Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Статья: История эмпирической и прикладной социологии

Название: История эмпирической и прикладной социологии
Раздел: Рефераты по философии
Тип: статья Добавлен 16:47:05 05 апреля 2008 Похожие работы
Просмотров: 774 Комментариев: 3 Оценило: 1 человек Средний балл: 2 Оценка: неизвестно     Скачать

Добреньков В.И., Кравченко А.И.

Древний период

Сбором и обработкой эмпирических данных люди стали заниматься очень давно. Первые попытки количественного анализа социальных явлений предпринимались у большинства народов, о которых до нас дошли исторические известия и которые вступили на стадию образования государственности, а именно греков, римлян, египтян, китайцев, японцев, индусов, персов и евреев[344]. Особенно регулярными переписи населения - через каждые два года - были в Древнем Египте и Риме. Древневосточные государства объединяли сотни тысяч, а иногда и миллионы людей. Организация труда и отдыха столь значительных масс людей поставило правительство перед необходимостью сбора самых разных данных о социально-экономическом составе населения, его демографическом и производственном потенциале, миграции и передвижениях, распределении по профессиям, слоям и национальностям. Социальная статистика понадобилась царям и фараонам для эффективного управления страной.

Известны письменные свидетельства о проведении учета населения - его социального и демографического состава, отношения к военной службе и возможности участия в государственном управлении, уровня экономического благосостояния и т.п. - уже в III тысячелетии до н. э. Прежде всего они были связаны с установлением численности населения, способного носить оружие и платить налоги. Из одного только Египта эпохи Нового царства (длившегося около 500 лет) дошло примерно 1,5 тыс. текстов государственной документации и частной деловой переписки. Во времена египетского фараона Амазиса (570 - 526 до н. э.) каждый житель обязан был явиться к специальному чиновнику и сообщить о своих занятиях, средствах и доходах. Во 2 в. до н.э. в Египте каждые два года самостоятельные домохозяйства со всеми их домочадцами вносились в списки, а главы домохозяйств давали присягу в том, что данные ими сведения правильны. В течение долгого времени периоды правления царей исчислялись по этим переписям, которыми ведали высшие чиновники страны[345]. Таким образом, государственное регулирование экономических отношений в централизованных обществах Древнего Востока основывалось на систематическом учете и опросах занятости населения. В Древней Греции во времена правления Солона(635 - ок. 559 до н.э.) существовала сложная система статистического учета доходов граждан. Она сформировалась как составная часть проводимых им широкомасштабных государственных преобразования, призванных ликвидировать пережитки родового строя, уравнять права и обязанности граждан, учитывая не их племенное происхождение, а материальные доходы. Все население подразделялось на четыре сословия в соответствии с имущественным цензом (лат. cesus, от censeo - делаю опись, перепись), представители которых стали пользоваться различными социальными правами.

Для более точного сословного зачисления граждан нужны были подробные сведения обо всем населении, собиравшиеся региональными властями. В Афинах с древнейших времен велся регулярный учет естественного движения населения, проводилась регистрация рожденных и умерших. После рождения все свободнорожденные сразу вносились в официальные списки, затем юноши, достигшие 18 лет, заносились в списки способных воевать, а по достижению 20 лет - в списки полноправных граждан полиса-государства[346]. Богатейший материал о практике проведения социальных обследований дает нам историяДревнего Рима. Ради получения сведений о военных и финансовых силах своего государства, легендарный основатель вечного города Ромул (8 в. до н.э.) провел две переписи населения, первую - в начале своего царствования, вторую - в конце. Начиная со времен Сервия Туллия (7 в. до н.э.) в Древнем Риме проводилась перепись населения каждые 5 лет. При этом они сопровождались массовыми <очистительными> жертвоприношениями[347].Как и греческий Солон, Туллий провел грандиозную реформу, способствующую упрочению государственности. Он разделил город на округа: 4 городских и 17 сельских, произвел перепись населения Рима, все мужское население делилось на 6 разрядов уже не по родовому, признаку, а в зависимости от имущественного положения.

Самые богатые составляли первый разряд, а шестой, нижний разряд (он назывался пролес: отсюда термин "пролетариат"), составляли самые необеспеченные, у которых ничего, кроме детей, не было. Римская армия тоже стала строиться в зависимости от нового деления на разряды. Каждый разряд выставлял воинские подразделения, центурии. Кроме того, плебеи отныне были включены в состав граждан. Это отразилось на общественной жизни Рима. Прежние собрания по гуриям потеряли свое значение, они были заменены народными собраниями по центуриям, которые имели свои голоса на народных собраниях[348]. Тем самым было положено начало проведению периодических переписей населения по имущественному признаку (требовалось указать свое социальное, политическое, военное и податное положение). Падение империи повело за собой сокращение, а затем и полное прекращение практики организации социальных обследований. Огромный опыт государственного сбора данных о населении, земле и имуществе римского государства был утрачен[349]. Известны лишь обработки уже проведенных фискальных переписей. Дошли до нас дошли данные о попытках установить продолжительность жизни для разных возрастных групп с целью определения для каждого возраста пожизненной ренты, предпринятые знаменитым римским юристом и государственным деятелем Ульпианом (3 в. н.э.)[350]. Древневосточные империи и даже небольшие по размерам государства находились в неспокойном окружении: они постоянно враждовали друг с другом, совершали набеги, что-то захватывали, грабили, сжигали, разоряли, уводили пленных и хоронили погибших солдат. Правительству надо было знать численность тех, кто способен к военным походам, готов трудиться и обслуживать других, строить ирригационные системы, выращивать урожай или в случае необходимости, защитить границы державы, находясь в так называемом резервном возрасте. Продолжительность жизни была невелика, рождаемость и смертность - высоки. В демографическом плане это были очень подвижные и неспокойные общественные формирования.

Статистика народонаселения, пусть не такая совершенная как сегодня, древним правителям была очень нужна. Несомненно, данные переписей обеспечивали решение не только финансово-экономических и военных задач (налогообложение, учет воинов), но и политических, поскольку определенный уровень обеспеченности давал право на участие в органах управления. Однако в древности, как и в новое время главными целями развития народосчисления являлись две - податная и военная. Процесс создания и усиления централизованной власти в ранних государствах и в связи с этим формирование политической организации общества, системы постоянной воинской службы, укрепление социальной структуры, появление товарно-денежных отношений и торговли, необходимость содержания государственного аппарата, собирания налогов и дани потребовали разнообразной и достаточно полной информации о населении, его составе и занятиях. Древневосточные документы дают богатейшую информацию о социальной стратификации общества, профессионально-квалификационной структуре населения, формах социальной организации труда, нормах выработки, распределении рабочей силы, механизмах стимулирования труда и его оплате, структуре и продолжительности рабочего дня. Анализ первоисточников разрушает миф о примитивной организации древневосточного общества и убеждает в исключительном многообразии форм социально-экономических отношений. Таким образом, древние века и античный мир дают обширный материал о первых попытках осуществления эмпирических социальных исследований, проведения наблюдений, опросов и подсчета населения, существенного элемента общества и государственной жизни, а также их имущественного состояния[351].

Новое время

Средние века дали незначительный материал о проведении социальных исследований. Самым значительным памятником Средневековья остается "Книга страшного суда"[352] - свод материалов всеобщей поземельной переписи в Англии, предпринятой по инициативе Вильгельма Завоевателя в 1086 г. с целью выявления материальных ресурсов королевских владений, а также прав собственности. Ее составили французские писцы, прибывшие из Нормандии и Мэна. Ее значение в истории Англии трудно переоценить: одним росчерком пера, благодаря земельной переписи тысячи свободных крестьян превратились в крепостных; возник институт прямой вассальной зависимости феодалов от короля. Фиксируя юридический статус крестьянского населения, перепись включила много ранее свободных крестьян в состав вилланов. В названии <Страшный суд> (Domesday - то же, что и Doomsday) отразилось отношение к переписи народа, от которого требовалось не утаивать ничего, как на "Страшном суде". Это была самая ранняя в истории средневековой Европы государственная перепись, воспринятая современниками как Судный день. В книге описаны все социальные группы английского населения. Окончательный текст переписного листа включал оценку имущества манора, размер пашни (в т.н. <плугах>), речных лугов, лесов, пастбищ, наличие рыбных садков и прочих источников доходов. Перечислялись также арендаторы и крестьяне, с оценкой их имущества. Сведения о городах содержали размер военной подати, перечисление монетных дворов, рынков и т.д. Данные собирались по территориальному (сохранилось полное описание 34 графств) и ленному (владельческому) принципам с указанием имени соответствующего барона, церковного владельца или женщины-владелицы. Перепись помогла королю определить поземельный налог (вносимый по фиксированной оценке), некоторые пошлины и объем доходов от королевских земель.

Сразу после завершения Книгу признали непогрешимым документом, в судебных разбирательствах ее цитируют и поныне. Она служит источником первостепенной важности для топографов и специалистов по генеалогии. С 13 в. католическая церковь начинает вести списки родившихся и умерших. С 16 в. основным источником социально-демографических данных о населении становятся приходские книги, куда заносили данные о крещении, погребении и бракосочетании. В Англии они впервые были введены в 1538 г. при Кромвеле. Приходский священник и церковные старосты обязаны были просматривать и заверять каждую страницу. С середины 17 в. благодаря тому, что во всех феодальных государствах церковными приходами осуществлялась регистрация основных актов гражданского состояния, возникают предпосылки для научного эмпирического изучения социальных явлений. В то время приходские книги выступали единственным источником количественных данных. Последнее исследование, в котором приход выступал в качестве единицы наблюдения, явился многотомный труд Дж.Синклера, начатый в 1791 и законченный в 1825 г. Промышленная революция 19 в. привела к разрушению приходов как административных единиц, поэтому при проведении последующих переписей основным объектом анализа, наряду с количеством трудоспособного населения, становится отдельное домохозяйство. Начиная с 15 в. в Италии, а затем в Бельгии и Голландии, в связи с активным развитием международной торговли, формируется потребность в научных знаниях быта и устройства других государств. В эпоху Возрождения, в связи с развитием и активизацией торговых и международных товарно-денежных отношений, во многих торговых городах Италии и Голландии начинают развиваться различные виды учета и регистрации расходов-доходов, а также имеющихся в наличии материальных ценностей и трудовых ресурсов. С увеличением риска морских перевозок возникает потребность в их страховании. Изучение и анализ полученных в результате всего этого массовых данных позволяли принимать те или иные необходимые практические решения.

Только в 17-18 в. в Западной Европе начинают проводиться первые эмпирические исследования, ориентированные на сбор социальных данных и решение общественных проблем. Становление социологии как самостоятельной науки и дисциплины подготавливалось не только в области теоретического мышления, в рамках социальной философии, философии истории, политической экономии, юриспруденции и др., но и многовековыми традициями проведения эмпирических социальных исследований. Социология, в отличие от других наук, дисциплина одновременно теоретическая и эмпирическая. Долгое время эмпирическая и теоретическая социологии вели автономное существование. Это было обусловлено рядом причин. Разработкой методологии и методики социальных эмпирических исследований, начиная с 17 в. занимались в основном естествоиспытатели, математики (Дж. Граунт, Э.Галлей, Я.Бернулли, ПЛаплас, Ж.Фурье и др.) и государственные чиновники (Г.Кинг, Ч.Р.Давенант, Ж.Б.Кольбер. С.Вобан, В.Керсебум и др.), а созданием и развитием теоретической социологии в 19 в. занимались преимущественно философы (О.Конт, Э.Дюркгейм, Г.Зиммель, Ф.Тённис и др.). Если эмпирические исследования были направлены на изучение самых злободневных и актуальных проблем современного общества - бедности, преступности, миграции, урбанизации, то теоретическая социология ориентировалась только на прошлое, ее формирование шло в русле исторической социологии. Используемые социологами-теоретиками эволюционные схемы и сравнительно-исторический метод не требовали строго эмпирического подтверждения. Им вполне хватало исторического и этнографического материала, не всегда отбиравшегося критически и обычно служившего для целей иллюстраций. Эмпирические исследования в Европе Эмпирическая социология в форме социальных исследований зародилась в трех европейских странах - Англии, Франции и Германии - еще в 17 в., но наибольших успехов она добилась в США в 20 в.

Разработкой методологии и методики социальных исследований, начиная с XVII в. занимались в основном естествоиспытатели, математики (Дж. Граунт, Э.Галлей, Я.Бернулли, ПЛаплас, Ж.Фурье и др.) и государственные чиновники (Г.Кинг, Ч.Р.Давенант, Ж.Б.Кольбер. С.Вобан, В.Керсебум и др.). В конце 17 в. известный швейцарский ученый-математик Яков Бернулли (1654-1704) предложил использовать теорию вероятности при исследовании общественных явлений[353]. Приложение теории вероятности к исследованию заложило традиции количественной социологии. Томас Мальтус (1766-1834) вошел в историю обществознания как автор "Опыта о законе народонаселения, или Изложения прошедшего и настоящего действия этого закона на благоденствие человеческого рода". В этом труде сформулировано положение о существовании вечного закона человечества, согласно которому рост народонаселения происходит в геометрической прогрессии, а рост жизненных средств - в арифметической, что ведет к превышению численности населения над объемом жизненных благ. Т.Мальтус повлиял на развитие социологии не только своими теоретическими идеями, но также использованием математического аппарата при характеристике социальных явлений. Его попытка вывести строгую математическую формулу социально-демографических процессов отразила развившуюся в 18 в. тенденцию применения естественнонаучных методов к изучению общества. Пьер Симон Лаплас (1749-1827), французский математик, физик и астроном, член Парижской Петербургской академий наук, явился пионером в деле математизации обществознания, в частности, использования при анализе социальных процессов некоторых положений теории вероятности. Обществоведческие проблемы занимали внимание других известных естествоиспытателей XVIII - начала XIX в. (Бюффона, Лавуазье и других), показавших возможность и целесообразность естественнонаучных методов анализа общественных явлений.

Эмпирические исследования поначалу не имели строгой научной методологии, современной программы, методики и техники. Чаще всего они проводились энтузиастами, не имеющими специального высшего образования для организации эмпирических исследований в гуманитарной области. Первое поколение социальных эмпириков, ученых-естествоиспытателей, врачей и общественных деятелей, беспокоили острейшие проблемы, возникшие в обществе. Коротко говоря, эмпирические исследования того времени были неумелыми, но очень актуальными, своевременными. Возможно, практики и обратились бы за помощью к теоретикам, но в 18-19 веках они ориентировались на решение абстрактных задач, создание разного рода эволюционных схем и сравнительно-исторических моделей. Они не требовали эмпирического подтверждения, а потому и специальной методологии сбора и анализа данных разрабатывать было ненужно. Достаточно было обратиться к историческим фактам и проиллюстрировать свои мысли. Характерные черты Эмпирическую социологию в Европе выделяют следующие характерные особенности. Первая черта - эмпирические социальные исследования появились раньше и имеют более давнюю историю, чем академическая социология.

В Англии и во Франции они проводились еще в XVII в., т. е. со времен <политической арифметики> и <социальной физики> (задолго до возникновения самого слова <социология>). Английские <политические арифметики> XVII в. (Уильям Петти, Джон Граунт, Грегори Кинг и Эдмунд Галлей) выработали методы количественного исследования социальных процессов; в частности, Дж. Граунт применил их в 1662 г. к анализу уровней смертности. Методология и методика эмпирических исследований разрабатывались главным образом естествоиспытателями. Многие выдающиеся естествоиспытатели (Э. Галлей, П. Лаплас, Ж. Бюффон, А. Лавуазье) вошли в число ее родоначальников. Вторая особенность - методология и методика эмпирических исследований разрабатывались главным образом естествоиспытателями, а теоретическая социология - философами (ими были О. Конт, Э. Дюркгейм, Г. Зиммель, Ф. Теннис). Об этот уже говорилось в предыдущем томе. В конце 17 в. известный швейцарский ученый-математик Яков Бернулли (1654-1704) предложил использовать теорию вероятности при исследовании общественных явлений. Исследование природы у естествоиспытателей было тесно связано с изучением социальных процессов. Так, работа Пьера Лапласа <Философские очерки о вероятностях> (1795) построена на количественном описании народонаселения. П.Лаплас продолжил начатое Я.Бернулли дело. Благодаря ему теория вероятностей приобрела законченный вид. Лаплас - автор фундаментальных работ по математике и математической физике, прежде всего - трактата "Аналитическая теория вероятностей" (1812), в котором можно обнаружить многие позднейшие открытия теории вероятностей, сделанные другими математиками. Он был убежден в том, что в мире все подчинено строгим законам и пытался убедить общественность в возможности приложения законов теории вероятности к общественным наукам. Третья особенность - на ранних этапах теоретическая и эмпирическая социология развивались параллельно и в отрыве друг от друга. В академической социологии преобладали глобальные эволюционные схемы и сравнительно-исторический метод, которые не требовали строгого эмпирического подтверждения, довольствовались некритическим сбором фактов для иллюстрации априорных схем. Так было до конца XIX в., когда Дюркгейм и Вебер вплотную не занялись методологией. Учение Конта и Спенсера воспринималось многими как синоним умозрительной философии. Разрыв теории и эмпирии, под знаком которой проходило становление классической социологии XIX в., усугублялся тем, что, с одной стороны, макросоциологические теории принципиально не допускали проверки на микроуровне, с другой - они были ориентированы только на прошлое (социология в целом формировалась именно как историческая социология), а эмпирические исследования были посвящены злободневным проблемам современного общества. Только в 20-е гг. XX в. начинается соединение теоретической и эмпирической социологии и - как способ такого соединения - разрабатывается количественная (в отличие от качественной у Дюркгейма, Зиммеля, Тенниса и Вебера) методология, яркими представителями которой явились П. Лазарсфельд, Р. Мертон, Дж. Ландберг и др. Четвертая черта - эмпирическая социология зародилась вне сферы университетов (как центров научной мысли), а в практической сфере - в среде государственных служащих, предпринимателей, врачей, ученых-естественников, учителей. Ее возникновение стимулировалось практическими нуждами капиталистического общества, развитие которого в XIX в. вело к быстрому росту городов (интенсивная урбанизация), поляризации бедности и богатства (как следствия интенсивной индустриализации), пауперизации населения и увеличению преступности (неизбежных на стадии первоначального накопления). В это же самое время ускоренно формируются <средние слои> и буржуазная прослойка, всегда выступавшие за порядок и стабильность, укрепляются институт общественного мнения и пресса. В тот период наблюдается рост различного рода общественных движений, выступающих за социальные реформы и либерализацию нравов, придерживающихся просветительских и благотворительных целей, стремящихся привлечь внимание властей и общественности к социальным порокам и бедам, которые претерпевает общество, выступавших за социальные реформы и просвещение населения. В Англии и США активно проявляло себя <движение за социальные обследования>. Таким образом, для проведения эмпирических исследований, выявления социальных болезней общества объективно созрели те силы, которые могли бы выступить в. роли, с одной стороны, субъектов социального заказа, а с другой - субъектов его исполнения, т. е. непосредственных исследователей. Если инициаторами первых социальных исследований в основном были ученые энтузиасты-одиночки, то в начале XIX в. появляется и растет всеобщий интерес к общественным проблемам.

Усложнение и обострение социальных проблем с неизбежностью заставили общественность обратить внимание на проблему увеличения количества бедных, как пишет П.Монсон[354], "неимущих тружеников", т.к. они стали представлять собой потенциальную угрозу устоям общества. В свою очередь, и правительство перестала удовлетворять существующая система получения социальной информации через церковные приходы и государственные финансовые инспекции. Возникновение социального заказа на проведение эмпирического изучения условий жизни и особенностей поведения различных групп населения, в первую очередь рабочих и бедных, приводит к тому, что наблюдается своеобразный бум всевозможных переписей, обследований, статистических описаний, которые начали проводить официальные учреждения, благотворительные общества, разные государственные комиссии с участием представителей общественности и частные лица (врачи, учителя, ученые-естественники, предприниматели). Частные обследования проводились также и разного рода филантропическими организациями и оппозиционными партиями. Целью данных социальных обследований были информирование и мобилизация общественности с тем, чтобы обратить внимание официальных кругов на существующие "темные" стороны социальной действительности. Сбор информации был необходим для обоснования проведения социальных реформ, которые могли сгладить обострившиеся социальные проблемы. Многие передовые люди того времени считали, что данные обследования позволят не только достоверно установить масштабы существующих в обществе негативных явлений, разобраться в их причинах, но и выработать необходимые рекомендации по "лечению социальных болезней"[355]. Эмпирические обследования, проводившиеся любителями, оторванными от университетских центров и профессиональной науки, часто грешили дилетантизмом и поверхностностью. По традиции университетские социологи занимались в основном философско-историческими темами, реальная жизнь общества, ее статистическое изучение в начале и середине 19 в. их мало интересовало. Но со временем они все чаще стали обращать свои взоры на социальную действительность и участвовать в эмпирических исследованиях. По мере профессионализации деятельности по сбору и анализу данных доля любителей уменьшалась, соответственно росло число профессоров. Показателен пример Англии, где их удельный вес увеличивался с 2% в 1834-1854 гг. до 14% в 1855-1874 и 24% в 1875-1900 гг.[356]

Основные направления и представители

В начале 19 в. правительство западноевропейских стран перестала удовлетворять существующая долгое время система сбора социальной информации через церковные приходы и государственные финансовые инспекции. С 1801 г. после долгого перерыва в Англии и Франции возобновляется проведение регулярных переписей населения, начинает формироваться система статистических служб и возникает достаточно устойчивый заказ на эмпирические исследования. Возникновение госзаказа порождает волну увлечения всевозможными переписями, социальными обследованиями, статистическими описаниями, которые начали проводить официальные учреждения, благотворительные общества, разные государственные комиссии с участием представителей общественности и частные лица (врачи, учителя, ученые-естественники, предприниматели), формируется система статистических служб и обществ, объединившая энтузиастов эмпирических исследований (Манчестерское и Лондонское статистические общества, Центр всеобщей статистики Франции и т. д.).

Социальная информация, в том числе с промышленных предприятий, собирается через церковные приходы и государственные финансовые инспекции, парламентские комиссии, благотворительные организации, правительство и частных лиц. Частные обследования проводились также и разного рода филантропическими организациями и оппозиционными партиями. Целью обследований было привлечение внимания общественности и официальных кругов к вопиющим социальным болезням общества, прежде всего преступности, безработице, проституции, бедности. В Англии эмпирические исследования зародились очень рано. Еще в 1598 г. вышла книга Джона Стоу "Обследование Лондона", где достаточно подробно описывались здания, церкви, школы, обычаи елизаветинской Англии. В 1777 г. Джон Ховард предпринял уникальное обследование, в результате которого дал количественный анализ тюрем во всех графствах Англии и Уэлса, а заодно тщательнейшим образом охарактеризовал питание, одежду, труд заключенных, санитарные условия, в которых они содержались. Посетив все тюрьмы Франции, Германии, Швейцарии и Голландии, он провел своего рода сравнительный межстрановый анализ. Большое влияние на становление эмпирических социальных исследований оказали монументальные исследования сельского труда Джона Синклера. Он разработал и использовал метод анкетирования при изучении социальных проблем сельского населения Шотландии, опубликовал 21 том отчетов по своим исследованиям, получивший название <Статистическое описание Шотландии>. В специально составленном вопроснике затрагивались проблемы половозрастной и профессионально-квалификационной структуры населения, состояния сельского труда и ремесел. Опросный инструмент содержал 116 пунктов, из которых 60 касались населения приходов: пол, возраст, профессия, религиозная принадлежность, рождения, смерти, самоубийства, количество хронических алкоголиков, безработных и т.д., а 40 были посвящены истории, географии и минеральным ресурсам приходов. Всего им были проанализированы полученные от шотландского духовенства данные из 881 прихода, а результаты исследования продолжали печататься в течение 1791-1825 гг.[357] Это было последнее исследование, в котором приход выступал в качестве единицы наблюдения.

Однако еще до него Джезеф Мессье (умер в 1784) в своем труде (1756) стремился выяснить значение косвенных налогов для бюджетов дворян, земледельцев, купцов, сельских и городских рабочих, привлекая эмпирический материал. Известный путешественник Артур Янг, создавший многочисленные труды, включал в повествование справки бюджетного характера. Так, в своей книге , опубликованной в 1765 г., он, изучая уровень благосостояния сельских рабочих и причины их нищеты, опирался на составленный им примерный бюджет для семьи, состоящей из супружеской пары и трех детей. При этом для составления примерного бюджета использованы данные четырех бюджетов реально существующих рабочих семей. Исследование Джеймса Кей-Шаттлуорта <Моральные и физические условия жизни текстильных рабочих Манчестера> (1832) касалось санитарных условий быта трудящихся. Значительный след в английской эмпирической науке оставили исследования ливерпульского предпринимателя-судовладельца Чарлза Бута (1840-1916). Его ориентация на эмпирическое изучение проблем бедности, занятий и условий жизни в промышленном городе явилось следствием не академического, а практического интереса. Вышедшее в 1889-1903 гг. 17-томное произведение <Жизнь и труд людей в Лондоне>[358] отличалось тщательной проработкой методики и техники сбора и анализа данных. Ч. Бут известен тем, что он стоял у истоков течения, изучавшего экологию города, и социального картирования городских районов.

Статистическое описание охватывало сравнительный анализ условий жизни различных слоев населения, связи бедности с занятостью, условиями труда и регулярностью доходов. Три года Бут жил в кварталах лондонской бедноты и провел тысячи интервью с работодателями, профсоюзными лидерами, рабочими. Например, отчет Бута о состоянии религиозности в Лондоне основан на 1800 интервью. Он создал новую классификацию населения на три класса (низший, средний и высший), сравнил условия жизни и труда работников различных отраслей промышленности. В проведении исследования Бута (от начальной до заключительной фазы принимали участие основательница Фабианского (социалистического) общества Беатриса Вебб (1858-1943), которая позже со своим супругом Сиднеем Веббом (1859-1947) напишет знаменитый труд по истории рабочего движения <История тред-юнионизма> (1894)[359], в котором на богатом документальном материале прослеживается эволюция различных социальных институтов. Значительным шагом вперед явилось статистическое обследование семейных бюджетов, проведенное С.Раунтри в 1910 г. в небольшом городке Йорке. Его исследование социальных факторов бедности считается классическим. В 1890-е годы Ч. Бут и С. Раунтри первыми эмпирически определили порог бедности. Тогда он равнялся 1 фунту стерлингов в неделю. Во Франции к числу родоначальников эмпирической социологии относят Луи Вилларме (1782-1863). Бывший врач наполеоновской армии опубликовал множество работ по социальной гигиене. В 1823 г. он стал членом Академии нравственных и политических наук по поручению которой и начал заниматься исследованием положения бедных классов. Объехав множество городов и промышленных центров, он написал ряд работ, содержащих большое количество разнообразных фактов и наблюдений из жизни простых людей. Эти данные затем легли в основу его работ, посвященных пауперизации, положению рабочих классов и т.д. Особую известность получил его двухтомный труд <Сводка физического и морального состояния рабочих на бумажных, шерстяных и шелковых мануфактурах> (1840). В нем анализируются условия труда и быта рабочих (численность и демографический состав, уровень брачности и разводимости, средняя заработная плата, продолжительность рабочего дня, санитарные условия помещений и др.).

Не только эмпирические данные, но и яркий публицистический язык Луи-Ренэ Виллерме оказали огромное влияние на общественное мнение всей Европы. Так, красочно поданные факты эксплуатации детского труда во Франции вызвали бурные дебаты в английском парламенте, что, несомненно, побудило к принятию в 1841 г. закона о регулировании детского труда. Немалую роль в изучении проблем социальной гигиены сыграли работы французского врача Александра Паран-Дюшатле (1790-1836). Он был президентом совета оздоровления Парижа. Европейскую известность ему принесли его книги "Общественная гигиена" (1836), а также двухтомник "Проституция в Париже" (1834). Для написания второй работы он использовал данные статистики, документы полиции, интервью и личные наблюдения. Сбор объективной информации он рассматривал как средство морального влияния на общество и борьбы с социальным злом. Он разработал комплекс практических рекомендаций, в числе которых значилось организация благотворительной материальной и моральной помощи раскаявшимся проституткам. В развитие "моральной статистики", а именно уголовной статистики, большой вклад внес французский юрист Андрэ Мишель Герри (1802-1867) своими работами "Сравнительная статистика образования и числа преступлений в различных округах" (1829), "Очерки моральной статистики Франции" (1832) и "Моральная статистика Франции и Англии" (1860). В "Очерках моральной статистики Франции" А.Герри выявляет определенное постоянство в статистике преступлений (количество преступлений в одних и тех же районах страны, а для разного рода преступлений - время года совершения и неизменность распределения преступников по полу и возрасту). Он первым приступил к статистическому изучению мотивов преступлений. Своими данными А.Герри опроверг широко распространенное мнение, будто основной причиной преступлений является лишь низкий уровень образования. Он выявил связь между уровнем промышленного развития департаментов (обследованию были подвергнуты 85 департаментов Франции) и количеством преступлений. Заметный след оставили так называемые монографические исследования рабочих семей Фредерика Ле Пле (1806-1882). В его шеститомном труде <Европейские рабочие> (1877-1879) дана исчерпывающая типология рабочих семей по образу жизни, профессиям и бюджету, информация о технико-экономическом развитии отраслей, профессиональном продвижении молодые рабочих, условиях жизни. Его техника поиска индикаторов для измерения и диагностики социальных отношений получила свое дальнейшее развитие в современной социологии. Он создал во Франции целую школу (названную его именем), представители которой - Анри де Турвиль, Эдмон Демолен и др. - развивали доктрину географического детерминизма. Согласно данной концепции природные условия определяют вид и характер трудовой деятельности. В английской и французской эмпирической социологии можно выделить условно следующие основные направления: 1) политическая арифметика (У. Петти и Дж. Граунт) - простейшее количественное исследование общественных явлений; 2) социальная физика (А. Кетле) - эмпирические количественные исследования физических характеристик человека и установление статистических закономерностей общественных явлений с применением сложных математических процедур (понималась как теоретическая дисциплина). В 19 в. "социальной физикой" стали называть совокупность эмпирических социальных исследований, основанных на точных методах естественных наук и развивавшихся автономно от социально-философских моделей осмысления общества; 3) социальная гигиена (Э. Чадвик, Л. Вилларме, А. Паран-Дюшатле) - эмпирическое описание санитарных условий труда и быта городских промышленных рабочих, классификация социальных показателей здоровья населения на основе опросов, интервью и наблюдения с целью выработки практических рекомендаций для последующего проведения благотворительных социальных реформ; 4) моральная статистика (А. Герри, Дж. Кей-Шаттлуорт) - сбор и анализ количественных данных о нравственных и интеллектуальных характеристиках различных слоев населения с целью разработки решений в области социальной политики и социального управления (один из источников социальной инженерии); 5) социография (школа Ле Пле)-монографическое описание определенных территориальных или профессиональных общностей необязательно с применением количественных методов обработки данных, но с опорой на статистику и наблюдение, результаты которых обычно используются для анализа динамического (исторического) состояния объекта в различное время. К социографии нередко относят, например, исследования, проведенные Б. и С. Вебб, а также Ф. Энгельсом (<Положение рабочего класса в Англии>). Обоснование статуса социографии как описательного типа исследования, тождественного эмпирической социологии в целом, дал Ф. Теннис. В Германии указанные направления получили развитие как вторичное явление. В начале 19 в. немецкая статистика представляет собой конгломерат сведений по географии, истории, демографии, экономике, медицине, а зарождение собственно эмпирической социологии происходит во второй половине 19 в. через заимствование сложившихся ранее идей французской и английской эмпирических школ. Под влиянием идей Герри, Кетле и Ле Пле организуются конкретные исследования Эрнста Энгеля (автор известного <бюджетного закона>), Адольфа Вагнера и Вильгельма Лексиса (автора математической модели массового поведения). Особенно популярными в 1860-70-е годы были исследования по "моральной статистики", демографии и положению бедных. Эрнста Энгеля (1821-1896). Первоначально горный инженер, позднее экономист и профессиональный статистик, он провел сравнительный анализ бюджетов семей, полученный в результате разных исследований, обосновал ряд закономерностей, ставших широко известными как "закон Энгеля", или "бюджетный закон" Энгеля. Им было выявлено, что независимо от типа семьи и размера получаемого ею дохода расходы на жизненно важные потребности (питание, одежда и т.д.) делаются в определенном порядке. Он выявил зависимость уровня дохода семьи и доли расходов на питание: чем беднее семья и ниже уровень ее дохода, тем выше доля расходов на питание. Один из родоначальников немецкой социологииФердинанд Теннис (1855-1936) был широко известен как социолог-эмпирик, организатор крупных статистических и социографических обследований. Он, в частности, провел обширные эмпирические исследования условий жизни низов г. Гамбурга, состояния преступности, тенденций в области самоубийств. Наряду с теоретической и прикладной социологией выделялэмпирическую социологиюкак описательную дисциплину, основанную на индуктивном методе и анализе фактического материала. Политическая арифметика Политическая арифметика (греч. arithmus - число и politike - искусство управлять государством) первоначально обозначала всякое теоретическое исследование социальных явлений в количественном отношении. Затем этим словом начали обозначать сбор количественных данных, полученных методом массовых наблюдений за социальными явлениями. Первыми <политическими арифметиками> в этом смысле были Джон Граунт[360], автор сочинения <Естественные и политические наблюдения над записями умерших, главным образом по их отношению к управлению, религии, торговле, росту, воздуху, болезням и т.д. гор. Лондона>, появившегося в 1662 г., и Уильям Петти, автор труда с не менее длинным названием <Политическая арифметика, рассуждениео величине и ценности земель, населения, строений, земледелия, мануфактур, торговли, рыболовства, ремесленников, матросов, солдат, государственных доходов, процентов, налогов, ростовщичества, кораблей, банков, об оценке людей, увеличении числа матросов, о милиции, гаванях, позициях, мореплавании, морском могуществе и т. д., насколько все это относится ко всем странам вообще и в особенности к территориям его величества короля Великобритании и его соседей-Голландии, Зеландии и Франции>, увидевшего свет в 1691 г. 3аглавие последнего сочинения и дало начало термину "политическая арифметика". Петти Уильям(1623-1687) - английский ученый-естествоиспытатель, родоначальник классической политэкономии, изобретатель "политической арифметики" или статистики. Автор первой в мире работы, основанной на экономико-статистическом методе анализа ("Political Arithmetic"); автортрудовой теории стоимости. Родился в семье суконщика. Получил образование в Лейдене, Париже и 3 года обучался в Оксфордском университете. В 27 лет получил степень доктора. Спустя 10 лет стал крупным землевладельцем. В 1658 г. избран в парламент, где выдвинул идеи реформирования налоговой системы, организации статистической службы, проекты улучшения торговли. Будучи профессиональным врачом, он внес в "политическую арифметику" элементы медицины (кроме этого, он был математиком, судостроителем, изобретателем, землемером, музыкантом). Петти считал, что бедность, безработица и преступность это издержки неверной политики государства. Петти доказывал необходимость создания государственной статистической службы и исчисления национального богатства и национального дохода, произвел подсчет этих показателей для Англии и, таким образом, заложил основу современной системы национальных счетов. Рассматривая проблему безработицы и пауперизма, главные надежды в ее решении он возлагал на государство. В последние годы жизни Петти занимался преимущественно вопросами народонаселения, его роста, размещения, занятости и наряду с Джоном Граунтом может быть причислен к основателям демографическрой статистики. Среди его произведений: <Трактат о налогах и сборах> (1662), <Политическая анатомия Ирландии> (1672), <Политическая арифметика> (1576), <Несколько слов по поводу денег> (1682). В предисловии к своей знаменитой книге о политической арифметике У.Петти признавался, что <решился говорить языком числа, весаи меры, пользоваться лишь доказательствами, которые постигаются внешними чувствами, и принимает в соображение лишь такие причины, очевидность которых лежит в самой природе вещей, предоставляя другим пользоваться теми доказательствами, которые зависят от изменчивых мнений, убеждений, склонностей и страстей отдельных лиц>[361]. У. Петти, который положил начало сравнительному анализу различных стран на основе экономических показателей. Дж.Граунт был первым, кто обратил внимание на существование закономерности в таких явлениях, как отношение между числом рождающихся мальчиков и девочек, числом сумасшедших и самоубийц и т. д. Его называют в числе родоначальников стaтистического изучения болезней для прaктических целей. Рaботaя нaд сводкaми смертности в Лондоне, Джон Грaунт предпринял попытку определить долю живорожденных детей, умерших в возрaсте до 6 лет, не рaсполaгaя сведениями о возрaсте детей в момент смерти. Он взял все случaи смерти, определенные кaк смерть от молочницы, судорог, рaхитa, болезней зубов и глистных инвaзий, от недоношенности, смерть в первый месяц жизни, смерть грудных детей, смерть от увеличения печени, от удушья во сне, и прибaвил к ним половину случaев смерти, причиной которых были оспa, "свинaя оспa", корь и глистные инвaзии, не сопровождaющиеся судорогaми. Несмотря нa несовершенство тaкой клaссификaции, Грaунт получил, кaк было устaновлено позднее, удовлетворительный результaт; по его подсчетaм, доля детей в возрaсте до 6 лет состaвлялa 36%[362]. Граунт зафиксировал постоянность пропорции рождающихся мальчиков и девочек (в начале 17 в. на 14 первых приходилось 13 вторых), то, что мужчины умирают раньше женщин и многое другое. Он построил первую таблицу смертности, которой пользовались в социальном страховании и демографических подсчетах до конца 19 в. Изначально в термин "политическая арифметика" вкладывался высокой научный термин. Поскольку социологии как устоявшейся и признанной обществом системы знаний в первой половине 19 в. не было, а потребность в изучении этого самого общества и составляющих его основу больших масс людей тем не менее существовала, придумали компромиссный термин. Таковым он получился потому, что находился на пересечении разных наук и ни к одной из них не принадлежал. Политическими в ту пору называли любые общественные явления, отсюда берет начало термин "политическая экономия", который следует переводить как общественная экономика. Сегодня ее проблематика созвучна тематическому полю экономической социологии. Так, один из соратников знаменитого У.Петти, а именно Грегори Кинг (1648-1712), посвятил часть своего обширного труда вопросам выяснения средних приходов и расходов семей, принадлежащих к различным социальным классам. Его относят к школе политической арифметики, о которой у нас речь впереди. При этом Г.Кинг, исчисляя свои посемейные и подушные нормы расходов и прихода, по мнению А.Чаянова[363], оставался верным традициям <политической арифметики> и не столько задавался выяснить условия и формы сложения частнохозяйственного бюджета в его целом, сколько искал в своих цифрах ответа на занимавшие его частные вопросы политического характера. "Политическая арифметика", в отличие от "государствоведения", которое более ста лет существовало в качестве академической дисциплины, представляла собой лишь умение исследователя, в качестве которого чаще всего выступали государственные чиновники, оперировать числами при изучении конкретных явлений в обществе, таких как преступность, миграция, эпидемии и др. в эпоху, когда не было ни академических институтов, занимающихся эмпирическими исследованиями, ни профессиональных социологов и опросных фирм, государственные служащие, а среди них нередко попадались очень образованные, сведущие и неравнодушные к общественному благу люди, прекрасно справлялись с теми задачами, которые сегодня выполняют высококвалифицированные специалисты-гуманитарии. "Политическая арифметика", равно как и "государствоведение", явилась прародительницей современной статистики. Англичане и немцы первыми начали применять точные статистические методы к изучению поведения больших групп людей и крупномасштабных социальных явлений. Появление и развитие "политической арифметики" положило начало перехода от простого описания общественных явлений к наблюдению их порядка и последовательности, а также к сбору преимущественно количественной информации. Ее представители использовали составленные числовые и табличные выражения общественных явлений для предвидения еще неизвестных общественных фактов (как для восполнения отсутствующей информации, так и прогнозирования будущего) Постепенная эволюция "политической арифметики" в конечном итоге привела ее от комплексного обследования состояния страны в целом к чисто демографическому обследованию, связанному со страхованием жизни населения. Впоследствии термин "политическая арифметика" стали применять лишь к специальным работам, имевшим своим предметом изучение статистики населения, главным образом смертности, при помощи теории вероятности (построение таблиц смертности), преимущественно для практических целей-для организации страхования жизни и устройства вдовьих и пенсионных касс. К <политическим арифметикам> относят в Англии Эдмунда Галлея (1656-1742), Грегори Кинга (1648-1712), Чарльза Райта Давенанта (1656-1714), в Голландии - В.Керсебума (1691- 1771), во Франции - Ж.Б.Кольбера (1619-1683), С.Вобана (1633-1707) и др. Английский геофизик и математик, друг Исаака Ньютона Э.Галлей, выдвинул гипотезу о стационарности населения, предполагающую неизменным порядок вымирания поколений и число ежегодных рождений, составил первую таблицу смертности, которая позволяла устанавливать для каждой возрастной группы вероятную продолжительность жизни и среднюю предстоящую продолжительность жизни. Используя различные шкалы, таблицы и математические формулы, политические арифметики устанавливали зависимости между различными социальными явлениями. Они положили начало статистике, социальной гигиене и эмпирической социологии. Политической арифметикой, зародившейся в Европе, вскоре начали увлекаться и русские ученые-экономисты, прежде всего профессура самого передового в 19 в. университета страны, а именно Санкт-Петербургского. Статистика была объектом преподавания в СПбГУ в течение 180 лет. За это время северная столица дала стране плеяду выдающихся ученых, которых можно отнести не только к экономике и статистике, но и к обществознанию в широком значении: А.А.Кауфман, М.И.Туган-Барановский, Н.Д.Кондратьев - это имена мирового масштаба. Научные традиции, заложенные в дореволюционное время, бережно хранились и в советский период. Не случайно два представителя отечественной науки, чья деятельность была связана с статистикой, нашим учетом и нашим университетом, были удостоены Нобелевских премий - В.В.Леонтьев за построение межотраслевого баланса (1973 г.) и Л.В.Канторович за разработку методов линейного программирования (1975 г.). Оба достижения представляют одно из современных направлений статистической науки. Их особенность состоит в том, что они в конце 20 в. как бы возродили на совершенно новой исторической основе приемы политических арифметиков 17 в., той школы, которая и создала изначально статистику как науку[364]. В свое время, вспоминал А.А.Кауфман, распространение статистики и идеи политической арифметики долгое время не могли прижиться: "Препятствием для распространения идей и методов политической арифметики в России являлась государственная тайна относительно количественных данных, которые ревностно охранялись в канцеляриях... Только в начале царствования Александра I произошел настоящий прорыв в этом отношении, когда находящиеся в архивах государственных учреждений материалы были опубликованы, и могли быть использованы как числовые данные в различных работах"[365]. Сегодня термин "политическая арифметика" потерял свое прежнее значение особого рода науки об обществе и употребляется скорее в негативном смысле. Под политической арифметикой ныне чаще всего понимают закулисные игры политиков, договаривающихся о слиянии и разделении фракций в Госдуме, переманивании голосов избирателей, торговле местами в палате и др. Научный вклад А.Кетле Пожалуй, самой заметной фигурой среди эмпириков был франко-бельгийский ученый-математик, один из крупнейших статистиков XIX в. Адольф Кетле[366]. С его именем в истории науки связан переход социальной статистики от сбора и описания фактов к установлению устойчивых корреляций между показателями, или статистических закономерностей. Кетле Ламбер Адольф Жак (Quetelet) (1796-1874) - бельгийский астроном, математик и статистик, социолог-позитивист; один из создателей научной статистики, иностранный член-корреспондент Петербургской АН (1847). Установил, что некоторые массовые общественные явления (рождаемость, смертность, преступность и др.) подчиняются определенным закономерностям, применил математические методы к их изучению. Обобщал всевозможные цифры, касающиеся народонаселения, климата, торговли, бедности, образования, преступности и др. Кетле пытался подсчитать количество уголовных преступлений за последние десятилетия и высчитать процент уголовных элементов в человеческом обществе. При его участии были организованы национальные статистические общества в Англии и Франции. Кетле стал инициатором создания Международной статистической ассоциации для кооперации усилий по сбору социальной информации и созыва в 1853 г. 1 Международного статистического конгресса в Брюсселе. Его библиография по статистике насчитывает 65 работ. Работа Кетле <О человеке и развитии его способностей, или Опыт социальной жизни> (1835) поможет социологам перейти от умозрительного выведения ничем непроверяемых <законов истории> к индуктивно выводимым и статистически рассчитываемым социальным закономерностям. По существу, с этого момента можно начинать отсчет социологии (в терминологии Кетле <социальной физики>) как строгой, эмпирически обоснованной науки. Можно выделить несколько ярких достижений Кетле: 1) открытие статистических закономерностей; 2) концепция средних величин и <среднего человека>, согласно которой арифметически средняя величина, полученная в распределениях ответов на вопросы, как бы онтологизируется, обретает самостоятельную жизнь в средне-типичном представителе данной группы, общества; 3) установление социального закона как устойчивой тенденции изменения средних величин либо как устойчивой корреляции между несколькими характеристиками; 4) методические правила формулировка анкетных вопросов. Четыре методических правила Кетле сформулировал в своей работе "Письма о теории вероятности". Здесь автор рекомендовал ставить только такие вопросы, которые: а) необходимы и на которые можно получить ответ; б) не вызывают у людей подозрения; в) одинаково понимаются всей совокупностью опрашиваемых; г) обеспечивают взаимный контроль. Импульс социальным обследованиям дали открытие Кетле того, что "траектории" движения населения могут быть вычислены с достаточной точностью (хотя и уступающей точности астрономических наблюдений), а также убедительные статистические выкладки Мальтуса относительно опережающего роста коэффициента рождаемости по сравнению с ростом урожайности. Исследования К.Маркса Всемирно известный немецкий мыслитель, экономист и социолог К.Маркс (1818-83) прославился прежде всего как крупнейший теоретик, создавший одну из самых плодотворных теорий общества и моделей социального конфликта. Однако он не ограничивался оторванной от жизни абстрактной философией. К сбору и анализу первичной информации Маркс прибегал неоднократно. Свое первое социологическое исследование он провел еще в 1843 г. Изучив многочисленные документы, а также опросив крестьян и чиновников, Маркс пришел к выводу о противоречии между "действительной картиной мира", отражающей бедственное положение мозельских виноделов, и той его картиной, которая складывалась в бюрократических канцеляриях[367]. Здесь же Маркс поднимает и ряд важных методологических вопросов, касающихся, в частности, социальной позиции исследователя и влияния ее на сбор первичной информации. По просьбе Б.Малона, издателя журнала "Социалистическое обозрение", Маркс в 1880 г. разработал "Анкету для рабочих". Они включала около сотни вопросов, затрагивающих условия труда и характеристики рабочего места, продолжительность рабочего дня и ритм производства, заработную плату и уровень жизни. При подготовке своей главной работы - "Капитала" Маркс проанализировал огромное количество экономических данных, в частности, отчеты английских фабричных инспекторов, публикации в прессе и т.д. Когда ему недоставало официальной статистики, Маркс организовывал собственные исследования. Программа одного из них была принята Базельским конгрессом 1 Интернационала и касалась форм занятости и социально-экономического положения рабочего класса [368]. Как и Маркс, его соратник Ф. Энгельс (1820-95) критически относился к существующей статистики, стараясь получить свои собственные, более точные данные, особенно о положении низших слоев общества. Так, например, во время пребывания в Манчестере Ф. Энгельс получил статистические сведения о положении рабочих путем опроса, а для сбора сведений, касающихся германских рабочих, Ф. Энгельс составил специальную программу, по которой статистические данные должны были присылаться в журнал <Зеркало общества>, основанный в Германии в 1845 г. В программе особое внимание уделялось вопросам, связанным с отраслями труда, вредными для здоровья, и вытеснению мужского труда женским и детским трудом, а также фактам наиболее жестокой эксплуатации: произвольного удлинения рабочего дня, выплаты заработной платы товарами и т. д. Сведения о положении рабочего класса в Англии Ф. Энгельс собирал сам и использовал в своем известном труде <Положение рабочего класса в Англии>. Специалисты считают эту работу "первым в истории социологии научным социологическим исследованием, где использовалась марксистская методология эмпирического социального исследования"[369]. Общество социальной политики Почти все немецкие ученые, проводившие эмпирические социальные исследований в конце 19 в., так или иначе были связаны с Обществом социальной политики[370], основанным в 1872 г. профессорами, представителями прессы, издателями, чиновниками и предпринимателями. Среди его членов были виднейшие социологи, историки, экономисты Германии: Г. Шмоллер, М. Вебер, А. Вебер, Ф. Теннис и др. Общество являлось не только главным, но фактически единственным исследовательским центром страны, сыграв выдающуюся роль в европейской интеллектуальной жизни. Наивысшая активность Общества приходится на 1881- 1902 гг., когда были проведены исследования условий сельскохозяйственного труда и ростовщичества в сельских местностях, положения рабочих, занятых в торговле, на транспорте, в торговом флоте, а также положения ремесленников. Для его деятельности характерны предварительное коллективное обсуждение программы предстоящего исследования, определение ключевых проблем, по которым намечалось собрать первичную информацию, непосредственный перевод их в формулировку вопросов анкеты, которые рассылались затем <экспертам> (землевладельцам, предпринимателям, чиновникам, учителям и священникам). Собранные материалы публиковались без глубокой обработки, так как социальные политики мало интересовались методологией. Тем не менее, до прихода сюда Вебера Общество заметными успехами не отличалось: кустарные методики, примитивная техника перевода социальных проблем - минуя разработку понятий и переменных - прямо в формулировку вопросов, нечеткий подбор респондентов и экспертов. Главная причина таилась в отсутствии у социальных политиков глубокого интереса к методологии. Заимствование методики и технических процедур к успеху не вело и привести не могло, ибо составителям анкет неясным оставалось наиважнейшее: как работает построенная ими методика, что содержательно она измеряет, соответствует ли то, что они получили "на выходе", тому, что задумывалось "на входе". Впервые серьезное внимание на методологию исследования, правильную формулировку вопросов обратил М. Вебер. Благодаря его усилиям эмпирическая деятельность Общества поднялась на качественно новый уровень. Ядро Общества составляла группа университетских профессоров, никогда по-настоящему не работавших "в поле", но озабоченных политической обстановкой в стране. Как убежденные либералы, они считали, что прогресс страны достижим только на пути постепенных социальных реформ, например, облегчения участи промышленных рабочих и наемных аграриев. Судьба социальных реформ на предприятии зависела прежде всего от предпринимателей. Для их проведения необходимы были убедительные аргументы. Наиболее убедительными являлись, как и сейчас, факты и эмпирика, которые собирались через систему регулярных опросов. Разослав анкеты, социальные политики затем сортировали присланные ответы по географическим регионам, попросив добровольцев из числа членов Общества проанализировать их. Поначалу, видимо, Вебер был одним из них и поступал как прочие. Обычно в публикуемых материалах один за другим следовали разделы и обширные таблицы, касающиеся доходов, бюджета и т. п. Значительная часть веберовского отчета была посвящена описательным таблицам[371]. Он выделялся немногим: Вебер в Обществе был только аналитиком и сравнивал свой материал с результатами более ранних исследований, дабы обеспечить сравнительно-историческую перспективу. Ядро Общества составляла группа университетских профессоров, никогда по-настоящему не работавших "в поле", но озабоченных политической обстановкой в стране. Как убежденные либералы, они считали, что прогресс страны достижим только на пути постепенных социальных реформ, например, облегчения участи промышленных рабочих и наемных аграриев. Судьба социальных реформ на предприятии зависела прежде всего от предпринимателей. Для их проведения необходимы были убедительные аргументы. Наиболее убедительными являлись, как и сейчас, факты и эмпирика, которые собирались через систему регулярных опросов. Разослав анкеты, социальные политики затем сортировали присланные ответы по географическим регионам, попросив добровольцев из числа членов Общества проанализировать их. Поначалу, видимо, Вебер был одним из них и поступал как прочие. Обычно в публикуемых материалах один за другим следовали разделы и обширные таблицы, касающиеся доходов, бюджета и т. п. Значительная часть веберовского отчета была посвящена описательным таблицам[372]. Он выделялся немногим: Вебер в Обществе был только аналитиком и сравнивал свой материал с результатами более ранних исследований, дабы обеспечить сравнительно-историческую перспективу. Исследования М.Вебера Впервые серьезное внимание на методологию исследования, правильную формулировку вопросов обратил М. Вебер. Благодаря его усилиям эмпирическая деятельность Общества социальной политики поднялась на качественно новый уровень. На протяжении своей жизни М. Вебер участвовал прямо или косвенно в шести исследованиях[373]. В 1890-1891 гг. Общество организовало эмпирическое исследование аграрных отношений в Германии. Вебер составил для него программу и анкету, выпустил в свет работу <Положение сельскохозяйственных рабочих в Германии восточнее Эльбы> (1892). Интерес к сельской проблематике 27-летнего социолога был не случаен, он явился логическим продолжением его увлечения аграрными отношениями Древнего Рима, которым посвящена докторская диссертация. Такие отношения послужили удобным поводом для обстоятельного анализа социальной структуры тех обществ, где преобладало крестьянское население. Отсталая Германия относилась к их числу. Обобщение эмпирических данных и сравнительно-исторический анализ древнеримского и прусского аграрного капитализма натолкнули Вебера на вывод о сходстве политической судьбы двух обществ, об упадке римской земельной аристократии и прусского юнкерства. Так, эмпирические исследования стали органической частью исторического анализа. Вебер прекрасно владел методологией количественного (теория вероятностей) и сравнительно-исторического анализа данных. Известны некоторые детали проведения его первого исследования. Так, из 3 тыс. разосланных в 1890 г. анкет возврат составил 70%, а из 10 тыс. экспертных бланков 1891 г. вернулась лишь одна тысяча. Вебер любил подробно описывать результаты исследования: его первый научный отчет содержал 890 страниц, на 120 из которых приводились таблицы доходов и бюджетов рабочих семей. В 1908 г. по предложению своего младшего брата Альфреда М. Вебер начинает цикл обследований промышленных рабочих. Программные цели формулировались так: 1) влияние крупной промышленности на профессиональную судьбу и образ жизни рабочих, 2) воздействие социальных и этнокультурных характеристик рабочей силы (включая условия жизни) на развитие промышленности. Эмпирической базой служили материалы заводской статистики, наблюдений и интервью с рабочими. Одно только методологическое обоснование программы содержало шестьдесят страниц. Кроме того, Вебер подготовил и несколько пространных методологических документов. Один из них - <Рабочий план> - включал двадцать семь тем. В инструкции интервьюеру Вебер, в частности, рекомендовал начинать с описания технологических характеристик предприятия, а затем уже переходить к историческим и географическим особенностям формирования рабочей силы, к квалификации и проблемам обучения. Другая группа вопросов в интервью касалась реализации профессиональных навыков и интересов работников, внедрения различных систем оплаты на фабрике, демографических данных, текучести кадров. Наконец, последний, собственно социологический, блок включал данные о социальных различиях между рабочими, уровне групповой сплоченности, ценностях и интересах людей, их семейных условиях и проведении досуга. Формализованный вопросник для индивидуального интервью включал двадцать семь вопросов, половина которых обрабатывалась статистически, а половина давала только качественную информацию. Результатом его исследования явилась работа <Методологическое введение к проекту Общества социальной политики об отборе и адаптации рабочего класса крупной промышленности> (1908). Впервые опубликованная в 1924 г. женой Вебера Марианной, она является главнейшим трудом Вебера по методологическим проблемам индустриальной социологии. Кроме этих обследований М. Вебер в 1910 г. участвовал в восьмитысячном опросе шахтеров, литейщиков и текстильщиков, а несколько раньше детальнейшим образом изучил производительность труда на текстильной фабрике, принадлежащей семье его жены. М. Вебер обладал способностью в течение многих недель дотошно наблюдать за поведением рабочих, вглядываясь в такие детали трудового процесса, на которые прежде никто не обращал внимания: длительность рабочего цикла, взаимосвязь монотонности труда и отношение рабочих к сдельной оплате. Он раскрывал невидимые глазу подробности поведения людей, например, искусное сдерживание выработки, умение рабочего не перенапрягаться, находя оптимальный баланс между затрачиваемыми усилиями и получаемым вознаграждением. И вместе с тем Вебер прославился как мастер широкомасштабных исторических обобщений, культурно-сравнительных исследований. Однако обе линии его творчества - макро- и микросоциологическая - не противоречили, а гармонически уживались в нем. Вебер сознательно провозгласил курс на социологию прежде всего как эмпирическую дисциплину, считая, что она никак не должна напоминать дискуссионный клуб для академической элиты. Становление прикладной социологии в Европе Первым, кто дал научное обоснование понятию <прикладная социология> и указал ее место в системе социологического знания, был Фердинанд Теннис (1855-1939). Автор всемирно известного социологического учения об общине и обществе, Теннис разработал оригинальную концепцию структуры знания. Его формальная, или <геометризованная>, социология начиналась не с фактов, а с идеализированных абстракций - идеальных типов, абстрактных сущностей (<община>, <родовые отношения>, <дружба> и т. д.), которые, будучи своеобразными понятийными мерками, должны прикладываться к реальности. Отсюда и <прикладная социология>, которая отличается от чистой (теоретической) социологии лишь тем, что описывает формы социальных отношений не в покое, а в динамике. Ее методом является понятийная аналогия, а сферой применения - человеческая история. Таким образом, прикладная социология идентична скорее исторической социологии. Кроме нее Теннис выделял еще эмпирическую социологию (социографию), которая изучает современное состояние общества. Теннисовская трактовка прикладной социологии не прижилась в науке. Сейчас ее понимают совершенно иначе, и в нынешнем значении прикладная социология возникла приблизительно в середине ХХ в. Что касается классического периода, то о прикладной социологии надо говорить в отличном от этих двух, в третьем значении.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений06:59:30 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
12:38:40 25 ноября 2015
редиска редиска редиска редиска
редиска20:34:00 20 февраля 2010Оценка: 2 - Плохо

Работы, похожие на Статья: История эмпирической и прикладной социологии

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(149882)
Комментарии (1829)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru