Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Особенности "итальянизмов" в московском каменном зодчестве рубежа XVI-XVII вв.

Название: Особенности "итальянизмов" в московском каменном зодчестве рубежа XVI-XVII вв.
Раздел: Рефераты по москвоведению
Тип: реферат Добавлен 03:23:04 04 апреля 2007 Похожие работы
Просмотров: 107 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Особенности "итальянизмов" в московском каменном зодчестве рубежа XVI-XVII вв.

Баталов А.Л.

Изучение "итальянизмов" для истории зодчества рубежа XVI-XVII вв. выходит за рамки частного вопроса, так как архитектурный язык этого времени в большой степени основан, на деталях, почерпнутых из итальянских построек начала XVI в. При этом их источник для этого времени указывался только один. Так, уже стало традицией отмечать как одну из характерных черт архитектуры рубежа XVI-XVII вв. влияние форм Архангельского собора. При этом указанная характеристика автоматически распространяется на большинство храмов этой эпохи, независимо от действительного происхождения их форм. В свое время В. А. Булкин, сделавший "итальянизмы" темой специального исследования, предложил дифференциацию их источников. Он указал в основном на два из них: Успенский и Архангельский соборы Московского Кремля. Поскольку в конце XVI в. мы почти не встречаем построек, созданных по прототипу Успенского, то "итальянизмы" этого времени были связаны с Архангельским1. Указания на единственный источник подобных архитектурных форм рубежа XVI-XVIII вв. существуют не только в обобщающих трудах, но и в конкретных историографических сюжетах2. Однако черты, появление которых в памятнике начала XVI в. можно связать с влиянием форм Архангельского собора, в постройках конца XVI в. теряют с ним связь. Между этими сооружениями лежат десятилетия истории русской архитектуры, в течение которых формы алевизовского собора были переработаны и прошли почти 70-летний путь развития в русле местной традиции.

В связи с этим необходимо разделить в московском каменном зодчестве рубежа XVI- XVII вв. памятники, в архитектуре которых использовались детали, опосредованно связанные с постройками итальянских мастеров начала XVI в., получившие уже к третьей четверти XVI в. самостоятельный характер, ставшие частью художественного языка русской архитектуры, и памятники, испытавшие непосредственное влияние Архангельского собора3. К первой группе относятся: соборы Пафнутьево-Боровского и Владычно-Серпуховского монастырей, церкви: придел Василия Блаженного собора Покрова на Рву, Покрова в селе Покровское, приделы церкви Троицы в селе Троице-Лобанове, Спаса в селе Спас-Михнево, Богоявления в селе Красное, Введения в Болдине монастыре, Николы Явленного в Москве и Бориса и Глеба в Борисовом городке. Ко второй - соборы Вознесенского, Болдино-Дорогобужского монастырей, церкви Смоленской иконы Богоматери в селе Кушалино, Троицы в селе Хорошово, Троицы (ныне Спаса Преображения) в Больших Вяземах. Естественно, может возникнуть вопрос, почему в качестве архитектурного источника построек второй группы мы называем Архангельский собор? Известно, что тот же Алевиз построил ряд церквей, которые составляли в архитектуре Москвы значительный пласт "итальянизмов". Дошедшие до конца XVI в., эти храмы могли служить образцом для построек этого времени. Из 12 таких церквей, построенных Алевизом на посадах Москвы и в Кремле4, по чертежам и рисункам был известен облик только двух - Благовещения в Ваганькове5 и Рождества Иоанна Предтечи под бором6. В последнее время поставлен вопрос о том, что храм Петра Митрополита Высоко-Петровского монастыря, датируемый ранее 1683 г., является дошедшей до нас алевизовской постройкой7. Ни один из этих храмов не повторял декорацию Архангельского собора. Вероятно, не было ее и в других постройках, так как архитектурные формы великокняжеской усыпальницы и более скромных по своему значению храмов не могли быть идентичными. Постройки же конца XVI в., отнесенные ко второй группе, обнаруживают, как мы увидим, повторение форм Архангельского собора. Если архитектурный источник храмов второй группы достаточно очевиден - Архангельский собор Московского Кремля, то постройки первого направления представляют собой сплав форм, выработанных в архитектуре последнего периода царствования Иоанна Грозного. Заметим, что эти памятники вместе не рассматривались, а формы декора наиболее яркого представителя этой группы - собора Пафнутьево-Боровского монастыря - традиционно связывались в литературе с влиянием архитектуры Архангельского собора8. Различия между архитектурными источниками намеченных направлений можно определить, оценив их соприкосновение с традициями, сложившимися в последний период строительства эпохи Иоанна Грозного. Среди сооружений второй половины 1560-х-начала 1570-х годов можно выделить те, архитектурный язык которых основан на деталях, почерпнутых из построек итальянцев. Это прежде всего приделы Благовещенского собора и постройки Александровой слободы - Успенская церковь и церковь Троицы. Архитектура приделов Благовещенского собора (1564-1566 гг.)9 как отдельных памятников второй половины XVI в., до недавнего времени практически не рассматривалась.

В свое время В. А. Булкин отметил присутствие некоторых деталей Архангельского собора в их декоре10. Затем был поставлен вопрос о связи этих приделов с Архангельским собором как с образцом11. Заметим, что вопрос об источниках архитектуры приделов сложен, так как неизвестен облик кремлевского дворца, построенного Алоизио да Карезано (1499- 1508гг)12. Этот дворец, в архитектуре которого широко использовались мотивы итальянской архитектуры, о чем свидетельствуют дошедшие до нас изображения его некоторых зданий13, соединялся переходами с Благовещенским собором. С его строительством связывали в литературе появление ренессанского декора в галерее и переделку порталов Благовещенского собора на рубеже XV-XVI вв.14. Он мог оказать влияние и на архитектуру приделов. Но для нас важен сам факт ориентации на "итальянизмы". В настоящее время можно судить только об общности черт архитектуры приделов с алевизовским собором. В декорации их стен в обобщенном виде передан мотив второго яруса Архангельского собора. Через пять лет после строительства последнего придела Благовещенского собора в новой резиденции Грозного Александровой слободе строятся церкви Троицы и Успения Богородицы15 (рис. 1), архитектура которых тесно связана с пластом итальянских форм в русском зодчестве XVI в. Но если композиция фасада церкви Троицы дошла до нашего времени в почти неизменившемся состоянии, то вопрос о первоначальном облике наиболее важной для нашей темы церкви Успения во многом неясен.

В науке существует словесная реконструкция этого памятника, сделанная А. И. Некрасовым16 и введенная в широкий научный оборот Выголовым В. П. и Бочаровым Г. Н.17 Стены храма, по А. И. Некрасову, получили фасадную декорацию, аналогичную стенам Архангельского собора, но без профилировки. Получилась схема, усвоившая, по его мнению, двухэтажность ордера. Однако, как показал дополнительный осмотр церкви, подобный вывод вряд ли возможен. При уточнении реконструкции Успенской церкви особо важное значение приобретает восстановление облика галереи, которую А. И. Некрасов считал одноярусной, оставляющей открытым фасад храма. По наблюдениям В. В. Кавельмахера, храм окружала двухъярусная галерея, фрагмент декора которой сохранился на восточном торце второго яруса южной галереи18. Под чердаком трапезной действительно сохранились значительные фрагменты фасада, отчасти подтверждающие, но также вносящие значительные поправки в заключение А. И. Некрасова. Пилястры с белокаменными, частично стесанными капителями опираются на широкие постаменты, соединенные между собой выступающим от плоскости стены поясом. Но этот фрагмент не может быть остатком декорации, интерпретирующей межъярусный антаблемент Архангельского собора. Эти постаменты почти целиком были закрыты кровлей второго яруса галереи. О ее существовании говорит сохранившееся гнездо от древнего стропила, находящееся выше постаментов. Осмотр первого яруса фасада, под сводами современной трапезной показал, что и там нет двухъярусности ордера, так как капители, напоминающие по словам Некрасова "капители устоев порталов"19, отсутствуют20. Поэтому в реконструкцию Некрасова можно внести некоторые коррективы: в церкви, окруженной двухъярусной галереей, интерпретации двухэтажности ордера не было. В том, что не Архангельский собор был источником архитектурной разработки церкви Успения и тем более церкви Троицы, убеждает сопоставление их с постройкой самой Александровой слободы времени Василия III - собором Покрова Богородицы 1513 г. Именно он представляется нам тем образцом, на который так или иначе ориентировались зодчие более поздних сооружений слободы. Успенская церковь, по существу, является упрощенной репликой этого храма. Трехчастный резной белокаменный пояс делит прясла Покровского собора на два яруса, образовавшиеся простенки разработаны филенками в один уступ: нижние - прямоугольной формы, верхние - с повторяющим абрис закомар полукруглым завершением. Если мы отбросим резное заполнение пояса, продлим его на пилястры и поместим на них филенки, то мы получим декоративную схему Успенской церкви, имеющую такие же филенки в первом и втором ярусе прясел и на пилястрах. Но, кроме схемы фасада, повторены некоторые существенные для доказательства нашей гипотезы детали. Так, белокаменная капитель Успенской церкви есть не что иное, как копия капители пилястр Покровского собора, лишенная резных акантов на гуське и желобов во фризе. Повторен также редкий прием обработки пилястры, который мы встречаем в Покровском соборе: пилястры накладываются на лопатки, создавая промежуточный выступ между пилястрами и филенкой. Становится понятным и отсутствие антаблемента под закомарами Успенской церкви. Архитектурная тема собора Покрова распространена и на соседний с ним древний столп его звонницы (вероятно, 1510-е годы). Таким образом, мы видим, что и в основных своих чертах, и в деталях памятники Александровой слободы 1570-х годов повторяют не Архангельский собор, а постройки самой слободы эпохи Василия III. Кроме того, в них присутствуют детали, которые могут происходить из архитектуры приделов Благовещенского собора. Об этом говорят формы порталов Троицкой церкви, рисунок филенок на пилястрах четвериков. Совпадает еще один важный элемент-отсутствие раскреповки карниза в Троицкой церкви. Итак, взаимодействие прослеживается, и это естественно, так как постройки Александровой слободы были постройками новой резиденции царя и могли отражать те художественные традиции, которые наметились при перестройке царской домовой церкви в Кремле. Для нас важно то, что пластика построек Александровой слободы не имела непосредственного отношения к Архангельскому собору, а ориентировалась на "итальянизмы" местных построек. Эта традиция была продолжена в постройках круга Пафнутьево-Боровского монастыря, архитектурная пластика которых целиком основана на художественном языке приделов Благовещенского собора и храмов Александровской слободы. Кратко тип декорации фасада можно охарактеризовать следующим образом: это ставшее каноничным в конце XVI в. трехчастное деление плоскости стены пилястрами с раскрепованным на них антаблементом, отсекающим полукруглые закомары. Образовавшиеся же прямоугольные прясла стен превращены в три огромные филенки. Профилированные рамки филенок охватывают целиком всю плоскость стены. Этот иконографический тип очень устойчив, он остается по сути неизменным и в конце 1580-х-начале 1590-х годов (придел Василия Блаженного 1588 г., собор Рождества Богородицы Пафнутьево-Боровского монастыря конца 1580-х-начала 1590-х годов) и в конце 1590-х-начале 1600-х годов (собор Введения Владычного монастыря, 1598 г., церковь Николы Явленного на Арбате, 1600 г.21) (рис. 2)22. В памятниках этой группы принцип декора тот же, что и в приделах Благовещенского собора: фасад превращается в сплошную декоративную ленту чередования филенок и пространств между ними. Но не только принцип композиции фасада, но и сам рисунок филенок исходит из архитектуры 1560-1570-х годов. Особенно это заметно на примере собора Боровского монастыря, стены которого, заполненные огромными двойными филенками, как бы являются увеличенными пряслами приделов Благовещенского собора. Своеобразный, но упрощенный вариант собора Боровского монастыря представляют фасады храмов начала 1590-х годов Коломенского уезда, которые превратились в простое чередование филенок (рис. 3). Причем, если в приделах Благовещенского собора есть хотя бы имитация пилястр, то здесь вся композиция образована тремя нишами23. Отсутствие раскреповки пояса под закомарами на пилястрах, превращающее его из антаблемента в венчающий четверик карниз, также сближает эти постройки с церковью Троицы в Александрове и приделами Благовещенского собора24. Параллельно шло создание построек круга Вознесенского собора (отнесенных нами ко второй группе), архитектура которых непосредственно связана с формами Архангельского собора. Особое место среди этих построек занимает собор Вознесенского монастыря. Здесь мы впервые встречаемся с перенесением всего набора архитектурных тем Архангельского собора на его фасады. Заимствуется не только мотив аркадных ниш в первом ярусе и прямоугольных филенок во втором, но и ордерные элементы (рис. 4)25 и межъярусное деление фасада в трактовке, соответствующей облику прототипа в конце XVI в.26. В конце 1580-х годов и на протяжении 1590-х возникают постройки, основной темой фасадов которых становится какой-нибудь из основных мотивов Архангельского собора, цитируемый со всеми деталями. Первой такой постройкой следует назвать собор Болдино-Дорогобужского монастыря, оконченный к 1591 г.27 (рис.5)28. В этих памятниках постепенно происходит качественный сдвиг в цитировании отдельных элементов образца: они воспроизводятся точнее, со всеми деталями. Так, в Троицком соборе Болдино-Дорогобужского монастыря мотив первого яруса алевизовского фасада цитирован до уровня импостов, а в постройках сел Вяземы и Хорошево (1595-1598 гг.) он переносится уже до уровня межъярусного антаблемента29. Если в Вознесенском соборе стояла задача воспроизведения целого, а некоторые детали общей схемы образца были выпущены, то в Хорошевской и Вяземской постройках зодчие стремились к буквальному повторению отдельного мотива. Это выразилось не только в композиции декора, но и в профилировке, усложнившейся и приблизившейся к Архангельскому собору. Сюда же следует отнести и храм в селе Кушалино, архитектура которого, как уже отмечалось в литературе, также связана с архитектурой Архангельского собора. С. Чижов, в частности, писал, что в отличие от Вяземской церкви, где присутствует заимствование лишь "отдельных элементов декорации", Кушалинской церкви свойственно "повторение оригинала со всеми наиболее характерными его особенностями"30. Думается, что это утверждение не совсем верно, и Кушалинскую церковь вряд ли можно противопоставлять храмам Вязем и Хорошева. Здесь так же, как и в этих храмах, оригинал воспроизводится не полностью, а в избранных элементах. В данном случае ими стали: филенки на пилястрах и заполнение закомар в виде раковин31. Во всех этих храмах стояла задача не столько повторить прототип полностью, как это было в Вознесенском соборе, сколько создать новое произведение на основе одного его архитектурного мотива.

Выше в качестве главной особенности памятников круга Вознесенского собора мы выделили их непосредственное обращение к архитектуре Архангельского собора. Однако было бы ошибкой не видеть их связи с зодчеством 1560-х-1570-х годов. Само обращение к Архангельскому собору в этих постройках, созданных в монастырях, находившихся под особым царским покровительством, или в дворцовых селах, во многом порождено художественными представлениями этого периода. В 1560-1570-е годы в двух резиденциях Иоанна IV строятся придворные храмы, ориентированные на разные прототипы. Их объединяет то, что они ориентированы на памятники, в которых содержится глубокий и широкий итальянизирующий "слой", - обстоятельство, которое нельзя объяснить только идейным или символическим содержанием выбранных образцов. Это говорит об определенных представлениях того времени, о том, каким должен быть художественный язык дворцовой архитектуры32. О сложении подобного языка в 1570-е годы в постройках, созданных по царскому заказу, свидетельствует распространение форм "московско-александровского" круга далеко за пределами этого региона. В 1572 г. после посещения Кирилло-Белозерского монастыря Иоанном IV с царицей Марией Темрюковной и сыновьями Федором и Иоанном, в нем строится по царскому заказу церковь Иоанна Лествичника с приделом Федора Стратилата33. Ниши на большинстве пилястр- мотив, не находящий аналогии в белозерском зодчестве, представляют собой не что иное, как филенки в два уступа. Профилированные филенки с килевидным завершением появились и в простенках святых ворот. В начале 1570-х годов сложился особый архитектурный язык, особая архитектурная традиция дворцовой архитектурной школы, созданная на более широком использовании "итальянизмов", чем в предшествующие эпохи. Художественный язык этого зодчества целиком основан на переработанных, прошедших длительный путь ассимиляции формах Архангельского собора и других построек первой четверти XVI в.

В храмах круга Вознесенского собора эти традиции трансформировались в иное качество, в отличие от предшествующего периода они непосредственно ориентированы на Архангельский собор, и впервые приблизились к копированию его деталей. В этом и заключается основное качественное отличие построек круга Вознесенского собора от архитектуры 1560-х- 1570-х годов. Через постройки 1560-х-1570-х годов в архитектуру был вовлечен новый пласт итальянских деталей, не переработанных еще в местной традиции, но ставших обиходным языком памятников в конце XVI в. особенно в постройках, сооруженных по государственным заказам, о чем говорит архитектура собора Спасского монастыря в Казани (рис. 6)34. Этот архитектурный язык и стал основой для формирования фасадных декораций храмов, не связанных непосредственно с Архангельским собором, составляющих большинство среди построек рубежа XVI-XVII вв. Таким образом, в архитектуре московских памятников, связанных с использованием "итальянизмов", в конце XVI в. нужно различать два источника: царские постройки Александровой слободы и Московского Кремля 1560-1570-х годов и Архангельский собор. Важно отметить, что постройки второй группы, за исключением церкви, сооруженной Симеоном Бекбулатовичем в селе Кушалино, так или иначе связаны с годуновским заказом. Это храмы, воздвигнутые или в монастырях, пользующихся особым покровительством Ирины Годуновой и семьи Годуновых (Вознесенский собор и Троицкий Болдина монастыря), или в усадебных подмосковных постройках Бориса Годунова (Вяземы и Хорошево). Обращение к Архангельскому собору как к образцу было связано с тем символическим содержанием, которым наделялись формы Архангельского собора как царской усыпальницы в представлениях конца XVI в., служившие в этих постройках выражением программы заказчика. К первой группе принадлежат памятники, построенные по государственному заказу и заказам богатых вотчинников. Но если тип декорации памятников круга Вознесенского собора нельзя назвать распространенным и он характерен только для эпохи Феодора Иоанновича, то тип построек круга собора Пафнутьево-Боровского монастыря становится обиходным и его упрощенные вариации начинают широко распространяться.

Примечания

1 Булкин В. А. Итальянизмы в древнерусском зодчестве XVI в. Дис. на соиск. учен. степени канд. искусствоведения.-Л.: 1975.

2 Представления об Архангельском соборе как об основном источнике "итальянизмов" архитектуры рубежа XVI-XVII вв. наиболее характерно проявились в атрибуционных работах. В них постепенно сложился круг памятников (собор Боровского монастыря, церкви Троицы в Хорошеве, Троицы в Вяземах, Бориса и Глеба в Борисове), приписываемых одному мастеру, находившемуся под влиянием алевизовской архитектуры. - см.: Машков И. Доклад об обследовании собора Боровского монастыря.-В кн.: Древности. Труды комиссии по сохранению древних памятников, т. IV.-М.: 1912; Ильин М. А. "Усадьбы Годуновых". - В сб. Общества изучения русской усадьбы. Вып. 5-6,-М.; 1928; Раппопорт П. А. Зодчий Бориса Годунова.-В кн.: Культура Древней Руси.-Л.: 1966.

3 Тема значения Архангельского собора как образца в русской архитектуре XVI в. уже затрагивалась в специальной литературе. См.: Вятчаиина Т. Архангельский собор Московского Кремля как образец в русском зодчестве XVI в. - См. с. 215-223. 4 С деятельностью Алевиза Нового, вероятно, могут быть связаны на основании источников: церкви Введения "за Торгом", Владимира "в Садех", Благовещения в Воронцове, Рождества Богородицы "на Сенях", Леонтия Ростовского, Благовещения в Ваганькове, собор Алексеевского монастыря, церковь Усекновения главы Иоанна Предтечи "под Бором", собор Высокопетровского монастыря, церкви Варвары "против "Панского двора", Введения на "Устретенской улице". Несомненно им построена церковь Рождества Иоанна Предтечи под Бором в Кремле (ПСРЛ, т. XIII, с. 10, 18; XVIII, с. 141-144).

5 Русская старина в памятниках церковного и гражданского зодчества. Сост. Мартынов А., текст Снегирева И. М. Год IV.-М.: 1853, вкладыш между с. 96 и 97. Далее см. Русская старина...

6 Там же, год I.-М.: 1848, вкладыш между с. 42 и 43.

7 Неопубликованное исследование Б. Дедушенко.

8 Горностаев Ф. "Соборные храмы"-В кн.: Грабарь И. Э. История русского искусства.-М.: б. г., т. II, с. 107-108; Раппопорт П. А. Русское шатровое зодчество конца XVI в.-В кн.: МИА, № 12.-М.-Л.: 1949, с. 292-293; Его же. Указ соч., 1966, с. 218; Ильин М. А. Зодчество конца XVI в.-В кн.: История русского искусства, т. III.-М.: 1955, с. 472, Булкин В. А. Указ. соч., с. 128.

9 Маркина Н. Д. Из истории возникновения приделов Благовещенского собора в 60-х годах XVI века. - Материалы и исследования ГММК, 1.-М.: 1973, с. 73- 85.

10 Булкин В. А. Указ. соч., с. 166.

11 Баталов А. Л., Вятчанина Т. Н. К вопросу об архитектуре приделов Благовещенского собора Московского Кремля. Доклад на теоретической конференция ЦНИИТИА, 1982 г.

12 ПСРЛ, с. 249, XIII, с. 8-9.

13 О том, что в архитектуре дворцового ансамбля 1499-1508 гг. широко использовались итальянские детали и мотивы, говорят обмеры Д. В. Ухтомского Столовой и Ответной палат (Архитектор Дмитрий Васильевич Ухтомский. 1719-1774. Каталог ГНИМА им. А. В. Щусева.-М.: 1973, с. 63, ил. 9), а также многочисленные изображения на чертежах и рисунках двухъярусного подклета Теремного дворца (см. реконструкцию - Русское зодчество, вып. 2. Памятники архитектуры XV-XVI веков.-М.: 1953, табл. 12).

14 Федоров В. И. Благовещенский собор Московского Кремля в свете исследований 1960-1972 гг. СА, 1974, № 2, с. 118; Соколова Г. С. К вопросу о первоначальной росписи галереи Благовещенского собора Московского Кремля.-В -кн.: Материалы и исследования ГММК, III.-М.: 1980, с. 132.

15 Наиболее убедительные датировки этих храмов предложены Бочаровым Г. и Выголовым В.-Троицкой 1570-1571 гг.. Успенской 1570-1575 гг. (см. Бочаров Г. Н., Выголов В. П. Александрова слобода.-М.: 1970, с. 25-26).

16 Некрасов А. И. Памятники Александровской слободы. Их состояние и значение.-М.: 1948, с. 232-235. Рукопись. Библиотека музея древнерусского искусства им. Андрея Рублева.

17 Там же, с. 35-36.

18 Автор пользуется случаем принести сердечную благодарность В. В. Кавельмахеру, любезно указавшему на ошибочность реконструкции А. И. Некрасова и оказавшему содействие автору в осмотре чердака Успенской церкви.

19 Некрасов А. И. Указ. соч., с. 233-234.

20 В. В. Кавельмахер, внимательно исследовавший также и чердак придела, сообщил, что и там нет пилястр с капителями в первом ярусе.

21 Облик храма -Николы Явленного известен по четырем изображениям. Среди них наиболее известны рисунок А. Мартынова (Русская старина..., год II-М.: 1851, рис. к с. 10) и чертеж Ф. Рихтера. Не были опубликованы чертежи, относящиеся к перестройке трапезной (черт. 1845 г., фототека ГНИМА, кол. 1, нег. 3168, черт. 1835г., там же, кол. 1, нег. 3169). Но наиболее достоверным источником, позволяющим судить о деталях декора храма, следует считать обнаруженный нами кроки Ф. Рихтера (ТИМ., ИЗО 49271/Ф-2722). На листе показаны профили архивольтов кокошников, антаблемента, карниза апсиды. Этот кроки полностью подтверждает достоверность известного чертежа Ф. Рихтера. По нему можно установить профилировку филенки, покрывающей целиком каждое прясло стены. Эти декоративные ниши были окаймлены валиком, заглубленным по отношению к поверхности стены. На чертеже Ф. Рихтера и его кроки на боковой стенке апсиды помещен фрагмент филенки, стесанной снизу. До появления поздних окна и ниши она, как и на пряслах храма, доходила до цоколя. Верхняя часть такой же декоративной ниши изображена на рисунке А. Мартынова (северный фасад), где она закрыта апсидой придела. Поэтому можно заключить, что церковь Николы Явленного обладала декором, почти идентичным по композиции приделу Василия Блаженного. В отличии от последнего на самих полукружиях апсиды филенок не было.

22 Рихтер Ф. Памятники древнего русского зодчества.-М.: 1854, театр. IV, черт. XLV.

23 Реконструкция церкви в селе Спас-Михнево см.: Альтшуллер Б. Л. Малоизвестный памятник конца XVI в.-В кн.: Реставрация и исследование памятников культуры.-М.: 1975, с. 55. Менее выражен этот тип в церквах Богоявления в селе Красном и Введения Болдина монастыря.

24 Композиция фасада придела Василия Кессарийского, единственного придела, антаблемент которого раскрепован на пилястрах, а узкий цоколь лишен декора,- результат реставрации. На фотографиях, изображающих этот придел на рубеже XIX-XX вв. (Павлуцкий Г. Начало Москвы.-В кн.: И. Грабарь. Указ. соч., т. 1 - М.: б. г., с. 327), композиция и пропорции фасада придела иные: нет пилястр, пересекающих антаблемент, цоколь проходит на одной высоте с другими приделами и аналогично украшен квадратными филенками (Ср. изображение придела на картине Ф. Я. Алексеева "Соборная площадь в Кремле", около 1800 г.

25 Пшеничников А. Краткое описание Вознесенского монастыря в Москве.-М.: 1894, с. 17.

26 В Вознесенском соборе над архивольтами аркад проходит пояс (См. кроки П. Н. Максимова, ГНИМА, арх. 3085 и фотографии-ГИМ, ИЗО 42949/Ф-6588. На рубеже двух веков XIX-XX.-М.: 1910, с. 9. В нем нельзя не увидеть своеобразную интерпретацию архитрава межъярусного антаблемента Архангельского собора. Таким образом, из сложного межъярусного деления Архангельского собора па Вознесенский перенесены цоколь пилястр второго яруса и архитрав. Это может объясняться тем, как изменили к концу XVI в. облик Архангельского собора пристроенные к нему паперти. Была доказана достоверность изображенных на чертежах XVIII в. крытых папертей с юга и запада собора (Воробьева А., Смыслова В. О галерее Архангельского собора.-АН, 15, 1963, с. 15). Ставился вопрос о существовании паперти и на севере (Власюк А. Исследование архитектуры Архангельского собора в Московском Кремле.-АН, № 2, 1952, с. 111-113). При пристройке этих галерей был срублен на южном и западном фасадах карниз межъярусного антаблемента (Там же, с. 112-120). Поэтому у Архангельского собора цоколь пилястр второго яруса опирался на перекрытия галереи (так, как это показано на чертежах XVIII в. и на миниатюре из "Книги избрания на царство"), а под ними оставались открытыми архитрав антаблемента и капители пилястр. (О связи Вознесенского собора с Архангельским как с образцом см.: Баталов А. Л. Вознесенский собор Московского Кремля.-В кн.: Памятники культуры. Новые открытия, X, 1983 (в печати).

27 О датировке собора и связи его архитектуры с Архангельским собором как с образцом см.: Баталов А. Л. О времени построения собора Болдино-Дорогобужского монастыря.-В кн.: Памятники культуры. Новые открытия, т. XII (в печати).

28 фототека ГНИМА, кол. Б, нег. 129.

29 О связи архитектуры церквей Троицы в Вяземах и Троицы в Хорошеве с Архангельским собором как с образцом см.: Баталов А. Л. Вознесенский собор... и Вятчанина Т. Н. Архангельский собор... Добавим, что оба храма независимо друг от друга восходят к архитектуре Архангельского собора. Так, несмотря на кажущуюся идентичность интерпретации мотива в церкви села Хорошево присутствует алевизовская деталь, отсутствующая в Вяземах (Филенка верхней части пилястры замкнута над импостом).

30 Чижов С. Памятник шатровой архитектуры. - В кн.: Ежегодник Музея архитектуры, 1936.-М.: 1937, с. 162. 31 Обращает на себя внимание то, как передается образ двухъярусного фасада Архангельского собора в Кушалинской церкви. Здесь нет попытки передать межъярусный антаблемент. Акцент переносится на двухъярусность пилястр, разделенных поясом-тягой. Верхняя часть пилястры отличается от нижней профилировкой филенки (вверху-валик, внизу-валик и две полочки).

32 В этом отношении характерно то, что при перестройке в 1572 г. (Виноградов Н. Новые материалы по архитектуре древней Москвы.-СИИ АН СССР вып. 1.- М.-Л.: 1951, с. 74) юго-восточного крыльца Благовещенского собора очевидна ориентация появившегося декора на ренессанские мотивы построек итальянцев в Кремле.

33 Подъяпольскии С. С. Каменное зодчество Белозерья в конце XV-XVI вв. - Дис. на соиск. учен. степени канд. архитектуры.-М.: 1969, с. 210-211.

34 фототека ГНИМА, кол. VIII, нег. 20875.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений22:07:38 18 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
15:36:50 24 ноября 2015

Работы, похожие на Реферат: Особенности "итальянизмов" в московском каменном зодчестве рубежа XVI-XVII вв.

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(149878)
Комментарии (1829)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru