Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Взаимосвязь идентичности и поведения в Интернете пользователей юношеского возраста

Название: Взаимосвязь идентичности и поведения в Интернете пользователей юношеского возраста
Раздел: психология, педагогика
Тип: реферат Добавлен 01:48:22 21 декабря 2007 Похожие работы
Просмотров: 355 Комментариев: 3 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Актуальность исследования личностных детерминант поведения в Интернет-среде в юношеском возрасте определяется, во-первых, постоянным увеличением числа подростков и юношей - пользователей Интернета. В настоящее время 37-38 % аудитории российского Интернета составляют именно лица молодого возраста (от 18 до 24 лет), при этом отмечается, что количество молодежи в Интернете растет быстрее, чем количество представителей других возрастных групп (РОЦИТ, 1999; Monitoring.ru, 2000).

Во-вторых, все большее усложнение социального мира и процессов социального взаимодействия в настоящее время определяет актуальность социально-психологического анализа субъективного значения социальной неопределенности для личности. Неопределенность социальных норм, разнообразие сред общения и видов деятельности в Интернете делают Интернет-коммуникацию удобным объектом для изучения детерминант поведения в неопределенной среде в целом.

В-третьих, важным для нашего исследования является выделение в ряде психологических работ таких видов надситуативной активности, как восприятие возможностей и осуществление действия, или выбор одной из возможностей (Леонтьев, 2000; Леонтьев, Пилипко, 1995; May, 1981; Петровский, 1996). Имплицитно роль идентичности в регуляции этих двух видов активности уже рассматривалась в ряде исследований (Marcia, Friedman, 1970; Marcia, 1980; Raphael, Xelowsky, 1980). Однако вследствие отождествления идентичности и поведения в этих исследованиях вопрос относительно роли структурных и содержательных особенностей идентичности в регуляции этих двух видов активности остался нерешенным. Представляется актуальным анализ регулятивной роли идентичности относительно выделенных типов активности: активности в восприятии альтернатив, когда человек выделяет для себя достаточно широкий спектр возможностей, и активности в действии, когда человек осуществляет действие, выбирая одну из возможностей.

В-четвертых, одним из видов поведения в Интернет-коммуникации, который анализируется в данной работе, является Интернет-зависимость. Актуальность изучения роли идентичности в возникновении Интернет-зависимости определяется слабой изученностью регулятивной роли идентичности относительно нехимических поведенческих зависимостей, а также практической значимостью исследований феномена Интернет-зависимости.

Научная новизна исследования определяется, во-первых, недостаточной разработанностью в социально-психологическом знании проблемы коммуникации через Интернет в целом. В частности, в данном исследовании впервые рассматривается роль структурных и содержательных особенностей идентичности в регуляции поведения в Интернете. Также впервые рассматривается роль идентичности в регуляции такого специфического вида поведения, как Интернет-зависимость. Кроме того, в рамках данного исследования был разработан опросник поведения в Интернете, включающий шкалу Интернет-зависимости.

Во-вторых, данное исследование вносит вклад в разработку проблемы регулирующей функции идентичности, а также проблемы социальной активности личности. Впервые детально рассматривается роль идентичности в регуляции активности личности в неопределенной среде. Также впервые эмпирически анализируется активность личности на двух уровнях: активность в действии и активность в восприятии альтернатив; рассматривается связь этих видов активности с идентичностью личности.

Практическая значимость исследования. Результаты исследования могут быть использованы преподавателями высшей школы при разработке учебных курсов по психологии телекоммуникаций, социальной психологии личности, социально-психологическим последствиям информатизации. Также они могут быть востребованы практическими психологами при организации практической работы с подростками-пользователями сети Интернет, особенно для организации психокоррекционной работы с Интернет-зависимыми подростками и юношами.

Цель данного исследования состоит в теоретическом анализе и эмпирическом исследовании роли структуры и содержания идентичности в регуляции поведения в Интернете.

Задачи исследования.

1. Теоретический анализ существующих представлений о роли идентичности в регуляции поведения.

2. Анализ социально-психологических аспектов Интернет-коммуникации.

3. Проведение эмпирического исследования роли структуры и содержания идентичности в регуляции поведения в Интернете.

Предмет исследования - особенности идентичности и поведения в Интернет-коммуникации.

Объект исследования. В исследовании приняли участие пользователи Интернета в возрасте от 15 до 21 года: учащиеся средних школ г. Москвы (84 человека), а также студенты гуманитарных и естественных факультетов вузов г. Москвы (91 человек). Всего в качестве испытуемых выступило 175 человек, из них 43 девушки и 132 юноши.

Гипотезы исследования.

1. Активность в восприятии альтернатив в Интернет-коммуникации связана со структурными и содержательными особенностями идентичности пользователей.

1а. Чем больше в идентичности социально-ролевых характеристик, тем ниже активность в восприятии альтернатив.

1б. Чем большую роль в регуляции поведения в Интернете играет "идеальное Я" (т.е. чем более сходны образы "Я-идеальное" и "Я в Интернете"), тем ниже активность в восприятии альтернатив.

2. Активность в действии в Интернет-коммуникации связана со структурными и содержательными особенностями идентичности пользователей.

2а. Чем больше в идентичности социально-ролевых характеристик, тем ниже активность в действии.

2б. Чем большую роль в регуляции поведения в Интернете играет "идеальное Я" (т.е. чем более сходны образы "Я-идеальное" и "Я в Интернете"), тем ниже активность в действии 1 .

3. Структура и содержание идентичности Интернет-зависимых пользователей отличается от структуры и содержания идентичности тех пользователей, которые не склонны к Интернет-зависимости.

Методологической основой данного исследования послужили теория социальной идентичности А. Тэшфела, Дж. Тернера; теория социальной самокатегоризации Дж. Тернера, теория SIDE ("social identity model of deindividuation effect" - "модель деиндивидуализации с точки зрения социальной идентичности") C. Рейчера, Р. Спирса, Т. Постмеса, а также теоретические и эмпирические положения о регулятивной функции идентичности Э. Эриксона, Х. Маркус, К. Хорни, В.В. Столина, Е.Т. Соколовой.

Исследование проводилось с использованием методов опроса, контент-анализа самоописаний респондентов, факторного анализа, корреляционного анализа.

Положения, выносимые на защиту.

1. В ситуации социальной неопределенности, которая является основной особенностью Интернета как социальной среды, основную роль в регуляции поведения играет идентичность пользователя. Особенности поведения пользователей в Интернете (активность в восприятии альтернатив; активность в действии; Интернет-зависимость) не связаны со стажем использования Интернета, доступностью Интернета, необходимостью использовать Интернет для работы или учебы.

2. Активность в восприятии альтернатив в Интернет-коммуникации связана со структурой идентичности пользователей. Чем более значимо стремление реализовать "идеальное Я" в Интернете, тем ниже показатель активности в восприятии альтернатив. Напротив, для пользователей с высокими показателями активности в восприятии альтернатив стремление реализовать идеал "Я" не является единственным регулятором поведения в Интернете; не менее важным для них является желание испытать новый опыт, который невозможно испытать в реальном общении.

3. Активность в действии в Интернет-коммуникации связана с особенностями самокатегоризации пользователей: чем меньше в идентичности выражена социально-ролевая составляющая, тем выше показатель активности в действии.

4. Особенностями идентичности Интернет-зависимых пользователей являются стремление избавиться от требований социального окружения и потребность в эмоциональной поддержке.

Апробация и внедрение результатов исследования.

Теоретические положения и основные результаты исследования были представлены в докладах на заседании кафедры социальной психологии факультета психологии МГУ им. М. В. Ломоносова (1998), семинарах ISN (Information Society Network) (Москва, 1999), Ломоносовских чтениях (Москва, 2000). Полученные в исследовании результаты были использованы при чтении учебных курсов "Психология виртуальной реальности" для студентов математического факультета Московского педагогического университета, а также курсов "Социальная психология личности" и "Социализация и информационная среда" для студентов факультета психологии МГУ им. М.В. Ломоносова.

Достоверность данных, полученных в работе, обеспечивалась научно-методологической обоснованностью программы исследования, репрезентативностью и достаточно большим объемом выборки, соблюдением методических принципов и правил проведения опросов, применением аппарата математической обработки данных, соотнесением с результатами исследований других авторов.

Объем и структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, выводов, заключения и списка литературы, включающего 137 наименований, из них 82 на иностранных языках. Объем основного текста диссертации - 148 машинописных страниц. В приложениях представлены методические материалы и результаты первичной обработки эмпирических данных.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность работы, раскрывается ее научная новизна, практическая значимость, формулируются положения, выносимые на защиту, определяются цель, задачи, предмет, объект, гипотезы и методы исследования.

ГЛАВА 1 "ПРОБЛЕМА ИДЕНТИЧНОСТИ В СОВРЕМЕННОЙ ПСИХОЛОГИИ", включающая 2 параграфа, посвящена анализу теоретико-методологических подходов к изучению идентичности в зарубежной и отечественной психологии.

В § 1.1. Понятие и виды идентичности особое внимание уделено разведению понятия "идентичности" и смежных, но не тождественных с ним понятий (Эриксон, 1996; Бернс, 1986; Кон, 1981; Ремшмидт, 1994). Большинство авторов определяет "Я"-концепцию (самосознание, схему "Я") как представление о себе или как совокупность частных представлений о себе, образов "Я", самооценок. Идентичность, или "Я", рассматривается как интегрирующее эти самооценки начало, как некоторый стержень, на который "нанизываются" частные представления о себе, и одновременно - как регулятивное начало, инстанция, обеспечивающая не только целостность и согласованность представлений о себе, но и целостность, последовательность поведения. В данной работе понятия "Я" и "идентичность" также рассматриваются как взаимозаменяемые, обозначающие целостность и непрерывность личности, а "Я"-концепция - как осознаваемая часть идентичности.

На основе анализа литературы выделяются и определяются следующие аспекты идентичности:

- "представление о себе" - "поведение (самопрезентация)" (Бернс, 1986; Столин, 1983, 1985; Goffman, 1959; Harre, Secord, 1972; Banaji, Prentice, 1994);

- "социальное Я" - "персональное Я" ("социальная идентичность" - "персональная идентичность") (Джемс, 1991; Кон, 1981, 1984; Tajfel, 1974; Tajfel, Turner, 1979, 1985);

- "реальное Я" - "идеальное Я" (Rosenberg, Kaplan, 1982; Бернс, 1986; Хорни, 1998);

- "наличное Я" - "возможные Я" (Markus, Nurius, 1986).

Указывается на классификацию различных аспектов идентичности, которая основывается на понимании идентичности как существующей в развитии, а видов идентичности - как различных стадий (Эриксон, 1996) или состояний развития идентичности (Marcia, Friedman, 1970; Marcia, 1980; Raphael, Xelowsky, 1980). § 1.2. Роль идентичности в регуляции социального поведения. Большинство исследователей, говоря о влиянии "Я"-концепции на поведение, вводят понятие самопрезентации, определяя ее как "процесс сообщения другим людям, чем мы являемся, или поведенческое выражение того, что мы чувствуем в свой адрес и думаем о себе" (Philipchalk, 1997, p. 46). Выделяются две наиболее общие функции самопрезентации: защитная (намеренное произведение на окружающих определенного впечатления) и смысловая (подтверждение своей "Я"-концепции или самопознание) (Banaji, Prentice, 1994; Tedeschi, Riess, 1981; Зимачева, 1997).

Наиболее подробно самопрезентация с точки зрения ее защитной функции рассматривалась в рамках интеракционистской ориентации (Goffman, 1959; Harre, Secord, 1972). Однако, по мнению ряда авторов, самопрезентация включает в себя не только стремление произвести на других определенное впечатление, но и демонстрацию мыслей и чувств (Swann, 1992; Майерс, 1997). Обсуждая соотношение защитной и смысловой функций самопрезентации, необходимо отметить, что люди различаются по своей склонности к намеренному конструированию впечатления о себе: одни склонны все время контролировать свое поведение в соответствии с ожиданиями социального окружения, другие ведут себя спонтанно, следуя в поведении скорее внутренним ориентирам, нежели опираясь на ожидания социального окружения (Snyder, 1987; Snyder, Monson, 1975).

Роль социальной идентичности в регуляции поведения. Роль этого аспекта Я в регуляции поведения анализировалась еще Дж. Мидом в контексте проблемы соотношения социальной детерминации и свободы личности. Из теоретических размышлений Дж. Мида следует вывод о том, что "Me" ("Я-глазами-других") обеспечивает нормативную активность, "I" ("Я-как-есть"), напротив, регулирует собственную, сверхнормативную активность личности (Mead, 1975).

Этот тезис находит продолжение в концепциях современных когнитивно ориентированных психологов. Так, в теории социальной идентичности А. Тэшфела и теории самокатегоризации Дж. Тернера "сдвиг" идентичности к полюсу социальной самокатегоризации определяет межгрупповое (т.е. нормативное) поведение, а к полюсу личностной самокатегоризации - межличностное поведение (Tajfel, 1974; Tajfel, Turner, 1979, 1985).

На близких основаниях, а именно, на основании того, в какой мере индивид в своем поведении склонен руководствоваться интересами группы, к которой он принадлежит (т.е. склонен к коллективизму), или, напротив, собственными интересами (т.е. склонен к индивидуализму), построена типология личностей, широко используемая в этнопсихологии (Triandis, 1994; Markus, Kitayama, 1991).

Наиболее подробное описание мотивов, способов самоопределения, взаимоотношений с окружающими и наиболее типичных чувств, свойственных "индивидуалистам" и "коллективистам", приводят когнитивно ориентированные психологи Х. Маркус и Ш. Китаяма (Markus, Kitayama, 1991), различающие два типа Я в зависимости от способа самоопределения: "независимое Я" и "взаимозависимое Я". Если провести параллель между теорией социальной идентичности А. Тэшфела и Дж. Тернера, становится очевидным ее сходство с концепцией Х. Маркус и Ш. Китаямы. В "Я"-концепции обладателей "взаимозависимого Я" преобладает социальная идентичность, поскольку они склонны описывать себя в терминах социальных ролей, а основа их самоотношения - соответствие ожиданиям окружающих. В "Я"-концепции обладателей "независимого Я" преобладает личная идентичность, поскольку они более склонны описывать себя в терминах психологических черт и основой их самоотношения является способность выражать свои личные качества (Markus, Kitayama, 1991).

Исследования Х. Маркус и Ш. Китаямы позволяют выделить следующие важные для данного исследования различия роли Я в детерминации активности: 1) детерминированность поведения обладателей "взаимозависимого Я" социальными ролями и ожиданиями социального окружения; их меньшую толерантность к противоречию и, как следствие, меньшую эффективность в ситуации неопределенности; 2) большую креативность, и, как следствие, большую адаптивность в ситуации неопределенности обладателей "независимого Я", их тенденцию меняться не под влиянием внешних условий, а в результате самодетерминации, что в нашем понимании означает их большую надситуативную активность.

Роль "идеального Я" в регуляции поведения. Дихотомия "реальное Я" - "идеальное Я" обычно рассматривается в связи с самоотношением личности. По данным эмпирических исследований, влияние рассогласования "идеального Я" и "реального Я" на уровень самоотношения зависит от когнитивной сложности человека (Linville, 1987). Отмечается (Хорни, 1998; Соколова, Николаева, 1991), что сверхзначимость стремления соответствовать "идеальному Я" ведет к нестабильности самоотношения и к снижению спонтанной активности.

Представляется возможным сопоставить такие аспекты идентичности, как "идеальное Я" и социальная идентичность. "Идеальное Я" признается сходным с социальной идентичностью по своему происхождению (Rosenberg, Kaplan, 1982; Бернс, 1986; Соколова, Николаева, 1991; Хорни, 1998). Роль социальной идентичности и "идеального Я" в детерминации активности личности также представляется сходной - обе эти структуры детерминируют адаптивную, или, более конкретно, нормативную активность.

Аспектами идентичности, детерминирующими надситуативную активность, могут быть названы "возможные Я" - ситуативные представления человека о том, каким он мог бы стать, которые обеспечивают изменчивость и развитие идентичности. Х. Маркус и П. Нуриус рассматривают "возможные Я" как "посредников между мотивацией и "Я"-концепцией"; при этом мотивирующая роль "возможных Я" раскрывается следующим образом: возникающее у человека представление о том, каким он мог бы стать, в дальнейшем побуждает его активность в этом направлении (Markus, Nurius, 1986). Таким образом, логика влияния "возможных Я" на поведение следующая: у человека ситуативно и первоначально немотивированно появляются некие образы "Я" ("возможные Я"), которые в дальнейшем могут детерминировать активность.

Концепция "возможных Я" представляется удачным решением проблемы ситуативного изменения идентичности. Однако при рассмотрении развития идентичности в онтогенезе более плодотворным оказывается подход, основанный на методологии Э. Эриксона (Marcia, Friedman, 1970; Marcia, 1980; Raphael, Xelowsky, 1980). В рамках этого направления в качестве критериев статуса (или состояния) идентичности используются такие параметры, как "наличие или отсутствие кризиса" (Marcia, 1980), "открытость альтернативам", "наличие решений" (Raphael, Xelowsky, 1980). Хотя Дж. Марсиа традиционно рассматривал идентичность в развитии, в одной из своих работ Дж. Марсиа и М. Фридман (Marcia, Friedman, 1970) утверждали, что различным статусам идентичности соответствуют определенные типы личности. Таким образом, одни и те же типы идентичности могут быть рассмотрены и как стадии развития идентичности, и как устойчивые особенности личности.

ГЛАВА 2 "СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ИНТЕРНЕТ-КОММУНИКАЦИИ" посвящена конкретизации роли идентичности в регуляции социального поведения в Интернете.

§ 2. 1. Общая характеристика Интернет-коммуникации. В настоящее время в исследованиях Интернет-коммуникации происходит смещение акцентов от изучения собственно технологической ее составляющей к изучению психологических последствий информационных технологий.

Интернет - среда по сути своей неоднородная, образованная различными социальными средами. Неоднородность Интернета как среды поведения, а также многообразие сервисов Интернета обеспечивает различные виды деятельности пользователя в Интернете (Войскунский, 1999; Смыслова, 1998). Однако, хотя среды общения и деятельности в Интернете очень разнообразны и в значительной степени отличаются друг от друга, они, тем не менее, обладают общими, присущими им всем, свойствами, которые являются результатом специфики коммуникации через Интернет. Такими особенностями Интернета по сравнению с реальным социальным миром являются: 1) невидимость субъекта коммуникации; 2) анонимность; 3) слабая регламентированность поведения; 4) разнообразие сред общения, видов деятельности и способов самопрезентации (Suler, 1996b, 1996c, 1996e; Reid, 1994, 1991; Turkle, 1997). Эти свойства позволяют характеризовать большинство социальных ситуаций в Интернете как "слабые ситуации" - такие, в которых внешние воздействия оказывают слабое влияние на поведение, что благоприятствует проявлению в поведении индивидуальных различий (Росс, Нисбет, 1999; Philipchalk,1995).

Указанные особенности Интернет-коммуникации определили выбор Интернета как наиболее оптимальной среды для исследования надситуативной активности, которая не направлена на достижение некоторого заранее заданного результата. Эта среда обладает всеми признаками "слабых" ситуаций и потому, на наш взгляд, наиболее благоприятна для исследования роли идентичности в детерминации поведения.

§ 2. 2. Современные психологические и социально-психологические исследования Интернет-коммуникации, содержащий 4 раздела, посвящен обзору основных направлений психологических исследований Интернета.

Наиболее ранние методологические исследования Интернета, относящиеся к началу 90-х годов, посвящены обоснованию возможности изучения Интернета не только с технической, но и с психологической точки зрения (Riva, Galimberti, 1998; Nass, Steuer, 1993), содержат определения виртуальной реальности и описание особенностей коммуникации через Интернет по сравнению с реальной коммуникацией.

В социокультурных исследования сетевых сообществ (Reid, 1991, 1994; Donath, 1995; Suler, 1996g; Turkle, 1996, 1997) Интернет выступает как система некоторых сообществ, обладающих своими особенностями языка, норм коммуникации и социальной иерархии участников. Наличие этих особенностей позволяет говорить об Интернете как о социальной среде, которая делает возможным формирование новых оснований социальной самокатегоризации, и тем самым может вносить вклад в формирование нового содержания идентичности пользователя.

Исследования влияния Интернет-коммуникации на идентичность пользователей можно разделить на две группы.

1. Исследования влияния Интернет-коммуникации на социальную идентичность пользователя. Данные эмпирических исследований о взаимосвязи социальной идентичности пользователя и его поведении в Интернете подтверждают сформулированное на основании теоретических положений представление о роли социальной идентичности в надситуативной активности. Так, чем большее место в самокатегоризации занимает социальная идентичность, тем ниже активность пользователей в Интернете (Жичкина, Белинская, 2000). При этом идентификация с виртуальной социальной группой по своему влиянию на активность пользователя аналогична идентификации с реальными социальными группами: высокая степень идентификации и с реальной, и виртуальной социальной группой препятствует проявлению активности пользователей в Интернете.

2. Исследования мотивации создания "виртуальных личностей".

Феномен создания виртуальных личностей был зарегистрирован многими исследователями (Reid, 1991, 1994; Donath, 1997; Sempsey, 1997; Turkle, 1996, 1997; Кelly, 1997). На основе анализа литературы можно выделить две группы причин создания виртуальных личностей: мотивационные (удовлетворение уже имеющихся желаний) и "поисковые" (желание испытать новый опыт как некоторая самостоятельная ценность) причины. В первом случае создание виртуальной личности выступает как компенсация недостатков реальной социализации. Такая виртуальная личность может существовать как "для себя", осуществляя идеал "Я" или, наоборот, реализуя деструктивные тенденции пользователя (Young, 1998; Turkle, 1996; Becker, 1996), так и "для других" - с целью произвести определенное впечатление на окружающих (Dautenmann, 1996; Reid, 1991, 1994; Serpentelli, 1992; Suler, 1996d; Sempsey, 1997). Во втором случае виртуальная личность создается для расширения уже имеющихся возможностей реальной социализации, получения нового опыта (Turkle, 1996; Sempsey, 1997).

Большинство исследований Интернет-зависимости 2 посвящено выработке критериев диагностики этого феномена. Выделяются следующие критерии Интернет-зависимости (Brenner, 1997, 1998; Young, 1997, 1998; Thompson, 1996; Suler, 1996a; Goldberg, 1996): 1) критерий дезадаптации (негативное влияние использования Интернета на финансовый статус, межличностные отношения, здоровье, работу или учебу, эмоциональное состояние и т.п.); 2) критерий невозможности субъективного контроля за использованием Интернета.

Отмечается, что Интернет-зависимость имеет, прежде всего, личностную природу: Интернет сам по себе не имеет аддиктивной природы, но может приобретать сверхзначимость для некоторых людей в силу их личностных особенностей (King, 1996; Young, 1997, 1998; Suler, 1996a). Большинством исследователей признается, что идентичность Интернет-зависимых обладает значительными отличиями от идентичности тех, для кого не характерна Интернет-зависимость.

В ГЛАВЕ 3 "ЭМПИРИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ВЗАИМОСВЯЗИ ИДЕНТИЧНОСТИ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ И ПОВЕДЕНИЯ В ИНТЕРНЕТЕ" формулируется и обосновывается подход к изучению роли идентичности в регуляции активности поведения, описываются теоретическая модель и программа исследования, даются основания выбора методического инструмента, приводятся результаты анализа полученных данных.

§ 3. 1. Программа эмпирического исследования. Активность пользователя может быть рассмотрена как адаптивная, направленная на достижение заранее заданного результата, или надситуативная (неадаптивная), существующая безотносительно к внешним целям.

В качестве детерминант адаптивной активности на уровне идентичности могут выступать как внешние (система социальных ролей), так и внутренние (желание соответствовать идеалу "Я") детерминанты. Исходя из этого, было выдвинуто следующее предположение: чем больше выражены, во-первых, социально-ролевой аспект самокатегоризации, и, во-вторых, стремление соответствовать идеалу "Я", тем в меньшей степени для личности будет характерна надситуативная активность.

Выбор Интернета в качестве оптимальной среды для исследования надситуативной активности связан с рядом его особенностей, в частности, нерегламентированностью поведения, анонимностью, невидимостью субъекта, потенциальным разнообразием сред общения и видов деятельности. Интернет обладает всеми признаками "слабых" ситуаций (таких ситуаций, в которых лишь немногие социальные правила управляют поведением, когда человек может выражать себя разными способами относительно свободно) и потому, на наш взгляд, наиболее благоприятен для исследования роли идентичности в детерминации надситуативной активности.

Итак, проблема исследования: взаимосвязь особенностей идентичности и поведения в неопределенной среде 3 .

В эмпирическом исследовании выделялись три параметра поведения в Интернете: активность в восприятии альтернатив, активность в действии, Интернет-зависимость.

Общим критерием формирования выборки (175 человек в возрасте от 15 до 21 года) было наличие у респондента опыта использования Интернета.

Методики исследования.

1. Для изучения особенностей поведения в Интернете применялся разработанный нами опросник поведения в Интернете, включающий три шкалы: "активность в восприятии альтернатив" (8 вопросов), "активность в действии" (6 вопросов), Интернет-зависимость (7 вопросов). Психометрическая проверка опросника производилась на группе из 175 испытуемых (показатели надежности, согласованности шкал и устойчивости удовлетворительны).

2. Испытуемым также предлагалась анкета для оценки частоты вхождения в Интернет с той или иной целью, определения важности эмоциональной поддержки, общения и возможности вести себя раскрепощенно и вероятности получения последних в реальном общении и в Интернете по 5-балльной шкале. Кроме того, в анкету были включены вопросы-фильтры с целью проверки связей изучаемых аспектов поведения с внешними факторами: ограничениями на вход в Интернет или с профессиональной необходимостью его использования, а также вопросы относительно пола, возраста, стажа использования Интернета, количества часов в неделю, которое респондент проводит в Интернете и количественных характеристик виртуальной социальной сети.

3. Для исследования особенностей самокатегоризации, в частности, выраженности в идентичности социально-ролевого или персонального аспектов, был использован тест Куна-Макпартленда "Кто Я?" ("Двадцать ответов").

4. Для исследования особенностей структуры идентичности применялся семантический дифференциал. Испытуемому предлагалось оценить каждую из ролевых позиций ("Я", "идеальное Я", "Я в Интернете", "Я глазами сверстников", "Я глазами взрослых") по ряду шкал. В качестве шкал выступили наиболее частотные прилагательные, с помощью которых испытуемые описывали себя вообще и себя в Интернете в ходе интервью, касавшегося различий общения через Интернет и реального общения (Жичкина, Белинская, 2000).

Обработка результатов.

По результатам опросника поведения в Интернете были выделены следующие группы пользователей: "активные в восприятии альтернатив" - "неактивные в восприятии альтернатив"; "активные в действии" - "неактивные в действии"; Интернет-зависимые - те, для кого не характерна Интернет-зависимость (в дальнейшем в тексте - "аддикты" и "неаддикты"). Затем сравнивались структура и содержание идентичности пользователей, отнесенных к крайним группам по каждому из выделенных нами параметров.

Процедура обработки данных, полученных с помощью личностного семантического дифференциала, была следующей: среднегрупповые оценки каждой ролевой позиции по каждому из качеств подвергались факторному анализу с целью определения нагрузок по каждому фактору, содержания и близости-удаленности друг от друга рассматриваемых ролевых позиций. Полученные результаты сравнивались попарно по группам "активных в восприятии альтернатив" и "неактивных в восприятии альтернатив"; "активных в действии" и "неактивных в действии"; "аддиктов" и "неаддиктов".

Обработка данных, полученных с помощью методики Куна-Макпартленда, производилась методом контент-анализа с последующим сравнением количества высказываний каждого типа попарно по каждой из выделенных групп респондентов. По данным, полученным с помощью анкеты, анализировались различия в целях использования Интернета, а также в восприятии Интернета и реального социального окружения по выделенным группам.

В § 3.2. "Результаты исследования взаимосвязи особенностей идентичности и поведения в Интернете и их обсуждение" проверялось, связаны ли изучаемые особенности поведения между собой и с объективными характеристиками использования Интернета, а также с полом и возрастом пользователей. Было установлено, что активность поведения в Интернете слабо связана с активностью в восприятии альтернатив (r=0,177, p<0,05). Интернет-зависимость не связана ни с активностью в восприятии альтернатив, ни с активностью в действии. Изучаемые особенности поведения не связаны с полом респондента. С возрастом реcпондента из рассматриваемых особенностей поведения отрицательно связана активность в восприятии альтернатив в Интернет-коммуникации (r= -0,155, p<0,05): чем младше респондент, тем больше интерес к разнообразию людей, мнений, сред и способов общения и сайтов. Активность в действии и Интернет-зависимость оказались не связаны с возрастом.

Кроме того, ни активность в восприятии альтернатив, ни активность в действии, ни Интернет-зависимость оказались не связаны с объективными характеристиками использования Интернета: стажем использования Интернета, его доступностью, необходимостью использовать Интернет для учебы или работы. Эти данные об отсутствии связи изучаемых особенностей поведения с объективными параметрами использования Интернета согласуются с теоретическими представлениями (Philipchalk, 1995; Петровский В. А., 1996) о том, что особенности поведения в неопределенной среде детерминированы скорее личностными, чем ситуационными переменными.

§ 3.2.1. Изучение взаимосвязи особенностей идентичности и активности в восприятии альтернатив в Интернет-коммуникации 4 .

Анализ результатов, полученных с помощью методики "Кто Я", показал, что активность в восприятии альтернатив в Интернет-коммуникации не связана ни с преобладанием социальной или персональной самокатегоризации, ни с другими показателями самокатегоризации.

Результаты, полученные с помощью семантического дифференциала, позволяют выделить следующие особенности структуры идентичности "закрытых" респондентов. Во-первых, это появление в их структуре идентичности фактора генерализованной оценки. Этот фактор является вторым по значимости и объясняет 30,2 % общей дисперсии. У других групп испытуемых оценка является скорее коннотатом, эмоциональной окрашенностью другого значимого конструкта.

Во-вторых, в их поведении в Интернете значительную роль играет стремление соответствовать идеальному образу "Я". Это проявляется в близости ролевой позиции "Я в Интернете" к "идеальному Я" по первым двум наиболее значимым факторам, объясняющим 66% суммарной дисперсии. При этом "идеальное Я" "закрытых" наделяется всевозможными положительными характеристиками: "сильный", "активный", "хороший", "добрый", "умный", "красивый", что может быть интерпретировано как притязания на грандиозность во всех отношениях и в глобальных масштабах.

Такая структура идентичности (порождение грандиозного "идеального Я") подробно описывалась представителями психоаналитического направления (Хорни, 1998; Соколова, Николаева, 1991). Эти авторы связывали описанную структуру самосознания со специфическим восприятием мира с точки зрения соответствия или несоответствия собственным ожиданиям и потребностям, отсутствием интереса к разнообразию. Одним из проявлений такой структуры идентичности может быть различная степень лояльности "закрытых" респондентов, демонстрируемая ими в различных ситуациях общения. Так, в общении со взрослыми "закрытые" оценивают себя как пассивных, добрых, умных, тактичных и хороших, при этом выступающих в позиции слабости. В общении со сверстниками они, наоборот, оценивают себя как активных, злых и агрессивных, при этом выступающих с позиции силы. Представляется, что прямо противоположная оценка себя в разных ситуациях может быть результатом идентификации в одних случаях с грандиозным "идеальным Я", а в других - со своим слабым "реальным Я".

Итак, относительно роли идентичности в детерминации активности в восприятии альтернатив можно сделать вывод, что активность в восприятии альтернатив снижается тогда, когда основным регулятором поведения в неопределенной среде становится стремление соответствовать грандиозному, совершенному во всех отношениях, идеалу "Я".

Основная особенность идентичности "открытых" респондентов - отсутствие в ней единственной цели (цели соответствия совершенному во всех отношениях "Я"-идеалу). В неопределенной среде, которой является Интернет, поведение "открытых" регулируется стремлением соответствовать идеалу "Я" только отчасти. Другой важной детерминантой поведения является стремление испытать некоторый новый опыт, который невозможно испытать в реальном общении. Эта тенденция проявляется в том, что "Я в Интернете" "открытых" противопоставляется всем остальным образам "Я" по второму, достаточно значимому (объясняющему 33,1 % обшей дисперсии), фактору "Тактичность-бестактность". Кроме того, в структуре идентичности "открытых" был выделен фактор "Ригидность - склонность к риску", появление которого может быть связано с присущим этой группе желанием ролевого экспериментирования. Подтверждением этого является и более высокая оценка (по данным опроса) "открытыми" респондентами возможности в Интернете "вести себя, не задумываясь о том, что о тебе подумают окружающие".

Поэтому представляется, что для "открытых" Интернет выступает не как среда реализации "грандиозного Я", а как среда поиска идентичности, в которой возможно опробовать те модели поведения, которые невозможно реализовать в реальном общении.

Итак, данные, полученные нами относительно структуры и содержания идентичности "открытых" и "закрытых" респондентов, подтверждают гипотезу 1б: чем большую роль в регуляции поведения в Интернете играет "идеальное Я", тем ниже активность в восприятии альтернатив. При этом различия в самокатегоризации "открытых" и "закрытых" респондентов оказались статистически не значимы. Таким образом, гипотеза 1а о том, что чем больше в идентичности социально-ролевых характеристик, тем ниже активность в восприятии альтернатив, не подтвердилась.

§ 3.2.2. Изучение взаимосвязи особенностей идентичности и активности в действии в Интернет-коммуникации 5 .

Сравнение данных о самокатегоризации "активных" и "неактивных" респондентов, полученных с помощью методики "Кто Я", показало, что в самоописаниях "неактивных" значимо чаще встречаются высказывания, относящиеся к категориям "пол", "семейные роли", а также значимо больше упоминаний социальных ролей в целом. Эти результаты согласуются с имеющимися данными о влиянии социальной идентичности на поведение в Интернете (Жичкина, Белинская, 2000). Отмеченная тенденция на макросоциальном уровне может быть связана с быстрым темпом социальных изменений в обществе в целом и с различиями функций семьи и группы сверстников в современных условиях (Кле, 1991; Белинская, Стефаненко, 2000). Сильная идентификация с традиционными (семейными и половыми) ролями определяет неспособность активно действовать в тех ситуациях, в которых отсутствуют соответствующие этим ролям предписания. Поэтому, чем больше подросток идентифицируется с социальными ролями, в особенности - традиционными, тем менее вероятно проявление им активности в неопределенной среде, что и проявилось в нашем исследовании.

Сравнение структуры и содержания идентичности "активных" и "неактивных" респондентов, по данным, полученным с помощью семантического дифференциала, показало, что они скорее сходны, чем различаются между собой. Так, ведущими факторами и у "активных", и у "неактивных" являются "Сила + Активность", "Социальный самоконтроль", "Любознательность". Также сходно и распределение ролевых позиций по двум факторам, объясняющим большую часть суммарной дисперсии (75 % у "активных" и 73% у "неактивных"). У обеих групп образ "Я в Интернете" в отношении силы и активности сливается с "идеальным Я", а в отношении социального самоконтроля резко ему противопоставляется. Таким образом, группы "активных" и "неактивных" респондентов не различаются по стремлению к реализации "идеального Я" в Интернете.

Основные различия структуры идентичности "активных" и "неактивных" респондентов касаются их отношения к разным источникам информации, а также специфики личностных конструктов, представленных 4-м (наименее значимым) фактором.

Так, наиболее референтным источником информации для "неактивных" являются взрослые, а наименее референтным - сверстники. При этом "реальное Я" "активных" оценивается ими как относительно нелюбознательное и, скорее, безразличное к информации. То есть, для "неактивных" не характерен самостоятельный поиск информации.

Еще одна особенность самосознания "неактивных" респондентов - оценка "реального Я" как откровенного в сочетании с оценкой себя в ситуациях общения как скрытных. В сочетании с низкой активностью этой группы респондентов (которая проявляется в отсутствии активного поиска информации и инициативы в общении) эти результаты можно интерпретировать как своеобразное табу на любое самораскрытие. Традиционно такая структура самосознания интерпретируется как страх быть объективированным, потерять себя в объекте, проявив к нему интерес (Лэнг, 1995). Эта тенденция специфична для "неактивных" пользователей и может служить дополнительным объяснением их низкой активности.

Основная особенность структуры идентичности "активных" - стремление ограничить собственную активность (любознательность, общительность и раскованность) в Интернете. В частности, данные, полученные с помощью семантического дифференциала, показывают, что "активные" респонденты, во-первых, хотели бы быть менее любознательными, несмотря на то, что любознательность - социально желательное качество, оцениваемое ими как "хорошее". Во-вторых, "активные" оценивают "Я в Интернете" как менее любознательное, чем "реальное Я", хотя Интернет - информационно насыщенная среда - казалось бы, располагает к проявлению большей любознательности. Можно предположить, что эти особенности "активных" представляют собой их способ защиты от информационной безграничности среды. Кроме того, "активные" хотели бы быть менее раскованными и общительными, чем они есть, а также оценивают "Я в Интернете" как менее раскованное и общительное, чем "реальное Я". Меньшая раскованность и общительность "активных" респондентов в Интернете, а также их стремление стать менее раскованными и общительными вообще, аналогично стремлению стать менее любознательными, могут быть защитой от коммуникативной безграничности среды, проявлением избирательности по отношению к знакомствам в Интернете.

Кроме того, в отличие от "неактивных" респондентов, для "активных" взрослые не являются наиболее референтным источником информации. Напротив, "активные" предпочиают искать информацию самостоятельно, что абсолютно нехарактерно для "неактивных" респондентов.

Итак, полученные результаты о различиях в самокатегоризации "активных" и "неактивных" респондентов подтверждают гипотезу 2а: чем больше в идентичности социально-ролевых характеристик, тем ниже активность в действии. Также из полученных нами данных следует, что "идеальное Я" играет, в целом, сходную роль в регуляции поведения "активных" и "неактивных" пользователей, а стремление реализовать идеал "Я" не обладает сверхзначимостью для "неактивных" пользователей. Таким образом, гипотеза 2б о том, что чем большую роль в регуляции поведения в Интернете играет "идеальное Я", тем ниже активность в действии, не подтвердилась.

§ 3.2.3. Изучение взаимосвязи особенностей идентичности и Интернет-зависимости.

С помощью опроса было установлено, что упоминаемые аддиктами в качестве наиболее частых цели использования Интернета не ограничиваются общением и включают не связанные с ним цели (игры и скачивание программ), что согласуется с данными других исследований Интернет-зависимости (Young, 1997, 1998; Holmes, 1998). Таким образом, возможность общения через Интернет не является единственным фактором формирования Интернет-зависимости.

Анализ результатов, полученных с помощью методики "Кто Я", показал, что различия в количестве социально-ролевых и персональных самоописаний аддиктов и неаддиктов не значимы. То есть, Интернет-зависимость не связана с особенностями самокатегоризации.

Анализ результатов, полученных с помощью семантического дифференциала, показал, что "Я в Интернете" не является реализацией идеала "Я" аддиктов. Это заставляет предположить другой механизм Интернет-зависимости, чем реализация идеала "Я" в Интернете.

Исходя из полученных результатов, можно выделить, по крайней мере, две причины, лежащие в основе Интернет-зависимости. Первая основывается на тех качествах, которыми наделяется "Я в Интернете" по сравнению с "реальным Я" (раскованность, бестактность, пассивное восприятие и простота), в целом означающих возможность избавиться от каких-либо ограничений и действовать, не прилагая усилий. Поэтому представляется, что Интернет привлекателен для аддиктов благодаря возможности избавиться от требований социального окружения. Полученные результаты позволяют сделать вывод о субъективном значении для аддиктов такого свойства Интернета, как неопределенность. Вопреки имеющимся в литературе данным (Young, 1997, 1998; Suler, 1996a), неопределенность Интернета не используется аддиктами для реализации идеала "Я". Их потребность в использовании Интернета приобретает сверхзначимый, патологический характер вследствие повышенной чувствительности аддиктов к ограничениям.

Вторая причина Интернет-зависимости - потребность Интернет-зависимых в эмоциональной поддержке и восприятие Интернета как такой среды, которая может предоставить эту поддержку, в отличие от реального социального окружения, где получить такую поддержку менее вероятно. Эти результаты согласуются с имеющимися в литературе данными о компенсаторном характере общения аддиктов в Интернете (Young, 1997, 1998).

Структура самосознания неаддиктов позволяет сделать вывод о причинах непривлекательности для них Интернета. Выделение личностных конструктов "конформизм-нонконформизм" и "ребенок-взрослый" свидетельствует о важности для неаддиктов принадлежности к группе, как к конкретной социальной группе, так и к поколению "отцов" или "детей", т.е. взрослых или сверстников. При этом положение "реального Я" между полюсами в одном случае ("ребенок-взрослый") и на полюсе нонконформизма - в другом свидетельствует об отсутствии реальной идентификации с группой.

Интернет не может обеспечить социальную принадлежность, поскольку в нем нет явно выраженных границ, отделяющих одну группу от другой, а также нет жестких правил взаимодействия. Поэтому Интернет не вызывает у неаддиктов сильной эмоциональной вовлеченности. Предположительно, Интернет-неаддикты могут демонстрировать аддиктивное поведение в тех ситуациях, в которых есть жесткие правила взаимодействия, ритуалы, явно эксплицированные нормы поведения.

Таким образом, и для аддиктов, и для неаддиктов характерна повышенная чувствительность к ограничениям. Однако аддикты стремятся избежать ограничений, а неаддикты, напротив, предпочитают ситуации, в которых присутствует та или иная регламентация поведения.

Итак, третья гипотеза нашего исследования о том, что структура и содержание идентичности Интернет-зависимых обладают особенностями по сравнению со структурой и содержанием идентичности тех испытуемых, которые не склонны к Интернет-зависимости, подтвердилась. Конкретизируя полученные данные, необходимо отметить, что полученные различия касаются только глубинной структуры идентичности, но не касаются особенностей самокатегоризации аддиктов и неаддиктов.

ВЫВОДЫ.

1. На основе анализа литературы представляется возможным выделить детерминанты снижения надситуативной активности. Первой такой детерминантой можно считать преобладание социальной идентичности в идентичности в целом или, аналогично, наличие "взаимозависимого Я", обладатели которого склонны определять себя в большей степени как исполнителей социальных ролей. Второй детерминантой снижения надситуативной активности можно считать гипертрофированную тенденцию соответствовать собственному "Я"-идеалу. Роль "Я"-идеала в отношении регуляции активности представляется сходной с ролью идентификации с социальными группами - сверхзначимость реализации "Я"-идеала также приводит к снижению надситуативной активности. Выделенные виды идентичности, равно как и виды активности, не существуют в чистом виде. Есть некоторый континуум, в котором различная регулятивная роль идентификации с группой и различная значимость соответствия "Я"-идеалу соответствует большей или меньшей выраженности надситуативной активности.

2. Данные психологических исследований Интернет-коммуникации позволяют рассматривать Интернет как среду скорее социальную, чем безлично-информационную. Особенности Интернет-коммуникации (неопределенность, анонимность, безопасность, невидимость субъекта, значительное разнообразие сред общения и деятельности) позволяют говорить об Интернете как о среде, в которой большинство социальных ситуаций являются "слабыми" - такими, в которых поведение определяется в большей степени личностными, чем ситуационными переменными. Эти особенности Интернета делают его благоприятной средой для исследования личностных детерминант поведения в неопределенной среде.

3. Выраженность того или иного типа поведения в Интернете (активности в восприятии альтернатив, активности в действии, Интернет-зависимости) связана с особенностями идентичности пользователей и с целями использования Интернета. В ситуации неопределенности основную роль в регуляции поведения играет идентичность пользователя. Рассмотренные в данном исследовании типы поведения не связаны с объективными параметрами использования Интернета (стажем использования Интернета, доступностью Интернета, необходимостью использовать Интернет для работы или учебы).

4. Активность в восприятии альтернатив в неопределенной среде связана со структурой идентичности. Низкая активность в восприятии альтернатив характерна для тех, кто в ситуации неопределенности стремится реализовать совершенное во всех отношениях "идеальное Я". Высокая активность в восприятии альтернатив характерна для тех пользователей, у которых стремление реализовать идеал "Я" не является единственным регулятором поведения в неопределенной среде. Другим, не менее важным стремлением для них является поиск идентичности, стремление испытать новый опыт, который невозможно испытать в реальном общении. Также результаты данного исследования показали, что активность в восприятии альтернатив в Интернет-коммуникации не связана с особенностями самокатегоризации пользователей Интернета.

5. Активность в действии в неопределенной среде связана с особенностями самокатегоризации пользователей: чем больше в идентичности пользователей выражена социально-ролевая составляющая, тем ниже активность в действии в Интернет-коммуникации. Идентичность пользователей с низкими показателями активности в действии обладает чертами предрешенной идентичности: эти пользователи чаще описывают себя в терминах семейных и гендерных ролей. Пользователи с низкими показателями активности в действии более склонны вести себя в соответствии с требованиями социальных ролей, а поскольку требования социальных ролей не включают предписаний относительно активности в неопределенной среде, то сильная выраженность социально-ролевого аспекта идентичности препятствует этой активности.

6. Интернет-зависимое поведение не связано с особенностями самокатегоризации пользователей. Представляется возможным выделить ряд особенностей структуры идентичности Интернет-зависимых пользователей. Первая особенность - это повышенная чувствительность к ограничениям, и одновременно стремление избавиться от требований социального окружения. Вторая - это потребность Интернет-зависимых в эмоциональной поддержке и восприятие Интернета как такой среды, которая может предоставить эту поддержку, а реального общения - как среды, в которой такую поддержку получить менее вероятно.

В заключении кратко обсуждаются научная значимость работы, основные итоги и возможные направления дальнейших исследований.

Список литературы

1. Пространство, населенное Другими // Интернет. 1999. № 16 (июнь-август). С. 76-81 (в соавторстве с Е.П. Белинской).

2. Особенности социальной перцепции в Интернете // Мир психологии. 1999. № 3 (19) (июль-сентябрь). С. 72-80.

3. Социально-психологические особенности населения Сети // Планета Интернет. 1999. № 30 (ноябрь). С. 18-21 (в соавторстве с К.Ю. Ефимовым).

4. Особенности проведения психологических исследований через Интернет: проблемы достоверности данных // 2-ая Российская конференция по экологической психологии. Тезисы. М., 2000. С. 254-255 (в соавторстве с К.Ю. Ефимовым).

5. Современные исследования виртуальной коммуникации: проблемы, гипотезы, результаты // Образование и информационная культура: Социологические аспекты. Труды по социологии образования. Том V. Выпуск VII /под ред. В.С. Собкина. М.: Центр социологии образования РАО, 2000. С. 395-430 (в соавторстве с Е.П. Белинской).

6. Самопрезентация в виртуальной коммуникации и особенности идентичности подростков-пользователей Интернета // Образование и информационная культура: Социологические аспекты. Труды по социологии образования. Том V. Выпуск VII /под редакцией В.С. Собкина. М.: Центр социологии образования РАО, 2000. С. 431-460 (в соавторстве с Е.П. Белинской).

7. О возможностях психологических исследований в сети Интернет // Психологический журнал. № 2. 2000. С. 75-78.

8. Фриндте В., Келер Т. Публичное конструирование Я в опосредованном компьютером общении // Гуманитарные исследования Интернета / под редакцией А.Е. Войскунского. М.: "Можайск-Терра", 2000. С. 40-54. - Перевод с англ.

9. Исследование особенностей "компьютерной" субкультуры // Социологический сборник. Выпуск 7 / Институт молодежи. Кафедра социологии; под общей редакцией В.А. Лукова. М.: Социум, 2000. С. 204-218 (в соавторстве с В. Э. Меламудом, К.Ю. Ефимовым).

10. Психологические особенности баннерной рекламы и способы повышения ее эффективности // iBusiness. 2001. (в соавторстве с К.Ю. Ефимовым, в печати).

11. Особенности "Я"-концепции и представлений о виртуальном общении подростков // Тезисы международной научно-практической конференции "Социальное познание в эпоху быстрых политических и экономических перемен". М., 2001 (в печати).

12. Анастасия Жичкина. Взаимосвязь идентичности и поведения в Интернете пользователей юношеского возраста.

***

1 Сходство гипотез 1а и 2а, а также гипотез 1б и 2б связано с недостаточной изученностью взаимосвязи идентичности и активности поведения в неопределенной среде. В литературе рассматривается активность личности в целом, без разделения ее на активность в восприятии альтернатив и активность в действии. Поэтому на основании данных, существующих в литературе, сформулировать более частные гипотезы не представляется возможным.

2 Термин "Интернет-зависимость" был предложен И. Голдбергом (Goldberg, 1996) для описания патологической, непреодолимой тяги к использованию Интернета.

3 В качестве неопределенной среды в данном исследовании выступает Интернет.

4 В данном разделе в целях удобства изложения активность в восприятии альтернатив будет обозначаться как "открытость". Соответственно, пользователи с высокими показателями активности в восприятии альтернатив будут названы "открытыми", а пользователи с низкими показателями активности в восприятии альтернатив - "закрытыми". Термин "открытость" будет употребляться без кавычек.

5 В данном разделе для удобства изложения активность в действии будет обозначаться нами как "активность". Соответственно, пользователи с высокими показателями активности в действии будут названы "активными", а пользователи с низкими показателями активности в действии - "неактивными". Термин "активность" (в значении "активность в действии") будет употребляться без кавычек.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений22:24:24 18 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
15:45:37 24 ноября 2015
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
10:20:42 24 ноября 2015

Работы, похожие на Реферат: Взаимосвязь идентичности и поведения в Интернете пользователей юношеского возраста

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(151294)
Комментарии (1844)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru