Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Статья: Категория чести как компонент политической ментальности конца XVIII-XIX века

Название: Категория чести как компонент политической ментальности конца XVIII-XIX века
Раздел: Рефераты по политологии
Тип: статья Добавлен 23:02:07 31 марта 2008 Похожие работы
Просмотров: 144 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Борисов С.

Романтический император", - так отозвался об императоре Павле А. С. Пушкин. Феномен романтизма, ориентации на принципы чести и рыцарства в деятельности Павла I подробно исследовал писатель - историк Н. Эйдельман:

«Честь. О ней постоянно толкуют именные указы, приказы, устные сентенции государя - привить рыцарские понятия развращенному потемкинскому и екатерининскому дворянству, - пишет Н. Эйдельман. - Павел совсем не лжет в отличие от беспрерывно лгавшей матушки. он практически всегда говорит и пишет то, что думает; правдивость Павла - черта его системы, основанной на внутренне последовательных консервативных представлениях".1

Павел освободил деятеля польского освободительного движения Костюшку, взяв с него клятву никогда не сражаться против России. "Польский герой возобновил свою клятву, - пишет прусский агент из Петербурга, - и так как он человек чести, он сдержит ее. Таким образом, если Пруссии понадобится взбунтовать Польшу, то она не сможет рассчитывать на Костюшку"2. В этом эпизоде Павел сконструировал "ситуацию чести", искусно сыграв роль рыцаря, доверяющего слову чести благородного противника.

Самые суровые приговоры павловских судов выносились по делам чести. Честь - любимая тема бесед Павла. Идея рыцарской чести вызвала к жизни и ряд других. А именно: возрастает значимость герба, цвета, формы, эмблемы, жеста. Особое значение приобретает регламентация почестей или бесчестья. Таково, например, почетное перезахоронение Петра III или позорное перехоронение Потемкина3.

"Рыцарская идея Павла, - продолжает Н. Эйдельман, - порождает определенный тон, стиль, театральность, юмор ... Насмешливое предложение русского царя всем монархам выйти на дуэль (с первыми министрами в роли секундантов) было опубликовано как бы от "третьего лица" в "Гамбургской газете"4. Напомним, что в XIV - XVI вв. в Западной Европе "совершенно особой формой рыцарской фикции в целях политической рекламы были дуэли, на которые то и дело одни государи вызывали других, но которые в действительности так никогда и не происходили». Иными словами, Павел I своим вызовом "цитирует" поведение четырехвековой давности.

"Консервативно-рыцарская утопия, полагает Н. Эйдельман, - возводилась на двух устоях ... всевластие и честь: первое предполагало монополию одного Павла на высшие понятия о чести, что никак не согласовывалось с попыткой рыцарски облагородить целое сословие. Основа рыцарства - свободная личность, сохраняющая принципы чести и в отношениях с высшими, с монархом, тогда как рыцарь - царь постоянно подавляет личную свободу .... Честь вводится приказом, деспотическим произволом, бесчестным но сути своей. В XII-XIV, даже более поздних веках, многое в этом роде показалось бы естественным. Однако в 1800 году мир жил в иной системе ценностей».6

Возник конфликт между правами господствующего сословия на крепостных и личное "раскрепощение", дарованными екатерининским царствованием и породившими дворянские представления о личной чести, с одной стороны. - и деспотической павловской «реформой чести", с другой. "Возникла, - пишет Н. Эйдельман, - проблема отношений монарха и его социальной опоры".7 Вертикальная "нисходящая" трансляция монарших представлений о чести вступила в противоречие с "горизонтальной" структурой дворянской чести.

"Одним из итогов павловского четырехлетия было более резкое осознание дворянством своих прав и достоинств: "дарование" их Екатериной - первый этап этого осознания: Павловская попытка отнять вызывает "кристаллизацию", новый этап внутреннего освобождения, сопротивления ".8

Любопытна историческая аберрация восприятия фигуры Павла. Несмотря на то, что Павел запретил продавать крестьян без земли, разрешил выборы в купеческом сословии, то есть, сделал немало для улучшения жизни недворянских сословий, его деятельность воспринимается с "дворянской точки зрения".

Итак, Павел I - "русский Дон-Кихот" (как называл его Наполеон), "царь-рыцарь". ... "Мне кажется, - писал в 1853 году Л. Толстой, - что действительно характер, особенно политический, Павла I был благородный, рыцарский характер". Павел выдвинул идею чести, рыцарства, благородства в противовес якобинской идее уравнительности. И, несмотря на то, что Павел был свергнут дворянами, недовольными покушениями на их "сословную честь" со стороны монарха, - ценность чести сохранилась еще на четверть века в русском правящем классе, в частности, в деятельности Александра I.

К концу 1790-х годов великий князь Александр решил, что теория "истинной монархии" Монтескье, согласно которой определяющим для монархии является принцип чести, - наиболее подходящий для России ориентир.

"Ничто не может быть унизительнее и бесчеловечнее, как продажа людей.... К стыду России, рабство еще в ней существует...», - записал 20-летний Александр. 9

Александр I видел в правительстве выразителя интересов российского просвещенного дворянства' "От правительства же будет зависеть, - писал он, - подать поощрительный пример над казенными крестьянами, которых необходимо надобно поставить на ногу вольных мужиков. Без всякого сомнения, окажутся в российских дворянах великодушные примеры непринужденного сему подражания. Стыд, сие великое оружие, везде, где честь существует, поможет весьма для наклонения многих к тому же. И так мало-помалу Россия сбросит с себя сие постыдное рубище неволи, которым она до сего времени была прикрыта".10

Таким образом, упование на стыд, великодушие и честь являлись важнейшим компонентом политических воззрений Александра I.

Черты честолюбия, даже тщеславия отмечались в Александре I многими современниками. Не раз стремление сдержать данное для красного словца слово играло значительную роль в политических решениях Александра.

"Увидим, что лучше: заставить себя бояться или любить", - сказал Александр в декабре 1812 года. Отсюда, как отмечает Н. Ульянов, "джентльменское обращение с врагами и со всем чужеземцами вообще". Представитель Англии Кестльри за месяц до взятия Парижа с тревогой извещал лорда Ливерпулю об "опасном рыцарском настроении" Александра.20

Небезынтересны отзывы о пребывании Александра на конгрессе в Вене осенью 1814 года от агентов тайной венской полиции. Стремление Александра I ставить себя выше других, преувеличивать свою власть проявлялось "в особенности в усвоенной Государем привычке давать всевозможные торжественные обещания, которые он не всегда мог выполнить". Так, еще до вступления в Париж Александр торжественно обещал полякам восстановить царство Польское. Когда княгиня Багратион попыталась защищать противоположную точку зрения, она встретила аргументацию следующего рода: "... Это ... вопрос чести,... он дал слово полякам, ... обязан сдержать его, ... он от него не отступит, хотя бы на него обрушился весь мир"12.

Сделаем краткий вывод. Менталитет Александра I характеризовался отчетливой ориентацией на понятие чести - как в плане оценки крепостного права (стыдно, бесчестно, унизительно), так и в плане внешнеполитической деятельности - верность слову чести, стереотип рыцарского поведения, чувство оскорбленной чести (в личных отношениях с Наполеоном), Таким образом, российская политика первой четверти ХIX века в немалой степени определялась соображениями чести. В этом смысле существенные черты правления Александра являлись продолжением существенных черт царствования Павла I.

Выступление декабристов в современном политическом сознании рассматривается "под углом чести" с двух позиций.

Первая - наиболее распространенная - интерпретирует поведение декабристов как образец поведения чести.

Писатель Юлиан Семенов в ответе на вопрос интервью сказал: «Потомки петровских орлов превратили день 14 декабря 1825 года в день чести нации"13. Журналист издания "Новое время" Ирина Бродская замечает, что в декабристах "историки продолжают видеть "общественно-политическое движение", бабушки - интеллигентки - олицетворение рыцарства и чести, а кое-кто - предтеч будущего кровавого пожара".14 Руслан Аушев, президент Ингушетии в интервью, утверждает что декабристы для него - "символ чести".15

Вторая позиция интерпретирует выступление на Сенатской • площади как нарушение требований дворянской чести. Исследователи А. Алексеев и А. Георгиев пишут следующее: "Никакой военный ни до него ни после не сумел так исчерпывающе передать представления русского дворянина о чести, как это сумел сделать Пушкин в повести "Капитанская дочка"... Пушкин написал "Капитанскую дочку" уже после декабристского восстания на Сенатской площади в Петербурге, когда несколько русских офицеров, изменив присяге, подняли мятеж подчиненных им солдат. Невольно думаешь: какая же тут глубочайшая пропасть - быть казненным за нарушение присяги - и погибнуть за отказ нарушить ее"16. Иными словами, декабристы - едва ли не первые в истории дворянства нарушители принципа дворянской чести - верности присяге.

Но это - современные, в значительной степени "политические" оценки. Обратимся к ситуации начала XIX века "изнутри" и посмотрим, каким образом понятие дворянской чести преломлялись в деятельности декабристов. О том, что ценности (соображения) чести к концу XVII - началу XIX века получили наивысшее развитие у дворянского сословия, написано много. Коротко укажем на работы Ю. М. Лотмана, Я. А. Гордина17 и других. Механизмы защиты чести (чести личной, ко чести дворянски-личной, чести личности, когда личностью признавался лишь представитель правящего "военно-служилого" сословия) были разработаны до) мелочей. В то время, когда в Европе процессы "обуржуазивания" зашли куда дальше, чем в России и налицо было затухание этого ''средневекового" романтического обычая, в последней четверо и XVIII и первой четверти XIX веков в России вспыхнула «эпидемия'' кровавого выяснения вопросов чести. Как правило, вопросы реального или мнимою оскорбления чести решались на дуэли, но допускалось и самоубийство или объявление сумасшедшим как редкие, но вполне реальные механизмы урегулирования вопросов чести18.

Здесь нет времени и надобности подробно останавливаться на освещении этих вопросов, так как это потребовало бы минимум десятка страниц, а, кроме того, мы намерены это сделать в контексте рассмотрения корпоративных типов осознания и реализации "права на честь". Достаточно оговорить, что неписаный кодекс дворянской чести предполагал высокую нравственную щепетильность в поступках, затрагивающих представителей "своего" крута - дворян, и, безусловно, монарха. Перейдем к рассмотрению специфики действия фактора чести в среде дворян - революционеров.

Нельзя не отметить тот факт, что родители декабристов были людьми, высоко ценившими принцип чести. Так, Александр Федосьевич Бестужев, отец декабристов Николая, Александра, Михаила и Петра Бестужевых и писателя А. А. Бестужева - Марлинского, написал трактат "О воспитании" (1798). В нем, в частности, А. Ф. Бестужев призывал "ценить истинную честь, не смешивая ее с тщеславием, высокомерием, наглостью" и предписывал: "...Надобно, чтоб о чести и бесславии столько внушено было воспитывающимся, чтобы они честь предпочитали жизни, смерть - бесчестию..."19. Отец декабриста Якушина исповедовал принцип: "Бога бойся, царя чти, честь превыше всего"20.

Большинство декабристов следовали принципу чести в своем образе мыслей и поведении. Будущий декабрист 19-летний Василий Норов писал домой в 1812 году из действующей армии матери: "Вы знаете, маминька, долг наш Отечеству. Знаете и нас, что мы постыдились бы быть в пажах, когда честь и долг велят сражаться. И мы друг перед другом показываем, что мы русские и воспитаны в честных и благородных правилах..."21. А вот что пишет в своих мемуарах В. С. Печерин: "Полковник Пестель был нашим близким соседом. Его просто обожали. Он был идолом 2-й армии. Из нашего и из других полков офицеры беспрестанно просили о переводе в полк к Пестелю "Там свобода! Там благородство! Там честь!»22

Высокая семиотичность поведения декабристов была отмечена Ю. М. Лотманом: "Весь облик декабриста, " писал он, - был неотделим от чувства собственного достоинства. Оно базировалось на исключительно развитом чувстве чести и на вере каждого из участников движения в то, что он - великий человек... Это заставляло каждый поступок рассматривать как имеющий высший смысл"23.

Безраздельное господство принципов чести в поведении наиболее выдающихся декабристов и спустя полторы сотни лет восхищало мыслителей. Мераб Мамардашвили говорил по этому поводу: "Когда мне приходилось приводить пример творческой и уберегающей нравственную суть человека силы формы, я пользовался обычно иллюстрацией из замечательной книги Натана Эйдельмана "Лунин''. В ней описан поразительный тип человеческого поведете в основе которого лежало только одно понятие, но незыблемое - честь. Честь есть честь, она не может обосновываться никаким содержанием целей и идеалов. Честь - понятие неизменное., она в известной степени есть случай абсолютно формального поведения, то есть поведения, которое совершено не зависит от внешних обстоятельств любого толка или деловых, содержательных целесообразностей. ... Идейная цель может оправдывать любые средства, даже если они идут вразрез с очевидностью понятия чести. А человек только чести в таком положении, наоборот, выбирает именно последнюю ... и оказывается прав. В силу неуклонного следования ей Лунин понимал то, чего не понимали другие (идеологи декабризма, например) и открывал новые человеческие возможности, иначе немыслимые. Но ясно, конечно, что для этого нужно отстаивать свое право жить, как велит совесть и долг. Это же самое естественное и абсолютное, безотносительное человеческое состояние! Казуистика "государственного мышления", логика "общего дела" не может захватить человека чести в свои сцепления"24.

Подробно рассматривал вопросы чести в и социально - политическом аспекте Николай Крюков, разрабатывавший вместе с П. И. Пестелем главный политический документ декабристов - "Русскую правду". Его "Записки" были зашиты в один мешок с "Русской правдой" и зарыты в землю, благодаря чему и сохранились. Один из разделов "Записок" так и называется «0 чести»: "Понятие о чести, - размышляет он, - есть идея, состоящая из идей также составленных, а не простых... В чрезвычайной политической свободе и в чрезвычайной неволе понятие о чести исчезает из общества ... Честь есть одно из положительных правил тех монархий, которые ничто иное суть, как ограниченный деспотизм ...»25

Характерно с точки зрения столкновения ценностей чести и требований политической борьбы поведение Ивана Дмитриевича Якушкина. В 1817 год московские участники тайного общества пришли к выводу, что цареубийство как средство достижения политических целей неприемлемо Якушкин же, вызвавшийся убить монарха, уверял, что в его намерении нет безнравственного оттенка, что его план - не убийство, а поединок. "Я решился, - вспоминал он позже, - по прибытии Александра отправиться с двумя пистолетами к Успенскому собору и, когда царь пойдет во дворец, из одного пистолета выстрелить в него, из другого - в себя. В таком поступке я видел не убийство, а только поединок на смерть обоих.''

А. Лебедев так комментирует намерения И. Д. Якушкина: "Якушкин словно бы силился напрямую, непосредственно сомкнуть ритуал дуэли с актом политического убийства в форме дуэли с заведомо гарантированным смертельным исходом для обеих "сторон" при свидетелях, но без секундантов"26.

А исследователи М. Одесский и Д. Фельдман из поведения Якушкина делают следующий вывод: "Очевидно, дворянину, офицеру гвардии в равной мере претили все роли, связанные с тираноборчеством судьи, палача и преступника. "Дуэльный" вариант здесь мыслился выходом из нежелательного положения. И это обусловлено не экстравагантностью "меланхолического заговорщика", но своеобразной, характерной для декабристского круга ментальностью"28

А. Лебедев рассматривает в своей книге дуэль 1824 года по мотивам "личной чести" между "аристократом" Новосильцевым и подпоручиком Семеновского полка Черновым. Дуэль эта приобрела характер политического столкновения между членом тайного общества и аристократом, презирающим достоинство простых людей. Хотя погибли оба противника, "Рылеев сознательно стремился представить Чернова жертвой политической акции. "Северное общество" превратило похороны Чернова в "первую в России уличную манифестацию". Впрочем, интересна не столько сама эта история, сколько идея, которую "по ходу" высказал А. А. Лебедев: "...Возникает искушение сказать, что и вся ситуация "великого противостояния" на Сенатской своими внешними контурами напоминает дуэльную модель, когда "вызов брошен", противники сошлись у некоей незримой черты, последние переговоры к перемирию не привели, и вот - "право первого выстрела" остается за тем, кого призвали к ответу. Не выстрел, а залп картечью грянул. Ответа последовать уже не смогло. А потом, уже задним числом, «оскорбленный" всей этой дуэльной ситуацией Николаи кинулся добивать поверженного противника - совсем уже вопреки всем правилам чести. Герцен сказал о декабристах, что они "бросили перчатку императорской власти55. "Это, - пишет А Лебедев, - не красивые слова; за ними, как мы могли видеть, стоит определенная социально-психологическая традиция, за ними стоят определенные представления «о понятиях чести» в личной и общественной, о способах решения «дел чести» в о соотношении таких кардинальнейших для всей нашей жизни категорий, каким являются "политика» и «мораль»»29

Проблема чести продолжала оставаться актуальной и после подавления восстания. Герцен писал, что в конце 1825 года слова "личная честь" стали понятием политическим. Николай, в кабинет к которому приводили арестованных, на протяжении нескольких дней слышал, что они связаны "честным словом" никого не выдавать. Сдержанность изменяла .императору, и он кричал: "Вы не имеете понятия о чести!"30

Отечественные исследователи отмечают, что следование дворянскому кодексу чести было одной из причин того, что многие арестованные декабристы называли фамилии товарищей. Н. Минаева пишет об этом лаконично: "При отсутствии опыта конспиративной борьбы, обремененные условностями дворянской чести и морали, подследственные были непосредственны и доверчивы, чем беззастенчиво пользовались высокопоставленные следователи во главе с Николаем I»31.

Подробнее о поведении декабристов пишет Н. А. Троцкий:

"Поведение декабристов на следствии и суде, пожалуй, несколько роняет их в наших глазах. Героически держался М. Лунин, достойно вели себя И.Пущин, С. Муравьев - Апостол, Н. Бестужев, И. Якушкин, М. Орлов, А. Борисов, Н. Панов. Однако почти все остальные (не исключая Пестеля и Рылеева) раскаялись и дали откровенные показания, выдавая даже лиц, не раскрытых следствием: Трубецкой назвал 79 фамилий, Оболенский "71, Бурцов - 67 и т. д. Здесь, конечно, сказались объективные причины: "хрупкость", как выразилась М. В. Нечкина, дворянской революционности; отсутствие социальной опоры и опыта борьбы с карательной мощью самодержавия; своеобразный кодекс чести, обязавший побежденных смириться перед победителем государем"32.

"Вовсе не случайно, - замечает В. Вацуро, - основным пунктом обвинения было покушение на цареубийство. Это было не только пуню кодекса, это был тяжкий моральный иск, предъявляемый дворянину и офицеру, принявшему присягу, иск. который делал обвиняемого злодеем в глазах общества. Ход был выбран верно. Политика состоял в том, "чтобы завоевать общественное мнение, осудив членов тайного общества и юридически и морально Поэтому в поздних произведениях декабристов нередко большое место занимает анализ следствия не только с правовой, но и с нравственной стороны"33. По горячим следам Вяземский пишет "Заметки» (они стали известными лишь в советское время). В них он "решительно отказывает в праве суда "правительству и казенному причту его", той "наемной сволочи", которая кормится злоупотреблениями и от которой - то, собственно, и хотели очистить тело государства молодые, пламенные и честные головы. И напрасно манифест Николая берет на себя смелость говорить от имени России: это - мнимая Россия, Россия -самозванец. Россия - Лопухиных, Ланжеронов и Комаровских. Истинная Россия страданием, ропотом, неудовольствием своим, делом и промышленном, волею и неволею участвовала в этом заговоре чести против бесчестия"34.

Внешняя политика Николая I в значительной степени была обусловлена представлениями императора о чести России. Остановимся лишь на двух эпизодах, приведших к военным действиям.

В 1828 - 1829 гг. Франция стремилась поднять свой престиж и, поддерживая освободительную борьбу Греции против турецкого ига, не допустить, "чтобы вся честь" освобождения "выпала на долю одной России". Представитель Австрии Меттерних предложил признать независимость Греции. Но Николай Первый был возмущен этим предложением. "Неужели, спрашивал этот государь, венский двор собирается обуздать революцию именно путем признания независимости Греции? ... Что же касается греков, то он презирает и ненавидит их, он видит в них только мятежников; он вовсе не желает их полного освобождения. У него нет никаких честолюбивых стремлений, он не желает ни увеличения своих владений, ни каких бы то ни было завоеваний. Но он должен отомстить за честь своей короны и защитить те интересы своей империи, которым грозит опасность со стороны турок". Слова о "чести короны" были не пустыми угрозами. Через несколько дней император Николай разослал европейским дворам манифест о войне с Турцией.35

Похожим образом развивалась ситуация в 1853-1854 гг., приведшая к Крымской войне Император Николай считал себя покровителем православных в Турции и Палестине, поэтому намерение турецкого султана передать ключ от Вифлеемского храма католикам было воспринято как посягательство на честь России. Ключ сам по себе, писал Н. А. Данилевский, конечно, вещь ничтожная, но значение его подобно значению полкового знамени: "знамя есть символ, с которым неразрывно соединена, во мнении солдат, военная честь полка. Подобное же значение имел и Вифлеемский ключ". Кроме того, важное значение имело и то, что действия султана были явной уступкой требованиям Франции, что тоже воспринималось "как вызов, сделанный России, не принять которого не позволяла честь и достоинство"36.

Итак, после того как в мае 1853 года султан отклонил требования России и отдал приоритет католической церкви, русские войска в июле того же года оккупировали Дунайские княжества. В январе 1854 года Наполеон Третий пишет царю "собственноручное письмо, предлагая в совершенно ясных выражениях вывести русские войска из Дунайских княжеств и поставить будущий мирный договор под гарантию Европы. Самодержец высокомерно ответил ... своему доброму другу, что это равносильно требованию обесчестить себя и что Россия сумеет показать себе в 1854 г. такой же, какой она была в 1812г."37

В 1855 году на конференции в Вене России было предложено принять требования об ограничении морских сил, которые России можно держать в Черном море. Русский дипломат А. С. Горчаков "гордо отказался согласиться на ограничение. Он во всеуслышание заявил, что Россия не позволит себя обесчестить38.

Важным симптомом состояния политического сознания российского общества стали события, связанные с публикацией в 1836 году "Философических писем" П. А. Чаадаева.

Автор отлучал Россию от "всемирного воспитания человеческого рода " и следующим образом характеризовал нравственный облик русского человека: "Это вовсе не только легкомыслие ... это - беспечность жизни ... не дорожащей ни честью, ни успехами какой-либо системы идей и интересов... Если нам присущи кое-какие добродетели.. .малоразвитых народов, мы не обладаем зато ни одним из достоинств, отличающих народы зрелые и высококультурные "39.

Публикация "Философических писем" была воспринята преобладающей частью просвещенного общества как оскорбление чести Российского государства. Известно письмо А. С. Пушкина, в котором он вступается за честь Отечества' "... Клянусь честью, ни за что на свете я не хотел бы переменить Отечество или иметь другую историю, кроме истории наших предков, такой, какой нам Бог ее дал».

Управляющий департаментом духовных дел иностранных исповеданий пишет митрополиту Серафиму: ''...Статья содержит в себе такие изречения, которые только одно безумство себе позволить может... Многочисленнейший народ в мире. в течение нескольких веков существовавший, прославленный, к коему, по уверению автора статьи, он сам принадлежит, поруган им, унижен до невероятности. ... Нет строки которая бы не была ужаснейшею клеветою на Россию, нет слова, кое бы не было жесточайшим оскорблением нашей народной чести... Но безумной злобе сего несчастного против России есть тайная причина, коей он, впрочем, скрывать не собирается: отступничество от веры отцов своих и переход в латинское исповедание... Разъединению с западной церковью приписывает он совершенный недостаток наш в умственных способностях, в понятиях о чести, о добродетели..."

Министр народного просвещения, граф С. С. Уваров пишет Николаю I: "...Статью эту я считаю настоящим преступлением против народной чести; также преступлением против религиозной, политической и нравственной чести"40.

Следует заметить, что объявление П. А. Чаадаева сумасшедшим было выходом из ситуации оскорбленной чести. Что мешало Николаю Первому объявить Чаадаева "бунтовщиком хуже Пугачева" и, лишив дворянского звания, сослать в Сибирь? Объявление сумасшедшим, как показывает А. Востриков в статье "О некоторых исключительных способах разрешения конфликтов чести в России начала XIV века "41, устраняло необходимость наказания оскорбителя чести.

П. А. Чаадаев пишет в ответ "Апологию сумасшедшего": "...Каждый важный факт нашей истории пришел извне, каждая новая идея почти всегда заимствована. Но в этом наблюдении нет ничего обидного для национального чувства; если оно верно, его следует принять -вот и все. Есть великие народы ... которые нельзя объяснить нормальными законами нашего разума, но которые таинственно определяет верховная логика Провидения: таков именно наш народ; но, повторяю, все это нисколько не касается национальной чести"41.

От эпизода 1836 года, показавшего, как важны были для политической элиты вопросы национальной чести, обратимся к теме польского восстания 1863 года. Мятежники рассчитывали на поддержку европейских держав, и те через своих послов сделали министру иностранных дел России А. С. Горчакову ряд заявлений, содержащих заступничество за Польшу. Эти заявления были восприняты как оскорбительное вмешательство во внутренние дела России . В столицу "со всех мест России и от всех сословий русского народа потекли многочисленные выражения ... готовности жертвовать всем, если понадобится, за честь и достоинство России»42

Особого, пусть и краткого, рассмотрения заслуживает влияние фактора чести на революционное движение второй половины XIX века.

М. А. Бакунин принимал деятельное участие в революции 1848-1849 гг. в Европе, был выдан австрийскими властями Николаю I и заключён в Алексеевский равелин. Там, в июле - августе 1851 года им была написана покаянная «Исповедь", «позорящая его революционную да и человеческую честь». А. И. Солженицын размышляет: "Бакунин в "Исповеди" униженно самооплевался перед Николаем I и тем избежал смертной казни. Ничтожность духа? Или революционная хитрость?" Думается, возможно то и другое одновременно. После смерти Николая I М. А Бакунин пишет покаянное письмо, составленное в самых верноподданнических выражениях, Александру I. Именно оно приводит к замене заточения в крепости поселением в Сибирь. Бакунин бежит за границу и там продолжает свою революционную деятельность...43 Таким образом, на примере биографии М. А. Бакунина мы видим торжество принципов революционной и личной целесообразности над принципами революционной и личной чести.

Перед народничеством было два пути. По первому, "бакунинскому", пошёл Сергей Нечаев. В "Катехизисе революционера" (конец 1860-х гг.) он писал: "Суровый для себя, он должен быть суровым и для других. Все нежные, изнеживающие чувства родства, дружбы, любви, благодарности и даже самой чести должны быть задавлены в нем единою холодною страстью революционного дела..."44

Направленность "Катехизиса" против основ морали была очевидной. Публицист М. Н. Катков в "Правительственном вестнике" пишет: "Послушаем, как русский революционер понимает сам себя. На высоте своего сознания он объявляет себя человеком без убеждений, без правил, без чести. Он должен быть готов на всякую мерзость, подлог, обмен, грабеж, убийство и предательство. Ему разрешается быть предателем даже своих соумышленников и товарищей.. ."45

Можно с уверенностью сказать, что путь нечаевцев был маргинальным для русского революционного движения. В противовес беспринципности нечаевщины в Петербурге возникло "Большое общество пропаганды", вошедшее в историю как общество (кружок) "чайковцев'' "Главным принципом членов кружка было - нрава венное достоинство вступающего Этот критерий действовал вне зависимости от теоретических доктрин и политического направления. Прежде, чем стать революционером, надо быть высоконравственным человеком»16

В политических песнях тема чести занимала одно из ведущих мест - в гимне народовольцев есть такие слова" "Смело, друзья, не теряйте бодрость в неравном бою. Родину-мать вы спасайте, честь и свобод) свою". В тексте другой революционной песни вновь фигурирует понятие чести" "Вы жертвою пали в борьбе роковой, в любви беззаветной к народу Вы отдали все. что могли, за него за жизнь его, честь и свободу " Г.М. Кржижановский в 1890-е гг. переводит на русский язык "Варшавянку": "В битве великой не сгинут бесследно павшие с честью во имя идей"

Ценности чести глубоко входили в сознание революционных деятелей. Они продолжали нередко действовать даже после изменения политических взглядов.

Так, в 1888 году член исполнительного комитета "Народной воли" Лев Тихомиров отрекается от революционных убеждений и становится монархистом. Но на предложение директора департамента полиции выдать "народовольнические секреты" Л. Тихомиров отвечает так:

"Только строжайшее соблюдение достоинства, самое педантическое сбережение чести может меня сделать полезным правительству".

Таким образом, XIX век в политике прошёл под знаком чести. С честью - дворянской, национальной, революционной сверяли свои поступки представители разных политических лагерей.

Список литературы

1 Эйдельман Н. Грань веков. – М. Мысль, 1982. - С. 76-78.

2 Там же. – С. 77.

3 Там же. – С. 78.

4 Эйдельман Н. Мгновенье славы настает. Год 1789-й – Л., 1989. – С. 181.

5 Хейзинга И. Осень средневековья – М., Наука, 1988. – С. 105.

6 Эйдельман Н. Мгновенье славы... С 181-182.

7 Эйдельман Н. Грань веков. – М., 1982 – С. 84-85.

8 Там же. – С. 142.

9 Кирющенко Н. В, Сафонов М. М. Россия на пути реформ // Преподавание истории в школе 1990, № 4 – С. 42.

10 Сафонов М. М. Проблема реформ в правительственной политике России на рубеже ХVIII и XIX вв. – Л., 1988. – С. 63.

11 Ульянов Н. Александр I - император, актер, человек //Родина, 1992, № 6-7 – С. 146.

12 Тимощук В. Император Александр I на Венском конгрессе По донесениям агентов Венской тайной полиции //Русская старина, 1914, январь. Том 157. – СПб, 1914 – С. 136-140.

13 Черкизов А .Позиция. Интервью с Ю. Семеновым. //Столкновение – М., Политиздат, 1989. – С. 372.

14 Бродская И. Крест деревянный иль чугунный //Новое время, 1995, № 50. – С. 42-43.

15 Сенатская площадь. Место встречи изменить нельзя //Общая газета, 1996, № 24, 20 - 26 июня.

16 Алексеев А ., Георгиев А. Честь имею //Домовой, 1995, № 11 –С. 41.

17 Ломман Ю. М. Беседы о русской культуре. - СПб, Искусство. - СПб, 1994. - 399 с.; Гордин Я. А. Дуэли и дуэлянты. - СПб , Пушкинский фонд, 1996 –288 с.

18 Востриков А. О некоторых исключительных способах разрешения конфликтов чести в России начала XIX века //В честь 70-летия профессора Ю. М. Лотмана Сб. Ст. - Тарту, 1992. – С. 57 – 70.

19 Бестужев А. Ф. О воспитании //Русские просветители. Собрание сочинений в 2-х томах. Том 1. – М., Мысль, 1966. – С. 141, 157.

20 Эйдельман Н. Я. Грань веков. – М., Мысль, 1982. – С.20.

21 Цит по Курбатов. В. Верх по течению //Москва, 1997, № 8. – С. 174.

22 Печерин В. С. Замогильные записки. – М., 1932. – С. 32. Цитата по Лазукова М. Н. Печерин //Русские писатели Библиографический словарь. Часть вторая. – М. Просвещение, 1990. – С. 125.

23 Лотман Ю. М. Декабрист в повседневной жизни //Лотман Ю. М. Беседы о русской культуре - СПб,1994. – С. 381.

24 Мамардашвили М. Как я понимаю философию. – М., Мысль, 1990 – С. 193.

25 Крюков Н. А. Из "Записной книжки» //Избранные социально - политические и философские произведения декабристов. М, 1951. – Том. 2. - С. 430 –431.

26 Минаева Н. Послесловие //Лебедев А. А. Честь. - М., 1989. - С. 390.

27 Лебедев А. А. Честь. - М., 1989 - С. 340.

28 Одесский М. II, Фельдман Д. М. Декабристы и террористический тезаурус // Литературное обозрение, 1996, № 1 - С. 76.

29 Лебедев А. А. Честь. - М., 1989. - С. 346.

30 Вацуро В. "Подвиг честного человека" // Прометей. Вып. 5. – М., 1968. - С. 34.

31 Минаева П. Послесловие // Лебедев А. А. Честь. - М., 1989. - С. 397.

32 Троицкий Н. А. Россия в XIX веке. Курс лекций. - М., 1997. - С. 97.

33 Вацуро В. Цит.оп. – С. 31-36

34 Там же.

35 Дебидур А. Дипломатическая история Европы. - Том 1. - М., 1991 - С. 242 – 245.

36 Данилевский Н. А. Россия и Европа. - М., Книга, 1991. -С. 13-14.

37 Дебидур А. Цит. оп. - Том 2 .- С. 92.

38 Там же. - С. 116.

39 Россия глазами русского: Чаадаев, Леонтъев, Соловьев - Л., Наука, 1991 -С. 26-27

40 Чаадаев П. Я. Сочинения. - М., Правда, 1989 - С. 527

41 Россия глазами русского ... - С. 143–144.

42 Россия под скипетром Романовых. 1613-1913. - М., Интербук, 1990. (Воспроизведение текста 1912 года) - С. 192.

43 Борисенок Ю. А., Олейников Д. И. Михаил Александрович Бакунин //Вопросы истории, 1994, № 3. - С. 64 66; Володин А. И. Мысль на весах истории //Новый мир, 1989, № 8.

44 Нечаев С. Катехизис революционера //Родина. 1990, № 2 - С. 83.

45 Пирумова Н. М. Бакунин или С. Нечаев //Прометей. Вып. 5-М., 1968. - С. 170.

46 Седов М. Г. Предисловие //Блестящая плеяда. - М., МГ, 1989. - С.

47 Костылев В. Н. Выбор Льва Тихомирова // Вопросы истории, 1992, № 6-7. - С. 30–32.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений06:54:13 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
12:33:59 25 ноября 2015

Работы, похожие на Статья: Категория чести как компонент политической ментальности конца XVIII-XIX века

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150945)
Комментарии (1842)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru