Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Русский язык: совершенствование правового регулирования

Название: Русский язык: совершенствование правового регулирования
Раздел: Рефераты по юридическим наукам
Тип: реферат Добавлен 08:16:07 15 марта 2008 Похожие работы
Просмотров: 903 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Введение

Впервые за последние годы на официальном уровне было обращено внимание на значение русского языка для российской культуры как неотъемлемой части духовного наследия человечества. Высказанное Президентом России В.В. Путиным намерение провести 2007 год как Год русского языка*(1) получило свое оформление в Указе Президента РФ от 29 декабря 2006 г. N 1488 "О проведении Года русского языка"*(2). Содержание упомянутого Указа не носит какого-либо нормативного характера, а подчинено целям организационного обеспечения намеченных мероприятий. Между тем столь необходимое всем внимание к положению русского языка заставляет нас обратиться к состоянию правового регулирования в указанной области.

Конституционно-правовое закрепление государственного (или официального) языка является центральным и наиболее значимым элементом правового режима языков. До принятия в октябре 1991 г. Закона РСФСР "О языках народов РСФСР"*(3) (далее - Закон о языках народов РФ) вопрос о государственном языке в современном российском федеральном законодательстве урегулирован не был ни на конституционном уровне, ни в текущем законодательстве. В соответствии с положениями названного Закона государственным языком Российской Федерации стал русский язык. Признание языка в качестве "государственного означает обязательность его использования и применения во всех органах государственной власти и местного самоуправления, при проведении референдумов и выборов, официальном опубликовании законов и других нормативных актов, в судопроизводстве, делопроизводстве и т.д.", т.е. "его использование и применение на всей территории Российской Федерации во всех официальных сферах без специального на то указания"*(4).

В отличие от общей центробежной тенденции, проявившейся с большей или меньшей интенсивностью на всем постсоветском пространстве, введение государственного языка в Российской Федерации имело иные побудительные мотивы. Принятие федерального закона не преследовало в качестве первостепенной задачи укрепление позиций русского языка как конкретного национального языка через возведение его в ранг государственного. На том этапе развития многонациональной российской федерации необходимо было дать правовое закрепление принципов общегосударственной языковой политики, разрешить проблему соотношения национальных государственных языков, закрепить права и свободы личности в области использования языков, т.е. установить основы правового режима языков; а также закрепить единый общегосударственный язык как признак единого государства. Это было тем более важно, что именно вопросы целостности российского государства, его единства стали ключевыми в период 1991-1993 годов. Рост национального самосознания, доходящий порой до проявления различных форм национализма и сепаратизма, сделал актуальными вопросы языкового единства государства, принимая во внимание федеративное устройство страны и многонациональную структуру ее населения.

Роль и значение языка

При выборе государственного языка немаловажное значение имеет численность его носителей и степень распространения. Причем они не всегда совпадают. Русский язык - самый распространенный язык среди населения страны. К тому же это национальный язык самой многочисленной этнической общности России - русские составляют 80% всего ее населения. Хотя по численным показателям Россию скорее следует считать мононациональной страной (как, например, Францию, где французы составляют 82,3% населения*(5)), исторические традиции, сложившиеся взаимосвязи и взаимопроникновение различных национальных культур, современное состояние национально-государственного устройства требуют тщательного учета интересов всех национальных (этнических) общностей, проживающих в РФ, и всех субъектов Федерации.

На распространение какого-либо языка влияет и субъективное отношение к нему говорящих на нем людей. А они по-разному оценивают складывающуюся этнолингвистическую ситуацию в зависимости от социально-политических перемен, состояния национальной культуры, экономических и идеологических причин. Установление государственного языка можно рассматривать как часть общего консолидационного процесса, но при этом следует иметь в виду, что последнему в большей или меньшей степени сопутствует процесс ассимиляции. Поэтому принцип свободного развития национальных языков должен тщательно соблюдаться, опираясь на законодательно закрепленное равноправие языков и создание оптимальных условий для развития всех бытующих на территории данного государства национальных языков. Безусловно, установление правового равенства языков чаще всего не способно устранить их функциональное неравенство. По сути дела, обладая разновеликими коммуникативными потенциалами, каждый язык занимает свою социокультурную "нишу". Лишь немногие языки - мировые языки, выполняют все социальные функции, каждый национальный язык не обязательно должен выполнять их в полном объеме. Тем не менее, право национальной (этнической) общности, как и право личности, использовать родной язык по возможности полно при осуществлении различных общественных функций, не может быть подвергнуто сомнению. "Витальность национальных языков измеряется широтой и интенсивностью их применения в том репертуаре, который является социально актуализированным для данного народа"*(6). Реализация принципа равноправия и самоопределения народов, лежащего в основе федеративного устройства РФ, в сфере языковых отношений нашла свое выражение в закреплении за республиками права устанавливать свои государственные языки, которые употребляются в органах государственной власти, органах местного самоуправления, государственных учреждениях республик наряду с государственным языком РФ (ст. 68 Конституции РФ).

Между тем объективно обусловленное "давление" на языки народов, уступающих другим в численности, в том числе и на языки национальных меньшинств, порождает ответную реакцию - любыми доступными способами, в том числе и правовыми, защитить свой национальный язык. Придание языку положения государственного или официального часто рассматривается как наиболее эффективное средство его защиты, поскольку создает условия для преимущественного использования и развития. Однако подобное решение далеко не всегда бывает оправдано. Во-первых, искажается основное назначение государственного (официального) языка как универсального средства общения между людьми разных национальностей в законодательно очерченной сфере официальных отношений. И, во-вторых, в условиях многонационального населения, многообразия этнолингвистических интересов и сложного национально-государственного устройства не представляется возможным решить проблемы развития и защиты всех национальных языков подобным образом. Нельзя не учитывать также того, что наиболее эффективная поддержка и защита языка возможна с помощью специальных государственных программ развития и охраны национальных языков, законов о защите языков, их литературной формы и фольклора как культурных ценностей и культурного достояния, что сегодня особенно актуально для всех народов Российской Федерации. Во многом положение национальных языков зависит от общего состояния культуры и образования и прямо пропорционально финансовым и материальным затратам государства на их развитие.

Обязательность использования государственного языка в законодательно очерченных пределах накладывает определенные ограничения на полноту осуществления личностью гарантированных конституцией прав и свобод. Но, предъявляя к своим гражданам особые требования в области языковых отношений, государство тем самым берет на себя обязательства обеспечить в полном объеме процесс обучения, изучения и употребления государственного языка и создать гарантии реализации этнолингвистических интересов той части граждан, для которых государственный язык не является родным. Это следует рассматривать как одну из важнейших задач законодательства в данной сфере.

Помимо гарантий прав личности как индивида в данной области социокультурных отношений должны быть обеспечены ее права как члена определенной национальной (этнической) общности. У каждого народа существует безусловная потребность в культивировании своего языка, что является одним из важнейших проявлений национального самосознания. При его заметном росте, который наблюдается все последние годы, естественным образом усиливается и потребность в использовании своего национального языка как альтернативного средства общения на территории определенного субъекта Федерации, государственного или муниципального образования. В связи с чем неизбежно встает вопрос о соотношении общегосударственного языка с национальными языками, которым придан статус государственного (или официального) языка. Этот вопрос, как представляется, стал центральным в рассматриваемой сфере.

Экскурс

В течение нескольких последних лет в Государственной Думе проходила работа над проектом федерального закона "О русском языке как государственном языке Российской Федерации". В результате он был принят Государственной Думой и одобрен Советом Федерации в мае 2005 года как Федеральный закон "О государственном языке Российской Федерации"*(7) (далее - Федеральный закон).

В его преамбуле в качестве целей принятия закона названы: "обеспечение использования государственного языка Российской Федерации на всей территории Российской Федерации, обеспечение права граждан Российской Федерации на пользование государственным языком Российской Федерации", а также на "защиту и развитие языковой культуры". Учитывая заявленные цели закона, необходимо пояснить, почему внимание законодателя сосредоточено на положении русского языка именно как языка государственного и как решается вопрос о защите и развитии языковой культуры.

Существуют два аспекта проблемы положения русского языка:

1) как языка государственного и языка-посредника, языка преимущественного использования на территории всей страны; 2) как языка общегосударственного в ряде республик и его соотношения с их государственными языками. Непосредственно Федеральный закон затрагивает интересы приблизительно 8% русских (из 80% всего русского населения страны), которые проживают в республиках, и 9% (из 20% всего инонационального населения страны) представителей других национальностей, проживающих в "своих" национальных республиках*(8). Очевидно, что потребность в принятии Федерального закона была связана, прежде всего, с наблюдающимися в последние годы попытками "выдавливания" русского языка из сферы официального общения в отдельных республиках. Этнократический подход к решению национальных проблем заключается в стремлении обеспечить количественное большинство "титульной" нации в пределах "своего" национально-государственного образования, прежде всего, во властных структурах, во всех престижных социальных нишах. Соответственно употребляется целый арсенал методов, направленных на замещение иноэтнических вкраплений представителями "титульной" нации путем реализации дискриминационного законодательства*(9). Немаловажное значение отводится при этом национальному языку. Необходимость противодействия этой тенденции - пожалуй, одна из главных причин появления рассматриваемого Федерального закона. Сложившаяся ситуация была такова, что, безусловно, потребовала вмешательства государства.

В отличие от предшествовавших принятию Федерального закона его проектов число статей сократилось, теперь он состоит всего из 7 статей. Согласно ст. 1 русский язык обладает статусом государственного языка на всей территории страны, предусматривается и обязательность его использования в сферах, определяемых Федеральным законом. Но по действующему законодательству русский язык с 1991 г. является государственным (ч. 1 ст. 3 Закона о языках народов РФ) и обязательность его применения закреплена в целом ряде сфер официального общения, перечисленных в Законе о языках народов РФ. Далее, в ст. 4 "Защита и поддержка государственного языка Российской Федерации" на федеральные органы государственной власти возлагаются обязанности обеспечить "функционирование государственного языка Российской Федерации на всей территории Российской Федерации", по разработке и принятию федеральных законов и федеральных целевых программ в данной сфере, по "совершенствованию системы образования и системы подготовки специалистов в области русского языка", по осуществлению контроля за соблюдением законодательства РФ о государственном языке РФ и т.д.

Эти нормы, хотя и с меньшей полнотой, но также уже нашли свое отражение в Законе о языках народов РФ (ст. 7, ч. 2 ст. 10). Что же касается обеспечения прав граждан РФ на пользование государственным языком РФ (ст. 5 Федерального закона), то в качестве гарантий здесь закреплено обеспечение права на получение образования на русском языке, получение информации на нем от органов государственной власти всех уровней и органов местного самоуправления, а также получение информации на русском языке не только через общероссийские, но и через региональные и муниципальные средства массовой информации. Перечисленные в указанной статье Федерального закона гарантии носят явно фрагментарный характер и по своему объему значительно уступают гарантиям, содержащимся в Конституции РФ и Законе о языках народов РФ, а некоторые положения последнего - ч. 1 ст. 11, ч. 5 ст. 15, ч. 1 ст. 16 имеют к тому же аналогичное содержание.

Законодательная база

К сожалению, Федеральный закон не внес принципиально новых и необходимых положений в регулирование национально-языковых отношений, он лишь представил вариант уже существующих норм действующего законодательства. Подобный подход был бы оправдан, если бы создавался комплексный правовой акт и в нем частично дублировались и развивались нормы других законов для того, чтобы собрать все в одном законодательном акте. Но такой акт ведь уже практически существует. Это Закон о языках народов РФ. К его содержанию предъявляются вполне оправданные претензии. Его нормы часто носят обтекаемый характер и далеко не всегда соответствуют сложившейся современной языковой ситуации, но, изменив их редакцию, этому Закону можно было бы придать направленность, в наибольшей степени отвечающую современным требованиям развития правового регулирования использования языков.

По сути дела, вся проблема с принятием Федерального закона заключается не столько в предлагаемом им правовом механизме регулирования национально-языковых отношений, сколько в смещении акцентов. Суть же проблемы была ясно выражена в одном из вариантов проекта Федерального закона, где говорилось о недопустимости неправомерного ограничения использования русского языка как государственного языка РФ.

И более жесткие нормы нынешнего принятого закона свидетельствуют о стремлении противодействовать вытеснению русского языка из сферы официального использования, образования, публичной информации, что наблюдается, к сожалению, в некоторых республиках. Такое противодействие со стороны федеральной власти вполне оправдано: сохранение единства языкового пространства как залога сохранения единства страны через укрепление позиций русского языка является некой скрепой многонационального единства. Но здесь выявляется концептуальная недоработанность Федерального закона. Забота о русском языке как о языке общегосударственном возлагается на федеральные власти (ст. 4), что само по себе кажется логичным и оправданным. Однако таким образом с субъектов Федерации, когда некоторые из них противопоставляют собственные государственные языки общегосударственному, снимается их доля ответственности (и обязанностей) за обеспечение на своей территории прав тех граждан, для которых русский язык является родным. Вместе с тем вытеснение русского языка происходит порой на фоне вытеснения из названных сфер и самих носителей русского языка. Таким образом, эта категория граждан низводится до положения "пришлого", не коренного населения, забота государственной власти республик сосредоточивается на обеспечении языковых прав так называемых титульных наций, а их участие в формировании и реализации государственной политики по защите государственного языка РФ приобретает почти иллюзорный характер.

Ставя целью укрепить положение русского языка как общегосударственного и вводя для этого более жесткие правовые нормы, Федеральный закон не предусматривает необходимых гарантий от повторения событий начала 90-х годов, когда в республиках были приняты законы о государственных языках. Вероятностное развитие событий чревато в таком случае осложнениями, если вслед за принятием Федерального закона в республиках станут принимать законы - "кальку" с федерального. Потенциально конфликтогенно возможное воспроизведение в республиканском законодательстве ст. 3 Федерального закона: "Сферы использования государственного языка Российской Федерации". В этой статье перечисляются практически все сферы использования государственного языка, уже закрепленные в нормах Закона о языках народов РФ (ст. 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 20, 21, 23, 24, 26) и в соответствующих статьях республиканских законов. Республики уже реализовали свое право устанавливать государственные языки. Сферы использования государственного языка РФ и государственных языков субъектов Федерации во многом совпадают, но в Федеральном законе так и не было проведено их разграничение. Провести подобное разграничение сфер использования государственных языков - дело чрезвычайно сложное, но крайне необходимое, поскольку изначально "запрограммировано" их параллельное использование. Сейчас же, если исходить из норм Федерального закона, можно предположить, что республики сами должны законодательно сузить рамки использования своих государственных языков. Неопределенность, содержащаяся в нормах указанного закона, чревата последствиями, прямо противоположными той цели, на достижение которой он направлен - защита положения русского языка как языка общегосударственного.

Параллельное использование общегосударственного языка и государственного языка республики требует более детального разграничения, чем это существует в настоящее время. Эта проблема должна быть разрешена как на федеральном, так и региональном уровнях. Все подробности такого разграничения - приоритет республиканского законодательства, но федеральное должно содержать его основные принципы.

Относительная полнота урегулирования вопросов использования государственных языков в работе и официальном делопроизводстве государственных органов, организаций, предприятий и учреждений, в судопроизводстве (ст. 15, 16, 17 Закона о языках народов РФ) оставляет не проясненным ряд вопросов. В частности, положение о том, что в указанных сферах используется государственный язык РФ, а "также государственные языки республик", свидетельствует, прежде всего, о возможности введения в республиках государственных языков. Но, если в республике введен государственный язык, означает ли это обязательное одновременное использование общегосударственного и республиканского государственных языков в упомянутых официальных сферах, - ответа на этот вопрос в законодательстве не содержится. Из данной правовой нормы не следует, должна ли обязательность применения двух государственных языков иметь "жесткую" форму или решение вопроса может основываться на добровольном соглашении сторон. Республики в составе РФ представляют собой многонациональные сообщества со значительным процентом русскоязычного населения (только в Республике Тыва и Чувашской Республике "титульная" нация составляет более 60% населения), и необходимость учитывать все языковые интересы с очевидностью приводит к использованию в официальных отношениях не государственного языка республики, а языка большинства населения данной местности. Учитывая особенности национальной структуры населения, характерные практически для всех российских республик, и потребность в стабильных национальных отношениях, в законодательстве должен быть предусмотрен порядок альтернативного использования национальных языков в официальной сфере. Понятия "язык населения данной местности", как и "государственный язык", должны в значительной степени трансформироваться в "язык, наиболее приемлемый для сторон", при этом приоритет выбора языка должен оставаться за гражданином.

Преимущественное использование государственного языка республики часто не достигается и из-за уровня функционального развития языка, способного обеспечить полноценное обслуживание им всех сфер официального общения. Таким образом, действие обоих упомянутых факторов - численность носителей языка и его функциональное развитие - в значительной степени способствуют формированию ситуации, когда основное внимание при введении государственных языков республик может и должно быть направлено на их сохранение и развитие, прежде всего, как самостоятельной культурной ценности.

Действующее законодательство отражает в основном государственно-правовой аспект в регулировании языковых отношений. В то же время социокультурная сторона не получила в нем достаточного отражения. Рост национального самосознания между тем отражается и на отношении к национальному языку как части национальной культуры, которому необходимо обеспечить не только сферы использования, но и создать условия для его развития и сохранения как части национального культурного наследия. О потребности в развитии законодательства в этом направлении свидетельствует и такая специфическая экстерриториальная форма выявления и удовлетворения этнокультурных запросов граждан какой является национально-культурная автономия*(10).

Реальной угрозой самобытности и многообразию национальных языков и диалектов становятся интенсивное воздействие таких факторов, как урбанизация, усложнение социальных структур, рост влияния средств массовой информации, "американизация" образа жизни и культурного досуга, процессы коммерциализации всей духовной сферы. Существуют и негативные последствия глобализации как фактора, ведущего к утрате культурного многообразия. Становится совершенно очевидной целесообразность принятия специальных правовых актов, направленных на защиту родных языков как национальных культурных ценностей, в совокупности составляющих культурное достояние всех народов России (что не исключает возможность принятия субъектами Федерации законов о языках, там, где они не приняты). Необходимо также отметить, что современная этнолингвистическая ситуация предъявляет свои требования к действующему законодательству о культуре - его совершенствование в области языковых отношений должно предусматривать расширение регламентации положения национального языка как культурной ценности, составляющей части культурного достояния и культурного наследия народов Российской Федерации (см. ст. 3 Основ законодательства РФ о культуре*(11)). В указанной статье в понятие культурных ценностей включены языки, диалекты и говоры, исторические топонимы, фольклор.

В развитии всех национальных языков народов РФ гораздо больше сходных проблем, чем противоречий. Для русского языка, как и для всех остальных национальных языков народов РФ, реальная потребность заключается в том, чтобы сохранить и создать условия для развития литературной формы национального языка и сохранения его диалектов. Но это не столько проблема положения национального языка как государственного, сколько отношения к нему как к культурному наследию и национальному достоянию. Для того чтобы создать такие благоприятные условия, необходимо сменить направленность правового регулирования - уйти от "государственного языка" к "охране национального языка", перенести акцент с субъекта - носителя языка, на объект - сам национальный язык. Следуя этому направлению в развитии законодательства об использовании языков народов РФ, становится возможным снять и излишнюю напряженность как в языковых, так и в целом в национальных отношениях.

Обеспечить использование и защиту русского языка как средства официального общения на всей территории Федерации можно, охраняя его, прежде всего, как национальное достояние. На современном этапе предметом регулирования здесь должна стать охрана, защита русского языка как культурного, национального достояния РФ. Эти нормы должны быть раскрыты в специальном федеральном законе и получить развитие в других федеральных правовых актах - в Законе РФ "Об образовании", в Основах законодательства РФ о культуре, в Законе РФ "О средствах массовой информации", а при необходимости и в других правовых актах. Такие нормы должны быть поддержаны массивом нормативных актов органов государственной власти, ответственных за реализацию государственной политики в определенной области общественных отношений.

Объект регулирования, однако, может претерпеть изменения - либо это будет закон только о русском языке, либо - о языках народов РФ. Последнее очевидно предпочтительнее - по этому пути изначально пошло развитие российского законодательства об использовании языков. Когда в 1991 году принимался Закон о языках народов РФ (а свое название он воспринял от союзного закона "О языках народов СССР"), еще были свежи в памяти глубокий надлом в национальных отношениях и использование национального языка как символа сепаратизма. Главной целью законов о защите родного языка должна стать его охрана со стороны государства и общества не как государственного языка, а как самоценного явления культуры.

Безусловно, добиться чистоты языка, следования нормам литературного языка средствами только правового воздействия маловероятно. Однако, используя его как средство достижения поставленной цели, представляется возможным минимизировать факторы, негативно влияющие на развитие языка. Однако эффективность такого воздействия невозможна без хорошо отлаженного механизма контроля за исполнением закона, без использования в полной мере института ответственности.

Действующее законодательство предусматривает ответственность за нарушение законодательства Российской Федерации о языках народов РФ; в ст. 28 Закона о языках народов РФ говорится: "Действия юридических и физических лиц, нарушающих законодательство Российской Федерации о языках народов Российской Федерации, влекут за собой ответственность и обжалуются в установленном порядке в соответствии с законодательством Российской Федерации и субъектов Российской Федерации". Однако в настоящее время этот правовой механизм практически не задействован. Законодательство не содержит указания, какого вида ответственность может быть применена: уголовная, гражданская, административная, дисциплинарная; какая ответственность возлагается на юридические и на физические лица. Следует иметь в виду, что действующее законодательство не содержит развернутой системы норм, устанавливающих ответственность за нарушение языковых прав граждан (исключение составляет лишь сфера судопроизводства; один состав административного правонарушения и два состава в уголовном законодательстве).

Сейчас в законодательстве предусмотрены: административная ответственность, когда нецензурная брань в общественных местах может быть расценена как мелкое хулиганство (ст. 20.1 КоАП РФ), и уголовная - ст. 136 УК РФ "Нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина" (за дискриминацию, в том числе в зависимости от языка) и ст. 282 УК РФ "Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижения человеческого достоинства" (в том числе по признакам языка). В УК РФ предусмотрена также ответственность за оскорбление, т.е. унижение чести и достоинства личности, выраженное в неприличной форме, хотя сама форма оскорбления - словом или действием, не уточняется (ст. 130 УК РФ). Однако во всех перечисленных случаях язык выступает как средство покушения на достоинство личности, охраняемое государством (ст. 21 Конституции РФ), но не как объект правовой защиты. Помимо перечисленных, в процессуальном законодательстве содержатся нормы, касающиеся использования языков в процессе, несоблюдение которых является основанием к отмене решения суда (п. 5 ч. 2 ст. 381 УПК РФ, п. 3 ч. 2 ст. 364 ГПК РФ, п. 3 ч. 4 ст. 270 и п. 3 ч. 4 ст. 288 АПК РФ). Представляется, что подобное положение не соответствует ни потребностям развития законодательства в области использования языков народов РФ, ни развитию самих национальных языков; институт ответственности должен получить надлежащее законодательное закрепление.

В законе должны быть точно определены объект охраны, круг лиц, которые могут быть привлечены к ответственности за противоправные действия или бездействие в рассматриваемой сфере в силу своего служебного положения или выполнения должностных обязанностей. Безусловно, к их числу должны быть отнесены определенные категории государственных служащих, работников сферы образования и культуры, средств массовой информации, издательского дела, сферы обслуживания и др. Неизбежно встает проблема контроля за соблюдением норм закона, который должен осуществляться в интересах общества специальными государственными и общественными органами с четко разработанными компетенцией и функциями. Особое внимание должно быть обращено на материальное, финансовое и организационное обеспечение предполагаемых законодательных актов. Решение проблемы финансирования может быть достигнуто не только частичным пересмотром структуры государственного бюджета с обеспечением достаточного, приоритетного финансирования сферы культуры, но и реального выделения бюджетных ассигнований на нужды развития и сохранения национальных языков и использования этих средств строго по назначению. Привлечению частных лиц и организаций к сотрудничеству с государством в области финансирования, развитию спонсорства может способствовать принятие специальных налоговых законов, касающихся защиты языка как национального культурного наследия. Создание условий, гарантирующих эффективную защиту языков от негативных влияний, включает и формирование специализированных структур для предоставления услуг консультационного и справочного характера (своеобразные справочные "09" в сфере использования языков)

Поскольку современная индустриальная культура во многом построена на огромной роли информации, языка, всего семиотического ряда современной национальной культуры для социального положения человека в обществе, для состояния и развития любой национальной общности, то вопрос о защите, охране языка - это, прежде всего, вопрос о качестве используемого языка, который испытывает интенсивное, масштабное и повседневное давление и трансформируется под воздействием средств массовой коммуникации и публичной информации. Развитие в XX в. технических средств предоставления информации делает названную сферу наиболее значимой для развития языка. Однако, являясь одним из важнейших, вопрос о языке средств массовой коммуникации и публичной информации не получил достаточного развития в законодательстве.

Помимо существующих правовых гарантий на получение информации на родном языке, не менее важной является проблема качества используемого при этом языка. Между тем в законодательстве нигде не оговорены обязанности средств массовой коммуникации по использованию языка. Положения же об ответственности за нарушение законодательства РФ о языках народов РФ (ст. 28 Закона о языках народов РФ) носят, как уже отмечалось, самый общий характер и не указывают ни правовых оснований наступления этой ответственности, ни ее объемов. Закон РФ "О средствах массовой информации" не содержит ни одной статьи на эту тему, хотя подобные правовые нормы явились бы логичным развитием его ст. 4 "Недопустимость злоупотребления свободой массовой информации" и ст. 49 "Обязанности журналиста" и могли бы найти свое место в гл. II "Организация деятельности средств массовой информации", в гл. VII "Ответственность за нарушение законодательства о средствах массовой информации". Сложилась ситуация, когда полностью отсутствует правовой механизм ответственности или, точнее, его существование лишь предполагается. Представляется, что необходимо законодательно закрепить, за что и при каких обстоятельствах может наступать правовая ответственность (то, что сейчас в законодательстве отсутствует), кто должен еe нести, каков должен быть ее характер.

Следовало бы установить два уровня ответственности в сфере массовой коммуникации и публичной информации. Первый уровень мог бы касаться явных, систематических, серьезных правонарушений. Так, в случаях злостного публичного употребления ненормативной лексики было бы допустимо введение не только административной, но и уголовной ответственности. Безусловно, и в том, и в другом случае она должна носить дифференцированный характер и возлагаться как непосредственно на автора подобного материала, так и на издателя, в обязанности которого должно входить проведение определенной языковой политики, и на распространителя подобного продукта.

Но нужен и другой уровень ответственности, которая должна наступать не за столь явные и значительные действия, но за публичное языковое поведение, наносящее ущерб развитию языка. В частности, основаниями наступления ответственности в сфере публичной информации должны стать чрезмерное и неоправданное использование заимствований иноязычной лексики, грамматических конструкций, искажение фонетики и интонационного ряда языка, а также злоупотребление ненормативной лексикой, жаргонизмами и т.п. Эффективность законодательства вполне может быть достигнута в таких случаях применением административных мер в совокупности с экономическими регуляторами. Что касается русского языка, то в настоящее время в большинстве случаев заимствование из других языков происходит при существовании полноценного языкового эквивалента в русском языке. Представляется, что работа языковедов по поводу заимствований должна распространяться и на профессиональную лексику в самых различных сферах профессиональной и научной деятельности.

Помимо упомянутых, существует еще и проблема использования латинской графики в русском языке. Все последние годы в рекламе, в вывесках и объявлениях, в печатных средствах массовой информации прослеживается смешение алфавитов, когда в написанных на кириллице словах отдельные буквы воспроизводятся на латинице. Только в Федеральном законе "О рекламе" содержится уточнение, что реклама на территории Российской Федерации распространяется на русском языке, а также дополнительно на государственных языках республик и родных языках народов РФ (ч. 2 ст. 5). Представляется, что ч. 6 ст. 3 Закона о языках народов РФ должна быть дополнена прямым запретом на подобные искажения используемого в русском языке алфавита. Аналогичная норма должна была бы появиться и в Законе РФ "О средствах массовой информации", и в Федеральном законе "О рекламе", и в КоАП РФ.

Противодействие искажениям системы национального языка, затрагивающим его грамматическую структуру и словарный запас путем введения системы штрафов, как это давно сделано во Франции для защиты французского языка, было бы уместно и в России в отношении чрезмерных заимствований в русском языке. В качестве еще одного примера можно упомянуть об опыте защиты исландского языка. Исландский пуризм много старше французского, в исландском языке почти нет заимствованных слов. Результатом такой более чем двухвековой языковой политики является то, что современным исландцам понятен язык их древних письменных памятников. Таким образом, снижение темпов языковой динамики за счет противодействия его наполнению иноязычными заимствованиями, диалектизмами, жаргонизмами позволяет в определенной степени сократить разрыв между поколениями и сохранить целостность культуры. Не настаивая на безупречности пуризма, тем не менее, нужно более тщательно выстраивать баланс (в сфере использования языков) между открытостью миру, процессами глобализации и потребностями сохранения и развития собственной культуры и языка. Отнюдь не незнание иностранного языка, а неуместное и неоправданное искажение собственного языка ведет к утрате позиций в интеллектуальной сфере.

Выстраивание системы ответственности за нарушение норм законодательства о языках включает одновременно и формирование у работающих в сфере публичной информации позитивного отношения к соблюдению установленных языковых норм, к несению своей доли ответственности за состояние русского языка. Никто не сможет следить за этим лучше, нежели лицо, заинтересованное в сохранении своей возможности заниматься избранным видом деятельности в сфере публичной информации. Регистрация средства массовой информации должна быть поставлена в прямую зависимость от соблюдения учредителем, редакцией, ее сотрудниками законодательства об использовании языков. Для этого следует внести необходимые дополнения и изменения в Закон РФ "О средствах массовой информации".

Наибольшая нагрузка в проведении подготовительной работы могла бы здесь быть возложена на Орфографическую комиссию РАН, для чего следовало бы законодательно оформить полномочия и названной комиссии, и других организаций, работающих в данной сфере.

С возложением обязанности на уже существующие (или при необходимости создаваемые) органы государственной власти по охране использования языка и соблюдению установленных здесь правовых норм в публичной сфере, фиксированию нарушений в их компетенцию могло бы также входить досудебное разрешение споров в этой сфере. Особое же внимание должно быть уделено формированию института судебной защиты прав как работающих в сфере публичной информации, так и граждан, ее получающих. В настоящее время возмещение морального вреда возможно по решению суда, только если гражданину причинен вред в результате распространения средством массовой информации "не соответствующих действительности сведений, порочащих честь и достоинство гражданина либо причинивших ему иной неимущественный вред" (ст. 62 Закона РФ "О средствах массовой информации"). Вопрос же о привлечении к ответственности работников средств массовой коммуникации или о защите ими своих прав в интересующей нас сфере вовсе не стоит, подобное положение необходимо срочно менять, внося необходимые изменения в действующее законодательство.

В условиях многонациональной структуры населения резко возрастает потребность не только в материальном, но и в правовом обеспечении прав всех этнических общностей на получение и использование информации на родном языке. Развернутая система правовых гарантий в этой сфере в значительной мере позволит поддерживать баланс социолингвистических интересов и состояние стабильности в межнациональных отношениях в целом.

Заключение

В условиях федеративного устройства государства многонациональность и "многоязычность" являются теми объективными факторами, которые непременно необходимо учитывать всем политическим силам и при любых обстоятельствах. От этого во многом зависит общеполитическая ситуация в многонациональном государстве, его национальная (государственная) безопасность и стабильность. Деятельность законодательных и исполнительных органов власти должна опираться на четко выраженные принципы национальной и языковой политики. Сделать это возможно разработкой и принятием программного документа - специальной концепции. Однако именно современной концепции как некой устойчивой формы и определенного способа понимания тенденций развития национальных и языковых отношений сейчас и недостает. Отсутствует звено, которое должно быть руководящей идеей, основой для систематизированного подхода к вопросам воздействия на указанные отношения, выстраивания позитивной, созидательной национальной и языковой политики, решения конфликтных ситуаций и поиска путей предупреждения межнациональных конфликтов.

Содрал курсовую из Интернета, хоть сделай одолжение – прочти ее, а то провалишь выступление.

Разработанная в начале 90-х годов Концепция государственной программы по сохранению и развитию языков народов Российской Федерации (1992 г.)*(12). Идеи, получившие в ней свое выражение, активно использовались на протяжении последнего десятилетия и не дали ощутимого позитивного результата при решении проблем языковых отношений. Более того, в случае и последующего их развития, в современных программных документах можно предположить нарастание дисбаланса в языковых отношениях, что таит в себе реальную, хотя пока и потенциальную угрозу межнациональному согласию. Принятая позже и утвержденная Указом Президента РФ 15 июня 1996 года N 909*(13) Концепция государственной национальной политики Российской Федерации, к сожалению, в недостаточной мере рассматривает языковые проблемы, предлагая решать их на уровне отдельных народов и сообществ, на местном, региональном уровнях.

Анализ упомянутых выше концепций позволяет сделать вывод о необходимости разработки и принятия нового варианта Концепции о развитии языков народов Российской Федерации и внесения изменений в Концепцию государственной национальной политики Российской Федерации. Аналогичные изменения должны найти свое отражение также и в концептуальных документах, касающихся вопросов развития культуры и образования, а также национальной безопасности страны в этих областях.

Стратегическим направлением деятельности государства в сфере языковых отношений должно стать сохранение и защита национальных языков как части культурного достояния народов России. В этих целях должно в полной мере использовать систему уже существующих правовых и экономических регуляторов, а также обеспечить разработку и применение новых адекватных современной социокультурной ситуации способов правового воздействия на развитие языковых отношений, каким мог бы стать Федеральный закон "Об охране русского языка и других языков народов Российской Федерации как национального достояния".

Список литературы

*(1) Выступление на государственном приеме, посвященном Дню народного единства. 4 ноября 2006 г. http://www.kremlin.ru/text/appears/2006/11/113418. shtml.

*(2) СЗ РФ. 2007. N 1. Ч. I. Ст. 207.

*(3) Ведомости РСФСР. 1991. N 50. Ст. 1740.

*(4) Научно-практический комментарий к Конституции Российской Федерации // Отв. ред. В.В. Лазарев. М.: 2001. С. 300.

*(5) Брук С.И. Население мира: Этнодемографический справочник. М., 1986. С. 260.

*(6) Михальченко В.Ю. Российская социальная лингвистика: прошлое, настоящее, будущее. // Вопросы филологии. 1999. N 2. С. 27.

*(7) Федеральный закон "О государственном языке Российской Федерации" от 1 июня 2005 г. N 53-ФЗ // СЗ РФ. 2005. N 23. Ст. 2199.

*(8) Подчитано по данным Всероссийской переписи населения 2002 года - Итоги Всероссийской переписи населения 2002 года. В 14 томах. М., 2004-2005.

*(9) Филиппов В. "Нулевой вариант" в этнополитике - путь к гражданскому равноправию в обществе // Федерализм. Теория. Практика. История. 1997. N 2 (6). С. 30.

*(10) См. подробнее: Хабриева Т.Я. Национально-культурная автономия в Российской Федерации. М., 2003.

*(11) Ведомости РФ. 1992. N 46. Ст. 2615.

*(12) См.: Постановление Совета Национальностей Верховного Совета Российской Федерации от 3 июня 1992 г. N 2908-1 "О концепции государственной программы по сохранению и развитию языков народов Российской Федерации".

*(13) СЗ РФ. 1996. N 25. Ст. 3010.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений06:39:39 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
16:04:44 24 ноября 2015

Работы, похожие на Реферат: Русский язык: совершенствование правового регулирования

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(151192)
Комментарии (1843)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru