Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364139
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62791)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21319)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21692)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8692)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3462)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20644)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Механизмы психической защиты

Название: Механизмы психической защиты
Раздел: Рефераты по психологии
Тип: реферат Добавлен 14:47:27 28 мая 2011 Похожие работы
Просмотров: 100 Комментариев: 12 Оценило: 2 человек Средний балл: 5 Оценка: неизвестно     Скачать

План

1 . Психическая защита

2. Защита путем умственных действий

3. Защита путем разрядочных реакций

4. Защита путем комического

5. Защита путем привычной деятельности

6. Список литературы

1. Психическая защита

Понятие психической (психологической) защи­ты появилось вначале в русле психоанализа, а затем было принято и психологией в целом. Любой совре­менный индивид обладает способами и ресурсами психической защиты, и формировать их необходимо с раннего возраста: правильным воспитанием.

Психическая защита носит общечеловеческий, а не культурно-исторический или этнический характер, но предпочтительные ее способы могут быть различными в различных сообществах.

Современный человек уже занял практически все пригодные для поселения территории, и жить ему приходится в тесноте: физической и психической. Отсюда — множество проблем, в том числе и тех, ко­торые порождают необходимость в психической защите.

«Цель» психической защиты — разгрузка центральной нервной системы от чрезмерных и (или) застойных потребностных и подкрепляющих воз­буждений, поддержание гомеостаза психики.

Нередко психическая защита трактуется как нена­дежный или болезненный способ примирения инди­вида с неприемлемой для него информацией. При этом используют термины «вытеснение» или «запрет» на ее осознание. Думается, что способы «запрета» или «вытеснения» являются вынужденным, несовершен­ным, паранормальным способом психической защи­ты. Неслучайно, специалистам по психоанализу при­ходится особыми методами (по косвенным призна­кам) выявлять «вытесненные» или «запрещенные» содержания и переводить их в осознанное состояние для последующей обработки: с целью изменить (пу­тем переоценки) их значимость для пациента.

Вот основные пути психической защиты (ем. ниже):

♦ защита путем умственных действий;

♦ защита путем разрядочных реакций;

♦ защита путем комического;

♦ защита путем привычной деятельности.

При этом просто глупо было бы считать, что со­знание «защищается» от подсознания или «бессозна­тельного»: психика — единое целое, и как целое, но с различной активностью тех или иных своих отделов она защищает свой гомеостаз в условиях проблемных жизненных ситуаций.

От чего психика защищается? От дезорганизации и повреждений. Вот примеры психотравмирующих нейропсихических процессов (явлений):

♦ застойное потребностное возбуждение (психи­ческое напряжение);

♦ патологическая фиксация некоего содержания, ведущая к формированию патологической доми­нанты (расстройства влечений); ♦ устойчивые противоречия внутри комплекса «Я», нарушающие его целостность...

2. Защита путем умственных действий

Умственные действия являются способом и психи­ческой адаптации, и психической защиты. Строго говоря, комическое тоже относится к разряду умственных действий, но вместе с тем оно имеет свой разрядочный физиологический механизм (смех), и поэтом}заслуживает самостоятельного рассмотрения Главным, предметом адаптационно-защитных умет- венных действий является значимость: оперирование значимостью неприемлемых по тем или иным причи­нам психических содержаний с целью ее снижения, а следовательно, уменьшения степени их травматогенности: способности вызывать переживания, которые вообще (для данного индивида) или в конкретной ситу­ации не могут быть реализованы конкретными дейст­виями. Какие варианты здесь возможны?

♦ Снижение значимости неприемлемого спосо­бом занижения его оценки (принцип: «это — ерунда», «это — пустяки»).

♦ Снижение значимости неприемлемого способом масштабирования — противопоставления (принцип: «ничтожный объект между Западом и Востоком»).

Это способ оппозиции положительного содержания неприемлемому. При этом значимость положитель­ного всячески завышается. Одним из проявлений ме­тода оппозиции являются всякого рода побочные увлечения («хобби»), которые индивид настойчиво культивирует, отдавая этому все свободное время.

♦ Снижение значимости неприемлемого способом ослабления связи (принцип: «какое мне до этого дело», «это меня не касается»).

♦ Снижение значимости неприемлемого способом «изоляции» (принцип: «всё прекрасно, и лишь одно «но»). Дело в том, что возможна иррадицация в цент­ральной нервной системе возбуждения, соответству­ющего неприемлемому содержанию, вплоть до убеж­дения «плохо всё». Поэтому индивид убеждает себя в том, что у него «всё и во всём хорошо, кроме одного». Это позволяет не только предотвращать распростра­нение отрицательно окрашенного возбуждения по центральной нервной системе, но и дает также воз­можность сконцентрироваться на решении конкрет­ной проблемы, «не расплываясь мыслию по древу».

♦ Снижение значимости неприемлемого способом дезактуализации («мне это всё давным-давно извест­но»). Смысл: раз известно давно, и ничего плохого не произошло, значит, это не так уж плохо или опасно.

Очевидно, что все перечисленные выше способы оперирования значимостью полностью соответству­ют принципу, сформулированному римским импера­тором и философом Марком Аврелием (121-180): «измени отношение к вещам, которые тебя беспокоят, и ты будешь от них в безопасности».

К умственным действиям относятся и вопросы жизненной стратегии. Вот они:

♦ Понимание вероятностного характера любого до­стижения и успеха, что позволяет легче переносить неудачи. Как бы индивид ни был уверен в своей спо­собности преодолевать трудности и достигать целей, он должен учитывать, что не только «невозможное бывает возможным», но и наоборот: возможное ока­зывается невозможным. В этом случае невозмож­ность желаемого не будет неожиданной, а отсюда и сниженная психическая травматогенность неудачи.

♦ Преобладание в сфере потребностей потребности познавать мир: никто не может помешать этому, как никто никому не может запретить дышать одним с ним воздухом. Поэтому ориентация индивида на по­знание всегда дает ему достаточно положительных эмоций, и не случайно, в одной и той же ситуации од­ному индивиду бывает интересно, а другому—скучно.

♦ Умение сравнивать свои достижения и свое поло­жение не только с теми, у кого «лучше», но и с теми, у кого «хуже». И всегда помнить о цене успеха: ничего никому даром не дается, за все приходится так или иначе, сейчас или потом платить. Важно это четко осознавать, чтобы не думать, что «есть на свете счастливые

люди, а я вот — несчастен»

♦ Материальные блага всегда ограничены в коли­честве, и никогда всем в равной мере чего-либо не до­стается. В связи с этим периодически возникают ситу­ации дележа: свалки, склоки, ссоры. Важно понимать: собравшиеся в одном месте для дележа оставляют при этом вокруг много свободного пространства и надо уметь оглянуться и поискать еще неоткрытые кем-то возможности. Главное — не лезть в гущу дележа, а вни­мательно смотреть вокруг: всегда найдется достаточно много интересного для каждого. Умей найти свое и от­носись к чужому как к неинтересному!

♦ Возможны две жизненных стратегии: сверх укрепленность (принцип «осажденная крепость») и принцип «затеряться на фоне» — не «возникать», не «заявлять о себе» без убедительной необходимости к этому.

Отношение к окружающему, как к опасному, вызы­вает постоянную актуализацию потребности самосо­хранения, а с нею — и постоянное психическое напря­жение. Отношение же к окружающему как к подобно­му тебе позволяет считать его более дружественным, и поэтому не вызывает психического напряжения. Иначе говоря, надо уметь не придумывать себе опасностей, а к реальной опасности относиться технологично. И глав­ное — относиться к неприятному, как к явлению объек­тивному, а не чьему-то злому умыслу. Надо помнить, что какого бы ты высокого мнения о себе ни был, окружающие заняты прежде всего собственными делами и проблемами. И у каждого этих дел и проблем достаточно много, что­бы оставалось время специально думать о том, как бы тебе сделать плохо.

♦ Стремление быть всегда и во всем первым и са­мым главным опасно для психики. Во-первых, это признак отсутствия самодостаточности: индивид все время вынужден сравнивать себя с другими и отсле­живать различия в положении и достижениях. Во-вторых, положение первого и самого главного опасно постоянным психическим напряжением: ведь самому главному легко стать не самым главным, утратить часть своего статуса. Положение же одного из первых, но не самого первого, намного выгоднее: те же преимущества положения, но без того психиче­ского напряжения, которым сопровождается поддер­жание первенства.

К категории защитных умственных действий от­носится и нецензурная брань. Ее разрядочный харак­тер очевиден: «выругался, и полегчало». Но это и определенные умственные действия, а не только условно-рефлекторные словесные штампы (вроде вошедшего в моду слова «блин», сочетающего в себе внешнюю приемлемость с потенциалом разрядки). Существует ведь еще и «многоэтажный мат»: это, не­сомненно, творчество, хотя и, быть может, циничное. Вообще же, именно брань четко демонстрирует заме­ну физических (враждебных) действий словесными выражениями неодобрения. И в этом плане брань, в том числе и нецензурная — несомненное достижение цивилизации! И чем больше людям приходится сдер­живать свои физические действия, тем более отчет­ливой становится роль ругательств. Таким образом, брань — это элементарная разрядочная реакция, а ино­гда — и умственные действия. Сам феномен психической защиты очень важен для нормального функционирования психики. Од­нако эта защита должна быть лишь дополнением к ак­тивной деятельности, направленной на преобразование ситуации: то, что неразрешимо в реальной жизни, не­разрешимо и в психике. Субъективность все же по­зволяет как-то смягчить эту неразрешимость, и поэ­тому осознанная активность субъекта, его целенаправ­ленная деятельность сами являются важным защитным механизмом психики.

Теперь несколько элементарно-учебных приме­ров. Одним из «фрейдистских» способов «психологи­ческой защиты» является регрессия. Как она прояв­ляется? Переходом индивида на предшествующие возрастные формы поведения: к примеру, женщина начинает вести себя с мужем, как ребенок. Какова основа и в чем выгоды такого поведения? Во-первых, это, конечно, демонстративное снижение уровня при­тязаний: взрослый и в принципе равный по статусу начинает вести себя как младший по возрасту. Но ведь младший по возрасту — это и младший по статусу (если не брать в счет ситуацию «молодой началь­ник»). Чем снижение уровня притязаний выгодно? Во-первых, снижением ответственности: ведя себя как ребенок, женщина тем самым перекладывает от­ветственность на мужчину. Во-вторых, из положения младшего легко просить без напряжения: просьба к старшему - типичная поведенческая ситуация, и ре­бенка она никогда не напрягает, кроме случаев, когда взрослые на просьбы отвечают грубо. Итак, регрес­сия — это не только «психологическая защита», но и выгодная (в ряде случаев) стратегия поведения: выиг­рыш в результате снижения уровня притязаний.

От подобного вида «регрессии» следует отличать другой ее вид, связанный с усвоением особенностей поведения индивида в связи с характером поведения окружающих.

К примеру, трехлетний больной ребенок, помещенный в па- дату к пяти - шестилетним, начинает вести себя сходным с ними образом. И напротив, шестилетний, помещенный к двух – трех - летним, как бы опускается до их уровня. Так что здесь имеют место и «регрессия», и «прогрессия».

Другой вид «психологической защиты» — проек­ция. При ней индивид начинает другому приписы­вать свои недостатки. Типичная общественная ситуа­ция — эксплуатация образа врага. Дело в том, что собственное поведение индивида где-то не выдержи­вает критики (совестью) и изменить оценку неприем­лемого он не может. Вот он и переносит отрицатель­ную оценку на другой объект, который противопоставляет себе.

Еще один вид «психической защиты», — отрицание. Оно может быть и осознава­емым, и неосознанным, и осуществляться различны­ми способами. Здесь и условно-рефлекторное подав­ление (отвлечение) внимания от неприемлемого, и осознанное отрицание необходимости помнить о нем (по принципу: «не хочу об этом и думать»). Это и осоз­нанное отрицание недостатков у индивида, от которо­го зависит твое положение: если уж приходится обща­ться с ним постоянно, то легче начать отрицать его, не­достатки и стараться «входить в его положение», а то и приписывать ему положительные качества, чем испы­тывать постоянное напряжение в ситуациях общения с ним или мыслях о них. Следовательно, отрицание — это не просто возражение или отказ, но и сложное опе­рирование с оценками и восприятием.

И несколько слов о за­щитной роли подражания. Очевидно, что подражание играет именно защитную роль в ситуациях неопределенности линии собственного поведения: индивид поступает, «как все», особенно не напрягаясь и не мучаясь сомнениями. В этом — психотерапевтическое значение обмена жизненным опытом: следование примеру, образцу, «общепринятому». Здесь и душевное облегчение из-за отпадения необходимости «думать са­мому», и момент безопасности: раз уж «так делают все», значит, за это не накажут. Видимо, этот момент облег­чает и мародерство: когда оно принимает массовый ха­рактер, все меньшее число индивидов испытывают страх при мысли о своем возможном участии в подоб­ного рода действиях. К сему относится и смысл извест­ной поговорки: «на миру и смерть красна».

3. Защита путем разрядочных реакций

При всей сложности центральной нервной систе­мы и психики нарушения их функционирования сводятся главным образом к чрезмерному, застойному или неправильно канализирующемуся возбуждению. Подобного рода проблем с торможением, как прави­ло, не возникает. Дело в том, что возбуждение силь­нее торможения: оно связано с органическими фак­торами (обязательностью потребностных возбужде­ний) и отражает самое жизненную активность. Торможение же во многом условно, и его основная задача — вводить возбуждение в определенные рамки.

Торможение обеспечивается вторичными нейропсихическими механизмами, и его осуществление всегда связано с определенным психическим усилием, тогда как распространение возбуждения — это аналог некоему облегчению, которое, однако, затем начина­ет отягощать психику, если оказывается чрезмерным или застойным. Последнее для психики особенно за­труднительно, поскольку предъявляет высокие тре­бования к её выносливости и чревато функциональ­ной травмой нервных клеток. Следовательно, и возбуждению, и ак­тивному торможению необходима именно разрядка.

В основе состояния удовлетворения (см. главу 3) лежит особого рода спад потребного возбуждения, и поэтому разрядка возбуждения всегда несет в себе не­кую привлекательность. По этой причине всеразрядочные (нейропсихические) реакции индивиду в той или иной степени приятны.

Наиболее универсальными разрядочными реакциями являются элементарные физические действия, а также смех, плач, брань. Они или имеют под собой готовые физиологические механизмы (смех и плач), или фор­мируются — с учетом особенностей воспитания (на­пример, брань), или носят элементарно-рефлектор­ный характер («топнуть ногой»). Общая их черта: про­стота и доступность реализации. По этой причине подражать разрядочным реакциям проще и легче, чем каким-либо ещё.

Ещё один вид защитных реакций психики — раз­рядка — переключение. Их достоинство — сочетание защиты психики от чрезмерного по силе и длитель­ности возбуждения с повышением гибкости и разно­образия поведения. Во-первых, этим путем может происходить переключение нерастраченной энергии на удовлетворение другой потребности (выполняю­щей замещающую роль): человек с «удвоенной энер­гией» берется за что-то другое. При слабом развитии интеллекта и (или) слабости функции задержки возбуждения возможны немотивированные поступки так как эти переключения оказываются вне интеллектуального контроля.

Что же происходит в случае, когда важная потреб­ность осталась неудовлетворенной, а защитного пе­реключения (чрезмерного по интенсивности и дли­тельности потребностного возбуждения) не прои­зошло? Развивается состояние фрустрации, которое является функцией общей потребностной неудовлет­воренности. В его механизме можно выделить три компонента.

Во-первых, это распространение — вследствие ин­дукции — торможения по центральной нервной системе, что неблагоприятно влияет на все прочие формы деятельности индивида (то есть направленные на удов­летворение иных потребностей) и проявляется общей его угнетенностью, подавленностью, депрессией.

Во-вторых, это общая повышенная раздражитель­ность вследствие снижения порогов восприятия раз­ного рода информации. Сам по себе это — один из ме­ханизмов информационного обеспечения достиже­ния потребностного результата. Например, голодный человек обостренно воспринимает запахи пищи; хотя и менее демонстративно, обостряются также зрение и слух. Снижение порогов восприятия яв­ляется результатом не самого по себе длительного воз­буждения очага, а отражением сохраняющегося по­требностного состояния. В данном же случае это ведет к тому, что человек «цепляется по пустякам», раздра­жается по поводу того, что раньше вообще не привле­кало его внимания: развивается свойственное неврозу состояние раздражительной слабости.

В-третьих, это отрицательные эмоции — досада, огорчение, разочарование — вследствие отрицательно­го подкрепления ситуации, в которой потребный резу­льтат оказался недостижимым, потребность неудовлет­воренной. Эти эмоции обращаются как против внеш­них факторов (включая и других людей), так и против самого себя — собственной неспособности к успешным действиям. Они тоже требуют разрядки.

Если подобного рода состояние продолжается дли­тельно, срабатывает защитный механизм более слож­ного и менее экономичного, чем описанные выше, уровня — происходит перестройка мотивации, целеполагания, смыслообразования. Это позволяет сни­зить статус представительства длительно неудовлетворяемой потребности среди прочих и тем самым умень­шить ее энергетизацию (то есть соответствующие ей возбуждения). В свою очередь это ведет к уменьшению возможных неблагоприятных последствий неразрядившегося возбуждения для всего нейропсихического содержания потребностного цикла. При этом обычно требуется и специальная работа мысли — то есть умственные действия: индивид начинает убеж­дать себя в том, что «не так уж это было и нужно», что «есть вещи поважнее» и т. д. Если же индивидуальная пластичность центральной нервной системы оказыва­ется недостаточной, а взаимоотношения мотивации, целеполагания, смыслообразования — ригидными (инертными), развивается устойчивое состояние не­вроза, требующее лечения

4. Защита путем комического

Комическое — это путь реализации личностно-смыслового типа психической защиты. Действительно, рассмеяться — это совсем не то, что плюнуть с доса­ды: последнее более характерно для мотивационно-целевого типа защиты.

Каждое слово — это «точка» пересечения множе­ства смысловых линий (логических цепей), каждое понятие может быть использовано во множестве раз­нообразных контекстов. В результате этого меняется и содержание высказывания, и его значимость. На этой многозначности базируется многое, в том числе и то, что называют комическим.

Как мы уже отмечали, главные функции мышле­ния — это:

♦ выявление связей между предметами, процесса­ми и явлениями;

♦ оценка значимости объектов, явлений, процес­сов;

♦ разгадывание непонятного (решение задачи);

♦ нахождение нового там, где оно неочевидно;

♦ определение характера необходимых действий.

Когда индивид в ходе мышления достигает некое­го результата, он испытывает удовольствие, источник которого — удовлетворение одной из базисных по­требностей: потребности в новой информации. Од­ного индивида больше радует новое во внешнем ми­ре, другого — во внутреннем. Напротив, когда ход мысли сталкивается с затруднениями (а главная их причина и форма их существования — противоречие, несоответствие, несовпадение), эта потребность ока­зывается неудовлетворенной. Возникает неприятное индивиду состояние некоторой напряженности, ко­торое отягощает дальнейшее течение его мыслей и ухудшает настроение. Решение мыслительной задачи (устранение противоречия) ведет к разрядке этого напряжения, что «оборачивается» удовольствием. Внешним проявлением этого удовольствия является улыбка или смех. Таким образом, удовольствие в ходе мышления возникает по двум причинам:

♦ неожиданное нахождение нового (чем неожи­даннее, тем интереснее!);

♦ устранение препятствия ходу мысли (разреше­ние возникшего противоречия или несоответ­ствия).

Чем сильнее противоречие или несоответствие, тем больше препятствий дальнейшему ходу мысли и тем сильнее застойное возбуждение, отягощающее психи­ку. Соответственно, тем большее удовольствие при его разрядке: благодаря нахождению смысла, которого пона­чалу как бы и не было. Смысл — это главный и наиболее действенный результат мышления.

Остроумие — это результативное оперирование смыслом. В первую очередь, это способность найти смысл там, где он неочевиден. Возможны такие варианты:

♦ нахождение смысла в том, что представляется его лишенным;

♦ сопоставление несопоставимого и отдаленного, в результате чего (неожиданно) возникает (выявляется) смысл;

♦ перенос смысла с одного высказывания на другое, казалось бы для этого непригодное;

♦ выявление второго (третьего!) смысла у выска­зывания, изначальный смысл которого считал­ся единственно возможным;

♦ нахождение для смысла достойной его формы (по принципу «краткость — сестра таланта»): ёмкой смысловой формулы—определения — то есть краткого словосочетания, в которое смысл вмещается полностью.

Остроумие всегда имеет творческий характер: обычно это мысленное воссоздание в одном кон­тексте другого, иногда противоположного по зна­чимости. А это возможно лишь благодаря углубле­нию в содержательный потенциал многозначности. Кроме того, «фамильной» чертой остроумия явля­ется неожиданность: именно с ней связано наибо­льшее интеллектуальное удовольствие.

Остроумное высказывание — это всегда задача на смысл: выявление, перемещение, преобразование, под­мена... И всегда в остроумном высказывании эта зада­ча оказывается решенной: смысл найден, или преоб­разован, или перемещен (сдвинут, перенесен). Наибо­лее частый характер остроумных высказываний:

♦ бессмыслица, в которой обнаруживается смысл;

♦ несоответствие, которое оборачивается соот­ветствием;

♦ «явная глупость», которая — при более глубоком проникновении — оборачивается умной мыслью;

♦ различные части высказывания оказываются (неожиданно!) связанными весьма нетривиаль­ным образом;

♦ «заведомо ошибочное» (неверное), которое оказывается глубинно верным.

Разрядка психического напряжения, возникаю­щего при затруднении (тупике) мысли может проис­ходить двумя способами: первый — логический, вто­рой — физиологический. Первый — это как раз и есть путь остроумия. Если же мы не в состоянии разре­шить имеющееся противоречие (несоответствие), нам остается только посмеяться: мысль отказывает­ся идти дальше. Причем здесь важно дополнительное условие: имеющееся противоречие ничем нам не уг­рожает, не несет какого-либо ущерба.

Комическое — это противоречие или несоответствие в мысли или ситуации, которое может разряжаться путем смеха. Этим оно отличается от остроумия, где проти­воречие разряжается логическим путем: путем (про­должения) суждения. Понятно, что «поле» комичес­кого уже «поля» остроумного: оно оперирует только противоречием (несоответствием), и никакой особой работы со смыслом здесь нет. Но у комического есть особенность: несоответствие (противоречие) мы или не в состоянии разрешить и поэтому смеемся, или же нам неохота его разрешать, и мы предпочитаем посме­яться. Почему? Потому что разрешение данного не­соответствия (противоречия) ничего привлекатель­ного нам не сулит: лишь банальность.

Итак, в остроте тупик (затруднение) мысли устраня­ется, в комическом он остается, но затем разряжается иным путем. При этом надо учитывать, что противо­речия (несоответствия) обычно насыщаются эмоци­ями: удивлением, недоумением, порою даже возму­щением. А затем вся их энергия преобразуется в энер­гию смеха — типичной разрядочной реакции.

Смех — физиологическая реакция, возникающая для разрядки психического напряжения, возникающего вследствие препятствия ходу мысли.

А какая польза от смеха? Прежде всего, смех — это физиологическая реакция, служащая разрядке избы­точного или застойного возбуждения в центральной нервной системе. В смех могут вкладываться различ­ные эмоции: как положительные (радостный смех) так и отрицательные (различные виды неодобритель­ного смеха: саркастический, язвительный). Следова­тельно, смех как элементарная физиологическая разря-дочная реакция может модулироваться нашим отноше­нием к объекту, вызвавшему смех. Наличие такого модулирования проявляется возникновением инто­наций. А выражение нашего отношения определен­ным образом действует на тех, кому смех адресован или тех, кто является объектом смеха. С учетом этого можно выделить три вида (уровня) смеха: * элементарно-разрядочный;

♦ интеллектуализированный;

♦ социально-регулятивный.

Элементарно-разрядочный смех. Это тот смех, ко­торый обычно кажется «беспричинным»: для него не видно внешнего основания. Он возникает, когда на какой-то момент смешным становится всё: покажи палец — тоже смешно. Дело здесь в накоплении пси­хического напряжения, причем индивид его может и не осознавать, будучи погружен в ситуацию. Это — смех из сферы подсознания.

Интеллектуализированный смех — это смех, моду­лированный определенным отношением к объектам и основанию для него, и вполне осознанный. При этом индивид сначала воспринимает основание для сме­ха, потом уже начинает смеяться. Если оснований для «большого» смеха недостаточно, индивид огра­ничивается улыбкой или усмешкой.

Улыбка более непосредственна, чем усмешка: она выражает лишь радость и симпатию. Напротив, усмешка модулирована различными нюансами отношение индивида к объекту смеха.

Социально-регулятивный смех. Во-первых, смех в присутствии другого человека такую функцию обре­тает автоматически: присутствующие воспринимают и «усваивают» не только интенсивность (как фактор заразительности) смеха, но и характер оснований для него. Важно: кто, как и над чем смеётся.

Во-вторых, смех может быть составной частью актерского искусства. Это — сценически-выразительный смех. Он играет ту же роль, что и спонтанный смех, но в условиях сценического действия носит профессионально заданный характер.

Людям, наделенным «чувством юмора», жить легче: они лучше других способны увидеть несообразности си­туации, но это не ведет их психику в тупик, поскольку они способны находить взаимопонимание, разре­шать противоречия, видеть выход из сложных ситуа­ций, не раздражаясь по пустякам.

Все это позволяет сделать вывод, что Наличие «чувства юмора» —это признак более четкого и тонкого ви­дения мира, способности стать выше конкретной си­туации и тем самым не поддаваться её диктату.

5. Защита путем привычной деятельности

Самым жизненно значимым способом разрядки возбуждений в центральной нервной системе является физическая деятельность — действия во внешнем ми­ре: именно ими осуществляется удовлетворение всех жизненно важных потребностей. Но по различным причинам эти действия не всегда возможны, и инди­виду приходится ограничиваться умственными дейст­виями: мысленно достигать желаемого, мысленно мстить врагам, мысленно занимать определенное об­щественное положение. Все это может рассматривать­ся и как подготовительный этап конкретных дейст­вий, но если дело этим и ограничивается, потребностное возбуждение не находит должного выхода и начинает накапливаться в центральной нервной сис­теме, со всеми неблагоприятными последствиями. Какой бы эффективной ни была психическая защита любым из трех охарактеризованных выше способов, все равно необходим и четвертый: надо что-либо де­лать и физически: иначе разрядка психического напряжения окажется неполноценной.

Оказывается, есть способ деятельности, который индивиду доступен почти всегда – это привычная деятельность.

Какова польза привычек в плане психической за­щиты?

♦ Выполнение привычных действий позволяет осуществлять основное, из чего складывается сама повседневность — то есть главное содержание жизни, как процесса. Привычка связывает в единое целое определенную ситуацию и определенные проявле­ния активности (индивида), выступая тем самым как способ квантования жизнедеятельности.

♦ Упорядоченность чередования физических дей­ствий вносит упорядоченность в течение высшей нервной деятельности, а следовательно, и психики: здесь происходит упорядочение возникновения и разрядки потребносных возбуждений и реализуется принцип «внутреннее через внешнее». Воспитывая у ребенка полезные привычки, родители закладывают ба­зу упорядоченности его психики и потенциал его психи­ческой устойчивости.

♦ Привычные действия предохраняют индивида от излишнего погружения психики в иллюзорный мир и привязывают его к здравому смыслу со всеми его достоинствами.

♦ Выполнение привычных действий позволяет индивиду постоянно получать удовлетворение от до­стигнутого: небольшое, но надежное — ведь прочая деятельность не всегда его приносит, а это вызывает психическое напряжение.

♦ Привычки позволяют находить смысл в доступ­ном и повседневном и облегчают проблему поиска «смысла жизни»: в привычных действиях смысл зало­жен автоматически. И хотя это не столь уж возвышен­ный смысл, зато смысл жизненный и надежный. Ведь привычка — это механизм придания значимости ранее индифферентным, ничем не побуждаемым действиям: способ канализации жизненной активности индивида.

♦ В ходе развития ребенка привычки формируются раньше, чем такие психические новообразования, как уровень притязаний, завышенность которого нередко несет индивиду множество неприятностей. Привычка — это наша постоянная связь с детством, с периодом, когда она была сформирована. Она проносится индивидом через всю его жизнь, служа одним из существенных ме­ханизмов преемственности поколений.

♦ Привычка — надежный способ адаптации инди­вида к условиям существования: она облегчает жизнь, снижая уровень нагрузки — как физической (вследствие «отработанности» действий), так и пси­хической: ввиду отсутствия необходимости осущест­влять для каждого действия процессы мотивации, целеполагания и смыслообразования.

6 . Список литературы.

1.Колесов Д.В. Введение в общую психологию. Учебное пособие. – М.:Издательство Московского психолого-социологического института. 2002 год

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Привет студентам) если возникают трудности с любой работой (от реферата и контрольных до диплома), можете обратиться на FAST-REFERAT.RU , я там обычно заказываю, все качественно и в срок) в любом случае попробуйте, за спрос денег не берут)
Olya02:29:12 27 августа 2019
.
.02:29:12 27 августа 2019
.
.02:29:11 27 августа 2019
.
.02:29:10 27 августа 2019
.
.02:29:09 27 августа 2019

Смотреть все комментарии (12)
Работы, похожие на Реферат: Механизмы психической защиты

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(259891)
Комментарии (3518)
Copyright © 2005-2020 BestReferat.ru support@bestreferat.ru реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru