Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Статья: Публицистическая корреляция «факт-оценка» как условие функционирования имени собственного в текстах СМИ

Название: Публицистическая корреляция «факт-оценка» как условие функционирования имени собственного в текстах СМИ
Раздел: Издательское дело и полиграфия
Тип: статья Добавлен 14:03:10 29 марта 2008 Похожие работы
Просмотров: 1080 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Соколова Галина Викторовна

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук

Краснодар 2007

Работа выполнена на кафедре электронных СМИ и журналистского мастерства Кубанского государственного университета

Общая характеристика работы

Диссертация посвящена исследованию использования имен собственных в рамках лингвопублицистической корреляции «факт-оценка».

Газетная оценочная лексика – наиболее важный и крупный разряд газетного словаря. Формируемый из разных пластов общелитературной лексики, анализируемый разряд выступает в печатных СМИ как единый, однородный в функциональном и стилистическом отношениях и удовлетворяет острую потребность газетно-публицистической речи в выражении социальной оценки предметов, явлений и понятий общественной жизни.

Критерием отнесения слова к социально-оценочной лексике может служить его способность выражать оценку и вне контекста: помимо присущих слову постоянных (т.н. «словарных») значений, оно может реализовать и т.н. ситуативные значения. При этом регулярное употребление слова в тех или иных контекстуальных значениях может привести к формированию нового значения или оттенка.

Исследование проблемы лингвопублицистической корреляции «факт-оценка» не является исследованием только языка, цель – рассмотрение семантики факта и оценки как семантики языка-мысли, где главным элементом является способ организации мышления, приведший к ее возникновению.

Отличительной чертой новейшей публицистики стал отказ от открытой пропаганды. На смену пропаганде пришло умело завуалированное манипулирование массовым сознанием. Для манипулирования общественным сознанием используется множество различных приемов, но, как представляется, наиболее значительным является формирование оценки высказывания, один из них – косвенная оценка при помощи имени собственного.

Интерес к внутренней форме личных собственных имен в составе журналистских произведений, их характеру, их смысловой роли в узком и широком контекстах усиливается как в лингвистических, так и журналистских исследованиях. Антропонимисты рассматривают специфику антропонима как языковой категории, структуру его значения, степень мотивированности семантики антропонима, функции антропонимов в языке и речи. Широко изучается использование имен в художественной литературе, социальная обусловленность антропонимов, способы и средства выражения эмоционально-экспрессивных оттенков в именах. Многие работы относится к последним десятилетиям, но попыток обобщения при этом немного. Большинство работ строится в плане наблюдения над своеобразием выбора и употребления антропонимов в творчестве того или иного автора. Это и дает материал для дальнейших исследований, охватывающих более широкие данные.

Наблюдения над оценочной лексикой СМИ показали, что во многих случаях имена собственные предоставляют возможность журналисту избежать штампованных и избитых выражений, повысить интерес читателя к газетному материалу, привлечь внимание к публикуемой статье, так как они хорошо приспособлены для выражения позиции издания и автора. Этим обосновывается актуальность темы диссертационного исследования.

Соотношение «факт-оценка», как одна из наиболее общих публицистических корреляций, обладает растущей объяснительной силой. С позиций этого соотношения могут быть рассмотрены разнообразные процессы сферы СМИ, их языка, включая сферу онимов (имен собственных, ИС). Корреляция способна представить и наиболее спорные явления в масс-медиа – см. многомерную концептуальную характеристику: «Праздник вербальной свободы» наиболее заметен в газетной лексике… акробаты пера вольны в выборе слов» (Немец 2006, 7, см. там же яркие примеры онимов на с. 9 и след.). Это обстоятельство служит импульсом для исследования, которое состоит в направленности на принципиальную проблему – систематики условий, определяющих функционирование онимов в СМИ.

Релевантность избранной проблематики проявляется в единстве двух разноплановых, разномасштабных лингвопублицистических тенденций. К первым относится соотнесенность между стилями, сферами языка. Растущая значимость публицистического стиля и его новые корреляции с художественным текстом побуждают выявить: какую роль играет для масс-медиа закономерность, которая обоснована для художественной литературы и согласно которой онимы «являются неотъемлемой частью языка художественных произведений» (Намитокова, Абрегов 1998, 65 и след.; там же раскрывается сущность этой закономерной целочастной корреляции). В данном ракурсе актуально установить, в чем состоит необходимость онимов для масс-медиа, а пространства СМИ – для развития онимической системы.

Эта взаимозависимость связана со специфическим экспрессивным потенциалом, внутренне свойственным функционированию онимов в массовой информации (см.: Нефляшева 1998, 12 и особенно развитие новых аспектов этого направления: Нефляшева 2002,160 и след., включая ситуации, обнаруженные на другом материале, когда «выбор номинации основан на индивидуальных ассоциативных импульсах»: Лебедева 2006, 104).

Вторая группа актуализирующих тенденций носит более широкий характер: функционирование онима значимо для новых взаимосвязей системы и среды (Штайн 2006,23-25), для обогащения проблематики исследования личности (Новоставская 2006, 212). В онимах может реализоваться эта детерминация в единстве с более общей закономерностью: «Именно потому, что человек есть существо социальное и для него существуют социальные приоритеты, (…) стал возможен феномен массовой информации» (Манаенко 2006, 78).

Необходимо оговорить опорные понятия. Под фактом в журналистике вслед за Г.В. Лазутиной, С.Г. Корконосенко, Г.М.Соловьевым понимаем один из основополагающих публицистических феноменов, определяемый доминантой безусловности, объективности, достоверности. Фактуальность – интенция, то есть системная направленность представлять содержание текста, фрагмента, безусловно, достоверно.

Оценка – это один из основополагающих публицистических феноменов, определяемый доминантой условности, субъективности (что не отрицает возможную достоверность). Её важнейшие виды по различным классификационным основаниям: рациональная – эмоциональная - комплексная; позитивная – негативная – полифоничная. Оценочность – интенция представлять содержание текста, фрагмента условно, с субъективным элементом. Корреляция «факт-оценка» - упорядоченное соотношение между двумя отмеченными феноменами. ИС – «это индивидуальные названия единичных предметов, выделяющие их из класса однородных» (Намитокова, Абрегов 1998, 7).

Научная новизна результатов заключается в разработке приоритетной – теоретико-журналистской - классификации собственных имен как носителей публицистических эффектов и в вытекающей из этой классификации характеристики репрезентативных контекстов современных СМИ. В работе впервые выявлено, какие особенности публицистики и как влияют на использование имен собственных. Корреляция «факт-оценка» осмыслена как комплексное условие функционирования онимов в СМИ. Показано, что характер оценки (позитивная, негативная, полифоничная) влияет на состав ономастикона. Также установлена зависимость между аспектами корреляций в той или иной группе ИС.

Объектом исследования является публицистическая корреляция «факт – оценка».

Предмет исследования – функциональные особенности онимов, обусловленные названной корреляцией.

Цель работы – обосновать обусловленность функционирования онимов в СМИ публицистической корреляцией «факт-оценка».

Поставленная цель конкретизируется в следующих задачах:

1. Рассмотреть систему аспектов корреляции «факт-оценка».

2. Мотивировать специфику онима в СМИ взаимодействием семантического, целочастного и функционального аспектов.

3. Соотнести прямую и косвенную оценочность, взаимопроникающие в функциональном плане онима.

4. Установить закономерности взаимодействия между нормативностью и варьированием онима, вытекающие из исследуемой корреляции.

5. Обосновать лексикографическое представление онима в связи с соотношением между фактом и оценкой.

На защиту вынесены следующие основные положения:

1.Публицистическая корреляция «факт-оценка», которая носит в СМИ общий характер, значима для онимов, функционирующих в масс-медиа. Фактуальность и оценочность, как релевантные для СМИ интенции, а также их синкретичные проявления взаимодействуют с природой ИС. Фактуальность соотнесена с устойчивостью онимической номинации. Оценочность взаимосвязана с многомерным семантико-функциональным потенциалом, изначально присущим ониму и реализуемым различными формами в единстве с разнообразными условиями.

2.В силу указанных обстоятельств корреляция «факт-оценка» определяется как условие функционирования онимов в СМИ. Обусловливающими служат три основных аспекта корреляции: семантический, целочастный (структурный) и функциональный. Эти аспекты сказываются на составе характерных для СМИ онимов, на их номинационных особенностях и на функционально-системных связях: на связях с соотносительными апеллятивами, на динамике их функций. Таким образом, отмеченная корреляция как условие функционирования онима способствует и многомерной цельности публицистического текста.

3. Обусловливающая роль исследуемой корреляции проявляется в таких свойствах онима СМИ, как взаимопроникновение видов оценочности, её особая связь с эмоциональностью, взаимодействие нормы и вариантов. Эти особенности поддерживаются за счет богатства тематических разрядов, разнообразия структурных моделей онимов, отражения динамических характеристик ономастической лексики: наличия тезоименности и омонимии; многочисленных лексических, морфемных, лексико-синтаксических, орфографических вариантов.

4.Корреляция «факт-оценка» специфически проявляется в лексикографическом представлении онима. Это представление закономерно связано с комплексом функций, выполняемых онимом в СМИ: пятью текстовыми функциями (идентификация, перспективация, стилизация, иллюзионирующая, характеризующая) и одной интертекстовой функцией – реминисцентной. Ведущими являются функция идентификации, иллюзионирующая и характеризующая функции, присущие всем ИС.

Методологической основой работы служат три группы взаимодополняющих положений. Это постулаты общей теории текста, раскрытые в трудах Н.С.Валгиной. М.Н.Кожиной, Ю.В.Рождественского; трактовки журналистского и, шире, «авторского» текста, обоснованные в теоретико-журналистских и историко-журналистских работах Л.Р. Дускаевой, Л.Е. Кройчика, Л.М. Майдановой, С.И. Сметаниной и соотносимые с идеями А.А. Потебни и М.М. Бахтина, обобщающими своеобразие авторской позиции произведения; методологизация оценки, выполненная в трудах Е.М. Вольф, А.А. Ивина и коррелирующая с работами Д. Белла, В.А. Емелина, М. Кастельса, П. Козловски, Ю.В. Лучинского, М.К. Мамардашвили, Г.М. Маклюэна, Э. Тоффлера по аксиологической и социокультурной проблематике. Учитываются также методологические принципы исследования онимов на основе концепций имени собственного Н.В. Васильевой, В.М. Калинкина, Р.Ю. Намитоковой, А.В. Суперанской, а также положения О.И. Фоняковой о значимости авторского имени как знака ономастического пространства текста, проявляющегося в его форме (фонетической, морфологической) и значении (номинативном, социально-коннотативном, словообразовательном, контекстуальном, эстетическом) и др.

Основные методы и приемы исследования обусловлены методологией; в их составе ведущим является системный анализ, позволяющий в журналистике «дать адекватное представление о сложнодинамической системе через сопряжение трех плоскостей ее исследования – предметной, функциональной и исторической» (Щукина 2004,8). Он в связи со спецификой решаемых задач представлен преимущественно контекстологическими приемами, дополняемыми семантической и лексикографической характеристиками.

Привлекаемый материал носит комплексный характер. Основная часть исследуемого эмпирического пространства - ИС, выделенные путем сплошной выборки из отечественных печатных СМИ 2004-2006 годов (2000 контекстов). Они дополнены сплошной выборкой онимов из специального источника: Солганик Г.Я. Толковый словарь: Язык газеты, радио, телевидения. М.: МГУ им. Ломоносова; Астрель; АСТ, 2004. 750 с. (далее сокращенно С-04), а также репрезентативными примерами из других источников.

Теоретическая значимость работы заключается в разработке подсистемы понятий, существенных для науки о журналистике. Дополнительно мотивирована сложная форма знания – корреляция; корреляция «факт-оценка» подкреплена онимическим пространством и соотнесением с ономастиконом как универсумом. Теоретизированы условия функционирования онимов в связи с другими сложными формами знания – тенденциями развития публицистики. Концептуализована избирательность использования ИС в СМИ, то есть система ограничений и предпочтений, определяющих эту сферу публицистики. В общефилологическом плане существенны закономерные для СМИ особые взаимосвязи между отношениями разного характера (пространственными, временными, причинно-следственными – ср. многомерный и емкий анализ контекстов типа: до Косово они оставались друзьями – Кравченко 2002,110).

Практическая ценность данного диссертационного исследования состоит в том, что наблюдения и выводы, содержащиеся в предлагаемой работе, востребуются как в теоретических курсах журналистских, общефилологических дисциплин («Основы журналистики», «Стилистика»), так и в деятельности журналиста-практика. Результаты исследования могут использоваться при проведении спецкурсов и спецсеминаров по проблемам эффективности СМИ, в практике преподавания журналистского мастерства.

Основные теоретические положения диссертации, фрагменты ее содержания апробированы на V международной конференции «Наследие В.В. Кожинова и актуальные проблемы критики, литературоведения, истории, философии в изменяющейся России» (Армавир, 2006) и др., а также на научно-методических семинарах кафедры электронных СМИ и журналистского мастерства КубГУ и кафедры литературы и журналистики АГУ в 2004 – 2006 гг.

Структура работы определяется ее исследовательскими задачами. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения и библиографического списка, включающего 176 источников научной литературы.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, определяется объект, предмет, цель и задачи работы, характеризуется база фактического материала и методология исследования, оценивается научная новизна, практическая и теоретическая значимость диссертации, формулируются положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Общая характеристика обусловливающей роли публицистических корреляций» рассматривается состав публицистических корреляций. К основополагающим относится корреляция «факт-оценка», которая находится в центре выполняемого исследования.

Мы принимаем точку зрения, согласно которой традиционно разграничиваем три основных взаимосвязанных аспекта корреляций, называемые семантическим, структурным и функциональным. Считаем целесообразным для рассматриваемого материала структурный аспект конкретизировать как аспект соотношения «целое-часть». Далее он, согласно подходам В.И.Постоваловой, Е.С.Щелкуновой, именуется целочастным аспектом или аспектом целочастной динамики. (Другие стороны структуры, например, минимальные модели предложений, для функционирования онимов почти не релевантны). Функциональный же аспект в широком понимании, соответствующем принципу интеллектуализма (Г.П.Немец), включает прагматические, антропоцентрические, коммуникативные моменты.

Корреляция «факт - оценка» раскрывается в современной филологической науке с новых сторон (Соловьев 2006; Мальцева И. 2006; Мальцева Р. 2006 и др.). При этом значима её связь с другими публицистическими корреляциями, что проявляется и в характеристике онимов.

Тесная связь между названными аспектами и их последовательно-обособленный анализ – две взаимообусловленные стороны выполняемой характеристики. Это мотивировано спецификой исследуемых текстов. Сущность аспектизации, например, являют примеры следующего характера:

ФЛИТ-СТРИТ, нескл., ж. Общее название британской прессы (по наименованию улицы в Лондоне, на которой расположены редакции многих крупных газет). «В последние дни особенно раскачало старый корабль Флит- стрит» (1971) /С-04/.

Микротопоним Флит-стрит, название лондонской улицы, обладает фактуальным началом. Оно могло бы не коррелировать с оценочным, если бы не внеязыковые предпосылки – размещение на этой улице влиятельных редакций. Последнее обстоятельство – предпосылка наличия оценки (которая конкретизируется как позитивная, негативная или полифоничная). Корреляция «факт-оценка», таким образом, обладает семантическим аспектом, целочастным и функциональным. А именно – метонимическая ассоциация, отнесенность части к могущественному целому (к миру медиахолдигов) и система функций, где основная – воздействие, создают условия для активного использования онима.

Полагаем, что в рамках посттрадиционного общества коммуникативные функции региональных СМИ претерпевают трансформацию: дискурс независимых региональных периодических изданий теряет значение медиума, посредника между субъектами, становится формой существования этих субъектов. Каждая из социальных групп создает в своем дискурсе определённое поле значений, основанное на соотношении собственной картины мира и приемлемой в данной социально-политической ситуации линии поведения.

Именно подобным смысловым полем следует считать современный журналистский текст, созданный в жанре критической публикации. Изучение имплицитных смыслов как основы разграничения факта и мнения в данном жанре способствует выявлению причинных связей между социально-экономическими и языковыми явлениями и оценочного характера речи как орудия общения.

Необходимый этап лингвистического анализа конфликтного текста - интерпретация имплицитных инвективных смыслов, поскольку она неразрывно связана с пониманием. Интерпретационный компонент речевого значения обусловлен контекстом и обнаруживается при исследовании интенционального содержания журналистского высказывания. Другими словами, интерпретационный анализ позволяет достаточно точно судить об инвективных намерениях автора газетной публикации.

Современный газетно-публицистический текст, поднимающий острые социальные проблемы, в условиях избыточной осведомлённости общества утрачивает свою информативную функцию, а в большей степени ориентируется на ответную реакцию со стороны тех, чья социальная деятельность получила отражение в данном тексте, объекта текста.

Критический газетно-публицистический текст потенциально стимулирует объекта текста на ответный речевой ход. Суть коммуникации, как показал В.М. Сергеев, состоит в построении в когнитивной системе реципиента концептуальных конструкций «моделей мира», которые определённым образом соотносятся с «моделями мира» говорящего, но не обязательно повторяют их (Сергеев, 1998: 7). Интерпретативные коды понимания личностью смысла и сути журналистского текста состоят в тесном родстве с личностными конструктами человека, репрезентирующими в индивидуальном сознании уникальную картину мира личности. Дискурс региональных СМИ предоставляет в распоряжение личности рефлексивные средства интеллектуального анализа реальности, отнюдь не сопряжённые с её собственным опытом. Реализуя данный механизм воздействия, СМИ как социальный институт с его кодексом ценностей актуализируют возможность оказывать влияние на духовную сферу внутреннего мира личности.

Другими словами, дискурсивный анализ подходит не только для изучения структуры газетно-публицистического текста, но и анализа выражаемого этими структурами «подстрочного» значения, мнения и групповой идеологии. Для того чтобы показать, как имплицитные значения относятся к тексту, необходимо подвергнуть анализу когнитивный, социальный, политический и культурный контекст медиа-сообщений.

Когнитивный подход основывается на том факте, что, осмысляя событие, описанное в тексте, объект текста строит ментальную модель этого события. Эта модель не только выражает информацию, представляемую через текст, она также содержит много другой информации об этом событии. Примечательно, что эта информация не выражена в тексте, предполагается опора на соответствующие знания объекта текста или потому что она представляется журналисту не подходящей. Часть этой информации возникает из так называемых сценариев, конвенциональных знаний, представлений о хорошо известных эпизодах социальной жизни.

Семантический аспект корреляции «факт-оценка» органически поддерживается природой имен собственных (ИС) – равно как и природа онима намечает семантику «факт-оценка» в СМИ. Уже в этой органической взаимоподдержке семантический аспект корреляции определяется в единстве с целочастным и функциональным.

Семантическое деление лексики по характеру номинации на имена собственные и нарицательные проводили еще античные философы-стоики и, в частности, Хрисипп (ок. 280 – 208 до н.э.).

Позднее об ИС было высказано немало суждений, причем как принимаемых многими учеными, так и совершенно противоположных. Споры вызвало определение своеобразия значения ИС. Поскольку этот вопрос относится к философии языка, то им издавна занимаются философы и логики, оказывая большое влияние на лингвистов-ономастов. С формированием новой области языкознания – лингвистической семантики – философский термин «семантика» вошел в современное языкознание и получил широкое распространение. В связи с этим, по мнению О.И.Фоняковой, можно говорить о формировании ономастической семасиологии – нового раздела лексической семантики, предметом которой служит теория, типология и структура ономастических значений ИС в их отличии от имен нарицательных (Фонякова, 1973, 56).

Самая традиционная трактовка вопроса о своеобразии значения ИС восходит к английскому логику Джону Стюарту Миллю, который приходит к выводу, что ИС не обладают значением, так как не говорят о свойствах предмета, имеющего ИС, а лишь выделяют его среди других. «Собственные имена ничего не коннотируют и, строго говоря, не имеют значения» (Суперанская, 1973, 56).

Сторонники Дж. Милля – В. Брендаль А. Гардинер, Л. Стеббинг, и др. называли ИС «ущербными», «пустыми словами», «полыми», «асемантичными», знаками-метками. В нашей стране эту точку зрения разделяли О.С. Ахманова, А.А. Реформатский, Н.И. Толстой, А.А. Уфимцева и мн. др. Однако все названные ученые рассматривали семантику ИС вне речевого употребления. Сходные взгляды на семантику ИС высказывают В.И. Болотов, С.И. Зинин, Г. Серенсен, Г. Суит, А.В. Суперанская и др.

Согласно другой точки зрения, ИС имеют значение в языке и речи. Эту позицию занимают Л.В. Щерба, Ю.А. Карпенко, В.А. Никонов, Ф.Травничек, О.И. Фонякова и мн. др.

Такая позиция представляется нам наиболее убедительной, поскольку она учитывает неоднородность денотативного, сигнификативного и коннотативного содержания в семантике онимов разных тематических разрядов и, вместе с тем, принимает во внимание диалектическую взаимосвязь абстрактного и конкретного, общего и частного, социального и индивидуального в семантике ИС на уровне языка и речи.

Несмотря на многолетние непрекращающиеся споры о значении онимов, «мнений остается столько же, сколько спорщиков» (Рут , 2001, 37). Вопрос осложняется самим понятием «семантика ИС», в которое закладывается смысл не только лексического значения, но и гораздо более узкий, предполагающий исходное мотивирующее значение, а также более широкий – всю информацию, которую несет ИС.

Одним из наиболее удачных определений ИС признают дефиницию, принадлежащую О.И. Фоняковой: «Имя собственное – это универсальная, функционально-семантическая категория имен существительных, особый тип словесных знаков, предназначенный для выделения и идентификации единичных объектов (одушевленных и неодушевленных), выражающих единичные понятия и общие представления об этих объектах в языке, речи и культуре народа» (Фонякова, 1990, 21).

В нашей классификации семантический аспект определяется в единстве семасиологии и ономасиологии, то есть теории номинации, под которой, традиционно, подразумевается сложный феномен речи, при котором происходит вербализация мыслительного процесса, направленного на обозначение окружающей действительности путем выявления отличительных признаков реалий.

Номинация, как известно, делится на первичную и вторичную. Первичная номинация – это вычленение и называние фрагментов действительности с помощью непроизводных слов, или говоря иначе, слов с непроизводной основой.

Вторичная номинация – это вычленение и называние фрагментов действительности с помощью производных лексико-семантических единиц. Вторичная номинация реализуется в форме словообразовательной и семантической номинации.

Сложная природа номинации, как выяснилось при анализе материала, не препятствует, а благоприятствует оценочному использованию.

В ономастике, по мнению А.В. Суперанской, целесообразно говорить об именах первичной номинации (новые личные имена: Снежана, Ревдит) и об именах непервичной номинации (фамилия Петров от имени Петр; поселок Петровский – от фамилии Петров), поскольку все звенья переосмысления порой бывает очень трудно выявить (Суперанская, 1973, 242). Остановимся последовательно на обоих указанных видах вторичной номинации. Новые наименования могут создаваться в результате различных семантических сдвигов, путем «семантического развития» слова.

К явлению «семантической деривации» относится широкий круг семантических преобразований, в первую очередь - разные типы переносов (метафорические, метонимические, функциональные), изменение семантического объема слова (расширение и сужение, специализация значений), семантические кальки. В отличие от словообразовательной деривации, в результате которой появляются новые по морфемному составу и/или грамматическим свойствам слова, семантическая деривация состоит в изменении содержательной части уже существующих слов, что приводит к появлению номинативных единиц, соотносимых с другими фрагментами действительности. Итак, семантическую деривацию можно определить как вид вторичной номинации, состоящий в использовании фонетического облика (материальной оболочки) уже существующего слова в качестве имени для нового обозначаемого (нового фрагмента действительности). Таким образом, в основе семантической деривации лежат разнообразные семантические сдвиги, возникновение новых, переносных значений, основанных на соотнесенности одного предмета (явления) с другим через какой-либо признак (Голанова, 1982, 177).

Поскольку данный способ обогащения номинативных возможностей языка квалифицируется как деривация, т. е. как процесс создания одних языковых единиц на основе других, принимаемых за исходные, он предполагает наличие производящего (мотивирующего, первичного, исходного) элемента и элемента производного (мотивированного, вторичного, выводимого), причем оба эти элемента находятся между собой в деривационных отношениях (Морковкин, 1990, 47). Следует подчеркнуть, что о семантической деривации можно говорить только тогда, когда есть возможность восстановить деривационную историю производных единиц, т. е. выявить процессы, приведшие к их появлению. Определяющую роль в восстановлении деривационной истории семантически производных единиц играет установление деривационного средства, с помощью которого производящий элемент был преобразован в производный. По аналогии со словообразовательной деривацией это деривационное средство можно назвать семантическим формантом (Морковкин, 1997, 214). С точки зрения языка, с помощью семантических формантов образуются разные значения многозначного слова. С точки зрения речи, многозначности в пределах которой, как правило, не существует, с помощью семантических формантов образуются разные «речевые» слова, связанные между собой деривационными отношениями, т. е. формируется составная единица лексической системы, называемая эпидигматическим гнездом (Чжен Инкуй, 2003, 18).

Для исследователей проблемы номинации в ономастическом пространстве также важно деление номинаций на сложившиеся естественным путем и специально введенные для обозначения и различения фрагментов действительности. Под естественной номинацией мы вслед за М.В. Голомидовой понимаем процесс стихийного выбора языковым коллективом оптимального варианта содержания и формы языковой единицы в ходе использования ее в актах речевой коммуникации. Искусственная номинация трактуется как осознанный и целенаправленный номинативный акт, ориентированный на априорную узуализацию созданной номинативной единицы (Голомидова, 1987, 5-6).

Основное отличие номинации в языке от номинации в речи состоит в том, что в речевых актах требуется не два составляющих (денотат – имя), а четыре, как минимум: номинатор (тот, кто создает наименование), номинант (именуемый объект), номинат (именование) и адресат (тот, для кого создается наименование).

Важнейшим фактором актуализации различных смысловых компонентов слова в речи является наличие именующего субъекта, чье творческое начало проявляется в возможности выбора различных признаков объекта при его именовании.

Анализ ономастического материала текста позволяет восстановить этапы работы автора, направленные на наречение отдельных фрагментов созданного им мира. Задача автора заключается в таком именовании, посредством которого персонаж в сознании читателя будет связываться с определенным словесным портретом, чертами характера, поступками, мыслями, своеобразной речью. Поэтоним может восприниматься как результат номинации, отражающий номинативные принципы писателя, особенности его языкового мышления (Багирова, 2004, 9). На этой основе предлагаем также рабочее понятие публиконима – результата номинации, осуществленной автором публицистического текста.

ИС и имена нарицательные имели и имеют свою мотивировку. Анализ мотивированности связан с выделением в структуре онима мотивировочного признака и выявлением на его основе мотива номинации. При этом под мотивом понимается отраженная в ониме экстралингвистическая причина выбора ИС для конкретного персонажа произведения.

Традиционно в ономастике различают три вида мотивированности: фонетическая, морфологическая и семантическая мотивированность.

Номинанты с личными именами собственными тесно связаны с опытом человека, культурой и историей, мифологией и религией. Благодаря экспрессии ЛИС, в данных единицах можно выделить два типа идиоматичности – внутриязыковую и надъязыковую, последняя из которых создается благодаря культурно-историческим, социальным, фольклорным, религиозным влияниям человека. Личное имя собственное – опорный знак, квинтэссенция, вывод и обобщение в виде метафоры, метонимии или синекдохи, за счет которых создается образ. Эта проблема детально рассмотрена в работах Т. Н. Кондратьевой (1961, 1964, 1967, 1983), Г.П.Манушкиной-Лошак (1975), В. Н. Телия (1996) и др. Механизм метафоризации заключается в дезинтеграции единичного понятия, соответствующего конкретному денотату.

В литературном, публицистическом произведении ИС выполняют ведущую роль в создании «семантической композиции» текста наряду с другими средствами стиля (Фонякова 1980, 102). В этом плане ИС являются объектом комплексной науки ономастилистики, которая включает в себя методы лексикологии, семиотики, стилистики, поэтики и лингвистики текста в широком смысле. Она (ономастилистика) объединяет, по мнению Г.В.Степанова, три подхода к тексту: общетеоретический, грамматический и стилистический (Степанов 1980, 200).

Для изучения ИС важными являются парадигматический и синтагматический контекст или уровень анализа (термины Ф. де Соссюра) (Лотман 1970, Пузырев 1979, 43–50).

В плане парадигматики предполагается: 1) выявление и систематизация всего ономастического пространства (макрополе текста); 2) описание отдельных тематических разрядов ИС в тексте; 3) описание отдельных групп, или рядов ИС, представленных в разных частях семантической композиции сюжета – ономастические микрополя поля в пределах отдельных частей произведения; 4) описание вариантов ономастической номинации по отношению к одному денотату; 5) деление ИС по их роли в развитии сюжета.

Синтагматически такое описание дополняется исследованием употребления ЛИС в линейному ряду. Данная проблема также включает в себя способы включения ИС в контекст, связь с другими личными именами собственными и т.д.

Таким образом, как отмечает О.И.Фонякова, парадигматика ИС в тексте – это сумма всех отношений каждого имени к остальным единицам «ономастического пространства» произведения. Синтагматика же определяется совокупностью употреблений и «окружений» каждого имени в контексте (Фонякова 1980).

ИС в тексте изучаются ономастилистикой и, следовательно, основной функцией личных имен собственных становится стилистическая (в отличие от дифференциальной, являющейся доминирующей для ИС в речи).

Следует выделить две разновидности стилистической функции: информационно-стилистическую (выразителем является внутренняя форма имени) и эмоционально-стилистическую (фонетическая и словообразовательная формы [несоответствие имени и фамилии, имени и образа]).

ИС может приобретать независимое употребление, становясь символом (Гамлет, Обломов). В этом случае информационно-стилистическая функция увеличивается и подобные ЛИС приближаются к нарицательным словам.

Передачей коннотативных смыслов ИС выполняют свои оценочные функции. Имя может сравниваться с загадкой, ответ на которую мы получаем, опираясь на общеязыковые и культурно-психологические коннотации ИС в сознании народа (фоновые знания, вертикальный контекст, культурные традиции).

Создание убедительных образов требует от автора соответствия их имен закономерностям национальной ономастики. Подобная зависимость выражается в том, что «как в выборе существующих, так и в создании новых фамильных имен автор руководствуется исторически сложившимися структурными и этимологическими моделями имен, социальными, национальными и диалектными особенностями их употребления» (Щетинин 1966, 119).

Рассматривая процессы целочастной динамики корреляций опираемся на подходы, обозначенные в исследованиях В.Н. Топорова, который для обозначения всей совокупности ономастических названий употреблял выражение «ономастическое (топономастическое) пространство» (Топоров, 1997, 455 – 515). Этот термин позволяет говорить об объеме ономастического пространства, его структуре, о строении разных разрядов ономастической лексики и т.д.

Термин «ономастическое пространство» употребляется нами в двух смыслах: 1) как общелингвистическая категория, т.е. как система ономастических единиц, служащих для специального (более конкретного, индивидуализированного) выделения предметов действительности (реальных и воображаемых); 2) как категория определенного языка в тот или иной период его истории, например, ономастическое пространство русского языка, испанского, английского и т.д.).

Любую совокупность лексических единиц можно представить как поле, а все употребляющиеся в конкретном языке ИС – как ономастическое пространство данного языка.

Определение поля в ономастическом пространстве сформулировала А.В. Суперанская: «Поле в ономастике – это, прежде всего, определенная сфера соотнесенности имени» (Суперанская, 1973, 280). Имена, входящие в каждое поле, представляют собой систему, каждый член которой связан с другими по ряду параметров: тема, территория, время и т.п. Имена смежных ономастических полей связаны и зависят друг от друга, поэтому часто, взятые отдельно, оказываются непонятными, немотивированными. Для участников речевой ситуации сфера соотнесенности имени обычно бывает определена экстралингвистически.

Мы придерживаемся точки зрения В.И. Супруна о том, что ономастическое поле является реально выделяемой языковой структурой, обладающей такими характеристиками, которые едины для всей совокупности входящих в него единиц и отдельно для каждого конституента. Эти характеристики включают: 1) наличие ядерно-периферийных отношений; 2) семантическую общность, предполагающую сходную семантическую структуру слова (наличие / отсутствие дифференциальных и потенциальных сем); 3) частотность; 4) стилистическую окрашенность; 5) словообразовательную активность. Эти признаки поля действуют в совокупности, дополняя друг друга; некоторые из них могут актуализироваться или нейтрализоваться (Супрун, 2000, 16).

Термин «ономастическое пространство» получил развитие и в работах А.В. Суперанской. В книге «Общая теория имени собственного» она помещает таблицу, содержащую обозначение классов называемых объектов и соответствующих им ономастических разрядов: люди – антропонимы, географические объекты – топонимы, растения – фитонимы и т.д.

Природа ономастического пространства и публицистическая корреляция «факт-оценка» соотносятся по определенным векторам. Важнейшими представляются два: вектор обогащения ономастикона благодаря публицистическим интенциям и вектор структурирования подпространства онимов в СМИ за счет общей структуры ономастикона. Проиллюстрируем продуктивность данных векторов на материале подпространства, связанного, например, с публицистическим представлением определенного фрагмента картины мира: Англия, Альбион, Британия, британский лев. Их онимический аспект определяется толкованиями (С-04).

Весь рассматриваемый комплекс – свидетельство обогащения ономастикона благодаря оценочной публицистической интенции. Оценочную интенцию системным контрапунктом уравновешивают собственно фактуальные именования: БРИТАНИЯ, -и, ж. Одно из древних названий (от бриттов) современной территории Англии, Шотландии и Уэльса, см. Англия. БРИТАНСКИЙ, -ая, -ое. Имеющий отношение к Британии; Британские острова. Одно из названий (см. Англия) Великобритании.

Они не могут не привести к оценочным онимическим единицам в той же подсистеме: Британская корона. Ирон. Одно из названий (см. Англия) Великобритании. «Не считаясь с настроениями подданных британской короны, правительство консерваторов избегает обсуждения этой проблемы» (1985). Британский лев. Ирон. Одно из названий Великобритании (см. Англия) (национальная эмблема Великобритании; выражение впервые употреблено поэтом Дж. Драйденом в поэме «Лань и барс», 1687). «Англии не улыбается ни роль улитки, ни роль троянского коня. Британский лев хочет остаться самим собой» (М. Стуруа).

Единство факта и оценки представлено в единице, отражающей высокую духовную традицию: АЛЬБИОН, -а, м. Название Британских островов, известное еще древним грекам. Одно из многочисленных синонимических обозначений, названий Англии (см. Англия). Вернулись на берега Альбиона солдаты и матросы, участвовавшие в этой войне» (1983). «Альбион перед выбором» (загол., 1983). Даже наиболее официальное именование в системных связях соотносится с оценкой: АНГЛИЯ, -и, ж. Административно-политическая часть Великобритании (Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии). Часто употр. как название всей страны. <=> Альбион (туманный Альбион), Британия, британская корона, британские острова, британский лев, Великобритания, владычица морей, Лондон, мастерская мира, Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии, империя на морях, праматерь парламентов, Джон Булль.

Подчеркнем приоритетность обобщения корреляции «факт-оценка» в таком публицистическом комплексно-онимическом гнезде.

Особое, промежуточное положение между именами реальных и вымышленных предметов занимают имена в художественных и публицистических произведениях. Это обусловлено тем, что: 1) их денотаты конструируются на основе опыта автора, но не обязательно существуют в действительности; 2) они создаются по моделям реальных имен или нереальных предметов с учетом принадлежности их к определенному ономастическому полю (Суперанская, 1973,148).

Необходимо также отметить, что ономастические средства представлены и в дискурсе текста. Онимы употребляются в развернутых контекстах во взаимодействии с остальными словами речевой композиции текста.

Разные ономастические разряды имеют различную степень частотности, процентной соотнесенности с числом словоупотреблений в тексте, что обусловливается как лингвопрагматическими характеристиками, так и лингвокоммуникативной ценностью единиц и разрядов в целом, а также задачами направленности произведения, его содержательными параметрами. Таким образом, можно говорить об ономастическом пространстве текста и об ономастиконе всего творчества автора. Организующая роль ономастического пространства в структуре текста обусловливается системностью этого пространства: группировкой ИС по тематическим разрядам, словообразовательным особенностям, стилистической принадлежности, степени экспрессивности и т.д. ИС становится стиле- и смыслообразующим компонентом информационного пространства текста.

Целочастные характеристики, в свою очередь, функционально ориентированы, что связано с понятием актуализации.

Бесспорно, что функционально-прагматическая направленность языковых единиц создается под воздействием находящихся с ними в контакте языковых прагмем, т.е. в результате определенных контекстных условий. Такие условия называют актуализаторами, а сам процесс использования потенций, заложенных в единице языка, но не обнаруживающихся в ней до создания определенных условий ее функционирования, называются актуализацией.

Актуализация, согласно специфике материала, понимается как процесс выдвижения, выделения языковых факторов, участвующих в формировании образа с определенной функционально-прагматической заданностью.

Целочастный аспект обязательно предполагает определенную модальность текста – категорию, определяющую отношение говорящего (пишущего) к действительности.

Автор сознательно или бессознательно характеризует какое-то явление, событие, героя, раскрывает свое личное отношение к нему непосредственно (например, через систему эпитетов, междометий), или опосредованно, скрытыми путями, формируя у читателя представления оценочного характера.

Показательна, например, оценка посредством такого тропа, как сравнение. В следующем контексте налицо позитивная оценочность, причем она соотносится с отонимическими нарицательными именованиями как в данном материале, так и в иных текстах на других полосах.

См.: «Во многих странах соцлагеря верили, что очень скоро будут жить так же, как в Швейцарии. На самом деле всё вышло по-другому. (…) Жизнь по-швейцарски требует иного менталитета. (…) прежде всего никто пока не научился работать по-швейцарски» (МК.С.8)

Топоним Швейцария выступает как символ благополучия, и это служит основой позитивной оценочности.

Отонимическое производное по-швейцарски входит с этим топонимом в системную парадигматическую связь – ассоциативно-деривационную; причем словообразовательное значение этого деривата-наречия заключается в уподоблении тому, что названо мотивирующей основой.

Симптоматичным в контексте данного исследования представляется, что публицистические корреляции функционально охарактеризованы в не меньшей мере, чем семантически и структурно. Функциональный аспект корреляции «факт-оценка» соотнесен с функциональной природой онима.

Вопрос о функциях ИС, как известно, не имеет единого истолкования в лингвистике. Большинство ученых признают, что собственные имена гипертрофировано номинативны: они призваны называть, в этом их назначение.

Демонстрируя качественное и количественное отличие ИС от имени нарицательного, О.И. Фонякова насчитывает свыше пятнадцати разных функций ИС, возникающих в сфере номинации, сигнификации и коннотации (Фонякова, 1990, 16-17). Так, ученый отмечает наличие у ИС большего количества функций в сфере номинации, а именно: номинативно-дифференциальная (ИС всегда различает отдельные объекты внутри ряда), идентифицирующая и дейктическая. Помимо перечисленных трех языковых функций, О.И. Фонякова выделяет пять речевых: прагматическая, апеллятивная, контактоустанавливающая, адресная и фатическая, которая проявляется в разного рода переименованиях при замене первоначального имени.

В сфере сигнификации, по мнению О.И. Фоняковой, можно выделить три языковых функции, присущие ИС: концептуальную, информативную, аккумулятивную.

В сфере коннотаций ученый предлагает выделять стилистическую, эмоционально-оценочную, социально-оценочную, региональную, культурно-историческую функции, а также текстообразующую и эстетическую функции, которые проявляются в речи и тексте.

Однако ряд исследователей отмечает, что в тексте «приоритет дифференциации (номинации) отступает под натиском стилистики» (см. Карпенко, 1986, 36). На наш взгляд, это соответствует особой эстетической функции языка и её синкретизму с иными.

Беря за основу вышеуказанный принцип, Ю.А. Карпенко выделяет две разновидности стилистической функции: информационно-стилистическую и эмоционально-стилистическую.

Под эмоционально-стилистической функцией, вслед за Ю.А. Карпенко, нами понимается способность ИС в тексте создавать общее оценочное представление о носителе, вызывать эмоции у читателя, формировать его отношение к изображаемому. Это достигается благодаря стилистической окрашенности производящей основы и звуковой форме ИС в целом. Чаще всего ИС данного типа используются для выражения авторского отношения к персонажу (положительного, сочувственного, иронического, насмешливого и т.д.) и создания комического эффекта.

Подчеркнем сложную соотносимость между исходной семантикой единицы и публицистическим заданием. Так, исходные светлые, почти священные ассоциации и позитивные семы совместимы с насмешливой оценкой – опять же по принципу контрапункта:

ГИППОКРАТ, -а, м. (около 460 — около 370 до н. э.). Древнегреческий врач, реформатор античной медицины. С именем Гиппократа связано представление о высоком моральном облике и образце этического поведения врача.

Клятва Гиппократа. Приписываемый Гиппократу текст, сжато формулирующий моральные нормы поведения врача.

Слуга Гиппократа. Шутл. или ирон. О врачах.

«Как утверждают слуги Гиппократа, употребление мяса этих змей в пищу наносит ущерб медицине и фармакологии» (1983) /С-04/

Специальной функциональной характеристики требует связь между онимическими и апеллятивными единицами. Обратимся к трем следующим примерам из источника С-04: онимический /1/ и апеллятивные /2-3/.

/1/ Дворянское гнездо. Ирон. Помещичья дворянская усадьба как символ уходящей дворянской культуры (по названию романа И. С. Тургенева «Дворянское гнездо»). «Семеро английских аристократов пришли к выводу, что поодиночке им не удастся сохранить свои «дворянские гнезда», и решили образовать кооператив» (1995).

/2/ Осиное гнездо. Негат. О скоплении или тайной организации врагов, недоброжелателей и т. п. «Автору удавалось проникать в «осиные гнезда» предателей нашей Родины» (1979). «Конец осиного гнезда» (загол.,1970).

/3/ Свить (себе) гнездо. 1. Устроить уютное жилище, завести семью. 2. Негат. Укорениться, утвердиться, обосноваться где-либо.

«Расизм ... свил себе гнездо и на островах» (1979). «В Греции свил себе гнездо региональный центр ЦРУ» (1981).

Во всех трех единицах преобладает оценочная функция; их рассмотрение в единстве целесообразно ввиду тесной семантической связи, определяемой элементом «гнездо».

В силу выявленных закономерностей проясняются функции имени собственного как специфического оценочного маркера.

Во второй главе «Особенности функционирования онима, обусловленные корреляцией «факт-оценка» проанализирована динамика имплицитной оценки в т.н. «газетном языке» (термин Г.Я. Солганика), обусловленная системой особенностей функционирования онимов в рамках публицистического текста. Рассматривая проблему взаимодействия прямой и имплицитной оценочности в языке СМИ, полагаем, что фактуальность и оценочность, как основные рассматриваемые интенции, рядоположены ввиду их высокого объяснительного статуса: ведь «наиболее существенным признаком для выделения того или иного типа речевого действия является интенция говорящего» (Карасик 2004, 58-59). Эта же системная рядоположенность, категориальная устойчивость создает условия для многообразия. Соотнесение прямой и косвенной оценки, а также их взаимопроникновение – результат действия отмеченных условий.

Корреляция «факт-оценка», представленная в рассмотренном комплексе, на наш взгляд, позволяет объяснить взаимодействие фактуальности и оценочности растущей потребностью СМИ в интегративных феноменах. Вывод о продуктивности вторичных форм коммуникации, сделанный на материале апеллятивов (Ионова 2006, 48-51), еще многообразнее подтверждается исследованным материалом онимов.

Динамика оценки в языке и речи всё более многообразна и вовлекает в свою сферу всё новые единицы. Материал онимов побуждает рассмотреть, как эта динамика соотносится с семантическим аспектом функционирования единицы в СМИ. Оценочную доминанту нескольких вариантов фиксируют фрагменты эмпирического пространства, причем закрепленные авторитетным словарем:

«ТИТ ТИТЫЧ; КИТ КИТЫЧ. Употр. как символ необузданного произвола промышленных, денежных воротил, общественного и семейного деспотизма, самодурства, жестокости (Кит Китыч — так в комедии «В чужом пиру похмелье» (1856) А.Н. Островского один из персонажей называет купца-самодура Тита Титыча Брускова)» (С-04).

Как известно, «судьба оценочного знака в значении слова обнаруживает зависимость от предметной области соответствующего значения. Возможны три направления изменений оценочного знака: а) слово с оценочно нейтральным значением может получить оценочный смысл, который, повторяясь, закрепляется в этом значении» (Карасик 2004, 34). С первой разновидностью сотнесены две других: б) слово с оценочно закрепленным значением может потерять оценочный знак; в) слово с оценочно закрепленным значением может изменить оценочный знак, причем при такой мутации наблюдается своеобразная оценочная энантиосемия, то есть сосуществование положительного и отрицательного оценочного знака в одном значении.

Как и текст художественной литературы, не подразумевающий смысловой однозначности, медиа-текст обладает креативной прагматикой, поскольку понимание его все чаще и чаще предполагает творческое воссоздание смысла. На задний план отходит инструктивная прагматика газетной публикации. В данном культурном окружении последняя уже не допускает строго определенную интерпретацию, описывая одно из возможных состояний заранее неизвестной действительности. Таким образом, газетный текст начинает нести информацию о недвусмысленно интерпретируемых данных. Так укрепляются предпосылки для взаимодействия видов оценки с помощью онимов.

Значение журналистского текста не только субъективно, оно структурируется социальными контекстами. В процессе его написания и восприятия участники общения конституируют символический мир друг друга, активно проявляют прагматический потенциал своих языковых личностей. При этом через распределение свойств и статусов социальный мир объективно представляется как символическая система, символическое пространство различных социальных практик, позиций, статусов. Им способствуют типовые онимические комплексы:

Как говорят в народе, в семье не без Мавроди

Во имя Отца, бакса и святого Мавроди

Не менее эффективный способ представления информации - введение двух принципиально различающихся сущностей (людей, событий, объектов действительности) в одно понятийное поле. Такая процедура позволяет навязать слушающему рассуждение по аналогии, вводя в аргументацию различные типы тезисов и аргументов. Весьма характерное рассуждение такого типа цитируется в одном из номеров «Известий» (изначальный источник - журнал «Молодая гвардия»): «Сейчас в стране установился настоящий культ Коротича. Невольно вспоминается Берия, в свое время ставший даже над партией. Что же, теперь, выходит, Коротич?» С логической точки зрения такая аргументация бессмысленна, поскольку помещение двух объектов в один понятийный класс требует особого обоснования, которое в данном случае, естественно, опускается.

Оценочный оттенок несут и фактографические интерпретирующие сведения. Сюда входят показатели, расширяющие знание о сообщаемом факте; подробности события, с учетом которых можно составить о нем представление; различные итоговые данные, обусловливающие тот или иной вывод о факте, и т. п. «Взрыв в Каспийске унес уже сорок три жизни. В семье Харченко погибли сразу двое - отец и маленький сын...» (Жизнь, 2002, 15 мая).

В отличие от оценочных суждений, которые в рамках газетно-публицистического выступления иллокутивно передают мнение журналиста, факты, как правило, предстают констатацией изменений в отношениях и действиях, актуальных для текущего состояния объективной реальности. На речевом уровне факты «вербализуются» в истинные суждения, которые призваны расширить когнитивную пресуппозицию реципиента журналистского текста. Прагматическая функция оценочных суждений – воздействовать на аффективные пресуппозиции последнего и тем самым побуждать его к ответному речевому действию.

Одно и то же событие может быть представлено в форме различных фактов: журналист свободен самостоятельно выделить суть освещаемого события. Отбор фактической информации для критической публикации сам по себе обладает оценочным характером, осуществляется журналистом для предварительно запланированного субъективно-семантического текстового пространства. Подчеркнем, что онимы различных разрядов, в их системных связях, определяют основную направленность как фактуального, так и оценочного слоев текста. Причем именно семантической спецификой онима мотивирована эта его роль в СМИ, особенность, а также виды взаимодействия: факт – оценка, прямая оценка - косвенная оценка.

В результате языковой трансформации фактов в мнение, смысловое поле информации получает, как правило, имплицитную форму речевой реализации. Привнесение в газетно-публицистический текст имплицитных смыслов дает журналисту прагматическую возможность «облечь» их в субъективную форму. Значение высказывания при этом не равно реальному значению слов, смысл которых определяется не только отдельным словарным значением, но и семантикой всего контекста, к которой оно «приспосабливается».

Имплицитная информация часто используется в газетно-публицистическом дискурсе для присвоения объекту текста оценочных значений и понижения этой оценки.

Имплицитные смыслы в газетно-публицистическом дискурсе – оптимальное средство для того, чтобы не просто описывать объекты и социальные ситуации, но и управлять восприятием объектов и ситуаций, навязывать их отрицательную оценку. Скрытое воздействие означает, что журналист применяет коммуникативный прием, действующий в обход сознательного восприятия субъекта текста. Имплицитная информация обладает большим манипулятивным потенциалом, сопротивление которому побуждает субъекта текста к ответному действию, к порождению информационного конфликта.

Имплицитные способы реализации подобной стратегии выявляются на основе речевой реконструкции логико-смысловых связей в структуре высказывания (текста), экспликации семантических отношений, выражаемых синтаксическими моделями предложений.

Прагматической основой имплицитных смыслов в газетно-публицистических выступлениях становятся различного рода пресуппозиции, программирующие актуальный коммуникативный смысл речевых единиц с частичным сохранением их первичной языковой семантики, компоненты, входящей в состав конвенциональной семантики слов и синтаксических конструкций. На их основе в тексте возникают конвенциональные импликатуры, семантические пресуппозиции, составляющие условия успешности речевого высказывания. Подобные коммуникативные наслоения, как правило, и становятся причиной информационного конфликта, переводят инвективные высказывания в разряд игровой семантики.

Отдельного рассмотрения в данных условиях требует, на наш взгляд, специфика нормативности и варьирования онимов, обусловленная корреляцией «факт-оценка». Нормативность и варьирование – актуальная проблематика как для ономастики, так и для науки о журналистике. В настоящем подразделе актуализируется аспект варьирования, определяемого корреляцией «факт-оценка», и его роль для характеристики нормы.

Органичность собственного имени (онима) как носителя корреляции «факт-оценка» акцентируется и современным обновлением интеллектуализма с взаимодействием рационального и эмоционального (Немец 2005,67); оно, в свою очередь, детерминирует вечно молодую познавательную проблему раскрытия «энциклопедических контуров человека» (Мануильский, 2005, 59-60).

Следовательно, динамику исследуемого пространства обусловливает принципиальная функциональная «подвижность» антропонима. В материале подтверждается и находит развитие существенная, специфическая закономерность: «в различных функциональных стилях языка личное имя одного человека меняет свои формы, так как в зависимости от конкретной ситуации общения одного и того же человека могут называть по-разному» (Намитокова, Абрегов 1998, 30).

Имплицитная оценка формируется при этом с непременным участием онима самим содержанием отражаемых ситуаций, в связи с которыми появляется в тексте объект критики; преимущественно те ситуации, с которыми ассоциируется негатив.

Реальность же состоит в том, что, относясь к сфере регулированного речевого поведения, язык СМИ регулирует его на свой манер, не так, как это делалось в художественной литературе.

Унифицированные СМИ советского времени, когда идеологические нормативы влекли за собой определенные словесные формулы, эвфемистически называвшиеся в те времена газетными штампами (тем самым авторство штампов приписывалось журналистам, что не всегда соответствовало действительности!), представляли собой исключение, а не правило. По-видимому, «быть органом сенсаций» представляет собой один из конституирующих признаков прессы, и лишить ее этого признака можно лишь насильственно и ненадолго, точно так же, как и сообщить ей функции перевоспитания масс.

Медиатекстовая норма и общеязыковая, будучи глубоко специфичны, в определенных координатах выступают как единство. (См. Дускаева 2003, 158-160 и др.). Эта взаимосвязь между единством и спецификой побуждает охарактеризовать обусловленные ею особенности онимов.

Норма текста СМИ включает определенные виды соотношений между содержанием полос в рамках номера и модели издания. Соответственно определяется и варьирование этой нормы. Выявлены три основных варианта.

/1/ «Мел Гибсон нахулиганил» - «Маккартни начал бракоразводный процесс» - «Суд решит судьбу детей Майкла Джексона» (К.С.15.)

/2/ «Братья Каины» – «Застенчивый маньяк» – «Примерный семьянин» (КХ.С.13).

/3/ «И себя в нагрузку» – «Шопинговое безумие» - «Постельная любознательность» (КХ.С.13).

Роль онимов не совпадает. Полоса /1/организуется онимами. Их выделительная семантика, индивидуализирующее начало усиливает и их роль текстовых скреп. Текстовое единство создается с непременным участием персоналий. Такой вариант нормы служит моделеобразующим, например, для первой – анонсирующей – полосы АиФ уже около 30 лет.

Полоса /2/ - заметно отличается от /1/: лишь одно, первое заглавие носит онимический характер. И тем характернее функции этого единственного материала с онимом. Он вступает в системные текстово-публицистические отношения с нарицательными единицами. При этом полоса определяется как корреляция двух видов заголовочной семантики: типизированно-нарицательной и специфически-собственной. Обоим видам свойственно особое обобщение. А полоса/3/ не содержит никаких онимов в сильной, заголовочной позиции; и на этом фоне более рельефно определяются другие варианты заголовочной нормы – «онимические» /1/ и /2/. В составе корпуса текстов также бывает показательно отсутствие ИС, его замена нарицательным именем– она обезличивает, как именование «претендент» вместо фамилии Корчной в течение целых десятилетий в ХХ в. (см.: В.Корчной. «Я был очень буйный» (АиФ).

Включение онима в другой оним-заголовок столь значимо, что может приводить к рефлексии носителя имени, причем далекого от филологии; последнее усиливает функциональную весомость ИС.

См.: «ПАПОЧКА ЦЗЮ

-Тут новость пришла, что у тебя проблемы с налогами…

-К сожалению, моё имя – это некая афиша…Проблемы были у моего промоутера…И моё имя выносится в заголовок – так газета легче продается…Была и такая статья 2-3 года назад: «Костя выиграл бой против налоговой полиции». Какой бой? Я просто показал бумаги, когда меня стали проверять» (МК. 2006. № 37. С.26).

Рефлексия углубляет фактуально-оценочную функцию онима.

Показательно оценочное символическое использование онима, намеченное в первой главе. Например, символом драматизма, напряженных страстей служит в языке СМИ оним Шекспир. Таковы два следующих контекста.

/1/ «ПОЧТИ ПО ШЕКСПИРУ

Причиной инцидента стала ссора милиционера с девушкой…» (К.С. 12).

Содержание текста не имеет прямой аналогии ни с одним из сюжетов, ни с одной фабулой драм Шекспира, чем подчеркивается символическое, обобщенное использование онима.

Еще отчетливее это назначение в тексте со следующими заглавием и подзаголовком:

/2/ «НАПРАСНЫЕ УСИЛИЯ ЗЛОДЕЙСТВА

Трагедия в шекспировском духе

Павел упокоился на кладбище под своим именем. Катя же стала настоящей вдовой.

Как видите, и в жизни случаются истории, такие же печальные, как придуманная Шекспиром повесть о влюбленных из города Верона» (КХ. С.11).

Содержание текста также не имеет ничего общего с сюжетом и фабулой какого бы то ни было произведения Шекспира. Более того, оно во многом напоминает другое произведение, принадлежащее автору, который резко осуждал, не принимал Шекспира-драматурга: «…Далее состоялась сцена, будто списанная с «Живого трупа» Толстого».

Тем более определенной, независимой от фактуального плана является эмоционально-символическая природа функционирования онима. Его использование служит созданию яркого публицистического образа, точной передаче эмоционального начала - вопреки ассоциациям с аксиологическим негативом.

Приведенные примеры показывают тенденцию расширения символического я. Это подтверждается другими ИС, причем не только антропонимами/2/:

/1/ «В ЛИВИИ ПОЯВИЛСЯ СВОЙ ЦАРЕВИЧ АЛЕКСЕЙ…

Каддафи-младший – то ли наследник отца, то ли его противник» (И.С.5)».

Характеристика персонажа сложнее, нежели поведение исходного носителя имени, сына Петра Первого.

/2/ «Мы, Романовы, хотели отдать честь героическим защитникам Ленинграда…» (АиФ.С.3).

Значимость онима в последнем примере, /2/, усиливается внутритекстовым и межтекстовым способами. Первый связан с личностью говорящего – нашего современника, великого князя, положительно оценивающего оним Ленинград, вообще-то ненавистный соответствующим типам языковых личностей. Второй, межтекстовый способ усиления значимости онима заключается в том, что на следующей полосе в ряде текстов развертывается – например, устами профессора А.Дугина - следующий семантический комплекс: «Я убежден, что в названии кроется сущность явления. Если такие названия, как НБП, исчезнут из информационного поля, они исчезнут и из нашей жизни. Партия Лимонова – это медийная партия, бен Ладен – медийный персонаж. СМИ формируют реальность – есть только то, что они показывают и о чем говорят».

Отмеченная специфика показывает значимость словаря как способа обобщения функционирования онимов. Отсюда закономерно специально обратиться к лексикографическому представлению ИС, что осуществляется в выделенном нами подразделе, рассматривающем корреляцию «факт-оценка» в лексикографическом представлении онимов.

Направленность словарного представления онимов определяется не только ономастическими, публицистическими характеристиками, но и лексикографическими закономерностями. На пересечении трех видов закономерностей установлена такая системная специфика онимов, которая в большей мере раскрывается именно словарем и в меньшей - в дискурсивных проявлениях корреляции «факт-оценка», чем оттеняется единство двух пространств реализации.

Специальный источник С-04, обобщающий язык СМИ (см. список источников эмпирического материала), в этом плане показателен. Репрезентативность словаря С-04 подтверждается двумя дополнительными взаимосвязанными доводами. Первый – базовая роль С-04 для других авторитетных источников, включая академические: БС-05 и ЯИ-06. Второй – особое единство теоретической основы и построения словарных статей.

Наиболее показательно лексикографическое представление эмоционального плана онима как носителя исследуемой корреляции. (При том, что словарная подача эмоциональных элементов многомерно не исследовалась вообще и тем более – на материале онимов). Отметим элементарные и более сложные проявления этого аспекта словарной подачи.

С-04, согласно актуальной лексикографической традиции, включает богатую систему эмоциональных характеристик. Дифференцируются три их основные группы: специальные, непосредственные указания эмоционального аспекта (пометы презр. и т.п. -1); опосредованные указания, в которых, например, книжная стилистическая закрепленность предполагает позитивную эмоциональную характеристику – см. помету высок.(2); специфически употребляемая нейтральная единица, соотносимая с эмоциональным отношением – например, ироническим, что отражается толкованием и при полном отсутствии соответствующих помет (3). См.:

/1/ БУРБОН, -а, м. Негат., презр. Грубый, невежественный и властный человек (по имени французской королевской династии).

«Судьба уберегла Соединенные Штаты от монархии, но не смогла уберечь от бурбонов» (1978).

/2/ ГВАРДИЯ, -и, ж.

1 • Лучшие, отборные части войск.

2- Перен., позит., высок. О передовых работниках, новаторах.

Рабочая гвардия, шахтерская гвардия, железнодорожная гвардия. «Это были отменные механики из той золотой тракторной гвардии, что начинала еще на «фордзонах» и «кейсах»...» (Г. Радов).

/3/ ВОЛГА, -и, ж. Река в Европейской части СССР, крупнейшая в Европе <=> главная река России, главная улица России.

Волга впадает в Каспийское море. О банальной истине (из рассказа А.П. Чехова «Учитель словесности»,1894).

Последняя группа лексикографического представления оригинально подтверждает важную закономерность: когда «газеты захлестывает так называемая злоба дня, нейтрально окрашенная подача факта становится искусственной, не отражающей достаточно настроение социума» (Соловьев, 2001). Эта группа характерна для оборотов, включающих оним, – см. в толковании следующей единицы эмоциональную характеристику «насмешка»:

Что станет говорить княгиня Марья Алексеевна? Насмешка над теми, кто заботится не о правильности, полезности чего-либо, а о том, не будет ли осуждения со стороны влиятельных лиц (заключительные слова комедии А.С. Грибоедова «Горе от ума»).

В эту же, третью группу входит весьма показательный случай, когда эмоциональная ироническая характеристика, соответствующая специальной помете ирон., является тем не менее не пометой, а частью толкования, что объяснимо особой ролью эмосемы в смысловой структуре онима:

ДЖОН БУЛЛЬ. Ирон. собир. название Англии, англ. буржуазии, англ. буржуа (от имени главного персонажа памфлетов придворного врача англ. королевы Анны Дж. Арбетнота, начало XVIII в.). «Вот лишь несколько симптомов болезни Джона Булля, который еще полвека назад изображался этаким здоровяком с самоуверенным видом хозяина «мастерской мира», правителя морей и океанов» (1998).

Помимо трех элементарных способов представления эмоционального плана, существенны и вырастающие из них более сложные, обобщенные характеристики. Для материала принципиальны три характеристики: эмоционально-типичные носители корреляции; их семантическое своеобразие; избирательность видов онима.

Обратимся к первой характеристике. Типичными оказались различные оттенки непозитивных эмоций, от резких до мягких (презрение – ирония). См.:

ДЕРЖИМОРДА, -ы,м. Негат., презр. Обычно мн. О полицейских, а также о людях с грубо-полицейскими наклонностями, своевольных и грубых администраторах (Держиморда—персонаж комедии Н.В. Гоголя «Ревизор», грубый полицейский служитель, фамилия которого стала нарицательной).

ПОЛИШИНЕЛЬ, -я, м. Комический персонаж французского народного театра. Секрет Полишинеля. Ирон, Секрет, который давно всем известен; мнимая тайна. «"Домашний" секрет, выболтанный «высокопоставленным лицом», был, впрочем, не более чем секретом полишинеля» (1983).

В типичности именно этого состава характеристик проявляются общие эмотиологические закономерности.

Механизмы языкового выражения эмоций говорящего и языкового обозначения, интерпретации эмоций как объективной сущности говорящего и слушающего принципиально различны. Можно говорить о языке описания эмоций и о языке выражения эмоций.

Эмотивная функция языка осуществляется через особый эмотивный код, который имеет систему языковых и речевых средств, формирующих эмотивное функциональное поле языка.

Эту общую закономерность подтверждает вторая особенность ИС в исследуемом аспекте, тесно связанная с первой, – семантическое своеобразие. Преобладание непозитивных оценок, особенно насмешки, определяемых и общесемантическими системными отношениями, получает сложное и адекватное для СМИ истолкование. Это преобладание означает широкую, гибкую шкалу избираемых оценок (невозможную при потенциально слащавом позитиве), а не просто нагнетание негатива.

См.: ГИППОКРАТ, -а, м. (около 460 — около 370 до н. э.). Древнегреческий врач, реформатор античной медицины. С именем Гиппократа связано представление о высоком моральном облике и образце этического поведения врача. Клятва Гиппократа. Приписываемый Гиппократу текст, сжато формулирующий моральные нормы поведения врача. Слуга Гиппократа. Шутл. или ирон. О врачах. «Как утверждают слуги Гиппократа, употребление мяса этих змей в пищу наносит ущерб медицине и фармакологии» (1983).

Отмеченная черта лексикографически отчетлива на фоне явного негатива:

КАИН, -а, м. О предателе, убийце (по библейскому сказанию о Каине, сыне Адама, убившем своего брата Авеля; Бытие 4, 8-15).

КАИНОВ, -а, -о. Прил. к Каин.

Словарно закрепленную черту подтверждают современные тексты. В них налицо элементы преобразования, взаимодействия нескольких онимов. Его основа – библеизм, чей потенциал отмечался в первой главе при анализе понятийного аппарата:

«БРАТЬЯ КАИНЫ

У старика Матвеева было два сына – Валентин и Сергей. Хотя на самом деле имя им было одно - Каин. Потому как ненавидели они друг друга, как говорится, по-черному» (КХ. С.13).

Третья особенность онимов в рассматриваемом плане, соотносимая с первыми двумя, – избирательность их видов. Даже словарь фиксирует преимущественную значимость двух видов ИС: антропонимов и топонимов. См.:

КАССАНДРА, -ы, ж. Ирон. О человеке, который предупреждает об опасности, но которому не верят (по Гомеру, Кассандра — дочь троянского царя Приама, которую Аполлон наделил даром прорицания, но, после того, как она отвергла его любовь, внушил всем недоверие к ее пророчествам). «Голоса новых Кассандр звучали тем более убедительно, что они подкреплялись авторитетом науки, обратившейся к анализу действительно тревожных явлений на нашей планете» (1979).

ОЛИМП, -а, м.,1. С прописной буквы. В древнегреческой мифологии: гора, на которой живут боги, а также собрание, сонм богов. 2. Перен., с опр. Ирон., шутл. Избранный круг, верхушка какого-либо общества. Деловой олимп, литературный олимп, газетный олимп, шахматный олимп, финансовый олимп; возвести на Олимп. «Разными путями карабкаются они к вершине делового олимпа...» (1979). «На финансовом Олимпе возникла паника» (А. Кривицкий). «Майе только 16 лет, но она совершила в минимально короткий срок поистине скоростное восхождение к шахматному Олимпу» (1978).

В силу отмеченной избирательности проясняются функции имени собственного в СМИ как хронотопного маркера. И антропоним ярче являет систему собственных возможностей в единстве с другими выразителями оценочной и речетворческой деятельности субъекта-творца текста: присущие антропонимам системные характеристики оттеняются корреляцией с топонимами. Этими группами собственных имен представлено "ономастическое пространство". Как подтверждают словарные статьи, эти две группы ИС, встречаясь в пределах одного текста, будучи репрезентантами разных пространственно-временных художественных языковых интерпретаций целого текста, образуют смысловую оппозицию. Более того: генерализация указанных закономерностей позволяет среди возможных моделей имен в системе ономастического пространства текста предположить существование некоторых типовых моделей, реализующих ономасиологические закономерности образа мира. Причем специфический выбор публицистом онимов, закрепленный лексикографически, соединяет эту закономерность с другой: "...Имена собственные – по меткому обобщению академик РАН Ю.С.Степанова, - являются прямым обозначением индивида и косвенным обозначением другого индивида - "Я", который обозначает первого" (Степанов 1985, 236). Имена собственные представляют, имплицируют образ нарекающего, автора через сферу его речевой, мыслительной и оценочной деятельности, от этого во многом зависит природа онима.

При всем богатстве эмоционального аспекта – лексикографическое представления онима как носителя корреляции этим аспектом не ограничено. Помимо него, выявлены показательные словарные черты.

Отметим две из них, наиболее существенные. Первая характеристика – передача оценочной перспективы типовым семантическим переносом. Такова синекдоха, которую следует определить как специфичную для лексикографирования языка СМИ: в толковании сопровождающим элементом служит выделенное нами указание типичности:

ВАШИНГТОН, -а, м. Столица США. Соединенные Штаты Америки; правительство США (типизированный газетный прием обозначения страны по названию ее столицы).

Типовой характер вышеприведенного случая четко определяется в контрасте с индивидуально-оценочной спецификой соотносительного онима, ср.:

МЮНХЕН, -а, м. Город в ФРГ, в котором в 1938 г. было заключено соглашение (Мюнхенское соглашение) между премьер-министром Великобритании Н.Чемберленом, премьер-министром Франции Э. Даладье, фашистским диктатором Германии А. Гитлером и фашистским диктатором Италии Б. Муссолини. Мюнхенское соглашение предопределило захват Германией всей Чехословакии и способствовало развязыванию второй мировой войны. Перен., негат. Сепаратная политическая сделка в ущерб интересам других государств. «Человечество всегда будет помнить об уроках Мюнхена» (1978).

Вторая характеристика, не связанная с эмоциональностью, - типичные лексикографические гнезда. Например, топонимы и сочетания с топонимами служат определенному кругу фактуальных характеристик, причем системные связи онимов между собой и с апеллятивами создают при этом предпосылку оценочности. При этом представлены большинство названий континентов, а также двух стран и четырех рек, на которых расположены столицы государств:

АВСТРАЛИЯ, -и, ж.

<=> зеленый континент, пятый континент.

Зеленый континент. Об Австралии. «Набирает темп VIII баскетбольный чемпионат мира. Пока больше всех удивили болельщиков и специалистов спортсмены «зеленого континента» — австралийцы» (1978).

Пятый континент. Об Австралии. «В 1788 г. к берегам пятого континента подошли британские корабли с первой партией колонистов» (1983).

АФРИКА, -и, ж.

Черный континент. Об Африке. «Африка — «черный континент» с населением в 450 миллионов. Самая низкая продолжительность жизни — 42 года. Самая высокая детская смертность — из каждой тысячи новорожденных в течение первого года жизни умирают 137 детей» (1985).

Таким образом, можно утверждать, что лексикографическое представление онима, функционирующего в журналистских произведениях, подтверждает, что во многих случаях имена собственные предоставляют журналисту возможность избежать штампованных и избитых выражений, повысить интерес читателя к газетному материалу, привлечь внимание к публикуемой статье, так как соответствие корреляции «факт-оценка» приспосабливает их для выражения позиции издания и автора.

В Заключении подводятся итоги диссертационного исследования, которые дают основания для следующих обобщений:

1. В функционировании онима в СМИ релевантен принцип контрапункта. Он, будучи основанием для корреляции «факт-оценка», позволяет объяснить систему функциональных характеристик ИС.

Органичность собственного имени (онима) как носителя корреляции «факт-оценка» акцентируется и тем современным обновлением принципа интеллектуализма, при котором обогащается взаимодействие рационального и эмоционального начал. Отмеченные учеными черты, характеризующие тексты СМИ (социальная оценочность, коммуникативная общезначимость, экспрессивность), одновременно являются и сферой интересов прагматики как лингвистического направления.

Соответственно, важна не только прагматическая информативность всего текста в целом, но и отдельных языковых единиц (структурных элементов текста). Эти обобщения, отражая особые понятийные координаты, в то же время соотносятся с целым рядом итогов ономастических исследований (Махмудов 2001; Бачтурина 2004; Лебедева 2006).

Три взаимосвязанных аспекта исследованной корреляции -семантический, целочастный, функциональный - обусловливают свою подсистему особенностей, существенных для использования онима в публицистике.

2. Взаимодействие аспектов рассматриваемой корреляции – основное условие широкой представленности групп и подгрупп онимов в материале. С действием этого условия соотносится богатство тематических разрядов, разнообразие структурных моделей онимов, отражение динамических характеристик ономастической лексики: наличие тезоименности и омонимии; многочисленных лексических, морфемных, лексико-синтаксических, орфографических вариантов.

В этом заключается системообразующая связь, с одной стороны, между общим ономастиконом языка, а с другой - его подпространствами. Отмеченная связь служит предпосылкой тех специфических единств, комплексов, которые формируются в языке СМИ с определяющим участием онимов.

Отмеченная связь позволяет объяснить и смежные феномены: причины перехода имени собственного в нарицательное, выполняющего роль имплицитной оценки, а также мотивацию таких конкретных реализаций, как преднамеренная двусмысленность, метонимия, языковая игра и т.д.

В этой же единой системе объяснимы причины активизации приемов аналогии и ассоциативности в языке публицистики в связи с усилением эффективности и действенности публицистического текста.

Репрезентативна дифференциация между различными способами номинации одного феномена (лица, географического объекта и проч.). Она четко представляет исследуемую корреляцию. В одном способе номинации акцентируется фактуальность. А в другом назывании подчеркивается оценочность.

Наиболее общим для рассмотренного многообразия служит следующее соотнесение: фактуальность соотнесена с устойчивостью онимической номинации; оценочность же взаимосвязана с многомерным семантико-функциональным потенциалом, изначально присущим ониму и реализуемым различными языковыми формами в единстве с разнообразными условиями.

4. Многообразная и значимая в печатных СМИ оценочная лексика удовлетворяет острую потребность газетно-публицистической речи в выражении социальной оценки предметов, явлений и понятий общественной жизни. Формируемый из разных пластов общелитературной лексики, анализируемый разряд выступает в печатных СМИ как единый, однородный в функциональном и стилистическом отношениях. Отличительной чертой новейшей публицистики стал отказ от открытой пропаганды. На смену пропаганде пришло умело завуалированное манипулирование массовым сознанием. Для манипулирования общественным сознанием используется множество различных приемов, но, как представляется, наиболее значимым является формирование оценки высказывания. Один из них – оценка при помощи имени собственного, преимущественно косвенная.

5. Наречение в публицистике обладает особой значимостью. «Автор» как один из образов текста косвенно может быть характеризован через коннотации, связанные с именами персонажей. Благодаря этой генерализации подтверждается адекватным материалом, что собственное имя персонажа является ориентиром во времени и в пространстве, а также зависит от мировоззрения автора, от круга лиц, с которыми он общается, наконец, от его симпатий и антипатий.

6. Онимы способствуют тому, что имплицитные смыслы в СМИ предстают прагматической основой конструирования социальной реальности. В жанрах критических публикаций это действенный конструкт авторского воссоздания параллельной реальности с пониженной модальностью объектов критики. Коммуникативная свобода журналиста при этом соотносится со способами организации знакового пространства публикации. Понятие факта связывается с понятиями «полнота», «истина», «объективность». Мнение подчеркивает локальность и ситуативные пространственно-временные параметры и авторские позиции в организации дискурсивного пространства. Соответственно, факт и мнение апеллируют к различным способам (эксплицитным/имплицитным) своего обоснования.

7. На этой концептуальной базе дифференцируются функции онимов, выявляются определенные предпочтения в использовании их видов и позиций. Причем они соотнесены с таким контрапунктом, как тенденция к усилению категоричности и тенденция к её снижению.

В смысловом плане интерпретация критического мнения объектами текста организована сложнее, чем его авторское имплицитное кодирование, что, в свою очередь, порождает функциональную специфику онимов.

Из их системы особенно существенными для представления корреляции «факт-оценка» оказываются антропонимы. Причиной служит то, что формой выражения авторского мнения избираются, как правило, речевые жанры потенциально нацеленные на оценку личности, включая фельетон, памфлет, сатирическую корреспонденцию. Речевой каркас данных жанров формируется общеупотребительной нормированной лексикой. Субъектно-объектная парадигма журналистского дискурса порождает имплицитные смыслы в публикации, несущие заряд инвективности в силу направленности на отрицательную оценку профессиональной квалификации и деятельности лица. С этим отчасти связана и избирательность в текстовых функциональных позициях – включение антропонима в оним-заглавие и в оним-подзаголовок.

8. Имплицитный план авторского смысла выражает псевдомножественность позиций наблюдения за активностью объекта журналистского текста, которые, с одной стороны, связаны с «неясностью фактической стороны проблемы», однако, с другой стороны, создают текстовые предпосылки признания значимого критического способа наблюдения. Поэтому характеристика функционирования онима требует включения его в дискурсивное поле, актуализируемое в момент высказывания в виде «ситуации высказывания».

Анализ ситуации высказывания с имплицитной семантикой включает в себя и характеристику стратегий обеих сторон коммуникации, каждая из этих стратегий формируется претензией на достоверность, фактичность, объективность, то есть из принципа установления властных отношений. Принципиальное несовпадение стратегий создает напряжение в дискурсивном пространстве коммуникации, основанное на отрицании способности объектов текста абсорбировать конструированную в журналистском тексте реальность в свою повседневность. Этим мотивированы особые возможности онимов в языке СМИ.

9. В качестве одной из первостепенных особенностей оценочной интенции языка публицистики установлено тяготение к снижению категоричности оценок. Снижение категоричности проявляется в выборе средств, подразумевающих необходимость смягчения мнения, которое может показаться неприемлемым для адресата. За счет смягчения оценки (признания ее не единственной правильной) автор гораздо быстрее убеждает адресата в своей оценке. Уйдя от категоричной оценки, он расширяет потенциально внимающую аудиторию.

10. Следовательно, в целом для ономастического подпространства в СМИ принципиально особое взаимодействие фактуальности и оценочности. Синкретизм активизирует имена собственные, которые обладают соответствующими возможностями: характеризуют сложную систему полифоничных качеств персонажа или иного объекта публицистического материала; позволяют представить динамику оценок; обобщают взаимопроникновение фактуальности и оценочности.

Из выявленного специфического контрапункта вытекает наличие и характер онимических доминант, среди которых следует отметить разнообразные онимы, ставшие основой для апеллятивных значений: Солнце, Дон Кихот и нек. др. Общий характер их доминирования подчеркивается функционированием в изданиях разных направлений, в чем проявляется поиск «общего языка».

11. Таким образом, отмеченная корреляция как условие функционирования онима способствует многомерному единству публицистического текста и определенной цельности пространства СМИ. Этим дополнительно подтверждается концепция М.М.Бахтина, мыслившего имя «в пределах единого понимания языка», поскольку оно суть « изначальная полнота смысла». В ряде случаев именно оним – носитель ядерной публицистической задачи, чему способствует взаимосвязь между линейной компактностью и обилием сем при их четкой организации.

Все корреляционно обусловленные особенности функционирования онимов подтвердились и в лексикографическом представлении.

12. Из обобщений вытекают перспективы дальнейшего исследования, из которых необходимо отметить две. Во-первых, высокая объяснительная сила ономастики, в частности антропонимики, побуждает искать концепты, обобщающие нарицательную и собственную сферы, и предлагать новое наполнение привычных терминологических номинаций. Этот непривычный подход может быть верифицирован с учетом закономерностей, выявленных в работе.

Во-вторых, целесообразно обосновать неоправданное употребление онимов. Так, чрезмерное онимическое обобщение ввиду их употребления может искажать реальную картину и суть личности, скрыто способствовать неуместной фрагментации: см. заголовок, в котором вместо топонима Финляндия было бы уместнее менее обобщенное сочетание (финские фашисты): Финляндия его /советского пленного/ убивала, но не убила, а он ее полюбил на всю жизнь (СС. С.28). Выявление подобных ограничений будет основой для еще более четкого представления о возможностях онима в языке СМИ.

Основные положения работы отражены в публикациях:

1. Соколова Г.В. Антропоним как средство косвенной оценочности в современных СМИ // Проблемы региональной ономастики: Материалы 3-ей межвузовской научной конференции. - Майкоп, 2002. (0,02 п.л.).

2. Соколова Г.В. К вопросу понимания объективного и субъективного в позиции автора-публициста // Журналистика: информационное пространство. - Краснодар, 2002. (0,9 п.л.).

3. Соколова Г.В. Онтологический аспект формирования имплицитной оценки в языке публицистики // Филологический вестник АГУ. - Майкоп, 2003. № 4. (0,05 п.л.).

4. Соколова Г.В. К вопросу актуализации черт языка газетно-журнальной публицистики // Журналистика: информационное пространство. - Краснодар, 2003. № 5. (0,15 п.л.).

5. Соколова Г.В. Рациональные и эмоциональные аспекты языковых средств убеждающего воздействия СМИ // Журналистика: информационное пространство № 1 (19). – Краснодар, 2005. (0,15 п.л.).

6. Соколова Г.В. Лингвопублицистическая корреляция «факт-оценка» как реализация авторской позиции в СМИ // Журналистика: информационное пространство. № 1 (19). – Краснодар, 2005. (0,12 п.л.).

7. Соколова Г.В. Динамика использования имен собственных в рамках лингвопублицистической корреляции «факт - оценка» // Журналистика: информационное пространство. № 2 (20). – Краснодар, 2005. (0,15 п.л.).

8. Соколова Г.В., Дедюлина В.А. Концептуальность именования в свете идей В. В. Кожинова /Наследие В.В. Кожинова и актуальные проблемы критики, литературоведения, истории, философии в изменяющейся России: Материалы 5-й Международной научно-практической конференции (22-24 мая 2006 г.). – Армавир, 2006. Ч. 2. (0,05 п.л.).

9. Соколова Г.В. Оним как носитель корреляции «факт-оценка» на примере газетной периодики. / Наследие В.В. Кожинова и актуальные проблемы критики, литературоведения, истории, философии в изменяющейся России: Материалы 5-й Международной научно-практической конференции (22-24 мая 2006 г.). – Армавир, 2006. Ч. 2. (0,15 п.л.).

10. Соколова Г.В. Оценочность онима как результат взаимодействия аспектов текста // Культурная жизнь Юга России. Региональный научн. журн. – 2006. - №5. (0,15 п.л.).

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений06:50:54 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
12:31:16 25 ноября 2015

Работы, похожие на Статья: Публицистическая корреляция «факт-оценка» как условие функционирования имени собственного в текстах СМИ

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(151015)
Комментарии (1843)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru