Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364139
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62791)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21319)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21692)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8692)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3462)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20644)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Курсовая работа: Бузулукский район

Название: Бузулукский район
Раздел: Рефераты по географии
Тип: курсовая работа Добавлен 00:40:32 29 мая 2011 Похожие работы
Просмотров: 1580 Комментариев: 12 Оценило: 3 человек Средний балл: 5 Оценка: неизвестно     Скачать

Бузулукский район расположен на западе Оренбуржья, на границе с Самарской областью. Он занимает площадь 380 804 гектара и про­стирается с севера на юг на 90 километров, с запада на восток на 75 километров. Распо­ложен Бузулук на 52° 47' северной широты и 52° 15' восточной долготы.Главная экономическая ось района же­лезная дорога Москва-Самара-Оренбург-Таш­кент и автомагистраль Самара-Оренбург. В меридиалъном направлении по ней прохо­дит автомагистраль республиканского значения Бугулъма — Бугуруслан — Бузулук — Уральск.

Расстояние от Бузулука до Оренбурга 246 километров, до Самары 170, до Москвы — 1272.

По территории Бузулукского района про­ходит газопровод Оренбург — Самара.

Бузулукский район расположен в лесостеп­ной зоне. Климат района умеренно континен­тальный со значительными перепадами лет­них и зимних температур. Засушливые погод­ные условия повторяются один раз в 2-3 года.

По территории района протекают реки: Самара, Ток, Бузулук, Боровка, Домашка.

По реке Самаре раскинулись пойменные луга с прибрежными лесами. По ее северо-западной части тянется уникальный Бузулукский бор площадью 86,6 тысячи гектаров, из них 56,6 — в Бузулукском районе. С прилежащими пой­менными лесами и дубравами площадь лесного массива составляет 111 тысяч гектаров. В бору — 49 видов деревьев и около 600 видов трав, а также разнообразный животный мир: лисы, волки, кабаны, зайцы, хорьки, пернатая дичь.

По статистический данным, в 2000 году на­ селение Бузулука составляло 86,6 тысячи жи­телей. В Бузулукском районе проживают око­ло 34,2 тысячи человек. Население многонацио­нальное — русские, украинцы, татары, мордва, башкиры, чуваши, белорусы и др.

СОДЕРЖАНИЕ

Вступление

Историческая справка

От Бузулука до Праги

Крепость на Самаре-реке

«Бузулук-бедный город»

Под красное знамя

Улицы рассказывают…

«Юность комсомольскую вовек не позабыть…»

От боя к труду, от труда до атак…

Грозно грянула война…

Мирные будни

Бузулук вчера и сегодня

Интервью главы города о Бузулуке

Социально-экономическое развитие Бузулука в 2008-2009 годах

Стратегически важные объекты города

Город и предпринимательство

Будущее Бузулука

Список использованной литературы

Историческая справка

Когда-то территория современного Бузулукского района входила в состав Ногайской Орды и представляла собой, как писал известный путешественник Паллас, «пустынную незаселенную степь, куда лишь наездом являлись время от времени русские звероловы и промышленники»…

В 18 веке Екатериной Второй в Заволжье и на Урал были назначены экспедиции с целью изучения этого края и строительства крепостей. Так в 1736 году на месте слияния рек Бузулук и Самара была основана Бузулукская крепость. Не превышавшая в окружности 810 саженей, крепость одновременно служила военно-стратегическим пунктом по охране захваченных у кочевников земель и центов перевалки грузов из России в Башкирию и Казахстан. С 60-х годов 18 века начинается «дворянская колонизация» края: офицеры Оренбургского гарнизона и заселяли Бузулукский уезд своими крепостными из Симбирской, Рязанской, Казанской, Нижегородской, Тамбовской, Пензенской, Саратовской губернии.

В 1781 году крепость становится уездным городом. Он был в основном деревянным, с одноэтажными маленькими домами. Прямые широкие улицы пересекались под прямым углом, при их планировке учитывались рельеф, направление течения рек и ветров.

В городе были Дворянская опека, Воинское присутствие, тюрьма, две больницы, богодельня для безродных стариков, два 3-классных городских училища и два приходских, 7 церквей.

Горожане посещали кинематограф, ипподром, гуляли в городском саду. В городе было два клуба – Дворянский и Всесловный, где играли в карты, бильярд, устраивали маскарады и концерты. Зимой любимой забавой было катание на санях и коньках. На площади около главного собора заливался каток.

Основу жизни провинциального городка составляли базары и ярмарки. На знаменитые на всю округу бузулукские ярмарки несколько раз приезжал великий русский писатель Лев Николаевич Толстой. Главным предметом торговли была пшеница. По железной дороге ее отправляли в Москву, Санкт-Петербург и Европу. Богатеющие на хлебной торговле бузулукские купцы строили каменные особняки, жертвовали деньги на строительство церквей, больниц и учебных заведений. В городе был построен великолепный театр. В начале 20 века Бузулук считался лучшим уездным городом Самарской губернии.

Коренные изменения в его жизнь внесли октябрьская революция и гражданская война. Уже через два дня после октябрьского переворота в Бузулуке был образован военно-революционный комитет.

В 1921-22 годах город и уезд пережили страшный голод, вызванный засухой. Он унес
жизни более чем 180 тысяч человек. На помощь голодающим пришли. Международный Красный крест, английские и американские квакеры, Харбинский отряд помощи голодающим, известный норвежский исследователь и путешественник Нансен.

С 1921 года в городе началась реорганизация промышленности. Позднее прошла коллективизация сельского хозяйства, которая осуществлялась методом давления и репрессий. Репрессии 30-40-х годов 20 века унесли сотни жизней бузулучан.

19 тысяч жителей Бузулука и Бузулукского района погибли на полях сражений Великой Отечественной войны, а всего было призвано на фронт более 30 тысяч бузулучан. В 1941 году с Украины и Брянской области были перевезены в Бузулук и смонтированы пять крупных промышленных предприятий. Работа на них не останавливалась ни на час: выпускали снаряды, шили военное обмундирование. В годы войны на бузулукской земле были сформированы Первый чехословацкий отдельный батальон, положивший начало формированию Народной армии Чехословакии, и польская армия генерала Андерса.

В 50-70-ые годы 20 века город начал активно развиваться: появились новые предприятия, учебные заведения, шло активное жилищное строительство, создавались творческие коллективы. Большой популярностью у горожан пользовались драматические спектакли и оперетта, струнный оркестр, хор русской песни, объединение молодых поэтов. Создавались дворовые футбольные и хоккейные команды.

С появлением в эти годы в районе нефтяных предприятий город получил новый импульс развития. Сейчас он центр нефтяного Оренбуржья - промышленный, учебный, культурный и спортивный. В Бузулуке есть свои чемпионы мира и призеры Олимпийских игр.

История Бузулука складывалась на протяжении почти трех столетий. За эти годы на бузулукской земле произошло много разных событий, в том числе и ставших страницами российской истории, побывало много знаменитых людей: два российских императора - Александр I и Николай II, писатели и поэты - Пушкин, Даль, Державин, Жуковский, Лев Толстой, Шевченко, Гашек, Высоцкий, известные военноначальники, политические деятели и ученые. Очень сильно изменился и сам город. Но неизменными остались удивительная по красоте природа и работящие, гостеприимные люди, любящие свою малую родину и радушно встречающие гостей.

От Бузулука до Праги

«Мечта каждого чеха и словака побывать в Бузулуке:-..— такую запись оставил в кни­ге почетных посетителей Бузулукского му­зея видный государственный, политический и военный деятель Чехословакии, Герой Со­ветского Союза и трижды Герой ЧССР, лауреат Международной Ленинской премии «За укрепление мира между народами» Людвик Свобода.

Таких записей тут немало, как немало и гостей, которые приходят в этот старинный двухэтажный дом с невысокими башенками-зубцами на углу улиц Октябрьской и Перво­го Мая. Здесь в школе имени Крупской в годы Великой Отечественной войны разме­щался штаб Отдельного чехословацкого ба­тальона, ставшего ядром народной армии ЧССР.

В эту высокую дверь входил командир батальона подполковник Людвик Свобода — рослый, стройный, с безукоризненной вы­правкой кадрового военного, со спокойным выразительным лицом, с гладко зачесанны­ми назад русыми волосами, со светлыми серо-голубыми глазами. По этой звонкой ме­таллической лестнице поднимался он на вто­рой этаж, где в конце коридора в угловой комнате был его кабинет.

Сюда часто приходили солдаты, офицеры и люди, никогда не служившие в армии, лю­ди самых мирных профессий. Многие из них, чтобы попасть в Бузулук. прошли через фронты, через разные страны, преодолели тысячи очень трудных и опасных километ­ров. С каждым из добровольцев Людвик Свобода беседовал лично.

Мне приходилось встречаться со многими солдатами Свободы. Их рассказы, воспоми­нания ветеранов «первого прапору» — пер­вого батальона — это удивительные судьбы, это страницы коллективного подвига бой­цов-интернационалистов.

...В марте 1939 года, когда гитлеровцы вторглись в Чехословакию, через Польшу нелегально ушел в Советский Союз Мирек Махач. Недалеко от города Ровно встретил бойцов Красной Армии, которые освобож­дали Западную Украину.

— Советские солдаты спасли мне жизнь,— рассказывал мне Яромир Махач.— Мне было тогда шестнадцать лет, был я ис­тощен, прошел пешком семьсот километров, часто попадал под бомбежки, ел что при­дется, спал где попало. Красноармейцы на­кормили меня, дали продуктов на дорогу, помогли уехать в Москву.

В Тушино под Москвой Яромир учился в советской школе. Проучиться удалось толь­ко год — в дни летних каникул началась война. Когда узнал, что на территории Со­ветского Союза формируется чехословацкая воинская часть, тут же отправился в Бузу-лук.

От пулеметчика первого батальона до ге­нерал-лейтенанта народной армии Чехосло­вакии — такой путь прошел Яромир Махач.

В мае 1985 года, когда отмечалось 40-ле­тие Великой Победы, 150 легендарных сол­дат Свободы приехали в Москву, чтобы по приглашению Советского правительства при­нять участие в военном параде. Вместе с другими ветеранами первого батальона в парадном строю прошел по брусчатке Крас­ной площади перед Ленинским Мавзолеем и генерал-лейтенант Яромир Махач.

Как они жалели в те счастливые минуты, что нет с ними горячо любимого всеми ко­мандира, которого между собой называли отцом,— Людвика Свободы, что никогда уже не станет он в строй.

...Ладислав Килиан приехал в Бузулук из Саратовской области. Его детство прошло в коммуне «Рефлектор», которую основали здесь по договоренности с Советским прави­тельством чешские рабочие, в числе которых был и его отец — коммунист Вацлав Килиан (он ушел добровольцем на фронт и погиб в боях за Сталинград).

После школы работал Килиан в колхозе, созданном на базе коммуны, был секрета­рем комсомольской организации. Началась война — Ладислав рвался на фронт. И на­стал день, когда его пригласили в райвоен­комат и рассказали о Бузулуке, о воинской части, которая создается там из доброволь­цев — чехов и словаков.

От Бузулука до Праги прошел с боями Ладислав Килиан. Несколько лет полковник Килиан занимал высокий пост начальника города Праги (это соответствует нашему ко­менданту города). Сейчас он уже на пенсии, но ведет большую работу в Центральном ко­митете антифашистских борцов Чехии. Для бывшего пулеметчика, а затем командира пулеметной роты Ладислаза Килиана Бузу­лук памятен еще и тем, что именно в здеш­нем госпитале его поставили на ноги после тяжелого ранения.

Мария Погорильякова жила в Закарпат­ской Украине. Когда ее оккупировали венгер­ские фашисты, Мария нелегально ушла в Польшу, а оттуда, не раз рискуя жизнью, перебралась в Советский Союз. Жила в Ря­зани, работала на швейной фабрике. Узнав о том, что в Бузулуке формируется чехосло­вацкая воинская часть, Мария тут же уво­лилась с работы и с первым поездом уехала в Оренбургскую область.

Разными, чаще всего очень трудными пу­тями добирались они до кабинета Людвика Свободы. Отсюда, из Бузулука, у всех у них был один путь — на фронт, на битву с фа­шизмом.

Сейчас в бывшем кабинете Людвика Сво­боды небольшой музей. Его экспонаты рас­сказывают о дружбе советского и чехосло­вацкого народов, дружбе, которая зарожда­лась здесь, в тихом степном городе Бузулуке, на берегах Самары.

В городе много памятных мест, связан­ных с историей народной армии социалисти­ческой Чехословакии. Бузулучане берегут эти места с такой же заботой и любовью, как и все, что напоминает о славных стра­ницах двухсотпятидесятилетней истории го­рода.

Одна из центральных улиц Бузулука но­сит имя Отакара Яроша. Это дань глубокого уважения к памяти национального героя братской Чехословакии, которому первому из иностранцев было присвоено высокое зва­ние Героя Советского Союза. Недалеко от улицы Яроша на улице Чапаева стоит уют­ный зеленый домик. Мемориальная доска напоминает, что в 1942—1943 годах в этом доме жил надпоручик Отакар Ярош.

В самом центре города — кинотеатр «По­беда». Тогда он назывался «Пролетарий». На стене памятная доска: здесь 27 мая 1942 года перед чехословацкими воинами выступал выдающийся деятель коммунистического и рабочего движения, Генеральный секре­тарь ЦК. КПЧ Клемент Готвальд.

Первый батальон создавался при самом активном участии чехословацких коммуни­стов. В его составе было 56 членов Компар­тии Чехословакии. Многие из них прошли закалку в первых боях с фашистами в дни гражданской войны в Испании. Влияние коммунистов возрастало в батальоне с каж­дым днем. Оно многократно усилилось, ко­гда по приглашению Людвика Свободы в Бузулук приехали Клемент Готвальд, пред­ставитель КПЧ при исполкоме Коминтерна Вацлав Копецкий и другие коммунисты.

Одноэтажный неприметный кирпичный побеленный дом № 65 на тихой и в летнее время очень зеленой улице Комсомольской. Тут жили подполковник Людвик Свобода и другие офицеры. В Бузулукском музее хра­нится домовая книга. Здесь сведения о про­писке Людвика Свободы в доме № 65 по Комсомольской улице:

«Откуда прибыл? — Из Куйбышева.

Куда выбыл? — На фронт».

Отмеченное мемориальной доской двух­этажное здание в начале улицы Первого Мая, неподалеку от берега Самары,— тут были казармы, в которых размещались вои­ны батальона. По этой же улице последний раз поротно торжественным маршем прошли под боевым знаменем на Базарную площадь, где состоялся парад перед отправкой на фронт.

В музейной витрине под стеклом копия письма, которое направил полковник Сво бода Верховному Главнокомандующему И. В. Сталину 30 января 1943 года:

«Докладываю вам, что вместе с первым батальоном чехословацких частей в СССР уезжаю на фронт. Наш милый город Бузу-лук сопровождает нас на этом пути в бой де­визом: «Смерть немецким оккупантам!», который написан на ленте, подаренной горо­дом к нашему боевому знамени. С этим де­визом и твердой волей последовать прекрас­ному примеру героической Красной Армии мы пойдем в бой. Мы сделаем все, что будет в наших силах, чтобы заслужить доверие Верховного командования Красной Армии и жизнь в свободной Чехословацкой Респуб­лике. В этом своем решении мы будем не­устанны до тех пор, пока не победим».

Тогда же, перед отъездом из Бузулука, Людвик Свобода написал письмо своей семье. Его пообещал доставить через под­польные каналы связи Клемент Готвальд. С того дня, когда в ночь с 5 на 6 июня 1939 года Людвик Свобода, спасаясь от фаши­стов, с риском для жизни, в тормозной будке товарного вагона пересек границу Чехосло­вакии и перебрался в Польшу, а затем и в Советский Союз, он ничего не знал о судьбе семьи. Не знал о том, что почти год назад — 7 марта 1942 года его сын Мирослав был убит в гитлеровском концлагере Маутхаузен. А жена Свободы Ирена и дочь Зоя с помощью подпольщиков были надежно укрыты в глухом горном селе.

«Завтра я выезжаю с первой чехословац­кой воинской частью на поле боя, чтобы бок о бок с доблестной Советской Армией сражаться честно и бескомпромиссно до полной победы. Быть может, я не вернусь к вам, моя Ирушка и дети,— не дойду, погибну. Если так случится — знайте, что это лишь небольшая жертва во имя народа, который должен жить».

...Множество экспонатов о тех днях вы­ставлено в городском краеведческом музее. Здесь чехословацкому батальону, дружбе и братству посвящен специальный зал.

На городском кладбище установлен па­мятник на братской могиле, где похоронены 67 воинов — чехов и словаков, умерших от ран в бузулукских госпиталях. Сюда люди приносят цветы.

«Бузулук стал колыбелью нашей новой народной армии... В 1942 году здесь начался боевой путь наших воинских частей, создан­ных в Советском Союзе»,— писал Людвик Свобода в своей книге «От Бузулука до Праги».

Сегодня степной город часто принимает многочисленные делегации. Здесь всегда ра­ды гостям, но особенно приятны и незабы­ваемы встречи с ветеранами батальона, с теми, кто более сорока лет назад именно тут, в оренбургских степях, закладывал основы народной армии.

Однажды сюда приехали бывший пуле­метчик, генерал-лейтенант Яромир Махач; бывший разведчик, персональный пенсионер Бернард Бражина; бывший пулеметчик, от­ветственный работник Академии наук ЧССР Войта Эрбан.

Вместе с бузулучанами пришли они в ки­нотеатр «Победа», вспоминали, как слушали здесь Клемента Готвальда. Вдруг в зале погас свет и на экране замелькали кадры документального фильма,, снятого в Бузулуке в 1942—1943 годах.

...Незадолго до отправки на фронт ба­тальон подняли по тревоге. Одна за другой роты форсировали Самару, брали штурмом заснеженные высоты по ее правому берегу и развивали наступление в сторону села Сухо-речка. Все было, как в настоящем бою. Го­сти узнавали себя, своих товарищей: Люд-вика Свободу, Ярослава Прохазку, Отакара Яроша, Антонина Сохора, других команди­ров. Заканчивался фильм эпизодами, связан­ными с отправкой батальона на фронт.

Вручение батальону боевого знамени, на котором золотом вышиты пламенные слова Яна Гуса: «Правда победит!» Русская жен­щина — секретарь горкома партии Павла Алексеевна Лапина привязывает к верхушке древка памятную ленту с надписью: «Смерть немецким оккупантам!»

Последний парад под звуки чехословац­кого военного марша. Посадка в вагоны... Прощание с бузулучанами... И вот уже во­инский эшелон № 22904 медленно, отстучав на стрелках, уходит со станции Бузулук. Его путь лежит на запад, на Украину, туда, где идут жестокие бои с врагами.

Долгие годы этот десятиминутный, но такой поистине бесценный фильм хранился I киноархиве. Чехословацкие товарищи уви­дели его впервые.

30 января 1943 года первый чехословац­кий батальон, в составе которого было 975 солдат и офицеров, в том числе 38 женщин отправился из Бузулука на фронт под Харь­ков На одной из теплушек солдаты разма­шисто написали: «Со Свободой за свободу!»

Командование Воронежского фронта поставило перед батальоном боевую задачу: : занять оборону у села Соколове и не пропустить к Харькову через реку Мжа ни одного танка. А именно сюда, на стык Воро­нежского и Юго-Западного фронтов, напра­вили главные свои силы гитлеровские генералы. Только на позиции чехословацкого батальона обрушили удар шестьдесят танков, полтора десятка бронетранспортеров, два батальона автоматчиков.

Здесь у украинского села Соколово 8 и 9 марта 1943 года в жестоком бою ценой жизни Отакар Ярош и многие его товарищи остановили фашистские танки.

Командир первой роты надпоручик Ота­кар Ярош свой командный пункт обосновал о церкви. С высоты полуразрушенной коло­кольни он видел, как на позиции его роты волна за волной накатывались вражеские ганки. Бронебойщики подожгли одну маши­ну с крестом на башне, запылала факелом вторая, третья...

Отакар был уже дважды ранен, но про­должал руководить боем. Именно тогда Сво­боде удалось в последний раз связаться с командным пунктом Яроша.

— Отакар, нам никак нельзя отступить. Понимаешь — нельзя!

— Понял. Не отступлю!

На помощь чехословацким воинам устре­мились советские танкисты. Но лед на реке Мжа подтаял настолько, что первый же танк провалился. Пришлось «тридцатьчетвер­кам» вернуться. Только «катюши» смогли дать несколько залпов по фашистским тан­кам и мотопехоте.

Почти два десятка танков и бронетранс­портеров вывели из строя чехословацкие воины, ко враг, не считаясь с потерями, про­должал наседать. Яростные атаки следовали одна за другой. То тут, то там загорались хаты. Дым застилал глаза. Ничего не было видно. Только огонь, дым, не стихающий ни на минуту ураганный грохот боя.

Танки ворвались на улицу села, а один стал почти в упор расстреливать церковь.

— Тогда Отакар,— рассказывал мне бывший боец первой роты Иосиф Францевнч Кадлец, живущий ныне в Бузулуке,— со связкой гранат выбежал из церкви и бросил­ся к танку. Он метнул связку, и тут же сра­зила командира вражеская пуля. Но танк подорвался на его гранатах.

В жестоком бою, продолжавшемся весь день 8 марта 1943 года, чехословацкие вои­ны уничтожили 19 танков, 6 бронетранспор­теров, почти триста гитлеровцев. Вражеским танкам так и не удалось тогда прорваться к Харькову. Боевая задача была выполнена. Но победа досталась дорогой ценой. Только первая рота потеряла 86 человек убитыми и 56 ранеными.

87 чехословацких воинов были награжде­ны тогда советскими орденами и медалями, а надпоручику Отакару Ярошу — первому среди иностранцев — присвоено посмертно звание Героя Советского Союза.

Вручая Людвику Свободе орден Ленина,

Председатель Президиума Верховного Совета СССР Михаил Иванович Калинин сказал:

—Дело не в том, сколько вас было. Важно то, что вы – чехи и словаки – остались снами в столь трудное для нас время.

— Там, под Соколове, мы учились мужеству у бойцов и офицеров Советской Армии, у воинов-гвардейцев взвода Петра Широнина, которые по соседству с нами, под Тарановкой, почти все погибли, но не ушли с рубежа. Всем им было присвоено звание Героев Советского Союза,— говорил Яромир Махач на встрече с колхозниками в селе Лисья Поляна.— Так было и в боях за Днепр под Киевом, за Белую Церковь, за Жашков, на карпатском перевале Дукле, под Прагой.

Добрую память оставили по себе в Бузулуке воины первого батальона. В связи с жесткими требованиями военного времени сроки боевой учебы были сжаты до предела. Но несмотря на это, бойцы и офицеры находили возможность помочь трудящимся города и района.

Когда весной 1942 года разбушевавшаяся Самара сорвала мост и в самый разгар подготовки к весеннему севу надолго отрезала от районного центра правобережные колхозы, на выручку пришли саперы чехословацкого батальона. Под руководством надпоручика Ярослава Згора, работая днем и ночью, с ни в самый короткий срок наладили переправу.

Воины — бывшие рабочие заводов Шкода — помогали ремонтировать и налажи­вать станки коллективу механического завода имени Кирова, создали бригаду, которая работала во втором механическом цехе за­вода имени Куйбышева.

Один из старейших председателей колхо­зов Иван Павлович Сбродов рассказывал мне, как в трудную пору, когда в Лисьей Поляне остались только женщины, старики и ребятишки, поехал он в Бузулук к Людви-ку Ивановичу (так звали Свободу на бузулукской земле) просить помощи в уборке урожая.

— Людвик Иванович дочитал наше пись­мо — это был первый и последний колхоз­ный «дипломатический» документ, с кото­рым мы обращались к представителю дру­гой страны, помолчал, видимо, думая, как поступить, потом поднялся, походил по ка­бинету, и вдруг остановился и сказал:

— Поможем вам, соудруг Сбродов.
Тут же он вызвал адъютанта, дал распо­ряжения.

Почти месяц вместе с колхозниками ра­ботали чехи и словаки на уборке урожая и на сенокосе и не только в Лисьей Поляне, но и в Подколках, Новоалександровке, Палимовке, Шахматово, в других селах района.

В то тяжелое время жители Бузулука, как и других тыловых городов, собирали в фонд обороны деньги, облигации займов и другие ценности. Все это шло на изготовле­ние танков, самолетов, подводных лодок.

Однажды в городской банк пришла груп­па чехословацких воинов.

—Мы не можем стоять в стороне от дела великого,— сказал один из них и высыпал из мешка целую гору собранных в батальоне ассигнаций, - примите наш вклад на два танка.

По просьбе командования батальона танки «Лидице» и «Лежаки», названные так в память о чехословацких селах, уничтожен­ных фашистами, были направлены на Воро­нежский фронт. Танк «Лидице» вошел пе­гом в состав первой чехословацкой танковой бригады и закончил свой путь в Праге. Те­перь стоит он на пьедестале как памятник мужеству первых танкистов народной армии на Витковой горе.

У батальона был подшефный детский дон. В нем воспитывались ребятишки, поте­рявшие родителей в годы войны. У детей мало было игрушек, и в очень редкие мину­ты отдыха солдаты вырезали из дерева для своих маленьких друзей кукол, разных зверушек, мастерили игрушки и приносили их в детдом, устраивали для ребят кон­верты, отогревали сердца малышей своей заботой.

До сих пор вспоминают в Бузулуке пер­вый международный футбольный матч. В августе 1942 года футболисты чехословац­кого батальона принимали спортсменов оренбургского «Динамо». Желающих по­смотреть игру оказалось так много, что не­большой стадион не мог вместить и трети болельщиков. И тогда решили перенести иг­ру за город, в поле. Игра изобиловала обо­юдными атаками, но к общему удовольствию закончилась вничью. Именно тогда родилась в батальоне песня, в которой были такие слова:

Мы готовы к любым поворотам,

И сильны мы на каждом шагу.

Сегодня — удар по воротам,

А завтра — удар по врагу!

Как могли, как умели помогали бузулучанам чехословацкие воины. Не оставались в долгу и жители Бузулука.

Бывший разведчик Бернард Бражина рассказывал:

— После занятий мы, когда удавалось, ходили по городу, знакомились с людьми, бывали дома у бузулучан. Нам очень запом­нилось гостеприимство, которое, как мы по­няли, в крови у советских людей. В те тяже­лые годы люди, сами недоедавшие, всегда старались угостить нас чем-нибудь домаш­ним, предлагали то молочка, то отварной картошечки. Для нас это было особенно до­рого.

Когда перед уходом в действующую ар­мию для боевых касок солдат и офицеров понадобились кокарды, штамп для них из­готовил слесарь-лекальщик завода имени Куйбышева Виктор Васильевич Мельников. Спустя несколько дней сотни любовно отпо­лированных кокард со стоящим на задних лапах львом, словно шагнувшим с нацио­нального герба, лежали на столе командира батальона.

В своей книге Людвик Свобода пишет о том, что, когда 17 мая 1945 года в Праге че­рез историческую Староместскую площадь прошли парадным маршем части первого чехословацкого армейского корпуса, он и его соратники прежде всего вспомнили о совет­ском городе Бузулуке.

«Нас была небольшая горстка, когда мы начинали свой путь от Бузулука. А воины, серые сейчас проходят по площади, уже представляют собой 60-тысячное войско!.. З.о войско — основа новой Народной армии Чехословакии».

5 августа 1972 года. Этот солнечный день навсегда останется в памяти бузулучан, всех с сетей города. Украшенный советскими и че-хословацкими флагами, четко выделяющи­мися на фоне зеленой листвы, старый степной город словно помолодел, стал по-праздничному нарядным.

В этот августовский день, открывая сов­местное торжественное заседание горкома партии, городского и районного Советов де­путатов трудящихся, первый секретарь горкома КПСС Георгий Александрович Мохунов сообщил, что горисполком учредил зва­ние почетного гражданина города Бузулука и первому присвоил это звание славному сыну чехословацкого народа Людвику Свободе, которого хорошо помнят и любят бузулучане. Это сообщение было встречено овацией.

Затем слово было предоставлено послу ЧССР в Советском Союзе, члену ЦК КПЧ Яну Гавелке. Рассказав об истории создания первого чехословацкого батальона, о госте­приимстве бузулучан, об их помощи воинам — чехам и словакам, товарищ Гавелка сказал, что 14 июля 1972 года президент ЧССР в связи с тридцатилетием батальона «за особые заслуги и помощь в создании чехословацких воинских частей в Советском Союзе» наградил город Бузулук орденом Чехословацкой Социалистической республики «Красная Звезда».

Знамя города вынесли на авансцену первый секретарь горкома КПСС Георгий Александрович Мохунов, председатель горисполкома Иван Иванович Санченко, мастер управления «Бузулукнефть» Валентина Чернышева, председатель колхоза имени Карла Маркса Герой Социалистического труда Анатолий Дмитриевич Тихонов, бригадир каменщиков Павел Петрович Комиссаров, Герой Советского Союза Иван Андреевич Гниломедов. Под бурные аплодисменты Ян Гавелка прикрепил орден «Красная Звезда» к знамени города. Бузулук стал первым и единственным советским городом, который отмечен боевым орденом братской республики.

В каждом сердце жила и любовь, и отвага.

Сквозь огонь сколько верст надо было пройти!

Злата Прага, к тебе, до тебя, Злата Прага,

Через русское поле лежали пути.

И сжимали оружие крепкие руки,

Проходили полки и чеканили шаг...

Много песен осталось в степном Бузулуке

О солдатах Свободы, о наших друзьях.

Засияла Звезда на полотнище стяга.

Маяком путеводным гори и свети!

Злата Прага, к тебе, до тебя, Злата Прага,

Через русское поле лежали пути! —

так писал в те дни оренбургский поэт Миха­ил Трутнев.

Спустя месяц после вручения Бузулуку чехословацкого ордена в город пришел поезд дружбы. 350 ветеранов войны и труда, рабочих, крестьян, служащих посетили памятные места, связанные с созданием отдельного чехословацкого батальона.

Сентябрь в оренбургских степях чаще ": месяц ненастный: идут холодные осенние дожди, дуют сильные, пронизывающие ветры. А в день, когда бузулучане встречали поезд дружбы, словно и сама природа захотела сделать приятное дорогим гостям. Весь день над городом сияло яркое солнце, в голубом небе ни облачка, ветер притих, чуть только ласково шевелил советские и словацкие флаги, которыми были украшены улицы Бузулука.

Солнце уже клонилось к закату, когда гости из Чехословакии собрались в новом микрорайоне, который вырос в последние годы на юго-западной окраине Бузулука. Здесь каждый посадил на память о встрече русскую березку. Рядом орудовали лопатами жители Бузулука и их новые друзья из братской страны. И вот уже появилась в степном городе аллея дружбы. Весело шумят на ветру четыреста березок — живые свидетельства дружбы народов, дружбы на вечные времена.

Имя Бузулука настолько дорого для трудящихся Чехословакии, что оно увековечено здесь в названиях школ, площадей, улиц. А роде Комарове есть завод, которому еще 1949 году по просьбе рабочих присвоено имя

Бузулука. С удовольствием узнали бузулучане о том, что за заслуги перед республикой Президент ЧССР наградил завод имени Бузулука орденом Труда. И орденоносный Бузулук сердечно поздравил с высокой

наградой своего чехословацкого тезку.

Помнят в Бузулуке премьеру совместного советско-чехословацкого фильма «Соколово». Первая серия двухсерийной киноленты почти полностью «бузулукская» - она рассказывает о тех днях, когда здесь, в далеком заволжском городе формировался батальон, как ушел он отсюда в бой, в бессмертие.

Кстати, добровольцев разными путями добиравшихся в Бузулук, было так много, что после ухода батальона в городе остался запасной полк, куда вошли чехи и словаки, только начинавшие боевую учебу. Потом этот полк вместе с остатками батальона, отведенного после боя у Соколова в тыл, составил ядро бригады, формировавшейся в Новохоперске. И бригадой, а затем и корпусом командовал генерал Людвик Свобода.

На одной из последних встреч с журналистами, приехавшими поздравить Людвика Свободу с 80-летием, седого генерала спросили: какой девиз он избрал бы, если бы у него был личный герб.

_ Какой девиз? _ переспросил Свобода и, не задумываясь, ответил: - Один единственный: «Верность Бузулуку!»

Можно много еще рассказывать о дружбе бузулучан с чехословацкими товарищами, но это только одна из страниц большой и интересной истории города. А таких страниц много.

Крепость на Самаре-реке

Бузулук – один из самых старых населенных пунктов на территории обширного степного края.

…Первые десятилетия XVIII века. Эпоха, о которой так точно сказал великий Пушкин:

Была та смутная пора,

Когда Россия молодая,

В бореньях силы напрягая,

Мужала с гением Петра...

Молодая Россия напористо вырывалась на мировой простор. Рост ее производительных сил настоятельно требовал установления прочных экономических связей не только с Европойй но и с Азией. На азиатских границах всегда было неспокойно, и, энергично прорубая «окно в Европу», воюя за исконно русские земли со шведами и турками, Петр первый не без опаски за свой тыл оглядывался на восток.

Чтобы обезопасить старые караванные пути и расширить связи с Востоком, Петр замыслил построить намного дальше старой Закамской укрепленной линии новую линию крепостей, форпостов, редутов по реке Яик, что давало возможность «путь во всю полуденную Азию отворить».

Кто знает, может быть, еще сам Петр обратил внимание на то, что за Каменным поясом Яик как бы окаймляет юго-восточные границы России, что сама природа создала тут выгодный рубеж. И, может быть, именно он указал на это место, где старый караванный путь пересекал реку Яик как возможное для сооружения крепости и торгового «менового» города, которому суждено стать «окном в Азию».

Ранняя смерть помешала Петру выполнить этот замысел. За дело взялись его сподвижники и ученики, те, кого Пушкин образ­но называл «птенцами гнезда Петрова». И хотя великий поэт не упоминает имен Кири­лова, Татищева, Неплюева, Рычкова, так много сделавших для освоения нашего края, мы причисляем их к этой славной когорте, потому что в трудное для Руси послепетров­ское время, когда к власти пришли посред­ственные, ничтожные люди, на свой страх и риск они продолжали дело Петра, отлича­лись особым рвением «к государственной пользе».

Секретная экспедиция, названная потом Оренбургской, которую возглавлял оберсекретарь сената Иван Кириллович Кирилов, в составе которой было много видных уче­ных (известно, что «самоохотно» очень хотел принять в ней участие Михаила Ломоносов, тогда еще студент Славяно-греко-латинской академии), не только основала крепость и новый город на горе Преображенской, недалеко от устья Ори, но и заложила еще около двадцати крепостей, форпостов, редутов по Яику и Самаре, много сделала для изучения природных богатств Южного Урала.

Возвращаясь после основания города-крепости Оренбурга (ныне там стоит Орск), экспедиция «великого рачителя и любителя наук» Кирилова по пути от Сакмарского го­родка до Самары закладывала в удобных для этой цели местах крепости. Они были призваны поддерживать порядок в юго-вос­точных районах, держать под контролем; «московскую» дорогу к новорожденному Оренбургу.

Так, весной и летом 1736 года по левому берегу Самары возникли новые крепости Сорочинская, Тоцкая, Бузулукская, Борская.

Бузулукскую крепость Кирилов основал на крутом берегу Самары у устья реки Бузулук. Но и здесь, как и на Ори, воеводе не повезло с выбором места. После весенних разливов низина долго оставалась под водой,

и крепость оказывалась надолго отрезанной от окружающих мест, превращаясь в остров.

Поэтому крепость пришлось перенести на более возвышенное место — к реке Домашке и озеру Банному, где были обнаружены следы какого-то старинного поселения.

Известный естествоиспытатель и историк нашего края, участник экспедиции Кирилова Петр Иванович Рычков писал позднее в «Топографии Оренбургского края»: «Сказывают по преданиям, что на месте Бузулука в древности был татарский город Аулган, названный по имени жившего тут Аулган-хана. Развалины этого города разбирались жителями города для своих построек».

Первыми поселенцами в Бузулукской крепости были назначены 478 яицких каза­ка. 19 ногайцев, 12 калмыков и 47 разного звания людей.

Бузулукская крепость была названа так : по имени реки — притока Самары. А происхождение названия реки объясняют так. Слово «Бузулук» происходит от тюрского «базау» — теленок, «базаулык» — те­лячий загородок, загон. С годами это название трансформировалось в Бузулук. Краеведы считают такое толкование наиболее доказательным, так как, во-первых, многие поселения селения степной зоны юго-восточной Европы носят названия, оставшиеся с незапамятных времен от кочевников; во-вторых, реки с названием Бузулук есть и в других степных краях, в частности, в Волгоградской и Днепропетровской областях, причем послед­няя до самого недавнего времени носила имя Базавлук; в-третьих, у впадения реки в Самару действительно удобное для телячьего загона место, ограниченное почти с трех сто­рон водой.

В поисках лучшей доли на новые земли, за Волгу хлынул поток переселенцев из центральных губерний. Это не могло не обес­покоить царское правительство. По распо­ряжению сената в 1740 году была проведена перепись населения. Посемейные списки на­селения Бузулукской крепости сохранились в Государственном архиве древних актов в Москве.

По свидетельству оренбургского краеве­да, научного сотрудника областного музея С. А. Попова, который знакомился с этими редчайшими документами, в апреле 1740 го­да в Бузулукской крепости было 629 человек обоего пола, из них 240 казаков, а осталь­ные — члены их семей. Казаки делились на «жалованных» — получавших жалованье за службу (148 человек) и «пахотных» — зани­мающихся земледелием (92 человека). Лю­бопытны сведения о грамотности тогдашнего бузулукского населения. Из 240 казаков только трое смогли расписаться под своими показаниями, а за остальных «по их проше­нию» руку приложил Сорочинской крепости писарь Семен Чекалов.

Бузулукская крепость ныне стоит почти в трех верстах от реки Бузулука на высоком месте, которое с северной стороны от лощины малого озерка прикрыто крутым берегом, а с западной стороны широким рвом и речкой Домашкою,— писал академик Петр СимонПаллас, побывавший здесь в 1769 году. — Укрепление состоит из широкого вала наподобие полузвезды сделанного, а к лощине бревенчатой стеной. В крепосте есть несколько чугунных пушек и хранится нарочитое число якорей с провиантных ботов, которые во время Оренбургской экспедиции ходили вверх по Самаре. Командующий на сей линии начальник имеет здесь хороший дом; также не худы дворы казаков и отставных солдат и построены так, как во всех крепостях вдоль Самары — порядочными, накрест пересекающимися улицами с широкую в середине площадью, на которой стоит церковь».

Для нас очень важно свидетельство известного русского географа и путешественника— так выглядела Бузулукская крепость незадолго до начала крестьянской войны под предводительством Емельяна Пугачева.

На башнях, которые возвышались на каждом углу «полузвезды», грозно глядели в степь жерла пушек. В крепость вели четверо ворот— Оренбургские, Елшанские, Домашкинские и Самарские. Главными «накрест пересекающимися улицами» были Большая и Богатая (Большая позднее называлась Оренбургской, потом — с 1918 года — Красноармейской, сейчас улица Ленина. Богатая шла от Самарских ворот до Елшанских, позднее она называлась Самарской, а ныне улица Горького).

Главной на Самарской линии, или дис­танции, как тогда говорили, считалась Сорочинская крепость. Но тем не менее Бузулукская развивалась заметно быстрее. Были тому особые причины. С весны, после вскры­тия рек и до глубокой осени, почти до са­мого ледостава, Бузулук становился крупной перевалочной базой. На небольших ботах, баржах и других мелких судах отсюда до­ставлялись по Самаре в Тонкую и Сорочинскую крепости пшеница, кожи, войлок и дру­гие товары, а по реке Бузулук до Андреевки шли суда с камнем, лесом, дровами. Все это доставлялось в Бузулук на более крупных судах, которые могли выходить на волжские просторы.

Сонная, дремотная жизнь Бузулукской крепости тянулась почти сорок лет до осени 1773 года. Тогда в оренбургских степях раз­махнулось невиданное по своим масштабам восстание, которое скоро переросло в настоя­щую крестьянскую войну, которую возглавил народный вождь Емельян Иванович Пуга­чев.

Захватывая одну за другой крепости Нижне-Яицкой дистанции, Пугачев со сво­им войском стремительно двигался к Орен­бургу и осадил его. На помощь к столице губернии со всех сторон спешили царские войска. Симбирский комендант полковник Чернышев по пути к Оренбургу увел почти весь гарнизон Бузулукской крепости. Под горой Маяк, у самого Оренбурга, весь отряд с обозом был захвачен пугачевцами. Узнав об этом, комендант Бузулукской крепости подполковник Вульф очень просто решил все проблемы обороны. Бросив на произвол судьбы остатки гарнизона из 27 солдат, он 18 ноября бежал в Самару.

Бузулукское воинство оказалось под стать своему трусоватому коменданту. Солдаты не оказали никакого сопротивления пугачевскому отряду Ильи Арапова, который беспрепятственно 30 ноября вступил в крепость через Оренбургские ворота. Судьба гарнизона была решена быстро и весьма своеобразно. Соратник Арапова, отставной солдат Жилкин «взял ножницы, обрезал у солдат косы и распустил их по домам».

Со всех сторон стекались в Бузулукскую крепость беглые крестьяне. К февралю 1774 года повстанцы сосредоточили в Бузулуке около двух тысяч человек с 15 орудиями.Но разрозненная, не имевшая боевого опыта, плохо вооруженная крестьянская масса была сравнительно легко разгромлена отрядом генерал-майора Мансурова, который от­вал пугачевцам пути отступления к Тоцкой крепости, а затем после четырехчасового боя 14 февраля овладел Бузулукской крепостью и направился дальше к Оренбургу.

Восстание подавили самым жестоким образом. Пугачев и тысячи его соратников были казнены, тысячи сосланы на каторгу. Наказали и реку Яик, ее переименовали в Урал, и Оренбургскую губернию, которую попросту упразднили. Было образовано Уфимское наместничество. Тогда же были определены новые границы уездов. В 1781 году Бузулук преобразовали в уездный город. род. Спустя год утвердили герб молодого го­рода: в верхней части — бегущая куница, а в нижней — олень, в знак обилия таких зве­рей в здешних местах.

По переписи 1781 года в Бузулуке числилось 238 домов с 571 душой населения. Средствами к существованию записаны хле­бопашество, звериная охота и рыбная ловля.

Через четыре года после утверждения Бузулука городом он сгорел во время торжест­венной встречи губернатора Оренбургского края Игельстрома. Встречали гостя имени­того пышно — с колокольным звоном и пу­шечной пальбой. И тут произошел казус. Один из бомбардиров, которому очень уж хотелось поглядеть на губернатора, зазевал­ся и уронил фитиль в пороховой погреб. Взрыв, а затем и сильный пожар уничтожи­ли город почти дотла.

После пожара крепостные сооружения больше не восстанавливались. Вал был срыт, ров засыпан. Но только в 1828 году город­ской исправник продал купцу Козлову на лом за 42 рубля 61 копейку последнее воо­ружение Бузулукской крепости: 7 пушек, 106 ядер, 99 пудов 20 фунтов дроби.

«Бузулук—бедный город»

Осенью 1833 года в одно из самых даль­них своих путешествий — в оренбургские степи отправился Александр Сергеевич Пушкин. Историки и краеведы предполага­ют, что в Бузулуке великий поэт останавли­вался 17 сентября. В частности, после тщательного исследования пушкинского маршрута, возможных вариантов, системы почтовых трактов и станций здешних мест, к такому выводу пришел известный бузулукский краевед Петр Степанович Филатов.

Вряд ли можно сомневаться в том, что строки о последнем бое защитников бузулукской крепости написаны Пушкиным на ос­ыпании бесед со старожилами небольшого уездного городка, помнившими лихую пору крестьянской войны.

Очень отрадно, что в память о тех днях теперь в Бузулуке, как и в Оренбурге и мно­гий других местах, установлены мемориаль­ные доски, ежегодно проводится Пушкинский праздник поэзии. Именем великого рус­ого поэта в Бузулуке названы улица и парк культуры и отдыха.

Спустя четыре года в июне 1837 года проездом из Уральска в Бугуруслан в Бузулуке побывал известный русский поэт Василий Андреевич Жуковский. В его дневнике о здешней жизни всего несколько строк: Бузулук бедный город с большой площадью, на которой находятся полуразрушенные присутственные места... Удвоенное население уезда от переселенцев, коих состояние бедственное». Больше сказать было нечего.

Бузулук растет медленно, почти незаметно. По данным отчета Самарской губернии за 1862 год, в городе числится 8563 человека обоего пола. В Бузулуке имеется 304 торговых, лавки, 5 церквей, 2 монастыря. Ежегодно с 1 по 8 октября в городе проводятся ярмарки, которые становятся все более популярными. Сюда приезжают купцы из Сама­ры, Оренбурга, Казани, Уфы и других горо­дов с текстильными, суконными, кожевен­ными и другими товарами. Местные жители торговали скотом, хлебом, холстами, льном, коноплей.

В 1871 году в Бузулуке на ярмарке по­бывал великий русский писатель Лев Нико­лаевич Толстой. «Поездка очень удалась,— писал он жене.— Ярмарка очень интересная и большая. Такой настоящей сельской и большой ярмарки я не видал еще».

Развитие Бузулука заметно ускорило строительство Самаро-Ташкентской желез­ной дороги. В Бузулуке были построены станция, деревянный двухэтажный вокзал, паровозное и вагонное депо.

В конце 1876 года в газете «Оренбург­ский листок» появилось такое сообщение: «Управление Оренбургской железной дороги доводит до всеобщего сведения, что с 1 ян­варя 1877 года будет открыто движение почтово-пассажирских поездов по всей линии от станции Батраки (ныне Октябрьск) до горо­да Оренбурга». Примерно на середине этой линии стояла тогда мало кому известная станция Бузулук.

По новой дороге пошли поезда. И одним из первых пассажиров, приехавших на бере­га Урала «по чугунке», был Лев Николаевич Толстой.

Великий писатель не раз бывал в Бузу­луке. Он первым поднял голос в защиту го­лодающих крестьян Бузулукского уезда.

«Проехав по деревням от себя до Бузу­лука 70 верст, и в другую сторону от себя до Борска 70 верст и еще до Богдановки 70 верст, я, всегда живший в деревне и знаю­щий близко условия сельской жизни, был приведен в ужас тем, что я видел: поля го­лые там, где сеяны пшеница, овес, просо, ячмень, лен, так что нельзя узнать, что по­сеяно, и это в половине июля...» — писал Тол­стой. Его статья, опубликованная в «Москов­ских ведомостях» в августе 1873 года, вызва­ла большой общественный резонанс, сбор пожертвований в пользу голодающих.

О бедственном положении бузулукских хлебопашцев Лев Николаевич не раз писал Софье Андреевне. «Много бедности по де­ревням...— пишет он летом 1881 года.— Ни­щета здесь зимой была ужасная, теперь вид­ны следы голода».

И сам Лев Николаевич, который жил в то время в своем заволжском имении в семи­десяти верстах от Бузулука, как отмечал один из публицистов того времени, «лично обходил наиболее нуждающиеся дворы, ...помогал беднякам, снабжая их хлебом и деньгами... давал средства на покупку ло­шадей».

В Бузулукском музее хранится дело Са­марского губернского жандармского управ­ления «Об учреждении негласного надзора полиции за графом Л. Н. Толстым». И блю­стители не дремали. В одном из донесений бузулукскнй исправник сообщал самарскому губернатору, что «отставной поручик граф Лев Толстой, бывая в селе Гавриловка и разговаривая с крестьянами, внушает им, что напрасно они устраивают храмы, совер­шают богослужение и молятся въявь; что, по учению спасителя, люди, живущие на земле, все равны между собою...»

В Бузулуке открыт памятник Льву Нико­лаевичу Толстому, его имя носит одна из улиц. В краеведческом музее есть уголок, посвященный великому писателю. Здесь не­мало документов и фотографий, и еще там можно увидеть редкий портрет Толстого, со­ставленный из строк «Крейцеровой сонаты».

С приходом в Бузулук железной дороги город начинает расти быстрее. Об этом мож­но судить по короткой записи во втором то­ме настольного энциклопедического словаря товарищества «Гранат и К°», вышедшего в 1897 году, то есть спустя 161 год со дня ос­нования крепости и 116 лет после преобра­зования ее в уездный город:

«Бузулук — уездный город... на р. Сама­ре, 19 652 жителя, при устье речек Бузулук и Домашка. Заводы, торговля скотом и его продуктами, хлебом, две ярмарки, шитье ту­лупов и др.».

Под Красное знамя

На рубеже XIX и XX веков в Бузулуке возникают новые промышленные предприя­тия. В основном это небольшие полукустар­ного типа заводы — салотопенные, кожевен­ные, винный, кирпичный, воскобойный, мы­ловаренный, паровая мельница-американка, колокольный завод. Потом появляются чугу­нолитейный завод Никитина и механический завод Каммерлох, выпускавшие сельскохо­зяйственный инвентарь.

Трудное положение рабочих, подвергавшихся на этих предприятиях самой жестокой эксплуатации, вызывало недовольство су­ществующими порядками. Вначале стихий­но, а потом все более организованно рабо­чий класс поднимается на борьбу.

Уже весной 1902 года по поручению Рус­ской организации ленинской «Искры» в Бузулук для переговоров с местными социал-демократами приезжала из Самары профес­сиональная революционерка, член Коммуни­стической партии с 1899 года Глафира Ива­новна Окулова. Дочь золотопромышленника, она решительно ушла в революцию.

26 июля 1905 года в Бузулуке был аре­стован слесарь паровозного депо М. П. Со­рокин, который распространял среди рабо­чих листовки Самарского комитета РСДРП «Конец самодержавия» и «Третье и шестое июля».

В октябре 1905 года рабочие станции Бузулук примкнули к Всероссийской по­литической стачке. Затем к ним присоедини­лись телеграфисты. Была прервана связь. Стачка приняла такой размах, что в ночь с 14 на 15 октября прекратилось движение поездов на участке Кинель — Оренбург.

Как сообщала 29 ноября 1905 года «Са­марская газета», в Бузулуке состоялся мно­голюдный митинг, посвященный «современ­ному положению России и задачам переживаемого момента». Присутствовало до 150 человек. Выступал приезжий оратор от Са­марского комитета Российской социал-демо­кратической партии. Как писала галета: Лозунгами выставлялись: Учредительное собрание, демократическая республика, вооруженное восстание и временное револю­ционное правительство». Митинг прошел весьма оживленно.

Другой массовый митинг, в котором участвовало около тысячи человек, прошел 5 декабря. Его организовала местная социал-демократическая группа. «Оратора встреча­ли восторженно,— писала газета «Борь­ба».— Без шапок пропели «Вы жертвою па­ли». По грошам, пятакам было собрано в пользу пострадавших от забастовки 14 руб. 77 коп. Очень просили, чтобы ораторы поча­ще приезжали».

Трое бузулучан — Алексей Семенович Ненашев, Федор Васильевич Смирных и Ге­расим Леонтьевич Хвостов участвовали в восстании на броненосце «Потемкин».

В борьбу включаются и крестьяне Бузу-лукского уезда. В селе Жилинка крестьяне силой захватили 600 десятин помещичьей земли. Восемь дней с жилинцамн боролись исправник и земский начальник, но ничего сделать не могли. Тогда для усмирения сюда прибыл с казачьей сотней из Самары извест­ный каратель вице-губернатор Кондонди. Семь подстрекателей арестовали, многих крестьян выпороли. Узнав о расправе в Жи-линке, поднялись в разных концах уезда другие села. Крестьянские волнения прошли в Герасимовке, Могутово, Алдаркино, Елшанке, Палимовке, Шахматовке, Сергеевке, Пронькино, Ромашкино и других селах.

8 января 1907 года Самарский губерна­тор сообщал Министерству внутренних дел, что издающаяся под редакцией оренбургско­го мещанина Жаринова газета «Бузулук кий вестник» в последние два-три месяца приняла крайне левое направление: «В № 74 открыто разоблачаются царские порядки, в № 76 трудящиеся города открыто призыва­ются активно бороться против законов цар­ского правительства о труде, в №№ 89—90 по поводу предстоящих выборов в Государ­ственную думу помещены следующие воз­мутительные выражения: «самодержавно-полицейское правительство лишний раз же­лает напомнить населению о своем бессилии, и ни море крови, ни океаны слез, ни тысячи убиваемых сатрапами народных борцов не смягчают их чугунных сердец». Эта возмути­тельная статья заканчивается призывом по­давать голоса за тех, «кто обещает нам порвать рабские цепи».

Типография Жариновых, в которой печа­талась газета «Бузулукский вестник», была закрыта.

Несмотря на разгул реакции, в Бузулуке и уезде один за другим возникают социал-демократические кружки и группы. В конце 1910 года такая группа была создана в депо станции Бузулук. Ее организовал помощник мастера Н. Е. Серебряников, приехавший из Сормова.

16 декабря 1911 года жандармское управление получило сообщение о том, что в Бузулуке на мельнице братьев Чемодуровых имеется социал-демократический кру­жок. Во главе его стоит табельщик Т. В. Симашев, который ведет переписку с социал-демократами, живущими в эмиграции за границей. Членами кружка являются рабо­чие Ф. И. Шерстнев и Ф. А. Ежков.

В августе 1917 года в Бузулук приехал представитель Самарского губкома партии Алексей Петрович Галактионов. Его хорошо знали в городе. Он родился в селе Александ­ровна Бузулукского уезда (ныне Грачевского района) в семье кузнеца. Потом, когда подрос, работал в Бузулукском паровозном депо. При его участии 2 октября была соз­дана первая в городе большевистская ячей­ка на станции Бузулук. Железнодорожники, а их было с семьями около трех тысяч, бы­ли главной силой рабочего класса Бузулука, главной революционной силой. В ячейку вошли 25 человек. Первым ее председателем был избран Емельян Иванов. В состав ячей­ки входили В. А. Болотин, И. М. Старожи­лов, И. Н. Саградьянц, Н. К- Сергеев, Е. Титов и другие рабочие-железнодорож­ники.

Бузулукские большевики хорошо пони­мали, что предстоит еще упорная борьба за власть Советов. Во второй половине сентяб­ря они создают красногвардейскую боевую дружину. Ее командиром стал машинист Ва­силий Андрианович Болотин. Дружина была сильной, в нее входило 160 человек.

Сын крестьянина-бедняка из села Палимовки Василий Болотин в двенадцать лет пошел работать слесарем в депо станции Бузулук. После службы в армии вернулся в город с лычками унтер-офицера. Такое соче­тание качеств мастерового и военного чело­века очень пригодилось в деле. Под его руко­водством рабочие паровозного депо сооруди­ли самодельный бронепоезд — из обшитого броневыми листами паровоза и трех металлических полувагонов с бойницами для орудия и нацеленных во все стороны пуле­метов.

Дружина Болотина разоружала прохо­дившие через станцию Бузулук воинские зшелоны и особенно казачьи полки. Если кто-то пытался сопротивляться, навстречу выходил бронепоезд. Его грозный вид дей-:твовал отрезвляюще. Даже самые стропти­вые сдавали оружие.

Часть его потом, 20 декабря по поруче­нию прибывшего в Бузулук чрезвычайного комиссара по борьбе с дутовщиной Петра Алексеевича Кобозева, машинист станции Бузулук большевик Феодосии Кравченко тайком, в тендере паровоза под водой пере­вез в Оренбург. Доставленные таким путем три пулемета, 89 винтовок, ящики с патрона­ми и пулеметными лентами очень пригоди­лись для вооружения рабочих Главных же­лезнодорожных мастерских, которые в под­полье готовились к борьбе с дутовцами.

Спустя два дня после победы Великой Октябрьской социалистической революции в Петрограде 10 ноября (28 октября по старо­му стилю) на объединенном заседании Совета рабочих, солдатских и крестьянских де­путатов, городской думы и земской управы была провозглашена Советская власть в Бузулуке и создан первый военно-революцион­ный комитет. Его возглавил машинист Петр Григорьевич Бебин.

Ревком располагался в центре города, в здании, где была электроводолечебница (улица Ленина, 41). Состав революционного комитета был очень разношерстым: 3 большевика, 2 меньшевика, 2 левых эсера, 2 пра­вых эсера, 2 социал-демократа-интернацио­налиста, 2 максималиста. Отчасти это опре­делялось составом населения города. В это [ время в Бузулуке было 28 тысяч жителей. Но рабочие составляли всего пять процентоз бузулучан. В основном это были железнодо­рожники, рабочие с завода Никитина, с мельницы братьев Чемодуровых, с других мелких предприятий, их было около трех де­сятков. Остальные — торговцы, трактирщи­ки, кустари, ремесленники (в городе числи­лось 129 постоялых дворов, трактиров и чай­ных). Активно действовали 6 церквей и 3 монастыря.

Непросто было в такой обстановке про­водить твердую линию на упрочение власти Советов. Но за сорок дней своего существо­вания ревком успел сделать для этого не­мало.

Особую тревогу вызывал у бузулукских большевиков захват власти в Оренбурге белоказачьим атаманом Дутовым. Очень тре­вожно и беспокойно стало на просторах Оренбургской губернии.

И когда в Бузулук приехал, чтобы воз­главить борьбу с контрреволюцией, извест­ный большевик Петр Алексеевич Кобозев — член Коммунистической партии с 1898 года, он вместе с бузулукскими ревкомовцами ра­зобрался в сложной обстановке. Спустя не­сколько дней на многолюдном митинге было решено послать делегацию за помощью в Красный Питер, к Ленину.

Всем оренбуржцам хорошо известна зна­менитая записка Владимира Ильича Ленина от 26 ноября (9 декабря) 1917 года в штаб Красной гвардии Николаю Ильичу Подвой­скому или Владимиру Александровичу Ан­тонову-Овсеенко:

«Податели — товарищи железнодорож­ники из Оренбурга. Требуется экстренная военная помощь против Дутова. Прошу об­судить и решить практически поскорее. А мне черкнуть, как решите.

Ленин».

После этой записки на Южный Урал был срочно направлен Северный летучий отряд моряков-балтийцев под командованием мич­мана Сергея Павлова, отряд самарских ра­бочих под руководством Василия Блюхера. Для борьбы с дутовцами спешно отправля­лись рабочие отряды из Екатеринбурга, Уфы, Сызрани, Миасса, из других городов.

Кто же были «товарищи железнодорож­ники», побывавшие в те тяжелые для Орен­буржья дни у Председателя Совета Народ­ных Комиссаров? С годами это забылось. И только сравнительно недавно доподлинно установлено, что в Петроград к Ленину ез­дили председатель Бузулукского ревкома Петр Григорьевич Бебин и председатель дорожного профсоюзного комитета Илья Ефимович Герман.

В городском краеведческом музее хра­нится журнал «Итоги Октября», изданный в Бузулуке в 1922 году. Один из центральных материалов номера — рассказ И. Е. Германа встрече с Владимиром Ильичей Лениным.

«Бузулукские рабочие,— писал Илья Ефимович Герман,— на огромном митинге в начале ноября признали не только необхо­димость упорной, настойчивой и беспощад­ной борьбы с Дутовым, но и заявили о своем всемерном участии в той борьбе не на жизнь, а на смерть...

На этом же своем общем собрании они выбрали меня и тов. Бебина для поездки в Петроград с целью получить оружие. По приезде в Петроград мы добились свидания с Лениным... Ленин расспрашивал о состоя­нии дел на фронте, об общем положении края и дал нам записку к Антонову-Овсе­
енко». .

20 декабря ревком созвал в здании зем­ской управы (сейчас индустриально-педагогический техникум) первый уездный съезд Советов. В его работе приняли участие П. А. Кобозев и оренбургские большевики, бежавшие из дутовской тюрьмы Александр Алексеевич Коростелев, Самуил Моисеевич Цвиллинг, Иван Денисович Мартынов и другие.

— Советская власть установлена во всех 56 волостях Бузулукского уезда.— Эти слова докладчика Петра Григорьевича Бебина бы­ли встречены бурными рукоплесканиями.

28 декабря был избран исполнительный комитет уездного Совета. Исполком энергич­но взялся за дело. В январе 1918 года были национализированы мельница Чемодуровых и городская электростанция, а затем, 21 фев­раля, завод Никитина и мастерские «Киль».

Газета «Свободное слово» была преобра­зована в «Известия Бузулукского Совета». 1 февраля 1918 года вышел первый номер. Редактором газеты утвержден большевик Петр Коновалов. Газета несколько раз ме­няла название («Коммунистическая жизнь», «Землероб», «Бузулукский колхозник»). С 1 января 1936 года и поныне газета носит гордое имя «Под знаменем Ленина».

В те дни Бузулук стал настоящей крас­ной крепостью, центром мобилизации рево­люционных сил для борьбы с белогвардейщиной.

Именно отсюда 26 января 1918 года на­чалось наступление красных отрядов под ко­мандованием П. А. Кобозева и мичмана С. Д. Павлова на Оренбург. С ожесточен­ными боями пробивались они к столице гу­бернии. 31 января над Оренбургом взвилось Красное знамя.

Здесь создавалась и отсюда пошла в на­ступление ударная группа для нанесения главного удара по Колчаку.

В марте 1918 года несколько красногвар­дейских отрядов, созданных в городе, были объединены в 3-й Советский Бузулукский волк; Это была крупная по тем временам шла—1400 штыков, 110 сабель и еще ар­тиллерийская батарея. Первым командиром полка был Виктор Андреевич Каширский, комиссаром Степан Данилович Сучков. Бузулукский полк дрался против белочехов и гутовцев, прошел славный боевой путь в составе Туркестанской армии.

Вместе с Жлобинским и Московским рабочими полками Бузулукский полк грудью встал на защиту родного города, когда в конце мая вспыхнул мятеж чехословацкого корпуса и, ободренные неожиданной поддержкой, оживились и белоказаки. Силы были слишком неравны, но, несмотря на это,| красные полки трое суток сдерживали на­тиск войск известного авантюриста генерала Гайды, дали возможность эвакуировать наи­более ценное имущество.

Четыре месяца и пять дней город находился в руках белогвардейцев. Все это вре­мя в Бузулуке лютовали каратели. Был зверски убит член уездного исполкома, ко­миссар по доставке снаряжения красным от-; рядам Сергей Александрович Рожков. В дни обороны города он доставил в Бузулук десять тысяч патронов. Отправляя в Оренбург имущество советских учреждении, Рожков задержался в городе, в ночь на 21 июня был схвачен вражеской контрразведкой и после истязаний расстрелян на улице Овражной. Имя его теперь носит эта улица.

29 октября 1918 года 2-я Курская брига­да 24-й Железной дивизии во главе с ком­бригом Александром Седякиным выбила из города белочехов, навсегда освободила Бу­зулук от вражеских банд. Как писала тогда газета Самарского губернского ревком «Солдат, рабочий и крестьянин»: «Бузулук взят советскими войсками 29 октября в 5 часов вечера. Взято более ста пленных, богатые трофеи». В те осенние дни села Бузу лукского уезда освобождала другая прославленная часть Красной Армии — 1-я бригада 25-й Чапаевской дивизии, которой командовал Иван Кутяков.

Центр Бузулука украшает непривычное для архитектуры русских городов красно-кирпичное здание с башенками и шпилями, с высокими готическими окнами. До Октября это была женская гимназия (сейчас здесь размещается педагогическое училище). Вес­ной 1919 года тут обосновался штаб Турке­станской армии. Ее войсками командовал хорошо известный оренбуржцам военачаль­ник Георгий Васильевич Зиновьев.

Много в городе таких памятных зданий, много улиц, названных именами людей, от­давших жизнь за великое дело, за Родину.

Улицы рассказывают...

Немало интересного могут рассказать улицы, они помнят тех, чьи имена сейчас начертаны на табличках. Навсегда теперь останутся в Бузулуке улицы Отакара Яроша, Чапаева, Рожкова, Маршала Егорова, Гая...

На улице Чапаева (тогда она называлась Базарной) в старом купеческом особняке, где ныне с утра до вечера неумолчно звучит музыка — хозяевами этого здания стали учащиеся музыкального училища, весной 1919 года находился штаб 25-й дивизии. Здесь вместе с боевыми соратниками работал ле­гендарный начдив, здесь разрабатывался план контрудара по Колчаку.

Наискосок, на противоположной стороне улицы дом, в котором поселился комиссар Чапаевской дивизии, известный советский писатель Дмитрий Андреевич Фурманов.

Неподалеку отсюда, на этой же улице, в доме № 4 жил один из самых выдающихся героев гражданской войны Василий Иванович Чапаев. К великому сожалению, дом этот, такой добротный, что простоял бы еще сто лет, не сохранился. В ходе реконструкции старых кварталов в центральной части города, его снесли, хотя в этом не было особой необходимости.

Мы точно знаем, когда приехал в Бузу-лук, когда поселился в этом доме Василий Иванович Чапаев. Об этом свидетельствует информация в газете «Коммунистическая жизнь», в которой говорится: «В последних числах марта с Уральского фронта прибыла 25-я дивизия во главе с Чапаевым. С музы­кой были встречены бузулучанами Разинский и Пугачевский полки. На митинг к зда­нию уисполкома прибыли трудящиеся горо­да, где с балкона выступили с большой речью т. Чапаев и Фурманов».

А 15 апреля 1919 года был обнародован приказ № 35 по гарнизону, в котором уезд­ный военный комиссар Волков извещал, что «должность начальника гарнизона города Бузулука с 15 сего апреля мною сдана на­чальнику 25-й стрелковой дивизии тов. Ча­паеву».

О тех тревожных днях, когда войска Колчака рвались к Волге, когда враг стоял на расстоянии нескольких переходов от Бу­зулука и уже шли разговоры о возможной вскорости эвакуации города, Фурманов пи­сал в романе «Чапаев»:

«Бузулук и не думал эвакуироваться. Все поставлено было на ноги — готовились к схватке. Партийный комитет, исполком, профессиональные союзы сомкнулись вокруг стоявшей здесь дивизии, отдавали все силы Красной Армии. Суровый лозунг «все для фронта» осуществляли здесь настойчиво,— вероятно, таким же образом, как сотни раз осуществлялся он в других осаждавшихся центрах.

Бузулук был под ударом; неприятельские разъезды показывались всего в нескольких десятках верст от города. Сюда бежали со всех концов, а главным образом со стороны Бугуруслана, одиночные советские и партий­ные работники, которых не успели захва­тить колчаковские разъезды, не успела вы­дать своя сельская белая шкура. Многие тут же вступали в армию рядовыми бойцами, потом доходили с победоносными полками до своих сел и снова брались за работу, а иные уже не оставляли полков и уходили с ними в безвестную даль — бойцами, рядовы­ми красноармейцами.

В атмосфере, насыщенной нервными на­строениями, кровью и порохом, чувствова­лось приближение целой эпохи, новой поло­сы, большого дня, от которого начнется новое, большое расчисление. Отдавались по­следние подготовительные распоряжения, все напрягалось, собиралось, устремлялось к единой цели. В городке, обычно таком скромном и сонном, засвистели трепетные мотоциклы, проносились автомобили, по всем направлениям скакали конные, про­ходили... колонны бойцов.

Штаб дивизии помещался на углу двух главных улиц; в этом центре оживление не уменьшалось ни ночью, ни днем,— здесь, как в фокусе, собиралась и отражалась вся на­пряженная, шумная и торопливая жизнь по­следних дней».

Сотни бузулучан влились тогда в состав дивизии Чапаева. Это Григорий Емельянович Прокудин, одним из первых бузулучан и одним из первых в дивизии награжденный орденом Красного Знамени, Иван Наумович Бредихин, Сергей Александрович Симонов. Григорий Васильевич Васин, Захар Ивано-1 вич Табаков, Василий Васильевич Захаров. Лаврентий Егорович Рожнов и многие дру­гие. В Бузулукском уезде был сформирован полк 25-й стрелковой дивизии, который в па­мять о родной речке назвали Домашкинским.

Перед началом наступления на Колчак чапаевцам пришлось выдержать бой со.. стихией. Весна была ранняя и теплая. Это вызвало бурное таяние снегов. Паводковые воды обрушились на дамбу и мост через Самару, грозя все смести и уничтожить. Много часов бойцы и жители города бутили дамбу спасали ее от размыва. На телегах и прост: на тачках, на носилках подвозили и подно­сили камень, щебень, мешки с песком. Ру­ководил работой сам Чапаев. Он не ушел я берега, пока не миновала опасность.

Поныне вспоминают Чапаева в Бузулук­ском народном театре, который был основан еще в 1918 году. Тогда рабочие депо устрои­ли свой клуб в бывшем бараке для военно­пленных (на углу улицы Карла Либкнехта и второй линии). Дали ему гордое название «Дом свободы». Одним из первых спектак­лей была «Рабочая слободка». Молодой телеграфист Александр Морозов стал по совместительству заведующим клубом. Спектакли рабочего театра смотрели Михаил Иванович Калинин и Петр Алексеевич Ко­бозев. А однажды пришли посмотреть «Ра­бочую слободку» Чапаев с Фурмановым.

— Чапаев был восхищен игрой простых рабочих,— вспоминал Александр Василье­вич Морозов,— от души благодарил нас. А через несколько дней мы получили от нач­дива 25-й роскошный для того времени по­дарок — инструменты для духового оркест­ра, а также мебель и другой реквизит. Все это было конфисковано у богатеев.

Геройски воевали в полках чапаевской дивизии бузулучане.

...В романе «Чапаев» Дмитрий Фурманов рассказывает коротко: «Вихорь — лихой кавалерист, горячий командир конных развед­чиков...» Может быть, потому Чапаев и на­зывал Ивана Наумовича Бредихина Вихорем, что был он тогда отчаянным конником, носился как вихрь по оренбургской земле.

Однажды глубокой осенней ночью Чапаев поручил Бредихину разведать: не подходят ли к белым свежие части. Разведчикам /далось установить пути подхода подкре­плений, количество штыков и сабель, назва­ния частей. А на обратном пути не утерпели, ввязались в бой. Налет был ошеломляющим, но скоро на помощь белогвардейскому отряду подошли основные силы и чапаевцам не без труда удалось оторваться от преследования.

— Влетело нам тогда от Василия Ивано­вича,— вспоминал Бредихин.— Кто вас, го­ворит, просил с ними связываться? Не подоспей иванововознесенцы, перебили бы вас, как котят, поодиночке. Так и не узнали бы о том, за чем вас посылали. А от этого, может, судьба всей дивизии зависит.

Потеребил Чапаев ус, а потом опять в атаку пошел.

—Какие вы к черту разведчики, если все время на рожон лезете...

Долго еще бушевал Чапаев. А Вихорь стоял перед ним и молчал. Видимо, это виноватое молчание и смягчило начдива.

—Ну, ладно. Вижу, что понял. За сведе­ния спасибо. Но запомни, Вихорь, что грош цена разведчику, который не умеет себя сдерживать.

Скупой на похвалу, Чапаев не раз потом отмечал подвиги Вихоря.

В конце мая тяжелые бои развернулись под Уфой. Особенную трудность представляло форсирование многоводной Белой. Вот тут и раскрылся во всю ширь талант Вихоря-разведчика. В романе «Чапаев» об этом сказано в нескольких строчках: «Вынеслась на берег кавалерия Вихоря». А дальше Фурманов говорит о том, что очень пригодились чапаевцам белогвардейские пароходы, которые удалось захватить разведчикам.

— Василий Иванович поручил нам разведать подходы к реке и попытать счастья: добыть переправочные средства — рыбацкие лодки, плоты,— рассказывал Иван Наумович.— А мы решили подобраться к пароходам. На той стороне они стояли. От одного старика, местного жителя, узнали, что, случается, к нашему берегу катер пристает, ихних лазутчиков, значит, высаживает. Устроили мы засаду, сидим, ждем, комаров кор­мим. Дело уже к рассвету шло. Слышим, затарахтел мотор катера. Потом, уже вбли­зи от нашего берега он затих и вода под вес­лами заплескалась — хитрят, значит. Когда катер в тумане ткнулся носом в берег, мы на него кинулись. И так это неожиданно для беляков было — ни один не никнул.

Через несколько минут, отобрав самых отчаянных разведчиков, Бредихин пошел на катере к причалам. Там никто и подумать не смог, что на суденышке чапаевцы. Только когда катер увел на буксире один из парохо­дов, в стане врага переполошились — подня­ли стрельбу, но было уже поздно.

Чапаев не знал, как благодарить Вихоря. А тот хоть и старался не выказывать своей радости, видно, был страшно доволен похва­лой. Ведь не было для чапаевца выше на­грады, чем услышать слова благодарности от самого Василия Ивановича.

...Весной 1919 года в Бузулук, где гото­вились к боям полки чапаевской дивизии, прибыл 27-й разведывательный авиацион­ный отряд. Горючее тогда было, как гово­рится, на вес золота, и самолеты были до­ставлены «на колесах». На железнодорож­ных платформах стояли решетчатые, как плетенные из лозы этажерки, «Ньюпоры», а в теплушках жили авиаторы, механики и красноармейцы, обслуживавшие отряд.

Слух об этом облетел весь город. Чапаевцы и местные жители, никогда прежде не видевшие самолетов, толпами приходили по­смотреть на диковинные машины.

— Когда же будете летать? — спрашивали у летчиков. Особенно нетерпеливыми были артиллеристы.

—Вам сверху виднее, разведайте, где беляки стоят, а мы их тогда снарядами угостим.

Авиаторы отвечали, что с удовольствием сделали бы это, но нет приказа.

—Но вот однажды,— вспоминал быв­ший военком отряда Александр Иванович Фридель,— мы получили приказ Фрунзе: вы­грузиться в Бузулуке и поступить в распоря­жение начдива 25-н Василия Ивановича Ча­
паева.

Наши бойцы с радостью бросились ска­тывать с платформ самолеты и перегонять их на полевой аэродром, оборудованный за городом. Надоело жить в вагонах. Другие воюют, а мы катаемся со станции на станцию.

Разгрузиться-то разгрузились, а летать оказалось не на чем. Цистерна с бензином,' которая должна была поступить из Самары следом за нами, застряла где-то в пути.

Как-то к аэродрому прискакали несколь­ко всадников. «Чапаев приехал»,— сразу разнеслась весть среди авиаторов.

Вместе с нашим командиром Чапаев ос­мотрел самолеты, побывал на учебных занятиях. Видно было, что остался доволен. Но под конец Чапаев приказал сегодня же раз­ведать расположение белых войск на рубе­же, проходящем по северному берегу Малого Кинеля.

— Как только получим бензин,— попы­тался было отсрочить выполнение приказа командир,— тут же вылетим...

— Аэропланы должны летать,— строго сказал Чапаев.— На земле от них проку никакого. Они нам в небе нужны. Находите горючее - и марш!

Что делать?

Тогда кто-то посоветовал: слить бензин из всех баков в один самолет. Так и сделали, наскребли на одну заправку. И вот уже «Ньюпор» разбежался, взмыл в небо и взял курс на Пилюгино. Через час смотрим — возвращается наш самолет и, едва перетянув через гору, идет на вынужденную посадку в нескольких верстах от аэродрома. Оказыва­ется, бензин кончился. Пришлось запрягать лошадей и тащить аэроплан на буксире до аэродрома.

Пилот, летчик-наблюдатель и командир авиаотряда тут же отправились в штаб до­кладывать Чапаеву о результатах разведки.

Долго ломали потом голову: как же быть дальше — сливать-то больше нечего. И тут выручил Чапаев. К командиру прискакал ординарец Чапаева с запиской. Вначале не поняли, в чем дело. Начдив спрашивал: не подойдет ли спирт? Но потом в один голос закричали: «Конечно, подойдет!»

Стали заправлять моторы винным спир­том.

— Двойная выгода,— шутил Чапаев.— И аэропланы летают, и соблазна меньше...

«Ньюпоры» с залитыми чистейшим спиртом баками летали в разведку, сбрасывали бомбы на скопление белых у моста через Малый Кинель у села Пилюгино, засыпали колчаковские войска агитационными листов­ками. Потом наши авиаторы участвовали в бугурусланской, бугульминской операциях, воевали под Уфой.

Чапаеву, видно, по душе пришлась воздушная работа летчиков. По его приказу о каждой захваченной бочке бензина или спирта докладывали ему лично. Все это тут же направлялось к нам.

...В нескольких километрах от Бузулука на холмах, рассеченных сухим долом, стоит село. Может быть, поэтому и назвали его Сухоречкой. В центре села, на холме, на маленькой покатой площади стоит бревенча­тый, добротно срубленный бывший дом сель­ского Совета. На стене его мемориальная доска с надписью:

«Здесь, в селе Сухоречка, 19 апреля 1919 года перед боями с колчаковскими бандами бойцы и командиры легендарной 25-й диви­зии приняли воинскую присягу на верность Родине».

— В то время,— рассказывал мне крас­нознаменец Григорий Емельянович Прокудин, несмотря на преклонный возраст, еще стройный, подтянутый, с усами, как у Чапаева,— наш Разинский полк стоял в Сухоречке. Однажды командир полка Степан Яковлевич Михайлов созвал к себе на совет всех командиров рот.

— Не сегодня-завтра нам наступать на Колчака,— сказал он.— Бои предстоят тя­желые. Мысль такая имеется: перед наступ­лением клятву дать или присягу принять, что ли, на верность революции. Советовался я в штабе. Василий Иванович говорит — доброе дело. Разницы и пугачевцы у нас те­перь вроде гвардии. С вас дивизия начина­лась— вам и карты в руки. Фурманов и Крайнюков тоже нас поддерживают, помогли составить присягу. Давайте вместе прочитаем, может, кто еще что придумает…

Зачитали присягу, понравилась она всем. Никаких добавлений и изменений, как те­перь говорят, делать не стали — всем по ду­ше пришлась. А на прощание договорились: всем бойцам ввиду торжественности момен­та привести себя в порядок (формы общей тогда еще у всех не было — одеты кто в чем).

Утром на другой день выстроились на площади. Друг перед дружкой стараемся. Полковое знамя впереди. Рядом с ним Ми­хайлов стоит. По команде «смирно!» тиши­на наступила. И в этой тишине особенно торжественно звучала наша клятва.

— Я, боец красного полка имени Степа­на Разина 25-й стрелковой дивизии,— читал Михайлов,'— перед всеми товарищами сво­ими клянусь быть до последней капли крови верным Советской Республике, мировой ре­золюции, нашему знамени...

—Я, боец красного полка...— повторен­ные бойцами слова присяги громом раска­тывались над площадью как тысячеголосое
эхо...

Только затихла площадь, подъехали Ча­паев с Фурмановым. Доложил ему Михай­лов, как полагается. Потом начдив речь дер­жал. Долго говорить он не любил.

Трудно мне теперь слово в слово припом­нить, о чем говорил тогда Чапаев, но, ка­жется, и сейчас слышу его голос.

—Мы,— говорит,— поздравляем разинцев. Вы первые в дивизии присягу приняли. По вашему примеру другие полки будут присягать. Ваша присяга совсем не та, что в а: мни у царя была. Не за веру, царя и отер чество идем в бой, а за свободу, за рабочую и крестьянскую Советскую власть. И поп всех белопогонников с земли нашей не прогоним, покоя знать не должны!

Потом мы строем перед начдивом и комиссаром прошли. По всему видно было - доволен остался Чапаев разинцами.

...Через несколько дней из Сухоречки прямо с маленькой площади на взлобке холма, где чапаевцы принимали присягу, полк пошел на север, на Колчака.

Дорога шла в гору, и колонна неторопли­во вытягивалась между холмами. Глухо стучали копыта по промерзлой, еще не совесть оттаявшей земле, фыркали лошади, поскрипывали телеги.

Где-то в голове колонны, у самого знамени, трепетавшего на вешнем ветру, моло­дой звонкий голос запел:

Над Уралом, над рекою Сила грозная летит, все летит.

И десятки, а потом и сотни голосов под­хватили:

Гей, Чапаев! Гей, Чапаев!

Тучей грозною гремит, все гремит.

Заиграли трубы, горны,

Кони рвутся в бой, дальний бон.

И Чапаев в бурке черной

Едет с песней удалой,

С песней едет удалой...

С Бузулука по станицам

Весть несется как поток,

Что идет Чапай с полками

На восток, идет с полками на восток...

Песня, властно захватывала бойцов. Ее пели все. И как будто другие звуки исчеза­ли, только раздольная и крылатая, как сама степь, песня неслась над притихшими пере­лесками, над всхолмленными далями Пред-уралья.

Пели чапаевцы самозабвенно, потому что это была своя, доморощенная песня про Ва­силия Иваныча, про любимого командира, ведущего в бой красных бойцов. Полк шел на врага, и вела его песня. Кто знает, может быть, именно тогда вырвались у Дмитрия Фурманова удивительные слова: «Ах, песня, песня, что можешь ты сделать с сердцем че­ловека!»

Через многие сражения пронесли бойцы легендарной 25-й дивизии свою песню. А кончилась гражданская, отгремели бои, вер­нулись люди по домам, к мирной жизни, к земле и стали постепенно забываться поход­ные песни. Жизнь придумала новую музыку, созвучную бурным годам первых пятилеток, суровому лихолетью Великой Отечествен­ной... Так, может быть, и затерялась бы Чапаевская»...

И только недавно стало известно, что ав­тором текста и музыки был недавно умерший преподаватель Бузулукского педучили­ща Иван Васильевич Колпаков. В его архиве. хранившемся в старом сундуке, нашли исток с нотами и текстом. Выцвели от давности чернила, порыжела надпись: «Чапаев­ская» («Партизанская»). Слова и музыка Ивана Колпакова.

В этой боевой кавалерийской песне словно жила тревожная молодость ее автора. Крестьянский сын с помощью учителей, об­ративших внимание на музыкальную ода­ренность мальчика, едет в Петербург, в кон­серваторию. Чтобы заработать на жизнь и на учение, Иван Колпаков вынужден был работать грузчиком в порту, потом давал уроки. Но доучиться так и не смог — вернул­ся в Бузулук.

Тут и застала его революция. По поруче­нию большевиков Колпаков организует ка­валерийский партизанский отряд, воюет с белоказаками. Потом отряд влился в Чапа­евскую дивизию. Тогда-то, почти семьдесят лет назад, и написал Иван Васильевич свою «Чапаевскую». Полюбилась она бойцам, по­тому что это была одна из первых походных советских песен, потому что она сама слов­но рвалась из сердца.

От Бузулука, с Сухореченских высот, на­чиналось в конце апреля 1919 года знамени­тое наступление ударной Южной группы Восточного фронта под командованием- Ми­хаила Васильевича Фрунзе. На самое острие главного удара были выведены 25-я Чапа­евская дивизия и 26-я дивизия другого героя гражданской войны Генриха Христофоровича Эйхе. Этот мощный контрудар стал нача­лом полного разгрома Колчака.

Благодарный Бузулук свято хранит па­мять о Чапаеве и чапаевцах. Весной 1979 го­да горожане торжественно отметили 60-ле­тие чапаевской присяги. Красочным, театра­лизованным был праздник улицы Чапаева. Снова, как в те далекие годы, пронеслись по улицам всадники в буденовках с алыми звез­дами, пулеметная тачанка, гремела над Бузулуком музыка тех неповторимых лет.

Не узнать сегодня старую улицу. Если прежде на улице Базарной размещались го­родская тюрьма, жандармерия, полицейское управление, собор, кабаки да винные лавки, :о теперь улица Чапаева начинается от про­ходной ордена Трудового Красного Знамени хлебоприемного предприятия, дальше идут стадион «Труд», новый Дом связи, Дом Со­ветов, гостиница «Бузулук», хлебокомбинат, музыкальное училище, типография, швейная фабрика имени Ленинского комсомола, сквер имени Ленина. На новой площади стоит бронзовый бюст земляка, дважды Ге­роя Советского Союза, летчика-космонавта СССР Юрия Викторовича Романенко. Еще краше станет улица после реконструкции, когда центр Бузулука станет многоэтажным.

В канун 80-летия со дня рождения героя гражданской войны, Маршала Советского Союза Александра Ильича Егорова его име­нем названа одна из самых красивых улиц города.

Родился Александр Егоров 22 октября 1883 года в Бузулуке. Отец его Илья Федо­рович — крестьянин села Лабазы, разорив­шись, подался на заработки в Бузулук, да там и остался. В те годы Самара была еще судоходной до самого Бузулука и тут стояла небольшая пристань. Здесь и работал груз­чиком Илья Егоров, чтобы заработать на хлеб многодетной семье, в которой трудоспо­собным был он один. Когда реку надолго сковывал лед и навигация заканчивалась, уходил на железную дорогу.

С горя отец уносил в трактир большую часть и без того скудного заработка. Мария Ивановна часами простаивала на холоде, чтобы удержать мужа, не пустить его в «пи­тейное заведение». А когда ему удавалось прорваться туда, бежала за Сашкой, потому что при детях отец не решался ударить мать, и они вместе шли за отцом, кое-как уговари­вали его, уводили домой.

Много лет отец батрачил у богатого куп­ца Красикова. Совсем еще ребенком пошел в батраки и Саша. Те гроши, которые он за­рабатывал, латая мешки на мельнице Краси­кова, были очень дороги для семьи.

Едва мальчику исполнилось 11 лет, как он стал уже работать в кузнице. В духоте задымленной дочерна кузницы, под неумолч­ный перестук молотков и гулкое уханье ку­валд, он раздувал мехами горн, выполнял всякие поручения мастеров, а когда конча­лась работа, наводил порядок.

Самостоятельно выучившись читать, Са­ша каждую свободную минуту отдавал книжкам. Читал даже ночью при тусклом свете лампадки. Так непросто приходилось осваивать грамоту. Но все же курс церковно-приходской школы, а затем и городского училища на удивление учителям он сдал успешно.

— Учился Саша хорошо,— рассказывала его сестра Наталья Ильинична,— только с законом божьим у него были нелады. К бо­гу уже тогда относился подозрительно. Па­мять у него была замечательная. Целые страницы запоминал наизусть. Бывало, про­чтет книгу и нам перескажет ее до мельчай­ших подробностей. И еще любил он с гирями упражняться — в этом деле на нашей улице Уральской не было у него равных.

В шестнадцать лет, заняв у соседей день­жат на дорогу, Александр распрощался с Бузулуком и отправился на поиски лучшей доли в Самару. Работал там грузчиком на пристанях, а потом и кузнецом. И снова чи­тал, читал каждый день до тех пор, пока не засыпал от усталости. Там, в Самаре, вы­держал экзамены за полный курс шести­классной гимназии.

Еще мальчишкой в Бузулуке он полюбил русские песни. Часто пел по просьбе матери или любимой сестры Наташи. В Самаре ухо­дил подальше от протянувшихся вдоль бере­га Волги лабазов и, устроившись в укром­ном уголке, пел «Дубинушку», «Есть на Волге утес», «Тройку». Однажды обнаружил его здесь известный на великой реке певец и залюбовался парнем — высокий, статный, а поет таким сочным баритоном, что хоть от­сюда прямо на сцену.

Знакомство со знаменитым певцом от­крыло Александру Егорову путь на теат­ральные подмостки. Казалось, он нашел в этом себя. Тем более, что певец обещал свою протекцию для поступления в консервато­рию. В поволжских городах о нем заговори­ли, как о восходящей звезде.

Но так продолжалось недолго. Когда вести об этом дошли до Бузулука, против увлечения сына бесповоротно восстал отец. — Не было в роду Егоровых скоморохов ' и не будет! — безапелляционно заявил он на семейном совете. Ослушаться отца Алек­сандр не посмел.

Подходило время призыва на действи­тельную военную службу. Среднее образо­вание давало право вступить в армию воль­ноопределяющимся. Александр Егоров вос­пользовался этим правом.

Спустя год его откомандировали в Ка­занское пехотное училище. Тут он познако­мился с юнкерами, которые входили в груп­пу социалистов-революционеров, стал читать подпольные издания. Вместе с товарищами Александр участвовал в сборе средств для политических заключенных. Об этом дозна­лась жандармерия. Егоров был понижен в звании.

После выпуска служил на Кавказе. Ба­тальон, в списочном составе которого чис­лился молодой поручик Егоров, все чаще привлекали для разгона демонстраций, ох­раны бакинских нефтепромыслов и тюрем, для борьбы с крестьянскими волнениями. Армия вела войну против своего собствен­ного народа. Это будоражило, заставляло задуматься и солдат, и таких немногих офи­церов, как Егоров — выходцев из трудовых семей.

Война позвала его в действующую ар­мию. Всю германскую Александр Егоров был в самом пекле боев. Во многих сраже­ниях участвовал, несколько раз был ранен и контужен, за отвагу награжден орденами. Начинал боевую жизнь взводным, а Вели­кую Октябрьскую революцию встретил ко­мандиром полка. Всем сердцем крестьян­ского сына Александр Егоров понял, что ему по пути с народом, поднявшимся на борьбу за свободу.

В составе специальной комиссии, руково­димой Владимиром Ильичей Лениным, пол­ковник Егоров участвовал в разработке де­крета о создании Рабоче-Крестьянской Красной Армии.

Летом восемнадцатого года Александр Егоров был принят в партию большевиков. А в декабре Реввоенсовет Республики наз­начил его командующим Десятой армией, оборонявшей Царицын. В те трудные дни бои шли уже на окраинах города. Царицыну грозило полное окружение. При активной поддержке городской партийной организа­ции командарм навел порядок в войсках. Десятая армия не только удержала страте­гически важный город, но и, перейдя в на­ступление, отбросила белогвардейские вой­ска за Маныч.

В бою под хутором Плетневым, чтобы ликвидировать белогвардейский прорыв, ко­мандарм Егоров сам повел в атаку эскадро­ны шестой дивизии. В самый разгар схватки близкий разрыв снаряда выбил его из седла. Несколько недель пролежал в госпитале. Врач ни за что не хотел выписывать Егоро­ва, но командарм пригрозил, что будет жа­ловаться на него в Реввоенсовет. Не мог Егоров отлеживаться на госпитальной койке в такую грозную пору — Деникин угрожал Туле, смертельная опасность нависла над Москвой.

Настояв на своем, Егоров, не долечив­шись, уехал на фронт. Партия доверила ему судьбу молодой Советской Республики. В октябре девятнадцатого года Егоров был назначен командующим Южным фронтом. И он с честью выдержал этот сложнейший эк­замен.

Именно Егорову принадлежит идея соз­дания крупных кавалерийских соединений, которые в качестве ударных групп могут сыграть важнейшую роль в прорыве фронта противника, в развертывании наступления. По его приказу две кавалерийских бригады были объединены под командованием Семе­на Михайловича Буденного в Особую кава­лерийскую дивизию, которая вскоре пере­росла в конный корпус, а затем и в Первую Конную армию, ставшую легендарной.

Вспоминая об этом, Буденный писал в своем приветствии Александру Ильичу Его­рову в день его пятидесятилетия:

«Именно при Вашем участии начался не золотой, а красный век конницы, конницы вооруженных сил победоносного пролетари­ата».

...Удар за ударом наносили красные вой­ска под Орлом, Касторной, Старым Осколом. Потом были взяты Харьков и Киев, красные флаги заполыхали над городами Донбасса и, наконец, пал Ростов — послед­ний оплот деникинской армии.

Много еще было в биографии красного командарма сражений и побед. Четырьмя орденами Красного Знамени и Почетным революционным оружием отметила Совет­ская Россия ратные подвиги одного из круп­нейших пролетарских полководцев.

Вместе с Блюхером, Буденным, Воро­шиловым и Тухачевским сын бузулукского грузчика стал в 1935 году Маршалом Со­ветского Союза. На высоком посту начальника Генерального штаба до последних пней жизни он с неутомимой энергией работал над реорганизацией Советской Ар­хип с учетом новейших достижений техники.

...Есть теперь в городе улица Маршала Егорова. Есть в Бузулукском музее уголок, -освященный памяти прославленного полко­водца. Через годы, через расстояния вернул­ся в родной город тот мальчишка из Бузулука, что ушел отсюда в большую жизнь, стал одним из первых Маршалов Советского Союза.

Много в Бузулуке именных улиц, они хранят вечную память о героях борьбы за Советскую власть, о героях гражданской и Великой Отечественной...

«Юность комсомольскую вовек не позабыть...»

В грозовые дни гражданской войны ро­дилась в Бузулуке первая комсомольская ячейка. 25 июня 1919 года к шести часам вечера в железнодорожный «Дом свободы» пришли молодые рабочие паровозного и ва­гонного депо, станции Бузулук и участка пути. Пятнадцать человек записались тогда в комсомол. Председателем ячейки избрали Ивана Широкова, секретарем Петра Бадикова. Первыми комсомольцами стали Нико­лай Меркулов, Мария Щербакова, братья Мещеряковы, братья Загаринскне, Ольга Каталеева, Илларион Коротеев, Вера Мер­кулова, Ольга Калугина и другие молодые рабочие.

Через три дня в ячейке уже было 35 чело­век. Но в городе еще много рабочей моло­дежи. И Иван Широков выступает 10 июля 1919 года в городской газете «Коммунисти­ческая жизнь» с очень эмоциональным при­зывом к своим сверстникам:

«Товарищи молодежь!

Пора опомниться и разобраться в том, что вы несете большую ответственность пе­ред народом. Пора освободиться от роди­тельского влияния и выйти из дремлющего состояния, в котором вы находились до сих пор.

Перед вами открыто широкое поле дея­тельности на благо угнетенного трудящегося народа. Довольно отдыхать, довольно играть роль простого обывателя. Человечество ждет от вас более осязательной работы. Итак, молодежь, расшевели свои силы, вый­ди из узких рамок и слейся в один прочный союз пролетарской молодежи, где свободное развитие каждого будет условием свободно­го развития всех. Идите в союз молодежи, приготовьте сильный новый кадр опытных работников, могущих заменить усталых ста­рых бойцов. Теперь или никогда! — да будет наш лозунг».

Он был настоящим комсомольцем Иван Широков. Еще в детстве остался без роди­телей. Мальчишкой начал работать в депо, куда устроили его товарищи отца. В крае­ведческом музее есть фотография Ивана Широкова — паренек с большими глазами, пытливо вглядывающимися в жизнь. Он пря­мой дорогой шел в революцию, не задумывался над тем — «в каком идти, в каком сражаться стане». Иван участвовал в суб­ботниках, мужественно сражался с врагами в отряде Болотина, читал на митингах свои революционные стихи, о которых Илья Ефи­мович Герман сказал: «Не совсем гладкие, но правильные!» В Бузулукской городской партийной организации был Широков одним из самых молодых большевиков, начинав­ших партийную работу еще в подполье.

В голодные дни 1921 года Иван Широков работал на продовольственном пункте — гуда партия направляла только кристально чистых и честных людей. Весна была студе­ной, ветреной. Иван простудился, но продол­жал работать. И ослабленный голодом ор­ганизм не выдержал. Его хоронили в празд­ничный день 1 мая 1921 года. Только два­дцать один год прожил на свете этот замечательный парень, первый вожак ком­сомолии Бузулука, настоящий коммунист.

Много дел было тогда у бузулукских комсомольцев. Транспорт задыхался без топлива. Не было угля, нефти, мазута. Но в Колтубанке в бору были дрова. И каждую субботу «в силу беспредельной преданности революции», как писал один из участников дровяной операции», после работы уезжали в Бузулукский бор на так называемой «вер­тушке», состоящей из нескольких вагонов. В понедельник рано утром возвращались домой с загруженными дровами вагонами и приступали к своей основной работе. Да еще ухитрялись проводить политические доклады для населения в пакгаузе станции Колтубанка.

Комсомольцы выделяют из своих рядов бойцов на Восточный и Южный фронты, а также в ЧК, дежурят в тифозных бараках, борются с беспризорничеством, проводят не­делю по сбору хлеба для голодающих, соз­дают свой клуб — для него в железнодорож­ном доме выделяют комнату (сейчас там размещается библиотека имени Крупской).

В архивах сохранились документы тех ге­роических лет. И от каждой строки веет го­рячим дыханием эпохи:

«Бузулукская организация РКСМ 13 сво­их первых комсомольцев направила в транс­портную ЧК Орской железной дороги на борьбу с контрреволюцией и спекуляцией».

«31 августа 1919 года в «Доме свободы» при станции Бузулук Коммунистическим союзом молодежи в связи с призывом же­лезнодорожников в ряды Красной Армии проведен многолюдный митинг. Выступило много ораторов, преимущественно из крас­ной молодежи. В резолюции митинга запи­сано:

«Мы, пролетарская молодежь станции Бузулук, призываемся рабоче-крестьянским правительством в ряды Красной Армии на борьбу с эксплуататорами.

Давая клятву, с удовольствием идем в последний и решительный бой — победить или умереть».

И, конечно, все комсомольцы были еще и бойцами части особого назначения, которая чаще всего называлась по-революционному резко, как выстрел — ЧОН.

В своих воспоминаниях о Николае Ост­ровском наша землячка писательница На дежда Чертова, рассказывая о встречах с замечательным писателем, припомнила эпизод, когда разговор зашел о комсомоль­ской юности, о тревожных двадцатых годах. «— Давай-ка, дружок, тряхнем стари­ной: вспомним наш милый «старый» комсо­мол. Парней наших, девушек. Какая чистота отношении... Помнишь?

— Да, конечно.

— А раз помнишь, рассказывай.

— Можно про ЧОН рассказать... про наш ЧОН; это уже в городке было, в Бузулуке.

— Ну, конечно, про ЧОН,— оживился Николай Алексеевич.— Кто из нас не пом­нит ЧОН? А название у городка татарское...

— Говорят, след Орды. Городок старин­ный...

...В каждом городке изобретен был свой сигнал тревоги, известный только чоновцам, коммунистам и комсомольцам. У нас это были гудки водокачки.

Тревога, о которой я рассказывала Ост­ровскому, случилась очень ранней весною, еще по снегу, посреди светлого, солнечного, но еще холодноватого дня. Как всегда, мы дружно выбежали на улицу. «Шесть... семь...» — машинально отсчитывала я гуд­ки, с трудом догоняя товарищей: на обеих ногах — от большущих сапог — у меня бы­ли мозоли «по кулаку».

Нас построили в коридоре «большого укома», коротко объяснили, что в верстах двадцати от города бандиты напали на же­лезнодорожную станцию. Телефонный раз­говор оттуда был сразу же прерван: не то у человека трубку выхватили из рук, не то провод обрезали. Но из того, что успели ска­зать со станции, было ясно, какая там беда: на пятнадцать коммунистов навалилось бан­дитов «до шестидесяти сабель», как выра­зился наш строгий командир. Нельзя было медлить ни минуты, на станции нас ждал паровоз. «Бегом, и не отставать!» — скоман­довал командир. И тут, еще в длинном укомовском коридоре меня постигла неудача. Остроглазый командир приметил мою хро­моту и за руку выдернул из строя. Жалкая в своих сапожищах, с тяжелой винтовкой в руках, я стояла, прижавшись к стенке, а ми­мо бежали, грохоча по каменной лестнице, чоновцы. Я видела их сквозь туманную плен­ку, в глазах у меня — позор, позор! — стояли слезы.

Николай Алексеевич понимающе улыб­нулся:

—Я бы тоже, пожалуй, взревел, ведь экая незадача! Ну и как?

— Бежали до самой станции, это больше трех верст, погрузились, паровоз летел на всех парах... Опоздали, Николай Алексе­евич».

...Бузулукские комсомольцы Константин Загаринский и Иван Коновалов были избра­ны делегатами второго съезда РКСМ. Го­родская и уездная комсомолия поручила им передать съезду драгоценный дар — два ва­гона хлеба, собранного в дни «недели сухаря».

—Мы чувствовали себя счастливчиками и, уезжая, так торопились, что даже забыли взять с собой шинели, а уже сентябрь шел к концу,— рассказывал Константин Трофи­мович Загаринский.— Так и поехали в одних гимнастерках. Тащились почти десять дней. Было грустно от мысли, что мы опоздаем на съезд... Наконец наше путешествие за­кончилось. Москва! Находим газету, жадно просматриваем. Вырывается вздох облегче­ния: комсомольский съезд только сегодня должен начать работу. Сразу бы отправить­ся туда, в Дом Советов, где он проходил. Но разве бросишь вагоны с хлебом! Отправ­ляемся в наркомат путей сообщения и ре­шительно требуем пропустить нас к наркому Владимиру Ивановичу Невскому. Пропуска­ют. Докладываем: так и так, привезли два вагона хлеба, сами должны идти на комсо­мольский съезд, а вагоны без охраны. Нар­ком тут же отдал распоряжение...

От имени своей делегации я послал в президиум записку — сообщил, что делегаты привезли из Бузулука в подарок съезду два вагона хлеба. Председательствующий секретарь ЦК РКСМ Оскар Рыбкин зачитал за­писку. Делегаты горячо приветствовали это сообщение.

От боя к труду, от труда до атак...

Торжественно встречал рабочий Бузулук председателя ВЦИК Михаила Ивановича Калинина. Он приехал 17 сентября 1919 го­да с агитационно-инструкторским поездом «Октябрьская революция». Красноармей­ский клуб был заполнен до отказа. И кроме того, несмотря на дождь, сотни бузулучан стояли во дворе, чтобы увидеть и услышать Всероссийского старосту.

Долгие годы электростанцию в Бузулуке называли «калининской». Когда Михаил Иванович приехал в город, ему рассказали, что электростанция тут не работает из-за того, что белые, отступая, увезли двигатель внутреннего сгорания. А совсем недалеко — в Сорочинске бездействуют три дизеля, их еще до революции завезли купцы для мясного холодильника. Калинин тут же дал теле­грамму в ВСНХ. Разрешение на передачу двигателя было получено, и спустя несколь­ко дней электростанция дала ток. Сейчас там, где она стояла, разбит сквер.

Суровые будни выпали в те тяжелые го­ды на долю первых бузулукских коммуни­стов и комсомольцев.

Много сил отвлекала гражданская война. 16 марта 1918 года на объединенном заседа­нии городского и уездного Советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов было принято постановление: «Выделить револю­ционные партизанские отряды из рабочих и крестьян для немедленной отправки на фронт. Путем наложения контрибуции на имущие классы приобрести все необходимое для ведения войны». Два отряда,.сформиро­ванных в Бузулуке, выехали на борьбу с германскими войсками, которые вторглись в нашу страну и наступали по всему фронту.

Постоянно приходилось бороться с дутовскими белоказачьими полками, которые налетали на железнодорожные станции, пы­тались отрезать Оренбург от центральной России. Во время наступления Колчака в Бузулуке был сформирован коммунистиче­ский полк в 500 штыков. За счет бузулучан значительно пополнила свои ряды Чапаев­ская дивизия. Проводились мобилизации членов партии и комсомольцев на другие фронты. Так, по решению уездного комитета РКП (б) было мобилизовано десять процен­тов коммунистов на Западный фронт. Боль­шая группа добровольцев — 253 бойца вы­ехали на Южный фронт.

В то время на 1 августа 1919 года в Бузулукском уезде — тогда он был в три с лиш­ним раза больше, чем нынешний район — насчитывалось 483 члена РКП (б), в том числе 25 женщин. 87 коммунистов было в городской организации и 235 — в железно­дорожной. Для оказания помощи местным Советам и сельским партийным ячейкам уездный комитет партии направлял «крас­ные повозки». С ними выезжали из Бузулука наиболее опытные агитаторы и пропаган­дисты.

Проводили в самом Бузулуке и в селах уезда «Неделю фронта и транспорта», «Не­делю сухаря», «Неделю красной казармы», «Неделю паровоза», субботники по восста­новлению разрушенного войной хозяйства, боролись с бандами. Создавались первые коммуны. Одна из них со звучным названи­ем «Солнце правды» обосновалась в бывшем монастыре.

Летом 1920 года всем коммунистам и комсомольцам Бузулука совершенно неожи­данно пришлось взяться за оружие и всту­пить в бои. В городе и окрестных селах бы­ли расквартированы полки 9-й кавалерийской дивизии, которой командовал .бывший эсер Сапожков. Он саботировал выполнение приказа высших военных органов об отправ­ке на Западный фронт и был отстранен от командования дивизией.

Тогда Сапожков и его приспешники — бывшие офицеры Зубарев, Масляков, Серов, Дворецкий и другие — подняли мятеж про­тив Советской власти.

Вечером 13 июля Сапожков тайком вы­ехал из Бузулука в села, где стояли полки дивизии, встретился со своими единомыш­ленниками. Командиры и политработники, пытавшиеся выступить против заговорщи­ков, были арестованы.

Утром 14 июля 1920 года Бузулук разбу­дили разрывы снарядов. Сапожков бросил на город все свои главные силы. По тревоге около здания уездного комитета партии (сейчас музыкальное училище) собрались коммунисты и комсомольцы. В спешном по­рядке получали винтовки и патроны и мча­лись навстречу наступающим сапожковцам. Но силы были слишком неравны. Коммуни­стические отряды и малочисленные воин­ские подразделения не смогли устоять перед натиском во много раз превосходящих сил мятежников и были вынуждены отступить к разъезду № 4. В городе начались грабежи и бесчинства.

По призыву укома РКП (б) были моби­лизованы все коммунисты и комсомольцы уезда, сформированы два коммунистических отряда. В срочном порядке укомплектована команда бронепоезда.

На помощь бузулукским большевикам пришли переброшенные из Самары и Орен­бурга курсанты Витебских пехотных и Бо­рисоглебских кавалерийских курсов, свод­ный отряд, сформированный Оренбургским губкомом комсомола. Вместе с бузулукскими коммунистическими отрядами при под­держке бронепоезда они выбили мятежников из города и разгромили их главные силы.

Но еще много дней неспокойно было в степях под Бузулуком. Бои с бандами Сапожкова и его приспешников продолжались почти два месяца. Долго шли курсанты по кровавому следу главаря мятежников. И лишь 6 сентября отряд курсантов Борисо­глебских кавалерийских курсов настиг Сапожкова за сотни верст от Бузулука, в Аст­раханской губернии, в районе Ханской став­ки. Здесь остатки банды были окончательно уничтожены, а Сапожков убит.

До полного разгрома сапожковской аван­тюры все коммунисты и комсомольцы Бузу­лука находились на казарменном положе­нии.

В память о тех тревожных днях разъезд № 4, который стал важным опорным пунк­том в разгроме сапожковской авантюры, был переименован в разъезд «Красногвар­деец».

Долго еще на жизни уезда сказывались последствия мятежа: бандиты угнали сотни лошадей, разграбили продовольственные за­пасы, нанесли большой урон коммуне Солнце правды».

Потом новые невероятные испытания пришлось перенести жителям Бузулука и окрестных сел. Страшный голод обрушился в 1921 году на Заволжье. Начавшийся с прошлого недородного года, он особенно жесто­ко ударил по бедноте.

Степь дышала жаром, солнце испепеляюще выжигало остатки растительности. Люди толпами бродили по степи в надежде найти хоть несколько стебельков щавеля или дру­гой съедобной травы и сварить похлебку. Было немало случаев, когда вконец обесси­левшие от голода люди умирали в степи, так и не сумев добраться до дому.

В голодную пору тысячи бузулучан ко­чевали по всей России в поисках куска хле­ба. Герой повести Александра Неверова «Ташкент — город хлебный» Мишка Додонов — крестьянский сын, мальчишка двенадцати лет за тысячи верст поехал из Бузулукского уезда в далекий среднеазиатский город, чтобы раздобыть хоть немного хлеба, спасти больную мать и пухнущих от голода меньших братишек.

Нечем было сеять. Но молодая Респуб­лика Советов приняла чрезвычайные меры для того, чтобы засеять как можно большие площади. Урожайный 1922 год поправил по­ложение...

Советская власть поднимала, выводила из дремотного состояния тысячи городов и : деревень. Преодолевая разруху, восстанав­ливали заводы и фабрики, разоренное вой­ной и неурожаем сельское хозяйство.

Уже в первые мирные годы начинает раз­виваться промышленность и в Бузулуке. Се­годня буровые станки и оборудование для черной и цветной металлургии с маркой Бузулукского ордена «Знак Почета» завода тяжелого машиностроения имени Куйбышева можно встретить не только в разных угол­ках нашей страны, но и далеко за ее преде­лами — во многих государствах Европы, Азии, Африки и Америки. Сейчас завод — крупное современное предприятие.

А начинался он так.

На фотографии тех далеких лет, когда рождался завод,— пыльная улица захолуст­ного городка, маленькие домики и рядом приземистые строения ремонтных мастер­ских. Они были организованы по приказу М. Б. Фрунзе об использовании частей Красной Армии в мирном строительстве.

Мастерские обосновались в здании, кото­рое строилось в конце прошлого столетия для тюрьмы, но не было принято губерн­ским полицейским управлением из-за того, что стены оказались на полкирпича тоньше проектных.

В сентябре 1922 года мастерские были преобразованы в завод, который стал име­новаться Бузулукским чугунолитейным и ме­ханическим. Здесь ремонтировали сельско­хозяйственный инвентарь, выпускали очень нужную крестьянам продукцию — плуги, сноповязалки и запасные части к ним. Управляющим на заводе был бывший ко­мандир Красной Армии, талантливый инже­нер Константин Елисеевич Меаниджиди. Созданный по его проекту чигирь — меха­низм для орошения полей, был высоко оце­нен на Всероссийской выставке в Москве, отмечен дипломом первой степени. Чигири пошли в серийное производство.

Коллектив завода в те годы не превышал 50 человек. Работало предприятие в слож­ных условиях конкуренции с нэпманом Ни­китиным. Дело дошло до того, что по реше­нию губселькредсоюза завод был закрыт «как не оправдывающий существования».

Только энергичное вмешательство уезд­ного комитета партии, который решительно встал на защиту прав рабочих молодого со­ветского предприятия, спасло его от этой участи.

С годами усложнялась продукция. От простейшего сельскохозяйственного инвента­ря завод перешел к изготовлению сверлиль­ных, токарно-винторезных, расточных стан­ков и гидравлических прессов, которые рань­ше покупались на золото и ввозились из-за границы. В год выпускалось до 200 станков. Оборудование и запасные части к сельхоз­машинам изготавливались для нужд машин­но-тракторных станций. Кроме того, на за­воде освоили капитальный ремонт трактор­ных моторов и выпуск поршней для трак­торов «Джон Дир». Эти тракторы в большом количестве закупили за рубежом, а за­пасных частей к ним не было. Особенно большой дефицит представляли поршни. За­вод стал осваивать их выпуск. Давалось это очень трудно, много деталей шло в брак. Комсомольцы решили взять шефство над этим участком. А потом создали специаль­ную хозрасчетную бригаду — первую во всем Средне-Волжском крае. Был увеличен выпуск поршней, сразу заметно улучшилось их качество, снизилась себестоимость.

По соседству с заводом имени Куйбыше­ва на той же Рабочей улице стоят корпуса завода имени Кирова. История его восходит к началу XX века. В 1901 году бузулукский предприниматель Никитин основал неболь­шой чугунолитейный завод, который выпу­скал сельскохозяйственный инвентарь.

В первые годы Советской власти он был преобразован в ремонтно-механический за­вод.

Почти четыре десятилетия проработал здесь слесарем Владимир Иванович Иг­натьев.

— Пришел я на завод в 1923 году,— рас­сказывал Владимир Иванович.— Собственно говоря, название было громкое, а фактиче­ски одно небольшое здание. Внизу — почти в полуподвале — размещался столярный цех, а наверху — механический и чугуноли­тейный участок. Всего оборудования — не­сколько станков, а в основном все вручную...

Делали мы тогда кровати железные, по­том стали выпускать веялки. Помню, сколь­ко радости было у рабочих, когда сделали первую веялку «Пролетарка». Всем заводом провожали ее за ворота. Тогда первые кол­хозы в округе создавались. И мы старались каждую машину сделать для них, как гово­рится, без сучка и без задоринки. Потом де­лали хлопковые сеялки — в Среднюю Азию их отправляли. В ту пору для нас самое высокое звание было трудовое — «Ударник второй пятилетки». Заслужить его было не­просто. Но когда мне такое звание присвои­ли — это для всей семьи радость была.

...7 декабря 1934 года была выделена из Средне-Волжского края и стала самостоя­тельной Оренбургская область. В ее состав вошел и город Бузулук с большим сельскохозяйственным районом, в котором были две машинно-тракторные станции, 52 колхо­за и 3 совхоза.

Что представлял тогда собой Бузулук? В нем было 27 тысяч 700 жителей.

Более полувека назад, на 1 января 1935 года жилой фонд города составлял всего лишь около 172 тысяч квадратных метров. Протяженность улиц — 73 с половиной ки­лометра, в том числе мощеных только 6 ки­лометров. В городе была гостиница на 43 места и Дом колхозника на 112 мест с дво­ром на 250 подвод. Зеленые насаждения за­нимали около 6 гектаров.

В Бузулуке имелось 10 школ: 5 началь­ных, 3 неполных средних и 2 средних. В них работали 95 учителей. Но уже тогда город славился своими средними специальными учебными заведениями. Действовали техни­кумы — педагогический, лесной, сельскохо­зяйственный, мелиоративный, механизации сельского хозяйства. Шла подготовка к от­крытию еще одного — библиотечного техни­кума (он принял первых учащихся в следую­щем 1936 году).

Здравоохранение было представлено двумя больницами — городской и железно­дорожной, поликлиникой, амбулаторией, ап­текой. В лечебных учреждениях работали 39 врачей и 86 человек среднего медицин­ского персонала. В четырех детских яслях было всего 115 мест.

Горожан обслуживали 10 государствен­ных и 22 магазина райпотребсоюза.

В дни образования области по выпуску промышленной продукции Бузулук занимал второе (после Оренбурга) место в области, дальше шли Абдулино, Сорочинск, Орск.

В городе работала электростанция очень небольшой мощности—110 киловатт. Наи­более крупным трудовым коллективом бы­ли железнодорожники, работавшие в паро­возном и вагонном депо, на станции Бузу­лук— около трех тысяч человек. Самым большим промышленным предприятием (408 рабочих) был станкозавод № 24 трак­тороремонтного треста Наркомата земледе­лия — так мудрено назывался тогда нынеш­ний завод имени Куйбышева. Вторым по величине считался механический завод облместпрома, выпускавший весы, ребристые трубы, ремонтировавший тракторы и сель­скохозяйственные орудия (это предшествен­ник завода имени Кирова). Были еще кир­пичный и спиртоводочный заводы, несколько артелей, изготавливавших корзины, веревки, бочки и кадки, мебель, швейное и сапожное производства.

В середине тридцатых годов в Бузулукском районе развернулось большое иррига­ционное строительство. «Бузулукстрой» — гордость области»,— так писала областная газета «Оренбургская коммуна» 30 сентября 1935 года. Недалеко от Бузулука одновре­менно начались работы по сооружению пло­тин на реках Елшанка и Домашка. Новые водохранилища должны были обеспечить орошение пяти тысяч гектаров земли.

Только на строительстве Елшанской пло­тины было сосредоточено 9 экскаваторов, 34 скрепера, 53 трактора, 74 автомобиля, 11 лопат Беккера, бетономешалки, брем­сберги — огромная по тем временам тех­ника.

В дни апрельского паводка лед обрушил удары на еще не законченную строитель­ством плотину. Сотни людей целые сутки боролись против натиска стихии. Плотники из артели Калистратова тесали тяжелые шпунтины, а землекопы бригады Коромыслова по пояс в ледяной воде забивали их в местах размыва. Парторг стройки Матвеев, инженеры Хлебодаров, Корчагин, Минин, Гущин вели на штурм аварийные бригады. Комсомольцы Теменьков, Костенко, Акимов и другие работали на самых опасных местах. Люди победили. Ценой огромных усилий удалось завалить землей прорыв на пере­мычке. Плотина была спасена.

К весне 1936 года дорогу воде перегоро­дила бетонная стена. Было завершено строи­тельство плотины, 18-километрового магист­рального канала, оросительной сети. С каж­дым днем все больше разливалось первое в заволжской степи водохранилище. К лету здесь накопили более четырех миллионов кубометров воды.

5 июня 1936 года наступил торжествен­ный момент. В шесть часов утра рабочие Калинин, Черниченко, Филиппов и Негодяев вскрыли перемычку. Механик Мещеряков открыл затворы, и поток воды хлынул в магистральный канал. Первым получил воду Елшанского водохранилища колхоз «Ядро».

Весной следующего года вступила в строй Домашкинская плотина. Началось регуляр­ное орошение полей близлежащих колхозов.

В летние дни тридцать шестого года в га­зетах был опубликован для всенародного обсуждения проект новой Конституции СССР. Для ее утверждения созывался до­срочно — 25 ноября Чрезвычайный Восьмой съезд Советов СССР. В республиках и об­ластях страны избирали делегатов на съезд, которому предстояло войти в историю. Де­вять делегатов представляли на съезде Оренбургскую область. Вместе с руководите­лями обкома партии и облисполкома в со­став Оренбургской делегации вошли люди знаменитые, еще в те далекие годы награж­денные орденами, люди, о которых много­кратно писали и областные и центральные газеты: бригадир женской тракторной бри­гады Благовещенской МТС Анна Ивановна Лаптева, прославленные комбайнеры Федор Иванович Колесов и Александр Иванович Оськин, уполномоченный Наркомтяжпрома по Орско-Халиловскому строительству Сер­гей Миронович Франкфурт, машинист Бузулукского паровозного депо Константин Ива­нович Назаров.

Удивительная биография у этого челове­ка. Родился в семье смазчика депо Бузу-лук. А в 14 лет Костя Назаров уже пошел в люди. Подрос, набрался силенок и поступил на курсы помощников машинистов. В 1915 году сдал экзамен на звание машиниста вто­рого класса. А спустя два года, вскоре после революции вступил в красногвардейский от­ряд. Вместе с другими бузулучанами под на­тиском белогвардейцев отступал до Актю­бинска. Там командование Туркестанского фронта создает бронепоезда для борьбы про­тив дутовцев. И первый из них повел на вра­га машинист Назаров. Он храбро сражался в боях за станции Сагарчин и Илецк. В 1918 году Константин Назаров вступил в партию большевиков.

После гражданской войны водил поезда на Дальнем Востоке. Потом вернулся в род­ное депо. Тут первым стал работать по-ста­хановски, по-кривоносовски. ВЦИК награ­дил его орденом Трудового Красного Знаме­ни, а нарком путей сообщения — значком «Почетному железнодорожнику». Констан­тину Ивановичу Назарову было присвоено звание машиниста первого класса. А в 1938 году земляки избрали знатного машиниста депутатом Верховного Совета РСФСР пер­вого созыва.

Грозно грянула война...

Время было тревожное. Говоря словами поэта, в те дни Европа напоминала гранату со снятым неожиданно кольцом. Гитлеров­ская Германия захватывала одну за другой европейские страны. И все-таки хотелось верить, что большая война еще далеко. Тем более, что договор о ненападении многим казался надежным щитом.

20 июня 1941 года исполком Бузулукского городского Совета обсуждал самые обы­денные вопросы: о текущем ремонте и пере­оборудовании помещения детской поликли­ники, о капиталовложениях на 1941 год по автогужевому транспорту, о введении прогрессивной оплаты труда работникам рынка и другие.

В воскресенье 22 июня почти весь кол­лектив завода имени Куйбышева отправился на массовку. На зеленом берегу Самары вовсю старались баянисты, звенели песни. День выдался на редкость — тихий, солнеч­ный, небо без единого облачка. Самые не­терпеливые уже барахтались в воде.

Транзисторных приемников тогда еще не было и в помине. Сейчас уже никто не по­мнит, кто прибежал из города, кто принес это страшное слово: «война». Одно только слово, но сразу смолкли баяны, оборвались на полуслове песни, все сразу засобирались домой. И даже солнце, казалось, стало меркнуть на глазах. И только те, кто уплыл на другой берег Самары, еще продолжали веселиться, не понимая, почему вдруг на­ступила тишина...

В тот же день без вызова, без приглаше­ния в горком партии пришли члены город­ского комитета, депутаты горсовета. И тут же после короткого митинга направились на предприятия, в колхозы и совхозы.

На заводе тяжелого машиностроения имени Куйбышева работали только ремонт­ные службы. Но вскоре после переданного по радио обращения к советскому народу о нападении фашистской Германии на Совет­ский Союз на завод прибежали многие, кто услышал о великой беде.

— Я являюсь стахановцем на производ­стве,— говорил на митинге токарь Долгих.— Но в рядах Красной Армии я буду таким же отличником в бою и буду биться с немецкими фашистами до последней капли крови за победу над врагом, за счастье и расцвет нашей прекрасной матери-Родины. Я прошу партийную организацию принять меня в ря­ды Коммунистической партии.

«Прошу райвоенкомат послать меня доб­ровольцем в действующую армию. Стрелять умею метко. Ни один фашистский изверг не уйдет от моей пули. За Родину буду биться до последнего патрона, до последнего вздо­ха»,— так писал в своем заявлении восемна­дцатилетний токарь завода имени Куйбы­шева, член Бузулукского горкома комсомола Анатолий Сорокин. Так писали в те дни ты­сячи бузулучан.

Секретарем городского комитета ВЛКСМ была тогда Г. А. Барсукова. Она вспомина­ет: «Горком комсомола превратился тогда в боевой штаб. Сотни ребят и девушек прихо­дили сюда. И у всех одна просьба: «От­правьте добровольцами на фронт!» Сутками не уходили домой члены бюро. Молодежь горела желанием пойти в действующую ар­мию добровольцами. При отправке на фронт бюро принимало юношей и девушек в ком­сомол. Им тут же вручались комсомольские билеты».

С 1941 по 1945 год из Бузулука ушло на фронт более пяти с половиной тысяч комсо­мольцев и комсомолок.

«Я никогда не пожалею, что пошла до­бровольцем. Я спокойно выдержу все и вер­нусь домой с победой...» — так писала на родину комсомолка Валя Соколова. После выпускного вечера ушла она на фронт. Валя погибла в 1944 году.

Те, кто оставался в тылу, работали за двоих, за троих, за тех, кто ушел защищать Родину. О примерах трудового героизма в каждом номере рассказывала газета «Под знаменем Ленина».

«Секретарь комитета комсомола завода имени Кирова тов. Жуликов проработал пол­торы смены, не выходя из цеха, и выработал почти четыре нормы. Примеру комсомоль­ского руководителя следует вся заводская молодежь»,— сообщалось в одном из первых военных номеров.

На предприятия Бузулука на смену муж­чинам, ушедшим на фронт, пришли сотни женщин и девушек. Многие из них в совер­шенстве освоили новые профессии, стали двухсотницами. Комсомолка Мария Михалько до 22 июня работала в конторе заво­да имени Кирова. С первого дня войны она перешла на производство, выполняла нормы на 250—260 процентов. Работница завода имени Куйбышева Клавдия Кожевникова освоила сугубо мужскую специальность га­зосварщика и работала за двоих. Ежедневно по полторы-две нормы выполняла на заводе имени Куйбышева, выпускавшем оборонную продукцию, комсомольско-молодежная бри­гада Любови Морозовой.

В депо Бузулук в первые дни войны соз­дали первую на Оренбургской железной до­роге женскую паровозную бригаду. Ее воз­главила молодая железнодорожница —старший машинист Мария Жукова. Маши­нистом-напарником была Валентина Белин­ская, помощником машиниста — Мария Тимонина.

Бригада Марии Жуковой бесперебойно I водила поезда. Хорошее знание профиля пу­ти давало возможность молодежному экипажу преодолевать подъемы без «толкача». Каждый месяц бригада проводила по своему участку 6—7 тяжеловесных составов для фронта. Одними из первых в депо Мария Жукова и ее подруги получали паспорт го­товности паровоза к зиме. Только за 1943 год бригада Жуковой сэкономила более 40 тонн угля.

За трудовую доблесть в день 25-летия комсомола имя старшего машиниста Марии Жуковой было занесено в Книгу почета Бузулукского горкома ВЛКСМ.

«Мы, девушки колхоза имени Куйбыше­ва,— писала в газету бригадир тракторной бригады Н. Колотонова,— заменили ушед­ших на фронт. Я стала руководить бригадой. Настя Труфанова, Настя Горбунова, Клав­дия Пермякова сели за руль тракторов. Сей­час уверенно водят их и выполняют задания на 150 процентов».

На предприятиях города работало 250 молодежных фронтовых бригад. Чести на­зываться так добивалась бригада, в которой все рабочие перекрывали задания.

Горком партии и горсовет перешли на круглосуточную работу. Война ставила каж­додневно такое множество задач, что охва­тить их трудно было и за сутки.

За 1943 год заводы и фабрики Бузулука дали продукции сверх плана в особый фонд Главного командования Красной Армии бо­лее чем на 6 миллионов рублей. На тех же площадях, но с меньшим количеством рабочих и специалистов предприятия Бузулука увеличили выпуск продукции по сравнению с 1942 годом на 35—36 процентов.

Несколько миллионов рублей собрали бузулучане на строительство танковой ко­лонны. А комсомольцы, молодежь вносили деньги на сооружение катеров для Балтий­ского флота. В апреле 1944 года Бузулук-ский горком ВЛКСМ направил телеграмму в Государственный комитет обороны, в кото­рой сообщил, что молодые патриоты Бузу­лука сдали в Госбанк на строительство зве­на катеров «Морской охотник» 320 тысяч рублей. «Пусть грозные машины, построен­ные на наши средства, несут смерть немец­ким захватчикам»,— говорилось в телеграм­ме. Спустя несколько дней в горком комсо­мола Галине Барсуковой пришла ответная телеграмма от Верховного Главнокомандую­щего: «Передайте комсомольцам и молоде­жи города Бузулука, собравшим 320 тысяч рублей на строительство катеров «Морские охотники», мой горячий привет и благодар­ность Красной Армии».

Каждый день на фронт уходили новые и новые команды бузулучан. Надо было поза­ботиться о том, чтобы это никак или как можно меньше отражалось на выпуске про­дукции. Предприятия перестроились на во­енный лад, на выпуск продукции для фрон­та. В списке выпускаемых изделий все боль­ше места стала занимать «спецпродукция», «спецзаказы».

В Заволжье, на Урал, в Сибирь, в Сред­нюю Азию хлынул поток эвакуированных. Надо было не только размещать приезжих в городе, но и через эвакопункт организо­вать отправку их в соседние Курманаевский, Андреевский, Грачевский, Державинский и другие районы. Надо было расселить, кор­мить, устраивать на работу тысячи людей. Если на 1 января 1941 года в Бузулуке бы­ло 43 211 жителей, то на 1 января 1942 го­да — уже более 60 тысяч человек.

Половину из 12 школьных зданий при­шлось занять под госпитали, под общежития для людей, бежавших от оккупации.

В городе не было никаких свободных производственных площадей, перенаселены дома. Все заполнено и переполнено до пре­дела. Но городской комитет партии и гор­исполком (первым секретарем горкома пар­тии был тогда Александр Павлович Юлин, председателем горисполкома Вячеслав Ва­сильевич Иванов) сумели потеснить и без того уже стесненные организации и выде­лить помещения для чехословацкого баталь­она под казармы, госпиталь, штаб. Нужно было решить еще множество других органи­зационных вопросов. И как ни было тяжело, батальон получил все необходимое для нормальной боевой учебы: кров, хлеб, оружие.

Множество всяких решений, связанных с особыми условиями военного времени, при­нимал тогда горисполком: о размещении предприятий и обеспечении их сырьем, об организации санпропускника, о создании эвакопункта при станции Бузулук, об ока­зании материальной помощи эвакуирован­ным, об освобождении от занимаемых долж­ностей ответственных работников в связи с мобилизацией в Красную Армию и многие другие.

Приходилось городскому Совету прини­мать тогда и такие суровые и вынужденные решения: «В связи с угрозой в уборке уро­жая, занятия в техникумах и 8—10-х клас­сах прекратить с 8 по 15 октября с. г. Всех учащихся направить на уборку урожая в совхоз № 8».

И в то же время горисполком постоянно думал и о будущем, проявлял особую забо­ту о детях. В трудные дни декабря 1941 года принимаются решения «Об увеличении рас­ходов детской библиотеке» и «Об организа­ции катка на стадионе «Динамо». Система­тически обсуждаются вопросы о назначении пособий многодетным матерям.

В августе — сентябре в город стали при­бывать эвакуированные из западных обла­стей, из прифронтовой полосы, предприя­тия.

21 августа на подъездные пути завода имени Куйбышева прибыли два эшелона с оборудованием Бежицкого паровозострои­тельного завода «Красный профинтерн» и около ста рабочих и специалистов. Они не стали отдыхать ни одного дня, ни одного часа. Стащив станки с платформ, днем и ночью при свете прожекторов вместе с бузулучанами закладывали фундаменты, мон­тировали оборудование, вводили его в строй.

Завод получил ответственный заказ: в короткий срок — за полтора месяца — осво­ить производство боеприпасов. Задача была решена успешно.

В годы Великой Отечественной войны и заводу имени Кирова пришлось потесниться и приютить на своих и без того скромных площадях завод автотракторных инструмен­тов, эвакуированный из причерноморского города Николаева. Наряду с выпуском за­пасных частей для тракторов завод быстро наладил выпуск продукции для фронта.

Из Черниговской области из города При-луки в начале октября 1941 года были эва­куированы три фабрики — перчаточная, чу­лочная и кожгалантерейная. Первые две слили в одну и разместили в подвалах ма­газинов на улице, которая сейчас носит имя Отакара Яроша. Днем и ночью устанавлива­ли оборудование, подключали электроэнер­гию. Уже 29 октября выдали первую продук­цию: двухпалые армейские теплые перчатки. Потом стали выпускать носки, солдатские обмотки. Было очень трудно, недоедали, не­досыпали, работали по 12 часов, а порой и дольше, но все мысли были об одном: как можно больше дать продукции для тех, кто в жестоких боях защищает Родину.

Прижилась в Бузулуке и кожгалантерейная фабрика. В свое время она тоже с че­стью поработала на нужды обороны. В го­родском архиве хранятся протоколы засе­даний исполкома, по которым можно судить, как трудно решался вопрос с помещениями для фабрики. 3 ноября фабрике был выделен сарай, находящийся на территории ипподро­ма и еще недостроенный. 21 ноября горсовет решил передать фабрике недостроенное здание библиотечного техникума по улице Горького, 97. Потом кожгалантерейщикам выделили еще один сарай. И тем не менее уже скоро фабрика начала выпускать для Красной Армии вещевые мешки, ремни, ки­сеты и другую продукцию.

Из Брянской области из города Клинцы прибыло оборудование швейной фабрики «Дер-Эмес». В октябре 1941 года на станции Бузулук выгрузили швейные машины и не­хитрый домашний скарб. С оборудованием приехали 17 работниц с детьми. Устроили их бузулукские солдатки и стали помогать им ставить фабрику на ноги. Новому пред­приятию предоставили помещение на углу улиц Чапаева и Максима Горького.

«На фабрике нет электрооборудования. Сколько должно прибыть еще оборудова­ния — неизвестно. Сырья фабрика не имеет. Срок ввода в эксплуатацию не установ­лен»,— так говорилось в докладной записке обкома партии. Но как бы там ни было, на­чали монтировать машины, и уже 4 декабря фабрика выдала первую продукцию. Основ­ными видами ее изделий той поры были те­логрейки, стеганые брюки, гимнастерки, ар­мейские брюки — то, что нужно было в пер­вую очередь и фронту, и тылу.

Много самой разнообразной продукции давали артели имени VI партсъезда, имени Кирова, имени Чкалова, имени Осипенко, «17 лет Октября», «Третья пятилетка», пред­приятия пищевой промышленности.

За восемь месяцев 1942 года по сравне­нию с таким же периодом 1941 года про­мышленность Бузулука выросла более чем в четыре раза.

Многие бузулучане отличились на фрон­те, прославили родную землю ратными под вигами, многие отмечены Золотыми Звезда­ми Героев Советского Союза.

Бузулучанин Иван Карханин повторил подвиг Александра Матросова — закрыл грудью амбразуру вражеского дота, спасая жизнь товарищей, открывая им путь вперед. На странице его комсомольского билета, ко­торый хранится в музее ЦК ВЛКСМ, напи­сано: «Погиб смертью храбрых».

Геройски сражался против гитлеровцев танкист Иван Гниломедов. За доблесть и мужество, проявленные в боях на польской земле, младший лейтенант Гниломедов был награжден орденами Красного Знамени и Красной Звезды. Потом начались бои на территории самой Германии. В одном из сражений взвод Гниломедова нанес дерзкий удар по усиленному танковому батальону противника. Пять советских «тридцатьчетве­рок» вступили в жестокую схватку с три­дцатью танками и самоходками. После того, как заполыхали кострами несколько фа­шистских танков и самоходных орудий, ос­тальные обратились в бегство.

Спустя несколько дней после этого боя советские танкисты ворвались на улицы Берлина. Одним из первых вел свою боевую машину парень из города Бузулука, Герой Советского Союза старший лейтенант Иван Андреевич Гниломедов.

В двадцатисерийной киноэпопее «Вели­кая Отечественная», в фильме, посвященном освобождению Белоруссии, есть такой эпи­зод: по центральной улице празднично укра­шенного Минска идет торжественное шест­вие, посвященное тридцатилетию Победы.

Во главе колонны шли почетные граждане города с широкими алыми лентами через плечо. Вместе с другими знатными людьми шел бывший слесарь вагонного депо станции Бузулук, Герой Советского Союза, танкист Николай Иванович Колычев.

Ломаной линией пролег на карте его не­легкий боевой путь. От маленького городка Трубчевска на Брянщине, потом Чернигов, Харьков, Сталинград, Орша, Витебск, Минск и Кенигсберг. Трудные этапы каждодневного подвига. Был трижды ранен, контужен, го­рел в танке, терял боевых друзей — на всем тысячекилометровом пути остались дорогие могилы. Начинал службу в Советской Армии рядовым, а уволился в запас в звании под­полковника.

В боях за столицу Советской Белоруссии перед взводом Николая Колычева была по­ставлена ответственная задача: прорваться через линию фронта, захватить переправу через реку Свислочь и удержать ее до под­хода основных сил бригады.

Три «тридцатьчетверки» устремились вперед. На танках небольшой десант — са­перы и автоматчики. Подавили огнем вра­жеские пушки, проутюжили с ходу пулемет­ные гнезда.

К мосту подошли быстро, но он был взорван.

Колычев обнаружил неподалеку еще од­ну переправу. Танкисты открыли огонь по вражеским точкам на том берегу, а саперы тем временем разминировали мост.

Томительно долго тянутся минуты. Фа­шистские снаряды рвутся все ближе, огонь все плотнее. Наконец командир отделения саперов уже с того берега энергично махнул рукой вдоль моста:

—Давай!

Первый, обстреливая фашистов, проско­чил через мост командирский танк, за ним второй и третий.

— Переправа наша! — доложил Колычев по рации командиру бригады и, назвав свои координаты, добавил: — Пока фрицы не опомнились, поддержите нас!

— Молодец, Колычев! Держись! — гре­мел в ларингофонах командирский бас пол­ковника Бурдейного.— Посылаю к вам ре­зервную роту...

За этот подвиг Николаю Ивановичу Ко­лычеву было присвоено звание Героя Совет­ского Союза.

...Летом 1944 года на Бузулукский элева­тор пришел из села Могутово первый обоз с хлебом нового урожая. На плакате было на­писано: «Хлебный обоз имени Героя Совет­ского Союза Ивана Тишкуна». Так по-свое­му отметили земляки подвиг комсомольца.

Представляя его к высшей награде, ко­мандир полка писал: «Сержант Тишкун Иван Игнатьевич воюет в составе нашего полка с 1943 года. Начиная с гор Кавказа, плавней Кубани, в боях за освобождение Донбасса, Токмака (на р. Молочная) и в приднепровских плавнях — во всех боях всюду и везде он показывал образцы му­жества и бесстрашия, чем вдохновлял своих подчиненных на верность Родине. При фор­сировании реки Днепр и р. Ингулец тов. Тишкун И. И. своим личным беспримерным героизмом под шквальным ружейным, пуле­метным огнем увлекал за собой своих под­чиненных, первым вступил на правый берег реки Днепр. При штурме 13.03.44 г. гор. Хер­сона тов. Тишкун руководил штурмовой группой, проявил в рукопашных схватках непревзойденное мастерство советского бой­ца».

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 3 июня 1944 года Ивану Игнатье­вичу Тишкуну было присвоено звание Героя Советского Союза. Всего лишь месяц не до-' жил он до Великой Победы. Погиб И. И. Тишкун в бою за Вену 7 апреля 1945 года.

Подвиг легендарного Николая Гастелло повторил бузулучанин летчик-штурмовик Сергей Морозов. Когда его «летающий танк» — ИЛ-2 был подбит и стал терять вы­соту, Сергей бросил его на колонну враже­ских танков. Взрыв разметал гитлеровцев. Посмертно Сергею Морозову присвоено звание Героя Советского Союза.

Геройские подвиги совершили танкист Федор Фомин, артиллеристы Иван Карпов и Федор Асеев, пехотинцы Владимир Басма­нов, Григорий Муханов, Константин Солдатов и другие бузулучане.

У монумента памяти бузулучанам, пав­шим на фронтах Великой Отечественной, умершим от ран в городских госпиталях, у Вечного огня всегда цветы. А в дни всена­родных торжеств тут стоит почетный караул. Бузулучане хорошо помнят, что из их горо­да и района тридцать тысяч человек ушли защищать Родину. Шесть тысяч из них не вернулись с полей сражений. О том, какой дорогой ценой досталась Победа, знают и будут помнить вечно все поколения, сколько бы их не приходило в этот мир.

Мирные будни

Отгремели бои. На мирные рельсы стала возвращаться промышленность. Восстанов­ление разрушенных городов и сел властно ' потребовало выпуска новых видов продук­ции.

В первые послевоенные годы завод тяже­лого машиностроения имени Куйбышева пе­решел на выпуск техники, очень нужной для народного хозяйства.

Это были годы бурного роста нефтедо­бычи, особенно в новых восточных районах страны. С самого начала 1946 года на заво­де начали осваивать выпуск четырехскоростных 130-тонных буровых лебедок — ма­шин очень трудоемких, требующих особо вы­сокого качества, надежности в работе. А на заводе несколько лет подряд отставал ли­тейный цех, тут допускали много брака. На­до было срочно решать проблему получения качественных сталей.

Вместе с инженерами за дело взялся опытный сталевар Федор Семенович Поля­ков. Почти сутки провел он у бессемеров­ской печи, проводя одну пробную плавку за другой. Установив причины брака, изменили технологию. Цех стал выдавать высокока­чественную сталь. Потом с инженерами-ме­таллургами и со своими помощниками Поляков освоил технологию получения алюми­ниевой бронзы.

В цехах разработали целый ряд приспо­соблений, с помощью которых обрабатывали совершенно новые для завода изделия — зве­здочки, тормозные шкивы, муфты и другие. Впервые столкнулись с особыми трудностя­ми при сварке деталей качественных, леги­рованных сталей. Чтобы обеспечить безуко­ризненную надежность сварных швов, стали проводить предварительную термическую подготовку деталей, применять электроды со специальной обмазкой.

Уже в мае 1946 года был собран первый образец лебедки У2-4-1. Он успешно прошел испытания, получил высокую оценку бурови­ков. Началось серийное производство слож­ной машины.

А через год бузулукские машиностроите­ли получили еще один ответственный заказ: ускоренными темпами освоить производство буровых станков ударного действия типа «Кистан», предназначенных для геологораз­ведочных работ. До этого такие станки покупались на золото, ввозились из-за грани­цы. Надо было организовать новое произ­водство. На эти цели правительство выдели­ло 30 миллионов рублей. И с этой важной задачей бузулучане справились успешно. Причем на заводе очень энергично и настой­чиво боролись за искоренение брака, за ра­боту без рекламаций.

Куйбышевцы решили превратить свой завод в предприятие отличного качества вы­пускаемой продукции. В борьбу за качество включился буквально весь коллектив от ди ректора завода Г. Кумаритова, ведущих спе­циалистов, рабочих основного производства &о вспомогательных служб. Образцы труда показывали коммунисты и комсомольцы. По примеру знатной стахановки Нины Назаро­вой почти все оборудование было принято на социалистическую сохранность. На заводе создали стахановский совет. В течение толь­ко одного года потери от брака сократились вдвое и составили 0,82 процента.

В городе хорошо знали имена лучших стахановцев: слесаря Евгения Лошкарева, фрезеровщика Трофима Суконного, лекаль­щика Григория Максимова, кузнеца Алек­сандра Ганюшкина, медника Ивана Соловь­ева и других передовиков, которые, выпол­няя задания не менее чем на двести процентов, сдавали изделия только с отлич­ной оценкой (ее проставляли в рабочих на­рядах работники отдела технического конт­роля).

Позднее завод имени Куйбышева пол­ностью специализировался на выпуске обо­рудования для металлургической и горно­добывающей промышленности. Прокатное оборудование с маркой БЗТМ работает в Первоуральске и Магнитогорске, Новотроицке и Челябинске, на многих других пред­приятиях черной и цветной металлургии.

Машиностроители Бузулука освоили вы­пуск машин для цветной металлургии: для пробивки шлаковой корки и для раздачи глинозема.

Буровые бригады, которые эксплуатиру­ют бузулукские станки шарошечного буре­ния, хорошо отзываются об их работе. А трудятся они во всех краях страны. Маши­ностроители гордятся тем, что выполнили за­каз на поставку станков для стройки века — Байкало-Амурской железнодорожной маги­страли.

Сейчас завод имени Куйбышева присту­пил к серийному производству новых, более совершенных буровых станков ЗСБЩ-200-60. Одно из главных преимуществ нового агре­гата — значительное увеличение глубины бурения. Если бур его предшественника «до­ставал» до 40 метров, то теперь — до 60. Производительность труда возросла более чем в полтора раза. Значительно улучшены условия работы буровой бригады.

В разработке новой модели бурового станка вместе с учеными и инженерами спе­циального конструкторского бюро участво­вали и заводские конструкторы.

В эти дни на заводе в самом разгаре ре­конструкция: обновляется оборудование, появились первые станки с числовым про­граммным управлением, первые роботы. Улучшается технология производства, рас­ширяются производственные мощности. Уже сегодня завод — один из крупнейших в ма­шиностроительной отрасли Оренбуржья. После завершения реконструкции роль его неизмеримо возрастет.

На заводе имени Куйбышева выросли сотни замечательных тружеников — кадро­вых рабочих, в совершенстве овладевших современным оборудованием. Среди них — делегат XXVII партийного съезда токарь Мария Викторовна Фролова. За годы рабо­ты на заводе она освоила несколько профессий и столь же успешно, как на токарном, может работать на фрезерном, сверлильном, револьверном станках. В 1974 году комсо­мольцы Оренбуржья избрали Марию делега­том семнадцатого съезда ВЛКСМ. А в 1986 году вместе с другими коммунистами она участвовала в работе XXVII съезда КПСС, наметившего крутой перелом в жизни стра­ны. Мария Викторовна — член областного комитета партии, депутат Бузулукского го­родского Совета народных депутатов.

В заводских цехах работают десятки тру­довых династий. Впервые в области здесь организовали соревнование между ними. Очень популярно оно на заводе еще и пото­му, что в честь победителя выпускаются именные буровые станки, причем изготавли­ваются они из сэкономленных за год мате­риалов. А на горно-рудных предприятиях станки имени бузулукских трудовых дина­стий вручаются лучшим буровым бригадам. В канун дня машиностроителя, в конце сентября на заводе проводится торжествен­ный митинг, на котором лучшая трудовая династия года дает путевку в жизнь имен­ному буровому станку. Под звуки оркестра с территории предприятия отправляются платформы с узлами бурового станка. На кабине прикреплена табличка, рассказываю­щая о трудовой династии машиностроите­лей. Так, например, на Алмалыкском уголь­ном комбинате на разрезе работает станок имени династии Мельниковых. Глава ее — старейший слесарь-лекальщик Виктор Ва­сильевич Мельников. На заводе трудятся шесть человек из его семьи.

На горно-рудных предприятиях в разных концах страны несут свою трудовую служ­бу буровые станки имени рабочих дина­стий Хлоповых, Мельниковых, Сахацких, Шульгиных, Морозовых и других трудовых семей.

Крупным предприятием, поставляющим продукцию для сельского хозяйства, стал сегодня завод имени С. М. Кирова.

Почти триста адресов у отдела сбыта — Волгоградский, Алтайский, Минский, Челя­бинский тракторные заводы, Днепропетров­ский Южный машиностроительный, Ковров-ский экскаваторный, Армянский электро­завод в Ереване, Брянский завод дорожных машин, десятки областных и межрайонных баз агропромышленных объединений.

В 44 странах работают тракторы с ра­диаторами, изготовленными в Бузулуке, на заводе имени Кирова. А начиная с 1977 го­да, кировцы сами вышли на прямые внеш­неторговые связи — отправляют радиаторы и запасные части в Болгарию, Польшу, Че­хословакию, Швецию, Ирак, Соединенные Штаты.

С каждым годом увеличивается выпуск продукции, расширяется номенклатура из­делий. Сейчас это — водяные радиаторы, ра­диаторы к отопителям кабин тракторов, за­пасные части. Совсем недавно двадцать пять лет назад завод давал продукции в год на сумму полтора миллиона рублей. Теперь больше выпускают за месяц.

Со временем завод имени Кирова станет одним из главных поставщиков малофор­матных радиаторов для отопителей, которые в зимнюю стужу будут обеспечивать в каби­не нормальную температуру.

В августе 1978 года на заводе отметили знаменательное событие — выпуск полу­миллионного радиатора. Честь собрать его предоставили победителям социалистическо­го соревнования молодым рабочим Алексею Малькову и Анатолию Ефремову.

Если путь до пятьсоттысячного радиато­ра продолжался семь лет, то следующие полмиллиона на заводе собрали менее чем за четыре года. Сейчас на счету кпровцев уже более полутора миллионов водяных ра­диаторов и два с половиной миллиона ра­диаторов к отопителям. Новое современное оборудование, более совершенная техноло­гия, рост мастерства людей — все это позво­лит в ближайшие годы удвоить выпуск ра­диаторов.

Заводу давно уже стало тесно на дей­ствующих площадях. В кабинете директора завода красуется макет — так будет выгля­деть предприятие после реконструкции, за­вершение которой намечается на двенадца­тую пятилетку. Вырастают огромные блоки основных цехов и вспомогательных служб, бытовой корпус и другие, очень нужные за­воду помещения. Для расширения предприя­тия снесены целые кварталы ветхих строе­ний. Завод займет всю обширную террито­рию между улицами Максима Горького и Первомайской, Пушкина и железнодорож­ной линией. И если в 1979 году по сравне­нию с 1972-м выпуск продукции возрос в три раза, то после завершения работ по рекон­струкции мощность предприятия вырастет почти в три с половиной раза, теперь уже по сравнению с 1985 годом. Завод имени Киро­ва будет давать ежегодно 300 тысяч водя­ных радиаторов и 620 тысяч радиаторов для отопителей.

Крупным предприятием легкой промыш­ленности стала перчаточная фабрика. Тут работают 450 человек. Годовой выпуск про­дукции составляет около шести миллионов рублей.

Когда закончилась Великая Отечествен­ная война, фабрика специализировалась на выпуске перчаток и варежек. Сейчас тут вы­пускается восемь видов продукции, три мо­дели детских варежек идут в торговую сеть с государственным Знаком качества. Каж­дые сутки поточные линии дают тридцать тысяч пар вязаных и шитых перчаток и ва­режек. Они рассылаются во все концы стра­ны от Калининграда до Сахалина.

Из подвальных помещений фабрика дав­но перешла в новый корпус. На смену руч­ным машинам пришли самые современные отечественные и зарубежные — английские и японские вязальные автоматы и полуавто­маты.

Совершенно изменился облик и швейной фабрики имени Ленинского комсомола. Здесь построен новый просторный и светлый корпус, обновилось оборудование, почти полностью исключены ручные операции. Од­ной из первых в области фабрике было при­своено звание предприятия коммунистиче­ского труда.

Еще сравнительно недавно Бузулук был городом машиностроителей, железнодорожников, работников легкой промышленности, пищевиков. А сегодня одной из самых глав­ных стала тут профессия нефтяников. В 1986 году коллектив нефтегазодобывающего уп­равления «Бузулукнефть» отметил четверть века с того дня, когда тут были получены первые сотни тонн жидкого топлива.

История нефтяных месторождений в этих краях уходит корнями в глубину столетий. О том, что в ряде здешних мест обнаружи­вались выходы нефти на поверхность земли, сообщалось более чем 280 лет назад в пер­вой русской газете «Ведомости», основанной Петром I. О нефтяных ключах и озе­рах, которые «производят дух весьма про­тивный», писал в «Топографии Оренбург­ской», увидевшей свет в 1762 году, извест­ный историк нашего края Петр Иванович Рычков. В 1771 году академик Иван Лепе­хин, а спустя год академик Петр Симон Паллас описали увиденные ими нефтяные ключи.

В начале XX века в этих краях искало нефть «Товарищество братьев Нобель» — одно из крупнейших нефтепромышленных предприятий в России. В 1913—1914 годах изысканиями занялись английское акцио­нерное общество «Казанский нефтяной син­дикат» и русское акционерное общество «Демин и компания». В трех разных местах велись поиски, но безрезультатно. Выходы нефти на поверхность земли находились, а запасы, позволяющие начать промышленную добычу, не попадались...

А скоро грозовой шквал революции смел в России и Нобелей, и синдикаты, и Демина с компанией. И тут, после Октября, нефтя­ная история получила, наконец, свое разви­тие.

Летом 1919 года старый большевик, участник трех революций Яков Никитович Старостин, направленный на работу в За­волжье, написал Владимиру Ильичу Ленину письмо, в котором сообщал, что он сам ви­дел в нескольких местах, как вместе с род­никовыми водами из-под земли выходит на поверхность нефть. По письму Старостина газета «Экономическая жизнь» опубликова­ла две статьи о нефти в Поволжье. В теле­граммах, которые Владимир Ильич направил Реввоенсовету Первой армии и в Турке­станский Комитет партии и ЦИК, настоя­тельная просьба оказывать всестороннюю помощь срочным разведкам на нефть в Волжском районе. В сентябре 1919 года по докладу видного ученого, создателя совет­ской нефтяной геологии Ивана Михайловича Губкина Президиум Высшего совета народ­ного хозяйства предложил Главнефти раз­вернуть разведочные работы в районах меж­ду Волгой и Уралом.

Работы по изучению степей Заволжья и предгорий Урала возглавил сам Губкин. Тогда найти большую нефть не удалось. Но советские геологи организовали планомер­ное, тщательное изучение перспективных районов, так сказать, «глубокую разведку». И она принесла свои плоды. С 1929 по 1932 год было открыто несколько месторождений нефти в Пермской области и Башкирии, а затем в Куйбышевской области. Новые месторождения назвали Вторым Баку.

С 1931 года начались поисковые работы на территории нашей области. 26 июля 1937 года из скважины, которая была пробурена на юго-восточной окраине Бугуруслана, в конце улицы Пионерской ударил нефтяной фонтан. Это было начало нефтедобычи в степном Оренбуржье. В поисках новых ис­точников жидкого топлива геологи уходили все дальше и дальше от Бугуруслана и на восток, и на запад, и на север, и на юг. Уже в 1946 году началось бурение разведочных скважин в районах Бузулука и Сорочинска.

В 1958 году в Бузулуке на западной ок­раине города обосновалась контора бурения № 3 Оренбургского геологического управле­ния. Разведчики недр приступили к бурению скважин на перспективных Ероховской, По­кровской, Липовской площадях.

Первые тонны бузулукской нефти были получены 2 августа 1961 года на Покровской площади. Тогда дала нефть сотая скважина, которую бригада Петра Филипповича Даниленко пробурила до глубины 2350 метров среди отливающих золотом, поспевающих пшеничных полей. Скважина с дебитом бо­лее трехсот тонн в сутки (таких тут еще не знали!) стала первооткрывательницей боль­шой нефти Оренбургской области.

На пленумах партийных комитетов апло­дисменты не приняты. Заседания проходят в деловой спокойной обстановке. Но когда 14 января 1964 года на пленуме Бузулукского горкома партии главный геолог Юго-Западной экспедиции Н. А. Усанов сказал: — Теперь можно уверенно заявить, что открыто крупное многопластовое месторождение нефти и газа — Покровское. Отсюда ежедневно поступают государству сотни тонн нефти,— в зале загремели аплодисмен­ты. Люди чувствовали, что это начало боль­ших открытий, начало нефтяной славы Бу­зулука.

Открытие месторождения в совершенно новом, отдаленном районе поставило перед нефтяниками очень серьезные и неотложные задачи. Надо было наращивать число экс­плуатационных скважин, строить нефте- и
газопроводы, прокладывать дороги, линии электропередач, создавать сборные пункты и другие объекты. И параллельно, не откла­дывая, возводить жилые дома, школы, дет­ские сады, больницы и другие социально-
бытовые объекты. _

Были проложены нефтепроводы от По­кровки до станции Заглядино, а затем и до станции Кротовка. Бузулукская нефть по­шла на переработку, и поток ее стал нара­стать с каждым годом.

18 июля 1963 года был создан Покров-скин нефтепромысел с подчинением его «Бугурусланнефти». Но очень скоро стало ясно, что для дальнейшего развития, для скорей­шего обустройства нового нефтяного района надо было создавать самостоятельное уп­равление. 24 января 1964 года было образо­вано нефтепромысловое управление «Бузулукнефть». Возглавил его опытный инженер-нефтяник Рэм Андреевич Храмов.

«Нефтяной жемчужиной» Оренбуржья назвали Бобровское месторождение, разве­данное в 1964 году. А нашла эту «жемчужи­ну» бригада бурового мастера Александра Владимировича Неретина из Бузулукской экспедиции глубокого бурения. Скважина № 55, пробуренная бригадой Неретина не­подалеку от села Савельевка, дала фонтан нефти в 120 тонн в сутки.

Теперь добычу ведут три промысла на Покровском, Бобровском, Герасимовском, Пасмуровском, Воробьевско-Никифоровском и других месторождениях. Если в вось­мой пятилетке бузулукские добытчики дали стране 12 миллионов тонн нефти, то в девя­той увеличили добычу более чем вдвое.

И когда 17 февраля 1976 года объедине­ние «Оренбургнефть» было награждено ор­деном Трудового Красного Знамени «за успешное выполнение... заданий девятой пя­тилетки и социалистических обязательств по добыче нефти и росту производительности труда, ускоренное освоение новых нефтяных месторождений»,— в этой высокой награде была особая заслуга бузулукских добытчи­ков «черного золота».

Через Кротовскую перекачивающую станцию и Кулешовский товарный парк мо­гучей рекой идет бузулукская нефть на Но­вокуйбышевский, Сызранский и другие неф­теперерабатывающие заводы. А с 1973 года жидкое топливо Бузулука вышло и на меж­дународную арену — по магистральному трубопроводу «Дружба» оно поступает в со­циалистические страны Европы.

30 января 1984 года была добыта 100-миллионная тонна бузулукской нефти. Более половины всего добытого за полвека в Оренбургской области жидкого топлива дали промысловики Бузулукского района.

В управлении «Бузулукнефть», управле­нии буровых работ, в экспедиции глубокого бурения выросли сотни замечательных мас­теров, имена многих из них хорошо знают и в области, и за ее пределами. Это буровой мастер, Герой Социалистического Труда, лауреат Государственной премии СССР Александр Александрович Жуков, ветера­ны — кавалеры ордена Ленина Василий Андреевич Бочищев и Иван Тимофеевич Ма­лышев, буровые мастера Виктор Александ­рович Самойлов и Анатолий Иванович Су­харев, лауреат премии Ленинского комсомо­ла, начальник цеха № 1 по добыче нефти и газа Анатолий Сергеевич Прокаев, слесарь, кандидат в члены обкома партии Валерий Анатольевич Коваленко, слесарь, заслужен­ный работник нефтяной и газовой промыш­ленности РСФСР Алексей Иванович Аннен­ков, бурильщик Петр Дмитриевич Прокудин, старший мастер по добыче нефти Виктор Николаевич Кулаков, оператор цеха № 1 по добыче нефти и газа Геннадий Петрович Кульченков, штукатур-маляр Алевтина Пет­ровна Кузнецова, моторист цементировочно­го агрегата Мусавнр Шайхаллович Шайхуллин и многие другие.

Непререкаемым авторитетом пользуются ветераны «Бузулукнефть» — главный геолог Иосиф Николаевич Савицкий, главный меха­ник Иван Данилович Цветков, начальник НГДУ Виктор Александрович Сидоров, ра­ботающие здесь с первых дней нефтедобычи. Бузулук стал школой кадров для новых нефтяных районов — Сорочинского и Юж­нооренбургского, которые возникли на базе НГДУ «Бузулукнефть» и недавно открытых месторождений и теперь обрели самостоя­тельность.

...На многих площадях бурила разведоч­ные скважины бригада Александра Алек­сандровича Жукова. На счету коллектива несколько открытых месторождений. Свою восьмую, девятую, десятую и одиннадцатую пятилетки бригада выполнила задолго до срока. Еще в 1984 году начали проходку в счет двенадцатой пятилетки.

Беспокойную и трудную профессию неф­тяника Саша Жуков приглядел для себя еще в детстве. В селе Советском, где жили его родители, была база нефтяников, кото­рые прокладывали трубопровод Бавлы — Бугуруслан. Их рассказы о земных богат­ствах, о нефти, о суровых, но интересных вахтах будоражили детские души. В 1956 году Саша Жуков со школьными товарища­ми поехал поступать в Бугурусланское ре­месленное училище. Спустя два года он стал бурильщиком, а в 1964-м ему, совсем еще молодому человеку, доверили бригаду.

Более двадцати пяти лет ведет бурение скважин Александр Александрович Жуков, более двадцати лет возглавляет бригаду. Более десяти лет переходящее Красное зна­мя Министерства геологии РСФСР и ЦК профсоюза «безвыездно» находится в поле­вом вагончике, где живут буровики, в их ма­леньком красном уголке. И также много лет подряд держит коллектив звание лучшей бригады союзного министерства.

— В чем секреты ваших успехов? — спросил я у Жукова.

—Успеху бригады прежде всего способ­ствуют личные качества бурового мастера Жукова. Высокая требовательность к себе и к подчиненным — примечательная черта его характера. Прочные технические знания, умение организовать коллектив на преодо­ление трудностей, оперативность в решении производственных задач, а бывают они по­рой очень сложными,— вот те качества, ко­торые выделяют его среди других буровых мастеров. В коллективе экспедиции он — не самый старший по возрасту, но именно к
нему всегда обращаются за советом, его мне­ние всегда авторитетно.

Сам буровой мастер без отрыва от про­изводства закончил нефтяной техникум. По его примеру специалистами со средним тех­ническим образованием стали еще четыре бурильщика, а пять человек учатся в вузах и техникумах. Каждый третий человек в бригаде был отмечен государственными на­градами.

Вместе с Александром Александровичем в бригаде работают его сыновья Геннадий и Александр. Брат Владимир сам теперь воз­главляет буровую бригаду. Судьбы еще двух братьев Геннадия и Сергея тоже связаны с бурением.

—Большую радость и гордость испыты­ваешь, когда добьешься цели, откроешь нефть,— говорит Александр Александрович Жуков.— Но сколько труда приходится при­ложить, чтобы ее найти... Природа ведь прячет свои клады подальше, да поглубже. На­верное, у каждой бригады есть своя мечта, и мы тоже мечтаем открыть в оренбургских степях такую большую нефть, какой еще не открывали...

Уже несколько раз испытывали в брига­де Жукова радость первооткрывателей. Идет промышленная нефть с Бобровского, Курманаевского, Шулаевского, Тананыкского и Скворцовского месторождений, с их место­рождений.

Три с половиной миллиона рублей сэко­номила бригада Жукова в девятой пятилет­ке и почти столько же — в десятой и один­надцатой. На эти средства, как сказали в экспедиции, можно пробурить почти полтора десятка скважин глубиной до трех тысяч метров. Вот она цена ударной работы, эко­номии, бережливости, подлинно советского хозяйствования!

Более десяти лет на базе бригады Жуко­ва работает Всесоюзная школа передового опыта. Свыше пятисот человек из многих областей и республик страны знакомились с опытом лучшей бригады, постигали тут тонкости мастерства самого высокого класса.

...Стоит буровая на опушке леса. Вышка четко вырисовывается на фоне неба. Гулко тарахтят дизели. Жуков руководит работой вахты. В гуле моторов, в грохоте механиз­мов, в лязге металла больше понятен язык жестов, чем слов. Еле заметные движения руки мастера понятны каждому. Любая опе­рация бурильщиков отработана до автома­тизма. Никакой суеты, никаких лишних дви­жений, на учете каждая секунда. Разведчики настойчиво пробиваются к новым земным кладам.

Мужает, набирает силу Бузулукский же­лезнодорожный узел. Совсем недавно на картах проектировщиков от главной магист­рали Москва — Ташкент в районе Бузулука отделилась и пошла на юго-запад пунктир­ная линия. Она протянулась почти на триста километров до города Пугачева в Саратов­ской области. Новая железнодорожная ли­ния вошла строкой в план десятой пяти­летки.

В первые недели 1977 года за околицей села Новоалександровка, что по соседству с Бузулуком, появилась строительная площад­ка — здесь предстояло в самый короткий срок создать жилой городок для тех, кто из разных концов страны спешил на ударную стройку. А сюда в срочном порядке пере­дислоцировались из Казахстана, Средней Азии и других мест подразделения Мини­стерства транспортного строительства.

Уже весной механизированные колонны начали отсыпку земляного полотна, за ними вышли на трассу могучие путеукладчики, на­чалось сооружение мостов, виадуков, других дорожных объектов. Через год первый поезд пришел из Бузулука на станцию Курманаевка, а потом стальные пути протянулись на­много дальше, перешагнули границу Перво­майского района, к площадке, отведенной под станцию с красивым названием Тюль­пан.

Коллективу «Бузулукстройпути» пред­стояло построить чуть меньше половины до­роги— 138 километров, а большую часть должны были проложить куйбышевцы и са­ратовцы.

Строители соревновались за право за­бить «серебряный» костыль у станции Боль­шая Черниговка, перед выходом на мост че­рез реку Большая Глушица, где путь должен был состыковаться с участком, который строил трест «Куйбышевтрансстрой». Строи­тели пришли к финишному рубежу одновре­менно. Дорогу сдали в срок.

В сравнительно короткие сроки была вы­полнена очень большая работа: около десяти миллионов кубометров земляных работ, про­ложено 138 километров главного пути, 78 километров двухпутных вставок, 42 километ­ра станционных путей, построено 154 искус­ственных сооружения, в том числе 47 мостов и 5 путепроводов, возведены три станции — Красногвардеец-2, Курманаевка и Тюльпан, пять разъездов или обгонных пунктов — Лабазы, Кретовка, Аграчевка, Костино и Кинзягулово. Вводятся в строй локомотив­ное и вагонное депо, десятки жилых домов и культурно-бытовых зданий.

Думаю, что об этом никто не сговари­вался, но все, с кем приходилось говорить о новой стальной магистрали, называли ее тогда одинаково звучно: «Наш малый БАМ». В отличие от большого БАМа на строительство магистрали от Бузулука до станции Пугачевск были отведены очень короткие сроки. В первом году одиннадца­той пятилетки по дороге, которая шагнула по полям Бузулукского, Курманаевского, Первомайского районов, а затем по райо­нам Куйбышевской и Саратовской обла­стей, прошел первый поезд, впервые про­звучал в этих степных краях тепловозный гудок. И почетными пассажирами первого поезда (так было сказано в билетах) по законному праву стали лучшие строители стальных путей.

Новая железнодорожная линия разгру­зила очень напряженный Куйбышевско-Сызранский узел, дала через действующую ветку Пугачевск — Балаково еще один вы­ход на Волгу, ускорила путь грузам из Средней Азии и Казахстана в центр страны и грузам с Урала и Сибири к городам По­волжья и Центральной России, значитель­но улучшила транспортные связи Орен­буржья.

А если к этому добавить, что в перспек­тиве новая трасса будет продолжена на восток, в район станции Мелеуз на желез­нодорожной линии Уфа — Оренбург (юж­ный участок которой от Мурапталово до Оренбурга введен в строй в одиннадцатой пятилетке) и дальше в район Белорецка и Троицка, и что от степной станции Тюль­пан со временем проляжет ветка в район Уральска, к магистрали Илецк—Саратов, то станет ясна та огромная роль, которую призвана сыграть эта сравнительно неболь­шая дорога, и станет понятнее, почему стро­ители так настойчиво называли ее «малым БАМом».

Тихий разъезд «Красногвардеец», от которого уходит дорога к городу Пугачеву, становится крупной узловой станцией, он все больше принимает на себя основную долю грузовых операций станции Бузулук. Тут проложены десятки путей, создаются локомотивное и вагонное депо со всеми не обходимыми службами, большой пристан­ционный поселок железнодорожников. ...

Более ста лет простоял в Бузулуке старый деревянный вокзал. Построен он был еще в 1874 году, когда тут проклады­валась железнодорожная линия от Сама­ры к Оренбургу. Многое повидал на своем веку старый вокзал. Но прошли годы, в несколько раз выросло население Бузулука, и стал он тесен и неудобен. Ветеран ушел в отставку, и теперь старый деревянный вокзал останется только на фотографиях и в кадрах кинохроники. В 1975 году его снес­ли, и на старом месте, но на значительно большей площади стали строить новый.

1 июля 1978 года вокзал, объединивший под одной крышей и железнодорожный, и автомобильный, был торжественно открыт. Это самых современных форм здание с очень удобной, тщательно продуманной планировкой украсило степной город. Его просторные светлые залы рассчитаны на тысячу с лишним пассажиров. Тут уютные комнаты отдыха, детский уголок, ресторан.

Стройкой дружбы называли вокзал в Бузулуке. В него вложили часть души сверд­ловские проектировщики и художники, мос­ковские метростроевцы, алма-атинские мо­заичники, целиноградские электромонтаж­ники.

Для отделки вокзала применены краси­вые современные, материалы: алюминий стекло, мрамор, гранит, ракушечник, реч­ные гипсовые плиты.

Ласкает глаз огромный — 250 квадрат­ных метров витраж парадного зала — многометровая композиция с фигурами рабо­чего, колхозницы, железнодорожницы и летчика-космонавта. Лицо покорителя кос­моса показалось очень знакомым.

— А это Юрий Викторович Романенко,— пояснила дежурная по вокзалу.— Кос­монавт ведь наш земляк, родился на бузулукской земле...

...В самом центре Бузулукского бора стоит поселок Колтубановский. Здесь, в не­большом рубленом доме с четырехскатной крышей и застекленной верандой, 1 авгу­ста 1944 года родился будущий космонавт, тут прошли его детские годы, сюда приез­жал он потом с родителями к дедушке и бабушке Григорию Яковлевичу и Ольге Георгиевне Васиным. О них всегда с благо­дарностью вспоминают в Колтубановском, где Григорий Яковлевич — фельдшер, дол­гие годы работал в местной больнице — стоит она рядом, по соседству, а Ольга Ге­оргиевна учительствовала в школе.

Пятью окнами смотрит потемневший от давности дом в сторону железной дороги, по которой, отгромыхав по мосту через Бо­ровку, проносились поезда на Москву и на Ташкент.

Над домом возвышаются могучие кле­ны, а рядом со двором высоченные тополя. Старожилы рассказывают, что Юра любил лазать по деревьям, старался забраться повыше, чем приводил в душевный трепет бабушку.

Теперь на угловом доме № 23 по улице Больничной установлена мемориальная дос­ка. «Дом космонавт?» — так называют теперь этот дом в поселке Колтубановском. Его покажет каждый мальчишка.

10 декабря 1977 года, когда, говоря словами поэта-бузулучанина Константина Мусорнна, снусть чуть-чуть, но к космосу причастна стала бузулукская земля», голос Москвы донес до родных мест космонавта сообщение ТАСС о полете Юрия Романенко и Георгия Гречко, одними из первых поздравили земляка бузулучане и колтубановцы.

И пока продолжался почти стодневный полет, многие бригады на предприятиях Бузулука выполняли рабочую норму и за Юрия Романенко.

Оренбургский поэт Михаил Трутнев по­святил космической одиссее земляка стихо­творение, в котором есть такие строки:

Сколько смелых открытии

Навсегда, на века...

Видим мы на орбите

Своего земляка.

Перекличка в эфире,

Нам «Салют» говорит.

Романенко над миром

Вместе с другом парит...

Бузулукский горком партии, гориспол­ком и горком комсомола учредили приз трудовой славы имени Героя Советского Союза, летчика-космонавта СССР Юрия Викторовича Романенко. Космический приз — серебристая ракета в обрамлении золотых колосьев первым был торжествен­но вручен молодому механизатору совхоза «Бузулукский» Василию Подъячеву.

Знаменательно, что потом в 1980 году Юрий Романенко стал командиром первого международного экипажа на «Салюте-6» с чехословацким космонавтом Владимиром Ремеком.

С борта «Салюта» наш земляк увидел Волгу, ее излучину у Жигулей. Где-то здесь, совсем неподалеку должен быть Бузулук...

— Я увидел большое темное-темное пятно. Это был лес, Бузулукский бор,— вспоминал Юрий Викторович.— Меня очень взволновало, когда я нашел этот уголок земли, где родился. Я был счастлив, что видел из космоса свою родину, Орен­буржье...

Теперь в Бузулуке на центральной пло­щади в обрамлении белоствольных березок и пушистых зеленых елочек стоит бюст прославленного земляка, дважды Героя Советского Союза Юрия Викторовича Ро­маненко.

Бузулук давно уже завоевал славу го­рода учебных заведений. Здесь работают индустриально-педагогический, строитель­ный, сельскохозяйственный, финансовый и лесхоз-техникум, педагогическое, музы­кальное и медицинское училища, три сред­них профессионально-технических учили­ща, 14 средних и восьмилетних школ. Толь­ко в средних специальных учебных заведе­ниях учится около семи тысяч человек — почти десять процентов населения города. А всего в Бузулуке—17 тысяч учащихся.

Уже сегодня Бузулук во многом изме­нил свой облик, особенно в центральной его части и в новых микрорайонах. Между улицами Ленина и Чапаева поднялось мо­нументальное здание Дома Советов. Непо­далеку от него пятиэтажная гостиница «Бу­зулук», комплекс зданий Дома связи с автоматической телефонной станцией на 10 тысяч номеров, почтовой, телеграфной и другими службами.

Завершается строительство новых мик­рорайонов в юго-западной части города. Тут построены десятки многоэтажных домов со школами, детскими садами, магазина­ми, со всем необходимым для нормаль­ной жизни. Построены новые здания стро­ительного, сельскохозяйственного и финан­сового техникумов, новая больница с поли­клиникой. Значительно расширилась зона приема первой и второй телевизионных программ Центрального телевидения, мест­ной Оренбургской телестудии, улучшилось качество вещания в связи с пуском новой ретрансляционной станции с мачтой высо­той в четверть километра.

Центром притяжения в новом жилом массиве стал Дом техники, который постро­ен для нефтяников. Его назвали «Юбилей­ным», потому что родился он в 1977 году, как раз в те дни, когда страна отмечала 60-летие Великого Октября.

Он стоит в центре площади, сверкая огромными окнами, привлекая многометро­вым мозаичным панно, посвященным до­бытчикам «черного золота». Все тут про­думано, спланировано так, чтобы человек, который придет сюда, нашел себе занятие но призванию, по желанию, мог хорошо отдохнуть.

Тут отличный большой зал на 600 мест с огромной сценой, которая позволит по­ставить любой спектакль, дает возмож­ность выступать самому крупному коллек­тиву. В конференц-зале можно обменяться опытом, послушать лекцию, обсудить ка­кую-то наболевшую проблему. Рядом мно­гочисленные технические кабинеты — здесь царство технического творчества, а побли­же к сцене — комнаты для самых разно­образных кружков. Здесь найдет себе при­станище любой коллектив художественной самодеятельности. В зеркальном зале за­нимаются хореографические коллективы.

Целый этаж занимают библиотеки — техническая и художественной литературы. К ним примыкает просторный читальный зал. А рядом комнаты, в которых история перекликается с сегодняшним днем — здесь музей трудовой славы нефтегазодобываю­щего управления «Бузулукнефть» и других коллективов, причастных к освоению нефтя­ных богатств.

А неподалеку от Дома техники поднял­ся санаторий-профилакторий нефтяников. А еще по соседству строится бассейн. Тут будут три ванны, одна из них с 50-метровы­ми дорожками.

Сейчас город, можно сказать, пережи­вает свое второе рождение. Каждый год, даже каждый месяц приносит что-то новое, что-то доброе бузулучанам.

Поднялся над железнодорожными ли­ниями двухсотметровый путепровод, и уже стали забываться длиннющие очереди, ко­торые собирались у шлагбаума на железнодорожном переезде. Въехать в город и выехать из него все больше становилось проблемой. А теперь мчат машины над же­лезной дорогой, не сбавляя скорости, и вы­ходят на автодорогу Куйбышев — Оренбург, которая недавно достроена.

Долгие годы Бузулук жил на привоз­ном газе, хотя всего в нескольких километ­рах от Бузулука проходил магистральный трубопровод от Оренбургского месторож­дения до Куйбышева. А теперь сооружен отвод от основной трассы, и природный газ по трубе пришел в Бузулук.

Всему миру известны знаменитые, вос­петые в песнях, ажурные, изящные и теплые оренбургские платки. Теперь пуховязальное производство создано и в Бузулуке.

Открылся в юго-западном районе новый двухэтажный универмаг с торговыми зала­ми, площадь которых превышает тысячу метров. Здесь можно купить все — от игол­ки до телевизора.

Построены санатории-профилактории для рабочих и специалистов завода имени Куй­бышева и для работников автомобильного транспорта. Профилакторий автомобили­стов и строителей автодорог «Мир» вступил в строй в дни работы XXVII съезда партии.

Ежегодно вводятся жилые дома пло­щадью до сорока тысяч квадратных мет­ров. Первые девятиэтажки у Дома техники стали для города школой высотного строи­тельства. С каждым годом домов повышен­ной этажности будет вводиться все больше.

В канун 250-летия Бузулука проведена реконструкция центральной площади. Здесь установлен величественный памятник Вла­димиру Ильичу Ленину. На площади про­сторный бассейн, разбиты газоны, высаже­ны липы, березы, ели.

В центре города, на пересечении глав­ных магистралей — улиц Ленина и Отакара Яроша почти целый этаж в старинном здании отдан городскому краеведческому музею. Седая старина соседствует тут с экспонатами, посвященными сегодняшним дням 250-летнего Бузулука.

Здешний музей еще относительно мо­лод— не так давно отмечали его тридцати­летие, но это один из лучших, наиболее интересных музеев области. Тут сумели со­брать более одиннадцати тысяч самых раз­нообразных документов, фотографий, вещей. Но собрать — это еще половина дела Надо все это богатство интересно представить, сделать доступным для посетителей ярко, со вкусом оформить стенды и витрины. Это сумели сделать в Бузулуке.

Первый нарком просвещения, друг и соратник Владимира Ильича Ленина Ана­толий Васильевич Луначарский как-то ска­зал, что музей — это памятная книга. Бузулучане, гости города приходят сюда, что­бы не торопясь, постепенно перелистывая страницы этой книги, узнать о наиболее важных событиях истории города и района, заглянуть в их будущее.

Тут можно увидеть подлинный номер Ленинской «Искры» и искусно «сотканный» из строк «Крейцеровон сонаты» портрет Льва Толстого, приказ, подписанный Васи­лием Ивановичем Чапаевым, и боевое знамя первого чехословацкого батальона, экс­понаты, посвященные земляку — летчику-космонавту СССР, и документы бузулучан — делегатов партийных съездов.

Много, очень много тут интересных экс­понатов. Вот документ на необычном блан­ке, написанный по-французски. Но почему в нем название села под Бузулуком — Шахматовка? Как попало это название в дип­лом ФАИ-—Международной авиационной федерации? Короткая справка поясняет, что диплом, утвердивший мировой рекорд скорости и рекорд беспосадочного полета на вертолете от украинского города Сумы до бузулукской Шахматовки, принадлежит Тамаре Лариной — спортсменке из города Бузулука. Здесь же ее летный шлем.

А рядом фотография еще одного бузулучанина — чемпиона мира. Это Александр Ульянин — теперь известный в нашей стра­не, да и во всем мире самбист. Когда нико­му еще не известный парень — учащийся сельскохозяйственного техникума из Бузу­лука приехал в Москву на первенство стра­ны и завоевал там серебряную медаль в наилегчайшей весовой категории, это ста­ло полной неожиданностью в спортивном мире. Ведь он стал заниматься самбо всего несколько лет назад, и готовил его к спор­тивным поединкам не профессиональный тренер, а общественник, который сам-то начал заниматься этой интересной борьбой сравнительно недавно.

Поднимаясь на пьедестал почета, Александр и предполагать даже не мог, что пройдет совсем немного времени и ему придется защищать честь нашей страны на мировом чемпионате. И вот осень 1985 го­да. Испания. Красивый город на берегу Бискайского залива Сан-Себастьян, известный своими курортами и международными кинофестивалями. Тут состоялось мировое первенство. Сюда приехали из многих стран сильнейшие мастера — самбисты.

В первой схватке Александру пришлось встретиться с борцом из Японии — страны, известной своими спортивными традиция­ми. Ульянин выиграл встречу без особых затруднений за несколько секунд. Сложнее оказалось бороться с парнем из Монголии. Еще тяжелее был поединок с молодым бол­гарином. И снова — победа! В честь нового чемпиона мира — спортсмена из далекого Оренбуржья, из города Бузулука, звучит в Испании Гимн Советского Союза.

Совсем недавно в музей пришла посыл­ка из Ленинграда. Родственник всемирно известного художника, академика живопи­си Филиппа Андреевича Малявина, ленин­градский скульптор Сергей Иванович Есин прислал в дар родному городу к его 250-ле­тию одну из ранних работ живописца — «Крестьянский мальчик». Это небольшой этюд, написанный маслом в конце прошло­го столетия. Большой жизненной силой ве­ет от образа сельского мальчонки в домо­тканой рубашке с одухотворенным лицом, с внимательно глядящими на мир глазен­ками. Кто знает, может быть, работая над этюдом, вспоминал художник свое нелегкое детство крестьянского мальчика из небольшой деревни в Бузулукском уезде.

Многие бузулучане, не раз бывавшие в своем музее, приходят сюда посмотреть на подлинного Малявина. Работа эта особен­но дорога любителям искусства не только потому, что это произведение прекрасного художника, но и потому, что написан этюд на бузулукской земле в родной деревне Филиппа Малявина — Казанке.

...Бузулук — центр крупного сельскохо­зяйственного района, основанного 10 июля 1928 года. Здесь три совхоза и 21 колхоз. Они обрабатывают огромную площадь — почти 170 тысяч гектаров пашни. За успехи в развитии сельского хозяйства колхоз име­ни Карла Маркса первым в области на­гражден орденом Октябрьской Революции. Высокой государственной наградой — орде­ном Трудового Красного Знамени отмечено Бузулукское хлебоприемное предприятие.

Хлеб — общая забота и сельских тру­жеников, и горожан. В дни жатвы почти три тысячи бузулучан работают в поле — на токах, на комбайнах, на хлебных трас­сах. Кроме этого, предприятия города по­сылают в колхозы и совхозы на перевозку хлеба до 300 грузовых автомашин.

Земледельцы Бузулукского района ре­шительно берут курс на интенсивную тех­нологию возделывания зерновых культур. Она позволяет и в засушливые годы, а они здесь случаются нередко, получать хоро­шие урожаи. В 1985 году — очень сложном по погодным условиям — в колхозе имени Ильича, например, средний намолот со­ставил почти по 22 центнера с гектара.

Невольно вспоминаются другие картины — в предоктябрьские годы средний уро­жай в Бузулукском уезде не превышал трех с половиной центнеров с гектара. И б недородные годы, когда совсем не давала хлеба земля, не только Мишка Додонов — герой повести Александра Неверова «Таш­кент— город хлебный», но и многие тыся­чи бузулучан мыкались по всей России в поисках хлеба насущного.

Ныне правнуки Мишки Додонова на собственных «Жигулях» и «Нивах» приез­жают на рассвете в поле, чтобы пересесть на комбайны, повести их по разливу пше­ничных полей, собрать урожай в шесть-семь раз больше, чем в голодные дорево­люционные годы.

Издавна славится Бузулук своими людь­ми. Отличаются они и в ратном деле, и в труде. 16 Героев Советского Союза и 8 Ге­роев Социалистического Труда вырастила бузулукская земля. Здесь живут и работа­ют сотни, тысячи замечательных тружени­ков, чьи трудовые заслуги отмечены орде­нами и медалями СССР, Государственны­ми премиями, премиями Ленинского ком­сомола. Они достойно продолжают славу Бузулука — одного из старейших городов Оренбуржья.

Бузулук—очень зеленый город. Пло­щадь зеленых насаждений общего пользо­вания превышает тут 104 гектара, то есть примерно по 13 квадратных метров на ду­шу населения. К концу века эта площадь возрастет до 300 гектаров. А если к этому добавить прибрежные леса по Самаре, окрестные лесные массивы и находящийся неподалеку знаменитый Бузулукскнй бор, который по законному праву называют «зе­леной жемчужиной Заволжья», то станет понятно, почему так любят бузулучане не только свой город, но и его окрестности. Особая гордость бузулучан, да и гор­дость всего Оренбуржья — прекрасный дар природы, огромный и величавый Бузулук­скнй бор. Это самый южный в нашей стра­не крупный массив соснового леса. Его площадь превышает 111 тысяч гектароп. Здесь есть необычный музей, уникальные экспозиции которого посвящены Бузулукскому бору, его истории, его обитателям, людям, заботливо хранящим и приумно­жающим его зеленое богатство.

Много лет живет и работает в бору ста­рейший лесовод, действительный член Гео­графического общестза СССР Ярослав Ни­колаевич Даркшевич. Его статьи о зеленом богатстве — это поэмы в прозе. Так любит он бор, которому отданы лучшие годы жиз­ни. Вот он любуется зелеными просторами с песчаной дюны: «На севере сизые дали бора, широкий разлив молодых посадок, за которыми возвышаются волны старого ле­са. Они расходятся там по горизонту, теря­ются в его синеве. А на восток от подошвы крутого косогора, спускаясь и поднимаясь по дюнам, шагает вековой сосняк. Какая мощь бора! Здесь каждый поймет и почув­ствует, какой редкий памятник природы хранит наше Оренбуржье».

Много лет Ярослав Николаевич ставит вопрос о том, чтобы сделать бор одним из национальных парков Российской Федерации, потому что «есть у бора и другая, ис­ключительно большая трудноизмеримая ценность. Это его притягательная эстетиче­ская сила: красота его высокоствольных лесов с отдельными великанами — ровесни­ками храбрецов из дружин Емельяна Пу­гачева, его покрытые вековым сосняком гривы, его западины, его манящие в неве­домую даль прямые просеки».

Несколько лет назад Оренбургский со­вет по туризму открыл в самом центре бора в Партизанском лесничестве туристскую базу. И скоро она стала одним из самых популярных мест отдыха в Оренбуржье. Многие из тех, кому посчастливилось по­бывать тут, оставили восторженные отзы­вы. Навсегда запомнились и корабельные сосны, и земляничные поляны, и песчаные пляжи у чистой, как слеза, Боровки.

Интервью главы города о Бузулуке

Валерий Рогожкин, глава города Бузулука: "Я хочу, чтобы мой город и завтра, и через много лет был по-прежнему уютным, зеленым, любимым своими жителями".

Термин «конкурентоспособность» в отношении ородов стал употребляться не так давно. Раньше, во времена плановой экономики, и следующего за ними сложного экономического периода у российских городов были сначала конкретно поставленные государственные задачи, а потом 3 одна на всех, но самая сложная, продиктованная реалиями тех дней – выжить и не допустить социального взрыва, экономического развала. Сегодня это модное слово определяет, прежде всего, экономические критерии развития территории города, характеризующие его привлекательность перед другими городами, регионами для инвестирования. О своем видении сегодняшнего и завтрашнего дней муниципального образования «город Бузулук» рассказал глава города Валерий Рогожкин.

- Какими конкурентными качествами, на Ваш взгляд, по сравнению с другими городами обладает Бузулук?

Я считаю, что в сегодняшних экономических условиях одно из основных конкурентных качеств Бузулука - это то, что он не является классическим моногородом. Да, у нас большая часть населения города занята в нефтяной сфере, значительная часть бюджета пополняется за счет «нефтяных» денег, но это некритические цифры. Бузулук – самодостаточное муниципальное образование, с развитой коммунальной, социальной, экономическойинфраструктурой.

То, что город открыт для привлечения капитала, в том числе и крупного, и готов к этому, у меня нет сомнений. Более того, я уверен, что если бы не мировой финансовый кризис, этот процесс уже бы начался. Буквально за последние два года в Бузулук «зашли» порядка 10 коммерческих кредитных учреждений. А появление банков, как известно, предваряет появление денег. Были и конкретные предложения о строительстве гипермаркетов, открытии дилерских центров по продаже и обслуживанию автомобилей одного из брендов зарубежного автопрома. Мы со своей стороны больше склонялись к развитию на территории города новых отраслей производства. Предварительную, переговорную работу проводили постоянно и с земляками оренбуржцами, представителями ближнего зарубежья. При непосредственной помощи членов Оренбургского землячества в Москве мы получаем «столичные» предложения об участии в строительстве, благоустройстве города, были даже варианты привлечения в Бузулук иностранного капитала.

Надеюсь, что по окончании временных финансовых трудностей, бизнес-сообщества вернутся к теме инвестирования в развитие малых и средних городов страны, докризисные примеры этого есть. А Бузулук к этому готов. Мы сохранили свои исторически сложившиеся положительные характеристики: выгодное географическое расположение, наличие крупных железнодорожных узлов, развитую сеть автомагистралей и упрочили позиции, развивая структурное разнообразие экономики, инфраструктуры, информационного и коммуникационного поля. И еще один немаловажный момент, который может служить как показателем уровня жизни горожан, так и выступать гарантом надежности любых вложений в территорию: последние несколько лет, ежегодно, население Бузулука увеличивается в среднем на 1000 человек.

- Чтобы реализовать конкурентные преимущества, нужно реформировать в числе прочего и систему управления. Какие новые стандарты в управлении городом внедрены? К чему привела реформа муниципального управления? Какие муниципальные целевые программы разрабатываются для реализации Стратегии и Концепции развития города?

Происходящие в стране процессы децентрализации государственного управления способствовали повышению автономности в принятии решений на региональном и местномуровнях. Сегодня муниципальная власть отделена от государственной, и по многим вопросам именно она должна руководить процессами организации жизни в любом муниципальном образовании. Следует отметить, что если на административную реформу на федеральном уровне затрачены немалые средства, то муниципалитетам пока приходится рассчитывать на собственные ресурсы.

В 2008 году в городе создана и работает комиссия по проведению административной реформы, в струк турных подразделениях администрации города сформированы рабочие группы. В свое время мы не стали «изобретать велосипед» и учреждать «ручное» казначейство. Бузулук одним из первых, и до сих пор один из немногих муниципальных образований области, перешел на работу с федеральным казначейством. Это позволило сделать прозрачной схему прохождения бюджетных средств, сократить время прохождения средств от налогоплательщика до получателя, исключить нецелевое использование средств бюджета (при банковском обслуживании контроль - только по остатку средств, при казначейском – не только по остатку, но и по кодам бюджетной классификации с проверкой подтверждающих документов).

Краткосрочные разрозненные планы развития отдельных сфер деятельности города зачастую бывают невыполнимыми, так как не учитывают фактор системности города. Необходима разработка комплексной с тратегии повышения конкурентоспособности города, концепции его развития. В целях достижения экономической и социальной стабилизации и создания условий долгосрочного экономического и социального развития разработан и утвержден Генеральный план развития города, структурными подразделениями администрации города разработаны необходимые для его реализации целевые программы. Большинство из них разрабатывались в финансово успешный 2008 год, но и сегодня мы не останавливаем их реализацию, понимая, что это может привести к сбою в стратегии развития территории.

А вообще, стратегия развития муниципальных образований имеет гораздо больше шансов на успех там, где присутствует сильная администрация, имеющая в своем распоряжении существенный выбор ресурсов, в том числе налоговых источников, и обладающая широкими полномочиями. Сейчас на органы местного самоуправления государством возложены огромные полномочия, но без передачи достаточных доходных источников. Мы учимся использовать местные источники, «зарабатывать деньги», в том числе и привлекать их через инвестирование.

- Оцените, пожалуйста, инвестиционную привлекательность го рода.Какие инвестиционные проекты реализуются в третьем по значению городе Оренбуржья?

Несмотря на то, что в объеме инвестиций основной удельный вес составляют предприятия, деятельностькоторых связана с добычей и переработкой нефти в г. Бузулуке, наиболееприоритетными инвестиционными направлениями являются обрабатывающие виды деятельности, развитие жилищно-коммунальной инфраструктуры, развитие рынка жилья.

Значительные объемы инвестиций за счет всех источников финансирования направляются на обеспечение модернизации объектов ЖКХ и энергетики. Только за 2008 год на эти цели было направлено 418,7 млн рублей, из них 136,4 млн рублей было направлено на реконструкцию станции очистки подземных вод.

В 2008 году более чем на 70% увеличен объем инвестиций предприятий, осуществляющих строительную деятельность, на 83,5% увеличены объемы предприятий общественного питания.

- Какая работа ведется по улучшению экологической ситуации в городе?

В отличие от восточного Оренбуржья, располагающегося преимущественно в степной зоне и имеющего на своей территории производства, связанные с негативным влиянием на окружающую среду, экологическая обстановка в Бузулуке более спокойна. Конечно, свою роль играет близость национального парка «Бузулукский бор», но экологическое благополучие нельзя достигнуть только наличием в окрестностях города одной рекреационной зоны.

Пока мы не разработали комплексной программы по озеленению Бузулука. Здесь мы пошли от обратного, а не обычным путем. Уже есть предприятие, которое будет её реализовывать, приобретена техника и технология озеленения городской территории, намечены объекты, осталось только свести это на бумаге, а на деле работа давно уже идет. Весной-летом 2009 года МУП ЖКХ-2 было высажено 1100 саженцев деревьев, скошено 1200 тысяч квадратных метров гектаров сорной травы, устроено газонов на площади 6100 квадратных метров.

Городскими специализированными предприятиями выполнен большой объем работы в реставрируемом парке имени А.С. Пушкина. Пока он не влияет на окружающую среду, но подготовительная работа, проводимая сегодня позволит уже через несколько лет городу иметь свои «легкие», размером в 17 гектар.

Немаловажной составляющей в системе экологической безопасности города является и элементарная чистота улиц. Честно скажу, что я не всегда бываю доволен своевременностью и качеством уборки городской территории, которую, кстати говоря, осуществляет предприятие малого бизнеса.Но, и это подтвердит как каждый бузулучанин, так и гость города, не видевший его, например, года три-четыре, сегодняшний Бузулук в разы чище, чем в начале века. Причем, год от года объем вывозимого мусора отнюдь не уменьшается. И в связи с этим мы имеем еще одну экологическую проблему, которую начали решать очень давно, можно сказать в начале века. Но вот практическое воплощение проекта началось в этом году.

Полигон твердых бытовых отходов долгие годы был болевой точкой для нас и наших соседей – Бузулукского района. Сегодня его уже нельзя как раньше назвать свалкой. Сейчас уже установлено ограждение из металлической сетки, «выровнено» 640 квадратных метров отработанной площади полигона, оборудована дезинфицирующая «ванна» для колес транспорта, посещающего полигон. Метровый слой грунта и почвы впоследствии будет засеян травой и засажен деревьями. Пробурены три наблюдательные скважины для забора воды. Отбор воды из 32-метровых скважин будет производиться для проведения анализов грунтовых вод.

Вопросы экологии, на первый взгляд, не являются актуальными, «горящими», позитивные результаты решения не сразу будут очевидны, их увидят наши дети. И этот факт - самый веский аргумент для того, чтобы отнестись к ним со всей серьезностью. Сейчас мы начали разрабатывать проект генеральной схемы очистки г.Бузулука. По итогам открытого конкурса заключен муниципальный контракт на эту работу с опытным предприятием ОАО «Центр благоустройства и обращения с отходами», г. Москва, не первый год работающим в системе ЖКХ страны.

Социально-экономическое развитие Бузулука в 2008-2009 годах

Производство

Объем отгруженных товаров, выполненных работ и услуг за 2008 год составил 137896,62 млн рублей. Индекс промышленного производства к уровню 2007 года составил 98,4%.

Наиболее динамично развивались предприятия обрабатывающих производств. Темп роста к уровню 2007 года в сопоставимых ценах составил 109,4%. В структуре отгруженной продукции обрабатывающих производств наибольший удельный вес занимают следующие виды деятельности: производство машин и оборудования, запасных частей 59,4%, производство пищевых продуктов 26,8%.

Работа предприятий города в 2009 году оценивается неоднозначно. Ожидается, что индекс промышленного производства за 2009 год составит 106,0%. Индекс производства по нефтедобывающим предприятиям составит 106,3%. Индекс-дефлятор по этому виду деятельности 79,3%, при этом по предприятиям, оказывающим услуги, наблюдается снижение стоимости услуг или сохранение на уровне 2008 года. В 2009 году ожидается снижение объемов отгрузки обрабатывающих производств. Индекс производства составит 86,2%.

Инвестиции

По итогам 2008 года объем инвестиций по г. Бузулуку составил 21820,2 млн рублей, что на 27 % больше, чем в 2007 году.

Доля инвестиций за счет собственных средств предприятий составляет 93,7% от общего объема инвестиций 20445,4 млн рублей. Объем инвестиций за счет привлеченных средств 999,5 млн рублей, из них 372,6 млн рублей бюджетных средств, в т.ч. 121,7 млн рублей средства федерального бюджета. Объем инвестиций в ИЖС – 375,3 млн рублей

В связи с начавшимся в 2008 году экономическим кризисом в 2009 году ожидается незначительный рост объемов инвестиций: в целом по муниципальному образованию к уровню 2008 года до 104,9 %.

Оборот розничной торговли

За 2008 год оборот розничной торговли возрос в сравнении с 2007 годом на 11,1% и составил 3172,5 млн рублей. Потребительский рынок города Бузулука можно охарактеризовать как стабильный с высоким уровнем насыщенности. В городе развивается и формируется единая торговая система, происходит качественное ее преобразование. Открываются новые магазины, кафе с современным интерьером, с благоустроенной территорией, прекрасной отделкой, насыщенным ассортиментом и прогрессивными формами обслуживания.

Уровень жизни населения

В 2008 году сохранилась положительная динамика роста заработной платы. За 2008 год среднемесячная заработная плата работников по полному кругу предприятий и организаций составила 17520 рублей, с ростом к уровню 2007 года на 33,1%.

В 2008 году сохранялись высокие темпы роста денежных доходов населения. Денежные доходы населения составили 14630 млн рублей, что на 28,4 % больше, чем в 2007 году, в том числе оплата труда увеличилась на 31,5 %, социальные выплаты на 31%.






Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Привет студентам) если возникают трудности с любой работой (от реферата и контрольных до диплома), можете обратиться на FAST-REFERAT.RU , я там обычно заказываю, все качественно и в срок) в любом случае попробуйте, за спрос денег не берут)
Olya02:56:16 27 августа 2019
.
.02:56:15 27 августа 2019
.
.02:56:15 27 августа 2019
.
.02:56:14 27 августа 2019
.
.02:56:13 27 августа 2019

Смотреть все комментарии (12)
Работы, похожие на Курсовая работа: Бузулукский район

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(258545)
Комментарии (3481)
Copyright © 2005-2020 BestReferat.ru support@bestreferat.ru реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru