Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364139
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62791)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21319)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21692)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8692)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3462)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20644)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Кузяев Виталий Александрович Марьяновская Мария Константиновна Шишкова Карина Александровна Цыганков Михаил Юрьевич учащиеся 10 класса Шаталовской средней муниципальной общеобразовательной школы

Название: Кузяев Виталий Александрович Марьяновская Мария Константиновна Шишкова Карина Александровна Цыганков Михаил Юрьевич учащиеся 10 класса Шаталовской средней муниципальной общеобразовательной школы
Раздел: Остальные рефераты
Тип: реферат Добавлен 22:27:05 03 сентября 2011 Похожие работы
Просмотров: 560 Комментариев: 13 Оценило: 1 человек Средний балл: 5 Оценка: неизвестно     Скачать

И здесь, в Шаталово, война оставила

свой след

Реферат

Кузяев Виталий Александрович Марьяновская Мария Константиновна Шишкова Карина Александровна Цыганков Михаил Юрьевич учащиеся 10 класса Шаталовской средней муниципальной общеобразовательной школы

Руководитель работы

Тюхтина Тамара Петровна, учитель

истории высшей категории

2005 г.

Смоленская область, Починковский район, Шаталово-1


Давно отмыта гарь, развеялись дымы,

И временем земные раны сглажены.

Мы ищем на земле ровесников следы –

Пусть вечные огни горят для каждого!

Нам в памяти хранить простые имена.

Ни временем не смыть их, ни обманами.

Нам в памяти хранить и чаще вспоминать, Ровесники, не быть вам безымянными!

А. Крупп

Оглавление

1. Мотивация выбранной темы.

2. Первые дни войны. Подвиг экипажа капитана Николая Гастелло.

3. Появление немцев в Шаталово и дислокация немецких авиачастей на аэродромах Шаталово и Боровское.

4. Подвиг качаловцев.

5. Начало оккупации, введение «Neе ordnung».

6. Создание концлагерей для военнопленных.

7. Строительство крупной немецкой авиабазы «Ost” и «West:» и использование ме­стных жителей как рабочей силы.

8. Попытки побегов военнопленных из шаталовских концлагерей:

а) побег пленного советского летчика, версии;

б) воспоминания Екатерины Синайко об организации побега из шаталовского

концлагеря и Васьковском подполье.

9. Сопротивление оккупационному режиму, помощь партизанам.

10. Воспоминания местных жителей о днях оккупации:

а) М.А. Ургановой;

б) Н.М. Антошенковой;

в) И.С. Гришина;

г) Г. Ястребовой.

11. Шаталовская «Зоя»

12. Уничтожение немецкой авиабазы «Ost» и «West» летчиками 1-ой Воздушной армии и французским полком «Нормандия».

13. Освобождение.

14. Помощь фронту - восстановление советских аэродромов.

15. Заключение.

Вот уже 4 года в нашей школе работает школьный музей. Главной и самой большой в нем является экспозиция « И здесь, в Шаталово, война оставила свой след», посвященная военному времени и оккупации территории нашей малой Роди­ны. Создавая экспозицию, мы поставили цель не только собрать вещественные и письменные памятники той эпохи, но и по крупицам воссоздать события которые происходили в то время. Пусть наша Починковская земля не столь знаменита как многие другие земли Смоленщины: Ельня, Вязьма и сам Смоленск - но она наша, и она пережила и перенесла на себе все, что пережила и перенесла в годы войны вся многострадальная Смоленская сторона. Здесь родились и знаменитые на всю страну герои, такие как Н.Ф. Гастелло, и безымянные, но совершившие настоящие подвиги. А разве не является героизмом то, с каким мужеством наши земляки перенесли тя­желые дни оккупации?

Все меньше и меньше остается очевидцев тех страшных дней. Уходят в не­бытие солдаты, вернувшиеся с войны, солдатские вдовы. Время все более отдаляет нас от тех невероятно труд­ных огненных лет, когда шла беспримерная в истории война со злейшим врагом че­ловечества - германским фашизмом. И очень важно успеть сохранить все, что отно­сится к тем временам. Вот почему мы занимаемся столь необходимой на наш взгляд работой. По крупицам мы собираем все, что может рассказать о тех далеких време­нах. Записываем воспоминания людей которые пережили трудное но героическое время, обращаемся в архивы района, области, в Центральный архив Министерства обороны, Московский архив, изучаем научно - популярную литературу, сборники документов, мемуарную литературу и даже художественную, где немного упомина­ется о событиях происходивших в годы войны в нашем крае. В преддверии 60-летия Победы мы хотим дополнить героическую летопись, сохранить имена всех наших земляков, внесших свой вклад в победу над фашизмом.

Война началась для шаталовцев, как и для всех советских людей, неожидан­но. После заявления Молотова о нападении фашистской Германии на СССР 22 июня 1941 г. прошло лишь два дня, как в небе, над головами местных жителей, загудели моторы самолётов с фашистской свастикой. Они шли бомбить Смоленск. В ночь с 24 на 25 июня Смоленск подвергся первой крупной бомбёжке. Именно в эти дни совер­шил свой подвиг экипаж Гастелло, служивший в нашем гарнизоне. Полковник Ма­каров, бывший однополчанин капитана Гастелло, вспоминает в своём очерке «ДБ-ЗВФ с задания не вернулся».

«26 июня 1941 г. капитан Гастелло отправился в свой последний полёт в бессмертие. 5 июля 1941 г. Совниформбюро сообщило: «Героический подвиг совер­шил командир эскадрильи капитан Гастелло». Снаряд вражеской зенитки попал в бензобак его самолёта. Бесстрашный капитан направил охваченный пламенем само­лёт на скопление автомашин и бензиновых цистерн противника. Десятки германских машин взорвались вместе с самолётом. Кроме того, свидетели, как пишет В. Мака­ров, видели, как из пылающего самолёта летели по врагам, огненные трассы разящих пуль. Это вели огонь лейтенанты А.А. Бурденюк, Г.Н. Скоробогатый, младший сер­жант А.А. Калинин. Они сражались до конца. Так был совершён первый огненный таран в годы В.О.В.». А через несколько дней (жители точно не помнят), где-то в конце июня аэродромы Боровское и Шаталово были подвергнуты бомбардировке немецкими самолётами. Местный житель, которому тогда было 14 лет, Гришин Иван Сидорович вспоминает, что немцы бомбили аэродромы течение 4 дней. Бомбы па­дали точно на аэродром, здесь было уничтожено несколько самолётов, которые не успели даже взлететь. Бомбардировке подвергались и другие аэродромы Смоленщи­ны, транспортные коммуникации (ж.д., трасса, мосты). Так готовилось наступление немцев на главном направлении: Смоленско-Московском, которому немцы придава­ли большое значение. По расчётам врага выход к Днепру, взятие Смоленска явилось бы решением важнейшей стратегической задачи. Оно позволило бы без остановки продолжать наступление на Москву и далее на Волгу, победоносно завершить воен­ную компанию, уничтожить СССР как государство. Но на пути этих грандиозных планов встала наша Смоленщина, как известно на 2 месяца задержав наступление немцев, тем самым, сорвав план молниеносного захвата Москвы. В гуще этих собы­тий оказался и наш район Починковский, и наше Шаталово, Алексино, ст. Энгель-гардовская, Боровское, Стодолище - т.е. то, что мы и называем своей малой родиной. Наши места оказались под ударом немецко-фашистских войск уже в первой период смоленского сражения (с 10 по 20 июля).

Группа армий «ЦЕНТР» - дивизии второй и третьей танковых групп и пе­редовые соединения 9-ой и 2-ой армий вырвались вперёд, продвинулись до 200 км. Силы немцев в несколько раз превосходили силы отступающих частей Западного фронта - 19, 16, 20, 22 армий. Немцы окружили Могилёв, перерезали трассу Рославль-Смоленск. Из материалов, присланных в Починок командиру поискового от­ряда "Факел" А. Моргунову эксперт-консультантом "Союза поисковых отрядов Рос­сии" К.Н. Степанчиковым, мы узнали, что Починковский район был захвачен немца­ми сходу, так как наших частей здесь не оказалось и оборону строить было не из ко­го.

"47 немецкий танковый корпус 2 танковой группы Гудриана, - пишет К.Н. Степанчиков - пошел через Красный на Смоленск, а 46 танковый корпус (коман­дующий - генерал танковых войск барон фон Фитингоф) через Хиславичи пошел на Починок. Уже к исходу 16.07.41 станцию Починок достигла передовая группа этого

танкового корпуса - 10 танковая дивизия (генерал-лейтенант Шааль), за которой по той же дороге двигалась моторизованная дивизия СС "Рейх" (командир - обергруп-пенфурер СС и генерал войск СС Гауссер). Не задерживаясь в Починке, утром 17.07.41 10-я танковая дивизия выступила по дороге на Ельню, следом шла и диви­зия "Рейх". На советский аэродром у Шаталово, откуда 16.07.41 едва успела эвакуи­роваться наша авиачасть, уже 21.07.41 прибыли немецкие пикирующие бомбарди­ровщики" и транспортные самолеты. По оперсводкам, присланным из Подольского архива Министерства обороны, наша авиация пыталась уничтожить эти самолеты противника. По оперсводке №25 штаба группы 28 армии на аэродроме Шаталово находилось 40 самолетов противника. « Противник оказывал сильное противодейст­вие зенитно-артиллерийским огнем и атакой с воздуха». В результате наши потеря­ли 8 самолетов.

О приближении немцев местные жители поняли по взрывам, доносившимся со стороны Рославля. Жители стали покидать дома и бежать по направлению к Хиславичам. К этому времени 98-й ДБАП успел эвакуироваться из гарнизона. На больших транспортных самолетах были вывезены члены их семей.

"Немцы 17 июля появились на дороге, ведущей к Энгельгардовской и аэро­дрому Боровское" - вспоминает Базалев Петр Кириллович. А вот в д. Алексино и Шаталово, по воспоминаниям Гришина Ивана Сидоровича, немцы появились 19 июля. Приехали на машинах и мотоциклах, в Алексино поставили 3 орудия, осталь­ные увезли в сторону Боровского, где советские солдаты продолжали оказывать от­чаянное сопротивление. Шаталовский аэродром защищала небольшая группа совет­ских солдат, которая была быстро рассеяна немцами. Жители вспоминают, как нем­цы с собаками отлавливали наших солдат и расстреливали на месте. Стояли немцы

здесь дней 13, потом началось наступление наших войск, тогда местные жители и услышали фамилию Качалова, который пытался прорваться через наши места, на соединение с 22-ой армией. И. Н. Беляев, известный историк и краевед, сам участ­ник В.О.В. в книге "Память огненных дней" пишет о том, что "на 2-м этапе Смолен­ского сражения, с 21 июля по 7 августа, советское командование предприняло по­пытку организовать против, прорвавшейся к Смоленску, группировки немцев, контрнаступление!". Войска группы генерал-лейтенанта Качалова, состоявшие из 2-х стрелковых (145-ой и 149-ой) и одной танковой 104-ой дивизии из 28-ой армии должны были в назначенное время развернуть наступление из района Рославля и вдоль идущих на Смоленск шоссейной и железной дорог разгромить противника на рубеже Починок, Шаталово, Хиславичи, Прудки, а дальше развернуть с юга наступ­ление на Смоленск, группа Рокоссовского должна была быть нацелена на Смоленск с Ярцева, остальные должны были наступать из района Белого, Духовщины, цель: уничтожить смоленскую группировку немцев. Группа Качалова в первые дни на­ступления продвигалась успешно (23, 24 июля) его штаб разместился в Стодолище. Вспоминает участник этих событий М.Веремьев ~ боец истребительного батальона: "Наши группы уходили на территорию, уже занятую врагом. За линией фронта мы добывали нужные командованию сведения о немцах, совершали диверсии. Нашими маршрутами были: р-он Хиславичей, дорога на Починок, к полевым аэродромам Шаталово и Боровское".[1]

Одновременно с наступлением армейской группировки Качалова началось наступление войск 30-ой и 24-ой армий из района Белый - Ярцево. В обход Смолен­ска двинулись войска 16-ой и 20-ой армии. Завязались кровопролитные бои. В журнале "Смоленск" от 9 (29) сентябрь 2001 г. кревед, майор в отставке Павел Стародворцев пишет: "Из штабов дивизий Качалову поступали донесения о больших по­терях в людях и боевой технике. В них особо подчеркивалось полное господство в воздухе немецкой авиации. Взятые военнопленные показали, что вражеские самоле­ты вылетают с Энгельгардовского аэродрома (немцы, по всей вероятности, исполь­зовали советские полевые аэродромы Шаталово и Боровское, находившееся рядом со ст. Энгельгардовская). Качалов ставит перед артиллеристами задачу: скрытно выдвинуться в район Михайловки и внезапным огневым налетом накрыть аэродром Энгельгардово (Шаталово). Перед выступлением основательно разведали маршрут движения... Артиллеристы подполковника Павлова "... нанесли массированный удар по аэродрому, находившемуся на расстоянии 10-15 км. Вскоре небо в той сто­роне осветилось заревом... Было уничтожено более десяти немецких бомбардиров­щиков и сожжен склад горючего... Но через день-два для борьбы с группой Качало­ва немцы подняли авиацию с других аэродромов... Обстановка в районе действий ударной группы Качалова все более осложнялось. 1 августа из района Кричева пе­решел в наступление 24-ый корпус из основного состава 2-ой танковой группы Гудериана. Через день немцы с ходу захватили Рославль и, продвигаясь дальше по шоссе, создали угрозу группе войск Качалова". На пути Качаловцев южнее ст. Вась-ково встал немецкий усиленный полк "Великая Германия", который в этот момент был направлен из Починка на Рославль, пройдя Прудки-Шаталово. Сюда же были отправлены 292 и 263 пехотные дивизии немецкого 9-го армейского корпуса (Из ма­териалов К. Степанченкова).

"Десятки вражеских самолетов не переставали наносить по войскам Качало­ва бомбовые удары, - пишет И. Стаднюк в книге "41-ый...", - к вечеру 3 августа немцы завершили оперативное окружение армейской группировки генерала Качало-ва и его штаба".[2] Качалов делает отчаянные попытки прорваться.

Старожилы Алексино вспоминают, что бои были "сильные, кругом все горе­ло. Особенно ожесточенный бой разгорелся под Старинками. "Качалов следил за ним, стоя в башне "тридцатичетверки". Он видел, как под огнем противника залега­ют наши бойцы. И тогда, оторвав глаза от бинокля, Качалов скомандовал водителю танка: " Вперед!" Взревев мотором Т-34 рванулся в сторону деревни... Вскоре там с новой силой разгорелась стрельба. Сквозь разноголосый шум боя четко прослуши­вались резкие звонкие выстрелы танковой пушки.

И. Стаднюк так описывает последние минуты жизни генерала Качалова: "На окраине деревни Старинка генерал Качалов в своем командирском танке устремился в самую гущу боя, но вражеский снаряд пронзил броню танка и взорвался внутри...

Погиб экипаж, погиб геройски и генерал-лейтенант Качалов Владимир Яковлевич". Владимир Яковлевич погиб 4 августа около 9 часов вечера. Долго о нем ничего не было известно, даже выдвигалась версия, что он перешел на сторону нем­цев. Даже последовал приказ ставки Верховного Главнокомандующего Красной Армии № 270 от 16 августа 1941 года, в котором говорилась: "... мы не можем скрыть и того, что за последнее время имел место несколько позорных фактов сдачи в плен к врагу. Отдельные генералы подали плохой пример нашим войскам. Коман­дующий 28-ой армией генерал-лейтенант Качалов, находясь вместе со штабом груп­пы войск в окружение, проявил трусость и сдался в плен немецким фашистом". Ка­чалов заочно был приговорен к расстрелу. Но время расставило все на свои места. Место захоронения качаловцев ука­зали местные жители. Они же подтвердили факт героической гибели командующего 28-ой армии. Этими свидетелями были жители деревни Старинка Кузьмин Н.В., Мучкин В.К., Андреев А.В., Зайцев Ф.В. В общей могиле найдены в 1952 г. останки генерала. Он был опознан по вставленным 7 золотым зубам. Прах командарма В.Я. Качалова был перенесен в поселок Стодолище. На могиле установлен его бюст.

Оценивая значение боев группы войск 28-ой армии в конце июля и начале августа 1941 г., маршал А.И. Еременко писал в книге "В начале войны". "Наступательные действия группы Качалова в направлении Смоленска не могли в тех условиях принести территориального успеха, но сковали значительные силы врага на рославльском направлении... Три советские дивизии отвлекали силы 3-х гитлеровских корпусов (2-х армейских и одного танкового из состава группы Гудернана)".

С разгромом группировки Качалова для наших земляков началась немецкая оккупация. Об этих днях мы собрали ряд воспоминаний местных жителей, по кото­рым попытались восстановить историю этого страшного оказались на нашей земле. Разгромив группи­ровку В.Я. Качалова, немцы, как и повсюду, стали устанавливать свой "Огс1пип§" - оккупационный режим, периода в жизни наших односельчан и тех, кто волею войны разработанный руководством Германии еще в 1940 году. По своей жестокости и бесчеловечности этот план не имеет себе равных.

Наши земляки на себе испытали весь ужас этой программы «Нового поряд­ка» на оккупированных территориях. Для управления местными жителями на ст. Энгельгардтовская была создана управа. В деревнях назначались старосты. Помнят старожилы Шаталова имена нескольких - Сафронов Григорий, который, после освобождения был арестован НКВД. Ястребова Александра Григорьевна назвала нам имена Сидоренкова Семёна Михайловича, Кравцова Никиты. Мужчинам, чаще все­го молодым парням, была предложена служба в полиции, у них было только два вы­хода, чтобы не оказаться в концлагере или не быть угнанными в Германию: уйти в партизанские отряды или стать «полицаем», как называли их местные жители. Яст­ребова А. Г. вспоминает Михаила и Сеню Скуратовых (их в деревне звали «грека­ми»). Урганова М. А. вспомнила имена Корыткина, Панченкова.

Гришин Иван Сидорович запомнил имя одного из «полицаев» - Прокоп Ку­лагин, который на его глазах застрелил военнопленного, бежавшего из концлагеря и пытавшегося укрыться в д. Алексино. Это был один из самых жестоких «полицаев» в нашей местности, как вспоминают местные жители. После освобождения П. Кула­гин был арестован. Ему дали 15 лет. Умер он в Рославле на строительстве железно­дорожного завода. Конечно не все «полицаи» зверствовали, некоторые помогали своим односельчанам спастись от угона в Германию, пытались как-то облегчить жизнь своих земляков. Молодые люди, работавшие в полиции, но не запятнавшие себя зверствами против населения, после освобождения и проверки НКВД были мо­билизованы в армию. Некоторые сложили свои головы за Победу. Так погиб, защи­щая свою Родину, Корыткин Иосиф. Были и те, кто вернулся домой с боевыми на­градами. В Шаталово немцы не сожгли ни одной хаты. Это объяснялось тем, что здесь стоял достаточно большой немецкий гарнизон. В самом центре Шаталово, где сейчас находится сельский магазин, немцы создали концлагерь для военнопленных, другой лагерь располагался недалеко от Алексино, сейчас эта территория гарнизона. В домах местных жителей жили немецкие офицеры и солдаты. Кроме немцев здесь были чехи, австрийцы и даже финны. О них у жителей остались самые мрачные воспоминания. Они были очень жестоки, «Если, - вспоминают жители, - занимали хату, то выбрасывали её хозяев не только из неё, но и со двора, тогда им приходи­лось рыть себе землянки на огородах и там жить». А вот немцы давали занимать ба­ни, хлева, то есть оставляли наших людей во дворе и даже общались с местными жителями. Так, Гришин вспоминает, как один из немцев даже играл с мальчишками в карты. Но таких случаев было не так уж много. В основном те времена вспомина­ются нашими стариками, как самое страшное время, вспоминая, многие начинают плакать. Ведь руками их отцов, матерей, да и их детскими руками немцы строили здесь крупную авиационную базу «Ost» и «West». Жителей сгоняли со всех сёл и деревень. Со слезами вспоминает эти времена Полина Ивановна Артёминкова, ко­торую ещё совсем юной девушкой вместе с другими подростками, женщинами, ста­риками пешком гнали на работу из деревни Зимницы в Шаталово. Этих рабочих немцы не кормили, еду они должны были брать с собой, обычно, это был отварен­ный картофель и кусок хлеба. Труд был очень тяжёлый, мостили дороги булыжни­ками, рыли траншеи, котлованы, утрамбовывали взлётные полосы, расчищали снег зимой. Более серьёзные постройки возводились привезёнными сюда поляками, а также военнопленными из концлагерей. Зимой у женщин немцы отбирали тёплую одежду и отправляли домой полураздетыми в лютые морозы. Басургин П.Я. и Его­ров Ф.К., которым было по 14-16 лет, мобилизованные немцами на работу, вспоми­нают, что их заставляли надевать повязки с надписью «Deutsch arbeiten». Военно­пленным приходилось особенно тяжело. Нам удалось разыскать свидетелей, рабо­тавших в этих лагерях. Об одной из них, член нашего совета музея Гурченко М. на­писала статью в газету «Сельская новь». Надежда Моисеевна Антошенкова во время войны работала в столовой концлагеря в д. Шаталово. Она вспоминает, что ребята были очень истощены, кормили их варевом из брюквы, капусты, картошки и всё за­правлялось соевой мукой. И этой баланды доставалось очень мало. "Однажды, - вспоминает Надежда Моисеевна, привезли военнопленных, человек 20 молодых ре­бят, но очень уж изнеможенных и я решила хоть чуть-чуть их подкормить. Вместо положенных 5 вёдер картошки я взяла шесть так, чтобы никто не видел. Но тут ко мне подошёл немецкий офицер здоровенный такой, широкоплечий и спрашивает, сколько взято картошки. Мне бы ему ответить, что пять, а я чистосердечно призна­лась: «Шесть». Ничего, не говоря, офицер со всего размаху ударил меня по лицу, сбил с ног. Изо рта и носа хлынула кровь, а с правой стороны были выбиты зубы". "С пленными, - вспоминает дальше Надежда Моисеевна, - обращались хуже, чем со скотом. Жили пленные в бараках. Их здесь, в Шаталово, было штук восемь. Встава­ли в шесть утра мылись из труб холодной водой, завтракали баландой. Потом немцы их строили и забирали на аэродром, где пленные выполняли самую тяжёлую работу. Им было очень трудно. Пленные умирали часто от голода, холода, тяжкой работы. Пытались не раз бежать. Были удачные и неудачные побеги. Для поимки бежавших, а также тех, кто помогал партизанам, привлекались эсэсовские отряды, которые рас­правлялись со всеми, кто был виновен: или в побеге, или в помощи партизанам, или просто вызвал чем-либо подозрение.

«Помню один такой случай, - говорила Надежда Моисеевна, - среди пленных был один молодой человек из Сибири. Запомнился тем, что был юристом по специ­альности и непременно хотел вырваться из этого ада. Дорогу решил узнать у меня, так как я местная. Но побег не удался. Только прибежал он ко мне домой, как всё оцепили немцы с собаками и схватили его. Обычно за побег жестоко избивали или расстреливали. Но этому парню удалось выжить и, как я узнала потом, убежать из лагеря".

Учитель-ветеран Шаталовской школы Гераськина Евдокия Афанасьевна, ра­ботающая в годы оккупации вместе с Надеждой Моисеевной в немецкой столовой и управе, вспоминают о молодых женщинах, также работающих вместе с ними убор­щицами: «Однажды наши женщины заспорили с немцем, следящим за их работой. Он начал кричать на них и угрожать. В это время зашел кто-то из немецких офице­ров и вскинул в приветствии руку: « Хайль, Гитлер!». Женщины в ответ подняли руки и стали кричать: « Хайль, Сталин!». Немцы озверели и стали их избивать. Женщины были арестованы и увезены в город Рославль. Вскоре стало известно об их казни. Это были Зябрина Анна Григорьевна из Шаталово, Кравцова Мария из Алексино, Клеошкина Мария из Шаталово, а также беженка, жившая у Зябриных по имени Полина.

От В.Д. Савченкова и даньковского краеведа Кротовой узнали мы о Василии Андреевиче Ляменкове из д.Корогодово, которая была за Митюлями. Он был лётчи­ком, немцы сбили его, приблизительно у с. Княжое, привезли на родину, домой к ма­тери, надеясь видимо, что он даст какие-либо сведения, но он не сказал ничего, только попросил у матери попить молока. Его поместили в Шаталовский концла­герь, откуда он бежал, попал в партизанский отряд, располагавшийся в Брянских ле­сах. Потом был переправлен на Большую землю. Летал, погиб на Украине. Но суще­ствует другая версия его побега, о которой мы узнали от местных жителей, военно­служащих гарнизона. Среди них с военных времен ходила легенда, что с немецкой авиабазы Шаталово бежал на самолете пленный советский летчик по имени Васи­лий. О том, что эта легенда имеет основание, мы убедились, подняв подшивки газеты «Сельская новь». В статье «Побег» д. Просекова, корреспондента «Сельской жизни», было написано: «В «Сельской жизни» за 9 июня 1989 года была помещена моя публикация «Побег». Речь шла о летчике Николае Кузьмиче Лошакове, который совершил смелый подвиг на самолете из Грызванского лагеря военнопленных.

Рассказывая об этом подвиге, я описал и историю, которую мне, в тоже время летчику, довелось слышать от местных жителей Починковского района Смоленской области летом 1944. А история эта подстать только что описанной.

В один из дней на аэродроме Шаталово, захваченном гитлеровцами, царило особое оживление. На летном поле собралось немецкое командование, операторы кинохроники. Событие - то невиданное! На самолете советского производства летел бомбить Москву русский летчик. В начале войны он попал в плен. Гитлеровцы ре­шили склонить его на свою сторону. После долгих раздумий он ответил согласием.

«Русский Иван летит бомбить советскую Москву» - хвастались оккупанты. По такому случаю и было многолюдно на аэродроме. Самолет загрузили бомбами, а затем торжественно проводили в полет. Но, взлетев, машина, прежде чем лечь на за­данный курс, сбросила бомбовый груз на аэродром, с которого только взлетела.

Что случилось с экипажем, который подобрал сам командир корабля, кто был этот отважный летчик? Никто не знал. В свое время встречался с журналистами По-чинковской районной газеты «Сельская новь», рассказывал им об этом случае, они будто вели поиск, но безрезультатно. Но вот после публикации в « Сельской жизни» получил письмо от Александра Демьяновича Ефремова - шахтера из города Дзерд-жинска Донецкой области. Вот что он пишет: «Я очевидец всей этой истории. Ви­дел, что там произошло, что сделал этот летчик, который улетел с немецкого аэро - дрома. Только в вашей статье неточность: улетел он не с Шаталовского, а с Боров­ского аэродрома».

После, при разговоре по телефону, А.Д.Ефремов сказал, что это было в авгу­сте 1943 года. А может быть 1942. Запамятовал. Сам Ефремов родом из тех мест, смоленских.

- Я видел своими глазами, что «наделал» наш летчик-герой. На аэродроме были кучи металла от самолетов и других машин после сброшенных им бомб, - вспоминает А.Д.Ефремов.- Немцы говорили, что после того, как улетел русский Иван, на другой день, а также ночью начались бомбежки другого аэродрома.

Александр Демьянович уверен, что у кого-то из его однополчан, жителей Починковского района, сохранился в памяти этот случай, подвиг неизвестного лет­чика. Лично я тоже думаю так. Хочется в это верить. Надеюсь, все, кто знает что-либо об этом событии, напишут нам.»

О другом побеге из Шаталовского концлагеря мы узнали из статей в газете « Сельская новь» « Где ты, Катя Синайко?» и « Как это было». Более подробно об этом случае нам рассказали в районном музее города Починка, где хранятся письма Синайко Е.С., помогавшей организации этого побега.

О ней мы узнали из статьи в газете «Сельская новь», а потом более под­робно её воспоминания собрали из писем, отправленных ею в наш районный музей, Лунёвой М.Ю. Синайко Е.С. перед войной приехала в гости к своим родителям из города, где работала учительницей географии. В Васьково немцы создали ложный аэродром. "Немцы поставили здесь электростанцию, - вспоминает Гришин И.С., -провели провода, поставили прожектора, решётки, муляжи самолётов. Наши само­лёты не раз бомбили этот ложный аэродром, от взрывов лопались стёкла даже в д. Алексино". В этом Васькове и проживали родители Синайко Е.С. «Здесь была созда­на подпольная группа, которая не имела названия. В неё входило 15 человек, в том числе Катя Иванькина. Руководителем группы стал Новиков Дмитрий Тимофеевич. Он был уроженцем Краснодарского края, 1917 года рождения. Попал в плен, вошел в доверие к немцам в Стодолище. Его назначили бургомистром в Васьковскую во­лость, хорошая была маскировка для подпольной работы, а в секретари взял учителя русского языка, надеясь, что он патриот. Но он предал группу. Арестовали Новикова с женой и сыном и многих других членов группы, которых замучили. А Новикову, Катю Игнащенкову угнали в Германию. Иванькину Катю, Новикова Д.Т. увезли в Рославль, где подвергли истязаниям: били, загоняли под ногти иголки. Предал их Прохоруков Григорий Васильевич. Его судил военный трибунал в Смоленске, ему дали 25 лет"7 .

Рассказала Екатерина Семёновна в своих письмах подробно и о побеге воен­нопленных из Шаталовского концлагеря. Вот её рассказ: «Из нашей деревни старос­та отправлял людей на лошадях работать на аэродром. Я тоже ездила и знала, что в концлагере есть врач, который принимает гражданских. Это был Савченков Ф.К., он был военнопленным, немцам он представился врачом, и они разрешали ему оказы­вать помощь военнопленным и гражданским, которых принимал в Алексино, в бани под наблюдением конвоира. На самом деле до войны Савченков был агрономом и работал в Московском кремле, т.е. был грамотным человеком. Во время одной из бомбёжек нашими самолётами Васьково я была ранена и обратилась к нему, так мы познакомились. Сначала он попросил принести листовки, которые сбрасывали наши лётчики во время бомбежки. Он научил меня, как их незаметно пронести к нему - положить под бинты. Когда я приходила к нему на лечение, он говорил конвоиру: «Эта паненка по женскому заболеванию и вам нужно выйти..." Конвоир выходил, врач делал повязку, листовки прятал под пол. Потом он читал их в лагере пленным. Ведь немцы говорили им противоположное: «Сталин на картах гадает, ему путь на Восток выпадает, а Коганович со своими коганятами возятся с чемоданами пузаты­ми, только Миша Калинин не унывает, бутылку за бутылкой выпивает»1 . За листов­ками Савченков попросил у меня топографическую карту и компас, компас у меня был - я ведь учительница географии, а карту достала у одного солдата-австрийца. У нас в Васьково немцы, австрийцы, чехи стояли 9 месяцев. Я обратилась к одному солдату дать мне карту, так как я географ, но он сказал, чтобы я ему за это принесла 3 красноармейских звёздочки для того, чтобы если его русские возьмут в плен, он скажет, что он коммунист и покажет эти звёздочки. 3 звёздочки я собрала в лесу, где лежали трупы убитых красноармейцев. Через некоторое время доктор попросил достать пистолет и посоветовал, как это сделать. По квартирам стояли офицеры, они часто пьянствовали, надо было украсть у них пистолет, но у меня ничего не полу­чилось. Тогда я вспомнила, что в нашем доме спрятан пистолет моего брата. Я за­вернула пистолет в большой букет пионов и по совету Савченкова всем говорила, что жду высокопоставленного гостя немца Ганса (фамилию забыла). Накрасила гу­бы, щёки, брови и пошла. Полицейские, конечно, пытались меня на постах обыски­вать, но я говорила им: «Только троньте, я иду на день рождение Ганса ..., вся окру­га знала этого ирода. Некоторые меня оскорбляли, но пропускали. Так я дошла до ворот аэродрома. Савченков с большим волнением наблюдал, как я буду проходить. На воротах стояли немцы из Поволжья, Савченков был с ними в дружбе, они меня пропустили. Так пистолет был доставлен в лагерь. Переодевшись, я смешалась с группой наших рабочих и домой вернулась вместе с ними.

Только через 5 дней я узнала от наших деревенских, что идёт массовый арест жителей близлежащих деревень из-за побега из концлагеря 28 военнопленных". Встретившись с Савченковым после войны, Екатерина Степановна узнала подроб­ности побега. Имея пистолет, пленные убили постовых, а один немец из Поволжья отключил ток от колючей проволоки. Шли они по указанному пути на карте. Не­большими группами они добрались через Хиславичи до Белоруссии, там они были приняты в отряд имени Чапаева, который входил в бригаду им. Щорса. Савченков даже стал «начальником» партизанского отряда.

Жительница д. Шаталово Марья Афанасьевна Урганова также немало пове­дала нам о страшных днях оккупации. Рассказала о том, что по трассе немцы гнали военнопленных через Шаталово. Однажды она видела, как немцы вели огромную группу измождённых, окровавленных красноармейцев, многие из которых уже не могли идти, тогда немцы пристреливали их, вся дорога была услана трупами. Мест­ные жители потом зарывали их вдоль дороги. Некоторые до сих пор лежат там, она даже указала нам место, где лежат останки убитого немцами пленного. Некоторых потом после войны перезахоронили в братские могилы. Из Шаталово и Алексино несколько человек, в основном девушек, угнали в Германию. Она назвала несколько фамилий: Корыткина Евдокия, Новикова Нина, Мокинова Мария, это те кто сумели вернуться после войны обратно. И ещё она рассказала нам одну страшную историю. Однажды в Шаталово пришла девочка, лет 12. Она искала свою мать и нашла... на виселице, немцы повесили ее за помощь партизанам. Там, где сейчас стоит школа-интернат, немцы поставили несколько виселиц. Сюда они сгоняли жителей, перед которыми устраивали показательные расправы над пойманными партизанами, бе­жавшими военнопленными, над теми, кто оказывал помощь партизанам, словом тех, кого они называли «вредителями». Девочка узнала мать и, видимо, бросилась к ней. Немцы схватили её, повесили рядом с матерью, устроив опять показательную казнь для жителей. Повесили здесь же одну женщину, которая вместе со многими, со­гнанными с соседних деревень сортировала патроны по пистонам. Некоторые из женщин вытаскивали пули, высыпали порох. Кто-то увидел из немцев эту женщину, как она вытаскивает порох. Её казнили в наказанье другим. Но женщины продолжа­ли своё дело, только теперь были более осторожными. Партизанских отрядов в на­шем районе действовало несколько. Они известны: п/отряд им. Суворова, группа Молчанова, п/отряд Бабарина.

Нам неизвестно пока кто участвовал в партизанском движении из Шаталов-цев, но то, что некоторые жители помогали партизанам, мы узнали из воспоминаний наших односельчан. Надежда Моисеевна Антошенкова рассказывает, что партизаны часто обращались к ее отцу, который помогал им ориентироваться на местности и давал адреса людей, на которых можно положиться. "Отцу приходилось показывать лесные тропинки, по которым безопасно передвигаться. Изредка он поручал это мне. Я конечно боялась, ведь было мне чуть больше дв адцати, а на руках малень­кий ребёнок". Риск был огромный. Жители Алексино укрывали у себя бежавших во­еннопленных, не смотря на страх перед расправой.

Иван Сидорович Гришин вспоминает, как алексинские женщины приютили одного военнопленного, когда эсэсовцы узнали об этом, то хотели его арестовать, но женщины убедили их в том, что этот парень местный и попал к ним по ошибке, т.к. он не воевал. Немцы им поверили.

Много о тех страшных днях рассказала нам и жительница Шаталово Ястре­бова Александра Григорьевна. Это от неё мы узнали, что в бывшей почтовой станции располагалась немецкая комендатура, вторая комендатура располагалась там, где сейчас находится один из штабов нашего гарнизона. А в деревне Дирижабль (немцы её сожгли), которая располагалась недалеко от Шаталово, был штаб СС. В Шаталово был медпункт для гражданских, где работал русский врач, Рожок Григо­рий Васильевич, он подготовил побег 11 военнопленным из концлагеря д. Шатало­во. Им удалось уехать на немецкой машине, прихватив с собой боеприпасы и продо­вольствие, но немцы их поймали и сожгли.

Вспомнила она о поимке немцами 2 работников НКВД, даже назвала их фа­милии: Борисов Егор, Романенков Иван Григорьевич, Немцы повесили их. Узнали мы и о страшной судьбе молодой учительницы из д. Азаровки. Мы заинтересова­лись этой историей и стали искать очевидцев этой казни, а также родственников казненной. После долгих поисков нашлась женщина-очевидец, хорошо помнившая этот страшный день, Ястребова Александра Григорьевна. Рассказала: «Это в один из морозных дней немцы согнали со всех окрестных деревень жителей на показатель­ную казнь. Привели молодую женщину с очень молодым пареньком. Было видно, что их пытали, у женщины были обрезаны волосы, одета она была в алую блузку и черную юбку. Паренек тоже был обстрижен, одет в рваную военную форму, оба бы­ли босиком. На груди висели таблички: «Это партизанка!», «Это партизан!». Немцы заставляли насильно смотреть на приготовление к казни, так как многие отворачи­вались или закрывали лицо руками. Полицаи поставили пленных на ящики из-под патронов. Женщина крикнула: « Не бойтесь, смотрите, мы все равно победим, за Сталина!» разъяренные немцы выбили ящики из-под ног. Трупы висели очень долго, немцы говорили: «В назидание всем».

Через ветеранов войны, местного жителя, мы узнали о том, что имя этой женщины Новикова Ольга. От него узнали, что у нас живет дочь мужа Ольги Мах Лариса Алексеевна. Она рассказала следующее: « До войны Новиковы жили в д. Азаровке, когда началась война, отец был мобилизован и ушел на фронт в самом начале войны. Его жена, предположительно, была учительницей или медсестрой. Когда пришли немцы, она устроилась медсестрой в госпиталь, где ухаживала за не­мецкими офицерами и солдатами, от них узнавала о размещении немцев, о полетах с немецких аэродромов, расположенных недалеко от станции Энгельгардтовская. Сведения передавала партизанам, а также медикаменты, которые удавалось похи­тить у немцев. Однажды ночью к ней из партизанского отряда пришел связной. Это был мальчик лет 15-16. Кто-то из односельчан донес полицаям. Ольга и мальчик были схвачены, а позже казнены в Шаталово, недалеко от концлагеря. Трупы не снимались долго».

Когда отец Ларисы Алексеевны вернулся раненый домой, односельчане рас­сказали ему о страшной судьбе его жены.

Немало сложили голов и немцы на нашей земле. Гибли от рук партизан, от бомбардировок советских самолётов. В центре Шаталово стоит Дом Культуры и па­мятник погибшим во время войны односельчанам. Фамилий там очень много - 2037. И мало кто из Шаталовцев знает, что на этом месте было немецкое кладбище, где хоронили и офицеров, и солдат. Есть немецкое кладбище и на месте аэродрома Бо­ровское. Но от него почти ничего не осталось. Немало полегло здесь и наших лётчи­ков, сбитых мощным огнём немецких зениток. Существует сведения о лейтенанте Култышеве Василии Дмитриевиче, сбитом над Шаталово и похороненным затем в братской могиле. На 25-летие освобождении Смоленщины приезжали его сестры: Анна Дмитриевна и Елизавета Дмитриевна из г. Кирова. Елизавета Дмитриевна умерла, а Анна Дмитриевна была жива ещё два года назад.

Немцам удалось из 2 немецких аэродромов создать одну большую немецкую авиабазу, о которой рассказывает в своих мемуарах Герой Советского Союза Васи­лий Николаевич Барсуков, в книге «Крылом к крылу» он писал: «Осенью 1943 г. нашу первую воздушную армию принял под своё командование генерал полковник авиации Михаил Михайлович Громов - известный всей стране лётчик, Герой Совет­ского союза. Новый командующий поставил задачу: рядом последовательных бом­бовых ударов разгромить авиацию врага на его наиболее крупных аэродромах. Пер­вым на очереди было Боровское. Разведчики бомбардировочной авиадивизии лейте­нанту Анисимову была поставлена задача: в течении нескольких дней собрать све­дения об аэродроме Боровское. Это было необходимо для проведения Смоленской наступательной операции (с 7 августа по 2 октября). Цель: взятие Смоленска, Рославля, подготовка плацдарма для наступления на Прибалтику и Белоруссию. Осу­ществлялась эта операция силами Западного и Калининского фронтов. Необходимо было разгромить довольно большие силы немцев, так называемый Восточный вал, овладеть «Смоленскими воротами»-между речками Днепра и Западной Двины. На Починковском направлении действовала 33 армия Западного фронта 41-я воздушная армия, которые осуществляли Смоленско - Рославльскую операцию. 33-й армией ко­мандовал генерал-майор Ревикин Василий Андреевич». "Получив задание Анисимов, поднялся в воздух, к обеду он вернулся, сдал снимки и улетел снова. В последующие 3 дня, лейтенант летал по несколько раз в день. В результате этих полётов было уточнено, что 2 раза в неделю 13 часам гитле­ровцы слетаются на этот аэродром. Для какой цели? Неизвестно, но именно в эти часы аэродром был переполнен. Сведения были весьма ценными. Однако данные авиаразведки требовали дополнительной проверки (ведь немцы настроили вокруг много ложных аэродромов). Уж больно не верилось нашему командованию, что враг среди белого дня сводит свою авиацию в одно место. Это мог делать в 1941 г., но не сейчас! Правда Боровское, по тем сведениям, которыми мы располагали, хо­рошо прикрывалось зенитным огнём и истребителями. Последовал запрос штаба фронта в штаб партизанского движения, чтобы там проверили сведения, собранные Анисимовым. Вскоре оттуда пришло подтверждение (мы думали, что это подтвер­дили бежавшие из Шаталовских концлагерей партизаны). Было принято решение произвести налёт на Боровское днём. Напасть на врага следовало неожиданно, когда он нас не ждёт, блокировав предварительно аэродром с воздуха нашими истребите­лями.

Утром 13 августа к бомбардировщикам прилетели командир 18-го гвардей­ского истребительного полка Е. Голубов и командир полка «Нормандия» Пуйяд, за­менивший погибшего Тюляна. Договорились, что советский удар должен был нане­сён 14 августа в 13 часов. Первыми поднялись со своего аэродрома лётчики 18-го полка и французы. Чтобы не попасть в поле зрения вражеских локаторов, истреби­тели шли на бреющем полёте. По мастерству исполнения это был самый замеча­тельный рейд истребителей, о котором мне когда-либо приходилось слышать. Пред­ставьте себе стремительную скорость «ЯКов», идущих почти над самой землёй.

Гитлеровцы были ошарашены, неожиданно, увидев над аэродромом, красно­звёздные истребители. Как гром среди ясного неба, обрушились наши самолёты на фашистский аэродром, яростно обстреливая из пушек и пулемётов стоящие на земле самолёты. Крупная авиабаза гитлеровцев на этот раз была полностью блокирована. Советские истребители не давали возможности вражеским самолётам выйти из под удара. Правда, кое-кто из фашистов пытался взлететь из одного из секторов аэро­дрома. Но из этой затеи ничего не вышло, ещё на земле они были атакованы лётчи­ками нашей эскадрильи и потеряли 2 самолёта. Такую же неудачу потерпела группа гитлеровцев и в другом секторе. При попытке вырулить для взлёта она была атако­вана и уничтожена французскими лётчиками под командованием. Чтобы спасти свои самолёты гитлеровцы вызвали помощь с соседних аэродромов. Через несколь­ко минут две группы истребителей МЕ-109 и ФВ-190 появились в воздухе. Завяза­лось ожесточённое сражение. Однако превосходство в численности и мастерстве была на нашей стороне. Эскадрильи Заморина и Сабирина вместе с французами ре­шительно атаковали врага. Фашистским лётчикам ничего не оставалось, как поспеш­но выйти из боя, потеряв два своих самолёта.

В этот момент над вражеским аэродромом появилось соединения ПЕ-2. Са­молёты шли большими группами. Первую вёл полковник Дымченко, вторую - под­полковник Гаврилов. Полёт первого полка над целью продолжался меньше минуты. Столько же затратил и Гаврилов.

Ко второму заходу наших бомбардировщиков встретили огнём вражеские зенитки. В воздухе засверкали разрывы зенитных снарядов. Но наши лётчики, при­зирая опасность, не свернули с курса. Бомбы сыпались и сыпались на вражеские стоянки самолётов, на зенитные батареи, аэродромные сооружения, бензосклады и бомбохранилищи. Внизу всё пылало, взрывалось, озаряя небо багровыми сполоха­ми.

Вечером мы нанесли повторный удар по Боровскому".[3]

Больше не один вражеский самолёт не взлетел с нашей земли.

Продолжая наступление, войска Западного и Калининского фронтов, охва­тили смоленскую группировку гитлеровцев с юга и севера.

23 сентября Шаталово и Починок были освобождены, 25 сентября Рославль и Смоленск.

« Город Починок и прилегающие к нему деревни освобождали части 164-ой стрелковой дивизии 33 армии (командир генерал-лейтенант В. А. Ревякин). Здесь дрались войны 74-го, 531-го, 620-го, 742-го стрелковых полков, 156-го танкового полка.

О судьбе военнопленных из Шаталовских концлагерей мы почти ничего не знаем. Есть предположение, основанное на рассказах местных жителей, что значи­тельная часть их была уничтожена немцам. Леса вокруг Алексино, Шаталовская земля всё ещё хранит останки безвестных солдат, отдавших жизнь за Родину, не смирившихся с пленом, отчаянно сражавшихся в том далёком и страшном 41-м. Жители Алексино показали нам ров, куда немцы при отступлении сбросили тела расстрелянных военнопленных. Об этом захоронении мы рассказали председателю районного поискового отряда, специалисту по делам молодёжи при главе админист­рации района А. В. Моргунову. В ходе поисковых работ на территории Алексино отрядом «Факел», куда наших ребят приняли как поисковиков, удалось найти моги­лу и извлечь останки двенадцати воинов. К сожалению, имена погибших выяснить не удалось. Сначала соорудили временное захоронение тел, а 21-го сентября 2001 года торжественно перезахоронили, по согласованию с населением Алексинской администрации, на поселковом кладбище в Мачулах, рядом с могилой, где находит­ся прах неизвестного солдата, теперь их стало 13... А, сколько ещё неизвестных лежат в нашей земле?

Восстановление для наших земляков началось сразу же после освобождения.

В Починковском архиве мы обнаружили в документах Починковского Рай­исполкома за 1943 г. протокол № 1 от 26 сентября 1943 г. « О восстановлении сель­ских Советов и колхозов в р-не после освобождения от немецких оккупантов».

РЕШЕНИЕ:

1. Послать в каждый сельский Совет представителей Райисполкома для восстановления Советской власти в сельских Советах, т.е. избрание председателей Сельских Советов.

2. Обязать вновь избранных председателей в трёхдневный срок восстано­вить все колхозы, находящиеся на территории своего сельского Совета.

Председатель Райисполкома - Трофимов.

Начальник районного НКВД - Т. Баранов.

Уже в октябре 1943 г. было дано распоряжение по всем сельским Советам учесть всех детей — беспризорников и оказать помощь семьям военнослужащих и семьям партизан. Возобновлялись работы школ, больниц, столовых. Конечно, по­мещений не было, всё это создавалось во временных приспособлениях. В Шаталово школы не было, дети учились в Митюлях, Алексино, Даньково. В р-не 1943-1944 г.г. было открыто 9 типовых школ.

Работы было много. Собирали колхозный инвентарь, разобранный по домам в начале войны, припрятанный от немцев. Шаталовцы, алексинцы и другие жители соседних деревень ловили немецких лошадей, другой скот — всё это строго учитывалось и раздавалось колхозам. На учёт были взяты все военнообязанные и призва­ны в ряды РККА. Работал по выяснению принадлежности граждан во время оккупа­ции к работе на немцев, связанной со зверствами над мирными жителями районный НКВД. Записывались злодеяния немцев. Была организована работа по организации захоронения трупов вражеских солдат и офицеров.

Так как продолжалась война, местное население должно было обеспечивать, чем могло успешное продвижение Красной армии на запад. Жители мобилизовывались на ремонт дорог, мостов. Уже 23 октября 1943г. Починковский Райисполком принимает постановление о восстановлении Шаталовского аэродрома, для чего про­водит мобилизацию трудоспособного населения в колхозах в кол-ве 1000 человек и 100 лошадей. Каждый сельсовет получает соответствующие задание. Такие решения будут приниматься и по Боровскому, Тростянскому аэродрому до конца 1943 года. Эти аэродромы использовались для дислокации нашей авиации при подготовке и проведении дальнейших наступательных операций 1943/44 годов. Мобилизованные колхозники расчищали аэродромы от завалов, искореженных самолётов, чистили полосы от снега. Несколько поколений мальчишек из Шаталовского гарнизона иг­рали на «кладбище самолётов» за взлётно-посадочной полосой.

«Война нанесла большой ущерб колхозу, - пишет в своей книге «Коммунисты колхоза», - Е.А. Михалёва. Пришлось всё возрождать заново... Все были одержаны одной идеей - побыстрее восстановить разрушенное хозяйство". Суровое было вре­мя, суровые решения принимала власть. В протоколах Райисполкома за 1943 г. за­писаны решения о восстановлении посевных площадей, посевах на весну 1944 г. За исполнение этих решений председатели этих колхозов несли уголовную ответствен­ность. За каждым решением Райисполкома стояла подпись не только председателя Райисполкома Трофимова, но и подпись начальника районного НКВД - т. Баранова, а в конце 1943 г. т. Савостикова.

Вся тяжесть восстановления колхоза легла на плечи подростков, стариков и женщин. Легче стало, когда стали возвращаться мужчины, оставшиеся в живых, но их было не много, как уже говорилось выше, по Шаталовскому с/совету с войны не вернулись более 2000 наших земляков. В числе первых вернувшихся с войны Пётр Романович Рубанов. Затем демобилизовались Григорий Фёдорович Зябрин, Захар Михайлович Чепенко, Иван Романович Черников и другие.

« Все они сразу же включились в работу по восстановлению разрушенного хозяйства и не мало сил отдали развитию родного колхоза».

О тех, кому посчастливилось вернуться с войны живыми, прожить долгую жизнь, мы составили картотеку « Ветераны Великой Отечественной», образцы ко­торой представлены в нашем приложении.

Заключение

Работая над рефератом, мы не только изучали военную историю нашей малой Родины, но и, как бы приобщались к тем событиям, о которых узнавали все новые и новые подробности, почув­ствовали их дыхание, свою сопричастность к ним. Листая пожелтевшие страницы газет, фронто­вых писем, мы понимали, что прикасаемся к ним. Эта работа - память о страданиях и радостях, о зле и добре, о героизме и предательстве, о войне и мире, то есть всего того, что было в то время. Чем-то мы можем гордиться, а из каких-то событий, поступков извлечь уроки. Мы изменились, изменилось наше отношение к жизни. Ребята из нашей школы продолжают работать в поисковом районном отряде « Факел», участвуют в раскопках останков советских воинов. Ведь они, сбро­шенные немцами в общей яме - безымянны. Немцы срывали с них медальоны, лишая их права не только на жизнь, но и на имя, выжигая им номер, как тавро на скот. Нам близок и понятен стал смысл поисковой работы, который заключен в словах : « Пока последний солдат не похоронен, война не закончится». Чтобы приблизить окончание войны, мы и занимаемся краеведческой и по­исковой работой.

Закончить нам; реферат в память о наших земляках мы бы хотели словами М.И. Кутузова: « Достойные смоленские жители - любезные соотечественники! В самых лютых бедствиях своих Вы показываете непоколебимость своего духа. Враг мог разрушить стены Ваши, обратить в разва­лины и пепел имущество, наложить на Вас тяжелые оковы, но не мог и не возможет победить и покорить сердец Ваших. Таковы россияне».

Что можно добавить к этим словам?

Библиография

1. В. Барсуков «Крылом к крылу», Москва, 1981 г,

2. И.Н. Беляев «Память огненных лет», Смоленск, 2000г.

3. Г.К. Жуков «Воспоминания и размышления», Москва, 1969г.

4. Е.А. Михалева «Коммунисты колхоза», Московский рабочий, 1979г.

5. А.Г. Синицкий, М.М. Глебов, В.Т. Жарко «Воздушные разведчики», Минск, 1987г.

6. И. Стаднюк «41-ый...», Москва, 1993г.

7. Статьи: Л. Стародворцев «Боевые действия группы Качалова», М. Веремьева «И мы стали партизанами».

8. Оперсводки Подольского архива МО.

9. «Протоколы заседание Починковского райисполкома» за 1943г., 1944г., 1945-
50г.г.(Починковский районный архив).

10.Письма Е. Синайко в районный музей.

11.Очерк полковника Макарова «ДБ-ЗВФ с задания не вернулся».

12.Воспоминания, записанные со слов местных жителей.

Копия письма из парт изанского отряда.


От брата Фёдора Карнеева ст. Цумань.

Ст. Цумань Ровенской области. 10.5.44г.

Здравствуйте, дорогие родные

сообщаю вам, что я жив и здоров чего и вам желаю.

Сейчас я нахожусь в партизанском отряде.

На правах среднего командира как был и в армии подробно ничего писать не буду. Если буду, жив, а я надеюсь быть живым, то встретимся.

Мотя я пишу письмо только тебе передай об этом и Сергею

адреса у меня пока нет.

Желаю вам всего наилучшего

целую Петю племяшу Шуру, Тоню,

а меньших не помню, как звать ни твою ни Сергееву.

Ваш брат Фёдор.

Мой адрес. Москва, п/я № 35

Бакину. для Карнеева Фёдора Панкратьевича.

Партизанский отряд.


Адрес:

Смоленская область.

Стодолищенский р-он.

Лещено-Слабодский с/с. Колхоз

им. Германский пролетариат.

Магутова Матрёна Панкратьевна.


От брата Фёдора Карнеева ст. Цумань.

Ст. Цумань Ровенской области. 10.5.44г.

Здравствуйте, дорогие родные

сообщаю вам, что я жив и здоров чего и вам желаю.

Сейчас я нахожусь в партизанском отряде. На правах среднего

командира как был и в армии подробно ничего писать не буду.

Если буду, жив, а я надеюсь быть живым, то встретимся.

Мотя я пишу письмо только тебе передай об этом и Сергею

адреса у меня пока нет.

Желаю вам всего наилучшего

целую Петю племяшу Шуру, Тоню,

а меньших не помню, как звать ни твою ни Сергееву.

Ваш брат Фёдор.

Мой адрес. Москва, п/я № 35

Бакину. для Карнеева Фёдора Панкратьевича.

Партизанский отряд.



ВОСПОМИНАНИЯ ЯСТРЕБОВОЙ

АЛЕКСАНДРЫ ГРИГОРЬЕВНЫ

ОБ ОККУПАЦИОННОМ ВРЕМЕНИ


Воспоминания о днях оккупации Ястребовой Александры Григорьевны (жительницы д. Шаталова Починковского района).

Первые немцы появились в д. Шаталово 17 июля. Шли свободно, некоторые жители бежали от них в сторону Хиславичей. Сразу стали грабить местных жителей, брали все, что им приглянулось. В здании, где раньше была постовая станция, а затем контора колхоза устроили комендатуру, вторая комендатура была в гарнизоне (сейчас это штаб базы), в комендатурах работали девушки и женщины из окрестных деревень, в том числе и из д. Шаталово. В д. Дирижабль (располагалась за Митюлями) был штаб СС.

В д. Шаталово была открыта больница (дом стоял напротив сегодняшней остановки автобуса), рядом с лагерем военнопленных. В этой больнице вел I приём военнопленный врач из Украины у Рожок Григорий Васильевич, он имел

свободный выход, немцы даже разрешали ему жениться на девушке Ястребовой

Евдокии Андреевне. У них родился сын Василий.

Рожок Василий Григорьевич во время службы в армии.

Рожок Григорий Васильевич организовал вокруг себя группу украинцев с целью побега. Первая попытка не удалась, хотели бежать во время крестин ребёнка (сына Василия), но немцы не отпустили пленных на крестины. Григорий Васильевич даже написал трогательное прощальное письмо. Вторая попытка удалась. Одиннадцать военнопленных во главе с Рожок Г.В. угнали с территории лагеря машину, им удалось доехать до Белоруссии, там они начали партизанить, но были пойманы и сожжены немцами в доме вместе с местными жителями. Спасся только один бежавший из Шаталовского лагеря, он вернулся в Шаталово, надеясь от сюда уйти за линию фронта, но его схватили и казнили за побег. ( Имени этого военнопленного Александра Григорьевна не знает) .

Немцы часто устраивали показательные казни. Помнит и казнь учительницы из Азаровки (Новиковой Ольги, как потом выяснили члены Совета музея). Привезли молодую женщину с молодым парнем, видно было, что ее пытали, были обрезаны волосы, одета была в алую блузку, черную юбку, парень тоже был обстрижен, одет в рванную военную форму, оба были босиком (была зима). На груди висела табличка: «Это партизанка, «это партизан». Немцы согнали очень много народу со всех окрестностей, заставили насильно смотреть на казнь, т.к. многие отворачивались или закрывали лицо руками. Поставили пленных на ящики из-под патронов. Женщины кричали: « Не бойтесь, смотрите, мы всё равно победим. За Сталина». Разъяренные немцы, выбили ящики из-под ног. Трупы висели очень долго. Всего Александра Григорьевна присутствовала на двух показательных казнях. Вторая была, когда вешали, привезённую откуда-то женщину- партизанку, а потом и её дочь, которая пришла в Шаталово в поисках матери, было, ей около 12 лет. Вспоминает и о казне двух работников ИКВД - Борисова Егора Ерёмовича и Романенкова Ивана Егоровича, которые пришли в Шаталово в разведку, но были схвачены и казнены.

В 194 3г. Летом начались свадьбы, женились в основном, чтобы не угнали в Германию.

Однажды с подружками пошли в д.Митюли, где выходила замуж их односельчанка Макаренкова Мария за Чеканова Василия. Полицейские окружили свадьбу и забрали молодежь 1925-1926 года рождения. Староста Сидоренков Семен Михайлович привез семерых девушек в комендатуру, замкнули их в пристройке для инструментов в лагере, расположенном между Шаталовом и Алексином. Сидели там больше недели, не кормили, ели, только то, что успели ухватить со свадьбы с собой, экономили каждый кусочек. Иногда отпускали в туалет. Однажды из д. Приленово привезли красивую женщину {говорили, что она была учительницей). Каждый вечер её таскали на допросы, возвращалась она избитая, в крови. Говорила, что она из Прилепово, и что немцы убили её отца. Она была очень красивая темными кудрявыми волосами. Однажды, с очередного допроса, она не вернулась. Спасла девушек через переводчика Мишу двоюродная сестра Ляменкова Надя из Киселёвки. Немцы отпустили девушек. Но через 2 месяца перед самым освобождением немцы стали отгонять молодёжь в Шаталовский гарнизон (недалеко от аэродрома). Набрали примерно 450 человек, держали в 2х этажном доме, где до войны находились летные классы, держали долго, кормили разной бурдой(как и военнопленных) , но отправить в Германию не успели. Началось наступление наших войск, и немцы всех отпустили.

ПРОТОКОЛ №1

от 26 сентября 1943 года

ЗАСЕДАНИЕ ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО КОМИТЕТА ТРУДЯЩИХСЯ ГОРОДА ПОЧИНОК

"О ВОССТАНОВЛЕНИИ СЕЛЬСКИХ СОВЕТОВ И

КОЛХОЗОВ В РАЙОНЕ ПОСЛЕ ОСВОБОЖДЕНИЯ ОТ

НЕМЕЦКИХ ОККУПАНТОВ"

Решение

1. Послать в каждый Сельский Совет представителей
райисполкома для восстановления Советской власти в сельских
Советах, то есть избрание председателей Сельских Советов,

2. Обязать вновь избранных председателей в трехдневный срок
восстановить все колхозы, находящиеся на территории своего
Сельского Совета,

Председатель райисполкома - Трофимов
Начальник райисполкома НКВД - Баранов

ПРОТОКОЛ № 3

октябрь 1943 года

- в трёхдневный срок учесть всех детей - сирот и беспризорников»
и списки выслать в райисполком.

- оказать помощь семьям военнослужащих и семьям партизан,
учесть их нужды.

- возобновить работу школ, больниц, столовых во временных приспособлениях.

- рабочий скот, инвентарь, принадлежащий колхозу, вернуть
колхозу.

- взять на учёт всех военнообязанных граждан, обеспечить их
мобилизацию в РККА.

- организовать работу по учёту злодеяний немцев и полицаев,

- обязать все Сельские Советы немедленно организовать
захоронение трупов вражеских солдат и офицеров.

О РЕМОНТЕ ДОРОГ И МОСТОВ

О ЗАКРЕПЛЕНИИ РАБО ЧЕЙ СИЛЫ И ГУЖЕ ТРАНСПОРТА ДД

ЗИМНИЙ ПЕРИОД 1943 44 ЗА АЭРОДРОМАМИ ШАТАДОВО.

БОРОВСКОЕ . ТР0СТЯНСК05

На основании постановления Г.О.К.О. СССР от 8 октября 1943
года и Решение Смоленского Бюро обкома РКП (б) и

областного совета депутатов трудящихся.

от 26 октября 1943 года.

Бюро Почниковского РКВКП (б) и Исполком райсовета решили: Для нормальной работы авиация в зимних условиях немедленно закрепить за аэродромами Шаталов о» Тростянское, Боровское сельсоветы согласно приложению;

За Шаталовским

Алексенский сельсовет - 150 человек - 15 лошадей
Медведковский - 150человек- 15 лошадей

Даньковский - 200 человек - 20 лошадей


4. О похоронах бойцов Красной Армии, обнаружении трупов бойцов Красной Армии, похоронить на ближайших кладбищах. Украсить могилы цветами, обложить зеленью, на каждой могиле бойцов установить памятники, все имеющиеся братские могилы огородить.

Начальник НКВД - Савостиков

Взять на учёт весь скот, принадлежащий ненцам.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ РАЙИСПОЛКОМА

от 23 октября 1943 года

О МОБИЛИЗАЦИИ ТРУДОСПОСОБНОГО НАСЕЛЕНИЯ В

РАЙОНЕ ДЛЯ СРОЧНОГО ВОССТАНОВЛЕНИЯ

ШАТАЛОВСКОГО АЭРОДРОМА

В соответствии с указанием СИК ССС Р от 21 сентября 1943 гола IV 290 и Решение Бюро Смоленского обкома РКП (6) й Исполкома областного совета депутатов трудящихся от 11 октября 1945 года Бюро Починковского РКПКП (б) я Исполком Райсовета решили:

Для срочного восстановления Шатяловского аэродрома мобилизовать в районе трудоспособное население в количестве 1000 человек и 100 лошадей по нижеследующим Сельсоветам; ' Алексенскону -50 человек

Аблизковскому - 20 человек - 4 лошади

Белорусскому - 60 человек

Буловскому - 60 человек

Васьковскому - 50 человек

Даньковскоиу - 50 человек - 10 лошадей

2. Установить, что мобилизации подлежат трудоспособное
население из числа не работающих на предприятиях, в учреждениях
мужчины а возрасте от 16 до 55 лег» женщины от 1б до 50 лет,

3. От мобилизации освободить;

а) Женщин, имеющих грудных детей и детей до 6 лет; б) учащихся высших в средних учебных заведений.

4. Обязать председателей указанных сельсоветов всем
отобранным объявить об этом под расписку.

Каждый мобилизованный должен иметь при себе лопату, а на каждые 10 человек 1 лошадь и I гонор, не менее как на 2 недели продуктов питания для себя а для лошадей фуража.

Постановление от 3 ноября 1943 года

Материалы Подольского архива МО

Разведсводка № 1 3

к 8.00 21.7.41 ШТАРМ 28

1. Боем установлено (данные 3.00 21.7), что до 2-х бат. мотопехоты пр-ка при поддержке 2-х батарей ведёт наступление со стороны Починок на Дмитриевка.

2. На аэродроме Энгельгардтовская (юж. Починок) отмечено наличие транспортных самолётов пр-ка, количество уточняется.

Оперсводка №25 Штаб группы 28 арм. 23.7.41

Лес 1 км ю-в Стодолище.

1. Передовые части пр-ка отброшены за р. Беличек, р. Стомять.

2. Войска гр. тов. Качалова с 17.30 23.7.41 вышли:

а) 149 сд - 568 сп рубеж Гута сев. берег р. Беличек, (иск) -
Ворошилове;

б) 479 сп - правым флангом вышел сев. берег р. Стомять ю-з
Ворошилове.

3. 145 сд: 340 сп 2-мя батальонами перешёл сев. берег р. Стомять южн.
Лещино, Слобода;

г) 729 сп одним батальоном занял Полуево (сев. берег р. Стомять), остальные южн. бер. р. Стомять.

Потери: 35 чел. убито и ранено.

104 тд 9.00 24.7 сосредоточилась в районе Борисовка, Ковали; 149 сд к 8.30 24.7 части див. вышли на сев. берег р. Беличек, овладев Ворошилова; 145 сд: левофланговый батальон 729 сп отошёл от Полуево. Потери 145 сд за 23.7.41: всего в див. убито и ранено 771 чел.

Авиация пр-ка в течении 24.7 значительно снизила свою активность в результате действий нашей авиации по аэродрому Шаталово.

Наши потери: не вернулись 8 самолётов ПЕ-2, 7 - Ил-2. Сбито в воздухе 7 самолётов пр-ка Ме-110 и уничтожено до 25 самолётов и часть лётнотехнического состава на аэродроме Шаталово.

Оперсводка №01

Штаб ВВС армии, лес Стодолище к 6.00 24.7.41

1. ВВС 28-й армии штурмовали и бомбометанием

13.00 до 19.00. 23.7.41 действовала авиации пр-ка на аэродроме Шаталово.

2. 411 сбап в 13.05 в составе 5 самолетов Пе-2 произвел бомбометание по
аэродрому Шаталово. С задания не вернулись все 5 самолетов. Результаты
бомбометания и причины не возвращения самолетов выясняются.

В 19.00 5 самолетов Пе-2 произвели повторное бомбометание самолетов пр-ка на аэродроме Шаталоео. В результате уничтожены несколько самолетов пр-ка и вызван большой пожар на аэродроме. Пр-к оказывал сильное противодействие зенитно-артиллерийским огнем и атакой с воздуха. В воздушном бою стрелок-радист 1 категории сбил самолет Ме-109. С

задания не вернулись 3 самолета.

В 19.30 6 самолетов Ил-2 190 шап штурмовыми действиями уничтожали пр-ка на аэродроме Шаталоео. К моменту прилета на аэродроме было до 40 самолетов пр-ка.. Отмечено много прямых попаданий, взрывы, пожар, был

сбит Ме-109. С задания не вернулись 3 самолета.

В 19.20 4 самолета Ил-2 вылетели для повторного удара по аэродрому Шаталоео. Результаты неизвестны. С задания не вернулись все 4 самолета.

Оперсводка №14. К 18.00 25.7.41

1. Части оперативной группы генерал-лейтенанта тов. Качалова развивают успех, особенно на своем левом фланге. К 8.00 25.7.41: 149 сд вышла на рубеж Рудня-Бережок-Слобода. 145 сд - Михайловка-Погари-Митюли.

Артиллерия 145 сд 516 гап, 3/489 гап, 1 и 2/340 кап, 3/649 кап, 2/93 пап, 4/753 пто, 255 птд, 327 озад и 64 озад все подразделения занимают боевой порядок и поддерживают пехоту.

Потери: людского состава 16 человек, лошадей 19, ранено 3 ср. командира.

Комиссарам дивизий и частей Армии.

Несмотря на категорические требования, до сих пор с поля боя не убраны трупы, в том числе и бойцов Кр. Ар. Этому возмутительно хамскому отношению к бойцам, отдавшим свою жизнь за Родину, немедленно положите конец - там, где позволяет возможность, организуйте похороны с оказанием должных почестей и клятвой на их могилах отомстить за смерть товарищей.

Братские могилы огородить, вывесить списки погибших, украсить их соответственно.

За проявление впредь нечеловеческого отношения к погибшим, строго взыскивайте.

Член военного совета А. бригадный
комиссар /Колесников/.

Начальнику штаба 28А штадив 145 сд 25.7. 41 лес 300 м. сев. Хутулёвка

1. 340 сп - овладел Потворовка.

Разрыв между 479 сп (149 сд) и 340 сп (145 сд), доходящий до 5-6 км, задерживает тем продвижение 340 сп, т.к. последний вынужден оставлять прикрытие фланга и тем самым ослаблять силы полка. Командир дивизии просит указать командиру 149 сд о заполнении разрыва, хотя бы минимальными силами.

2. Див. 26.7.41 завершает окружение и уничтожение пр-ка в районе
Васьково, Галеевка, ж.д. мост ю.в. Васьково.

После выполнения указанной задачи командир дивизии просит разрешения в течение 26.7. 41 вести бои лишь усиленными ПО полков направлении Починок, а остальные части приводить в порядок.

3. Прощу уточнить границу дивизии от Васьково. Считать ли ее как
указано в директиве шоссе включительно или от Васьково будет дана
железная дорога Рославль-Смоленск включительно.

Братская могила №6.

Братская могила расположена на северо- восточной окраине деревни Шаталово, Шаталовской сельской администрации, в 13 км от Города Починок. В братской могиле захоронены офицеры, сержанты и солдаты 87, 136, 144, 149, 270, 472, 620, 628, 785, 812, 1138 и 1315 СП, 118 и 173 СД, 243 мотодивизии, 4 краснознаменной Рославльской тяжелой пушечнойарт бригады, 104ОПСД23 автополка, 95, 119 и 123 авиаполков, 244 и 644 батальонов аэродромного обслуживания, 80 авиабазы, 2991 эвакогоспиталя и других воинских частей , принимавших участие в обороне и освобождении района в период 1941-1943 гг. В 1954 году в братскую могилу перезахоронены останки воинов из деревень - Барсуки, Морозовка, Хатрусово, Кошелево, Клемятино, Мачулы, Красносвятское, Казятники, Совхоз Коминтерн, Бердибяки 1, Бердибяки 3,Радышково, Картавое,Тюри, Буловица, Ананьево, АлексиноДмитреевка, Светлое,Акулинки, Лобково, Зяхино, Салово, Лучеса, Бесищево, Рудня, Городок, Ревыки, Боровское, Липки, Казаринка, Слобода, Мурыгино, Кимборово, Вошкино, Россаж, Ямполье, Пищалово, Татарово, Ламоново, Митюшино, Бакланове Кракодиново, Макшеево, Обухово, Плоское, Чепищево, Белокотлово,Тростянка, Мошевая, Прудки 1, Прудки 2, Осташково, Бухово, Молуки. В могиле захоронены останки 582 погибших воинов. Фамилии126 воинов установлены, фамилии 456 воинов не установлены.

Материалы поискового отряда «Память»,

78 немецкая пехотная дивизия наступала через Хиславичский, Шумячский и Рославльский район (начав с р. Сож у Резаново, Яновка, Рудня, Хиславичского р-на, юго -восточнее Мстиславля, через Вигурина Поляна, Селюты, Большая Буда, Снегиревка, Гневково, Рогово вышла к Шумячам. Наши войска оборонялись у р. Сож 1.08.41г. в хорошо укрепленной д. Яновка и в лесах вокруг д. Рудня (лесочек юго-восточнее д. Рудня утром 1.08.41г. пробомбили немецкие пикировщики Ю-87),Немцы навели мост у д. Подлужье и прорвались к д. Вигурина Поляна, при этом в лесу у д. Корниловка (около 3 км восточнее Рудня) в бою немцы захватили 6 наших пушек и несколько грузовиков. Это были части какой-то дивизии 13 Армии. Затем был бой за господствующую высоту 206 (около 2 км западнее Вигурина Поляна). Еще утром с боем взяли Яновку, еще одну высоту (западнее Буда) тоже взяли с боем, после этого наши войска отступили и особых боев не было. Немцы через Селюты — Косачевка и Большая Буда - Костюковка вышли к Снегиревке, а затем через Резаново и Гневково к Шумячам, где только и встретили новое сопротивление свежей 21 горнокавалерийской дивизии (прибыла из Узбекистана).

Общий обзор боев по Почииковскому району.

Ни в 1941, ни в 1943 гг. фронт не задерживался на территории Починковского р-на более чем на неделю. Бои велись в движении, атаках и контратаках. Окопаться и та и другая сторона не успевали, что затрудняет поисковую работу на местности. Согласно материалов САМО район освободили 21,33,49Армии, 2 гв. тк. корпус, 3 и 6 гв. кк. Более важны бои 1941г. Починковский р-он был захвачен немцами с ходу, т.к. наших частей здесь не оказалось и оборону строить было не из кого. Случилось это после прорыва 11.07.41г. нашей обороны на р. Днепр между Могилевом и Оршей, после которого 47 немецкий танковый корпус 2 танковой группы Гудериана пошел через Красный на Смоленск, а 46 танковый корпус (командующий -— генерал танковых войск барон фон Фитингоф) через Хиславичи пошел на Починок. Уже к исходу 16.07.41г. ст. Починок достигла передовая группа этого танкового корпуса — 10 танковая дивизия (генерал-лейтенант Шааль), за которой по той же дороге двигалась моторизованная дивизия СС "Рейх" (ком. — обергруппенфюррер СС и генерал войск СС Гауссер). Не задерживаясь в Починке, утром 17.07.41г. 10 танковая дивизия тут же выступила дальше по дороге на Ельню и только вечером за Болтутино наткнулась на первое сопротивление спешно переброшенной в Ельню 120 стр. див. из Белгорода. Следом за 10 т.д. через Починок прошла дивизия СС «Рейх» на Ельню. Штаб 46 тк размещался 21 — 23.07.41г. в д. Киселевка (зап. Починка). На советский аэродром у Шаталово, откуда 16.07.41г. едва успела эвакуироваться наша авиа часть, уже 21.07.41г. прибыли немецкие пикирующие бомбардировщики, которые стояли там весь период боев у Рославля и Ельни (с 21,07.41г. по 4.08.41г.). Впрочем, говорить о том, что немцами был захвачен с ходу весь район было бы неверно. Сначала они захватили узкую полосу вдоль дороги Хиславичи — Починок — Ельня, а части района севернее и южнее нее еще несколько дней оставались как бы ничейными, т.е. на севере немецкие войска были заняты окружением Смоленска, на юге врага сдерживала слабая оборона 13А, восстановленная после отхода с р.Днепр по р.Сож до Хиславичей. Далее от Хиславичей на север создавать оборону было некому. Через Починковский р-он отступали остатки 13А, чудом вырвавшиеся из окружений у Днепра. Единственное соединение — потрепанная, попавшая под главный удар немецкого прорыва на Днепре, у Шклова, но тем не менее избежавшая окружения у Могилева и Смоленска — 53 стрелковая дивизия (с частями других подразделения 61 стрелкового корпуса 13 армии) очень быстро отступала через Монастырщину и Починок (успела его пройти до подхода немецкой Ют.д.) и ее смогли остановить только на р. Десне, т.е. уже вне Починковского р-на. Осознав, угрозу двойного окружения Смоленска (если 46 т.к. 2тт через Ельню - Дорогобуж выйдет к Ярцево, где соединится с танками 3 тт., уже захватившими Ярцево 15.07.41г.), советское командование срочно выдвинуло в район Рославля сосредотачивавшуюся на р.Десне (у Екимович) 28 армию (ком. Ген-лейт. Качалов), которая еще не закончила формирование. Армия получила задачу в составе 145, 149с.д.,104 т.д. наступать из Рославля через Починок на Смоленск, тем самым ударив во фланг 46 т.к. у Ельни. Но ее передовой отряд, двигаясь по шоссе на Смоленск, уже 21.07.41г. южнее ст. Васьково столкнулся с немецким усиленным полком "Великая Германия" (фактически бригада), который в этот момент, прибыв 20.07.41г. в Починок из р-на Могилева через Мстиславль, Хиславичи был направлен из Починка на Рославль. Немецкий полк срочно создал оборону южнее ст. Васьково, продвижение наших частей на Смоленск было остановлено. Закончив сосредоточение в р-не Рославля, 23.07.41г. перешла в наступление вся 28А, двигаясь широким фронтом с юга на север. Не встретив серьезного сопротивления ее части форсировали р. Стометь и двинулись дальше, но тут 25. 07. 41 г. подошли в р-он Починок - Прудки - Шаталово с Днепра 292 и 263 пехотные дивизии немецкого 9 армейского корпуса, которые 26.07.41г. развернулись по фронту обороны Васьково - Кутузовка - Новоселье - Кукуево - Докудово - Бор (в район Бор срочно перебросили из Смоленска 137 п.д.) и наступление нашей 28 армии замерло. Измотав на этом рубеже наши части в жесткой обороне и контратаках (бои 26.07.41г. — 1.08.41г.), немецкие дивизии утром 2.08.41г.сами перешли в решающее наступление прорвали оборону 104 т.д. у Велик - Бор и выйдя силами 137 п.д. и частями 292 п.д. в междуречье Остер - Десна и далее до Варшавского шоссе, отрезали 28 армии путь отхода на восток. Часть попыток прорыва удалась, но немалая часть армии была полностью окружена севернее Рославля и уничтожена (из окружения вышли 149,222с.д.,104т.д., но штаб 28 армии и 145 с.д. были расформированы, т.е. почти полностью погибли или попали в плен). 5.08.41г. немецкие войска вышли южнее Доротовка- Крапивенский -этим самым завершилась полностью оккупация немцами Починковского р-на.

С 7.09 по 12.09.41г. на территории Починковского р-на, у р.Стряна велись продолжительные бои с тяжелыми потерями (р-он Бор - Шаталово - Стряна). 43 армия резервного фронта предприняла безуспешную атаку «в лоб» на немецкую оборону на р. Стряна с целью поддержать наше наступление у Ельни. Атака, в которой участвовали 149, 211с.д. и 104, 109 т.д. полностью провалилась, потери в людях и бронетехнике были значительными. После этой неудачи фронт тихо простоял по р. Десне и р. Стряна до 2.10.41г., когда немцы перешли в генеральное наступление (операция «Тайфун»), и Починковский р-он оказался в глубоком тылу немецких войск.

Части Красной Армии и Вермахт воевавшие на территории р-на:

28 армия (ком. генерал-лейтенант В.Я. Качалов, погиб 4.08.41г. у д. Старинка) — полевое управление армии и ее тыловые службы сформированы в конце июня 1941г. на базе штаба Архангельского военного округа и частей Московского военного округа. Погибла в августе 1941г. 145 стрелковая дивизия (ком. генерал-майор Вольхин А.А.) сформирована 19.08.1939г. в Орловском военном округе, прибыла в Рославль из г. Белгород. Расформирована 28.08.41г. после потерь у Стодолища и Рославля, командир из окружения вышел, но вынесли ли документы и знамя? ...

149 стрелковая дивизия (ком. генерал-майор Ф.Д. Захаров) сформирована в августе 1939г. в Орловском в.о. 22.06.41г. находилась в г. Старый Оскол (Белгородская область), сумела выйти из Рославльского окружения, еще раз была окружена со 2 по 5 сентября 41г. на Десне (р-он Богдановка — Холмец), вышла вновь и была брошена в бой на р Стряна. После потерь весь сентябрь находилась в резерве 43 армии за Десной на Варшавском шоссе (р-он Усохи), где 2-3 октября была разгромлена танками немецкой 4 ткр, остатки отошли к Вязьме, где погибли. Официально расформирована 27.12.1941 г., хотя не существовала еще с октября 1941г.

104 танковая дивизия (ком. полковник В.Г. Буков) до 15 июля 1941г. называлась 9 танковой дивизией. В Рославль переброшена из г. Мары (Туркменская ССР), довооружена новыми танками Т-34. После потерь в окружении у Рославля, у Богданово (2 - 5.09. 41г.) и в боях на р. Стряна (7.12.41г.) была сокращена в 145 танковую бригаду, которая также понесла тяжелые потери 2-5 октября 1941г. у р. Стряна и Десна и фактически исчезла. Сводный мотострелковый полк 28 армии собран в июле 1941г. в р-не Рославля из разрозненных групп, выходящих из окружений и отступающих белорусский частей 13 армии. После боев севернее Рославля прекратила свое существование.

222 стрелковая дивизия, командир - полковник Ф.А. Бобров, формировалась в Московском в.о. с марта 1941г., недоформированной отправлена на фронт под Рославль, после

небольшого наступления до р. Стометь и Остер, попав под встречный удар 3-х немецких пехотных дивизий, 222 с.д. отошла к Рославлю и далее по шоссе к Десне ( часть ее все же попала в «котел» под Рославлем). Несмотря на неудачное боевое крещение, дивизия в дальнейшем успешно вышла из окружения под Вязьмой, воевала под Москвой, освобождала Смоленск, закончила войну в Бранденбурге.

53 с.д. ( ком. - полковник Бартенев И.Д.) с 16 июля 1941 года- полковник Коновалов Ф.П. Это кадровая дивизия Красной Армии, участвовала в гражданской войне ( почетное наименование « Ново-Украинская»), основная дивизия Приволжского округа. 22 июня 1941 года находилась в г. Саратов, откуда в составе 21-й армии убыла на фронт по р. Днепр. Отступала через Починок на восток, что привело к судебному разбирательству. Позже оборонялась у р. Десна и активных боев не вела. В октябре 1941 года попала под главный удар немецкой 4-й танковой бр. на Десне, у Варшавского шоссе. Остатки дивизий вышли к Малоярославцу. Участвовала в обороне Москвы, воевала до конца войны.

211 с.д. ( ком.-подполковник Батраков М.С.) сформирована в июле 1941 года в Подмосковье. Очень слабая дивизия, неудачно воевала на Десне ( окружена 2-5. 09. 1941 г. у Богданово-Холмец), затем понесла большие потери на р. Стряна, а в октябре 1941 г. была окончательно уничтожена под Вязьмой.

109 т.д. ( ком.- полковник Чернобай СП.), создана 15.07.41г из части 59 танковой дивизии ( прибыла со станции Обличье, Дальний Восток). Получив новые танки КВ. и Т-34 ( а в основном имела Т-26 и БТ), прорвала немецкий фрот на Десне 30.08.41г., окружена 2-5. 09.41г., вышла у с. Холмец, снова попала в тяжелые бои на р. Стряна. Из-за потерь преобразована 16.09.41 г. в 148-ю танковую бригаду, которая 2-3.10.41г. была разбита у Спас-Деменска.

Что касается немецкой стороны, то в июле - сентябре 1941 года здесь вели бои дивизии 2-й танковой группы (генерал-полковник Гудериан) и полевой армии (генерал-фельдмаршал фон Клюге). 16 июля1941 года ст. Починок захватила 10-я танковая дивизия, созданная 1.04.1939г. в Праге, воевала во Франции и в Польше. В 1941 г. в России ( Починок, Ельня, Рославль, Мосальск, Вязьма, Бородино, Истра, Гжатск, Юхнов; с 1942 г. в Африке, где и сдалась американцам в мае 1943 года). За ней следом Починок прошла дивизия СС «Рейх» - лучшая полевая дивизия СС в 1940-1941 гг., которая была создана 1.04.1940г. и воевала во Франции, Югославии, России ( Починок, Ельня, Рославль, Шостка, Ромны, Спас-Деменск, Юхнов, Бородино, Можайск, Истра, Сычевка, Ржев). Особой воинской частью был усиленный моторизованный полк «Великая Германия», который был создан 12.06.39г. из караульных частей Берлина, но не СС. Это элитная часть Вермахта, где проходили службу солдаты-добровольцы из рядов почетных караулов Берлина или приписанные к полку высшие чиновники рейха, например лидер Гитлерюгенда барон фон Ширах во Франции в 1940 году. С ада 25 июля 1941 года полк держал оборону южнее ст. Васьково, а затем его сменила 263 пехотная дивизия и он убыл под Ельню. С 25 июля по 9 августа 1941 года в Починке стояла на отдыхе потрепанная у Смоленска 18 танковая дивизия. В атаке на советскую 28 армию участвовали 292 пехотная дивизия, 9 создана в Помирании 6.02.1940г., воевала в Голландии и Франции с 22.06.41 в СССР, 263 пехотная дивизия ( создана 26.08.1939г. в Рейланд-Пфальце , воевала во Франции), 137 п.д. ( сформирована в Австрии в октябре 1940 года), 15 п.д. ( создана в Баварии 2.10.1934г. в г. Вюрцбурге, воевала во Фракии), 197п.д.( образована 1.12.1939г. в Польше, воевала во Франции).

Материал подготовлен К.А Степченковым - экспертом-консультантом « Союза поисковых отрядов России».

Материалы о генерале Качалове

В середине июля 1941 года, когда в ходе Смоленского сражения немцам удалось окружить в районе Смоленска две наши армии - 16-ю и 20-ю, Ставка решила срочно передать командующему Западным фронтом маршалу С.К. Тимошенко 20 дивизий и армий Резервного фронта. Из этих соединений предписывалось создать пять армейских групп и нанести ими удары в направлении на Смоленск, чтобы соединиться с нашими войсками, дравшимися в окружении. Одна из таких групп создавалась из войск 28-й армии Резервного фронта. В ее состав вошли 145-я и 149-я стрелковые и 104-я танковая дивизии. Возглавить группу было приказано коман­дующему 28-й армией генерал-лейтенанту В.Я. Качалову. Задача группы - из района Рославля нанести удар в северном направлении. Группа Качалова первой из созданных армейских групп 23 июля начала наступательные действия из района Стодолища вдоль шоссейной и железной дорог, ведущих на Смоленск.

В центре боевых порядков группы находилась 149-я стрелковая дивизия, ко­торой командовал генерал-майор Ш.Д. Захаров. В первый же день наступления она продвинулась на несколько километров и заняла деревню Захарово. Впереди была деревня Ворошилово. Но взять ее с ходу не удалось. Противник успел подготовить здесь оборону, подтянул новые части. К исходу дня в дивизию прибыл командую­щий группой Качалов. Ознакомившись с обстановкой, он приказал не позднее сле­дующего утра овладеть деревней. - Почему атакуете в лоб, а не применяете обход­ный маневр? - упрекнул он комдива. - Ведь у немцев здесь пока еще нет сплошной обороны... На рассвете батальоны, выдвинувшиеся ночью, на фланги окопавшегося перед деревней противника, пошли в атаку. Бой был скоротечным и жестоким. Ос­тавшиеся в живых немцы побросали оружие. В плен было взято несколько сот не­мецких солдат и офицеров. Уже в первых боях высокое воинское мастерство про­явили во встречном бою командиры и бойцы 563-го стрелкового полка дивизии, ко­торым командовал полковник А.С. Прудников.

Авангард полка занял выгодный рубеж у деревни Боровки и встретил дви­гавшегося навстречу противника шквальным огнем. В результате шестичасового боя были разгромлены три пехотных батальона противника. Враг оставил здесь не менее 250 трупов. 170 фашистских вояк сдались в плен, в том числе два оберлейтенанта. Наши бойцы захватили 3 штабных автобуса с оперативными документами и карта­ми, 7 105-мм орудий, 2 тяжелых пулемета и другие трофеи. Об этих боях осталось


красноречивое свидетельство в обзоре командира 9-го армейского корпуса немецко­го генерала Мейера, который писал: «Враг... с необъяснимым фанатизмом атаковал десятки раз на всех направлениях... 292-я пехотная дивизия почти полностью поте­ряла 448- пехотный полк, большие потери понесли и другие...» 24 июля сопротив­ление гитлеровцев значительно усилилось. Против 149-й дивизии они предприняли ряд контратак.

С особой напористостью шли в атаки подразделения какой-то новой немец­кой части. Рослые, здоровенные солдаты этой части предприняли своеобразную психическую атаку. Они быстрым шагом продвигались по посевам ячменя. Рукава мундиров у них были закатаны выше локтя, мундиры расстегнуты до пояса. За рем­ни и голенища сапог были засунуты гранаты с длинными деревянными рукоятками. Гитлеровцы на ходу беспрерывно палили из автоматов. Шли они попарно, один не­много впереди другого. Передний в паре вел бесприцельный огонь короткими оче­редями. Другой на ходу набивал патронами автоматные рожки и передавал перед­нему. Казалось, время замедлило свой бег - так томительны были минуты, в течение которых немецкие цепи безостановочно шли на наши окопы. Но вот над команд­ным пунктом полка, где в то время находился генерал Захаров, взвилась серия ракет. И сразу дружно ударили молчавшие до этого пулеметы, заговорила дивизионная ар­тиллерия.

В ответ на усиление нашего огня гитлеровцы ускорили шаг, но вскоре вынуждены были залечь. И в этот момент навстречу немецким цепям стремительно вырвались артиллерийские тягачи «Комсомолец». Сидевшие на них бойцы непрерывно поливали немцев из ручных пулеметов. И тут гитлеровские вояки не выдер­жали, бросились наутек. Они бежали во все лопатки, не оборачиваясь и не отстреливаясь, наде­ясь только на резвость ног. Более сотни трупов оставил противник на этом ячменном поле. По документам убитых было установлено, что здесь наступали подразделения дивизии СС «Великая Германия». Солдаты дивизии прошли победным маршем по ряду стран Европы. Свой конец многие из них нашли в боях на Смоленщине. На правом фланге ударной группы к этому времени полностью завершила сосредоточение 104-я танковая дивизия полковника В.Г. Буркова. Из трех соединений, входивших в группу, лишь она уже имела неко­торый опыт боев с гитлеровскими захватчиками. Танкисты перед этим несколько дней дрались в районе Ельни.

В дивизию входили четыре полка: два танковых, мо­тострелковый и артиллерийский. Основной ударной силой были танковые полки. Но к началу войны они не успели полностью перевооружиться. Наряду с грозными тя­желыми танками «КВ» и маневренными «тридцатьчетверками» в полках оставалось еще немало легких машин «БТ-7» и «Т-26». Получив приказ о совместных действи­ях с 145-й и 149-й стрелковыми дивизиями в составе армейской группы, дивизия вышла из боев под Ельней и сосредоточилась в районе северо-восточнее Стодолища. На марше в этот район танкисты подверглись сильному удару немецкой авиации. Прибывший в штаб дивизии генерал Качалов поинтересовался, как действова­ли танкисты в боях под Ельней. Полковник Бурков с удовлетворением сообщил, что немецкие танки не выдерживают ударов наших новых машин «КВ» и «Т-34». Но тут же добавил, что танкисты беззащитны перед авиацией противника, которая беспре­рывно висела над ними. На вопрос о потерях ответил, что в танковых полках оста­лось не более половины боевых машин, в артполку разбито около десятка пушек. Вчера на марше во время бомбежки погиб один из командиров полков.

Качалов поставил перед танкистами задачу наступать на Смоленск в на­правлении восточнее Починка и нанести удар в основание ельнинского клина нем­цев. Одновременно своим левофланговым полком дивизия должна была помочь продвижению соседа - 149-й стрелковой дивизии. Наши войска теснили гитлеров­цев и в последующие два дня, 25 и 26 июля. 145-я дивизия, оседлав шоссейную и железную дороги, ведущие на Смоленск, продвинулась на 20-25 километров. Не от­ставала от нее и соседняя 149-я дивизия. Глубоко вклинились в расположение войск противника танкисты и мотострелки полковника Буркова. Но сопротивление немцев постоянно нарастало. Не проходило и дня, чтобы перед фронтом ударной группы Качалова не обнаруживались переброшенные сюда новые немецкие части.

Наступательные действия группы не на шутку встревожили немецкое ко­мандование. Они расценивались как серьезная угроза 2-й танковой группе против­ника. Об этом со всей определенностью пишет в своих «Воспоминаниях солдата» командовавший группой генерал Гудериан. Для того чтобы устранить эту угрозу, он потребовал выделить ему дополнительные силы. В результате 2-й танковой группе были подчинены 7-й армейский корпус в составе четырех пехотных дивизий и 9-й армейский корпус в составе трех дивизий. Из штабов дивизий Качалову поступали донесения о больших потерях в людях и боевой технике. В них особо подчеркива­лось полное господство в воздухе немецкой авиации. Генерал Захаров, части кото­рого наступали в центре боевых порядков группы, сообщал, что фашистские летчи­ки делают по 6-7 вылетов в день. Видимо, они базируются совсем близко. Взятые военнопленные подтвердили догадку комдива. Они показали, что вражеские само­леты вылетают на бомбежку наших войск с Энгельгардовского аэродрома, находя­щегося в 15-20 километрах от передовых частей группы. По приказанию Качалова начальник штаба армии в очередное донесение в штаб фронта включил просьбу о нанесении удара по Энгельгардовскому аэродрому силами фронтовой авиации. В то же время в штабе группы понимали, что при существующем соотношении сил в воздухе вряд ли следует возлагать большие надежды на нашу авиацию. Поэтому, не дожидаясь ответа на просьбу, стали думать, что можно сделать своими силами для нейтрализации этого аэродрома.

Изучая карту, Качалов обратил внимание, что глубже других вклинился в рас­положение противника 403-й стрелковый полк 145-й дивизии. Его боевые порядки находились на самом близком расстоянии от аэродрома. Командарм дал указание командиру дивизии генералу А.А. Вольхин, обеспечить продвижение полка еще дальше вперед и во что бы то ни стало отбить у немцев деревню Михайловку. Сам же Качалов отправился в 364-й тяжелый корпусной артиллерийский полк, находив­шийся во втором эшелоне ударной группы в районе деревни Деребуж. Коман­дующий поставил перед артиллеристами задачу: скрытно выдвинуться в район Ми-хайловки и внезапным огневым налетом накрыть аэродром Энгельгардово. Командир артполка подполковник Н.Н. Павлов принял решение начать выдвижение в но­вый район с наступлением темноты, ибо в светлое время суток артсистемы были бы отличной целью для немецкой авиации, господствующей в воздухе.

Перед выступлением основательно разведать маршрут движения, а для под­готовки данных для стрельбы заранее направить к Михайловке взвод инструмен­тальной разведки. И пехотинцы, и артиллеристы оправдали надежды Качалова. 403-й стрелковый полк под командованием майора Татарчевского смелой ночной атакой выбил немцев из Михайловки. А к рассвету сюда прибыли артиллеристы подпол­ковника Павлова. Разведчики-инструментальщики к этому времени подготовили все необходимые расчеты. Не подвели и огневики. В считанные минуты они изготовили для стрельбы 152-милли- метровые пушки-гаубицы и нанесли массированный удар по аэродрому, находившемуся от них на расстоянии 10-12 километров. Вскоре небо в той стороне осветилось огромным заревом, а когда рассвело, стали видны тучи черного дыма, Как выяснилось, в результате обстрела на аэродроме было уничто­жено более десяти немецких бомбардировщиков и сожжен склад горючего. Актив­ность вражеской авиации ослабла, но не надолго. Через день-два противник сумел привлечь для борьбы с группой Качалова авиацию с других аэродромов.

В конце июля противник бросил основную массу своих танков и мотопехоты против 104-й танковой дивизии. Ему удалось охватить дивизию с флангов. Ее части оказались в «мешке». Генерал Качалов всегда оказывался там, где складывалась сложная обстановка. Так было и на этот раз. К танкистам сквозь вражеские заслоны прорвалась наша «тридцать четверка». Из танка вылез командующий. Он был в тан­кистском шлеме. Темно-синий комбинезон подпоясан широким командирским рем­нем. Командующий обсудил с танкистами сложившуюся обстановку и дал полков­нику Буркову указания, как действовать дальше. Танкисты в тот же день вышли из «мешка», но понесли при этом серьезные потери. Был ранен в оба плеча командир дивизии полковник Бурков. Командование дивизией принял комиссар А.С. Давиденко.

Обстановка в районе действий ударной группы Качалова все более услож­нялась. 1 августа из района Кричева перешел в наступление 24-й корпус из ос­новного состава 2-й танковой группы Гудериана. Через день немцы с ходу за­хватили Рославль и, продвигаясь дальше вдоль Варшавского шоссе, создали угрозу тылам группы войск Качалова. Но и в этих условиях войска группы про­должали настойчиво выполнять ранее полученный приказ. Лишь когда были перере­заны пути подвоза группе боеприпасов и горючего, Качалов принял решение на от­ход и прорыв из окружения. Основной удар по вражескому кольцу намечено было нанести в юго- восточном направлении через деревни Лысовка и Старинки. Особен­но ожесточенный бой разгорелся под Старинками. Качалов следил за ним, стоя в башне «тридцать четверки». Он видел, как под огнем противника залегают цепи на­ших бойцов. Опыт подсказывал командарму, что наступил критический момент боя. Нужен еще один рывок и деревня будет взята. Но для этого надо поднять бойцов, увлечь их в атаку. Оторвав глаза от бинокля, Качалов скомандовал водителю танка: «Вперед!» Взревев мотором, «тридцать четверка» рванулась в сторону деревни. Через минуту она скрылась в лощине перед деревней. Вскоре там с новой силой раз­горелась стрельба. Сквозь разноголосый шум боя четко прослушивались резкие звонкие выстрелы танковой пушки. Танк командующего из боя не вышел. Как выяснилось впоследствии, генерал В.Я. Качалов погиб в этом бою вместе с экипажем танка. Местные жители похоронили его в братской могиле с сорока пятью нашими вой- нами, павшими перед деревней Старинки. Итак, прорыв через Старинки не удался. Дождавшись ночи, генерал Захаров повел оказавшиеся под его началом вой­ска по другому маршруту, проложенному дивизионными разведчиками.

Двигаясь с боями на восток, многие части ударной группы Качалова вы­рвались из окружения, хотя и с большими потерями. Оценивая значение боев груп­пы войск 28-й армии конце июля и в начале августа 1941 года, маршал А.И. Еремен­ко писал в книге «В начале войны». «Наступательные действия группы Качалова в направлении Смоленска не могли в тех условиях принести территориального успе­ха, но сковали значительные силы врага на рославльском направлении. Танковая группа Гудериана и поддерживающие ее общевойсковые соединения понесли здесь серьезные потери... Три советские дивизии, входившие в состав группы Качалова, отвлекли силы трех гитлеровских корпусов, двух армейских и одного танкового из основного состава группы Гудериана.

Проходят годы, но в благодарной памяти народа навсегда сохраняются под­виги защитников Родины. В нескольких километрах от поселка Стодолище, на шос­се Смоленск - Рославль, там, где в 41-м шли кровопролитные бои, сейчас гордо вы­сится на красивом постаменте прославленная «тридцать четверка». Надпись на по­стаменте гласит: «Танк установлен в честь бесстрашных воинов ударной группы 28-й армии - 149-й, 145-й стрелковых, 104-й танковой дивизий, грудью вставших в ию­ле-августе 1941 года на пути немецко-фашистских захватчиков, рвавшихся к Моск­ве».

Прах командарма В.Я. Качалова, погибшего и первоначально захороненного возле деревни Старинки, был перенесен в поселок Стодолище. На могиле установ­лен бюст командующего. Сюда в День Победы и в другие праздники приходят и стар и млад, чтобы поклониться праху верного сына России, отдавшего за нее свою жизнь. Именем Качалова назван совхоз в Рославльском районе, в состав которого входила деревня Старинки.

Павел Стародворцев,

Майор в отставке, Краевед.


ВОСПОМИНАНИЯ

ГЕРОЯ СОВЕТСКОГО СОЮЗА В. Н. БАРСУКОВА ИЗ КНИГИ "КРЫЛОМ К КРЫЛУ"

Осенью 1943 года нашу Воздушную армию приняли под своё командование генерал-полковник авиации Михаил Михайлович Громов - известный всей стране лётчик, Герой Советского Союза.

Новый командующий поставил задачу: рядом последовательных бомбовых ударов разгромить авиацию врага на его наиболее крупных аэродромах. Первым на очереди было Боровское. Разведчику бомбардировочной авиадивизии лейтенанту Анисимову была поставлена задача: в течении нескольких дней собрать сведения об аэродроме Боровское.

Утром Анисимов поднялся в воздух. К обеду он вернулся, сдал снимки и улетел снова. В последующие три дня лейтенант летал по несколько раз в день. В результате этих полетов было уточнено, что два раза в неделю к 13 часам гитлеровцы слетаются на этот аэродром. Для какой цели? Неизвестно. Но именно в эти часы аэродром был переполнен. Сведения были весьма ценны. Однако данные разведки требовали дополнительной проверки. Уж больно не верилось нашему командованию, что враг среди белого дня сводит свою авиацию в одно место. Это он мог делать в 1941 году, но не сейчас!

Правда, Боровское, по тем сведениям, которые мы имели, хорошо прикрывалось зенитным огнем и истребителями.

Последовал запрос штаба фронта партизанского движения, чтобы там проверили сведения,собранные Анисимовым. Вскоре оттуда пришло подтверждение.Анисимов, этот замечательный воздушный следопыт, как всегда, не ошибся.

Было принято решение произвести налет на Боровское днем. Напасть на врага следовало неожиданно, когда он нас не ждет, блокировав предварительно аэродром с воздуха истребителями.

Утром 13 августа к бомбардировщикам прилетел командир 18-го гвардейского истребительного полка А.Е.Голубов и командир полка «Нормандия» Пуйяд, заменивший погибшего Тюляна. Провели совещание командиров полков, а затем - с летчиками. Договорились, что совместный удар должен быть нанесен 14 августа в 13 часов.

Первым поднялись со своего аэродрома летчики 18-го полка и французы. Чтобы не попасть в поле зрения вражеских локаторов, истребители шли на бреющем полете.

По мастерству исполнения это был самый замечательный рейд истребителей, о котором мне когда-либо приходилось слышать за все время войны. Представьте себе стремительную скорость №яков», идущих почти над землей. Здесь летчику достаточно хоть на долю секунды ослабить внимание или растеряться, и его самолет врежется в какой-нибудь холмик или дерево.

Гитлеровцы были ошарашены, неожиданно увидев, над аэродромом краснозвездые истребители. Как гром среди ясного неба, обрушились наши самолеты на фашистский аэродром, яростно обстреливая из пушек и пулеметов стоящие на земле самолеты. Крупная авиационная база гитлеровцев на этот раз была полностью блокирована. Советские истребители не дали возможности вражеским самолетам выйти из-под удара. Правда, кое-кто из фашистов пытался взлететь с одного из секторов аэродрома. Но из этой затеи ничего не вышло, еще на земле они были атакованы летчиками нашей эскадрильи и потеряли два самолета.

Такую же неудачу потерпела группа гитлеровцев и в другом секторе. При попытке вырулить для взлета она была атакована и уничтожена французским летчиком под командованием Марселя Альберта, Батбье и Лефлера.

Чтобы спасти свои самолеты на Боровском аэродроме, гитлеровцы вызвали помощь с соседних аэродромов. Через несколько минут две группы истребителей Ми-109 и ФВ-190 появились в воздухе.

Завязалась ожесточенная битва. Однако превосходство в численности и мастерство были на нашей стороне. Эскадрильи Заморина и Сибирина вместе с французами решительно атаковали врага. Фашистским летчикам ничего не оставалось делать, как поспешно выйти из боя, потеряв два своих самолета.

В этот момент над вражеским аэродромом появилось соединение Пе-2. Самолеты шли большими группами. Первую вел подполковник Дымченко, вторую - подполковник Гаврилов. Полет первого полка над целью продолжался меньше минуты. Столько же времени затратил и Гаврилов.

Ко второму заходу наших бомбардировщиков встретили огнем вражеские зенитчики. В воздухе засверкали разрывы зенитных снарядов. Но наши летчики. Презирая опасность, не свернули с курса. Бомбы сыпались и сыпались на стоянки самолетов, на зенитные батареи, аэродромные сооружения, бензосклады и бомбохранилища. Над полями и перелесками потянулись клубы огненно-черного дыма. Внизу все пылало, взрывалось, озаряя небо багровыми сполохами.

Вечером мы нанесли по Боровскому аэродрому повторный удар. И снова в том же составе. Все наши самолеты вернулись на свои аэродромы.

Таким же мощным ударом по врагу мы встретили день Воздушного Флота в 1943 году.

Продолжая наступление, войска двух фронтов, Западного и Калининградского, охватили смоленскую группировку гитлеровцев с юга и севера, а 25 сентября армии Западного фронта освободили Смоленск и Рославль.

18-й гвардейский авиаполк А.Е.Голубова и полк «Нормандия» активно участвовали в этот период в воздушных боях. Проводя групповые воздушные бои, французы перенимали у наших гвардейцев все лучшее из их арсенала боевого мастерства. Пройдя суровую закалку на фронте, французский авиаполк получил отличную тактическую огневую подготовку и по-настоящему овладел групповым воздушным боем.


Матвеев Ивван Никонорович


Родился в 1917 году. В 1930 году окончил 4 класса. С 1930 по 1938 год работал в колхозе. Служил в армии с1938 по 1940 год. На Смоленщине у него прошло детство, здесь жил и до войны и после.

Когда началась война, его сразу поставили на бронь. Но 2 июня начали бомбить Смоленск и все эвакуировались в Спас-Деменск, С Ивана Никаноровича сняли бронь и отправили на фронт. Попал сначала в Горький, а уже оттуда в действующую армию. Воевал на Курской дуге, здесь он и получил свое первое ранение. Матвеев был пулеметчиком, случилось так, что всех убил и отбиваться от фашистов он должен был один до вечера, пока не прибыло подкрепление. Раненым попал в госпиталь. Затем вновь бои и снова ранения в правую руку и голову. Вновь попал в госпиталь. Участвовал во взятии Берлина, затем их перебросили в Чехословакию.

О Матвееве Иване Никаноровиче и его товарищах писали во фронтовой газете, когда в одном из боев было уничтожено 250 немцев. Тогда Ивану 11иканоровичу вручили медаль «За отвагу».

В 1946 году демобилизовался в родной колхоз. Этот человек всю свою жизнь прожил с землей. До войны и после неё он занимал различные должности в колхозе, но от земли далеко не уходил. С 1977 года - на пенсии.

Имеет боевые награды:

1. медаль «За отвагу»

2. «За взятие Берлина))

3. «За освобождение Чехословакии»


Григорий Федорович Зябрин

Родился 16 августа 1919 года в гг. Шаталова Починковского района Смоленской области, в семье крестьянина. С семи лет остался без отца. Вырос, стал работать киномехаником. После армии застала война, ушел на фронт. По национальности - рус­ский. Образование - 7 классов. В рядах ВЛКСМ не состоял. Был членом партии.

Войну застал в Минске, когда служил в связи. В 1941 году приходилось отступать, оставляя города: Могилев, Рославль. В 1944 году воевал под Сталинградом, на Курско - Орловской дуге. Дошел до Берлина, где и встретил день победы. Ему был всего 2! год, когда он ушел на фронт, был контужен. Демобилизовался старшим лейтенантом.

В последний год войны был заместителем командира роты. После войны стал возрождать родную землю из руин и пепла. 12 лет проработал председателем колхоза «Слава». 4 года он работал председателем Даньковского сельсовета. Сейчас возглавляет бригаду строителей.

Поздно вечером Григорий Федорович и ещё двое солдат получили задание разыскать машину, на которой в расположение наших войск ехал командир батальона, чтобы спасти документы. По сообщениям машина находилась в расположении нейтральной зоны, где она попала под обстрел немецких поиск. Вышли на лыжах, подходя к маши­не все увидели, что солдат - шофер убит, а командир батальона ранен, но все документы при нем. Назад ехать на машине было невозможно, так - как она была разбита, Положа командира батальона на лыжи, ползком возвращались к своим. В 4 часа утра прибыли в расположение своих войск, а с рассветом пошли в наступление.

В годы войны казнили его сестру Надю. Её подозревали в связи с партизанами. Домой вернулся в 1945 году. Сейчас пенсионер.

Имеет правительственные награды:

1, Орден Красной звезды за форсирования Вислы

2, орден Отечественной войны 1 степени

3, медаль "За отвагу" получил под Сталинградом.

Экспозиция музея

И здесь в Шаталово, война оставила свой след






















Здесь была

немецкая

комендатура



Заседание совета музея




Памятник землякам,

погибшим в годы ВОВ

Место, где находился


концлагерь

(между Алексино и

Энгельгардтовской)



Участники конкурса

« Юный поисковик

года»


Место захоронения немецких солдат и Офицеров


Лейтенант

В.Култышев,

захороненный в


братской могиле №6


Синайко Екатерина Семеновна

Участники конкурса «Юный поисковик года»




Совет музея


Гераськина Е.А. Антошенкова



[1] Статья М. Веремьева "И мы стали партизанами..."

[2] И. Стаднюк "41-ый"

[3] В. Барсуков "Крылом к крылу" М. Издательство ДОСААФ СССР, 1981 г. стр. 45-47

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Привет студентам) если возникают трудности с любой работой (от реферата и контрольных до диплома), можете обратиться на FAST-REFERAT.RU , я там обычно заказываю, все качественно и в срок) в любом случае попробуйте, за спрос денег не берут)
Olya16:20:40 01 сентября 2019
.
.16:20:39 01 сентября 2019
.
.16:20:38 01 сентября 2019
.
.16:20:38 01 сентября 2019
.
.16:20:37 01 сентября 2019

Смотреть все комментарии (13)
Работы, похожие на Реферат: Кузяев Виталий Александрович Марьяновская Мария Константиновна Шишкова Карина Александровна Цыганков Михаил Юрьевич учащиеся 10 класса Шаталовской средней муниципальной общеобразовательной школы

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(274300)
Комментарии (4038)
Copyright © 2005-2021 BestReferat.ru support@bestreferat.ru реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru