Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364139
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62791)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21319)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21692)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8692)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3462)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20644)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Дипломная работа: Становление акцентуаций характера в зависимости от соотношения анаболических и катаболических гормонов

Название: Становление акцентуаций характера в зависимости от соотношения анаболических и катаболических гормонов
Раздел: Рефераты по психологии
Тип: дипломная работа Добавлен 10:36:11 09 июля 2010 Похожие работы
Просмотров: 200 Комментариев: 12 Оценило: 2 человек Средний балл: 5 Оценка: неизвестно     Скачать

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

Становление акцентуаций характера в зависимости от соотношения анаболических и катаболических гормонов

содержание

Стр.

Введение …………………………………………………………..

4

Глава 1. Теоретические проблемы исследования становления акцентуаций характера в зависимости от соотношения катаболических и анаболических гормонов

9

1.1. Основные подходы к изучению акцентуаций характера как индивидуально-типологических особенностей личности в психологической науке …………………………………………

9

1.2. Изучение конституционально-биологических основ личности………………………………………………………….

27

1.3. Роль анаболических и катаболических гормонов в формировании конституциональных черт…………………….

1.3.1. Катаболические гормоны и их роль в формировании конституциональных черт…………………………………

1.3.2. Анаболические гормоны и их роль в формировании типологических черт……………………………………….

35

35

39

Глава 2. Материал и методы исследования ……….

41

2.1. Материал исследования……………………………………….

41

2.2. Методы исследования…………………………………………

41

2.2.1. Патохарактерологический диагностический опросник.

42

2.2.2. Личностный опросник Айзенка…………………………

44

2.2.3. Характеристика типа высшей нервной деятельности по анамнестической схеме И.П. Павлова…………………

45

2.2.4. Метод определения функционального состояния гипоталамо-гипофизарно-адренокортикальной системы……………………………………………………

46

2.2.4.1. Определение концентрации кортизола в слюне..

46

2.2.4.2. Методы определения функционального состояния гипоталамо-гипофизарно-гонадной системы…………………………………

47

2.2.4.3. Определение уровня эстрадиола и тестостерона в слюне……………………………...

48

2.3. Методы статистической обработки результатов………….

49

Глава 3. Результаты исследования и их обсуждение ………………………………………………………

50

3.1. Динамика становления акцентуации характера……………

3.2. Уровень анаболических и катаболических гормонов у представителей различных психотипов………………………

50

62

Заключение……………………………………………………....

Выводы……………………………………………………………...

Литература………………………………………………………..

69

72

73

Приложение……………………………………………………...

79

Введение

Актуальность исследования. На современном этапе развития общества человек адаптируется к постоянно меняющимся социально–экономическим, политическим, сезонно–климатическим, геохимическим, экологическим условиям, которые в силу индивидуальной специфики восприятия могут оказать влияние на функциональный, биохимический, психологический статус.

В связи с этим адаптационные возможности личности непосредственно зависят от конституционально-биологических и индивидуально-типологических особенностей.

В то же время ускорение темпа жизни и увеличение информационных перегрузок часто приводят к обострению нервно-психических расстройств и граничащих с ними состояний, к которым относят, в частности акцентуации характера. Они рассматриваются как крайние варианты нормы, обусловливающие чрезмерное усиление отдельных черт, в силу чего обнаруживается избирательная уязвимость в отношении определенного рода психогенных воздействий при хорошей или повышенной устойчивости к другим. Акцентуации ярко проявляются в подростковом возрасте на фоне становления личности и исчезают или сглаживаются со взрослением (Личко А.Е., 1985).

Акцентуации характера как индивидуально-типологическая особенность личности освещалась в работах П.Б.Ганнушкина (1933), О.В.Кербикова (1971), Э.Кречмера (1956), К.Леонгарда (1981), А.Е.Личко (1985), А.А.Реана (1991).

Наиболее полное и яркое описание феноменологии и типологии собственно характера принадлежит отечественному психиатру П.Б.Ганнушкину (1933) в его учении о конституционных психопатических личностях. Из данного учения вырастают современные представления об акцентуированных личностях К.Леонгарда и типах акцентуации характера А.Е.Личко (Парняко А.В., Сидоров П.И., 2000).

К.Леонгард выделяет следующие типы акцентуированной личности: демонстративный, педантичный, застревающий, возбудимый, гипертимический, дистимический, аффективно-лабильный, аффективно-экзальтированный, эмотивный, тревожный, экстравертированный, интровертированный. А.Е.Личко выделяет следующие типы акцентуаций характера: истероидный, психастенический, эпилептоидный, гипертимный, циклоидный, лабильный, сенситивный, конформный, шизоидный, неустойчивый, астеноневротический (Личко А.Е., 1977).

По данным И.В.Боева (2000), все многообразие рассматриваемых в литературе психотипов можно свести к четырем основным: акцентуанты шизоидного, эпилептоидного, истероидного и циклоидного типов.

В научной литературе имеются данные о связи соматотипа с психотипом Э.Кречмер (1956). Имеются отдельные работы, типизирующие людей по эндокринному статусу (Хрисанфова Е.Н, 2002). Данных о взаимосвязи психотипа с эндокринотипом и/или уровнем глюкокортикоидных (катаболических) и половых (анаболических) гормонов мы не обнаружили.

Вместе с тем в настоящее время отмечается рост числа эндокринопатий и психопатий. Не исключено, что эти нарушения взаимообуславливают друг друга. Однако работ в этом направлении мы не нашли, что и определяет актуальность исследования.

Учитывая тот факт, что акцентуанты различных типов обладают различной резистентностью к средовым факторам, различной устойчивостью к психоэмоциональным нагрузкам, разным медико-биологическим резервом, несомненный интерес представляет выявление связей между особенностями личности и соотношением анаболических и катаболических гормонов.

Цель работы : исследование связей между уровнем катаболических и анаболических стероидов, их соотношением, а также соотношением андрогенов и эстрогенов и особенностями психотипа.

Объект исследования: школьники в возрасте 11-17 лет.

Предметом данного исследования является выявление взаимосвязей характерологических черт личности, свойственных определенному психотипу, от уровня кортизола и половых стероидов, соотношения анаболических и катаболических гормонов, а также соотношения андрогенов и эстрогенов.

В основу нашей работы положена следующая гипотеза : изменение эндокринного статуса в ходе постнатального онтогенеза может детерминировать формирование акцентуации характера; особенности проявления акцентуаций характера в значительной мере зависят от соотношения уровня анаболических и катаболических гормонов, андро- и эстрогенов.

Цель и гипотеза определили задачи исследования.

1. Изучить и проанализировать литературу, раскрывающую проблему формирования психотипа в зависимости от соотношения анаболических и катаболических гормонов;

2. Определить методы исследования и набор психодиагностических методик.

3. Выявить связи акцентуаций характера с уровнем анаболических и катаболических гормонов, их соотношением, а также соотношением андро- и эстрогенов.

Научная новизна исследования состоит в том, что впервые была проанализирована и научно доказана взаимосвязь психотипа, акцентуации характера и соотношения анаболических и катаболических гормонов, андро- и эстрогенов.

Теоретическая значимость работы заключается в расширении и углублении представлений о детерминированности личностных черт уровнем и соотношением анаболических и катаболических гормонов, андро- и эстрогенов.

Практическая значимость работы состоит в том, что выявление связей между становлением акцентуаций характера в зависимости от соотношения анаболических и катаболических гормонов даст возможность проводить своевременную коррекцию психического статуса за счет поддержания гормонального статуса.

В ходе нашей работы использовались следующие методы:

1. теоретические - изучение и анализ теоретической литературы с целью выявления концепций о взаимоотношениях соматических и психологических, эндокринологических и психологических типах человека;

2. эмпирический – метод сбора информации о психических и физиологических особенностях, как отдельного человека, так и социальной группы;

3. тестирование;

4. интерпретация и описание результатов эксперимента;

5. статистический – количественный и качественный анализ полученных данных.

Исследование проводилось на базе гимназии №9 г. Ставрополя в 2006 – 2007 учебном году. В исследовании приняло участие 700 человек (376 девочек, 324 мальчика) в возрасте 11 – 17 лет.

Этапы исследования:

1.подготовительный этап: выбор темы, работа с научной литературой, определение набора диагностических методик, определение базы исследования;

2. непосредственное проведение экспериментально-диагностического исследования;

3. обобщающая: обработка и систематизация результатов исследования.

Положения, выносимые на защиту.

1. Критическим возрастным периодом в формировании характерологических черт личности является возраст 11 и 13 лет у девочек и 11 и 15 лет у мальчиков.

2. Соотношение анаболических и катаболических гормонов оказывает влияние на формирование определенных акцентуированных черт личности.

3. Проявление акцентуированных черт личности – маскулинности, феминности, агрессивности в значительной мере зависит от соотношения тестостерон/эстрадиол.

Апробация работы. Результаты дипломной работы докладывались на 52-й научно-практической конференции преподавателей и студентов Ставропольского государственного университета «Университетская наука - региону». Тезисы доклада представлены к публикации в сборник материалов конференции.

Структура и объём работы. Дипломная работа состоит из введения, трех глав, заключения, библиографии, приложения.

Библиография представлена списком литературы, включающим 69 источников, в том числе 4 иностранных авторов.

Работа содержит: 2 таблицы, иллюстрирована 19 рисунками.

Объем работы составил 78 страниц.

Глава 1. Теоретические проблемы исследования становления акцентуаций характера в зависимости от соотношения катаболических и анаболических гормонов

1.1.Основные подходы к изучению акцентуаций характера как индивидуально- типологических особенностей личности в психологической науке

Формирование и развитие акцентуаций черт характера в онтогенезе обусловлено рядом факторов, анализ которых будет способствовать определению сущности данной психологической категории.

Б.В.Белов (1997), Э.Кречмер (1982) и др. к психофизиологическим факторам, детерминирующим развитие акцентуаций, относят темперамент, опираясь на половозрастные врожденные свойства, рассмотренные с позиций учения о высшей нервной деятельности И.П.Павлова.

С.Л.Рубинштейн отмечал, что психические свойства темперамента тесно связаны с телесными свойствами организма как врожденными особенностями строения нервной системы (нейроконструкции), так и функциональными особенностями (мышечного, сосудистого) тонуса органической жизнедеятельности; при всем значении врожденных особенностей организма – его нервной системы, для темперамента они лишь исходный момент его развития, неотрывного от развития личности в целом. Темперамент есть динамический аспект личности, характеризующий динамику ее психической деятельности (Рубинштейн С.Л., 1979).

Социальным фактором, обусловливающим развитие акцентуаций характера является семья, т.к. в ней закладываются основы характера личности и реализуется ее темперамент. Семейное воспитание определяет и гармонию, и формирование аномальной личности в ее становлении. А.Е.Личко (1983) в качестве одного из факторов, влияющих на становление того или иного типа акцентуации характера, рассматривает особенности воспитания. Основным параметром семьи является ее цельность. Явление «неполного дома» (распад семьи в период детства и отрочества) особенно пагубно сказываются на формирующейся индивидуальности.

Р.С.Немов (2001) к факторам, детерминирующим развитие акцентуаций, относит характер.

Внешней ориентацией характера является среда. С.Г.Шуман считает, что идущие из внешней среды раздражители стимулируют потребности людей и вызывают определенное поведение. Протест против помех, преград, мешающих удовлетворению актуальных потребностей, выражается в виде упрямства, неподчинения, грубости. Все это характеризуется как отклоняющееся поведение, которое проявляется и развивается в результате непонимания истинных причин этого и применения несправедливых мер наказания (Шуман С.Г.,1989).

В настоящее время существует два подхода к пониманию характера. В русле первого подхода под характером понимается совокупность фиксированных устойчивых способов действий (А.Г.Асмолов 1984, Б.С.Братусь 1988, Д.А.Леонтьев 1997 и др.), в рамках второго – характер рассматривается как практическое выражение направленности личности (С.Л.Рубинштейн 1973, В.Н.Мясищев 1957, Л.Г.Ковалев 1957 и др.).

Характер в общей структуре личности занимает центральное место, объединяет все другие свойства и особенности поведения. Эмоциональная жизнь человека находится под прямым влиянием характера. В первую очередь, характер определяет индивидуальность и своеобразие личности и отличается от других черт личности своей устойчивостью и более ранним формированием. Однажды сформировавшись, он остается более или менее устойчивым, за исключением ситуаций тяжелых заболеваний, захватывающих мозг человека и происходящих с возрастом глубоких органических изменений в центральной нервной системе.

А.В.Петровский указывает на то, что характер – это совокупность устойчивых индивидуальных особенностей личности, складывающаяся и проявляющаяся в деятельности и общении, обуславливая типичные для индивида формы поведения (Петровский А.В.,1981).

Характер формируется под влиянием внешних и внутренних воздействий, некоторые его изменения могут происходить в период жизненных кризисов, которые также нельзя рассматривать как вполне нормальное явление. Характер человека связан с его интересами, потребностями и больше всего проявляется в том, что для человека значимо.

В.Н.Мясищев, в рамках общепсихологической теории отношений, указывает на переход отношений личности в устойчивые формы как на формирование характера (Мясищев В.Н.,1957).

На основании индивидуально–морфологических и социально–психологических исследований, Б.Г.Ананьев и его последователи пришли к выводу о том, что существует определенная объективная последовательность в процессе характерообразования. Изучение ранних форм поведения свидетельствует о наличии врожденных категорий: активность – пассивность, регулярность – нерегулярность, интенсивность – слабость реакций, контактность – замкнутость, способность к адаптации – инертность с первых недель жизни. Причем влияние среды на перечисленные виды поведения является минимальным, а соответствующие особенности поведения представляют собой генотип. Часто варианты формирующейся индивидуальности могут оставаться незамеченными, замаскированными в той среде, которая требует минимального приспособления. На формирование характера заметное влияние оказывает возраст. По мнению С.Л.Рубинштейна, некоторые черты характера формируются на определенных возрастных этапах: в раннем и дошкольном возрасте – доброта, отзывчивость, аккуратность, добросовестность и противоположные им, в младшем школьном возрасте формируются черты характера, а в ранней юности базовые нравственные мировоззренческие его основы (Рубинштейн С.Л.,1979).

В характере фиксируются и закрепляются, переходя в действия, мотивы поведения. Каждый действенный мотив поведения, приобретающий устойчивость – это будущая потенциальная черта характера в ее генезисе. В мотивах черты характера впервые выступают в виде тенденций, а затем действие переходит посредствам формирования надлежащих мотивов поведения в стереотип поведения.

С.Л.Рубинштейн, выдвигая гипотезу о происхождении характера, писал: «Узловой вопрос о том, как мотивы (побуждения), характеризующие не столько личность, сколько обстоятельства, в которых она оказалась по ходу жизни, превращаются в то устойчивое, что характеризует данную личность… Для того, чтобы мотив (побуждение) стал личностным свойством, он должен генерализоваться по отношению к ситуации, в которой он первоначально появился, распространившись на все ситуации, однородные с первой, в существенных по отношению к личности чертах… Каждое свойство характера всегда есть тенденция к совершению в определенных условиях определенных поступков» (Рубинштейн С.Л.,1979).

Характер – стабильная форма, которую часто исследуют на уровне личности (С.Л.Рубинштейн). Он проявляется в деятельности, в поведении и в них же формируется. Динамика формирования связана с возможностью возникновения в каждой новой ситуации нового способа поведения, который в последствии из отдельного поступка может превратиться в черту характера.

Человек, постоянно сталкивающийся с внутренними конфликтами, отличается нерешительностью, неустойчивостью поведения, неспособностью добиваться сознательно поставленных целей, т.е. отсутствием основополагающих черт, входящих в характеристику психологически зрелой личности.

Можно предположить, что существуют некоторые последовательно возникающие новообразования личности, определяющие этапы центральной линии ее онтогенетического развития. При изучении личности, психологи признают возникновение у нее «ядра», которое обозначается ими как «Я-система», «система - Я» или просто «Я». Эти термины обычно употребляются в качестве объяснительных при рассмотрении психической жизни человека и его поведения, однако психологическое содержание и строение этого «ядра» не раскрыто и не установлены закономерности его развития в онтогенезе.

Врожденные особенности организма являются задатками, которые обусловливают, но не предопределяют психические свойства человека. В зависимости от его жизнедеятельности, на основании одних и тех же задатков, могут вырабатываться, формироваться и проявляться различные свойства – способности и черты характера, к которым относят и акцентуацию.

Развернутые описания типологии и феноменологии личности представлены отечественными и зарубежными исследователями. Наиболее известные из них возникли в пограничной области, на стыке двух наук: психологии и психиатрии и принадлежат клиницистам К.Юнгу(1982), Э.Кречмеру (1982), У.Шелдону (1982), П.Б.Ганнушкину (1933), К.Леонгарду (1981), А.Е.Личко (1985) и д.р.

Первые работы этого направления содержали небольшое число типов. Так, К.Юнг выделил два основных типа характера: экстравертированный и интровертированный. Два типа: циклоидный и шизоидный описаны у Э.Кречмера. Со временем число типов увеличилось: в работах Б.Г.Ганнушкина определено порядка девяти типов, у Л.Леонгарда и А.Е.Личко – десять-одиннадцать типов.

Наиболее полное и яркое описание феноменологии и типологии собственно характера принадлежит отечественному психиатру П.Б.Ганнушкину в его учении о конституциональных психологических личностях. В своей работе «Постановка вопроса о границах душевного здоровья», он писал: «Со времени Клода Бернара можно считать установленным, что никакой коренной разницы между явлениями здоровья и болезни не существует, что, наоборот, существует необходимая связь между феноменами того или иного порядка, что в области патологии действуют те же законы и силы, что и в норме; между двумя формами существования человека – здоровьем и болезнью – разница только в том, что при последней нарушается гармония всех взаимоотношений между функциями организма, которые наблюдаются в норме» (Ганнушкин П.Б., 1982).

Учитывая тот факт, что психическая область, являясь несравненно более сложной по своей конструкции, чем сфера соматическая, автор отметил, что понятие «норма» в области психики является совершенно неустановленной и крайне неопределенной. Психопатиями он назвал такие аномалии характера, которые «определяют весь психический облик индивидуума», в течение жизни «не подвергаются сколько–нибудь резким изменениям» и «мешают приспособляться к окружающей среде».

Эти три критерия были обозначены О.В.Кербиковым (1971), как тотальность и относительная стабильность психологических черт характера и их выраженность до степени, нарушающей социальную адаптацию. Отклонения характера от определенного среднего или нормального типа у таких личностей таковы, что от них страдают или они сами, или общество. П.Б.Ганнушкин подчеркивал, что динамику психопатий можно понимать широко и узко. В широком плане рассматриваются изменения склада личности в течение жизни под влиянием возрастных кризов. Такая динамика прослеживается и у психически полноценных людей, но психопатические личности обнаруживают эти критические периоды особенно бурно.

Вопрос о причинах ядерных психопатий очень сложен. П.Б.Ганнушкин впервые четко сформулировал клинические критерии, отграничивающие конституциональные психопатии: врожденность, а также генетическая обусловленность психопатологических свойств; тотальность (патологические особенности накладывают отпечаток на весь душевный склад личности); пограничность (психопатии находятся на грани между психозом, с одной стороны, и психическим здоровьем – с другой).

Введя в психиатрию новое понятие «типы реакций», он разделяет их по генезу на реакции конституциональные и ситуационные; по клинической картине – на реакции шизофренические, параноидные и др.

При психопатии нет признаков органического поражения мозга, о чем, в частности, говорит факт достаточно высокого развития интеллектуальных функций. В их происхождении главную роль приписывали до сих пор недостаточно выясненному биологическому процессу, который ранее назывался наследственным врождением или дегенерацией.

В учениях о психопатиях много нового внес отечественный психиатр О.В.Кербиков, его заслуга состоит в том, что он убедительно показал недостаточность сведения генеза психопатий только к конституционально–генетическому типу.

Психопатии могут быть не только «врожденными» (ядерными), но и «краевыми», сформировавшимися в результате патохарактерологического («анормального») развития личности. Последнее возникает под влиянием хронической психогенной травматизации, неправильного воспитания и других, неблагоприятных социально–психологических факторов. При этом возникший патопсихологический характерологический срыв нередко «отрывается» от первопричины и начинается патологическое «саморазвитие» характера (психогенный повод исчезает, а патологические изменения личности продолжают нарастать).

Проблема отграничения психопатий от крайних вариантов нормы возникла на заре учения о психопатиях. Так, В.М.Бехтерев (1886) упоминал о «переходных состояниях между психопатией и нормальным состоянием», уделяя внимание, что «психопатическое состояние может быть выражено в столь слабой степени, что при обычных условиях оно не проявляется». Следовательно, В.М.Бехтерев допускал наличие качественно иного личностно– характерологического состояния, которое нельзя было отнести ни к диапазону нормы, ни к диапазону психопатий. О.А.Ахвердова (1998) и И.В.Боев (1999) предполагают, что в конституционально– континуальном пространстве между акцентуациями и психопатиями существует промежуток, который представляет собой диапазон аномальной личностной изменчивости. Подобные ситуации описывал П.Б.Ганнушкин (1933), обозначая их как «латентные психопатии», Г.К.Ушаков (1973) как «крайние варианты нормального характера», О.В.Кербиков (1961) как «предпсихопатию».

Вероятностная возможность личностного дрейфа как в сторону акцентуаций, так и в сторону психопатии (схема №1) зависит от психобиологических основ личности – конституционально-типологической личностной изменчивости, от социально– экологических факторов, а также от духовно–психологических основ личности, подтверждая тем самым концепцию психобиосоциальной модели человека. Диалектический принцип детерминизма, провозглашенный С.Л.Рубинштейном, согласно которому внешние факторы всегда действуют через внутренние условия и наоборот, позволяет утверждать, что любая последующая стадия психического может сформироваться лишь в том случае, если ей предшествовало в качестве внутреннего исходного условия другое, менее сложное психическое явление (О.А.Ахвердова, И.В.Боев, Н.Н.Волоскова, 2000).



Современные концепции изучения акцентуаций возникли на основе теории П.Г.Ганнушкина о психопатических личностях. Согласно концепции акцентуированных личностей К.Леонгарда, нормы личности могут быть разделены на две группы: основную и дополнительную. Основных черт значительно меньше, но они являются стремлением личности, определяют ее развитие, адаптацию, психическое здоровье. При большей степени выраженности основных черт они накладывают отпечаток на личность, в целом придавая ей своеобразие, а при неблагоприятных социальных условиях могут способствовать ее разрушению. Личности, у которых основные черты имеют высокую степень выраженности, К.Леонгард называет акцентуированными. Акцентуированные личности не являются патологическими, это нечто промежуточное между декомпенсированной психопатией и характерологической нормой. Акцентуации отображают личностное своеобразие, преобладание тех или иных характерологических черт, которые развиваются и проявляются в зависимости от воспитания и условий жизни, о них можно говорить лишь тогда, когда какая – либо черта характера начинает приобретать чрезмерную выраженность, делая личность необычной. Важно отметить, что К.Леонгард не представил дифференциально–диагностических критериев между акцентуациями и психопатиями, В результате чего термин «акцентуация» заменил термин «психопатия».

Концепция «акцентуированных личностей» К.Леонгарда, в которой акцентуации определяются как «крайние варианты нормы», имеющие определенные личностные «заострения», получила дальнейшее развитие и конкретизацию в работах А.Е.Личко, указавшего на то, что при рассмотрении данной категории правильнее было бы говорить об акцентуациях характера, поскольку личность – понятие гораздо более сложное, чем характер, оно «включает интеллект, способности, наклонности, мировоззрение…». Между тем, западные психологи, говоря о «личности», часто имеют в виду ее характерологию, понимая характер не только как базис личности, но и как интегративное образование. В характере находят свое выражение система отношений личности, ее установки, ориентации и т.д.

А.Е.Личко разграничивает патологию и нормальный характер, основываясь на диагностических критериях психопатии П.Б.Ганнушкина – О.В.Кербикова. Характер можно считать патологическим, если он не подвергается изменениям на протяжении всей жизни; определяет весь психический склад личности и мешает приспособлению человека к жизни. При акцентуациях характера не может быть ни одного из этих признаков или, во всяком случае, не бывает никогда соответствия как при психопатиях, одновременно по трем признакам.

В добавлении к критериям П.Б.Ганнушкина и О.В.Кербикова, А.Е.Личко отмечает еще один признак, отличающий акцентуацию от психопатии. «При акцентуациях декомпенсации, острые аффективные и психопатические реакции, социальная дезадаптация возникает только при определенного рода психических травмах, лишь в некоторых трудных ситуациях, а именно тогда, когда они адресуются к «месту наименьшего сопротивления», к «слабому звену» данного типа характера. Иные трудности и потрясения, не развивающие этой «ахиллесовой пяты» не приводят к нарушениям и переносятся спокойно. При каждом типе акцентуаций имеются свойственные только ему, отличные от других типов «слабые места» (Личко А.Е., 1977).

Согласно теории автора, будучи крайними вариантами нормы, акцентуации характера сами по себе не могут быть клиническим диагнозом, а являются лишь почвой, предрасполагающим фактором для развития психогенных расстройств (острых аффективных и патохарактерологических реакций, психопатических развитий и т.п. состояний).

По мнению О.В.Кербикова (1971), акцентуация характера, в ее социальном и биологическом аспектах, представляет собой одну из важнейших проблем современной психологии, психиатрии и социологии. Большим достижением клинической психиатрии является четкое отграничение патохарактерологических развитий от неврозов и выяснение значения высших факторов в формировании акцентуаций черт характера. Биологический аспект исследования механизмов, лежащих в основе патохарактерологических расстройств, существенно отстает от их клинического изучения.

В зависимости от степени выраженности выделяют две степени акцентуаций характера: явную и скрытую (А.Е.Личко, 1977).

Под явной акцентуацией понимают степень крайнего варианта нормы. Она отличается наличием довольно постоянных черт определенного типа характера, который можно распознать при помощи тщательно собранного анамнеза, сведений от близких, непродолжительного наблюдения, особенно в среде сверстников и результатов обследования с помощью «ПДО». Однако выраженность черт определенного типа характера обычно не препятствует социальной адаптации. Значимое положение, как правило, соответствует возможностям и способностям. В подростковом возрасте особенности характера часто заостряются, а при действии психогенных факторов адресуются к «месту наименьшего сопротивления». При взрослении особенности характера могут настолько сгладиться, что явная акцентуация может перейти в скрытую.

Скрытая акцентуация – эта степень относится к обычным вариантам нормы. В обыденных привычных условиях черты какого–либо типа характера выражены слабо или не проявляются совсем. Черты этого типа могут ярко, порой неожиданно, проявляться под влиянием тех ситуаций и психических травм, которые опять же предъявляют повышенные требования к «месту наименьшего сопротивления». Психогенные факторы иного рода, даже тяжелые, не только не вызывают психических расстройств, но могут даже не выявить типа характера. Если же такие черты и обнаруживаются, то это, как правило, не приводит к заметной социальной дезадаптации.

Урбанизация, ускорение темпа жизни, информационные перегрузки приводят к обострению индивидуально–типологических особенностей личности. Распознавание типа акцентуаций позволяет корректировать, компенсировать реакции и восполнить недостающие качества за счет определенных навыков и умений, что способствует гармоничному развитию личности.

Акцентуации характера выступают специальным предметом исследования психолого-психиатрических наук. В основе экспериментальных исследований лежат классификации немецкого психиатра К.Леонгарда и отечественного психолога и психиатра А.Е.Личко. Сравнительно-сопоставительный анализ классификации акцентуированных личностей (по К.Леонгарду) и классификации акцентуаций характера (по А.Е.Личко) предоставлен А.А.Реаном (1991) (табл.1) и позволяет сделать следующие выводы.

Систематика А.Е.Личко основана на классификации К.Леонгарда, хотя и имеет ряд существенных отличий:

1. Специализируется на подростковом возрасте и все типы акцентуаций описываются такими, какими они предстают в этот возрастной период.

2. Охватывают психопатии и акцентуации.

3. Содержит описание смешанных типов (промежуточных и «амальгамных»). Промежуточные типы обусловлены эндогенными факторами и, возможно, особенностями развития в раннем детстве. Амальгамные типы формируются как напластование черт нового типа на амальгамное ядро прежнего.

Выделенные К.Леонгардом 12 типов акцентуированных личностей характеризуются следующим образом:

Таблица 1.

Сравнительно-сопоставительный анализ классификации

акцентуированных личностей (по К.Леонгарду)

и классификации акцентуаций характера (по А.Е.Личко)

Тип акцентуаций

По К.Леонгарду

Составление типов по А.

Личко классификации К.

Леонгарда (по мнению А. Личко)

Анализ соответствия двух

классификаций (по А.Реа-

ну)

Демонстративный

Истероидный

Истероидный

Педантичный

Психастенический

Нет прямого соответствия.

Частично психастенический и сенситивный. Не основные элементы эпилептоидного.

Застревающий

-

Соответствия нет. Частично – эпилептоидный

Возбудимый

Эпилептоидный

Эпилептоидный (неполное соответствие)

Гипертимический

Гипертимный

Гипертимный

Дистимический

-

-

Циклотимический

Циклоидный

Циклоидный. Частично лабильный

Экзальтированный

Лабильный

Нет прямого соответствия. Частично лабильный

Эмотивный

Лабильный

Не прямое соответствие – лабильный и сенситивный

Тревожный

Сенситивный

Не прямое соответствие – сенситивный и психасте- нический

Из всего многообразия рассматриваемых в литературе психотипов, мы использовали 4 основных психотипа, к которым можно свести все многообразие существующих классификаций. Использование 4-х базисных психотипов было сделано, прежде всего, из соображения унификации математической обработки результатов психологических, патопсихологических, клинических обследований представителей конкретных психотипов.

Акцентуанты шизоидного типа. Акцентуанты шизоидного типа, или шизотимики по классификации Э.Кречмера. Шизотимики достаточно легко и долго могут переносить общество, которое не всегда их устраивает, но во имя идеологических, деловых, морально-этических интересов они будут это делать. Хотя с таким же успехом они могут неограниченно долго переносить ограниченный круг партнеров по общению или вообще их отсутствие. Основные психологические свойства, взаимосочетание которых составляет структуру шизотимической акцентуации – это эмоциональная уравновешенность, достигающая степени эмоциональной «прохладности», рациональность, прагматизм, преобладание рациональной стороны над эмоциональной. В процессе приобретения опыта социального общения шизотимики научаются достаточно быстро демонстрировать необходимую для окружающих привычную эмоциональную составляющую сопереживаний, понимая интеллектуально, осознавая, что окружающим важна именно эмоциональная часть сопереживаний. Однако они легко могут демонстрировать широкий круг эмоциональных реакций, в том числе и экспрессивных, если того требуют их личные интересы или необходимость проявить себя в более выгодном свете в том обществе, в котором они оказались. После длительного эмоционального общения шизотимики нуждаются в эмоциональном отдыхе, и они с радостью могут провести часы и дни в одиночестве или с очень с избирательным кругом лиц. То есть, с одной стороны, они легко обучаются общепринятым эмоциональным стереотипам поведения, но, с другой стороны, они нуждаются в периодах уединения во время которых могут привести в порядок свои мысли, определить тактику и стратегию своего жизненного пути.

Физические, моторные и пантомимические особенности поведения отличаются достаточной пластичностью и гармоничностью, хотя частенько случаются и некоторые антропометрические диспропорции, не нарушающие, однако, физической привлекательности шизотимиков.

Чаще всего они награждены от природы способностями к точным наукам, к абстрактному, интеллектуальному постижению мира, и на этом поприще достигают заметных успехов. Шизотимики от природы являются эстетами, независимо от привитой культуры, интеллекта и мировоззрения. Шизотимики всегда немного идеалисты. Быт его добротен, прочен, практичен, но без признаков излишеств, сибаритства. В их быту интеллектуальные и духовные ценности всегда стоят выше вещественных, материальных. И в человеческих отношениях для шизотимиков духовное, интеллектуальное родство выше материального, что не мешает им, тем не менее, создать добротный для себя и своих близких быт. Они обладают достаточно высоким жизненным тонусом и соответственно высокой работоспособностью, ответственностью, чувством долга. Природное чувство справедливости и надежности в товарищеских отношениях зачастую выдвигает шизотимиков в ряды лидеров. Интересен тот факт, что шизотимики стремятся быть справедливыми, сохранять честность в товарищеских и партнерских отношениях даже в ущерб своим собственным интересам. Часто ставят общественные интересы выше личных амбиций, сиюминутных желаний.

Шизотимики обладают конституциональным психобиологическим резервом, позволяющим поддерживать хороший уровень адаптации, компенсации и толерантности к внешним факторам.

Акцентуанты эпилептоидного типа. Эпилептоидный тип акцентуации характера или эпилептотимики по классификации Э.Кречмера. Внешне эпилептотимики отличаются гармоничным, крепким телосложением, равномерным развитием мышц, жировой прослойки, более соразмерными пропорциями конечностей и туловища с хорошо развитым плечевым поясом, шеей, достаточно крупными кистями рук и стопами ног. Бесстрастное выражение лица часто сменяется эмоциональной живостью, игрой мимических мышц, отражающей жизнелюбие и жизнерадостность. Но в любую секунду оно готово смениться на ровное бесстрастное выражение, если этого потребуют обстоятельства. Часто можно видеть элементы чувственности в лице – в крыльях носа, форме губ, глаз и т.д.

Кроме этого, эпилептотимики характеризуются высоким жизненным тонусом, высокой работоспособностью, выносливостью, низким уровнем утомляемости. В большинстве своем они целеустремленны, педантичны аккуратны, добросовестны и даже скрупулезны в выполнении заданий. Подобное сочетание качеств плюс хорошие природные способности к обучению, приобритению практических навыков на базе общей эрудиции позволяют им достаточно быстро продвигаться по служебной лестнице. В межличностном общении эпилептотимики достаточно гармоничны, они умеют быть эмоциональными, им свойственна насыщенность эмоциональных и инстинктивных переживаний. Они легко находят контакт с окружающими людьми, интуитивно чувствуя их психологические слабые и сильные стороны, что позволяет им завоевывать расположение сверстников и партнеров.

С другой стороны, если у акцентуантов складываются неприятельские отношения, то они по мере возможности не усугубляют их, но и не уступают, стремясь в последующем к доминированию. Если же в будущем ситуация с соперниками будет складываться в пользу эпилептотимика, то последний обязательно использует ее для того, чтобы «отдать долг прошлого», хотя специально строить планы мщения, создавать соответствующую ситуацию не будет. Другими словами, эпилептотимики не изводят себя бесплодными планами, фантазиями мести, они просто помнят, очень долго помнят про нанесенную обиду или оскорбление своего достоинства.

Эпилептотимиками управляет честолюбие и меркантилизм, которые они хорошо скрывают, а также чувство самости и сентиментальности. Чем выше интеллект и культура эпилептотимиков, тем легче им добиваться расположения вышестоящих и налаживать прочные отношения со сверстниками и нижестоящими по социальной лестнице. По увлечениям, интересам эпилептотимиков можно определить часто скрытый, преимущественно меркантильный смысл увлечений. В зависимости от уровня культуры, интеллекта меркантильные черты проявляются более выпукло или же зашториваются и искусно скрываются.

Честолюбие сочетается у них со склонностью незаметно, но прочно подчинять себе окружающих, привязывать их к себе сотнями незримых уз, от личного обаяния и привлекательности до психологического садизма. Они обладают потрясающим социальным чутьем на всякого рода коммерцию и бизнес. Очень рано и неплохо они постигают экономику, финансы, часто занимаясь самообразованием.

Эпилептотимики, как и шизотимики, от природы награждены способностями и к точным, и к гуманитарным наукам. Чем бы они не занимались, их работоспособность, усидчивость и добросовестность в сочетании с интеллектуальными способностями позволяют добиться многого. При этом у них всегда сохраняется трезвая самооценка, тактические и стратегические задачи они ставят себе реальные и неуклонно добиваются их реализации.

Сила в сочетании с инертностью и подвижностью нервных процессов позволяет им очень точно строить свое поведение для достижения цели. Поэтому практически любые социально-психологические трудности преодолимы для акцентуантов, их трудно застать в врасплох. Эпилептотимики достаточно легко находят выход из самых запутанных ситуаций, причем зачастую близкий к оптимальному из любой сложной социальной ситуации. Психотравмирующее влияние на них может оказать лишь ситуация, угрожающая честолюбивым планам, лишающая принадлежащих им материальных ценностей. Только в этом случае мы можем увидеть эмоциональную и инстинктивную «бурю», которую эпилептотимики, независимо от культуры и интеллекта, не смогут завуалировать. В большинстве случаев подобная «буря» будет достаточно кратковременна, и эпилептотимики сумеют в конечном итоге сдержать себя и контролировать свои мысли, высказывания и поведение.

Эпилептотимики также получают колоссальное наслаждение от всяческих интриг, инициаторами которых они сами являются, активно используя своих сверстников «втемную», о чем те и не подозревают.

Эпилептотимики любят и стремятся ощущать свое превосходство над окружающими людьми, получая от этого глубокое психологическое удовлетворение.

Сексуальная жизнь эпилептотимиков насыщена событиями, поскольку чувственность является характерной чертой их инстинктивной жизни. Они умеют и любят получать чувственное наслаждение и от драки, и от азартных игр, и конечно, от секса. Их сексуальная неутомимость, в чем-то даже половая неразборчивость в партнершах и легко развивающая чувственность делают эту сторону жизни для эпилептотимиков достаточно важной и содержательной.

Акцентуанты истероидного типа. Истеротимики, или скиртотимики. Физические характеристики истеротимиков отличаются определенным диапазоном: от астеничных личностей с тенденцией к нормостении до пикников с тенденцией также к нормостении. Пантомимика достаточно пластична, на лице отражается одновременно множество чувств и переживаний, выражении мимическая живость в ответ на любые внешние раздражители. Чем выше интеллект и культура, тем более утонченная и адекватная эмоциональная игра отражается на лице. Жизненный тонус истеротимиков характеризуется средним уровнем или даже выше среднего, в связи с чем и работоспособность аналогична тонусу. Представителям данного психотипа требуется чаще делать перерыв на работе, учебе, отдыхать или переключаться на другой вид деятельности, чтобы сохранить работоспособность на должном уровне. Истеротимики отличаются хорошей способностью к имитации, что позволяет им «схватывать на лету» все, что касается учебы, навыков, особенностей межчеловеческих отношений. И благодаря неплохой памяти складывается обманчивое впечатление, что обучение, приобретение навыков истеротимикам дается легко. На самом же деле они не всегда достаточно глубоко понимают и осознают внутренние связи предметов, явлений. Для них больше характерно поверхностное восприятие мира, но эмоциональное и яркое, а также искренняя иллюзорная убежденность, что они всегда смогут легко достичь привилегированного положения за счет своих способностей. Присущая им амбициозность поддерживает эту уверенность. В своих богатых фантазиях они всегда играют роль героев, часто перенося результаты фантазирования в реальную действительность. Благодаря живому темпераменту, Яркому образному восприятию и воображению Истеротимики часто на первых порах опережают своих сверстников в учебе, тренировках, работе, что создает иллюзию особых интеллектуальных способностей. В последующем они прекращают активно заниматься, и спустя время неожиданно обнаруживается, что их терпеливые сверстники, «тугодумы», с точки зрения истеротимиков, значительно продвинулись вперед, приобретая прочно усвоенные знания и навыки; чтобы их догнать, требуется время, а главное, опять же кропотливый труд, на что у истеротимиков не хватает ни времени, ни желания. Поэтому часто истеротимики оказываются худшими учениками, чем их менее привлекательные и внешне менее яркие сверстники. Истеротимикам трудно с этим смериться, их высокий уровень притязаний при недостаточности психобиологических резервов часто служит основой для недоразумений, конфликтов и обвинения окружающих в предвзятости. Именно таким образом истеротимики объясняют свою недостаточную работоспособность, отсутствие искреннего желания добиваться успехов кропотливым трудом, свое легкомыслие, недостаточную добросовестность, ответственность и чувство товарищества. В то же время, если истеротимики обладают хорошим интеллектом, хорошей культурой, то они способны к глубоким аналитическим и философским обобщениям, а живость ума и красочность воображения позволяют им создать достаточно адекватные представления о мире, человеческих взаимоотношениях.

Истеротимики обладают способностью к достаточно глубокому и точному интуитивному восприятию окружающих людей. Они могут дать полноценную оценку окружающим людям с первого взгляда. Другой вопрос о том, что для них затруднительно интеллектуальные потенции закрепить в соответствующем социально приемлемом стереотипе поведения и терпеливо следовать собственной оценке и прогнозу во взаимоотношениях с людьми. Чаще истеротимики пользуются своими способностями для того, чтобы произвести первое яркое впечатление, а дальше им становиться неинтересно и скучно ожидать позитивных плодов межличностного общения или реализации какого-либо дела. Истеротимики стремятся, и зачастую им это удается, «купаться» в лучах славы, создать о себе ореол таинственной и загадочной личности, обладающей уникальными, необычными способностями. В реальной жизни истеротимики больше стремятся казаться кем-либо, чем быть на самом деле личностью. Они словно живут в иллюзорном мире, в котором плохо учитываются конкретные ситуации. Из-за этого истеротимики производят впечатление несколько инфантильных, ювенильных личностей. Они постоянно нуждаются в той или иной степени опеке, социально-психологической защите от жесткого, сурового и не очень справедливого окружающего мира, с их точки зрения.

Акцентуанты циклоидного типа – циклотимики. «Названия шизотимический и циклотимический ничего общего не имеют с вопросом: «здоровый или больной?». Это общие биотипы, «которые заключают в себе огромную массу здоровых индивидуумов» (Э.Кречмер). Внешний вид циклотимиков больше напоминает пикников или нормостеников с тенденцией к пикническому телосложению. На лице мы часто видим адекватную эмоциональную игру и, что самое главное, чаще доброжелательную, отражающую общительность и жизнелюбие. Для циклотимиков характерны следующие взаимосочетания личностно-характерологических особенностей: принципиальность и жизнерадостность, честность и требовательность, строгость и чуткость, решительность и настойчивость, общительность и сдержанность.

Чаще всего у циклотимиков имеется свой континуум. Одни циклотимики веселые, шумные, больше любящие общество и болтливость, чем монотонный труд и работу вообще. Часто могут быть весьма впечатлительны, скромны и добросовестны, отличаясь мягким чувством юмора и доброжелательностью. Практически все циклотимики внешне симпатичные, обаятельные, правдивые и чрезмерно болтливые, но в то же время надежные и преданные друзья, соратники, коллеги. Чувство симпатии у окружающих появляется практически сразу, когда они видят приветливое и доброжелательное выражение лица, мягкие, добрые, лукавые глаза, душевность и добросердечность, которые источают циклотимики. Они характеризуются как врожденные рассказчики, которые самые обычные истории умудряются преподнести слушателям как чрезвычайно интересные и необычные, а главное, с чувством мягкого юмора, а не сарказма, и без издевки.

Многие из них отличаются целеустремленностью, подвижностью, живостью, которые сочетаются с отзывчивостью и аналитической оценкой происходящего вокруг. Такие циклотимики обладают очень высоким жизненным тонусом, большой работоспособностью, неутомимостью и всегда получают удовлетворение от сделанной работы, хотя идеализация окружающего мира, стремление к неким высшим абстрактным целям присутствует у них. Коммуникабельность и общительность в сочетании с природными способностями позволяют им легко продвигаться по социальной лестнице. Но циклотимики редко бывают максималистами и чаще довольствуются в социальной иерархии даже меньшим, чем - то, на что они способны в действительности. Их эмоциональная теплота, умение быть ненавязчивыми, тактичными, отсутствие эгоизма и тонкая наблюдательность, юмор легко позволяют им занять место лидера в любой среде. Однако они часто отказываются от этой роли, предпочитая быть «душой компании».

Умение избегать максимальных социальных притязаний, довольствоваться тем, что есть, сохраняя душевный покой, Дружелюбие и обходительность, позволяет им чаще, чем всем остальным акцентуантам, ощущать удовлетворение от жизни и наслаждаться ею во всех ее проявлениях.

Периодически у циклотимиков возникают эпизоды кратковременной флегматичности, вплоть до меланхолии, когда они становятся более вялыми, пассивными, их интересы ограничиваются, они меньше внимания уделяют себе, своей работе, своим близким. Подобное состояние длится день - два, редко несколько дней. Но оно запоминается циклотимиками своей необычностью и психологическим дискомфортом. Впоследствии они с тревогой вспоминают подобное состояние, опасаясь появления его вновь. В период подобных спадов настроения, некоторого упадка воли они бывают склонны употреблять спиртное, так как это их оживляет, возвращая прежний тонус, угасающую жизнерадостность.

В обычных условиях их можно Корее отнести к гурманам, чем к аскетам. Их более прельщает добрая и веселая компания, где не будет осужден пафос идеализма, где с удовлетворением выпьют немного вина, не настаивая на большем. Если же застолья превращаются в стереотип, то у циклотимиков в конечном итоге развивается психологическая и физическая зависимость от спиртного, достаточно быстро наблюдается ослабление волевых побуждений, а флегматичность и меланхоличность больше зависят от неупотребления спиртного. При развитии подобных состояний им становится чуждо стремление к повышению своего социального статуса, и уровень притязаний их заметно снижается. В этом случае циклотимики превращаются в беспечных любителей и прожигателей жизни. Легко усваивая новые знания, навыки, они редко реализуют их в обычной жизни.

Современные исследования в области акцентуаций подтверждают, что чистые типы акцентуаций характера встречаются редко, более распространены смешанные типы и типы с неявно выраженной акцентуацией. В младшем возрасте на появление акцентуаций влияет личностная направленность, в старшем – выбор профессии, во взрослом – субъект–субъектные отношения. Доказано, что акцентуации характера оказывают влияние на самооценку и самосознание, учебную и профессиональную деятельность.

Но, несмотря на существование разносторонних и разноплановых исследований в этой области знаний, неизученным остается аспект становления индивидуально–типологических особенностей личности в зависимости от соотношения катаболических и анаболических гормонов в организме.

1.2. Изучение конституционально-биологических основ личности

Формирование индивидуально–типологических и индивидуально–личностных различий человека обусловлено как биологическими, так и социальными факторами (А.Н.Леонтьев, 1972). Речь идет не просто о саморазвертывании каких-то заложенных в индивиде задатков или о его приспособлении к социальным условиям, а о развитии индивида в постоянно изменяющемся мире. Жизненный путь предполагает единство множества автономных линий развития, которые сходятся, расходятся или пересекаются, но не могут быть поняты в отрыве друг от друга или от конкретных социально-исторических условий (Л.В.Сохань, 1987).

Современные научные представления о диалектике постоянства (стабильности, устойчивости, неизменности) и изменчивости (подвижности, текучести) личности и ее свойств подвергались существенному изменению (И.С.Кон, 1987).

Характеризуя стабильность и/или устойчивость индивидуально-типологических свойств на протяжении всего возрастного периода, О.А.Ахвердова, И.В.Боев, Н.Н.Волоскова (2000) имеют в виду, прежде всего, фенотипическое постоянство – последовательность и преемственность стереотипа поведения индивида; генотипическую устойчивость – наличие неизменных стойких глубинных качеств, проявляющихся по-разному, но стабильно сохраняющихся и детерминирующих стереотип поведения. Диалектика постоянства и/или изменчивости имеет свою количественную и качественную стороны (О.А.Ахвердова, И.В.Боев, Н.Н.Волоскова, 2000).

Так, американские психологи К.Шайи и Д.Пархэм еще в 1976 году утверждали, что устойчивость тесно связана с природой самих измеряемых свойств. В частности, биологически стабильные черты, обусловленные генетически или возникшие в начальных стадиях онтогенеза, устойчиво сохраняются в течение всей жизни и теснее связаны с полом, чем с возрастом. Культурно обусловленные черты гораздо более изменчивы и часто отражают когортные или исторические различия. Биокультурные черты подчинены двойной детерминации и варьируют в зависимости от усиления как в биологических, так и в социально-культурных условиях (О.А.Ахвердова, И.В.Боев, Н.Н.Волоскова, 2000).

Индивидуальная изменчивость свойств человека как личности определяется взаимодействием и взаимопроникновением основных компонентов социального и биологического статуса, социальной детерминации психофизиологических механизмов развития человека в его психической эволюции (О.А.Ахвердова, И.В.Боев, Н.Н.Волоскова, 2000).

Преемственность между биологическим и социальным может быть восстановлена и раскрыта на основе методологического принципа детерминизма, провозглашенного в психологии С.Л.Рубинштейном (1973), согласно которому внешние причины действуют только через внутренние условия и, наоборот – внутреннее, психическое опосредуется, реализуется внешним, материальным, поэтому любая стадия психического может сформироваться лишь в том случае, если ей предшествовало в качестве внутреннего исходного условия другое, даже мене сложное психическое явление (О.А.Ахвердова, И.В.Боев, Н.Н.Волоскова, 2000).

Лейтмотивом исследований Е.В.Шороховой (1961) явился тезис о том, что социальное действует на биологическое через психическое, при этом связующим звеном между социальной средой и биологическим механизмом выступает Личность. Только через влияние Личности человеческий организм испытывает позитивное или деструктивное воздействие социального, общественного, культуры, истории при этом, по мнению О.А.Ахвердовой, И.В.Боева, Н.Н.Волосковой, важным фактором становления психологических свойств являются биологические основы человека и их развитие (2000).

Среди биологических факторов доминирующая роль принадлежит уровню и времени развития центральной нервной системе (ЦНС), опосредующей динамические качества и свойства личности – скорость, интенсивность, темп, длительность и т.д. Именно психодинамические качества испытывают на себе непосредственное и постоянное воздействие со стороны биологической организации человека (О.А.Ахвердова, И.В.Боев, Н.Н.Волоскова, 2000).

Справедливым следует считать положение, что человеческая индивидуальность представляет собой продукт конкретных социальных и биологических непрерывных воздействий. Подтверждением является понимание того, что социальные факторы обусловливают содержательный аспект психики (интересы, убеждения, знания) и, следовательно, социально обусловленные свойства личности – направленность, отношения, навыки, умения, моральные установки и т.д. (О.А.Ахвердова, И.В.Боев, Н.Н.Волоскова, 2000).

Структура личности включает в себя структуру индивида в виде наиболее общих и актуальных для жизнедеятельности поведения комплексов органических свойств (возрастно-половых, нейродинамических, конституционально-биохимических).

Так, в стрессовой ситуации у человека мобилизуются две регуляторных системы, с помощью которых организм приспосабливается к постоянным внутренним и внешним изменениям. Одна из них – нервная система, быстро передающая сигналы (в виде импульсов) через сеть нервов и нервных клеток; другая – эндокринная, осуществляющая химическую регуляцию с помощью гормонов, которые переносятся кровью и оказывают эффект на отдаленные от места их выделения ткани и органы.

Роль нервной системы, прежде всего ЦНС, в регуляции биохимических процессов в организме несомненна: тип высшей нервной деятельности человека и психическая индивидуальность связаны с его биохимической индивидуальностью уже в силу обратного влияния биохимических процессов на состояние ЦНС в норме и патологии (Е.Н.Хрисанфова, 2002).

Исследование психофизиологических и психологических параметров конституциональных типов концентрируется в основном вокруг типологических показателей нервной системы и признаков темперамента. Значительный интерес представляет сфера ассоциаций особенностей эндокринной конституции с индивидуальными чертами психики, изучающихся преимущественно в патологии (Е.Н.Хрисанфова, 2002).

Поведение здорового человека как социального существа не детерминируется и не регламентируется эндокринными воздействиями; роль последних сводится в основном к влиянию на развитие нервной системы на ранних этапах онтогенеза (половая дифференцировка гипоталамуса, синаптогенез и др.), а также к временному изменению активности некоторых структур мозга. Мозг человека является и органом-мишенью для гормональных воздействий, и продуцентом нейрогормонов. Однако из этого не следует, что нейроэндокринный статус не влияет на окраску нашего поведения (Е.Н.Хрисанфова, 2002).

В научной литературе особое внимание уделяется сфере взаимоотношений соматических и психологических типов человека. В последнем случае обычно привлекаются характеристики темперамента или типологические признаки нервной системы. Наибольшую известность получили психосоматические схемы Кречмера и Шелдона, причем последний автор выявил очень высокие связи (коэффициенты корреляции порядка 0,8) между балльными оценками компонентов телосложения и темперамента (Е.Н.Хрисанфова, 2002).

Наиболее отчетливо сопряженность морфологических, функциональных и психологических конституциональных признаков проявляется в случаях грубой патологии, особенно при аномалиях половых хромосом.

Так, многие функциональные и биохимические признаки более или менее отчетливо распределяются по координате макро-микросомии, т.е. в связи с изменчивостью тотальных размеров тела. Так, например, распределение гормонов у мужчин по астено-мезоморфной координате телосложения и у женщин по астено-пикноморфной координате в зрелом пубертасе имеет следующие различия (рис.1).

Реальную эндокринную основу имеют и координата узко-широкосложенности (лепто-эурисомии). Эндокринограммы подростков – лепто- и эурисомов – почти противоположны по профилю. Анаболическому сдвигу в эндокринной формуле по этой координате соответствует и анаболический сдвиг в телосложении: параллельное повышение у эурисомов индекса тестостерон/кортизол и развитием компонентов мезо-эндоморфии (Е.Н.Хрисанфова, 2002).

Рис. 1. Схема распределения гормональных показателей (плюс – относительно повышен, минус – относительно понижен) по координатам телосложения: астено-пикноморфной (А – П) у женщин и астено-мезоморфной (А – Н) у мужчин в зрелом пубертате; 1 – тироксин; 2 – СТГ; 3 – ИРИ; 4 – эстрогены; 5 – андрогены.

Средние профили эдокринограмм для подростков астеноидного и торакального типов имеют следующие различия: повышение у астеноидов индекса эстрадиол/кортизол, повышение индекса тестостерон у юношей торакального типа.

Таким образом, относительно повышенный уровень андрогенизации (эстрогенизации) свойствен именно тем вариантам мужской (женской) конституции, в которых наиболее полно воплощены соматические признаки полового диморфизма. Это мезоморфный (мускульный, атлетический) тип у мужчин и эндоморфный (дигестимный, пикнический) – у женщин. Первое согласуется с данными английского исследователя Дж.Тэннера, обнаруживщего положительную связь 17-КС с астено-мезоморфными (экто-мезоморфными) градиентом телосложения (Е.Н.Хрисанфова, 2002).

Также имеются следующие данные о связи свойств темперамента (реактивность, чувствительность, эмоциональность) с индивидуальными различиями эндокринного статуса. Например, сообщается о достоверном повышении тестостерона у женщин «вспыльчивого типа», сравнительно со «спокойным» или у мужчин с агрессивным поведением (Шульга, 1988). Возможно, что и половой диморфизм в некоторых психологических характеристиках человека (большая эмоциональность женщин, большая склонность мужчин к логическому и абстрактному мышлению) частично опосредован половыми гормонами, хотя, разумеется, их влияние несоизмеримо с ролью межличностных отношений и социальных воздействий. Показано, что в условиях напряженной деятельности гормональный статус человека закономерно связан с его индивидуально-типологическими и индивидуально-психологическими особенностями (Делеу, 1988). В патологии роль нейроэндокринного статуса в окраске поведения наиболее рельефна. Так, в уникальных клинических наблюдениях с переменой пола, описанных А.И.Белкиным (1981), выясняется большая роль половы.х гормонов в определении даже таких особенностей психики, как чувства бесстрашия, сострадания, яркость эмоциональных восприятий, устойчивость к разным видам стресса (Е.Н.Хрисанфова, 2002).

Гормоны есть у всех млекопитающих, включая человека. Физиологическое действие гормонов направлено на: 1) обеспечение гуморальной, т.е. осуществляемой через кровь, регуляции биологических процессов; 2) поддержание целостности и постоянства внутренней среды, гармоничного взаимодействия между клеточными компонентами тела; 3) регуляцию процессов роста, созревания и репродукции. Гормоны регулируют активность всех клеток организма. Они влияют на остроту мышления и физическую подвижность, телосложение и рост, определяют рост волос, тональность голоса, половое влечение и поведение. Благодаря эндокринной системе человек может приспосабливаться к сильным температурным колебаниям, излишку или недостатку пищи, к физическим и эмоциональным стрессам. Изучение физиологического действия эндокринных желез позволило раскрыть секреты половой функции и чудо рождения детей, а также ответить на вопрос, почему одни люди высокого роста, а другие низкого, одни полные, другие худые, одни медлительные, другие проворные, одни сильные, другие слабые (Л.К.Семенова, В.И.Чемоданов, 1983).

В нормальном состоянии существует гармоничный баланс между активностью эндокринных желез, состоянием нервной системы и ответом тканей-мишеней (тканей, на которые направлено воздействие). Любое нарушение в каждом из этих звеньев быстро приводит к отклонениям от нормы. Избыточная или недостаточная продукция гормонов служит причиной различных заболеваний, сопровождающихся глубокими химическими изменениями в организме (Н.И. Орлова, 1983).

Согласно классическому определению, гормоны – продукты секреции эндокринных желез, выделяющиеся прямо в кровоток и обладающие высокой физиологической активностью. Главные эндокринные железы млекопитающих – гипофиз, щитовидная и паращитовидные железы, кора надпочечников, мозговое вещество надпочечников, островковая ткань поджелудочной железы, половые железы (семенники и яичники), плацента и гормон-продуцирующие участки желудочно-кишечного тракта. В организме синтезируются и некоторые соединения гормоноподобного действия (Н.И. Орлова, 1983).

Гормоны действуют на определенные органы-мишени и вызывают в них значительные физиологические изменения. У гормона может быть несколько органов-мишеней, и вызываемые им физиологические изменения могут сказываться на целом ряде функций организма. Например, поддержание нормального уровня глюкозы в крови – а оно в значительной степени контролируется гормонами – важно для жизнедеятельности всего организма. Гормоны иногда действуют совместно; так, эффект одного гормона может зависеть от присутствия какого-то другого или других гормонов. Гормон роста, например, неэффективен в отсутствие тиреоидного гормона (Л.К.Семенова, В.И.Чемоданов, 1983).

Особую значимость для поддержания психического статуса и психологического здоровья имеет соотношение андро- и эстрогенов, уровня кортизола (Губарева Л.И., 2001). Однако вопрос об эндокринных детерминантах представляющих различные психотипы на сегодняшний день остается вне поля зрения исследований. Поэтому и целесообразно более подробно остановиться на механизмах регуляции уровня этих гормонов и их участии в формировании типологических черт личности.

1.3. Роль анаболических и катаболических гормонов в формировании конституциональных черт

1.3.1. Катаболические гормоны и их роль в формировании конституциональных черт

Гормоны надпочечников. Надпочечники – небольшие образования, расположенные над каждой почкой. Они состоят из внешнего слоя, называемого корой, и внутренней части – мозгового слоя. Обе части имеют свои собственные функции, а у некоторых низших животных это совершенно раздельные структуры. Каждая из двух частей надпочечников играет важную роль, как в нормальном состоянии, так и при заболеваниях.

Гормоны мозгового слоя надпочечников.

Адреналин и норадреналин – два основных гормона, секретируемых мозговым слоем надпочечников. Адреналин считается метаболическим гормоном из-за его влияния на углеводные запасы и мобилизацию жиров. Норадреналин – вазоконстриктор, т.е. он сужает кровеносные сосуды и повышает кровяное давление. Мозговой слой надпочечников тесно связан с нервной системой; так, норадреналин высвобождается симпатическими нервами и действует как нейрогормон (Мицкевич М.С., 1978).

Адреналин – необходим для выживания, так как обеспечивает реакцию на внезапную опасность. При ее возникновении адреналин выбрасывается в кровь и мобилизует запасы углеводов для быстрого высвобождения энергии, увеличивает мышечную силу, вызывает расширение зрачков и сужение периферических кровеносных сосудов. Таким образом, направляются резервные силы для «бегства или борьбы», а кроме того снижаются кровопотери благодаря сужению сосудов и быстрому свертыванию крови. Адреналин стимулирует также секрецию АКТГ (т.е. гипоталамо-гипофизарную ось). АКТГ, в свою очередь, стимулирует выброс корой надпочечников кортизола, в результате чего увеличивается превращение белков в глюкозу, необходимую для восполнения в печени и мышцах запасов гликогена, использованных при реакции тревоги (Мицкевич М.С., 1978).

Кора надпочечников секретирует гормон кортизол и кортикостерон. Кортизол принимает участие в регуляции многих обменных (биохимических) процессов и играет ключевую роль в защитных реакциях организма на стресс и голод, т.е. выполняет адаптогенную функцию. При голодании, например, он обеспечивает поддержание нормального уровня глюкозы в крови, а при эмоциональном или операционном шоке препятствует падению кровяного давления ниже опасного уровня. Избыток кортизола приводит к серьезному нарушению метаболизма, вызывая гиперглюконеогенез, т.е. чрезмерное превра-щение белков в углеводы. Это состояние, известное как синдром Кушинга, характеризуется потерей мышечной массы, сниженной углеводной толерант-ностью, т.е. сниженным поступление глюкозы из крови в ткани (что проявляется аномальным увеличением концентрации сахара в крови при его поступлении с пищей), а также деминерализацией костей (Мицкевич М.С., 1978).

У высокодуховных людей существенно выше уровень сопротивляемости их организмов самым различным заболеваниям. Оказалось, что при стрессе в организме высокоморальных людей выбрасывается намного меньше кортизола, чем у тех, кто неособенно придерживается высокодуховных моральных принципов. Иными словами, организм первых гораздо легче проходит стрессовое напряжение, оставаясь более сильным для случаев внешней атаки на организм. Кроме того, значительный выброс кортизола снижает ментальные возможности человека. Об этом объявили ученые из Калифорнийского Университета Лос-Анджелеса (В.И. Моросанова, 1997).

Кортикостерон регулирует минеральный обмен и обмен углеводов, белков и жиров. Высокая концентрация этого гормона в крови наблюдается при стрессе. При недостаточной функции коры надпочечников, снижение выработки кортикостерона развивается тяжелое состояние – аддисонова (бронзовая) болезнь. Она характеризуется гиперпигментацией кожи и слизистых оболочек (бронзовый оттенок), ослаблением сердечной мышцы, артериальной гипотензией, повышенной утомляемостью, восприимчивостью к инфекциям, нарушениями водно-солевого обмена (В.И. Моросанова, 1997).

У детей раннего, дошкольного и младшего школьного возраста секреция этих гормонов понижена по сравнению со взрослыми. По мере развития ребенка происходит постепенное увеличение секреции всех гормонов коркового вещества. До пубертатного развития не отмечается достоверного различия в экскреции 17-оксикортикостероидов у мальчиков и девочек; различия обнаруживаются лишь после формирования половых желез (В.И. Моросанова, 1997).

Важно подчеркнуть, что у мальчиков в пубертатном периоде наряду с высоким базальным уровнем глюкокортикоидов отмечается снижение резервных возможностей коркового вещества; у девочек эти резервы значительно выше. Это определяет их различную реакцию на стрессовые ситуации, включая патологические процессы (В.И. Моросанова, 1997).

В состоянии покоя клетки мозгового слоя надпочечников постоянно секретируют небольшие количества адреналина и, вероятно, норадреналина. Под влиянием внешнего или внутреннего стрессового фактора, например в ситуациях, требующих большого физического или умственного напряжения, а также при инфекции и травме, резко повышаются секреция адреналина и норадреналина, во время стресса эти гормоны выполняют важную регуляторную роль. Они усиливают сердечную деятельность, вызывают сужение сосудов внутренних органов и расширение сосудов, снабжающих мышцы. Кроме того, они угнетают перистальтику желудочно-кишечного тракта и вызывают расширение бронхов. Т.е. когда человек находится в опасности, продолжение переваривания пищи становится необязательным и активность пищеварительных процессов может быть уменьшена. В то же время для борьбы или бегства мышцам нужны кислород и глюкоза, поэтому требуется расширение бронхов и сосудов, снабжающих кровью мышцы (А.Г. Минченко, 1982).

В целом, в организме человека первым и наиболее интенсивно реагирует на любое внешнее раздражение гипоталамус. Он посылает сигналы в гипофиз, который выделяет гормоны, чутко улавливаемые многими тканями и органами, в первую очередь надпочечниками. Те в ответ "выпускают" (секретируют) в организм адреналин - гормон тревоги. В результате стенки сосудов резко сужаются, повышается артериальное давление, учащаются пульс, дыхание, нарастает мышечное напряжение, увеличивается содержание сахара в крови (А.Г. Минченко, 1982).

Люди, у которых в ответ на эмоциональный стресс вырабатывается много норадреналина, быстро мобилизуются в стрессовых ситуациях (которые иногда создают сами себе, не умея собраться в обычной, мерно текущей жизни), легко их преодолевают, а их работоспособности в минуты испытаний можно позавидовать. Но им же свойственно быстро "сгорать", бывает трудно расслабиться (А.Г. Минченко, 1982).

Как только появляются отрицательные эмоции, неожиданности, ЧП, требующие решительных действий и мгновенных решений, в работу людей адреналинового типа неизбежно вкрадываются сбои, они теряются и начинают ошибаться. Зато чрезвычайно эффективно работают в условиях стабильности, когда все идет по плану. Они добросовестные трудяги, но умеют отдыхать и расслабляться (О.А. Данилова, 1983).

Людей смешанного типа, у которых вдоволь и гормона тревоги, и гормона стабильности (норадреналина), отличает эмоциональная неустойчивость. Они остро реагируют на любое событие. Им свойственны резкие колебания настроения и зачастую непредсказуемость действий (О.А. Данилова, 1983).

1.3.2. Анаболические гормоны и их роль в формировании типологических черт личности

Тестикулярные гормоны. Как оказалось, недостаток мужского гормона тестостерона в крови может вызвать изменения в поведении мужчин, делая их раздражительнее и заставляя испытывать приступы подавленного настроения. Но, в отличие от женской менопаузы, угнетенное нестроение и приступы раздражительности могут поразить мужчину любого возраста при недостатке тестостерона в крови (Т.П. Безверхая 1984).

Тестостерон является естественным анаболическим стероидом. Более высокий уровень тестостерона в мужском организме по сравнению с женским обеспечивает более высокий процент мышечной массы у мужчин. Любые стероиды, увеличивающие мышечную массу, вызывают побочные маскулинные эффекты (Т.П. Безверхая 1984).

Тестостерон играет очень важную роль на физическом, сексуальном и эмоциональном уровнях мужского организма.

Тестостерон – это наиболее важный мужской половой гормон. Он участвует в развитии репродуктивных органов и вторичных половых признаков, контролирует способность к продолжению рода, структуру костной ткани, поддержание мышечной массы и силы мышц, а также играет важную роль в поддержании умственной и физической работоспособности мужчины(Т.П. Безверхая 1984).

В норме у женщин есть небольшой синтез андрогенов, происходящий в надпочечниках, яичниках, а также (возможно) в печени и коже. При повышении концентрации андрогенов, особенно свободного тестостерона (не связанного с белками), в крови может привести к развитию гирсутизма (Т.П. Безверхая 1984).

Гирсутизм - усиленный рост волос у женщин по мужскому типу вдоль срединной линии живота, на лице, груди и внутренней поверхности бедер. Возможна аменорея (отсутствие менструации) и бесплодие (Н.С. Казей, 1988).

Гормоны яичников . Эстрадиол отвечает за развитие вторичных половых признаков и определяет характерные физические и психические особенности организма. Помимо основного действия на женские половые функции и признаки, гормон оказывает регулирующее влияние на обмен организма в целом: метаболизм липидов, кальцификацию и образование костного вещества, увеличение секреторной активности сальных желез, уменьшение интенсивности роста волос (Н.С. Казей, 1988).

Гормон эстрадиол – это женский половой гормон, по аналогии с тестостероном формирует тело по «женскому типу». Синтезируется клетками фолликула в яичниках. У мужчин в небольшом количестве синтезируется в клетках Сертоли в яичках и в коре надпочечников в процессе стероидного обмена. Синтез управляется гипофизом посредством гонадотропных гормонов (ФСГ) (Н.С. Казей, 1988).

Глава 2. Материал и методы исследованиЯ

2.1. Материал исследования

Исследования проводилось на базе гимназии №9 г. Ставрополя в 2006-2007 учебном году. Были обследованы ученики 4-11 классов. В исследовании приняло участие 700 человек в возрасте от 10 до 17 лет, 376 девочек и 324 мальчиков.

Целью данного исследования является выявление становления акцентуаций характера в зависимости от соотношения анаболических и катаболических гормонов.

Данное исследование состоит из следующих этапов:

1. подготовительный этап, включающий в себя выбор темы, работу с литературой, определение нужных методик и базы исследования;

2. непосредственное проведение экспериментально-диагностического исследования.

2.2. Методы исследования

При подготовке и проведении исследования были использованы следующие методы:

1. теоретические – анализ теоретической литературы;

2. эмпирические методы – сбор информации о психических особенностях как отдельного человека, так и социальной группы (тестирование, эксперимент).

Эксперимент – один из основных методов научного познания вообще, психологического исследования в частности, характеризующийся активным вмешательством в ситуацию со стороны исследователя, осуществляющего планомерное манипулирование одной или несколькими переменными и регистрацию сопутствующих изменений в поведении изучаемого объекта.

3. методы обработки полученной информации, в том числе и с использованием методов статистики и электронно-вычислительной техники.

4. теоретические методы анализа и интерпретации результатов исследования и получения нового знания о психических особенностях изучаемого человека или социальной группы.

При проведении исследования были использованы следующие методики:

1. Патохарактерологический диагностический опросник (ПДО);

2. Личностный опросник Айзенка;

3. Характеристика типа высшей нервной деятельности по анамнестической схеме И.П.Павлова;

4. Метод определения функционального состояния гипоталамо-гипофизарно-адренокортикальной системы;

4.1. Определение концентрации кортизола в слюне;

4.2. Методы определения функционального состояния гипоталамо-гипофизарно-гонадной системы;

4.3. Определение уровня эстрадиола и тестостерона в слюне.

2.2.1. Патохарактерологический диагностический опросник

Для диагностики акцентуаций использовался опросник ПДО (Патохарактерологический диагностический опросник), разработанный А.Е.Личко. Лежащая в его основе психологическая теория отношений определила процедуру и своеобразное построение опросника. Исследованию подвергается отношение исследуемого к ряду личностных проблем, разбитых в тексте опросника на 25 тем. Каждая тема содержит список от 10-ти до 19-ти возможных ответов. Испытуемому предлагается выбрать наиболее подходящие варианты, причем допускается выбор наиболее подходящих вариантов, а также отказ от выбора. Такая процедура, несомненно, представляет больше возможностей для проявления истинной установки испытуемого по сравнению с неизбежно вынужденными ответами в традиционных опросниках.

Основная задача опросника ПДО – определение типов акцентуаций характеров и типов психопатии. Помимо этого опросник позволяет определять психологическую склонность к алкоголизму, делинквентности, оценивать риск формирования психопатии, развития депрессий и социальной дезадаптации, оценивать возможность органической природы психопатии и акцентуации характера, оценивать степень проявления реакции эмансипации в самооценке, а также степень проявления черт мужественности-женственности в системе отношений.

Так опросник представляет собой список утверждений, сгруппированных по 25-ти темам, предваряемый общей инструкцией к первому исследованию. Ответный бланк содержит номера, сопровождающие номер утверждений в тексте опросника. Тестирование проводится индивидуально или с группой, включает два исследования и требует на каждое исследование от 30 минут до 1часа времени. Опросник рассчитан на подростков в возрасте от 14 до 18 лет, хотя возможно обследование более раннего возраста – 11-12 лет. Принципиальных ограничений нет, хотя достоверность результатов все же снижается. Опросник не пригоден для подростков с выраженной интеллектуальной недостаточностью, либо с присутствием острого психопатического состояния с нарушениями сознания, а также при выраженном психическом дефекте.

В первом исследовании испытуемый знакомиться с инструкцией в тексте опросника и затем в каждом разделе выбирает наиболее подходящий ответ ил несколько ответов.

Во втором исследовании он инструктируется устно и затем в тех же самых разделах выбирает один или несколько наиболее неподходящих ответов.

В обоих исследованиях нельзя выбирать более трех ответов и разрешается отказаться от выбора в каких-то разделах.

Первичная обработка результатов осуществляется с помощью ключей с кодом шкалы объективной оценки, диагностика типов акцентуаций характера производится с помощью последовательно применяемых правил, сформулированных А.Е.Личко.

2.2.2. Личностный опросник Айзенка

На основе дальнейших исследований Г. Айзенка и сотрудников, направленных на анализ составляющих экстра-интроверсии и нейротизма как базисных личностных измерений, был предложен новый опросник, получивший название «Айзенка личностный опросник» (Eysenck Personality Inventory, или ЕРI). Опубликован в 1963 г., состоит из 48 вопросов, предназначенных для диагностики экстра - интроверсии и нейротизма, а также 9 вопросов, составляющих «шкалу лжи», по которой определяется наличие у обследуемого тенденции представить себя в нем свете. Ответы, совпадающие с «ключом», оцениваются в 1 балл (ответы только «да» или «нет»). Разработаны две эквивалент-формы опросника - А и В, что позволяет, например, проводить повторное исследование.

Число обследованных в ходе разработки EPI превышает 30 000 человек. Испытуемые были разделены на группы в зависимости от проявлений диагностируемых характеристик. Изучались ответы лиц, отнесенных компетентными экспертами в группы экстравертов или интровертов, нейротиков или эмоционально уравновешенных. На основе полученных данных определялась дискриминативная возможность каждого вопроса. В ходе разработки ЕРI было установлено, что экстраверсия является фактором высшего порядка, и, следовательно, в вопросах должны быть в более или менее равной доле представлены факторы низшего порядка. Прежде всего, речь идет о таких выделенных Г. Айзенком компонентах экстраверсии, как «импульсивность» и «общительность».

Коэффициенты ретестовой надежности EPI для фактора экстра—интроверсии составляют 0,82-0,85, для фактора нейротизма — 0,81—0,84, коэффициент надежности методом расщепления — 0,74-0,91. В зарубежных исследованиях сообщается о достаточной валидности EPI, иногда эти данные оспариваются. В данном опроснике существенно изменилось значение коэффициента интеркорреляции между шкалами (от +0,12 до —0,16), что соответствовало теоретическим предположениям Г. Айзенка. Предложен сокращенный вариант ЕРI, состоящий из 12 вопросов. Показатели корреляции с полным вариантом по шкале экстра-интроверсии —0,81, нейротизма — 0,79. Созданы варианты EРI для обследования детей и подростков.

2.2.3. Характеристика типа высшей нервной деятельности по анамнестической схеме И.П. Павлова

На основе дальнейших исследований И.П.Павлова и сотрудников, направленных на анализ типов ВНД по показателям силы нервных процессов, их уравновешенности и подвижности как базисных личностных измерений, была предложена тестовая методика, получившая название «Характеристика типа высшей нервной деятельности по анамнестической схеме». Методика состоит из 42 вопросов, предназначенных для диагностики показателей силы нервной системы, показателей уравновешенности нервных процессов, показателей подвижности нервных процессов. Ответы выражаются в баллах и оцениваются по специальной шкале. Обработка результатов производится по каждому из разделов и на основе полученных данных производится заключение о выраженности силы, уравновешенности, подвижности нервных процессов.

2.2.4. Метод определения функционального состояния гипоталамо-гипофизарно-адренокортикальной системы

Как указывалось в обзоре литературы, в ГГАКС следует различать три основных звена: 1 – гипоталамическую регуляцию кортикотропной функции гипофиза, базирующуюся на продукции кортиколиберина нейросекреторными клетками; 2 – синтез и секрецию кортикотропина аденогипофизом; 3 – кортикостероидогенез в коре надпочечников под влиянием кортикотропина.

Изучение функций ведущих адаптационных систем ставит некоторый ряд методологических проблем, связанных с определением свободного кортизола. Важным научным инструментом в физиологии прошедшего десятилетия стала оценка уровня стероидных гормонов в слюне (Gubareva, 1996, 2001; Kirschbaum, Hellhammer, 1999).

2.2.4.1. Определение концентрации кортизола в слюне

Кортизол в слюне определяли методом твердофазного иммунохемилюминисцентного анализа.

Кортизол - стероидный гормон с молекулярным весом 362 Да. Количественное определение уровня кортизола в крови имеет диагностическое значение при оценке функционирования системы гипоталамус - гипофиз - кора надпочечников.

Принцип работы набора состоит в следующем. В лунках при добавлении исследуемого образца и конъюгата кортизол-пероксидаза во время инкубации устанавливается равновесие между конъюгатом и эндогенным кортизолом сыворотки крови за связывание с антителами, иммобилизованными на внутренней поверхности лунок. При удалении содержимого из лунок происходит разделение свободного и связанного антителами кортизола и коньюгата кортизол-пероксидаза причем количество связанного антителами конъюгата обратно пропорционально количеству кортизола в образце сыворотки крови.

Во время инкубации с сигнальным реагентом в лунках происходит испускание квантов света. Интенсивность свечения прямо пропорциональна количеству связанного антителами конъюгата кортизол-пероксидаза. После измерения интенсивности свечения раствора в лунках на основании калибровочной кривой рассчитывается концентрация кортизола в определяемых образцах.

2.2.4.2. Методы определения функционального состояния гипоталамо-гипофизарно-гонадной системы

О функциональной активности гипоталамо-гипофизарно-гонадной системы (ГГГС) допустимо судить по уровню периферических половых гормонов – эстрадиола (Э) и тестостерона (Т), поскольку концентрация последних зависит от секреции гонадотропина, продуцируемого аденогипофизом. Снижение или увеличение уровня циркулирующих в периферической крови Э и Т могут служить критерием целостности оси гипоталамус – гипофиз - кора надпочечных желез - половые железы (И.А.Држевецкая,1994). Для измерения эстрадиола и тестостерона в слюне использовали высокочувствительный конкурентный иммунологический метод.

2.2.4.3. Определение уровня эстрадиола и тестостерона в слюне

Для измерения уровня эстрадиола (Э) и тестостерона (Т) в слюне человека использовали высокочувствительный конкурентный иммунологический метод, основанный на конкуренции эстрадиола и тестостерона, содержащегося в образце, с эстрадиолом и тестостероном, меченным пероксидазой хрена (коньюгат), за ограниченное число связывающих центров – специфических антител: на эстрадиол – кроличьи антитела к ослиному глобулину и тестостерон – бараньи антитела к мышиным глобулинам. Влияние глобулина, связывающего половой гормон, нейтрализуется использованием соответствующего смещающего агента. Антитела присутствуют в жидкой фазе (реагент для анализа) и захватываются во время инкубации вторым антителом (ослиный Ig к кроличьим антителам и мышиный Ig к бараньим антителам), нанесенным на лунки. Количество коньюгата, севшего на лунку к концу инкубации, обратно пропорционально концентрации эстрадиола или тестостерона в образце. В конце инкубации не связавшийся коньюгат удаляется отсасыванием и промывкой лунок при помощи устройства для промывки Амерлайт. Пероксидазная активность связанного коньюгата измеряется по реакции усиленной люминесценции. Для инициирования реакции испускания света в лунки добавляется сигнальный реагент, содержащий люминогенные субстраты (производную люминола и соль перкислоты) и усилитель. Усилитель (замещенный фенол) увеличивает интенсивность света и продлевает его испускание. Световые сигналы считываются анализатором Амерлайт.

Концентрации эстрадиола выражаются в пг/мл или нмоль/л. Для перевода пг/мл в нмоль/л необходимо использовать следующее соотношение 1 пг/мл = 0,0037 нмоль/л.

Концентрация тестостерона выражают в нмоль/л (1 нг/мл = 3,47 нмоль/л)

Исследования Л.И.Губаревой (1999) показали, что содержание Т и Э в крови коррелирует с содержанием этих гормонов в слюне.

2.3. Методы статистической обработки результатов

Результаты экспериментов подвергались вариационно-статистической обработке в соответствии с принципами, изложенными в работах Бейли H. (1962), Каминского Л.С. (1964) и Лакина Г.Ф. (1990).

Вариационные ряды, полученные в эксперименте, характеризовали по следующим показателям: средняя арифметическая величина (М); квадратическое отклонение (d); ошибка средней арифметической величины или средняя; квадратическая ошибка (m).

Вычисляя показатель существенной разности (t) и учитывая число измерений по таблице t - распределения Стьюдента, определяли вероятность различий (Р). Различие считалось статистически достоверным, начиная со значений Р<0,05. В этом случае правильность вывода о существовании различий величин может быть подвержена более чем в 95% случаев.

Статистическую обработку результатов исследования проводили на компьютере с использованием статистического пакета анализа данных в Microsoft Excel – 2000 и программы «Statistica 6.0».

Глава 3. Результаты исследования и их обсуждение

3.1. Динамика становления акцентуации характера

С целью определения хронологического распределения акцентуаций характера в возрастном интервале от 11 до 17 лет было проведено обследование группы школьников (700 человек).

Все испытуемые были дифференцированы с помощью методики ПДО на четыре личностных психотипа, для этого использовалась классификация, предложенная И.В. Боевым (2002).

В ходе проведенной работы были выделены психотипы и их проявления (табл. 2). Полученные данные позволили отметить преобладание у большинства школьников циклоидного психотипа (30,9%).Так же часто встречается эпилептоидный психотип (26,0%), истероидный (21,7%) и шизоидный (21,4%) психотипы встречаются реже.

Данные отображены на рис. 2.

Выявлены половые различия: в целом в обследованной нами выборке среди представителей истероидного психотипа преобладают девочки, а эпилептоидного мальчики (табл. 2).

Среди представителей циклоидного психотипа школьники с акцентуацией характера по данному психотипу составляют 17,6% и являются наиболее распространенными среди школьников. Сравнительно часто встречается шизоидная акцентуация, которая составляет 14,7%, истероидная (10,6%) и эпилептоидная (9,9%) акцентуация встречаются реже (рис. 2).

Таким образом, наибольший процент акцентуаций встречается среди представителей циклоидного психотипа и наименьший – среди представителей эпилептоидного психотипа.

Акцентуированные личности неодинаково представлены среди мальчиков и девочек: среди мальчиков преобладают акцентуанты


Таблица 2.

Соотношение психотипов (в %) в популяции школьников г. Ставрополя

Психотип

всего

мальчики

девочки

Норма

акцентуанты

мальчики

Девочки

мальчики

девочки

Истероидный

152/21,7

64/41,8

88/58,2

58/90,6

78/88,6

6/9,4

10/11,4

Эпилептоидный

182/26,0

97/53,3

85/46,7

87/89,7

77/90,6

10/11,3

8/9,4

Шизоидный

150/21,4

67/45,0

83/55,0

55/82,1

73/88,0

12/17,9

10/12,0

Циклоидный

216/30,9

96/44,5

120/55,5

81/84,4

97/80,8

15/15,6

23/19,2

Примечание : числитель – в абсолютных цифрах;

знаменатель – в процентах.


Рис. 2. Соотношение психотипов (в %) в популяции подростков г.Ставрополя

Примечание: А - акцентуанты; Н – норма.

шизоидного психотипа (17,9%), а среди девочек – акцентуанты циклоидного психотипа (19,2%) (табл. 2). Наименьшее число акцентуированных личностей в популяции мальчиков выявлено среди представителей истероидного психотипа (9,4%), в популяции девочек – среди представителей эпилептоидного психотипа (9,4%), что указывает на относительную устойчивость девочек с истероидным психотипом и мальчиков с эпилептоидным психотипом к неблагоприятным факторам среды.


Распространение акцентуаций истероидного психотипа у девочек в возрастном интервале от 11 до 17 лет имеет свое «предпочтение» в возрастах 11, 15, 16, 17 лет. Следует отметить, что среди акцентуированных девочек данного психотипа встречаются личности с тенденцией к маскулинному стереотипу поведения (0,5%), особенно выраженному у девочек 11 лет.

Полученные данные отражены на рис. 3.

Аналогичное распространение акцентуаций истероидного психотипа наблюдается у мальчиков в заданном возрастном интервале. Отклонений в «предпочтении» генетически заданного стереотипа поведения у школьников данного стереотипа поведения мы не обнаружили.

Данные отражены на рис. 4.

Рис 3. Возрастное распределение акцентуаций характера у девочек истероидного психотипа.

Примечание: А - акцентуанты; Н – норма.

Рис 4. Возрастное распределение акцентуаций характера у мальчиков истероидного психотипа.

Примечание: А - акцентуанты; Н – норма.

Таким образом, у школьников истероидного психотипа в возрастном интервале от 11 до 17 лет у мальчиков и от 12 до 17 лет у девочек распределение половых ролей значительных отклонений от генетического пола не имеет. Девочки предпочитают феминный тип поведения, что вполне соответствует основным характеристикам данного психотипа, мальчики соответственно выбирают маскулинный стереотип поведения.

Истероиды не отличаются высоким уровнем работоспособности, энергичности. Представителям данного психотипа требуется чаще делать перерыв в работе, учебе, отдыхая и переключаясь на другой вид деятельности, чтобы сохранить работоспособность на нужном уровне. Для истеротимиков характерна выраженная эмоциональность. Им свойственно поверхностное восприятие мира, но эмоциональное и яркое. По всей видимости именно возрастание умственных и психоэмоциональных нагрузок, обусловленное переходом в 5-й класс, приводит к проявлению у 20,0% акцентуантов девочек-подростков 11 лет диаметрально противоположных полу черт в характере (табл. 3).

Таблица 3.

Акцентуанты с противоположным полу стереотипом поведения

Психотип

Всего

Акцентуации

мальчики

Девочки

мальчики

Девочки

Маск.

Фемин

Фемин.

Маск.

Маск.

Фемин

Фемин.

Маск.

Истероидный

64/100

0/0,0

86/97,7

2/2,3

6/100

0/0,0

8/80,0

2/20,0

Эпилептоидный

96/98,9

1/1,1

82/96,5

3/3,5

9/90,0

1/10,0

5/62,5

3/37,5

Шизоидный

66/98,5

1/1,5

80/96,4

3/3,6

11/91,7

1/8,3

7/70,0

3/30,0

Циклоидный

94/97,9

2/2,1

112/91,6

10/8,4

13/86,7

2/13,3

13/56,5

10/43,5

Примечание : числитель – в абсолютных цифрах;

знаменатель – в процентах.

Акцентуации эпилептоидного психотипа в возрастном интервале от 11 до 17 лет у девочек проявились следующим образом (рис. 5). Тенденцию к маскулинному стереотипу поведения имеют по 37,5% девочек 14, 15 лет. Среди девочек 11, 12, 13, 16 лет акцентуированные личности не выявлены. Максимальный процент акцентуантов эпилептоидного психотипа выявлен в 14 лет. В 16 и 17 лет у каждой десятой девушки выявлена акцентуация характера.

Полученные данные отражены на рис. 5.

Распределение данной акцентуации выявленное у мальчиков на соответствующем возрастном интервале представлено на рис. 6. Начиная с 13 и до 17 лет эпилептоидная акцентуация четко наблюдается в каждой возрастной категории, с тенденцией маскулинного стереотипа поведения.

Рис. 5. Хронологическое распределение акцентуаций характера у девочек эпилептоидного психотипа .

Примечание: А - акцентуанты; Н – норма.

Предпочтение феминного типа поведения у мальчиков выявлено в 16 лет, однако в процентном отношении их значение меньше, чем у девочек - 10% (табл. 3). .

Как известно эпилептоиды обладают высоким жизненным тонусом, высокой работоспособностью, выносливостью, они имеют низкий уровень утомляемости. Их целеустремленность позволяет им достаточно быстро продвигаться в жизни, добиваясь признания.

В силу достаточно развитой эмпатичности они легко находят контакт с окружающими, чувствуя их сильные и слабые стороны, что позволяет им завоевывать расположение сверстников и партнеров. Им свойственна насыщенность инстинктивных и эмоциональных реакций.

Они обладают достаточным набором качеств, позволяющих подчинять себе окружающих, их работоспособность, усидчивость и добросовестность в

Рис. 6. Хронологическое распределение акцентуаций характера у мальчиков эпилептоидного психотипа .

Примечание: А - акцентуанты; Н – норма.

сочетание с интеллектуальными способностями позволяют добиться многого. Сила в сочетании с инертностью позволяет им очень точно строить свое поведение для достижения цели. Поэтому, практически любые социально-психологические трудности преодолимы для эпилептоидов, их трудно застать врасплох. Они достаточно легко находят выход, даже из самых запутанных ситуаций, причем зачастую близкий к оптимальному. Эти качества позволяют преобладающему числу мальчиков (90,1%) сохранять обусловленное генотипом полоролевое поведение. Однако 16 лет, по всей видимости, является наиболее уязвимым периодом для сохранения полоролевой идентичности.

Распределение шизоидной акцентуации у мальчиков в возрастном интервале от 11 до 17 лет имеет следующие особенности: во всех возрастных категориях, за исключением 15 лет, выявляются акцентуированные личности (рис. 7). «Предпочтение» феминного стереотипа поведения встречается

Рис. 7. Хронологическое распределение акцентуаций характера у мальчиков шизоидного психотипа .

Примечание: А - акцентуанты; Н – норма.

среди мальчиков- акцентуантов 16 лет (8,3%) (табл. 3), что указывает на высокую чувствительность представителей данного психотипа к психоэмоциональным и умственным нагрузкам в данный возрастной период.

Девочки шизоидного психотипа более устойчивы, по сравнению с мальчиками, к умственным и психоэмоциональным нагрузкам. Акцентуации характера выявлены в возрасте 12-16 лет.

Данные отображены на рис. 8.

Отклонение полоролевого стереотипа поведения отмечается в возрасте 12 и 14 лет (30,0%) (табл. 3).

Шизоиды обладают высоким жизненным тонусом и соответственно высокой работоспособностью, ответственностью, чувством долга.

Рис. 8. Хронологическое распределение акцентуаций характера у девочек шизоидного психотипа.

Примечание: А - акцентуанты; Н – норма.

Шизотимики обладают конституционально-психобиологическим резервом, позволяющим поддерживать хороший уровень адаптации, компенсации и толерантности к внешним факторам.

Акцентуантам шизоидного типа свойственна эмоциональная уравновешенность, достигающая степени эмоциональной «прохладности».

Распределение циклоидной акцентуации у городских мальчиков в возрастном интервале от 11 до 17 лет представлено на рис. 9. Акцентуации характера проявляются в 11, 14-17 годах. Феминный стереотип поведения отмечали у мальчиков акцентуантов в 11 (6,6%) и 15 (6,7%) лет (табл.3).

Рис. 9. Хронологическое распределение акцентуаций характера у мальчиков циклоидного психотипа.

Примечание: А - акцентуанты; Н – норма.

Распространение данной акцентуации в аналогичном хронологическом интервале у девочек несколько отличается от мальчиков. Циклоидная акцентуация имеется в наличии у каждой возрастной категории. Среди мальчиков, принадлежащих к циклоидному психотипу, наибольший процент акцентуантов встречается в возрасте 11, 14-17 лет, а среди девочек – в возрасте – 12-17 лет (рис. 9, 10).

Акцентуанты, предпочитающие маскулинный тип поведения, среди девочек встречаются начиная с 11 лет и до 17 лет, и составляют 43,5% (табл. 3). Андрогинию в поведении отмечали у девочек 15 лет, которые составили 7,7% от общего числа девочек-акцентуантов.

Среди мальчиков –акцентуантов феминный стереотип поведения выявлен у мальчиков 11 и 15 лет (13,3%) (табл. 3).

Акцентуанты циклоидного типа, на первое место, ставят такие качества как уверенность, смелость, активность, сильная личность, открытость. Они отличаются целеустремленностью, подвижностью, живостью, которые сочетаются с отзывчивостью и аналитической оценкой

Рис. 10. Хронологическое распределение акцентуаций характера у девочек циклоидного психотипа.

Примечание: А - акцентуанты; Н – норма.

происходящего вокруг. Такие циклотимики обладают очень высоким жизненным тонусом, большой работоспособностью, неутомимостью и всегда получают удовлетворение от сделанной работы. Коммуникабельность в сочетании с природными способностями позволяет им легко продвигаться по социальной лестнице. Но циклотимики редко бывают максималистами и чаще довольствуются в социальной иерархии даже меньшим чем то, на что они способны в действительности. Их эмоциональная теплота, умение быть ненавязчивыми, тактичными, отсутствие эгоизма и тонкая наблюдательность, легко позволяют им занять ведущее место в обществе. Однако они часто отказываются от этой роли, предпочитая быть душой компании.

3.2. Уровень анаболических и катаболических гормонов у представителей различных психотипов

Анализ уровня кортизола (К) у акцентуантов (рис. 11) показал, что максимальное содержание К в слюне отмечали у истеротимиков (48,4 ± 0,1 нМ/л у мальчиков и 27,83 ± 2,68 нМ/л у девочек).

Уровень кортизола убывал в ряду акцентуированных личностей: истероиды > эпилептоиды > шизоиды > циклоиды (рис. 11).

Следует отметить, что у мальчиков уровень К выше, чем у девочек у представителей всех психотипов.

Содержание тестостерона в слюне (рис. 12) среди девочек-акцентуантов обнаруживало максимальные величины у представителей истероидного (6,27 ± 0,01 нМ/л) и циклоидного психотипов (6,19 ± 0,64 нМ/л).

Минимальные значения уровня тестостерона выявлены у девочек эпилептоидного психотипа (4,0 ± 0,05 нМ/л). Представители шизоидного психотипа имели средний уровень тестостерона (4,55 ± 0,31 нМ/л).

У мальчиков минимальный уровень тестостерона выявлен у истеротимиков (4,74 ± 0,01 нМ/л), максимальный у шизотимиков и циклотимиков (8,33 ± 0,12 нМ/л и 6,73 ± 1,06 нМ/л) (рис. 12).

Результаты исследования уровня эстрадиола (Э) представлены на рис. 13. Согласно полученным нами данным девочки с истероидным типом акцентуации имели максимальный уровень эстрадиола (161,5 ± 6,9 пМ/л).

У девочек–циклотимиков уровень Э незначительно меньше (148,7 ± 10,9 пМ\л). Достоверно значимое снижение уровня Э отмечали у девочек эпилептоидного и шизоидного психотипов (рис. 13).

У мальчиков–циклотимиков максимальный уровень Э выявлен у представителей циклоидного и шизоидного психотипов (125,3 ± 10,2 пМ/л и 162,7 ± 12,8 пМ/л соответственно) (рис. 13).

Мальчики

Девочки

Рис. 11. Уровень кортизола в слюне у представителей различных психотипов

Мальчики

Девочки

Рис. 12. Уровень тестостерона в слюне у представителей различных психотипов.

Минимальный уровень Э имели представители истероидного психотипа (72,3 ± 0,64 пМ/л). У акцентуантов эпилептоидного психотипа выявлен средний уровень Э (73,2 ± 1,88 пМ/л) (рис.13).

Анализ соотношения андро- и эстрогенов (рис.14) показал, что среди девочек–акцентуантов эпилептоидного психотипа выявлено максимально высокое соотношение тестостерон/эстрадиол (Т/Э). Убывание величины Т/Э наблюдали в ряду: эпилептоиды > истероиды > циклоиды > шизоиды (рис.14).

Среди мальчиков акцентуантов максимальную величину соотношения Т/Э отмечали у истеротимиков (59,16 ± 0,01), минимальное у представителей циклоидного психотипа (34,38 ± 3,26). Ряд убывания отношения Т/Э выглядел следующим образом (рис. 14): истероиды > эпилептоиды > шизоиды > циклоиды.

Анализ соотношения катаболических и анаболических стероидов показал, что имеется четкая зависимость между соотношением кортизол/тестостерон (К/Т) и принадлежностью к определенному психотипу.

Представители истероидного психотипа как среди мальчиков, так и среди девочек характеризуются высоким отношением К/Т, то есть относительным преобладанием катаболических гормонов над анаболическими. Минимальные значения отношения К/Т выявлены у представителей циклоидного психотипа (рис. 15).

Величина К/Т у мальчиков-циклотимиков в 2,8 раза меньше, чем у мальчиков-истеротимиков. У девочек-циклотимиков величина К/Т в 2,1 раза меньше, чем у девочек-истеротимиков.

Акцентуанты эпилептоидного психотипа как среди мальчиков, так и среди девочек в ряду убывания величины К/Т стоят на втором месте, а акцентуанты шизоидного психотипа – на третьем.

Мальчики

Девочки

Рис. 13. Уровень эстрадиола в слюне у представителей различных психотипов.

Мальчики

Девочки

Рис. 14. Соотношение андро- и эстрогенов у представителей различных психотипов

Мальчики

Девочки

Рис. 15. Соотношение катаболических (кортизол) и анаболических (тестостерон) стероидов у представителей различных психотипов

Заключение

В целом анализ характерологических особенностей представителей различных психотипов и уровня катаболических и анаболических стероидов позволяет сделать вывод о зависимости акцентуированных черт личности от уровня катаболических и анаболических стероидных гормонов, а также от соотношения андро- и эстрогенов.

Так преобладание катаболических гормонов над анаболическим у представителей истероидного психотипа обусловливает необходимость чаще делать перерыв в работе, учебе, отдыхая и переключаясь на другой вид деятельности, чтобы сохранить работоспособность на нужном уровне.

Среди девочек истеротимиков препубертатного возраста высок процент маскулинных девочек (20%), что может быть обусловлено относительно высоким уровнем тестостерона и соотношения Т/Э.

Эпилептоиды обладают высоким жизненным тонусом, высокой работоспособностью, выносливостью, они имеют низкий уровень утомляемости. Их целеустремленность позволяет им достаточно быстро продвигаться в жизни, добиваясь признания. Физиологической основой этого может быть относительно уравновешенное соотношение катаболических и анаболических гормонов, андро- и эстрогенов. Поэтому, практически любые социально-психологические трудности преодолимы для эпилептоидов, их трудно застать врасплох. Они достаточно легко находят выход, даже из самых запутанных ситуаций, причем зачастую близкий к оптимальному

Среди мальчиков акцентуантов эпилептоидного психотипа 10,0% имеют склонность к феминному стереотипу поведения, что может быть обусловлено снижением интенсивности обмена веществ, в пользу чего свидетельствует снижение уровня кортизола и отношения К/Т.

Среди девочек акцентуантов эпилептоидного психотипа каждая третья имеет маскулинный стереотип поведения, биохимической основой которого, по всей видимости, является высокая интенсивность обменных процессов при более высоких величинах отношения Т/Э.

Шизоиды обладают высоким жизненным тонусом и соответственно высокой работоспособностью, ответственностью, чувством долга. Шизотимики обладают конституционально-психобиологическим резервом, позволяющим поддерживать хороший уровень адаптации, компенсации и толерантности к внешним факторам. Физиологической основой высокой работоспособности и жизненного тонуса, по всей видимости, является относительно высокий уровень анаболических процессов. Более высокая чувствительность представителей данного психотипа к психоэмоциональным и умственным нагрузкам среди мальчиков в пубертатный период обусловлена, по-видимому, относительно высоким уровнем эстрадиола. Кроме того, повышенный уровень эстрадиола и относительно низкая величина отношения Т/Э могут быть причиной «предпочтения» феминного стереотипа поведения среди 8,3% мальчиков-акцентуантов 16 лет. Среди девочек-акцентуантов шизоидного психотипа маскулинный стереотип поведения выявлен у 30,0%.

Акцентуанты циклоидного типа на первое место ставят такие качества как уверенность, смелость, активность, сильная личность, открытость. Каузальной основой этих качеств, также как и высокого жизненного тонуса, большой работоспособности, неутомимости может быть относительно низкий уровень кортизола и относительно высокий уровень тестостерона.

Появление феминного стереотипа поведения у 13,3% популяции городских мальчиков-акцентуантов циклоидного психотипа в 15 лет может быть обусловлено относительно низким уровнем глюкокортикоидов и половых гормонов - тестостерона и эстрадиола.

У акцентуированных девочек-циклотимиков, предпочитающих маскулинный тип поведения (43,5%) в 15 – 17 лет, преобладают андрогены. Андрогинию в поведении отмечали у 10,0% девушек 15 лет, для которых характерны относительно высокий уровень кортизола и отношения Т/Э.

Учитывая высокую зависимость формирования характерологических черт личности от уровня анаболических и катоболических гормонов, андро- и эстрогенов (наши данные; Губарева Л.И., 2001), мы разработали коррекционную программу, направленную на нивелирование акцентуированных черт личности и формирование идентичного генотипу полоролевого стереотипа поведения (Приложение 4).

Выводы

1. Проблема формирования психотипа в зависимости от соотношения анаболических и катаболических гормонов является малоизученной и недостаточно разработанной.

2. В популяции школьников г. Ставрополя наибольшее распространение имеют представители циклоидного психотипа (30,9%), затем эпилептоидного (26,0%), истероидного (21,7%) и шизоидного (21,4%) психотипов. Среди представителей истероидного психотипа преобладают девочки, а эпилептоидного - мальчики.

3. Акцентуированные личности неодинаково представлены среди мальчиков и девочек: среди мальчиков преобладают акцентуанты шизоидного психотипа (17,9%), а среди девочек – акцентуанты циклоидного психотипа (19,2%). Наименьшее число акцентуированных личностей в популяции мальчиков выявлено среди представителей истероидного психотипа, в популяции девочек – среди представителей эпилептоидного психотипа, что указывает на относительную устойчивость девочек с истероидным психотипом и мальчиков с эпилептоидным психотипом к неблагоприятным факторам среды.

4. Проявление акцентуированных черт личности – маскулинности, феминности, агрессивности в значительной мере зависит от уровня тестостерона и соотношения тестостерон/эстрадиол.

5. Установлена связь между акцентуацией характера и соотношением анаболических и катаболических гормонов, андро- и эстрогенов. Критическим возрастным периодом в формировании характерологических черт личности является возраст 11 и 13 лет у девочек и 11 и 15 лет у мальчиков.

ЛИТЕРАТУРА

1. Александровский Ю.А. Пограничные психические расстройства. – М. Медицина, 2000 – 496с.

2. Алешин Б.В. О некоторых вопросах регуляции нейросекреторных функций мозга // Актуальные вопросы экспериментальной и клинической эндокринологии / Тез. докл. III съезда эндокринологов УССР.- Киев, 1982.- С.7-8.

3. Алешина Ю.Е. , Волович А.С. Проблемы усвоения ролей мужчины и женщины// Вопросы психологии, 1991, №4.

4. Асрибекова М.К. Механизм действия стероидных гормонов // Математические модели в эндокринологии и иммунологии / Тез. докл. I Всесоюз. школы-семинара. - Каунас-Друскининкай, 1985. - С.9-11.

5. Афиногенова С.А. Аденилатциклазная система как универсальное звено в механизме действия гормонов // Математические модели в эндокринологии и иммунологии / Тез. докл. I Всесоюз. школы-семинара.- Каунас-Друскининкай, 1985. - С.11-13.

6. Ахвердова О.А., Боев И.В., Волоскова Н.Н. Личностные и поведенческие расстройства у детей и подростков с органической недостаточностью мозга. – Ставрополь, 2000. – 274с.

7. Берн Ш. Гендерная психология. СПб.: Питер, 2001.

8. Безверхая Т.П. Физиология надпочечников // Нарушения функции надпочечников при эндокринных заболеваниях.- Киев, 1984.- С.5-57.

9. Биология: В 3 т./ Н.Грин, У. Стаут, Д.Тейлор; под ред. Р. Сопера.- М.: Мир, 1996.- 326 с.

10. Боев И.В., Ахвердова О.А., Волоскова Н.Н. Клинико-психологические аспекты диагностики и профилактики отклоняющегося поведения у детей и подростков с органической недостаточностью мозга. – Ставрополь, 2001.-383с.

11. Боев И.В. Пограничная аномальная личность. – Ставрополь, 1999.– 362с.

12. Божович Л.И. Личность и ее формирование в детском возрасте. – М.: Просвещение, 1968 – 464с.

13. Бутова О.А. Функциональное состояние гипоталамо-гипофизарно-адренокортикальной системы потомства при воздействии алкоголем на организм матери: Автореф. дис... канд. мед. наук.- М., 1985.- 22 с.

14. Васильев В.Н. Здоровье и стресс.- М.: Знание, 1991.- 158 с.

15. Верхратский Н.С. Влияние гормонов на интенсивность белка в клетке при старении организма // Тез. докл. II съезда эндокринологов УССР. - Киев, 1982. - С.23-24.

16. Владимиров С.В. Морфогенез некоторых нейроэндокринных центров гипоталамуса и становление гипоталамо-гипофизарно-нейросекреторной системы у человека // Тезисы докл. III Всесоюзной конференции по нейроэндокринологии, Харьков, 3-5 октября 1988 года. - Л., 1988. - С.53.

17. Ганнушкин П.Б. Избранные труды. Под ред. О.В. Кербикова. – Ростов н/Д, 1998. – 416с.

18. Гройсман А.Л. Медицинская психология.- М.: Издательство Магистр, 1988. – 360с.

19. Губарева Л.И., Држевецкая И.А. Гиперкортицизм матери во время беременности и возрастная динамика гипоталамо-гипофизарно-адренокортикальной системы ее потомков // Физиология гипофизарно-адренокортикальной системы / Международный симпозиум. Тез. докл.- Л., 1990.- С.56.

20. Данилова О.А. Морфофункциональные основы нейроэндокринной регуляции коры надпочечников и половых желез (онтогенетические аспекты): Автореф. дис... докт. биол. наук. - Л., 1983.- 38 с.

21. Данилова О.А. Становление гипоталамо-гипофизарного нейроэндокринного комплекса в онтогенезе // Нейроэндокринология.- СПб., 1993.- Кн. 1.- Ч. 1.- С.187-202.

22. Данилова О.А., Држевецкая И.А., Каюмова С.С., Черниговская Е.В. Роль гомори-положительных нейросекреторных центров гипоталамуса в регуляции гипофизарно-адренокортикальной системы // Стресс, адаптация и функциональные нарушения / Тез. Всесоюзн. симпоз. - Кишинев: Штиинца, 1984. - С.72.

23. Данилова О.А., Држевецкая И.А., Коровина А.М. Возрастные особенности реакции гипоталамо-гипофизарной нейросекреторной системы крыс на физическую нагрузку // Проблемы эндокринол., 1983. - Т.29. - №4. - С.67-71.

24. Данилова Н.Н., Крылова А.Л. Физиология высшей нервной деятельности. - М.: Учебная литература, 1997. - 432с.

25. Дорожнова К.П. Роль социальных и биологических факторов в развитии ребенка. - М.: Медицина, 1983. - 213 с.

26. Држевецкая И.А. Гормональная регуляция функций в организме детей и подростков.- Ставрополь, 1986.- 83 с.

27. Ильина О.И., Бронштейн М.Э., Зайратьянц В.Б., Керцман В.И. Голубева И.М., Леменева З.Л., Вейнберг Э.Г. Менструальная и детородная функция у больных с болезнью Иценко-Кушинга до и после двусторонней адреналэктомии.- Пробл. эндокринол., 1974.- № 1.- 42-46.

28. Зейгарник Б.В. Психология личности: норма и патология. Под ред. М.Р.Гинзбурга. – М.: Изд-во «Институт практической психологии», 1998. – 352с.

29. Казей Н.С. Гипогонадизм.- М., 1988.- 23 с.

30. Кербиков О.В. Клиническая динамике психопатий и неврозов. – М., 1971. -412с.

31. Кобелева Н.А. Эндокринная система организма и токсические факторы внешней среды .- Л., 1980.- С.151-156.

32. Коломинский Я.Л. Полоролевое развитие ребенка в дошкольном возрасте / Под ред. Я.Л.Коломинского, М.И.Лисиной. Минск, 1985.

33. Кон И.С. Социология личности. – М., 1967. – 186с.

34. Кулагина И.Ю. Возрастная психология. М.: УРАО, 1999, 176с.

35. Левитов Н.Д. Психология характера. – М., 1962. – 247с.

36. Леонгард К. Акцентуированные личности. Киев, 1981. – 318с.

37. Личко А.Е. Патохарактерологический диагностический опросник (ПДО) для подростков. Под ред. М.М.Кобанова, А.Е.Личко, В.М.Смирнова // Методы психологической диагностики и коррекции в клинике. – Л., 1983. – 56с.

38. Личко А.Е. Подростковая психиатрия: (рук-во для врачей). – Л.: Медицина, 1985. – 257с.

39. Личко А.Е. Психопатии и акцентуации у подростка. – Л., 1983. – 112с.

40. Мертвецов Н.П. Гормональная регуляция экспрессии генов. – М., 1986.- 207 с.

41. Минченко А.Г. Молекулярные механизмы действия глюкокортикоидных гормонов на митохондрии // Актуальные вопросы экспериментальной и клинической эндокринологии / Тез. докл.- Киев, 1982.- С.61-62.

42. Мицкевич М.С. Гормональные регуляции в онтогенезе животных.- М.: Наука, 1978.- 224 с.

43. Моросанова В.И. Акцентуации характера и стиль саморегуляции у студентов// Вопросы психологии. 1997.- №6. – С. 31-38.

44. Мухина В.С. Возрастная психология. М.: Академия, 2002, 456С.

45. Нейроэндокринология.- СПб, 1993.- Ч.1.- Кн.1,2.- 398 с.

46. Нейроэндокринология.- СПб, 1994. - Ч.2.- Кн.1,2.- 307 с.

47. Новикова Е.Ч., Яцык Г.В. Уровень кортикостероидных гормонов в крови и моче у новорожденных детей // Клинические аспекты процессов адаптации у новорожденных / Новикова Е.Ч., Полякова Г.П.. - М.: Медицина, 1974. - С.43-48.

48. Орлова Н.И. Формирование отношений между звеньями системы гипоталамус-гипофиз-надпочечники в период полового созревания // Новые исследования по возрастной физиологии, 1987. - №2 (29). - С.34-36.

49. Орлова Н.И. Взаимодействие звеньев гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой системы в период полового созревания: Автореф. дис... канд. биол. наук. - М., 1969. - 21 с.

50. Проблемы психологии современного подростка/ Под ред. Д.И.Фельдштейна. – М., 1982.- 160с.

51. Реан А.А. Характерологические особенности подростков – делинквентов// Вопросы психологии. – 1991. - №4.- С.139-144.

52. Репина И.В. Особенности общения мальчиков и девочек в детском саду// Вопросы психологии, 1984, №4.

53. Романов И.В. Особенности половой идентичности подростков// Вопросы психологии, 1997,№4.

54. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии.- М.:Учпедгиз, 1946. – 704с.

55. Семенова Л.К., Чемоданов В.И. Развитие эндокринной системы // Физиология развития ребенка / Под ред. В.И.Козлова, Д.А.Фарбер. - М.: Педагогика, 1983. - С.195-224.

56. Сергиенко Л.Ю., Панченко Л.В. Возрастные особенности метаболизма и рецепции тестостерона в андрогенчувствительных органах крыс // Механизмы онтогенеза и их регуляция / Сб. научн. Тр. – Киев: Наукова думка, 1987.- С.174-180.

57. Серова Л.И. Половая система взрослых животных после пренатальной андрогенизации // Онтогенетические и генетико-эволюционные аспекты нейроэндокринной регуляции стресса.- Новосибирск: Наука, 1990.- С.87-96.

58. Скебельская Ю.Б. Содержание адренокортикотропного гормона в гипофизах крыс на разных стадиях эмбрионального развития // Проблемы эндокринол. и гормонотерап., 1964. - № 5. - С.74-77.

59. Фельдштейн Д.И. Психология развития Личности в онтогенезе. – М.: Педагогика, 1989. -208с.

60. Физиология поведения: Нейробиологические закономерности / Под ред. А.С.Батуев.- Л.: Наука, 1987.- 736 с.

61. Филеши П.А., Сивакова Н.Н., Труфанова Т.Е. Определение биологического возраста школьника по уровню здоровья // Возрастные особенности физиологических систем детей и подростков / Тез. IV Всесоюзной конф. «Физиология развития человека».- М., 1990.- С.294.

62. Фролькис В.В. Нейрогормональные механизмы старения // Онтогенетические и генетико-эволюционные аспекты нейроэндокринной регуляции стресса / Международное совещ. Тез. докл.- Новосибирск, 1988.- С.183-184.

63. Эльконин Д.Б. Психологическое развитие в детских возрастах. М., 2001. – 416с.

64. Юферева Т.И. Образы мужчин и женщин в сознании подростков// Вопросы психологии, 1985, №3.

65. Юферева Т.И. Формирование психологического пола. М.: Педагогика, 1987.

66. Churyumov S.I. Socionic Accentuations //socionics, mentjdology and personaliti psychology, 2006, №6.

67. Lissak K., Endroczi E.Нейроэндокринная регуляция адаптационной деятельности.- Будапешт: Изд. Акад. наук.- 1967.

68. Meged V.V. Complex Behavioral and Visual Characteristics of Type Accentuation Representatives // socionics, mentjdology and personaliti psychology, 2006, №6.

69. Talanov V.L. Is the Number of Accentuations Limited? // socionics, mentjdology and personaliti psychology, 2005, №6.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Привет студентам) если возникают трудности с любой работой (от реферата и контрольных до диплома), можете обратиться на FAST-REFERAT.RU , я там обычно заказываю, все качественно и в срок) в любом случае попробуйте, за спрос денег не берут)
Olya02:57:00 27 августа 2019
.
.02:56:59 27 августа 2019
.
.02:56:58 27 августа 2019
.
.02:56:58 27 августа 2019
.
.02:56:57 27 августа 2019

Смотреть все комментарии (12)
Работы, похожие на Дипломная работа: Становление акцентуаций характера в зависимости от соотношения анаболических и катаболических гормонов

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(260345)
Комментарии (3521)
Copyright © 2005-2020 BestReferat.ru support@bestreferat.ru реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru