Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Статья: Лингвокультурная адаптация текста при переводе: пределы возможного и допустимого

Название: Лингвокультурная адаптация текста при переводе: пределы возможного и допустимого
Раздел: Языкознание, филология
Тип: статья Добавлен 07:46:04 07 апреля 2007 Похожие работы
Просмотров: 1804 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Н.А. Фененко

В современной теории перевода термин "адаптация" используется преимущественно в двух значениях. Во-первых, для определения конкретного переводческого приема, который заключается в "замене неизвестного известным, непривычного привычным" (1, с A3), во-вторых, для обозначения способа достижения равенства коммуникативного эффекта в тексте оригинала (ИТ) и тексте перевода (ПТ) (2, с. 125). В этом случае адаптация понимается как приспособление текста при помощи определенных процедур к предельно адекватному, "вполне соответствующему, совпадающему, тождественному" его восприятию читателем иной культуры (3, с. 78-79). Именно в этом втором, широком значении, термин адаптация употребляется более регулярно, предполагая обязательность приспособления ИТ, как фрагмента отображения объективной и общественной действительности, к социально-культурным условиям общественной действительности народа-переводчика (4, с. 45 - 46). Такая адаптация, получившая название социокультурной, предопределяет стратегию преобразования высказывания, направленную на достижение при переводе комплексной эквивалентности ИТ и ПТ.

Особенно велика роль социокультурной адаптации при переводе произведений, которые отличаются яркой национальной окраской, как по форме, так и по содержанию. К ним относятся фольклорные произведения, в частности, народные сказки, высокая степень национальной окрашенности которых обусловливает наличие значительного "психотипического расстояния" (5, с. 98) между читателями оригинала и перевода и требует, следовательно, наибольшей "аккультурации" текста.

Известно, например, что, сохраняя общие структурные элементы с русской сказкой, французская проявляет в большей мере, чем русская, тенденцию к артистизму, к игре: нередко устаревшие, традиционные волшебные элементы сюжета обыгрываются как забавные эпизоды смешной истории (6, с. 7). Веселая насмешливость, -подчеркивают специалисты, - вообще является одной из наиболее ярких черт французского фольклора. С другой стороны, во французской сказке, отражающей "картезианский дух своей страны" (Г esprit de pays qui fut celui de Descartes), гораздо меньше волшебного, чудесного, фантастического, чем в русских или в немецких сказках (7, с. 45), где герои то и дело становятся добычей колдунов, великанов и карликов, волшебников и чародеев, злых духов и различных чудовищ. Сверхъестественные же существа у французов - это, в основном, великаны (ogres) и черт (diable), реже - феи (fee); карлики (petits nains) встречаются преимущественно в бретонских сказках, морское чудовище (Drac) - в гасконских, циклоп Tartaro - в баскских (7, с. 7). Разница в выборе персонажей, наряду со спецификой сюжета и диалектными особенностями, отражает "двойное самосознание" - общефранцузское и областное, которое, по мнению исследователей, сохраняется вплоть до настоящего времени (8, с. 472).

Сюжет французской сказки прост и безыскусен, ее содержание сводится исключительно к действию; в ней нет ни подробных описаний, ни лирических отступлений, ни анализа чувств (7, с. 45). Действие обычно происходит в бедной крестьянской среде, где главные герои -дровосеки, садовники, землекопы, виноградари. Здесь бедна даже принцесса ("У меня в кармане нет ни су! Меня чуть не съело семиглавое чудовище, а у меня в кармане нет ни гроша"), а свадебный пир пастушки и принца устраивается "прямо на траве" (et le repas de noce eut lieu a meme la prairie) (8, p. 8). Таким образом, французская сказка "человечна" и рациональна, в то время как русская более затейлива, ее цель - понравиться слушателям, завлечь их, удивить (и в этом смысле она более близка кельтской традиции, чем французской) (6, р. 117). Отсюда - ярко выраженный эстетический "праздничный" характер русской сказки, ее неповторимый красочный язык. Стиль же французской сказки прост и лишен каких-либо украшательств (7, с. 45).

Столь существенные жанрово-стилистические различия, безусловно, предполагают необходимость социокультурной адаптации, позволяющей обеспечить "читаемость" текста в другой культуре, ибо перевод сказок призван не просто перенести читателя ПТ в неизвестный ему "экзотический мир", но и помочь ему полюбить этот мир, почувствовать поэзию текста оригинала.

Используемые в этом случае приемы можно проследить на материале русских народных сказок, собранных А.Н. Афанасьевым (10), и их переводов на французский язык(Н), выполненных Лизой Грю-эль-Апер ( переводчиком и преподавателем Университета Ренн II), которая поставила перед собой цель сохранить верность не столько отдельному, конкретному слову, сколько присущей тексту внутренней поэзии (la traduction, elle, s'est efforcee d'etre fidele moins aux mots qu'a la poesie sous-jacente a ces testes). "Внутренняя поэзия" текста русской сказки создается, как известно, неповторимой орнаментикой фольклорных языковых элементов: фольклорные реалии, сказочные формулы, зачины и повторы, затейливые присказки и концовки в форме так называемого сказового стиха-раешника. Поэтому стратегия культурной адаптации сказки при переводе ее на французский язык направлена на передачу именно этих элементов и реализуется в ПТ следующим образом.

Прежде всего, путем поиска во французской культуре таких элементов, которые можно, вследствие функциональной эквивалентности, соотнести с соответствующими элементами русской сказки. Это французские фольклорные реалии (стрельцы - des gardes royaux, Змей Горыныч - 1е dragon de la montagne), постоянные эпитеты (лукавая лиса - "rusee renarde", заповедные луга - "vertes prairies", дремучий лес - " foret profonde", чисто поле - " vaste plaine), фразеологические единицы (рать -сила побитая - une armee battue a plate couture).

Однако, перечисленные культуроспе-цифичные (12, с. 269) единицы далеко не всегда заимствуются из французской народной сказки, которая, в сравнении с русской, не отличается такой хорошей сохранностью. Долгое время традиции фольклора, родившегося в "низкой" среде крестьян, солдат, моряков, воспринимались во Франции с большой долей пренебрежения не только со стороны аристократии (9, с. 474). Еще недавно, - отмечают французские фольклористы, - кроме сказок "Красавица и Чудовище", "Голубая птица" и с десяток сказок Ш. Перро ( с которыми и ассоциируется французская сказочная традиция) богатство устного народного творчества было знакомо лишь ограниченному кругу специалистов. Народная же сказка, в версии Ш. Перро, а также литературные сказки XVII - XVIII веков приспосабливались ко вкусам так называемой "галантной публики", существенно трансформируя, "причесывая" и упрощая язык народной сказки, доводя его до "самого печального состояния", что отмечает, в частности, М. Симонсен: "Сказки Перро -это не народные сказки, это чисто литературные адаптации, классически переработанные и переписанные необычайно бедным языком" (8, р. 3 ). Другие исследователи, напротив, считают, что сказки Ш. Перро "это не салонная переделка сказочных сюжетов, а бережное следование народной традиции, сказочной поэтике" (9, с. 476). В любом случае нельзя не признать достоинств писателя, обратившего особое внимание на фольклор как источник, способный открыть новый путь развития литературы. Во многом благодаря Ш. Перро жанр литературной сказки получил во Франции большое распространение.

Специфический характер французской сказки обусловил и особенности нахождения эквивалентов русским фольклорным единицам, которые переводчик выбирает, используя элементы как народных, так и литературных сказок, а также французского героического эпоса (ср. добрый конь -"bon coursier", сбруя ратная - "armure de preu", добрый молодец - "vaillant gaillard", богатырский конь - "fougueux coursier").

Прямое обращение к реалии, близкой реципиенту (царевна - princesse), соотнесение ее с родовым понятием (богатырь -un guerrier, чарка - un verre, пир - un bal) помогают переводчику реконструировать тот "мыслимый мир", носителем которого является ИТ как субститут национальной культуры.

Следующий прием, обеспечивающий социокультурную адаптацию сказки, - это создание в ПТ новых лексических единиц, эквивалентных русским (ковер- самолет -le tapis volant). В этом случае используются чаще всего специальные комплексные приемы, которые позволяют эксплицировать значение реалии: "транскрипция + добавление " (Сивко-бурко, вещий каурко -Sivko-Burko, cheval bai, cheval mage, где cheval - конь, bai - гнедой, mage - вещий); "транскрипция + калькирование + сноска" (гусли-самогуды - les gousli qui vi-brent tout seuls. В сноске внизу страницы "les gousli sont une petite harpe populaire").

Нельзя не заметить, что единицы номинации создаются переводчиком с учетом их контекстного значения. Так, "Жар-птица" калькируется не "oiseau de feu" (oiseau - словарное "птица"), a "oiselle de feu" ("oiselle" - словарное "птичка", с пометой "поэтическое"). Выбор ЛЕ "oiselle" объясняется не столько ее принадлежностью к поэтической речи (тем более, что оно имеет во французском языке и переносное, разговорное "простушка", "дурочка"), сколько значением широкого контекста: в сказках "Жар-птица" - это не просто волшебная птица, а символ принцессы, на поиски которой отправляется герой (см. примечание переводчика на с. 45 ПТ). Отсюда - невозможность использовать французское словарное соответствие. Важную эстетическую функцию выполняет и замена стилистически нейтральных на эмоционально окрашенные ЛЕ. Так, Марья Мо-ревна (Marie de 1'Onde), морской царь (le tsar de 1'Onde) переведены при помощи слова "onde" (устаревшее поэтическое "вода" - морская или речная), а не нейтрального "тег" -море.

Преимущество выделенного приема заключается в расширении концептосферы культуры адресата через ассимиляцию незнакомых ему понятий, передаваемых с помощью ЛЕ и ФЕ языка адресата. При этом, однако, теряется национальный колорит текста и, чтобы сохранить его, переводчик оставляет в ПТ реалии ИТ, среди которых можно отметить имена собственные (Baba Jaga, Kochtchei, Emelia), названия волшебных предметов (шапка-невидимка - la chapka invisible), а также названия реалий традиционного русского быта, которые ассимилированы французским языком и в целом понятны его носителям (izba, vodka, tsar).

Заимствование средства номинации, которое можно рассматривать одновременно и как заимствование опыта другого социума в "готовом виде", способствует не только расширению концептосферы культуры адресата, но и обогащению словаря языка-реципиента. Сохранение в ПТ транскрибированных (транслитерированных) реалий-"экзотизмов" усиливает национальную окраску текста сказки.

Выделенные выше приемы комбинируются в тексте перевода, участвуя в различных трансформациях (опущения, перестановки, добавления), органично вплетаясь в ткань повествования волшебной сказки. Таким способом переводчик стремится с максимальной полнотой передать "имплицитный мир", выраженный средствами языка-оригинала (13, с. 122). При этом можно говорить как о явных переводческих удачах (ср., например, "И такая красавица, что ни в сказке сказать, ни пером описать " — Si belle qu' on ne peut ni I'imaginer, ni la rever, peut-etre seulement la confer), так и неудачах, приводящих к откровенному буквализму, ср.:

- царь делает пир на весь православный мир - le tsar donna un bal_ou il convia tout le monde ortodoxe^

- за тридевять земель, в тридесятом царстве — Par-dela trois fois neufpays dans le trolsfois dixieme royaume.

- стали себе жить-поживать, добра наживать да медок попивать - Us se

mirent a couler des jours heureux? Amassant du bien et buvant de I'hydromel!

Использование специальных терминов "ortodoxe", слова с научным префиксом "hydromel" (напиток из воды с медом) и дословный перевод "Trois fois neuf pays" слишком эксплицируют значение слова, что вряд ли соответствует сказочному стилю повествования.

Таким образом, перечисленные приемы доказывают, что достижение смысловой эквивалентности при переводе текстов ярко выраженной национальной окрашенности - задача вполне осуществимая. Любой развитый язык имеет в своем арсенале достаточный инвентарь средств для передачи любых, даже самых тонких оттенков мысли. Необходимо, однако, учитывать, что восприятие текста, которое осуществляется читателем через его "мысленное поле" (Ю.А. Сорокин) или "когнитивный багаж" (М. Ледерер), то есть через его опыт, предпочтения, шкалу личностных ценностей, определяется также и психологическими особенностями личности читателя —преимущественно рациональными (текст - цепочка понятий, движений, действий, словесных рядов) или эмоциональными (текст - ритм, мелодия, краски, картины). Именно эмоциональный аспект является наиболее важным в восприятии текста волшебной сказки, поскольку она обращается одновременно ко всем уровням сознания личности - как сознательному, так и подсознательному. Волшебная сказка,- считает М. Симонсен,- напрямую "говорит" с подсознанием (Le conte merveil-leux parle directement a 1'inconscient) (8, c. 92). Вот почему при переводе подобных текстов так важно добиться эквивалентности впечатления (мы предлагаем в этом случае употреблять термин "импрессивная эквивалентность") (14, с. 64), которая может быть достигнута в ПТ с помощью средств подсознательного воздействия, адекватных по своей функции ("впечатлению") средствам суггестивного воздействия ИТ.

Пользуясь терминологией Р.К. Минь-яр-Белоручева, можно говорить о "дополнительном эстетическом эффекте", достигаемом за счет особенностей структуры речевого поведения (например, размер стиха, рифмы) (15, с. 132).

Известно, что эмоциальное воздействие русской сказки осуществляется при помощи средств словесной образности, присущих практике устного рассказа как вида творческой деятельности. Многочисленные колоритные "украшения", типичные для русской сказовой манеры, не свойственны французской традиции, где устный рассказ занимает гораздо более скромное место, чем чтение вслух (8, с. 47). Это еще одна из причин большей распространенности во Франции литературной, а не народной сказки. Вследствие этого, несмотря на все усилия переводчика сохранить лексико-стилистическую специфику ИТ, чтение перевода не производит на французского читателя сильного впечатления, не доставляет ему, по признанию информантов, такого удовольствия как чтение оригинала1.

Приятный для русского слуха ритм оказывается в переводе нарушенным (а подчас и разрушенным) в связи с особенностями ритмико-синтаксической организации французской речи. Так, широко распространенный в русской сказке лексический повтор рассматривается французским языком как стилистическая ошибка, которую следует избегать, употребляя при повторной номинации синонимы, слова с более широким значением, родовое название, либо местоименные элементы (16, с. 138-139). Эта тенденция четко прослеживается и в переводе волшебных сказок, ср. например:

- На другой день у Елены Прекрасной опять гости, опять_музыка. - Le lende-main chez Helene la Belle ily avail a nouveau des invites, de la musique.

- ... видит: на дороге хлеб, в хлебе лошадь...еп chemin il vit un champs de bleL et, dedans, unejument.

- В некотором царстве, в некотором государстве. -En un lointainpays._

Особенно характерны синонимические замены при обозначении действия: французский язык имеет обширную группу глаголов, обозначающих действие косвенно, анафорически; они широко используются для замещения "содержательных" глаголов (16, с. 141), ср. вПТ:

- Благословишь - пойду^и не благословишь - пойду._- Que tu me benisses ou поп, j 'у vais!

- ... уж он искал, UCKOHL все уголки обшарил - все понапрасну! ... ilchercha, fouilla, fittouslescoinsetlesrecoins^ envain!

Изменение ритма фразы связано также с заменой однородных сказуемых, выраженных личной формой глагола, на причастие или инфинитивную конструкцию, которым отдается предпочтение во французском предложении, ср.:

Царевна услышала это, согласилась, стояла всю ночь — не спала.

Mise аи courant, la princesse accepta et resta debout toute la nuit, sans dormir.

He удается сохранить в переводе и рифмованные фразеологизмы-повторы, как по причине отсутствия регулярных соответствий, так и в связи с утратой образности французских ФЕ-повторов, типа les yeux dans les yeux, oeil pou oeil, tete a tete, main dans la main, ср., например:

... а похожи друг на дружку, словно братья родные,- рост в рост, голос в голос, волос в волос. — Us etaient si semblables de tattle, de voix, de cheveux.

При передаче не свойственных французскому языку повторов, состоящих из так называемых парных синонимов (жил-поживал, путь-дорога) или мало распространенных редупликативных форм (тихо-тихо), используются средства языка-перевода с аналогичными оценочными и характерологическими значениями: глагол + наречие посланные подождали-подождали ФЕ les messagerspatienterent encore царь подумал-подумал le tsar eut beau reflechir глагол+предлог+существительное пустился в путь-дорогу

il se mit en campagne глагол+придаточное предложение

про свое житье-бытье рассказывать

lui raconta се qu 'ellefaisait И все-таки в большинстве случаев в ПТ повторы опускаются, что делает французскую фразу более короткой и менее поэтичной по сравнению с русской:

Долго ли, коротко ли — аи bout de quelque temps

Приведенные примеры свидетельствуют о том, что перевод фольклорного текста можно определить как "взаимный процесс смыслоформирования и смыслоформули-рования" (5, с. 97) и, следовательно, процесс адаптации таких текстов является в равной степени социокультурным и лин-гвистичеким, иначе говоря, лингвокуль-турным.

Поиск путей достижения импрес-сивной эквивалентности предполагает тесное сотрудничество лингвистов с психолингвистами, психологами и этнографами. Небезынтересно отметить в этой связи то внимание, которое уделяет сегодня французская фольклористика практике устного рассказа (la pratique du contage) как вида творчества, характеризующегося особенностями вербального и невербального поведения рассказчика,- сказовой манере, жестикуляции, способам установления контакта со слушающими.

Этот опыт, безусловно, будет полезен не только для дальнейшего развития фольклористики во Франции, но и для теории и практики перевода на французский язык произведений устного народного творчества других стран - одного из источников взаимообогащения языков и культур.

1 В качестве информантов привлекались студенты INALCO, проходившие обучение в Воронежском государственном университете по специальности «Русский язык и культура».

Список литературы

Щетинкин В.Е. Пособие по переводу с французского языка на русский. М.: Просвещение, 1987.

Комиссаров В.Н. Теория перевода (лингвистические аспекты). М.: Высшая школа, 1990.

Никонов В.М. Социо- и лингвокульту-рологические проблемы адаптации конно-тативных единиц языка в тексте // Проблемы культурной адаптации текста. Тезисы докладов международной научной конференции. - Воронеж: Центр "Русская словесность", 1999.

Тимко Н.В. Культурный компонент лингвоэтнического барьера // Ученые записки РОСИ. Серия: Лингвистика. Межкультурная коммуникация. Перевод, вып. 2, Курск: Изд-во РОСИ, 1999.

Сорокин Ю.А. Почему живут и умирают книги? (Библиопсихологические и эт-нокультурологические сюжеты). - Самара: Самарская гуманитарная академия, 1999.

Разумовская М.В. О сказке // Contes lit-teraires francais XII - XXtoes siecles. -Moscou: Editions Radouga, 1983.

Delarue P., Teneze M.Z. Le conte popu-laire francais: Catalogue raisonne des versions de France. - P.: Maisonneuve et Larose, 1997.

Simonsen M. Le conte populaire francais. - P.: Presse Universitaire de France, 1981.

Французские сказки: Пер. с фр. / Сост. И послесл. А.Л. Налетина. - М.: Правда, 1988.

Народные русские сказки А.Н. Афанасьева в трех томах. Том 2. Госуд. Изд-во худ. Литературы. М., 1957.

Afanassiev A. Les contes populaires russes. Tome second. Traduction et notes pour Lise Gruel-Apert. - Paris, Editions Maisonneuve et Larose. 1990.

Вежбицкая А. Семантические универсалии и описание языков. - М., 1999. Lederer M. La traduction d'aujourd'hui: Le modele interpretatif. - Paris: Hachette. -1994.

Кретов А.А., Фененко Н.А. К понятию импрессивной эквивалентности текстов // Перевод: Язык и культура. Материалы международной научной конференции. Воронеж: ЦЧКИ, 2000.

Миньяр-Белоручев Р.К. Как стать переводчиком?-М.: Стелла, 1994.

Гак В.Г. Сопоставительная лексикология. На материале фр. и русского языков. -М.: Изд-во Международные отношения, 1977.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений22:10:21 18 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
15:38:12 24 ноября 2015

Работы, похожие на Статья: Лингвокультурная адаптация текста при переводе: пределы возможного и допустимого

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150520)
Комментарии (1836)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru