Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Статья: О соотношении распада и развития психики

Название: О соотношении распада и развития психики
Раздел: психология, педагогика
Тип: статья Добавлен 20:54:06 16 мая 2008 Похожие работы
Просмотров: 1412 Комментариев: 2 Оценило: 1 человек Средний балл: 4 Оценка: неизвестно     Скачать

Б.В. Зейгарник

Проблема соотношения распада и развития личности всегда привлекала внимание не только медиков, но и психологов. Л. С. Выготский неоднократно утверждал, что для полного освещения проблемы развития и созревания психики необходимы знания данных о ее распаде (1960, с. 364), При этом генетический подход, применяемый к животным, не может быть просто продолжен при анализе раз- вития человека. При переходе к человеку законы биологической эволюции уступают место законам общественно-исторического развития. Продолжая мысль Л. С. Выготского, А. Н. Леонтьев (1959) подчеркивал, что развитие человека заключается не в приспособлении к окружающей среде, а в усвое- нии и присвоении всего того, что накоплено чело- вечеством.

Проблема распада и развития должна поэтому решаться в психологии иначе, чем в биологических науках. Однако для конкретной аргументации это- го общего положения потребовались многие спе- циальные патопсихологические исследования; на некоторых из них мы остановимся в данном очер- ке.

Дело в том, что исследованиями в области па- тологической анатомии и гистологии показано, что при болезнях мозга поражается более всего моло- дое, т. е. филогенетически наиболее поздно раз- вившееся образование коры головного мозга.

Экспериментальными исследованиями И.П.Пав- лова и его сотрудников на животных подтвержда- ют положение о том, что при патологическом про- цессе ранее всего нарушается то, что было приоб- ретено позднее. Так, приобретенные условные реф- лексы разрушаются при болезни мозга значитель- но легче, чем безусловные. Дальнейшими исследо- ваниями в области физиологии высшей нервной деятельности установлено, что поражение более поздних в филогенетическом отношении образова- ний влечет за собой ослабление их регулирующей роли и приводит к «высвобождению» деятельности более ранних.

Из этих данных нередко делается вывод, что при некоторых болезнях мозга поведение и действия человека совершаются на более низком уровне, соответствующем якобы определенному этапу дет- ского развития. Исходя из концепции о регрессе психики душевнобольного человека на более низ- кий в онтогенетическом отношении уровень, многие исследователи пытались найти соответствие между структурой распада психики и определенным эта- пом детства. Так, еще Э. Кречмер (1927) сближал мышление больных шизофренией с мышлением ребенка в пубертатном возрасте.

Выступивший на XVIII Международном конг- рессе психологов (1966) известный швейцарский ученый Ж. Ажюриагерра тоже отстаивал точку зре- ния о регрессе психической деятельности душевно- больного человека на онтогенетически более низ- кий уровень развития.

В основе этих взглядов лежит идея о послойном распаде психики — от ее высших форм к низшим. Материалом, питающим эти представления, были следующие наблюдения: 1) при многих заболева- ниях психики больные перестают справляться с более сложными видами деятельности, сохраняя при этом простые навыки и умения; 2) некоторые формы нарушений мышления и способы поведе- ния больных по своей внешней структуре действи- тельно напоминают мышление и поведение ребенка на определенных этапах его развития.

Однако при ближайшем рассмотрении эти наб- людения оказываются несостоятельными. Прежде всего далеко не всегда при болезни обнаружива- ется распад высших функций. Нередко именно на- рушения элементарных сенсомоторных актов соз- дают основу для сложных картин болезни (Лурия, 1969).

Анализ второй группы фактов (соотнесение по- ведения больных с этапами детства) показывает, что речь идет в этих случаях лишь о внешней ана- логии.

Остановимся, например, на нарушениях навы- ков, поскольку их онтогенетическое формирование выступает особенно четко. Исследования распада различных навыков — письма, чтения, привычных действий — у психически больных позднего возра- ста выявили их различную структуру при разных заболеваниях. Так, при болезни сосудов головного мозга без очаговой симптоматики наблюдались дискоординация, прерывистость действий и парап- риксии, неловкость движений, выступавших из-за огрубевшей и запаздывающей коррекции движения (Рубинштейн, 1965). У больных, страдающих бо- лезнью Альцгеймера (атрофическое заболевание головного мозга), выявляется утеря двигательных стереотипов (письма, чтения), выпадение сложных человеческих умений, обусловленное утерей прош- лого опыта. Никаких действенных компенсаторных механизмов у них обнаружить не удавалось, в то время как нарушения навыков у больных сосуди- стыми заболеваниями мозга выступали "в обрам- лении" компенсаторных механизмов (которые, в свою очередь, усложняли картину нарушений).

Следовательно, распад навыков носит сложный и неоднородный характер. В одних случаях его механизмом является нарушение движения, в дру- гих — нарушение компенсаторных механизмов, в некоторых случаях — нарушение самой структуры действия. При всех этих формах нарушений навы- ков не был обнаружен механизм действия, напоми- нающий этап развития навыков у ребенка.

К этому же выводу приводит анализ различных форм нарушений мышления. Обратимся к формам патологии мышления, обозначенным нами как «снижение уровня обобщения». Больные (в основ- ном с грубыми органическими поражениями мозга) могли в своих суждениях и действиях напоминать детей младшего школьного возраста. В суждениях подобных больных доминируют непосредственные представления о предметах и явлениях при выпол- нении ряда экспериментальных заданий, таких как «классификация предметов», они руководствуются конкретно-ситуационными признаками и свойства- ми предметов. Обобщенные формы систематизации заменяются конкретными, ситуационными связями (Зейгарник. 1962,1969).

При поверхностном взгляде мышление этих больных является в известной мере аналогом мыш- ления детей-дошкольников, которые тоже опирают- ся на образно-чувственные связи. Однако при более глубоком анализе вскрывается качественное отли- чие мышления слабоумного взрослого больного от мышления ребенка. Слабоумный взрослый больной не в состоянии овладеть системой новых связей, установить при выполнении умственных заданий непривычные для него отношения между предмета- ми, достаточно владея в то же время запасом преж- них знаний и навыков, которыми он оперирует. Ребенок, не обладая прочным запасом знаний, ши- роким кругом связей, легко образует новые поня- тия и овладевает новой системой знаний. Круг ас- социаций ребенка в процессе обучения быстро рас- ширяется, его знания об окружающем мире уве- личиваются и усложняются. Хотя мышление ма- ленького ребенка действительно охватывает лишь малую часть явлений, однако в ходе практической жизнедеятельности ребенка оно постоянно совер- шенствуется благодаря мощной ориентировочной деятельности, общению с окружающими людьми. Ребенок быстро усваивает самые различные знания о предметах, накапливает и синтезирует их. Даже умственно отсталый ребенок всегда обучаем, в то время как дементный больной практически не обу- чаем. Таким образом, несмотря на внешнее сход- ство мышления взрослого слабоумного больного и ребенка, они по своей структуре качественно раз- личаются.

Рассмотрим еще одно сопоставление. Нередко проводится аналогия между тем патологическим состоянием, которое может быть названо «откли- каемостью», и отвлекаемостью маленького ребенка. Больные с «откликаемостью» не в состоянии стойко действовать в направлении намеченной це- ли. Любой объект, любой раздражитель, не адре- сованный к больному, вызывает повышенную реак- цию с его стороны. Подобная «откликаемость» взрослых больных является отклонением от нор- мального поведения. В окружающей нас среде име- ется множество разнообразных объектов и раздра- жителей из которых нормальный психический про- цесс восприятия отбирает нужные и отвлекается от посторонних, нарушающих стройное течение мысли. У описанных же больных любой объект может вы- ступить в качестве сигнального раздражителя и направить в свою сторону их мысли и действия.

«Откликаемость взрослых больных может внеш- не напоминать отвлекаемость детей младшего воз- раста, которых тоже легко привлекают любые раздражители. Сторонники того взгляда, что бо- лезненные явления представляют собой регресс на. более ранние ступени развития, могли бы, каза- лось, найти в этом феномене подтверждение своим заключениям. В действительности генез отвлека- емости ребенка совершенно иной. В ее основе ле- жит ориентировочная деятельность, т. е. высокая степень бодрствования коры, поэтому отвлекаемость ребёнка обогащает его развитие, оно дает ему возможность образовать большое количество связей, из которых позднее образуется человече- ская целенаправленная деятельность. В отличие от этого «откликаемость» является следствием сни- жения бодрствования коры, она не только не обо- гащает их умственную деятельность, но, наоборот, способствует в конечном итоге разрушению ее це- ленаправленности.

И, наконец, можно было бы, казалось, провести аналогию между поведением некритичного больно- го (например, больного прогрессивным параличом) и беззаботным поведением ребенка. Однако и в данном случае речь опять идет лишь о чисто внеш- ней аналогии. Поведение ребенка в том отношении бездумно, что он не может в силу маленького объ- ема своих знаний предусмотреть результат своих действий. Для него еще не наступают во всей чет- кости причинно-следственные отношения между яв- лениями, поэтому его действия кажутся бесцельны- ми. В действительности это не так. Цели, которые преследует ребенок, ограничены, они не включены в более общую сложную цепь отношений. Однако эта ограниченная цель у маленького ребенка все же существует, всякое его действие обусловлено потребностью (пусть элементарной), и в этом смыс- ле оно всегда мотивировано, целенаправленно.

Иначе обстоит дело у взрослых некритичных больных. Как показывают наш экспериментальный материал и клинические наблюдения, действия та- ких больных недостаточно обусловливались лич- ностными установками и намерениями. Их действия не регулировались поставленной целью. Критиче- ская оценка своих действий отсутствовала. Эти формы нарушения поведения лишь внешне напоми- нают структуру поведения ребенка на определен- ном этапе его развития.

Таким образом, психологический анализ клини- ческого материала показывает, что структура пове- дения и мыслительной деятельности взрослого больного не соответствует структуре поведения и мышления ребенка. Ни одна из болезней не приво- дит к повторению особенностей, свойственных раз- витию психических процессов по этапам детства.

Этот вывод, полученный на основе конкретных патопсихологических исследований, согласуется с общими положениями отечественной психологии. А. Н. Леонтьев, А. Р. Лурия неоднократно подчер- кивали, что материальным субстратом высших психических функций являются не отдельные кор- ковые участки пли центры, а функциональные си- стемы совместно работающих корковых зон. Эти функциональные системы созревают самостоятель- но при рождении ребенка, а формируются в процес- се его жизнедеятельности, постепенно приобретая характер сложных, прочных межфункциональных связей. А. Н. Леонтьев предлагает (вслед за А. А. Ухтомским) обозначать их как «функцио- нальные органы» (1559).

Эти положения коренным образом меняют наши представления о сущности развития психики: пси- хические процессы и свойства личности не являют- ся (в отличие от психики животных) результатом созревания отдельных участков или зон мозга. Они складываются в онтогенезе и зависят от образа жизни ребенка.

Болезнь протекает по биологическим законо- мерностям, которые не могут повторить закономер- ности развития психики. В тех случаях, когда она по- ражает наиболее молодые, специфически человече- ские отделы мозга, психика больного человека не принимает структуру психики ребенка на ранней стадии ее развития. Тот факт, что больные утрачи- вают возможность думать и рассуждать на более высоком уровне, означает лишь, что ими утрачены более сложные формы поведения и познания, но подобная утрата не означает возврата к этапу детства. Распад не является негативом развития. Разные виды патологического процесса приводят к качественно различным картинам распада.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений07:06:41 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
12:44:58 25 ноября 2015

Работы, похожие на Статья: О соотношении распада и развития психики

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(151185)
Комментарии (1843)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru