица, обоснованно подозреваемого в совершении преступления с целью получения информации о вероятной преступной деятельности, а также решения иных задач ОРД. При проведении этого мероприятия, согласно ч. 3 ст. 6 Закона об ОРД, его субъекты вправе использовать (гласно или с соблюдением конспирации) технические и иные средства, которые не наносят ущерб жизни или здоровью людей и не причиняют вреда окружающей среде. При проведении проверочной закупки используют специальные окрашиваемые препараты, которыми «производят метку товара», составляют реестр денег.

Л.Я. Драпкин подразделяет криминалистические ситуации на простые и сложные, в свою очередь сложные – на проблемные и комплексные[32] .

Простые ситуации возникают лишь в единичных случаях, когда с самого начала расследования сам факт преступления и лицо, его совершившее, достаточно очевидны. Такие ситуации могут возникать при задержании лиц, у которых изъяты наркотики: при досмотре в аэропорту, в пограничных зонах и т.д[33] .

Так, в аэропорту внимание сотрудников привлек пассажир, прибывший из Душанбе. Его внешний вид был странным. Сам он давал несвязные объяснения о своем состоянии, ссылаясь на приступ почечной болезни. Медицинское освидетельствование дало неожиданный результат: в прямой кишке пассажира находился посторонний предмет. Выяснилось, что гражданин Таджикистана перевозил таким способом восемь контейнеров героина общим весом в 176 г, а специалисты оценили содержимое контейнеров в 30 тыс. долларов США[34] .

Простая ситуация перерастает в сложную, например, в случаях поступления новой информации о ранее неизвестных эпизодах замаскированной преступной деятельности криминальной группы с межрегиональными связями. В связи с этим у органов расследования могут возникнуть трудности, связанные с недостатком достоверной информации, ведущие к возникновению сложных ситуаций[35] .

В разработке спецслужб, обеспечивающих охрану пограничного пункта «Рубцовск», длительное время находились сотрудники транспортной милиции, которые за определенную сумму обеспечивали беспрепятственное прохождение пограничного и таможенного контроля контрабандистам наркотиков из Казахстана. Когда один из разрабатываемых, подполковник милиции, был задержан за получение взятки в сумме 10 тыс. руб., ситуация из простой переросла в сложную, поскольку задержанный стал утверждать, что действовал один и никого к этой деятельности из сотрудников не привлекал. Для разрешения сложившейся ситуации было принято решение о проведении одновременных обысков у нескольких подозреваемых в контрабанде наркотиков. При обыске одного из гаражей, принадлежащих капитану милиции, было обнаружено 62 тюка с одеждой из Китая, в нескольких тюках обнаружены и изъяты пакеты с героином.

Из сложных ситуаций выделяются проблемные ситуации, характеризующиеся отсутствием или неполнотой фактических данных о каких-то существенных чертах события или о лице, совершившем преступление. Например, в обвинительных заключениях и приговорах по делам, связанным с незаконным оборотом наркотических средств, часто встречается фраза, ставшая штампом: «…у неустановленного следствием лица, в неустановленном месте незаконно приобрел…». Это как раз та проблемная ситуация, когда о преступнике (в данном случае – организаторе контрабанды наркотиков) нет никаких сведений. В данной ситуации сложность заключается не в выявлении признаков преступления, а в его раскрытии, в том числе с необходимостью проверки полученных сведений на сопредельной территории.

Комплексные ситуации возникают обычно в тех случаях, когда проблемность по уголовному делу, обусловленная недостатком информации в отношении виновности подозреваемого, сочетается с активным противодействием следствию (например при задержании с поличным при контрабанде наркотиков).

Уголовные дела по таким преступлениям возбуждаются в основном по результатам проведения оперативно-розыскных мероприятий, предусмотренных ст. 6 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности». Здесь, как правило, некоторые субъекты преступления известны, но отсутствует полнота сведений о них, их сообщниках, данных о способе, конечной цели совершения преступных действий и других обстоятельствах. Предмет преступной деятельности (наркотическое средство) также точно не установлен, так как отсутствует заключение экспертизы. В момент проверки транспортного средства или багажа пассажиров задерживается обычно лицо, занимающиеся транспортировкой наркотиков, а в ряде случаев устанавливаются очевидцы – пассажиры или попутчики.

Рассмотрим содержание и структуру типичной ситуации: задержан подозреваемый, у которого изъяты наркотики, однако с самого начала расследования создается обстановка неопределенности, неясности его намерений, отмечается противодействие со стороны задержанного.

Поскольку преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков, различны по своему характеру, круг типичных следственных ситуаций необходимо определить для каждого конкретного вида преступлений отдельно.

В связи с этим можно выделить несколько типичных ситуаций, наиболее характерных для первоначального этапа расследования.

Ситуация 1. Лицо, задержано с поличным за контрабанду наркотиков и признается в совершении преступления. В этой ситуации главным направлением деятельности следователя является сбор доказательств, изобличающих подозреваемого. Кроме этого, необходимо выявить все обстоятельства совершенного преступления, а если оно совершено группой – установить всех соучастников. Для этого производятся: осмотр изъятых наркотиков и приспособлений для их приготовления, одежды подозреваемого; осмотр упаковки наркотических средств или психотропных веществ для выявления на них следов пальцев рук; осмотр помещения или транспортного средства, где выявлен факт контрабанды наркотиков; задержание и допросы подозреваемых; обыски по месту их жительства; допросы свидетелей, в том числе родственников; назначение экспертиз (судебно-медицинской, судебно-химической, криминалистической и др.). Кроме этого, органом дознания на основании п. 4 ст. 157 УПК РФ проводятся оперативно-розыскные мероприятия, направленные на выявление оптовика, сбывающего наркотики.

В том случае, если подозреваемый, задержанный с поличным, отрицает свою причастность к сбыту наркотиков или в момент задержания избавился от полученных денег и наркотиков, следует выполнить следующие мероприятия: изъять одежду или ее предметы – карманы брюк или костюмов, срезать ногти, изъять образцы слюны, мочи, крови подозреваемого, допросить лиц, производивших задержание, предъявить для опознания родственникам задержанного обнаруженные на месте происшествия орудия и средства совершения преступления (сумки, личные вещи, транспортные средства).

Приведем пример. В городе Бийске по результатам проверочной закупки за сбыт наркотиков был задержан гр. Таджикистана, у которого при личном досмотре было обнаружено и изъято 60 «чеков» - разовых доз героина. Однако задержанный выдвинул защитную версию, согласно которой он нашел пакеты с порошком белого цвета на стройке, никогда ранее контрабандой и сбытом наркотиков не занимался. Следователь разрешил ситуацию следующим образом: провел обыски по месту работы и жительства задержанного, в результате которых в гараже был изъят героин весом 1,2 кг. Сравнительная экспертиза показала, что ранее весь изъятый наркотик составлял одно целое.

Ситуация 2. Имеются очевидные признаки преступления, связанные с незаконным перемещением наркотиков, но лицо, заподозренное в нем, скрылось.

В этой ситуации производятся следственные действия и оперативно-розыскные мероприятия, направленные на сбор и анализ информации о личности подозреваемого, его связях и круге лиц, причастных к совершению преступлений. Вся эта работа проводится в тесном контакте с оперативно-розыскными аппаратами в рамках Закона об ОРД, сотрудниками таможенной и пограничной служб, органов внутренних дел.

На практике такие ситуации возникают тогда, когда обнаружены: орудие и средства, используемые для контрабанды наркотиков; наркотические вещества, установлен факт их перемещения через границу.

В рамках Закона об ОРД проводятся оперативно-розыскные мероприятия, включающиеся в себя обнаружение наркотических средств, следов преступления, орудий и средств его совершения; прослушивание телефонных переговоров, проведение проверочной закупки. Кроме этого, производится проверка по криминалистическим учетам ИЦ УВД, в среде наркоманов и сбытчиков наркотиков.

Ситуация 3. Имеются очевидные признаки преступления по контрабанде наркотиков, но конкретное лицо, заподозренное в совершении преступления, не установлено.

Ежесуточно в Алтайский край, Омскую и Новосибирскую области из Казахстана проходит несколько десятков рейсовых автобусов. Некоторые пассажиры автобусов из Казахстана пытаются перевозить наркотики в личных вещах и на теле. Как правило, контрабандисты используют для перехода через границу ночное время, когда ослаблен контроль пограничников и работников таможни, учитывают отсутствие инспекторов-кинологов со служебно-розыскными собаками. Досмотру на границе в основном подвергаются личные вещи, которые находятся в багажном отсеке, расположенном внизу автобуса. Учитывая это обстоятельство, перевозчики берут с собой в салон автобуса пакеты, в которых находятся 1-2 кг наркотиков, усаживаются на другие места, а когда работники таможни начинают проверять салон, контрабандисты выходят из автобуса и, если подвергаются опасности задержания, ночью уходят в степь. В результате этого в салонах обнаруживаются наркотики, но контрабандистов выявить и задержать не удается. В той ситуации, когда они задерживаются, то выбирают тактику защиты и заявляют, что никаких вещей они с собой не везут.

Алгоритм действий следователя в этой ситуации должен выглядеть следующим образом: установление всех пассажиров, их допрос с целью установления, кто из пассажиров и с какими вещами заходил в салон, выявляется технология расфасовки наркотиков, отпечатки пальцев рук на пакетах с наркотиками, проводится проверка этих следов по учетам ИЦ МВД.

В ситуации, если задержанный утверждает, что приобрел наркотики у неизвестного ему лица, необходимо изъять наркотики, назначить экспертизы, затем его допросить, а в дальнейшем – провести оперативно-розыскные мероприятия, направленные на установление его связей.

Как свидетельствует анализ уголовных дел, связанных с контрабандой наркотиков, типичными недостатками расследования, особенно на первоначальном этапе расследования, являются:

– осуществление задержаний подозреваемых, обысков, допросов и других следственных действий оперативными работниками без участия следователя, а также без предварительного согласования с ним всех методов и способов получения доказательств;

– необоснованное подчинение следственных действий одной цели - изъятию наркотиков без принятия соответствующих мер и доказыванию факта их принадлежности подозреваемым и к получению таких доказательств из других источников;

– закрепление данных, полученных при задержании подозреваемых, и особенно в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий с нарушением процессуальных норм, что влечет признание их на основании ст. 75 УПК РФ в судебном следствии таких доказательств недопустимыми.

Личный досмотр и осмотр одежды подозреваемого, связанного с

незаконным оборотом наркотиков

Задержание сочетается с личным обыском и досмотром в зависимости от того, производится оно при расследовании уголовного дела или до его возбуждения. При задержании необходимо тщательно обследовать личные вещи задержанного:

– на предмет обнаружения тайников;

– на предмет обнаружения следов наркотических средств или психотропных веществ;

– на предмет обнаружения веществ, материалов и оборудования, которые могли быть использованы для изготовления и употребления наркотика, а также приспособлений для его транспортировки и хранения.

В протоколе подробно описывается изъятое наркотическое средство: его вид, консистенция, наименование, упаковка, масса (с указанием на каких весах производилось взвешивание) или объем (с указанием с помощью чего производилось его измерение), а также вещества, материалы и оборудование, которые могли быть использованы при его изготовлении, средства, используемые для употребления наркотика, приспособления для его транспортировки или хранения. Для доказывания факта принадлежности изъятого наркотического средства или психотропного вещества задержанному важное значение имеет изъятие вытруски из карманов его одежды, а при невозможности сделать вытруску (если жидкое наркотическое средство пролилось в карман или на одежду) – изъятие одежды задержанного. В тоже время практика проведения предварительных исследований и судебных экспертиз таких объектов как вытруска из карманов одежды подозреваемого показывает, что следы наркотика обнаруживаются далеко не всегда, даже если в кармане задержанного и находилась упаковка с наркотическим средством или психотропным веществом.

Изъятые объекты упаковываются и опечатываются, на упаковках делается соответствующая надпись. Необходимо отметить, что изъятые объекты необходимо упаковывать раздельно для того, чтобы частицы наркотика не могли попасть на другие объекты, в отношении которых впоследствии может потребоваться исследование на наличие следов наркотических средств. Следует упомянуть об использовании экспресс-тестов на обнаружение наркотиков и психотропных веществ, имеющихся в ОВД. Данные тесты могут лишь ориентировать на наличие в исследуемом объекте наркотика, но не позволяют сделать категоричный вывод о том, что исследуемый образец является наркотиком. Во избежание выдвижения версии задержанным о том, что наркотик был подсунут ему сотрудниками милиции, необходимо обеспечить активное участие в личном обыске или досмотре понятых. Если на месте задержания невозможно провести личный обыск (досмотр), задержанный доставляется в отдел милиции, где и производится личный обыск (досмотр). В этом случае от работников милиции необходимо взять объяснение о причине непроведения личного обыска (досмотра) на месте задержания. В протоколе личного обыска задержанного следует зафиксировать, как вел себя задержанный, как объяснил источник приобретения наркотического средства, какие заявления, протесты поступили от него.

Для доказывания, что задержанное лицо производило операции с наркотиками важное значение имеет изъятие образцов для исследования: смывов с рук (производятся спиртом или вводно-спиртовой смесью), срезы с ногтевых пластин (для доказывания контакта задержанного с наркотическим средством), смывы с губ и рта, образцы биологических жидкостей (крови, мочи, слюны) для установления факта употребления наркотика. Изъятые образцы упаковываются и опечатываются раздельно друг от друга. Отдельно упаковывается контрольный образец материала, с помощью которого производился смыв (например, марля, пропитанная вводно-спиртовой смесью).

Освидетельствование подозреваемого, связанного с незаконным оборотом наркотиков

Наркологическое освидетельствование производится в обязательном порядке, который утвержден приказом местного управления здравоохранения по согласованию с ОВД.

Освидетельствование производится в наркологическом учреждении и включает осмотр лица врачем-наркологом и исследование биологических сред организма (моча, кровь, слюна). Факт употребления наркотического средства окончательно устанавливается в результате исследования отобранных биологических сред организма. Лаборатории, проводящие исследование биологических сред организма, могут быть организованы как непосредственно в наркологическом учреждении, где производится освидетельствование, так и в судебно-медицинской экспертной службе или в токсикологических центрах. Необходимо учитывать, что эффективное исследование на установление факта употребления наркотиков может быть проведено примерно в течение суток с момента последнего употребления наркотического средства. В тоже время для некоторых веществ этот период больше, для некоторых – меньше. В таблице приведено примерное время эффективного обнаружения некоторых наиболее распространенных наркотических средств в биологических жидкостях[36] .

Название наркотического средства

Примерное время эффективного обнаружения

Морфин

1.3 – 6.7 час.

Фенадон

Эпизодическое употребление 15 час.

Хроническое – 13-55 час.

Амфетамин (фенамин)

4 -12 час.

Метамфетамин (первитин)

9 час.

Эфедрон

3-8 час.

Кокаин

0.7 – 1.5 час.

МДМА

7.6 час.

Тетрагидроканнабинол (наркотическеий компонент марихуаны-гашиша)

Эпизодическое употребление 3-13 дней

Хроническое – 20-57 дней.

Барбамил

15-40 час.

Время, в течении которого наркотическое средство или психотропное вещество может быть обнаружено в биологических жидкостях зависит от количества употребленного наркогена, способа употребления, частоты употребления, от правильного, с точки зрения сохранности, отбора образцов для исследования, правильного выбора биологических жидкостей, в которых предполагается присутствие наркогенов ли их метаболитов, технического оснащения лаборатории, квалификации персонала экспертного учреждения. В настоящее время разработаны новые методики обнаружения наркотических средств в волосах и срезах ногтевых пластин, однако, исследования эти проводятся не во всех лабораториях и требуют специального высокочувствительного оборудования.

К протоколу задержания следует приложить справку медицинских работников с результатами медицинского осмотра. Медицинский осмотр важен не только для установления состояния приема наркотиков (следы инъекций, общее состояние), но и для выбора оптимального режима состояния задержанного.

Легализация оперативно - розыскной информации при формировании доказательств по делам, связанным с незаконным

оборотом наркотиков

Главной целью любого оперативно-розыскного мероприятия является добывание фактической информации, значимой для выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия преступной деятельности, связанной с контрабандой и сбытом наркотиков.

Методологической основой использования результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам, связанным с незаконным оборотом наркотиков, служат положения теории познания, связанные с такими категориями, как добывания и собирание, проверка и оценка оперативной информации, входящей в уголовный процесс в качестве доказательств[37] . Возможность получения оперативной информации и ее использования при доказывании – наиболее важная и перспективная линия связи уголовного процесса, криминалистики и оперативно-розыскной деятельности. Варианты использования оперативной информации в процессе доказывания определяются ее содержанием.

Как правило, задержанные с наркотиками граждане дают показания о том, что обнаруженные у них наркотики были приобретены у незнакомых лиц в местах массового пребывания людей (на вокзалах, скверах, парках, подземных переходах и т.д.). Подтвердить или опровергнуть такие показания в ходе дальнейшего расследования в большинстве случаев не удается[38] .

Следственно-оперативная практика показывает, что показания задержанных о времени, месте приобретения наркотиков и маршруте их перевозки, личностях сбытчиков крайне скудны, непоследовательны и противоречивы и, в конечном счете, не подкреплены никакой доказательственной базой.

Что касается сведений об обстоятельствах, подлежащих доказыванию по уголовному делу (ст. 73 УПК РФ), то их устанавливают с помощью определенных средств. Указывая на это, некоторые авторы определяют, что единственное средство доказывания в уголовном процессе – доказательства, которые представляют собой сведения о фактах, полученных из перечисленных в законе источников определенными способами[39] . При этом основное внимание в статье уделяется использованию научно-технических средств в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий, предусмотренных ст. 6 ФЗ об ОРД. Авторы указывают, что в процедурном аспекте перевод результатов ОРД в доказательства представляет собой сложносоставное действие, регламентированное согласуемыми между собой оперативно-розыскными и уголовно-процессуальными нормами и включающее в себя:

1) документирование результатов ОРД в целях использования их в процессе доказывания;

2) представление в установленном законом порядке соответствующих правовых документов, исходящих от органов, осуществляющих ОРД, в сферу уголовного судопроизводства в целях использования в процессе доказывания;

3) принятие результатов ОРД с составлением протокола, удостоверяющего факт происхождения результатов ОРД, легитимность их получения и представления;

4) приобщение результатов ОРД к материалам уголовного дела (а в необходимых случаях – также принятие процессуального решения о придании результатам ОРД статуса вещественных доказательств)[40] .

Как представляется, требует уточнения процедура перевода данных, полученных в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий от органа дознания следователю. Практика проведения ОРМ показывает, что в процессе документирования латентной преступной деятельности может проводиться значительно больше ОРМ, чем потом будет представлено следователю. Прежде чем передать полученные материалы следователю, руководитель органа, осуществляющего ОРД, должен принять решение о рассекречивании части материалов. Представленные следователю материалы должны содержать информацию о времени, месте и обстоятельствах изъятия в ходе ОРД предметов и документов, получения аудио- и видеозаписи, фотоматериалов, копий и слепков, а также описание индивидуальных признаков указанных предметов и документов.

Данные, полученные в результате оперативно-розыскных мероприятий, сами по себе доказательствами не являются, и чтобы стать таковыми, они должны быть введены в уголовный процесс в соответствии с положениями УПК РФ, рассматривающими собрание, проверку или оценку доказательств (ч. 2 ст. 11 Закона об ОРД), т.е. получить статус одного или нескольких доказательств, предусмотренных ст. 74 УПК РФ.

Важность и актуальность использования результатов ОРД в уголовном процессе в настоящее время признается всеми специалистами в области уголовного процесса, криминалистики, теории оперативно-розыской деятельности. В целях единообразной интерпретации содержания понятия результатов ОРД практика пошла по пути межведомственного компромисса, что отразилось в принятии в 1988 г. Совместной Инструкции «О порядке представление результатов ОРД органу дознания, следователю, прокурору или в суд». На практике оперативные работники занимаются сбором информации и концентрируют сведения о криминальной деятельности лиц, занимающихся контрабандой и сбытом наркотиков в делах оперативного учета, чтобы впоследствии во время продажи задержать сбытчиков наркотиков. Но такая возможность предоставляется далеко не всегда, поэтому информация, полученная в ходе проведения ОРМ, остается не реализованной и оседает в архивах либо навсегда, либо до появления новых оперативных данных в отношении разрабатываемых лиц.

Исследователи отмечают, что органы, осуществляющие ОРД, получив информацию о подготавливаемом или совершенном преступлении и, учитыва конкретную оперативную обстановку, должны принять наиболее оптимальное решение, опираясь при этом не только на детальный анализ ситуации, но и на различные варианты ее развития[41] .

Анализ изучения судебно-следственной практики показывает, что полученные оперативным путем данные могут служить основой для формирования следующих видов доказательств: показаний свидетеля (реже – показаний подозреваемого или обвиняемого); а также приобщения к делу вещественных доказательств или документов.

К общим тактическим приемам проверочной закупки относятся зашифрованность проведения и его фиксация с помощью технических средств[42] . При выявлении организованных групп, занимающихся контрабандой и сбытом наркотиков, данное мероприятие может способствовать пресечению незаконного оборота оружия и наркотиков, при этом необходимо проведение крупномасштабных операций, состоящих из нескольких этапов. На этапе доследственных, проверочных ситуаций возможно проведение следующих мероприятий:

– создание соответствующей легенды или имитация преступных целей;

– установление контакта с преступной группой и проведение переговоров по приобретению наркотиков;

– подготовка операции по проведению проверочной закупки наркотиков и задержания преступников с поличным.

На основании п. 4 ст. 6 Закона об ОРД может проводиться проверочная закупка, в ходе которой оперативный работник или лицо, оказывающее ему содействие, выступает в роли покупателя[43] .

Полученные таким образом сведения могут быть введены в процесс только посредством допроса лица, которому эти сведения стали известны, и приобщены к делу в качестве изъятых вещественных доказательств.

В соответствии со ст. 8 Закона об ОРД проверочная закупка предметов и веществ должна производиться на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность.

Контролируемая поставка как метод борьбы с незаконным оборотом наркотиков, в отличие от других оперативно-розыскных мероприятий, в российской правоохранительной практике появилась сравнительно недавно, но исследованию вопросов ее законодательного регулирования уделяется достаточное внимание.[44] Впервые возможность применения контролируемой поставки наркотиков была закреплена в Таможенном кодексе РФ 1993 года, где в гл. 37 были выделены нормы, регламентирующие проведение этого оперативно-розыскного мероприятия. Это было обусловлено присоединением России к Конвенции ООН «О борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ» от 19 декабря 1988 года, где в ст. 11 стороны обязались принимать в рамках своих возможностей необходимые меры, предусматривающие надлежащее использование контролируемых поставок на международном уровне.

В ч. 1 ст. 227 ТК РФ 1993 года законодатель определил, что целью применения контролируемых поставок является пресечение международного незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ и выявление лиц, участвующих в таком обороте. Метод контролируемой поставки определен как заключающийся в допуске под контролем Государственной таможенной службы ввоза в Российскую Федерацию, вывоза из Российской Федерации, транзита через ее территорию наркотических средств и психотропных веществ. Действие этой нормы не предполагалось распространять на внутригосударственный оборот наркотиков.

В ч. 2 ст. 227 ТК РФ было закреплено правило, согласно которому решение об использовании метода контролируемой поставки принимает Государственная таможенная службы РФ. Это означало, что никакие другие таможенные органы (региональные таможенные управления, таможни и таможенные посты) не могут самостоятельно принимать такое решение. Это было обусловлено международным характером проводимых таможенными органами контролируемых поставок, необходимостью ведения соответствующих переговоров с представителями таможенных и других полномочных органов иностранных государств, что находится в компетенции центрального аппарата Государственной таможенной службы.

В связи с этим вполне своевременно прозвучало замечание В.И. Михайлова, по мнению которого действие ст. 227 ТК РФ должно распространяться и на случай проведения контролируемых поставок другими государственными правоохранительными органами[45] . Отметим, что с закреплением контролируемой поставки в ст. 6 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» круг субъектов этого оперативно-розыскного мероприятия расширился, и законодатель при этом наделил ГТК правом принятия решения на проведение контролируемой поставки другими оперативными аппаратами. Это противоречие было устранено в связи с принятием новой редакции ГТК РФ от 1 января 2004 года, где в гл. 42 (ст. 435) указано, что иные органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, проводят контролируемую поставку товаров по согласованию с таможенными органами.

Порядок такого согласования определяется соглашением между федеральными органами исполнительной власти, уполномоченными в области таможенного дела, и другим федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность. Таким образом, все субъекты оперативно-розыскной деятельности, указанные в ст. 13 Закона об ОРД, в настоящее время наделены полномочиями самостоятельно проводить такое оперативно – розыскное мероприятие, как контролируемая поставка.

Сравнительный анализ правовых норм, содержащихся в ТК РФ, в Законе об ОРД, Законе о наркотических средствах и психотропных веществах и регулирующих проведение контролируемой поставки наркотиков, позволяет сделать вывод о том, что они не дублируют, а логически дополняют, расширяют и конкретизируют друг друга. По нашему мнению, они находятся в иерархической подчиненности как общее, особенное и частное.

Во-первых, нормы Закона об ОРД, регламентирующие контролируемую поставку, носят общий характер, так как сам закон является основополагающим для всех субъектов оперативно-розыскной деятельности. Во-вторых, нормы Федерального закона «О наркотических средствах и психотропных веществах» можно назвать особенными, поскольку они регулируют и контролируют поставку специфических предметов: наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, а также инструментов или оборудования для их производства, но распространяются на все субъекты ОРД. В-третьих, нормы Таможенного кодекса носят частный характер, так как рассматривают частный случай контролируемой поставки, проводимой одним из субъектов ОРД – таможенными органами или другими субъектами органов исполнительной власти, имеющими свою территорию обслуживания и юрисдикцию в пределах таможенных границ.

Принципиально важным является положение ч. 5 ст. 8 Закона об ОРД, согласно которому контролируемая поставка наркотиков как вещества, свободная продажа которого запрещена, должна проводиться по мотивированному постановлению руководителя органа, осуществляющего ОРД. Если ранее, в рамках ст. 227 ТК РФ, постановление о проведении контролируемой поставки должно было утверждаться руководителем ГТС РФ, то теперь, согласно ст. 425 ТК РФ в редакции от 1 января 2004 года, постановление о проведении контролируемой поставки выносится руководством федерального органа исполнительной власти и согласуется с федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным в области таможенного дела.

Именно по этим правилам была проведена контролируемая поставка наркотиков в январе 2005 года. Сотрудниками УФСБ по Новосибирской области была реализована оперативная информация о том, что организованная группа из Казахстана поставляет большие партии наркотиков в Новосибирск и далее по городам Сибири. В качестве средства доставки наркотиков был использован большегрузный автомобиль «Скания», перевозивший грузы из Средней Азии в Новосибирск. В процессе подготовки контролируемой поставки постановление о его проведении было согласовано с Сибирским региональным таможенным управлением, а впоследствии на основании соглашений СНГ проведение этого мероприятия было согласовано с таможенными и пограничными органами Республики Казахстан.

До прибытия автомобиля на границу с Россией все действия преступной группы контролировались спецслужбами Казахстана, а после пересечения границы автомобиль, его водитель и пассажиры были взяты под контроль российскими спецслужбами. Пройдя более 600 км до Новосибирска, водитель встретился в городе с хозяином груза, который прибыл из Алма-Аты в Новосибирск поездом. Ночью наркотики были извлечены из контейнера, расположенного в топливном баке с двойным дном, и на автомашине ВАЗ-2106 груз был доставлен в частный дом, где в момент передачи наркотиков перекупщикам вся группа была задержана, изъяты пакеты с наркотиками – 96 кг опия и 4 кг героина.[46]

По замыслу преступников, наркотики планировалось доставить далее в Красноярск и Иркутск. Во время проведения контролируемой поставки проводились следующие оперативно-розыскные мероприятия: наблюдение, прослушивание телефонных переговоров, обследование зданий, сооружений, автотранспорта, отождествление личности. Применение указанных выше оперативно-розыскных мероприятий в рамках Закона об ОРД позволило выявить группу контрабандистов, длительное время занимавшихся доставкой наркотиков, ликвидировать канал поставки наркотиков в Россию.

Проблемы задержания подозреваемых и назначения судебных экспертиз по уголовным делам о незаконном обороте наркотиков

Проблеме задержания посвящен целый ряд исследований ученых, среди них следует выделить работу В.Н. Григорьева, который отмечает, что эта сфера деятельности протекает в условиях повышенной конфликтности, противостояния. Преодолевая сопротивление, правоохранительные органы нередко превышают установленные законом допустимые пределы применения принуждения. Это порождает многочисленные ошибки и нарушения, порой граничит со служебным злоупотреблением имеющимися властными полномочиями[47] .

Сущность специальной операции по задержанию преступников В.Н. Григорьев определяет как комплекс разведывательных и оперативно-розыскных действий, режимных, силовых мероприятий и следственных действий, осуществляемых органом внутренних дел совместно с взаимодействующими сторонами[48] .

Расследование по делам данной категории начинается, как правило, с задержания лиц с наркотическими веществами. Следует учитывать, что эти лица способны в зависимости от психологического состояния быстро ориентироваться и принять меры защиты, вплоть до угрозы убийством. Особенно бурные реакции могут проявиться при задержании лиц, находящихся под воздействием наркотических средств. В такой ситуации допрос следует отложить до окончания действия наркотиков, а задержанного следует подвергнуть медицинскому освидетельствованию, которое поручается врачу-наркологу, о чем выносится соответствующее постановление[49] .

Основания для задержания подозреваемого регулируются ст. 91 УПК РФ. Необходимость в задержании возникает в следующих случаях:

– если лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения;

– когда очевидцы прямо укажут на него как на лицо, совершившее преступление;

– когда на одежде подозреваемого, при нем или в его жилище будут обнаружены следы преступления.

В соответствии со ст. 22 Конституции РФ арест, заключение под стражу допускается только по судебному решению. До судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов.

После доставления подозреваемого в орган дознания, к следователю или прокурору в срок не более 3 часов должен быть составлен протокол задержания, в котором указывается дата и время его составления.

По истечении 48 часов с момента задержания подозреваемый подлежит освобождению, если в отношении его не была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу либо суд не отложил окончательное принятие решение в связи с ходатайством стороны о предоставлении дополнительных доказательств обоснованности задержания (ч. 2 ст. 94 УПК РФ). При этом судья указывает в постановлении дату и время, до которых он продлевает срок содержания и который не может быть продлен более чем на 72 часа (ч. 6 ст. 108 УПК РФ).

Задержание лица по подозрению в совершении преступления возможно только после возбуждения уголовного дела. До этого времени лицо доставляется в орган дознания к дознавателю. После доставления подозреваемого в орган дознания, следователю или прокурору, в срок не более трех часов должностным лицом составляется протокол задержания, в котором указывается дата и время его составления, основания и мотивы задержания подозреваемого, результаты его личного обыска и другие обстоятельства задержания.

В каждом случае задержания гражданина или подданного другого государства в качестве подозреваемого либо в отношении, которого избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, ч. 3 ст. 96 УПК РФ предусматривается уведомление дознавателями таможенных органов посольств или консульств соответствующих государств[50] .

При расследовании контрабанды наркотиков задержанию может быть подвергнуто вменяемое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста, независимо от гражданства. Могут задерживаться также должностные лица, совершившие преступление с использованием своего служебного положения. К ним относятся должностные лица, деятельность которых связана с функциями контроля над перемещением товаров, транспортных средств через таможенную границу (капитаны морских судов, начальники поездов, командиры экипажей самолетов, иные должностные лица, имеющие доступ к транспортным средствам).

Практика свидетельствует о том, что в настоящее время контрабандисты находят все более изощренные способы хранения и маскировки наркотических средств при их транспортировке. По этим причинам в ходе выявления и задержания лиц, перемещающих наркотики через таможенную границу РФ, необходимо использовать служебных собак для поиска наркотиков. В настоящее время насчитывается более 400 пород собак, которые делятся на служебных, охотничьих и декоративных. Служебные и охотничьи собаки могут осваивать специфические навыки по требованию человека и для его пользы. Один из таких навыков – поиск наркотиков. И хотя дрессировка собак, их подготовка к поиску наркотиков, поддержание в должной профессиональной форме и содержание довольно дорогое и хлопотное дело, их использование при поиске наркотиков и задержании контрабандистов эффективно по двум причинам:

– служебно-розыскная собака, подготовленная к поиску наркотических средств, незаменима при досмотре несопровождаемых грузов, общественного транспорта, труднодоступных мест;

– если даже собака не подготовлена к поиску того или иного наркотика, психологически само ее присутствие служит катализатором стрессового состояния для перевозчика наркотиков, что позволяет инспектору-кинологу выявить из общего потока пассажиров лиц, причастных к незаконному обороту и контрабанде наркотиков[51] .

Если имеется оперативная информация о маршруте следования контрабандной партии наркотиков, личностях контрабандистов, то на подготовительном этапе задержания необходимо тщательно спланировать проведение следственных действий с учетом места, личностей задерживаемых, количества лиц, подлежащих задержанию, их вооруженности.

Так, если осуществляется задержание гражданина иностранного государства, не владеющего или плохо владеющего русским языком, в следственно-оперативную группу необходимо включать переводчика, при задержании вооруженных контрабандистов привлекать вооруженных сотрудников, обеспечив их специальными средствами. Применение тактических приемов при задержании зависит от конкретной ситуации. Такие организационно-тактические особенности задержания определяются: характером содеянного, его последствиями и сложившейся на момент задержания ситуацией; данными, характеризующими лицо, подлежащее задержанию (его пол, возраст, социальное положение, физические, психические особенности, наличие у него оружия, судимости и т.д.); необходимостью осуществления в ряде случаев силами работников органа дознания операции по захвату подозреваемого, предшествующей его задержанию в процессуальном смысле; возможностью правомерного применения группой захвата средств и приемов физического воздействия в отношении задерживаемого (это допускается в тех случаях, когда задерживаемый не подчиняется законным требованиям участникам задержания)[52] .

В любом случае необходимо действовать внезапно, быстро и решительно. Действия задерживающих должны упреждать действия задерживаемых.

Особое внимание следует уделить средствам фиксации процесса задержания, в частности видеозаписи, поскольку задержанные впоследствии могут заявить об ущемлении их прав и свобод, нарушении морально-этических норм и другие претензии.

При задержании лиц, совершивших преступление, связанное с незаконным оборотом наркотиков, обязательно производят их личный обыск и изъятие наркотических средств. При этом в протоколе обыска указываются конкретные места обнаружения наркотических средств (левый, правый карман брюк или куртки, сумки и т.д.), характерные признаки упаковки и содержащихся в ней веществ (объем, маркировка обозначения и т.д.)[53] .

У задержанного необходимо сразу же изъять верхнюю одежду, так как на ней могут находиться микрочастицы наркотических веществ, и направить ее на экспертизу вместе с изъятыми у задержанного вещами.

Следует проверить, состоит ли задержанный на учете в психоневрологическом или наркологическом диспансере, лечится ли он от наркомании, как давно употребляет наркотики, какие именно, способ употребления, какое действие оказывают наркотики и какова их дозировка[54] .

Задержание подозреваемого признается столь существенным ограничением свободы, что закон предоставил ему возможность получить квалифицированную помощь именно с этого момента. Согласно ст. 48 Конституции РФ, реализация конституционного права на получение квалифицируемой юридической помощи в уголовном процессе возможна с момента задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения. Это положение полностью распространяется на лиц, задержанных по подозрению в совершении контрабанды наркотиков.

Последнее особенно важно, так как многие лица, совершившие данное преступление, являются иностранными гражданами, а проведение доследственной проверки в порядке ст. 145 УПК РФ, принятие решение о возбуждении уголовного дела и проведении неотложных следственных действий ограничено продолжительностью стоянки поездов, воздушных, морских судов.

Принятие мер процессуального принуждения на практике позволяет более тщательно проводить процессуальные действия и снизить процент уголовных дел, приостановленных или прекращаемых следственными подразделениями на том основании, что подозреваемые лица покинули территорию России и скрываются на территории сопредельного государства.

Судебная экспертиза – это процессуальное действие, состоящее из проведения исследований и дачи заключения экспертом по вопросам, разрешение которых требует специальных знаний и которые могут быть поставлены перед экспертом судом, органом дознания, дознавателем, следователем или прокурором в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному уголовному делу (в соответствии со ст. 9 ФЗ РФ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»).

Судебная экспертиза – это исследование, основанное на специальных показаниях.[55] С.А. Шейфер относит экспертизу к действиям, направленным в отличие от других следственных действий, на опосредование (через эксперта) отображения «скрытой» информации[56] . Сущность судебной экспертизы состоит в анализе по заданию следователя (суда) сведущим лицом – экспертом – предоставляемых в его распоряжение материальных объектов экспертизы (вещественных доказательств), а также различных документов (в том числе протоколов следственных действий), с целью установления фактических данных, имеющих значение для правильного разрешения дела[57] .

Предметом этих экспертиз являются фактические данные, устанавливаемые на основе специальных научных познаний о природе, свойствах, технологии кустарного или промышленного производства, методах исследования наркотических средств, ядовитых, психотропных и сильнодействующих веществ и анализа материалов уголовного дела, в связи с которым назначена экспертиза[58] . Важное значение для успешного проведения экспертного исследования наркотических средств имеют полнота и качество материалов, представляемых эксперту.

Чтобы не затягивать сроки следствия из-за производства экспертиз, следователь может воспользоваться данными экспресс-анализа наркотических веществ - предметов контрабанды. Экспресс-анализ, проводимый таможенными лабораториями, а также должностными лицами таможенных органов, выступающими в качестве специалистов при осуществлении таможенного контроля, позволяет идентифицировать предмет, определить его принадлежность к группе предметов, запрещенных к перемещению через таможенную границу России. Следователь, получив в кратчайшие сроки данные о предмете контрабанды, может скорректировать план расследования, спланировать и провести другие следственные действия, не дожидаясь окончания экспертизы. В справках о проведении экспресс-анализа должен быть указан примененный индикатор и результат реакции на наркотик.

Множество проблем возникает при назначении судебных экспертиз следователем и дознавателем в стадии возбуждения уголовного дела. Трудности назначения судебных экспертиз в этой стадии связаны с тем, что в ней существуют весьма краткие сроки для проверки сообщения и заявления о преступлении и принятия решения о возбуждении уголовного дела. В соответствии с ч. 1 п. 3 ст. 144 УПК РФ заявление может рассматриваться в срок не более трех суток, а после продления срока прокурором – десять суток. При необходимости проведения документальных проверок или ревизий прокурор вправе продлить срок проверки сообщения о преступлении до тридцати суток. В указанные сроки не всегда бывает возможно назначить и провести все необходимые судебные экспертизы, заключения которых необходимы для законного и обоснованного возбуждения уголовного дела.

По нашему мнению, разрешение этой проблемы возможно в стадии возбуждения уголовного дела в связи с контрабандой наркотиков путем истребования следователем заключения специалиста, которое в настоящее время в соответствии с ч. 3 ст. 80 УПК РФ является самостоятельным видом доказательств[59] . Однако истребование и использование заключения специалиста в стадии возбуждения уголовного дела связано с некоторыми процессуальными трудностями. Прежде всего, ч. 1 ст. 144 УПК РФ разрешает следователю привлекать специалистов в стадии возбуждения уголовного дела только для участия в производстве документальных проверок и ревизий. В УПК РФ пока отсутствует норма о том, что следователь в стадии возбуждения уголовного дела имеет право истребовать и использовать заключения специалистов.

Другая проблема связана с самим характером рассматриваемого вида доказательств – заключения специалиста. Дело в том, что в отличие от эксперта специалист не производит исследования представленного ему объекта – предмета, документа или вещества. Он должен ограничиваться внешним осмотром представленного для заключения объекта, не проводя необходимых в таких случаях исследований. В этой ситуации заключение специалиста будет носить предварительный, не конкретный и не достаточно обоснованный характер, что существенно снижает ценность данного вида доказательств. Поэтому считаем, что процессуальный порядок производства следственных действий в стадии возбуждения уголовного дела нуждается в совершенствовании.

По делам о контрабанде наркотиков могут быть назначены химическая и наркологическая экспертизы. Однако по делам данной категории могут проводиться и другие экспертизы, что определятся конкретной следственной ситуацией и обстоятельствами совершенного преступления.

Так, в тех случаях, когда имеются основания полагать, что наркотик контрабандно перевезен в Россию, например из стран СНГ, следует назначать судебно-биологическую экспертизу. Эксперты установят разницу в виде наркотика, выросшего на юге, в черноземной зоне и в средней полосе России. Для решения вопроса о районе произрастания наркосодержащих растений необходимо представить эксперту контрольные образцы растений из предполагаемого района. Порядок производства данных экспертиз регламентирован ст. 195-207 УПК РФ.

Объектом химической экспертизы являются наркотики, средства их упаковки и иные предметы, на которых могут находиться следы наркотического средства. Такая экспертиза проводится с целью установления химического состава предмета преступления, количественного соотношения в нем различных химических соединений, принадлежности к определенным группам веществ, а также определения их массы для обнаружения микроследов наркотических средств на различного рода носителях - одежде, смывах с рук и срезах ногтевых пластин подозреваемого.

Каждый предмет-носитель и образцы исследуемых веществ при обнаружении и изъятии упаковываются в отдельную тару (бумажные, полиэтиленовые пакеты, пробирки), скрепляются подписями понятых, следователя, оперработника и лица, у которого изъята контрабандная партия наркотиков. Кроме этого, все пакеты опечатываются печатью органа, представителем которого проведено задержание.

При назначении химической экспертизы перед экспертом ставятся следующие вопросы:

– является ли представленное вещество наркотическим?

– к какому виду наркотиков относится объект исследования?

– какова масса наркотического вещества в исследуемом объекте?

– какова концентрация основных наркотических компонентов в исследуемом объекте?

– имеют ли образцы, представленные на исследование, общий источник происхождения?

– содержится ли наркотик в смывах с рук, срезах ногтевых пластин подозреваемого?

В материалах, представляемых эксперту, должны содержаться данные о весе вещества, изъятого при проведении следственных действий. В том случае, если вес не указан, эксперт вправе затребовать эти данные, а в своем заключении зафиксировать вес представленного вещества. В случае расхождения в весе эксперт обязан отметить это в своем заключении.

Очень большое значение в расследовании контрабанды наркотических средств имеет судебно-наркологическая экспертиза. Проведение данной экспертизы осуществляется в целях определения состояния здоровья подозреваемого (обвиняемого) на предмет наркотической зависимости.

Практика изучения уголовных дел о контрабанде наркотических средств свидетельствует о том, что при задержании лиц, незаконно перемещающих наркотические средства, в большинстве случаев (90%) задержанные говорят о факте приобретения наркотика непосредственно в личных целях для собственного употребления в связи с систематическим употреблением наркотиков. Однако размеры и способы хранения при транспортировке наркотиков свидетельствуют об обратном - о перемещении наркотических средств в целях последующей их реализации. При этом наличие состава контрабанды наркотических средств будет иметь место в любом случае незаконного перемещения наркотических средств, однако квалификация действий лица по ст. 228 УК РФ цель незаконного приобретения наркотических средств имеет принципиальное значение.

Заключение судебно-наркологической экспертизы позволяет установить наличие или отсутствие наркотической зависимости лица, подозреваемого (обвиняемого) в совершении контрабанды наркотиков, а также то, с какого периода времени и какие наркотики лицо употребляет, каким способом и т.д.

Руководствуясь заключением судебно-наркологической экспертизы, следователь в процессе расследования дает оценку показаниям подозреваемого (обвиняемого) в совокупности с другими доказательствами по уголовному делу. В этой связи следователь должен критически подходить к показаниям подозреваемого (обвиняемого) при отрицательном заключении судебно-наркологической экспертизы, поскольку отсутствие у подозреваемого (обвиняемого) наркотической зависимости свидетельствует о незаконном перемещении наркотического средства через таможенную границу Российской Федерации в целях последующей его реализации.

При назначении судебно-наркологической экспертизы выясняются следующие обстоятельства:

– употребляет ли лицо наркотики;

– с какого периода и какого вида наркотические средства употребляет, каким способом;

– страдает ли лицо наркотической зависимостью;

– на какой стадии развивается наркотическая зависимость;

– нуждается ли обследуемый в лечении от наркомании;

– имеются ли противопоказания к лечению.

Таким образом, используя знания экспертов, следователь существенно расширяет объем доказательственных фактов по делу, когда следствие фактически лишено возможности проверить свои версии иными способами.

От четкой постановки вопросов зависит как направление и объем экспертного исследования, так и его быстрота. Перечень вопросов должен иметь логическую последовательность, поэтому следователю в некоторых ситуациях необходимо предварительно проконсультироваться с экспертом относительно как всего перечня вопросов, так и их содержания. Вопросы правового характера не могут быть поставлены перед экспертом, они разрешаются следователем на основании имеющихся материалов уголовного дела.

Допрос подозреваемого связанного с незаконным

оборотом наркотических средств и психотропных веществ

Допрос должен проводиться в соответствии со статьями 187-190 УПК РФ. Допрос проводится немедленно после задержания, а в исключительных случаях – не позднее 24 часов с момента задержания. При этом необходимо исключить возможность проведения допроса в условиях нахождения подозреваемого в состоянии наркотического опьянения или абстиненции. Перед началом допроса целесообразно спросить подозреваемого не находится ли он в настоящее время в состоянии наркотического опьянения или абстиненции, сколько времени прошло с момента последнего приема наркотика, какой наркотик и в каком количестве был принят. Круг вопросов определяется конкретной следственной ситуацией, сложившейся на первоначальном этапе расследования. Однако, одним из первых наиболее значимых вопросах во всех ситуациях является вопрос о том, зал ли обвиняемый, что имел дело с наркотическими средствами и откуда это стало ему известным.

При незаконном приобретении наркотического средства или психотропного вещества:

– кто, где, когда и при каких обстоятельствах передал наркотическое средство;

– с какой целью приобрел наркотик: для собственного употребления, передачи другому лицу, с целью сбыта;

– как, по каким признакам и с чьей помощью нашел лицо, сбывшее наркотик;

– знал ли сбытчика прежде, если да, то при каких обстоятельствах познакомились, сколько раз приобретал у него наркотик, данные о сбытчике (внешность, особые приметы, одежда, круг знакомых, сфера занятий, места появления);

– какое количество наркотика приобрел, как был упакован наркотик, в каком количестве и в какой упаковке приобретал наркотик ранее;

– откуда и в каком количестве наркотик поступает сбытчику;

– по какой цене приобрел наркотик, какими купюрами расплачивался, другие подробности приобретения;

– кто еще покупает наркотик у данного сбытчика;

– известны ли иные способы получения наркотика, пользовался ли ими;

– какие виды наркотиков приобретает;

– известны ли другие сбытчики и каналы поступления наркотиков;

– где взял деньги на приобретение наркотика, не совершал ли краж или других преступлений.

Если подозреваемый сам изготовил наркотическое средство или психотропное вещество, то у него выясняют:

– из какого сырья изготовил наркотик;

– способ изготовления наркотика, что использовал и у кого достал необходимые для изготовления вещества, материалы и оборудование;

– кто научил как изготавливать наркотик;

– кто еще изготавливает наркотик таким же способом;

– кому и где сбывал наркотик, в какой упаковке, каким способом, по какой цене;

– кто и где передавал деньги за реализованный наркотик;

– где находится партия, подготовленная к реализации;

– где получал прекурсоры, материалы и оборудование для изготовления наркотика;

– где в настоящий момент находятся прекурсоры, материалы и оборудование для изготовления наркотика, какие, в каком количестве.

Особенности допроса лиц, осуществляющих незаконное изготовление и сбыт синтетических наркотических средств и психотропных веществ: допрос желательно проводить с участием эксперта, который поможет поставить уточняющие вопросы, правильно записать в протоколе ответы и специальные термины.

Примерный круг вопросов таков:

– из какого сырья изготавливал наркотическое средство, что брал в качестве прекурсора, реагентов и растворителей;

– знал ли что изготавливает наркотик;

– где, когда, у кого получал указанные вещества, в каком количестве, в какой упаковке, как часто;

– как узнал способ изготовления: прочел, кто-то рассказал, при обучении, при других обстоятельствах;

– где хранятся и находятся сейчас литература, формулы и другие документы;

– где, когда, с чьей помощью и каким способом изготавливал наркотик, какие приспособления, посуду, источники энергии, вещества использовал, где взял специальную посуду;

– какое количество изготавливал в один прием и сколько изготовил всего и какого вида наркотика, каков его внешний вид;

– как упаковывал готовое вещество, какими объемами, в какую упаковку;

– как реализовывался изготовленный наркотик, через кого, кому, каком количестве, за какую цену;

– сколько денег и от кого получал за изготовление наркотика, сколько всего получил, на что израсходовал, где находятся неизрасходованные деньги и в каких купюрах;

– где находятся остатки сырья, отходы, готовые наркотики, в какой упаковке;

– как был организован сбыт наркотика;

– что ему известно об участниках преступной группы, о роли каждого;

– как он сам был вовлечен в преступную группу.

При допросе возможны зарисовки, записи формул – все это прилагается к протоколу допроса.

В ходе проведения допроса изготовителя наркотика может быть получена информация, имеющая важное значение для проведения экспертизы. Данное обстоятельство связано с тем, что для изготовления наркотиков нередко применяют самые различные методики синтеза, в целом ряде случаев отличающихся от описанных в литературе в связи с чем без данных, полученных в ходе допроса эксперту сложно установить, каким именно способом изготавливался наркотик.

При незаконном хранении, перевозке, пересылке наркотических средств и психотропных веществ:

– кто, когда и при каких обстоятельствах передавал наркотик;

– какое время хранил наркотик;

– как расплачивались за хранение наркотика;

– способы хранения наркотика, где, в какой упаковке;

– какие меры маскировки при хранении использовались;

– кому должен передать наркотик, где, когда и каким способом планировалась передача;

– каким способом производилась перевозка наркотика, на каком транспорте, в какой упаковке;

– по каким адресам и как часто возил наркотики;

– по каким адресам и с какого почтового отделения осуществлялась пересылка наркотика, в какой упаковке, какие были указаны адреса отправителя, получателя;

– кем выполнялись надписи на посылках и в документах;

– по чьей просьбе осуществлялась пересылка наркотика;

– где находятся документы, подтверждающие факты пересылки.

При незаконном сбыте наркотических средств и психотропных веществ:

– какое количество наркотика удалось сбыть;

– где находится нереализованная часть, в какой упаковке;

– каким способом планировалась организация сбыта (лично, через определенных лиц, оптом или в розницу);

– знал ли лиц, которым сбывал наркотики, знали ли они его, если нет, то по каким признакам находили друг друга;

– по каким ценам сбывал наркотик;

– как расфасовывал наркотик, какими приспособлениями пользовался;

– где получил наркотик для сбыта, в каком количестве, в какой упаковке и при каких обстоятельствах;

– данные о месте доставки и хранении наркотика.

При расследовании групповых преступлений у каждого допрашиваемого выясняют:

– знакомы ли ему другие члены группы, занимающиеся незаконными операциями с наркотиками, если да, то кто и какими операциями занимается;

– как, где и при каких обстоятельствах образовалась группа, как члены группы познакомились друг с другом;

– кто возглавляет группу;

– какие действия выполняет каждый из членов группы;

– есть ли у группы «прикрытие» из числа работников правоохранительных органов или других органов власти;

– какие способы оповещения или связи используются в группе;

– каковы способы конспирации.

В большинстве случаев с целью сокрытия истинных источников подозреваемые дают ложные показания, за исключением показаний о той небольшой партии наркотиков, которая обнаружена и изъята правоохранительными органами. Вместе с тем наличие неопровержимых доказательств вынуждает подозреваемых давать истинные показания, признавать конкретные эпизоды преступной деятельности. В то же время они выдают их за единичные, отрицают связь с другими преступниками.

Для достижения психологического контакта с допрашиваемым следователю необходимо иметь следующие фактические данные о его личности:

– причины потребления наркотиков;

– при каких обстоятельствах началось употребление наркотиков, в каком возрасте, какой наркотик предпочитает остальным, получить сведения о степени влечения к наркотику;

– обстановка и условия в семье и на работе, по месту жительства и учебы;

– круг знакомых, роль лиц, допускающих немедицинское употребление наркотиков, в неформальных группах;

– положительные стороны личности допрашиваемого (интересы, увлечения и т.д.)

Личность задержанного проверяется по его анкетным данным, криминалистическим и иным специальным учетам.

Следует отметить, что работа следователя – это процесс творческий, и при расследовании преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, он в каждой конкретной следственной ситуации должен планировать универсальную тактику допроса, применимую именно для данного времени, места и лица, в целом стремиться к получению достоверных и полных сведений о совершенном преступлении, для достижения задач уголовного судопроизводства.

Разрешение проблемных ситуаций при преодолении

противодействия предварительному расследованию

В настоящее время имеется несколько крупных работ, посвященных проблемам противодействия расследованию, авторы которых обосновали актуальность проблемы, соотношение понятий «противодействие» и «сокрытие» преступлений, сформировали основные элементы частной криминалистической теории о преодолении противодействия, предложили выделить особенности противодействия расследованию в самостоятельный элемент криминалистической характеристики преступлений[60] .

Проблема противодействия расследованию приобрела в последнее время особую актуальность и остроту, что вызвано размерами организованной преступной деятельности. Если раньше под противодействием расследованию понимали преимущественно различные формы и способы сокрытия преступлений, то в настоящее время противодействие расследованию может быть определено как умышленная деятельность с целью воспрепятствования решению задач расследования и, в конечном счете, установления истины по уголовному делу[61] .

Судебно-следственная практика свидетельствует, что преступный доход позволяет организаторам наркобизнеса не только вкладывать новые средства в незаконный оборот наркотиков или финансировать новые преступления, но и использовать денежные средства для обеспечения законного прикрытия своей деятельности. Эти средства используются организаторами наркобизнеса для выдвижения своих людей на ключевые посты в государственной экономике и политике.

Необходимо сказать, что любое противодействие порождает конфликт. «Конфликт (противоборство между сторонами, ранее объединенных общей целью) – это совокупность противодействия и его преодоления. Другими словами, сам конфликт возникает не тогда, когда обвиняемый и содействующие ему лица начинают противодействовать следствию, а тогда, когда следователь начинает преодолевать это противодействие»[62] .

О.Я. Баев отмечает, что конфликты в деятельности следователя (реальные и потенциальные), составляя ядро конфликтных ситуаций на предварительном следствии, выступают прямым или опосредованным выражением сложных и разнообразных конфликтов интересов сторон, взаимодействующих в процессе предварительного расследования преступлений: интересов следователя и обвиняемого, нескольких обвиняемых между собой, обвиняемого и потерпевшего, интересов профессиональных участников уголовного процесса[63] .

Развивая это положение, О.В. Постовалов указывает, что предметом конфликтов, возникающих в ходе осуществления криминалистической деятельности, являются процесс установления, получения, фиксации и оценки криминалистически значимой информации, а также сама эта информация, по поводу чего сложилось противостояние, создающее угрозу установлению объективной истины по делу[64] . Таким образом, криминалистически значимый конфликт представляет собой не просто столкновение интересов и взглядов, а такое противостояние, которое способно определенным образом повлиять на ход расследования и правильность установления, получения, фиксации и оценки фактических данных, имеющих значение для правильного разрешения уголовного дела.

Общими задачами противодействия расследованию могут быть:

– сокрытие информации о событии преступления, виновности конкретного лица, носителях доказательственной информации;

– создание помех правоохранительным органам в их стремлении самостоятельно добыть доказательственную информацию;

– дискредитации уже добытых доказательств.

Признаки противодействия – это такие объективные проявления вне действий заинтересованных лиц, которые свидетельствуют о начале и продолжении действий, направленных против деятельности по выполнению задач предварительного следствия. К их числу можно отнести однонаправленности, множественность, неожиданность. При этом противодействующая сторона создает нежелательность раннего обсуждения ее противодействия и стремится, особенно на первоначальном этапе, его маскировать[65] .

Серьезную трудность в Сибирском федеральном округе представляет этническая преступность в сфере наркобизнеса. Анкетирование практических работников, занимающихся организацией борьбы с наркобизнесом, свидетельствует, что 96 % из них высказывают мысль о том, что недооценивается роль цыганских групп, занимающихся контрабандой и сбытом наркотиков в РФ. Особенно актуально это для городов Сибири, где наркобизнес является их семейным делом и позволяет процветать цыганским кланам на фоне безработицы и обнищания населения. Личный опыт автора этих строк показывает, что цыганские кланы активизировали свою работу в период распада СССР и начинали свою противоправную деятельность с доставки легких наркотиков из Чуйской долины (часть Киргизии и Казахстана), к которым относится марихуана. Опрос задержанных за транспортировку наркотиков цыган показал, что со временем перевозить наркотики такого вида стало невыгодно, в первую очередь из-за больших объемов и малой цены за них. Поэтому в РФ стали доставляться тяжелые наркотики – опий, а впоследствии – героин.

Процветание цыганской мафии стало возможным вследствие того, что из поля зрения правоохранительных органов выпадают так называемые цыганские дороги. Организаторы наркобизнеса приобретают в городах Сибири, Казахстана и Киргизии частные дома или квартиры в многоэтажных домах, оборудуют их аппаратурой видеонаблюдения, средствами сокрытия наркотиков (тайники в глубоких колодцах, промышленные холодильники для хранения опия и героина). Наркотики доставляются цыганами мелкими партиями к городам и поселкам, расположенным в Казахстане в приграничной полосе с Россией, хранятся в домах цыган, по возможности на автомашинах и автобусах доставляются в Барнаул, Новосибирск, Кемерово и другие города Сибирского региона. Как представляется, усиление охраны границы России с Казахстаном приведет к увеличению количества контрабандистов-одиночек, которые за определенную плату будут переносить мелкие партии наркотиков через границу, а далее цыгане будут переправлять их в города Сибири. Не касаясь вопросов обеспечения охраны квартир и домов цыган, откуда происходит торговля наркотиками, отметим, что имеются 3-4 главные цыганские дороги, по которым осуществляется контрабанда наркотиков в Россию:

– из Киргизии (города Ош, Каракол, Бишкек, Джалал-Абад, Кант) в Казахстан (Тараз, Балхаш, Караганда, Павлодар), в Россию (Карасук, Купино, Усть-Ордынка, Новосибирск) и далее;

– из Киргизии (Ош, Бишкек) в Казахстан (Усть-Каменогорск, Семипалатинск), в Россию (Рубцовск, Алейск, Бийск, Барнаул, Новосибирск) и далее;

– из Узбекистана (Ташкент, Андижан) в Казахстан (Тараз, Алма-Ата, Семипалатинск), в Россию (Рубцовск, Бийск, Кемерово, Красноярск) и далее.

Сложность выявления и разработки цыганских наркокланов заключается в том, что эти группы соблюдают конспирацию, не допускают к транспортировке и сбыту наркотиков лиц других национальностей, до 40% вырученных от продажи наркотиков денег используют на подкуп коррумпированных чиновников. Поэтому при разработке преступных цыганских группировок в сфере наркобизнеса должны быть использованы возможности всех заинтересованных служб ведущих борьбу с транснациональными преступлениями, в том числе службы внутренней безопасности.

Следует отметить, что наркомафия интернациональна. Если анализировать всю цепочку наркобизнеса, то можно установить, что в ней задействованы афганцы, выращивающие мак и перерабатывающие его, таджики или казахи, доставляющие его в Россию, цыгане, азербайджанцы, русские, распространяющие наркотики в регионах России. Это приводит к выводу, что представителям одной национальности этот бизнес не под силу, поскольку путь наркотиков проходит по территории ряда государств.

В местах лишения свободы МЮ РФ находятся представители 52 стран мира, 62% из них составляют выходцы из стран Африки (большая часть из них - нигерийцы), 36% - граждане государств Юго-Восточной Азии (китайцы, вьетнамцы, монголы), 2% составляют выходцы из стран Европы, Северной и Южной Америки[66] .

Ежегодно увеличивается количество иностранцев, задерживаемых на территории РФ, которые сотрудничали с преступными группировками, занимающимися наркобизнесом. Если в 1992 году было арестовано 19 иностранцев (без учета граждан СНГ), то в 1996 году – уже 2882. В 2004 году в РФ эмигрантами совершено 44 тыс. преступлений, а в отношении иностранцев совершено 10 тыс. преступлений. В 2005 году иностранцами совершено 52,5 тыс. преступлений.

По данным МВД РФ, чаще всего в России иностранцы совершают следующие виды преступлений: кражи – 15 %, незаконный оборот наркотиков – 14,3 %, грабежи – 4,3 %, хулиганство – 3,8 %, разбойные нападения – 2,5 %, убийства – 1,6 %, умышленное причинение вреда здоровью – 1,1 %.

В настоящее время стоимость 1 кг героина на афганско-таджикской границе составляет 1000 долл., а на таджикской стороне реки Пяндж – 2000 долл. В Москве при продаже мелким оптом 1 кг героина продается по 25 тыс. долларов. Если в 2002 году в РФ было продано примерно 350 тонн наркотиков, то в 2004 году – около 400 тонн, а в 2005 году планируется реализовать до 700 тонн наркотиков на общую сумму 12-13 млрд долларов. Примерно 40 % дохода, полученного от реализации наркотиков, расходуется на подкуп коррумпированных чиновников.

Установление связей с представителями международной наркомафии дает преступным сообществам, во-первых, стабильный источник обогащения, во-вторых, перспективу в перекачке «грязных» денег, вырученных от оборота наркотиков за рубеж с последующим их «отмыванием». Прибыль от реализации наркотиков составляет от 500 до 2000 %, денежный оборот за год - 5-8 млрд долларов.

По принадлежности к определенному кругу субъекты противодействия можно разделить на три группы:

– из круга подследственных (подследственный, защитник, родственники, друзья);

– из круга следователя (руководство, коллеги, родственники и друзья);

– из круга лиц, не связанных с участниками процесса, т.е. до начала расследования не имевших прямых связей как с подследственным, так и со следователем, но привлеченных для противодействия после его начала (криминальные «авторитеты», наемники для психического или физического воздействия и т.д.).

Также преступники противодействуют процессу расследования с помощью ошибок следователей, оперативных работников, допускаемых на различных этапах расследования преступлений, связанных с наркобизнесом. Следует признать грубейшей ошибкой, когда следователь выносит постановление о производстве обысков по месту жительства и работы подозреваемых лиц после проведения первоначальных следственных действий, так как этот промежуток времени может быть использован соучастниками для сокрытия и уничтожения следов преступления.

Учитывая, что по делам о незаконном обороте наркотиков личности подозреваемых могут быть установлены еще до их задержания, проведение обысков следует планировать одновременно с их задержанием, что позволит задействовать фактор внезапности и поможет отысканию вещественных доказательств (медицинских шприцев и игл, посуды, в которой приготовлялись наркотики, мест хранения наркотиков, остатков упаковочного материала, оружия и т.д.), а при изготовлении и хранении ими наркотических средств синтетического происхождения – пустых ампул от различных лекарственных препаратов, горелок различных типов для запайки заполненных наркотиком ампул и изготовления наркотических средств, а также разного рода посуд и колб.

Если данные о подозреваемых получены только после их задержания, следует принять безотлагательные меры к установлению мест их постоянного и временного проживания, работы и провести там обыски[67] . При этом в целях установления лица, которому обнаруженные наркотики принадлежат, необходимо предусмотреть, чтобы в числе лиц, принимавших участие в обыске, был специалист, основной задачей которого должно быть: отыскание следов пальцев рук на изымаемых наркотических средствах, посуде, в которой изготавливался наркотик, предметах упаковки, других вещах. Если же специалист по каким-то причинам отсутствует, то изымаемые объекты необходимо упаковать по процессуальным правилам. Понятые же должны быть активными участниками проводимого следственного действия. Они должны видеть все места, где обнаружены наркотические средства, наблюдать за порядком их изъятия и упаковки.

Вполне прав Л.Л. Каневский, утверждая, что понятыми могут выступать не только не заинтересованные в деле граждане, но и не знакомые таким участникам судопроизводства как подозреваемый, обвиняемых, потерпевший.[68]

Понятые из числа знакомых указанным лицам в момент проведения следственного действия в ходе предварительного или судебного следствия могут сочувственно или негативно отнестись к одному из участников судопроизводства или под давлением оставшихся на свободе преступников изменить ранее данные сведения.

В том случае, если наркоделец отказывается от причастности в сбыте наркотиков, с целью увеличения свидетельской базы возможно привлечение большего количества понятых, которых после проведения изъятия наркотиков допрашивает следователь.

Обнаруженные в ходе обыска предметы и вещи упаковываются, причем каждый предмет-носитель в отдельную тару (флаконы, пробирки, пакетики из полиэтилена), а жидкие объекты (настои, экстракты) в стеклянную посуду с плотно пригнанной пробкой, залитой сургучом, воском или парафином, опечатываются, скрепляются подписями лиц, производивших обыск, присутствовавших при этом понятых, а затем по постановлению следователя подвергаются тщательному исследованию.

Помощь специалиста в ходе обыска следователю сводится к обнаружению, изъятию искомых объектов и других вещественных доказательств[69] . Такая помощь осуществляется и состоит в следующем:

– поиске объектов поиска;

– сборе информации, обеспечивающей последующее доказывание принадлежности найденных объектов конкретному лицу;

– обнаружении, фиксации и изъятии следов, предметов, веществ, материалов, которые будут в последующем подвергаться экспертному исследованию, а также образцов для сравнительного исследования;

– проверки предварительных исследований объектов в ходе обыска в целях определения их относимости к расследуемому событию и подозреваемому лицу;

– квалифицированном применении научно-технических средств в вышеназванных целях[70] .

Если в ходе проводимого обыска обнаруживается большое количество различных предметов, посуды, позволяющих сделать вывод о том, что в квартире находится лаборатория по производству наркотиков, а что конкретно необходимо изымать, вызывает затруднение, рекомендуется пригласить специалиста-химика и с его участием произвести изъятие, упаковку необходимых предметов, которые будут в дальнейшем использованы в качестве вещественных доказательств. В случае если по каким-то причинам специалист отсутствует, квартиру необходимо опечатать до его прибытия, а также решить вопрос об охране квартиры.

Противодействовать процессу расследования возможно двумя путями:

1) скрыть имеющуюся в распоряжении доказательственную информацию и ее носителей;

2) воспрепятствовать правоохранительным органам завладеть этой информацией.

Наиболее распространенным способом сокрытия доказательственной информации является незаконное воздействие на свидетелей и потерпевших.

Воздействуя на организационно-управленческую деятельность, противодействующая сторона в основном использует различные проволочки, особенно когда у следователя заканчиваются сроки следствия или заключения под стражей. Чаще всего это случается при ознакомлении с делом в порядке ч. 3 ст. 217 УПК РФ, при стимуляции психического заболевания и т.п.

Определенную роль играют недобросовестные адвокаты, когда по делу арестованного за сбыт наркотиков наркобарона они представили следователям справку о состоянии его здоровья. Документ гласил, что арестованный буквально находится при смерти, у него нет ни одного здорового органа и он нуждается в стационарном лечении. Наркополицейские организовали другое медицинское освидетельствование, в результате которого «больной» чудесным образом выздоровел. И еще одно наблюдение: даже дважды или трижды судимые за сбыт наркотиков цыгане очень часто освобождаются под залог. Осложняет борьбу с этнической наркопреступностью и стандартный набор цыганских хитростей. Во-первых, торговцы в цыганских кварталах занимают круговую оборону, продают наркотики ограниченному кругу проверенных лиц. Их дома оснащены видеонаблюдением, что усложняет проникновение в жилище и доказывание факта сбыта наркотиков. Во-вторых, наркотики продают дети и матери грудных младенцев, поэтому привлечь к ответственности таких сбытчиков крайне сложно. В-третьих, применяется «дистанционный» способ продажи – когда опий или героин закапывают в огороде или за оградой дома, и после получения денег указывают наркоману место, где лежит наркотик.

Анализ литературы по данной проблеме и следственно-оперативная практика показывают, что на первоначальном этапе расследования противодействие заключается в сокрытии преступления, а после задержания части преступной группы (если она имела место) или одного подозреваемого противодействие приобретает иные формы.

Взаимодействие членов преступной группы, оставшихся на свободе и находящихся под стражей, либо подозреваемого с заинтересованными в его освобождении лицами осуществляется в двух направлениях:

1. Нелегально: путем передачи сообщений, использования возможностей работников СИЗО, ИВС, тюрем;

2. Легально:

а) с использованием возможностей защитников;

б) через руководство правоохранительных органов путем давления на следователей с целью облегчения участи подследственных, сокрытия других фактов преступной деятельности.

Думается, что компромисс в некоторых случаях допустим, но действия следователя не должны противоречить закону и препятствовать принятию объективного решения о судьбе уголовного дела или отдельных обвиняемых. Иногда следователь может пойти на компромисс при условии выполнения подозреваемым действий, способствующих более полному достижению задач предварительного расследования. Например, он отказывается от ареста обвиняемого, если тот выдает полезную для расследования информацию. Компромисс возможен, прежде всего, при решении тактических вопросов. В то же время недопустимы необъективные, а потому незаконные действия следователя в угоду руководителю.

В то же время закон предоставляет следователю право обжаловать некоторые недопустимые, по его мнению, указания прокурора и начальника следственного отдела в вышестоящие инстанции.

Прокурор в соответствии со ст. 37 УПК РФ осуществляет от имени государства уголовное преследование в ходе уголовного судопроизводства, а также надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и предварительного следствия. При этом функции прокурора и следователя разделены: следователь расследует преступление, а прокурор осуществляет надзор за законностью этой деятельности и без необходимости не вмешивается в работу следователя, который по закону наделен процессуальной самостоятельностью.

В организационно-неупорядоченной ситуации, когда следователь не согласен с решениями и указаниями прокурора, в соответствии с ч. 3 ст. 38 УПК РФ он вправе представить уголовное дело вышестоящему прокурору с письменным изложением своих возражений по следующим процессуальным решениям: о привлечении лица в качестве обвиняемого; о квалификации преступления; об объеме обвинения; об избрании меры пресечения или ее изменении, избранной следователем в отношении обвиняемого; об отказе и даче согласия на возбуждение перед судом ходатайства об избрании меры пресечения или о производстве иных процессуальных действий; о направлении дела в суд или его прекращении; об отводе следователя или отстранении его от дальнейшего ведения следствия[71] .

Практика борьбы с наркобизнесом показывает, что, несмотря на оказываемое противодействие, правоохранительные органы ведут целенаправленную борьбу и имеют определенные успехи, заключающиеся в изъятии из незаконного оборота наркотиков, задержании наркодельцов.

Раздел 2.

Проблемы толкования и применения некоторых уголовно-процессуальных институтов и категорий в ходе осуществления предварительного расследования уголовных дел

2.1. Роль и место следователя в реализации назначения

уголовного судопроизводства в ходе расследования уголовных дел

Впервые на законодательном уровне проведена четкая классификация участников уголовного судопроизводства в соответствии с выполняемыми функциями уголовного преследования, защиты и разрешения уголовного дела. В соответствии с УПК РФ следователь стал носителем только одной функции, а именно – уголовного преследования. Указанная функция составляет основу уголовно-процессуальной деятельности следователя, а раскрытие преступлений, изобличение лиц, их совершивших, поддержание правопорядка и ограждение общества и государства от преступных посягательств – это первоочередные задачи, которые поставил закон перед органами предварительного следствия России.

Повышение эффективности борьбы с преступностью немыслимо без дальнейшего совершенствования процессуальных норм, регламентирующих деятельность следователя как представителя государства, осуществляющего функцию уголовного преследования. Между тем роль следователя как процессуально самостоятельного участника в борьбе с преступностью, который в досудебном производстве действует от имени государства и является выразителем публичного интереса, на сегодняшний день несколько принижена. Можно с уверенностью утверждать, что недооценка его роли в раскрытии, расследовании и предупреждении преступлений самым неблагоприятным образом скажется на правопорядке в стране.

В связи с этим в условиях действия УПК РФ на новом уровне должна быть переосмыслена деятельность следователя, направленная на выполнение задач уголовного судопроизводства.

Роль следователя в состязательном досудебном производстве по

уголовному делу

С принятием Уголовно-процессуального кодекса РФ 2001 г. досудебное производство приобрело черты состязательности, определив роль следователя как участника уголовного судопроизводства со стороны обвинения. Однако само определение уголовного преследования в законе сформулировано недостаточно четко. На основании проведенного исследования мы пришли к заключению, что содержанием понятия функции обвинения не охватывается деятельность, направленная на установление лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого, а также производства ряда следственных и процессуальных действий, которые направлены на изобличение виновного в совершении преступления. Полагаем, что подозрение тоже является видом процессуальной деятельности стороны обвинения по осуществлению уголовного преследования.

В данном случае целесообразно говорить не о функции обвинения, а о более широком по содержанию направлении уголовно-процессуальной деятельности, которая появляется одновременно с возникновением уголовно-процессуальных отношений – функции уголовного преследования. Содержание функции уголовного преследования составляют закрепленные в законе процессуальные действия участников судопроизводства со стороны обвинения, направленные на раскрытие преступления и изобличение лица в совершении преступления, а также деятельность обвинителя в суде, направленная на обеспечение применения к нему мер уголовного наказания.

Поэтому представляется необходимым сформулировать п. 45 ст. 5 УПК РФ в следующей редакции: «Стороны – участники уголовного судопроизводства, выполняющие на основе состязательности функцию уголовного преследования или защиты от уголовного преследования».

Часть 2 статьи 15 УПК РФ изложить в следующей редакции: «Функции уголовного преследования, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и то же должностное лицо».

Следователь, реализуя назначение уголовного судопроизводства и руководствуясь уголовно-процессуальным законом, выполняет свое главное предназначение в состязательном досудебном производстве – представителя государства, осуществляющего функцию уголовного преследования. Вместе с тем анализ действующего законодательства, научных взглядов ряда процессуалистов, мнений практических работников показывает, что роль следователя как публичного лица, действующего в сфере уголовного судопроизводства, многогранна и, соответственно, не может реализовываться только посредством одной функции.

Закон нацеливает следователя на отстаивание публичного интереса и одновременно на выполнение назначения уголовного судопроизводства по охране прав и интересов государства и потерпевшего, восстановлению доброго имени лиц, непричастных к их совершению. В зависимости от выполняемой следователем функции и назначения уголовного судопроизводства, его роль равна его основным полномочиям, которые можно классифицировать следующим образом:

1) выполнение функции уголовного преследования с целью изобличения лица в совершении преступления;

2) отказ от уголовного преследования невиновных и принятие мер к реабилитации необоснованно подвергшихся уголовному преследованию;

3) принятие мер по возмещению ущерба, причиненного преступлением.

Совокупность указанных полномочий, действующих в неразрывной связи, и определяет роль следователя в состязательном досудебном производстве по уголовному делу.

При расследовании уголовного дела следователь, кроме вышеперечисленных, наделен и другими правами и обязанностями.

Деятельность следователя по осуществлению публичного уголовного преследования

На стадии возбуждения уголовного дела цель процесса доказывания носит двоякий характер: с одной стороны, следователь должен проверить сообщение о преступлении, с тем чтобы определить, есть ли основания для возбуждения уголовного дела, и не допустить расследования фактов, не содержащих признаков преступления; с другой стороны, добытые им в ходе проверки доказательства могут быть использованы для доказывания виновности лица в совершении преступления. Однако следователь, осуществляя доказывание на стадии возбуждения уголовного дела, неизбежно сталкивается со многими трудностями, обусловленными несовершенством уголовно-процессуального законодательства, которое подвергается автором критическому анализу. В частности, указывается, что положений, прямо указывающих на возможность производства до возбуждения уголовного дела таких следственных действий, как освидетельствование и назначение судебной экспертизы, закон не содержит.

Статьи 179, 195 УПК РФ, регламентирующие указанные следственные действия, возможность их производства до возбуждения уголовного дела не предусматривают. С целью повышения эффективности раскрытия и расследования преступлений автором обосновывается предложение о необходимости законодательного закрепления норм, устанавливающих право на проведение экспертизы и освидетельствования (в тех случаях, когда это необходимо для установления признаков преступления и не связано с ущемлением прав личности) до возбуждения уголовного дела.

Для этого необходимо внести изменения в ч. 1 ст. 179 УПК РФ, изложив ее в следующей редакции: «Для обнаружения на теле человека особых примет, следов преступления, телесных повреждений, выявления состояния опьянения или иных свойств и признаков, имеющих значение для уголовного дела, если для этого не требуется производство судебной экспертизы, может быть произведено освидетельствование подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, а также свидетеля с его согласия, за исключением случаев, когда освидетельствование необходимо для оценки достоверности его показаний. В случаях, не терпящих отлагательства, если лицо против этого не возражает, освидетельствование может быть произведено до возбуждения уголовного дела».

Кроме того, дополнить ч. 1 ст. 195 УПК РФ словами: «в случаях, не терпящих отлагательства, экспертиза может быть назначена до возбуждения уголовного дела» (после слов «выносит об этом постановление»). А также дополнить статью 195 УПК РФ частью 5 следующего содержания: «До возбуждения уголовного дела разрешается проведение судебной экспертизы в случаях, не терпящих отлагательства, когда ее результаты необходимы для установления признаков преступления. Если судебная экспертиза проводится в отношении конкретного лица, то ее проведение до возбуждения уголовного дела не допускается без согласия этого лица, если это связано с ущемлением прав личности. В случае письменного согласия лица на производство в отношении него судебной экспертизы до возбуждения уголовного дела, оно пользуется правами, предусмотренными ст. 198 настоящего Кодекса».

Для более эффективного выполнения следователем публичного уголовного преследования и назначения уголовного судопроизводства необходимо предоставить следователю право при обнаружении признаков преступления самостоятельно, без согласования с прокурором, возбуждать уголовное дело, принять его к своему производству, выполнить все предусмотренные уголовно-процессуальным законодательством меры, направленные на решение задач уголовного судопроизводства.

Особо следует отметить, что следователь при составлении постановления о привлечении в качестве обвиняемого должен быть предельно внимателен, так как при реализации им данной деятельности допускаются ошибки, из-за которых суд не может рассмотреть дело по существу. Также необходимо учитывать, что УПК РФ предусматривает систему контроля и надзора за ходом предварительного следствия: именно на этапе предъявления обвинения начальник следственного отдела, а прокурор при утверждении обвинительного заключения должны действенно осуществлять его, чтобы не допустить ошибки со стороны следователя при составлении столь важного документа, определяющего в дальнейшем судьбу уголовного дела.

Состязательность, применительно к этапу окончания предварительного следствия, означает, что и стороне обвинения, и стороне защиты должна быть предоставлена одинаковая возможность ознакомиться с выдвинутыми противоположной стороной доказательствами, они должны иметь возможность высказать по ним свое мнение, выработать тактику поведения по защите своего процессуального интереса. Однако анализ уголовно-процессуального законодательства и действующей практики позволяет прийти к выводу, что нарушение баланса между обвинением и защитой наиболее ярко проявляется на этапе окончания предварительного следствия с составлением обвинительного заключения.

С целью уравнивания процессуальных возможностей и обеспечения принципа состязательности предлагается для обвиняемого, его законного представителя и защитника установить в законе срок, в течение которого, после ознакомления с материалами уголовного дела, они обязаны предъявить следователю все имеющиеся в их распоряжении доказательства, которые намерены представить в суд. Это позволит следователю сопоставить представленные стороной защиты доказательства с уже имеющимися в уголовном деле и включить их в обвинительное заключение как доказательства, на которые ссылается сторона защиты. Либо, если на основе представленных стороной защиты доказательств следователь придет к выводу о необоснованности уголовного преследования, – отказаться от него.

Деятельность следователя, связанная с отказом от уголовного

преследования и реабилитацией

Прекращение уголовного дела стороной обвинения, в нашем случае следователем, свидетельствует о выполнении несвойственной ему функции – отправления правосудия, так как при этом решается вопрос о виновности лица. Данную позицию подтвердили 75% всех опрошенных следователей. С целью реализации принципа состязательности сторон и исключения сочетания в деятельности следователя функции уголовного преследования и разрешения уголовного дела по существу, считаем, что необходимо полномочия по прекращению уголовного дела передать исключительно суду. В связи с этим полагается, что роль следователя при такой постановке вопроса должна реализовываться следующим образом: следователь, придя к выводу о необоснованности дальнейшего уголовного преследования, должен отказаться от него и вынести соответствующее постановление о возбуждении ходатайства перед судом о прекращении уголовного дела.

Постановление по форме и содержанию должно отвечать требованиям, предъявляемым к обвинительному заключению, в нем следователь должен изложить фактические обстоятельства, установленные в процессе расследования, привести перечень и содержание доказательств и основания прекращения уголовного дела. После этого следователю необходимо ознакомить заинтересованных лиц с материалами уголовного дела, чтобы дать им возможность подготовиться к судебному заседанию и выработать свою позицию по уголовному делу. Далее следователь обязан направить материалы уголовного дела прокурору для утверждения заявленного по делу ходатайства. Прокурор, утвердив постановление следователя и вручив копии постановления о возбуждении ходатайства перед судом о прекращении уголовного дела потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику, лицу, в отношении которого осуществлялось уголовное преследование, направляет его в суд. Суд, получив материалы уголовного дела, назначает судебное разбирательство, в котором от имени государственного обвинителя может по поручению прокурора участвовать следователь, осуществлявший расследование по данному уголовному делу.

Особенности прекращения уголовного дела по реабилитирующим основаниям связаны с тем, что своим решением органы предварительного следствия, суд констатируют, что лицо было незаконно или необоснованно подвергнуто уголовному преследованию. Это, в свою очередь, порождает восстановительно-компенсационные обязательства государства по отношению к лицу, освобожденному от уголовной ответственности. Прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям при существующем сегодня порядке необоснованно ограничивает право лица на реабилитацию и нарушает принцип состязательности сторон. Поэтому логическим продолжением нашей концепции будет также признание уголовного преследования незаконным только судом. Процедура реабилитации должна осуществляться только в суде в порядке уголовного судопроизводства, в рамках рассмотрения вопроса о прекращении уголовного дела и являться логическим продолжением основного дела. Роль следователя при решении вопроса о реабилитации лица должна выражаться в отказе от уголовного преследования незаконно и необоснованно ему подвергнутого, в подготовке материалов уголовного дела для судебного разбирательства, в ходе которого и должны комплексно решаться вопросы прекращения уголовного дела и реабилитации. Если же следователь по поручению прокурора принимает участие в судебном разбирательстве, то на него будет возложена обязанность по принесению извинений и восстановлению доброго имени лица, незаконно и необоснованно подвергнутого уголовному преследованию.

Деятельности следователя по возмещению ущерба,

причиненного преступлением

Одной из важнейших гарантий защиты прав потерпевших от преступлений в ходе уголовного судопроизводства является обеспечение возмещения ущерба. Поэтому в ходе уголовно-процессуальной деятельности большое значение приобретают обеспечение и охрана имущественных интересов физических и юридических лиц, которым в результате совершения преступления был причинен вред. В ходе предварительного расследования на следователе лежит обязанность по обеспечению заявленного по уголовному делу гражданского иска. Наложение ареста на имущество и ценные бумаги - это процессуальные средства, при помощи которых следователь на досудебных стадиях принимает меры к обеспечению гражданского иска. От того, насколько быстро следователь предпримет меры к обеспечению заявленного по делу гражданского иска и наложит арест на имущество и ценные бумаги, зависит, насколько полно будет обеспечено возмещение вреда.

Действующий Уголовно-процессуальный кодекс РФ предусматривает судебный порядок получения разрешения наложения ареста на имущество. Однако, как свидетельствуют результаты изучения правоприменительной деятельности (315 уголовных дел), обвиняемый, гражданский ответчик за время, которое проходит между предъявлением гражданского иска и вынесением судебного решения, успевает совершить действия, направленные на отчуждение имущества, на которое может быть обращено взыскание. С учетом этого следует закрепить в законе нормы, позволяющей в исключительных случаях, не терпящих отлагательства, производство наложения ареста на имущество, наложения ареста на ценные бумаги, выемки документов, содержащих информацию о вкладах и счетах граждан в банках и иных кредитных организациях, проводить на основании постановления следователя без получения судебного решения. О законности и обоснованности этих действий может всегда высказаться суд, которому следователь обязан предоставить соответствующие документы в течение 24 часов с момента начала производства следственного действия для проверки.

Среди процессуальных средств, при помощи которых следователем обеспечивается возмещение причиненного преступлением имущественного вреда, важное место отводится уголовно-правовой реституции.

Значение уголовно-правовой реституции заключается в быстром и эффективном восстановлении нарушенных имущественных прав потерпевшего, которое возможно еще в ходе досудебного производства в рамках расследования уголовного дела. Поэтому в ст. 82 УПК РФ следует указать на возможность следователя возвращения потерпевшему имущества, похищенного в результате совершенного преступления, во всех случаях, когда это возможно без ущерба для доказывания, для чего необходимо предусмотреть в законе обязанность следователя фиксировать ход осмотра вещественных доказательств на фото-, видеоноситель.

2.2. Уголовно-процессуальный статус гражданского истца и

гражданского ответчика на стадии предварительного расследования

Особенности уголовно-процессуального статуса гражданского истца как участника уголовного судопроизводства со стороны обвинения на стадии предварительного расследования

Под уголовно-процессуальным статусом гражданского истца, следует понимать совокупность установленных нормами уголовно-процессуального законодательства прав и обязанностей, которая обеспечивает возможность действенной защиты своих интересов в процессе предварительного расследования, рассмотрения и разрешения дела судом.

В связи с этим в ч. 2 ст. 42 УПК РФ необходимо включить новый пункт, предусматривающий, что потерпевший вправе заявить гражданский иск о возмещении имущественного вреда, причиненного преступлением, а также о возмещении в денежном выражении причиненного ему морального вреда.

Из числа опрошенных 110 следователей следственных подразделений органов внутренних дел и прокуратуры в г. Санкт-Петербурге, 58,8 % из них заявили, что признают лицо гражданским истцом после подачи ими искового заявления, и только 32,3 % принимают это процессуальное решение одновременно с признанием лица потерпевшим. В последнем случае следователи, не дожидаясь отдельного искового заявления, на основании данных, внесенных в протокол допроса потерпевшего, выносят постановление о признании лица гражданским истцом.

Вопрос о форме искового заявления в уголовном процессе на стадии предварительного расследования следует решать в два этапа:

1) На начальном этапе, когда точно не установлен размер причиненного вреда и лицо, совершившее преступление - разрешить предъявление искового заявления, не отвечающего требованиям ГПК РФ (без указания ответчика, точной суммы вреда). Это дает возможность своевременного вступления в уголовный процесс гражданского истца, способного оказать активную помощь при собирании доказательств по гражданскому иску.

2) В ходе дальнейшего расследования, при установлении лица, совершившего преступление, и размера причиненного вреда (но, до окончания предварительного расследования) целесообразно пересоставление гражданского иска с учетом требований гражданско-процессуального законодательства. Как правило, при окончании предварительного расследования известны все обстоятельства, необходимые для надлежащего оформления искового заявления. При этом первый вариант искового заявления должен оставаться в деле.

Имея исковое заявление, составленное в соответствии с требованиями законодательства, следователю легче использовать его в работе по сбору доказательств о размере причиненного преступлением вреда, по обеспечению заявленного иска и т.д. Поэтому считается целесообразным включить в приложение к УПК РФ бланк искового заявления с учетом требований ГПК РФ.

Оценка доказательств, предоставленных гражданским истцом, проводится с точки зрения относимости, допустимости и достоверности лицом, осуществляющим расследование уголовного дела. Однако это нисколько не умаляет роли в процессе доказывания гражданского истца. Возможность, предоставленная гражданскому истцу по собиранию и представлению доказательств, по нашему мнению, имеет огромное значение. Это позволяет гражданскому истцу на стадии предварительного расследования принимать активное участие в защите своих прав и законных интересов, оказывать содействие в расследовании компетентным органам. Следует отметить также, что по УПК РФ представление доказательств для гражданского истца является только правом, но никак не обязанностью, как это было установлено в УПК РСФСР.

В УПК РФ имеются противоречия в тех его положениях, в которых закрепляется право гражданского истца и других участников уголовного процесса давать объяснения в соотношении с правом давать показания. Право давать показания при этом предполагает право требовать от лица, производящего предварительное расследование принятия и приобщения к делу объяснений участника уголовного процесса.

Объяснения участников уголовного процесса, в том числе объяснения гражданского истца, в качестве доказательств не признаются. В этом заключается основное отличие показаний от объяснении.

Другое отличие объяснений от показаний заключается в том, что они даются только в связи с определенными законом обстоятельствами: гражданский истец и, граждански и ответчик дают их по существу предъявленного иска, я подозреваемый - по поводу имеющегося в отношений его подозрения.

В целях устранения выявленных противоречий предлагается внести следующие изменения и дополнения в ряд статей УПК РФ:

– п. 3 ч.4 ст. 44 УПКРФ «Гражданский истец» изложить в следующей редакции; «Давать объяснения и показания по предъявленному иску»;

– п. 3 ч, 4 ст. 47 УПК РФ «Обвиняемый» изложить в следующей редакции: «Возражать против обвинения, давать показания и объяснения по предъявленному ему обвинению либо отказываться от дачи показаний и объяснений»;

– п. 6 ч. 4с РФ «Обвиняемый» изложить в следующей редакции; «давать показания и объяснения на родном языке или на языке, которым он владеет»;

– п. 5 ч, 2 ст. 5,4 УПК РФ «Гражданский ответчик» изложить в следующей редакции: «Давать показания и объяснения на родном языке или на языке, которым он владеет, и пользоваться помощью переводчика бесплатное;

– ч. 2 ст. 74 УПК РФ «Доказательства» дополнить новым пунктом следующего, содержания: «Показания гражданского, истца, гражданского ответчика».

Особенности уголовно-процессуального статуса гражданского ответчика в уголовном процессе на стадии предварительного расследования

Следует понимать, что защита, осуществляемая гражданским ответчиком, и защита осуществляемая обвиняемым (подозреваемым) и его защитником - это защита разного рода только на первый взгляд. Обвиняемый (подозреваемый) защищается самостоятельно или с помощью защитника от обвинения в том смысле, как это понимается в п. 22 ст. 5 УПК РФ. Гражданский ответчик защищается от утверждения о том, что именно он должен нести гражданско-правовую ответственность за действия лица, против которого выдвигается обвинение в смысле п. 22 ст. 5 УПК РФ. Следовательно, в широком смысле он также осуществляет защиту от обвинения, что, соответствует имущественным интересам гражданского ответчика. Это тем более верно, что в соответствии с п. 45 ст. 5 УПК РФ стороны – это участники уголовного судопроизводства, выполняющие на основе состязательности функцию обвинения (уголовного преследования) или защиты от обвинения.

Таким образом, самостоятельную функцию защиты от гражданского иска УПК РФ не предусматривает, и законодатель вполне закономерно отнес гражданского ответчика к стороне защиты совместно с обвиняемым (подозреваемым) и его защитником.

Относительно проблемы классификации участников уголовного процесса скажем, что любая классификация, если она основана на строго научных критериях, имеет право на существование.

Так, законодательная классификация участников уголовного процесса основана на критерии осуществляемых этими участниками уголовно-процессуальных функции, а лица, уголовно-процессуальные функций не осуществляющие, выделены в группу иных участников уголовного судопроизводства. По этой классификаций гражданский ответчик на полном основании отнесен к участникам уголовного процесса со стороны защиты.

Если же участников уголовного судопроизводства классифицировать по критериям роли, назначения и, специфики их законных интересов, то гражданский ответчик вместе с гражданским истцом составляют подгруппу лиц, обладающих в уголовном процессе личными имущественными интересами, а еще шире они входят в группу лиц, обладающих в уголовном процессе личными материально-правовыми и процессуальными интересами наряду с обвиняемым (подозреваемым) и потерпевшим.

Дискуссионным является вопрос о том, с какого момента гражданский ответчик может вступить в уголовный процесс в качестве его участника. Не решен данный вопрос и в уголовно-процессуальном законодательстве. Отсюда вытекает и различное решение этого вопроса в правоприменительной практике.

Так, опрошенные нами следователи органов внутренних дел и прокуратуры в большинстве случаев привлекали лицо в качестве гражданского ответчика после вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого (55,9%); 26,5% - после заявления гражданского иска и признания лица гражданским истцом, 8,8% - непосредственно перед выполнением требований ст. 216 УПК РФ. В ряде случае гражданский ответчик на стадии предварительного расследования к участию в деле вообще не привлекался (2,9%). Лицо должно быть привлечено в качестве гражданского ответчика в тот момент, когда материалы уголовного дела дадут основание полагать, что гражданско-правовую ответственность за вред, причиненный лицом, совершившим преступление, должно нести иное физическое или юридическое лицо - гражданский ответчик. Такая ситуация может иметь место не только тогда, когда гражданский иск еще не предъявлен, но даже и в том случае, когда не установлено конкретное лицо, совершившее преступление. Не обязательно для привлечения лица в качестве гражданского ответчика, несущего ответственность за вред, причиненный обвиняемым, ждать вынесения постановления о привлечении лица, в качестве обвиняемого. Тем более, что согласно УПК РФ при производстве дознания как формы предварительного расследования обвинение не предъявляется.

Имеет право на внимание и предложение, что образец бланка с содержанием постановления о привлечении в качестве гражданского ответчика можно уточнить в приложении к УПК РФ. В постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, на наш взгляд, должно быть отражено: время и место составления постановления; кем составлено; точное название лица, привлекаемого в качестве гражданского ответчика; кем и какими действиями или бездействием причинен вред; точный размер вреда; какова вина гражданского ответчика в причинении ущерба, и в чем она конкретно выражается; какими доказательствами подтверждается; на основании какого гражданского закона решается вопрос о привлечений лица к материальной ответственности; отметка о разъяснении прав гражданского ответчика, кроме того, было бы целесообразно предусмотреть отмену или изменение ранее вынесенного постановления о привлечении лица в качестве гражданского ответчика вследствие изменения ряда обстоятельств, поскольку нельзя исключать возможные ошибки в привлечении лица в качестве гражданского ответчика по уголовному делу.

Обращает на себя внимание и тот факт, что УПК РФ существенно расширил права гражданского ответчика, приблизив тем самым его права к правам обвиняемого. Однако перечень имеющихся прав гражданского ответчика, все-таки необходимо дополнить и усовершенствовать.

Во-первых, необходимо наделить гражданского ответчика правом знакомиться, с постановлением о назначении судебной экспертизы, ставить вопросы эксперту и знакомиться с заключением эксперта.

Во-вторых, материалы уголовного дела по окончании предварительного расследования гражданскому ответчику должны предъявляться независимо от его ходатайства и в полном объеме, то есть по правилам, установленным для предъявления материалов дела обвиняемому.

В-третьих, на основании изложенного, предлагаем ст. 216 УПК РФ исключить и ознакомление с материалами дел гражданского истца, а равно гражданского ответчика, потерпевшего и их представителей проводить по правилам, установленным ст. 217 и 218 УПК РФ.

2.3. Предмет доказывания по уголовным делам о преступлениях,

совершенных организованной группой или преступным сообществом

Организованная группа и преступное сообщество – наиболее опасные формы совместного участия в совершении преступления с предварительным соглашением. Пленум Верховного суда по этому поводу отмечает: «…суду надлежит обсуждать вопрос о назначении предусмотренного законом более строгого наказания лицу, признанному виновным в совершении преступления организованной группой, преступным сообществом (преступной организацией), тяжких и особо тяжких преступлений».[72]

При расследовании такого рода преступлений следует учитывать особенности предмета доказывания, связанные с доказыванием признаков «совершено организованной группой», «совершено преступной организацией». Но, прежде чем делать анализ этих признаков, необходимо определить их место в системе обстоятельств, подлежащих доказыванию.

Если квалифицирующий признак «совершено организованной группой» предусмотрен объективной стороной соответствующего состава преступления, то он подлежит включению в содержание п. 2 ч. 1 ст. 73 УПК РФ – «виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы».

Если преступление совершено организованной группой, а соответствующей статьёй УК РФ такой признак не предусмотрен, необходимо рассматривать его как «обстоятельство, отягчающее наказание» (на основании п. «в» ч.1 и ч.2 ст. 63 УК РФ) и, соответственно, доказывать как содержание п. 6 ч. 1 ст. 73 УПК РФ – «обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание».

Такая форма соучастия, как преступное сообщество (преступная организация) предусматривается уголовным законом лишь в качестве обстоятельства, отягчающего наказание за совершение преступления (п. «в» ч.1 ст. 63 УК РФ), и не включается ни в один из составов преступления. Таким образом, признак «совершено преступным сообществом» входит в содержание п. 6 ч. 1 ст.73 УПК.

Вышеизложенные особенности содержания обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовным делам о преступлениях, совершенных организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией), необходимо учитывать при составлении процессуальных документов.

Например, при составлении постановления о привлечении в качестве обвиняемого или обвинительного заключения, нельзя писать: «своими умышленными действиями Иванов совершил преступление, предусмотренное ч.2 ст.167 УК РФ - то есть, … в составе организованной группы », так как, такой признак не предусмотрен ст. 167 УК РФ и является обстоятельством, отягчающим наказание, а не квалифицирующим признаком состава преступления. В подобных случаях необходимо производить описание признака «совершено организованной группой» или «преступной организацией», как обстоятельства, отягчающего наказание :

1) в описательной части постановления о привлечении в качестве обвиняемого;

2) в описательной части обвинительного заключения;

3) в графе «обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание», которая специально предусмотрена бланком для обвинительного заключения. Данная графа заполняется отдельно на каждого обвиняемого и должна содержать подробное изложение каждого обстоятельства предусмотренного ст.ст. 61 и 63 УК РФ (в данном случае «совершено ОГ», «совершено ПС») с указанием тома и листа уголовного дела, где указаны доказательства, которыми оно подтверждается.

К какому из обстоятельств, подлежащих доказыванию, ни относились бы признаки «совершено ОГ», «совершенно ПС», их содержание от этого не меняется. Таким образом, в процессе доказывания необходимо установить все характеристики указанных признаков.

Законодателем не даются понятия рассматриваемых признаков, в связи с чем возможно различное их толкование. Начнем с анализа первоисточника – Уголовного кодекса РФ. В статье 35 УК РФ содержатся различные формы соучастия в совершении преступления, часть третья устанавливает, что преступление признаётся совершенным организованной группой, если оно совершено «устойчивой группой лиц , заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений ».

Под группой лиц уголовный закон признаёт совместное участие двух или более исполнителей в совершении преступления (ч.1 ст. 35 УК РФ). То есть, понятие «группа» в составе признака «совершено ОГ» требует наличия как минимум двух участников.

Представляется, что формулировка «заранее объединиться» означает создать «устойчивую группу» до совершения преступления, то есть определяет временной период создания группы. Это можно понять из аналогичной конструкции двух других частей ст. 35 УК РФ – если это «группа лиц по предварительному сговору», то они (лица) заранее «договариваются», если это «преступная организация», то она заранее «создаётся». А в нашем случае в «устойчивую группу» заранее «объединяются». Т.о. слова «заранее объединившихся», в контексте ч. 3 ст. 35 УК РФ, не следует наделять дополнительной смысловой нагрузкой, чем выявленной нами – определение временного периода объединения в устойчивую группу.

Центральное место среди характеризующих «ОГ» признаков занимает термин «устойчивость». Если остальные признаки логично вытекали из норм закона, то определение этого затруднено. Принцип единства применения закона на территории Российской Федерации требует четкого и однозначного понимания квалифицирующих признаков.

Обратимся за помощью к Пленуму Верховного Суда РФ, который в целях обеспечения правильного применения законодательства об уголовной ответственности и в связи с возникшими в судебной практике вопросами, разъяснил следующее: «…судам следует иметь в виду … в отличие от группы лиц, заранее договорившихся о совместном совершении преступления, организованная группа характеризуется, в частности, устойчивостью, наличием в ее составе организатора (руководителя) и заранее разработанного плана совместной преступной деятельности, распределением функций между членами группы при подготовке к совершению преступления и осуществлении преступного умысла.

Об устойчивости организованной группы может свидетельствовать не только большой временной промежуток ее существования, неоднократность совершения преступлений членами группы, но и их техническая оснащенность, длительность подготовки даже одного преступления, а так же иные обстоятельства (например, специальная подготовка участников организованной группы к проникновению в хранилище для изъятия денег (валюты) или других материальных ценностей)».[73]

Устойчивость так же определяется, такими признаками, как стабильность ее состава, тесная взаимосвязь между ее членами, согласованность их действий, постоянство форм и методов преступной деятельности, длительность ее существования и количество совершенных преступлений[74] , предварительное планирование преступных действий, подготовка средств реализации преступного умысла, подбор и вербовка соучастников, распределение ролей между ними, обеспечение мер по сокрытию преступления, подчинение групповой дисциплине и указаниям организатора преступной группы.[75]

Вместе с тем, Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, что при применении судами законодательства об ответственности за вымогательство под организованной группой, предусмотренной в качестве квалифицирующего признака вымогательства, следует понимать устойчивую группу из двух и более лиц, объединенных умыслом на совершение одного или нескольких преступлений. Как правило, такая группа тщательно готовит и планирует преступление, распределяет роли между соучастниками, оснащается технически и т.д.[76]

Толкуя Уголовный закон, Пленум Верховного Суда РФ выделяет несколько признаков организованной группы :

- устойчивость;

- наличие организатора;

- заранее разработанный план совместной преступной деятельности;

- распределение функций при подготовке и осуществлении преступного умысла.

Вместе с тем, об устойчивости группы могут свидетельствовать:

- подчинение членов преступного сообщества групповой дисциплине и указаниям организатора;

- распределение ролей;

- принятие мер по сокрытию следов совершения преступления;

- подбор и вербовка соучастников;

- подготовка средств реализации преступного умысла;

- предварительное планирование;

- стабильность состава группы;

- тесная взаимосвязь между ее членами;

- согласованность действий соучастников;

- постоянство форм и методов преступной деятельности;

- большой временной промежуток существования;

- неоднократность совершения преступления;

- техническая оснащенность;

- длительность подготовки преступлений;

- иные обстоятельства (в частности, специальная подготовка).

Таким образом, признак «совершено ОГ» является весьма оценочной категорией и не имеется исчерпывающего перечня критериев для его определения. По всей видимости, это связано с многочисленностью видов преступлений, которые могут быть совершены ОГ и их особенностями, развитием и совершенствованием форм групповой преступности. Что вызывает у законодателя трудности при определении того, какими именно признаками будет обладать ОГ, и чем будет характеризоваться ее устойчивость. В сложившейся ситуации правоприменителю не остаётся ничего иного, как апеллировать к судебной практике рассмотрения подобных уголовных дел.

С этой точки зрения интерес представляет приговор судебной коллегии по уголовным делам Алтайского краевого суда в отношении банды, совершавшей грабежи и разбои на территории Алтайского края. В данном случае «устойчивость» преступной группы была доказана органами предварительного следствия и нашла подтверждение в суде, который давая юридическую оценку действиям вооруженной группы учел следующие обстоятельства:

- длительный период существования в стабильном составе;

- каждый участник группы заранее давал согласие на участие в организованной преступной группе и совершаемых ею корыстных преступлениях;

- тесная взаимосвязь между участниками (поддержание постоянной связи, частые сборы, длительные знакомства);

- постоянство форм и методов преступной деятельности (тяжкие и особо тяжкие корыстные преступления);

- распределение ролей:

- руководящая роль В. и Г., которая подтверждается их активными действиями при подготовке вооруженных нападений, подыскивании объектов для совершения преступлений их обследовании, разработке плана совместных действий, подготовке орудий взлома, распределении ролей соучастников преступлений, привлечении в организованную группу других лиц. При этом, В. обеспечивал группу автотранспортом, а Г., принимая непосредственное участие в совершении преступлений, взламывал дверные запоры и сейфы;

- выполнение В., О., К., и Я. роли, заключающейся в подавлении сопротивления потерпевших на месте совершения преступлений, наблюдении за окружающей обстановкой, изъятии похищаемого имущества.

- выполнение участниками группы иных (наряду с совершением преступлений) активных действий в интересах группы;

- участие каждого члена преступной группы в разработке плана конкретных действий на месте преступления (подыскание объектов для хищений, подготовка орудий взлома, обсуждение способов и методов проникновения в помещения и хранилища);

- соблюдение внутренней дисциплины;

- действие каждого участника в рамках предварительной договоренности о роли каждого в момент совершения преступления;

- единая цель группы (завладение чужим имуществом и деньгами в целях обогащения);

- длительность существования группы и количество совершенных преступлений;

- предварительная подготовка и идентичность способов и методов совершения преступлений.

Изложенные обстоятельства были подтверждены показаниями самих обвиняемых показаниями потерпевших, свидетелей и иными доказательствами по уголовному делу.

Таким образом, признак «совершено ОГ» при расследовании уголовных дел надлежит доказывать, руководствуясь разъяснениями Пленума Верховного Суда РФ и сложившейся правоприменительной практикой. При этом, по возможности, необходимо доказывать все признаки организованной преступной группы, которые указаны в официальном толковании Уголовного закона. И вместе с тем, учитывая обстоятельства конкретного уголовного дела, доказывать иные характерные черты для устойчивой группы лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.

Преступное сообщество (преступная организация) – еще одна из форм соучастия в совершении преступлений, предусмотренная Уголовным кодексом РФ. Особая общественная опасность преступлений, совершаемых преступными сообществами, всегда находила отражение в официальных документах. Так, Съезд народных депутатов СССР требовал от работников правоохранительных органов «принять решительные меры по разоблачению организованных преступных групп и пресечению их действий, обратив особое внимание на повышение эффективности борьбы с законспирированными преступными сообществами».[77]

Экс-президент Б.Н. Ельцин в своем Послании Федеральному Собранию РФ писал: «преступный мир, по существу, бросил вызов государству, вступив с ним в открытую конкуренцию. Появилось немало хорошо организованных преступных групп со своими мозговыми центрами, исполнителями, «судами», «силовыми подразделениями». Борьба преступных сообществ сопровождается террористическими актами, перестрелками, заказными убийствами».[78]

Президент В.В. Путин по этому поводу заметил: «… милиция и прокуратура часто не имеют достаточно эффективных инструментов для привлечения к ответственности организаторов и вдохновителей преступлений. Во многих случаях дело ограничивается доведением до суда лишь непосредственных исполнителей. На самом деле, банды экстремистов действуют, по сути, как организованные преступные сообщества и подлежат аналогичному преследованию».[79]

Уголовный кодекс РФ (ч. 4 ст. 35 УК РФ) признаёт преступление совершенным преступным сообществом (преступной организацией), если оно совершено:

- сплоченной организованной группой (организацией), созданной для совершения тяжких или особо тяжких преступлений;

- объединением организованных групп, созданным в тех же целях.

Признаки организованной группы, описаны нами выше (устойчивость и др.), ст. 15 УК РФ предусматривает различные категории преступлений, среди которых тяжкие и особо тяжкие. Таким образом, для правоприменителя наибольшую сложность представляет доказывание признака «сплоченность».

Сплоченность, как и устойчивость – это оценочный признак, не имеющий точного законодательного определения. Уголовно-правовая доктрина тоже не дает на этот счет однозначного ответа. Какой же точки зрения придерживается на этот счет судебная практика?

Целесообразно понимать сплоченность в двух смыслах: объективном (организационное единство) и субъективном (психологическое единство).

В подтверждение этому, судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, рассмотрев в кассационном порядке приговор Алтайского краевого суда, в своем определении от 30 декабря 1999 года указала: «по смыслу закона под сплоченностью следует понимать наличие у членов организации общих целей, намерений, превращающих преступное сообщество в единое целое»[80] – субъективная сторона сплоченности.

Однако наличие общих целей и намерений еще не превращает группу людей в единое целое, хотя, несомненно, является одним из условий такого единства. Далее суд уточняет: «о сплоченности может свидетельствовать наличие устоявшихся связей, организационно-управленческих структур, финансовой базы, единой кассы из взносов от преступной деятельности, конспирации, иерархии подчинения, единых и жестких правил взаимоотношений и поведения с санкциями за нарушение неписаного устава сообщества»[81] – объективная составляющая сплоченности.

Указанные объективные (организационные) и субъективные (психологические) факторы сплоченности установлены судами при рассмотрении конкретных уголовных дел.

Так, приговором суда присяжных Московского областного суда от 18 июля 2001 года по уголовному делу N 2-12-9/2001 установлено: А., Г. и П., преследуя корыстные цели, направленные на незаконное обогащение, в период с 1996 по 1997 год создали в г. Москве преступное сообщество (преступную организацию) имеющее цель – незаконные приобретение, хранение в целях сбыта и сбыт наркотических средств в особо крупном размере. Создавая преступное сообщество, все они использовали общее стремление каждого члена сообщества к незаконному обогащению, а также доверительные отношения между собой, основанные на этнической общности и давнем знакомстве.[82]

Из примера видно, что суд указывает на субъективную сторону сплоченности преступной организации.

В наиболее крупных и развитых преступных сообществах (преступных организациях) отдельные их члены, в силу конспиративности структуры и детального распределения «труда», могут не только не общаться, но и не знать о существовании друг друга.

Так, приговором Московского городского суда от 11 ноября 1999 года по уголовному делу N 2-371/99 установлено: «организация преступного сообщества была построена таким образом, что каждый его участник, действуя во исполнение установленных целей и задач преступного сообщества, выполняя конкретно ему отведенную роль, зная о наличии иных лиц, участвующих в совершении преступления, не обладал информацией об их конкретных данных, с тем, чтобы при задержании одного из участников преступления избежать разоблачения преступного сообщества в целом».[83] В этом случае суд констатирует отсутствие субъективной сплоченности - психологической связи участников.

Таким образом, не всегда является необходимым существование сразу двух составляющих сплоченности. Однако чем тогда будет отличаться преступное сообщество (созданное на основе объективной, организационной сплоченности) от организованной группы с высоким уровнем внутренней организации?

Разрешая этот вопрос, судебная практика пытается выработать дополнительные признаки. В указанном выше определении от 30 декабря 1999 года Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в числе обязательных признаков преступного сообщества, наряду с его сплоченностью, называет также признак организованности. «Признаки организованности», - говорится в

Определении, - «четкое распределение функций между соучастниками, тщательное планирование преступной деятельности, наличие внутренней жесткой дисциплины и т.д.».[84]

Названный признак нашел широкое применение в деятельности нижестоящих судов.

В приговоре Московского городского суда от 19 июня 2000 года по уголовному делу N 2-47/00 отмечается: «...степень организации данной группы и ее организационное построение, по мнению суда, еще не дает оснований считать данную группу преступным сообществом, что делает невозможным квалифицировать содеянное подсудимым М. по ч. 1 ст. 210 УК РФ, а подсудимыми Б., Ю. и П. по ч. 2 ст. 210 УК РФ, в связи с чем, по указанным статьям подсудимые подлежат оправданию за отсутствием в их действиях состава преступления».

Приговором Московского городского суда от 10 мая 2001 года по уголовному делу N 2-119/01 установлено, что «в действиях подсудимых отсутствуют признаки преступного сообщества, поскольку степень их организованности была недостаточной, чтобы считать ее таковым, и свидетельствовала лишь об организованной группе».[85]

Второй формой преступного сообщества (преступной организации), наряду со сплоченной организованной группой (организацией), в ч. 4 ст. 35 УК РФ называется объединение организованных групп. Объединение организованных групп предполагает, что ему предшествовало наличие как минимум двух самостоятельных организованных групп, каждая из которых состояла как минимум из двух человек. Таким образом, обязательным признаком данной формы преступного сообщества (преступной организации) является ее численный состав, который на момент объединения не может быть меньше четырех человек. В последующем один или двое членов могут покинуть сообщество, однако

с точки зрения закона подобное изменение численного состава, при сохранении других обязательных признаков преступного сообщества, не в каждом случае влечет его автоматическую трансформацию обратно в организованную группу.

В результате объединения нескольких организованных групп самостоятельность каждой из них может быть утрачена, а функции руководителя каждой группы могут быть переданы единому (общему) руководящему органу. В таком случае она обретает форму сплоченной организованной группы (организации) и перестает быть объединением организованных групп.

Какой-либо практический смысл предусмотренное законодателем объединение организованных групп, как форма преступного сообщества (преступной организации) имеет лишь в том случае, когда у каждой из объединившихся организованных групп остается собственный руководитель, а сами группы сохраняют некоторую автономию внутри объединения.

Для обеих форм преступного сообщества (преступной организации), то есть, как для сплоченной организованной группы (организации), так и для объединения организованных групп, общим обязательным признаком является наличие специальной цели их создания - совершение тяжких или особо тяжких преступлений.

Если говорить о судебной практике по рассматриваемой категории преступлений, сложившейся в Алтайском крае, то интересен с этой точки зрения приговор Судебной коллегии по уголовным делам Алтайского края от 19 февраля 2001 года по уголовному делу №2/201.

Описательная часть судебного решения , состоит из нескольких блоков (приводится основное):

- Факты отдельных преступлений , сопутствующих общему направлению преступной деятельности, осуществляемой преступным сообществом.

- Факты создания Е.,Р., и К. преступного сообщества , осуществляющего деятельность в сфере незаконного оборота наркотиков. Здесь описываются процесс организации, а так же эпизоды основной деятельности преступного сообщества. В качестве вывода указываются признаки, характеризующие процесс создания преступной организации :

1) основная цель деятельности – извлечение наживы в сфере незаконного оборота наркотиков, выявление сбытчиков наркотических средств и принуждение их к дальнейшей преступной деятельности в составе преступной организации;

2) первоначальное подыскание основного места деятельности преступной организации под видом работы дискоклуба;

3) подыскание средств транспорта и связи;

4) установление внутренней структуры преступной организации, дисциплины внутри ее, выразившееся в четком разграничении функциональных обязанностей каждого участника;

5) создание собственной службы безопасности;

6) разработка планов преступной деятельности, распределение ролей при подготовке и совершении преступлений;

7) формирование фонда совместно используемых преступно нажитых денежных средств;

8) налаживание коррумпированных контактов с представителями правоохранительных органов.

- Фактор сплоченности (организации) преступной организации:

1) «круговая порука» - совместное детство, юность, родственные отношения, единый круг знакомых, общность жизнедеятельности (внутре-групповое социально-психологическое единство – систематическое общение);

2) осведомленность о компрометирующих друг друга обстоятельствах (совместное употребление героина, участие в течение длительного времени в совершении преступлений);

3) нормативность поведения участников организации, дисциплина (разграничение обязанностей, иерархия, проверка исполнения), что подтвердилось исследованием записных книжек Е., в которых имелись записи следующего содержания: «Задание получил, дата, подпись, срок исполнения».

- Фактор конспирации преступной организации:

1) деятельность организации под видом работы коллектива диско-клуба, позволяющая беспрепятственно собираться, легализовывать преступно нажитые денежные средства;

2) разработка многоэтапных схем сбыта героина, исключающих непосредственный контакт сбытчика и приобретателя, условные обозначения, жаргонные выражения («как всегда», «один большой человек», «палатки дороже, чем футболки» и т.п.).

- Фактор устойчивости преступной организации:

1) высокий уровень организованности;

2) стабильность состава;

3) стабильность обязанностей участников;

4) стойкость преступных намерений участников;

5) сходство способов совершения преступлений (как в процессе принуждения сбытчиков к деятельности в составе преступного сообщества, так и при совершении преступлений);

6) подчинение всех участников групповой дисциплине (что обеспечило целенаправленную, слаженную деятельность, как каждого участника, так и преступной организации в целом).

Итак, «преступная организация представляет собой форму соучастия, соединяющую в себе видовые признаки: наличие предварительного сговора, распределенность ролей, сплоченность, высшая степень организованности и т.п. В отличие от других форм соучастия, преступная организация – это соучастие особого рода, правовая конструкция которого позволяет осуществлять уголовное преследование тех лиц, общественно опасная деятельность, которых проявляется не в совершении традиционных преступлений, а в создании организационных условий для их системного совершения».[86]

2.4. Вопросы производства неотложных следственных действий

органами дознания в ходе предварительного расследования

Понятие неотложных следственных действий

Прилагательное «неотложный» является исконно русским термином, означающим событие, которое не может быть отложено, являющееся срочным.

Для уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации термин «неотложный» не является новым, он фигурировал и в ранее действовавших уголовно-процессуальных кодексах. Указанный термин применялся для обозначения следственных действий, образовывавших одну из форм дознания, проводимую по уголовным делам, по которым производство предварительного следствия являлось обязательным. Данные следственные действия именовались «неотложными следственными действиями».

Вместе с тем, необходимо отметить, что свое законодательное закрепление понятие «неотложные следственные действия» получило впервые. Пункт 19 ст. 5 УПК РФ содержит формулировку данного понятия: неотложные следственные действия – действия, осуществляемые органом дознания после возбуждения уголовного дела, по которому производство предварительного следствия обязательно, в целях обнаружения и фиксации следов преступления, а также доказательств, требующих незамедлительного закрепления, изъятия и исследования.

Необходимо отметить, что определение законодателя не лишено недостатков. Оно не в полной мере раскрывает сущность рассматриваемого правового института, а также противоречит другим нормам уголовно-процессуального закона. Так, например, из определения следует, что выполнение неотложных следственных действий осуществляется органом дознания. Однако в ч. 5 ст. 152 УПК РФ содержится указание о том, что не только дознаватель, но и следователь, установив, что уголовное дело ему не подследственно, производит неотложные следственные действия, после чего передает дело прокурору для направления его по подследственности.

Данное обстоятельство обусловливает необходимость согласования ряда норм, регламентирующих производство неотложных следственных действий. Таковыми являются: п. 19 ст. 5, ч. 1 ст. 157 и ч. 5 ст. 152 УПК РФ.

Кроме того, думается, поспешными являются выводы процессуалистов, полагающих, что неотложные следственные действия являются лишь этапом, предшествующим предварительному следствию[87] .

В связи с этим, вряд ли можно считать обоснованным отказ органа дознания возбуждать уголовные дела о преступлениях, указанных в п. 1 ч. 3 ст. 150 УПК РФ, то есть по которым предварительное следствие не обязательно, в связи со ссылкой на ч. 2 ст. 223 УПК РФ, при неустановлении конкретного лица, совершившего деяние, содержащее признаки преступления. В данном случае, согласно действующему законодательству, органу дознания целесообразно возбудить уголовное дело, выполнить неотложные следственные действия и при неустановлении лица, подлежащего привлечению к уголовной ответственности, передать дело в соответствующий орган предварительного следствия, в установленном законом порядке.

На вопрос, можно ли производить неотложные следственные действия по уголовным делам компетенции органов дознания при отсутствии подозреваемого дан положительный ответ известным специалистом в области дознания, профессором Л.Н. Масленниковой. По ее мнению орган дознания по такой категории дел может возбуждать уголовные дела и производить неотложные следственные действия, но не может производить дознание[88] .

Именно такой порядок, думается, в скором времени будет закреплен законодателем в Уголовно-процессуальном кодексе РФ. Возможность внесения изменений и дополнений, направленных на совершенствование деятельности органов дознания, обсуждалась на межрегиональной конференции, проходившей в феврале 2004 г. в г. Красноярске.

Согласно закону производство неотложных следственных действий по делам, по которым обязательно производство предварительного следствия, возложено на органы дознания и составляет наряду с дознанием одну из форм их деятельности (ст. 150 УПК РФ). Необходимость в этом возникает в ситуациях, когда следователь не имеет возможности свое­временно приступить к расследованию. В правоприменительной практике это может иметь место по различным причинам. Например, когда следственные подразделения оказываются на значительном удалении от места совершения преступления.

Производство неотложных следственных действий возможно при следующих обстоятельствах:

1) в случае обнаружения органом дознания признаков преступления, по которому обя­зательно предварительное следствие, и возбуждения на этом основании уго­ловного дела компетенции криминальной милиции, согласованного с прокурором. Цель производства неотложных следственных действий в данном случае состоит в установлении и закреплении следов преступления, которые могут исчезнуть, если расследование будет начато с промедлением. Ожидание следователя может повлечь утрату следов преступления, а лицо, совершившее преступление может скрыться. Своевременное возбуждение уголовного дела с последующим производством неотложных следственных действий даст следователю возможность в будущем продолжить расследование, используя полученные органом дознания доказательства;

2) в случае возбуждения органом дознания уголовного дела своей компетенции, то есть компетенции МОБ[89] и последующем установлении, что дело по какому-либо признаку подследственности относится к компетенции другого органа предварительного расследования. Например, дело подследственно другому органу дознания по территориальному признаку (ст. 152 УПК РФ); дело подследственно органу предварительного следствия или другому органу дознания в соответствии с предметным признаком подследственности (ст.151 УПК РФ); по делу обязательно производство предварительного следствия в соответствии с персональным признаком подследственности (пп. «б», «в» п. 1 ч. 2 ст. 151 УПК РФ);

3) в случае возбуждения следователем уголовного дела и последующим установлением подследственности этого дела другому органу предварительного расследования (ч. 5 ст. 152 УПК РФ);

Статья 157 УПК РФ не содержит перечня неот­ложных следственных действий. Критерием неотложности служит опасность исчезновения и деформации доказательств, которые необходимо получить. Такая опасность может возникнуть при запоздалом проведении любого след­ственного действия, следовательно, любое следственное действие может быть отнесено к неотложному. Действительно, невозможно заранее предугадать ка­кое следственное действие в каждом конкретном случае окажется безотлагательным и неотложным. Фактически орган дознания вправе осуществлять любое из них, которое окажется безотлагательным и неотложным в каждом конкретном случае.

Компетенция ОВД как органа дознания при возбуждении

уголовного дела и производстве неотложных следственных действий

Следует иметь в виду, что законодатель устанавливает разграничение в компетенции между органами дознания по производству неотложных следственных действий (ч. 3 ст. 151 и ч. 2 ст. 157 УПК РФ). Например, дознаватель ОВД не вправе возбудить дело и производить неотложные следственные действия по уголовным делам, отнесенным к подследственности органов ФСБ. Таким образом, производить неотложные следственные действия по уголовным делам, подследственным следователю, вправе не любой орган дознания, а лишь тот, к компетенции которого оно относится.

В УПК РФ компетенцию органов дознания по проведению неотложных следственных действий разграничивается, что определяется функциями соответствующих органов и правилами предметной подследственности следователей соответствующих органов. Так органы внутренних дел Российской Федерации как орган дознания вправе производить неотложные следственные действия по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных следующими статьями:

1) указанными в п.п. «а» п.1 ч. 2 ст. 151 УПК РФ: 105 -110, ч. 4 ст. 111, 120, 126, ч. 2, 3 ст. 127, 128, 131 – 133, 136 –149, 205, 208 – 212, 215, 215¢, 216, 217, 227, 237 – 239, 246 – 249, ч. 2, 3 ст. 250, ч. 2, 3 ст. 251, ч. 2, 3 ст. 252, ч. 2, 3 ст. 254, 255, 263, 269, 270, 271, 279, 282, 282¢, 285 – 293, ч. 2, 3 ст. 294, 295, 296, 298 – 305, 317, 318, 320, 321, 328, 332 – 354, 356 – 360 УК РФ;

2) указанными в п. 3, 4, 5 ч. 2 ст. 151 УПК РФ. Исключение составляют, согласно ч. 2 ст. 157 УПК РФ преступления, предусмотренные частями 2-4 ст. 188, ст. 190, ст. 193 УК РФ. Вместе с тем, если учитывать, что по уголовным делам об указанных преступлениях, согласно ч. 5 ст. 151 УПК РФ предварительное расследование может производиться следователями органа, выявившего эти преступления, то значит ли это, что и орган дознания, выявивший преступление может производить по данному делу неотложные следственные действия? Законодатель в данном случае четко разграничивает компетенцию органов дознания. При обнаружении признаков преступлений, предусмотренных частями 2-4 ст. 188, ст. 190, ст. 193 УК РФ, ОВД до возбуждения уголовного дела обязаны направить материалы проверки сообщения о преступлении по подследственности в соответствующие таможенные органы, в порядке п. 3 ч. 2 ст. 157 УПК РФ;

3) невзирая на то, что по уголовным делам о преступлениях, компетенции МОБ (т.е. предусмотренных ч. 3 ст. 150 УПК РФ), совершенных лицами, указанными в подпунктах «б » и «в» п. 1 ч. 2 ст. 151 УПК РФ дознание производится следователями прокуратуры (п. 7 ч. 3 ст. 151 УПК РФ), в УПК РФ не содержится запрета на производство органом дознания неотложных следственных действий по делам, по которым обязательно предварительное следствие о преступлениях, совершенных той же категорией лиц.

С учетом требований главы 52 УПК РФ возможно производство неотложных следственных действий органами внутренних дел и в отношении лиц, указанных в статье 447 УПК РФ, то есть:

– члена Совета Федерации и депутата Государственной Думы, депутата законодательного органа государственной власти субъекта Российской Федерации, депутата, члена выборного органа местного самоуправления, выборного должностного лица органа местного самоуправления;

– судьи Конституционного Суда РФ, судьи федерального суда общей юрисдикции или федерального арбитражного суда, мирового судьи и судьи конституционного (уставного) суда субъекта РФ, присяжного или арбитражного заседателя в период осуществления ими правосудия;

– Председателя Счетной палаты РФ, его заместителя и аудиторов Счетной палаты РФ;

– Уполномоченного по правам человека в РФ;

– Президента РФ, прекратившего исполнение своих полномочий, а также кандидата в Президенты Российской Федерации;

– прокурора;

– следователя;

– адвоката;

– члена избирательной комиссии, комиссии референдума с правом решающего голоса, а также о преступлениях, совершенных в отношении указанных лиц в связи с их профессиональной деятельностью.

Процессуальный порядок производства неотложных

следственных действий

Процессуальный порядок производства неотложных следственных действий включает в себя такие элементы как:

– наиболее общие условия , относящиеся к порядку производства следственных действий;

– наиболее общие правила производства следственных действий.

Общие условия производства неотложных следственных действий .

1. Наличие возбужденного уголовного дела . Неотложные следственные действия, как и любые следственные действия, могут осуществляться в рамках возбужденного уголовного дела. Исключением является осмотр места происшествия.

Согласно ч. 2 ст. 176 УПК РФ в случаях, не терпящих отлагательства, он может быть произведен до возбуждения уголовного дела.

Несмотря на то, что частью 4 ст. 146 УПК РФ допускается производство до возбуждения уголовного дела, помимо осмотра места происшествия, также освидетельствование и назначение экспертизы, данное положение остается декларативным ввиду несогласованности общей нормы (ч. 4 ст. 146 УПК РФ) и норм частных (ст. 179, ст. 195 УПК РФ).

Следует обратить внимание на то, что законода­тель в качестве субъекта возбуждения уголовных дел о престу­плениях, подследственных следователю, указывает не дознавателя, а орган дознания. ОВД как орган дознания представляет собой систему. В этой системе начальник ОВД выступает в ка­честве начальника органа дознания. Следовательно, те предписа­ния, которые законодатель адресует «органу дознания» не могут быть реализованы минуя начальника органа дознания. Таким об­разом, указание на орган дознания как субъект возбуждения уго­ловных дел о преступлениях, подследственных следователю, следует понимать таким образом, что постановление о возбужде­нии уголовного дела должно быть либо вынесено начальником ОВД, либо им утверждено. В Министерстве юстиции Российской Федерации полагают, что необходимо поступать согласно второму из предложенных нами вариантов[90] .

Отметим, что уголовное дело считается возбужденным только после дачи прокурором на это согласия в порядке ст. 146 УПК РФ.

2. Наличие специального основания. Принимая решение о производстве того или иного следственного действия, необходимо исходить в первую очередь из фактических оснований, то есть наличия достаточной совокупности сведений. О том, какие конкретно сведения образуют основание принятия решения о производстве следственного действия формулирует закон. Так, например, обыск производится при наличии достаточных данных полагать, что в каком-либо месте или у какого-либо лица могут находиться орудия преступления, предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела (ч. 1 ст. 182 УПК РФ);

Основаниями производства следственных действий будут являться:

1) согласие

– совершеннолетних лиц, проживающих в жилище, для производства в нем осмотра;

– близких родственников или родственников для производства эксгумации;

– свидетеля для его освидетельствования, за исключением случаев, когда освидетельствование необходимо для оценки достоверности его показаний;

– письменное заявление потерпевшего, свидетеля или их близких родственников, родственников, близких лиц для производства контроля и записи переговоров, при наличии угрозы совершения в отношении них насилия, вымогательства и других преступных действий.

2) Санкция прокурора для производства выемки предметов и документов, содержащих государственную или иную охраняемую федеральным законом тайну (ч. 3 ст. 183 УПК РФ).

3) Судебное решение для[91] :

– осмотра жилища при отсутствии согласия проживающих в нем лиц;

– обыска в жилище;

– выемки в жилище;

– личного обыска (за исключением задержания; заключения под стражу; при наличии достаточных оснований полагать, что лицо, находящееся в помещении, в котором производится обыск, скрывает при себе предметы и документы, которые могут иметь значение для уголовного дела).

– выемки предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах в банках и иных кредитных организациях;

– наложения ареста на корреспонденцию, разрешения на ее осмотр и выемку в учреждениях связи;

– наложения ареста на имущество, включая денежные средства физических и юридических лиц, находящиеся на счетах и во вкладах или на хранении в банках и иных кредитных организациях;

– контроля и записи телефонных и иных переговоров.

В исключительных случаях (ч. 5 ст. 165 УПК РФ), когда производство осмотра жилища, обыска и выемки в жилище, а также личного обыска не терпит отлагательства, указанные следственные действия могут быть проведены на основании постановления лица, производящего неотложные следственные действия с последующим уведомлением судьи в течение 24 часов с момента начала производства следственного действия (приложения 29, 35, 79, 84, 85 ст. 476 УПК РФ). К уведомлению прилагаются копии постановления о производстве следственного действия, протоколы и иные материалы.

4) Постановление лица, производящего неотложные следственные действия о производстве[92] :

– эксгумации (ч. 3 ст. 178 УПК РФ);

– освидетельствования (ст. 179 УПК РФ);

– обыска (ст.182 УПК РФ);

– выемки (ст. 183 УПК РФ).

Ученые-процессуалисты допускают вынесение мотивированного постановления о производстве следственного действия также и в тех случаях, когда законом это непосредственно не предусмотрено. «Обязанность вынести мотивированное постановление дисциплинирует следователя, заставляет более ответственно подходить к оценке сведений, позволяет предметно обжаловать принятое решение прокурору или в суд, четче воспринимается всеми лицами, подпадающими под действие решения или привлекаемых к его исполнению»[93] . Постановление в таких случаях составляется с соблюдением структуры аналогичного бланка и требований закона (ст.475 УПК РФ).

3. Производство следственных действий надлежащим субъектом. Если уголовное дело возбуждено начальником органа дознания (в том числе и его заместителем), то он (соответственно начальник или заместитель) вправе сам производить неотложные следственные действия по этому делу, либо поручить их производство должностному лицу органа дознания. Любое должностное лицо органа дознания, независимо от наименования его должности, которому дано поручение о производстве неотложных следственных действий, приобретает процессуальный статус дознавателя (п.7 и п. 17 ст. 5 УПК РФ).

В УПК РФ различаются две категории дознавателей. Первые – должностные лица органа дознания, правомочные осуществлять уголовно процессуальную деятельность, то есть штатные дознаватели соответствующих подразделений дознания. Вторые – уполномоченные начальником органа дознания осуществлять таковые. Официальные разъяснения относительно формы наделения должностных лиц органа дознания процессуальными полномочиями отсутствуют до настоящего времени. Вместе с тем, практике известны разнообразные способы наделения должностных лиц органа дознания правами на производство процессуальных действий. Это и соответствующая резолюция начальника ОВД на процессуальном документе, и особая письменная форма поручения, и приказ начальника ОВД о назначении, например, оперуполномоченного уголовного розыска временно исполняющим обязанности дознавателя. Многообразие данных способов продиктовано их целесообразностью, но вместе с тем заметим, что такое разнообразие вряд ли можно признать полезным для правоприменительной практики.

В каждом случае, должностное лицо органа дознания, составившее постановление о возбуждении уголовного, дела после его утверждения начальником ОВД (или его заместителем) и с согласия прокурора, лично производит неотложные следственные действия, либо по письменному поручению начальника ОВД принимает дело к производству и приступает к неотложным следственным действиям.

4. Протоколирование. В ходе производства следственного действия или непосредственно после его окончания составляется протокол. Статья 166 УПК РФ предусматривает общие требования, предъявляемые ко всем протоколам. Особенностью УПК РФ является наличие в нем бланков протоколов следственных действий, что позволяет обеспечить единство правоприменительной практики.

При производстве следственного действия могут применяться стенографирование, фотографирование, киносъемка, аудио- и видеозапись. В таких случаях необходимо помнить, что:

– лица, участвующие в следственном действии должны быть заранее предупреждены о применении при производстве следственного действия технических средств (ч. 5 ст. 166 УПК РФ).

– фотографирование, киносъемка, аудио- и видеозапись при допросе могут осуществляться как по инициативе лица, производящего неотложное следственное действие, так и по ходатайству допрашиваемого (ч. 4 ст. 189 УПК РФ).

– в случаях обнажения освидетельствуемого лица, фотографирование, киносъемка, видеозапись осуществляются только с согласия данного лица (ч. 5 ст. 179 УПК РФ).

Согласно ст. 83 УПК РФ протокол следственного действия является доказательством. Однако следует помнить, что протоколы допускаются в качестве доказательств, только если они соответствуют требованиям, установленным законом.

5.Срок производства. С момента возбуждения уголовного дела неотложные следственные действия проводятся в срок не превышающий 10 суток. Данный срок продлению не подлежит.

Орган дознания вправе до истечения указанного периода времени передать уголовное дело по подследственности, если все возможные неотложные следственные действия проведены. При этом следует соблюдать правила ч. 3 ст. 149 УПК РФ, а именно – уголовное дело с постановлением о передаче по подследственности направляется не в конкретное следственное подразделение, а прокурору, который и определяет компетентный орган расследования.

После направления уголовного дела прокурору для определе­ния подследственности, орган дознания вправе производить по этому уголовному делу следственные действия и оперативно-розыскные мероприятия только по поручению следователя. Если прокурору направляется уголовное дело, по которому не было обнару­жено лицо, совершившее преступление, то орган дознания обязан проводить розыскные и оперативно-розыскные мероприятия и без поручения следователя, уведомляя его о результатах своей работы (ч. 4 ст. 157 УПК РФ).

Общие правила производства неотложных следственных действий

На неотложные следственные действия распространяются общие правила, предъявляемые к производству следственных действий (ст. 164 УПК РФ).

Первое правило , охраняющее интересы участников следственного действия и обеспечивающее их безопасность (ч. 3, 4 ст. 164 УПК РФ):

– не допускается производство следственного действия в ночное время, за исключением случаев, не терпящих отлагательств;

– при производстве следственных действий недопустимо применение насилия, угроз и иных незаконных мер, а равно создание опасности для жизни и здоровья участвующих в нем лиц.

Второе правило , устанавливающее порядок привлечения к участию в производстве следственных действий участников уголовного судопроизводства (ч. 5, 7 ст. 164 УПК РФ).

Привлекая к участию в следственных действиях необходимо:

– удостовериться в личности привлекаемого лица (на основе документов);

– разъяснить участникам уголовного судопроизводства их права, обязанность и наступление возможной ответственности;

– разъяснить порядок производства следственного действия. Данное требование является новым. Разъяснять следует с той степенью детализации, которая позволит получить участнику следственного действия общее представление о его сущности, и будет гарантировать осознанную и полную реализацию прав и обязанностей участников.

Нередко правоприменитель оказывается в ситуации, когда к производству неотложных следственных действий необходимо привлечь других должностных лиц органа дознания. В таком случае возникает вопрос: может ли дознаватель привлечь к участию в следственном действии, например, оперативного уполномоченного уголовного розыска? Руководствуясь общими правилами производства следственных действий, думается, что препятствий этому нет. Вместе с тем, чтобы присутствие оперативного уполномоченного не рассматривалось как противоправное средство воздействия на участников следственного действия, следует выполнить следующие условия: 1) целью привлечения должно являться оказание оперативным работником содействия; 2) мотивировать участие данного лица при производстве следственного действия; 3) привлекать оперативного работника только гласно с обязательной отметкой об этом в протоколе следственного действия.

2.5. Производство эксгумации и использование ее результатов при

расследовании уголовных дел

Эффективное расследование преступлений во многом зависит от правильного и организованного производства следственных действий. Именно при производстве следственных действий собираются, закрепляются, а в дальнейшем и используются доказательства, уличающие лицо в совершении преступления, а также устанавливающие и другие обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу.

На фоне этого у органов расследования возникает необходимость извлечения погребенного трупа из мест официального захоронения, массовых захоронений в целях осмотра, проверки, уточнения и получения новых доказательств, опознания или экспертного отождествления захороненного трупа, экспертного исследования, получения образцов для сравнительного исследования, а также для патолого-анатомического исследования, направленного на обнаружение и изъятие вещественных доказательств. Иными словами, необходимость в производстве эксгумации.

В действующем УПК РФ законодатель, придавая эксгумации статус самостоятельного следственного действия, предоставил реальную возможность для проведения научных исследований в рамках разработки теоретических положений и практических рекомендаций, связанных с проблемами производства эксгумации, а также использованием по уголовным делам.

Актуальность поиска разрешения указанных проблем обусловливается тем, что существующий в законодательстве порядок назначения эксгумации приводит к необратимым последствиям в отношении полученных в ходе ее производства доказательств, которые в последствии становятся недопустимыми. Это ярко выражено в порядке получения разрешения на производство эксгумации. В законе по данному вопросу налицо несоответствие норм, регламентирующих деятельность следователя при производстве эксгумации и суда, правомочного давать разрешение на производство данного следственного действия.

Актуальность проведения исследования усиливается еще и тем, что законодателем затрагиваются порядок и действия следователя при извлечении трупа из места захоронения. Однако в законе нет установленного порядка захоронения трупа после его эксгумации и проведения с ним необходимых действий и исследований.

Сущность и содержание эксгумации в уголовном процессе России

Проанализировав имеющиеся дефиниции эксгумации А.Б. Барихина, Р.С. Белкина, В.П. Божьева, В.Е. Крутских, О.Е. Кутафина, С.И. Ожегова, А.Г. Спиркина, А.Я. Сухарева и других с критической стороны и руководствуясь полученными результатами в ходе проведенного в современных правовых условиях исследования предлагается следующее определение эксгумации. Эксгумация – это самостоятельное следственное действие, направленное на извлечение погребенного трупа из места официального захоронения, производимое в рамках уголовного судопроизводства по постановлению следователя (определению суда) для осмотра (в т.ч. повторного), опознания или экспертного отождествления захороненного трупа, получения образцов для сравнительного исследования, экспертного исследования (первичного, дополнительного, повторного) с целью выяснения обстоятельств, установление которых требует познаний в области судебной медицины, криминалистики, судебной биологии, судебной токсикологии и др., а также для патолого-анатомического исследования, направленного на обнаружение и изъятие вещественных доказательств, с последующим захоронением трупа.

На основании выработанного определения выдвинута гипотеза, получившая свое подтверждение в результатах анкетирования, согласно которой следственное действие «эксгумация» не может быть законченной без захоронения трупа. Соответственно, с учетом складывающихся ситуаций эксгумацию необходимо представлять в виде краткосрочной и длящейся.

Краткосрочная эксгумация – это ситуация, когда захоронение эксгумированного трупа производится после проведения с ним необходимых действий на месте его захоронения, т.е. без его транспортировки куда-либо.

Длящаяся эксгумация – это ситуация, когда после извлечения трупа из места захоронения требуется его дальнейшая транспортировка к месту какого-либо исследования. В данном случае эксгумация не может быть признана законченным следственным действием, пока труп не будет захоронен.

В правоприменительной практике описанные ситуации эксгумации чередуются между собой. Однако чаще всего они связаны с необходимостью исследовать эксгумированный труп в судебно-медицинских целях по требованию органов следствия или суда.

В результате изучения имеющихся классификаций дана им критическая оценка и предложена своя классификация, состоящая из двух групп:

1. Эксгумация с целью проведения судебно-медицинского исследования трупа:

- при наличии у органа, ведущего расследование, данных о криминальном захоронении (например, с целью сокрытия следов преступления) и о месте погребения трупа;

- при необходимости опознания трупа (например, для проверки сокрытия трупа в чужих могилах);

- когда труп, который подлежал судебно-медицинскому исследованию, оказался захороненным без вскрытия;

- в случае, когда труп, хотя и подвергся судебно-медицинскому исследованию, но документы, составленные в процессе его производства, свидетельствуют о некачественном его исследовании, что может являться сокрытием истинной причины смерти;

- когда труп подвергся судебно-медицинскому исследованию, однако ряд констатирующих положений в судебно-медицинских документах и выводы в них находятся в серьезном противоречии с материалами следствия, вызывают сомнения;

- в случае, когда судебно-медицинское исследование трупа было произведено достаточно тщательно, однако спустя некоторое время у следствия возникли некоторые вопросы, ответы на которые можно дать, только проведя дополнительные исследования трупа.

2. Эксгумация, направленная на выявление и изъятие вещественных доказательств, находящихся на трупе, в его органах и тканях, его одежде или в могиле (эксгумация, не связанная с судебно-медицинским исследованием трупа):

- в случае, когда судебно-медицинское исследование трупа было проведено, однако у следствия есть достаточные данные полагать, что на трупе, его одежде или в могиле имеются следы преступления ранее неизвестные следствию;

- когда возникает необходимость извлечения из могилы вещей и предметов, захороненных вместе с трупом;

- в случае, когда труп или его части были тайно захоронены с целью сокрытия следов бывшего преступления.

Предложенная классификация в большей степени отвечает требованиям, предъявляемым к эксгумации в рамках расследования по уголовному делу, с учетом основных типичных следственных (криминалистических) ситуаций.

Проблемы процессуального регулирования производства эксгумации

В соответствии с ч. 3 ст. 178 УПК РФ при необходимости извлечения трупа из места захоронения следователь выносит постановление об эксгумации и уведомляет об этом близких родственников или родственников покойного. Постановление обязательно для администрации соответствующего места захоронения. В случае, если близкие родственники или родственники покойного возражают против эксгумации, разрешение на ее производство выдается судом.

В свою очередь, анализируя ст. 29 и ст. 37 УПК РФ, такого полномочия, как разрешение на проведение эксгумации трупа, суд, а также прокурор согласно УПК РФ давать не вправе.

Исходя из вышеизложенного, предложено:

дополнить ст. 29 УПК пунктом 12 следующего содержания: «Принимает решение об эксгумации трупа и изъятии образцов или частей эксгумированного трупа для производства экспертных исследований»;

– внести в ч. 3 ст. 178 УПК РФ первый абзац следующего содержания: «В случае установления новых обстоятельств по делу, а также при некачественном первоначальном судебно-медицинском исследовании трупа следователь на основании постановления и судебного решения производит извлечение трупа из места его официального захоронения…».

Анализируя проблему, связанную с пробелом в законодательстве о регулировании вопросов захоронения эксгумированного трупа, предлагается законодательное ее разрешение, а именно:

– дополнить ст. 178 УПК РФ еще одним пунктом следующего содержания: «Лица, ответственные за проведение эксгумации трупа, изъятие, хранение и захоронение трупа и его частей, после проведения экспертных исследований несут ответственность в соответствии с действующим законодательством»;

– внести в УПК РФ статью 178-2 «Захоронение эксгумированного трупа» следующего содержания:

«Захоронение эксгумированного трупа или его частей производится по решению суда, принявшего решение об эксгумации трупа, в присутствии понятых, родственников покойного, если это невозможно, то с участием представителя администрации места захоронения, а в случае отсутствия таковой представителя администрации органа местного самоуправления с обязательным оглашением сопроводительных документов, подписанных судебно-медицинским экспертом, производившим судебно-медицинское исследование данного трупа или его частей».

С позиции оптимизации документирования производства эксгумации следует внести дополнения и изменения в имеющийся бланк протокола эксгумации, закрепив его содержание в новой статье.

Статья 178-1. Протокол эксгумации

«Об эксгумации трупа лицо, ее производящее, составляет протокол с соблюдением требований ст. 166, 167 УПК РФ, а суд фиксирует ход и результаты эксгумации трупа в протоколе судебного заседания.

К протоколу должны быть приложены фотографии, материалы кино- и видеосъемки, отражающие этапы эксгумации трупа.

Если после эксгумации трупа проводились его осмотр, опознание или получение образцов для экспертного исследования, то об этих следственных действиях составляются протоколы отдельно от протокола эксгумации трупа.

В протоколе фиксируется: время; место составления протокола; место нахождения могилы; характер почвы и глубина захоронения; гроб и материал, из которого он изготовлен; а также характер повреждений гроба, если таковые имеются; труп и его положение; предметы, обнаруженные при нем или непосредственно в гробу.

В протоколе фиксируются все обнаруженные и изъятые предметы во время эксгумации.

По окончании эксгумации протокол подписывается всеми участниками следственного действия».

Также необходимо с предложенными видами эксгумации учитывать дополнения в протокол эксгумации, с учетом производства длящейся эксгумации, связанной с транспортировкой трупа от места его извлечения из могилы к месту исследования.

Согласно проведенному исследованию 25,1% лиц, участвующих в производстве эксгумации, в качестве понятых наблюдали за действием следователя и реально осознавали происходящее, оставшиеся же 74,9% просто отворачивались или же были не осведомлены о правовой стороне происходящего события. Основываясь на проведенные исследования, предлагается институт понятых при производстве эксгумации упразднить как не отвечающий предъявляемым требованиям и заменить его на независимого адвоката.

Для большинства лиц, участвующих в эксгумации, эксгумация трупа производится лишь с целью проведения судебно-медицинской экспертизы трупа, установления причины, давности смерти или же отождествления захороненного лица. Однако данное предположение является ошибочным, т.к. эксгумация, как и все другие следственные действия, направлена на получение доказательств по делу, в т.ч. и вещественных.

Результатами проведенного опроса было установлено, что 23% практических работников сталкивались с проблемами использования и хранения вещественных доказательств, получаемых в ходе производства эксгумации трупа. В частности, речь идет об объектах органического происхождения, т.е. внутренних органов, конечностей и частей тела эксгумированного трупа.

Для устранения данной проблемы было внесено в дефиницию эксгумации такой определяющий признак, как патолого-анатомическое исследование.

В данном случае имеется в виду производство патолого-анатомического исследования трупа как с целью морфологического исследования трупа (наличие, целостность и соответствие внутренних органов), так и с целью обнаружения в данных органах инородных предметов, которые в последствии могут оказаться вещественными доказательствами.

В судебно-медицинской практике нередко возникают случаи, связанные с отделением некоторых органов от эксгумированного трупа для обработки их с целью восстановления специальными растворами (например, спиртоуксусная жидкость А.Н. Ратневского). Однако установить какой-либо единый срок восстановления органа нельзя, т.к. это зависит как от давности захоронения, так и от того, какой именно орган подвергается восстановлению. Приведенная ситуация в практической деятельности может вызвать ряд проблем, связанных с захоронением трупа без отпарированного органа. В этих случаях нами предлагается использовать соответствующие инструкции Министерства здравоохранения РФ, касающиеся вопросов отпарирования и хранения органов.

Использование доказательств, получаемых в процессе производства

эксгумации при расследовании уголовных дел

В ходе производства следственных действий у субъектов доказывания имеется реальная возможность широко использовать доказательства, полученные в ходе производства эксгумации.

Для того чтобы использование доказательств во время производства следственного действия не было безрезультатным, следователь должен тактически правильно к этому подготовиться. В частности, при использовании результатов эксгумации на допросе следовать должен грамотно спланировать процесс предъявления доказательств допрашиваемому лицу.

Особенное внимание обращается на использование при производстве других следственных действий дополнительных средств фиксации, используемых при производстве эксгумации, таких, как: кино-, видеосъемка, фотографирование и др.

В процессуальном аспекте необходимо выделять три основных направления использования в доказывании результатов кино-, видеосъемки, фотографирования:

– при подготовке следственных действий;

– в ходе проведения следственных действий;

– при оценке собранных доказательств.

Процессуально грамотное получение в ходе производства эксгумации доказательств дает реальную возможность органам расследования использовать данные доказательства в расследовании преступлений прошлых лет, а также при выявлении новых составов преступлений. Кроме того, законно полученные в ходе производства эксгумации доказательства позволяют органам предварительного расследования устранять ранее допущенные процессуальные ошибки (например, незаконный отказ в возбуждении уголовного дела).

2.6. Окончание дознания с обвинительным актом как самостоятельный этап предварительного расследования в современном

уголовном процессе России

Как известно, несмотря на серьезные доводы ряда процессуалистов, говорящих о бесперспективности существования в российском уголовном процессе двух форм предварительного расследования, законодатель не только сохранил их, но и существенно модернизировал. Значительно изменилось как процессуальное положение органов дознания, дознавателя, так и процедура осуществления дознания.

Из анализа норм действующего Уголовно-процессуального кодекса РФ (далее – УПК РФ) следует, что наибольшие изменения, по сравнению со своим советским аналогом, претерпел институт окончания дознания. По характеру правоотношений особую сложность представляет окончание дознания с обвинительным актом, являющееся в настоящее время основной формой окончания дознания. Так, в 2003 г. доля уголовных дел с обвинительным актом составляла 57 % от оконченных органами дознания, в 2004 г. – 89 %, в 2005 г. она составила 90 %[94] .

Согласно многочисленным выступлениям правоприменителей, органы дознания испытывают определенные трудности на этапе окончания дознания, которые связаны, в первую очередь, с определением основания и условий принятия законного решения о составлении обвинительного акта, в во вторую - с обеспечением прав и интересов субъектов, участвующих на указанном этапе уголовного судопроизводства. Кроме этого, в правоприменительной практике наблюдается отсутствие единообразия как в составлении обвинительного акта, так и в процессуальном порядке окончания дознания в целом. Из чего следует, что уголовно-процессуальные нормы, определяющие процессуальный порядок окончания дознания с обвинительным актом, не позволяют участникам судопроизводства реализовать свои права, законные интересы, а в ряде случаев и исполнить процессуальные обязанности в полном объеме, что закономерно влечет за собой нарушение законности. В связи с этим, на наш взгляд, возникает необходимость в исследовании проблемных ситуаций, возникающих при окончании дознания с обвинительным актом, в поиске путей их разрешения.

Выяснение степени эффективности применения уголовно-процессуальных норм, регламентирующих процесс окончания дознания с обвинительным актом, выявление возникающих при этом проблемных ситуаций, требующих научно обоснованных решений, а также формулирование предложений по совершенствованию процессуальной регламентации рассматриваемого этапа и практических рекомендаций обусловливает практическую значимость разработки этой проблемы.

Понятие, значение, основания, условия и признаки окончания дознания с обвинительным актом

Вступая в полемику с авторами, исключающими наличие внутренней структуры дознания (К.А. Савельев), на основе развития познавательной ситуации, отражающейся на содержании и характере процессуальной деятельности, приходим к выводу о наличии в структуре дознания двух этапов. По нашему мнению, наиболее подходящим является определение структурной единицы такой системы, как дознание, через категорию «этап», что соответствует значению данного понятия. В линейном понимании процесса, это временной отрезок. С позиций диалектики, это переход количественных изменений в новое качество.

Первый этап заключается в производстве следственных и иных процессуальных действий по сбору, проверке доказательств с целью установления события преступления и изобличения лица, подозреваемого в совершении преступления до решения дознавателя о достаточности собранных доказательств для принятия итогового по делу решения. Второй – окончание дознания.

Таким образом, окончание дознания с обвинительным актом представляет собой самостоятельный этап производства по уголовному делу, начинающийся с момента принятия дознавателем (следователем) решения о прекращении сбора доказательств (в материалах дела это время завершения последнего следственного действия, направленного на собирание и проверку доказательств) и заканчивающийся направлением уголовного дела прокурором в суд. Проведенное исследование позволяет согласиться с позицией ученых, относящих действия прокурора по поступившему к нему делу с обвинительным актом (обвинительным заключением) к этапу или завершающей части предварительного расследования (И.Л. Петрухин, Г.М. Миньковский, С.П. Ефимичев, В.А. Стремовский, В.М. Савицкий и др.). Обусловлено это определенным смещением полномочий прокурора из области надзора в сферу уголовного преследования, что объективно объяснимо усилением судебной власти и проявляется в прямой ответственности прокурора за обоснованность и качество уголовного преследования (ст. 141, 147, 221, 226 УПК РФ).

В качестве признаков, позволяющих выделить процессуальную деятельность по окончанию дознания в самостоятельный этап производства по уголовному делу, определяются:

1) наличие частных задач заключительной части дознания, среди которых можно выделить задачи гносеологического и функционального характера. Под задачами гносеологического характера понимается комплексная оценка всей системы доказательств в их взаимосвязи и взаимозависимости, а под функциональными задачами – формулирование и обоснование вывода по результатам дознания, создание условий для законного, обоснованного и справедливого разрешения уголовного дела судом;

2) протяженность этапа окончания дознания с обвинительным актом во времени (начальным моментом данного этапа является принятие дознавателем решения о прекращении сбора доказательств, завершающим моментом -направление уголовного дела прокурором в суд);

3) наличие специфического круга участников;

4) специфические методы достижения задач, стоящих перед рассматриваемым этапом.

Определение понятия окончания дознания с обвинительным актом через признаки самостоятельного этапа производства по уголовному делу позволяет увидеть направление оптимального решения нормативно-прикладных задач, стоящих на завершающей части дознания.

Социально-правовое значение окончания дознания с обвинительным актом заключается в том, что на данном этапе:

- формулируется и обосновывается публичный уголовный иск (обвинительный акт), означающий, что все вопросы, вытекающие из предмета доказывания, по конкретному уголовному делу разрешены и дознание окончено. На данном этапе устанавливаются предмет и пределы судебного разбирательства;

- лицо, в отношении которого осуществлялось дознание, приобретает процессуальный статус обвиняемого, что является необходимым условием для осуществления защиты;

- создаются условия для законного, обоснованного и справедливого разрешения уголовного дела судом. Вывод, сформулированный по результатам предварительного расследования, является правовой основной для процессуальной деятельности участников судебного разбирательства.

Дознание может быть окончено с обвинительным актом лишь при наличии такой совокупности доказательств, собранных по уголовному делу, которая позволяет достоверно установить весь предмет доказывания, составить обвинительный акт и направить его с материалами уголовного дела в суд. Данная совокупность доказательств представляет собой единственное основание окончания дознания с обвинительным актом. Для принятия решения об окончании дознания с обвинительным актом необходимо не только наличие основания, но и соблюдение определенных общих (относящихся к окончанию предварительного расследования в целом) и частных (присущих только окончанию дознания) условий.

Общими условиям окончания дознания с обвинительным актом являются:

- отсутствие оснований к приостановлению или прекращению уголовного дела;

- соблюдение всех требований процессуального закона о порядке собирания, исследования и оценки доказательств;

- выполнение всех процессуальных действий, необходимость производства которых вытекает из требований закона;

- своевременность принятия решения;

- принятие решения компетентным должностным лицом или органом.

Частные условия окончания дознания с обвинительным актом заключаются в следующем:

1) составление обвинительного акта возможно только в отношении конкретного лица (лиц), подвергнутого (подвергнутых) уголовному преследованию в ходе дознания и имевшего (имевших) возможность защищаться от подозрения, то есть лица:

- в отношении которого возбуждено уголовное дело;

- задержанного по подозрению в совершении преступления в порядке ст. 91-92 УПК РФ;

- в отношении которого применена мера пресечения до предъявления обвинения в порядке ст. 100 УПК РФ;

2) наличие согласия подозреваемого на то, чтобы предварительное расследование в отношении него было проведено в ускоренном, упрощенном режиме.

Данные выводы являются результатом исследования основания и условий окончания дознания с обвинительным актом через призму сохранения дифференциации досудебного производства и безусловного соблюдения принципа обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту.

Эффективность правового регулирования порядка окончания дознания с обвинительным актом

Четко разграничивая эффективность права и эффективность правоприменительной деятельности, следует рассматривать такие критерии эффективности деятельности органов дознания на этапе его окончания, как результативность, качество и законность[95] .

Министерство внутренних дел РФ ставит сегодня перед органами дознания задачу наращивания как количества уголовных дел, направляемых в суд с обвинительным актом, так и числа обвиняемых, по делам, направляемым в суд. Тем самым дознаватель, как участник уголовного судопроизводства, нацелен на интенсивное уголовное преследование. Как показывает изучение практики окончания дознания, целесообразность при этом не принимается во внимание. Под целесообразностью в данном случае понимается избрание органами дознания, прокурором (в пределах закона) таких средств достижения целей, которые в наибольшей мере учитывают все особенности конкретной уголовно-процессуальной ситуации, а следовательно, являются в определенных условиях оптимальными.

Предлагается привести ведомственные показатели критериев оценки производства дознания в соответствие с требованиями УПК РФ, что позволит четко сформулировать задачи подразделений дознания ОВД при расследовании уголовных дел и послужит одним из средств повышения эффективности дознания.

Эффективность правового регулирования окончания дознания с обвинительным актом заключается в предоставлении и обеспечении сторонам уголовного судопроизводства максимальных возможностей для активной защиты своих интересов, как частных, так и публичных, с целью создания условий для законного и справедливого разрешения дела судом. Достаточность правовых средств сторонам для осуществления своих прав и выполнения обязанностей, а также степень достижения оптимального баланса между ними является критерием эффективности правового регулирования заключительного этапа дознания.

Существующие правовые предписания, определяющие процедуру окончания дознания с обвинительным актом, недостаточно эффективны, поскольку препятствуют сторонам уголовного процесса в полной мере реализовать свои возможности.

Совершенствование правового регулирования заключительного этапа дознания возможно при соблюдении принципа состязательности, путем разграничения процессуальных функций участников процесса, их конкретизации и обеспечения достаточными возможностями для их реализации.


Заключение

Проведенное научное кафедральное исследование, посвященное проблемам повышения эффективности предварительного расследования свидетельствует о том, что данный институт реализуется в условиях несовершенного уголовно-процессуального законодательства. То есть регулирования правоотношений, возникающих в ходе расследования уголовных дел различной категории недостаточно эффективное и оптимальное. Все это свидетельствует о дальнейшей теоретической их проработке с учетом правоприменительной деятельности по применению норм уголовно-процессуального законодательства. Внося свой посильный вклад в решения указанных проблем нами формулируются следующие основные выводы как результат проведенной работы:

1) преступления, совершаемые осужденными в исправительных учреждениях, имеют свою специфику, выражающуюся в совершении преступления специфическим субъектом (осужденный к лишению свободы) и в специфической обстановке (территория и режим исправительного учреждения), которые обусловливают специфичность субъекта их расследования. В связи с этим необходимо дополнить нормы УПК РФ, регламентирующие подследственность, положением о наделении уголовно-исполнительной системы, как органа дознания, правом осуществления расследования по уголовным делам о преступлениях небольшой и средней тяжести, совершенных осужденными в исправительных учреждениях;

2) объективно обусловлена и научно оправдана необходимость создания в уголовно-исполнительной системе специализированных подразделений дознания;

3) специфические черты преступлений небольшой и средней тяжести, совершенных осужденными в исправительных учреждениях, детерминируют осуществление противостоящей им уголовно-процессуальной деятельности в адекватном режиме. Адекватный режим досудебного производства по уголовным делам об указанных преступлениях (подсудным мировому судье) осуществляется в форме дознания. Адекватный режим судебного производства по данным делам, оконченных составлением обвинительного акта, заключается в их рассмотрении в особом порядке мировым судьей;

4) в содержание дознания, не должны включаться различные виды как процессуальной, так и непроцессуальной деятельности, в противном случае это приведет к расширенному пониманию дознания, когда в него искусственно будут вводиться виды деятельности, не охватываемые дознанием как формой расследования преступлений. Так, в частности, институт неотложных следственных действий, регламентированный УПК РФ не является дознанием и, соответственно, не должен при формулировании последнего включаться в его содержание, это самостоятельная часть предварительного следствия, которую могут осуществлять, в том числе, и органы дознания уголовно-исполнительной системы путем производства первоначальных следственных действий;

5) должностные лица, возглавляющие орган, учреждение, отдел, отделение либо иное подразделение, не должны выступать в качестве органов дознания, за ними необходимо закрепить статус начальника органа дознания, то есть в исправительном учреждении начальником органа дознания должен являться только начальник конкретной колонии. Полномочия начальника органа дознания, закрепленные в УПК РФ, являются недостаточными для осуществления как процессуального, так и ведомственного контроля в том объеме, какой необходим для достижения назначения уголовного судопроизводства;

6) досудебное производство по делам о преступлениях, совершенных осужденными в исправительных учреждениях, имеет свои особенности, которые заключаются в следующем:

– основным поводом для возбуждения дела о преступлении, небольшой и средней тяжести, совершенном осужденным в исправительном учреждении, является сообщение, полученное сотрудником администрации исправительного учреждения «из иных источников» (п. 3 ч. 1 ст. 140 УПК РФ), и зарегистрированного в виде его рапорта. В виду того, что указанные сотрудники склонны к сокрытию правонарушений, совершенных осужденными, так как регистрация этих деяний снижает позитивные результаты их служебной деятельности, то необходимо в ведомственных нормативных актах Министерства юстиции России закрепить обязанность сотрудникам администрации исправительных учреждений в каждом случае получения сообщения о преступлении, совершенного осужденными, регистрировать его, а за неисполнение данной обязанности предусмотреть ответственность;

– основанием принятия решения о возбуждении уголовного дела о преступлении небольшой и средней тяжести, совершенном осужденным в исправительном учреждении, будет такая совокупность достаточных данных, которая включает в себя информацию, указывающую на все признаки преступления;

При производстве дознания имеются процессуально-тактические особенности таких следственных действий как: осмотр места происшествия, освидетельствование, выемка, обыск, допрос, обусловленные специфической обстановкой места совершения преступления, специфическим субъектом совершения преступления и специфическим положением других участников данного производства.

В ходе осуществления дознания в отношении осужденного, отбывающего наказание в исправительном учреждении, и при подготовке мировым судьей к судебному заседанию по уголовному делу в отношении такого подсудимого нет необходимости рассматривать вопрос об избрании в отношении него какой-либо меры пресечения из-за отсутствия указанных в законе оснований виду того, что применение каких-либо мер пресечения к лицу, отбывающему наказание в исправительном учреждении, лишено смысла (цель применения мер пресечения обеспечена режимом содержания осужденного);

7) результаты оперативно-розыскных мероприятий, проведенных сотрудниками исправительного учреждения, как во время предварительной проверки, так и в ходе дознания, должны признаваться по делу в качестве доказательств, путем составления дознавателем постановления о приобщении к делу материалов;

8) существуют специфические черты, присущие преступной деятельности в финансово-кредитной сфере, в значительной степени обусловливают не только тактические, но и уголовно-процессуальные особенности досудебного производства;

9) предлагается определение уголовно-процессуальной характеристики преступной деятельности формулируется как систематизированное описание процессуально значимых особенностей уголовно-процессуальной формы, подследственности, подсудности, предмета и пределов доказывания в целях успешного решения задач раскрытия, расследования преступлений и доказывания обвинения;

10) возникает необходимость “финансово-кредитной” специализации следователей путем:

– выделения и законодательного закрепления специализированных подразделений в среде имеющихся правоохранительных органов;

– формирования новых структур (Финансовой полиции РФ), специализирующихся на осуществлении оперативно-розыскной и уголовно-процессуальной деятельности в борьбе с указанной преступной деятельностью;

11) необходимо законодательно вменить в обязанность аудиторским службам и аудиторам сообщать в правоохранительные органы о выявленных в ходе проведенных ими проверок серьезных нарушениях и злоупотреблениях, связанных с финансово-хозяйственной деятельностью в банках, фирмах, учреждениях и т. д.;

12) признать доказательствами результатов оперативно-розыскных мероприятий (ОРМ), если: 1) материалы ОРМ получены без нарушения закона, регламентирующего их проведение; 2) материалы ОРМ содержат информацию, имеющую существенное значение для дела; 3) при исследовании материалов ОРМ в ходе досудебного и судебного производств не возникнет неустранимых сомнений в их достоверности;

13) расширить предмет доказывания по исследуемому кругу преступлений, включив в него: последствия совершенного преступления; использование угроз и подкупа должностных лиц, представителей власти; способы легализации денежных средств;

14) приоритетное использования залога в качестве основной меры пресечения в сочетании с иной мерой уголовно-процессуального принуждения – отстранением обвиняемого от должности;

15) по своему содержанию функция уголовного преследования шире функции обвинения, уголовное преследование начинается одновременно с возникновением уголовно-процессуальных отношений. Содержание данной функции составляют регламентированные законом процессуальные действия участников судопроизводства со стороны обвинения, направленные на установление и изобличение лица, совершившего преступление, а также деятельность обвинителя в суде, направленная на обеспечение применения к нему меры уголовного наказания;

16) следователь, организуя раскрытие преступления, возбуждая производство по уголовному делу, осуществляя сбор обвинительных доказательств с целью установления лица, совершившего преступление, и формулируя обвинение, выполняет свое главное предназначение в состязательном досудебном производстве – как представитель государства, осуществляющий функцию уголовного преследования. Вместе с тем закон нацеливает его на выполнение назначения уголовного судопроизводства по охране прав и интересов государства и потерпевшего, восстановлению доброго имени лиц, не причастных к их совершению. Поэтому на следователя возлагается также обязанность по принятию мер к возмещению причиненного преступлением ущерба. В случаях, когда уголовное преследование не нашло своего подтверждения, следователь должен отказаться от него и принять меры по реабилитации незаконно и необоснованно подвергнутых уголовному преследованию. В зависимости от выполняемой следователем функции и назначения уголовного судопроизводства, его роль равна его основным полномочиям, которые следует классифицировать следующим образом:

– выполнение функции уголовного преследования с целью изобличения лица в совершении преступления;

– отказ от уголовного преследования невиновных и принятие мер к реабилитации необоснованно подвергшихся уголовному преследованию;

– принятие мер по возмещению ущерба, причиненного преступлением;

17) процедуру согласования с прокурором следственных действий и процессуальных решений, которые могут приниматься только судом, необходимо ликвидировать, сохранив при этом обязанность следователя уведомлять прокурора о принятых решениях и право прокурора на участие в судебном разбирательстве при рассмотрении указанных ходатайств. Следователь на основе собранных по делу доказательств должен самостоятельно отстаивать перед судом необходимость проведения следственного действия или принятия процессуального решения.

18) положений, прямо указывающих на возможность производства до возбуждения уголовного дела таких следственных действий, как освидетельствование и судебная экспертиза, закон не содержит. Статьи 179, 195 УПК РФ, регламентирующие указанные следственные действия, также не предусматривают возможность их производства до возбуждения уголовного дела. Решение данного вопроса видится в законодательном закреплении норм, определяющих возможность проведения экспертизы и освидетельствования (в тех случаях, когда это необходимо для установления признаков преступления и не связано с ущемлением прав личности) до возбуждения уголовного дела;

19) при обнаружении признаков преступления следователь должен самостоятельно, без согласования с прокурором, возбудить уголовное дело, принять его к своему производству, выполнить все предусмотренные уголовно-процессуальным законодательством меры, направленные на решение задач уголовного судопроизводства;

20) по окончании предварительного следствия обвиняемый, его законный представитель, защитник знакомятся со всеми материалами уголовного дела и имеют возможность выстроить тактику защиты в суде. Сторона обвинения такой возможности не имеет. С целью уравнивания процессуальных возможностей и обеспечения принципа состязательности в законе необходимо установить для обвиняемого, его законного представителя и защитника срок, в течение которого после ознакомления с материалами уголовного дела они обязаны предъявить следователю все имеющиеся в их распоряжении доказательства, которые намерены представить в суд. Это позволит следователю сопоставить представленные стороной защиты доказательства с уже имеющимися в уголовном деле и включить их в обвинительное заключение как доказательства, на которые ссылается сторона защиты. Либо, если на основе представленных стороной защиты доказательств следователь придет к выводу о необоснованности уголовного преследования, – отказаться от него;

21) чтобы исключить совмещение в деятельности следователя функций уголовного преследования и разрешения уголовного дела по существу, необходимо передать полномочия по прекращению уголовного дела исключительно суду. Следователь, придя к выводу о необоснованности дальнейшего уголовного преследования, должен отказаться от него путем вынесения соответствующего постановления, содержащего ходатайство перед судом о прекращении уголовного дела. По сути, согласие обвиняемого с прекращением уголовного дела по нереабилитирующим основаниям будет означать, что обвиняемый согласен с предъявленным ему обвинением;

22) особенности прекращения уголовного дела по реабилитирующим основаниям связаны с тем, что своим решением органы предварительного следствия констатируют, что лицо было незаконно или необоснованно подвергнуто уголовному преследованию, это, в свою очередь, порождает восстановительно-компенсационные обязательства государства по отношению к лицу, освобожденному от уголовной ответственности. Прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям при существующем сегодня порядке необоснованно ограничивает право лица на реабилитацию и нарушает принцип состязательности сторон. Поэтому логическим продолжением нашей концепции будет признание уголовного преследования незаконным только судом. Процедура реабилитации должна осуществляться только в суде в порядке уголовного судопроизводства, в рамках рассмотрения вопроса о прекращении уголовного дела, и являться логическим продолжением основного дела;

23) В законе необходимо закрепить положение, в соответствии с которым в исключительных случаях, не терпящих отлагательства, наложение ареста на имущество, наложение ареста на ценные бумаги, производство выемки документов, содержащих информацию о вкладах и счетах граждан в банках и иных кредитных организациях, могут быть произведены на основании постановления следователя без получения судебного решения. В этом случае следователь в течение 24 часов с момента начала производства следственного действия уведомляет судью и прокурора об их производстве;

24) в ст. 82 УПК РФ следует указать на возможность возвращения потерпевшему имущества, похищенного в результате совершенного преступления во всех случаях, когда это возможно без ущерба для доказывания, для чего предусмотреть в законе обязанность следователя фиксировать ход осмотра вещественных доказательств на фото-, видеоноситель;

25) понимать окончания дознания с обвинительным актом как самостоятельного этапа производства по уголовному делу, формулируемое через систему таких признаков, как:

- наличие частных задач заключительной части дознания, среди которых можно выделить задачи гносеологического и функционального характера. Под задачами гносеологического характера понимается комплексная оценка всей системы доказательств в их взаимосвязи и взаимозависимости, а под функциональными – формулирование и обоснование вывода по результатам дознания, создание условий для законного, обоснованного и справедливого разрешения уголовного дела судом;

- протяженность этапа окончания дознания с обвинительным актом во времени (начальным моментом данного этапа является время составления протокола уведомления об окончании следственных действий, завершающим моментом – направление уголовного дела прокурором в суд);

- наличие специфического круга участников;

- специфические методы достижения задач, стоящих перед рассматриваемым этапом;

26) дознание может быть окончено с обвинительным актом только при наличии законного основания, состоящего в такой совокупности доказательств, собранных по уголовному делу, которая позволяет достоверно установить весь предмет доказывания, составить обвинительный акт и направить его с материалами уголовного дела в суд при учете общих и частных условий;

27) общими условиям окончания дознания с обвинительным актом являются:

- отсутствие оснований к приостановлению или прекращению уголовного дела;

- соблюдение всех требований процессуального закона о порядке собирания, исследования и оценки доказательств;

- выполнение всех процессуальных действий, необходимость производства которых вытекает из требований закона;

- своевременность принятия решения;

- принятие решения компетентным должностным лицом или органом;

28) частные условия окончания дознания с обвинительным актом заключаются в следующем:

1) составление обвинительного акта возможно только в отношении конкретного лица (лиц), подвергнутого уголовному преследованию в ходе дознания и имевшего возможность защищаться от подозрения, то есть лица:

- в отношении которого возбуждено уголовное дело;

- задержанного по подозрению в совершении преступления, в порядке ст. 91-92 УПК РФ;

- в отношении которого применена мера пресечения до предъявления обвинения в порядке ст. 100 УПК РФ;

2) наличие согласия подозреваемого о производстве предварительного расследования в отношении него в ускоренном, упрощенном режиме, т.е. в форме дознания;

29) оптимальность механизма правового регулирования окончания дознания с обвинительным актом обусловливается эффективностью составляющих его элементов, которыми являются юридические нормы, правовые отношения и обвинительный акт, как основной акт применения права на этапе окончания дознания.

Существующие правовые предписания, содержащиеся в УПК РФ и определяющие процедуру окончания дознания с обвинительным актом, недостаточно эффективны, поскольку препятствуют сторонам уголовного процесса в полной мере реализовать свои возможности.

Совершенствование правового регулирования заключительного этапа дознания возможно в соответствии с принципом состязательности путем разграничения процессуальных функций участников процесса, их конкретизации и обеспечения достаточными возможностями для их реализации;

30) для реализации принципа состязательности на этапе окончания дознания необходимо:

1) законодательно определить право стороны защиты предоставлять прокурору для направления в суд перечень доказательств, опровергающих обвинение, обстоятельства, смягчающие наказание, список лиц, подлежащих вызову в судебное заседание со стороны защиты;

2) в обвинительном акте указывать только сведения, обосновывающие правопритязание стороны обвинения и мотивы, по которым опровергаются доказательства стороны защиты;

31) пути совершенствования юридической техники составления обвинительного акта должны реализовываться через группы требований:

а) исходящих из принципа законности при производстве по уголовному делу: обвинительный акт должен быть законным, обоснованным и мотивированным (ч. 4 ст. 7 УПК РФ);

б) предъявляемых к содержанию и форме ст. 225 УПК РФ и Приложением 163 к УПК РФ и в соответствии с общими требованиями к оформлению процессуальных действий и решений, изложенными в ст. 474 УПК РФ;

в) вытекающих из общих требований к письменному документу: определенность (ясность всего содержания, исключает двусмысленное толкование), логичность (отсутствие внутренних противоречий между отдельными частями документа, четкость изложения его содержания), грамотность, краткость.

32) предлагается модель завершающего этапа дознания, базирующаяся на функциональном равноправии сторон и их активности, действии судебного контроля, целесообразности публичного обвинения и возможности примирения сторон при сохранении такой отличительной черты дознания, как упрощенность;

33) следует наделить начальника органа дознания реальными полномочиями по определению направления расследования, по избранию в отношении подозреваемого меры пресечения, по квалификации преступления, по формированию объема обвинения, по определению формы окончания дознания;

34) обеспечивать права потерпевшего, гражданского истца, и их представителей на ознакомление с обвинительным актом и материалами уголовного дела, путем направления им почтовым отправлением копии обвинительного акта с одновременным письменным разъяснением всех предусмотренных УПК РФ прав;

35) предъявлять материалов уголовного дела и обвинительного акта обвиняемому, его защитнику, а при наличии ходатайства, и потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику или их представителям после утверждения обвинительного акта прокурором с одновременным вручением его копии (ст. 226 УПК РФ);

36) наделить обвиняемого, его защитника правом после ознакомления с материалами уголовного дела и обвинительным актом в соответствии с ч. 2 ст. 16 УПК РФ, ч. 4 ст. 15 УПК РФ изложить: 1) обстоятельства, смягчающие наказание; 2) перечень доказательств, опровергающих обвинение; 3) список лиц, подлежащих вызову в судебное заседание со стороны защиты. Данные сведения представить прокурору для направления в суд с материалами уголовного дела.

37) любая классификация, если она основана на строго научных критериях, имеет право на существование. Так законодательная классификация участников уголовного процесса основана на критерии осуществляемых этими участниками уголовное процессуальных функций, а лица, уголовно-процессуальные функции не осуществляющие, выделены в группу иных участников уголовного судопроизводства. По этой классификации гражданский истец на полном основании отнесен к участникам уголовного процесса со стороны обвинения, а гражданский ответчик, соответственно - со стороны защиты. Если же участников уголовного судопроизводства классифицировать по критерию роли, назначения и специфики их законных интересов, то гражданский ответчик вместе с гражданским истцом составят подгруппу лиц, обладающих в уголовном процессе личными имущественными интересами, а еще шире они входят в группу лиц, обладающих в уголовном процессе личными материально-правовыми и процессуальными интересами наряду с обвиняемым (подозреваемым) и потерпевшим;

38) уголовно-процессуальное законодательство прямо не запрещает признавать в качестве гражданских истцов третьих лиц - наследников умершего потерпевшего, смерть которого не явилась последствием преступления, расследуемого в рамках данного уголовного дела. Исходя из принципа «что не запрещено, то разрешено», вполне применимого в данном случае, гражданским истцом может быть признано и данное третье лицо. Уместно в данном случае также восполнение имеющегося в уголовно-процессуальном законодательстве пробела путем применения аналогии закона, т.е. распространением действия правила, установленного ч. 8 ст. 42 УПК РФ о переходе прав потерпевшего, смерть которого явилась последствием данного преступления, к одному из его близких родственников;

39) по критерию основания гражданско-правовой ответственности, исходя из положений главы 59 ГК РФ, можно выделить следующие группы физических и юридических лиц, которые могут привлекаться в качестве гражданских ответчиков в уголовном процессе: юридические лица или граждане, отвечающие за вред, причиненный их работниками (ст. 1068 ГК РФ); физические и юридические лица, отвечающие за вред, причиненный несовершеннолетними в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет (ст. 1074 ГК РФ); юридические лица и граждане, отвечающие за вред, причиненный деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих (ст. 1079 ГК);

40) юридическому лицу, являющемуся неодушевленным и не способным вследствие этого претерпевать физические и нравственные страдания, моральный вред преступлением быть причинен не может. Поскольку в ч. 1 ст. 42 УПК РФ предусмотрено, что потерпевшим признается, помимо прочих лиц, и юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его деловой репутации, а в ч. 1 ст. 44 УПК РФ не указано, что гражданский истец - юридическое лицо, вправе предъявить гражданский иск для защиты его деловой репутации, то в нее следует внести соответствующее дополнение. Одновременно в этом дополнении должно содержаться указание о возможности предъявления гражданином иска о защите его чести и достоинства и предъявления гражданского иска юридическим лицом для защиты других, принадлежащих ему нематериальных благ;

41) эксгумация – это самостоятельное следственное действие, направленного на извлечение погребенного трупа из места официального захоронения, производимого в рамках уголовного судопроизводства по постановлению следователя (определению суда) для осмотра (в т.ч. повторного), опознания или экспертного отождествления захороненного трупа, получения образцов для сравнительного исследования, экспертного исследования (первичного, дополнительного, повторного) с целью выяснения обстоятельств, установление которых требует познаний в области судебной медицины, криминалистики, судебной биологии, судебной токсикологии и др., а также для патолого-анатомического исследования, направленного на обнаружение и изъятие вещественных доказательств с последующим захоронением трупа.

Виды эксгумации:

a) краткосрочная – заканчивающаяся после проведения необходимых мероприятий на месте эксгумации захоронением трупа;

b) длящаяся – заканчивающаяся захоронением трупа после проведения судебно-медицинского исследования.


Публикации, подготовленные в рамках темы

кафедрального научного исследования

1. Монографии, учебно-методические (практические) пособия, сборники, лекции и методические разработки:

1.1. Петухов Е.Н. Досудебное производство по уголовным делам, связанным с преступлениями в финансово-кредитной сфере: Монография / Е.Н. Петухов. – Барнаул: БЮИ МВД России, 2003. – 105 с.

1.2. Проблемы применения норм уголовно-процессуального законодательства в досудебном производстве: Материалы научно-практической конференции. Часть 1. – Барнаул: БЮИ МВД России, 2002. – 176 с.

1.3. Проблемы применения норм уголовно-процессуального законодательства в досудебном производстве: Материалы научно-практической конференции. Часть 2. – Барнаул: БЮИ МВД России, 2002. – 184 с.

1.4. Синкин К.А. Возбуждение уголовного дела: Лекция / К.А. Синкин. – Барнаул: Барнаульский юридический институт МВД России, 2004. – 2,5 п.л.

1.5. Гельмель В.Я. Процессуальные основы расследования преступлений, совершенных несовершеннолетними: Учебно-методическое пособие / В.Я. Гельмель, Е.Н. Петухов. – Барнаул: БЮИ МВД России, 2004. – 57 с.

1.6. Гельмель В.Я. Уголовный процесс России: Учебно-методическое пособие / В.Я. Гельмель, Д.В. Ким, С.В. Кравцова, Е.Н. Петухов. – Барнаул: БЮИ МВД России, 2004. – 113 с.

1.7. Гельмель В.Я. Досудебное производство по уголовным делам о применении принудительных мер медицинского характера: Учебно-практическое пособие / В.Я. Гельмель, В.Н. Майорчик Е.Н. Петухов. – Барнаул: БЮИ МВД России, 2005. – 61 с.

1.8. Синкин К.А. Вопросы производства неотложных следственных действий органами дознания: Методические рекомендации / К.А. Синкин, Л.В. Черепанова. – Барнаул: Барнаульский юридический институт МВД России, 2005. – 23 с.

1.9. Воронов Д.А. Особенности доказывания по уголовным делам о преступлениях, совершенных организованной группой или преступным сообществом: Методические рекомендации / Д.А. Воронов, С.В. Кравцова, В.И. Третьяков, Б.П. Юдин. – Барнаул: Барнаульский юридический институт МВД России, 2005. – 53 с.

1.10. Воронов Д.А Уголовный процесс России (в вопросах и ответах): Учебное пособие / Д.А. Воронов, В.Я. Гельмель, С.В. Кравцова и другие. – Барнаул: БЮИ МВД России, 2005. – 158 с.

1.11. Кравцова С.В. Сборник задач по уголовному процессу России: Учебное пособие / С.В. Кравцова, Е.Н. Петухов, К.А. Синкин. – Барнаул: БЮИ МВД России, 2006. – 46 с.

1.12. Гавло В.К. Формы окончания дознания: Учебное пособие / В.К. Гавло, Е.Н. Петухов, Л.В. Черепанова. – Барнаул: БЮИ МВД России, 2006. – 56 с.

1.13. Герасюк М.Г. Теоретические и практические аспекты уголовного преследования несовершеннолетних (досудебное производство): Учебное пособие / М.Г. Герасюк, С.В. Денк, Е.Н. Петухов. – Барнаул: БЮИ МВД России, 2006. – 185 с.

1.14. Клименко И.И. Оперативно-розыскные, криминалистические и уголовно-процессуальные аспекты раскрытия и расследования преступлений в сфере наркобизнеса: Учебное пособие / Под общей редакцией к.ю.н., доцента Кима Д.В. / И.И. Клименко, Е.Н. Петухов. – Барнаул: Барнаульский юридический институт МВД России, 2006. – 187 с.

1.15. Кравцова С.В. Гражданский иск в уголовном процессе: Лекция / С.В. Кравцова. – Барнаул: Барнаульский юридический институт МВД России, 2006. – 52 с.

2. Научные статьи, тезисы:

2.1. Петухов Е.Н. Противоречия в новом УПК России (статья) / Е.Н. Петухов // Проблемы применения нового уголовно-процессуального законодательства в досудебном производстве: Материалы научно-практической конференции. Часть 1. – Барнаул: БЮИ МВД России, 2002. (0,3 п.л.).

2.2. Петухов Е.Н. Проблемы применения отдельных норм УПК РФ, связанных с принуждением / Е.Н. Петухов // Проблемы борьбы с правонарушениями в России: Материалы межрегиональной научно-практической конференции / Под ред. Р.М. Абызова. – Барнаул: Изд-во ААЭП, 2003. – С. 106-110.

2.3. Петухов Е.Н. Процессуальная самостоятельность следователя в свете нового УПК России / Е.Н. Петухов // Публично-частноправовое регулирование в России: Теоретические и практические проблемы: Материалы Всероссийской научной конференции / Под ред. В.Я. Музюкина, В.В. Сорокина. – Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2003. (0, 22 п.л.).

2.4. Петухов Е.Н. Возмещение вреда потерпевшему-обязанность государства / Е.Н. Петухов // Актуальные проблемы борьбы с преступлениями и иными правонарушениями: Материалы международной научно-практической конференции / Под ред. А.Е. Чечетина. – Барнаул: БЮИ МВД России, 2003. – С. 108-109.

2.5. Петухов Е.Н. Уголовно-процессуальная характеристика преступной деятельности / Е.Н. Петухов // Проблемы борьбы с преступностью на современном этапе: Материалы междунар. научно-практ. конференции. – Караганда: КарЮИ МВД РК им. Б. Бейсенова, 2003. (0,5 п.л.).

2.6. Петухов Е.Н. Проблемы применения норм УПК РФ органами предварительного расследования / Е.Н. Петухов // Уголовно-процессуальная реформа: упк рф – год спустя. Актуальные проблемы применения: Материалы всероссийской научно-практической конференции. Санкт-Петербург, 24 октября 2003 года / В.П. Сальников, В.П. Очередько, А.Н. Павлов и др. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2003. – С. 180-182.

2.7. Петухов Е.Н. Некоторые проблемы, связанные с определением понятия потерпевшего и его правами в уголовном судопроизводстве / Е.Н. Петухов // Современные проблемы взаимодействия материального и процессуального права России: теория и практика: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Часть 1. – Екатеринбург: Издательство УрГЮА, 2004. – С. 464–469.

2.8. Петухов Е.Н. Критерии допустимости доказательств и их источников в уголовном процессе России / Е.Н. Петухов // Актуальные проблемы борьбы с преступлениями и иными правонарушениями: Материалы Второй международной научно-практической конференции. – Барнаул: БЮИ МВД России, 2004. – С. 91–92.

2.9. Петухов Е.Н. Возмещение вреда, причиненного преступлением, – конституционная обязанность государства / Е.Н. Петухов // Конституционная защита граждан от преступных посягательств, реализуемая нормами уголовного и уголовно-процессуального законодательства: Материалы Всероссийской межведомственной научно-практической конференции. – М.: Московский университет МВД России, 2004. – С. 58–60.

2.10. Петухов Е.Н. Особенности возникновения и развития суда присяжных в России / Е.Н. Петухов, Н.Г. Кемпф // Вестник Барнаульского юридического института. Выпуск № 7. – Барнаул: Барнаульский юридический институт МВД России, 2004. – С. 60–63.

2.11. Петухов Е.Н. Отдельные аспекты проблемы допустимости доказательств в уголовном судопроизводстве / Е.Н. Петухов // Пятьдесят лет кафедре уголовного процесса УрГЮА (СЮИ): Материалы Международной научно-практической конференции, г. Екатеринбург, 27-28 января 2005 г.: В 2 ч. – Екатеринбург, 2005. Ч. 2. – С. 179–184.

2.12. Петухов Е.Н. Некоторые проблемы применения положений УПК РФ при осуществлении уголовного преследования / Е.Н. Петухов // Актуальные проблемы борьбы с преступлениями и иными правонарушениями: Материалы третьей международной научно-практической конференции. – Барнаул: БЮИ МВД России, 2005. – С. 78–79.

2.13. Петухов Е.Н. Обеспечение прав несовершеннолетних в ходе их уголовного преследования на досудебном производстве / Е.Н. Петухов, М.Г. Герасюк // Вестник Барнаульского юридического института. Выпуск № 9. – Барнаул: Барнаульский юридический институт МВД России, 2005. – С. 35–39.

2.14. Петухов Е.Н. Некоторые аспекты участия потерпевшего в уголовном преследовании / Е.Н. Петухов, С.В. Денк // Уголовно-процессуальные и криминалистические чтения на Алтае: материалы ежегодной региональной научно-практической конференции. – Барнаул: Изд-во Алт. Ун-та, 2005. – С. 118–120.

2.15. Петухов Е.Н. Некоторые проблемные аспекты возбуждения уголовных дел в отношении отдельных категорий лиц / Е.Н. Петухов // Вестник Барнаульского юридического института. Выпуск № 10. – Барнаул: Барнаульский юридический институт МВД России, 2006. – С. 64-65.

2.16. Синкин К.А. Некоторые аспекты использования непроцессуальной информации при расследовании преступлений в исправительных учреждениях // Досудебное производство: (Актуальные вопросы теории и практики): Материалы науч.-практ. конф. / Отв. ред. А.М. Баранов. – Омск: Омская академия МВД России, 2002. – 0,5 п.л.

2.17. Синкин К.А. К вопросу о статусе органа дознания уголовно-исполнительной системы / К.А. Синкин // Уголовно-процессуальные и криминалистические чтения на Алтае. Вып. 2: Материалы региональной ежегодной научно-практической конференции. 21–22 марта 2002 г. / Под ред. В.К. Гавло. – Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2003. – 0,25 п.л.

2.18. Синкин К.А. Некоторые проблемы, касающиеся поводов и основания для возбуждения уголовного дела по УПК РФ / К.А. Синкин // Проблемы применения нового уголовно-процессуального законодательства в досудебном производстве: Материалы научно-практической конференции. Часть 1. – Барнаул: Барнаульский юридический институт МВД России, 2002. – 0,4 п.л.

2.19. Синкин К.А. Некоторые проблемы института неотложных следственных действий / К.А. Синкин // Актуальные проблемы борьбы с преступлениями и иными правонарушениями: Материалы международной научно-практической конференции / Под ред. А.Е. Чечетина. – Барнаул: Барнаульский юридический институт МВД России, 2003. – 0,45 п.л.

2.20. Черепанова Л.В. Проблемы разграничения полномочий органов следствия и дознания по делам о неочевидных преступлениях / Л.В. Черепанова // Проблемы применения нового уголовно-процессуального законодательства в досудебном производстве: Материалы научно-практической конференции. Часть 1. – Барнаул: БЮИ МВД России, 2002. – С. 128-129.

2.21. Черепанова Л.В. Некоторые проблемные вопросы соотношения полномочий органа дознания и дознавателя / Л.В. Черепанова // Актуальные проблемы борьбы с преступлениями и иными правонарушениями: Материалы международной научно-практической конференции / Под ред. А.Е. Чечетина. – Барнаул: БЮИ МВД России, 2003. – С. 125-126.

2.22. Черепанова Л.В. О третьей форме предварительного расследования преступлений в современном уголовном процессе России / Л.В. Черепанова // Актуальные проблемы борьбы с преступлениями и иными правонарушениями: Материалы второй международной научно-практической конференции. – Барнаул: БЮИ МВД России, 2004. – С. 111-112.

2.23. Черепанова Л.В. Вопросы, связанные с определением субъектов дознания / Л.В. Черепанова // Проблемы уголовно-процессуального права: Материалы международной дистанционной научно-практической конференции. – Караганда: КарЮИ МВД Республики Казахстан, 2004. – Вып. 3. – С. 114-122.

2.24. Черепанова Л.В. Срок дознания по УПК РФ / Л.В. Черепанова // Проблемы применения уголовно-процессуального законодательства России на современном этапе: Сборник тезисов докладов и сообщений на всероссийской научно-практической конференции (8-9 декабря 2004 г.). – Тюмень: Тюменский юридический институт МВД России, 2004. – С. 64-65.

2.25. Черепанова Л.В. Поручение. Соотношение процессуального статуса дознавателя и следователя / Л.В. Черепанова, Е.Н. Петухов // Пятьдесят лет кафедре уголовного процесса УрГЮА (СЮИ): Материалы международной научно-практической конференции (г. Екатеринбург, 27-28 янв. 2005 г.): В 2 ч. – Екатеринбург, 2005. Ч. 2. – С. 381-385..

2.26. Черепанова Л.В. Обвинительный акт как форма реализации процессуального права / Л.В. Черепанова // Актуальные проблемы борьбы с преступлениями и иными правонарушениями: Материалы третьей международной научно-практической конференции. – Барнаул: БЮИ МВД России, 2005. – С. 87-88.

2.27. Черепанова, Л.В. О сущности обвинительного акта / Л.В. Черепанова // Вестник Барнаульского юридического института. Выпуск № 9. – Барнаул: Барнаульский юридический институт МВД России, 2005. – С. 53-54.

2.28. Черепанова, Л.В. К вопросу об обеспечении законных интересов потерпевшего / Л.В. Черепанова // Вестник Барнаульского юридического института. Выпуск № 10. – Барнаул: Барнаульский юридический институт МВД России, 2006 – С. 72-73.

2.29. Черепанова Л.В. О структуре дознания: Проблемы теории / Е.Н. Петухов, Л.В. Черепанова // Уголовное судопроизводство. – 2005. – № 1. – С. 21-23.

2.30. Кузнецова С.М. Понятие принципа состязательности и равноправия сторон в уголовном судопроизводстве / С.М. Кузнецова // Проблемы уголовно-процессуального права: материалы междунар. дистанц. Науч-практ. конф.: вып. 3 / под ред. А.Н. Ахпанова. – Караганда: КарЮИ МВД Республики Казахстан, 2004. – С. 76-80.

2.31. Кузнецова С.М. О процессуальной функции следователя на досудебном производстве / С.М. Кузнецова // Общество, молодежь и проблемы борьбы с незаконным оборотом наркотиков: сборник научных трудов. – Новосибирск, 2004. – С. 491-494.

2.32. Кузнецова С.М. Проблемы реализации принципа состязательности в досудебном уголовном судопроизводстве / С.М. Кузнецова // Актуальные проблемы борьбы с преступлениями и иными правонарушениями: материалы междунар. науч.-практ. конф. / под ред. А.Е. Чечетина. – Барнаул: Барнаульский юридический институт МВД России, 2003. – С. 89-90.

2.33. Кузнецова С.М. Некоторые аспекты деятельности следователя, связанные с предупреждением и пресечением преступлений / С.М. Кузнецова // Актуальные проблемы борьбы с преступностью и иными правонарушениями: материалы второй междунар. науч.-практ. конф. / под ред. А.Е. Чечетина. – Барнаул: Барнаульский юридический институт МВД России, 2004. – С. 73-74.

2.34. Кузнецова С.М. Проблемы принятия процессуальных решений на стадии возбуждения уголовного дела / С.М. Кузнецова // Проблемы применения нового уголовно-процессуального законодательства в досудебном производстве: материалы науч.-практ. конф.: в 2 ч.; ч 1. – Барнаул: БЮИ МВД России, 2002. – С. 71-74.

2.35. Кузнецова С.М. К вопросу о процессуальной самостоятельности следователя / С.М. Кузнецова // Проблемы применения уголовно-процессуального законодательства России на современном этапе: сборник тезисов докладов и сообщений на Всерос. науч.-практ. конф. – Тюмень: Тюменский юридический институт МВД России, – 2004. – С. 52.

2.36. Кузнецова С.М. Отдельные аспекты места следователя в досудебном производстве / С.М. Кузнецова // Актуальные проблемы борьбы с преступлениями и иными правонарушениями: материалы третьей междунар. науч.-практ. конф. / под ред. А.Е. Чечетина. – Барнаул: Барнаульский юридический институт МВД России, 2005. – С. 70-71.

2.37. Кригер, А.Е. Следственное действие «эксгумация» – понятие / А.Е. Кригер // Актуальные проблемы борьбы с преступлениями и иными правонарушениями. – Барнаул: Барнаульский юридический институт МВД России, 2003. – С. 90-91.

2.38. Кригер, А.Е. Некоторые проблемы уголовно-процессуального регулирования производства эксгумации на современном этапе / А.Е. Кригер // Проблемы уголовно-процессуального права: вып. 3. – Караганда: КарЮИ МВД РК имени Баримбека Бейсенова, 2004. – С. 267-269.

2.39. Кригер, А.Е. Выявление новых составов преступлений в связи с производством некоторых следственных действий / А.Е. Кригер // Общество, молодежь и проблемы борьбы с незаконным оборотом наркотиков. – Новосибирск, 2004. – С. 494-497.

2.40. Кригер, А.Е. Некоторые вопросы, связанные с классификацией следственного действия «эксгумация» / Кригер А.Е. // Актуальные проблемы борьбы с преступностью и иными правонарушениями. – Барнаул: Барнаульский юридический институт МВД России, 2004. – С. 72-73.

2.41. Кригер, А.Е. К вопросу о вещественных доказательствах, получаемых при производстве эксгумации трупа / А.Е. Кригер // Проблемы применения уголовно-процессуального законодательства России на современном этапе: сборник тезисов докладов и сообщений на всероссийской научно-практической конференции. – Тюмень: Тюменский юридический институт МВД России, 2004. – С. 50-52.

2.42. Кригер, А.Е. Некоторые проблемы уголовно-процессуального регулирования производства эксгумации на современном этапе / А.Е. Кригер // Актуальные проблемы борьбы с преступлениями и иными правонарушениями. – Барнаул: Барнаульский юридический институт МВД России, 2005. – С. 68-70.

2.43. Кригер, А.Е. Возможности использования доказательств, полученных при производстве эксгумации / А.Е. Кригер // Вестник НГУ. – Новосибирск: Новосибирский государственный университет, 2006. – С. 43-47.

2.44. Кригер, А.Е. Об эксгумации как следственном действии / А.Е. Кригер // Уголовно-процессуальные и криминалистические чтения на Алтае: вып. 3. – Барнаул: Алтайский государственный университет, 2004. – С. 81-83.

2.45. Кравцова С.В. Защитник и представитель гражданского ответчика как участники уголовного судопроизводства со стороны защиты / С.В. Кравцова // МВД России – 200 лет: история и перспективы развития: Тезисы докладов и выступлений на юбилейной научно-практической конференции. Санкт-Петербург, 20-21 сентября 2002 г. Часть 2 / Под общ. ред. В.П. Сальникова. – СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2002.

2.46. Кравцова С.В. Физические лица, несущие ответственность за вред, причиненный преступлением / С.В. Кравцова // МВД России – 200 лет: история и перспективы развития: Тезисы докладов и выступлений на юбилейной научно-практической конференции. Санкт-Петербург, 20-21 сентября 2002 г. Часть 2 / Под общ. ред. В.П. Сальникова. – СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2002.

2.47. Кравцова С.В. Основания возникновения гражданского иска в уголовном процессе / С.В. Кравцова // Деятельность правоохранительных органов: современное состояние и поиск путей совершенствования: Сб. трудов докторантов, адъюнктов и соискателей. Вып. 15 ч. 2 /Под ред. В.П. Сальникова. – СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2002.

2.48. Кравцова С.В. Возможно ли причинение морального вреда юридическому лицу? / С.В. Кравцова // Проблемы совершенствования законодательства и правоприменительной деятельности: Сб. трудов докторантов, адъюнктов и соискателей. Вып. 16 /Под ред. В.П. Сальникова. – СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2002.

2.49. Кравцова С.В. Некоторые вопросы рассмотрения гражданского иска совместно с уголовным делом / С.В. Кравцова // Актуальные проблемы борьбы с преступлениями иными правонарушениями: Материалы международной научно-практической конференции / Под ред. А.Е. Чечетина. – Барнаул: Барнаульский юридический институт МВД России, 2003.

2.50. Кравцова С.В. Применим ли термин «моральный вред» к юридическому лицу в уголовном процессе? / С.В. Кравцова //Актуальные проблемы борьбы с преступлениями и иными правонарушениями: Материалы Второй международной научно-практической конференции. – Барнаул: Барнаульский юридический институт МВД России, 2004

2.51. Кравцова С.В. К вопросу о наделении лица статусом гражданского ответчика в уголовном судопроизводстве / С.В. Кравцова //Актуальные проблемы борьбы с преступлениями и иными правонарушениями: Материалы Третьей международной научно-практической конференции. – Барнаул: Барнаульский юридический институт МВД России, 2005.

2.52. Кравцова С.В. Реституция как одна из форм возмещения вреда, причиненного преступлением / С.В. Кравцова // Вестник Барнаульского юридического института. Выпуск №10 / Под ред. А.А. Казакова. – Барнаул: Барнаульский юридический институт МВД России, 2006.

2.53. Кутазова, Л.В. Некоторые проблемы задержания по УПК РФ / И.В. Кутазова // Проблемы применения нового уголовно-процессуального законодательства в досудебном производстве: Материалы научно-практической конференции. Часть 1. – Барнаул: БЮИ МВД России, 2002.

2.54. Кутазова, И. В.Некоторые проблемы применения домашнего ареста в качестве меры пресечения / И.В. Кутазова // Актуальные проблемы борьбы с преступлениями и иными правонарушениями: Материалы второй международной научно-практической конференции. – Барнаул: БЮИ МВД России, 2004. – С. 76-77.

2.55. Кутазова, И.В. Необходимость сохранения тайны результатов предварительной проверки заявлений и сообщений о преступлении / И.В. Кутазова // Проблемы применения уголовно-процессуального законодательства России на современном этапе: Сборник тезисов докладов и сообщений на всероссийской научно-практической конференции (8-9 декабря 2004 г.). – Тюмень: Тюменский юридический институт МВД России, 2004.

2.56. Кутазова, И.В. Значение гласности досудебного производства / И.В. Кутазова // Актуальные проблемы борьбы с преступлениями и иными правонарушениями: Материалы третьей международной научно-практической конференции. – Барнаул: БЮИ МВД России, 2005. – С. 71-72.

2.57. Кутазова, И.В. Пределы предания гласности данных предварительного расследования / И.В. Кутазова // Вестник Барнаульского юридического института. Выпуск № 9. – Барнаул: Барнаульский юридический институт МВД России, 2005. – С. 70-71

2.58. Кутазова, И.В. Проблемы обеспечения неразглашения адвокатами сведений предварительного расследования / И.В. Кутазова // Вестник Барнаульского юридического института. Выпуск № 10. – Барнаул: Барнаульский юридический институт МВД России, 2006 – С. 72-73

2.59. Рубцов В.Г. К вопросу исследования преступности некоренных этнических групп / В.Г. Рубцов, М.П. Филлипов // Вестник Барнаульского юридического института. Выпуск 6. – Барнаул: БЮИ МВД России, 2004. – С.11-13.

2.60. Крупнов Ю.В. О криминалистическом значении массового распространения средств аудио- и видеозаписи / Ю.В. Крупнов, В.Г. Рубцов // Вестник Барнаульского юридического института. Выпуск 6. – Барнаул: БЮИ МВД России, 2004. – С.75-76.

2.61. Казанцев Д.А. О создании следственно-оперативных групп на этапе реализации материалов оперативной проверки до возбуждения уголовного дела / Д.А. Казанцев, В.Г. Рубцов // Вестник Барнаульского юридического института. Выпуск 7. – Барнаул: БЮИ МВД России, 2004. – С.15-17.

2.62. Рубцов В.Г. О влиянии особенностей поведения представителей этнических групп (диаспор) на организацию расследования / В.Г. Рубцов // Вестник Барнаульского юридического института. Выпуск 7. – Барнаул: БЮИ МВД России, 2004. – С.24-25.

2.63. Рубцов В.Г. О регистрации и учете форм посткриминального поведения / В.Г. Рубцов // Актуальные проблемы борьбы с преступлениями и иными правонарушениями: Материалы второй международной научно-практической конференции 22.04.2004 г. – Барнаул: БЮИ МВД России, 2004. – С. 96-97.

2.64. Рубцов В.Г. Типичные формы посткриминального поведения как элемент криминалистической характеристики отдельных групп преступлений / В.Г. Рубцов // Актуальные проблемы теории и практики уголовного судопроизводства и криминалистики: Сб. статей в в III частях. Часть II: Вопросы современной криминалистики. – М.: Академия управления МВД России, 2004. – С.123-126.

2.65. Рубцов В.Г. Наркобизнес: этнические проблемы / В.Г. Рубцов, М.П. Филлипов // Вестник Карагандинского юридического института Министерства внутренних дел республики Казахстан. Выпуск 1 (9). – Караганда: КЮИ МВД РК, 2004. – С.122-125.

2.66. Казанцев Д.А. Практика выявления и расследования незаконного предпринимательства в сфере оборота фальсифицированной ликероводочной продукции / Д.А. Казанцев, В.Г. Рубцов, М.П. Филиппов // Актуальные проблемы борьбы с преступностью в Сибирском регионе: Сборник материалов международной научно-практической конференции (5-6 февраля 2004 г.). Часть 2. – Красноярск: СЮИ МВД России, 2004. - С.333-336.

2.68. Рубцов В.Г. К вопросу о понятии «Этническое преступное формирование» / В.Г. Рубцов // Вестник Барнаульского юридического института. Выпуск 10. – Барнаул: БЮИ МВД России, 2006. – С.32-34.


[1] Информация ГИЦ МВД России за 2002-2005 гг.

[2] Бабушкин А.В. Дети-правонарушители и тоталитарное государство. – М., 2000. – С.104.

[3] Мамикова Л.И. Право о подростки: социальный, психолого-педагогический аспекты. – М.: «Интел Тех»., 1996.

[4] См.: Бюллетень Верховного Суда РСФСР., 1991. – № 3. – С. 6-7.

[5] См., например: Комментарий к ст. 391 Комментария к УПК РСФСР. Отв. ред. В.И.Радченко; Под ред. В.Т.Томина. 4-ое изд. М.: Юрайт, 2000.; комментарий к ст. 420 Комментария к УПК РФ. Под ред. Н.А. Петухова, Г.И. Загорского. – М.: ИКФ «ЭКМОС», 2002.

[6] Согласно ст. 128 УПК РФ лицо считается достигшим определенного возраста (14, 16, 18 лет) не в день рождения, а начиная со следующих суток, следующих за днем рождения.

[7] Особенность производства по делам несовершеннолетних на этапе возбуждения уголовного дела заключается в том, что в случае возбуждения уголовного дела либо принятия решения об отказе в возбуждении уголовного дела по нереабилитирующему основанию (например, по ч. 3 ст. 27 УПК РФ), следователь обязан направить сообщение в отделение (отдел) по профилактике и предупреждению преступлений несовершеннолетних РОВД (чаще их называют – инспекции по делам несовершеннолетних) вместе с копией соответствующего постановления о ВУД либо об отказе в ВУД для постановки несовершеннолетнего на профилактический учет.

[8] Следует оговориться, что экспертиза может быть назначена до возбуждения уголовного дела, а производиться она должна после возбуждения уголовного дела.

[9] См., подробнее п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 14.02.2000 г. № 7 «О судебной практике по делам несовершеннолетних».

[10] См.: Бюллетень Верховного Суда СССР., 1982. – № 5. – С. 8.

[11] Например, Алтайский краевой психоневрологический диспансер для детей (АКПДД) находится по адресу: г. Барнаул, Змеиногорский тракт – 69, телефон регистратуры 23-63-67.

[12] Указанные экспертизы проводят судебно-психиатрические учреждения.

[13] См.: п. 10 пост. ПВС РФ от 14 февраля 2000 г. № 7 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних».

[14] См., подробнее: Сереброва С.П. Производство по уголовным делам в отношении несовершеннолетних. Лекция.: НА МВД РФ, 2001 г.

[15] Уголовный процесс: Учебник для вузов, обучающихся по специальности «Юриспруденция» / Под ред. В.П. Божьева. 3-е изд., испр. и доп. – М.: Спарк, 2002. – С.275–276.

[16] При совпадении выходного и нерабочего дней выходной день переносится на следующий после праздничного рабочий день, например: уголовное дело возбуждено 8 января 2003 г., срок следствия 2 месяца, окончания срока 8 марта 2003 г., которое выпадает на субботу и одновременно является выходным и нерабочим праздничным днем, в связи с чем переносится на 10 марта 2003 г. Значит, срок окончания предварительного следствия будет 11 марта 2003 г.

[17] Боброва Н.Н., Махонько А. Р. Клинико-социальная характеристика психически больных, совершивших общественно опасные действия // Сборник научных трудов. – М., 1987. – С. 24–40.

[18] Формулировка «временное расстройство психической деятельности» содержит только хронологический и малоинформативный признак, так как протяженность психического расстройства во времени весьма относительна. Она может относиться к психозам, длящимся как минуты и даже секунды, при исключительных состояниях - дни и месяцы, так и годы (при алкогольных психозах и реактивных состояниях).

[19] Характеристика с последнего места учебы, работы; протоколы допросов близких родственников (показания о наличии или отсутствии неадекватного поведения подэкспертного); протоколы допросов свидетелей преступления (показания об обстоятельствах поведения подэкспертного в момент совершения поведения и после).

[20] Экспертом, производящим судебно-психиатрическую экспертизу, может быть только врач-психиатр.

[21] С 1 января 2004 года помещение подозреваемого (обвиняемого), не находящегося под стражей в медицинский (психиатрический) стационар для производства судебно-медицинской (судебно-психиатрической) экспертизы производится только на основании судебного решения. Для его получения необходимо вынести, с согласия прокурора постановление о возбуждении перед судом ходатайства о помещении лица в стационар для производства соответствующей экспертизы.

[22] Уголовный процесс России: Учебник / А.С. Александров, Н.Н. Ковтун, М.П. Поляков, С.П. Сереброва; Научн. ред. В.Т.Томин. – М.: Юрайт-Издат, 2003. – С. 711.

[23] Например, несогласие защитника с позицией следователя, прокурора и суда может касаться вопросов доказанности совершения деяния данным лицом, установления и оценки его психического состояния в прошлом, в момент совершения деяния, во время производства по делу, а также необходимости применения в отношении лица ПММХ.

[24] См.: Послание Президента России Владимира Путина Федеральному Собранию Российской Федерации // Российская газета. – 2003. – 17 мая.

[25] См.: Лунеев В.В. Преступность XX века. – М., 1997. – С. XXI–XXVI.

[26] См.: Общая характеристика судимости в России в 2001 году // Российская юстиция. – 2002. – № 9. – С. 78.

[27] См.: Деятельность пенитенциарной системы // Российская юстиция. – 2003. – № 6. – С. 77.

[28] Прогнозы экономической преступности на 1997–2007 годы // РГ. – 1997. – 2 февраля.

[29] Драпкин Л.Я., Гаскаров И.Ф. Некоторые аспекты использования результатов ОРД при расследовании преступлений/ ПРОблемы применения нового уголовно-процессуального законодательства в досудебном производстве.- Барнаул, изд-во БЮИ МВД РФ, 2002. – С. 125.

[30] Клименко И.И. Взаимодействие правоохранительных органов при расследовании преступлений // Вестник ААЭП, вып. 9. Барнаул, изд-во ААЭП, 2005. – С. 115.

[31] Комментарий к ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» с постатейным приложением нормативных актов и документов / Авт.-сост. А.Ю. Шумилов. – М., 2000. – С. 91.

[32] Драпкин И.Я. Понятие и классификация… – Свердловск, 1975. – С. 18.

[33] Брылев В.И. Указ. соч. – С. 28.

[34] Практика уголовного сыска: научно-практический сборник / Составитель А. Ваксян. – М., 1999. – С. 153.

[35] Брылев В.И. Указ. соч. – С. 32.

[36] Еремин С.К., Изотов Б.Н., Веселовская Н.В. Анализ наркотических средств. – М., 1993. – С. 57.

[37] Зникин В.К. Оперативно-розыскная деятельность как система добывания и собирания уголовно-процессуальных доказательств: Учебное пособие. – Кемерово, 2000. – С. 43.

[38] Целинский Б.П. Некоторые направления совершенствования антинаркотического законодательства // Проблемы совершенствования борьбы органов внутренних дел с незаконным оборотом наркотиков. – М., 2001. – С. 15.

[39] Громов Н.А., Лисоволенко В.В., Гущин А.Н. Оценка доказательств и результатов оперативно-розыскной деятельности // Следователь, 2004. – №2. – С. 51-55.

[40] См.: Громов Н.А. и др. Указ. соч. – С. 53.

[41] Драпкин Л.А., Гаскаров И.Ф. Цит. работа. – С. 125

[42] Организованная преступность: Курс лекций. – СПб., 2002. – С. 73.

[43] Миньковский Г.М. Ситуация в сфере борьбы с наркоманией и проблемы совершенствования противодействия ей // Современные проблемы борьбы с преступностью. – М., 2000. – С. 19.

[44] Михайлов В.И. Контролируемая поставка как оперативно-розыскная операция: Учебно-практическое пособие. – М., 1998; Чечетин А.Е., Вертлиб О.Ф. Проблемные вопросы законодательного регулирования контролируемой поставки наркотиков, 2001. – С. 104-108; Гаврилов В.Г. Межведомственное взаимодействие оперативных подразделений правоохранительных органов России в борьбе с незаконным оборотом наркотиков и некоторые пути повышения его эффективности // Указ. Сборник. – С. 21-23.

[45] См.: Михайлов В.И. Указ. соч. – С. 20.

[46] Контрабанда под колпаком. / Российская газета от 21 января 2005 года.

[47] Григорьев В.Н. Задержание подозреваемого. – М., 1999. – С. 11.

[48] Григорьев В.Н. Расследование преступлений в чрезвычайных условиях (правовое обеспечение, организация, методика). – М., 1994. – С. 110.

[49] Трубкина О.В. Установление коммуникативного контакта следователя с лицами, страдающими героиновой наркоманией // Сибирские криминалистические чтения. Вып. 12. – Иркутск, 2001. – С. 69-77.

[50] «О направлении сообщений в МИД России»: Письмо ГТК России от 17 июня 2002 г. №217-12/23620.

[51] ГТК РФ. Методические рекомендации по обнаружению и изъятию сотрудниками таможенных органов наркотических средств и психотропных веществ на железнодорожном транспорте. Сибирская оперативная таможня, отдел по борьбе с контрабандой наркотиков. – М., 2001. – С. 15.

[52] Криминалистика: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. / Под ред. В.А. Образцова. – М., 2002. – С. 615.

[53] Клименко И.И. Проблемы расследования и предупреждения…– Барнаул, 2002. – С. 69.

[54] Диканова ТА. Расследование контрабанды: Практическое пособие. – М., 1999. – С. 153.

[55] Петрухин И.Л. Экспертиза как средство доказывания в советском уголовном процессе. – М., 1964. – С. 3; Белкин Р.С. Собирание, исследование, оценка доказательств. – М., 1966. – С. 52; Эйсман А.А. Заключение эксперта (структура и научное обоснование). – М., 1967. – С. 88.; Шляхов А.Р. Судебная экспертиза: организация и проведение. – М.:, 1979. – С. 3; Орлов Ю.К. Заключение эксперта и его оценка по уголовным делам. – М., 1995. – С. 6.

[56] Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. – М., 2001. – С. 200.

[57] Россинская Е.Р. Судебная экспертиза в уголовном, гражданском и арбитражном процессе. – М., 1996. – С. 5.

[58] Возможности судебной экспертизы наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, сильнодействующих и ядовитых веществ, лекарственных средств и оформление материалов при ее назначении // Информационный бюллетень Управления судебного департамента при Верховном Суде РФ в Алтайском крае по вопросам, связанным с назначением судебных экспертиз. – Барнаул, 2004. – С. 122.

[59] Быков В.М., Ситникова Т.Ю. Заключение специалиста и особенности его оценки // Вестник криминалистики. 2004. №1. С. 19-25; Быков В.М. Заключение специалиста // Законность. 2004. – №9. – С. 21-24.

[60] Карагодин В.Н. Основы криминалистического учения о преодолении противодействия расследованию. Автореф. дис. … докт. юрид. наук, Свердловск, 1992.; Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования. / Под ред. Т.В. Аверьяновой, Р.С. Белкина, М., 1997.

[61] Клименко И.И. Проблемы расследования и судебного следствия по делам о разбойных нападениях, совершенных организованными группами с проникновением в охраняемые помещения. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. – Екатеринбург, 2001. – С. 13.

[62] Стулин О.Л. Тактические основы преодоления умышленного противодействия расследованию преступлений: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. – СПб., 1999. – С. 11.

[63] Баев О.Я. Конфликтные ситуации на предварительном следствии. – Воронеж, изд-во Воронеж. Ун-та, 1984. – С. 47.

[64] Постовалов О.В. Указ. работа. – С. 68.

[65] Клименко И.И. Проблемы расследования и предупреждения преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков: Учебное пособие. – Барнаул, 2002. – С. 50.

[66] Сорокин П. Иностранные зеки // Аргументы и факты. – 2000. № 1-2.

[67] Информация и оперативно-розыскная деятельность: Монография. / Под ред. Овчинский А.С. – М.: ИНФРА-М, 2002. – С. 82.

[68] Каневский Л.Л. Тактика следственных действий по делам о преступлениях, совершаемых несовершеннолетними. – Уфа. Восточный университет. 2001. – С. 53.

[69] См.: Зинин А.М. Цит. работа – С. 92.

[70] Ищенко П.П. Специалист в следственных действиях. – М., 1990. – С. 79.

[71] Карагодин В.Н., Клименко И.И. Цит. работа – С. 87.

[72] О практике назначения судами уголовного наказания: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 11.06. 1999 года // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 1999. – №8.

[73] О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 года // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2003. – №2

[74] См.: О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17.01.1997 года // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 1997. – №3.

[75] См.: О внесении изменений и дополнений в постановления Пленума Верховного Суда РФ: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 30.11.1990 года №14 // Вестник Верховного Суда СССР. – 1991. – №2.

[76] См.: О судебной практике по делам о вымогательстве: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 04.05.1990 года №3 // Сборник ППВС РФ 19961-1993. – М.: Юридическая литература, 1994.

[77] Об усилении борьбы с организованной преступностью: Постановление СНД СССР от 23.12.1989 года // Свод законов СССР. – 1990. – т.10. – С.246-4.

[78] Порядок во власти – порядок в стране (о положении в стране и основных направлениях политики РФ): Послание Президента РФ Федеральному Собранию РФ // Российская газета. – 1997. – №47.

[79] России надо быть сильной и конкурентоспособной: Послание Президента РФ Федеральному Собранию РФ // Российская газета. – 2002. – №71.

[80] Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2001. – №9. – С.9

[81] Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2001. – №9. – С.9.

[82] Цветков Ю.А. Преступное сообщество (преступная организация): уголовно-правовой анализ / Ю.А. Цветков // СПС КонсультантПлюс [электронный ресурс]. – 2003. – Заглавие с экрана. – Режим доступа: СПС КонсультантПлюс: Комментарии законодательства.

[83] Там же.

[84] Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2001. – №9. – С.9

[85] Цветков Ю.А. Преступное сообщество (преступная организация): уголовно-правовой анализ / Ю.А. Цветков // СПС КонсультантПлюс [электронный ресурс]. – 2003. – Заглавие с экрана. – Режим доступа: СПС КонсультантПлюс: Комментарии законодательства.

[86] Цветков Ю.А. Преступное сообщество (преступная организация): уголовно-правовой анализ / Ю.А. Цветков // СПС КонсультантПлюс [электронный ресурс]. – 2003. – Заглавие с экрана. – Режим доступа: СПС КонсультантПлюс: Комментарии законодательства.

[87] Васильев О.Л. Процессуальные средства органов и должностных лиц, осуществляющих дознание и предварительное следствие // Вестник Московского университета. Сер. 11, Право. – 2003. – № 4, – С.12.

[88] См.: Мониторинг введения в действие УПК РФ // Информационный бюллетень. – 2002. – № 9.

[89] Смотри п. 1 ч. 3 ст. 151 УПК РФ.

[90] См. п. 4.6 Приказа Минюста России № 170 от 27.07.2002 г. «Об утверждении Инструкции о порядке приема, регистрации, учета и разрешения в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции Российской Федерации заявлений, явок с повинной, сообщений о совершенном или готовящемся преступлении, а также информации о иных происшествиях».

[91] См.: ч. 2 ст. 164 и ч. 2 ст. 29 УПК РФ, приложения 6, 30, 42, 78, 81, 83, 87, 89 ст. 476. До получения судебного решения постановление должно быть согласовано с прокурором.

[92] См. ч. 1 ст. 164 УПК РФ

[93] Кальницкий В.В. Следственные действия. – Омск, 2003. – С. 9.

[94] См., например: Отчеты формы 1Е работы органов дознания по Алтайскому краю за 2003-2005 гг.

[95] См.: О мерах по повышению эффективности инспекторских и контрольных проверок деятельности органов внутренних дел: Приказ МВД России от 01.03.2003 г. № 75.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Привет студентам) если возникают трудности с любой работой (от реферата и контрольных до диплома), можете обратиться на FAST-REFERAT.RU , я там обычно заказываю, все качественно и в срок) в любом случае попробуйте, за спрос денег не берут)
Olya16:38:03 01 сентября 2019
.
.16:38:02 01 сентября 2019
.
.16:38:01 01 сентября 2019
.
.16:38:00 01 сентября 2019
.
.16:38:00 01 сентября 2019

Смотреть все комментарии (11)
Работы, похожие на Реферат: . Ключевые слова

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(258700)
Комментарии (3482)
Copyright © 2005-2020 BestReferat.ru support@bestreferat.ru реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru