Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364141
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62791)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21692)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8693)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3462)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20644)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Глобальными и региональными процессами социального и экономического разв ития прогнозно-аналитический центр год семьи, Год молодёжи… Год учителя: опять чиновничье пустословие?

Название: Глобальными и региональными процессами социального и экономического разв ития прогнозно-аналитический центр год семьи, Год молодёжи… Год учителя: опять чиновничье пустословие?
Раздел: Остальные рефераты
Тип: реферат Добавлен 04:07:44 01 сентября 2011 Похожие работы
Просмотров: 30 Комментариев: 1 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

глобальными и региональными процессами социального и экономического развития

ПРОГНОЗНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЦЕНТР

Год семьи, Год молодёжи… Год учителя:
опять чиновничье пустословие?

Настоящая работа «Академии управления» посвящена вопросам государственной молодёжной политики. В ней затронут анализ отношений государства к вопросам семейной политики и показана неразрывность процесса воспитания подрастающих поколений от детского до "молодёжного" возрастов.

В работе проведён анализ реформы системы высшего и среднего образования в России. В связи с этим показаны основные причины, по которым российские высшие власти вынуждены поддерживать непопулярные и разрушительные нововведения.

Выявлены взаимосвязи между соответствующими фрагментами внутренней политики властей (семейная, молодёжная, образовательная политики) и внешним влиянием на властвующий российский клан.

СОДЕРЖАНИЕ

Введение...................................................................................................................................... 2

Постановка вопроса — старенькая....................................................................................... 4

О месте и роли молодёжи....................................................................................................... 8

Опасность отделения «молодёжной политики»............................................................. 12

Психо-физиологическая зрелость......................................................................................... 16

«Год семьи» — фактически пустой звук............................................................................. 20

О политике воспитания конкретнее.................................................................................. 20

Критерии воспитанности человека................................................................................ 20

О роли семьи в системе государственной безопасности............................................. 20

Единство семейной, молодёжной и государственной политик................................. 20

Первоочередные меры по оздоровлению общества.................................................... 20

Последствия неправильного воспитания............................................................................ 20

Подготовка к Году учителя?................................................................................................. 20

Болонские соглашения..................................................................................................... 20

Системы образования в мире и в России...................................................................... 20

О критериях качества подготовки элит........................................................................ 20

Болонский процесс и российская школа....................................................................... 20

Болонский процесс и российская бюрократия............................................................. 20

Кадровый “фильтр” «ЕГЭ»............................................................................................. 20

ЕГЭ — тест кодирующего обучения.............................................................................. 20

Заключение................................................................................................................................ 20

Введение

22 сентября 2008 года[1] президент России Д.А.Медведев подписал указ о проведении в 2009 г. Года молодежи в России. По сообщениям СМИ, год молодежи проводится в целях развития творческого, научного и профессионального потенциала молодежи, её активного привлечения к проведению социально-экономических преобразований в стране[2] , воспитания чувства патриотизма и гражданской ответственности у молодых людей. Правительству РФ было поручено образовать оргкомитет по проведению в России Года молодежи и утвердить его состав, утвердить план основных мероприятий по проведению в России Года молодежи. Органам исполнительной власти субъектов РФ рекомендовано осуществить соответствующие мероприятия в рамках проводимого в России Года молодежи.

Напомним, что прошедший 2008 год был объявлен Годом семьи. Соответствующий указ был выпущен президентом России В.В.Путиным 15 июня 2007 года. Председателем организационного комитета по проведению в Российской Федерации Года семьи был назначен тогда Первый заместитель Председателя Правительства Российской Федерации Медведев Д.А.

Не разбираясь глубоко в вопросах семейной и молодёжной политики, можно даже подумать, что руководство страны всерьёз озаботилось вопросами воспитания молодёжи и последние годы активно предпринимает все необходимые меры по поводу всеобъемлющей заботы государства о семье и детях. Однако при детальном рассмотрении семейно-молодёжной проблемы становится очевидным, что в этой сфере реально мало что изменилось, а тенденции на деградацию российской семьи и молодых поколений не только сохраняются, но и усугубляются — не всегда полностью зависящими от настоящего руководства страны обстоятельствами.

Речь идёт о том наследии в сфере семейно-молодёжной политики, которое получило нынешнее руководство страны от предыдущих эпох «застоя» и «развала», а также и о закулисных проблемах (в первую очередь это политика США по экспорту американской культуры капитализма в другие страны), повлиявших на воспитание нескольких поколений в СССР-России. Но не следует всё списывать лишь на наследие и на закулисные провокации.

В настоящее время численность молодежи России продолжает сокращаться[3] , общество стареет, потенциально возрастает социально-экономическая нагрузка на рабочее место в целях обеспечения жизни всех поколений; каждое новое поколение детей и молодежи менее здорово, чем предыдущее, болезни “переселились” из старости в молодость; под угрозой генофонд нации[4] ; снижается интеллектуальный потенциал молодежи, а вместе с этим инновационные возможности общества; резко обострилась проблема занятости молодежи; материально-бытовое положение, доступ к образованию ухудшаются; самосознание молодежи, её самоидентификация, организованность, роль в общественной жизни, политике, защите своих интересов, субъектная позиция проявления значительно снизились; происходит разрушение прежних духовных и нравственных ценностей значительной части молодежи, молодежь все более криминализируется, нарастают пьянство, алкоголизм, наркомания, проституция.

Нужно признать, что за последние восемь лет проблема не только не начала позитивно разрешаться, но и во многом усугубилась, появились новые негативные тенщенции. Взять хотя бы такие нашумевшие проекты путинской администрации как «ипотечное кредитование»[5] и разрушительная «ВУЗовская реформа». В общем и целом система взаимоотношений властей и молодёжи не изменилась[6] : изменились только некоторые лозунги, формы и подходы.

Если говорить об общих подходах к молодёжной политике, то высший приоритет Государственной молодёжной политики направлен на следующие задачи:

· Обеспечение стратегической преемственности при смене поколений сохранения и развитие “национальной” культуры, с какой целью предпринимаются попытки воспитания у молодежи трепетного отношения к историческому и культурному наследию народов России (особенно последние годы).

· В связи со сказанным в предыдущем пункте в последние годы делается особый упор на патриотизм молодых граждан[7] , как некое высшее связующее идейно-политическое звено в молодёжной среде[8] .

· На базе первого и второго активно культивируется уважение к правовому полю, демократическим институтам государства, к Конституции.

· Для этого на практике прилагаются некоторые усилия по созданию условий к управляемой «социализации» молодёжи[9] в условиях гражданского общества, и продолжения шоковой «демократии».

· В рамках всего предыдущего проводится попытка стимулирования у молодых граждан положительной трудовой мотивации, высокой деловой активности, овладения основными принципами профессионализации, навыками эффективного поведения на рынке труда, и тому подобное.

· С целью недопущения антигосударственных (а значит и антикультурных)[10] настроений среди молодёжи (в том числе и в текущих условиях устроенного у нас «кризиса») всеми доступными средствами формируется уважение «прав и свобод личности» (вне зависимости и без разбора характера деятельности этой личности в России)[11] , понимание возникающих проблем и нужд государства (так, как они преподносятся через официальные СМИ), а при необходимости прививается умение к употреблению возможностей «правовой» системы в борьбе против лиц, проявляющих национальную и религиозную нетерпимость, неуважительное отношение к традициям и культуры и государственной политике.

Иными словами, если это всё подытожить, то власть последние годы начала всё больше и больше обращать внимание на следующую проблему: реализации государственной стратегии развития России[12] в значительной степени зависит от того, насколько она поддерживается молодым поколением, его созидательной активностью, каков образ мыслей и жизни молодых людей.

Помимо этого всего власти поняли, что катастрофическое уменьшение численности населения России (а значит молодежи) в связи с ухудшением генофонда и распространением других негативных явлений порождает необходимость особо активной работы с молодёжью — как с целью улучшения демографических показателей, так и с целью пресечения “националистических” тенденций, связанных с вынужденным притоком рабочей силы из-за рубежа. В противном случае такая государственность, которая не обращается лицом к молодёжным проблемам, может перестать существовать (по разным причинам в их совокупности)[13] в течение уже даже одного поколения.

Постановка вопроса — старенькая

В связи с якобы прозрением некоторых высокопоставленных чиновников в отношении роли молодёжи в будущем России, как-то начинает вспоминаться опыт Ленинского комсомола, руководимого «умом, честью и совестью нашей эпохи» (так называли КПСС). Только на месте КПСС в наше время «Единая Россия», политику которой в отношении молодёжи успешно поддерживает иерархия «Русской православной церкви».

Последний законопроект «О государственной молодежной политике РФ» появился весной 2007 года. К этому времени в высших кругах России и в среде некоторых патриотов всё чаще стала высказываться мысль о том, что качество молодёжной политики тесно связано с вопросами «национальной безопасности». Далее активизировавшаяся несколько лет назад дискуссия по молодёжному вопросу стала затрагивать сферу «национальной идеи», включающую в себя следующие проблемы, с которыми столкнулись власти:

· Необходимость поддержания некоего «национального духа».

· Воспитание молодёжи в духе абстрактного патриотизма, против чужой экспансии.

· Необходимость понимание культурной преемственности поколений.

· Воспитание защитников сложившихся ценностных систем, которые поддерживаются государством.

· И в конечном итоге — воспитание защитников существующего социального строя, умеющих “прогибаться” вместе с трансформацией последнего[14] .

Правда, как мы уже говорили, все эти (и многие другие) необходимости в отношении молодёжи власти начали сочинять[15] под давлением не только демографических проблем (о которых может и не вспомнили бы так “рано”[16] ), но и проблем «национальной[17] безопасности». Так называемые «цветные революции» последних лет, прокатившиеся в некоторых бывших республиках СССР, дали последний мощный толчок властям России в этом направлении. А опыт молодёжных бунтов (замешанных на межэтнических конфликтах) в некоторых странах Европы[18] добавил ещё больше “энтузиазма” российским властям в области разработки ГМП (Государственной молодёжной политики).

Как показывает опыт ряда европейских стран, где ГМП уже существует давно в условиях капитализма (Германия, Швеция, Финляндия), от закрепления в правовой форме программы молодежной политики до её эффективного влияния на общественную жизнь страны проходит 30–40 лет. Так что власти, похоже, опоздали: в условиях россионского капитализма столько времени ждать перевоспитания молодёжь не будет…

Марксисты начала XX века в этом отношении были куда предусмотрительнее и дальновиднее: они создали мощную систему по воспроизводству лояльных власти молодых поколений, основанную на опыте функционирования масонской пирамиды[19] .

До последних времён, особенно в либеральные 90-е годы, молодёжный потенциал употреблялся властями в узком предназначении: во имя сохранения своей преемственности (можно сказать — выживания) в условиях «шоковой терапии». Поэтому ранее особенно активизировался “интерес” властей к молодёжной политике лишь когда подходил срок очередных выборов.

Как и в последние годы существования СССР, так и в «перестроечной» России, к молодёжным проблемам власти подходят двояко:

· С одной стороны, молодёжный потенциал употребляется ради проведения нужных власти “революционных” реформ;

· С другой стороны эти же власти следят за тем, чтобы молодёжь самостоятельно стихийно (либо под руководством корпоративного противника) не могла организоваться с целью нарушения устанавливаемого властями нового общественного порядка.

Иными словами, как в бытность СССР, так и в настоящее время «перестроечных» реформ, власти пытаются защитить самих себя от нежелательных последствий своего же “правления” с помощью «молодёжной политики». А разговоры об актуальности молодёжной политики, о «правовых, экономических и организационных условиях и гарантиях для самореализации личности молодого человека»[20] — всего лишь красивые слова. Практическая реализация выражаемых властями в этих словах намерений невозможна, поскольку молодёжь это часть общества, а концепция общественного управления России после распада СССР не позволяет обеспечить условий для всесторонней самореализации личности .

Из новейшей истории об отношении властей России к молодёжи можно узнать, что особая “забота” о молодёжи (подобная той, что мы наблюдаем последние несколько лет в современной России) была проявлена ещё властями разваливавшегося СССР на волне краха политики КПСС и комсомола[21] . Боясь потерять власть, руководство СССР судорожно искало новые рычаги влияния на молодёжь. После краха комсомола необходимо было решать проблемы молодого поколения вне политической структуры. Так в 1990 году появилась должность Уполномоченного при Президенте СССР по делам молодёжи[22] . В 1991 году после широкого обсуждения был принят Закон СССР «Об общих началах государственной молодежной политики». В то время, как и сегодня, было много надежд на такую политику власти, которая раскроет потенциал молодежи, создаст условия для самореализации молодых людей в труде, творчестве, науке, спорте, для её более широкого участия в управлении делами общества и государства. Все эти надежды провалились вместе с началом разрушительных либеральных реформ. Эти реформы продолжаются в наше время несмотря ни на что.

Летом 1991 года после выборов президента России в новом российском Правительстве был создан госкомитет РСФСР по делам молодежи. 16 сентября 1992 года появился комитет по делам молодежи при правительстве РФ. 24 июня 1998 года вместо Госкомитета возник Департамент по делам молодёжи в Министерстве труда и социального развития. 22 сентября 1998 года госкомитет по делам молодежи был вновь возрождён. С 25 мая 1999 года по 17 мая 2000 года он носил название Госкомитета РФ по молодежной политике. С 2000 по 2004 год он снова был упразднён и его функции были переданы департаменту по молодежной политике Министерства образования Российской Федерации. С 1 июня 2004 года, в результате административной реформы, в рамках вновь образованного Министерства образования и науки возник Департамент государственной молодёжной политики, воспитания и социальной защиты детей (с 2005 года в названии было убрано слово «государственной»). В Федеральном агентстве по образованию в 2004 году было создано Управление по делам молодёжи. Указом Президента Российской Федерации от 14 сентября 2007 года № 1274 создан Государственный комитет Российской Федерации по делам молодёжи, руководителем которого распоряжением Правительства Российской Федерации назначен Василий Якеменко.

Исходя хотя бы из констатации такой частой смены молодёжных ведомств в современной России, можно сделать вывод о том, что никакой эффективной молодёжной политики с момента распада комсомола не проводилось и не проводится. А принятие нового законопроекта о ГМП, который активно обсуждается с весны 2007 года может дать тот же эффект, что и принятие Закона СССР «Об общих началах государственной молодежной политики». Властям не следует забывать, что принятие последнего было ознаменовано крахом советской государственности. Также не следует забывать, что самые «идейные» комсомольцы и самая активная часть беспартийной молодёжи, поддерживающей линию КПСС на «перестроечную» либерализацию в конце 80-х — первые ринулись растаскивать имущество СССР и создавать первые крупные коммерческие структуры. Сказались двойные стандарты «идейно-политического» воспитания молодёжи последних двух-трёх десятков лет существования СССР.

У властей современной России весьма схожие проблемы с молодёжью с теми, что были у властей гибнущего СССР. Ведь не случайно же именно сейчас, когда управляемость Россией, её регионами падает (особенно на волне кризиса), когда угроза распада России становится более реальной с каждым годом — власти опять обратились к необходимости создания очередного Закона о молодёжной политике и принятию соответствующей государственной молодёжной политики (ГМП). Но нужно всё-таки помнить опыт СССР…

Законопроект Федерального закона, внесённый на рассмотрение в ГД ФС РФ «О государственной молодежной политике в РФ»[23] предусматривает совершенствование законодательства по обеспечению конституционных прав и свобод молодых граждан России на федеральном, региональном и муниципальном уровнях, улучшение взаимодействия государства с молодежными общественными объединениями, а также чёткое разграничение, определение и расширение полномочий органов государственной власти РФ, субъектов РФ и органов местного самоуправления в сфере государственной молодежной политики.

В то же время общегосударственная внутренняя политика, тот курс который стартовал в начале 90-х годов — практически не изменился и его законодательные изменения пока не предполагаются. 90-е годы в России — период активной либерализации и капитализации общества — характеризуется таким отношениям к молодым поколениям, что они сами должны учиться прокладывать себе жизненный путь в условиях рыночной конкуренции. Мол власть дала молодёжи свободу от прежней «тоталитарной идеологии»[24] , предоставила широкие возможности в сфере экономики и предпринимательства, пусть адаптируются сами, государству не следует вмешиваться в дела молодёжи. Соответствующие комитеты и департаменты РФ по делам молодёжи существовали формально, и если и взаимодействовали с молодыми людьми, то в рамках отдельных мероприятий. В общем, молодёжи властями были предоставлены широкие “права” выживать самостоятельно.

В то же время формально среди принципов государственной молодежной политики последние 15 лет было указано взаимодействие с молодёжью государства, гражданского общества и представителей бизнеса . Если государство и проводило какие-то отдельные мероприятия в отношении каких-то групп молодёжи, то бизнесу до молодёжной политики как было «до лампочки», так оно сохраняется и в наше время. Что касается «гражданского общества», то оно выживает по тем же либерально-капиталистическим законам «рынка», как и молодёжь, которая является его частью.

В последние несколько лет активизировались разговоры о необходимости изменения и совершенствования вот такой молодёжной политики. Власть решает проблему своего выживания в новых условиях на фоне разговоров о «воспитании молодежи в духе патриотизма» и «профилактики асоциальных явлений экстремизма в молодежной среде», «формировании кадрового потенциала». Но в культурно-социальной сфере ничего не меняется, однако именно в этой культурно-социальной сфере и происходит воспитание в взросление молодых поколений, становление их характера, приобретение навыков и политических ориентаций. Молодёжная политика начинается не с программ и деклараций: она начинается в обществе от рождения ребёнка и продолжается всю жизнь в преемственности поколений. Поэтому невозможно и не правильно выделять какую-то «молодёжную политику» (для людей от 14 до 30 лет), пытаться её как-то отдельно «облагородить», сохраняя прежнюю порочную безнациональную, либеральную культуру ограбления «гражданского общества», в которой происходит воспитание и взросление поколений. Как показывает опыт такого подхода в позднем СССР, как показывает опыт современной России — кризис “молодёжной политики”, совпавший с «кризисом в экономике» пока ничему не научил власти России. Государственная политика не только остаётся безыдейной, она такова, что у молодёжи продолжают отнимать даже те гарантии, которые сохранялись со времён СССР (бесплатное образование, бесплатную медицину, доступное жильё, гарантированную работу…) на фоне всё более громко звучащих призывов к принятию очередной программы ГМП[25] .

О месте и роли молодёжи

На базе опыта «шоковой либерализации» России 90-х годов и соответствующего отношения властей к молодёжи учёные распознают две разновидности «молодёжной политики» государства:

· Либеральную , которая в целом отвергает заботу государства о молодежи[26] , и

· Социальную (социал-демократическую), признающую особую государственную ответственность за молодое поколение.

С первой разновидностью мы хорошо познакомились на практике за последние 15 лет. А вторую разновидность нам пришлось испытать на себе в государственном исполнении времён комсомола. В наше время предпринимается попытка реанимации чего-то подобного, только мера «государственной ответственности» за молодёжь пока очень низкая и «цена вопроса» (средства, выделяемые на это) — тоже низкая. Однако в том и другом случаях молодёжь рассматривается как резерв, который должен употребляться для сохранения политической линии, проводимой властями (пусть даже эта линия и как-то меняется). Главное — иметь “под рукой” молодёжный потенциал, который можно употреблять по свому усмотрению.

Как можно узнать из Википедии, одно из первых определений понятия «молодёжь» в отечественной социологии было дано в 1968 г. В. Т. Лисовским[27] : «Молодёжь — поколение людей, проходящих стадию социализации, усваивающих, а в более зрелом возрасте уже усвоивших, образовательные, профессиональные, культурные и другие социальные функции ».

Напомним, что под социализацией (т.е. общественной адаптацией) понимается процесс включения молодёжи в общественную жизнь как под государственным контролем, так и самостоятельно под влиянием культурной среды. Социализация предполагает в первую очередь общественную адаптацию индивида к существующей культурной среде, нахождение своего места в ней. Социализация в смысле её понимания авторами этого слова, предполагает участие молодёжи в поддержке существующего социального порядка с учётом как традиционных, так и инновационных процессов развития культурной среды. Заканчивается социализация «становлением личностных характеристик индивида и приобретением им прав “взрослого” в данном типе общественной культуры».

Иными словами, социализация молодёжи предполагает обязательную полное или частичное согласие, смирение с существующим общественным порядком, а в лучшем случае — к его активной инновационной поддержке (и даже к некоторым подготовленным властями изменениям разного плана)[28] . А кадровая политика толпо-“элитарного” государства и его властей направлена на выявления особо “социализировавшихся” молодых людей для включения их в «кадровый корпус президента» или чего-то подобное.

Несмотря на широко бытующее мнение, что типы молодежной политики имеют разные цели и разное содержание, которые определяются идеологией этих обществ, и что вопрос целей, задач и содержания молодежной политики, это вопрос сугубо идеологический — суть молодёжной политики (если таковая проводится) в любом толпо-“элитарном” обществе едина: социализация молодёжи с целью употребления её поддержки для проведения курса властей . Различаются только возможности властей в выборе средств, методов и законодательных инструментов воздействия на молодёжь. Возможности властей определяются их самостоятельностью (то есть, мерой независимости от влияния внешних по отношению к государству сил) и дееспособностью в данном вопросе (мерой понимания, научным сопровождением, кадровым потенциалом старших поколений).

Влияние самой социальной среды (в которой проходит социализация молодёжи) на молодёжную политику как-то в последние несколько десятков лет властями не рассматривается всерьёз. Если и возникают какие-либо дискуссии не эту тему, то в силу неудобств подобных обсуждений власть их игнорирует, как несущественные.

Короче говоря, власти толпо-“элитарных” обществ всегда стремились создать себе как можно бо льший послушный молодёжный “задел” на будущее ради чего в молодёжной среде имеющимися средствами культивировался идейно обусловленный тип психики «зомби». Так было во времена СССР: социально-воспитательная цепочка «октябрята-пионеры-комсомол» обеспечивала взращивание определённого количества “социализированных” «зомби» в молодёжной среде, откуда потом черпался кадровый резерв.

После разрушения советской системы «зомбирования» воспитание молодёжи было на два десятка лет отдано на откуп проамериканским средствам массовой информации и весьма агрессивной «рыночной» среде. Последнее обеспечило то психическое состояние молодёжи в России, с которым власти столкнулись в настоящее время. Его можно условно охарактеризовать как синдром прогрессирующей шизофрении, характер которой с каждым годом становится всё более агрессивным ввиду массового недовольства молодёжью такой государственной “социализацией”. Признано, что молодое поколение (в России около 27 % населения) во многом предопределяет направленность идущих в современном обществе процессов, возможность социальной стабилизации и экономического роста. Пытаясь исправить положение (после периода отсутствия эффективного взаимодействия властей и молодёжи), власти начали реанимировать систему взращивания и отбора преданных себе молодых «зомби», видимо вспоминая опыт распавшегося СССР[29] .

Как сообщает та же Википедия, более детализированное, но также абстрактное определение молодёжи было дано И.С.Коном[30] : «Молодёжь — социально-демографическая группа, выделяемая на основе совокупности возрастных характеристик, особенностей социального положения и обусловленных тем и другим социально-психологических свойств». Именно это “определение” впоследствии стало основным в отечественной молодёжной социологии:

Молодость как определённая фаза, этап жизненного цикла биологически универсальна, но её конкретные возрастные рамки, связанный с ней социальный статус и социально-психологические особенности имеют социально-историческую природу и зависят от общественного строя, культуры и свойственных данному обществу закономерностей социализации .

Выделенное жирным «определение» молодёжи наиболее конкретно из всех существующих. Особо важна вторая часть этого «определения».

Весьма трудно сказать, у кого впервые возникло желание дать определение молодёжи, разделить время, когда заканчивается «молодость» и начинается «взрослость». И вообще: правильно ли отделять государственную молодёжную политику от всей внутренней политики государства?

Ведь «социализация» молодёжи в основном зависит от всей общественной (социальной) политики государства, а не от какой-то «молодёжной политики», которую не так давно придумали, жёстко выделив в отдельную социальную категорию и саму молодёжь.

Напомним что необходимость выделения «молодёжной политики» из всей внутренней политики государства возникла не сама собой, а в связи с нарастающими проблемами, связанными с адаптацией молодёжи к нуждам властей на очередном витке российского толпо-“элитаризма”. Из истории появления документов по ГМП мы уже знаем, что они были инициированы властями после краха государственной политики СССР, неотъемлемой частью которой был комсомол (те же 14 – 28 лет). Однако до этого исторического момента государственная и молодёжная политика были единым целым и не предпринималось попыток выделения молодёжной политики в отдельный “национальный” проект.

Нарастающее влиянии молодёжи на внутреннюю политику государство стало замечать тогда, когда прежние идейно-культурные ценности и старая система «зомбирования» молодёжи со стороны государства стали давать сбои. С этого момента (вторая половина XX века) молодёжь всё больше стала оказывать влияние на государственную политику своим непослушным поведением. В результате к настоящему времени можно сказать, что степень влияния государства на молодёжь гораздо меньше, чем сложившийся молодёжный потенциал, способный изменить даже государственную политику.

Это связано с целым рядом объективных социальных процессов, которые до середины XX века не учитывались в проведении внутренней государственной политики, в которую была включена и “молодёжная политика”, как неотъемлемая часть всей государственной социологии :

· Изменилось соотношение эталонных частот биологического и социального времени[31] , в результате чего никакая государственная идеология, поддерживающая толпо-“элитаризм” больше не может обеспечивать идейное сопровождение «зомбирования» молодёжи на безусловное подчинение политике властей.

· Появились новейшие средства массовой информации и индивидуального общения, которые государство не может контролировать как прежде во времена КПСС, поэтому целенаправленное информационное давление на молодёжь со стороны государства с целью «зомбирования» под свои нужды невозможно.

· Стремительное «старение» населения России (и других «развитых» стран), чего не было во все предыдущие периоды — является гарантом того, что именно молодёжь в недалёком будущем станет буквально диктовать старшим поколениям (а значит и властям) как надо проводить государственную политику.

· “Вымирание” коренного населения России и замещение его «трудовыми» и не трудовыми мигрантами, которые вряд ли долго будут терпеть произвол российских властей и предпринимателей в отношении них.

Если с первым и вторым пунктами ещё может и будут спорить недальновидные исследователи и политики, то против двух последних утверждений аргументов уже не осталось. Стремительное старение населения и неблагоприятные демографические тенденции заставят общество уже в ближайшем будущем обратиться к проблемам молодёжи совсем не по схеме традиционного подхода. Молодежь совсем скоро (буквально через несколько лет)[32] станет основным трудовым ресурсом страны. Её трудовая деятельность, в большей степени чем её родителей, станет источником средств для социального обеспечения пенсионеров[33] , инвалидов и детей. А на поддержание рабовладения в форме «демократии» молодёжь работать не станет. Так называемый «коэффициент демографической нагрузки» (количество нетрудоспособных на 1000 человек трудоспособного населения) по прогнозу Росстата возрастет в 2016 году по сравнению с 2005 г. на 20% и составит 709 человек.

Таким образом, от позиции молодежи в общественно-политической жизни — её политической стабильности и активности — будет зависеть будущее России.

Самое главное: проигнорированные властями (в силу разных обстоятельств) за 20 лет вопросы так называемой «молодёжной политики» (а по сути это вопросы государственной безопасности) невозможно в очередной раз решить старым способом (а тем более теми полумерами, которые мы сейчас наблюдаем). Взращивание послушного властям молодого “стада” «зомби» по старым церковно-марксистским принципам больше не получится. Возврат к прежним методам «работы с молодёжью» обернётся распадом государства. Единственный выход — введение совершенно новых принципов государственного отношения к воспитанию поколений, что напрямую связано со сменой глобальной концепции.

К смене концепции подталкивает власть и сама молодёжь. Согласно опросам, проведённым в 2007 году, на вопрос «Как вы относитесь к имущественному расслоению?» , в молодёжной среде ответы распределились следующим образом:

· Это вполне нормально, т.к. люди разные — 18,3%

· Государство должно смягчать имущественное неравенство — 29,3%

· Неравенство оправдано только тогда, когда соответствует понятиям о равных возможностях для всех, кто вступает в самостоятельную жизнь — 31,9%

· Я за относительное неравенство — 7,7%

· Определённого отношения пока на сложилось — 12,8%

Как видно даже из такой постановки вопросов[34] , подавляющее большинство молодёжи против социального неравенства. Следовательно молодёжь является наилучшим кадровым потенциалом, способным поддержать смену глобальной концепции. Это и есть единственная «национальная идея», которую обязательно подхватит молодёжь.

Следующий молодёжный опрос только подтверждает наши выводы. На вопрос, заданный в 2007 году, «как вы оцениваете причины бедности?» — мнения распределились следующим образом:

· Сегодня у людей объективно нет возможности жить лучше — 55,8%

· У людей нет силы воли, они ленивы — 19,5%[35]

· Они не избавились от старой идеологии — 17,4%[36]

· Они не умеют воровать — 14,2%

· Им не везёт — 3,8%[37]

В общем, российская молодёжь не мелочится в выявлении причин социального неравенства: главную причину она находит в порочности государственной политики , поддерживающей социальное расслоение.

Опасность отделения «молодёжной политики»

Трудно сказать, с чем связано затягивание принятия закона о молодёжи[38] в России (ведь его проект обсуждается уже несколько лет), возможно власти не чувствуют себя уверенными, что этот закон решит их проблемы. Либо просто бюрократическая система настолько инертна, что до молодёжи дело пока не дошло[39] . Во всяком случае, можно уверенно сказать, что принятие того законопроекта, который обсуждается, ничего не изменит в лучшую сторону, хуже того: это может послужить лишь затягиванию правильного решения «молодёжного вопроса».

Молодёжь же соображает гораздо дальше чиновников. Начнём с того, что возможности, связанные с доступом к культурно-информационной составляющей и труду для современной молодёжи важнее, нежели возможности нетрудового доступа к материальной (вещественной) составляющей культуры и бессмысленный досуг.

Согласно опросу, проведённому в 2007 году, на вопрос в молодёжной среде, «чему бы вы отдали предпочтение, если бы вас избрали президентом?» — мнения распределились следующим образом:

· Занятости, трудоустройству, борьбе с безработицей — 47,2%[40]

· Получению качественного образования — 37,2%

· Организация досуга — 26,8%[41]

· Материальные проблемы — 18,2%

· Жилищные проблемы — 11,7%

· Социальная защита молодёжи — 7,8%

Малое количество, проголосовавших за последний пункт (что якобы нужна ли особая социальная защита молодёжи, которая как-то выделяется из общей социологии) — свидетельство того, что российская молодёжь не считает себя каким-то отдельным общественным «объектом управления». Современная молодёжь (возможно и бессознательно) лучше старших поколений ощущает неразрывность пресловутой «молодёжной политики» и общественной социологии (концепции управления обществом) .

Вернёмся к «определению» понятия «молодёжь». В предыдущей главе мы выделили весьма верное суждение о формировании психологических качеств молодых поколений. Оно сводится к следующему: социально-психологические особенности молодёжи имеют социально-историческую природу и зависят от общественного строя, культуры и свойственных данному обществу закономерностей социализации.

«Энциклопедия социологии»[42] дополняет предыдущее «определение» теми качествами «молодёжи», которые действительно объективно должны быть присущи каждому вновь входящему в жизнь поколению:

«Молодёжь - понятие современного социогуманитарного знания, используемое для обозначения совокупности индивидов, обладающих социопсихическими качествами, способствующими перманентной активной переоценке ими любых существующих в обществе ценностей (как правило, в контексте не их осмысления, а их разрушения либо конструктивного/неконструктивного преодоления) . В свете подобной характеристики молодёжь выступает не столько возрастной (ввиду предельно широкого диапазона соответствующих нормативов), сколько особой социально-психологической и творческой категорией людей . Молодёжь в 20 в. выступала субъектом-носителем таких личностных параметров как "молодость" и "революционность"».

В результате можно создать некое универсальное “определение” молодёжи (не забывая при этом, что социально-психологические особенности обретаются личностной психикой с момента рождения[43] (а не с 14 лет):

Молодёжь это всего лишь понятие современного социогуманитарного знания , употребляемое для обозначения самой молодой части общества. Это та самая молодая часть общества, которая начиная с определённого периода детско-юношеского возраста всегда начинает проявлять данный Свыше потенциал активной переоценки любых существующих в обществе ценностей, в первую очередь — нравственных (что проявляется как правило, в контексте не их осмысления, а их разрушения либо конструктивного/неконструктивного преодоления). В свете подобной характеристики молодёжь выступает не столько возрастной (ввиду предельно широкого диапазона соответствующих нормативов), сколько особой социально-психологической и творческой категорией людей. В то же время потенциал активной переоценки ценностей в толпо-“элитарных” обществах реализуется далеко не всегда (скорее это — редкость). Это так, поскольку социально-психологические особенности молодёжи напрямую зависят от социально-исторического наследия и от общественного строя, культуры и свойственных данному обществу закономерностей социализации. Толпо-“элитарные” культуры со свойственными им закономерностями все без исключения направлены на подавление объективно обусловленного позитивного потенциала переоценки ценностей в молодёжной среде и/либо на направление этого потенциала в нужное иерархам толпо-“элитаризма” русло.

Ещё раз напомним, что в то время, когда было дано первое советское “определение” молодёжи — ни о какой отдельной «Государственной молодёжной политике» речи не велось. Как сообщается в одной из статей, опубликованных на сайте И.М.Ильинского[44] , молодёжная политика «так никогда и не называлась, о государственной молодежной политике писалось лишь в связи с зарубежным опытом и обычно в критическом или по крайней мере в скептическом тоне. Сам язык права, на котором говорит государство с гражданами, в условиях диктата одной партии вырождается и становится языком партийных постановлений. Это хорошо видно на примере первых двух законопроектов о молодежи, разрабатывавшихся в советскую эпоху — в 1967 и 1977 годах. …слова «молодежная политика» укрепились в практике государственной деятельности и стали правовым термином, не следует забывать, что до 1986 года они никогда не употреблялись применительно к условиям СССР »[45] .

Иными словами в бытность СССР государственная “молодёжная политика” существовала в неразрывной связи с государственной политикой партии и правительства. Выделение же особого отношения государства к молодёжи происходило лишь по возрастному составу в связи с необходимостью обращения особого внимания на процесс становления личности, соответствующей ориентирам, определённым государственной политикой[46] .

Такой подход[47] советской власти вполне оправдан особенностями становления личности вида Человек Разумный, её психики, которые закладываются именно в раннем детском и юношеском возрасте. Поэтому во времена СССР в отношении детей, подростков… молодёжи вообще существовала стройная ступенчатая целенаправленная система «воспитания» — от семьи и яслей и до комсомола. В данной работе мы не вдаёмся в анализ содержания и целеполагания советской системы воспитания, но её организационный опыт стоит пристального внимания[48] .

Систему воспитания «молодёжи» в СССР никак нельзя было вычленить из общей социальной политики государства. Подавляющему большинству молодежи обеспечивались равные права на образование, труд, здравоохранение. Психика подрастающих поколений с малолетства защищалась от влияния «вредных» информационных воздействий и пороков культуры (так как это понимали власти и как им позволяла их дееспособность). В основе всей работы с молодежью лежали ценности патриотизма и доминирующей в СССР нравственности. Советская система воспитания выступила как самая работоспособная в мире система, в которой активная роль принадлежала и самой молодежи: её представительство (в основном через комсомол) во власти на всех уровнях социальной организации было реальным, а не мнимым.

В наше же время государством до сих пор не определены основные идейно-нравственные ориентиры (кроме весьма абстрактного православного патриотизма), предназначенные для воспитания молодёжи. Но власть пыжится чего-то делать, выдавливая из себя абстрактно-гуманитарное понятие «молодёжь» и связанное с ней «ГМП».

Несмотря даже на “определение” молодёжи, в котором сказано, что возраст «молодёжи» нельзя жёстко ограничивать «молодёжь выступает не столько возрастной (ввиду предельно широкого диапазона соответствующих нормативов), сколько особой социально-психологической и творческой категорией людей » — в проект Закона о молодёжи забит возрастной период 14-30 лет. Как будто до 14 лет не происходит становление основных качеств характера молодых людей. Может даже возникнуть впечатление, что о молодых поколениях власти вспоминают лишь, когда те достигают возраста 14 лет, а до этого молодые люди живут «на другой планете», где всё гораздо лучше, чем в России.

В действительности же, как показывает опыт СССР (а до СССР это было широко известно ещё из обширного опыта развития первобытных культур) — становление личности и первичное психическое “наполнение” у вида Человек Разумный происходит как раз в период до тех самых 14 лет . Но, согласно чаяниям чиновников, в этот период государство не желает заниматься «молодёжной политикой», отдавая её на “откуп” доминирующей либеральной культуре[49] и чего-то связанного с проблемами российских семей[50] . В связи с этим можно сделать весьма печальный вывод: принятие Закона «О молодежи и государственной молодежной политике» в лучшем случае ошибка, связанная с некомпетентностью властей. В худшем случае это — имитация государственной поддержки молодёжи, связанная с тем, что властям либо наплевать на народ, либо они руководствуются чужой политической волей (введение термина «молодёжная политика» — дань западной моде).

Подобный подход в лучшем для властей случае позволит ещё некоторое время успешно выискивать в среде уже сформировавшейся молодёжи кадры, которые смогут хоть как-то соответствовать по психическим качествам требованиям властного управления. Причём такие кадры могут появиться в обществе скорее не благодаря политике воспитания молодёжи, а — вопреки ей, как имеющие своеволие молодые люди, не поддавшиеся на влияние культурной среды. На всех остальных детей и подростков государству до сих пор наплевать. Судя по внутренней политике, им важнее охрана прав собственников и банковской системы.

Не удивительно, что в современной “научной социологии” дошло по подмены понятий. Так составители «Словаря по общественным наукам» считают, что «становления социальной и психо-физиологической зрелости » происходит в период от 14 и до 30 лет. А до 14 лет всё как бы идёт само собой. Это видно из “определения” молодёжи, помещенном в словаре (выделено нами):

«Молодежь - социально-демографическая группа, переживающая период становления социальной и психо-физиологической зрелости , адаптации к исполнению социальных ролей взрослых. Обычно к молодежи причисляют людей в возрасте 14-30 лет».

«Молодёжная политика» — уж коль такое понятие появилось — должна охватывать весь период становления личности, который начинается от рождения и не оканчивается 30-ю годами: с создания новой семьи начинается следующий этап единого и непрерывного процесса воспитания подрастающих поколений. Молодая семья вновь сталкивается с проблемами воспитания уже своих детей и так происходит при каждой смене поколений. Поколения меняются непрерывно. Семью нормально должны составлять представители всех живущих поколений, и они все участвуют в той самой «молодёжной политике». Именно поэтому «молодёжная политика» не может быть отделена от государственной политики, от всей информационной политики государства, которая является средством поддержки культурной среды[51] . В этой культурной среде живут все поколения участвующие в воспитании нового поколения себе на замену.

Государственная забота должна охватывать всё «молодое» население. В противном случае это будет лишь имитация, выраженная якобы в особом расположении властей к какой-то там «молодёжи».

Всё вышесказанное верно в целом по отношению к организации процесса — не говоря пока о необходимом качестве отношения властей к воспроизводству поколений.

Психо-физиологическая зрелость [52]

То что авторы статей о «молодёжи» называют психо-физиологической зрелостью — формируется у вида Человек Разумный не после 14 лет, а преимущественно в период от зачатия и до 14 лет.

Последнее очень хорошо известно с глубокой древности: уже в первобытных обществах старшие поколения уделяли особое внимание воспитанию молодых поколений именно в этом возрасте. Мало того, до 14 лет происходил отбор подростков «по врождённым способностям» и даже “выбраковка” «безнадёжно опасных» для общества для безопасного управления первобытным коллективом. Считалось, что после 14 лет исправить врождённые (или упущенные в воспитании возможности) “дефекты” — ни представляется реальным.

Поэтому та самая «молодёжная политика» (точнее даже — те молодёжные прогаммы), которую лелеют российские власти — не только бесполезна: она вредна по причине увода внимания толпы от реально предопределённого Свыше продуктивного периода формирования психо-физиологической зрелости человека.

Под «психо-физиологической» зрелостью нами понимается следующий предопределённый Богом идеал, когда:

Нормальная алгоритмика психики, объединяя её сознательный и бессознательные уровни, необходимо включает в себя:

· доверие Богу, выраженное в исходном нравственном мериле человека: «Вседержитель безошибочен в своих действиях, всемогущ, и милость Его безгранична, и осознание этого должно вызывать — радостную внутреннюю умиротворённость и желание благодетельствовать Миру, порождающие открытость души Жизни — доброе настроение, определяющее характер и результаты всей психической деятельности», — и это обеспечивает ладное Жизни единство эмоционального и смыслового строя психической деятельности ВСЕХ ЛЮДЕЙ БЕЗ ИСКЛЮЧЕНИЯ;

· человечный строй психики;

· устойчивость преемственности в передаче информации «Различение от Бога[53] Þ внимание самого человека Þ интеллект» ;

· опору на мозаичное Богоначальное мировоззрение триединства материи-информации-мhры и выражающее его миропонимание.

Только на этой основе возможно целенаправленное выявление по Жизни разнородных ошибок (как своих собственных, так и окружающих) в миропонимании, в мировоззрении, в алгоритмике психики, и главное — ошибок нравственности, как причины всех прочих.

В детстве по мере развития структур организма в процессе взросления ребёнка и по мере развития его мировоззрения и миропонимания, но ещё до начала переосмысления им культуры взрослых в подростковом возрасте, инстинктивно-рефлектор­ная алгоритмика включается в более мощную (разветвлённую и гибкую), культурно[54] обусловленную алгоритмику поведения. Нравственные мерила (нравственность) в этот период жизни детей большей частью формируются в не осмысляемом ими игровом подражании поведению взрослых[55] , а также берутся в готовом виде из эгрегоров[56] , поддерживаемых обществом, и, прежде всего, — из родовых эгрегоров, на которые всякий человек неизбежно замыкается «авто­ма­ти­чески» — в силу факта происхождения от определённых предков — под воздействием заданной хромосомным аппаратом настройки параметров приёмников и излучателей биополей его организма.

Постепенно по мере взросления происходит первое изменение строя психики ребёнка. Оно обусловлено развитием воплощённого сознания ребенка до такой степени, что появляется и начинает развиваться сознательная составляющая интеллекта и начатки осознаваемой самим ребёнком его нравственности. Этот переход сопровождается и началом освоения членораздельной речи, что является началом формирования миропонимания ребёнка[57] .

Интеллект ребёнка на этом этапе активно работает как в сознательной, так и в бессознательной составляющей, и ребёнка несёт по жизни гребень волны его творческой активности. Однако его твор­ческая активность в этот период выражается большей частью в приспособлении объектов и субъектов, находящихся вокруг него (включая родителей, дедушек и бабушек, братьев и сестёр), к себе, к своим текущим потребностям , а также и в приспособлении к себе куль­турного достояния общества, созданного прошлыми поколениями и создаваемого в период его детства взрослыми.

Знаний и навыков ребёнку в этом возрасте не хватает и, как следствие, — царапины, ссадины, синяки и шишки, и открытые возможности более тяжелых травм и не чаянной им гибели под воздействием большей частью объектов техносферы[58] как домашних, так и уличных .

Поэтому от родителей (а также и от всех взрослых, рядом с которыми оказались дети) требуется наблюдательность, внимательность, предусмотрительность и упреждающая заботливость, чтобы ребёнок, познавая и приспосабливая к себе Мир, не совершил чего-нибудь такого, что может его необратимо покалечить или убить. Если Божьим попущением происходит нечто такое, то виновны взрослые, проявившие в каких-то своих делах некую преступную беззаботность (не обязательно в отношении их ребёнка: Мир един и целостен), проявившие паразитизм или агрессивность, которые вернулись к ним же по цепям обратных связей в виде такого рода «ответной» информации.

Но в этот период к дальнейшему развитию культурного достояния на основе его переосмысления и внесения в него чего-то нового, прежде в нём не бывшего, ребёнок ещё не готов: мировоззрение и миропонимание в большинстве своём ещё не позволяют этого, а алгоритмика психики ещё занята решением задач, относящихся к другой проблематике.

В этом периоде продолжается пополнение информационного обеспечения поведения человека «первичной» информацией[59] на основе предоставления Богом в Различение самому ребёнку и воспитывающим его старшим (родителям, дедушкам, бабушкам, бра­тьям и сёстрам, друзьям дома и т.п.), которую взрослые должны осмыслить. Когда что-то в Различении даётся причастным к воспитанию окружающим, то в их внимание попадает нечто, и если их внимание не уходит от него на какие-то их собственные проблемы, то появляется мысль: «Вот оно, что надо ребёнку». На этом процесс может и прерваться, поскольку родители и другие взрослые, будучи подвластны суете и своим устремлениям, могут и не сделать того, что осознали как необходимое для развития их ребёнка.

Когда в Различении что-то даётся непосредственно ребёнку, то он, в тех случаях, когда не может управиться с этой информацией самостоятельно, начинает наседать на окружающих его взрослых с разнородными вопросами и требованиями. Эти вопросы и требования могут резко контрастировать по отношению к повседневному кругу игровых интересов и притязаний получить удовольствие от чего-то вкусненького или ещё чего-то, что свойственно детям в возрасте от 3 до 7 лет.

Ребёнок в этом возрасте может добиваться от родителей ответов на вопросы о том, как устроен Мир? А на ответ, что «Мир состоит из материи», начнёт требовать по существу ясного ответа на вопрос: «чем отличается неизвестная ему «мате­рия», из которой состоит Мир, от той известной ему материи, из которой сшита одежда?» (если его вопрос перевести на язык «на­уч­ной» фило­софии). Его интересуют и вопросы, чем отличается живое от неживого? что такое смерть, и как живут умершие[60] ? есть ли Бог, а если его нет, то почему говорят, что Он есть? больно ли дереву, когда его пилят? а хорошо ли есть мясо, ведь животным, птицам и рыбам страшно и больно, когда их убивают? откуда берутся деньги и почему возникают цены такие, и почему нельзя бесплатно? кто хозяин? как устроено государство, и почему в одних есть короли, а в других нет? что такое «хорошо», и что такое «плохо»? почему и для чего девочки и мальчики — разные? как выглядят взрослые дяди и тёти без одежды? Расскажи, какой ты был (бы­ла), когда ты был (была) маленький (маленькой). А как жили, когда меня не было? откуда взялся первый человек?

И ребёнка интересуют ещё множество других вопросов, поиск ответов на которые обеспечит работой не один научно-исследо­ва­тельский центр на несколько десятков лет.

Для очень многих детей в возрасте от 3 до 7 лет в такого рода философских вопросах выражаются их личностные интересы, заблаговременно направленные Свыше на информационно-алго­ритмическое обеспечение осуществления ими своих программ «максимум» (в судьбе) на протяжении всей их последующей жизни.

И самое печальное то, что взро­слые относятся к такого рода вопросам несерьёзно — как к детским бессмысленным причудам, отмахиваются от них или же дают на них ответы ложные[61] , а не по существу, хотя бы в меру своего сложившегося понимания и соответственно тому, что ребёнок в его возрасте способен понять при уже освоенных им знаниях и развитости мировоззрения и миропонимания[62] . Глядя же на то, как взрослые относятся к такого рода вопросам детей, можно подумать, что взрослые сами никогда не были детьми, что их никогда не интересовали такого рода вопросы философии и богословия очень высокого уровня, если говорить языком науки мира взрослых.

Но кроме того, что ребёнок задаёт глубокие философские вопросы, он может требовать, доходя до скандала, чтобы ему купили какую-то вполне определённую книгу, к восприятию содержания которой он в его возрасте заведомо не готов, в чём он и убедится, если её начать ему читать. После этого книга может находиться дома десяток и более лет, прежде чем он её найдёт, прочтёт, либо вспомнит прочитанные ему в детстве и непонятные тогда фрагменты, а написанное в ней сочтёт значимым для своей взрослой жизни.

Ребёнок может и «присесть» на информационные потоки взро­с­лых, когда они обсуждают что-то просто интересное или важное для них, а он, внезапно прекратив свои игры, шум и приставание, присоседится тихонечко рядом со взрослыми и со вниманием будет слушать и запоминать то, чему нет места в игровых интересах его и сверстников, и будет помнить это если и не всю свою жизнь, то долгие годы.

И вся такого рода тяга детей в возрасте 3 — 7 лет к недетским интересам может протекать на фоне обычных детских игр и капризов по поводу не купленной, но желанной игрушки, мороженного и т.п., что свойственно всем детям в их возрасте. И хотя интенсивность и мощность капризов у каждого ребёнка своя в каждом его возрастном периоде, и капризничают все дети просто в силу свойственного их возрасту «Я-центризма» и определённой неустойчивости алгоритмики психики, информационное и нравственное обеспечение которой ещё не сформировалось, однако некоторые капризы и требования детей выделяются из их общего набора как-то особенно своей казалось бы немотивированностью или мотивированностью интересами, не соответствующими их возрасту.

Такого рода явления в жизни ребёнка могут вызывать удивление и раздражение родителей, обусловленное их забывчивостью об их собственном детстве и непониманием ими Жизненной целесообразности происходящего в психике ребёнка (зачем «это» “ИХ крохе”?), но в отличие от взрослых, ныне в большинстве своём живущих сиюминутными интересами и суетой, ребёнок в возрасте от 3 до 7 лет живёт ещё под Божьим водительством и боль­шей частью не противится ему: он под Божьим водительством готовится к продолжительной жизни, и Бог — лучше малыша и его родителей — знает, что именно потребуется ребёнку во взрослой жизни, и заблаговременно предоставляет ему доступ к необходимой «пер­вич­ной» информации, как непосредственно давая ребёнку в Различение нечто, что влечёт за собой с его стороны вопросы философско-богословского и высоко научного характера, просьбы и требования к родителям и всем окружающим, явно не укладывающиеся в круг игровых интересов детства; так и опосре­до­ванно, — давая нечто в Различение окружающим, чтобы они осмыслили это сами, а осмыслив данное им в Различение, — дали бы ребёнку заблаговременно что-то дóлжное и необходимое для его будущей жизни.

Интерес детей в возрасте 3 — 7 лет к вопросам, во взрослой жизни относимым к компетенции философии, богословия, социологии, теоретической и экспериментальной физики, биологии, и инженерного дела и т.п., причём интерес — часто запредельный по отношению к наивысшему достигнутому к историческому времени их детства уровню развития соответствующих отраслей культуры общества, — естественен, поскольку:

· Именно в этом возрасте происходит формирование осознаваемой самим ребёнком его нравственности в том смысле, что он становится способен давать мотивированные ответы на вопросы о том, чего он хочет и почему, а также способен относить к категориям «хорошо» и «плохо» желания и дела как свои собственные, так и других реальных субъектов и вымышленных персонажей.

· Нравственность, формирующаяся в этом возрастном периоде, представляет собой СКЕЛЕТНУЮ ОСНОВУ всей будущей НРАВСТВЕННОСТИ ВЗРОСЛОГО ИНДИВИДА . Именно на эту «скелетную основу нравственности», соответственно составу и иерархической упорядоченности в ней нравственных мерил, будут нарастать в течение жизни и все остальные нравственные мерила.

· Божие предопределение человеку быть наместником Божиим на Земле объективно требует от личности определённости во мнениях именно по такого рода вопросам — в толпо-“эли­тар­ном” обществе «запредельным» для большинства взрослых по отношению к их миропониманию и принятой ими на себя заботе. А близкая к истине или ложная определённость мнений именно в отношении такого рода вопросов, равно как и неопределённость мнений в отношении них (как разновидность безнравственности), определит и всю последующую жизнь индивида и возможность осуществления им программ «мак­си­мум» и «минимум» (в судьбе) хотя бы к старости[63] .

Именно по этим причинам интерес ребёнка к такого рода вопросам в этом возрастном периоде закономерен. Ущербность (не­пол­нота) и извращённость скелетной основы нравственности (как и везде, где термин «скелет» может быть употреблён в прямом или переносном смысле) — наиболее тяжелые и наиболее трудно устранимые в последующие периоды жизни дефекты личностного развития. Если скелетная основа нравственности не строится на осмыслении ребёнком «запредельных» вопросов в общении с природой и взрослыми, то она формируется в более или менее ущербном виде большей частью бессознательно: в процессе подражания ребёнка поведению взрослых (как в жизни, так и в кинофильмах) и списывается из родовых эгрегоров и разнородных их объемлющих эгрегоров в порядках их взаимной вложенности в «ноосфере» Земли.

Но кроме этого, в толпо-“элитарном” обществе скелетная основа нравственности хотя бы отчасти извращается господствующей культурой общества в целом, а также субкультурой тех кругов общества, к которым принадлежит семья, — её готовыми к употреблению мнениями по мировоззренческо-богословским вопросам.

И чтобы не воспроизводить в новых поколениях автоматизмы поведения на основе ошибочности мнений прошлых поколений по разнородным «запредельным» вопросам, взрослые сами должны думать вместе с малышами о том, во всех ли своих мнениях по «запредельным» вопросам они правы.

Для общества лучше поддерживать и удовлетворять интерес малышей именно к этой проблематике — запредельной по отношению к достигнутому уровню культуры, — нежели отказывать малышам в удовлетворении их интересов или навязывать им в качестве обязательных интересов представления взрослых дипломированных педагогов, часто слабоумных и беспамятных, о том, что — на взгляд взрослых — должно быть интересно в их детстве людям другого поколения, которому предстоит решать иные задачи развития человечества .

Но реальная культура общества нынешней глобальной цивилизации (за исключением некоторых специфических субкультур и относительно небольшого количества семей) такова, что естественный для большинства детей интерес к ключевым вопросам жизни каждого из них персонально, к ключевым вопросам жизни общества и Жизни в целом — в возрастной период становления скелетной основы нравственности не находит должного удовлетворения. И к тому в толпо-“элитарном” обществе, помимо зомбирующей профессиональной дипломированной ОДУРЯЮЩЕЙ ПЕДАГОГИКИ, есть две взаимосвязанных и наиболее бросающихся в глаза причины:

· Собственная бесчувственность самих родителей к значимости этих вопросов, приобретённая ими с их личным вхождением в суету взрослой жизни общества, не вызревшего до человечности; обусловленное этим же невежество старших в существе ответов на эти вопросы; постоянная увлечённость взрослых суетой (работой на износ ради карьеры или денег, делами по дому, телевидением, той или иной зависимостью от деградационно-паразитичес­ко­го спектра потребностей и т.п., свойственного господствующей культуре общества).

· «Стратегия воспитания», проистекающая из представлений самих взрослых о том, чему необходимо научить ребёнка для достижения им «успеха в жизни» вне зависимости от того, удалось ли самим взрослым достичь того успеха, который они программируют ребёнку (другое дело, насколько они смогут воплотить в жизнь свою «стратегию воспитания»), или же не удалось. «Стратегия воспитания» оказывается подавляющим фактором в «благополучных» семьях, где дети не предоставлены самим себе, улице и телевизору (а в перспективе — и интернету) вследствие того, что их родители увлечены суетой или порабощены деградацией.

Вне зависимости от уровня образования[64] , достигнутого взрослыми, они в этот период детства своих детей должны планировать распределение своего времени и сил так, чтобы, когда ребёнок задаёт богословско-философские вопросы, — обязательно вступать с ним в осмысленные диалоги. Причём взрослый обязан понимать, что ответы на эти вопросы значимы и для ребёнка, и для самого взрослого . И поэтому он обязан думать (раз­мы­шлять, соображать) сам, а не выдавать известные ему готовые мнения по ним в магнитофонно-попугайском режиме. Дело в том, что процесс мышления — не химические реакции и физиология обмена веществ в тканях нервной системы человека[65] , а биополевой процесс, только поддерживаемый физиологией обмена веществ и структурами вещественного тела.

Процессу мышления соответствует определённая алгоритмика управления органами чувств, каналами передачи информации в организме человека, алгоритмика взаимодействия правого и левого функционально специализированных полушарий головного мозга[66] . И эта алгоритмика в целом и в своих составляющих отлична от других режимов: бездумья, сна, мышечной работы, отдыха в состоянии бодрствования и т.п. Всё это и многое другое находит своё выражение в излучении биополей человеком, будь он ребёнком или взрослым.

Но есть и разница между взрослым и ребёнком: как взрослый сильнее ребенка в отношении мощи мускулатуры, так он нормально сильнее ребёнка и в мощи биополей. И это означает, что если биополя ребёнка и родителей не разобщены, а замкнуты друг на друга, то взрослый, является лидером в настройке алгоритмики биополей системы «ребёнок + взрослый», в том числе и возбуждая излучение ребёнком тех составляющих его биополя, излучение которых для него самого пока не свойственно (ребёнок ещё не нашёл в себе эти возможности).

Ребёнок обладает (пусть и бессознательной) чувствительностью к биополям, тем более к биополям своих старших родственников. На основе генетически заложенной рефлекторной настрой­ки контуров прямых и обратных связей физиологии организма в психике ребёнка формируется алгоритмика подстройки под разнородные внешние обстоятельства. Она наиболее активно развивается тоже в период детства в возрасте 3 — 7 лет в играх, в которых дети воображают себя кем-то или чем-то, подражают окружающим объектам и субъектам. И соответственно, оказавшись в биополе взрослого, ребёнок — просто для того, чтобы чувствовать себя уютно (явный диссонанс по-разному излучаемых биополей может быть столь же неприятен в ощущениях, как чирканье сталью по стеклу или фальшивые ноты в аккорде или мелодии), — бессознательно настраивает алгоритмику управления организмом и его специализированными вещественными и биополевыми стру­к­турами на тот режим, в котором излучение им биополей синхронизируется и спектрально повторяет более мощное излучение взрослым его биополей, в которых находится ребёнок[67] .

Если личностная культура мышления и психической в целом деятельности взрослого эффективна, то ей соответствует и определённый режим излучения биополей; если взрослый отвечает на вопросы ребёнка в магнитофонно-попугайском режиме, не думая вообще, либо отвечая на вопросы ребёнка рассеяно и сосредоточенно “думая” о чём-то своём, то этому соответствует и иной режим излучения биополей. В этом случае ребёнок может попытаться помочь себе и взрослому вопросом, типа «пап, ты где?», который должен побудить взрослого вернуться к ребёнку и дать ему то, в чём он нуждается: опорный ЖИВОЙ образец-эталон настройки биополевой системы организма в процессе эффективного мышления . Если этот эталон-образец взрослый дать не сможет, то ребёнок вынужден будет вырабатывать его сам методом проб и ошибок, возможно на протяжении всей своей жизни, или будет искать его в доступных ему эгрегорах.

Если у самих родителей вследствие множества дел на это не остаётся времени и сил, то их должны поддержать дедушки и бабушки. Но для того, помощь дедушек и была своевременна, семья (множество совместно проживающих в одном месте родственников) должна включать в себя несколько поколений, а её жилище должно быть достаточно просторным и удобным для этого.

С такого рода обделённостью детей в возрасте от полутора до семи лет свободными сопереживаниями вместе со взрослыми разным формам жизни в биосфере Земли, с обделённостью детей обоюдно интересными диалогами на богословско-философские темы о Жизни вообще и о Жизни в её частных разнородных проявлениях, в которых взрослые не только должны помочь детям сформировать скелетную основу их нравственности, но и дать им опорный живой эталон настройки алгоритмики управления организмом и психикой в целом в процессе чувственной деятельности и мышления , — связаны и большинство проблем с успеваемостью в школах в более старшем возрасте.

Господствующая на протяжении последних нескольких веков массовая, крупно поточная зомбирующая педагогика не видит своеобразия личности каждого ребёнка, она не различает детей, не видит особенностей развития каждого из них, и главное — не видит сбоев (остановок, уклонений, не преодолённых рубежей) в их развитии, не говоря уж о том, чтобы помочь детям преодолеть последствия уже свершившихся сбоев и упредить новые в будущем. Она начинает прямо с того, что берётся пичкать ребёнка разнородными знаниями[68] , не выделив его личностного своеобразия из безликой массы, не утрудившись научить его быть чувствительным к собственному организму, к физиологии и пластике как вещественного тела, так и к физиологии и “пластике” биополя[69] . Но как невозможно играть на ненастроенной скрипке или гитаре, как невозможно фотографировать фотоаппаратом, на объективе которого крышка или система наводки на резкость работает с ошибками, — так и не настроенный организм не в состоянии обеспечивать эффективную психическую деятельность, вклю­чая и внимание знаниям, насаждаемым школь­ной педагогикой; а тем более, он не способен обеспечить самостоятельное освоение знаний и навыков детьми при вспомоществовании им в этом деле учителями. И это — главный изъян сложившейся педагогики как практически действующей системы, и как теоретической отрасли науки.

Навыки настройки организма, его вещественно-телесных и биополевых структур, на эффективную чувственную, интеллектуальную и психическую в целом деятельность необходимо освоить ребёнку ранее достижения им 6 — 8 лет, поскольку в этом возрасте ребёнок идёт в школу.

Навыки такой настройки наиболее легко и естественно приобретаются в детстве в сопереживании вместе со взрослыми Жизни, а также в философских диалогах со взрослыми на «запре­дельные» темы, к чему так склонны большинство детей с начала «ре­че­вого» периода их жизни, и особенно в возрасте от 3 до 7 лет.

Кроме того, в возрасте от 7 до 13 — 14 лет необходимо преодолеть власть инстинкта самосохранения и подняться над ним. А главное — должен совершиться и переход от «Я-центричного» мировоззрения к Богоначальному мировоззрению триединства материи-инфор­ма­ции-мhры и к выработке поведения на его основе, что также требует произвольного владения навыками настройки организма и его биополевой системы, дабы произвольно входить в режимы, способные поддерживать процесс эффективного мышления и психической деятельности в целом.

Начало же полового созревания (в смысле завершения развёртывания системы органов продолжения рода и сопутствующего пробуждения половых инстинктов) подросток должен встречать с пониманием происходящего с его телом и психикой, осознанно раз­личая в себе не только психическую деятельность на основе Богоначального мировоззрения при человечном строе психики, но и отклонения от этого идеала и в себе самом, и в окружающих: как уже свершившиеся, так и упреждающие предзнаменования надвигающегося разрушения психической деятельности при человечном строе психики под воздействием внутренних при­чин и внешних факторов .

Именно на этом всём основывается способность человека к самообладанию, как к преимущественно заблаговременному принятию мер к тому, чтобы неизменно быть в Жизни человеком, жизнь и деятельность которого всегда протекает в русле Божиего Промысла .

И всё, что должно произойти в процессе становления психики в возрасте от 7 до 13 — 14 лет. В этот же период должны сформироваться волевые качества человека. К возрасту 13 — 14 лет человек нормально должен достигать и наивысшей мощи интеллекта

Если всё вышесказанное не учитывать, и по старинке (как принято в толпо-“элитарной” культуре) высокомерно и безответственно относиться к детям и подросткам до 14 лет как к «соплякам, не доросшим до высокого звания молодёжи» — то когда “сопляки” станут «молодёжью» (по государственному закону), они могут начать учить взрослых дядь и тёть уже не “наивными” вопросами, а зачастую достаточно жестоко. Жестокость будет соответствовать тому, что они не дополучили от взрослых и тому, чему их научила господствующая культура (в наше время в первую очередь это средства массовой информации).

Поэтому «молодёжная политика», которая начинается от 14 лет, если даже и будет направлена в русло исправление ошибок воспитания, которые были допущены до 14 лет[70] — дело заведомо трудное, а для подавляющего большинства «воспитателей» и вожаков молодёжи в наше время — неподъёмное[71] . Да и зачем исправлять свои же ошибки, когда давно известно, что начинать воспитательную политику детей, подростков и молодёжи нужно даже раньше, чем ребёнок родился.

Всё, сказанное в этой главе, свидетельствует о том, что провозглашение Годом семьи 2008 года — оказалось имитацией. В лучшем случае это было пустословие чиновников, желающих казаться гуманнее и умнее, чем они есть на самом деле. Год семьи прошёл, но ничего не было сделано в русле того, что высказано в настоящей главе. Выпустили «семейный» пар, а крайне порочная культурная среда, в которую попадает ребёнок, с каждым годом всё сильнее замыкает на себя его психику в силу педагогической слабости подавляющего большинства родителей, деградации дошкольной и школьной систем воспитания.

«Год семьи» — фактически пустой звук

Когда мы начали эту главу (10 марта 2009 года) президент Д.А.Медведев подписал Указ «О проведении в Российской Федерации Года учителя»[72] . Итак, нас ждёт очередное пустословие чиновников в ходе подготовки к Году учителя, дежурные мероприятия, как сказано в Указе[73] , награждения… и всё?

В качестве примера прошедшего недавно чиновничьего очковтирательства по демографическим вопросам приведём мнение заведующего кафедрой социологии, семьи и демографии социологического факультета МГУ им. Ломоносова доктора философских наук, профессора Анатолия Антонова. Он раскрыл истинные причины некоторого повышения рождаемости последние два года. Дело в том, что чиновники любят хвалиться, мол благодаря семейной политике, рождаемость начала расти и к в год семьи удалось стабилизировать этот рост. Действительно рождаемость в России в абсолютных цифрах начала расти… только по объективным причинам, заложенным около 20 лет назад.

У Профессора Антонова интервью берёт электронная газета “Утро”[74] (выделения жирным наши):

«"Yтро": В последние пару лет было принято считать, что в России восстановился рост рождаемости и демографическая ситуация активно выправляется. Насколько это соответствует действительности?

Анатолий Антонов: Это абсолютно не соответствует действительности. Главная проблема демографии – рождаемость. Разговоры о том, что именно с ней у нас все плохо, начались после развала СССР в 1991 году. Принято считать, что именно тогда впервые снизилась рождаемость и пошла в рост смертность. Это не так. Еще в конце 70-х в одной из своих книг я приводил прогноз, что в 90-е годы все европейские республики СССР – Украина, Белоруссия, Украина, Литва, начнут депопулировать, а численность населения в СССР начнет уменьшаться после 2005 года. Собственно, так и произошло, правда, на три года пораньше.

Уже в начале 90-х смертность превысила рождаемость. Корни этой ситуации лежат в стремительном сокращении рождаемости с 1964 г., когда начал снижаться так называемый нетто-коэффициент воспроизводства населения. Поясню: значение коэффициента 1.0 – это восполнение поколения матерей поколением дочерей. После 60-х он стал ниже единицы. Дело в том, что в структуре населения в определенных пропорциях представлены и старики, и взрослые, и дети. Правильно сбалансированная структура населения может выдерживать голод, войны, природные катаклизмы и прочие беды.

"Y": В чем причина снижения рождаемости?

Что касается России, то мы – единственная страна в цивилизованном мире, где государство создало систему, в которой молодой семье практически невозможно обзавестись собственной квартирой. Реальность такова, что молодежи просто негде жить в браке. Получаются какие-то встречи, сожительства, жизнь на съемном жилье, но нормальную семейную жизнь молодым людям строить негде. Я считаю, что антисемейная программа правительства продолжается вопреки заявлениям. И материальное стимулирование рождаемости, так называемый материнский капитал, – это блеф. На что его использовать? На образование? Но через 10 - 20 лет образование станет дороже[75] . Если его оставить на пенсию матери, то это уже 2050 год. А если очередной кризис? Зарплаты по России минимальные, их не хватит на содержание семьи и детей. Все это приводит к тому, что рождаемости у нас нет.

"Y": Вы хотите сказать, что в 80-е случился беби-бум?

А.А.: Те мальчики и девочки, которые родились в начале 80-х, в последние годы вступили в брак – их численно больше в сравнении с предшествующими когортами. И в этом браке 60% имеют одного ребенка, около 30% – двух, и всего 6% – трех. И поскольку поколение начала 80-х было численностью чуть побольше, оно родило чуть побольше первых детей, это поколение и дало в 2001 - 2009 гг. стихийный прирост рождаемости, который сегодня записывают в заслугу нынешним властям. Не по умыслу, а по наивности наши власти считают, что за это время выросла рождаемость. Это не совсем так, поскольку не увеличилась интенсивность рождений.

"Y": Каковы ближайшие перспективы России в плане рождаемости?

А.А.: В последние девять лет интенсивность рождаемости не увеличилась [76] . То есть семьи не хотят рожать второго и последующих детей. Между тем именно это и обеспечивает рост рождаемости. У людей есть потребность в детях, но это дает лишь так называемую "полуторадетность", когда второго ребенка хотят лишь немногие, основная масса хочет только первого. Если таким людям добавлять пособия, то они, конечно, реализуют свою "полуторадетную" потребность, но больше этого уровня у них не будет. А после 2010 г. закончится волна рожденных в начале 80-х. Поколение второй половины 80-х и первой половины 90-х – это время начала депопуляции. Следовательно, с 2010 по 2025 годы каждое последующее поколение входящих в брачный возраст людей будет все меньше по сравнению с предыдущим. Все это породит невероятное сокращение нынешнего коэффициента рождаемости. А интенсивность ослабления потребности в детях будет продолжаться и дальше примерно на 1/3 ребенка каждые десять лет. В итоге, к 2025 г. можно будет говорить о полудетности: половина населения будет хотеть 0 детей, большая часть оставшейся половины будет хотеть одного, и только 15% – второго, третьего и т.д.

Я считаю, что наши государственные деятели не в состоянии представить, что будет с населением страны через 30 - 40 лет. Как демограф я утверждаю, что в правительстве нет людей, которые действительно думают о том, что будет со страной дальше. Всегда найдется кризис или очередная война, на которую можно будет списать свое нежелание заниматься проблемами демографии.

"Y": То есть власти не то что не имеют возможности, а просто не желают влиять на демографическую ситуацию?

Вновь и вновь создаётся впечатление, что российские власти вот уже третий год занимаются имитацией бурной деятельности, делая вид, что они якобы озабочены вопросами семьи, детства, педагогики и молодёжи — в общем всем тем, что касается качества воспроизводства поколений в России. Но одновременно с этим слова и высказываемые намерения резко расходятся с делом , с реальным положением вещей в вышеперечисленных жизненно важных сферах, касающихся безопасности нашей цивилизации.

А.А.: Да. Огромная российская проблема – демографическое невежество. У нас до сих пор нет ни одного демографического факультета. В Африке есть. А в депопулирующей России – нет, и не собираются заводить. На всю страну три кафедры. Если правительство проводит демографическую политику, то надо хотя бы обеспечить аппарат квалифицированными кадрами, а их нет, и взять их неоткуда. Как можно проводить демографическую политику вслепую? Почему в стране, вымирающей на протяжении 16 лет, никто не ставит задачу борьбы с демографической безграмотностью населения и чиновничьего аппарата? В Концепции демографической политики РФ на период до 2025 г. написана чудовищная глупость. Боюсь, что к 2010 г. в России начнется крах рождаемости, к 2015-му чиновники осознают масштабы катастрофы и начнут кричать, что этот финансовый кризис сорвал им все планы».

Можно, конечно, списывать все просчёты властей на некомпетентность чиновников, на коррупцию, на инертность бюрократической системы и тому подобные имеющие место быть препятствия якобы стоящие на пути благих намерений властей. Только вот одно обстоятельство не позволяет так думать: научно-теоретическая база, на которой должны основываться действия высших чиновников (разные региональные «концепции семейной политики»[77] , «концепции» и «законы» о молодёжной политике, школьная и вузовская реформы и тому подобные правовые и законодательные инициативы властей) могут быть употреблены только в одном качестве — в качестве поддержания дальнейшего развала всей системы российского семейно-педагогического и молодёжного воспитания подрастающих поколений.

Именно по этой причине руководству страны в общем-то и нечего спрашивать с бюрократического аппарата: ничего научно-фундаментального, полезно-созидательного они ему и не поручают.

А те дежурные мероприятия, проводимые в рамках семейно-молодёжных программ — бюрократы с удовольствием “выполняют” и отчитываются: ведь на это пустословие выделяются немалые государственные средства. Зато российская толпа, мало соображающая в вопросах семейно-молодёжной политики, видит, что «государство заботится о семье, молодёжи, учителях…» и кто-то ещё испытывает иллюзии о дееспособности властей в этих вопросах внутренней политики. Но кому-то понимающему больше чиновников именно это и важно: незаметно продолжать развал системы воспитания молодых поколений.

Школьной и вузовской реформ мы ещё коснёмся в следующих главах. В настоящей главе речь идёт о семейной политике. Примером бюрократического пустословия служит Концепция семейной политики Санкт-Петербурга[78] . Она утверждена 5 июня 2007 года (в Год семьи) на заседании городского правительства. Её основные положения описывает информационное агентство rambler[79] (выделено нами):

«Концепция предполагает создание условий для повышения уровня благосостояния семьи, улучшения жилищных условий, организации досуга, охраны здоровья семьи. Одно из наиболее важных направлений концепции – совершенствование информационно-просветительской деятельности, направленной на повышение статуса семьи, материнства и отцовства .

На среднесрочный период семейная политика города направлена на минимизацию негативных последствий различных факторов, влияющих на жизнедеятельность семьи; стабилизацию положения семьи; создание предпосылок для ее всестороннего развития.

Концепцией семейной политики определены 7 приоритетных направлений.

1) создание условий для повышения уровня благосостояния семьи с учетом ее индивидуальных особенностей.

2) формирование эффективной системы охраны здоровья семьи.

3) совершенствование системы семейного воспитания, образования и досуга.

4) развитие системы социального обслуживания семей с детьми, оптимизация деятельности учреждений, предоставляющих разнообразные социальные услуги семье и детям.

5) улучшение жилищных условий.

6) совершенствование информационно-просветительской деятельности, направленной на повышение статуса семьи, материнства и отцовства.

7) информационно-правовое обеспечение реализации семейной политики в Санкт-Петербурге. Концепция семейной политики будет реализовываться поэтапно на основе разрабатываемых Планов мероприятий, предусматривающих проведение мониторинга в сфере семейной политики и экспертиз принимаемых управленческих решений; разработку и реализацию целевых социальных программ и планов мероприятий, направленных на решение различных вопросов семей; совершенствование нормативно-правовой базы реализации семейной политики и другие меры. Проект Концепции прошел обсуждение и согласование в районных администрациях, отраслевых комитетах, научных и общественных организациях города, также он был заслушан на заседании Общественного совета и был одобрен. Реализация Концепции семейной политики Санкт-Петербурга позволит создать условия, необходимые для повышения экономической самостоятельности и самореализации семьи, повышения ценностей семейного образа жизни и рождения детей, решения иных задач семейной политики».

Заявленная в «Концепции» цель: «Одно из наиболее важных направлений концепции – совершенствование информационно-просветительской деятельности, направленной на повышение статуса семьи, материнства и отцовства » — является пустым звуком. Эта цель не обеспечена соответствующими научно-теоретическими разработками[80] , поскольку само содержание «информационно-просветительской» деятельности либо абстрактно-неопределённо, либо объективно бессмысленно.

Дело вот чём. «Семейную политику», также как и «молодёжную политику» невозможно вычленить из государственной политики в какой-либо отдельный план мероприятий, расписанный календарно на такой-то срок для исполнения местным чиновничьим аппаратом. Семейная политика начинается не с «концепций» и деклараций: она начинается в обществе от рождения и продолжается всю жизнь в преемственности поколений. Поэтому невозможно и не правильно выделять какую-то «семейную политику» (да ещё и только для конкретных типов семей), пытаться её как-то отдельно «облагородить», сохраняя прежнюю порочную безнациональную, либеральную культуру ограбления «гражданского общества», замешанного на западной системе нравственных ценностей[81] , в которой происходит воспитание и взросление нескольких живущих вместе (или хотя бы как-то контактирующих между собой) поколений. Выделение «семейной политики» — также как и выделение «молодёжной политики» — указывает на то, что российская семья и в дальнейшем будет продолжать деградировать, а демографические показатели будут ползти вниз (если в корне не изменить подход).

Основная причина научно-теоретической несостоятельности всех без исключения существующих «концепций» и других региональных документов о «семейной политике», а также и проектов федерального уровня на эту же тему следующая: авторы и разработчики сами не определились нравственно-этически по основным возможностям и причинам[82] , породившим и продолжающим порождать неблагополучные типы семей, деградацию российской семьи, неблагополучные демографические показатели.

По этой причине все перечни мероприятий, предусматриваемые подобными «концепциями» являются по сути концептуально неопределёнными: декларации записанные в них входят в противоречия с привлекаемыми средствами и масштабами предпринимаемых мер.

По большей части меры и средства воздействия на объект управления (в нашем случае — семья), которые привлекаются для реализации поставленных задач — заведомо слабее (либо это просто показное чиновничье пустословие), чем основные существующие деструктивные факторы общегосударственного, общекультурного масштаба. Никаких масштабных государственных мер эффективного противостояния деструктивным факторами, разрушающим семью и другие жизненно важные институты воспитания подрастающих поколений — пока что не предусмотрено на федеральном и местных уровнях власти. Такой подход можно увидеть по отношению ко всем жизнеобеспечивающим институтам, призванным обеспечивать нормальное для человека воспроизводство поколений.

Так в отношении объекта управления «семья» во всех «концепциях» можно увидеть отсутствие главных нравственно-этических критериев качества управления в отношении объектов управления «семья», «человек» что делает в принципе невозможным заданный позитивный для государства и общества результат управления.

Если и есть какие-то целевые критерии, выставленные по отношению к «семье», то они напыщенно-абстрактны и выставляются без чётко прописанного общего подхода к качеству российской семьи (то есть семья просто раздроблена на разные категории и констатируются разные подходы к разным категориям семей, а общий идеал так и не прописан). В принципе такой же «раздробленный» подход к качеству объекта управления можно увидеть и во всех «концепциях» по вопросам молодёжной политики.

Иными словами все программы и «концепции» не имеют чётко выраженных целей их осуществления и качеств, требуемых от объекта управления. Поэтому-то они и содержат в основном набор пунктов и мероприятий, направленных на «создание условий для повышения», «формирование», «совершенствование», «развитие», «улучшение», «обеспечение реализации планов мероприятий»… и тому подобное. Всё, что угодно, только не коренное изменение подходов к открытым возможностям негативных явлений, лежащих в основе разрушения основополагающих институтов государства (к которым в первую очередь относится семья).

В результате получается, что все «приоритетные направления» как бы перечислены, а по сути, общество остаётся в прежней нравственно-этической системе ценностей (в которую входят ценности семьи и государства и на базе которых происходит воспроизводство поколений). Если не менять систему ценностей, то работа по любым «приоритетным направлениям» будет приводить к прежним последствиям. То есть, эта работа по меньшей мере бессмысленна и расточительна[83] .

Государственная семейная политика может быть эффективной лишь в том случае, когда она является неотъемлемой составляющей всей общественной политики государства, взаимосвязанной со всеми её направлениями на стадиях выработки, принятия и реализации решений, по чётко выставленной цели развития и критериям её достижения. Пока же на уровне государства цели развития чётко не прописаны. Высшие чиновники отделываются формулой «повышение благосостояния народа», думая свою думу, в то время как общество с каждым годом деградирует по вопросам «семейной», «молодёжной» и «учительской» политик.

О политике воспитания конкретнее

Вопросы воспитания «молодёжи» невозможно рассматривать в отрыве от дошкольной, школьной и семейной политик. Выше было показано, что нравственно-психические основы закладываются у вида Человек Разумный в основном до момента полового созревания (около 14 лет). Поэтому начинать разговоры о «молодёжном» воспитании после этого возраста, значит — уводить проблему в области «больших загадок» (типа: почему подростки не перевоспитываются, ведь мы прилагаем столько усилий и вбухиваем столько средств…? ).

Какой дóлжно быть дошкольно-школьно-семейной политике — вытекает из ответов на вопросы:

· что такое человек;

· что такое семья;

· что обществу, государству и человеку лично необходимо получать от семьи и наоборот;

· что в удовлетворении этих потребностей общества и личности должно делать государство как общественный институт;

· чего государству делать не следует, поскольку это стало бы:

- пустой растратой ресурсов, или

- нанесло бы прямой вред.

Только такой уровень постановки вопросов о семье (а также и о детской и молодёжной “политиках”) может стать реальной основой научно-теоретического обоснования отношения государства к этим общественным институтам. Ни одним из поставленных выше вопросов не задаются авторы ни одной государственной программы (в лучшем случае даются не соответствующие объективной реальности «определения»[84] ) — как федерального, так и местных уровней.

Поэтому авторы и разработчики подобных программ и «концепций» исходят из того, что специально искать ответы на поставленные выше вопросы не следует, поскольку они являются «само собой разумением». Но такой подход к делу означает, что всё остаётся по-прежнему, поскольку «само собой разумение» по основополагающим понятиям, входящим в научно-теоретические разработки означает согласие с текущим положением дел по рассматриваемому вопросу . Последнее мы и наблюдаем на практике: «концепции» принимаются, планы работ составляются, отчёты пишутся, а основные показатели по вопросам семейно-молодёжной политики ползут «вниз» с каждым годом.

Критерии воспитанности человека

Начнём по порядку. В главе «Психо-физиологическая зрелость» мы начали рассмотрение вопроса о том, что такое человечность, какой “продукт” воспитательно-молодёжной «политики» должен быть избран идеалом[85] .

В настоящее время в публичной социологии размыты критерии воспитанности человека как члена общества : это одно из следствий культа индивидуализма-либерализма, а также открытой и скрытой пропаганды изолированно-обособленного от других характера существования индивида как нормы жизни всех членов общества. По этой причине могут высказываться мнения о том, что выдвижение каких-либо определённых критериев воспитанности человека — посягательство на свободу личности; что это — тоталитаризм, претендующий на то, чтобы унифицировать всех людей, лишив их своеобразия и т.п.[86]

В действительности это не так.

Во всех обществах реально существуют разного рода системы социальных критериев оценки личности, на основе которых людям предоставляются те или иные права и на них возлагаются те или иные обязанности: аттестаты об образовании, квалификационные дипломы, справки о состоянии здоровья, положения конституций и нормы законов, в соответствии с которыми одни люди в праве претендовать на занятие тех или иных должностей, а другие не в праве, — всё это разного рода социальные критерии состоятельности личности вообще или же состоятельности по отношению к каким-то определённым видам деятельности или образу жизни.

Это — именно социальные критерии, а не единоличные критерии оценки теми или иными индивидами других людей, их возможностей, способностей, прав и обязанностей. В жизни общества единоличные критерии тоже существуют, но они в большинстве случаев не формализованы, поскольку их носителями являются те или иные субъекты. Но поскольку личности составляют общество, то единоличные критерии, образуя достаточно устойчивую ста­тистику, выражаются в субкультуре государственности и в политике как разного рода формализованные нормы и процедуры, которые позволяют выявить соответствие и несоответствие людей этим нормам — в своей первоначальной основе субъективно-единоличным.

Эта культура «сертификации людей», существующая де-факто и де-юре в наши дни во всех развитых странах, уходит корнями в глубокое прошлое.

В первобытных культурах и древних цивилизациях переход во взрослость осуществлялся на основе инициаций (системы испытаний, оформленной в ритуальные традиции), в которых, с одной стороны, — подростки доказывали свою состоятельность в качестве полноправных членов взрослого общества, а с другой стороны, — их родители подтверждали свою состоятельность именно в качестве достойных уважения членов общества, продолживших в своих детях и внуках жизнь этого общества[87] . В смысле допуска подростков во взрослость «дикари» были умнее большинства обществ и государств современности, в которых, кем бы ни вырос ребёнок, как бы он ни был воспитан, он якобы гарантировано — человек и гражданин (за исключением случаев тяжёлой психической патологии, которую невозможно скрыть), равный в правах с другими согражданами (хотя бы формально юридически — в обществах, где нет узаконенного разделения на касты и сословия).

Если соотноситься с задачей единения общества в здоровом образе жизни , как основе сохранения или обретения этим обществом способности к дальнейшему развитию культуры и поддержке личностного развития всех, то от воспитанного человека общество в праве требовать:

· Самообладания (т.е. воля человека должна быть властна прежде всего над его инстинктами и культурно обусловленными навыками поведения, включая привычки — бессознательные автоматизмы поведения) [88] , поскольку именно самообладание является основой важнейшего личностного качества, открывающего возможности свободного развития общества: «толерантности» — умения воспринимать людей такими, каковы они есть, и терпимо (без потакания)[89] относиться к ним, не взирая на их личностные пороки, недостатки и совершаемые ими ошибки (в том числе и систематические ошибки). При этом «толерантность» предполагает неприятие, преодоление и подавление попыток к порабощению себя, проистекающих со стороны других индивидов и корпораций как путём применения потенциальными поработителями силы или угрозы её применения, так и путём создания разнородной зависимости от “покровителя”-единоличника или “по­кро­­витель­ст­вующих” корпораций и т.п.

«Толерантность» личности может существовать в обществе только на основе неприятия ею попыток к порабощению и созданию систем зависимости от покровителя, и если «толерантность» утрачивает эту основу, то превращается в благообразно оформленное холопство перед поработителем. Соответственно «толерантность» предполагает и отсутствие собственной устремлённости к порабощению других и созданию разнородной зависимости кого бы то ни было от себя (включая и бессознательную устремлённость такого рода) .

· Коммуникабельности в сочетании с заботливостью и доброжелательностью , поскольку именно эти качества позволяют войти в общение с другими людьми как для того, чтобы жить и работать совместно с ними, так и для того, чтобы оказать им помощь в выявлении и разрешении их проблем.

· Эффективной личностной культуры чувств и культуры мышления , поскольку именно они лежат в основе творчества людей как в работе, так и в оказании помощи другим, основой безопасности окружающих в общении и в совместной деятельности с человеком.

· Владения общекультурными навыками и освоения стандартного для общества образования , что объединяет в общество всех взрослых его членов в каждую историческую эпоху.

Конечно, психологи способны создать множество «моделей личности» и разнородных формализованных тестов, с помощью которых можно выявить те или иные «типы личностей» и носителей тех или иных личностных качеств, положенных в основу «моделей личности». Но реальная жизнь (и в России в особенности) не укладывается в формальные процедуры тестов и экзаменов, и уж никак не проистекает в однозначно предопределённом порядке из выявленных в тестах результатов [90] .

Тем не менее в поведении и миропонимании людей всё же надо различать то, что идёт на пользу обществу, а что идёт во вред. И вредоносное надо искоренять из жизни — в том числе и средствами государственной политики в области развития культуры и образования, а также — в области демографии.

Однако та психологическая наука, которая царит на кафедрах психологии вузов, в этом деле мало чем может помочь. Причина этого состоит в том, что разделение людей на «ипо­хондриков», «холериков» и т.п., словесные построения на основе фрейдовских бредней о «либидо», «Эдиповом комплексе» и «латентном гомосексуализме» весьма далёки от того, что реально происходит в психике подавляющего большинства людей. Вследствие этого педагогической, психиатрической, криминалистической практике почти что нечего взять из легитимной традиции общей “научной” психологии. Т.е. это — тот случай, когда от имеющихся научных теорий проку мало и надо обратиться к жизни общества, самим выявить проблемы и подумать о путях и средствах их разрешения.

Поэтому государственные чиновники и политические деятели, предприниматели, чтобы представители традиционной науки не дурили им головы и не злоупотребляли их доверчивостью, домогаясь финансирования каких-то своих проводимых ими якобы научных работ и оплаты оказываемых ими якобы «консалтинговых услуг», якобы необходимых в интересах всего общества или того или иного частного предприятия, дол­жны знать и понимать следующее. Главное, к чему слепа исторически сложившаяся психологическая наука, состоит в том, что:

Во-первых , каждой особи вида «Человек разумный» свойственно всё то, что генетически свойственно подавляющему большинству достаточно высокоразвитых видов животных в биосфере Земли, а именно:

· Врождённые безусловные рефлексы разных иерархических уровней в организации его организма (уровня клеток, уровня органов, систем органов и организма в целом).

· Врождённые инстинкты, поведенческие программы которых относятся к уровню организации «организм в целом» и обеспечивают взаимодействие с окружающей средой в «авто­ма­тическом» режиме вне зависимости от персонального жизненного опыта той или иной определённой особи, нарабатываемого ею в течение всей своей жизни. И хотя инстинкты свойственны всем особям вида, но весь комплекс инстинктивно обусловленных поведенческих программ, обслуживает не жизнь той или иной особи, а жизнь вида (его популяций) в целом, поэтому главенствующий из них во всём комплексе — инстинкт продолжения рода, и его алгоритмика обладает своеобразием, отличающим друг от друга психику особей соответственно принадлежности каждой из них к одному из полóв[91] .

· Однозначно не запрограммированный потенциал поведенческих способностей каждой особи в её взаимодействии со средой, включающий в себя как условные рефлексы и привычки, так и выработку тех или иных поведенческих программ на основе мышления в русле той или иной целесообразности.

У наиболее высокоразвитых видов животных последняя составляющая приводит даже к появлению некой «социальной организации» и «культуры» как набора поведенческих навыков, передаваемых от поколения к поколению на основе «социальной организации».

Насколько об этом позволяют судить данные зоологии, опыт животноводов и дрессировщиков, главное, что характеризует организацию психической деятельности животных, состоит в том, что:

В каждом из видов в биосфере Земли, за исключением человека, генетически запрограммирован однозначный безальтернативный характер организации психической деятельности как процесса получения и обработки информации, поступающей из общего всем «внешнего мира» в психику всякой особи того или иного вида.

Поэтому, чему бы ни научили обезьяну или циркового зверя; до чего бы и как ни додумался самостоятельно медведь в лесу или Ваш домашний кот, пёс или попугай (хоть он и птица, а не животное), но все они по организации своей психической деятельности так и останутся неизменными представителями каждый своего биологического вида.

Во-вторых,

в отличие от животных и птиц в биологическом виде «Человек разумный» такой однозначной безальтернативной врождённой запрограммированности организации психической деятельности нет.

Это и есть то, что отличает всякого представителя биологического вида «Человек разумный» от представителей всех прочих видов, а вид «Человек разумный» в целом — выделяет как уникальное явление во всей биосфере Земли.

Соответственно в жизни можно наблюдать:

· и то, что многовариантность организации психики действительно свойственна человеку,

· и то, как она выражается в его поведении.

Если поведение человека (включая и творческий потенциал, каким бы мощным он ни был) безусловно[92] подчинено врождённым инстинктам и рефлексам, то по организации своей психики СУБЪЕКТ НЕОТЛИЧИМ ОТ ЖИВОТНОГО . Он, как это некогда и определил Платон, — «двуногое существо без перьев», хотя возможно (и это достаточно часто встречается в жизни общества), что с претензиями на нечто более значимое.

Однако в обществе людей — вследствие того, что организация психики каждого из них может быть многовариантной, и люди объективно стремятся отличаться от животных, воплощая в жизнь Предопределение своего бытия, — неизбежны ситуации, в которых инстинкты требуют от личности одного, а культура — чего-то другого. Если в такого рода ситуациях субъект подчиняется диктату инстинктов, то, как было сказано выше, он неотличим от животных по организации своей психики. Но если он не подчиняется инстинктивным позывам, а отдаёт предпочтение нормам культуры, то он человек?

— Нет, вовсе не обязательно: даже современный уровень развития робототехники позволяет запрограммировать многие поведенческие нормы культуры в технические устройства, которые могут быть и человекообразными (тем более при дальнейшем развитии био- и нанотехнологий).

Однако в жизни неизбежны ситуации, когда исторически сложившиеся нормы культуры и имеющиеся в психике личности культурно обусловленные навыки поведения не позволяют выявить и разрешить проблемы, с которыми сталкивается человек. Если в такого рода ситуациях субъект отдаёт предпочтение традиционным нормам культуры, а не своим творческим способностям; либо, выявив проблему и определив пути и средства её разрешения на основе своего мышления и творческого потенциала, субъект безусловно подчиняется нормам традиционной культуры, запрещающей прямо или косвенно иметь дело с той или иной проблематикой, а равно относиться к ней как-то иначе, а не так, как того требует традиция, то он ПО СВОЕМУ ПОВЕДЕНИЮ НЕОТ­ЛИЧИМ ОТ ЗАПРОГРАММИРОВАННОГО АВТО­МАТА [93] , в программно-алго­рит­ми­ческом обеспечении которого есть две компоненты: 1) сво­его рода «BIOS»[94] (пред­став­ленная в человеке набором врождённых безусловных рефлексов и инстинктов) и 2) набор отлаженных прикладных программ, соответствующих определённым условиям (тради­ци­онная культура), которые автомат не способен ни остановить, ни изменить, ни заменить на другие — выработанные им самим и более соответствующие обстоятельствам и потребностям . Но если в такого рода ситуациях, требующих отказаться от традиционной культуры и явить нечто, прежде не свойственное ей, субъект это новое являет в своём поведении, он — человек?

— Нет, вовсе не обязательно. Если вспомнить о духе — биополе человека, некоторые компоненты которого распространяются если не мгновенно, то быстрее скорости света на очень большие расстояния в пределах Мироздания, — то не исключена возможность получения индивидом новых навыков и знаний в готовом к употреблению виде извне. Физическая (общеприродная) основа для этого состоит в том, что разные люди, излучая сходные и совместимые по своим физическим характеристикам биополя, образуют собой все вместе биополевые организмы, несущие и коллективную психику (включая и коллективный интеллект[95] ), в которой происходит обмен информацией между её компонентами . Поэтому то, что видится со стороны как творчество чего-то нового одним единственным «высокоорганизованным гениальным телом», якобы полностью изолированным от внешних источников готовой к употреблению информации, в действительности может представлять собой списывание именно из внешних источников субъектом в свою психику (её носитель — именно дух, биополе) информации и алгоритмики (состав­ля­ющих знания и навыки, востребуемые ситуацией) как максимум в готовом к употреблению виде, а как минимум — считывание подсказки, позволяющей самостоятельно выработать необходимые знания и навыки.

Воспоминания о биополевой составляющей жизни по существу означают, что кроме роботов, действующих автоматически в автономном режиме, могут быть и роботы, в программно-инфор­мационном обеспечении которых самоуправление на основе автоматизмов, в каких-то ситуациях дополняется управлением и информационно-алгорит­ми­ческой поддержкой их деятель­но­сти извне.

Но предположим, что субъект, анализируя своё прошлое поведение и намерения на будущее, определился в том, 1) что именно в его психике (внутреннем мире) проистекает из инстинктов, 2) что именно он воспринял из культуры общества, в котором вырос и живёт, 3) что именно пришло и приходит некоторым образом извне в готовом виде или как подсказки.

И тогда, «вычтя» это из всего ему известного о своей жизни, он может определиться и в том, что характеризует именно его. Возможно, он обнаружит, что собственно его в нём лично ничего до настоящего времени и нет; а он сам — носитель и вместилище не только животного, но и растительного начала и ещё много чего чужого, унаследованного им из культуры, от других людей или воспринятого в готовом виде на основе биополей. Т.е. он — пустая форма, заполненная чужим содержанием[96] , возможно, что содержанием и не плохим — с точки зрения его самого и окружающих. Но после этого ему останется сделать печальный вывод: собственно меня как человека в этом Мире нет. После этого встанет вопрос, о смысле собственной жизни и о том, для чего и как жить дальше.

Но возможно, что всё же он выявит и «сухой остаток» — свои собственные нравственно обусловленные интересы и волю, подчиняющую его деятельность, включая мышление и разнородный творческий потенциал, осуществлению этих интересов. Если это произойдёт, он — человек?

— Тоже вовсе не обязательно, хотя он по организации своей психики отличается и от животных, чьё поведение безусловно подчинено инстинктам, и от роботов, чьё поведение обусловлено загруженными в них программами и управлением извне.

В поэме М.Ю.Лермонтова “Демон” персонаж, давший ей название, — предстаёт как нравственно-психологический тип, в своём поведении выражающий именно своеволие, действующее для достижения самоудовлетворённости по принципу «что хочу — то и ворочу»… насколько это позволяет его собственная «накачанность» и «крутизна» в складывающихся обстоятельствах, не вполне подвластных воле демона . Эти внешние — не подвластные его воле — субъективные и объективные обстоятельства представляют собой то единственное, что кладёт пределы воплощению в жизнь демонического «что хочу — то и ворочу: бери от жизни всё!» [97] . Т.е. демонизм — вопреки его притязаниям и забывчивости о своей ограниченности — объективно ограничен в своих возможностях, вследствие чего постоянно и неизбежно терпит крах в достижении своих целей и получает разочарование, даже в случае их достижения (поскольку достижения сопровождаются сопутствующими эффектами, появление которых не было предусмотрено демонизмом) .

Однако то, что описал М.Ю.Лермонтов, — не пустой вымысел: такая организация психической деятельности свойственна хоть и не большинству людей, но многим из людей как в прошлых, так и в ныне живущих поколениях.

При этом, НОСИТЕЛИ ДЕМОНИЧЕСКОЙ ОРГАНИЗА­ЦИИ ПСИХИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ обречены ошибаться и в целеполагании, и в осуществлении своих намерений, вследствие чего сталкиваются с неприятностями сами и наносят больший или меньший ущерб жизни окружающих и Мирозданию. Это является следствием ограниченности демонизма в способности получать и перерабатывать информацию в процессе выработки и осуществления своих намерений. Это качество характеризует демонизм как таковой без разделения его:

· на «добрый» благонамеренный демонизм (хочу, чтобы в мире не было зла, чтобы всем было хорошо, «давайте жить дружно»[98] ),

· и «злой» (чего я пожелаю, то и есть «добро»[99] ).

И это приводит к вопросу о том, может ли ограниченность (в том числе и человека) пребывать в ладу с неподвластной её воле неограниченностью Жизни в её полноте и целостности?

На этот вопрос в культуре человечества есть разные ответы в широком диапазоне смыслов: от «это невозможно в принципе» до «это жизненно необходимо всем людям и осуществимо, если человек живёт в ладу с Богом, в диалоге с Ним достигая того, что воля человека выражает Любовь и всегда действует в русле Божиего Промысла» .

Т.е. вопрос о том, кто есть человек и отличается ли он от демона в ранее определённом нравственно-психологическом смысле этого термина, приводит к вопросу о том: Есть ли Бог — Творец и Вседержитель?

· Если Бог есть, то ЧЕЛОВЕК — ЭТО ТОТ, КТО ОСО­ЗНА­ЁТ И ВОПЛОЩАЕТ В ЖИЗНЬ ПРЕДЛО­ЖЕН­НУЮ ЕМУ В СУДЬБЕ И ИЗБРАННУЮ ИМ СВОЮ ДОЛЮ В ОСУЩЕСТВЛЕНИИ ПРОМЫСЛА БОЖИЕГО О ЖИЗ­НИ МИРОЗДАНИЯ И ВСЕХ СУБЪЕКТОВ, КОТО­РЫЕ ЖИВУТ В НЁМ .

· Либо если Бога нет, то человек — это то существо, которое выше было описано как «добрый демон», который хочет, чтобы в мире не было «зла», чтобы всем было «хорошо», чтобы все жили дружно; а для того, чтобы это осуществилось, такой добрый демон-человек (как единолично, так и в составе корпораций) борется против злых демонов, для которых «добро» — это то, что они хотят получить в готовом виде или достичь в результате своих усилий:

- единолично;

- или на основе признания каждым из них определённой иерархии и корпоративной дисциплины, принятой в этой иерархии.

Последнее подразумевает, что:

Демонизм может носить характер обособленно индивидуалистический, а может носить характер корпоративный. И это характеризует демонизм как таковой вне зависимости от его «доброты» или обнажённой злонамеренности.

В случае признания демоном иерархии демонических личностей и корпоративной дисциплины, корпорация обособляется от окружающего Мира и противопоставляет себя Жизни. Но поскольку требуется определённость «добра» и «зла» для того, чтобы себя и других относить соответственно к «добрым людям» и «злым демонам», то выдвигается тезис, якобы достаточный для самоопределения «добрых»: «Не делай другим того, чего не хочешь, чтобы было сделано тебе».

Казалось бы такого рода тезис, смысл которого выражается в разных формулировках на протяжении истории, — достаточен для того, чтобы всегда определяться в том, кто есть «добрый человек», а кто «злой демон». Однако реальная жизнь такова, что этот тезис оказывается недостаточным, вследствие чего в истории и появились разного рода доктрины о «добром Зле» и «злом Добре», «грешных Праведниках», и «святых Грешниках» (мани­хей­ство, неоманихейство, бердяевщина, ныне климовщина[100] и т.п.).

Этот тезис недостаточен потому, что всякие действия сопровождаются непредсказуемыми сопутствующими эффектами , которые по своей значимости могут оказываться (и в действительности достаточно часто оказываются) более весомыми, нежели сами действия, воплощающие в жизнь благонамеренность «добрых людей» или злые умыслы «демонов». Сопутствующие эффекты неизбежны вследствие целостности Жизни и разнородных взаимосвязей в ней разных, подчас весьма удалённых и казалось бы не связанных друг с другом событий. Вследствие этого и непредсказуемости для ограниченности сопутствующих эффектов:

· «добрые люди» рождают такие афоризмы, как общеизвестное Жванецко-Черномыр­дин­ское: «Хотели как лучше, а получилось как всегда»[101] ;

· а «злые демоны» высказываются в том смысле, что они — «часть той силы, что вечно хочет зла и совершает благо»[102] , однако оставляя в умолчаниях: «по не зависящим от нас обстоятельствам» .

· непредсказуемые сопутствующие эффекты в действиях действительно добрых людей тоже имеют место, но они не портят их дела, а улучшают его качество за счёт того, что Бог им помощник.

Обретая ту или иную власть в обществе, демонизм как злой, так и «добрый» требует безоговорочного служения себе, порождая самые жестокие и изощрённые формы подавления окружающих. Один из наиболее изощрённых вариантов проявления демонизма — принуждение окружающих к добродетельности, который в качестве образца поведения демона привёл Ф.М.До­стоевский в “Селе Степанчиково и его обитателях” (Фома).

Т.е. даже если попытаться избежать ответа на вопросы о бытии Бога и взаимоотношении человека и демонов с Ним, сославшись на «категорический императив Канта» («не делай другим того, чего не желаешь себе» либо в иной формулировке «поступай по отношению к другим так, как ты бы хотел, чтобы они поступали по отношению к тебе»), то соотнесение практики применения этого императива с реальной жизнью всё равно приводит к богословской проблематике и необходимости определиться в своих взаимоотношениях с Богом.

Так и лермонтовский Демон некогда не был демоном и жил иначе, не зная разочарования и краха в своих делах. В то время «… он верил и любил, / Счастливый первенец творенья! Не знал ни злобы, ни сомненья, / И не грозил уму его / Веков бесплодный ряд унылый…».

И каждый человек способен и в праве испросить у Бога доказательство Его бытия — вне ритуалов и вероучений церквей, а просто — по Жизни, обратившись к Богу мысленно. Но после этого ему предстоит определиться в том:

· жить ему далее на основе осмысленной по Жизни веры Богу, избрав и творя свою долю в Промысле;

· либо Богу в вере и доверии отказать, обидеться на Него и начать вести образ жизни демона в меру своих способностей.

Соответственно, кроме двух выявленных ранее вариантов организации психической деятельности личности, в одном из которых человек неотличим от животных, а в другом — неотличим от робота, управляющегося автономно или управляемого извне, рассмотрение богословских вопросов позволяет выявить ещё два возможных варианта организации психической деятельности людей:

· В одном из них человекообразный субъект НЕ ОТЛИЧИМ ОТ ДЕМОНА , вследствие того, что на основе освоенных им способностей действует по принципу «что хочу — то и ворочу», обособляясь от Бога или впадя в атеизм , чем противопоставляет себя Мирозданию и всем остальным людям.

· В другом варианте он — ЧЕЛОВЕК — Человек, живущий в осмысленном диалоге с Богом по жизни на основе веры Богу, и потому обретающий в себе Любовь от Бога и находящий место для проявлений своей воли в русле Божиего Промысла . При этом достигается эмоциональная самодостаточность человека в Жизни, не зависящая от обстоятельств; а также достигается и наивысший уровень дееспособности человека во всех обстоятельствах, в которые его приводит Жизнь [103] .

Соответственно можно утверждать, что генетика вида «Человек разумный» допускает четыре типа строя психики каждого из его представителей, определяющих характер организации психической деятельности личности:

1. Животный — когда поведение субъекта, принадлежащего к биологическому виду «Человек разумный», безусловно (т.е. вне зависимости от обстоятельств) подчинено врождённым инстинктам и безусловным рефлексам разного уровня организации в структуре его организма.

2. «Зомби», биоробот — когда поведение субъекта, принадлежащего к биологическому виду «Человек разумный», безусловно подчинено поведенческим программам, взятым им из культуры общества или целенаправленно внедрённым в его психику извне их разработчиками.

3. Демонический — когда субъект, принадлежащий к биологическому виду «Человек разумный», проявляет свою волю соответственно принципу «что хочу — то и ворочу», обособляясь от Бога на основе:

- неверия Ему

- либо на основе отрицания факта Его бытия

- или на основе отрицания благости Божиего Промысла и Вседержительности.

4. Человечный — когда человек по своей воле на основе веры Богу старается жить в ладу с Богом, действуя осмысленно в русле Божиего Промысла.

Но есть и ещё одна возможность, осуществлённая самими людьми, не состоявшимися в качестве человеков — носителей человечного типа строя психики, — и воспроизводимая культурой общества в преемственности многих поколений:

5. Опущенный в противоестественность строй психики — когда субъект, принадлежащий к биологическому виду «Человек разумный», одурманивает себя разными психотропными веществами: алкоголем, табаком и более тяжёлыми наркотиками наших дней. Это ведёт к противоестественному искажению характера физиологии организма как в аспекте обмена веществ, так и в аспекте физиологии биопóля, что имеет следствием множественные и разнообразные нарушения психической деятельности во всех её аспектах (начиная от работы органов чувств и кончая интеллектом и волепроявлением) [104] , характерных для типов строя психики животного, зомби, демонического (носители человечного типа строя психики не одурманивают себя). Так человекообразный субъект становится носителем организации психики, которой нет естественного места в биосфере, и по качеству своего не отвечающего складывающимся обстоятельствам поведения оказывается худшим из животных [105] . И за это нарушение им самим предопределённого для него статуса в биосфере Земли он неотвратимо получает воздаяние по Жизни.

При этом, если у субъекта возникает зависимость от дурманов, то он обретает стойкое искажение своего биополя. И соответственно, по параметрам своего духа он перестаёт принадлежать к биологическому виду «Человек разумный». Кроме того большинство дурманов являются генетическими ядами, т.е. они нарушают работу хромосомного аппарата и разрушают хромосомные структуры тех, кто их принимает в свои организмы. Дефективные хромосомные структуры передаются потомству, что так или иначе подрывает их здоровье, потенциал личностного развития и творчества. Это тем более имеет место, если зачатие происходит до того, как системы восстановления хромосомных структур, действующие в организме, успевают исправить повреждения. Но если генетические яды поступают в организм слишком часто и в таких количествах, что системы восстановления хромосомных структур организма не успевают исправлять все повреждения, то потомство просто обречено на вырождение.

Именно эти обстоятельства и позволяют назвать этот тип строя психики, — порождённый самими людьми и воспроизводимый культурой общества, — опущенным в противоестественность.

Каждый тип строя психики, выражаясь в поведении множества людей — его носителей, — порождает качественно определённые субкультуры, совокупность которых и образует культуры народов и человечества в целом в их историческом развитии. И это приводит к вопросам:

· Какая культура, определяемая по качеству воспроизводства в ней в преемственности поколений того либо иного типа строя психики, представляет собой тот идеал, который должен быть воплощён в жизни человечества?

· Как изжить порочные по качеству культуры и субкультуры, препятствующие воплощению в жизнь избранного идеала?

Также необходимо особо отметить, что изложенные выше представления о сути человека при их отображении в политическую практику государства не являются выражением «клерикализма», «религиозного мракобесия», «человеконенавистничества» и «фашизма»[106] , не посягают на светский характер государства и свободу совести, именно потому, что в них принцип свободы совести и выражается, поскольку:

· во-первых, в изложенных выше представлениях о сути человека, взаимоотношения личности и Бога предстают как сокровенное знание их обоих, в суть которого третьи лица по своей воле сами вторгнуться не могут,

· во-вторых, они не связаны и не могут быть связаны с тем или иным традиционным либо нетрадиционным вероучением и соответствующим ритуалом (буддизмом, иудаизмом, католицизмом, православием, исламом и т.п.).

· и главное:

Конечная ответственность за то, при каком типе строя пси­хики живёт и действует в то или иное время субъект, — возлагается на него самого. На него же возлагается и конечная ответственность за плоды его деятельности и за то, как Жизнь реагирует на его деятельность (включая и отказ от деятельности в каких-то обстоятельствах).

Названные же ранее личностные качества, которые способны обеспечить сплочение общества в его бескризисном развитии в преемственности поколений: самообладание, коммуникабельность в сочетании с заботливостью и доброжелательностью, эффективные личностные культура чувств и культура мышления, владение общекультурными навыками и освоение стандартного для общества образования, — в их совокупности характеризуют личность, большей частью пребывающую при человечном типе строя психики (в ранее определённом смысле этого термина).

Но в исторически сложившейся культуре устойчивость человечного строя психики при действиях личности в потоке событий — это то, чего достигли не многие. Большинство живёт при каких-то других типах строя психики. Часть из них более или менее целенаправленно продвигается в личностном развитии к человечному типу строя психики; но есть и такие, кто в личностном развитии остановился в каком-то одном из нечеловечных типов строя психики или переходит от одного к другому (преимущественно под воздействием обстоятельств, а не волевым порядком на основе понимания целесообразности), не задумываясь ни о них, ни о том, что он творит. Поэтому нечто человеческое не чуждо всем нам: если не всегда, то в какие-то мгновения и периоды нашей жизни.

Однако тип строя психики, его устойчивость, — не выражение заданной генетически однозначной программы развития индивида; это — продукт воспитания личности как под воздействием культуры общества, так и под непосредственным воздействием семьи, а в последствии — и продукт самовоспитания.

О роли семьи в системе государственной безопасности

Семья — не «ячейка общества», как это многим памятно из марксистского афоризма.

Семьятекущем непрестанно настоящем ) как социальный институт — зёрнышко, из которого вырастает будущее общество, включая и его государственность. Семья — это процесс совместной жизни нескольких — духовно неразрывных — поколений людей, в котором взрослые рождают и воспитывают представителей новых поколений.

И если вдаваться во внутренний смысл слова «семья», то это «семь я»[107] : «7» «я». Но если это так, то неизбежно встаёт вопрос о персональном составе этих «7‑ми я». В нашем понимании это: взрослые, вступившие в брак, и родители каждого из них, плюс ребёнок — минимум один, которого зачали, родили и воспитывают вступившие в брак. Т.е. семья — это ребёнок, его папа и мама, два дедушки и две бабушки в каждой из его родовых линий предков.

И каждый из членов семьи для других её членов — зеркало , в котором каждый другой может увидеть какие-то черты себя, и которое отражает ему же то, что он несёт другим.

Кроме того, семья — это качество , а не только некоторое множество . И это качество возникает, начиная с указанного минимального её персонального состава; и это качество сохраняется, если детей больше, чем один, поскольку в такого рода множестве, с количеством элементов, большем, чем семь, — семёрка в указанном персональном составе всегда присутствует. При этом каждый ребёнок в семье — представитель будущего в настоящем, вследствие чего от тех, кто его воспитывает, зависит и характер этого будущего.

Эти обстоятельства указывают ещё на один смысл слова семья при раскрытии внутреннего умолчания в нём «семь [таких, как] я»: поскольку людей — 7 и все они — разные, то встаёт вопрос и об объективно эталонном «я», какого качества должны достичь шестеро других в семье.

И хотя далеко не всегда все члены семьи (в смысле «7 я») живут вместе под одной крышей[108] , но для жизни общества значимо именно это сочетание, поскольку, хотя ребёнок получает набор хромосом непосредственно от своих родителей, но работа хромосомного аппарата такова, что характерные признаки дедушек и бабушек в ребёнке выражаются более ярко[109] , чем характерные признаки родителей. И это имеет место вне зависимости от того, проживают ли все члены семьи (в указанном смысле «7 я») совместно либо живут в бытовом разобщении.

Но и при бытовом разобщении (когда дедушка и бабушка по одной или по обеим родовым линиями живут самостоятельно или с кем-то из других своих детей), биополевое единство семьи объективно существует в силу того, что настройка всякой личности на её родовые эгрегоры[110] — врождённая, обусловленная всем механизмом наследственности и изменчивости биологического вида «Человек разумный»; и разобщить членов семьи в биополевых процессах — это не самое простое дело, хотя в порочном обществе это действительно может быть необходимо для того, чтобы в жизни новых поколений не воспроизводились автоматически пороки, наработанные поколениями предков в прошлом[111] .

И именно на семью в указанном составе («7 я», «7 [таких как] я») в её коллективном духе ложится миссия зачать, родить и воспитывать ребёнка так, как это предопределил Бог людям. Это тоже заложено в понятие «семья» в русском языке.

Дело в том, что приходящая в мир, воплощающаяся в нём душа, изначально праведна, безгрешна и открыта Жизни. То есть, от рождения Бог даёт ребёнку непорочность и открывает возможности развития по праведному пути, во имя исполнения его судьбы в наилучшем объективно возможном варианте — так, чтобы были изжиты ошибки и греховность прошлых поколений. И именно в этом смысле новорожденный ребёнок — эталон для подражания всем взрослым членам семьи.

Соответственно слово «семья» в русском языке при его конкретно жизненном понимании предлагает именно от лица новорождённого остальным членам семьи быть такими же как он, праведными (семь таких же как «я»); они обязаны сохранить и обеспечить праведность не только новорождённого, но обязаны и самих себя изменить в нравственно-этическом отношении так, чтобы стать праведными подобно новорождённому ребёнку, внося тем самым свой вклад в становление культуры праведного будущего. Если это в поведении взрослых имеет место в жизни, то и государственность — по существу незаметно, сама собой (как бы «автоматически») должна войти в праведность, поскольку общество состоит из множества семей, каждая из которых вносит свой вклад в порождение и функционирование государства.

Но точно так же, как в обществе стёрто понимание сути семьи, так стёрто и понимание сути социального явления государственности. На тему о государстве написано столько, что уже давно заболтано и предано забвению главное:

Государственность — не институт подавления правящим классом всего остального общества, как тому учил марксизм и в чём убеждены по настоящее время разнородные либеральные “правозащитники”.

Государственность — это система профессионального управления делами общественной в целом значимости как на местах, так и в масштабах общества в целом. Функция подавления государством тех или иных социальных групп или кого-либо персонально обусловлена концепцией политики государства и качеством государственного управления в русле избранной определённой концепции жизни общества[112] в конкретно складывающихся исторических обстоятельствах, вследствие чего она не является неотъемлемым свойством государства, под воздействием которого вне зависимости от обстоятельств находятся все без исключения его жители.

Вследствие этого и наряду с этим государственность — одна из субкультур общества, осознанно поддерживаемая и целенаправленно развиваемая некоторой его частью[113] , хотя своей бессознательной деятельностью свой вклад в развитие или разрушение государства так или иначе вносят все его жители. Однако при этом в обществе могут быть социальные группы, которые общественно управленческой значимости государственности не чувствуют, либо, не понимая её адекватно, ошибочно сводят всю её деятельность к личности главы государства.

Соответственно сути семьи и государственности:

· Если государственность подавляет семью как общественный институт[114] , то государственность обречена сгинуть под воздействием внутренних или внешних причин, поскольку:

- в некоторой части подавляемых ею семей будет воспитана дееспособная оппозиция правящему режиму, которая его безжалостно сметёт: это вопрос времени — вступления в жизнь одного — двух поколений;

- либо государство будет разрушено и поглощено управленчески более дееспособными иностранными государствами (возможно — союзниками и прихлебателями основного агрессора или вдохновителя агрессии, который может оставаться в стороне и даже демонстрировать своё “дружелюбие”) или международными мафиями , участники которых могут проживать на территории государства и принимать деятельное участие в его жизни, включая и функционирование институтов государственной власти;

- либо оно может рухнуть в результате сговора или объективно сложившегося (т.е. без сговора и юридического оформления) неформального союза внутренней оппозиции с правящими режимами иностранных враждебных государств или заправилами международных мафий .

· Если семья как общественный институт не воспитывает людей, которые относятся к своей государственности как к их собственному достоянию высочайшей значимости, которое они должны поддерживать, развивая субкультуру общественно приемлемой государственной деятельности, то в будущем общество неизбежно столкнётся с падением качества государственного управления, что способно повлечь за собой не только крах исторически сложившейся государственности, но и социальную катастрофу (вплоть до исчезновения этого общества из последующей истории).

Кроме того, никогда не следует забывать, что слово «государство», построено в русском языке вокруг слова «ДАР» . Дар — осмысленно целесообразен с точки зрения совершающего дар и щедр, что отличает его от «халявы», в которой выражена жадность и некоторое вожделенное понимание целесообразности того, кто претендует или посягает получить что-либо «нахаляву». Поэтому одна из тяжелейших этических ошибок, влекущая самые тяжёлые последствия, — расценивание дара субъектом получателем в качестве «халявы»… Это относится в первую очередь к разного рода «социальным» выплатам разбитым на «категории» гражданам (в чём в общем-то и заключается на сегодня роль государства в жизни некоторых людей из определённых «социальных групп»).

Единство семейной, молодёжной и государственной политик

Сказанное выше укладывается в лозунг: здоровое общество — это здоровая семья и здоровая государственность.

Советское общество 1953 — 1980‑х гг. не было здоровым. Но также и современное российское общество не является здоровым в указанном смысле.

Более того, современное российское общество нуждается в целенаправленном лечении как в аспекте субкультуры государственного управления, так и в аспектах института семьи и отношения к молодёжи . Но чтобы осуществить такое лечение, надо определиться в том:

· что обществу и человеку лично требуется от семьи,

· чем в удовлетворении этих потребностей общества и личности может помочь государство как общественный институт,

· а чего государству делать не следует, поскольку это стало бы:

- бесполезной растратой природных и общественных ресурсов

- или нанесло бы прямой вред настоящему и будущему общества и человечества в целом.

Из определений государства, общества, семьи, молодёжи нетрудно увидеть, что разрыва между нравственно-психологическими, материальными и другими принципиальными подходами в определении государственной политики к обществу в целом и его «компонентам» (человеку, семье, детям, подросткам, молодёжи…) — быть не может. Все подходы должны опираться на единую цель — воспитание человека.

Как видно из определений, эта цель недостижима если:

· По отношению к самым старшим членам семьи — дедушкам и бабушкам — культура и государство (последнее — в рамках государственной политики поддержки старших поколений) допускают одни нравственно-психологические стандарты, а ребёнка пытаются учить другому[115] .

В данном конкретном случае ребёнок, видя поведение старшего поколения, будет перенимать их нравственно-психологическую линию поведения, что бы они не говорили о вреде того или иного в жизни. Сами же старшие поколения, имея возможность судить о себе, глядя на ребёнка, не смогут определять, что они делают хорошо, а что плохо, поскольку в доминирующей культуре их такому методу определения не научили. Таким образом, ребёнок будет пытаться узнать истину у родителей.

· Родители — та самая «молодёжь» — будучи воспитана в той же бесчувственной к жизни культуре, на базе убеждений старших поколений и стереотипов этой культуры, тоже не смогут правильно ответить ребёнку на его интерес к явлениям жизни.

Ребёнку не останется ничего, как искать ответы самому, обращаясь к порочным стереотипам культуры, которую поддерживает государство и школа.

· Та самая «молодёжь», которой являются родители ребёнка и которой он станет, когда достигнет возраста 14 лет, сталкиваются с культурной средой в рамках школьно-вузовских программ. Уже сформировавшись к 14-ти годам с определённым базовым набором нравственно-психологических качеств, молодые люди могут пытаться извлечь для себя истину из школьно-вузовских программ. Но и там они столкнутся с производными от порочной культуры, которые поддерживаются государством.

Отчаявшись найти истину жизни, большинство молодых людей психологически ломаются и пытаются либо хоть как-то в жизни адаптироваться к культуре выживания, либо начинают ненавидеть всех своих воспитателей (в том числе и родителей), в том числе и государство.

В общем главным внешним признаком неспособности государства обеспечить безопасное для общества и для своего существования воспроизводство здоровых поколений это — дробление государственной политики на разные виды «политик» (семейную, молодёжную, школьную…). При этом можно легко заметить разные нравственно-психологические критерии подхода этих «политик» к разным «социальным категориям»[116] общества . Ясно, что эти «категории» проживают вместе в одной семье, и поэтому им обеспечены конфликты на нравственной почве (по меньшей мере). Такое дробление это неотъемлемая часть доминирующей порочной культуры, её стандартных подходов к духовному и физическому здоровью общества: если кто-то захочет определить что в государственном подходе хорошо, а что плохо ему придётся провести тяжёлый сравнительный анализ всех последних программ и «концепций» по вопросам государственной политики в отношении разных категорий граждан. Однако полная ясность в этом вопросе может появиться не от сравнительного анализа, а от общего подхода к вопросу здоровья общества только с позиции Концепции общественной безопасности.

То же касается и «высшего» присуждения титулов Года семьи, Года молодёжи, Года учителя, принятия соответствующих программ и создания комитетов из чиновников. Это тоже говорит о том, что государство заметило проблемы (а может быть и обратило на них внимание под давлением обстоятельств и общественности), но вместо их комплексного решения с позиций правильного воспитания человека — решило «выпустить пар». То есть власти решили поболтать с обществом: один год о семье, другой — о молодёжи, третий — о проблемах учителей. Но дальше разговоров и дежурных мероприятий дело не идёт.

Первоочередные меры по оздоровлению общества

Воспитание человека — это многолетний процесс, в котором изначально предопределяющую и определяющую роль играет семья. Главная функция семьи в жизни общества как процесса смены поколений — рождение и воспитание людей. Всё остальное в жизни семьи — вторично по отношению к этому.

Поэтому воспитание должно быть подчинено определённой целесообразности, которая должна осознаваться взрослыми членами семьи. В частности, бескризисное развитие общества требует, чтобы новые поколения вступали во взрослую жизнь, свободными от тех нравственно-этических пороков, от тех мировоззренческих ошибок, заблуждений и неадекватного миропонимания[117] , которые были свойственны прежним поколениям.

Фактически (исторически реально) требования многих людей (персонально) и семей к поддержке их со стороны государства и других общественных институтов выражаются в широко известном афоризме: «Не учите меня жить — лучше помогите материально».

Если государство подчиняется этому (по существу ультимативно-террористи­ческо­му) требованию, то система социальной защиты личности и семьи обращается в свою противоположность — систему взращивания массовых паразитизма, беззаботности и безответственности.

Это касается как адресной поддержки семей, так и общих гарантий со стороны государства по отношению ко всем своим гражданам и легально проживающим иностранцам[118] .

Поэтому общие гарантии со стороны государства, а тем более — адресная помощь, для того, чтобы быть общественно безопасными и полезными, должны выражать принцип: «Прежде всего, учим жить, а потом — в зависимости от восприимчивости к обучению — помогаем материально (предоставлением бесплатных услуг и продукции либо оплачивая ваши счета)».

Но чтобы этот принцип работал, необходимо:

· видеть реальные проблемы общества, людей и семей;

· называть их своими, а не иносказательными именами (и уж тем более не делать вид, что этих проблем нет в жизни или что затрагивать их — «неприлично»: в социологии не может быть «неприличных» тем и вопросов, поскольку после гласного (или по умолчанию) признания каких-то тем «не­при­ли­ч­ными», запретными или «не существующими», социология перестаёт быть наукой, а исключённые из её рассмотрения проблемы способны взять общество за горло и задушить его);

· знать, как эти проблемы возникают, как они могут быть преодолены или сведены к социально не значимому (в смысле безопасности для будущих поколений) уровню их проявлений;

· уметь учить столкнувшихся с проблемами людей выявлять и преодолевать проблемы;

· уметь оказывать помощь людям в выявлении и преодолении проблем;

· не брезговать и массовыми репрессиями (в случае если уровень проявлений проблем признаётся государством общественно недопустимым, т.е. опасным для будущего общества ) в отношении тех, кто предпочитает не освобождаться от проблем, а эксплуатировать статус «жертвы проблемы» или продолжает быть проблемой для окружающих .

Это касается, прежде всего, «бомжей», алкоголиков, наркоманов, преступников-рецидивистов — состоявшихся и потенциальных — всех тех, для кого разнородная антиобщественная деятельность — норма жизни и источник доходов. Также это касается и «генераторов проблем»: и среди них, — прежде всего, — заправил пивного, вино-водо­ч­но­го и табачного бизнеса, их прихлебателей в СМИ, в социологической науке и в органах государственной власти: они мешают жить нам всем, а жертвами их бизнеса и некоммерческой дея­тель­ности становятся дети и внуки ныне активных поколений [119] .

Все эти категории лиц, хотя и являются греховным порождением всего общества и его государства, но всё же терпимость по отношению к ним не может быть беспредельной: во-первых , будущие поколения не должны повторить их судьбы и для этого они должны быть защищены от их пагубного растлевающего влияния (это подразумевает, прежде всего, необходимость защиты от растлевающего влияния журналистики, искусств и социологии); во-вторых , жизнь людей в настоящем должна быть защищена от системообразующего агрессивного паразитизма и безответственности названных категорий общественно проблемных лиц.

Иными словами, «миловать злых — значит притеснять добрых » (Саади), поэтому социально ориентированное государство не в праве миловать злых в ущерб добрым , хотя именно на этом настаивают многие “правозащитники” — индивидуалисты-мора­ли­за­то­ры: они готовы принести всё общество в жертву личности, реально или мнимо ущемлённой в возможностях приносить зло другим людям, однако не желая при этом самим посвятить свою жизнь работе в разного рода реабилитационных центрах (исправительно-трудовых учреждениях) для названных категорий общественно проблемных лиц и принять на себя какую бы то ни было ответственность за последующее поведение тех, кто прошёл реабилитацию под их началом и опёкой .

По существу это означает, что такого рода “правозащитники” — циники и лицемеры.

Цель «репрессий» — не месть, не стремление посеять страх в обществе в целом или в тех или иных социальных группах, не втоптать человеческое достоинство репрессируемых в «лагерную пыль» или унизить их как-то иначе, а в том, чтобы:

· во-первых, без помех с их стороны за время их изоляции от общества произвести в обществе общекультурные изменения такого характера, что по возвращении в общество репрессируемых прежнему их — общественно неприемлемому — образу жизни не будет места;

· во-вторых, провести с репрессируемыми такую работу, в процессе которой они за время изоляции от общества изменились бы нравственно-психологически , освоили бы знания и общекультурные навыки, позволяющие им беспроблемно войти в жизнь изменившегося в их отсутствие общества.

К такого рода «репрессиям» нынешнее государство и общество не готовы в силу того, что государственность не определилась в понимании справедливости: в таком понимании, в котором государственность была бы поддержана в повседневности большинством общества, и прежде всего, — теми кто живёт на одну честно зарабатываемую зарплату (тем более, если её размер не превосходит среднестатистической).

Если государственность не определилась в том, что справедливо, а что нет, и подавляющее большинство тех, кто живёт на одну зарплату (тем более, если её размер не превосходит среднестатистической), не поддерживает государственность в её декларациях справедливости, подтверждаемых реальной политикой в местном, региональном и общегосударственных масштабах, то в репрессиях, которые становятся средством сохранения власти кланов правящей в государстве мафии, начинает выражаться сама государственная антинародная политика как таковая.

Если же государственность определилась в понимании справедливости и поддержка общества есть, то «репрессии» как таковые не могут быть ни целью, ни главным содержанием политики, которому должно быть подчинено всё прочее, но репрессии могут быть в некоторых исторических обстоятельствах средством поддержки содержательно определённой политики развития культуры общества в процессе преодоления того или иного кризиса[120] .

Политически конкретно всё сказанное в этом разделе в совокупности означает необходимость проведения государством осмысленной определённой стратегии в области развития культуры вообще и этики в особенности . И частью такого рода стратегии должна быть политика поддержки семьи и защиты от растления подрастающих поколений и молодёжи .

Главная проблема всей глобальной цивилизации и России, в частности, состоит в том, что исторически сложившаяся куль­тура не обеспечивает достижение человечного типа строя психики (в ранее определённом смысле) подавляющим большинством людей к началу их юности [121] . Однако эта проблема обладает своей внутренней структурной организацией, без понимания которой её разрешить невозможно.

Дело в том, что первые три из названных ранее типов строя психики, характерные для взрослых людей в господствующей ныне культуре, представляют собой следствие остановки индивида в естественном нравственно-психологическом личностном развитии на той или иной возрастной фазе. Действительно:

· поведение младенцев и малышей большей частью обусловлено врождёнными рефлексами и инстинктами — во взрослом состоянии это характерно для животного типа строя психики;

· в возрасте несколько постарше ребёнок начинает перенимать у взрослых нормы исторически сложившейся культуры, особо не задумываясь об их назначении и происхождении, — во взрослом состоянии это характерно для строя психики «зом­би», биоробота;

· потом пробуждаются разум и воля, ребёнок пробует себя в тех или иных видах творчества и не всегда сообразуется с нормами культуры взрослых, часто делая вызов культуре взрослых и переступая через её нормы в целях «самоутверждения», — во взрослом состоянии это характерно для демонического типа строя психики;

· и на дальнейшем этапе личностного развития подросток сталкивается с проблемой достижения лада в своих взаимоотношениях с другими людьми и Жизнью в целом — если эта проблема разрешается им жизненно состоятельно, то это эквивалентно выходу из демонизма и достижению четвёртого типа строя психики — человечного, в котором индивид и продолжает жить остальную часть своей взрослой жизни на основе веры Богу, стараясь осуществить свою жизненную миссию в русле Промысла.

В отличие от четырёх названных типов строя психики, тип строя психики «опущенный в противоестественность» представляет собой уклонение в личностном развитии в тупиковом направлении, которое происходит до того, как индивид достигает человечного типа строя психики.

Причинами такого рода уклонения человека от магистрального пути личностного развития являются:

· его собственные наследственные предпосылки — информация и алгоритмика поведения, свойственная родовому духу (коллективному биополю рода (клана), в котором родился человек), «загруженные» в родовой дух в результате деятельности предшествующих поколений[122] ;

· влияние социальной среды, которое в свою очередь, включает в себя четыре потока воздействия , не равнозначных по своему характеру:

- воздействие семьи;

- непосредственное общение с другими людьми и, в особенности, — со сверстниками в процессе подражания детей и подростков взрослым и в состязательности детей и подростков друг с другом;

- конкретное течение жизненных обстоятельств, формируемое во многом политикой государства, а равно отсутствием таковой в тех или иных областях жизни общества;

- культура общества и субкультуры социальных групп, в которых растёт ребёнок, а потом — подросток.

Причём последний фактор — культура общества и субкультуры социальных групп — является объемлющим по отношению к трём предыдущим в том смысле, что во-первых , политика государства является во многом выражением исторически сложившейся культуры и, во-вторых , с проявлениями культуры в повседневной жизни так или иначе сталкиваются все семьи и все члены семей индивидуально. Политика государства[123] , в свою очередь, также является фактором, довлеющим над жизнью всех семей и всех их членов, поскольку она во многом формирует возможности проявления людьми инициативы и определяет успех и неуспех их деятельности в сложившихся обстоятельствах. Воздействие семьи и непосредственное общение с другими людьми — факторы равнозначные (в том смысле, что ни один из них не является объемлющим по отношению к другому), но по силе своего воздействия на личность ребёнка или подростка — разные, поскольку результаты этого воздействия определяются как характером семьи, так и характером окружения. Поэтому:

Порочная культура и политика государства — это те факторы, от воздействия которых эффективно защитить самих себя и детей в последующих поколениях (как своих, так и чужих — все дети Божии) может далеко не каждый человек и не каждая семья.

Соответственно порочные культура и политика государства объективно воспроизводят опущенный в противоестественность тип строя психики и в этом их свойстве выражается их объективная порочность[124] .

Если государство — как один из главных действующих факторов управления делами общественной в целом значимости — признаёт вредоносность употребления дурманов людьми[125] , то в основе государственной политики в области развития культуры в целом должна лежать пропаганда абсолютной трезвости по отношению ко всем дурманам как нормы жизни всякого человека . И под воздействием этой пропаганды люди должны оказываться уже в детсадовском возрасте . Этому же требованию должны быть также подчинены:

· программы предварительного образования в детских садах;

· образовательные программы в школе, начиная с младших классов;

· информационная политика СМИ, проводимая прежде всего через индустрию кино[126] , телевидение и рекламу[127] .

Соответственно, пропагандируя абсолютную трезвость, государство не имеет нравственно-этического права на то, чтобы в государственном секторе экономики были предприятия, ориентированные на производство дурманов в объёмах, бóльших, нежели это требуется медицине[128] и некоторым другим отраслям[129] . Не имеет оно нравственно-этичес­кого права и на долевое соучастие в частных предприятиях такого рода.

Производство таких традиционных, вошедших в культуру дурманов, как табак и алкогольные напитки, должно быть вытеснено в частный сектор экономики и должно подавляться в нём средствами государственной политики по мере вытеснения порочных традиций из общества. Налоговая политика и политика в отношении медицинского страхования должны быть таковы, чтобы вести здоровый образ жизни было существенно выгоднее, нежели поддерживать даже в весьма малой мере систематически или эпизодически порочные традиции одурманивания себя и окружающих.

Эти меры необходимы для того, чтобы дать подрастающим поколениям, и прежде всего, — детям из семей опущенных родителей, иные образцы поведения; вывести детей из-под влияния опущенных родителей, чтобы дети обрели понимание того, что их родители не правы, что сами они должны и могут жить иначе; что родители виноваты перед ними, но при этом лучшее, что дети могут сделать сами, — простить ошибки прошлых поколений и удер­жать себя от того, чтобы безвольно — «автоматически» — повторить те же самые ошибки по отношению к будущим поколениями.

В случае успешности такого рода политики государства в области развития культуры, образования и деятельности СМИ, даже те, у кого генетически запрограммировано возникновение физиологической зависимости от дурманов (прежде всего — от алкоголя) сохраняют возможность прожить долгую интересную жизнь[130] без одурманивания и деградации, с пользой для самих себя, окружающих, потомков, и состояться в качестве носителя человечного типа строя психики, что создаёт надёжнейшую нравственно-психологическую основу для дальнейшего личностного развития и творчества; и соответственно — для дальнейшего развития культуры и общества в целом.

Причём речь идёт именно о пропаганде абсолютной трезвости , а не о выработке культуры употребления дурманов «в меру» (культурного пития: по отношению к алкоголю). Дело в том, что если пропаганда абсолютной трезвости лежит в основе культуры, то те, кто придерживается абсолютной трезвости по отношению к дурманам (алкоголю, табаку, другим наркотикам), — те никогда не станут носителями опущенного в противоестественность типа строя психики.

А вот если речь вести о пропаганде употребления дурманов «в меру», то субъективно допускаемая мера частоты (повторяемости) и доз употребления дурманов у каждого опущенного — своя; а поскольку употребление дурманов для некоторой части опущенных (в силу особенностей их генетики) неизбежно влечёт за собой возникновение физиологической зависимости от них по причине стойкого извращения дурманами физиологии обмена веществ и физиологии биопóля, то опущенные этой категории будут непрестанно воспроизводиться в новых поколениях, продолжая быть постоянно действующим фактором (как это имеет место ныне) растления последующих поколений и угрозой для общества, живущего на основе техносферы .

Но вред обществу в целом и тем или иным людям персонально может наносить не только преступная в общепринятом смысле деятельность и получение доходов из неё, но и расходы, связанные с производством, покупкой и потреблением определённых видов продукции и услуг даже при нравственно-этической безупречности источников доходов как таковых[131] . При этом:

· какие-то виды продукции (товаров и услуг) могут быть вредоносны сами по себе как таковые[132] ;

· по отношению к каким-то другим видам продукции (товаров и услуг) вредоносным может быть их потребление, в количествах меньших либо больших, нежели некоторые биологически и общественно допустимые — безопасные — уровни[133] ;

· какие-то виды продукции (товаров и услуг) вредоносны, если их качество (стандарт которому они соответствуют либо не соответствуют) или качество организации и технологий, на основе которых они производятся и обслуживаются в период их жизненного цикла, неоправданно низко либо избыточно высоко[134] .

Иными словами все потребности людей и всё производство и распределение, ориентированные на удовлетворение потребностей, могут быть отнесены к одному из двух классов:

· ПЕРВЫЙ : биологически допустимые демографически обусловленные потребности — соответствуют здоровому образу жизни в преемственности поколений населения и биоценозов в регионах, где протекает жизнь и деятельность людей и обществ. Они обусловлены биологией вида Человек разумный, половой и возрас­т­ной структурой населения, культурой (включая и обусловленность культуры природно-геогра­фическими условиями) и направленностью её развития[135] .

Главные объективные качества спектра демографически обусловленных потребностей в каждую эпоху: первое — его ограниченность как по номенклатуре, так и по объёмам по каждой позиции номенклатуры; второе — его предсказуемость на десятилетия вперёд на основе исторически сложившейся демографической пирамиды, динамики рождаемости и результатов демографической политики государства.

· ВТОРОЙ : деградационно-паразитические потребности , — удовлетворение которых причиняет непосредственный или опосредованный ущерб тем, кто им привержен, а также — окружающим, потомкам, и кроме того, разрушает биоценозы в регионах проживания и деятельности людей; приверженность деградационно-паразитическим потребностям (как пси­хо­логический фактор, выражающийся, в частности, в зависти или неудовлетворённости к более преуспевшим в разнородном «сладо­страс­тии»), пусть даже и не удовлетворяемая, препятствует развитию людей, народов и человечества в целом в направлении к человечности. Деградационно-парази­тические потребности обусловлены первично — господством в обществе нечеловечных типов строя психики и сопутствующими извращениями и ущербностью нравственности, вторично выражающимися в преемственности поколений в традициях культуры и в биологической наследственности. При этом порочные традиции культуры и угнетённая биологическая наследственность, в свою очередь являются факторами, бессознательно «автоматически» воспроизводящими деградационно-паразитические потребности в новых поколениях.

Главные объективные качества спектра деградационно-пара­зи­тических потребностей: первое — его неограниченность как по номенклатуре, так и по объёмам запросов, предел которым кладёт только объективная невозможность их удовлетворения и смерть; второе — непредсказуемость моды на способы и формы деградации и паразитизма.

Расходы, в свою очередь, могут быть отнесены к одной из двух категорий:

· непосредственная оплата покупок производимой продукции и прав на пользование природными объектами;

· инвестиции, которые непосредственно не являются оплатой покупок производимой продукции, но позволяют тем или иным предприятиям увеличить объёмы производства и совершенствовать его как в организационно-технологическом аспектах, так и в смысле совершенствования выпускаемых видов продукции.

По существу всё это означает, что в каждом регионе при определённом прейскуранте[136] на товары и услуги есть некий минимум, при доходах ниже которого человек (семья) не могут произвести все расходы, необходимые для его жизни и личностного (семейного) развития в соответствии с демографически обусловленным спектром потребностей[137] ; но точно также есть и некий максимум расходов , превышение которого нанесёт тот или иной вред самому человеку (семье) или окружающим и потомкам, поскольку эти расходы не могут быть произведены человеком (семьей) в пределах ограниченного демографически обусловленного спектра своих потребностей.

Соответственно последнему обстоятельству, излишки доходов, которые не могут быть реализованы в пределах демографически обусловленных своих потребностей, человек может потратить:

· на удовлетворение своих и чужих деградационно-паразити­ческих потребностей;

· на удовлетворение демографически обусловленных потребностей

- других людей персонально (семейно) и

- на развитие общества в целом.

И то, и другое он может сделать как в форме оплаты покупок (непосредственно им либо опосредованно, т.е. через разного рода целевые фонды — государственные и общественно-инициативные: благотворительные, профсоюзные, общенародные, фонды поддержки тех или иных социальных программ и т.п.), предоставив купленное в качестве дара другим людям, так и в форме инвестиций в те или иные отрасли и предприятия.

Иными словами, если видеть в народном хозяйстве (макроэкономике) системную целостность, описываемую средствами математической статистки, то:

· выход продукции по демографически обусловленному спектру потребностей — полезная отдача (полезный сигнал) системы;

· выход продукции по деградационно-паразитическому спектру потребностей — собственные шумы системы и помехи извне, от которых она не защищена.

Поэтому реальный экономический рост выражается в росте выпуска продукции не вообще и не в росте оборотов спекулятивных рынков, а только в росте выпуска продукции по демографически обусловленному спектру потребностей в расчёте на душу населения до достижения уровня демографически обусловленной достаточности при сохранении устойчивости биоценозов.[138]

Соответственно, если государственность признаёт разделение спектров потребностей и производств на два выше названных класса[139] ; если государственность выражает в своей политике долговременные интересы народа, а не сиюминутные деградационно-паразитические потребности той или иной олигархии[140] , то государство обязано позаботиться о том, чтобы доходы и сбережения, которые люди (семьи) могут потратить на своё потребление, были ограничены уровнем:

· обеспечивающим покрытие их демографически обусловленных потребностей,

· но не позволяющим войти в деградационно-паразитический способ существования в ущерб себе самим, своим детям, а главное — и другим людям .

И при этом «финансовый климат» в государстве (налогово-дотационная, кредитная и страховая политика) должен позволять быстро богатеть на основе праведного труда, чтобы люди могли в жизненно приемлемые, достаточно короткие сроки решать проблемы развития своих семей и своего личностного развития.

Эти ограничения расходов на потребление[141] должны охватывать как семьи наёмного персонала (включая и госчиновников), так и семьи предпринимателей, в том числе и тех предпринимателей, во власти которых находятся большие капиталы, производственные мощности целых отраслей (а возможно и нескольких отраслей) и иные ресурсы; а также семьи «звёзд эстрады» и прочих «звёзд».

Виллы по всему миру со штатом холопствующей или опущенной прислуги; громадные яхты с постоянным экипажем на «товсь»[142] и «самолёты-дворцы» олигархов; меняющиеся раз в год новейшие лимузины; культ разнородной «высокой моды», охватывающей все стороны жизни; роскошь, не имеющая никакого значения, кроме «вы­ка­зать себя» и унизить других; нескончаемые балы для дуреющей от богатства и безделья “элиты” — это всё то, на что народы, проживая в беспросветной бедности на протяжении веков, не должны и не будут работать впредь.

В то же время налогово-дотационная политика государства должна быть построена так, чтобы частные инвестиции в развитие производства по демографически обусловленному спектру потребностей и поддержка разнородных фондов общественного потребления (как государственных, так общественно-инициативных и бизнес-корпоративных) за счёт доходов и «сверхдоходов» предпринимательства стали бы более предпочтительны, нежели инвестиции в деградационно-парази­ти­ческие отрасли, в откровенно криминальные виды деятельности и пустое прожигание жизни в ущерб окружающим и биосфере Земли.

По сути выше речь шла о том, что является нормальными для людей финансово-эко­но­мическими взаимоотношениями.

Но мы живём в цивилизации, в которой господствует извращённая нравственность и психология потребления, в которой необходимо постоянно напоминать всем взрослым (включая и самих себя), о том, что есть норма, а что представляет собой уход от неё и извращение; а также учить этому детей и молодёжь в школах и вузах.

И если в определённых слоях общества сложилась норма культуры: жить в коттеджах с прислугой, ездить на новейших по возможности самых дорогих лимузинах, и чтобы впереди и сзади катило по джипу с охраной, то даже те, кто, оказавшись в этих кругах, понимает всю бессмысленность такого образа жизни и его вредоносность для общества и природы планеты, в подавляющем большинстве своём не могут в одиночку выйти из этой самоубийственной и разрушительной гонки потребления: начать вести иной образ жизни означает для них — разорвать множество социальных связей, возможно разрушив собственную семью (конку­ренция за «лучшее место под солнцем» заложена в женские инстинкты); выпасть из круга общения, и прежде всего — делового общения, что способно повлечь за собой крах его предприятия и предприятий с ним связанных и т.п.; и в конечном итоге, оказавшись в одиночестве, можно погибнуть, не сумев организовать новый круг общения на иных принципах жизни и деятельности.

Поэтому государство должно помочь всему обществу — и предпринимателям, и наёмному персоналу — перейти к иному образу жизни, объединяющему людей, а не противопоставляющему их друг другу как в личностных взаимоотношениях, так и во взаимоотношениях социальных групп.

А для этого, государству необходимо вести финансовую политику так, чтобы:

· на роскошь и прожигание жизни своей и других людей в потреблении всего и вся сверх демографически обусловленного спектра потребностей деньги не мог тратить никто ,

· а на обеспечение достатка по демографически обусловленному спектру потребностей хотя бы по минимальному исторически достигнутому стандарту денег хватало бы всем , кто трудится честно и добросовестно во всех сферах: органах государственной власти, вооружённых силах и службах, занят предпринимательством, работает по найму, ведёт научные и технические разработки, занят художественным творчеством.

И это — не предложение «уравниловки», вносимое по умолчанию. Разница в доходах, признаваемых людьми и государством правомочными, должна быть одним из стимулов к тому, чтобы люди в созидательном разнообразном труде были свободны и творчески наращивали свой профессионализм и осваивали новые профессии; а тот, кто работает больше и лучше, должен и зарабатывать больше.

Но парадокс состоит в том, что: для того, чтобы все, кто честно работает, жили бы день ото дня, год от года лучше, возможности расходования зарабатываемых средств на личное (семейное) потребление должны быть в обществе ограничены на основе разделения спектров демографически обусловленных и деградационно-паразитических потребностей; а инвестиции — как госбюджетные так и частные — должны лежать в русле государственной политики развития демографически обусловленного производства и потребления.

Однако политика формирования определённого платёжеспособного спроса (т.е. создания в соответствии с определённой концепцией жизни и развития общества возможностей получения доходов и ограничение возможностей тех или иных покупок и инвестиций) — только одна сторона финансовой политики государства. Вторая сторона финансовой политики состоит в том, чтобы уровень цен и их динамика позволяли реализовать целенаправленно сформированный платёжеспособный спрос как в покупках продукции по демографически обусловленному спектру потребностей, так и в сбережениях (включая и сбережения в форме инвестиций), которые с течением времени могли бы быть реализованы в последующих покупках, отвечающих целям личностного развития, развития семьи и общества в целом.

И здесь необходимо напомнить, что развитие личности (семьи) в его финансовом выражении предполагает планирование и, соответственно, предполагает планирование доходов и расходов, поскольку бóльшую часть всего нам необходимого мы не производим в домашних хозяйствах сами, начиная от поисков и добычи сырья, а покупаем в готовом к употреблению виде. Но никакое развитие и планирование развития невозможно, если человек не знает, где он будет работать; даст ли повышение квалификации прирост в покупательной способности его доходов; будет ли он вовремя получать зарплату; хватит ли покупательной способности этой зарплаты на текущие покупки в диапазоне от повседневных до ежегодных и сможет ли он делать какие-то сбережения либо придётся начать тратить уже имеющиеся сбережения (да и есть ли они, эти сбережения); а если придётся занимать в долг, то у кого, когда и из каких средств он сможет отдать эти долги… Всё это в совокупности требует уверенности в завтрашнем дне, которая была в России утрачена большинством с началом реформ 1990‑х гг., в результате которых у многих возникла стойкая убеждённость в беспросветности будущего как своего собственного, так и будущего своих детей.[143]

Если говорить о том, в каких условиях проще всего осуществляется планирование семейного бюджета, то ответ прост — в условиях систематического снижения цен вплоть до их обнуления .

Конечно, режим нулевых цен требует иной — не материально-финансовой, — а нравственно-этической — вдохновенной, Любовной — мотивации к труду, к чему общество ни в России, ни в “передовых” странах в настоящее время не готово. Но государство, как это показывает опыт СССР послевоенных времён, способно поддерживать режим постоянного снижения цен на товары и услуги массового спроса по мере развития производства и роста производительности общественного труда. Это требует гибкой налогово-дотационной политики, соответствующей таможенной политики и политики внешней торговли (включая и политику экспортно-импортных пошлин).

Но прежде всего прочего это требует запрета кредитования под процент на уровне конституции и создания поддерживаемой государством системы беспроцентного кредитования (включающей как государственные, так и частно-предпринимательские — банки, страховые кампании и инвестиционные фонды), поскольку именно ссудный процент по кредиту является главным генератором роста цен и обесценивания сбережений граждан, что понижает и уничтожает мотивацию к труду. Он вынуждает государство к эмиссии средств платежа для погашения заведомо неоплатной задолженности, генерируемой ссудным процентом, и увеличения денежной массы в обороте для обеспечения торговли по непрестанно возрастающим ценам[144] .

Но всё это требует альтернативно-объемлющих по отношению к господствующим ныне в обществе[145] социально-экономических теорий[146] , следуя которым, государство могло бы создать систему финансовых институтов качественно нового характера и с её помощью — общественно полезно и биосферно допустимо (т.е. в интересах всех людей) — управлять на плановой основе саморегулирующейся рыночной макроэкономикой; а на микроуровне народного хозяйства предприниматели могли бы со своей деловой инициативой вписываться в государственно регулируемый процесс общественно-экономического и культурного в целом развития общества и человечества.

И государство обязано ввести народное хозяйство в режим планомерного снижения цен и роста благосостояния всех на этой основе.

Если оно не может этого сделать, то это — интеллектуально тупое, невежественное и политически безвольное государство; если же оно этого не хочет и целенаправленно препятствует этому, то оно просто — дерьмо .

Иными словами, если номинальные цены растут, то это означает, что:

· либо правящий режим — антинародный, марионеточный (если люди это чувствуют, то в обществе падает мотивация к труду, что ведёт к возникновению политического кризиса или ещё более усугубляет кризис, уже имеющий место);

· либо общество переживает продолжительное стихийное или социальное бедствие, объективно не подвластное его государственности, под воздействием которого потребности в каких-то видах продукции резко возросли, а предоставление её либо недостаточно, либо сократилось.

Последствия неправильного воспитания

«Молодёжь» (те, кого “отсчитывают” от 14 лет), дети и подростки до 14 лет — примерно со второй половины XX века стала обладать одним “свойством”, которое не проявлялось массово ранее этой даты. Ещё в детском возрасте входящие в жизнь поколения с каждым следующим поколением всё отчётливее подмечают несправедливость государства, взрослых и их двойные жизненные стандарты. Это обусловлено изменением соотношения эталонных частот биологического и социального времени[147] когда период смены поколений (около 25 лет) и время обновления основных технологий общества сравнялись друг с другом.

К концу XX века стало очевидным, что дети и «молодёжь» уже никогда не поведутся на какую-либо государственную идеологию, даже на супер-патриотическую и на супер справедливо сформулированную — если они на себе не почувствуют воплощение в жизнь тех идеалов, стремление которых у многих не забыто со времён детских ощущений настоящей справедливости.

Конечно, у многих из «молодёжи» эти ощущения “замылены” разными суррогатными толпо-“элитными” культурными заменителями и имитаторами. Но всё же достаточно большой слой российской молодёжи сохраняет с детства некую систему бессознательных идеалов о справедливом жизнестрое[148] .

Имея сегодня возможность доступа практически к любой информации, касающейся разногласий между декларациями взрослых (в том числе и государственных чиновников) и самой жизнью, ощущая жизнь лучше взрослых дядь и тёть (поскольку в детско-«молодёжном» возрасте ещё не так притупляются чувства и наблюдательность)[149] — дети «и молодёжь» могут сами себе доказать что наше общество порочно и несправедливо. Такой возможности массового доступа к «доказательствам» ещё не было два десятка лет назад. Поэтому даже без помощи взрослых, просто сидя в Интернете, можно накопать кучу «компромата» на любых властных чиновников или просто тех, кто учит детей и «молодёжь». Усвоив таким образом, что с ними поступают как с рабами или «лишними людьми», дети и «молодёжь» потенциально могут поступать по-разному:

1. Часть «молодёжи» , видя двойные стандарты государственной политики, выражает бессознательный протест обществу в целом. Этот бессознательный протест может иметь в своём разнообразии следующие основные аспекты протестной молодёжной культуры , которая вторична по отношению к основной культуре и является её порождением. Протест может выражаться по-разному:

- Молодёжь, не желающая подчиняться властям, переходит в разряд преступников в отношении законов государства, в котором они живут, становясь на путь криминала . Некоторые из таких даже начинают паразитировать на труде людей за счёт своих возможностей в криминальной сфере. За сферой криминала всегда устанавливался государственный контроль, поскольку в случае расширения сферы криминальных занятий до пределов соизмеримых с возможностями государства, само государство, будучи частью общественной системы, не сможет контролировать безопасность самого себя[150] .

- Молодёжь, просто не желающая поддерживать чужой паразитизм своим трудом. Они ведут себя в жизни так, что их трудовая деятельность близка к нулю (то есть они сами — паразиты ), что не приносит пользы государству, а род занятий — всевозможные развлечения , либо ничего не делание. Их времяпровождение это — всевозможные центры официальных и “запрещённых” развлечений: казино, рестораны, игровые точки, молодёжные тусовки по поводу выступлений “звёзд” эстрады, футбольная тематика, пивные праздники; другие многочисленные юбилеи, праздники и фестивали; и.т.п. Ясно, что если отдыхающих будет слишком много, то государственному порядку может угрожать опасность от всеобщего тунеядства, разврата и пьянства.

- Приученная к труду (хоть как-то) молодёжь, которая начинает видеть, что в обществе нет справедливости: они работают на систему, а система отдаёт им не по труду, паразитирует на них, да ещё и деградирует как бы за счёт их труда. Они задаются вопросом «что делать» и «что происходит». После чего часть этих людей пополняет лагерь первых и вторых вышеперечисленных, не в силах разобраться в поставленных вопросах самостоятельно [151] . Другая часть этих людей может временно пополнить лагерь карьеристов (например вступить в «Единую Россию») в надежде через властные полномочия решить свои проблемы и проблемы государства по изменению системы в сторону справедливости. Однако, попав в саму властную сферу — такую, какая она есть — многие скорее быстро разочаруются, разберутся и, отчаявшись, перейдут в протестный контингент: возможно даже в преступники, паразитирующие на людях, поскольку их пребывание «у власти» дало некоторым из них навыки паразитизма на труде.

2. Часть «молодёжи», поставившая своей целью волевое преображение культуры общества в сторону выбранного ими идеала. Таких людей чиновничья толпо-“элитарная” система записывает также в антистемный фактор (как и тех, что в первом пункте), поскольку их образ мышления и общественная деятельность входит в противоречие с общепринятыми в культуре и в государственной политике вещами.

Нужно особо отметить, что ещё никогда доныне в России так называемая «Государственная молодёжная политика» (а ещё точнее политика государства по воспроизводству кадров для своей же замены, для своей безопасности) не сопутствовала «выпуску» столь масштабного «протестного материала». Дело даже дошло до того, что государство испытывает «кадровый голод», поскольку верных системе не деградировавших (по первому и пункту вышеперечисленных возможностей) молодых людей становится всё меньше и меньше. Иными словами, «молодёжная политика» государства с каждым годом стала плодить всё больше «протестного материала», а не продолжателей своего «национального» толпо-“элитарного” курса.

Последнее не означает, что этот весь молодёжный «протестный материал» является кадровым резервом для преобразователей культуры толпо-“элитаризма” в человеческую культуру. Но перечисленные выше возможности каждой его категории могут вносить свой вклад по-разному. Это означает, что после краха СССР за 15 лет российские власти не смогли даже реанимировать ничего подобного, что работало в СССР ради воспроизводства верных себе молодёжных кадров. Иными словами современная российская государственность «пилит сук, на котором сидит».

Государство и культура “воспитали” огромный протестный слой молодёжи, который с каждым годом становится всё больше и больше. Этот слой имеет потенциал опрокинуть государственность вместе с несправедливыми либеральными ценностями, но не имеет представления о том, как создать иную государственность. Поэтому противникам целостности и суверенности России остаётся лишь возглавить молодёжную протестную тусовку в «нужное время»[152] .

Однако, вместо того, чтобы начать перенастраивать общество на всеобщее воспроизводство надёжных и истинно патриотично воспитанных молодых кадров (для чего нужны меры, обозначенные нами в предыдущих главах) — государственность пытается судорожно организовать вокруг себя кучку молодых карьеристов[153] :

«О том, что кадровый резерв необходим, Дмитрий Медведев говорил на недавнем совещании, специально тому посвященном. Чиновников тьма, а работать некому – такова в предельном заострении ситуация, обрисованная главой государства. По его мнению, власть на всех ее уровнях испытывает острый кадровый голод. Нет резерва, из которого можно было бы формировать управленческий корпус. Не хватает квалифицированных кадров для замещения не только министерских должностей, но даже и на посты глав муниципальных образований. «Необходимо, – сказал президент, – создать полноценную систему резерва управленческих кадров в общенациональном масштабе, найти специалистов и подготовить базу данных»[154] . Эта база должна быть открытой[155] . Ее открытость – одно из принципиальных условий, позволяющих исключить практику, когда «решения о замещении должности порой принимаются по знакомству, по принципу личной преданности или, что наиболее отвратительно, за деньги, то есть должности продаются»[156] .

Ругая при этом старую советскую систему, корпоративная государственность которой черпала воспитанные ею в духе КПСС кадры из критерия подчинённости корпоративной иерархии — президент рассуждает об альтернативной системе подготовки кадров на базе рыночной конкуренции:

«Мне думается[157] , одна из причин очевидного кадрового застоя в органах власти – отсутствие конкуренции. О конкуренции между «своими» и «несвоими», более «преданными» и менее «преданными» я тут речь не веду. Говорю о нормальной конкуренции между профессионалами. Ее, по сути, нет. Понятие «рынок труда» на сферу государственного управления почему-то не распространяется. На смену иерархическому отбору с присущим ему тасованием одной и той же кадровой колоды не пришел открытый рыночный отбор. Даже административные преобразования подчас копируют советскую практику. Суть ее известна: реорганизация управления происходит, как правило, тогда, когда требуется переместить большого начальника. Кого-то понизить или отправить в отставку, а кого-то, наоборот, наградить высокой и «теплой» должностью. С тех пор мало что изменилось. Система органов власти в России по-прежнему зависит от персоналий. От кадровых раскладов наверху. От борьбы группировок у трона. От вечного, неутомимого создания «сдержек и противовесов». От чьего-то стремления выстроить собственную аппаратную оборону и обеспечить себе максимальный служебный комфорт[158] »[159] .

Это — глубокое заблуждение: даже ни о какой конкуренции в этом вопросе речи быть не может, поскольку никаких «равных стартовых прав» с детства у молодёжи в России не предоставлено (для «равных стартовых прав» в идеале подходят лишь те условия, которые описаны в предыдущих главах). «Равные стартовые права» должны обеспечивать каждому члену общества полноценную возможность реализовать план мероприятий, предусмотренный в его судьбе. Последнее возможно лишь тогда, когда государственная политика направлена на воспроизводство человечных типов психики.

Кроме того никакой конкуренции быть не может в условиях кланового диктата и лоббирования, основанного как правило на денежном интересе. Управление кланами завязано на кремлёвские, правительственные и другие федеральные структуры. Отбор кадров может производиться лишь из «тысячи» специально обученных молодых людей (что и наблюдается), а все слова о конкуренции — это пустые декларации. Но в таком случае нынешняя система отбора кадров мало чем отличается от корпоративно-советской . Разве что она гораздо слабее, а возможности государства почти мизерные (кадры выдвигают либо поддерживают кланы).

Но дело даже не в этом: критериев воспитанности и обученности кадров, которых хочет видеть президент не имеется. Либо они до сих пор находятся в умолчаниях. Да и какие могут быть критерии, если система с каждым годом воспроизводит всё больше не пригодные даже для этого молодёжные кадры. Но чтобы это не так бросалось в глаза даже те критерии, которые соответствуют нуждам нынешних властей не оглашаются. Ну а уж те критерии, которые выставили мы (в предыдущих главах) и вовсе государству не подходят, поскольку для воспроизводства кадров на их основе нужно менять всю систему подхода к «молодёжной политике» воспитания.

Нарастающий фактор «молодёжного» протеста, которого так боятся власти (и правильно опасаются) должен их вразумлять не на то, чтобы в очередной раз брать всех «неблагонадёжных» под контроль “правоохранительных” органов, а самых преданных — под крыло президентской администрации и прельщать «молодёжь» очередными идеологическими и «патриотическими» небылицами. Это должно стать вразумлением для власти о том, что:

Если каждый ребёнок, которому от рождения Свыше дана счастливая Судьба и изначально праведная, безгрешная, открытая Жизни душа, взрослея становится порочным, замкнутым, несчастным и злым — то властями и родителям нужно искать причины этого в себе самих (а не выискивать «тысячу» ещё пока преданных). В этом отношении взрослеющий ребёнок то самое зеркало ошибок родителей (согласно определению семьи, которая является «зёрнышком» общества), в которое должны регулярно смотреться сами родители и власти, делая при этом правильные выводы в отношении самих себя и той культуры, продуктом которой они являются .

Никакой разницы в государственных подходах к нравственно-психологическим вопросам поведения взрослых, молодёжи и детей быть не должно. Дальнейшая поддержка двойных стандартов во всех сферах равносильно государственному самоубийству. Вот только несколько доступных всем примеров:

· Если отец или мать или бабушка с дедушкой (а также и другое окружение «педагогов») говорят ребёнку, что паразитировать плохо, а сами по своей службе “культурно” воруют[160] , возможности чего открывает толпо-“элитарная” концепция , ребёнок это видит и не вырастит честным человеком (государству ведь нужны честные чиновники) по принципу: «им можно, но они мне врут, значит мне можно ещё больше», что открывает и ему возможности быть паразитом или другим антисистемным элементом.

· Если всё те же взрослые члены общества обманывают ребёнка и своих знакомых по разным поводам, поскольку им «так удобнее жить», возможности чего толпо-“элитарной» культурой , а ребёнку говорят, что врать нехорошо, особенно нельзя врать родителям и властям, то ребёнок видя их двойные стандарты, тоже будет лгать — кому захочет.

· Если члены семьи садятся за стол, на котором стоит выпивка, что принято в современной культуре и поддерживается СМИ , а ребёнку говорят, что пить плохо, они этим открывают ему возможности пить в будущем дома либо на стороне.

· То же самое относится и к курению, которым заражена бо льшая половина населения России: если мать курит, возя в коляске ребёнка, он почти обречён на употребление этого зелья в будущем[161] .

· Если дети видят своих родителей и других взрослых с бутылкой пива и сигаретой во рту, то будущее таких детей запрограммировано открытыми возможностями самих же взрослых.

· Если родители, воспитатели и СМИ показывают своим поведением образец распутства и блуда, дети будут им подражать, бессознательно считая, что это «нормально», даже несмотря на предупреждения, что так делать не следует[162] .

· Если в самом общем случае за благими декларациями властей, родителей, воспитателей, учителей и пр., с кем имеет дело ребёнок, кроются деятельные умолчания, понимаемые ребёнком, но скрываемые от него (тщательно, либо не очень), это открывает возможности ребёнку в будущем поступать также (а может и более жестоко, что обусловлено культурой протеста против того, что взрослые не дали ему всё, что он должен был от них получить).

Иными словами, заложенная Свыше природа человека такова, что каждое новое поколение становится всё более требовательным ко взрослым в отношении того, что те должны нормально ему дать в воспитании. Если государственные власти становятся на путь сдерживания необходимой молодым поколениям информации, которую ещё и надо давать в определённый период взросления (до «молодёжного» возраста) — то возникает протестная культура. Рано или поздно эта протестная культура становилась главным фактором распада государственности.

Выставленные самими же властями некоторые критерии оценки воспитания молодёжи не реализуются: меры не соответствуют декларациям. Ниже мы приводим фрагмент из «Концепции государственной политики в отношении молодой семьи» (подписана министром образования и науки А.А.Фурсенко 8 мая 2007 г.):

«Под благополучной молодой семьей понимается семья, которая:

осуществляет свою жизнедеятельность в зарегистрированном браке, ориентирована на рождение двух или более детей, имеет их, занимается их воспитанием и развитием на основе взаимодействия пространств семейного, общественного и государственного образования;

в состоянии самостоятельно решать все свои проблемы и в полной мере выполняет социальные функции на основе реализации своего внутреннего потенциала с использованием мер законодательно определенной ее поддержки;

обладает способностью к самореализации и саморазвитию как самостоятельный элемент социальной структуры российского общества на основе равноправия и взаимного сотрудничества с государством и обществом.

Модель благополучной молодой семьи как субъекта социальных отношений отражает:

юридическую оформленность: благополучной считается та семья, члены которой проживают в зарегистрированном браке;

полноту семьи: благополучная семья должна быть полной и состоять из супружеской пары (родителей) и детей;

детность семьи: благополучная семья должна иметь такое количество детей в семье, которое обеспечивает расширенное воспроизводство населения по данному региону;

экономическую обеспеченность: среднедушевой доход на каждого члена семьи должен быть не ниже среднего душевого дохода в целом по данному региону;

социальную активность: благополучная семья самостоятельно решает свои проблемы при получении законодательно закрепленной ее государственной поддержки;

социальную направленность: основные направления и содержание жизнедеятельности молодой успешной семьи в основном должны совпадать с тенденциями развития российского государства и общества, соответствовать преобладающим в стране нормам нравственности и ценностям культуры.

При определении уровня благополучия молодой семьи все его показатели должны быть достигнуты комплексно и в равной степени, поскольку низкий уровень развития любого из них создает возможность нестабильности функционирования семьи, и ее уже нельзя будет считать благополучной.

В качестве показателей уровня благополучия молодой семьи как социального института может выступать качество выполнения ею социальных функций:

обеспечение воспроизводства физически здорового и психически полноценного потомства;

обеспечение в надлежащей степени полноценного воспитания и социализации детей;

обеспечение формирования российского самосознания, гражданственности и преемственности народных и национальных социокультурных ценностей у своих детей;

обеспечение эмоциональной и психологической устойчивости: ориентация на предупреждение внутрисемейных конфликтов, их разрешение своими силами без ущерба для каждого члена семьи и, прежде всего, для детей;

обеспечение развития личности и реализации личных интересов каждого члена семьи (в том числе - профессиональный рост, повышение квалификации, успешное обучение в образовательных учреждениях);

обеспечение условий для укрепления здоровья и полноценного досуга и отдыха всех членов семьи.

Показатели благополучия молодой семьи могут выступать в качестве критериев эффективности деятельности региональных органов власти, социальных институтов государства и общества, специализированных служб по работе с молодыми семьями, а также критериями эффективности реализации федеральных и региональных программ (программ субъектов РФ и муниципальных образований), в той или иной мере ориентированных на взаимодействие с молодой семьей. Достижение этих показателей может выступать в качестве отдельных задач в деятельности различных социальных структур по работе с молодыми семьями».

Выделенные нами в последнем абзаце показатели плохие и ухудшаются с каждым годом[163] . Потому что результаты, которые благонамеренно заявили чиновники в этой «концепции» входят в противоречие с тем, что нами выделено до этого: «основные направления и содержание жизнедеятельности молодой успешной семьи в основном должны совпадать с тенденциями развития российского государства и общества, соответствовать преобладающим в стране нормам нравственности и ценностям культуры».

Дело в том, что ценности толпо-“элитарной” культуры и нормы её нравственности уже никогда не смогут быть основой воспроизводства и увеличения численности благополучных семей[164] в России (и не только в России). Если в прошлом это ещё и было возможно, то сегодня единственный путь это — государственный переход на нравственные ориентиры и вечные ценности, обозначенные в Концепции общественной безопасности. Молодёжь в целом сможет руководствоваться в будущем только новейшей идеей , в которой нету места двойным стандартам и несправедливости.

В наше время прошли уже все сроки (заданные Свыше), когда можно было оттягивать предоставление детям и молодёжи информации, положенной им Свыше для нормального воспитания (о чём речь шла в предыдущих главах, особенно в главе «Психо-физиологическая зрелость»). Если власть не хочет своего же коллапса, нужно всё-таки учитывать объективно предопределённые для людей процессы, а не «плыть против течения», следуя уже давно отмершим западным критериям “воспитанности”.

Подготовка к Году учителя?

После развала СССР все 90-е годы школьная и вузовская системы “реформировались” «кто во что горазд» под воздействием идей либерализма с одновременной коммерциализацией образования В последние же несколько лет наблюдается небывалая активность чиновничьего аппарата по реформированию «сверху» всей системы образования России. Как утверждают специалисты, многочисленные инициативы к настоящему времени обернулись валом проектов реформирования: от госстандартов образования и “концентрического” 12-летнего обучения в школе до ЕГЭ, профильной школы, кредитов ГИФО[165] , системы «бакалавриат — магистратура» в вузах, перевода многих вузов с федерального уровня на региональный и других программ.

Итогом всего этого стала чиновничья инициатива, связанная с так называемой «Болонской конвенцией». Власть увидела решение главных проблем российской системы образования в реформировании последней по западному образцу. Объясняется такая необходимость интеграцией России в ВТО и вступлением с 2003 г. в «Болонский процесс». Правда сама необходимость вступления в ВТО и «Болонский процесс» объясняется тем, что Россия не должна отставать от мировых лидеров как экономически так и по уровню образовательных стандартов.

Сам «Болонский процесс» это изначально чисто европейская идея. Болонские идеи предназначены в первую очередь для унификации европейского образования, что реализуется в рамках объединения стран Евросоюза в единое политическое, образовательное, экономическое и даже военное пространство. Спрашивается: причём здесь Россия, мы что тоже собираемся в Евросоюз?

Вторая причина, которую называют некоторые эксперты, это — интересы крупных международных европейских корпораций, получающих доходы с образовательных процессов. В последние несколько десятков лет высшее образование стало очень доходным бизнесом, и на этом “рынке” крупные европейские вузы проигрывают вузам США. И опять вопрос: причем здесь Россия, ведь советская система образования была самой мощной, а её недоразваленная структура до настоящего времени остаётся лучшей в мире. Нужно ли в корне менять советскую систему образования только лишь в угоду странам Евросоюза?

Болонские соглашения

Мнения заинтересованной общественности резко разделились после оглашения в 2003 году намерений властей провести реформы образования в рамках так называемой «Болонской конвенции». Большинство руководителей ВУЗов, учёных и преподавателей считают реформу разрушительной. В то же время у этого же большинства есть ещё и мнение, что систему образования надо как-то реформировать, только не по европейскому образцу. Малая часть связанной с образованием общественности поддерживает инициативы чиновников. Если говорить о руководителях российских школ и вузов, то многие из них публично помалкивают, боясь лишиться своего места.

Как можно узнать из открытых источников информации[166] , пресловутая «Болонская конвенция», от подписания которой отсчитывают время нововведений, вообще долго оставалась тайной. Тексты соответствующих документов существовали и были опубликованы как бы не для всеобщего обсуждения. Оказывается, что Болонской конвенции в природе не существует, а основными документами процесса являются Великая хартия университетов (Болонья, 1988), Лиссабонская конвенция (1997), Сорбоннская декларация (Париж, 1998) и Болонская декларация (1999). Эти и другие тексты существуют в электронном виде на английском и на русском языках. Имеется и “бумажный” перевод на русский язык, опубликованный в брошюре: Касевич В.Б., Светлов Р.В., Петров А.В., Цыб А.В. «Болонский процесс». СПб.: Издательсво СПбГУ, 2004 г. Основная цель процесса — гармонизация национальных образовательных систем высшего образования в странах Европы к 2010 г.

Основой реформирования является двухуровневая система высшего образования «бакалавриат — магистратура» , которая веками практиковалась в Западной Европе. Для унификации оценок школьных знаний и возможностей поступления в ВУЗЫ вводится единая оценка школьных знаний по шкале ЕГЭ (Единый государственный экзамен).

Бакалавр — «специалист широкого профиля», как указывается в документах. Повсеместное внедрение этого уровня как отдельной образовательной ступени — один из главных экспериментов Болонского процесса.

Этот эксперимент направлен на удешевление массового высшего образования и подготовку людей, имеющих фундамент, на который можно быстро “наращивать” новые специальные знания, в зависимости от велений прогресса и интересов работодателей.

Выделенную выше цель «Болонских соглашений» следует пока запомнить: что из этого получается в России, мы увидим дальше…

Сейчас страны-участницы разрабатывают систему, которая сможет регулировать трудоустройство счастливых обладателей степени бакалавра (смотри: Болонская декларация от 19.06.1999; Формирование общеевропейского пространства высшего образования. Коммюнике конференции министров высшего образования. Берлин. 19.09.2003).

Далее следует уровень магистра. В Лиссабонской конвенции и Болонской декларации подчёркивается, что для обучения на этом уровне студент должен обладать квалификацией бакалавра.

Однако способ, с помощью которого человек становится магистрантом, определяется на национальном уровне . По идее, Болонский процесс обязывает вузы стран-участниц обеспечивать определённый минимальный уровень в соответствующих областях. Всё, что может дать конкретный университет за пределами этого уровня, только приветствуется. Никто в Европе не заставляет и не собирается рушить всё разнообразие учебных программ, наработанных столетиями. Понятие престижности вуза также остаётся.

Выделенное в вышеприведённом абзаце тоже следует запомнить пока: что из этого пытаются соорудить чиновники в России, мы увидим далее.

Ожидаемого в России автоматического взаимного признания дипломов по всей территории Болонского процесса не предполагается . Согласно разделу III Лиссабонской конвенции, квалификации (дипломы), выданные в одной из стран-подписантов, подлежат обязательной оценке. Достижение процесса — в том, что обладатель квалификации может требовать бесплатную оценку своего образования, но не может её избежать. Для того чтобы упростить процедуру оценки, вводится унифицированная “система кредитов” (кредиты — зачетные единицы трудоемкости пройденных курсов) и единая форма Приложения к диплому.

Предполагает Болонский процесс и обеспечение образовательной мобильности студентов, когда часть курса может быть прослушана студентом в другом вузе, а потом засчитана без потерь. Также в Болонской системе предполагается развивать совместные образовательные программы, которые разрабатываются и осуществляются несколькими вузами (например, когда некоторые курсы можно качественнее изучить в другом вузе, благодаря научным традициям или лучшей материальной базе).

В поле Болонского процесса находится и третья ступень — аспирантура , где также предполагается провести унификацию степеней. Защитившие диссертацию выпускники аспирантуры будут именоваться докторами наук. Однако в ряде стран (например, Германия, Финляндия) есть степень — аналог доктора наук советской системы. Этот уровень поствузовской подготовки не регулируется Болонским процессом. Напомним, что указанные страны обладают наиболее сильными системами образования в Европе (на данный момент). Болонский процесс предполагает и определённую систему проверки качества образования, которая будет удостоверять, что в вузе можно получить необходимый минимум знаний.

В Болонском процессе участвуют 45 стран, в том числе Россия и ещё 5 стран СНГ: Армения, Азербайджан, Грузия, Молдова и Украина. Можно согласиться с тем, что Болонская система действительно необходима Европейскому союзу, более того, без неё ЕС будет неконкурентоспособен по сравнению с главными игроками мировой экономики и политики — США и Китаем. Стремления наших соседей по СНГ тоже понятны: они объективно не имеют возможности самостоятельно сохранить и развивать наследие советской империи, не доверяют Российской Федерации и надеются на помощь богатой Европы. Вопрос же о целесообразности вступления России в Болонский процесс пока остаётся открытым.

Президентом Российской Федерации документы Болонского процесса были подписаны в ноябре 2003 г., но принципиальное соглашение было достигнуто несколько раньше, на конференции министров высшего образования в Берлине (сентябрь 2003 г.). Есть мнение, что все решения якобы тайно принимали “тяжеловесы” Евросоюза — Великобритания, Германия, Франция, Испания, Италия. Каждая из упомянутых держав подписывала документы с многочисленными оговорками, стремясь вписать в процесс собственные традиции с возможно меньшими потерями. Именно поэтому требования болонских соглашений получились такими, что каждая национальная система образования может оставить за собой право не ломать свою систему образования, а лишь принять общие правила. Вне Болонской системы остаётся большинство платных элитных вузов ЕС.

В конце сентября 2003 г. научно-педагогическая общественность была извещена об этом на заседании Совета по педагогическому образованию. Основной докладчик того заседания, министр образования В. Филиппов, выразил общественности свою радость по поводу того, что Россию хоть в чём-то могут «пустить в Европу»[167] — позволили подписать Болонскую декларацию. Однако, во исполнение этой “благой” цели, России следует срочно перестроить систему образования, чтобы к 2010 г. войти в европейское образовательное сообщество. Тогда основные планы реформаторов, в изложении Филиппова, выглядели следующим образом:

1. Для эффективной подготовки учащихся к вузу в старшей школе в обязательном порядке вводится профильное обучение (т.е. по направлениям — гуманитарному, физико-математическому и т.д.), а в 9-х классах — предпрофильное (предполагалось ввести с сентября 2005 г.). В старшей школе предполагается около 10 «профилей»-направлений; в каждом из них около 30% учебного времени будет отводиться узкоспециальным курсам по выбору учащегося (т.н. элективные курсы). Содержание курсов должно быть подготовлено к сентябрю 2006 г.;

2. Разрабатывается новый базисный учебный план и стандарты, учитывающие особенности профильной школы (должны быть введены с сентября 2006 г.);

3. Наша система высшего образования должна быть приведена в соответствие с «многоуровневой системой» Европы, описанной в документах Болонского процесса (надо отметить, что ни в одной стране, вступившей в Болонский процесс, этого не торопятся вводить);

4. Необходимо расширение дистантного образования (т.е. заочного, с помощью Интернета и филиалов центральных вузов);

5. Мы должны разработать единое приложение к диплому, т.к. общие дисциплины, изучаемые в вузах Европы, будут одинаковыми;

6. Вузы, не принявшие требования Болонской конвенции, лишаются государственного финансирования;

7. Для решения проблемы интеграции в Болонский процесс среднего специального образования предполагается создать учебные заведения "смешанного типа";

8. Проблема послевузовского образования (статуса степенней доктора и кандидата наук) предположительно решится так: кандидаты приравняются по статусу к магистрам, а доктора (наши) будут приравнены к европейским докторам наук;

9. Базовые учебные планы следует фундаментально сократить, т.к. учащиеся сильно перегружены, а в странах ЕС массовое образование не предполагает многих тем, обязательных в России;

10. Форсировать внедрение ЕГЭ как единого критерия для поступления в вуз: полностью — 2005/2006, но с некоторыми исключениями: в вузах медицины и культуры — поступление по дополнительным собеседованиям; спортсмены — с положительными результатами, чемпионы — в любой вуз без конкурса; 10% — на усмотрение вузов (как объяснил докладчик, надо и детям сотрудников вузов предоставить возможность учиться).

С небольшим запозданием реформа системы образования в России вошла в свой апогей в 2009 году[168] , обещая к 2010 году (Году учителя) большие потрясения и разочарования как для учащихся поступающих в ВУЗы и их родителей, так и для руководства ВУЗов и школ…

Системы образования в мире и в России

Традиционно в мире сложились несколько крупных так называемых образовательных систем . Системы отличаются друг от друга следующими основными критериями:

· принципами подхода к организации образовательных процессов;

· мерой охвата образовательными процессами разных слоёв населения тех или иных стран;

· задачами, которые решаются в рамках постановки образовательных процессов;

· конечными целями, выставленными в отношении функционирования систем образования.

Каждая из систем образования обеспечивает на выходе определённое количество и качество подготовки кадров по субъективно выставленным целям. Разные системы предназначены для охвата образовательным процессом разного количества людей. Требования же к качеству образования, как мы уже сказали — задаются субъективно, согласно концепции, реализуемой в данной стране или даже цивилизации.

Мы специально не выделили в отдельный пункт содержательный критерий образовательных систем, поскольку до настоящего времени практически все крупные образовательные системы были и остаются основанными на научно-атеистических толпо-“элитарных” принципах западной кодирующей педагогики[169] .

Как можно узнать из источников Интернета[170] , к XVIII веку на европейском западе выделились три основные системы образования: французская, немецкая и британская . Эти системы функционируют и в настоящее время, а с определённого момента истории они стали называться системами высшего образования .

Основой германской системы высшего образования стал университет . Определяющие черты университета следующие: превалирование общенаучного образования над частным и сочетание преподавательской и научной функций . Система кафедр делает университеты не только образовательными, но и научными центрами. Еще одной важной, а возможно, и определяющей чертой университета является его отдельность от государства .

Университет — относительно свободное учреждение, существующее на принципах самоуправления и самоорганизации без спущенных сверху программ и штатных расписаний. Университет готовит научную “элиту”, но не столько специалистов в отдельных областях (ключевым в германском университете был факультет философии), сколько широко образованную “элиту” с научным мировоззрением.

Это во многом предопределило германское научное первенство в XIX и первой половине XX века. Но не только. Университетская система формирования “элит” показала себя весьма успешной на поприще государственной и военной деятельности в период становления единого германского государства. Однако доминирующего влияния на чиновничество и государственное управление выпускники университетов в итоге не оказывали. В результате получались как бы два “элитных” клана: университетская научная “элита” и политическая чиновничья “элита”.

Британская образовательная система, на основе которой построена и образовательная система США[171] — базируется на колледже. Колледж ориентирован в первую очередь на подготовку политической “элиты” . Отсюда и его основные черты: закрытость, аристократичность (впоследствии — “элитарность”) и ориентация на общегуманитарное образование.

Колледж — это место, где не только получают образование, но и обзаводятся связями, приобретают навыки лидерства, убеждения, проникаются корпоративным духом[172] . В условиях западной “демократии” получаемая в колледже связанность “элит” общим образованием, воспоминаниями юности и общими ценностями, воспитанными в колледже, позволяет противоборствующим политическим группам сохранять единство и работать на общие интересы государства[173] .

Британские колледжи высшего образования — это бывшие специальные колледжи, получившие после 1992 г. право присвоения степени бакалавра. Система колледжей дальнейшего образования насчитывает около 500 учебных заведений, предлагающих образование примерно соответствующее среднему специальному. Доля студентов колледжей, занимающихся по программам высшего образования, составляет в них немногим более 30% общего контингента. Остальными же студентами по окончании обучения сдаются квалификационные экзамены, основанные на стандартах профессиональной деятельности. С дипломом английского профессионального колледжа можно без экзаменов быть зачисленным на второй курс вуза.

Так студенты, окончившие два курса шотландского колледжа, могут поступить сразу на третий курс университета. В конце 90-х в Великобритании насчитывалось около 200 тыс. студентов, получающих высшее образование в колледжах дальнейшего образования.

Главные университеты — Кембридж и Оксфорд[174] по своей организационной структуре относятся к федеративным или коллегиальным университетам, т.е. университетам, основу которых составляют колледжи, наделённые высокой степенью автономии . Такая организационная структура способствовала динамичной адаптации первых университетов к меняющимся условиям — открытие новых колледжей и факультетов (а затем и исследовательских центров) проходило “безболезненно” для институционального фундамента университета, имеющего государственный статус.

В общем британская система образования практически не оставляет никаких шансов на конкуренцию между научной и политической “элитами” (как это может возникать в германской системе) по той причине, что на выходе из неё чисто научной “элиты” не предусмотрено: вся наука вписана в политические интересы “правящих” кланов[175] ещё на стадии обучения студентов в колледжах .

Французская система обучения основана на системе «школа-колледж-лицей-университет». Её можно условно назвать лицейской . Разница между французской и британской системами в том, что отбор для получения высшего образования производится не по схеме «колледжей» — он более свободный. Высшее образование доступно только при наличии степени бакалавра. Последний класс лицея заканчивается сдачей экзамена на степень бакалавра. Университеты являются единственными учреждениями, которые принимают всех кандидатов без предварительного отбора (хотя негласно и нелегально существует отбор по оценкам на степень бакалавра) и именно поэтому в университетах часто оказываются студенты, просто не поступившие в другие школы. Также высшее техническое образование можно получить в лицеях, либо в институтах при университетах.

В общем во Франции высшая школа формировалась как госучреждение, ориентированное на производство госчиновников (функционально-полезных государству служащих). Здесь преобладало специально-научное, техническое, практическое образование. Также как и в Англии, конкуренция между научной и политической “элитами” не предусмотрена системой образования . Интересы “правящих” кланов Франции учитываются ещё на стадии лицейского обучения — самое позднее.

Россия в XVIII веке скопировала немецкую систему университетов. С одной поправкой — с куда меньшей их самостоятельностью. Впрочем, в общем контексте российских реалий университеты все равно оставались одними из самых свободных государственных учреждений. Уже в XIX веке обнаружился очевидный раскол между “элитой”, формируемой университетской системой, и управляющей политической номенклатурой. Государственная система управления оказалась оторванной от научной “элиты”, её взглядов.

Относительно свободное (от текущего политического курса) научное мышление, вырабатываемое в недрах высших учебных заведений, не укладывалось в политическую доктрину правящих кругов России. Самое позднее к середине XIX века российский университет стал не только источником научных знаний для его выпускников, но и рассадником прогрессивных политических взглядов, не совпадавших (а в большинстве случаев — противоречащих) с политическим курсом государственных властей. Зачастую именно через университетские кадры, науку Запад проводил свою политику в отношении России. Всё это оказало немалое влияние на ход революций начала XX века.

С началом советского периода власти решили больше не давать свободы университетской системе формирования кадров. Учитывая свой прошлый опыт, понимая, что даже научное свободомыслие обязательно приводит к критическому отношению на действия властей — университетскую систему образования в СССР вписали в систему подготовки политической “элиты”.

В советское время университеты потеряли даже относительную самостоятельность и, в довершение ко всему, перестали являться единственными научными центрами —параллельно была выстроена система научных институтов.

Дальнейшая политизация университетского образования предусматривала отбор кадров — как научной, так и политической “элит” — таким образом, что этим кадрам не оставалось ничего иного, как проводить линию правящей партии во всех сферах народного хозяйства. Кадры воспитывались и обучались в духе покорности властной вертикали[176] . В противном случае в отношении инакомыслящих начинала работать карательная система, защищающая власть.

В то же время необходимость постоянной жёсткой конкуренции в области научно-технического прогресса со странами Запада и США обязывала власти поддерживать один из самых высоких уровней подготовки научно-технических кадров в СССР. Это справедливо как для довоенного периода (готовились к войне), так и для послевоенного периода первого десятилетия “холодной войны”.

Государство заботилось о сохранении первоприоритетности развития научно-технической сферы в СССР, где ведущим в сфере высшего образования оставался университет. Участие в жёсткой конкурентной гонке научно-технических и военных вооружений с Западом обязывало власти СССР делать ставку на всеобщее среднее образование[177] и обязательное наиболее широкое высшее базовое образование (первые три курса вуза)[178] . Такая система подготовки специалистов самого широкого базового профиля, охватывающая потенциально в перспективе всё население страны, обеспечивала наилучшее в мире воспроизводство грамотных специалистов широкого профиля, то есть — научную и техническую элиты. Последние как правило имели возможность к карьерному росту лишь при условии лояльности к курсу партии и правительства. В противном случае кадров, которые были склонны к оппозиционным настроениям, выявляли и удалили из “элитной” сферы.

Система подготовки политических “элит” в СССР была выстроена по другому принципу. Отбор “элит” мог производиться в том числе и из технических и научных учреждений. Но одновременно с этим была предусмотрена специальная политическая подготовка кадров в высших партийных школах, в гуманитарных вузах и на гуманитарных факультетах университетов. Такие кадры как правило (за некоторым исключением) не получали общего базового научно-технического высшего образования, что резко сужало их творческий потенциал до уровня обслуги высших политических “элит”.

К моменту начала “перестройки” под давлением западного влияния (в первую очередь США) система подготовки политических “элит” стала быстрыми темпами деградировать. Одновременно с этим, благодаря объявленным “демократии” и гласности, высшая вузовская система подготовки кадров в СССР получила относительную свободу от государственного политического диктата.

Научно-техническая “элита” и до этого момента не сильно поддерживала угасающий потенциал власти КПСС. Поле получения свободы слова и потери политической ориентации весь “революционный” потенциал, накопленный в недрах советской системы воспроизводства “элит” выплеснулся из сферы научно-технического сектора в сферу политики (как это уже было в конце XIX - начале XX вв.). Итак университетская система подготовки кадров в СССР к “перестройке” опять обрела относительную самостоятельность от политики союзных властей (в чём ей помог заинтересованный Запад)[179] .

Политическая “элита”, будучи изначально не дееспособной к убедительной научной аргументации своих идей — повелась на поводу у поднявшей голову университетской технической “элиты”, недовольной курсом КПСС в целом (вообще-то было чем быть недовольным: власть постепенно сдавалась агентам западного влияния). Академическая и университетская “элиты” (какие бы они не были: технические либо гуманитарные) в своём “свободном” творчестве способны лишь на “научно-аргументированное” противостояние[180] политике любых властей[181] . В результате СССР рухнул: на этом научный потенциал российской университетской “элиты” был утерян на два следующих десятилетия. Максимум на что способны сегодня научно-университетская мысль это — стоны о необходимости воссоздания советской системы образования.

Последующие десять лет после краха СССР российская система среднего и высшего образования стала активно деградировать[182] под воздействием разлагающей либерализации всего и вся, монетаризации системы образования, деградации кадрового потенциала. Некий научно-технический потенциал, оставшийся от бывшего СССР, а также и научно аргументированное вольномыслие, всегда присущее университетской “элите” сумели сохранить лишь некоторые крупные государственные вузы России — в первую очередь те, которые во времена СССР были университетами.

Ещё десять лет назад высшим политическим “элитам” России было не до университетской науки: они пытались удержать политическую власть. Однако в последнее десятилетие (2000-е годы) вопрос о российском образовании опять попал в поле интересов российских властей. С чего бы это?

О критериях качества подготовки элит

После развала СССР курс государства на подготовку научно-технической элиты с прежними огромными вложениями в науку был свёрнут. Система высшего образования (как и вся система образования) имеет огромную инертность и поэтому те вузы, которые продержались до сих пор, сохранили пока ещё некоторый потенциал воспроизводства технически грамотных кадров, бывший в СССР. Власть задалась вопросом: что делать с этой системой. Решение было принято в “пользу” Болонских реформ.

Кроме этой проблемы власти столкнулись ещё с одной: с каждым гордом всё более отчётливо даёт о себе знать кризис научной подготовки элит. Как политических, так и научно-технических. Если бизнес ещё пока черпает из общества нужные ему кадры, то государственные и общественные сферы оказались в ситуации дефицита. Нынешние “элиты” не устраивают никого: ни общество, ни власть — и это уже становится одним из главных препятствий для поддержки функционирования государственных институтов власти, для благополучной передачи власти внутри “правящего” клана. Что же власти решили предпринять?

В связи с этим вопросом следует отметить, что помимо трёх западных систем образования, которых мы коснулись выше, в толпо-“элитарном” обществе есть два основных подхода к формированию “элит”:

· Аристократический принцип. Он предполагает формирование “элит” из определённых наследственных кланов аристократии. Согласно этому принципу, к высшему “элитному” образованию допускаются только дети из аристократических семей (либо надёжных кланов), в основном — мужчин.

Такой принцип исторически был присущ многим европейским государствам и дореволюционной России. Мы отказались от него в результате революций начала XX века. Но и европейский Запад стал постепенно отказываться от этой системы, как не отвечающей требованиям к качеству элит в XX веке. Так, даже британская система с её аристократическим принципом признана как не оправдывающая себя и уступила место системе с более широким доступом к элитному образованию выходцев из разных слоёв населения. В общем весь европейский запад в той или иной мере отказался от аристократического принципа «вычленения элит»[183] .

· Общедоступный принцип «вычленения элит». Потенциальной кадровой базой для «вычленения элит» являются все слои населения. Такая система была в СССР и уже давно формируется на Западе. Основными критериями к выпускающим кадрам являются эффективность работы, честность, инициативность и готовность к командной работе[184] , интеллект, умение добиваться результата и коммуникативность, умение налаживать с людьми отношения, патриотизм.

По всей видимости на Западе имеется острый дефицит “элит”, отвечающих таким критериям. То же самое можно сказать и о российских “элитах”. Качество управления по западной толпо-“элитарной” концепции падает с каждым годом. Единая когда-то евро-американская модель библейско-масонского толпо-“элитаризма”, основанная на незыблемости корпоративного воспроизводства надёжных кадров, трещит по швам.

Никаких других критериев к “элитному” кадровому составу ни в России ни на Западе не сформулировано властями. В то время как жизненно необходимые принципы кадровой политики уже давно научно сформулированы — вне доминирующей системы академического образования России[185] . Термин «вычленение элит» и перечисленные выше качественные требования к западной “элите” автоматически предусматривает, что “вычленённые элиты” будут «эффективно и инициативно» поддерживать своим интеллектом и коммуникабельностью политический курс, проводимый государством — несмотря ни на что .

Болонский процесс и российская школа

Выделенное в последнем абзаце предыдущей главы утверждение объясняет многое в поведении властей России на современном этапе в отношении реформирования системы российского высшего и среднего образования. Поэтому можно утверждать следующие вещи:

· Пришедший к номинальной власти в России «клан Путина»[186] чувствует себя в окружении противостоящих политических сил (как внутренних, так и внешних) далеко не уверенно.

· Поэтому, несмотря на все благие декларации последних лет в отношении поддержки отечественного производства, сельского хозяйства, науки, семьи, молодёжи, учителей… и других общественных и государственных сфер — власти России в первую очередь борются за своё выживание в условиях разнообразного политического давления на клан извне.

· Многие представители власти, будучи выходцами из университетов[187] и других вузов России, знают на своём собственном опыте, что именно вузы являются потенциальным поставщиком научно подготовленных кадров для лидерства в оппозиции любой власти.

· Гуманитарное образование, полученное большинством высших российских “элит”, не обеспечивает необходимое понимание опасности продолжения дальнейшего развала остатков системообразующих отраслей народного хозяйства России (в том числе и сельского хозяйства) и обеспечивающей их развитие технической науки.

· Все внутриполитические усилия властей направлены в основном на негласный передел собственности в пользу властного клана с помощью современных финансовых механизмов.

· Внутриполитическая обстановка неустойчива, а внешнеполитическая обстановка настолько сложна, что властям приходится искать поддержку своих действий за рубежом с целью сохранить свою власть в России.

· Для этого власть зачастую принимает далеко непопулярные и даже вредные решения являющиеся по сути условиями поддержки[188] российских властей со стороны крупных западных кланов.

· Негласность и закрытость проводимого «кланом Путина» курса[189] и общие слова о благосостоянии разных слоёв населения позволяют бюрократическому аппарату на местах действовать по своему усмотрению, поскольку чиновникам нет возможности внятно ставить необходимые задачи.

· Помимо предыдущего, власть испытывает «кадровый голод» в чиновничьей среде, который выражается в небывалой разнообразной коррупции “элит”, сопоставимой (и даже превосходящей) с возможностями государства.

Однако при всём при этом пока можно констатировать факт, что «путинский клан» — это то лучшее из российских “элит”, что на сегодня пока может обеспечивать проведение в жизнь политики сохранения целостности России (при учёте всех глобальных, внешнеполитических и внутриполитических факторов, направленных на её распад). Все остальные крупные по масштабам охвата поддержки населения политические силы — ещё хуже или гораздо слабее.

Исходя из этих утверждений будем рассматривать ход реформы образования в России. Начнём с напоминания, что активизация реформы системы образования в России официально объясняется крайней нуждой реформировать нашу систему образования в связи с грядущей интеграцией России в ВТО и вступлением с 2003 г. в так называемый «Болонский процесс». Также напомним, что вступлению России в ВТО больше всех препятствуют США.

Что касается самих европейских стран, инициаторов Болонского процесса, то их стремление реформации своих образовательных систем вызвано следующими обстоятельствами которые напрямую связаны с противостоянием европейских кланов и США:

· На экономическом уровне массовое высшее образование в последние десятилетия стало очень доходным бизнесом, и на этом рынке европейские вузы как правило проигрывали США и терпели убытки.

· На мировой политической арене происходит регулируемое смещение западного «центра силового доминирования» из США в Европу[190] . Страны Европейского союза очень медленно и болезненно пытаются объединиться в сильное государство, что предполагает создание общих социально-экономическая и политических структур. Для нормального функционирования последних необходимо наличие унифицированной общеевропейской системы образования, предназначенной в первую очередь для «вычленения общеевропейских элит».

· Европейская болонская унификация предназначена прежде всего для создания воспроизводящей себя единой системы подготовки кадров общеевропейского уровня в разных сферах функционирования государства, но в первую очередь — в политической общеевропейской . Также это предполагает унификацию общеевропейского рынка занятости населения, что должно снизить социальную напряжённость в ряде европейских стран.

Основой европейской унификации системы образования стала двухуровневая система «бакалавриат — магистратура», которая и до этих инициатив веками практиковалась в Западной Европе. Напомним что бакалавр — «специалист широкого профиля», как указывается в документах. Повсеместное внедрение этого уровня как отдельной образовательной ступени — один из главных экспериментов Болонского процесса. Далее следует уровень магистра. В Лиссабонской конвенции и Болонской декларации подчёркивается, что для обучения на этом уровне студент должен обладать квалификацией бакалавра. Однако способ, с помощью которого человек становится магистрантом, определяется на национальном уровне. Третья ступень — аспирантура.

Многие специалисты, исследовавшие вопрос о необходимости вхождения России в Болонский процесс, пришли к мнению, что советская система образования (которая ещё до конца не разрушена) и болонская система подхода к ступенчатому получению образования — имеют достаточно много общего . Иными словами, не до конца объединённая Европа пытается воспроизвести у себя единое образовательное пространство, которое успешно функционировало в СССР[191] (выделено жирным нами):

«Уровень бакалавра — минимум 3 года после окончания школы, магистр — 2 года после бакалавриата. В большинстве европейских стран бакалавриат длится именно 3 года.

А теперь вспомним, что, окончив среднюю школу (10 классов), советский молодой человек поступал в техникум на 3 года, после чего имел право перевода на 3-й курс профильного вуза. Студент техникума при этом получал не только общие гуманитарные или технические знания, но и конкретную профессию.

Более того, в СССР существовало понятие "незаконченное высшее образование" (3 года вуза), имевшее официальный статус и признававшееся работодателями. По действующему ныне Закону о высшем профессиональном и послевузовском образовании, неполное высшее предполагает выдачу соответствующего диплома. Россия могла бы вступить в Болонский процесс практически без реформирования системы образования!

Многие сейчас называют Советский Союз самой научной цивилизацией мира. И здесь есть рациональное зерно. Традиционно, вместе со стратифицированным обществом на всех континентах существовали и существуют две культуры — элитарная ("высокая") и массовая ("низкая"). СССР представлял собой первое и по сути единственное в ХХ в. общество, где высокая культура стала культурой масс [192] .

Этот феномен непосредственно связан с формированием всеобщей системы образования, а точнее просвещения, и идеологией последовательной общедоступности любого образовательного уровня и направления. База для карьеры физика-ядерщика или дипломата закладывалась в любой, в том числе и сельской школе. Такая система давала возможность для оптимальной вертикальной мобильности, иначе говоря — была направлена на поиск и воспитание талантов в "стране мечтателей, стране учёных".

Качество этой системы может оценить на себе любой студент или специалист, выезжая за рубеж на учёбу, стажировку или для чтения лекций. Об этом писали очень много, повторяться не буду. Резюме этих рассказов таково: местные студенты и профессура в абсолютном большинстве неконкурентоспособны в сравнении с россиянами. До сих пор, несмотря на все перипетии последних лет в нашем образовании.

Конечно, между идеалом и объективной реальностью расстояние было огромное, становление системы образования проходило сложно и медленно, с естественным отставанием от экономических и политических процессов. Поэтому реализация многих планов и программ в этой сфере совпали с периодом развала СССР. Многие помнят, как в 1980-е — начале 1990-х годов в школе и вузах активно внедрялись очень интересные новые методики и содержательные идеи. Тогда возникала иллюзия, что впереди пиршество разума, освобождённого из лап тоталитаризма. Но реально такое "пиршество" было подготовлено всей логикой полувекового развития советского просвещения (скажем, профильное обучение в старшей школе — разделение классов по физмат и гуманитарному направлениям — действовало во многих школах с 1970-х годов)».

Далее автор сетует на то, что смена идеологии, согласно которой были выставлены основные ценностные ориентиры системы образования в СССР, на идеологию всеобщей власти денег и бизнеса — отняли у населения возможность получать образование в «системе равных возможностей».

Это действительно так. Только вот «система равных возможностей», которая успешно функционировала в СССР под тоталитарной вывеской марксизма-ленинизма — только потому и могла успешно функционировать, пока страна работала на тоталитарную идею . Сами же многочисленные учёные всех без исключения крупных вузов СССР (особенно — университетов) приложили немало усилий к демонтажу советского тоталитаризма с его мировой “коммунистической” идеей, не предложив ничего более прогрессивного из больших идей взамен тоталитаризму[193] .

Именно поэтому-то и возникла «иллюзия, что впереди пиршество разума, освобождённого из лап тоталитаризма». На освобождённом руками учёных (по меньшей мере при молчаливом согласии всей академической науки и высшей школы) идеологическом поле бурно расцвела американская идея власти денег над всеми общественными институтами.

Поскольку ни одна научная отрасль России до сих пор не выработала новой большой идеи, власть денег так и остаётся главной движущей силой современной системы российского образования[194] . В этом смысле нечего пенять на происки американцев или некомпетентность высших российский политических “элит”: научно обоснованное идеологическое сопровождение нового образовательного проекта должна была “родить” академическая и вузовская наука[195] . Но она до сих пор ничего не “родила”, а признавать новую большую идею общественной инициативы[196] она не желает. А раз, так то развал такой бесплодной системы российского образования будет продолжаться самым популярным на сегодня методом[197] — коммерциализацией системы образования и её дальнейшем коррумпированием.

В Европе примерно те же проблемы. Страны Евросоюза пытаются их решить методом унифицированного реформирования своей системы образования по принципу «системы равных возможностей» — во многом схожей с тем что мы уже имели во времена СССР. Правда не совсем ясно как они будут уходить от коммерциализации образования и какая идея может стать связующим и руководящим принципом функционирования всей общеевропейской системы[198] . Но от решения проблем с бюрократической коррупцией европейцам никак не уйти: коррупция институтов управления Евросоюзом растёт.

Болонский процесс и российская бюрократия

В начале этой главы напомним, что Болонские соглашения ни в коей мере не ограничивают права и традиции “национальных” систем стран, входящих в процесс. Способ, с помощью которого человек становится магистрантом, определяется на национальном уровне. По идее, Болонский процесс обязывает вузы стран-участниц обеспечивать определённый минимальный уровень в соответствующих областях. Всё, что может дать конкретный университет за пределами этого уровня, только приветствуется. Никто в Европе не заставляет и не собирается рушить всё разнообразие учебных программ, наработанных столетиями. Понятие престижности вуза также остаётся.

Чего же тогда у нас в России так стараются сломать (это называется “реформировать”) даже то, что не рекомендуется менять в рамках Болонских соглашений? На этот вопрос попыталась ответить автор статьи, которую мы цитировали в предыдущей главе:

«И только сейчас, в начале XXI в., власть отважилась начать демонтаж советской социальной сферы и просвещения как её части. В нашей элите странное желание скорее пройти все стадии евро-атлантической модели капитализма [199] сочетается с другими, внутренними интересами, вполне земными и объяснимыми даже без конспирологии, масонского заговора и мирового сионизма ».

Как можно понять, автор указывает на то, что российская бюрократия старается выжать из текущего кризисного момента развития России для своего обогащения всё до единой капли — как раз-то следуя законам евро-атлантической модели . Она это делает хладнокровно и бессовестно, невзирая на гуманное предназначение тех социальных сфер (будь то образование, медицина, семья, молодёжная сфера и тому подобные), на извращении (либо просто непонимании) нормального функционирования которых бюрократы делают деньги. Естественно, что такая позиция российской бюрократии обоснована тем состоянием науки, которое мы имеем до сих пор: что невозможно правильно научно описать, то извращается мерзавцами, поскольку им никто из научных авторитетов не может указать на то как надо[200] .

Правда в последние годы всё чаще со стороны научной общественности можно услышать примерно следующее: «власть сошла с ума» или «у власти находятся разрушители, работающие на США». Но дальше обвинений властей и призывов вернуться к советской системе образования у академической и вузовской науки дело не идёт.

Разноликая европейская бюрократия тоже не упускает своих возможностей “покомандовать” процессом реформ с пользу своего обогащения. На эту тему рассуждает ректор МГУ В.Садовничий в интервью «Российской газете»[201] (выделено нами):

«Корр. — Ваше слово в этой дискуссии каково?

— Я считаю, мы не должны пренебречь нашими традициями, преимуществами только ради того, чтобы быть как все.

— А какие у нас преимущества?

— Главное преимущество российской системы образования - фундаментальность подготовки. У нас единственная в мире образовательная система, которая не сразу нацелена на работодателя. Готовить специалиста для работодателя - значит сузить подготовку. А я сторонник фундаментальных знаний. Такому подходу к образованию меня учил великий академик Колмогоров. Он читал у нас лекции на мехмате, и я горжусь, что был его учеником. Так вот, он всегда говорил, что готовить узкого специалиста - это колоссальная ошибка. Надо давать широкие знания, а предметную специализацию выпускник вуза приобретет в процессе работы. Причем сделает это скорее и успешнее, нежели тот, кто подготовлен узко. Потому что у человека, обладающего фундаментальными знаниями, есть база. Ему не придется при смене технологии или заказа все начинать с нуля, переучиваться.

— Значит, мировые стандарты образования для России неприемлемы?

— Нет, Болонское соглашение, если его читать внимательно, вовсе не предполагает стирания национальных особенностей той или иной образовательной системы. Это международные чиновники посредством инструкций и нормативных требований пытаются унифицировать все и вся. А всякая унификация встречает сопротивление со стороны университетских корпораций. Потому что университеты должны быть разные. Представьте себе страшную вещь - в мире все университеты одинаковы. Это же просто непостижимо. И в этом смысле я оппонирую Болонскому процессу, считаю, что такая его трактовка недопустима . А интегрироваться, конечно, надо, спору нет. Брать лучшее из того, что накоплено мировой системой образования».

Действительно у советской системы есть чему поучиться. Но есть и те недостатки, которые не следует повторять. Так в Интернете публикуются выводы результатов сравнительного анализа спектра подготовки российской системы образования (наследующей СССР) и западных аналогов, основанные на статистических данных:

· Различия между структурой выпуска специалистов России и развитых стран вдвое превышают различия между развитыми странами.

· Наибольшие различия России от развитых стран касаются доли инженерно-технических профессий, которая в России в четыре раза выше, чем в США; доли специалистов сельского хозяйства, которая в России в 15 раз выше, чем во Франции и в 7,5 раза выше, чем в США, доли гуманитарных наук, которая в России в 10 раз меньше, чем во Франции и в 5 раз меньше, чем в США.

· Наиболее близкая к России по структуре выпуска Германия отличается тем не менее в 7 раз большей долей гуманитарных наук , в 3,5 раза меньшей долей экономистов[202] , в 1,5 раза меньшей долей инженерно-технических профессий и в 2,5 раза меньшей долей сельскохозяйственных профессий .

Если не основе этих выводов чиновники в ходе “болонизации” российского образования будут стремиться с нашей стороны равнять наши показатели с общеевропейскими (в смысле изменения профессиональной структуры выпуска высшей школы России) — то этого делать нельзя . Да никто их и не заставляет в рамках Болонского процесса.

Если это понимает высшая власть в России, то справиться с чиновничьим беспределом она может только при опоре на народ. Позиция высшей российской “элиты” не может быть общенародно поддержана если эта позиция не оглашена и не обеспечена вразумительным и популярным в народе научным и идеологическим сопровождением. Это было понятно всегда. В то же время высшая власть России в лице президента и премьера заявляет, что серьёзно взялась за борьбу с коррупцией. Борьба с коррупцией невозможна без поддержки широкой общественности. Но, как показала практика последних лет, разговоры с общественностью сводятся к продавливанию общественного мнения в пользу уже принятых властями проектов (в том числе и реформы образования). Получается замкнутый бюрократический круг, который всё больше сужается вокруг представителей высшей власти[203] .

Что же мешает проведению нормальной экспертной оценки критериев реформирования системы образования?

По-видимому этому мешает целый ряд факторов:

· Самый главный фактор это — концептуальная неопределённость, которая поддерживается политикой российских властей. В условиях концептуальной неопределённости невозможно выставить критерии качества по отношению к системе образования. Вот и упражняются чиновники «кто во что горазд», ссылаясь на западный опыт реформирования[204] и Болонские соглашения. Концептуальная неопределённость всегда обеспечивает большой “зазор” для высказывания мнений между такими крайностями, например как «полная коммерциализация образования» и «полная национализация системы образования». Либо между мнениями, что «высшее образование должны получать немногие» и «высшее образование нужно стремиться дать большинству людей в наше время». Либо ещё: «нужно сделать упор на технические профессии» против «нужно довести процент гуманитарных выпускников до уровня ведущих западных стран». В “мутной воде” концептуальной неопределённости заинтересованные чиновники спокойно лоббируют интересы кланов, которые они представляют. А контролирующая их власть не может высказать ничего вразумительного против разрушительных инициатив, которые выдвигаются из министерств и ведомств, логически обоснованные и согласованные с весьма широкими болонскими предписаниями.

· Академическая и вузовская наука за годы после развала СССР не создала модель работоспособной системы образования будущего. Большинству представителей науки просто не нравятся Болонские реформы, они считают их разрушительными. В то же время ничего кроме возвращения к опыту системы образования СССР они не предлагают. И то последнее зачастую является следствием боязни потерять работу в связи с сокращением штатных должностей в ходе реформы.

Не дееспособность науки объясняется тем, что для понимания какой должна быть система образования в будущем, чтобы она выпускала качественный “продукт” во благо безопасности России — необходимо правильно определить критерии качества выпускаемого “продукта” (то есть — выпускников школ и вузов). Но в научной среде до сих пор нет понимания что такое человек, нет нормальной психологии человека как науки, нет социологии, которая обеспечивала бы безопасное развитие. А от того, что сформулировано в КОБ, «учёные светила» воротят свой взор, поскольку им не подходят в первую очередь критерии кадровой политики, выраженные там.

Именно по этой причине можно смело утверждать, что представители академической и вузовской науки сами заложили под себя (а вместе с этим и под молодёжь и под безопасность государства) мину замедленного действия, которая “затикала” самое позднее после 1991 года и начала срабатывать с 2003 года после подписания Болонских соглашений[205] . Как говорится, «снявши голову, по волосам не плачут».

Времени на выработку национальной образовательной политики будущего было предостаточно. Поскольку эта политика не выработана, а стихийно сложившаяся на базе разрушающегося с каждым годом система образования не отвечает требованиям подготовки кадров будущего — эта система вместе с её научными кадрами достойна подобных реформ (а как иначе можно воздействовать на научную “элиту”?). Так что процесс реформирования пошёл именно по такому пути — по пути дальнейшего разрушения — поскольку у чиновников тем более нет ни заинтересованности ни понимания какое качество кадров должна обеспечивать система образования России.

· Соперничество между Евросоюзом и США за мировое лидерство, в которое втянули и Россию[206] . Подписав Болонскую конвенцию, Россия автоматически встала на сторону Евросоюза[207] . Но при этом американское влияние в большинстве европейских стран и на Россию ещё настолько велико[208] , что не говорить о подрывной работе со стороны специальных служб США в отношении всех начинаний по укреплению Евросоюза и России — не правильно.

В такой обстановке многие ведущие страны Евросоюза, и Россия являются местом столкновения интересов проамериканских кланов и представляющих их спецслужб[209] и европейских глобальных кланов[210] . Понятно, что американцы через своих «агентов влияния» будут делать всё, чтобы опустить российскую систему образования даже с тех оставшихся после СССР “высот” как можно ниже. Для этого штатовские агенты вмешиваются в ход «болонизации» российского образования по-своему. Средств на это не жалеют. Возможно даже, что “закулисье”, поддерживающее американскую политику в мире, выставило некий силовой ультиматум[211] и российским властям и властям ряда непокорных европейских государств… Чиновникам же в такой обстановке хаоса остаётся ловить как можно больше денег от проводимых реформ.

Последнее утверждение о том, что чиновники смотрят только в свой карман и им всё равно как получать дополнительные доходы, подтверждается и мнением автора уже цитируемой нами статьи[212] (выделено нами):

«Ещё раз подчеркну, что вступление в Болонский процесс не предполагает автоматического слепого копированию европейской модели. Во всех конвенциях и декларациях подчёркивается, что национальные системы образования должны сохранить свои особенности.

Нет, стратеги отечественного образования видят будущее иначе . По их мнению, бакалавры, выращенные по новым принципам, "на рынке труда должны составить от 70 до 80% всех выпускников". Напомню, что в Европе планы с "рынком труда" пока можно считать провалившимися. Наш работодатель тоже не стремится считать пока немногочисленных бакалавров специалистами с высшим образованием.

Откуда же в России такой оптимизм, тем более с огромными процентами? Неужели студенты, получив никому не нужный диплом бакалавра, массово кинутся из вуза искать работу?

Догадаться легко, если знать, что в РФ предполагается отдельная процедура поступления в магистратуру после бакалавриата. (Процедуру эту России тоже никто не навязывал).

Согласно публикациям в прессе, определять, кто останется в магистратуре, будут по результатам конкурса. Согласно кулуарным разговорам в вузах, прошедших по конкурсу будет не более 10% от выпуска бакалавров (ср. с цифрами в п.10 тезисов "плана реформ"). Остальные будут иметь возможность освоить программу магистратуры, но за деньги. Аспирантура же будет полностью платной. Есть и другая версия планов Минобрнауки: вся магистратура будет платной, и искомые 80% студентов отсеются сами собой, без конкурсов [213] .

Такое соотношение между количеством бакалавров и магистрантов, с урезанием базовых учебных планов, оттеснением кафедры и научного руководства в магистратуру, неизбежно ведёт к резкому сокращению профессорско-преподавательского состава. За этим логически следует развал большинства российских научных школ [214] . Наиболее квалифицированные и научно активные преподаватели поспешат покинуть страну, воспользовавшись "академической мобильностью". (Этот процесс идёт уже сейчас, но многих сдерживают моральные принципы и желание развивать науку на Родине. Описанная выше ситуация поставит специалистов перед выбором: уезжать либо осваивать профессию менеджера/ юриста.)

Все эти последствия были с самого начала очевидны для научно-педагогического сообщества. И в 2003 г. Министерство образования не стало проявлять бурной деятельности по реализации "болонских" планов. А в марте 2004 г. там произошла реструктуризация и ротация кадров. Видимо, команда ректора Российского университета дружбы народов В.Филиппова слишком вяло работала на осуществление описанных выше перспектив, и в течение 2004 г. она была почти полностью заменена. С тех пор дела пошли гораздо живее.

Согласно официальной версии, генеральный план реформы установлен внешними обязательствами (которые нас брать объективно никто не заставлял — в Болонский процесс можно было вступить и без такого реформирования). Поэтому задача новых стратегов — оптимизация этого процесса в России».

Как собираются “оптимизировать” систему российского образования ещё более чётко видно из тех изменений, которые проводятся в отношении средней школы. Кого эта школа теперь будет выпускать, кто и как сможет продолжить образование после окончания школы.

Дело в том, что есть ещё одна важная причина (которую можно было внести в перечисленный выше перечень факторов, почему нет нормальной экспертной оценки процесса реформирования образования ), но мы её оставили для рассмотрения в следующей главе, поскольку она требует дополнительных пояснений.

Кадровый “фильтр” «ЕГЭ»

Как мы уже говорили в главе «Болонские соглашения», последние предполагают реформу средней школы. Согласно этому намерению властей, в план мероприятий включены последние два пункта:

· Базовые учебные планы следует фундаментально сократить, т.к. учащиеся сильно перегружены, а в странах ЕС массовое образование не предполагает многих тем, обязательных в России;

· Форсировать внедрение ЕГЭ как единого критерия для поступления в вуз: полностью — 2005/2006, но с некоторыми исключениями: в вузах медицины и культуры — поступление по дополнительным собеседованиям; спортсмены — с положительными результатами, чемпионы — в любой вуз без конкурса; 10% — на усмотрение вузов (как объяснил докладчик, надо и детям сотрудников вузов предоставить возможность учиться).

Первый удар по средней российской школе был нанесён в 1992 году. Как пишет уже упоминаемый нами Комков Сергей Константинович, президент Всероссийского фонда образования процесс воспитания учащихся[215] , который после дошкольных заведений должна наследовать средняя школа, был вынесен из стен школы вообще (выделения и сноска наши):

«Уже в 1992 году фактически была разрушена целостная модель российского образования. Из образовательных стандартов была исключена воспитательная компонента. То есть в соответствии с новой “доктриной” главной задачей школы было объявлено только обучение. А процесс воспитания полностью вынесли за пределы образовательного пространства.

Не прошло и десяти лет, как мы очень остро почувствовали всю пагубность данного подхода. Школа превратилась в нечто среднее между балаганом и колонией для несовершеннолетних. Многим детям в ее стенах стало откровенно неуютно. И именно это стало одной из причин возникшего в 90-е годы такого явления, как детская беспризорность. Это явление сегодня переросло в ранг национальной трагедии. Только по данным ЮНЕСКО, в России 2 миллиона 300 тысяч детей школьного возраста не посещают школьные занятия. По данным российских экспертов, это число давно уже перевалило за три миллиона.

В середине 90-х годов российскую школу наводнили учебники и учебные пособия, изданные под руководством фонда Сороса. Особенно это коснулось учебников гуманитарного цикла. И в первую очередь — учебников по истории[216] . Фальсификация российской отечественной истории приняла массовый характер. Ситуация усугублялась тем, что в пореформенные годы российская система образования работала (и работает до сих пор) без утвержденных Федеральным законом образовательных стандартов. Фактически это означает, что корабль российского образования был пущен по воле волн, был лишен и руля, и ветрил. Для довершения крушения выпущенного на произвол судьбы парусника не хватало только нескольких шагов. И такие шаги были сделаны. Уже к 2000 году была разработана идея перевода страны на Единый государственный экзамен — ЕГЭ. При отсутствии отработанных стандартов среднего и высшего профессионального образования это означает полный крах всей системы. Потому что окончательно ставит крест на фундаментальном классическом российском образовании.

Довершить процесс разрушения должна была, по замыслу заокеанских “советников” и их “агентов влияния” в России, новая система финансирования системы образования — так называемый нормативно-подушевой принцип. Это когда деньги “идут” за учеником. Идея, казалось бы, чрезвычайно заманчивая, особенно в условиях перехода ко всеобщему рынку, но на самом деле — чрезвычайно пагубная. Потому что ведет к полному уничтожению всех малокомплектных сельских школ, а также школ в малых городах России, которые сегодня и так гибнут со скоростью 600 единиц в год».

Подводя итого сказанному о реформе системы среднего образования, автор перечисляет лишь некоторые последствия:

· Принципиальное изменение функционала всей системы образования. Вытравливание из нее важнейшей функции — воспитания подрастающего поколения.

· Полное отсутствие единых образовательных стандартов, необходимых для качественного развития всей системы.

· Фальсификацию всех гуманитарных наук. Особенно отечественной истории и обществознания. Уничтожение классического фундаментального характера российского образования путем перестройки его на стандарты примитивного тестового экзамена — ЕГЭ.

· Перевод всей системы образования на новый “нормативно-подушевой” принцип финансирования, приводящий в конечном итоге к уничтожению большей части образовательных учреждений в стране.

Итак, переход на Единый Государственный Экзамен (ЕГЭ) был объявлен в начале 2000-х годов в виде эксперимента. Система поступлений в ВУЗы по ЕГЭ охватила многие из них уже в 2008 году, что вызвало шквал скандалов вокруг получения аттестата о среднем образовании. Несмотря на это, с 2009 года власти насильно вводят систему поступлений по ЕГЭ во всех ВУЗах России. Тот же С.К.Комков даёт свой прогноз по этому поводу:

«Введение Единого государственного экзамена в условиях кризиса приведет Россию к гуманитарной катастрофе, массовым социальным волнениям и протестным акциям молодежи. По оценке экспертов, в 2009 году при проведении экзаменов в форме ЕГЭ без аттестатов останутся порядка 120 тысяч выпускников, которые, не получив работы из-за кризиса, пойдут "громить витрины". Развитием ситуации уже заинтересовались в Генеральной прокуратуре РФ. … Обстановка в России обострится примерно через 8-9 месяцев. Причем колонны демонстрантов, скорее всего, возглавят мичманы и прапорщики, которых скоро отправят из армии в отставку. 12 процентов выпускников школ (примерно 120 тыс.) не получит аттестатов в 2009 году».

Слабо компетентные и весьма коррумпированные чиновники, возглавляющие Министерство образования и науки России, Федеральную службу по надзору в сфере образования и науки, Федеральное агентство по образованию и науке, региональные департаменты и министерства образования и науки либо не знают о вредоносности ЕГЭ, либо не хотят знать, либо работают на развал. Однако опыт с введением ЕГЭ показал его неприемлемость уже в 60-х годах прошлого века в Европе. Как говорится, практика — критерий истины. Уж если чего и копируем с Запада, то зачем же то, что зарекомендовало себя с плохой стороны?

Об этом горьком западном опыте рассуждает С.К.Комков (выделения и сноски наши):

«ЕГЭ это не наше изобретение. Впервые в той форме, в которой у нас его пытаются проводить, его начали проводить в 1967 году во Франции . Это было связано с тем, что бывшие колониальные французские территории, которые получили независимость, там появилось большое количество полноценных граждан Франции, но не имеющих возможности поступить в ведущие французские вузы. И французское правительство, дабы снять накал социальной напряженности, решило: давайте мы сделаем так, чтобы они сюда не приезжали сдавать экзамены, а проведем такой единый тестовый экзамен в этих территориях, а кто наберет большие баллы, мы их сразу зачислим к себе. 1967-1968-1969 годы они экспериментировали. Потом они поняли, что если они так и будут экспериментировать дальше, то от французского высшего образования ничего не останется. Потому что те, кто приехали учиться по результатам этого единого госэкзамена, их примерно через год, максимум через полтора, всех пришлось отчислять. Они не способны были учиться. Они методом тыка или каким-то образом поднатаскались, получили определенные баллы на этом ЕГЭ, но учиться они были не способны. И уровень высшего образования во Франции к 1970-му году упал почти на 40%. В 1971 году был поставлен вопрос об отмене этого эксперимента. И в 1972 году он был категорически отменен. Эта тестовая форма осталась только как вспомогательная. Проводится она на добровольной основе, и поступающий в высшее учебное заведение может представать сертификат о тестовом экзамене, и он будет применяться как один из параметров при поступлении. После Франции это переняли целый ряд европейских стран».

В настоящее время глубоко мыслящие люди уже давно бьют тревогу о том, что набор студентов по ЕГЭ превратится именно в то, что стало проблемой для системы высшего образования Франции в 60-х годах. А именно: многие поступившие приедут в ВУЗы с купленными высшими оценками по ЕГЭ из самых кланово коррумпированных регионов России[217] . Другие будут готовы заплатить огромные деньги за результаты ЕГЭ в больших городах и по уровню способности к обучению в ВУЗе будут мягко говоря уступать тому контингенту, который поступал туда до введения ЕГЭ.

Большинство таких студентов нужно будет подавать к отчислению (уже по результатам первого семестра), поскольку они ни психологически, ни интеллектуально не способны продолжать обучение в Высшем Учебном Заведении. Однако, введение “подушевого” финансирования, которое планируется вслед за ЕГЭ, будет сильно сдерживать руководителей прежде всего структурных подразделений ВУЗов от принятия крайних мер по отношению к неспособным учиться студентам: потеря студента обернётся потерей в финансировании подразделения. Поэтому ректора, деканы и заведующие кафедр будут держаться даже за тех, студентов, которых давно нужно было бы выгонять. Рассуждая так, не следует забывать, что неспособные к обучению студенты занимают место тех, кто действительно талантлив и должен учиться в ВУЗе, чтобы быть потом полезным стране (но система ЕГЭ таких не пропустила)[218] . Ясно, что качество выпускников ВУЗов от этого резко упадёт. Последнее ясно как «2х2», однако всё делается для развала системы высшего образования России. Одновременно с этим руководство ВУЗов и средних учебных заведений последовательно лишается каких бы то ни было прав даже на малейшую самостоятельность в принятии решений. Если ВУЗы получили возможность своевольничать в 90-годы (на волне либерализма и хаоса), то теперь гайки закручивают больше даже, чем при СССР, но не созидательно, а разрушительно для государства.

Даже в США, которые всё же переняли опыт Франции, система поступления в ВУЗы более гибкая, чем это планируется в России. Там приёмным комиссиям дано право выбирать:

«США полностью переняли этот опыт[219] . Более того, туда в 1967-1968 году поехала целая команда во главе с Александром Кингом проводить реформу образования. И они туда привезли это экзамен. И, фактически, Соединенные Штаты Америки упорнее всех, и до сих пор у них остается этот экзамен, но даже там ушли оттого, что это единственный экзамен, по которому поступают. Там тоже проводится эта тестовая форма, но сертификат об этом экзамене является одним из параметров, который учитывается при поступлении. Не более того[220] . Вообще, сейчас если посмотреть, какой портфель документов сдает выпускник американской школы при поступлении в высшее учебное заведение, то это будет огромная папка документов. В нее входят рекомендации, резюме, биографии со всеми творческими успехами, туда входит целая папка с его грамотами, похвальными листами, со свидетельствами о победах в разных олимпиадах и викторинах. Кроме того, туда прикладываются оценки за старшие классы школы. Причем не средний бал, а именно все оценки за курс старшей школы. И туда же прикладывается тестовое свидетельство. Приемная комиссия очень внимательно тщательно рассматривает каждого, обсуждают, спорят и только тогда принимают решение о зачислении. Более того, те, кого они считают наиболее талантливыми по этому целому портфелю, они пропускают через финансовый комитет, и этим талантливым ребятам выделяет грант для обучения. А у нас это все сделали по-тупому. То есть ты сдаешь один единственный экзамен. Он у тебя и за курс средней школы, и в качестве вступительного, и все. Тебя зачисляют. Причем, сегодня большой скандал: никто не знает, по какому принципу переводятся баллы .

Сначала переводят в 60-бальную систему. Потом из 60-бальной в 100-бальную. Потом из 100-бальной в 5-бальную для аттестатов. То есть там столько возможностей совершить ошибки и махинации, что это вообще не поддается никакому описанию. Короче говоря, сегодня очень многие наши коллеги за рубежом, специалисты в области образования, они просто в ужас приходят. Они говорят, если вы полностью перейдете на систему ЕГЭ, вы загубите одну из лучших систем образования в мире. Сейчас так не принято говорить. Мы говорим: была советская система, пересыщенная идеологически. Но если оттуда убрать идеологию, если убрать «Малую землю», «Возрождение» и «Целину»[221] , то, в принципе, мы имели прекрасную классическую фундаментальную систему образования. Посмотрите, по всему миру специалистов с российскими дипломами отлавливают и пытаются привлечь в свои фирмы».

Итак становится ясна ещё одна важная причина, которую можно было внести в перечисленный в предыдущей главе перечень факторов, почему нет нормальной официальной экспертной оценки процесса реформирования образования?

Высшая “элита” и чиновничий аппарат всеми имеющимися силами и всеми доступными им средствами стараются удержаться у власти. Средства они выбирают соответствующие своему “элитному” пониманию целесообразности их применения в текущем моменте. Видимо учитывая опасность (и помня прошлый опыт университетского свободомыслия) для себя мало контролируемой системы университетского образования в России — власти пытаются любой ценой взять под свой контроль процесс формирования кадров с высшим образованием (особенно — магистров). С одной стороны это дебилизация выпускников средних и высших школ России (чтобы не было конкуренции властям); с другой стороны — взятие под свой жёсткий контроль всех инициатив в ВУЗах; с третьей стороны — формирование узкой прослойки верноподданных себе молодых выпускников.

Последнее является прямым свидетельством о том, что высшая “элита” не собирается отказываться от толпо-“элитарного” порядка в России[222] : она его лелеет и защищает несмотря ни на что[223] . Именно в этом основная первопричина всех слабых мест российских высших властей: наши противники хорошо это понимают и употребляют российский великодержавный национал-“элитаризм” высших властей в своих целях — в целях разрушения России как самобытной цивилизации. Чиновничья братия только поддерживает такой порядок реформ системы образования России, поскольку в её кормушку в результате этого потекут огромные доходы[224] .

Видно по всему, что высшим “элитам”, не компетентным во многих вопросах управления государством, не нужны грамотные оппоненты, которые всегда порождала сфера самого мощного в мире университетского образования России-СССР. Вот что по этому вопросу пишет автор статьи «Болонские тайны»[225] , Елена Галкина (выделено нами):

«Недавно случайно была свидетелем одного разговора. Российская кореянка средних лет рассказывала о поездке в Южную Корею. Один кореец, хорошо представляющий себе Россию (бизнес), ей сказал: проблема России — в системе образования. Люди, говорит, слишком у вас самостоятельные — из-за широты и системности школьного образования. То одно попробуют, то другое, то третье. И мнение своё везде имеют. А в Корее человека научат в совершенстве одной операции — он её и долбит всю жизнь, и текучки кадров не будет, поскольку ничего другого этот работник не умеет[226] .

Ни один адекватный гражданин не пожелает своей стране будущего на задворках мировой цивилизации. Но, как можно было убедиться, неверно видеть в российских образовательных инициативах "руку Европы", уничтожающей конкурентов. Хотя бы потому, что они направлены не на унификацию образования в целом, а на уничтожение доступного массового высшего образования.

Социально-исторический закон [227] гласит, что первая задача новой элиты общества, каким бы ни был социальный строй, — самосохранение и передача власти внутри страты. Тем более это верно для общества "капитализма", победившего "социализм" в эпоху информационных технологий.

Современная элита практически не нуждается в реальной легитимизации обществом, ибо верует во всесильность манипуляций с "электоратом". Опасность для себя она видит в сохранившейся формально возможности высокой вертикальной мобильности и ротации кадров. Теоретически любой из "детей рабочих окраин", бесплатно и качественно отучившись в ИСАА или Академии им. Плеханова, может потеснить молодого вельможного лодыря. После реформы таких опасений будет гораздо меньше».

Зря власти надеются на всесильность манипуляций с кадрами в России. Надежда на то, что российское общество будет бесконечно терпеть манипуляции не подтвердится практикой грядущих перемен. В начале XXI века можно научиться всему необходимому и вне систем среднего и высшего образования, тем более, что содержательно эти системы не изменились в лучшую сторону. А следовательно в некоторой мере их разрушение объективно обосновано[228] . Конечно лучше это было бы эволюционное преображение, но власти выбрали разрушение, последствия которого обязательно приведут к резкому падению запаса доверия народа.

ЕГЭ — тест кодирующего обучения

Итак с 2009 года Единый Государственный Экзамен (ЕГЭ) становится основной формой итоговой государственной аттестации в школе для всех выпускников школ Российской Федерации. Также ЕГЭ должны будут сдать закончившие российские школы иностранные граждане, лица без гражданства, беженцы и вынужденные переселенцы.

ЕГЭ проводится в апреле для выпускников общеобразовательных учреждений 2009 года, в соответствии с Положением о формах и порядке проведения государственной (итоговой) аттестации обучающихся, освоивших основные общеобразовательные программы среднего (полного) общего образования предоставляется право на досрочное прохождение государственной (итоговой) аттестации.

Проводится в мае - июне для выпускников общеобразовательных учреждений текущего года, выпускников прошлых лет, обучающихся образовательных учреждений начального профессионального и среднего профессионального образования, а также лиц, получивших среднее (полное) общее образование в иностранных образовательных учреждениях.

Проводится в июле для выпускников прошлых лет, выпускников образовательных учреждений начального профессионального и среднего профессионального образования текущего года, а также лиц, получивших среднее (полное) общее образование в иностранных образовательных учреждениях, не имевших возможности участвовать в ЕГЭ в сроки, установленные сроки.

Результаты ЕГЭ являются итоговой государственной проверкой знаний выпускников школы и одновременно — основанием для поступления в вузы Российской Федерации. Перечень направлений подготовки и специальностей, по которым проводится прием в форме и по материалам ЕГЭ, устанавливается правилами приема конкретного вуза и должен публиковаться на его сайте.

Пересдача ЕГЭ предусмотрена только в следующем году[229] . Поэтому для более четверти молодых людей оценки ЕГЭ станут “отказным билетом” к поступлению в вузы[230] . Мальчики пойдут в армию, вместо того, чтобы как раньше иметь ещё шансы на поступления по конкурсу[231] . Далеко не все молодые люди в России способны успешно пройти такого рода экзаменационное тестирование[232] , многие способные к содержательному свободному от стереотипов культуры глубокомыслию ученики отсеиваются тупыми тестовыми заданиями от возможности получать высшее образование . Ясно, что пересдача ЕГЭ после службы в вооружённых силах значительно затруднит прохождение тестов, поскольку многое будет просто забыто. А необходимость зарабатывать на жизнь может отбить у многих демобилизованных молодых людей охоту тратить время на вспоминание школьных программ.

В то же время 2008 год показал и без того низкий уровень российского школьного образования. Четверть двоек по литературе, столько же по математике. В 2009 году специалисты ожидают ещё более тяжёлые последствия.

Но самое плохое, что введением ЕГЭ власти ещё более затрудняют жизненно необходимый переход от кодирующего типа российской педагогики к методологическому в будущем. Это — факт, кто бы чего не говорил. И этот факт свидетельствует о том, что такой немаловажный элемент «Болонских соглашений», как ЕГЭ (и вся сопутствующая ему перестройка системы аттестации и поступления в вузы) является — частью общего плана по усилению дебилизации (с одной стороны) и углублению зомбирования (с другой стороны) молодёжи России.

Вместо освоения необходимых курсовых разделов фундаментальных дисциплин, которые школьники проходят в последних выпускных классах, они будут вынуждены заниматься тестовой подготовкой к поступлению в ВУЗ. Качественная подготовка по базовым дисциплинам широкопрофильного школьного образования заменяется натаскиванием на шаблонные тестовые задачи, что резко снижает оставшийся от советской системы уровень самостоятельного мышления и его широту. Помимо этого и сами школьные программы старших курсов предполагается пересматривать, изменяя последние под “нужды” узкопрофильной (“компетентностной”) поточной подготовки.

Тестовая аттестация, предполагающая выбор правильного ответа из нескольких представленных проверяет не глубину понимания предмета и даже не знания по предмету — она не позволяет проверить ничего, кроме степени зазубренности простейших определений и фрагментов предмета. Помимо этого из аттестационного процесса вычленяется фактор человеческих отношений между экзаменуемым и экзаменатором. Могут быть возражения, что это хорошо, мол не будет предвзятых суждений. Но всё-таки учителя, которые длительное время контактировали с учениками лучше знают на что те способны. И даже на выпускных экзаменах они всегда имели некоторую возможность гибкого человеческого отношения, учитывая способности своих подопечных. Теперь же всех будет оценивать бездушная тестовая машина.

Исключение из процесса обучения личностного фактора взаимоотношений преподавателя и школьника/студента введением повсеместной машинно-тестовой оценочной системы — оставляет обучаемого наедине с вновь вводимой бездушно-роботизированной бюрократической машиной отбора кадров. Это крайне плохо, поскольку в процессе обучения всегда складываются уникальные взаимоотношения обучаемого и учителя, которые впоследствии учитываются при выставлении оценок. В российской школе эти взаимоотношения всегда значили не меньше чем степень усвоения материала, поскольку лишь таким образом можно было проверить глубину понимания предмета, и через уникальные личностные взаимоотношения выявить слабые и сильные места конкретного ученика, учитывая его характер и судьбу. Замена такого человеческого подхода роботизированным тестированием отнимает у учителя возможность передачи уникального личностного опыта к ученикам персонально.

Введение повсеместной стандартизации образовательных процессов направлено на подавление творческого потенциала, свободы воли и даже интеллектуального развития обучаемых. Образовательные системы имеют дело со сложными саморазвивающимися объектами, обладающими свободой воли, поведение которых меняется не в результате внешнего воздействия, а в результате внутренних процессов, связанных с эволюцией мировой цивилизации. Та стандартизация системы образования, которая проводится бюрократическим аппаратом, является средством, способным остановить естественную информационную и интеллектуальную эволюцию — шаблонно-тестовым подходом и упрощением, связанным с переходом на “комптентностный” вариант.

Такого мнения придерживается С.К.Комков[233] (выделено нами):

«Дело в том, что ЕГЭ ухудшает и без того сложную ситуацию, которая сегодня имеется в школе. Многие говорят, что благодаря ЕГЭ вскрыли вот это вот тяжелое положение. На самом деле ненужно было никакого ЕГЭ, все эксперты и специалисты давно уже знают в каком тяжелейшем положении находится система образования в РФ. На самом деле, вот даже если исходить из того, что ЕГЭ что-то вскрыл, то вы знаете, я вот образно сравниваю иногда ЕГЭ с той самой пилюлей, которая дается один раз человеку для того, чтобы продиагностировать у него заболевание. Вот вы один раз выпили эту таблеточку, у вас тяжелейшее состояние, начинается ломка, еще что-то, в это время врачи диагностируют и находят у вас какие-то внутренние дефекты. Но если вы эту таблетку будете принимать потом систематически, и этот препарат войдет в режим вашего лекарства, вы просто-напросто откинете коньки, как это говорят обычно; то есть, человек умрет. Точно так же и ЕГЭ. ЕГЭ перестраивает всю психологию обучения, особенно в старших классах, мы переходим от творческого восприятия и творческого обучения к натаскиванию, к научению и к тренировке на эти самые тесты; и это фактически меняет всю структуру образовательного процесса ».

Специалисты считают, что больше всех система ЕГЭ затронет естественнонаучные предметы, такие как биология, физика, химия. Вслед за этим будут автоматически опущены в значимости большинство инженерно-технических ВУЗов страны. Дело в том, что именно эти предметы, необходимые для поступления в технические ВУЗы, хуже всего даются в средней школе по причине плохой подготовки преподавателей и сложности предметов для учащихся. Именно поэтому выпускники школ будут игнорировать ВУЗы, в которых баллы ЕГЭ по этим предметам будут участвовать в конкурсе. В итоге самые полезные для страны ВУЗы либо соответствующие факультеты больших ВУЗов будут иметь огромный недобор: молодёжь ринется туда, где не требуется ЕГЭ по “трудным” предметам. Но это будут ВУЗы и факультеты с гуманитарно-“экономическим” уклоном, многие из которых можно смело закрывать и будет только лучше…

Базовые естественнонаучные предметы, широкопрофильное вузовское базовое образование в инженерно-технических ВУЗах — это то, что пока ещё осталось полезного от советской системы образования (самой лучшей в мире), благодаря чему учащиеся когда-то получали наиболее широкий взгляд на Мирозданье. И пусть этот взгляд был весьма далёк от совершенства, но именно широкопрофильное базовое образование многим открывало путь к дальнейшему относительно свободному творчеству в разных сферах народного хозяйства. Переход на «профильную» (или «компетентностную») систему школьно-вузовской подготовки сводит на нет даже то полезное, что осталось от прошлой системы.

Систему, на которую чиновники переводят российское образование — среднее и высшее — сейчас принято называть “мозаичной” (“компетентностной”, “профильной”). Это ни в коей мере не означает, что учащиеся будут получать мозаичное мировоззрение, как идеал, прописанный в КОБ.

В случае реформируемой российской системы образование понятие «мозаичное образование» означает, что выпускник будет становиться одним из фрагментов толпо-“элитарной” профессиональной “мозаики”, из которой состоит общество ему подобных, то есть — толпа.

Иными словами, выпускник “гармонично” вписывается в существующий спектр профессий как специалист узкого профиля. Чего ему ещё можно желать: работа, обеспечивающая минимальный достаток имеется, и напрягаться в учёбе для этого нужно будет гораздо меньше.

Те, кто это придумал, хорошо усвоили, что молодёжь, воспитание которой и так было “никаким” за последние 20 лет, клюнет на “ненапряжённый” способ обретения своего места в “мозаичной” системе современного рабовладения. Толпарь, нашпигованный узкоспециальным набором знаний и навыков, будет мнить себя образованным человеком, специалистом, полноценным членом гражданского общества потребления. Начиная со средней школы его будут приучать не напрягаться по предметам, позволяющим получить широкопрофильное образование. Ведь оно ему всё равно не пригодится, поскольку для обретения статуса профессионала нужно всего лишь выбрать фрагмент “мозаики”, который ему наиболее привлекателен. Это к тому же будет создавать иллюзию свободы выбора .

Общество таким образом будет устойчиво воспроизводить “мозаичную” картину необходимого рабовладельцам спектра профессий. “Элита” и её хозяева легко смогут корректировать профессиональную “мозаику” под свои нужды, а толпа будет довольна своим положением в “мозаике”.

Правда переход российской системы образования на эту схему совпал с кризисом да и сам переход встречает вдумчивую и конструктивную критику…

Старый «университетский» подход, который “элита” сочла видимо опасным, обеспечивал через общие базовые образовательные стандарты некое необходимое единство общества, минимальное взаимопонимание. “Мозаичный” западный подход способствует дальнейшей “атомизации” общества, его индивидуализации и расслоения на рабочую толпу и “элиту”. Это так, поскольку существовавший ранее системный подход позволял выпускникам в некоторой мере ориентироваться и оценивать происходящие в стране и обществе процессы. “Мозаичный” подход замыкает психику обучаемого на узкий сектор его “жизненных” интересов.

И только особо преданные режиму смогут обучаться дальше (на магистра). Вот что об этом пишут специалисты[234] (выделено нами):

«Введение магистерской степени связано еще с одной проблемой. Количество вузов, аттестованных как «магистерские», по определению существенно меньше общего числа вузов, обучающих по тем же направлениям. Где они будут размещаться территориально? Можно предположить, что вузы второй ступени окажутся в городах с более высоким уровнем жизни, что еще более усугубит проблему для жителей более бедных регионов. Например, автомобильно-дорожных вузов в стране всего 4, соответственно, выделение 20% из них для подготовки «магистров» означает сосредоточение этой подготовки в Московском автомобильно-дорожном институте. Речь здесь идет о существенном ущемлении конституционного права граждан на получение на конкурсной основе бесплатного высшего образования.

Не секрет, что переезд в другой город, тем более для учебы, в сегодняшней России связан с существенными материальными затруднениями (об административных ограничениях вроде пресловутой «прописки» говорить не будем). Существует вполне официальная оценка стоимости проживания (не обучения!) студента в европейских странах – порядка 650 евро в месяц; проживание студента в Москве или Санкт-Петербурге вряд ли дешевле. Это означает, что получение второй ступени высшего образования неизбежно станет менее доступным для граждан в силу чисто материальных причин. Выпускник провинциального вуза (бакалавр) будет получать небольшие относительно столичного выпускника деньги и попросту не сможет обеспечить себе проживание и обучение в столице, без которого не сможет поднять уровень своего благосостояния.

В принципе, решение этой проблемы было бы возможно путем индивидуальной подготовки магистров в вузах первой ступени. Но современный закон «О высшем и послевузовском образовании» предусматривает именно аттестацию особых «магистерских» вузов, т.е. проблема доступа к образованию обостряется .

Есть еще один важный для высшей школы аспект предыдущей проблемы. Закон «О высшем и послевузовском образовании» в новой редакции не предусматривает возможности поступления в аспирантуру обладателей степени бакалавра. Это означает, что снижение доступности получения диплома магистра (специалиста) существенно снижает социальную базу науки. Можно предположить, что провинциальные вузы полностью лишатся аспирантуры как таковой, что неизбежно снизит и без того почти утерянный научный потенциал страны и, кроме того, воспрепятствует пополнению преподавательских кадров таких вузов. Или наши законодатели думают, что кто-нибудь, окончив аспирантуру, поедет из Москвы или Санкт-Петербурга преподавать в провинциальный вуз?

Кстати, невозможность поступления бакалавра в аспирантуру вполне отчетливо свидетельствует о том, что подготовка бакалавра в сущности является профанацией высшего образования. В самом деле, что же это за «высшее» образование, если его обладатель не может вести самостоятельный анализ в своей профессиональной области?

Таким образом, речь идет фактически о создании двух различных систем высшего и послевузовского образования – общедоступной и элитарной, доступной лишь довольно состоятельному слою. Это означает возникновение сословного деления общества, существенное снижение, вплоть до полной невозможности, вертикальной мобильности в обществе. Известно, к чему приводят такие затеи – к прекращению развития, отставанию и распаду социальной системы».

В то же время, в России остро стоит кадровая проблема перед высшей “элитой”, как сохранить свою власть в преемственности поколений для устойчивого управления толпой по избранной толпо-“элитарной” концепции, используя для этого реформы системы образования . Российская система обучения, которая внедряется под прикрытием болонской реформы видится нам как схема отбора кадров для узкой прослойки “элит” (можно сказать: «аристократическая» схема в современном капиталистическом исполнении под прикрытием лозунгов об общедоступности образования).

Вместо идейно-политической подоплёки (преданность идее), на базе которой шёл отбор “элитных” кадров в СССР, теперь в России соорудили «научную» подоплёку, за которой скрывается чисто психологический отбор соответствующих кадров (психологическое соответствие статусу российской “элиты”). Но суть от этого не меняется: система создаёт себе соответствующий её целям механизм отбора кадров[235] :

· Первый серьёзный этап отбора это тестовая система ЕГЭ. Ясно, что среднестатистически этот этап проходят с оценками, позволяющими поступить в ВУЗ — индивиды с типом психики близким к «зомби»[236] . Понятно, что степени бакалавра для карьеры чиновника маловато. Но стать “образованным” элементом контролируемой рабовладельческой “мозаики” вполне возможно. Не получившие доступ к бакалавру — становятся не образованными, но всё же специалистами в этой системе рабовладения.

· Второй серьёзный этап, открывающий путь к “элитным” высотам — магистратура. Доступ туда уже планируется регулировать в зависимости от потребностей системы государственного управления. Мы знаем, что именно в магистратуре будут сохранены основы университетского образования. Таким образом лишь некоторые индивиды с типом психики «зомби», пройдя трёхлетнюю проверку на лояльность системе и, получив бакалавра — имеют шанс попасть в магистратуру, как в “предбанник”, обеспечивающий вхождение в “элиту”. Самые «надёжные» пройдут посвящение корпоративным духом (как в лучших университетах Британии), и получат доступ для научной или политической карьеры. Это так, поскольку всё университетское образование и все стадии на пути к нему государственная политическая верхушка намеревается жёстко контролировать с помощью проведённых реформ. Эти реформы отнимают у университетов всякую самостоятельность не только в принятии решений. Впредь политическая “элита” намеревается жёстко контролировать все образовательные программы и даже структуру ВУЗов.

Последнее подтверждается ещё и тем, что в высших эшелонах принято решение о создании «федеральных университетов». Один из первых выпущенных новым президентом Д. Медведевым документов – указ «О федеральных университетах». Предполагается по сути объединение уже имеющихся вузов большого региона в единый «супер-вуз»[237] . Вся затея явным образом копирует образовательную систему США. Так, например, в Европе вузы сложились исторически, и никому не приходит в голову их насильственное объединение. Объяснить это можно тем, что власть пытается максимально централизовать управление вузами у себя в руках[238] , лишив последние всякой самостоятельности[239] .

В общем и целом это и есть российская схема «вычленения элит» с помощью реформированной системы образования. Напомним, что европейский Запад уже отказался от аристократического способа «вычленения элит», перейдя к общедоступному способу[240] — как более эффективному в смысле качества подбора и подготовки кадров. В России власть делает всё наоборот. Под громкими лозунгами общедоступности образования проводится совсем иная схема — “аристократическая”. Это так, поскольку доступ в магистратуру и далее во власть в коррумпированном российском обществе будет доступен только немногим «имущим» — “аристократам”[241] .

Таким образом бюрократическая система, полагая что защищает себя от народного недовольства и его последствий — в действительности не нашла ничего лучшего для этого, как вернуться к некоему аналогу объективно отжившей на западе системе воспроизводства “элит” по клановому признаку. Думающим людям должно быть понятно, что такая система отбора “элит” приведёт очень быстро лишь к дальнейшей деградации её кадров[242] . Возможно ощущая это, власть окружает себя последним аргументом, который по её мнению может защитить от народного прозрения и его последствий[243] — цензурой и спецподразделениями[244] .

Об этом же рассуждает Е.Галкина[245] (выделено нами):

«Очевидно, что перестройка на западный манер есть попытка замены научно-фундаментального подхода к образованию "компетентностным" (или "профильным") — для школы и вузов. В этом случае вместо системного представления о мире молодой специалист с высшим образованием получит мозаичный набор узкопрофильных знаний, которые дадут ему возможность ориентироваться в существующем пространстве своей профессии, но не изменить это пространство…

Болонский процесс в РФ не имеет иного смысла, кроме: 1) переориентации образования в целом с системного на мозаичное, получив которое, человек не будет способен делать самостоятельный анализ того, что творится вокруг [246] ; 2) установления практически непреодолимого образовательного барьера между элитой и "массой" и, таким образом, создания комфортных условий для самовоспроизводства высшей бюрократии ».

Заключение

Основываясь на анализе семейной и молодёжной политик, реформы системы образования в России, можно уверенно сделать далеко не утешительный вывод: политика российских властей в отношении молодого населения остаётся вписанной в планы Запада по освобождению территории России от коренного населения.

Основной причиной такого положения вещей являются злонравие и коррупция, махрово процветающие в среде чиновничьих “элит” — начиная от высших федеральных и заканчивая местными. Вследствие этого, “элиты” не могут себе даже представить возможность отказа от толпо-“элитарного” устройства общества и всеми своими действиями только усугубляют создавшееся положение, приближая этим самым крах современной российской государственности.

При этом современный российский толпо-“элитаризм” прикрыт красивыми великодержавными лозунгами о целостности России, о необходимой заботе государства в отношении населения и особенно — молодёжи. Для поддержки у населения подобных иллюзий каждому текущему году указами президента стали присваиваться громкие вывески (Год семьи, Год молодёжи, Год учителя), за которыми можно увидеть лишь списание огромных сумм бюджетных денег на ряд дежурных мероприятий и, хуже того — развал остатков пока наиболее дееспособной (из имеющихся в мире) системы воспитания и образования, оставшейся от времён СССР.

Подавляющее большинство программ и инициатив президента и правительства, связанных с заботой о молодёжи, где требуются конкретные решения по целевому финансированию «помощи» в обустройстве семьи, жилья, оплате услуг системы образования — учитывают в первую очередь интересы банковской системы, поскольку эти программы завязаны на кредитование «помощи»[247] .

Приоритетная поддержка государством разрушительной банковской системы (вместо производителей), особо чётко проявившаяся в период «кризиса» конца 2008 (Год семьи) – начала 2009 (Год молодёжи) годов. — в очередной раз доказала сохранение прежнего курса властей, ведущего страну к ещё большей потере суверенитета, как в сфере национального производства, так и в сфере воспроизводства полноценных кадров (впереди Год учителя).

Особо нужно отметить, что за последние годы власть создала так называемое «парламентское большинство», которое управляемо и послушно инициативам президента. Именно поэтому всю ответственность за разрушительные законодательные инициативы[248] , либо их отсутствие по важнейшим жизненным вопросам[249] — несёт высшая исполнительная власть России и её советники.

В связи с последним утверждением особо следует отметить, что последние 8 лет власти России проводили политику на изъятие “излишков” денежных средств из реального сектора экономики, обосновывая эти меры «борьбой с инфляцией» и «запасом устойчивости»[250] . Этот резерв, названный Стабилизационным фондом[251] , наполовину вбухали в поддержку банковской системы в период “обострения кризиса”. Одной из задач Стабилизационного фонда была задача поддержки будущих поколений. Все золотовалютные резервы страны до кризиса были сопоставимы с долгами российских корпораций западным кредиторам. До периода “обострения кризиса” наша страна по финансовым запасам[252] номинально была независима от западных банковских корпораций. К настоящему времени, как говорят эксперты, долги корпораций России превышают финансовые возможности государства по их покрытию. Иными словами, в результате “кризиса” Россия стала не самостоятельной и по номинально-финансовым показателям общего баланса.

Это всё к тому, что, лишив совсем недавно нашу страну номинальной финансовой самостоятельности (вслед за разрушением национального промышленного потенциала, оставшегося от СССР)[253] перед западными финансовыми кланами, высшие власти принимают далеко не популярные решения о разрушении остатков самой могучей в мире системы образования, то есть — о лишении России возможности воспроизводить необходимый для безопасности страны кадровый потенциал[254] . Всё это делается под прикрытием красивых вывесок государственной заботы о семье, молодёжи, учителе.

Оставаясь приверженцами продолжения толпо-“элитаризма” в России, власти оказались надёжно вписаны в планы Запада (в первую очередь эти планы проводятся через политику США в отношении нас) по уничтожению коренного населения России. Анализ политики в отношении молодого населения России (особенно хорошо это видно по реформе системы образования) показал, что в последние несколько лет всё больше прослеживается курс властей с одной стороны на “элитаризацию” системы отбора кадров во власть и, с другой стороны — на дебилизацию всего общеобразовательного сектора, не предназначенного для управленческой сферы. Иными словами взят курс на жёсткую стратификацию и разделение узкой «общедоступной» и “элитарной” малодоступной сфер обучения населения России.

Мы допускаем, что такая политика властей в отношении молодого населения России вполне могла явиться следствием стремления пришедшего к номинальной власти в 2000 году патриотически настроенного «клана Путина» удержаться у власти как можно дольше и создать себе преемственную кадровую базу на будущее — чтобы не допустить больше к власти разрушителей-либералов, орудовавших в России все 90-е годы. Однако, средства, которые выбрал «клан Путина» уже давно не соответствуют текущему моменту и потребностям сохранения суверенитета России (а значит и государственной безопасности).

Это так, потому что:

· Власть, взявшая курс на продолжение толпо-“элитаризма” (пусть даже во имя суверенитета России) вынуждена защищать себя саму от противодействия враждебных кланов без всенародной опоры, то есть, негласно, как она это понимает.

· Такая “защита” автоматически предусматривает постоянную искусственную и целенаправленную поддержку «вертикали власти», состоящей из госслужащих (чиновников), которые подобраны по критерию личной преданности клану, и хотя бы минимальной компетентности в вопросах управления. Все остальные в «вертикаль» не допускаются во избежание вредительства клану.

· Все, кто оказывается благонравнее, честнее и компетентнее подборки чиновников из «вертикали власти» и желает работать на благо народов России — расцениваются как «опасные конкуренты» сложившейся властной номенклатуре и «законам клана».

· В целях самосохранения чиновников (и их разнообразных мафий) построенной по такому принципу «вертикали» — эта властная система вынуждена принимать ту схему воспроизводства кадрового потенциала в стране, которая, как им видится наиболее соответствует системе “безопасности” «властной вертикали» “элит”[255] .

· Именно поэтому все даже вражеские инициативы, проведение которых в жизнь российского общества соответствует критериям “безопасности” чиновничьей «вертикали» — будут приниматься всеми видами этой власти как наиболее передовые[256] .

· Верхушка «клана Путина», будучи зависимой от выстроенной ею же за 8 лет бюрократической системы, не способна деятельно возражать против выдвигаемых чиновниками разрушительных по сути инициатив[257] (даже если в «клане» есть необходимая мера понимания) по причине зависимости этой верхушки от чиновничьего большинства и невозможности широко оглашаемой опоры на народ.

· В случае попыток нарушения сложившейся “безопасности” клановой «вертикали» чиновников со стороны верхушки «клана» — в среде чиновников и их западных советников всегда найдутся средства для ультимативного указания наверх о том, что не следует менять сложившуюся “безопасность”. А в случае неподчинения верхушки властей общей сложившейся дисциплине — возможны и более радикальные меры в отношении первых лиц.

· Не имея возможности прямого обращения за общенародной поддержкой (такие возможности верхушка власти себе закрыла с самого начала, выбрав толпо-“элитарную” модель якобы национального развития России) — власть вынуждена кооперироваться с более близкими по некоторым схожим целям крупными зарубежными кланами ради укрепления своего авторитета на международной арене, так и ради поддержки своего «могущества» внутри страны.

· Кооперация по некоторым схожим целям с западными европейскими кланами вынуждает власти «играть по их правилам» в некоторых сферах государственного управления, принимая эти «правила» для внутренней политики.

Так, видимо, и были инициированы для российского образовательного пространства Болонские соглашения. Вхождение в общеевропейское образовательное пространство высшие власти сочли необходимым в рамках противостояния засилью политики США в России (эту политику проводит властный клан). Только вот российские чиновники как всегда извратили на нужный им манер проводимые в Европе в рамках Болонского процесса реформы[258] . Кроме того, в высшей чиновничьей среде ещё полным полно проамериканских «агентов влияния», которые в свою очередь оказывают давление на законодателей ради максимального извращения будущей системы образования в России[259] . Помимо умышленного вредительства немаловажен фактор некомпетентности чиновников, занимающихся реформами образования, системным влиянием прозападных советников.

· Таким образом, надеясь только на «свои»[260] силы, «клан Путина», оказался на сегодняшний день вписан в политику развала экономики, системы образования, института семьи и молодёжной политики в России, проводящегося в основном силами специальных служб и агентов влияния США — вопреки благонамеренным устремлениям, связанным с суверенизацией России.

Вывод может быть только один: продолжение толпо-“элитарной” политики в отношении народов России, даже «ради проведения курса на суверенизацию всех сфер государственного управления» под вывеской православия — приводит только к усугублению давно запущенных процессов развала государства и уничтожения коренного населения России. В первую очередь эти деструктивные процессы затрагивают молодёжь. Трудно сказать, каким путём будет проходить последний этап преодоления Русской цивилизацией толпо-“элитаризма”[261] , но можно констатировать факт, что власть сама себе же создаёт в стране «революционную ситуацию»[262] .

В подтверждение сказанного подчеркнём что большинство думающих людей уже давно признаёт, что главные средства ведения войны против России — это информационные средства. Иначе говоря, против нас уже очень давно ведётся информационная война. Ниже мы приводим один из важных и показательных эпизодов информационной войны , в которой США принимают самое деятельное участие особенно последние несколько десятков лет.

Следующие цитаты взяты из материала «Демография, планирование семьи и геноцид: аналитический доклад»[263] , который заканчивается многозначащей фразой : ПОЛИТИКА РОССИИ ДОЛЖНА БЫТЬ НАПРАВЛЕНА НА ПРЕУМНОЖЕНИЕ И ЗАЩИТУ ЖИЗНИ, А НЕ НА ПЛАНИРОВАНИЕ НЕБЫТИЯ[264] . Выделения и сноски наши:

«Война с Россией ведется одновременно на многих фронтах. Тот фронт, о котором будем говорить мы, один из главных (если не самый главный). Однако его важность не получила адекватной оценки даже в патриотической среде, не говоря уж о людях, далеких от политики. Более того, очень многие политики патриотической ориентации не сопротивляются атакам на данном фронте, потому что принимают армию противника за... армию спасения. Поясним: речь идет о системе снижения рождаемости, активно внедряющейся в России под вывеской "планирования семьи".

По сути против нашей страны развязана демографическая война. Но мы имеем дело с войной нового поколения, которая ведется по законам информационных войн. А значит, основной упор делается на информацию, вернее, - дезинформацию противника. И на эти приманки многие политики-патриоты пока успешно ловятся.

Этих приемов множество, но основной принцип один: то, что несет погибель, подается как благо. Вспомним, как поступают (уж простите за грубоватое сравнение), когда хотят отравить собаку: смертельный яд вкладывают во вкусную оболочку типа колбасы или сосиски, которую животное с восторгом пожирает. И какое-то время испытывает сытое блаженство. Но потом неизбежны смертельные корчи...

Конечно, если бы было официально заявлено, что в и без того вымирающей стране государство принимает программы, препятствующие рождению детей, это общество однозначно восприняло бы это как геноцид. Но так, естественно, никто не заявляет, а напротив, говорят об "охране репродуктивного здоровья", "репродуктивных правах", "безопасном материнстве", "ответственном родительстве", "здоровом образе жизни". Не правда ли, прекрасно звучит, хоть и не совсем привычно? Ну, а то, что это типичный Орвелл, поскольку истинный смысл подобных понятий прямо противоположен их благородной упаковке, сходу мало кто улавливает. Разве что люди, которые помнят, как называлась гитлеровская программа уничтожения "неполноценных". Она называлась очень похоже - "Здоровье нации".

В "планировании семьи" даже на официальном уровне речи о семье не ведется. Мало того, есть официальные методические указания для центров "Планирование семьи", где сказано, что критерием успешной деятельности таких центров является количество произведенных абортов. И это очень показательно, поскольку говорит о реальной цели создания подобных центров. Не "количество вылеченных бесплодных пар", не "число новорожденных младенцев", а именно количество абортов. Странного здесь на самом деле нет ничего, если хотя бы немного ознакомиться с историей вопроса.

Когда-то название организации, занимающейся борьбой с рождаемостью, было более откровенным - "Лига контроля над рождаемостью". Созданная в 1921 году в США малоизвестной тогда феминисткой Маргарет Зангер, она за короткое время стала одной из влиятельнейших организаций Америки.

Задолго до рождения Маргарет Зангер, еще в конце XVIII века, сильных мира сего стали не на шутку волновать последствия буржуазных революций. Написав на своих знаменах "Свобода, равенство, братство", победители вовсе не собирались по-братски делиться своими правами и состояниями с простыми людьми. Но сама логика развития того общества, которое они строили, неизбежно требовала демократизации. Массы все больше "распоясывались", "сверчки" уже не хотели знать свои "шестки".

И тогда встал вопрос: что с этим делать? Как обуздать «быдло», не меняя знамен? Снова возвести сословные перегородки невозможно - историю не повернуть вспять. И тогда... пошли разговоры об угрозе перенаселения. Дескать, людей на Земле расплодилось чересчур много. Если так дальше пойдет - неизбежны голод и катаклизмы, угрожающие власть имущим. А значит, нужно, не дожидаясь стихийного бунта, ОРГАНИЗОВАТЬ его и направить в безопасное для элиты русло.

Выразителем подобных умонастроений стал профессор политэкономии Томас Мальтус, который в 1798 году издал труд под названием "Опыт о законе народонаселения". В нем автор с очевидным сейчас схематизмом доказывал, что численность населения планеты растет в геометрической прогрессии, а мировое производство - в арифметической. И предлагал весьма незамысловатые меры по борьбе с "лишними людьми". Они сводились к отмене благотворительности, поощрении преступности и войн, к приостановке развития медицины и т.п.

На определенном этапе идеология мальтузианства сыграла свою роль, но потом, с дальнейшим развитием идей гуманизма, сделалась уж больно одиозной. В таком откровенном варианте она окончательно дискредитировала себя в период Третьего Рейха и после победы над фашизмом была решительно осуждена.

Но параллельно шел поиск новых форм управления "быдлом". И тут бойкая феминистка Зангер пришлась как нельзя более кстати. Ее модель геноцида выглядела гораздо более благопристойно. И даже называлась "Мирный план"("Plan for Peace"). Зачем истреблять людей эпидемиями и бомбами, зачем выглядеть жестокими варварами, когда можно просто снижать рождаемость? Результат будет, конечно, не сиюминутным, как в случае бомбардировки, но зато более надежным. Ведь женщина, потерявшая детей на войне, может родить еще, а если ее стерилизовать - это гарантия. Да и точность таких "попаданий" гораздо выше! Чума или война особенно не выбирают, кого лишить жизни, тогда как "мирный план" предусматривает строгую дифференцировку».

Далее авторы[265] рассуждают, что программа снижения численности населения по-американски предполагает в первую очередь информационные меры воздействия на молодёжь. Эти меры были предложены в рамках «Негритянского проекта» 1939 года Маргарет Зангер предназначенного на остановку воспроизводства негритянского населения американского юга. Меры эти представляют собой внедрение некоего типа молодёжной культуры, который вот уже более двух десятков лет внедряется в Россию через многочисленные средства массовой информации, а затем копируется большинством молодых людей. Это американский тип культуры, который пропагандирует “свободный” тип поведения молодёжи: индивидуализм, эгоизм, «свободный секс», контрацептивы, аборты, «живи ради удовольствия» и тому подобное. Государство, заняв позицию невмешательства в дела частных корпораций (коими являются почти все российские СМИ)[266] — поддерживает давно внедряемую в страны с “лишним” населением проамериканскую политику растления молодёжи:

«27 апреля 1974 года в основные ведомства США: Министерство обороны, ЦРУ, Министерство сельского хозяйства, Агентство международного развития - был послан запрос, подписанный госсекретарем Генри Киссинджером. "Президент распорядился изучить влияние роста мирового народонаселения на безопасность США и соблюдение наших международных интересов", - говорилось в запросе. И не только изучить, но и предложить конкретные меры: как уменьшать население в суверенных государствах, не вызывая сильного противодействия властей и граждан . В результате появился документ, аббревиатура которого напоминала ружейный код: NSSM-200 (National Security Study Memorandum). Он был составлен Советом по национальной безопасности, который является высшим уровнем руководства в правительстве Соединенных Штатов. Возглавляет Совет безопасности сам президент (тогда это был Никсон). Задача Совета - координировать ЗАРУБЕЖНЫЕ ОПЕРАЦИИ всех подразделений правительства.

26 ноября 1975 года Меморандум стал руководством к действию в области американской внешней политики. И хотя в 1989 году он был вроде бы рассекречен, опубликование фрагментов из него стало возможным лишь в июне 1990 года. Этот документ без всякого преувеличения можно назвать эпохальным: он на несколько десятилетий, по крайней мере, до 2000-го года, определил мировое развитие. Когда знаешь его содержание, многое, что происходит в нашей жизни, предстает в ином свете. В Меморандуме откровенно говорится, что в условиях, когда разрыв между богатыми и бедными странами увеличивается, рост числа людей в последних может накалять обстановку, а это, в свою очередь, помешает США выкачивать ресурсы. "При том, что население США составляет 6% от мирового, мы потребляем около трети природных ресурсов, - признаются авторы Меморандума. - В последние десятилетия Соединенные Штаты все больше зависят от импорта полезных ископаемых из развивающихся стран, и эта тенденция, судя по всему, продолжится... Поэтому США все больше заинтересованы в поддержании политической, экономической и социальной стабильности в странах-поставщиках..."[267]

Вообще Меморандум поражает своим цинизмом. Вот как поборники прав человека представляют себе идеальный порядок вещей и вот как они на самом деле пекутся о "равенстве возможностей":" Когда перенаселение приводит к массовому голоду (не забывайте, что речь идет о странах, БОГАТЫХ полезными ископаемыми, которые прекрасно могли бы прокормить свое население, если бы не страна-упырь, называющая себя по законам информационной войны "страной-донором"), голодным бунтам и социальным переворотам, это не благоприятно для систематического освоения природных ресурсов и долгосрочных инвестиций." А потому, предупреждают авторы Меморандума, какой-то минимум ограбляемой стране все-таки надо оставить, пусть верят, что "в международном экономическом порядке для них тоже "что-то есть", иначе концессии иностранных компаний будут экспроприированы или подвергнуты жестоким нападениям". И далее: "... подобные кризисы наименее вероятны ПРИ НИЗКОМ или ОТРИЦАТЕЛЬНОМ ПРИРОСТЕ НАСЕЛЕНИЯ". <Это как будто про нас сказано, хотя, конечно, в то время американцам такой успех и присниться не мог, они планировали развязать демографическую войну прежде всего в 13 странах: в Индии, Бангладеш, Пакистане, Нигерии, Мексике, Индонезии, Бразилии, Египте, Турции, Эфиопии, Таиланде, Колумбии и на Филиппинах - прим. авт. >

Может возникнуть вопрос: а почему именно снижение рождаемости? Не проще ли уменьшать народонаселение за счет стариков? Ведь от них толку чуть, одна морока. Но во-первых, "истинные гуманисты" не могут себе позволить такую откровенную антигуманность, а во-вторых, жизнь в бедных странах и так не способствует долголетию. Впрочем, главное даже не это. Главное, что " молодые люди... более подвижны, нестабильны, склонны к экстремизму, оппозиционности и насилию, чем старшее поколение. Их легче мобилизовать на атаку институтов законной власти или собственность "истеблишмента", "империалистов", мультинациональных корпораций или других - часто иностранных - учреждений, на которые сваливают вину за неполадки в стране." Правильно авторы Меморандума чуют, откуда ждать опасности: молодежь, чего доброго, может добиться перераспределения доходов транснациональных (читай: американских) монополий в пользу своего народа [268] .

Пропагандировать методы и средства снижения рождаемости следует по самым разным каналам. В первую очередь, через систему образования. "Ключевым фактором эффективного использования существующих контрацептивных техник была и остается проблема образования ". Этому вопросу в Меморандуме отводится весьма значительное место. "Не снижая усилий, направленных на взрослое население, необходимо сконцентрироваться на юном поколении - тех, кто сейчас в начальной школе или еще моложе", т.е. на детсадовской малышне».

Вообще-то американская программа, направленная на снижение численности населения «зарубежных» стран, выглядит «каплей в море» по отношению к тем объективным демографическим изменениям, которые происходят в мире последние два столетия. Американцы и стоящие за ними глобальные кланы опоздали: коренное население «развитых» стран само собой уничтожается и без американского вмешательства[269] . А население пока ещё «развивающихся» стран размножается ещё по-старому (многодетные семьи) и ничего американцы с этим не могут поделать. Так что эта американская программа может лишь ускорить и без того идущий процесс самоуничтожения населения «развитых» стран (таких как Россия), но повлиять на рождаемость в пока что «развивающихся» странах она может лишь на несколько процентов — при условии активной пропаганды проамериканского образа жизни в среде молодёжи.

Объективные процессы, одинаково влияющие на рождаемость во всём современном мире таковы, что сама Америка уже почти на грани нулевой отметки воспроизводства своего населения. А большинство европейских стран имеют отрицательный прирост коренного населения. Главная объективная причина этого явления — доминирование старой толпо-“элитарной” концепции, воспроизводящей нечеловечные типы психики населения в среде молодёжи стран мира.

Свыше в рамках Закона Времени так задан процесс развития человечества, что те региональные цивилизации и государства, которые первыми насытились «индустриализацией» и «информатизацией» своего существования (то есть стали самыми передовыми в области технико-технологических показателей) — обязаны первыми подтянуть к этим своим достижениям объективно нравственные показатели. В настоящее время последнее значит — переход на человечную справедливую концепцию (описана в КОБ), предполагающую систему воспроизводства и воспитания населения по совершенно новым принципам . Если этого не происходит — такие цивилизации становятся на путь самоуничтожения коренного населения. А их территории в перспективе на время могут быть заняты представителями ещё пока «развивающихся» цивилизаций (к которым США не относится).

В России процесс вымирания (самоуничтожения) коренного населения идёт полным ходом, а государственная политика направлена на усугубление и без того плохих показателей.

При этом даже если государственная политика будет направлена на пресечение всех происков проамериканских организаций в отношении опускания демографии нашего населения, даже если государство сможет остановить пропаганду проамериканского образа жизни и начать массовую пропаганду национального патриотизма и тому подобного, сможет полностью материально обеспечить каждую молодую семью[270] — оно сможет лишь несколько поднять демографические показатели в России. Но в целом проблему нашего вымирания такими мерами не решить. Кардинальный переход на человеческий тип воспроизводства поколений возможен только в рамках Концепции общественной безопасности. И только этот тип воспроизводства поколений в ближайшем будущем может обеспечить возврат к положительным демографическим показателям. Никак иначе этот вопрос не решается.

В противном случае реформируемая в настоящее время система воспитания и образования, ещё не успев в России как следует “угнездиться” будет приносить такие протестные молодёжные плоды (умирать молодёжь не хочет: самоубийц не так уж много), что вряд ли власть сможет удержаться в условиях ведения войны на несколько фронтов.

1 марта 2009 г. — 5 апреля 2009 г.


[1] Это произошло через неделю после авиакатастрофы в Перми с Боингом 737. Катастрофа знаковая. Она мистически упредила так называемый «кризис», вызванный в первую очередь “проколом” долларового пузыря, и рынка ценных бумаг, которые надувались последние 50 лет.

Наше мнение по поводу мистического предупреждения, выраженного в этом знаковом событии, смотри записку «Рубеж принятия решений. Аналитика мистики авиакатастрофы в Перми» на сайте www.vodaspb.ru

[2] Какие это преобразования — можно судить об изменениях, которые происходят последние 20 лет. Стоит ли этому учить молодёжь?

[3] В связи с демографическим коллапсом: на одну женщину приходится 1,2-1,3 ребёнка.

[4] В первую очередь — русских.

[5] Практически надолго похоронено настоящим кризисом.

[6] Это утверждение по-крупному можно отнести к последним 50-ти годам.

[7] Доходящий если надо до осознанной необходимости бездумного самопожертвования ради существующих государственных идеалов.

[8] В самое последнее время становится особо популярен молодёжный антиамериканский патриотизм.

[9] Социализация — процесс включения молодёжи в общественную жизнь как под государственным контролем, так и самостоятельно под влиянием культурной среды. Социализация предполагает в первую очередь общественную адаптацию индивида к существующей культурной среде, нахождение своего места в ней. Социализация в смысле её понимания авторами этого слова, предполагает участие молодёжи в поддержке существующего социального порядка с учётом как традиционных, так и инновационных процессов развития культурной среды. Заканчивается социализация «становлением личностных характеристик индивида и приобретением им прав взрослого в данном типе общественной культуры». Это связано как правило с овладением определенной профессией и началом трудовой деятельности; получением образования, соответствующего тому или иному стандарту; началом самостоятельной семейной жизни и приобретением статуса «родителя»; обретением всей полноты политических, юридических и т.д. прав и обязанностей; закреплением личностной самоидентификации.

Любопытно, что авторы статьи о социализации, на базе которой мы сделали некоторые выборки, провели параллели между социализацией и инициацией, характерной для многих систем посвящения в толпо-“элитарных” типах культур:

«В обществах традиционного и особенно архаического типов границы завершения первичной социализации фиксируются достаточно четко, например, через прохождение обрядов инициации, и характеризуются, как правило, совпадением (как минимум корреляцией) во времени всех составляющих социализационного процесса. В обществах индустриального типа составляющие социализации в той или иной мере автономизируются друг от друга, что ведет к нарастанию их несинхронности во времени ».

[10] Поскольку государственная политика России направлена на поддержку существующей толпо-“элитарной” культуры в её библейской разновидности.

[11] Так называемая «толерантность».

[12] Некая «Национальная стратегия», существует больше не в явно прописанной форме, а в виде многочисленных умолчаний тех, кто её проводит в жизнь при сопутствующих оглашаемых для всех примитивных декларациях о всенародном благосостоянии и демократических правах .

[13] Демографические, межнациональные, политические, трудовые и другие проблемы, связанные с неправильной молодёжной (и семейной) политикой, либо её отсутствием вообще.

[14] Во времена КПСС ходила крылатая поговорка «… прогибался вместе с линией партии…».

[15] Видимо так и появился проект Государственной молодёжной политики.

[16] Власти России последние два десятилетия как правило вспоминают о какой-либо негативной проблеме когда «грянет гром». То есть никакой серьёзной прогнозно-аналитической деятельности властные структуры в своей среде не поддерживают, надеясь на свою всестороннюю «компетентность» или на околовластных советников.

[17] Нужно понимать — собственной.

[18] Учёные пишут, что о революционном потенциале молодежи известно давно. В Советском Союзе внимательнейшим образом изучались труды классиков марксизма-ленинизма, в которых глубоко и основательно характеризовалась революционная молодежь. Однако уже давно известный легко управляемый политический фанатизм молодёжи в новых исторических условиях стал своего рода «открытием» — и научным, и, главное, практическим.

[19] По этому вопросу см. аналитическую записку «Против Времени Закона — рука масонства не сильна» (http://www.vodaspb.ru/russian/files/projects/20040821-masonry.html).

[20] Дежурная фраза из деклараций о ГМП разных лет в России.

[21] Это симптоматично: к молодёжной проблеме обратились тогда, когда наступила угроза распада государственности…

[22] Хронологию молодёжной политики можно легко найти в Интернете.

[23] До этого существовала Стратегия государственной молодёжной политики в Российской Федерации (утверждена распоряжением Правительства Российской Федерации от 18 декабря 2006 года N 1760-р).

[24] Что закреплено в Конституции (статья 13).

[25] Напоминает другое сокращение — генетически модифицированные продукты . И действительно, некая “генетическая модификация” молодого населения СССР уже предпринималась в рамках проекта всеобщего зомбирования в первой половине XX века (см. аналитическую записку «Против Времени Закона — рука масонства не сильна» (http://www.vodaspb.ru/russian/files/projects/20040821-masonry.html). Только она провалилась. После чего через некоторое время рухнул и СССР. Но история, видимо, мало чему учит — она только наказывает за непонимание её уроков (как говорил В.О. Ключевский).

[26] В 90-е годы побеждала идея о максимальном самоустранении государства от решения социальных проблем различных групп общества, а уж тем более молодежи. Либеральный вариант молодежной политики предполагает рассматривать молодое поколение как «сильную» и «активную» часть социума, которая должна и способна выживать самостоятельно.

[27] Владимир Тимофеевич Лисовский — доктор философских наук, профессор Санкт-Петербургского государственного университета.

[28] Это могут быть научные, политические, экономические изменения.

[29] Как сообщают СМИ, молодёжный законопроект, очевидно, призван узаконить уже запущенные в стране процессы молодежного строительства…. В 2005 году в России началось создание централизованного сетевого проекта молодежных объединений. В него вошли федеральные движения "Наши" и "Молодая гвардия", региональные — "Местные" и "Гражданская смена". Движения курировались представителями органов власти и в некоторых случаях даже напрямую финансировались из местных бюджетов. В уставе каждой из организаций содержался обязательный пункт о патриотическом воспитании и противодействии экстремизму. Причем под экстремистскими в большинстве случаев понимались оппозиционные молодежные движения.

[30] “Определение” молодёжи из Большой советской энциклопедии. Полный текст Третьего издания «Большой советской энциклопедии», выпущенной издательством «Советская энциклопедия» в 1969 — 1978 годах в 30 томах.

Кон Игорь Семёнович — академик, член нескольких международных научных сообществ и академий.

[31] Смотри «Мёртвая Вода», Закон Времени на сайте www.vodaspb.ru

[32] Когда последние трудоспособные кадры прежних поколений не смогут трудиться.

[33] Как известно, перевыборы властям обеспечивают в основном люди пожилого возраста — об этом тоже не надо забывать…

[34] Если бы вопросы об отношении молодёжи к социальному неравенству ставить правильнее и прямее, то результаты были бы ещё более определенными в пользу упразднения толпо-“элитаризма”.

[35] Безвольные и ленивые существуют и их достаточно много. В этом отношении опрашиваемые правы. Только вот что делает людей безвольными и ленивыми?

[36] Количество считающих причиной бедности безволие и лень почти совпало с количеством, которые считают причиной бедности приверженность старой идеологии.

Действительно, безволие и лень во многом — наследие прошлой эпохи. Поэтому эти два показателя можно объединить. Но всё же объективные возможности трудиться ради общего благосостояния, которые отнимает у людей доминирующая культура — первичная основа бедности. С этими возможностями и нужно бороться. Молодёжь готова к этому.

[37] Такой маленький процент тех, кто считает материальный достаток «везением» — свидетельствует о том, что американский подход к возможностям стать материально состоятельным (типа интеллектуальных телелотерей «как стать миллионером») в России не привился…

[38] Точное название Закон «О молодежи и государственной молодежной политике».

[39] Правда в 2008 году было создано очередное чиновничье отделение по «работе с молодёжью» — Министерство спорта, туризма и молодежной политики России.

Как видите, “пасти” молодёжь доверили министру спорта и туризма… как бы «заодно со спортом». Такое название говорит о том, что чиновники по старинке считают молодёжь чем-то «спортивным» и «романтическим»…

Напомним, что структура федеральной исполнительной власти, отвечающая за молодежную политику в стране, за последние 15 лет менялась 7 раз, примерно раз в два года. 3 раза создавался самостоятельный орган — госкомитет, 4 раза сфера передавалась в ведение одного из министерств. С 1994 г. стали действовать федеральные целевые программы (со статусом президентских) «Молодежь России». В общем молодёжным вопросом играли как футбольным мячиком — тот же спорт… который превратился в большой бизнес.

[40] 15 лет назад 80% работающей молодежи были заняты в материальном производстве, теперь — 45%. Больше 10 лет сохраняется положение, когда среди безработных молодежь составляет одну треть.

[41] Такой высокий процент по этой статье опроса объясняется влиянием западно-американской культуры, в которой принято ничего неделание, либо занятия, извращающие генетику вида Человек Разумный.

С другой стороны «организация досуга» это и возможность занятия спортом, активный отдых, не извращающий предназначение человека. Такая возможность отнята у большинства молодых людей вследствие воздействия на них извращающей человеческое мировоззрение культурной среды и недостатка средств, необходимых для получения возможности (занятия спортом, например, в большинстве организаций платные).

[42] Энциклопедия / Сост. А.А. Грицанов, В.Л. Абушенко, Г.М. Евелькин, Г.Н. Соколова, О.В. Терещенко. - Мн.: Книжный Дом, 2003. - 1312 с.

[43] И даже раньше — с момента зачатия и внутриутробного периода.

[44] И.М.Ильинский, доктор философских наук (1984), кандидат исторических наук (1975), профессор (1988). Действительный член Российской Академии гуманитарных наук, Российской Академии естественных наук, Академии менеджмента и рынка, Военной академии, Академии российской словесности, Международной кадровой академии.

В 1986 г. Игорь Михайлович Ильинский выступил инициатором и главным разработчиком теоретических и правовых основ государственной молодежной политики в СССР. Он автор идеи, научный руководитель и соавтор подготовки Закона СССР «Об общих началах государственной молодежной политики в СССР». Под научным руководством и при активном авторском участии И.М. Ильинского подготовлены и представлены в Правительство России три государственных доклада "Положение молодежи в Российской Федерации» (1991, 1993, 1995 гг.). Автор доклада "Глобальное положение молодежи мира: тенденции и перспективы до 2000 г." (1991) для Генерального секретаря ООН. Его новаторские идеи и научные труды активно используются при подготовке соответствующих законопроектов и программ в настоящее время.

[45] Цитата из интервью И.М.Ильинского с В.А.Луковым, профессором Московского гуманитарного университета.

[46] Соотношение правильности ориентиров государственной политики СССР и того, что действительно требуется для воспитания человека можно произвести, прочитав следующую главу этой работы и соотнеся написанное в ней с опытом воспитания в СССР.

[47] Ещё раз подчеркнём: речь идёт о подходе , а не о содержании воспитательного комплекса СССР.

[48] О нём можно прочесть в уже упоминаемой записке «Против Времени Закона — рука масонства не сильна» (http://www.vodaspb.ru/russian/files/projects/20040821-masonry.html).

[49] В результате «воспитательной деятельности» которой мы имеем то, что имеем. Вот что об этом говорит И.М.Ильинский:

«Идейными наставниками вместо ЦК КПСС становятся СМИ с их Ксюшами, «Комеди-клабами» и «Аншлагами». А под прикрытием телесенсаций и телешоу государство, не декларируя, проводит ультралиберальную политику, хотя официально, по конституции, продолжает именоваться «социальным государством». Если государство «социальное», то и социальная политика должна быть для него подлинным приоритетом, молодежная политика как ее часть — должна быть сильной, то есть обеспечивать молодому человеку поддержку в его стремлении к самореализации в обществе. Где она, сильная молодежная политика? Все имитируется. То, что сейчас на наших глазах — при многопартийности и больших свободах — сделано «законным путем» с правом молодого человека получить высшее образование, нельзя назвать иначе, чем социальной сегрегацией».

[50] О семейной политике мы поговорим позже. Здесь скажем, что государственный подход к семейной политике не выдерживает никакой критики вообще. Доказательством чему может служить такой отчётный показатель, как динамика рождаемости в России.

[51] Если форма политического строя и соответствующее конституционное законодательство не позволяет эффективно влиять на информационную политику, проводимую в обществе “свободными” СМИ — нужно приводить законодательство в порядок так, чтобы информационный “бизнес” не мог «культурно» убивать наших детей.

[52] Данная глава составлена из выдержек главы 7.2 работы ВП СССР «Диалектика и атеизм: две сути несовместны». Полностью работа ВП СССР помещена на сайте www.vodaspb.ru

[53] Бог соответственно осуществлению целей Своего Промысла даёт человеку в Различение некое «это». Какой именно объективный образ отобразился в психику субъекта как «это», а что стало фоновым «не это» — определяется конкретной ситуацией, в которую Бог привёл человека и дал ему что-то в Различение. При этом ни эгрегориальные ограничения психики, ни одержимость личности — не помеха Богу в озарении человека Различением.

[54] Во всех работах ВП СССР под «культурой» понимается вся совокупность генетически не передаваемой информации, которую несёт общество в преемственности поколений. Т.е. культура — информация, передаваемая в устной, письменной, графической форме, в форме неформализованных и не описанных разнородных навыков, осваиваемых в непосредственном общении людей.

[55] Есть русская народная сказка на эту тему, которая хорошо показывает контуры прямых и обратных связей в семье многих поколений, какой и должна быть нормальная семья.

Молодые родители, пообедав сами, начинают кормить из какой-то лоханки объедками стариков — родителей одного из них. А их малолетний сынишка, сидя на полу у печки чего-то пытается смастерить из щепочек.

— Ванечка, а что ты делаешь?

— А когда вы, мама с папой, старенькими станете, то у меня лоханки нет вас кормить… вот я лоханку-то и делаю: пригодится.

И с той поры старики-родители стали жить в почёте и всегда сидели за общим столом вместе с молодыми родителями и внуком.

Также все знают, как малыши, видя пивные точки и происходящие вокруг них сцены, сами начинают играть в пьяниц. То же касается и подражания героям мультфильмов и кинофильмов. Проходят годы и освоенные в детстве в игре алгоритмы поведения начинают управлять жизнью некоторой части взрослых.

Поэтому думать о том, что следует показывать детям, а чего им лучше не видеть в их возрасте, а что следует заблаговременно показать и прокомментировать, — полезно и для детей, и для общества в целом.

И соответственно общественно полезно пресечь многие демонстрации детям того, что ведёт к растлению их нравственности. Поэтому поборники неограниченной свободы слова, свободы средств массовой информации и самовыражения в искусствах и сами деятели этих сфер, во многих случаях достойны того, чтобы принудительное пресечение их деятельности в этих сферах, оценивалось как меры общественной гигиены, а не нарушение каких-то «прав человека», ибо они — только человекообразные, поскольку их нравственность — античеловечная, а деятельность их — воспроизводство нечеловечной нравственности в обществе и в последующих поколениях.

[56] Эгрегор — коллективная духовность, коллективная психика на основе биополей множества людей, обладающая своей своеобразной определённой информационной базой и алгоритмикой взаимодействия с окружающей средой и людьми на её ос­нове.

[57] Генетически запрограммированная «автоматическая» настройка биополей ребёнка на его родовые эгрегоры в этот период придаёт особую специфику воспитанию приёмных детей. Многие из приёмных детей, будучи рождены в неблагополучных семьях или вне семей, нуждаются в защите от воздействия на их бессознательные уровни психики родовых эгрегоров их настоящих, а не приёмных родителей, а в ряде случаев — в защите и от родовых эгрегоров множества отцов по телегонии, в большинстве своём также не лучших представителей человечества по их нравственно-этическим качествам.

Если во младенчестве вопрос защиты от родовых эгрегоров не столь актуален в силу обусловленности поведения ребёнка врождёнными рефлексами и инстинктами, то с момента вступления в речевой период и начала развития сознательной составляющей интеллекта и осознаваемой ребёнком нравственности, его внимание следует привлекать к отличиям его поведения от нормального человеческого, помогая ему самому делать праведные оценки того, что может быть обусловлено воздействием его родовых эгрегоров. Кроме того, взрослые энергетической мощью своих биополей должны закрывать приёмного ребёнка от его настоящих родовых эгрегоров, т.е. оказывать ему духовную поддержку. А для этого взрослые всегда должны вести себя так, чтобы ребёнку было приятно погружаться в их поле, замыкая свои биополя на него, чтобы у ребёнка не возникало желания изолироваться от эгрегора семьи, в которой он растёт (это также касается и своих родных детей), поскольку в случае такого рода изоляции, духовную поддержку — в смысле энергетической подпитки его биополей — свой родной ребёнок будет искать на стороне, а приёмный — получит её скорее всего из его настоящих родовых эгрегоров. А в месте с энергией в бессознательные уровни психики в процессе оказания духовной энергетической по её существу поддержки неизбежно притечёт и свойственная её источнику информация, нравственные мерила, и алгоритмика. Хорошо, если они соответствуют объективной праведности, а если не соответствуют, то сам ребенок не способен к тому, чтобы переосмыслить их в большинстве своём праведно в силу неразвитости его организма, его мировоззрения, миропонимания и алгоритмики психики.

В этом процессе защиты приёмных детей от родовых эгрегоров их настоящих родителей происходит постепенная отстройка психики приёмных детей от процессов формирования их бессознательно-автоматического поведения их настоящими родовыми эгрегорами, если те несут пагубность. При этом ребёнок постепенно включается в родовые эгрегоры приёмных родителей (или взрослых, заместивших одного или обоих родителей). Если этот процесс защиты потенциально неблагополучного ребёнка от пагубного воздействия его настоящих родовых эгрегоров начинается с младенчества, то он достигает успеха и даже внешне приемный ребёнок, вырастая оказывается похож на своих приёмных родителей, насколько это позволяет пластичность (многовариантность) генетических программ развития организма.

Крики, попрёки (мы ж тебя растили, кормили… а ты? — скотина неблагодарная…) и наказания, особенно в возрасте близком к подростковому и в подростковом, когда настоящие родовые эгрегоры уже сделали своё дело, пока приёмные родители разряжали свои неудовлетворённые родительские инстинкты играми с приобретённой ими «живой куклой» (они относились к ребёнку именно так, иначе бы защитили его от его родовых эгрегоров), — бесполезны: приёмный ребёнок, воспитываемый во вполне благополучной семье, которая однако не защитила его от пагубного воздействия его настоящих родовых эгрегоров в детстве, начиная с подросткового возраста, — может явить своим поведением практически всё, что запечатлено в его настоящих родовых эгрегорах и добавить к тому, что в них уже есть, ещё много порочного.

И потому приёмный ребёнок в семье — особый долг перед ним и остальным обществом, долг не только бескорыстия, но щедрого дара: и ко взятию неродного малыша в семью нельзя относиться своекорыстно, подобно тому, как относятся к лотереям, тем более к беспроигрышным лотереям.

[58] Статистика детского и подросткового травматизма и аналитика такого рода происшествий говорит, что нынешний образ жизни цивилизации опасен для детей, и в этом — одно из многих выражений порочности господствующей культуры и неправедности её поддерживающих взрослых.

Даже в поле, в лесу, на пологом берегу водоёма малыш в большей безопасности, нежели в своём доме, поскольку дом несёт в себе угрозу электротравм в возрасте приспособления к себе Мира: «А чего там за дырочки в стенке?» — а в итоге: в лучшем случае под руками не найдётся ничего, что удалось бы засунуть в розетку; в случае потяжелее — электроудар отбросит от розетки, всего лишь напугав; а в худших — как минимум, ожоги и поражения внутренних органов, ампутация поражённых конечностей и вплоть до гибели малыша. И в системе электроснабжения жилища и бытовой техники — как общепринятая норма — никакой конструктивной или организационной защиты…

То обстоятельство, что такие случаи довольно редки, не делает их менее трагичными и не освобождает кого бы то ни было осмысленно отнестись к открытым возможностям такого рода.

Вспомните пословицу «бережёного Бог бережёт» и подумайте, следует ли цивилизации продолжать так жить? либо лучше выработать и воплотить в жизнь иной образ жизни цивилизации, безопасный и для детей, и для взрослых?

[59] Всю информацию, которая попадает в психику человека по отношению к рассматриваемой нами проблематике циркуляции информации в психике человека в процессе личностного развития и выработки намерений на будущее и линии поведения, можно разделить на три категории:

­«Первичная» — та информация, с которой человек никогда ранее в жизни не сталкивался;

«оперативная» — та, которая необходима для формирования и осуществления его намерений и успешного текущего взаимодействия со средой обитания (поскольку поведение человека, за исключением ситуаций, в которых он водительствуем извне, строится на соотнесении информации, приносимой его чувствами, и информации, уже наличествующей в его психике, то «оперативная» информация может быть разделена на два подкласса — «чувственную» и «памятную», без разделения «памятной» на осознаваемую и бессознательную составляющие);

«ответная» — та, которая приходит из потока событий Жизни в ответ на действия человека (включая и бездействие как особую разновидность «действия вообще») и необходима человеку в личностном развитии для подтверждения или опровержения жизненной состоятельности и объективной правомочности каких-то определённых его прошлых и текущих намерений и действий.

[60] В том, что умершие некоторым образом живы, хотя и недоступны для общения с ними, большинство детей не сомневается, и это говорит о том, что ощущение бессмертия души человека принадлежит к генетической информации, закладываемой Богом. И изгоняется оно из сознания ребёнка в более позднем возрасте под воздействием культуры, в которой господствует «Я-центричное» мировоззрение и миропонимание: Я — здесь и сейчас. Малышу же некоторым образом вéдомо и ощутимо, что «23. Бог создал человека не для тления и сделал его образом вечного бытия Своего; 24. но завистью диавола вошла в мир смерть, и испытывают её принадлежащие к уделу его» (Пре­муд­рость Соломона, гл. 2).

[61] Известные «классические» ответы о нахождении детей в капусте, покупке в магазине и принесении их аистами.

[62] Не говоря о том, что в своих попытках объяснить ребенку даже своё видение этих вопросов, и отвечая на его встречные ответы (дети хорошо чувствуют слабые места в позициях взрослых), взрослые и сами могут лучше понять многое в Жизни, в том числе и в своей личной жизни. «Устами младенцев глаголет истина»… Однако, она глаголет устами младенцев большей частью, не вещая взрослым готовые истинные мнения и решения, а задавая им хорошие по качеству вопросы, наводящие взрослых на истинное понимание Жизни. И в этом выражается диалектичность жизни по отношению ко взрослым, поскольку одно из толкований диалектики — метод постижения истины путём постановки наводящих вопросов.

[63] Намекая на порку, как одно из средств вразумления воспитываемых детей, об этом же говорит и пословица: «воспитывать надо, пока человек поперек лавки помещается; а когда вдоль лавки, то надо уже перевоспитывать».

[64] В смысле освоения знаний и практических навыков.

[65] Информа­ционная емкость химических реакций, определяемая комбинаторикой соединения атомов в молекулы, и скорость течения реакций недостаточны для преобразований информации. Кроме того сами по себе физиология обмена веществ в ходе высшей нервной деятельности у человека и животных в общем-то однородны. И эта однородность физиологии не объясняет качественного различия возможностей человека и животных.

[66] Правое полушарие обеспечивает образное мышление как статическими образами, так процессами-видениями во внутреннем мире. Левое полушарие обеспечивает дискретное мышление как процесс дискретного, ступенчатого перехода от одних образов и видений к другим. Иными словами, по отношению к мировоззрению триединства материи-информации-мhры правое полушарие ответственно за информацию, а левое — за мhру. Их согласованная работа обеспечивает сообразную соразмерность.

[67] И если есть разлад между родителями, то он выражается и как несовместимость излучаемых ими биополей. Ребёнок в общении с ними не знает, под кого из них подстраиваться, и это часто обрекает детей на двуличие, и многоликость: в общении с одними они одни, в общении с другими — другие. И ощущая эту свою многоликость, ребёнок на стадии становления скелетных основ нравственности не всегда может определиться в том, что он представляет собой вне зависимости от того, с кем в общении он находится.

Если он находит себя уже в этом возрасте, то он оказывается эгрегориальным лидером в семье родителей, не умеющих поддерживать лад в отношениях между собой, и сам — не осознавая этого — задаёт тот строй в семье в отношениях старших, который соответствует его нраву. В разладе же между взрослыми статистически часто выражается их животный строй психики, возможно приукрашенный надстройками зомби и демонизма. В этом случае отец инстинктивно подчинён матери ребёнка и привязан к ребёнку; мать инстинктивно подчинена ребёнку; алгоритмика бессознательных уровней психики ребёнка (большей частью: осознаваемая воля у ребёнка появляется в возрасте постарше) эгрегориально заправляет всей жизнью семьи, соответственно тому, что уже вошло в скелетную основу его нравственности. В зависимости от этого разлад в семье может усугубляться малышом-деспотом или между взрослыми разлад наконец-таки прекратится.

[68] К тому же не всегда соответствующими объективной истине, но преподносимыми школьникам в качестве абсолютной истины.

Реально школа учит всего двум объективным наукам: математике и географии. Их объективность обусловлена тем, что математика изучает количественные и порядковые соотношения, лежащие в основе бытия Мироздания, которые неподвластны человеку; а география изучает планету Земля, изменения которой протекают медленно (по отношению к скорости течения истории) и до начала XXI века тоже были не очень-то подвластны человеку. Кроме этого школа учит навыкам-ремёслам, к числу которых можно отнести владение письменностью и языками, информатику и т.п. Всё остальное, чему учит школа, — это субъективные интерпретации наблюдений и экспериментальных данных (естественные науки) и интерпретации большей частью текстов и артефактов, унаследованных от прошлых времён (гуманитарные науки). Но культовые интерпретации, господствующие в системе образования, — не единственно возможные и вовсе не обязательно, что они — наилучшие по своей прикладной эффективности и адекватности Жизни.

[69] В этом одно из проявлений несостоятельности сложившегося подхода к преподаванию физкультуры в детских дошкольных учреждениях и в школе.

[70] Но и это вряд ли. Поскольку в существующих проектах ГМП период воспитания до 14 лет вообще не оговорен. А политика государственных и других СМИ — даже не порицается.

[71] Поскольку они сами — продукт доминирующей культуры.

[72] Только вот почему указ надо было обязательно приурочивать к еврейскому празднику «Пурим». Если почитать историю «Пурима», то педагогам вовсе не следует перенимать опыт страшного кровавого сценария якобы «о чудесном спасении евреев в Персидском царстве более 2400 лет назад».

А может это намёк тем, кто заметил и кто внимательно следит за деятельностью властей, мол «педагогика не выйдет за рамки библейского сценария, не волнуйтесь»…

[73] МОСКВА, 10 марта. /ИТАР-ТАСС/. Президент России Дмитрий Медведев подписал Указ "О проведении в Российской Федерации Года учителя". Об этом сообщила сегодня пресс-служба Кремля.

В Указе, в частности, говорится: "В целях развития творческого и профессионального потенциала учителей, повышения социального престижа профессии учителя постановляю:

1. Провести в 2010 году в Российской Федерации Год учителя.

2. Правительству Российской Федерации: образовать организационный комитет по проведению в Российской Федерации Года учителя и утвердить его состав; утвердить план основных мероприятий по проведению в Российской Федерации Года учителя.

3. Рекомендовать органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации осуществлять соответствующие мероприятия в рамках проводимого в Российской Федерации Года учителя.

4. Настоящий Указ вступает в силу со дня его подписания".

[74] Статья называется «Жить в России скоро будет некому». Адрес Интернета:

http://www.utro.ru/articles/2009/03/17/803591.shtml

[75] По последним данным СМИ, успешная сдача проходных ЕГЭ в 2009 году в коррумпированной системе “образования” будет стоить около 120 тыс. руб. — то есть, половину «материнского капитала» (наша сноска).

[76] Время правления «клана Путина» (наша сноска).

[77] Наш взгляд на некоторые недостатки смотри в Интернете по адресу

http://www.vodaspb.ru/russian/files/pedagogy/20040606-family_politics.html

[78] Демографическая ситуация в Санкт-Петербурге (как и по всей России) — катастрофическая. «По данным Комитета по труду и социальной защите населения, демографическая ситуация в Петербурге продолжает оставаться сложной. По состоянию на 1 января 2007 года численность населения города составила 4 миллиона 571 тысячи человек, и он продолжает уменьшаться. Смертность превышает рождаемость в 1,9 раза. Общий коэффициент рождаемости в Петербурге, несмотря на некоторую тенденцию к росту, на 20% ниже, чем в целом по стране. Количество браков растет медленными темпами (их стало на 5% больше в прошлом году, чем в 2005-м), и почти треть всех новорожденных – это внебрачные дети. В Петербурге много бездетных, малодетных семей, с одним, двумя детьми. Кроме того, значительное количество семей имеют низкий уровень доходов и нуждаются в улучшении жилищных условий».

Интернет: http://www.rambler.ru/news/russia/0/10505988.html

Как показывает опыт первых полутора лет действия принятой «Концепции семейной политики», её эффективность близка к нулю. В 2008 году численность населения продолжала убывать (4 568 047 человек). Остальные показатели тоже падают.

[79] http://www.rambler.ru/news/russia/0/10505988.html

[80] Специально, по недомыслию или из-за некомпетентности — это второй вопрос.

[81] Которые в избытке предоставляются в каждую семью через многочисленные каналы СМИ почти бесплатно. Также почти бесплатно каждый член семьи может каждый день пить водку (стоимость бутылки водки постоянно падает; она продолжает падать даже в период кризиса) и непрерывно курить (стоимость табачных изделий тоже самая низкая в мире). Наркотики можно без труда купить в каждом районе С-Петербурга, о чём прекрасно знают в комитете по наркоконтролю.

[82] Анализ в отношении открытия одних возможностей (в прямом смысле слово «возможности» здесь указывает на то, «что хорошо, а что плохо»; либо, «что можно, а что нельзя» делать, чтобы не создавать причины, которые в будущем породят отклонения от качественного управления по заданным критериям, а отклонения уже со временем приведут к негативным последствиям) и закрытия других возможностей должен быть первоочередным при подходе к любым вопросам государственной политики.

Если такой анализ игнорируется, возможности, вследствие которых появились причины негативных явлений (с которыми борются государственные органы) — остаются и порождают всё те же негативные явления (если не бо льшие по масштабам). Закрытие глаз на эти возможности и обращение только лишь к некоторым негативным последствиям — проблемы не решает.

Однако, пресечь негативные возможности, приводящие к последствиям, с которыми борются (или делают вид) чиновники разных уровней — можно только на общефедеральном уровне вследствие изменения всей государственной политики, а не какими-то частными (пусть даже и федеральными) программами.

Вопрос о возможностях для управления либо о невозможностях (о несовместимости принятия тех или иных решений в отношении каких-то вопросов и общей внутренней политики государства) — вопрос нравственно-этического выбора на уровне государства. В условиях продолжения концептуальной неопределённости он неразрешим.

[83] Но если теоретики это понимают, то они становятся вредителями.

[84] Либо эти «определения» вписываются в существующую толпо-“элитарную” концепцию.

[85] Ещё раз напомним, что эти вопросы подробно рассмотрены в работе ВП СССР «Диалектика и атеизм: две сути несовместны». Работа ВП СССР помещена на сайте www.vodaspb.ru

[86] Этот абзац и следующий текст из работы «Общество: государственность и семья». Работа ВП СССР помещена на сайте www.vodaspb.ru

[87] В связи с этим укажем, что в арабской культуре дополнение к имени взрослого мужчины «абу» имеет продолжением имя его сына, и всё вместе означает: Имярек — отец такого-то. Для того, чтобы эта конструкция именования личности была уважительной, этот самый «абу» должен был воспитать сына так, чтобы не краснеть всякий раз от стыда, когда его сына упоминают другие, в том числе и в неотъемлемой связи с именем его самого.

[88] А то бывает так, что у индивида есть сила, он думает, что у него есть и воля, но реально нет «силы воли», поскольку он не может избавиться даже от осознаваемых им дурных привычек, сформировавшихся в его психике под воздействием культуры, в которой он вырос, достиг определённого личностного развития и продолжает жить.

[89] Терпимость в отличие от потакания предполагает в каких-то обстоятельствах оказание противодействия и подавление деятельности тех, кому отказано в потакании, но ограничивает это противодействие и подавление, налагая запреты на нанесение ущерба прежде всего нравственно-психическому здоровью тех, чья деятельность неприемлема.

[90] В частности, большинство разрушителей СССР, реформаторов, олигархов и их прихлебателей постсоветской эпохи в своё время успешно сдали в вузах СССР государственные экзамены по дисциплине «научный коммунизм», а многие из них были в рядах партийной номенклатуры, предварительно окончив высшие партийные и профсоюзные школы, в которых тоже сдали экзамены на знание «руководящей идеи».

[91] Об этом см. на сайте www.vodaspb.ru в работах ВП СССР «От человекообразия к человечности» и «Диалектика и атеизм: две сути несовместны».

[92] Иными словами, отработка инстинктивных программ поведения в жизни общества не во всех обстоятельствах уместна. Но при безусловной подчинённости инстинктам в психике индивида нет сдерживающих факторов .

[93] В сказанном нет ничего принципиально нового для миропонимания, просто раньше такого рода люди именовались иначе, а само явление не расценивалось как обладающее социальной значимостью. Так одно из изречений Козьмы Пруткова гласит: «Многие люди подобны колбасам: чем их начинят, то и носят в себе». Иначе говоря, субъект, неот­личимый по своему поведению от запрограммированного авто­мата, — это то, что К.Прутков мог бы назвать «колбасный тип психики». Аналогичный нравственно-психический тип описан М.Е.Салты­ко­вым-Щедри­ным в “Истории одного города” — “Органчик”.

[94] BIOS — Basic Input-Output System, — базовая система ввода-вывода. Это компьютерный термин, которым обозначается информационно-алгоритмическая система управления компьютером, встроенная в его «железо» (т.е. технически неотъемлемо свой­ственна именно ему), и которая принимает на себя управление компьютером при его включении.

[95] Если кто-то полагает, что это не так, то прежде, чем настаивать на этом, пусть для начала докажет, что электромагнитное поле во всех его проявлениях не существует. Это — задача “попроще”.

[96] В художественной литературе персонаж, ярко олицетворяющий этот тип, — граф Пьер Безухов из “Войны и мiра”, и особенно в том виде, каким его показал С.Ф.Бондарчук в одноимённом фильме: непрестанные искания самого себя, которые не завершаются ничем.

[97] Выделенное курсивом — рекламный слоган “Пепси”. А вот о том, чтобы что-то благое дать Жизни, — об этом у “Пепси” и пивоваров тупое молчание.

[98] Лозунг кота Леопольда из одноимённой серии мультфильмов.

[99] Так ведут себя мышата в мультфильмах серии про кота Леопольда.

[100] Работы Г.П.Климова “Протоколы советских мудрецов”, “Князь мира сего” и др. Главный их недостаток — невежество самого Г.П.Климова в вопросах биологии и расчёт на такого же читателя, который забыл или не понимает и не может соотнести с жизнью даже то, чему его учили в школе в общем курсе биологии.

[101] В связи этим афоризмом следует вспомнить два определения:

· «Лучшими из вас являются те, от которых другие ожидают благого, и от зла которых находятся в безопасности».

· «Худшими из вас являются те, от которых другие ожидают благого, и от зла которых находятся в опасности».

(Из поучений Пророка Мухаммада. Записано по трансляции “Радио России”).

[102] Цитата из “Фауста” И.В.Гёте, которую в качестве эпиграфа М.А.Булгаков взял к роману “Мастер и Маргарита”.

[103] Почему это именно так? — об этом можно узнать на сайте www.vodaspb.ru в работе “Принципы кадровой политики: государства, «антигосударства», общественной инициативы»” либо в Приложении постановочных материалов учебного курса “Достаточно общая теория управления”.

[104] При этом не стоит самообольщаться тем, кто употребляет алкоголь, курит якобы «в меру», якобы когда хочет (а когда не хочет — то не пьёт и не курит). Реально интенсивность систематического воздействия разного рода дурманов на их психику такова, что говорить о трезвости их духа не приходится (последствия новогоднего фужера шампанского при рассмотрении интеллектуальной деятельности на пределе возможностей человека компенсируются через 2 — 3 года, и то же самое касается воздействия однократного употребления пол-литра пива).

Тем самым индивид, допускающий в своём рационе разные дурманы и психотропные вещества в любом количестве, — уже сходит с того пути, на котором он может стать человеком и осуществлять Божий Промысел. Особенно это касается тех, кто уже уведомлён об этом, но продолжает настаивать на том, что волен жить так, как ему захочется. Более обстоятельно об этом см. в работе “Принципы кадровой политики”, бóльшая часть которой помещена также в качестве Приложения в постановочные материалы курса “Достаточно общая теория управления” факультета Прикладной математики — процессов управления С-Петер­бург­ского государственного университета и факультета Комплексной Безопасности С-Петербургского государственного политехнического университета. В Интернете названные работы представлены на сайте www.vodaspb.ru .

[105] Чарльз Дарвин некогда сказал: «Обезья­на, однажды опьянев от бренди, никогда к нему больше не притронется. И в этом обезьяна значительно умнее большинства людей».

[106] Высказываются упрёки, что градация по типам строя психики — выражает человеконенавистничество и представляет собой идеологическую основу для фашизма, потому что не признаёт до­сто­инство человека за большинством населения Земли. Но по нашему мнению человеконенавистничество и фашизм состоят в том, чтобы законсервировать цивилизацию в таком состоянии, когда почти все (т.е. за редчайшими исключениями) не достигают к началу юности устойчивости человечного типа строя психики и оказываются под беспросветной властью меньшинства, достигшего демонически-корпоративного типа строя психики, устойчиво воспроизводимого в преемственности поколений.

[107] Некогда в древности пробелов на письме между словами не ставили в целях экономии площади носителя текста.

[108] Часто родители одного из супругов после вступления в брак их сына или дочери продолжают жить сами либо совместно со своими другими детьми.

[109] Это было замечено ещё в те времена, когда о работе хромосомного аппарата наследственности наука ничего не знала.

[110] Дух рода, его коллективное биополе.

[111] В материалах сайта www.vodaspb.ru о родовых эгрегорах см. в работе “О расовых доктринах: несостоятельны, но правдоподобны” и о защите от родовых эгрегоров детей в процессе воспитания (прежде всего приёмных детей и детей сирот) см. в работе “Диалектика и атеизм: две сути несовместны”.

Здесь напомним кратко, что именно вследствие действия объективных духовных взаимосвязей в семье социальный механизм лишения родительских прав погрязших в пороках родителей не решает проблему воспитания их детей. Оно может быть успешным, если последующие воспитатели (приёмные родители или сотрудники воспитательных учреждений) смогут защитить воспитываемого ими ребёнка от его родового духа — родового эгрегора.

[112] По отношению к обществу концепция управления — это:

· определённые идеалы организации жизни общества и взаимоотношений людей друг с другом;

· пути и средства воплощения этих идеалов в жизнь;

· пути и средства защиты этих идеалов и достижений по воплощению их в жизнь от всего того, что с ними несовместимо в жизни этого общества, включая и другие концепции управления этим же обществом , несовместимые с избранной.

[113] Термин «культура» подразумевает всю информацию и алгоритмику поведения (навыки), которые наследуются людьми в готовом к употреблению виде от прошлых поколений на основе социальной организации помимо передачи информации на основе работы генетического аппарата биологического вида «Человек разумный». Культура — вторична по отношению к концепции управления, под властью которой живёт общество. Культура вторична в том смысле, что проистекает из концепции управления, служит ей, защищая её, и выражает её во всех взаимоотношениях людей как внутри общества, так и во внесоциальных взаимоотношениях (с Богом, с Мирозданием и т.д.).

[114] Что происходит в наше время в России под воздействием порочной культуры толпо-“элитаризма” в библейской форме. Один из показателей правильности этого утверждения — продолжающийся несколько десятков лет процесс “вымирания” «титульной» нации.

[115] Взять хотя бы подход государства к вопросу употребления алкоголя. Это считается «вредным» до 18 лет. После 18 лет это разрешено всем и до старости.

[116] Примерно так законодательство определяет градацию разных слоёв населения.

[117] Мировоззрение — это совокупность субъективно-образных представлений человека о Жизни.

Понятие — явление субъективное и представляет собой определённость взаимного соответствия субъективного образа и слов того или иного языка в алгоритмике психики субъекта. Соответственно миропонимание — совокупность понятий, сформированных личностью на основе мировоззрения и с помощью освоенных личностью языковых средств.

Различие между миропониманием и мировоззрением в том, что миропонимание невозможно без языковых средств, а мировоззрение может существовать и без языковых средств. Одно и то же мировоззрение может выражать себя в разных языковых средствах как одной национальной культуры, так и в языковых средствах разных народов, обладающих языковым своеобразием их культур.

Более обстоятельно об этом см. на сайте www.vodaspb.ru в работе “Язык наш: как объективная данность и как культура речи”: раздел 2.3. “О понятиях, миропонимании, взаимопонимании” и раздел 2.4. “О наилучшем миропонимании”.

[118] Последнее наиболее ярко проявилось в СССР, к государственности которого у большинства было иждивенчески-парази­ти­чес­кое отношение, выразившееся в афоризмах: «Если они думают, что они нам платят, пусть они думают, что мы им работаем»; «На работе ты не гость — унеси хотя бы гвоздь» и т.п.

[119] Ещё по подсчётам Центрального статистического управления СССР в начале 1980‑х гг. на 1 рубль доходов, который союзный бюджет получал от продажи алкогольных напитков приходилось от 3 до 5 рублей ущерба, вызванного их употреблением. Какова статистика ныне?

То же касается и курева: в мае 2004 г. два солдата армии Украины курили в неположенном месте — в результате пожар в арсенале под Мелитополем, который привёл к гибели нескольких человек, уничтожил тысячи тонн ракетно-артиллерийских боеприпасов; разлетевшиеся при взрывах боеприпасы произвели разрушения разной степени тяжести на площади около 300 кв. км.

Ну а то, что множество пожаров, унёсших человеческие жизни и уничтоживших имущество, произошли вследствие того, что пьяные курильщики засыпали, где ни попадя, с зажжёнными «цигарками», — всем известно. Также и большинство лесных пожаров в России наших дней — последствия «пикников» и курения в лесу индивидов с опущенным в противоестественность типом строя психики. При этом имеют место случаи, когда лесные пожары уничтожают населённые пункты, оказавшиеся в их зоне.

[120] В частности, к настоящему времени назрела необходимость, во-первых, в организации государством принудительного лечения алкоголиков и наркоманов и, во-вторых, — в изоляции от общества алкоголиков и наркоманов «рецидивистов», которые прошли лечение, но не найдя иного смысла жизни, снова ступили на путь порока. Доходы «пивных баронов» и легальных производителей вино-водочной продукции достаточны для того, чтобы оплачивать счета лечебных учреждений при запуске в действие такого рода социальной программы помощи людям в постигшей их беде.

[121] Началом телесной юности можно считать вступление организма в ту фазу развития, когда процесс формирования репродуктивной системы входит в завершающуюся стадию, происходит перестройка системы гормональной регуляции и пробуждаются половые инстинкты. Началом телесной взрослости можно считать тот момент, когда генетические программы построения структур организма завершили свою работу.

[122] Об этом обстоятельно см. в материалах сайта www.vodaspb.ru в работах “Диалектика и атеизм: две сути несовместны” (раздел 7.2. “Жизненный алгоритм становления личности”) и “О расовых доктринах: несостоятельны, но правдоподобны” (раздел 2. “Гене­тика, культура и творчество в алгоритмах естественного отбора” и раздел 3. “Духовное наследие”).

[123] И прежде всего, политика государства по отношению к СМИ и информационная политика СМИ.

[124] Над этим обстоятельством особо должны подумать «россиянские великодержавники» и сторонники доктрины «Москва — третий Рим, четвёртому — не быть!».

[125] Если государство этого не признаёт, то оно — антинародно и с ним, с его чиновниками люди, понимающие его антинародную, враждебную суть, не только в праве, но и обязаны перед своими потомками и Богом обходиться по целесообразности в меру своих способностей, преступая законы антинародного государства, когда это общественно полезно: Богу не грешен — царю не виновен (одна из народных пословиц, приводимая в Словаре В.И.Даля: но ставить в ней тире либо запятую между «не грешен» и «царю» — каждый пишущий решает сам).

[126] Во времена строительства социализма в СССР, даже в довоенный период, когда главными героями кино были труженики, а не бандиты, не банкиры-паразиты и не проститутки, всенародно любимые киногерои, вне зависимости от их профессиональной принадлежности (колхозники, рабочие, военные, представители советской интеллигенции или просто государственные деятели), как правило, выпивали и курили. Но именно они были примером для подражания подрастающих поколений. Т.е. воздействие кино на психику вновь вступающих в жизнь поколений намного эффективней прямой рекламы водки и табака, поскольку действует как скрытая реклама всякого дурмана, в обход сознания зрителя. Кто же из мальчишек и девчонок мог устоять, когда герой войны с фашистами или знаменитая на всю страну певица привычно закуривали папиросу и начинали петь: «Выпьем за Родину, выпьем за Сталина, выпьем и снова нальём!». Так исподволь, задолго до перестройки деятелями советской культуры готовился алкогольный и курительный геноцид народов СССР, очень скоро ставший во многом и основой разрушения его государственности.

[127] В данном случае нельзя позволять подменять право свободы слова требованием антинародных сил предоставить им гарантии безнаказанности в растлении подрастающих поколений.

[128] Некоторые дурманы медицине необходимы, поскольку входят в состав лекарств или являются средствами обеззараживания (в частности, спирт).

[129] Спирт — техническая жидкость, необходимая во многих производствах как сырьё или технологическая среда. Кроме того, спирт одно из наиболее экологически чистых топлив, к тому же возобновляемое на основе переработки органических отходов (бытовых, промышленных, лесо- и сельско- хозяйственных).

[130] В наши дни 9 из 10 тех, кто приобщился к более или менее систематическому употреблению алкоголя в подростковом возра­сте (13 — 16 лет) не доживают до 50 лет. Большинство начавших курить в подростковом возрасте не доживают до 70 лет.

[131] Как пример перекосов в приоритетности финансирования приведём выдержки из бюджета Москвы (с одного из форумов Интернета).

«На обеспечение для молодежи равных стартовых возможностей» в 2008 г. — 261 млн. рублей.

«Защита молодежи от деструктивных влияний и негативных проявлений» — 122 млн. рублей.

«Комплексная целевая среднесрочная программа “Патриотическое воспитание молодежи Москвы” на 2007-2009 гг.» — 143 млн. рублей.

Больше этого из бюджета Москвы ежегодно выплачивают порою даже неизвестной прессе:

1) Газета «Московская среда» - 82 млн. руб. в год.

2) Издание “Тверская, 13” + загадочное приложение «Петровка, 22» — 62,7 млн. рублей.

3) Газета "Москвичка"– 62,7 млн. рублей.

4) Социально-экономический журнал «Круг Жизни» — 39,7 миллионов.

На всю про всю печатную прессу бюджет Москвы за год — 850 млн. рублей.

[132] Например, вся алкогольная продукция.

[133] Например, жилище малой площади угнетает в нём проживающих; жилище, площадь которого избыточна по отношению к потребностям семьи, обездоливает окружающих за счёт поглощения ресурсов и развращает в нём живущих, если требует постоянного штата прислуги.

[134] Например, автомобиль типа «ушастый» 968‑й или «горбатый» 965‑й “Запорожец” вредоносен по параметрам своей эргономики; “Ролс-Ройс”, “ЗиЛ-114” советских времён, “Линкольн”, 600‑й “Мерседес” или автомобиль возобновлённой марки “Майбах” — все машины «высшего», «представительского» класса — вредоносны за счёт своих избыточных роскоши, мощности двигателей и потребности в высокотехнологичном сервисе.

Если же помнить, что среднестатистическая загрузка легкового автомобиля в городе 1,4 человека при вместимости большинства легковых автомобилей 4 — 5 человек, при площади, занимаемой на проезжей части и мощности двигателей, соизмеримых с аналогичными параметрами маршрутных такси и многоместных автобусов, что и определяет характер экологической обстановки в городах, то вывод один: в городах надо развивать общественный транспорт, систему проката велосипедов и легковых автомобилей так, чтобы большинство людей предпочитало пользоваться общественным транспортом в большинстве случаев, а легковыми автомобилями пользовались бы в каких-то экстренных случаях и в загородных поездках. Причём сегодня троллейбусы и трамваи более желательны, чем автобусы и маршрутные такси, так как первые не выбрасывают в атмосферу выхлопных газов — их двигатели работают не на сгорании топлива, а на электричестве — а значит и экологическая обстановка в городе при их доминировании будет намного лучше по причине того, что ныне 90 % всех загрязнений атмосферы города производит автомобильный транспорт. Также в систему городского транспорта могут быть включены «гиро-автобусы», в двигательной установке которых источник механической энергии — маховик-гироскоп, подкручиваемый электромотором от сети на конечных и промежуточных остановках: их преимущество перед троллейбусом — отсутствие привязки к контактной сети. Особый вопрос — перевод автотранспорта (прежде всего городского) на водородную энергетику.

[135] Направленность развития культуры может быть двоякой:

· к человечности — цивилизации, в которой человечный тип строя психики признаётся единственно нормальным для всех людей, начиная с юности и старше;

· либо назад в культуру откровенного рабовладения, в которой доминируют типы строя психики — животный и зомби (рабы), зомби и демонический (рабовла­дель­цы).

Также может проявлять себя и тенденция к «консервации» исторически сложившегося человекообразия — общества, в котором состоявшимися человеками признаются все вне зависимости от их строя психики, либо в котором вопрос «Кто есть человек?» никогда не обсуждается по его существу.

[136] Прейскурант — список текущих цен на все товары и услуги, включая управленческие услуги и иные информационные продукты.

[137] Спектр потребностей (спектр производства, спектр потребления) — номенклатура продукции, соответствующей определённым стандартам (это позволяет качественно различать разные виды продукции и потребностей) и объёмы потребностей (производства, потребления) по каждой позиции номенклатуры.

[138] Это означает, что если макроэкономические показатели, полученные без разделения спектров потребностей на демографически обусловленный и деградационно-паразитический пересчитать исключительно по демографически обусловленному спектру потребностей, то казалось бы общий рост экономики может предстать как падение. Но пока в России для Правительства и Института экономики переходного периода эта проблематика интереса не представляет.

[139] Если она этого не признаёт, то — она дурна или лицемерно цинична.

[140] В этом случае каждый нормальный человек должен позаботиться о том, чтобы эта государственность изменила своё качество либо ушла в историческое небытиё.

[141] Невозможность потратить деньги сверх норм, соответствующих демографически обусловленным потребностям, — одно из средств сдерживания коррупции: бессмысленно брать взятку, если нет возможности тратить получаемые деньги.

[142] «Товьсь» — командное слово из военно-морского лексикона: сокращение от «приготовьсь». Команда «товьсь!» предшествует команде на исполнение какого-либо уже назначенного к исполнению действия. Например, в ходе торпедной атаки подводной лодки сначала отдаётся команда о приготовлении к выстрелу определённых торпедных аппаратов и задаются параметры залпов (очерёдность стрельбы и интервалы между выпуском торпед), потом следует команда «товьсь!», а когда наступает расчётный момент начала стрельбы, отдаётся исполнительная команда «пли!» (она также представляет собой сокращение от «пали!» и проистекает из времён, когда из пушек стреляли, поднося горящий фитиль к запальному отверстию).

Кроме своего прямого значения «товьсь» употребляется и как иносказание, подразумевающее немедленную готовность к действию, поддерживаемую на протяжении длительного времени.

[143] Хотя с уходом Б.Н.Ельцина у многих появилась надежда, но всё же надежда — не уверенность; и главное — нет гарантий, обес­печенных культурой общества, его социальных групп, и государственными институтами, того, что эти надежды воплотятся в жизнь в течение несколько лет, став обыденной жизненной реальностью.

[144] Е.Т.Гайдара и прочих реформатов и оппозиционеров реформам пониманию этих взаимосвязей в ходе учёбы в вузах не научили. Поэтому и реформаторы, и оппозиционеры одинаково говорят о необходимости снижения налогового бремени и молчат о необходимости снятия ростовщической удавки.

Принципиальная разница между «налоговым прессом» государственности и ростовщическим вампиризмом состоит в том, что с появлением денежного обращения:

· налоги забирают у производителя в стоимостной форме некоторую долю от реально им произведённого, после чего эта доля, если не разворовывается, то употребляется в интересах государства. Если государство выражает интересы подавляющего большинства добросовестно трудящегося населения, то всё изъятое у общества в форме налогов, возвращается самому же обществу в форме разнородной государственно-органи­зован­ной социальной защищённости личности. Иными словами в таком государстве «налоговый пресс» никого не подавляет, поскольку всё изъятое в форме налогов, так или иначе, в той или иной форме возвращается самому же обществу.

· ростовщичество высасывает в стоимостной форме из общества заранее оговоренную долю производимого, которая исторически реально почти всегда выше, нежели полезный эффект, до­сти­гнутый в результате взятия самой кредитной ссуды. Вследствие этого общество оказывается на положении раба у надгосударственной международной корпорации кровопийц — расистов-ростовщиков.

Казалось бы это должно быть ясно до очевидности, но ни до политиков, ни до журналистов эта простота не доходит…

[145] Ныне же, как и весь период «перестройки» доминирует одна и та же теория. Вот свежая информация (5 апреля 2009 г.) от М.Хазина:

«Был вчера на "Форуме-2020", на экономической его секции. Слова мне, как и в Красноярске, не предоставили, выступали все те же либерасты, и пели все те же песни времен раннего Гайдара: "экономический рост может быть только благодаря иностранным инвестициям, а для этого нужно обязательно снизить инфляцию, а для этого ни в коем случае не давать денег в эконмику, а принимать меры для стимулирования иностранных инвестиций, причем решать куда вкладывать должны именно инвесторы, потому что именно они будут получать на этом прибыль... И рост у нас может быть только по итогам роста в США, который скоро произойдет, потому что это великая нация и могучая экономика"

Но зато все стало понятно. Дело в том, что полная монополия этой группы на официальное экономическое знание породило огромные доходы (как из бюджета, так и за счет иностранных грантов, консалтинга и лоббирования). И они очень не хотят эти доходы потерять, а потому, главной их целью является недопущение в более или менее официальном пространстве любых альтернативных взглядов. При этом многие из них понимают, что они нагло врут и обществу, и коллегам, и даже (не побоюсь этого слова), начальству, включая Вову с Димой. Но, видимо, доходы такие, что это перебивает все опасения. Да и какие могут быть опасения: они не политические фигуры, у них время сбежать будет почти наверняка. При этом у них есть первый круг, непосредственно обслуживающий начальство, второй (который заменяет представителей первого, если что), третий и так далее. И при любой попытке любого начальника получить какое-нибудь хоть минимально официальное экономическое заключение - он получит согласованную позицию этой компашки. И кризис они устроят точно, что бы там реально не хотели олигархи или политики - поскольку сегодня сдвинуть эту команду и ее нежелание что-то менять возможно только очень сильными методами.

И можно только поражаться наивности нашей элиты, которая допустила такую монополию в такой важной сфере, поскольку тот же Ельцин любой ценой старался сохранить вокруг себя ситуацию альтернативы (знаменитую систему "сдержек и противовесов").

Интернет http://khazin.livejournal.com/8213.html

[146] Общее представление об их содержании дано в упоминавшихся уже работах: “Мёртвая вода”, “Краткий курс…”, “Форд и Сталин: О том, как жить по-человечески”, опубликованных на сайте www.vodaspb.ru .

[147] См. «Мёртвая вода» на сайте www.vodaspb.ru

[148] Об этом свидетельствует, тот факт что многие молодые люди, знакомясь с материалами КОБ, говорят «мы так и думали, но только сами не могли это сформулировать».

[149] Во всяком случае у тех, кто не подвергает свой организм употреблению психотропов.

[150] В политическом аспекте на таких людей всегда делали ставки всевозможные революционеры, когда надо было опрокинуть государственный строй, чтобы на его месте воздвигнуть другой строй, нужный «мировой закулисе». После чего преступники в основном подлежали уничтожению , как сделавшие своё дело на “благо” совершенствования толпо-“элитарного” порядка в его новой политической форме.

[151] Такие тоже могут пополнить лагерь революционеров, которых употребит «мировая закулиса» в своих целях.

В истории России были массовые выступления бессознательного протеста типа восстаний С.Разина и Е.Пугачева. Власти, напуганные масштабами выступлений, жестоко подавляли их, а Бог не препятствовал этому, поскольку бессмысленность и жестокость такого рода выступлений была ещё хуже, чем государственный порядок библейского образца. Для примера, можно вспомнить произведение А.С.Пушкина «Капитанская дочка».

[152] Опыт «оранжевых революций» уже имеется.

[153] Свежий пример 2009 года так называемая «президентская тысяча»:

«Намерение Дмитрия Медведева обновить государственный управленческий корпус начинает приобретать реальные очертания. Еще летом президент распорядился создать базу данных потенциальных кандидатов на государственные посты. Их количество сразу же было названо - тысяча человек. И вот окончательный список готов. В нем даже не тысяча, а 1747 фамилий. Отбор проводила специальная комиссия по кадровой работе под руководством главы президентской администрации Сергея Нарышкина. В ее составе - полпреды в федеральных округах, председатель РСПП Александр Шохин, ректоры Московского и Санкт-Петербургского госуниверситетов, эксперты» — http://www.rg.ru/2009/02/06/vlast.html

[154] Это невозможно сделать без тех мер по изменению культуры общества, которые мы обозначили в предыдущих главах.

[155] Но реформы высшей и средней школы, проводимые властями сегодня — направлены как раз на обратное. Более подробно мы будем говорить об этом в следующих главах.

[156] Новые Известия: http://www.newizv.ru/news/2008-09-03/97049/

[157] Та же газета цитирует президента.

[158] Хочется сказать: ну так и начните со своей администрации, г-н президент. В противном случае такие заявления — пустое сотрясание воздуха, предназначенное для поддержки имиджа властей перед толпой (помнится Б.Н.Ельцин тоже на заре своей политической карьеры президентства грозился борьбой с привилегиями…).

[159] Там же http://www.newizv.ru/news/2008-09-03/97049/

[160] Ребёнок всё замечает: как прямое воровство, так и законодательно разрешённое. В наш век Интернета это — не проблема.

Так в ответ на законодательно разрешённое банковское и корпоративное воровство уже нашлись молодые хакеры, которые могут взломать почти любую систему корпоративной защиты и изъять со счетов корпораций немалые суммы…

[161] Правда в протестной субкультуре современности вполне может возникнуть алгоритм: будем делать всё наоборот, не как родители — в отношении неправедности поведения последних. Такие случаи уже имеются. Тогда таких родителей будут жестоко и зло учить дети (в лучшем случае), в худшем — оставят родителей в старости одних с их проблемами.

[162] “Правящая” партия «Единая Россия» показывает образец такого библейского поведения подрастающему поколению. Так, из статьи «As Russia discovers beer, Deputies try to End the Binge» от 6 августа 2004 г. в «Нью-Йорк таймс» можно узнать мнение одного из руководителей фракции «Единая Россия» в ГД РФ:

«...г-жа Слиска, принадлежащая к партии «Единая Россия», которая обладает большинством в Думе, подчеркнула, что одобрение этого закона (об ограничении рекламы пива) продиктовано не рьяным стремлением к трезвости, а скорее озабоченностью пагубным влиянием рекламы особенно на молодежь. «Единая Россия» любит выпить, — добавила она, — но мы за здоровое поколение ».

[163] Поскольку все декларации, записанные в этой «концепции» — пустая болтовня чиновников.

[164] По этому вопросу смотри работу «Глобальная демография (анализ научных исследований демографии глобализации)» по адресу:

http://www.vodaspb.ru/files/projects/20090120/global-demography.htm

[165] ГИФО — Государственные именные финансовые обязательства. Идея ГИФО заключена во фразе «деньги следуют за студентом». Количество денег предоставляется в зависимости от результатов ЕГЭ.

[166] В частности из статьи Елены Галкиной «Болонские тайны».

Интернет http://warrax.net/89/8/bolon.html

[167] Сразу же вспоминается стихотворение Ф.И.Тютчева «Напрасный труд – нет, их не вразумишь…»:

Напрасный труд – нет, их не вразумишь, –

Чем либеральней, тем они пошлее,

Цивилизация – для них фетиш,

Но недоступна им её идея.

Как перед ней ни гнитесь, господа,

Вам не снискать признанья от Европы:

В её глазах вы будете всегда

Не слуги просвещенья, а холопы.

Май 1867

[168] Первый массовый эксперимент с ЕГЭ в российских школах обернулся скандалами.

[169] Критерии необходимого содержательного реформирования российской школы можно узнать в работе ВП СССР «Нам нужна иная школа…» на сайте www.vodaspb.ru

[170] В частности из статьи «Фонда подготовки кадрового резерва» “Государственный клуб” по адресу

http://www.gosclub.ru/news/about/165532095

Следующие рассуждения о системах западного образования мы основываем на этом и других источниках.

[171] Поэтому многие специалисты считают правильным называть британскую систему англосаксонской .

[172] К этому ещё следует добавить, что именно в колледже многие учащиеся проходят свои первые посвящения в те или иные масонские и орденские структуры. Последнее является неотъемлемой частью всей англосаксонской системы подготовки политических “элит”.

[173] Кроме этого известно, что дети “элит” государств, попавших в поле интересов США и Британии, зачастую приглашаются обучаться в британских и американских колледжах. Там они проходят соответствующую психологическую политическую обработку. Некоторые из них могут даже пройти церемонии посвящения… В общем на выходе из англосаксонской системы образования зачастую получаются «агенты влияния» британской и штатовской разведок, которые работают на интересы Англии и США в других странах — психически-бессознательно, либо во что-то слегка посвящённые.

Система образования, основанная на колледжах, более других систем высшего образования целенаправленно формирует особый корпоративный склад психики учащихся: оказывает влияние западная “элитарная” роскошь, таинственность древних обычаев старого мира, степень “гумантаризированности” (то есть абстрагированности от реальности) образования.

[174] Сегодня Университет Кембриджа насчитывает 29 колледжей; Университет Оксфорда – 39 колледжей и 5 академических отделений. Ежегодно в Кембридже по 25 специальностям обучаются около 16 тыс. студентов и аспирантов, в Оксфорде – около 17 тыс.

До начала 19 в. других университетов в Англии не было. (Хотя Кембридж и Оксфорд постоянно расширялись за счет вхождения в их структуру новых колледжей).

[175] Это становится особенно хорошо видно, когда изучаешь научные достижения английских учёных (большинство из них евреи) за последние несколько сотен лет и соотносишь их с политическим курсом Британии…

[176] Вертикаль была выстроена по масонскому принципу отбора кадров. Смотри уже упоминавшуюся аналитическую записку «Против Времени Закона — рука масонства не сильна» (http://www.vodaspb.ru/russian/files/projects/20040821-masonry.html).

[177] Которое было введено во времена И.В.Сталина.

[178] В первую очередь это касается стандартного набора базовых дисциплин технических вузов СССР.

[179] Возраставшее тогда с каждым годом сотрудничество многих младореформаторов с западными вузами ещё до развала СССР дало такой деструктивный результат, который мы испытываем на себе до сих пор.

[180] Но не на созидание строго научно аргументированного и теоретически обоснованного взгляда на бескризисное будущее.

[181] «Я сидел дома и, по обыкновению, не знал, что с собой делать. Чего-то хотелось: не то конституции, не то севрюжины с хреном, не то кого-нибудь ободрать. Ободрать бы сначала, мелькнуло у меня в голове, ободрать, да и в сторону... А потом, зарекомендовав себя благонамеренным, можно и о конституциях на досуге помечтать » — так выразил состояние ума российской интеллигенции Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин в сатире «Культурные люди» (гл. 1) эти слова принадлежат некоему либералу.

[182] Самое плохое, что в этом процессе было утеряно лидерство во многих научно-технических областях, прикладных отраслевых разработках . Об утере гуманитарного знания жалеть не следует…

[183] На Западе считают основной функцией системы образования — вычленение из общества элит, соответствующих требованиям государственной политики . А все различия систем образования относят к различиям принципов и типов выделяемых элит.

[184] В таком понимании это — умение поддерживать корпоративность.

[185] Смотри работу ВП СССР «Принципы кадровой политики: государства, “антигосударства”, общественной инициативы» на сайте www.vodaspb.ru

[186] Пока что нет серьёзных оснований утверждать, что Д.Медведев представляет другой клан…

[187] Особенно из СПбГУ, где работал и диссидентствовал учитель президента и премьера А.А.Собчак.

[188] Либо даже не поддержки а на условиях не вмешательства и не вредительства.

[189] Конечную цель которого пока не может сформулировать никто из политологов: разговоры в конечном итоге охватывают большой спектр мнений — от «целенаправленного развала России при поддержке Запада» до «национализации собственности с применением новейших форм инквизиции по отношению к олигархам».

[190] Экономику США и Англии уже не спасти — так считают специалисты.

В то же время континентальная Европа пытается объединиться против засилья США. Об этом в интервью корреспонденту «Комсомольской Правды» поведал знаменитый финансовый эксперт М.Хазин:

«Корр. — Недавно Меркель предложила создать антикризисный орган при ООН в планетарном масштабе.

— Мудрая женщина. Поняла, что от Обамы ждать нечего. Почему при ООН? Это единственная на сегодня мировая структура, которая не контролируется американцами. В отличие от МВФ, ВТО, НАТО и прочих организаций. Впрочем, и ООН достаточно разрушенная система. Она же часть системы Ялтинского мира. Американцы в 90 - 2000-е годы многое сделали для ее разрушения. Последним гвоздем, забитым в гроб Ялты, стало признание независимости Косово. Когда они проигнорировали мнение одной из держав - победительниц во Второй мировой войне. А именно России. По этой причине предложение Меркель скорее символ. Главное - не при Америке! В этом же интервью она заявила, что США нужно смириться с гордыней и прислушиваться к мнению окружающего мира.

— Путин первым об этом заявил в Мюнхене.

— Но рассчитывать на то, что люди Клинтона, которые рулили всем, чем хотели, по всему миру, будут прислушиваться к другим, достаточно наивно. Эта администрация не будет ни к кому прислушиваться. Хотя вид делать будет, что хорошо видно по речи вице-президента Байдена на недавней конференции в Мюнхене».

Интернет http://www.kp.ru/daily/24247.3/445043/print/

[191] Интересные рассуждения можно найти по адресу: http://warrax.net/89/8/bolon.html

[192] Европейцы столкнулись с необходимостью ввода у себя «высокой культуры масс» в связи с кризисом управления, связанным с проблемами воспроизводства нужных кадров по старой аристократической системе.

[193] Чем должна заниматься наука.

[194] Такая же история и с военной реформой, и с социальной политикой и с молодёжной политикой.

[195] Если бы новое идейное сопровождение было бы объективно прогрессивным, то из новой большой идеи стала очевидной и будущая система образования и предназначение академической и вузовской науки и качество подготовки кадров. Наоборот — не бывает.

[196] Имеется в виду КОБ — сайт www.vodaspb.ru

[197] И в этом отношении можно сказать «поделом!».

[198] Уж не «социалистические» ли это идеи, которые должны стать флагом для национализации системы образования?

[199] А что потом? (наша сноска).

[200] Зато «круглым столам», «дискуссионным клубам», симпозиумам, политическим состязаниям типа «к барьеру» и подобным мероприятиям, ничего не определяющим — находится много места в современной культуре «выпускания пара» из толпы.

[201] Интернет: http://www.rg.ru/2008/05/15/sadovnichy.html

[202] Что касается доли экономистов, то у нас их можно уверенно сокращать … до уровня Германии.

[203] Или даже вокруг их шеи…

[204] Как на «концептуальный» эталон.

[205] В отсутствие своей образовательной политики чиновники легко обратились к западной системе.

[206] Намерения крупных глобальных европейских кланов опустить США выразились хотя бы в том, что весной 2004 года (сразу после вхождения России в Болонский процесс) стоимость золота перестали фиксировать в долларах. См. статью по адресу:

http://www.vodaspb.ru/russian/files/smi/20040519-Rothschild.htm

[207] А через некоторое время рубль стал фиксироваться по отношению к «бивалютной корзине».

[208] В российском правительстве и администрации до сих пор ещё много кадров из ельцинской проамериканской команды.

[209] План разрушения системы образования является составной частью проамериканского сценария в отношении России. Об этом пишет Комков Сергей Константинович, президент Всероссийского фонда образования в работе «По планам “Русского проекта”» (http://tms.ystu.ru/komkov.htm):

«В последнее время, рассуждая о судьбе России, много и часто говорят о “теории заговора”. При этом начинают вспоминать историю нашей страны аж со второй половины XVIII века. Правда, сегодня речь идет не о деятельности каких-то тайных масонов, а о совершенно конкретных людях и организациях, которые порой даже не пытаются скрывать свои истинные замыслы и планы.

Несколько месяцев назад Иван Демидов, бывший шоумен и ведущий скандальной телепрограммы “Музобоз”, ставший теперь руководителем прокремлевской молодежи, объявил о начале “Русского проекта”. Ему, видимо, было совершенно невдомек, что “Русский проект” уже давно существует и успешно реализуется на просторах нашей великой Родины. Авторы “Русского проекта” находятся далеко за океаном. Именно там, в тиши кабинетов специальных подразделений Центрального разведывательного управления США, в начале 80-х годов двадцатого столетия родился план развала СССР, а затем — и России. Этот план был представлен конгрессу США. И уже в 1987 году на его реализацию было выделено более 350 миллионов долларов.

Все 90-е годы проходили в России под знаком “Русского проекта”. После успешной операции по развалу великой державы авторы этого дьявольского плана приступили к “реформированию” всех областей жизни нашего государства. С этой целью в Россию прибыла целая армия “консультантов” и “советников”. Они заполнили собой кабинеты российских министерств и ведомств. Именно под их непосредственным руководством проводились военная конверсия и приватизация государственной собственности. Долгое время всю вину за ваучерную приватизацию возлагали исключительно на Анатолия Чубайса. И мало кто знает до сих пор, что Чубайс всего лишь выполнял функцию “агента влияния”, в точности реализовавшего все установки своих западных советников. История с участием американских советников в процессе приватизации государственной собственности в Российской Федерации всплыла лишь в 2001 году. И отнюдь не по инициативе российской стороны. Просто двое из гарвардских профессоров — Хэй и Шлейфер — попались на банальном воровстве. Они, будучи советниками российского правительства по вопросам приватизации, прикупили на деньги американского конгресса акции некоторых российских предприятий для себя лично. Рядовые американцы не любят, когда на деньги налогоплательщиков кто-то пытается обогатиться. И суд в США признал незадачливых профессоров виновными. А Гарвардскому университету пришлось выплатить в пользу конгресса США троекратную сумму нанесенного ущерба — 105 миллионов долларов. Таким образом, весь мир узнал, что всеми процессами в пореформенной России руководили американские “советники”.

Подобного рода “специалисты” удобно обосновались под крышами многих министерств и ведомств. Так, под прикрытием Александра Починка в Министерстве труда и социального развития в 90-е годы уютно устроились и долгое время занимались “переподготовкой военнослужащих, уволенных в запас”, сотрудники министерства обороны Великобритании. А для дальнейшей разработки и активного проведения в жизнь наиболее “важных” реформ на грант Всемирного банка в 1992 году в Москве было создано уникальное учреждение — Высшая школа экономики (“Вышка”).

Во главе этого “передового вуза” фактически встал один из главных западных “агентов влияния” — экономист Евгений Ясин. А ректором “Вышки” (так ее быстро окрестили в образовательном сообществе) был назначен молодой кандидат наук Ярослав Кузьминов, защитивший свою диссертацию по проблеме трудовых отношений в первобытном обществе. Фактически последние пятнадцать лет все “реформы” в России в той или иной мере связаны именно с деятельностью “Вышки”. Именно здесь шла предварительная подготовка эксперимента по введению Единого государственного экзамена (ЕГЭ). Именно здесь готовился новый механизм финансирования всей системы образования. Именно сюда направлялись на экспертное заключение все “законодательные инициативы” “партии власти” в области образования и науки.

Но круг интересов специалистов “Вышки” выходит далеко за пределы образования и науки. Именно здесь готовились основы административной реформы, фактически приведшей всю систему управления России к полному коллапсу. Потому что вся “реформа” была проведена в классическом духе теории “сетецентрических войн”, разработанной в недрах американских спецслужб военными советниками Гарсткой и Себровски. Суть этой теории весьма проста. Для завоевания государства противника не нужны никакие военные силы. Достаточно лишь нарушить внутри данного государства информационные потоки, влияющие на принятие управленческих решений. И всё! Противник будет лежать поверженным у ваших ног!

Создав в ходе административной реформы в России управленческую чехарду, американские спецслужбы через своих “агентов влияния” фактически породили неуправляемого монстра, готового к полному саморазрушению. И всё это осуществлялось через структуры Высшей школы экономики на деньги Всемирного банка под непосредственным руководством западных спецслужб».

[210] Здесь нужно учитывать и раскол в «мировой закулисе» на два лагеря: первый представлен континентальными европейскими кланами, а второй — островными (Англия, США).

[211] Угроза инициации массовых терактов или просто “оранжевых” беспорядков. А то даже и угроза ядерных терактов.

[212] Интернет http://warrax.net/89/8/bolon.html

[213] Вообще-то это — переход в «аристократической» модели «вычленения элит».

[214] Правда подавляющее большинство научных школ (особенно гуманитарного и “экономического” профиля) можно и так закрывать: никакой пользы они давно уже не приносят. Плохо, что и в этом деле экспертные оценки не могут быть объективно полезными: есть научные школы (в основном научно-технического характера), которые ни в коем случае нельзя трогать, но и их могут развалить под видом реформирования (наша сноска).

[215] О качестве воспитания мы здесь не говорим. Наше понимание качества выражено в главах «Психо-физиологическая зрелость» и «О политике воспитания конкретнее».

В то же время в бытность СССР политика воспитания в средних школах хоть и была направлена на идейно-политическое зомбирование детей марксизмом-ленинизмом, но по сравнению с сегодняшним безыдейным беспределом это всё же хоть какое-то патриотическое воспитание. Отсутствие же воспитания в школах последние несколько лет усиленно пытается занять православная иерархия своей бредятиной почти двухтысячелетней давности. Это ещё более отторгнет у учащихся желание получать хоть какое-то патриотическое воспитание в средней школе.

[216] По этой проблематике см. книгу ВП СССР «Нам нужна иная школа» на сайте www.vodaspb.ru

[217] Вот что по этому поводу сказала экс-министр труда и социального развития РФ, а ныне депутат Государственной думы Оксана Дмитриева в интервью «Российской газете»:

«Оксана Дмитриева: Я убеждена, что система ЕГЭ - дополнительная надстройка, которая не улучшит эффективности оценки знаний школьников. Это нововведение деформирует систему образования, поскольку предполагает натаскивание детей на тесты. Оно подрывает традиции российской школы, особенно в части физико-математического и технического образования.

2008 год, кстати, оказался показательным. Сторонники ЕГЭ настаивали на том, что это объективный способ оценки знаний, полностью искореняющий коррупцию и взятки при приеме в ВУЗы. Такая точка зрения как минимум спорна. В прежние годы золотые медалисты могли стать студентами без сдачи экзаменов. Интересно, что золотых медалей больше всего выдавалось в Кабардино-Балкарии. Сейчас картина складывается аналогичная - самые лучшие результаты ЕГЭ по русскому языку в Дагестане и все той же Кабардино-Балкарии . Уже есть мнение, что из некоторых регионов данные ЕГЭ полностью не соответствуют уровню образования».

Интернет http://www.rg.ru/2009/02/17/ege.html

[218] Поскольку у них не оказалось возможности проплатить коррумпированным чиновникам высокие оценки ЕГЭ, либо они не входили в какой-нибудь местный клан на периферии Российской Федерации.

Сдать же тесты самостоятельно может далеко не каждый ученик средней школы, достойный учиться в ВУЗе, поскольку ЕГЭ это не система проверки на пригодность дальнейшего обучения — а система проверки на натасканность ученика на тестовый чиновничий беспредел. Соответственно и отбор производится по степени закодированности психики даже не знаниями, а материалами подготовки к ЕГЭ.

Сергей Комков рассуждает на эту тему:

«Единый государственный экзамен вообще стал такой прекрасной кормушкой. Я не говорю про содержание. Эти тупые бездарные тесты. Отличник может написать на двойку, запутаться. И двоечник может методом тыка понаставить галочки и получить пятерку. Об этом мы уже не говорим. Но это прекраснейшая кормушка. Это целая система снизу доверху, которая позволяет торговать на всех уровнях».

[219] Имеется в виду опыт Франции — наша сноска.

[220] С.К.Комков ещё более определённо говорит о горьком опыте США и Франции:

«Так вот мы предлагаем сделать ЕГЭ добровольным, по желанию . Свидетельство о сдаче ЕГЭ будет бонусным документом, то есть, ты приходишь поступать в ВУЗ, и при всех равных возможностях ты предъявляешь еще сертификат ЕГЭ, и если у кого-то есть еще какие-то сомнения, посмотрят на твой сертификат, увидят прекрасный балл и тебя берут; эта практика во всем мире такова. Кстати, первыми ЕГЭ придумали французы еще в 67-м году, и четыре года это был в стадии обязательной. Но они в 71-м году отменили, потому что поняли, что еще немножко, и все, в системе высшего образования полный крах наступит. У них сегодня этот тестовый сертификат является бонусным документом. В Америке, которую нам часто очень приводят в пример, давно уже тестовый экзамен итоговый является добровольным, и сертификат является бонусным документом. Более того, там этот экзамен стоит 100 долларов, то есть, вы хотите сдать и получить такой бонусный документ, который даст вам некие привилегии, пожалуйста, сдавайте, 100 долларов заплатив, потом идите и поступайте».

Интернет: http://newtimes.ru/talkshows/200806201213953855/

[221] Книги, которые по легенде КПСС написал Л.И.Брежнев — наша вставка.

[222] Вне зависимости от того, какими благонамеренными лозунгами ни апеллировали бы высшие чиновники — бессознательно они приверженцы толпо-“элитаризма”.

[223] Вместо вразумления, к которому призывают власти такие люди как С.К.Комков, указывая на ошибки, которые могут привести к массовым беспорядкам — власти создают вокруг себя ещё более мощную силовую защиту по подавлению беспорядков с помощью “спецназов”. К чему это приводит в России, можно судить по опыту 9 января 1905 года…

[224] С.К.Комков утверждает, что коррупция перейдёт наверх к чиновникам:

«Корр.: — Эксперты, которые выступают против введения единого госэкзамена, в частности господин Садовничий, который тоже против этого, говорят, что коррупция никуда не денется, а просто примет другие более изощренные формы и уйдет на другой уровень. Например, в школы.

Сергей Комков: — Она не в школы уйдет. Если бы она ушла в школы, я был бы рад, потому что учитель в школе получает такую мизерную зарплату, то я бы радовался, если бы ему кто-нибудь принес еще какие-то деньги. Вся беда в том, что этот эшелон коррупции переходит с образовательного уровня на чиновничий.

Мы очень тщательно разбирались с этой ситуацией. Выявляется целая цепочка. Сегодня есть 10 этапов, на которых возможна утечка контрольно-измерительных материалов. Я об этом говорил на своей пресс-конференции 19 июня. Сегодня контрольно-измерительные материалы размножаются в коммерческих типографиях. Сколько их там размножено, никто не знает. Учета нет. Упаковываются в пакеты коммерческой структуры. Сколько и как упаковали и куда отправили, не знает никто. Пересылается за неделю до экзамена в соответствующий региональный департамент образования. Причем присылают туда больше, чем нужно. Если там 50 пунктов проведения экзамена, туда присылают с запасом еще штук 5-6. Один из этих пакетов обязательно вскрывается. В каждом из этих пакетов находятся все 15 вариантов заданий. Сажают специалистов в аудитории ведущих школьных преподавателей, или вузовских. Они решают все эти задания. Потом создается табличка со всеми вариантами решения. И потом за 3-4 дня до самого ЕГЭ это все поступает в продажу. Это продается через Интернет. Сейчас есть целый ряд сайтов, на которых есть запись: «Заказать решения по ЕГЭ к очередному экзамену». Вы вводите туда свои данные, вам через некоторое время присылают условия, сколько вы должны заплатить. Вы оплачиваете. Вам присылают эту табличку с решениями ЕГЭ. Такой листочек, а это всего один листочек, там четкая табличка на все 15 вариантов. Такой листочек может стоить от 7 до 14 тысяч рублей. В регионах побогаче подороже, в регионах победнее подешевле. Порой целые классы скидываются по 250-300 рублей. Посылают гонца. Причем все прекрасно знают, где можно купить. Я знаю, например, в Москве несколько таких мест. Там, правда, пропали эти люди после того, как мы о них сказали на нашей пресс-конференции. А вообще постоянно в переходе между кольцевой и радиальной линиями на «Комсомольской» стоят два человечка. Один с табличкой «Дипломы», а второй с табличкой «ЕГЭ». Ты к нему подходишь, и говоришь, какой экзамен тебе нужен. Ты ему деньги платишь, он тебе тут же отдает листочек с готовыми уже ответами. В Санкт-Петербурге на «Сенной площади» продают и на целом ряде станций метро. Ребята школьники это уже давно знают. Это происходит уже года два-три. Поэтому сегодня возникает вопрос: откуда они взяли контрольно-измерительный материал? Чиновники все это сделали. Они посадили людей. Те прорешали. Все это передали в сбытовую сеть. И потом доходы получают все, кто это организовывал. Представьте элементарную вещь. Если это листочек стоит в среднем 500$ в таком регионе как Москва. Тысяча человек купили полмиллиона долларов чистый доход. Ни за что».

Интернет: http://newtimes.ru/talkshows/200806201213953855/

[225] Интернет http://warrax.net/89/8/bolon.html

[226] То есть — является «зомби» согласно своей профессиональной нише. Наша сноска.

[227] Нужно добавить: «толпо-“элитаризма”» — наша сноска.

[228] В первую очередь это утверждение относится к учреждениям академической и вузовской наук.

[229] Правда 31 марта 2009 года в СМИ появилось следующее сообщение, из чего можно понять о “смягчении” некоторых положений закона:

«С нынешнего года баллы, полученные выпускником на едином государственном экзамене (ЕГЭ), больше не будут переводиться в оценку. Рособрнадзор лишь определит минимальное число баллов, при котором ЕГЭ будет считаться сданным. Как сообщила "Интерфаксу" руководитель департамента образования Москвы Ольга Ларионова, число набранных баллов будет записано в сертификат ЕГЭ, который получат выпускники.

Она напомнила, что "раньше определенное количество баллов соответствовало той или иной оценке, которую выставляли в итоге в сертификат. А вузы, в свою очередь, определяли свою шкалу баллов, и в результате, зачастую получалось так, что выпускник приходил с "пятеркой", а по шкале вуза количество баллов, которые он набрал, соответствовало другой отметке".

"Таким образом, теперь эта проблема решена", - пояснила Ларионова.

Она также сообщила, что выпускник сможет пересдать единый госэкзамен в случае неудовлетворительного результата по одному из предметов . При этом глава департамента подчеркнула, что если ЕГЭ будет не засчитан по двум и более предметам, то пересдача будет невозможной ».

Источник http://txt.newsru.com/russia/31mar2009/ege_better.html

Но проблема не решена. Русский и математику сдают в обязательном порядке все. Остальные (один или несколько) выбранные для поступления в ВУЗ предметы, сдают согласно сведениям ВУЗа. Обязательно для поступления сдача минимум трёх предметов, либо больше. Последнее — на усмотрения руководства ВУЗа.

Поэтому не сдача даже одного предмета резко уменьшает шансы на поступление. Да и времени на пересдачу оказывается очень мало.

[230] Кроме этого не сдача главных предметов — математики и русского — чревата выдачей справки, а не аттестата. Таким образом целый год (до момента пересдачи, к которой опять не все будут готовы) многие молодые люди оказываются мягко говоря неполноценными нанимателями на работу: только аттестат обеспечивает возможность приёма на престижную работу.

В советское время такого не было: право на труд обеспечивалось всем одинаково…

[231] Ходят даже упорные слухи, что таким образом власти пытаются обеспечить набор в ряды вооружённых сил, поскольку служить по призыву будут год вместо двух лет.

[232] Поскольку россияне (в отличие от западников) привыкли к творческому, смысловому подходу, а не к шаблонно-тестовому мышлению готовыми ответами.

[233] Интернет http://newtimes.ru/talkshows/200806201213953855/

[234] Интернет http://zvezda.ru/politics/2008/05/28/reforma_obrazovaniya.htm

[235] Ещё раз подчеркнём: сами представители системы даже могут об этом не подозревать. Толпо-“элитаризм” настраивается на самовыживание через множество психик тех, кто его поддерживает, не спрашивая разрешения и не совещаясь с толпой. Если же власти поддерживают толпо-“элитаризм”, то им не следует этому удивляться.

[236] Устойчивое воспроизводство в толпе типа психики «зомби» — мечта всех “элит” всех времён и народов.

[237] Кроме того переход к массовой подготовке бакалавров предполагает сокращение кафедр, преподающих узкоспециальные дисциплины, т.е. наиболее профессиональных.

[238] По штатовской схеме…

[239] Вот мнение по этому поводу специалистов:

«Объединение в единое учреждение нескольких вузов, выпускающих специалистов родственных специальностей, на первый взгляд имеет смысл.., но только на первый взгляд. Такое объединение предполагает слияние кафедр, ведущих подготовку по схожим дисциплинам. Но при условии сохранения численности студентов это приведет лишь к численному росту кафедр и унификации оборудования и методик.

Несложно понять, что численный рост кафедры предполагает лишь ухудшение управления образовательным процессом. Законом «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» определяется, что «обязанности заведующего кафедрой (при всем их задаваемом тем же законом многообразии) являются дополнительными к преподавательской деятельности». Положение отчасти спорное, но отсутствие преподавательской деятельности заведующего кафедрой приведет к его отрыву от деятельности кафедры; в конце концов он не сможет ничем управлять. Заведующий кафедрой численностью 12-15 человек уже тратит большую часть времени на решение управленческих вопросов; а ведь он должен и преподавать. Количественный рост кафедры неизбежно ведет к возрастанию количества решаемых административных вопросов с соответствующим снижением качества управления.

При объединении всех вузов некоторой территории в один «супер-вуз» по сути исчезает право абитуриента на выбор вуза. Как там насчет «демократичности»?

При объединении родственных кафедр разных вузов полностью исчезает конкурентный момент их взаимодействия. Полагаем, серьезный ущерб будет нанесен и научной деятельности преподавателей – все же разные кафедры родственных направлений работают в разных научных областях, их сотрудники придерживаются различных взглядов, принадлежат к конкурирующим научным школам. Все это разнообразие может исчезнуть при искусственном создании одной огромной кафедры. Напомним, что сегодняшние представления о саморазвитии (в том числе научной мысли) ставят необходимым условием развития соблюдение принципа разнообразия. Стоит ли рисковать утратой способности к развитию, добиваясь даже не сформулированных внятно целей создания «федеральных университетов»?

Наконец, «Указ» предполагает разработку «федерального закона, определяющего порядок создания и деятельности федеральных университетов, в том числе их организационно-правовую форму, управления ими, разработки общеобразовательных программ, а также условия осуществления и критерии эффективности образовательного процесса, способы интеграции образовательной и научно-исследовательской деятельности» (п.2). Все эти вопросы подробно рассмотрены законами «Об образовании» и «О высшем и послевузовском профессиональном образовании». Зачем же нужен еще один закон? Либо он будет повторять положения уже существующих законов, либо будет им противоречить. Налицо бессистемное изменение законодательства, делающее его противоречивым и тем самым разрушающее само понятие закона».

Интернет http://zvezda.ru/politics/2008/05/28/reforma_obrazovaniya.htm

[240] Об этом мы говорили в главе «Болонский процесс и российская школа».

[241] Дело в том, что после крушения аристократического строя в условиях капитализма “аристократом” считается тот, кто имеет больше возможностей, что выражается в материальном плане (а не в происхождении).

[242] В большинстве европейских государств это поняли.

[243] Последствия такого рода прозрений всегда оцениваются Свыше и там же делаются соответствующие выводы…

[244] Но это — опускание на шестой приоритет…

[245] Интернет: http://warrax.net/89/8/bolon.html

[246] В этом главная цель реформаторов и их хозяев.

[247] Ипотека, образовательные кредиты и тому подобные введения якобы помощи студентам и молодым семьям в реальности приносят доход кредитующему банку, который выплачивается из кармана кредитуемого.

[248] Такие как реформа системы образования .

[249] Таким как введение законодательного обеспечения немедленных мер по комплексному оздоровлению общества. Сюда должно входить законодательство, предусматривающее во-первых, приоритетную беспроцентную поддержку отраслей, производящих демографически обусловленный спектр продукции. Во-вторых, комплекс мер по быстрому подавлению деградационно-паразитического спектра. В состав деградационно-паразитического спектра товаров и услуг необходимо включить все информационно-развлекательные “услуги”, приводящие к деградации молодых поколений. В-третьих, комплекс мер по поддержке здорового воспроизводства поколений в России должен предусматривать бесплатные (либо беспроцентные) услуги по предоставлению всего необходимого молодым семьям при появлении первого ребёнка. Последующие за первым рождения детей в молодых семьях должны поощряться соответственно масштабам такой необходимости (разовые выплаты по истечении трёх лет не соответствуют масштабам поставленной проблемы).

В общем всё это должно стать устойчивой государственной политикой, а не разовыми мероприятиями и полумерами, связанными с кредитованием каких-то программ.

[250] Который в последнее время даже называют “подушкой безопасности”. Последнее говорит о том, что власти все восемь лет жили ожиданием кризиса, спровоцированного извне, вместо того, чтобы с помощью денег Стабфонда и соответствующей государственной инвестиционной политики заблаговременно предотвратить кризис. Это можно было сделать, воссоздав в России необходимый самодостаточный спектр производства товаров и услуг демографически обусловленного спектра потребления (вместо того, чтобы выводить Стабфонд из сектора экономики) — чтобы уйти от зависимости по экспорту. Одновременно с этим необходимо было отстаивать российскую финансово-кредитную систему от Запада.

[251] Сумма, превосходящая годовой федеральный бюджет.

[252] Только по финансовым запасам, но не по положению в реальном секторе производства.

[253] В том числе и разрушения военно-промышленного комплекса перед лицом реальной угрозы наступления НАТО.

[254] Без соответствующих кадров будет не возродить ни науку, ни промышленность, ни военный потенциал…

[255] В связи с этим вспоминается некий пьяный разговор на “элитном” фуршете:

Полковник Вооружённых сил РФ спрашивает у полковника ФСБ:

— Почему ваша зарплата в несколько раз выше моей?

— Потому что ты защищаешь Родину, а я — власть!

[256] Так и были приняты и извращены Болонские соглашения, вопреки тому, что в первой стране — Франции — эта система ещё в 1975 году была признана не дееспособной.

[257] Либо против дальнейшей поддержки уже существующей разрушительной политики в отношении России.

[258] Мы об этом говорили выше: Болонские реформы не предписывают слом национальных систем образования.

[259] Это же можно сказать и о других сферах внутренней государственной политики — особенно тех, которые касаются воспроизводства поколений.

[260] Слово «свои» взято в кавычки, поскольку клановая замкнутость и оторванность от народа всегда была и остаётся чревата внедрением в клан чужих агентов. Что мы и наблюдаем в настоящее время. Не случайно в недавнем общении с прессой премьер В.В.Путин сказал, что одним из его слабых мест является доверчивость людям.

[261] Предыдущие этапы были связаны с революцией 1917 года, когда бала продекларирована всеобщая справедливость, и с “перестройкой”, в ходе которой была декларативно отменена цензура. В результате оказалось возможным достаточно широкое оглашение КОБ.

[262] Напомним, что классически «революционная ситуация» означает когда «верхи не могут управлять по-старому, а низы не могут жить по-старому».

Если верхушка клана, отчаявшись в своих силах решила поддерживать такой путь, она должна понимать, что может быть много кровавых событий. Не проще ли найти силы и средства и обратиться за поддержкой к народу.

[263] Интернет http://oodvrs.ru/article/art.php?id_article=840

[264] Иначе — несбыточных планов.

[265] Ирина Медведева и Татьяна Шишова.

[266] Правда и государственные каналы тоже вещают на российскую аудиторию не намного лучше частных.

[267] В этом месте авторы дают ссылку: «The life and the death of NSSM 200: How the destruction of political will doomed a U.S. population policy», S.Mumford, 1994

[268] Сюда нужно добавить: молодёжь может созидательно мобилизоваться на отпор только в том случае, если будет достаточно грамотной и понимающей происходящие процессы в стране и ив мире. Но политика российского государства направлена на поддержку дебилизации молодёжи. При сохранении такого положения вещей молодёжный протестный разрушительный потенциал (против уничтожения и притеснения) может быть мобилизован кем-то заинтересованным в проведении “оранжевой” революции, например. В результате чего опять-таки пострадает власть.

[269] Об этом подробно смотри книгу «Глобальная демография» на сайте www.vodaspb.ru

[270] Правда это всего лишь рассуждения: в реальности клановая дисциплина, коррупция и прочее не позволит сделать даже минимум из сказанного. Это можно сделать только при опоре на народ.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Здравствуйте! Если Вам нужна помощь с учебными работами, ну или будет нужна в будущем (курсовая, дипломная, отчет по практике, контрольная, РГР, решение задач, онлайн-помощь на экзамене или "любая другая" работа...) - обращайтесь: VSE-NA5.RU Поможем Вам с выполнением учебной работы в самые короткие сроки! Сделаем все быстро и качественно. Предоставим гарантии!
Земфира10:52:03 21 мая 2019

Работы, похожие на Реферат: Глобальными и региональными процессами социального и экономического разв ития прогнозно-аналитический центр год семьи, Год молодёжи… Год учителя: опять чиновничье пустословие?

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(229694)
Комментарии (3126)
Copyright © 2005-2019 BestReferat.ru bestreferat@gmail.com реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru