Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Статья: Антитеррористическая информационная политика Российского государства

Название: Антитеррористическая информационная политика Российского государства
Раздел: Рефераты по политологии
Тип: статья Добавлен 05:24:01 01 апреля 2008 Похожие работы
Просмотров: 1653 Комментариев: 3 Оценило: 2 человек Средний балл: 3 Оценка: неизвестно     Скачать

Антитеррористическая информационная политика Российского государства

Шагинян Гаянэ Артуровна

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата политических наук

Краснодар 2006

Диссертация выполнена на кафедре политологии и политического управления ГОУ ВПО «Кубанский государственный университет»

I. Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования. Производство и использование информации является основой жизнедеятельности современного общества. Развитие информационной инфраструктуры расширяет экономические возможности людей, увеличивает географическую мобильность, способствует повышению уровня знаний и качества жизни. Информационно-технологические показатели определяют расстановку сил на международной арене, обуславливая доминирование развитых в данном отношении государств. В этой связи переход к информационному обществу объявлен одной из стратегических задач в ряде стран, в том числе и в Российской Федерации. Развитие информационного пространства, предполагающее насыщенность и интенсификацию информационных потоков требует регулирования данных процессов со стороны государства посредством проведения соответствующей информационной политики.

Одновременно процесс информационного развития сопровождается возникновением новых угроз национальной и международной безопасности со стороны дестабилизирующих политических сил, использующих достижения информационных и телекоммуникационных технологий в преступных целях. Наибольшая опасность в данном аспекте исходит от террористических организаций. Информационная революция обусловила трансформацию терроризма как явления, активизацию его проявлений, возникновение новых форм и методов террористической деятельности, основанных на использовании информации и ее продуктов в качестве оружия, а информационных систем связи в качестве средства при планировании и организации масштабных террористических актов. В этих условиях актуальной является разработка антитеррористической информационной политики государства, в целях адекватного ответа информационным вызовам терроризма.

Регулирование информационной сферы в современном демократическом обществе есть сложный и неоднозначный процесс. Основная проблема здесь состоит в необходимости сохранения демократических принципов свободы информации, наряду с введением определенных ограничений на ее распространение в интересах национальной безопасности.

В Российской Федерации на сегодняшний день отсутствует согласованный подход к антитеррористической информационной политике. Существуют пробелы в информационном и антитеррористическом законодательстве, периодически меняются подходы к определению политики в области СМИ касательно освещения терактов, не определены механизмы противодействия использованию информационно-телекоммуникационных систем в преступных целях. Разработка теоретических основ антитеррористической информационной политики государства также представляется недостаточной по количеству и направлениям научных исследований. Вследствие этого актуальным является анализ информационных проявлений и угроз терроризма, определение целей, направлений, и механизмов реализации антитеррористической информационной политики российского государства.

Степень научной разработанности проблемы. Идея информационной политики как стратегии государства в ответ на проблемы, связанные с использованием информации возникла в 1960-х гг. в США и странах Западной Европы, столкнувшихся с необходимостью регулирования интенсифицирующихся потоков научно-технической информации. В дальнейшем процесс постепенного проникновения высоких технологий во все сферы общественной жизни и усиление влияния медиа-индустрии на общественное мнение инициировал ряд научных исследований касательно концептуальной основы, структуры, элементов и национальных моделей государственной информационной политики[1] , а также цикл фундаментальных работ, закладывающих основу формирования представлений о сущности информационного общества и базовых характеристиках информационной эры.[2]

В России исследования государственной информационной политики получили распространение в постсоветский период ввиду интенсификации развития информационного пространства, обозначившей проблему поиска теоретико-методологических основ регулирования информационных отношений в системе государство-общество. Первоначально государственная информационная политика рассматривалась исключительно как политика в области СМИ, и только со второй половины 90-х наметилась тенденция ее исследования в более глубоком контексте: работы М.С. Вершинина, К.В. Ветрова, С.Э. Зуева, А.В. Манойло, И.С. Мелюхина, Ю.А. Нисневича, А.Г. Плитко, В.Д. Попова, А.И. Ракитова, А.И. Соловьева, И.И. Юзвишина[3] . и др.. Анализу становления информационного общества в России, выявлению проблемных факторов российской информатизации посвящены работы В. Дрожжинова, Т.В. Ершовой, А.А. Кононова, Г.Л. Смолян, Ю. Хохлова, Д.С. Черешкина, А.В. Чугунова, Ф. Широкова[4] . Д.С. Вотрин, В.Н. Галатенко, , Е.А. Ерофеев, , О.А. Колобов, А.В. Крутских, В.Н. Лопатин, И. Морозов, В. Нерсесян, Ю.С. Уфимцев, , В.П. Шерстюк, В.Н. Ясенев[5] исследуют проблемы информационной безопасности, пути и средства ее обеспечения в современной России. Отдельный комплекс работ посвящен анализу взаимодействия средств массовой информации государства и общества: Е.Л. Вартановой, И.М. Дзялошинского, Я.Н. Засурского, И.И. Засурского, А.Е. Зимина, Ф.Ю. Кушнарева, М.М. Назарова, И.А. Полуэхтовой, А. Цуладзе и др[6] .

Обострение угрозы терроризма в условиях развития информационно-телекоммуникационных технологий обусловило с конца 70-х начала 80-х годов стойкий научный интерес к исследованию сущности и причин данного явления, анализу организационных форм и деятельности террористических организаций, целей и методов террористической активности. Фундаментальное значение в исследовании феномена терроризма имеют работы Б. Дженкинза, У. Лакера, И. Лессера, П. Уилкинсона, Б. Хоффмана[7] . Среди российских ученых проблема терроризма представлена в работах В.Д. Антипенко, Г.К. Варданянц, В.Н. Иванова, И.И. Карпец, А. Литвинова, Е. Т. Ляхова, Д. Ольшанского, М. Одесского, М.П. Решетникова, М.П. Требина, В.В. Устинова, Д. Фельдмана[8] .

Исследования, посвященные информационным аспектам террористической деятельности целесообразно разделить на 2 группы. Первая включает работы анализирующие взаимосвязь терроризма и средств массовой информации. Богатый научный опыт в данной области накоплен за рубежом: работы Й. Александра, Ч. Бассиони, В. Бернатски, С. Ирвин, Л. Крока, А. Локера, Д. Мартина, П. Уилкинсона[9] . В.А. Васильев, М. Гельман, А.Н. Курбацкий, И.Н. Панарин, Г. Почепцов, А. Робинов, С. Сидорова, В. Цыганов, А. Яковенко[10] исследуют данную проблему применительно к российской действительности.

Вторая группа объединяет исследования, посвященные анализу деятельности террористических групп в киберпространстве и сети Интернет. Концептуально важными в данной области являются работы зарубежных авторов Г.Веймана, Д.Деннинг, М. Конвей, Ф. Коэна, С. Китс, Д. Льюиса, П. Маргулиса, Т. Томаса, М.Уорена, К.Уилсона, С.Фарнел, Д. Шиндер[11] ; российских В. Голубева, В.А. Васенина, А. Зуева, В. Ибрагимова, Д.Г. Малышенко, Е.В. Старостиной, А.В. Федорова, Д.Б. Фролова[12] .

Отдельно следует отметить авторов, анализирующих антитеррористическое и информационное законодательство России и зарубежных стран: Н.И. Бусленко, В.Н. Монахов, Т.В. Науменко, М.М. Рассолов, А. Рихтер, Е.А. Роговский, В.Ю. Селиванова, Т. Тропина, С. Хаботин[13] .

Анализ литературы по тематике диссертационной работы показывает, что исследователи, в основном, концентрируются на отдельных аспектах информационной активности терроризма, а практические рекомендации по решению существующих проблем носят сегментный характер. Между тем особенности террористических актов современности диктуют необходимость комплексного подхода к анализу информационных угроз терроризма, создания теоретической и эмпирической основы для эффективной реализации антитеррористической информационной политики государства.

Объектом диссертационного исследования выступает информационная политика российского государства. Предметом исследования является антитеррористическая информационная активность российского государства в постсоветский период.

Цель работы – на основе анализа информационных проявлений терроризма определить проблемы, направления и механизмы реализации антитеррористической информационной политики российского государства.

Достижение поставленной цели предполагает решение следующих задач:

- определить методологические основания информационной политики как объекта познания;

- раскрыть сущность государственной информационной политики в современном российском обществе.

- проанализировать формы и методы современного терроризма, его активность в системе средств массовой информации.

- исследовать правовую основу государственной антитеррористической информационной политики России, выявить ее противоречия и тенденции развития;

- определить приоритеты антитеррористической информационной политики в области СМИ.

- выявить механизмы государственного противодействия кибертерроризму и использованию сети Интернет в целях террористических организаций.

Хронологические рамки исследования охватывают период с конца 1970-х начала 1980-х гг. по настоящее время, что объективно обусловлено развитием информационно-телекоммуникационных технологий и постепенным утверждением информатизации в качестве неотъемлемого элемента общественного развития, а также переходом к новым (информационным) формам терроризма в России и в мире.

Теоретико-методологическая основа диссертационного исследования. В основе диссертации лежат принципы исследования политики (policy), заложенные Г. Лассуэллом в работе «Политический курс» (The Policy Orientation). Г. Лассуэлл указывал на особую роль политической науки в модернизации процесса политики как поставщика знания для улучшения практики демократии.

Основным общенаучным методом, используемым в работе, является сравнительный ( в рамках сопоставления законодательства России и зарубежных стран, а также при определении динамики в освещении террористических актов российскими государственными СМИ).

Для анализа информации были использованы следующие прикладные методики и технологии анализа:

содержательный анализ нормативно-правовых актов соответствующих проблематике;

контент-анализ;

интент-анализ;

вторичный анализ данных социологических исследований.

С методологической точки зрения анализ государственной информационной политики предполагает синтез дескриптивного и прескриптивного подходов. Дескриптивный подход основывается на принципах объективного отображения существующей ситуации : проблем и реальной политической активности государства, тогда как прескриптивный, ориентированный на создание идеальных моделей государственной информационной политики, их нормативную оптимизацию, служит обоснованием практических рекомендаций для политиков. Комплексный характер объекта исследования обусловил также использование элементов «подхода, основанного на доказательствах» (evidence-based approach) а также модели «ограниченной рациональности» Г. Саймона и «нормативного оптимализма» И. Дрора.

Источниковую базу исследования составляют:

-законодательные и подзаконные акты РФ;

-международные конвенции, резолюции, рекомендации и программные документы, принятые в рамках универсальных и региональных международных организаций;

- статистические данные правоохранительных органов РФ;

- результаты социологических исследований Фонда «Общественное мнение», Всероссийского центра изучения общественного мнения, Центра экстремальной журналистики;

- результаты самостоятельно проведенного сравнительного контент-анализа информационных сообщений программ «Вести» российского телевидения в периоды контртеррористических операций: операции по освобождению заложников- зрителей мюзикла «Норд-ост» в Москве; операции по освобождению заложников школы №1 г. Беслана. Исследование проводилось с целью определения динамики в освещении контртеррористических операций до и после принятия Антитеррористической конвенции средств массовой информации. Выбор канала РТР обусловлен информационными предпочтениями россиян. По данным ВЦИОМ[14] основным источником информации для граждан России являются два основных государственных канала – «Первый канал» и РТР. Как важный источник их рассматривают соответственно 67 и 66% опрошенных. Затем с заметным отставанием следуют НТВ (51%) , а также региональное телевидение. При этом именно РТР, согласно данным исследования, стал единственным каналом, сумевшим сохранить указанный высокий рейтинг с 1999г., что говорит о стабильности аудитории канала, в то время как НТВ и ОРТ часть аудитории потеряли, причем ОРТ значительно – с 79 до 67%. Объектом анализа были текстовые и видео-материалы, содержащиеся в видео-архиве Интернет-сайта vesti.ru. Предметом - информация о терактах и действиях антитеррористических субъектов. Единицей анализа выступали информационные сообщения, единицей счета лексические формы. Для количественной обработки данных исследования использовался пакет программ SPSS 8.0 (Statistical Package for the Social Science).

Научная новизна диссертационного исследования состоит в следующем:

- определены методологические основания информационной политики как объекта познания;

- установлены основные проблемы реализации государственной информационной политики в РФ;

- выявлены и охарактеризованы информационные угрозы терроризма, дано авторское определение кибертерроризма;

- на основе системного анализа антитеррористического и информационного законодательства РФ и нормативно-правовых документов международных организаций определены противоречия и тенденции развития правовой базы государственной антитеррористической информационной политики РФ;

- на материалах собственного эмпирического исследования определены проблемы и приоритеты государственного регулирования деятельности СМИ касательно освещения контртеррористических операций, даны практические рекомендации органам государственной власти;

- предложен комплекс мер правового, организационного и технического характера в рамках государственного противодействия кибертерроризму и использованию сети Интернет террористическими группами.

Научно-теоретическая и практическая значимость исследования. Основные выводы и обобщения, к которым пришел автор, могут служить предпосылкой для дальнейших научных исследований в рамках проблемного поля антитеррористической информационной политики. Практические рекомендации могут быть использованы органами государственной власти РФ в процессе реализации антитеррористической информационной политики. Материалы работы применимы в учебном процессе высших учебных заведений в преподавании дисциплин «Информационная политика», «Терроризм и антитеррористические операции», «Политическая журналистика», «Информационная безопасность».

Положения, выносимые на защиту:

1. Информационная политика как объект познания имеет комплексный характер и требует многосторонней методологии анализа. Исследование информационной политики современных государств предполагает: выявление комплекса проблем, обозначившихся в результате трансформации явлений и процессов под воздействием информации и ее продуктов, их изучение и структурацию; анализ реальной государственной активности в информационном пространстве, определение эффективности практикуемых механизмов реализации политики и, наконец, формулирование практических рекомендаций относительно основных элементов содержания государственной информационной политики в условиях сложившейся ситуации.

2. Основной проблемой процесса государственного регулирования информационно-технологического развития России является обеспечение информационной безопасности личности и общества. Реальная государственная активность в данной области свидетельствует об отсутствии целенаправленной комплексной программы действий органов государственной власти, что ставит вопрос глубокой проработки проблемы и формирования стратегии государства по противодействию информационным угрозам.

3. Среди информационных угроз современного терроризма выделяются: кибертерроризм, деятельность террористических групп в сети Интернет, использование потенциала электронных средств массовой информации в деструктивных целях. В структуре антитеррористической информационной политики Российского государства, соответственно, обозначаются два ключевых направления: регулирование деятельности электронных средств массовой информации в плане освещения контртеррористических операций и регулирование киберпространства.

4. Антитеррористическое и информационное законодательство России не отражает всего комплекса проблем, вызванных информационными угрозами терроризма. Не кодифицировано понятие кибертерроризма, следовательно, уголовная ответственность за подобные преступления не предусмотрена. Отсутствует согласованная позиция по поводу правового статуса Интернет и определения субъектов ответственности за распространение противозаконной информации в сети. Регулирование деятельности СМИ в плане освещения контртеррористических операций происходит посредством принятия внутрикорпоративных этических кодексов; при этом отсутствуют механизмы контроля, устанавливающие ответственность СМИ за несоблюдение устанавливаемых самим сообществом правил.

5. Антитеррористическая конвенция СМИ (2003 г.), как элемент механизма антитеррористической информационной политики России, обусловила позитивную динамику в освещении контртеррористических операций государственным TV на уровне освещения национального вопроса, использования терминологии, количества официальной информации в эфире. Вместе с тем обостряется проблема отсутствия эффективного контакта представителей государственных структур, осуществляющих контртеррористическую операцию, со СМИ, и как следствие, трансляция дезинформации, что осложняет ситуацию, провоцирует ухудшение имиджа власти и правоохранительных органов, обуславливает критику в отношении СМИ со стороны аудитории. В задачи антитеррористической информационной политики государства в данном направлении входит создание условий, правовой и институциональной базы для эффективного внутрикорпоративного регулирования деятельности СМИ. Особое значение имеет разработка механизмов эффективного взаимодействия органов власти, правоохранительных органов и СМИ в периоды контртеррористических операций.

6. Государственное противодействие кибертерроризму и использованию сети Интернет в целях террористических организаций предполагает принятие комплекса мер законодательного, организационного, технического характера. Важную роль играет финансирование в рамках антитеррористической информационной политики научных исследований феномена кибертерроризма, имеющих целью разработку единого понятийного аппарата, совершенствование критериальной основы безопасности информационных систем; участие в создании международных критериев, определяющих признаки террористических Интернет-ресурсов; установление ответственности провайдеров за размещение сайтов организаций, официально признанных террористическими, а также сайтов, содержащих пропаганду терроризма.

Апробация результатов исследования: Основные положения и выводы диссертации нашли отражение в 5 научных публикациях автора общим объемом 1,75 п.л., а также изложены в выступлениях на следующих научных форумах: всероссийской научно-практической конференции «Актуальные вопросы социальной политики в регионе» (Армавир, 2006); международной научно-практической конференции «Социальное партнерство как способ достижения гражданского согласия и социального мира, обеспечения стабильности общества» (Краснодар, 2006); всероссийской научно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Человек. Сообщество. Управление. Взгляд молодых исследователей» (Краснодар, 2006).

Диссертация обсуждена и рекомендована к защите на кафедре политологии и политического управления Кубанского государственного университета.

Структура диссертационной работы подчинена решению задач исследования и включает: введение, две главы, состоящие из шести параграфов, заключение, список использованных источников и литературы, приложения.

II ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертационного исследования, характеризуется степень изученности проблемы, формулируются объект и предмет, цель и задачи работы, определяется теоретико-методологическая основа исследования, интерпретируется его источниковая база, излагаются научная новизна, теоретическое и практическое значение диссертации, формулируются основные положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Теоретико-методологические аспекты анализа антитеррористической информационной политики Российского государства» проводится анализ современных подходов к изучению информационной политики, предпринимается попытка их синтеза, раскрывается понятие и сущность государственной информационной политики в РФ, выявляются и характеризуются информационные угрозы терроризма, обозначается проблемное поле антитеррористической информационной политики государства.

В первом параграфе первой главы «Методологические основания информационной политики как объекта познания» анализируются концептуальные основы структурных составляющих понятия «информационная политика», определяется методология исследования информационной политики современных государств.

Понятие «информация» при всем многообразии значений и вариантов использования обнаруживает 2 базовых подхода к определению. Объективный подход рассматривает информацию как осязаемое проявление познавательных процессов, выражаемое в форме материальной сущности. Субъективный основывается на том, что набор символов и сигналов становится информацией лишь, будучи вовлеченным в когнитивные структуры. Аккумулируя данные подходы к пониманию информации, С. Браман выстраивает иерархию дефиниций по степени широты, сложности и возможностей влияния, присваиваемых информации: информация как ресурс; информация как предмет потребления (commodity); информация как перцепция; информация как конституирующая сила в обществе. Последняя предполагает, что информация обладает собственной властью, силой и возможностью создавать политический контекст. Данная идея информации, лежащая, в основе теории информационного общества, была избрана в качестве руководящей в обосновании методологических принципов анализа информационной политики.

Термин политика изначально рассматривается в смысле англоязычного термина «policy», а не «politics» (политическая борьба за власть). На основе сравнительного анализа различных концепций политики делается вывод о правомерности использования процессуального подхода, рассматривающего политику как функционирование некоторого курса действий, предполагающего наличие определенных стадий, этапов формулирования и осуществления (Д. Шон, М. Рейн, Л.В. Сморгунов). Исследование государственной информационной политики с этих позиций требует комплексного методологического инструментария, позволяющего анализировать сложный механизм ее разработки и реализации. Это представляется возможным посредством синтеза дескриптивного и прескриптивного (нормативного) подходов к анализу информационной политики, заимствования элементов «подхода, основанного на доказательствах» (Г. Лассуэл, Д. Бланкет), модели «ограниченной рациональности» политико-управленческого процесса Г. Саймона и «нормативного оптимализма» И. Дрора. Подобная комплексная методология, синтезирующая элементы различных подходов, позволяет исследовать комплекс проблем, обозначившихся в результате трансформации явлений и процессов под воздействием информации и ее продуктов, проанализировать объективные условия и реальную государственную активность в информационном пространстве; определить, какие практикуемые механизмы реализации информационной политики работают; и, наконец, сформулировать практические рекомендации относительно содержания основных элементов государственной информационной политики в условиях сложившейся ситуации.

Во втором параграфе первой главы «Сущность государственной информационной политики: российский контекст» представлены и проанализированы взгляды отечественных исследователей на сущность и предназначение государственной информационной политики применительно к российской действительности, раскрыт характер осуществления информационной политики России, выявлены проблемные факторы процесса государственного регулирования информационно-технологического развития.

Анализ взглядов отечественных исследователей государственной информационной политики показал неоднозначность оценки характера государственной информационной политики России, ее приоритетов и направлений. Исследователи, как правило, делают акцент на различных аспектах регулирующего воздействия государства: развитие информационной сферы (И.С. Мелюхин), социальная составляющая государственной информационной политики (А. Соловьев), контроль над распределением информационных потоков (И. Зуев), обеспечение информационно-психологической безопасности (В.Д. Попов, А.В. Манойло). Официальная точка зрения, представленная в Концепции государственной информационной политики РФ (1998 г.), аккумулирует ряд исследовательских позиций, определяя в качестве стратегической цели государственной информационной политики, обеспечение перехода к информационному обществу и вхождению страны в мировое информационное общество. Данная стратегическая цель предполагает активность органов государственной власти РФ по развитию информационного рынка, информационной инфраструктуры, удовлетворению информационных потребностей общества, совершенствованию правового обеспечения информационного общества. Это происходит посредством принятия и реализации различных целевых программ в данной области (Федеральная целевая программа «Электронная Россия на период 2002-2010 гг.», программы «Развитие единой образовательной информационной среды на 2002 -2006 гг.», «Развитие информатизации в России на период до 2010г.», межведомственная программа «Российские электронные библиотеки», «Концепция региональной информатизации до 2010 года» и др.), через международное сотрудничество. При этом основной проблемой России, по мнению ряда исследователей, остается обеспечение информационной безопасности личности и общества в процессе информационно-технологического развития.

В работе отмечается, что реальная активность органов государственной власти в сфере обеспечения информационной безопасности не вполне соответствует задачам, поставленным в Доктрине информационной безопасности (2000 г.). Правовая база в данной области сохраняет фрагментарность, отсутствует должное взаимодействие между соответствующими структурами и скоординированность их работы, а также единая система отбора информации, подготовки и принятия эффективных решений на высшем уровне, итогом чего, стали, в частности, масштабные террористические акты («Норд-Ост», «Беслан») и большое количество их жертв. И главное, не сформирована единая комплексная программа действий государства по обеспечению информационной безопасности, что ставит вопрос глубокой проработки проблемы и разработки стратегии противодействия информационным угрозам.

В третьем параграфе первой главы «Трансформация форм и методов террористической деятельности под воздействием информации и ее продуктов» на основе анализа феномена терроризма в эпоху информационных технологий выявляются, обосновываются и характеризуются его информационные угрозы – кибертерроризм, деятельность террористических групп в сети Интернет, использование потенциала электронных средств массовой информации в деструктивных целях.

Констатируется отсутствие согласованной позиции, как в научной среде, так и у практиков по поводу содержательной сущности феномена кибертерроризма, индикаторов, отличающих кибертерроризм от киберпреступности. На основе анализа взглядов отечественных и зарубежных исследователей формулируется, наиболее корректная трактовка понятия: кибертерроризм – есть атака на информацию либо несанкционированное нарушение целостности информации, циркулирующей в киберпространстве, охраняемой законом и носящей высокий уровень секретности, для достижения целей субъекта террористической деятельности, предполагающее, как результат, наступление опасных последствий, в виде угрозы для жизни людей и финансового ущерба.

Кибертерроризм в таком понимании не включает использование сети Интернет террористическими группами для планирования и координации своей деятельности. Это действия разного характера, не подлежащие объединению в общую категорию, разноплановые в правовом отношении, требующие дифференцированного комплекса мер государственного противодействия.

В контексте выявления информационной составляющей террористических действий исследуется взаимосвязь терроризма и средств массовой информации. Обосновывается целесообразность разделения освещения СМИ контртеррористических операций и освещения терроризма как явления. И первое при неправильном подходе СМИ потенциально может производить деструктивный эффект, выступая в качестве одной из информационных угроз терроризма наряду с кибертерроризмом и использованием сети Интернет в террористических целях. Также отмечается, что «длящиеся» теракты, связанные с захватом заложников, в основном нацелены на использование потенциала телевидения, ввиду его объективных преимуществ: наглядности, сиюминутности отображения происходящего, «эффекта непосредственного присутствия» на месте события, массовости и одновременности воздействия на многомиллионную аудиторию. Однако использование идеи пособничества СМИ террористам, как установленного факта, не требующего доказательств, характерное для ряда отечественных исследований, способно детерминировать неэффективную информационную политику, основанную на ложных представлениях. Вследствие чего делается вывод о том, что практические рекомендации по разработке мер противодействия информационным угрозам терроризма в рамках антитеррористической информационной политики государства должны строиться на основе детальных эмпирических исследований самих угроз.

Во второй главе «Направления и механизмы реализации государственной антитеррористической информационной политики в Российской федерации» на основе анализа данных эмпирических исследований, интерпретации нормативно-правовых документов, обозначаются направления и характеризуются механизмы реализации антитеррористической информационной политики РФ, определяется комплекс мер государственного противодействия информационным угрозам терроризма.

В первом параграфе второй главы «Правовые основы государственной антитеррористической информационной политики России» проводится системный анализ российского законодательства, нормативно-правовых документов универсальных и региональных международных организаций с целью определения правовой базы антитеррористической информационной политики России, выявления ее проблем и тенденций развития в русле демократической традиции.

Отмечается, что информационные угрозы терроризма обуславливают два основных направления антитеррористической информационной политики России: регулирование деятельности средств массовой информации в плане освещения контртеррористических операций; регулирование киберпространства.

В правовом отношении в РФ тема терроризма отнесена к вопросам внутрикорпоративного регулирования СМИ посредством установления внутренних правил работы с подобной информацией. В законе «О противодействии терроризму» от 6 марта 2006 г. не обозначены какие-либо ограничения деятельности СМИ в процессе освещения контртеррористических операций. В соответствии с международно-правовыми документами этот вопрос на сегодняшний день регулируется в России посредством принятия этических кодексов. Так, в настоящее время основным внутрикорпоративным регулирующим документом в данной области является Антитеррористическая конвенция СМИ (2003 г.). Вместе с тем, можно считать проблемой отсутствие механизмов контроля внутри медийного сообщества, устанавливающих ответственность СМИ за несоблюдение устанавливаемых самим сообществом правил. Ее разрешение требует принятия мер правового характера в рамках государственной антитеррористической информационной политики, нацеленных на создание соответствующих институтов и законодательном закреплении их статуса.

Понятие кибертерроризма в Российском законодательстве не кодифицировано, а следовательно уголовная ответственность за подобные преступления не предусмотрена, что ставит задачу внесения соответствующих изменений в антитеррористический правовой блок. Законодательная база государств по компьютерным преступлениям в целом сохраняет фрагментарность. Совершенствование законодательства в данной области происходит посредством добавления соответствующих статей в Уголовные кодексы в одних странах, либо принятия отдельных законов в других. Принимаемые на региональном и международном уровне документы правового характера направлены в первую очередь на унификацию национальных законодательств, поскольку современные информационные системы являются транснациональными и атаки на них имеют трансграничное измерение. Вопросы пресечения использования сети Интернет в целях террористических организаций не урегулированы в национальном законодательстве РФ. Подобная ситуация обусловлена отсутствием согласованной позиции по поводу правового статуса Интернета и, следовательно, определения субъектов ответственности за распространение противозаконной информации в сети.

Во втором параграфе второй главы «Государственное регулирование освещения контртеррористических операций в электронных СМИ: (на материалах сравнительного контент-анализа выпусков новостей телеканала РТР в периоды контртеррористических операций)» исследуется характер освещения государственным телеканалом РТР контртеррористических операций «Норд-Ост»-«Беслан» с целью определения динамики в подходе журналистов к освещению событий до и после принятия Антитеррористической конвенции СМИ (2003 г.). Отмечается, что применительно к государственному TV Антитеррористическая конвенция, как регулирующий механизм государственной антитеррористической информационной политики, обусловила позитивную динамику на уровне освещения национального вопроса, использования терминологии, количества официальной информации в эфире. Вместе с тем обозначилась проблема отсутствия эффективного контакта представителей государственных структур, осуществляющих контртеррористическую операцию, со СМИ, что проявилось в трансляции дезинформации, осложняющей ситуацию, провоцирующей ухудшение имиджа власти и правоохранительных органов, критику в отношении СМИ со стороны аудитории.

Делается вывод о том, что на сегодняшний день в формальном процессе регулирования освещения контртеррористических операций электронными СМИ необходимо смещение акцентов в сторону обеспечения такого контакта. Важное значение имеет обеспечение высокого уровня подготовки специалистов пресс-служб, и предоставление официальной информации о теракте с позиций профессионализма и ответственности. То есть правила необходимо разрабатывать не только для журналистов, но и для представителей государства, при этом если в первом случае разработка данных правил доверена самому журналистскому сообществу, то во втором, правила работы с информацией должны быть формализованы, а ответственность закреплена законодательно. На неформальном уровне целесообразным будет способствование нейтрализации стереотипа о различных целях журналистов и спецслужб в контретррористической операции, успех которой, в частности, зависит и от согласованных действий сторон, согласованных не в смысле навязывания искаженной официальной информации, а в плане организации эффективной и, насколько это возможно, безопасной работы журналистов, предоставления объективной информации о теракте с учетом необходимой конспирации со стороны государственных антитеррористических субъектов, и соблюдения принятых профессионально-этических документов со стороны СМИ. Вопрос ответственности последних за нарушение принятых правил также на наш взгляд, должен быть урегулирован в виде создания специальных органов, обладающих полномочиями рассматривать нарушения и налагать санкции.

В третьем параграфе второй главы «Государственное противодействие кибертерроризму и использованию сети Интернет террористическими группами» рассматриваются примеры кибератак, предпринимается попытка их типологизации, определяются и исследуются способы использования сети Интернет террористическими группами, предлагается комплекс мер противодействия в рамках антитеррористической информационной политики российского государства.

Характер и особенности актов кибертерроризма обуславливают антитеррористическую деятельность государства на нескольких уровнях:

1. Научный; Необходима организационная и, в первую очередь, финансовая поддержка масштабных научных исследований феномена кибертерроризма в следующих направлениях: разработка единого понятийного аппарата, включая универсальное определение кибертерроризма с целью его дальнейшей кодификации в уголовном законодательстве страны; совершенствование критериальной основы оценки безопасности информационных технологий, разработка новых конструктивных моделей тестирования, верификации средств защиты сложно организованных компьютерных систем, формирование доказательной базы их гарантированной защищенности; совершенствование системы подготовки кадров в области информационной безопасности, причем как специалистов по техническим аспектам защиты информации, так и юристов со специализацией «расследование компьютерных преступлений».

2. Законодательный; необходимо внесение кибертерроризма в разряд уголовных преступлений и создание всеобъемлющей правовой базы для борьбы с данным явлением. Важным является продолжение работы в рамках международных организаций по унификации национальных законодательств в области борьбы с киберпреступностью и кибертерроризмом, и с этой целью подготовка на национальном уровне конкретных предложений по созданию соответствующего международного документа.

3. Организационный; Важной является организация взаимодействия и координации усилий в данной области правоохранительных органов, спецслужб, судебной системы, обеспечение их надлежащей материально-технической базой. Необходимо создание национального подразделения по борьбе с киберпреступностью и кибертерроризмом, а также специального центра по оказанию помощи в нейтрализации последствий кибератак. Особое значение имеет расширение международного сотрудничества в сфере правовой помощи в области борьбы с кибертерроризмом ввиду трансграничности явления.

4. Технический; Содействие развитию отечественной отрасли по разработке программных продуктов с высокой степенью защиты, созданию современных технологий обнаружения и предотвращения сетевых атак и нейтрализации криминальных и террористических воздействий на информационные ресурсы.

Интернет позволяет террористам повысить уровень организации своей деятельности, получить необходимую информацию и целевую аудиторию. В качестве практических рекомендаций в данном направлении в рамках антитеррористической информационной политики государства можно предложить: участие в разработке международных критериев, определяющих признаки террористических Интернет-ресурсов; организацию финансирования исследований Интернет с целью выявления сегментов коммуникационной активности террористов и согласование мер противодействия государств в рамках отдельного международного документа; установление ответственности провайдеров за размещение сайтов организаций, официально признанных террористическими, а также сайтов, содержащих пропаганду терроризма. На наш взгляд, Интернет представляет собой особую коммуникационную среду, и к нему не может быть применима формулировка «иные СМИ», содержащаяся в действующем законе РФ «О Средствах массовой информации». Вместе с тем, в условиях уровня террористической опасности настоящего времени, необходимость регулирования Интернет посредством создания соответствующего закона с учетом специфики глобальной сети, интересов граждан и безопасности государства не вызывает сомнения.

В заключении подводятся основные итоги работы, излагаются главные выводы диссертационного исследования и даются практические рекомендации органам государственной власти.

Темпы информационного развития, обуславливающие трансформацию экономических, социально-политических и культурных процессов в современном обществе, требуют эффективных механизмов государственного регулирования информационной сферы. Неотъемлемой частью общей системы регулирования должна стать защита общества от информационных проявлений и угроз современного терроризма, что диктует необходимость проведения целенаправленной, планируемой и программируемой антитеррористической информационной политики. Стратегической целью антитеррористической информационной политики России должно стать создание эффективной системы противодействия информационным угрозам современного терроризма, обеспечение информационной безопасности личности, общества и государства. Проведенный анализ показал, что в структуре антитеррористической информационной политики Российского государства четко обозначаются два направления: регулирование деятельности средств массовой информации в плане освещения контртеррористических операций; регулирование киберпространства. В рамках первого направления в задачи государственной антитеррористической информационной политики входит создание условий, правовой и институциональной базы для эффективного внутрикорпоративного регулирования деятельности СМИ на основе международных стандартов свободы слова и Антитеррористической конвенции. В рамках второго – принятие комплекса мер законодательного, организационного, технического характера. Важным является определение правового статуса сети Интернет, перевод деятельности субъектов сетевого пространства в рамки правового поля.

Диссертация не исчерпала всех аспектов проблемы. Разработка единой комплексной программы действий государства в рамках антитеррористической информационной политики требует дальнейших научных исследований. Целесообразным будет проведение мониторинга СМИ, как электронных, так и печатных, на предмет изучения характера системного информирования населения о терроризме и деятельности антитеррористических субъектов. Важным является дальнейшее изучение террористических Интернет-ресурсов в виде мониторингов сети, с целью выявления сегментов сетевой активности терроризма, определения адекватного подхода к формированию правовых основ функционирования Интернет.

Основные положения диссертационного исследования отражены в 5 публикациях автора объемом 1,75 п.л.:

1. Шагинян Г.А. Влияние Антитеррористической конвенции СМИ на характер освещения государственным TV контртеррористических операций // Человек. Сообщество. Управление. Краснодар, 2006. Спецвыпуск № 3. (0,5 п.л.);

2. Шагинян Г.А. Политическая мотивация лидеров Черноморского побережья Краснодарского края / Ю.Ю.Четвертак, Г.А.Шагинян // Политические лидеры местных сообществ. Краснодар: Изд-во Кубан. гос. ун-та, 2002. С. 42-51. (0,5/0,25 п.л.);

3. Шагинян Г.А. Лингвистические аспекты освещения контртеррористических операций в государственных электронных СМИ // Экологический вестник научных центров черноморского экономического сотрудничества. Дискурсивное пространство: эволюция и интерпретации. Краснодар, 2006. Приложение № 2. - С. 163-165 (0,6 п.л);

4. Шагинян Г.А. Социальные аспекты информатизации // Актуальные вопросы социальной политики в регионе: Материалы научно-практической конференции (февраль 2006 г., г.Армавир). - Армавир: ИП Шурыгин В.Е., 2006. – С. 335-338. (0,2 п.л.);

5. Шагинян Г.А. Проблема социальной ответственности СМИ в условиях борьбы с терроризмом // Социальное партнерство как способ достижения гражданского согласия и социального мира, обеспечения стабильности общества: Материалы международной научно-практической конференции (март 2006, г. Краснодар). Краснодар: Изд-во Кубан. гос. ун-та, 2006. – С. 165-166. (0,2 п.л.);


[1] Judge P.J. National Information Policy. Canberra,1985; Gray J. National Information Policies: Problems and Progress. London, 1988; Motviloff V. National Information Policies: A Handbook on the Formulation, Approval Implementation and Operation of a National Policy on Information., Paris, 1990; Moore N. The British National Information Strategy.//Journal of Information Science, Bristol, 1998 № 24 (5); Rowlands I.,Vogel S. Information Policies: A Sourcebook. London, 1991.

[2] Bell D. The Coming of PostIndustrial Society: A Venture in Social Forecasting. Harmondsworth., 1976; Castells M. The Informational City: Information Technology, Economic Restructuring and the Urban-Regional Process. Oxford, 1989; Castells M. The Information Age: Economy, Society and Culture. 3 volumes. . Oxford, 1996; Habermas, J. The Structural Transformation of the Public Sphere: An Inquiry into a Category of Bourgeois Society. Cambridge, 1989. Тоффлер Э. Третья волна. М.,2002.

[3] Вершинин М.С. Политическая коммуникация в информационном обществе. СПб.,2001; Ветров К.В. Информационная политика и информационная реальность.// Информационное общество. 2002, № 1.; Зуев С.Э. Измерения информационного пространства (политики, технологии, возможности)// Музей будущего: информационный менеджмент/ Сост. А.В. Лебедев. М.: 2001.; МанойлоА.В. Государственная информационная политика в особых условиях. М.:2003; Мелюхин И.С. Государственная информационная политика: проблемы и перспективы развития// Информационные ресурсы России 1996, № 4-5.; Нисневич Ю.А. Информация и власть. М.: 2000; Плитко А.Г. Государственная информационная политика Российской Федерации: понятие, принципы и направления реализации. М.:2006.; Попов В.Д. Информациология и информационная политика. М.:2001.; Ракитов А.И. Россия в глобальном информационном процессе и региональная информационная политика.// Информационные технологии и информационная политика. Научно-информационное исследование. М.:1994; Соловьев А.И. Политическая коммуникация: к проблеме теоретической идентификации// Полис 2002 №3. Он же. Политический дискурс медиакратий: проблемы информационной эпохи// Полис 2004 №2; Юзвишин И.И. Основы информациологии. М., 2000.

[4] Дрожжинов В., Широков Ф. Россия и глобальное информационное общество //http://pcweek.ru/year1998/n48/cp1251/reviews/chapt4.htm; Ершова Т.В. Российский опыт интеграции в информационное общество.// www.iis.ru/events/1130/ershova.ru.htm;

Кононов А.А., Смолян Г.А. Информационное общество: общество риска или общество гарантированной безопасности.// Информационное общество. 2002. №1;

Т. Ершова, Ю. Хохлов. Переход России к информационному обществу: вызов времени// http://www.sakha.ru/inform/01.htm ; Смолян Г.Л., Черешкин Д.С. Стратегия перехода к информационному обществу.//Системные исследования. Ежегодник.-М.: 2001; Чугунов А.В. Перспективы развития в России «информационного общества». Социальный портрет российской Интернет-аудитории по данным социологических опросов. // Полис. 2002. №5.

[5] Галатенко В.Н. Информационная безопасность: практический подход. М., 1998.; Колобов О.А., Ясенев В.Н. Информационная безопасность и антитеррористическая деятельность современного государства: проблемы правового регулирования и варианты их решений.-Н. Новгород: 2001; Лопатин В.Н. Информационная безопасность России: Человек. Общество. Государство. СПб., 2000; Морозов И.Л. Пределы информационной свободы в российском киберпространстве: как смягчить столкновение интересов государства, гражданского общества, независимой науки?//http://morozov.vlz.ru/library/infsvob.htm; Нерсесян В. Национальная безопасность и формирование информационного общества в России.//Власть. 2003. №9; Уфимцев Ю.С., Ерофеев Е.А. и др. Информационная безопасность России. М.,2003; Цыгичко В.Н., Вотрин Д.С., Крутских А.В. и др. Информационное оружие – новый вызов информационной безопасности.- М.,2000; Шерстюк В.П. Проблемы правового обеспечения информационной безопасности в Российской Федерации// Право-Информация-Безопасность. Альманах российского юридического журнала. 2002.№1

[6] Вартанова Е.Л. Современная медиаструктура.//СМИ в постсоветской России. М.,2002; Дзялошинский И.М. Методы деятельности СМИ в условиях становления гражданского общества. М.,2001; Засурский Я.Н. Искушение свободой. Российская журналистика: 1990-2004. М.,2004; Засурский И.И. Масс-медиа 2-й республики. М.,1999; Зимин А.Е. Взаимодействие государственной власти и СМИ в современной России. Автореф … дис. канд. полит. наук. Ставрополь., 2005; Кушнарев Ф.Ю. Информационная политика России в условиях модернизации политической системы. Дис ... канд. полит. наук. М.,2005; Назаров М.М. Массовая коммуникация в современном мире: методология анализа и практика исследований. М.,2003; Полуэхтова И.А. Общественное функционирование телевидения//Мир России.1997. №1; Цуладзе А. Политическая мифология. М.,2003.

[7] Jenkins B. International Terrorism: A New Mode of Conflict . Los Angeles, 1975; Laqueur W. The Age of Terrorism. Boston, 1987; Lesser J., Hoffman B. Countering the new Terrorism.- Santa Monica, 1999; Wilkinson P. Terrorism and the Liberal State. Basingstoke., London. 1986.

[8] Антипенко В. Ф. Институциональный механизм борьбы с терроризмом: формирование правовой базы//Государство и право. 2004. №11; Варданянц Г.К. Терроризм: диагностика и социальный контроль//Социс. 2005. №7; Иванов В.Н. Феномен терроризма// Социс. 2005. №7; Карпец И.И. Преступления международного характера. М.,1979; Литвинов А., Литвинова А. Антигосударственный террор в Российской империи // Новый мир. 2003. №11; Ляхов Е.Т. Политика терроризма. М., 2001; Ольшанский Д.В. Психология терроризма. СПб., 2002; Одесский М., Фельдман Д. Террор как идеологема // Общественные науки и современность. 1994. № 6; Решетников М.П. Социальный активизм и терроризм в Европе. Материалы выездной сессии советников Россия-НАТО. СПб., 2005; Требин М.П. Терроризм в XXI веке. Минск, 2003; Устинов В.В. Международный опыт борьбы с терроризмом. М., 2002.

[9] Aleksander Y. Terrorism, the Media and the Police// Journal of International affairs.Georgetown. 1978. Vol.32. N.1; Bassinouni ,M. Cherif Terrorism, Law Enforcement, and the Mass Media: Perspectives, Problems, and Proposals// Journal of Criminal Law and Criminology. Chicago. 1981. Vol.72, N.1; Biernatzki W. E. Terrorism and Mass Media//Center for the Study of Communication and Culture. London. 2002. Vol.21. N.1; Irvin C. Terrorists Perspectives: Interviews. In Paletz D., Shmid A.. Ed. Terrorism and the media. Newbury Park. 1992; КрокЛ. Психологическоевоздействиетерроризма//www.ruj.ru/smi-teror_2.htm; Lockyer A. The relationship between the Media and Terrorism. Canberra, 2003; Martin L.J. The Media’s Role in international Terrorism// http://pegasus.cc.ucf.edu ~surette/mediasrole.html; Wilkinson P. The Media and Terrorism: A Reassessment//Terrorism and Political Violence. London. Vol. 9. N.2.

[10] Васильев В.А. Информационная борьба с терроризмом (по материалам конференции «Информационная безопасность 2003»)//www.humans.ru/humans/150579; Гельман М. Русский способ (Терроризм и масс-медиа в третьем тысячелетии). М., 2003; Курбацкий А.Н. Роль СМИ в борьбе с международным терроризмом//http://cryptography.ru /db/msg.html?mid=1169670; Панарин И.Н. СМИ и терроризм //www.panarin.com/doc/102; Почепцов Г. Пока не начался джаз: терроризм как информационная технология особого типа//www.telegrafua.com; Робинов А.А. Ограничения свободы средств массовой информации в интересах борьбы с терроризмом. Дис. … канд. юрид. наук. М., 2003; Сидорова С.В. Печатные СМИ в противодействии терроризму на Северном Кавказе: политико-технологический аспект. Дис … канд. полит. наук. Краснодар, 2005; Цыганов В. Медиа-терроризм. Терроризм и средства массовой информации. Киев, 2004; Яковенко А. Могут ли СМИ помочь в борьбе с терроризмом// Международная жизнь. 2005, №7.

[11] ВейманнГ. КаксовременныетеррористыиспользуютИнтернет// www.crime-research. ru/analytics/Tropina_01/5; Denning D.E. Activism, Hacktivism, and Cyberterrorism: The Internet as a Tool for Influencing Foreign Policy// http://www.crimevl.ru. docs/stats/stat_92..htm; Convey M. Terrorist use of Internet and Fighting Back//Materials of the conference Cybersafety: Safety and Security in a Networked World: Balancing Cyber-Rights and Responsibilities. Oxford., 2005; Cohen F. Terrorism and Cyberspace // Network Security, 2002, Vol.5; Keith S. Fear-mongering or fact: The construction of “cyber-terrorism” in US., UK., and Canadian news media// Safety and Security in a Networked World: Balancing Cyber-Rights and Responsibilities Oxford, 2005; Lewis J.A. Assessing the Risks of Cyber Terrorism, Cyber War and other Cyber Threats//http://www.crimevl.ru. docs/stats/stat_82.htm;Margulies P. The Clear and Present-Internet: Terrorism, Cyberspace, and the First Amendment.//www.lawtechjournal.com/articles/2004/04_041207_margulies.pdf; Thomas T.L. Al Qaeda and the Internet: The Danger of “Cyberplanning”//www.iwar.org.uk/cyberterror/resources /cyberplanning/al-qaeda.htm; Furnell S. , Warren M. Computer Hacking and Cyberterrorism: The real threat in the new millennium.//Computers and Security. 1999. Vol.18 N.1; Wilson C. Computer Attack and Cyberterrorism: Vulnerabilities and Policy Issues for Congress//http://www.fas.org/sgp/crs/terror/index..html; Shinder D. Scene of Cybercrime: Computer Forensics Handbook.// http://www.crimevl.ru.docs/stats/stat_97.htm.

[12] Голубев В. Электронный терроризм – проблемы противодействия.// www.crime-research.ru/articles/Golubev/ ; он же: Кибертерроризм – понятие, терминология, противодействие.//www.crimeresearch.ru/articles/Golubev1/; Васенин В.А. Информационная безопасность и компьютерный терроризм. // Научные и методологические проблемы информационной безопасности / Под ред. Шерстюк В.П. М. ,2004; Зуев А. «Виртуальная демократия» в опасности.// Свободная мысль-XXI. 2004. №5; Ибрагимов В. Кибертерроризм в Интернете до и после 11 сентября 2001г.: оценка угроз и предложения по их нейтрализации.//Компьютерная преступность и кибертерроризм: Сборник научных статей / Под ред. Голубева В.А., Ахтырской Н.Н.-Запорожье, 2004. вып.1; Малышенко Д.Г. Противодействие компьютерному терроризму – важнейшая задача современного общества и государства.//www.crime-research.ru/analytics/malishenko/; Старостина Е.В., Фролов Д.Б. Защита от компьютерных преступлений и кибертерроризма. М.: 2005; Федоров А.В. Супертерроризм: новый вызов нового века. М., 2002.

[13] Бусленко Н.И. Политико-правовые основы обеспечения информационной безопасности РФ в условиях демократических реформ. Дис. … д-ра полит. наук. Ростов н/Д., 2003; Бусленко Н.И., Прусаков Ю.Н. Государственное обеспечение информационной безопасности России. Ростов н/Д., 2002; Монахов В.Н. Право и СМИ в виртуальной среде// Научно-технические исследования (далее - НТИ). Сер.1 Организация и Методы информационной работы. 2001, №9; Науменко Т.В. Проблемы правовых норм регулирования деятельности российских СМИ//CREDONEW теоретический журнал. 2003, № 3; Рассолов М.М. Информационное право. М.: 1999; Рихтер А. Правовые основы журналистики. М., 2002; Роговский Е.А. Кибербезопасность и кибертерроризм. // США – Канада. Экономика, политика, культура. 2003, №8; Селиванова В.Ю. Реформа внутренней безопасности США. // США – Канада. Экономика, политика, культура. 2003, №1; Тропина Т. Европейское законодательство о киберпреступлениях//http.//crime.vl.ru/docs/ stats/stat_110.htm; Хаботин С. Стратегия Великобритании в борьбе с терроризмом.// www.agenture.ru/dossier/uk.

[14] Политологический словарь нашего времени. М., 2006. С.48.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений06:54:55 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
12:34:33 25 ноября 2015
Подскажите,а где можно скачать данную работу в полном объеме,с главами,введением и заключением?
Политолог06:07:17 17 февраля 2009

Работы, похожие на Статья: Антитеррористическая информационная политика Российского государства

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150883)
Комментарии (1841)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru