Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364139
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62791)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21319)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21692)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8692)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3462)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20644)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Психология личности преступника. Психологические особенности отдельных категорий преступников 2

Название: Психология личности преступника. Психологические особенности отдельных категорий преступников 2
Раздел: Рефераты по психологии
Тип: реферат Добавлен 20:07:15 30 августа 2011 Похожие работы
Просмотров: 1260 Комментариев: 14 Оценило: 2 человек Средний балл: 5 Оценка: неизвестно     Скачать

Вариант №6

Психология личности преступника.
Психологические особенности отдельных категорий преступников

План

Введение…………………………………………………………………

1.Понятие, структура личности преступника………………………….

2.Типология личности преступника……………………………………

3. Психология насильственного типа преступников. Психология корыстного типа преступников. Психология корыстно-насильственного типа личности преступника. Психологические особенности преступников - профессионалов и рецидивистов. Психологические особенности лиц, совершающих неосторожные преступления……………………………………………………..

Заключение…………………………………………………………………

Введение

Решение проблем борьбы с преступностью и её профилактики невозможно без комплексного использования сил, средств, методов различных отраслей знаний. Идея комплексности, а она высказывалась еще в криминалистических исследованиях 20-х гг. XX столетия, по выражению академика В.Н. Кудрявцева, стала одним из основных принципов криминологии, которую в настоящее время во многом подпитывают исследования криминальных психологов.

Разработка проблемы личности преступника является одной из наиболее актуальных и острых для криминальной психологии. В истории психологического изучения отклоняющегося поведения нет ни одного сколько-нибудь заметного научного направления, которое прошло бы мимо этой проблемы. Более того, область исследований психологии людей с криминальным поведением не раз была ареной принципиальных столкновений между представителями различных психологических школ. Можно с уверенностью утверждать, что психологическое изучение личности преступника представляет исключительный интерес не только для юридической психологии вообще, но и для всей психологической науки в целом. Вместе с тем изучение психологических особенностей людей с отклоняющимся поведением, психологических механизмов совершения преступных и антиобщественных актов тесно связано с практическим решением ряда вопросов. Среди этих вопросов важнейшими являются следующие: изучение причин преступности, разработка профилактических мер, поиск действенных методов ресоциализации правонарушителей.

1. Понятие, структура личности преступника

В юридической литературе термин «личность преступника» употребляется в различных значениях. Например, вопрос о правомерности такого понятия обсуждается с позиции процессуального законодательства. Имея в виду, что в соответствии с законом никто не может быть объявлен преступником иначе, чем на основании приговора суда, предлагается разграничивать понятия «личность подозреваемого», «личность обвиняемого», «личность подсудимого», «личность осужденного». В этом контексте понятие «личность преступника» приложимо лишь к осужденному за конкретные преступления.

Как юридический термин слово «преступник» следует использовать только как формальное, т.е. отражающее не наличие у человека каких-либо особых криминальных характеристик, а тот факт, что человек совершил преступление.

В понятии «человек» воплощено неразрывное единство разных сторон его существа: социальной и биологической. В понятии «личность» фиксируются только специфические социальные признаки. Личность – это «социальное лицо человека», то, кем он стал, развиваясь и живя в обществе. При употреблении понятия «личность преступника» следует иметь в виду именно «социальное лицо» человека, совершившего преступление, и ничего более. При этом уголовный и уголовно-процессуальный закон не применяют термин «человек», а применяют термин «личность», признавая его более приемлемым.

Таким образом, под личностью преступника понимается лицо, совершившее преступление, в котором проявилась его антиобщественная направленность, выражающая совокупность негативных социально значимых свойств, влияющих в сочетании с внешними условиями и обстоятельствами на характер преступного поведения.

Согласно исследованиям криминологов и психологов, биологические и социальные составляющие являются детерминантами криминального поведения. Непременным условием решения вопроса в соотношении социального и биологического в преступном поведении является уровневый подход. Криминологическое значение биологических факторов неоднозначно на уровне отдельного индивида, различных типов уголовно-правового поведения (агрессивно-насильственного, корыстного, неосторожного и т.п.) и применительно к преступности в целом как определенному социальному явлению.

Биофизиологические признаки — это пол, возраст, состояние здоровья, особенности физической конституции, природные свойства нервной системы и т. д.

Биологическая природа человека — необходимое условие индивидуальности личности, определяющее ее самобытность и неповторимость.

Некоторые психологические характеристики людей имеют генетический характер. От генетически обусловленных особенностей, психофизиологических возможностей индивида зависит во многом то, что он берет из окружающей среды, конкретных условий жизни и воспитания, а также других обстоятельств, с которыми ему приходится сталкиваться. Важное значение имеет генетически обусловленная степень активного сопротивления негативным явлением окружающей среды.

Период середины и второй половины XIX века характеризовался значительным усилением в Европе интереса к криминальной психологии и криминологии. Это было связано с антропологическим подходом к криминологии, заложенным итальянским ученым, профессором судебной психиатрии Чезаре Ломброзо и его учениками и последователями Энрико Ферри и Рафаэлем Гарафало[1] .

Родоначальником антропологической школы в криминологии, оказавшей огромное влияние на развитие юридико-психологических взглядов того времени, стал Ч. Ломброзо, создавший теорию «врожденного преступника»,

которого в силу его природных особенностей нельзя исправить, как нельзя приручить и сделать домашним животным хищника. Ч. Ломброзо не отрицал значение психофизиологических и нравственных факторов преступности, но ведущими считал биологические показатели. В качестве средства борьбы с преступностью в книге «Преступный человек, изученный на основе антропологии, судебной медицины и тюрьмоведения» (1876) он назвал изоляцию обладателя преступных качеств от общества.

Э. Ферри и Р. Гарафало, пересмотрев некоторые положения теории Ломброзо, дополнили перечень биологических факторов преступления и преступности социологическими, что не помешало им, тем не менее, остаться последователями антропологической школы. Э. Ферри в своей книге «Уголовная социология» сформулировал понятие «опасное состояние», в которое вкладывал ломброзианскую идею предрасположенности преступной личности к преступлению с момента рождения. Субъекта, характеризующегося такой предрасположенностью, он назвал «преступным типом».

В работе «Преступление как социальное явление» Ферри указал три группы факторов, порождающих преступление: антропологические, или индивидуальные, физические, социальные. В первой группе он выделял факторы органического строения преступника, психического строения (умственные и психические аномалии, особенно аномалии чувства общественности), личные признаки (возраст, пол, социальные свойства: гражданское состояние, род занятий, место жительства, классовое положение, образование, воспитание).

Р. Гарофало пытался так же, как и Ч. Ломброзо, выработать понятие преступление, не связанное с правовым определением. В книге «Криминология» он рассматривал преступление как «оскорбление основополагающих альтруистических чувств – милосердия и справедливости», являющихся непременным условием социальной адаптации индивида среди равных себе. Гарофало, в отличии от Ферри, называвшего преступников «больными» и требовавшего их лечения, пытался дать социологическое определение преступности, выделив «естественные» и «искусственные» преступления. «Естественные» преступления он связал с посягательством на два главных, по его мнению, человеческих чувства: отвращение к причинению другим людям страданий; уважение к чужому праву собственности.

Научное изучение личности преступника предполагает системный подход, при котором структура личности преступника образуется системой признаков и свойств, находящихся во взаимосвязи и взаимодействии.

Взгляд на личность преступника в криминологии исходит из общего тезиса о том, что делинквентную личность следует рассматривать как единство организма и окружающей его среды. Неотделимой составной частью такого целостного общественного существования человека являются его специфические отношения к человеческому обществу. У преступника часто социальные отношения деформированы. Как правило, отсутствуют нормальные отношения с коллективом, нет надлежащего отношения к труду и ценностям (материальным, моральным и культурным), к человеку как к личности и т.д. Преступник представляется как индивид с дефектом структуры личности, взглядов, оценок и действий, ведущим к нарушениям (деформациям) социальных отношений, в которых выражается конкретная антиобщественная деятельность. Компоненты и структура личности преступника, его специфические психологические или биологические факторы, врожденные или приобретенные в процессе формирования, нормальные или патологические, а также конкретные делинквентные действия изучаются рядом научных дисциплин.

Преступная деятельность является результатом взаимодействия личности преступника и общественной среды. Именно поэтому криминология изучает личность преступника в тесной связи с разработкой вопросов преступности, ее причин и условий, способствующих ей, а также и со средствами ее предупреждения. Ведь действия человека всегда являются результатом выбора определенного варианта поведения, исходя из ряда возможностей, созданных в условиях социальной среды.

В книге «Личность преступника», представляющей коллективный труд ученых А.Б. Сахарова, А.А. Гарцензона, В.Н. Кудрявцева, А.М. Яковлева, выделены три категории признаков, составляющих структуру личности преступника. На сегодняшнем уровне разработки структура личности с точки зрения ее криминологической характеристики включает:

1) социально-демографические и уголовно-правовые признаки;

2) социальные проявления (главным образом отношения, имеющие место в различных сферах общественной жизни);

3) нравственные свойства[2] .

Так, социально-демографические признаки (возраст, образование, профессия, местожительство и т. д.) в некоторой степени определяют положение личности в различных сферах общественной жизни и вместе с этим являются основными факторами формирования и развития нравственных свойств человека. Нравственно-психологические качества являются, несомненно, отражением социальных условий жизни индивида, того, каким влияниям и воздействиям он подвергается, в какой социальной роли он выступает и как ее выполняет.

Социально-демографические признаки включают такие характеристики, как пол, возраст, образование, социальное происхождение и положение, род занятий, национальная и профессиональная принадлежность, семейное положение, уровень материальной обеспеченности, принадлежность к городскому или сельскому населению и т. п.

Возрастная характеристика преступников позволяет судить о степени интенсивности проявления криминогенной активности и особенностях преступного поведения представителей различных возрастных групп.

Образовательный и интеллектуальный уровни определяют характер преступления. Наиболее криминогенной социальной группой являются лица, не занятые общественно полезным трудом: они составляют почти третью часть всех преступников.

Криминологическое значение имеют данные о семейном положении, уровне материальной обеспеченности, месте жительства и т. д.

В структуре личности преступника важное место принадлежит его нравственной и психологической характеристике. Эти признаки позволяют познать внутреннее содержание личности — его мировоззренческие и нравственные черты и свойства, взгляды, убеждения, ценностные ориентации и т. п. Мировоззренческая позиция определяет общую направленность личности, ее целеустремленность, сказывается на всей совокупности особенностей поведения и действий, привычек и наклонностей. Человек становится личностью лишь тогда, когда у него выработана определенная система взглядов по основным вопросам общественного бытия, жизни и деятельности.

Характеристику личности преступника дополняют его интеллектуальные, эмоциональные и волевые свойства.

К интеллектуальным свойствам относятся: уровень умственного развития, объем знаний, широта взглядов, содержание и разнообразие интересов и стремлений, жизненный опыт и т. д.

Эмоциональные свойства состоят из таких признаков, как сила, уравновешенность или подвижность нервных процессов, динамичность чувств, степень эмоциональной возбудимости, характер реагирования на различные проявления внешней среды и т. д.

Волевые свойства включают: способность принимать и осуществлять принятые решения, умение регулировать свою деятельность и направленность поступков, обладание выдержкой, стойкостью, твердостью, настойчивостью и другими чертами.

Для характеристики личности преступника существенное значение представляют его социальная роль и социальный статус.

Под социальной ролью принято понимать реальные социальные функции конкретного лица, обусловленные его положением в системе общественных отношений и принадлежностью к определенным социальным группам.

Социальная роль связана с социальным статусом человека, его обязанностями и правами. В соответствии с социальным статусом от каждого человека ожидается определенный образ поведения и поступков. Невыполнение ролевых предписаний может вызвать конфликт между личностью и обществом либо личностью и ее окружением.

Взаимодействие всех сторон личности достаточно ярко проявляется в случаях преступного поведения. Человек становится субъектом преступного деяния под влиянием неблагоприятных внешних условий и воздействий (которые он иногда создает сам или же «отыскивает» их вследствие своих нравственно-психологических свойств). Это влияние, а также реакция на него зависят от нравственных взглядов, свойственных индивиду, от его интеллектуальных и эмоциональных свойств. Иными словами, речь идет здесь не столько о простом комплексе признаков, сколько об определенной системе, создающей структуру личности преступника. В рамках этой системы рассматривается связь и зависимость ее элементов.

2. Типология личности преступника

В типологии личностей преступников следует различать три градации: 1) общий тип преступников; 2) личность преступника определенной категории; 3) личность преступника определенного вида. Эти градации соотносятся между собой как общее, особенное и единичное.

Поскольку социальным ядром личности является ее направленность, система жизненных отношений, мотивационно-ценностная ориентация, то это ядро и должно определять тип преступника.

Критерием типического в преступнике является степень его общественной опасности – мера его асоциальной, антисоциальной деформации и дефекты психической саморегуляции. По этому критерию можно выделить три типа преступников – антисоциальный (злостный), асоциальный (менее злостный) и тип личности преступника, характеризующийся дефектами психической саморегуляции (случайный).

Наряду с мерой социальной опасности преступника можно выделить характер этой опасности, определяемый объектом преступного посягательства. В связи с этим можно установить три группы направленности преступников: насильственную, корыстную и корыстно-насильственную. Внутри этих групп преступлений выделяются конкретные виды преступников – воры, расхитители, спекулянты, мошенники, грабители, убийцы и т.п.

Однако само по себе деяние не раскрывает полностью субъективных сторон личности преступника. Деяния, одинаковые по юридическим признакам, могут быть обусловлены различными психическими факторами. «Кража, например, в одном случае обнаруживает хищническую приобретательскую направленность виновного, а в другом – слабоволие и внушаемость. От первого скорее всего можно ожидать повторного хищения, от другого – самых разнообразных поступков[3] .

В основе криминально-психологической классификации личности преступников лежат доминирующие позиции личности, ее побуждения, мотивы, устойчивые цели и способы совершения преступления, мера десоциализированности личности, характер ее антисоциальной направленности. Личность преступника характеризуется совокупностью следующих признаков:

1) видом совершенного преступления – объектом преступного посягательства, тяжестью и характером преступных последствий: совершением преступления впервые, «случайно», повторно, систематически или рецидивистом;

2) формой вины, мотивом и целью преступления;

3) способом совершения преступления как показателем интенсивности антисоциальной направленности преступника;

4) ситуацией и поводом совершения преступления;

5) наличием отягчающих и смягчающих ответственность обстоятельств;

6) отношением преступника к совершенному деянию – поведением преступника после совершения преступления (явка с повинной, уклонение от следствия и суда, оговор невиновных, помощь или противодействие следствию, поведение во время отбывания наказания).

Совокупность указанных признаков характеризует меру десоциализированности личности преступника. Основа типологии преступников – степень их десоциализированности, мера социально-ценностной поведенческой дезадаптации. По степени социальной дезадаптации различают два типа личности преступника:

1. Антисоциальный тип – лица, неоднократно совершавшие преступления на базе устойчивой антисоциальной направленности, – тип «злостного» преступника.

2. Асоциальный тип – лица, впервые совершившие преступление на основе общей асоциальной направленности, – несоциализированный, «менее злостный» тип преступника.

По психорегуляционному основанию мы выделяем тип личности преступника, характеризующийся дефектами психической саморегуляции, – лица, совершившие преступление впервые и в результате случайного стечения обстоятельств; совершенное преступление противоречит общему типу поведения данной личности, случайно для нее, связано с отдельными дефектами психической саморегуляции. Это лица, не сумевшие противостоять криминогенной ситуации; их личностной особенностью являются низкий уровень самоконтроля, ситуативная обусловленность поведения.

Этот тип преступников с дефектами саморегуляции подразделяется нами на четыре разновидности:

А) лица, допускающие преступную халатность, бездействие;

Б) лица, совершающие преступления в результате чрезвычайной самонадеянности;

В) лица, совершающие преступления в результате сильного душевного волнения и в ответ на неправомерные действия других лиц;

Г) лица, совершающие преступления в силу повышенной ситуативной дезадаптации[4] .

По содержанию ценностно-ориентационной направленности личности мы выделяем следующие группы преступников:

1. Преступники с антисоциальной корыстной направленностью.

Эта группа преступников посягает на основное достояние общества – распределение материальных благ в соответствии с мерой и качеством затраченного труда. Здесь выделяются четыре подгруппы:

А) корыстно-хозяйственная подгруппа преступников (фальсификация товаров, игнорирование налогообложения, лицензирования и др.);

Б) корыстно-служебная подгруппа преступников (хищения путем злоупотребления служебным положением, обмана клиентов, вымогания взяток);

В) воры – лица с корыстными посягательствами, связанными с тайным похищением имущества (кражи);

Г) мошенники (подделка документов, обманное вымогательство и т.п.).

2. Преступники с антисоциальной корыстно-насильственной направленностью – лица с корыстными посягательствами, соединенными с насилием над личностью (насильственное вымогательство, грабежи, разбойные нападения).

3. Преступники с антигуманной, агрессивной направленностью – лица с крайне пренебрежительным отношением к жизни, здоровью и личному достоинству других людей.

В этой группе выделяются следующие четыре подгруппы:

А) хулиганы;

Б) злостные хулиганы;

В) лица, причиняющие ущерб чести и достоинству личности путем оскорблений и клеветы;

Г) лица, совершающие агрессивно-насильственные действия против личности, – убийства, изнасилования, причинение телесных повреждений.

Все проявления поведенческого регресса индивида связаны с его выпаданием из русла социокультурных стандартов.

Наряду со степенью десоциализации, дефектами ценностной направленности следует различать личность преступника-индивидуалиста и личность преступника – члена преступной группы. В последнем случае существенным криминально значимым признаком преступника являются его групповой статус, ролевая функция в преступной группе.

Каждый из приведенных типов преступников имеет своеобразную «схему личности» – специфику потребностно-мотивационной направленности, интеллектуальных, волевых, эмоциональных и инструментально-поведенческих свойств.

Анализируя личность преступника через его тип, юрист выявляет степень социальной дезадаптации и ориентационно-поведенческую схему личности преступника.

Среди несовершеннолетних правонарушителей ученые не склонны выделять «тип» преступника в силу их личностной несформированности. Преступления несовершеннолетних связаны в большинстве случаев с неустойчивостью их мотивационной сферы, а не с устойчивым преобладанием определенной социальной отрицательной направленности.

Итак, личность преступника – совокупность негативных социально значимых качеств преступника, проявляющаяся в конкретном преступном деянии. Качества личности виновного должны быть рассмотрены с точки зрения их иерархической структурированности. И здесь на передний план выдвигаются как общая ценностно-ориентировочная схема личности, так и психологические особенности отдельных категорий преступников.

3.Психология насильственного типа преступников. Психология корыстного типа преступников. Психология корыстно-насильственного типа личности преступника. Психологические особенности преступников - профессионалов и рецидивистов. Психологические особенности лиц, совершающих неосторожные преступления.

Насильственный тип преступников

Основные характерные черты лиц, совершающих насильственные преступления, - дефектность социальной идентификации, эмоциональная тупость, импульсивная агрессивность. Лица, виновные в убийствах, телесных повреждениях, истязаниях, изнасилованиях, хулиганских действиях, отличаются крайней десоциализированностью, стереотипизированностью асоциальных поведенческих навыков, во многих случаях страдают алкоголизмом.

Для их поведения характерны крайний эгоцентризм, стремление к немедленному удовлетворению спонтанно возникших желаний, примитивизм и цинизм. В насилии они усматривают единственное средство разрешения конфликтов. Для этих лиц характерно широкое использование средств психологической самозащиты - самооправдание ими своего антисоциального поведения, переложение вины на потерпевшего и внешние обстоятельства.

Негативные качества данной категории преступников формируются в крайне отрицательных условиях микросреды, в условиях пониженного социального контроля. Существенные факторы формирования этого поведения - эмоциональная депривация в детстве, отчуждение от семьи и социально-положительных групп.

С агрессивным поведением коррелируют такие негативные качества личности, как повышенный уровень тревожности, завышенная самооценка, злобность, эгоцентризм, пониженная толерантность (неспособность переносить трудности), аутизм (социальная отчужденность), неспособность к эмоциональному сочувствию (асинтонность).

Агрессивность может быть предметно-недифференцированной (злобность, конфликтность характера) и избирательно-предметной (постоянно направленной на определенные социальные объекты - на подчиненных, отдельных членов семьи, на людей с определенными личностными качествами). В насильственных преступлениях часто проявляется жестокая агрессивность - причиняются тяжелые физические и психические травмы. Этот тип агрессивного поведения свидетельствует о глубокой личностной деформации, о сформированности у личности устойчивой установки на агрессивное поведение, на постоянную готовность индивида наносить ущерб людям, о крайне пониженном социальном самоконтроле личности. Указанные личностные дефекты в ряде случаев усугубляются алкоголизацией, перенесенными черепно-мозговыми травмами, психическими заболеваниями. Поведение этих лиц в конфликтных для них ситуациях, содержащих личностно-критические признаки, характеризуется следующими особенностями: неспособность индивида сдержать первое агрессивное побуждение, прогнозировать развитие конфликта и последствия агрессивных действий, невладение системой поведенческих приемов.

В насильственных преступлениях на передний план выступает так называемая враждебная агрессивность - агрессия, нанесение ущерба выступает как самоцель. Продолжительность и жестокость насилия здесь зависят от преступной цели - унизить жертву, причинить ей тяжелые страдания из побуждений ревности, мести, самоутверждения и т.п. В групповых насильственных преступлениях агрессия часто совершается под влиянием группового давления, групповых традиций.

В плане взаимодействия преступника с потерпевшим лицом насильственные преступления можно подразделить на две разновидности: 1) жертва не причастна к агрессивности преступника; 2) потерпевший провоцировал конфликтное взаимодействие с преступником; агрессивность преступника возникла в ходе развития межличностного конфликта, острого противоборства актуализированных интересов, установок и целей потерпевшего и виновного, в результате интерактивного антагонизма.

Корыстный тип личности преступника

Типы корыстных преступников разнообразны. «Кого здесь только нет? Робкие новички, стоявшие перед совершением преступления на грани голодной смерти, и заматерелые воры-профессионалы, которые не могут жить без воровства, как рыба - без воды; беспризорный ребенок, люди цветущего возраста и старики; матери семейств и проститутки, сожительницы бандитов; ищущие только работы, какой-нибудь работы и опустившиеся наркоманы, ищущие только кокаина, морфия, алкоголя; воры плачущие и воры смеющиеся; воры, ничего не имеющие, и воры, имеющие, но желающие иметь еще более...»[5] .

Лица, совершающие кражи, имеют ряд общих особенностей. Как отмечают исследователи, они относятся к наиболее социально запущенной категории правонарушителей. Их преступное поведение возникает раньше, чем у преступников других категорий. Воры обладают большим криминальным опытом, сложившимися взглядами и стереотипами антиобщественного поведения. Их поведение отличается стабильной криминальной полинаправленностью. Воры обычно и хулиганы, и пьяницы. Их потребности и интересы крайне ограничены и примитивны, отчуждены от социальных ценностей. Их социальная дезадаптация обычно усугубляется отсутствием семьи, специальности, постоянной работы и постоянного места жительства, различными психическими аномалиями. В криминальной среде они пользуются наибольшим влиянием. Их преступное поведение особенно тесно коррелирует с их антисоциальным образом жизни.

Личность преступника - вора, как правило, деформирована его устойчивым включением в криминальную среду, дефектами семейного воспитания уже в раннем возрасте, хроническим неудовлетворением его насущных потребностей, постоянной ситуативной зависимостью. Квартирные воры по своим психологическим особенностям сближаются с насильственными преступниками. Имея опыт преодоления препятствий в материальной среде, они легко переходят на совершение грабежей и разбоя.

К особой группе следует отнести хозяйственно-корыстный и служебно-корыстный типы преступников. Для этого типа преступников характерны узкогрупповые эгоистические интересы, реализуемые через приписки, обман, получение незаслуженных вознаграждений и т.п. При этом вырабатывается определенный тип психологической защиты - прикрытие противозаконных махинаций «интересами дела», «служебным долгом» и т.п.

Хищения, совершаемые должностными лицами, во многих случаях сопрягаются и с другими преступлениями - взяточничеством, обманом покупателей, выпуском недоброкачественной продукции, подлогом и мошенничеством. Для них характерен активный поиск все новых и новых возможностей преступно-корыстных способов действий. Длящиеся хищения свидетельствуют о наличии у расхитителей «профессиональных» способов обмана контрольно-ревизионной службы.

Постоянная необходимость сокрытия преступлений приводит к «двойной жизни», маскировке способов удовлетворения гипертрофированных материальных потребностей показными проявлениями «бедной» жизни.

Побудительные механизмы всех корыстных преступников имеют общую основу - устойчивость корыстных побуждений. Этим объясняется высокий уровень повторности и специального рецидива в данном виде преступлений. Корысть - один из самых устойчивых, трудноискоренимых человеческих пороков, системообразующий фактор устойчивой негативной направленности личности. Корыстное мотивообразование - скрытый от самой личности процесс, защищенный от самоконтроля (совести) личности системой защитных (самооправдательных) механизмов[6] .

Метастазы корысти паразитируют на безграничности человеческого потребительства. Соображения материальной выгоды связываются с рядом личностно-престижных обстоятельств - групповым статусом, имиджем, положением в микросреде. Эгоистические устремления могут обрастать псевдосоциальными мотивами. В условиях нарушенных хозяйственных механизмов хищения нередко связываются не только с личной материальной выгодой, но и с хозяйственной необходимостью.

Корыстные преступления связаны не с отдельными корыстными мотивами, а с общей корыстной направленностью личности, которая и выступает как системообразующий фактор поведения личности. Причины корыстных преступлений следует искать не в корыстной мотивации, а в тех факторах, которые формируют корыстные установки личности.

У корыстного преступника обычно сформирован особый тип поведения - ситуативная зависимость поведения, установка на совершение криминальных действий в любой ситуации ослабленного социального контроля. Вор - обычно не временно оступившийся человек, а человек нечестный, личность с системой устойчивых, негативных качеств, сформированных, как правило, в условиях отвержения моральных норм в семье и микросреде, в условиях нужды и социального отвержения.

Здесь мы сталкиваемся с проблемой социального отчуждения личности, формированием у нее враждебных отношений к социуму; формированием у личности преимущественной ориентации лишь на внутренние критерии в оценке своего поведения. В результате личность становится неспособной оценивать объекты и явления вне собственных интересов. Если мелкие хищения иногда бывают обусловлены нуждой, материальными недостатками, то крупные, как правило, связаны с повышенным уровнем притязаний, гиперсамоутверждением, со стремлением доминировать в окружающей среде.

Психология безудержной наживы формируется на почве правовой безнаказанности. Противоправное завладение имуществом, многократное занижение стоимости приватизируемых объектов, насильственное устранение конкурентов стали массовыми явлениями. Такова плата за пассивность власти, за ее неспособность обеспечить необходимый социальный контроль над социальными процессами. Ослабление правовой регуляции, юридической ответственности за правонарушающее поведение в сфере экономических отношений ведет к резкому возрастанию и примитивно-вульгарных форм экономических посягательств, имеющих откровенно циничный характер. В мошеннических целях создаются многочисленные лжехозяйствующие субъекты, получающие предоплату и бесследно исчезающие. Бесчисленны элементарные нарушения хозяйственных договоров. Судебное же преследование правонарушителей крайне затруднено перегруженностью гражданских судов. Резко возросло противоправное завладение средствами контрагента. Дача взятки становится нормой поведения хозяйствующего субъекта.

Формирующийся в стране корпус предпринимателей дает пока еще значительную долю правонарушителей. Часть из них смыкается с недобросовестными зарубежными коммерсантами и, предавая национальные интересы, почти бесконтрольно вывозит из страны ее сырьевые богатства, другая часть занимается спекулятивными сделками. Наиболее же социально вредная часть нуворишей образует мощные преступные синдикаты, подчиняющие себе соответствующие государственные экономические структуры.

Саморегуляция общественных процессов в сфере экономики невозможна без хорошо отработанного социального (правового и нравственного) контроля.

Корыстно-насильственный тип преступника

Корыстно-насильственные преступники образуют однородную группу с выраженными психологическими чертами. Им свойственны импульсивность поведения, пренебрежение к социальным нормам, агрессивность. Они отличаются наиболее низким интеллектуальным и волевым контролем. Для них характерна повышенная враждебность к окружению, а их преступные поступки выступают как постоянная линия поведения. Они с трудом усваивают нравственно-правовые нормы. Инфантильные черты, проявляющиеся в тенденции к непосредственному удовлетворению возникающих желаний и потребностей, сочетаются с нарушением общей нормативной регуляции поведения, неуправляемостью и внезапностью поступков. Они отличаются также значительной отчужденностью от социальной среды, в связи с чем у них снижается возможность адекватной оценки ситуации, общей ригидностью и стойкостью аффекта.

Психологические особенности преступников - профессионалов и рецидивистов

Профессиональная преступность обычно связывается с получением постоянного противоправного дохода. Однако профессиональную преступность следует связывать не только с понятием «доход», но и с социально-психологическим понятием «профессиональность», как устойчивым, постоянным занятием, осуществляемым хорошо отработанными, стереотипизированными способами. Профессионализм имеет социально отработанные механизмы воспроизводства. Когда воровство, например, становится профессией, с ним происходит то же, что и со всякой профессией, - возникает разделение труда, профессия становится образом жизни. Профессиональный преступник, работая, как мастер, хорошо знает свое дело и подчиняет ему весь образ жизни.

Преступник-профессионал - это, как правило, рецидивист. Рецидивистом считается лицо, совершившее новое преступление до снятия или погашения судимости за ранее совершенное преступление. В психологическом же отношении рецидивист - устойчивый преступник, лицо, привычное к наиболее общественно опасной форме поведения.

Различаются специальный рецидив (лицо после осуждения совершает новое однородное преступление) и общий рецидив (совершение ряда неоднородных преступлений). При определенных условиях виновный признается по приговору суда особо опасным рецидивистом, если ранее осуждался к лишению свободы за особо опасное государственное преступление и вновь совершил преступление подобного рода. Во всех этих случаях рецидив - проявление преступной специализации. Наиболее высокая доля рецидивистов отмечается среди корыстных и корыстно-насильственных преступников. Большинство рецидивистов - соучастники групповых преступлений. Специализируясь в основном на имущественных преступлениях, рецидивисты превращают эти преступления в устойчивый источник своих доходов.

Праздность, пьянство, ограничение круга общения криминализированной средой, текущими примитивными желаниями, ситуативная зависимость крайне ограничивают кругозор рецидивиста, уровень его психического развития. Бытовая неустроенность, социально-ролевая дезадаптированность закрепляют антисоциальный образ его жизни. В жестоких драках и дебошах реализуется социально не реализованная личность.

Поведение рецидивиста отличается подчеркнутой распущенностью, вспыльчивостью, хамоватостью, враждебностью к окружающим людям. Крайне неблагоприятные условия жизни «на свободе», привычность к «зоне» способствуют утрате у него страха перед наказанием. Новое преступление совершается рецидивистом на привычном уровне - в силу установки на предпочтительность преступного типа поведения. Жизнь в местах лишения свободы, где ему обычно обеспечен наивысший статус, привилегированное положение, не только не страшит, а даже привлекает его.

Рецидивная преступность - это проявление устойчивых антисоциальных, социально-психологических качеств индивида, криминального образа его поведения. В криминальном поведении рецидивиста проявляются особенности взаимодействия его сознательных и подсознательных механизмов саморегуляции. Дефекты саморегуляции в сочетании с антисоциальными ценностными ориентациями, ситуативно-средовая зависимость - основные психологические характеристики рецидивиста. Поведение рецидивиста нередко противоречит здравому смыслу, собственным его интересам. Часто цели не соответствуют средствам, принимаемые им решения, его поведение лишены элементарной осмотрительности, ослаблено предвидение ближайших последствий.

Рецидивист - антисоциальный тип личности с криминально ориентированным сверхсознанием: его преступные деяния совершаются вопреки даже собственному рассудку, он становится рабом устойчивых криминально направленных побуждений, его правосознание приобретает черты аномии, его поведение получает санкцию полного самооправдания.

Стойкая антисоциальная ориентация личности преступника-рецидивиста проявляется в его устойчивой готовности к разрешению трудностей и конфликтов насильственными способами. Особая активность проявляется у рецидивистов в групповых эксцессах криминализированной среды.

Одним из распространенных психических дефектов многих рецидивистов является их равнодушие к угрозе наказания, общественному осуждению. Рецидивная преступность высоко коррелирует с психическими аномалиями - легкой степенью олигофрении, психопатии, акцентуациями характера, алкогольной деградацией и т.д. У женщин рецидивность коррелирует с истерическими состояниями и алкоголизацией - они чаще, чем мужчины, совершают преступления в состоянии невротических и психотических срывов.

Психологические особенности лиц, совершающих неосторожные преступления

Лица, совершающие неосторожные преступления, характеризуются неопределенными особенностями, отличающими их от умышленных преступников. Для неосторожных преступников менее чем для умышленных, характерно наличие криминогенных свойств личности. Однако нельзя не отметить, что многим из них присущи такие черты, как безразличие к общественным интересам, пренебрежение к правилам безопасности, общая недисциплинированность и т. д. Именно из этих черт и свойств личности складывается легкомысленно-безответственное отношение виновного к правоохранительным объектам и своим обязанностям по отношению к ним. Поэтому лица, совершающие неосторожные преступления, исходя из характера их антисоциальной направленности и ценностных ориентаций, могут быть выделены в самостоятельную группу при криминологической классификации преступников.

Неосторожным преступникам присущи различная интенсивность антиобщественной направленности, степень недисциплинированности. «Диапазон социальной деформации личности этой категории преступников настолько широк, что он сближает некоторых из них с правопослушными гражданами и в то же время в отношении другой части этих лиц нивелирует сколько-либо серьезные различия с личностью умышленных преступников»[7] .

Определенные различия в криминологической характеристике лиц, совершающих дорожно-транспортные преступления, могут быть обусловлены также тем, к какой категории относится лицо, управляющее транспортным средством, т.е. является ли оно водителем-профессионалом или водителем-любителем. Так, для водителей-любителей характерен в целом более высокий уровень образования, чем для водителей-профессионалов, однако последние в своей общей массе более квалифицированно управляют транспортными средствами, чем водители-любители, и т.д. Это обстоятельство диктует необходимость индивидуального подхода к разновидностям неосторожных преступников при проведении профилактической работы.

Среди привлекаемых к уголовной ответственности по делам, связанным с преступлениями против безопасности движения и эксплуатации транспорта, абсолютное большинство составляют лица, имеющие право на управление транспортными средствами и допустившие преступное нарушение правил безопасности движения.

Среди лиц, совершивших преступное нарушение действующих на транспорте правил безопасности движения, женщины составляют около 1,5 %, что ниже доли женщин в общем составе преступников. Это объясняется в основном тем, что традиционно профессия водителя относится к разряду «мужских», а также тем, что женщины проявляют большую аккуратность при вождении транспортных средств, они более дисциплинированы на дороге и менее склонны к нарушениям правил.

Среди совершивших дорожно-транспортные преступления лица в возрасте 18–24 лет составляют одну четвертую часть, столько же – лица в возрасте 25–29 лет, 30-летние и старше составляют около половины от общего количества лиц, совершивших дорожно-транспортные преступления.

Подавляющее большинство лиц, совершивших дорожно-транспортные преступления, заняты общественно полезным трудом: на долю неработающих приходится около 3,5 %.

Доля общего рецидива среди лиц, совершивших преступления, составляет около 5 %, т.е. ниже доли рецидивистов среди всех преступников. Однако и по этому относительно невысокому показателю можно судить о наличии у определенной части водителей устойчивого негативного отношения к соблюдению правовых норм.

Неосторожные преступники характеризуются высоким уровнем тревожности. Лица, отличающиеся таким свойством, обнаруживают неуверенность в себе, склонность к волнениям при стрессе, избыточный самоконтроль. В экстремальной ситуации они легко теряются и склонны к эмоциональной, а не рациональной, спокойной реакции на угрозы. Все это приводит к дезорганизованному поведению и увеличению количества ошибок.

Заключение

Таким образом, с учетом рассмотренных данных о нравственных и психологических чертах преступников можно утверждать, что личность преступника отличается от личности законопослушного гражданина негативным содержанием ценностно-нормативной системы и устойчивыми психологическими особенностями, сочетание которых имеет криминогенное значение и специфично именно для преступников. Эта специфика нравственно-психологического облика является одним из факторов совершения преступлений, что отнюдь не является психологизацией причин преступности, поскольку нравственные особенности складываются под влиянием тех социальных отношений, в которые был включен индивид, т.е. они имеют в основном социальное происхождение.

Задача № 1.

Что такое агрессивность как свойство личности, в чем она проявляется? «Норма агрессии» и «норма возмездия» - их психолого-правовая оценка.

Решение:

Плохое обращение с детьми способствует их агрессивному поведению во взрослом возрасте, иначе говоря, жестокость порождает жестокость в ряду поколений, и механизм этого воспроизводства в основном социальный...

Слово "агрессия" произошло от слова aggredi, корень в основе которого буквально происходит от adgradi (gradus означает "шаг", а ad - "на", т.е. получается что-то вроде "двигаться на", "наступать". Aggredi - это непереходный глагол, и поэтому он не соединяется напрямую с дополнением; нельзя сказать to aggress somebody "нападать кого-либо". В первоначальном значении слова "быть агрессивным" означали нечто типа "двигаться в направлении цели без промедления, без страха и сомнения".

Согласно словарю психологических терминов, агрессивность - враждебность, свойство или черта личности, подчеркивающая ее тенденцию причинять неприятности, нападать, наносить вред другим людям и окружающему миру. Агрессия или агрессивное поведение - специфическая форма действий человека, характеризующихся демонстрацией превосходства в силе в силе или применением силы по отношению к другому человеку или к группе лиц, которым субъект стремиться причинить ущерб.

Агрессия может варьировать по степени интенсивности и форме проявлений: от демонстрации неприязни и недоброжелательства до словесных оскорблений ("вербальная агрессия" и применения грубой физической силы ("физическая агрессия". Различают инструментальную и целевую агрессию. Первая совершается как средство достижения некоторого результата, который сам по себе не является агрессивным актом, вторая выступает как осуществление агрессии в качестве заранее спланированного акта, цель которого нанесение вреда или ущерба объекту.

Агрессию надо отличать от настойчивости и напористости. Такие формы поведения, если они не наносят вред окружающим людям, могут быть вполне допустимыми. Агрессивность, кроме того, существует в двух формах: ситуативной и личностной, устойчивой и неустойчивой. Под ситуативной агрессивностью имеется в виду ее эпизодическое проявление у человека, а под личностной агрессивностью - наличие у человека соответствующей устойчивой индивидуальной черты поведения, выступающей везде и всегда, где для этого складываются подходящие условия.

Все многообразие форм агрессивности можно также объединить в гетероагрессию (направленность на других) и аутоагрессию (направленность на себя). В свою очередь и гетеро- и аутоагрессия подразделяются на прямую и косвенную формы. Прямая гетероагрессия - это убийства, изнасилования, нанесение побоев и т.д.; косвенная гетероагрессия - угрозы, имитация убийства, оскорбления, ненормативная лексика и т.д. Крайнее проявление прямой аутоагрессии - самоубийство. В рамки косвенной аутоагрессии следует отнести все психосоматические заболевания, болезни адаптации, все неспецифические заболевания внутренних органов, имеющих гладкую мускулатуру и вегетативную иннервацию.

Агрессивность имеет качественную и количественную характеристики. Как и всякое свойство, она имеет различную степень выраженности: от почти полного отсутствия до ее предельного развития. Каждая личность обладает определенной степенью агрессивности. Отсутствие ее приводит к пассивности, ведомости, конформности и т.д. Чрезмерное ее развитие начинает определять весь облик личности, которая может стать конфликтной, неспособной на сознательную кооперацию и т.д. Сама по себе агрессивность не делает субъекта сознательно опасным, так как, с одной стороны, существующая связь между агрессивностью и агрессией не является жесткой, а, с другой, сам акт агрессии может не принимать сознательно опасные и неодобряемые формы.

В проведенных до сих пор исследованиях социализации агрессивность и ее индивидуальные различия рассматривались исключительно как непосредственный продукт родительского воспитания. Так, Бандура и Уолтерс отмечают, что отцами сверхагрессивных и оказавшихся в исправительных учреждениях подростков из относительно благополучных семей среднего класса являются люди, не терпящие проявлений агрессии дома, но, несмотря на это, за его пределами поощряющие и даже подстрекающие своих детей провоцировать других и нападать на них и позитивно подкрепляющие такого рода поведение. Родители могут также сами служить образцом агрессивности. Так, С. и Э. Глюки установили, что у подростков с отклонениями в поведении родители в прошлом с относительно высокой вероятностью имели судимость. Таким образом, агрессия и моральные нормы зримо переплетаются между собой. Фундаментальное правило, которое при этом усваивается, состоит в необходимости, подвергнувшись агрессии, ответить соразмерной агрессией. Эта норма возмездия за агрессию пропорциональной ответной агрессией соответствует норме взаимности в случае деятельности помощи. Одна агрессия компенсирует другую, и в результате оба субъекта оказываются «квиты». Вина искупается и благодаря этому как бы смывается; выведенные из равновесия социальные отношения снова приходят в норму.

Норма возмездия (и искупления), преодоленная, впрочем, в современном уголовном праве, несомненно присуща логике развертывания моральных норм и первоначально не требует подкрепления со стороны родителей и воспитателей. Она является, по Пиаже, характерной особенностью так называемой гетерономной стадии развития морального суждения, стадии, отмеченной представлением о нерушимости правил, верность которым человек должен хранить при всех обстоятельствах. Для находящихся на этом уровне развития детей (по шестистадийной шкале Колберга - это вторая и третья стадии) наказание носит искупительный, снимающий проступок характер и восстанавливает нарушенное проступком равновесие социальных связей. Хотя до более высоких, неагрессивных форм уравнивающей справедливости здесь еще далеко, все же по сравнению с импульсивной агрессией более маленьких детей сделан заметный шаг вперед. Подвергаясь наказаниям за свои проступки — не в последнюю очередь внутри круга сверстников — дети усваивают, как человек сам должен наказывать, когда проступки совершают другие. Ответное причинение страданий своему обидчику и сам вид его страданий редуцируют возникающий у субъекта гнев и удовлетворяют его потребность в агрессии. В пользу этого говорит и то обстоятельство, что человек, неоднократно подвергавшийся наказаниям, сам становится более агрессивным — эта взаимосвязь фиксировалась не один раз.

Норма возмездия требует, чтобы ответная агрессия (наказание) была точно отмерена. Слишком малая реакция неудовлетворительна, так как не позволяет враждебности полностью реализоваться. Чересчур сильная создает чувство вины и превращает наказывающего в объект для (ответного) нападения. В каждом конкретном случае приходится тщательно взвешивать уместность ответного агрессивного действия. Чтобы такое действие оказывало желательный эффект на наказываемого, его уместность должна признаваться еще и этим последним, что предполагает такой уровень когнитивного развития наказывающего, который позволил бы ему поставить себя на место другого и взглянуть на происходящее его глазами (принятие роли). Одним из важнейших аспектов выступает здесь оценка намерений, стоявших за агрессивным поведением другого человека; она представляет собой атрибутивный процесс, являющийся фундаментом всякой реакции на агрессию на более поздних возрастных ступенях, 7-летний ребенок едва ли учитывает то обстоятельство, преднамеренно помешал ему (заставил его страдать) другой человек или же невольно. Но уже у 9-летних детей нечаянная агрессия возбуждает явно меньшую ответную агрессию, чем преднамеренная.

Таким образом, агрессивность как устойчивая личностная характеристика формируется вследствие значительного опыта подавления возможностей самореализации. Подавление осуществляется вне агрессивного контекста, напротив, блокирование актуальных личностных потребностей чаще всего связано с излишней заботой о личности, в рамках воспитательной стратегии, описываемой как "гиперопека". Парадоксальную социализацию агрессии можно рассматривать как агрессивный след социального опыта, лишающего личность самостоятельности.

Задача № 2 .

Что представляют собой психические аномалии, психические расстройства? Какое влияние они могут оказывать на поведение человека?

Решение:

Психические аномалии объединяют такую совокупность психических явлений, которые находятся между акцентуациями личности и психическими заболеваниями. Сюда же относят и такие расстройства психики, которые связаны с алкоголизмом, наркоманией (токсикоманией). В определенных (неблагоприятных, экстремальных) условиях психические аномалии снижают сопротивляемость к воздействию ситуаций, в том числе конфликтных; создают препятствия для развития социально полезных черт личности, особенно для ее адаптации к внешней среде; ослабляют механизмы внутреннего контроля; сужают возможности выбора решений и вариантов поведения; облегчают реализацию импульсивных, случайных, непродуманных, в том числе противоправных, поступков. Все это отрицательно сказывается на развитии личности и может способствовать преступному поведению.

Таким образом, психические аномалии - это расстройства психической деятельности, не достигшие болезненного, психотического уровня, но которые ввиду определенных личностных изменений могут приводить к отклоняющимся формам поведения. Но поскольку у таких лиц все же преобладают нормальные психические явления и процессы, они в своем подавляющем большинстве трудоспособны, дееспособны и вменяемы.

Многими учеными разделяется мнение, что психические аномалии часто способствуют противоправному поведению, поскольку «препятствуют усвоению социальных норм, регулирующих поведение людей, затрудняют получение высокой квалификации и образования, выполнение отдельных социальных ролей». Благодаря этому лица с перечисленными выше аномалиями психики в наибольшей степени отчуждены от общества, малых социальных групп, испытывают затруднения в общении с лицами противоположного пола. Им трудно адаптироваться в новой социальной среде, в особенно сложных для них современных условиях жизни, предъявляющих повышенные требования к психике людей.

Как полагают Ю.М.Антонян и В.В.Гульдан, психические аномалии предопределяют более обостренные формы реагирования таких лиц на конфликтные ситуации, хотя это вовсе не предполагает фатальной неизбежности совершения преступлений этими лицами. Просто им легче «сорваться»[8] .

Среди различных аномалий психики, предрасполагающих к дезадаптивным, а поэтому чаще всего к противоправным формам поведения, наибольшее внимание судебных психологов привлекают психопатии, различные психопатоподобные состояния, некоторые крайне выраженные виды акцентуаций характера. Причем в контексте рассматриваемых проблем в юридической психологии речь не идет о психопатии как о психическом заболевании, достигшем патологического развития, которое является предметом изучения судебной психиатрии, позволяющем при определенных условиях ставить вопрос о невменяемости субъекта и о его принудительном лечении в связи с содеянным им правонарушением.

Как полагают криминологи, изучавшие данную проблему, психопатия представляет собой «существенный криминогенный фактор», поскольку поведение психопатизированной личности нередко отличается своей импульсивностью, направленностью на немедленное удовлетворение своих желаний без учета возможного наступления от этого негативных последствий не только для окружающих, но и для самого субъекта.

Но, как справедливо считают Ю.М.Антонян, В.В.Гульдан и другие криминологи, свести объяснение причин противоправного поведения к одной лишь психопатизации личности было бы не совсем правильно, поскольку очень многие лица с чертами психопатизации никогда не совершали преступлений. Оказалось, что существенное влияние на выбор противоправных форм поведения психопатизированной личности, усугубляющих такой выбор, оказывает антиобщественная установка человека.

Согласно принятой Международной классификации психопатий, выделяются следующие три основные группы лиц, проявляющих психопатические расстройства: по возбудимому, истероидному и тормозному типу, которые могут представлять интерес для юридической психологии:

Возбудимые (аффективные) формы психопатических расстройств характеризуются вспыльчивостью, раздражительностью, гневливостью, импульсивностью, аффективно окрашенными формами реагирования даже по незначительному поводу, переменчивостью настроения, повышенной обидчивостью, жестокостью, склонностью к накоплению отрицательных переживаний, плохо контролируемой разрядкой.

При эпилептоидной форме у возбудимых психопатов в их суждениях преобладают вязкость мышления, застревание на аффективно окрашенных переживаниях, мстительность, жестокость.

Лица, проявляющие признаки неустойчивой формы возбудимой психопатии, выделяются своей неорганизованностью, безволием, легкомысленным отношением к происходящим явлениям, нетерпимостью к какой-либо регламентации, сниженной критичностью, повышенной внушаемостью, жаждой новых развлечений, большей подверженностью средовым влияниям, случайным ситуациям. По наблюдениям Ю.М.Антоняна и В.В.Гульдана, психопатические личности неустойчивого типа преимущественно совершают корыстные преступления, хулиганство, задерживаются за бродяжничество, нарушения паспортного режима.

Для паранойяльной формы возбудимой психопатии характерны ригидность мышления, узость, застреваемость на отдельных обстоятельствах, нетерпимость к иному мнению, противодействию, эгоцентрические притязания, повышенная самооценка, завышенный уровень притязаний, обидчивость, подозрительность.

Таким образом, отличительной особенностью описанных выше лиц является повышенная возбудимость, эксплозивно-брутальный («взрывчатый»), аффективно окрашенный модус реагирования, что бывает особенно заметно при совершении ими преступлений насильственно-корыстного характера.

Следующей формой психопатического расстройства личности, влияющей на ее асоциальное поведение, которое может приводить к нарушениям норм уголовного права, является истероидная (истерическая) психопатия. Лица данного круга отличаются эгоцентризмом, демонстративным поведением, театральностью, «жаждой признания», эмоциональной неустойчивостью, повышенной обидчивостью, вспыльчивостью, особенно когда такого признания не получают. В общении с окружающими такие люди нередко проявляют лживость, склонность к фантазированию. Все это создает особый «рисунок» совершаемых ими преступлений против личности и собственности, в основе которых лежат обман, мошенничество, умышленное введение в заблуждение потерпевших.

Менее других (по сравнению с описанными выше) криминальную активность проявляют психопатизированные лица, относимые к так называемому тормозному типу, который объединяет астенических, психастенических и аутистических (шизоидных) психопатов.

У лиц, отличающихся психопатическими расстройствами астенического характера, преобладают: обостренная впечатлительность, повышенная утомляемость, чрезмерная чувствительность, застенчивость, неуверенность в себе, ощущение собственной неполноценности.

Весьма близкими к данному типу являются лица, проявляющие черты психастенической психопатии, в поведении, образе мыслей которых доминируют повышенная, некоррегируемая тревожная мнительность, навязчивые сомнения по поводу принимаемых решений, собственных поступков, нерешительность, особенно в ситуациях неопределенности. Для них наиболее характерными видами противоправного поведения могут быть действия, направленные против общественного порядка, уклонения от общественно полезного труда, дезертирство (для военнослужащих), а также самоубийство. Кроме того, они могут совершать и преступления против личности, собственности, сексуальные преступления, выбирая для этого соответствующий, более «удобный» для себя тип жертвы.

В группу тормозных психопатов помимо лиц с чертами астенического и психастенического характера относятся субъекты, имеющие аутистические (шизоидные) психопатические расстройства с преобладанием у них замкнутости, отгороженности от окружающих, повышенной чувствительности, ранимости и в то же время эмоциональной холодности и отчужденности. Среди данной группы выделяются лица весьма настойчивые в достижении своих целей, сближающиеся по характеру аффективных переживаний с представителями паранойяльной психопатии, нередко прибегающие в конфликтных ситуациях к агрессивным, насильственным, а порой и к жестоким формам противоправного поведения.

Таким образом, среди тех, кто совершает насильственные, насильственно-корыстные преступления, мы нередко видим лиц с чертами повышенной агрессивности, злобливых и жестоких по своему характеру и способам действий.

По мнению Ю. М. Антоняна, не психические аномалии сами по себе активно способствуют преступному поведению, а те психологические особенности личности, которые формируются под их влиянием. То есть психические расстройства не ведут напрямую к преступлению без преломления через психологию субъекта. По этой причине и возникает необходимость проведения патопсихологического исследования, а не только психопатологического изучения. Если психические расстройства вызывают общественно опасные поступки, минуя психологию личности, то совершивший их человек должен считаться невменяемым.

Поскольку психологические изменения вызываются расстройствами психики, то последние должны быть признаны субъективными причинами преступного поведения. Однако надлежащее воспитание, необходимая психокоррекция способны нейтрализовать криминогенный эффект психических аномалий. Но если такие усилия отсутствуют, преступное поведение становится весьма вероятным, особенно в отношении детей и подростков из неблагополучных семей.

В целом, психические аномалии выступают в роли "неизбежных" криминогенных факторов лишь на статистическом, а не на индивидуальном уровне. Исходя из изложенного, можно выделить факторы, усугубляющие криминогенное поведение. Во-первых, психические аномалии препятствуют усвоению социальных норм, регулирующих поведение людей. Затрудняют получение высокой квалификации и образования, выполнение отдельных социальных ролей. "Аномальные" преступники находятся в еще большей, чем обычные преступники, социально-психологической изоляции от общества, микросреды, малых социальных групп, из-за расстройств психики. Эти расстройства не дают им установить дружеские связи, необходимые отношения с представителями противоположного пола (особенно олигофренам). То есть это наиболее дезадаптированная, отчужденная часть правонарушителей.

Во-вторых, наличие психических аномалий предопределяет особенности реагирования на конкретные жизненные ситуации. Реакции лиц с такими аномалиями более острые, быстрые, чем у здоровых, они "проще" вовлекаются в преступную деятельность, в том числе групповую. Гораздо чаще, чем у здоровых лиц, мотивация преступного поведения у таких лиц носит бессознательный характер, а само поведение менее опосредовано. Ими слабо усвоены правовые, нравственные требования и правила. У большинства из них отсутствует самоупрек по поводу содеянного, и они нередко злоупотребляют ссылкой на состояние своего психического здоровья. Это затрудняет психокоррекцию, перевоспитание, а иногда и исключает их.

Литература

1. Аминов И.И. Юридическая психология. – М.: Юнити, 2007. – 415с.

2. Антонян Ю.М., Еникеев М.И., Эминов В.Е. Психология преступника и расследования преступлений. - М.: Юристь, 1996.

3. Антонян Ю.М. Психология убийства. - М., Юристь, 1997.

4. Антонян Ю.М. Изучение личности преступника. - М., 1982.

5. Антонян Ю.М., Бородин С.В. Преступность и психические аномалии. - М., 1987.

6. Гульдан В.В. Мотивация преступного поведения психопатических личностей: Криминальная мотивация. - М., 1986.

7. Еникеев М.И. Юридическая психология. - СПб.: Питер, 2004.

8. Ратинов А.Р. Психологическое изучение личности пре­ступника. - М., 1981


[1] Аминов И.И. Юридическая психология. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2007. – с. 14

[2] Есберген Алауханов. Криминология. Учебник. – Алматы. 2008. - 429 с.

[3] Зелинский А.Ф. Рецидив преступлений. Харьков, 1980. С. 50.

[4] Кудрявцев В. Н. Причины конкретного преступления // Советская юстиция. 1970. № 22.

[5] Гернет М.Н. Избр. произв. М., 1974. С.430

[6] Антонян Ю.М., Голубев В.П., Кудряков Ю.Н. Личность корыстного преступника. Томск, 1989. С.18.

[7] Есберген Алауханов. Криминология. Учебник. – Алматы. 2008. - 429 с.

[8] Антонян Ю.М., Гульдан В.В. Криминальная патопсихология. М., 1991.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Привет студентам) если возникают трудности с любой работой (от реферата и контрольных до диплома), можете обратиться на FAST-REFERAT.RU , я там обычно заказываю, все качественно и в срок) в любом случае попробуйте, за спрос денег не берут)
Olya22:27:30 28 августа 2019
.
.22:27:29 28 августа 2019
.
.22:27:29 28 августа 2019
.
.22:27:28 28 августа 2019
.
.22:27:27 28 августа 2019

Смотреть все комментарии (14)
Работы, похожие на Реферат: Психология личности преступника. Психологические особенности отдельных категорий преступников 2

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(235532)
Комментарии (3201)
Copyright © 2005-2019 BestReferat.ru bestreferat@gmail.com реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru