Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Статья: Становление теории массовых общностей в западноевропейской философии на рубеже XIX-ХХ веков

Название: Становление теории массовых общностей в западноевропейской философии на рубеже XIX-ХХ веков
Раздел: Рефераты по философии
Тип: статья Добавлен 03:07:06 12 февраля 2008 Похожие работы
Просмотров: 1383 Комментариев: 2 Оценило: 1 человек Средний балл: 5 Оценка: неизвестно     Скачать

Становление теории массовых общностей в западноевропейской философии на рубеже XIX-ХХ веков (Историко-философский анализ)

Ачмиз Марина Мухтаровна

Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата философских наук

Краснодар 2007

Введение

Актуальность темы исследования. Современная эпоха внесла в мировую историю значительные изменения, которые глубже и серьёзнее по своим последствиям, чем многие масштабные перемены других исторических эпох. В исторической науке современные изменения сравнивают с переменами, которые произошли в жизнедеятельности людей в далёкой истории при открытии огня, изобретении орудий труда, появлении самых ранних государств. В ряду важнейших последствий, которые обусловлены современным развитием, выделяется возникновение и развитие нового, массового типа существования людей с такими характерными для него масштабными явлениями, как массовое сознание и массовое поведение, массовая культура и массовые коммуникации, массовое производство и массовое потребление. Со времени Французской революции многовековой уклад человеческой жизнедеятельности и традиционные общественные связи радикально трансформируются и возникает новое общество, в котором новую социальную роль обретают широкие народные массы, те, кто испокон веков именовался плебсом, чернью, толпой. Стали неотъемлемой частью современного мира бесчисленные движущиеся толпы на улицах и площадях, сменяющая друг друга публика в зонах отдыха и зрелищно-увеселительных заведениях, массовые аудитории средств передачи информации и учебных заведений, потоки покупателей в торговых предприятиях, скопления людей в транспорте, колонны демонстрантов и пикеты протестующих, локальные и транснациональные массовые движения с экономическими, политическими, экологическими и иными лозунгами. Эти и многие другие феномены, основой которых является функционирование разнообразных массовых общностей, стали отличительной чертой современности.

Характерные для Европы XIX века и первой половины ХХ столетия непрекращающиеся массовые деструктивные выступления людей во второй половине минувшего века в индустриально развитых странах мира стали казаться преодоленными. Сформировалась точка зрения, согласно которой спонтанно возникающие и разрушительно проявляющие себя массовые общности отступают перед научно-техническим прогрессом, ростом образованности, правовой защищенности и материальной обеспеченности людей, а сами массовые общности надежно интегрированы в состав устойчивых социальных структур и контролируются мощными государственными учреждениями. Однако и в наши дни время от времени действия массовых общностей в различных странах потрясают общественные и правительственные устои. Определенные импульсы, придающие массовым явлениям новый прилив сил, отмечаются за пределами благополучного западного мира, в частности, в современной России, стремящейся к демократии и процветанию, хотя и в ней массовые феномены способны играть существенную и во многом непредсказуемую общественную роль.

Все эти обстоятельства определяют актуальность философского осмысления проблем жизнедеятельности массовых общностей. Потребность в углублении анализа этой проблематики делает необходимым её историко-философское исследование, что предполагает и изучение исходных основ современной теории массовых общностей.

Степень разработанности темы. Рост общественного значения массовых явлений еще в XIX веке привлек внимание философов. Среди них – А. де Токвиль, Э. Берк, С. Кьеркегор, Ф. Ницше, Я. Буркхардт, и др. Хотя они, по оценке К. Ясперса, ощутили и выразили нарастание угрозы для человечества со стороны массовых феноменов, эта опасность философией и наукой, как правило, игнорировалась; прозрения этих мыслителей считались «чудаческими и несерьёзными»; на периферии общественного сознания остались и предупреждения других дальновидных людей. Но, несмотря на эпизодичность обращений философов к данной проблеме, высказанные ими проницательные суждения нацелили внимание ряда исследователей на проблему массовых общностей, чему способствовало и то обстоятельство, что во второй половине XIX века в общественном сознании стала утверждаться мысль К. Маркса о всемирно-исторической миссии пролетарских масс. Ряд десятилетий проблема массовых общностей с трудом осознавалась как проблема исследования, она считалась в первую очередь проблемой общественно-политической, которую следует тем или иным способом решить.

Первые попытки систематического осмысления жизнедеятельности массовых общностей (толп, публики, массовых движений и других группирований) предприняты в последнем десятилетии XIX века во Франции и Италии благодаря творческим усилиям Гюстава Лебона, Габриэля Тарда и Сципиона Сигеле. В произведениях этих мыслителей дан продуктивный анализ жизнедеятельности массовых общностей в философско-историческом и социально-философском аспектах, представлены результаты философско-культурологического осмысления проблем духовности людей в условиях массового существования и высказан ряд ценных теоретико-методологических положений по их изучению. Их работы считаются сегодня основополагающими при изучении данной проблематики. В «Краткой философской энциклопедии» (1994г.), где особо отмечается творческий вклад Г. Лебона, говорится, что его работа «Психология толп» является «первой попыткой – в своих основных положениях сохранившей значение еще и сегодня – показать то общее, что имеется между положением вещей и закономерностями в психологии масс».

Созданные Г. Лебоном, Г. Тардом и С. Сигеле философские концепции оказали ощутимое воздействие на возникновение современных теоретических представлений о феномене массовых общностей и в целом способствовали становлению и развитию таких научных дисциплин, как социология, социальная психология и политическая наука. Многие философы и ученые, обращавшиеся в ХХ веке к изучению массовых общностей, испытали в той или иной степени влияние идей первых разработчиков этой проблематики, что обстоятельно показано в труде известного французского ученого С.Московичи «Век толп». Философскому осмыслению подвергались в основном деструктивно-разрушительные проявления и тенденции в жизнедеятельности массовых общностей, а их функционирование и развитие анализировалось в негативно-критическом ключе, что характерно для исследований О. Шпенглера, В. Парето, К. Ясперса, Х. Ортеги-и-Гассета, Г. Марселя, Э. Фромма, Э. Канетти, Х.Арендт, и др. Обозначилось и стремление к более конструктивному анализу жизнедеятельности массовых общностей, что проявилось в разработках А. Фуллье, М. Вебера, Э. Кассирера, Р. Парка, З. Фрейда, К.Г. Юнга, Р. Гвардини, Г. Блумера, и др. Вместе с тем исследования выявили недостаточную эффективность существующих теоретико-методологических средств постижения массовых феноменов. Установлено, что имеющиеся методы научного познания не позволяют увидеть и адекватно оценить многие стороны мифологического мышления и спонтанного поведения, присущего современным массовым общностям (Э. Кассирер). Более продуктивные средства познания массовых явлений еще предстоит найти (Э.Канетти). Поиск таких средств побуждает философов обращаться к истокам систематических исследований массовых явлений.

В России устойчивый интерес к изучению массовых общностей возник еще в XIX веке, о чем свидетельствует творчество Н.К.Михайловского, и получил развитие в начале ХХ столетия, когда проводили исследования П.И.Ковалевский, В.М. Бехтерев, А.А. Богданов, П.А.Сорокин, и др. Однако впоследствии анализ массовых феноменов свелся в основном к комментированию положений, высказанных в официальной марксистско-ленинской доктрине, а результаты исследований, полученные за рубежом, по идеологическим причинам отвергались. Но со временем эта ситуация стала меняться. Заметную роль в привлечении внимания к этой проблематике сыграли монографии Г.К. Ашина «Доктрина «массового общества»», вышедшая в свет в 1971 г., и Б.А. Грушина «Массовое сознание», изданная в 1987 г. В первой из них в критическом ракурсе представлены ключевые западные теории массовых явлений и сделан принципиальный вывод о том, что ошибочно считать теорию массового общества «пустой выдумкой», поскольку в ней получили своеобразное отражение реальные процессы, характерные для капиталистической действительности в стадии её зрелости. Во второй работе основное внимание уделяется процессам «омассовления» людей в современном обществе; с учетом достижений зарубежных исследователей автор дает развернутое определение массовых общностей и осуществляет социально-философский анализ их жизнедеятельности в качестве носителей специфического массового сознания, существенно отличающегося от группового сознания.

Рост интереса российских авторов к изучению массовых явлений наблюдается в последнее десятилетие. Вышел в свет ряд монографий, где освещаются различные аспекты данной проблематики. Это – работы философов С.В. Туманова «Современная Россия: массовое сознание и массовое поведение», М.А. Хевеши «Толпа, массы, политика», А.Н. Шишминцева «Философское постижение современного массового человека» и «Социальная вера столетия масс»; психологов В.Ю. Большакова «Эволюционная теория поведения», Д.В. Колесова «Человек и толпа», А.П. Назаретян «Агрессивная толпа, массовая паника, слухи», Д.В. Ольшанского «Психология масс», Д.Л. Спивак «Изменённые состояния массового сознания»; социологов О. Карпухина и Э. Макаревича «Формирование масс»; сборники научных статей «Массовое сознание и массовые действия» и «Массовая культура»; ряд диссертационных исследований. В большинстве представленных трудов отражены результаты научных исследований. Философское осмысление данной проблематики осуществляется главным образом в рамках социальной философии, как правило, без обращения к его предшествующим этапам. Поэтому особый интерес вызывают немногочисленные работы, выполненные в историко-философском ключе. Это – цикл статей М.А. Хевеши «Феномен «толпы» в трактовке философии ХХ века», «Политика и психология масс», «Массовое общество в ХХ веке»; статьи А.Н.Шишминцева «Психологизм во французской философии (концепция Г.Лебона)», «Прототип массового человека в философии Г. Тарда», «Вождь и масса: антропологические константы истории в философии М. Шелера»; статья Р.Е.Гергель «Социология массы Ф.Степуна»; и др. Определенное значение в историко-философском анализе данной темы имеет ряд разделов в монографиях Г.К.Ашина, В.Ю. Большакова и С.Московичи. Отмечая рост активности учёных в изучении массовых явлений, следует заметить, что в этой сфере ощущается недостаток работ историко-философского характера, в которых рассматривались бы начальные этапы анализа данной проблематики. С учетом разработанности данной темы, в настоящем диссертационном исследовании осуществлен историко-философский анализ процесса разработки теории массовых общностей в творчестве Г. Лебона, Г. Тарда и С. Сигеле.

Объект исследования - эволюция теоретического осмысления массовых явлений в истории философской мысли.

Предмет исследования – разработка теории массовых общностей в западноевропейской философии на рубеже XIX-ХХ веков.

Цель и задачи исследования. Цель данной диссертационной работы состоит в осмыслении процесса становления теории массовых общностей в западноевропейской философии на рубеже XIX-ХХ веков. Цель исследования конкретизируется в следующих задачах:

1. Рассмотреть эволюцию теоретического осмысления проблемы массовых общностей в истории философской мысли.

2. Выяснить идейно-теоретические предпосылки философских исследований массовых общностей во Франции и Италии.

3. Определить методологические основания концепций массовых общностей в творчестве Г. Лебона, Г. Тарда и С. Сигеле.

4. Показать историософское решение проблемы социальной роли массовых общностей в историческом процессе.

5. Раскрыть особенности социально-философского анализа сущности, структуры и основных сфер жизнедеятельности массовых общностей.

6. Выявить специфику философско-культурологического осмысления проблем духовности людей в условиях массового существования.

Научная новизна диссертационного исследования. В диссертации осуществлен историко-философский анализ процесса становления теории массовых общностей в западноевропейской философии на рубеже XIX-ХХ веков.

Научная новизна конкретизируется в следующих положениях:

- проанализирована эволюция теоретического осмысления проблемы массовых общностей в истории философской мысли;

- выявлены идейно-теоретические предпосылки философских исследований массовых общностей во Франции и Италии;

- определены методологические основания концепций массовых общностей в творчестве Г. Лебона, Г. Тарда и С. Сигеле;

- показано историософское решение проблемы социальной роли массовых общностей в историческом процессе;

- раскрыты особенности социально-философского анализа сущности, структуры и основных сфер жизнедеятельности массовых общностей;

- выявлена специфика философско-культурологического осмысления проблем духовности людей в условиях массового существования.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Эволюция философской мысли вплоть до XIX столетия характеризуется преобладанием интереса мыслителей к изучению жизнедеятельности выдающихся личностей и господствующих общественных групп при одновременном незначительном внимании к осмыслению жизни подчиненных и зависимых социальных групп и массовых общностей; это обстоятельство оказало сдерживающее влияние на формирование теоретического знания о массовых явлениях.

2. Исторические события Великой французской революции стимулировали осмысление европейскими философами её уроков, опыта и последствий, включая наметившееся изменение социальной роли широких народных масс, что составило со временем идейно-теоретические предпосылки систематических исследований многообразных массовых общностей.

3. Первые попытки систематического осмысления жизнедеятельности массовых общностей (толп, публики, массовых движений) осуществлены во Франции и Италии в 90-е годы XIX века Г.Лебоном, Г.Тардом и С.Сигеле в общем русле философского познания с использованием методологических подходов переживавших период становления социологии и психологии, что обусловило как познавательно-концептуальное своеобразие проведенных исследований, так и их продуктивность в деле разработки теории массовых общностей, а также для последующих исследований в данной области.

4. В историософском плане исследователи массовых общностей, новаторски развивая циклическую модель понимания истории, зафиксировали принципиальные изменения в социальном положении масс, выявили факторы возрастания роли массовых общностей в современном мире, показали первые ростки возникновения «массового» общества и перспективы его развития.

5. Социально-философский анализ позволил исследователям массовых общностей осмыслить их природу, структуру и основные сферы проявления на основе предварительного разграничения сфер социального и массового поведения людей, теоретического отделения сферы спонтанного массового поведения, базирующегося преимущественно на эмоциях и чувствах, от области жизнедеятельности социальных групп, основанной на тех или иных рациональных системах норм, предписаний, ценностей.

6. Изучение проблем духовности основоположниками теории массовых общностей позволило обосновать ключевое значение веры в реализации современного массового поведения и показать существенную роль средств массовой информации и искусства в становлении массовой культуры.

Теоретико-методологические основы диссертационной работы. В исследовании диссертант руководствуется методологией, которая содержится в классической историко-философской литературе; используется ряд методологических положений философской теории познания и истории социальных наук. В работе применяются принцип единства исторического и логического анализа, конкретно-исторический и сравнительно-исторический методы, структурный и функциональный подходы, элементы герменевтического истолкования, и т.д. Решение задач исследования базируется на изучении произведений основоположников теории массовых общностей, учтены и результаты других историко-философских исследований. В анализе первостепенное внимание уделяется сочинениям Г. Лебона «Эволюция цивилизаций», «Психология толп», «Психология социализма»; С. Сигеле «Преступная толпа»; Г. Тарда «Законы подражания», «Социальная логика», «Мнение и толпа». Диссертант разделяет точку зрения, согласно которой в этих произведениях, созданных на рубеже XIX-ХХ веков, можно найти истоки тех теорий, направлений, исследовательских программ, которые в настоящее время «в новой яркой обертке и при соответствующей рекламе подают на стол» многие современные авторы (В.Н.Дружинин). Приводимые в диссертации материалы и сведения со ссылкой на отечественных и зарубежных исследователей, результаты осуществленного критического анализа подчинены конструктивному историко-философскому осмыслению процесса разработки теории массовых общностей в западноевропейской философии на рубеже XIX-ХХ веков.

Научная и практическая значимость исследования. Результаты диссертационного исследования позволяют расширить имеющиеся философские представления о первых попытках и итогах систематического изучения массовых общностей, их идейных истоках и теоретических предпосылках, основополагающих познавательных подходах и концептуальных особенностях. Материалы исследования могут быть использованы в модернизации учебных курсов по философии и социальным наукам в практике высшей школы.

Апробация работы. Основные выводы исследования докладывались на Всероссийской научно-теоретической конференции «Инновационные процессы в высшей школе» в сентябре 2006 г., региональных и городских научных конференциях в гг. Краснодаре, Ростове н/Д., Майкопе в 2003-2006 гг. Материалы диссертации использовались при чтении лекционных курсов по социально-гуманитарным дисциплинам в высших учебных заведениях. Диссертация обсуждалась на заседаниях и семинарах кафедры философии Кубанского государственного технологического университета. Основные положения исследования опубликованы в научном издании «Эволюция философского осмысления проблемы массовых общностей», научных статьях и тезисах конференций.

Структура и объём диссертации

Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованной литературы (244 источника). Главы включают в себя по три параграфа. Общий объём диссертационной работы 159 стр.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во «Введении» обосновывается актуальность избранной темы, характеризуется степень ее разработанности, определяются объект и предмет, цель и задачи диссертационного исследования, излагаются научная новизна диссертации и выносимые на защиту тезисы, указываются теоретико-методологические основания и научно-практическая ценность исследования.

В первой главе «Истоки, предпосылки и методологические основания формирования философских концепций массовых общностей» рассматриваются такие вопросы, как эволюция теоретического осмысления проблемы массовых общностей в истории философской мысли, идейно-теоретические предпосылки философских исследований массовых общностей во Франции и Италии, методологические принципы концепций массовых общностей в творчестве Г. Лебона, Г. Тарда и С. Сигеле.

В первом параграфе «Эволюция теоретического осмысления проблемы массовых общностей в истории философской мысли» показано, что уже в древности философы понимали, что в процессе жизнедеятельности всякое человеческое общество в силу определенных причин с необходимостью «распадается» на две разновеликие группы людей. Одну из них составляет меньшинство, обладающее властью, богатством, авторитетом, другую – большинство, лишенное данного достояния и подчиняющееся первой группе. Эта социальная ситуация, закрепленная многовековой жизненной практикой, традициями и обычаями, правом и религией, воспринималась в философии как привычное и естественное положение дел, которое соответствует законам природы. Внимание мыслителей привлекала главным образом деятельность выдающихся личностей и доминирующих социальных слоев, тогда как жизненная практика народных масс по существу не подвергалась осмыслению. Рабы вообще не считались людьми, а люди, занятые крестьянским или ремесленным трудом, рассматривались как представители недостойной внимания черни. По отношению к ним типичен следующий подход: «Одни люди по природе свободны, другие – рабы, и этим последним быть рабами и полезно, и справедливо» (Аристотель).

Ситуация изменилась, когда распространение получила христианская идея равенства верующих перед Богом, что нашло свое отражение и в философии средневековья. Однако по мере вовлечения в общины знатных и богатых людей идея равенства стала отходить на задний план и считаться малосущественной. В религиозных институтах, как и во всей социальной жизни, меньшинство, обладающее властью, богатством и авторитетом, обрело господствующие позиции, тогда как большинство верующих получило лишь второстепенные роли; духовные положения стали позволять и оправдание социального неравенства, и пренебрежительное отношение к холопскому, «подлому» сословию. Как идущее от природы и имеющее божественное предустановление социальное неравенство рассматривается и в эпоху Возрождения, что характерно, например, для работы Николая Кузанского «О мире веры». Ряд глубоких мыслей о «массе простонародья» высказал Н.Макиавелли. Однако его интересовал преимущественно мир «властителей», тогда как народная масса рассматривалась как аморфный и пассивный объект властных воздействий. В социальной практике слова «простонародье», «толпа», «чернь», «масса» многие века привычно, как и в древности, употребляются как синонимы.

В преддверии Великой французской революции. Ж.А. Кондорсе высказывает методологически важную мысль о том, что «для истории отдельных лиц достаточно собрать факты, а история массы людей может опираться только на наблюдение, чтобы их выбрать, чтобы уловить их существенные черты, нужны уже знания и почти столько же философского образования, как и для того, чтобы их умело использовать». Однако социальные потрясения в Европе, в ходе которых революционные массы вышли из под контроля господствующих слоев, на время отодвинули на задний план эти идеи и установки. И все же в эпоху Просвещения жизнь простых людей становится объектом более пристального внимания философов. Но даже в призывах бороться с несправедливостями существующего социального порядка (Ж. Мелье, Ж.-Ж. Руссо) по отношению к простонародью преобладает покровительственная интонация. Избавление для зависимых и угнетенных простолюдинов, с точки зрения философов, придет «сверху» от влиятельных и просвещенных индивидуумов. Именно их деятельности придается первостепенное значение при осмыслении общественных процессов. Достаточно типична здесь позиция И.Г.Гердера: «Бог творит на земле через избранных, через людей, превосходящих большинство».

В своих работах И. Кант доказывает, что человек есть животное, которое нуждается в господине, который заставил бы его подчиняться общепризнанной воле. Самая трудная задача состоит в том, считает философ, что верховный господин сам должен быть справедливым и оставаться человеком для других людей, однако природа вверила человечеству только приближение к этой идее; удел «толпы» - смирение для собственной же пользы. По Г. Гегелю, всемирная история совершается в той высокой сфере, где действуют выдающиеся люди, и для которой образ мыслей простолюдинов, их воля и действия не имеют значения. Поэтому и в философии, полагает он, не должны раздаваться скучные жалобы на отсутствие личных добродетелей, сострадания и моральных принципов у выдающихся личностей. В философских сочинениях продолжало отражаться то обстоятельство, что социальная природа народной массы на протяжении веков не претерпевала серьезных изменений. Во все времена масса была призвана самим укладом жизни создавать необходимые условия для расцвета дарований «избранного» меньшинства. Даже мыслители, считавшиеся прогрессивными, радикально настроенными, выражали согласие с таким положением дел. Не следует жалеть «о двадцати поколениях немцев, потраченных на то, чтобы сделать возможным Гете», напротив, необходимо радоваться тому, что «псковский оброк дал возможность воспитать Пушкина» (А.И. Герцен).

Но в XVIII–ХIX вв. европейское «простонародье» идет на революционное разрушение феодально-сословного строя и установление демократического общественного порядка, что становится предметом философского осмысления. Возрастание социальной активности масс в сочинениях Э. Берка, Ж. де Местра, А. де Токвиля, И. Тэна, С. Кьеркегора, Я. Буркхарда, Ф. Ницше рассматривается как бунт «варварских» толп против аристократии, который ведет к разрушению вековых устоев общества и установлению диктата «посредственного» большинства. Согласно Э. Берку, новые правящие слои, прикрываясь «маской чистой демократии», утверждают власть «вредной и подлой олигархии». Б. Констан отмечает, что люди, растворенные в «толпе», почти не осознают оказываемого ими негативного влияния на человеческую цивилизацию. А. де Токвиль подвергает критике интеллектуальные предпосылки революционных преобразований. Приветствуя европейские революции и исходя из представления о вечном противоборстве двух антагонистических классов, серьезное внимание феномену масс уделяет К. Маркс, считая вместе с тем излишней глубокую теоретическую разработку понятия «масса» из-за «неопределенности ее предмета». Первые опыты осмысления революционных событий в Европе подготовили почву для перехода к систематическому изучению массовых общностей.

Таким образом, эволюция философской мысли характеризуется повышенным интересом мыслителей к изучению деятельности выдающихся личностей и господствующих общественных групп при одновременном незначительном внимании к осмыслению жизни подчиненных и зависимых социальных слоев. Второстепенную роль масс в общественной жизни философы считают нормальным явлением. Поэтому специальное изучение жизнедеятельности массовых общностей многие века не проводилось, хотя отдельные философы высказывали те или иные положения по их поводу или даже предлагали начать их изучение, однако в целом исторически сложившееся положение дел в данной исследовательской области сохранялось до конца XIX века.

Во втором параграфе «Идейно-теоретические предпосылки философских исследований массовых общностей во Франции и Италии» выясняется научный приоритет ряда мыслителей в области изучения феномена масс и устанавливаются идейные истоки творческой деятельности создателей первых концепций массовых общностей. Показано, что первые попытки систематического изучения массовых общностей проводились в общем русле философского познания с использованием некоторых подходов и методов зарождавшихся психологии и социологии. Основные результаты этих исследований изложены в трудах Г. Лебона, Г. Тарда и С. Сигеле, которые стали исходным пунктом становления и развития современных теоретических представлений о массовых явлениях и процессах. Первые исследователи массовых феноменов создали концептуальную модель социального анализа, обладающую большой объяснительной силой (С.Московичи). Созданные в ХХ веке новые теоретические подходы к изучению массовых явлений отличаются значительным разнообразием, однако все они в той или иной степени несут на себе отпечаток влияния первых разработок в этой области (Г.К. Ашин).

В диссертации показано, что первую развернутую и содержательно насыщенную концепцию «массы» («толпы»), которая в ХХ веке определила наиболее продуктивные направления разработки теории массовых общностей, создал французский философ и психолог Г. Лебон (1841-1931). Именно он в наибольшей степени воспринял и творчески обогатил как имевшееся философское знание о человеческих массах, так и плодотворные идеи других создателей данного исследовательского направления, чему способствовал характер творческой эволюции мыслителя. В своих ранних исторических работах автор, по его словам, пытается глубже «проникнуть в интимную психологию народов». Далее он переходит к более широкому, философскому осмыслению изучаемых общественных явлений, что нашло свое отражение в трудах «Человек и человеческие общества» и «Эволюция цивилизаций». Первая концепция массовых общностей содержится в труде Г. Лебона «Психология толп» (1895), который включает в себя «Психологию народов» и «Психологию масс». В этих сочинениях, как и в «Психологии социализма» (1898), автор в широком общественно-историческом контексте стремится доказать неприемлемость и порочность идеи социального равенства, что проявляется и при анализе жизнедеятельности массовых общностей. Особое внимание Г. Лебона приковывает массовое поведение людей в период Великой французской революции.

Отстаивание своей творческой независимости сочетается в творчестве Г. Лебона с участием в идейной полемике того времени. Его антисоциалистические убеждения выявляются даже при оценке трудов античной философии. Особую ответственность он возлагает на Платона, которого считает автором первой социалистической «доктрины коллективизма», зато высоко ценит Аристотеля за присущий его трудам дух индивидуализма. В значительной мере виновным за революционные потрясения в Европе признается Ж.-Ж. Руссо. В качестве творца новых «коллективистских» теорий предстает К. Маркс, который для масс, согласно мыслителю, фактически является «первосвященником» новой религии. Выступая одним из первых критиков марксизма, Г. Лебон отмечает, что «обольстительная» для масс идея социализма укрепилась в массовой душе, что способно привести к разрушению многовековых основ общества.

Считая себя философом, изучающим общественные явления с помощью «психологического метода», Г. Лебон в своем творчестве испытывает влияние идей неокантиантцев, но более ощутимым является воздействие положений позитивной философии О.Конта, которые хотя и критически, но воспринимаются в большей степени. Поэтому его теоретические разработки представляют собой результат систематических наблюдений, сравнительного анализа и смелых обобщений. Вместе с тем он идет на нарушение позитивистских канонов, когда проявляет интерес к проблеме понимания или доказывает несостоятельность контовской социологии, изначально связанной, по его мнению, с социализмом. Г. Спенсер считается «великим английским философом», поскольку в его сочинениях нет «слезливого, трогательного и смутного гуманитаризма». Выдающимися современными философами признаются А. де Токвиль, И. Тэн, А.Шопенгауэр, Ж.Прудон и Ш.Ренувье. Их труды составляют теоретическую основу для обоснования мыслителем положения о роковом и неизбежном наступлении «эры масс». Г.Лебон считает, что «вооружаться против рока – задача всегда неблагодарная и, поистине, недостойная труда философа», и тем самым не оставляет сомнений в том, какой тип мировосприятия ему присущ.

Другой основоположник теории массовых общностей Г. Тард (1843-1904) начинал свою научную деятельность как правовед, а завершил как профессор современной философии. В общем русле позитивной философии своего времени им были созданы такие произведения, как «Законы подражания» (1890), «Социальная логика» (1895), «Мнение и толпа» (1898) и др. Эти произведения не принесли ему славу крупного философа, но позволили войти в число создателей современной социологии, социальной психологии и культурной антропологии. «Вполне метафизический», по определению современников, труд Г.Тарда «Законы подражания», содержавший философское обоснование принципов научной социологии, дал одновременно импульс для непосредственной разработки концепций массовых общностей многими исследователями. Идейные истоки творчества Г. Тарда составили произведения Платона, Р.Декарта и Г.Лейбница. Определенное влияние на творческую эволюцию философа оказали труды О.Конта, А. де Токвиля, О. Курно и И.Тэна. Г. Тард считает, что Конт – мыслитель более глубокий, чем Монтескьё, но это не мешает ему задаваться вопросом о том, что под видом социальной науки создал основоположник позитивизма. В отличие от него Г.Тард верил в будущее философии и считал, что со временем она обретет роль высшей, «интеллектуалистической» религии человечества, с которой должна будет согласовываться всякая наука. Говоря о философии неокантианцев, мыслитель выражает свое несогласие с «самим ее духом». Жестко критикует он и теорию познания Г. Спенсера. Будучи противником учения К. Маркса о революции, Г. Тард отдает дань уважения его философским достижениям.

В небольшой по объему работе С. Сигеле «Преступная толпа» (1893) проявляется сильное влияние концепции подражания Г. Тарда. Но если французский философ отвергает эволюционизм и биологический редукционизм в социальном познании, то итальянский мыслитель является сторонником теории социальной эволюции, хотя и противником идеи «борьбы за существование» в том ее виде, который присущ социальному дарвинизму. В его творчестве прослеживаются и воздействия теорий О.Конта, Г.Спенсера, А.Шопенгауэра, Ф.Ницше, Ч. Ломброзо, хотя определяющим началом является стремление рассматривать изучаемые вопросы в позитивистском ключе. С.Сигеле в своей книге обнаруживает веру в социальный прогресс и в возможность установления большей социальной справедливости в обществе.

Таким образом, первые философские концепции массовых феноменов были созданы в 90-е годы ХIХ века Г. Лебоном, Г. Тардом, С. Сигеле. Исследователи феномена масс испытали противоречивые идейные влияния различных философских и научных школ, однако определяющим можно считать влияние позитивизма. Данное влияние и обусловило проведение первых продуктивных исследований массовых общностей на стыке философии и зарождающихся социологии и психологии, что в свою очередь позволило добиться значительных результатов и положить начало новому исследовательскому направлению.

В третьем параграфе «Методологические основания концепций массовых общностей в творчестве Г. Лебона, Г. Тарда и С. Сигеле» говорится о том, что в общем виде особенности методологии этих мыслителей определены своеобразием развития европейской философии того времени, в рамках которой формировались социология и психология. Во многих отношениях эти науки были еще зависимы от философии, хотя и пытались выработать собственные методологические и концептуальные подходы, нередко противопоставляя себя философии. В этом процессе активно участвовали многие философы, в том числе и основатели теории массовых общностей.

В диссертации показано, что творчество первых исследователей массовых общностей можно отнести, вслед за К.Ясперсом, к такому направлению философской мысли, как психологическая философия (Г. Фехнер, В. Вундт, Т. Рибо, А. Бергсон, З. Фрейд). Вершины своего развития это направление достигло в начале ХХ века, когда психологический «экспансионизм» достиг своего апогея, утверждая, что ответы на все вопросы общественного развития со временем сможет дать психология. Однако свою «Психологию толп» Г.Лебон рассматривает как философское исследование, в котором с помощью «психологического метода» анализируются общественные явления. Говоря о наступлении «эры толп», Г.Лебон анализирует не только «психологические свойства» народов и масс, но и социокультурную роль идей, религиозных верований, общественных учреждений, великих людей в развитии цивилизации, что помогает ему «разрешить загадку образования масс». Философское обоснование социологии как науки Г. Тард также связывает с достижениями психологии, но не ограничивается этим, а в философском ключе рассматривает фундаментальные вопросы индивидуальной и социальной логики, исторической последовательности логических состояний, общественных трансформаций, осуществления социальных законов, в том числе законов подражания и изобретения; философские положения применяются при освещении теоретических проблем языка, религии, «социальных чувств», экономики и искусства. В конце ХIХ века он обращается к проблеме толп. «Толпа не только привлекает и неотразимо зовет к себе того, кто видит ее; самое ее имя заключает в себе что-то заманчивое и обаятельное для современного читателя» ( Г. Тард).

Выяснив в процессе исследований, как возникает толпа в виде психологической массы, первые исследователи распространяют многие ее свойства на другие общественные образования, вплоть до народа или общества в целом. Толпа, таким образом, становится познавательной моделью, которая дает возможность делать дальнейшие умозаключения по аналогии. Новаторские решения первых исследователей массовых общностей были встречены в академической среде с настороженностью. Смешение предметных областей философского и научного познания, рационалистической и иррационалистической методологии вызывало критические замечания как традиционно мысливших философов, так и социологов и психологов. Однако в современной литературе отмечается, что до появления этих решений никому не приходило в голову, что можно систематически и продуктивно изучать охватившую войско панику или экстаз толпы верующих, окруживших пророка; такие явления объяснялись либо с позиций здравого смысла, либо относились к разряду чудес (А.М. Руткевич).

Во второй главе «Основные философские направления разработки теории массовых общностей» представлены результаты историософского решения первыми исследователями массовых общностей проблемы социальной роли масс в истории, социально-философского анализа сущности, структуры и сфер жизнедеятельности массовых общностей, философско-культурологического осмысления проблем духовности людей в условиях массового существования.

В первом параграфе «Историософское решение проблемы социальной роли массовых общностей в историческом процессе» отмечается, что конце ХIХ века в философии истории доминирует эволюционизм и обретает влияние материалистическое понимание истории, причем оба подхода связаны с идеей прогресса. Циклическая модель рассмотрения истории в этот период находится в тени, но именно она становится востребованной в творчестве Г.Лебона и Г.Тарда, что отражает определенную тенденцию. «По мере приближения к современной эпохе все большее число философов прилагает метафору циклов ко всей человеческой истории» (П.Штомпка).

Осуществляя обоснование наступления эры масс, Г. Лебон использует созданную им циклическую концепцию истории в качестве теоретического инструмента реализации этой задачи. Суть его подхода в «Психологии масс» выражена следующим образом: «Переход от варварства к цивилизации в погоне за мечтой, затем – постепенное ослабление и умирание, как только мечта эта будет потеряна, - вот в чем заключается цикл жизни каждого народа». О «полном цикле» в истории мира в другой работе говорится так: «В истории мира существует две фазы: 1-ая – конденсация энергии в форме материи; 2-ая – расходование этой энергии. За этим окончательным разрушением может последовать с течением времени новый цикл возникновения и эволюции, причем нет возможности поставить предела этим разрушениям». В отличие от трехстадийного исторического цикла Дж. Вико, французский мыслитель выделяет две стадии: а) возникновение цивилизации, включая ее последующую эволюцию, б) разрушение цивилизации, включая ее постепенный упадок, причем вторая фаза существенно короче первой. Он доказывает, что народная масса во все времена находится в тени и лишь на определенных отрезках истории выдвигается на передний план для совершения исторически значимой деятельности, преимущественно разрушительной, а затем вновь отодвигается на задворки истории. Новизна современной эпохи в том и состоит, что народные массы больше не желают возвращаться к подчиненному социальному положению и требуют признания своей новой общественной роли. Разделяя этот вывод, Г. Тард полагает, что выполнение этого требования приведет всего лишь к установлению безусловного авторитета нового «избранного меньшинства» из рядов самой массы.

В историософском аспекте «масса» анализируется основателями данного исследовательского направления в качестве общественного образования, тесно связанного в ходе истории с «избранным меньшинством» (элитой). Разделение на элиту и массу рассматривается как одно из общественных проявлений человека как такового на всем протяжении его истории, как непреходящий факт реализации его двойственной природы. В своём противоречивом единстве эти исторические типы в известном смысле исчерпывающим образом представляют всякое человеческое общество. Во все времена на общественной сцене, на которой люди разыгрывают свои драмы, трагедии и комедии, присутствуют 1) индивиды заурядные, лишенные дарований, ограниченные повседневными делами, и 2) индивиды мыслящие, приобщенные к достижениям культуры, занятые эффективной общественно-исторической деятельностью. Хотя заурядные индивиды обычно находились на задворках истории, однако в современных условиях они в рамках массовых общностей потребовали равноправия, свободы, благополучия и во многих областях навязали обществу свою волю, образ жизни, нормы, ценности.

Таким образом, существенной особенностью философского постижения истории первыми исследователями массовых общностей является аналитическое противопоставление основной массы населения группе людей незаурядных, «отборных», выдающихся. Народная масса находится в основании вечной социальной иерархии, а люди незаурядные – на ее высших ступенях. Именно «кучке избранных» человечество обязано почти всеми своими завоеваниями. Отдельными личностями, а не общественными организациями были созданы наука, искусство, философские системы, религии, военное могущество. И все плоды цивилизации, и сами цивилизации создавались «маленькой горстью интеллектуальной аристократии», но никогда – «толпой», сила которой проявлялась только в разрушении устаревших цивилизаций. Но в условиях современного общества «божественное право королей» сменяется «божественным правом масс». Широкие народные массы теперь не только разрушают «отжившие цивилизации», они становятся создателем нового, невиданного в истории массового способа человеческого существования.

Во втором параграфе «Социально-философский анализ сущности, структуры и основных сфер жизнедеятельности массовых общностей» отмечается, что в ХIХ веке в Европе происходили такие трансформации, которые побуждали людей видеть в обществе ту высшую силу, которая соединяет индивидов, управляет ими и несет ответственность за то, что с ними происходит. К обществу они обращают свои просьбы, требования, жалобы и даже молитвы, которые раньше были адресованы Богу или монарху. В этих условиях создатели теории массовых общностей проявляют интерес к изучению таких актуальных философских проблем своего времени, как природа и сущность общества, его социально-структурное деление, взаимодействие «верхов» и «низов», особенности общественных преобразований в изменившихся условиях.

Общество для первых исследователей массовых явлений – это «сеть» обязательных для всех людей социальных и культурных норм, традиций, верований и т.п., поэтому оно является своеобразным «социальным фаланстером» (Г. Тард). Но анализ общества не сводится лишь к анализу общественных связей, изучению в нем должны подвергаться и сами люди, особенности их сознания и поведения. Благодаря вниманию к проблеме общества первые исследователи массовых явлений внесли своими разработками определенный вклад в создание современной теории социальной структуры. Они впервые теоретически разграничили сферы социального и массового поведения людей, отделили сферу спонтанного массового поведения, базирующегося преимущественно на эмоциях, чувствах, вере, от сферы деятельности социальных групп, основанной на тех или иных рациональных системах норм, предписаний, ценностей, что в свою очередь стало теоретической основой для осмысления природы и структуры массовых общностей.

В «толпах», ставших едиными психологическими массами, считают исследователи, «сознательная личность» исчезает, а проявление чувств и эмоций у отдельных индивидов, образующих такие массы, принимает одно и то же направление. Эти «одухотворённые толпы» могут пребывать и в состоянии «собрания» составляющих их людей, и в состоянии их «рассеяния». Превращаться в подобие толпы под воздействием обстоятельств способны любые человеческие формирования, даже общество, при этом главные черты психологической массы – исчезновение самостоятельной, критически мыслящей личности; ориентирование чувств, мыслей, сознания в определенном направлении; доминирование не разума, а чувств и эмоций в поведении – остаются в них неизменными.

Изучение структуры массовых общностей позволяет исследователям выделить наиболее значимые разновидности «толп». Это прежде всего толпа как «непосредственное собрание» индивидов. В этом аспекте под толпой понимается такое физически контактное «сборище» людей, для которого характерны особые свойства единой психологической массы («одухотворенная толпа», «воодушевленная идеей толпа», «специально организованная толпа»). Понятием «толпа в состоянии «рассеяния» обозначаются а) городские «низы», состоящие из неимущих, обездоленных и «неприспособленных» к жизни; б) представители определенной социальной группы, выделяющиеся общим видом деятельности (толпа ремесленников, парламентская толпа); в) образованная, «читающая» публика; г) пассивная народная масса на определенной территории в ее противопоставлении «избранному меньшинству» - аристократии «родовой» или «интеллектуальной»; д) народная масса, одухотворенная какой-то идеей, ставшая единым психологическим образованием и способная к активному общественному действию.

Современные массовые общности, имея генетическую связь с «толпами» простолюдинов минувших исторических эпох, считают мыслители, по ряду характеристик отличаются от них. Они представляют собой человеческие группирования, жизнедеятельность которых обусловлена достижениями научно-технического прогресса и демократического переустройства общества, успехами образования и ростом информированности людей. Вместе с тем входящие в массовые общности индивиды характеризуются инфантильностью, которая включает в себя почти не осознаваемое стремление людей переложить бремя ответственности за разумное существование на плечи некоего «высшего» существа; способностью утрачивать критическое мышление и отрекаться даже от собственной свободы ради удовлетворения своих смутно осознаваемых влечений. Они, даже претендуя на равноправие, остаются внутренне несвободными, зависимыми существами, для которых осуществление свободы есть лишь переход от одной дисциплины к другой, а столь желаемое ими равенство - только временное состояние перед неизбежно наступающим новым неравенством. Массовые общности всегда формировались под определяющим влиянием людей неординарных, творческих, сильных волей. Для современных массовых общностей характерно повышение открытости в восприятии авторитетных воздействий со стороны таких людей, стимулирующих постоянное обновление вариаций массового существования. Определенное влияние эти идеи оказали на формирование современной теории элиты, что признавали её основатели В.Парето и Р.Михельс.

В третьем параграфе «Философско-культурологическое осмысление проблем духовности в условиях массового существования» отмечается, что происходящие в Европе перемены создатели первых концепций массовых общностей воспринимают пессимистично, что особенно характерно для Г.Лебона. С его точки зрения, европейским народам угрожает «явное вырождение». Люди теряют инициативу, энергию, волю и способность действовать. Удовлетворение постоянно возрастающих материальных потребностей становится единственным их идеалом. Государство становится «подлинным божеством», к которому обращаются все партии и от которого требуют все большей регламентации общественной жизни. «Подобно кораблю, потерявшему свой компас и блуждающему наудачу по произволу ветров, современный человек блуждает по произволу случая в пространствах, которые некогда населяли боги и которые трезвое знание сделало пустынными» (Г.Лебон).

Исследователи массовых общностей отмечают изменение роли христианской религии, которая веками имела определяющее духовное значение для судеб европейской культуры. Они отдают должное её величественному прошлому и, одновременно, сомневаются в её будущем: «светочи утешительной веры старых времен изучают лишь слабое мерцание и скоро погаснут навеки». Падение влияния христианства рассматривается ими как симптом появления новой могущественной религии, способной вдохнуть «ободряющую» веру в народные массы, при этом предполагается, что угасающая вера со временем сменится социалистической верой, поскольку налицо массовая увлеченность идеей социализма, а она относится к числу тех немногих фундаментальных идей, которые, будучи положены в основу общественного развития, на деле управляют жизнедеятельностью цивилизаций. Г. Тарду принадлежит знаменитое высказывание, согласно которому «каков культ, такова и культура». Г.Лебон стремится доказать, что социализм, своими «ложными и химерическими обещаниями очаровывающий толпу», принесет ей в будущем неисчислимые страдания. Однако масса, не способная жить без мечтаний, надежд и иллюзий, будет все же идти в направлении реализации этих обещаний вплоть до получения горя и бедствий вместо обещанных радостей жизни. Рассмотрение социализма в качестве верования, а затем и в качестве специфической «светской» религии - одно из творческих достижений исследователей массовых общностей, позволившее по-новому взглянуть на этот многоплановый феномен. Вслед за ними на способность общества создавать новые фундаментальные формы религиозной жизни обратили внимание многие другие философы и ученые.

Задолго до «лингвистического поворота» в философии XX века исследователи массовых общностей утверждают, что язык является «самым могущественным средством» общения между людьми. Согласно Г.Тарду, «метафизика греческих философов внушена им могущественным влиянием их языка гораздо больше, чем наблюдениями над природой». Он находит, что язык - «великий проводник всех подражаний», и что он представляет собой «социальное пространство идей», у которого сущность странная и плодовитая «безумными увлечениями или реалистическими иллюзиями». Язык, считают исследователи, играет существенную роль в тех процессах, в которых рождаются как уличные толпы, так и массы общенационального масштаба. В этих процессах исключительно велика роль всякого рода «проповедников, ораторов, драматургов, романистов», которые содействуют превращению внешне самостоятельных людей в «толпу» посредством средств массовой информации. «Идолы» масс, по Г.Лебону, порой «долго спят в земле, прежде чем вздумается литераторам, занятым фабрикацией легенд о них, заставить их говорить». Однако люди сами чаще всего всячески способствуют собственному «омассовлению», идя навстречу своим желаниям, прихотям или любопытству. «Толпа предрасположена отдаться без малейшего сопротивления, раз её любопытство возбуждено, во власть идей и желаний» (Г.Тард). Наибольший эффект здесь дают «пустые и темные идеи», именно они «обладают даром возбуждать страсти и увлекать за собой народ». Из-за таких идей в истории часто предпринимались ожесточённые и кровопролитные войны и совершались революции.

Исследователи массовых общностей устанавливают, что определенную роль в возникновении массовых умонастроений и эмоций играет искусство, причем степень его воздействия на души людей возрастает с каждым поколением. «Собственно говоря, искусство не освобождает, а делает нечто лучшее - оно восхищает. Оно льстит и питает, оно согревает и или воспламеняет во всякую эпоху и у каждого народа его собственную иллюзию: рай за гробом, славу, наслаждение. Оно одно дает форму и тело той химере, какою живет народ, неопределенному и смутному объекту его энтузиазма. Оно одно точно определяет посмертное блаженство, народных идолов, богов, полубогов, божественные и царственные легенды. Оно одно украшает и прикрашивает предмет его любви, и можно было бы сказать, что оно его увековечивает» (Г.Тард).

Таким образом, осмысление изменений в духовной жизни европейцев позволило исследователям обосновать ключевое значение веры в реализации современного массового поведения и показать существенную роль средств массовой информации и искусства в становлении массовой культуры. Угасание стремления людей к возвышающей духовной жизни рассматривается исследователями как закономерность сферы массового поведения. В отличие от прошлого, где основная масса людей была озабочена задачей спасения своей бессмертной души, современные массовые индивиды на первый план ставят получение материальных благ и возможностей для развлечений. Дух массового существования выявляется и во внутреннем сопротивлении людей влиянию высших культурных достижений и в их стремлении остаться в области воздействий массовой культуры. Более поздние исследования подтвердили, что забвение людьми самой возможности осмысленной духовной жизни стимулируется и усугубляется бесцельными участками однообразной механической жизнедеятельности, которая всё меньше заполняет души людей подлинно человеческим, и они привыкают жить сиюминутными побуждениями. Осмысление проблем духовности исследователями феномена масс составляет важную часть их творческого наследия и является существенным аспектом теории массовых общностей. Их идеи стимулировали со временем создание междисциплинарной теории массовой культуры.

В «Заключении» подведены итоги проведенного исследования и намечены направления дальнейшей разработки темы.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений22:35:05 18 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
15:51:39 24 ноября 2015

Работы, похожие на Статья: Становление теории массовых общностей в западноевропейской философии на рубеже XIX-ХХ веков

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150272)
Комментарии (1830)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru