Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Статья: Социально-культурная обусловленность знания и анализ дискурса в межкультурной коммуникации

Название: Социально-культурная обусловленность знания и анализ дискурса в межкультурной коммуникации
Раздел: Языкознание, филология
Тип: статья Добавлен 08:10:05 07 апреля 2007 Похожие работы
Просмотров: 884 Комментариев: 2 Оценило: 1 человек Средний балл: 5 Оценка: неизвестно     Скачать

Л.В. Цурикова, Воронежский государственный университет

Повышенный интерес различных направлений современной лингвистики к изучению проблем межкультурного общения отражает актуальность исследования взаимодействия языка и культуры с позиций самых разных наук о человеке. Важнейшим аспектом изучения этого взаимодействия является анализ дискурсивной деятельности людей в условиях межкультурной коммуникации, акцентирующий социокультурную обусловленность этой деятельности и раскрывающий особенности мышления и вербального поведения носителей разных языковых культур. Помимо решения чисто прикладных задач, связанных, например, с формированием межкультурной коммуникативной компетенции у изучающих иностранный язык, данный подход также тесно связан с рассмотрением фундаментальных для современной науки проблем, таких как функционирование языка в обществе, участие языка в процессах концептуализации и естественной категоризации мира, формирование языковой картины мира. Утверждение в современной науке когнитивной парадигмы знания способствовало тому, что, исследуя указанные проблемы с самых разных точек зрения, ученые исходят из понимания языка как феномена, обеспечивающего доступ ко многим непосредственно не наблюдаемым процессам мыслительного, познавательного характера. Поэтому анализ любого вида языковой деятельности раскрывает заложенные в ней бессознательно используемые когнитивные возможности и ресурсы, включая разного рода когнитивные модели и фреймы.

Изучение дискурсивной деятельности человека как представителя определенной социокультурной общности, а также рассмотрение любых аспектов меж- культурной коммуникации (т.е. коммуникативного взаимодействия индивидов, представляющих разные социокультурные общности) связано с использованием в качестве базового концепта понятия "культура", которое далеко не однозначно толкуется в современной науке.

Количество определений термина "культура" измеряется сегодня четырехзначными цифрами [2], поэтому предложить даже краткий обзор подходов к анализу стоящего за этим словом понятия не представляется возможным. Заметим лишь, что обычно понятие "культура", используемое в различных областях и научных дисциплинах трактуется либо безгранично широко (Ср.: "Культура - совокупность производственных, общественных и духовных достижений людей". [7], либо предельно узко ("культура общения").

Так, одна из когнитивных наук, изучающая культурно обусловленное поведение человека - когнитивная антропология, - традиционно использует термин "культура" наиболее интенсивно и специализированно. Однако, поскольку коммуникативное, и в частности, языковое поведение рассматривается в когнитивной антропологии лишь как один из многих видов культурно детерминированного поведения, принятое в этой науке определение культуры оказывается довольно свободным и включает разнородные и разноплановые понятия. Культура, например, определяется как "совокупность знаний, опыта, верований, ценностных установок, отношений, значений, иерархических связей, религии, понятий о времени, пространстве, ролях, концептов вселенной, а также материальных объектов и собственности, приобретенных группой людей в результате индивидуальных и совместных усилий" (the deposit of knowledge, experience, beliefs, values, attitudes, meanings, hierarchies, religion, notions of time, roles, spatial relations, concepts of the universe, and material objects and possessions acquired by a group of people in the course of generations through individual and group striving [20,12-13]

В другой формулировке определение культуры включает три основных аспекта: артефакты (материальные объекты, варьирующиеся от наконечников стрел до водородной бомбы, от факелов до электрических фонариков, от наскальных рисунков до картинных галерей, и т.д.); концепты (включая системы моральных установок и ценностей, таких как добро и зло, понятия Бога и человека, этика, понимание смысла жизни и т.п.); поведение (все, что относится к реализации концептов и установок). [8, 15]. Очевидно, что подобное определение культуры, являясь достаточно гибким и объемным, позволяет использовать его в качестве универсальной базы для описания широкого спектра явлений социальной жизни. Однако оно оказывается безгранично широким и избыточным при изучении конкретного феномена культурно обусловленного дискурсивного поведения индивида как процесса реализации социально релевантных (языковых и неязыковых) значений.

Поиски ответов на вопросы о том, что представляет собой культура с когнитивной точки зрения, какого рода знания можно считать культурно обусловленными, и какие знания необходимы человеку для того, чтобы эффективно пользоваться языком в процессе коммуникации, привели к тому, что в последнее время в рамках когнитивного подхода к изучению культурно обусловленных значений, выражаемых в процессе коммуникативной деятельности человека, сформировалось более узкое определение культуры как разделяемого всеми членами социокультурной общности знания. Культура рассматривается как совокупность знаний, которыми обладают представители данного социума, и которые обусловливают то, как они себя ведут, что делают и как интерпретируют свой опыт: "Culture is what a member of the social group knows - whether or not he is

conscious of the knowledge - that is also known by the other members of the social group" [14, 153]. Знания эти составляют основу "субъективной реальности" индивида (a person's "subjective reality" [14] и существуют, скорее, в форме презумпций, а не собственно "фактивных знаний", хотя индивид воспринимает эти презумпции как известные ему факты. По определению Ю.С.Степанова, "культура - это совокупность концептов и отношений между ними, выражающихся в различных "рядах" [6, 38], которые составляют структуру культуры, образуя синхронные и эволюционные семиотические системы. При этом концепты представляются как "сгустки культурной среды в сознании человека" [6, 40].

Содержащиеся в сознании индивида и актуализируемые в его дискурсивной деятельности знания являются крайне разнородными по характеру и включают как языковые, так и неязыковые знания. Они составляют оперативный фундамент коммуникативного поведения человека и являются необходимым условием осуществления речевой деятельности. Эти знания содержатся в долговременной и кратковременной памяти индивида, при этом в долговременной памяти находятся социально разделяемые знания (socially shared knowledge), называемые долгосрочными знаниями и составляющие культурно релевантные знания (cultural knowledge), а в кратковременной памяти помещаются индивидуальные, или идиосинкратические, знания, связанные с личным опытом индивида (idiosyncratic knowledge). Обе ментальные структуры, связанные с хранением этих видов знания, находятся в динамическом взаимодействии, позволяя эффективно использовать их в процессе коммуникации. Тем не менее, считается, что общая стратегия коммуникативного поведения индивида базируется на долгосрочных (культурно релевантных) знаниях: конкретные (short term) выборы форм коммуникативного взаимодействия делаются из базового (long term) культурного репертуара [14, 153].

Выделяя два типа знаний, детерминирующих коммуникативное поведение индивида, когнитологи пытаются решить проблему соотношения социального и индивидуально-психологического аспектов в культурно обусловленном знании о мире. Социально разделяемые культурно релевантные знания относят к сфере коллективного сознания, иногда определяемого в терминах "коллективного бессознательного" или "культурного бессознательного" (cultural unconscious) [9, 34-36] на том основании, что большинство этих знаний приобретается членами общества неосознанно в процессе ранней социализации и используется автоматически, и только небольшая часть этих знаний рационализируется, осознается индивидом, причем менее всего это происходит со знаниями собственно языковыми или связанными с использованием языка в процессе коммуникации.

По мнению D.Holland and N.Quinn, совокупность разделяемых членами социокультурного сообщества знаний организована в виде культурных когнитивных моделей, которые содержатся в сознании членов этого сообщества и которые могут сосуществовать с другими, личностными (идиосинкратическими) моделями опыта [15, 4]. Эти культурные когнитивные модели лежат в основе всех проявлений социального поведения человека, однако большинство направлений когнитивной науки рассматривает их только в отношении коммуникативного поведения - внимание исследователей сосредоточено на том, что необходимо знать человеку, чтобы адекватно, с точки зрения данной культуры, говорить о мире.

Некоторые авторы разделяют культурные когнитивные модели на модели, необходимые для говорения, и модели, лежащие в основе других видов социального поведения, а также выделяют "модели для" (models for) и "модели чего-либо" (models of), которые называют "оперативными" (operational) и "репрезентативными" (representational) моделями [13], указывая, что "репрезентативные" модели, представляющие знания о мире, люди могут более или менее осознавать и объяснять, в то время как "оперативные" модели, регулирующие поведение человека в определенной ситуации, как правило, не осознаются. При этом "репрезентативные" модели не обязательно лежат в основе "оперативных" моделей, а "оперативные" модели, в свою очередь, не обязательно связаны с "репрезентативными".

Представляется, однако, что если рассматривать структуры знания как одновременно интерпретационные и целеобу-словливающие, то их непродуктивно анализировать в терминах "моделей чего-либо" и "моделей для чего-либо" ("репрезентативных" и "оперативных" знаний). Скорее, можно говорить о том, что глубинные структуры знания, часто одни и те же, используются для решения различных когнитивных задач: иногда они служат для определения целей собственных действий индивида, иногда - для интерпретации действий и целей других, иногда - для вербализации промежуточных этапов в достижении цели, и т.д. Таким образом, эти структуры знания оказываются связанными как с вербализацией опыта и коммуникативным поведением индивида, так и с его невербализованным опытом и поведением вообще, а также с интерпретацией поведения других. При этом многообразные когнитивные задачи - и основные (первичные), и побочные (вторичные) -решаются одновременно.

Чаще всего культурные когнитивные модели описываются в терминах "фреймов", "схем", "скриптов" или "сценариев", при этом в настоящее время, независимо от употребляемого термина ("фрейм", "скрипт", "сценарий", "схема") и его трактовки, культурные когнитивные модели связывают с понятием "прототипа", занимающим важное место в когнитивном анализе форм представления знаний. С точки зрения теории прототипов, последовательности событий, имеющих место в "упрощенных мирах", служат в качестве прототипов для понимания событий в реальном мире. Эти прототипы представлены в сознании человека в виде структур знания (фреймов, скриптов, сценариев и т.п.), системно организующих его социальный и индивидуальный опыт, определяющих его понимание того, как устроен и функционирует внешний мир, а также составляющих мотивационную базу его индивидуального поведения [21; 16].

Развивая точку зрения Дж. Лакоффа, который предлагает разделять модели знания на пропозициональные (prepositional) и образно-схематические (image-schematic) [19], Holland and Quinn [15] считают, что культурные когнитивные модели репрезентации знания так же бывают двух видов: пропозиционально-схематические (proposition-schema) и образно-

схематические (image-schema). Термин "модель" в их интерпретации обозначает прототипическую последовательность событий в упрощенном мире (prototypical event sequence embedded in a simplified world [15, 24], а термин "схема" используется для обозначения совокупности вторично концептуализированных компонентов модели для решения отдельных когнитивных задач (schemas are reconceptualiza-tions of given cultural models for particular cognitive purposes [15, 24]. Пропозициональная схема - это комплекс ("схема") релевантных пропозиций, в которых уточняются концепты и отношения между ними. Пропозициональные схемы входят в состав культурно разделяемых знаний и понятны всем членам культурного сообщества - они обеспечивают быстрое получение выводного знания (inference) в знакомых ситуациях. Образные схемы представляются в качестве гештальтов, подобных визуальным образам. Кроме визуальных компонентов, они также могут содержать кинестетическую информацию разного рода (например: "Our knowledge about candles includes a long, thin object schema") [19, 10]1.

Культурные когнитивные модели и в форме пропозициональных схем, и в форме образных схем представляют различные типы идеализированных событий, их составных частей, участников и отношений между ними в упрощенном виде. При этом Ч.Филлмор отмечает, что наши "упрощенные" миры (simplified worlds) дают нам контекст для понимания, а Дж.Лакофф указывает, что эти предполагаемые/идеализированные миры упрощаются по-разному, и что эти различные виды упрощения, в свою очередь, по-разному направляют наше восприятие и понимание действительности.

Дж. Лакофф считает, что в когнитивном моделировании такого рода важную роль играют метафоры и метонимия, адаптируя препозиционные схемы и образные схемы из одной области к соответствующим структурам в другой области: например, из области физического мира в область нефизическую — социальную или психологическую (ср.: "Anger is conceptualized image-schematically in terms of hot liquid a container" (La-koff!984: 10)).

Принимая все это во внимание, можно говорить, что культурные когнитивные модели включают наборы прототипиче-ских последовательностей пропозиций о событиях в "упрощенных мирах", в которых осложняющие факторы и возможные варианты отходят на задний план ("подавляются"). Эти "идеальные миры" упорядочиваются и упрощаются посредством имплицитных пресуппозиций относительно того, как такие пропозиции могут быть связаны друг с другом2. Предсказуемость последовательностей событий, имеющих место в "упрощенном мире" культурной когнитивной модели, позволяет охарактеризовать этот мир не только посредством отдельных пропозициональных схем, но также при помощи меньшего количества более сложных, комплексных, схем, включающих блоки пропозиций и каузальные отношения, в которых эти пропозиции состоят. Все, что человеку необходимо узнать, запомнить и сообщить о мире значительно сокращается при "упаковке" в такие блоки. Далее, культурные когнитивные модели могут взаимодействовать друг с другом: одна схема может служить элементом другой схемы3. Подобная организация культурно разделяемого знания, таким образом, адаптирована к требованиям кратковременной памяти человека. Для выполнения конкретной когнитивной задачи индивиду необходимо извлечь и удержать в сознании (активизировать) только небольшой набор релевантных параметров в количестве, не превышающем пределов кратковременной памяти для хранения информации.

Иерархическая структура, в которой модели с широкой сферой применения являются элементами моделей, действующих в различных областях человеческого опыта, имеет значение и для долговременной памяти. Модели "широкого спектра действия" существенно сокращают объем культурно релевантных знаний, которыми человеку необходимо овладеть для адекватного функционирования в рамках того культурного сообщества, членом которого он является. В то же время, именно модели "широкого применения", служащие в качестве компонентов для многих других моделей и обусловливающие "типичность" и сходство стратегий и форм коммуникативного поведения представителей одной социокультурной общности, придают языковой культуре ее отличительные черты и позволяют говорить о существовании культурно обусловленных когнитивных "структур ожидания", детерминирующих многие стратегии дискурсивной деятельности, характерные для носителей одной речевой культуры. Такой подход позволяет также представить, каким образом в процессе коммуникативного взаимодействия между членами одного сообщества возникает разделяемая ими социально-культурная интерпретация коммуникативных смыслов и создается социальное значение (social meaning) [15], лежащее в основе языковой конвенциональности и процесса семиозиса в целом.

Именно с учетом этого определение культуры как "совокупности значений, ценностей и норм, которыми владеют взаимодействующие лица, и совокупности носителей, которые объективируют, социализируют и раскрывают эти значения" [5, 218] может быть использовано для когнитивного и коммуникативного изучения дискурсивной деятельности, понимаемой как обмен социально и культурно значимой (конвенциональной) информацией.

Особое значение при этом приобретает вопрос о культурной обусловленности социально-прагматических параметров коммуникации, предполагающий рассмотрение дискурсивной деятельности как отражение формами языка национальной картины мира и системы культурно детерминированных значений. Такая постановка проблемы, а также понимание того, что многие специфические особенности национального образа мира, отражающие неосознаваемые носителями языка знания, не могут быть полностью выявлены в рамках монокультурного описания, объясняют то повышенное внимание, которое современная теория дискурса уделяет изучению различных аспектов межкультурной коммуникации.

Традиционно проблема соотношения языка и культуры в когнитивном аспекте рассматривалась в рамках лексической семантики. Результатом сопоставительного семантического анализа при этом оказывались таксономические или парадигматические дескрипции областей лексического значения, включающие, наряду с другими, и культурно обусловленные компоненты, отражающие национальную картину мира на уровне слов и словосочетаний (реалии, имена собственные, лексические единицы с коннотативным или символическим значением, фразеологизмы, афоризмы, пословицы, поговорки, "ложные друзья переводчика", табуированная лексика). Однако один анализ структуры лексического значения не позволяет полностью выявить различия в когнитивной базе коммуникантов и объяснить культурно обусловленное коммуникативное поведение отдельного индивида как представителя социокультурной общности, поскольку для адекватного использования языка в естественной коммуникации недостаточно только знания значения слов, грамматики и правил произношения - адекватное коммуникативное поведение требует также знания принятых в данной языковой культуре ценностных ориентации, установок и допущений, норм и ролей социального поведения и приемлемых отклонений от них.

В современной лингвистике и когни-тивистике базой данных для когнитивного анализа культурно обусловленных знаний, лежащих в основе коммуникативного поведения индивида как члена определенного социума, является анализ дискурса -процесса естественной человеческой коммуникации. При этом индивид рассматривается в качестве активного носителя как общественного, так и индивидуального, характерного только для его психической организации, сознания. Как носитель индивидуального сознания, он вносит свой вклад в общественное сознание, в том числе и через культуру, в которой "отстаивается все, что нормируется, канонизируется, институционализируется и пр. Через культуру, как через фильтр, идет и обратный процесс - обогащение индивидуального сознания за счет сознания общественного. Такое взаимное обогащение в значительной мере является плодом общения - не только как деятельности и составляющей механизм социального взаимодействия, но и как процесса, связанного с непрерывной трансляцией и преобразованием текстов" [3, 208]. Дискурсивное поведение индивида обусловлено его принадлежностью к определенной языковой и социокультурной общности и может рассматриваться как реализация в процессе интеракции, наряду с индивидуальными, культурно детерминированных социально релевантных значений языкового и неязыкового характера.

Исследование межкультурного дискурсивного взаимодействия, рассматриваемого как процесс общения между коммуникантами, являющимися носителями разных языковых культур и, как следствие, разных культурных когнитивных моделей, ведется сегодня преимущественно с позиций социопрагматического подхода и представляет собой совершенно новое направление в анализе дискурса. Помимо собственно прагматических концепций, основу этого направления составляет также современный когнитивный подход к рассмотрению взаимоотношений языка и культуры, базирующийся на определении культуры как разделяемого всеми членами социокультурной общности знания, которое мы подробно рассмотрели выше. Именно с этих позиций изучается дискурс в рамках контрастивной и межкультурной прагматики, а также "этнографии коммуникации".

В фокусе внимания "этнографии коммуникации" (Ethnography of communication) находятся культурные особенности дискурсивного поведения индивида, а используемые в процессе коммуникации языковые формы рассматриваются как средство реализации системы культурно обусловленных значений, отражающих разделяемые членами социума пресуппозиции, оценки и ценностные ориентации. Описание релевантных для культурного сообщества коммуникативных факторов ведется с "эмических" (emic), а не с универсалистских позиций, т.е. в терминах и с позиции описываемой культуры. Единицей анализа является "коммуникативное событие" [17], включающее любое количество прагматически когерентных как на микро-, так и на макро-уровне, речевых актов. При таком подходе дискурсивная деятельность индивида трактуется как культурный феномен, а контекстное значение считается не просто социально, но социокультурно детерминированным. Объектом изучения в этнографии коммуникации обычно становятся "культурно окрашенные" коммуникативные события, фиксируемые в условиях естественной спонтанной устной коммуникации, часто с применением метода "включенного наблюдения" (participant observation) и привлечением информантов для анализа их собственного дискурсивного поведения [22; 17]. Применение нетрадиционных методов исследования позволяет получить интересные результаты, однако, поскольку языковые аспекты коммуникативной деятельности в этнографическом описании рассматриваются в одном ряду с другими - невербальными - способами взаимодействия, лишь отдельные наблюдения этнографов коммуникации оказываются применимыми к задачам когнитивного анализа языка.

Основной задачей контрастивно-прагматического анализа является выявление культурно обусловленной вариативности в реализации отдельных речевых актов на основе сопоставительного анализа конкретных дискурсивных событий в различных языковых культурах. Примером такого подхода может служить контрастивное описание способов реализации речевых актов просьбы, извинения, выражения благодарности и жалобы в разных вариантах английского языка, аргентинском варианте испанского языка, немецком языке и иврите, осуществленное в рамках широкомасштабного проекта CCSARP (Cross-Cultural Speech Act Realization Project) [12; 10]. В фокусе контрастивного прагматического описания находятся исследование сходств и различий в реализации речевых актов в разных языковых культурах, изучение влияния социальных факторов на коммуникативные стратегии выполнения дискурсивных действий, а также анализ различий в способах выполнения речевых актов носителями разных языков. Результаты этих исследований свидетельствуют о значительной социокультурной вариативности дискурсивных стратегий осуществления речевых актов в различных языковых культурах и позволяют говорить о существовании характерных для каждой культуры интеракциональных стилей (culturally distinct interactional styles) [11].

В то же время, по мнению А.Вежбицкой, контрастивно-прагмати-ческое описание, констатирующее поверхностные различия в способах и стратегиях реализации речевых актов в разных языках, страдает этноцентризмом, принимая за точку отсчета американскую и английскую речевые культуры, и уделяет недостаточно внимания глубинному анализу причин этих различий и их возможных последствий для успешности межкультурного общения. В свою очередь, она предлагает вести анализ культурных различий в способах осуществления дискурсивной деятельности с единых, универсальных и нейтральных, позиций, исходя из того, что в различных обществах и социальных группах люди говорят по-разному, причем не только с точки зрения лексики и грамматики; что различия способов речевого поведения глубоки и образуют систему, отражая различные культурные ценности или, как минимум, различия в иерархии ценностей [1, 682]. Поскольку "речевые стратегии, типичные для данного языкового коллектива, не могут быть удовлетворительным образом описаны (тем более объяснены) в чисто "поведенческих" (behavioural) терминах, так как в действительности они представляют собой внешнее выражение скрытой системы "культурных правил", или "культурных сценариев" [1, 682], А.Вежбицка считает, что для того, чтобы понять способы речевого поведения данного общества, необходимо выявить и четко определить его имплицитные "культурные сценарии". Для целей такого описания она предлагает использовать метаязык семантических примитивов, разработанный первоначально для грамматических и лексических толкований. Распространяя принцип единства семантического метаязыка на иллокутивные значения, А.Вежбицка вводит в лингвистическую прагматику метод "культурных скриптов" (Cultural Scripts Approach), позволяющий, по ее мнению, обнаруживать и фиксировать различия в семантической концептуализации коммуникативных значений в разных речевых культурах и тем самым объяснять несовпадение дискурсивных стратегий у носителей разных языков [24; 25; 23; 26; 27].

В своей концепции А.Вежбицка старается сочетать социопрагматический и когнитивный подходы к изучению культурно обусловленной дискурсивной деятельности людей. Рассматривая эту деятельность в терминах речевых актов, реализующих дискурсивные стратегии участников общения, обусловленные особенностями семантической концептуализации коммуникативных значений в разных языковых культурах в рамках "культурных скриптов", она тем самым описывает структуры репрезентации различных видов знания, которые детерминируют выбор конкретных языковых форм в процессе дискурсивного взаимодействия.

Метод А.Вежбицкой хорошо отражает современные тенденции в изучении дискурса, связанные с формированием новой коммуникативно-когнитивной парадигмы его исследования [4]. Поскольку процесс коммуникации не может быть адекватно описан без понимания когнитивных процессов, имеющих место в сознании участников общения при порождении и восприятии речи, то становится очевидной необходимость изучения, помимо собственно лингвистических и релевантных внешних параметров коммуникации, их ментальных репрезентаций. А так как многие специфические особенности образов мира носителей разных языков не могут быть выявлены в рамках монокультурного описания, особое значение приобретает контрастивное и сопоставительное когнитивно-прагматическое изучение дискурса. Исследование дискурсивной деятельности с таких позиций дает возможность по-новому подойти к традиционной проблеме соотношения языка и культуры и сосредоточить внимание на коммуникативных и когнитивных явлениях, до последнего времени не попадавших в поле зрения исследователей

Изучение дискурсивной деятельности человека в условиях межкультурной коммуникации с когнитивной точки зрения дает возможность описывать структуры репрезентации различных видов культурно обусловленного знания, а также их влияние на языковые стратегии дискурсивной деятельности, характерные для носителей конкретной речевой культуры. Такой подход к анализу дискурса напрямую связан с решением задачи изучения языкового образа мира, поскольку позволяет рассматривать дискурсивную деятельность человека как отражение в формах коммуникативного поведения национальной картины мира, а используемые в процессе коммуникации языковые средства - как способ выражения системы культурно обусловленных значений, репрезентирующих разделяемые членами социума знания, пресуппозиции, оценки и ценностные ориентации.

Список литературы

1. Вежбицкая А. Семантические универсалии и описание языков. - М.: "Языки русской культуры", 1999.

2. Гуревич П.С. Культурология. - М., 1996.

3. Дридзе Т.М. Язык и социальная психология. - М., 1980.

4. Кубрякова Е.С. Традиционные проблемы языкознания в свете новых парадигм знания. Материалы круглого стола. - М.: Ин-т языкознания РАН, 2000. - С. 3-10.

5. Сорокин П. Человек, цивилизация, общество. - М.: Изд-во политической литературы, 1992.

6. Степанов Ю.С. Константы. Словарь русской культуры. Опыт исследования. - М.: Школа "Языки русской культуры", 1997.

7. Толковый Словарь Русского Языка под ред. С.И.Ожегова и Н.Ю.Шведовой. М. 1992.

8. Almaney AJ. and Alwan AJ. Communicating with the Arabs. Waveland Press, 1982.

9. Barnulnd Dean C. Communication in a Global Village // Intercultural Communication. Belmont et al.: Wadsworth Publishing Company, 1997. pp. 27-36.

10. Blum-Kulka S. and Kasper G. Inter-language Pragmatics. Oxford: Oxford University Press. 1993.

11. Blum-Kulka S. Discourse Pragmatics// van Dijk T. (ed). Discourse as Social Interaction. London, Thousand Oaks, New Delhi: SAGE Publications, 1997. pp. 38-63.

12. Blum-Kulka S., House J. and Kasper G. Cross-Cultural Pragmatics. Norwood, NJ: Ablex, 1989.

13. Cows P. Operational, representational, and explanatory models // American Anthropologist, 1974. №76(1). pp. 1-11.

14. Fawcett R. System networks, codes, and knowledge of the universe.// R.Fawcett, M.A.K. Halliday, S.Lamb, A.Makkai (eds.) The Semiotics of Culture and Language. V.2. London and Dover N.H.: Frances Pinter, 1984.pp.l35-179.

15. Holland D. and Quinn N. Cultural Models in Language and Thought. London, New York et al.: Cambridge University Press, 1987.

16. Hudson R.A. Sociolinguistics. Cambridge: Cambridge University Press, 1980.

17. Hymes D. Foundations in Sociolinguistics: An Ethnographic Approach. Philadelphia: University of Pennsylvania Press, 1974.

18. Hymes D. Towards Ethnographies of Communication: The Analysis of Communicative Events.// American Anthropologist, 1964. №66. pp. 1-34.

19. Lakoff G. Classifiers as a Reflection of Mind: A Cognitive Approach to Prototype Theory. Berkeley: University of California Institute of Human Learning, 1984.

20. Porter R. and Samovar L. An Introduction to Intercultural Communication. // Intercultural Communication. Wadsworth Publishing Company, 1997. pp. 5-26.

21. Rosch E. Classification of Real-world Objects: Origins and Representations in Cognition // S.Erlich and E.Tulving (eds), La Memoire semantique. Paris: Bulletin de Psy-chologie, 1976.

22. Saville-Troike M. The Ethnography of Communication. Oxford: Blackwell, 1982.

23. Wierzbicka A. "Cultural Scripts": a new approach to the study of cross-cultural communication. // M.Putz (ed.) Language Contact and Language Conflict. Amsterdam: John Benjamins, 1994. pp. 67-87.

24. Wierzbicka A. Cross-Cultural Pragmatics: The Semantics of Human Interaction. Berlin, New York: Mouton de Gruyter. 1991.

25. Wierzbicka A. Semantics, Culture, and Cognition. Oxford: Oxford University Press, 1992.

26. Wierzbicka A. Semantics, Primes and Universals. Oxford: Oxford University Press, 1996.

27. Wierzbicka A. Emotions Across Languages and Cultures: Diversity and Universals. Cambridge: Cambridge University Press, 1999.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений22:10:29 18 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
15:38:19 24 ноября 2015

Работы, похожие на Статья: Социально-культурная обусловленность знания и анализ дискурса в межкультурной коммуникации

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(151229)
Комментарии (1843)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru