Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Курсовая работа: Преступление

Название: Преступление
Раздел: Рефераты по юридическим наукам
Тип: курсовая работа Добавлен 06:04:05 25 марта 2007 Похожие работы
Просмотров: 2129 Комментариев: 3 Оценило: 1 человек Средний балл: 3 Оценка: неизвестно     Скачать

Введение

Умышленная преступная деятельность является одним из видов сознательной, целенаправленной деятельности человека, которая складывается из определенных этапов.

Как известно, преступное деяние может выразиться в преступном единовременном акте, образующем состав преступления. Однако в целом ряде случаев преступная деятельность протекает на протяжении более или менее длительного времени. За этот период лицо поэтапно осуществляет свое преступное намерение. (Приложение 1)

Первоначально у человека возникает определенное намерение, он ставит перед собой конкретную цель. Затем после обдумывания и иногда борьбы мотивов он принимает решение действовать в определенном направлении и добиться желаемых результатов. Осуществляя задуманное, он совершает вначале приготовительные действия, а затем приступает к исполнению деяния и достижению поставленной цели. Нередки случаи, когда преступнику не удается довести преступление до конца, то есть оно прерывается на одном из этапов развития по причинам, не зависящим от виновного. В этих случаях преступные действия виновного все равно приобретают уголовно-правовое значение. Соответственно возникает вопрос об уголовной ответственности на различных стадиях совершения преступления.

Умышленная преступная деятельность может проходить три этапа: приготовление, покушение и окончание преступления. В соответствии с этим различают три стадии преступной деятельности: стадия приготовления к совершению преступления, стадия покушения на совершение преступления и оконченное преступление. Первые две стадии образуют предварительную, или неоконченную, преступную деятельность.

Уголовно-правовое понятие стадий преступной деятельности соответствует развитию преступления в реальной действительности, оно отражает этот объективный процесс.

Вопросы справедливости наказания злободневно стоят на повестке дня. И суровость наказания должна зависеть не только от категорий совершенного преступления, но также и от степени реализации преступного умысла.

Привлечение к уголовной ответственности за приготовление и покушение к совершению преступления является не только научной категорией, но и имеют огромное практическое значение в повседневной жизни для определения вида и суровости наказания.

Изучению вопросов привлечения к уголовной ответственности и назначению наказания посвящена данная работа, целью, которой служит углубленное изучение вопросов, связанных с преступными посягательствами на стадиях приготовления и покушения. Достижению поставленной цели способствует решение следующих задач.

1. Определение сущности приготовления и покушения.

2. Определение видов ответственности за неоконченные стадии совершения преступления.

Актуальность и значимость выбранной темы видится в необходимости правильного применения категорий (приготовление и покушение) неоконченных преступлений для квалификации деяния и для определения уголовной ответственности и наказания, а также изучение научного подхода.

Как известно, стадии совершения преступления и ответственность за них, выделяло и советское уголовное право. По этому поводу многими специалистами в области уголовного права были написаны различные труды. На некоторые из них в работе были сделаны ссылки и проведены сравнения.

При написании дипломной работы были использованы различные нормативные акты и юридическая литература. Такие как, Конституция РФ, Уголовный кодекс РФ (УК РФ) и комментарий к нему. Действующие материалы судебной практики по уголовным делам Верховного Суда РФ (и ВС РСФСР) и Верховных судов субъектов РФ. А также постановления Пленумов ВС РФ и ВС РСФСР. Была использована различная научная и обзорная литература по данной теме.

Структура дипломной работы достаточно проста. Она включает в себя: Введение; Основная часть содержит две главы, которые поделены на два параграфа, в первом параграфе рассмотрена теоретическая часть вопроса, во втором – практическая (материалы судебной практики), и в третьей главе сделано соотношение приготовления и покушения на преступление; Заключение; список сокращений; библиографический список; приложения.

1. Приготовление к преступлению

1.1 Понятие и сущность

Реальную общественную опасность, являющуюся основным признаком преступления, представляет не только завершенное, законченное преступление, но и действия, предшествующие его окончанию. При этом охраняемые законом права и интересы личности, собственность, общественный порядок и безопасность, конституционный строй РФ и иные, находящиеся под охраной закона объекты либо ставятся под угрозу их нарушения, причинения им вреда, либо такой вред частично причиняется фактически.

В конкретной ситуации лицо, имеющее намерение совершить определенные преступления (к примеру, кражу чужого имущества), в одних случаях сразу выполняет задуманное (проникает в квартиру и тайно завладевает ценными вещами, деньгами и т.п.). Такие действия образуют оконченное преступление – кражу. В других же случаях лицо либо предварительно готовится к совершению преступления (той же кражи). Изготовляет по слепку дубликат ключей, выясняет время ухода и возвращения хозяев квартиры и т.п. Либо приступает к выполнению самого преступного деяния. И в том и в другом случае преступление не доводится до конца, хотя опасность таких действий очевидна.

В связи с этим Уголовный кодекс Российской Федерации 1996 года (УК РФ) объявляет преступным и наказуемым не только уже совершенное преступление, но и общественно опасные действия, не доведенные до конца по причинам, не зависящим от воли виновного.

В УК РФ предусмотрена специальная глава 6 , именуемая «Неоконченное преступление». В соответствие со ст.29 УК РФ «преступление признается оконченным, если в совершенном лицом деянии содержатся все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом», неоконченным преступлением признаются приготовление к преступлению и покушение на преступление (ч.2 той же статьи). Таким образом, непосредственно из закона вытекает наличие трех стадий совершения преступления: приготовление к преступлению, покушение на преступление и оконченное преступление. (Приложение 2)

УК РФ 1996 г. (ч.1 ст.30) определяет приготовление к преступлению как приискание, изготовление или приспособление лицом средств орудия совершения преступления. Приискание соучастников преступления, сговор на совершение преступления либо иное создание условий для совершения преступления. Если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам. (Приложение 3)

Это определение понятия приготовления специфично с точки зрения законодательной техники. Начинается оно с определения частных случаев (с конкретизации) приготовительных действий в виде изготовления, приискания или приспособления средств или орудий совершения преступления, приискания соучастников, а также сговора на его совершение, а заканчивается обобщающей формулой – понятием умышленного создания условий для совершения преступления. В связи с этим любые приготовительные действия – это всегда умышленное создание условий для совершения преступления, в том числе и конкретизированные разновидности приготовления.[1]

В отличие от прежней формулировки (имевшегося в УК РСФСР 1960 г.), в новом УК РФ указаны, в частности, такие формы приготовительных действий, как приискание соучастников и сговор на совершение преступления. Кроме того, подчеркнуто, что преступная деятельность на этом этапе не доводится лицом до конца по обстоятельствам, которые от него не зависят[2] .

В широком смысле слова приготовлением к преступлению следует считать любую умышленную деятельность, создающую условия для реализации преступления. В отличие от обнаружения умысла (совершить преступление), который не преследуется в уголовном порядке, приготовление характеризуется не только намерением совершить преступление, но и конкретными действиями, создающими условия для последующего совершения преступления. Однако, в отличие от покушения, здесь нет еще непосредственного посягательства на охраняемые уголовным законом отношения.[3]

О приготовлении как о стадии совершения умышленного преступления речь можно вести лишь при подготовке к совершению конкретного преступления. При этом субъект намеревается в дальнейшем довести свой преступный замысел до конца (по схеме: создание условий + исполнение), он не думает ограничиться подготовкой.

Приготовительные действия являются первой стадией совершения преступления. Они создают благоприятные условия для реализации преступного умысла, обеспечивают высокую вероятность достижения преступного результата, облегчают совершение преступления.

В отличие от покушения все приготовительные действия совершаются до начала исполнения состава преступления, его объективной стороны.

Характер и формы проявления приготовительных действий многообразны и зависят от сложности и степени общественной опасности готовящегося преступления.

Понятно, что приготовление к таким сложным преступлениям, как «заказное» убийство, террористический акт, захват заложников совершается тщательно и основательно.

Например, в целях убийства лидера преступной группировки В. Представители конкурирующей банды угнали автомашину «Москвич» - «Каблучок». Заменили номерные знаки, просверлили в кузове отверстие для оптического прибора ночного видения, оборудовали в салоне туалет, заготовили запасы еды, питьевой воды, смену верхней одежды, резиновые перчатки и маски, затем они поставили автомашину у подъезда дома В. И шесть суток вели круглосуточно наблюдение за подъездом.[4]

Но существуют преступления, которые возникают ситуативно, подчас случайно (например: в простых составах грабежа, хулиганства, вандализма и т.д.), где приготовление к преступлению практически отсутствует.

Конструкция нормы, изложенной в ч.1 ст.30 УК РФ, дает примерный перечень форм и видов внешнего проявления приготовления к преступлению

Итак, приискание средств и орудий совершения преступления представляет собой любой способ их приобретения. Это может быть правомерный способ покупка, обмен, получение взаймы и т.п. Например, лицо, намеревающееся совершить разбойное нападение, на законном основании приобретает газовый пистолет, яд – для совершения убийства. Способ приобретения может быть также и преступным (путем кражи, грабежа, мошенничества, разбоя и т.п.). К приисканию относится также находка и присвоение какого-либо предмета в подобных целях. Приисканием, наконец, является и подготовка к такому использованию бытовых предметов находящихся в собственности субъекта.

Следует особо подчеркнуть, что ни приобретение, ни похищение, ни присвоение различных средств и орудий, ни подготовка бытовых предметов не должны признаваться приготовлением, если не доказано, что замысел на их использование в конкретных преступных целях возник до указанных действий.

Изготовление средств и орудий состоит в их создании, конструировании, как промышленным способом, так и кустарным (огнестрельное и холодное оружие, ключи по слепкам, подложные документы). В отличие от приспособления в данном случае указанные средства и орудия создаются заново. Разумеется, замысел виновного на их использование в конкретных преступных целях должен возникнуть заранее – только в этом случае изготовление средств и орудий можно рассматривать в качестве стадии преступления.

Приспособление орудий и средств – это придание определенным предметам свойств (или формы), с помощью которых можно было бы совершить задуманное преступление. Предметы могут видоизменяться, подвергаться специальной обработке, после чего они становятся пригодными для совершения преступления. Порой предмет после его приспособления утрачивает свое первоначальное назначение.

К примеру, для совершения в последующем разбоя лицо наваривает на стержень металлическую болванку, обрабатывает ключ с тем, чтобы с его помощью проникнуть в квартиру на предмет совершения кражи, превращение кухонного ножа в «финку», охотничьего ружья – в обрез для совершения убийства или других насильственных преступлений. И в этих случаях замысел должен возникнуть заранее.

Приискание, изготовление и приспособление средств и орудий для исполнения преступления могут наличествовать одновременно.[5]

Орудия и средства преступления – это любые материальные объекты, используемые для совершения преступления, его сокрытия, затруднения изобличения виновного.

Обычно орудия преступления подразделяются на следующие группы:

оружие (холодное, огнестрельное, взрывчатые вещества);

предметы, используемые в быту (топор, молоток, кухонный нож, отвертка, лом и другие);

предметы, не имеющие определенного назначения (палка, камень).[6]

Понятие орудия преступления трактуется на практике и в теории однозначно. Под ним принято подразумевать любые предметы, с помощью которых непосредственно совершается преступление, т.е. выполняется полностью или частично его объективная сторона.[7] Это, прежде всего все виды оружия как огнестрельного, так и холодного вне зависимости от того, изготовлено оно заводским либо кустарным способом (самодельные ножи, кинжалы, кастеты). Практика последних лет показывает, что в качестве орудий преступления используются гранатометы, мины, различные взрывные устройства, яды и сильнодействующие вещества. К орудиям следует относить также любые колюще-режущие и иные предметы, применив которые, можно совершить преступление (бутылки или осколки стекла, веревки и ремни, а также предметы хозяйственного назначения – отвертки, гаечные ключи, топоры и т.п.). Иначе говоря, любой предмет, с помощью которого преступник может лишить потерпевшего жизни, причинить вред его здоровью, проникнуть в хранилище материальных ценностей или в квартиру, представляет орудие совершения преступления.

Средства совершения преступления в отличие от орудий понимаются в теории и на практике не однозначно. Некоторые специалисты, а нередко и судебная практика, отождествляют средства и орудия. Действительно, в конкретной ситуации один и тот же предмет может быть либо орудием, либо средством совершения преступления. Так, принудительное введение значительной дозы сильного снотворного препарата, играет роль средства, если виновный имеет целью усыпить потерпевшего для совершения кражи его имущества. Однако тот же препарат, может быть, применим с целью лишения жизни потерпевшего. В этом случае он является орудием преступления. Такую же двоякую роль может выполнять автомашина или иное любое транспортное средство. Если оно используется для перевозки преступников либо добытого преступным путем, налицо средство преступления. В тех же случаях, когда преступник подготавливает транспортное средство для совершения наезда на человека с целью лишения его жизни либо причинения ему телесных повреждений, оно является не средством, а орудием преступления.[8]

Вместе с тем большинство специалистов различают средства и орудия преступления, и такая трактовка представляется обоснованной.[9] В отличие от орудия преступления средство лишь способствует совершению преступного посягательства, облегчает его осуществление. Так, средством преступления будет поддельный документ, используя который виновный намерен совершить хищение имущества. К средствам могут быть отнесены лекарственные препараты, алкоголь, наркотики, одурманивающие вещества, вызывающие сон, состояние опьянения, лишающие потерпевшего возможности либо осознавать совершаемые преступником действия, либо оказать ему сопротивление.

Следующей формой приготовления к преступлению, указанной в законе, является приискание соучастников. Суть данной формы сводится к действиям лица, которое любым способом подыскивает, подбирает соучастников для совершения в дальнейшем конкретного преступления. При этом способами приискания могут быть уговор, угрозы, обещания совместного обогащения, выделения доли добытого преступным путем, шантаж и т.п.

Вместе с тем представляется, что эту форму невозможно рассматривать в отрыве от следующей формы приготовления, которую закон называет сговором на совершение преступления. Сговор, т.е. соглашение двух или более лиц, обладающих признаками субъекта, по поводу совместного совершения определенного преступления теория уголовного права и практика считают моментом возникновения соучастия. Поэтому приискание соучастников и как результат этого достижение соглашения, сговора на совершение намеченного преступного посягательства, видимо, оправданно рассматривать как два этапа одной и той же формы приготовления. [22, с.221]

Наконец, ещё одной формой приготовительных действий УК РФ считает иное умышленное создание условий для совершения преступления. В обобщенном виде этой формой охватываются все иные, не перечисленные в законе действия по подготовке к преступлению. Полный перечень всех возможных способов приготовления к преступлению дать невозможно, поэтому закон указывает также на иное создание условий для совершения преступления. Здесь имеются в виду любые действия, которые способны облегчить совершение преступления. Например, преступник, желая обокрасть кассу, предварительно осматривает помещение, изучает порядок работы, время поступления и место хранения денег[10] .

По существу все перечисленные в законе формы приготовления являются разновидностями создания условий для последующего совершения преступления.

Состав приготовления к преступлению имеет свои особенности по сравнению, как с составом оконченного преступления, так и с составом покушения на преступление. Эта специфика относится к объективным признакам и субъективной стороне приготовительных действий. Во-первых, при приготовлении к преступлению еще отсутствует непосредственное воздействие на объект задуманного преступления. Например, лицо приобрело автогенный аппарат, которым намеревалось вскрыть сейф в учреждении, где, по его убеждению, находилась значительная сумма денег.[11] Объектом будущей кражи является собственность, однако приобретение орудия преступления еще не означает непосредственного воздействия на такой охраняемый уголовным законом объект (интерес), как собственность. Во-вторых, любые приготовительные к преступлению действия образуют объективную сторону приготовления к преступлению, однако они не входят в объективную сторону готовящегося преступления. Например, лицо готовится совершить убийство. В этих целях оно приобретает нож. Объективную сторону убийства составляет насильственное лишение жизни другого человека. Приобретение же ножа еще не образует объективной стороны убийства. Таким образом, состав приготовления к преступлению характеризуется собственной (самостоятельной) объективной стороной.[12]

С объективной стороны приготовление к преступлению характеризуется также тем, что оно может быть совершено только путем действия. Это вытекает и из законодательного определения приготовления к преступлению (ч.1 ст.30 УК РФ), так как уголовный закон перечисляет лишь активные формы данной стадии совершения преступления. Очевидно, что ни одна из этих форм преступного поведения не может быть осуществлена путем бездействия.

Специфика объективной стороны состоит и в том, что преступление при этом не было доведено до конца по независящим от лица обстоятельствам.[13] При этом надо учитывать два момента. Во-первых, приготовительные действия не должны образовывать самостоятельное оконченное преступление. Так, незаконное приобретение оружия, или его незаконное изготовление. Или его хищение для последующего совершения, допустим, разбоя. Образует не только приготовление к соответствующему преступлению как таковое, но и самостоятельный состав преступления.

Во-вторых, необходимо, чтобы преступная деятельность лица по подготовке задуманного лицом преступления не была доведена до конца именно по не зависящим от лица обстоятельствам. Это значит, что преступная деятельность ограничилась приготовлением к преступлению, будучи прервана не по воле виновного.[13, с. 270]

С субъективной стороны приготовление к преступлению характеризуется умышленной виной, причем лишь в виде прямого умысла. Нельзя готовиться к преступлению, лишь допуская его совершение, тем более невозможна неосторожная подготовка к преступлению. Приготовление – целенаправленная деятельность, осуществленная сознательно, в ней начинает реализовываться умысел на совершение преступления. Лицо при этом сознает, что оно приискивает, изготовляет или приспосабливает средства или орудия совершения преступления, подыскивает соучастников, вступает в сговор с другими лицами по поводу предстоящего преступления либо создает иные условия для последующего преступного посягательства и желает совершить эти действия.

Оценивая приготовление к преступлению, следует иметь в виду, что это начальная, первая стадия совершения преступления, причем преступная деятельность на этом этапе всегда прерывается по причинам, не зависящим от виновного. В значительном числе случаев приготовительные к преступлению действия выявляются правоприменительными органами и пресекаются на этом этапе. В иных ситуациях лицо убеждается в нереальности, в невозможности перейти непосредственно к совершению преступления.

1.2 Ответственность за приготовление

Будучи одним из видов правовой ответственности, уголовная ответственность представляет собой один из наиболее важных институтов уголовного права. Она наступает за совершение преступлений и поэтому является наиболее суровым видом правовой ответственности, заключается в предусмотренных Уголовным кодексом лишении или ограничении прав или свобод лиц, виновных в их совершении.

При всей важности института уголовной ответственности для теории и практики в науке уголовного права нет единого мнения по вопросу о понятии и содержании этого института. Одни авторы определяют ответственность как обязанность лица, совершившего преступление, претерпеть меры государственного принуждения.[14] Другие понимают под ответственностью применение и реализацию санкции правовой нормы. Третьи отождествляют уголовную ответственность с уголовным правоотношением. Есть и другие определения уголовной ответственности.[15]

Ответственность – сложный правовой институт, который объединяет в себе, с одной стороны, право государства применить к правонарушителю меры правового воздействия, а с другой – обязанность правонарушителя претерпеть воздействие на него со стороны государства и само претерпевание этого воздействия. Ответственность включает в себя также отрицательную морально-политическую оценку обществом и государством деяния и лица, его совершившего. При этом государство не только имеет право оказать воздействие на правонарушителя, но, и обязано это сделать в рамках закона. А правонарушитель наряду с обязанностью претерпеть правовое воздействие на него со стороны государства имеет право требовать соответствия такого воздействия условиям, предусмотренным законом. В частности, лицо, совершившее преступление, имеет право требовать, чтобы совершенное им преступление было правильно квалифицировано, имеет право обжаловать приговор, если считает назначенное ему наказание слишком суровым, и т.д.

Исходя из сказанного, уголовную ответственность можно определить как реализацию прав и обязанностей субъектов уголовного правоотношения, то есть государства в лице его органов, с одной стороны, и лица, совершившего преступление – с другой.

Лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина. Объективное вменение, то есть уголовная ответственность за невиновное причинение вреда, не допускается.[16] Признать же лицо виновным может только суд. [4]

Эти положения закреплены в Конституции РФ, статья 49 которой гласит: «Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда».

Из этого следует, что до суда никто не может быть признан виновным, и нести уголовную ответственность. Реальная уголовная ответственность начинается с момента вступления в силу обвинительного приговора суда.

Приготовление к преступлению относится к неоконченному преступлению. Уголовная ответственность за неоконченное преступление наступает по статье Уголовного кодекса РФ, предусматривающей ответственность за оконченное преступление, со ссылкой на ст.30 УК РФ.[17]

Например, Казачков и Кудаева в состоянии алкогольного опьянения, по предварительному сговору между собой, с целью завладения чужим имуществом в троллейбусе подошли к Узденовой. Кудаева сорвала с шеи Узденовой золотую цепочку и, воспользовавшись остановкой троллейбуса, выскочила из дверей и пыталась убежать, но была задержана Узденовой. В этот момент Казачков с целью помочь Кудаевой скрыться стал удерживать Узденову, но подоспевшими гражданами Казачков и Кудаева были задержаны и доставлены в милицию.

Таким образом, … Казачков и Кудаева были задержаны при попытке бегства с места преступления и не имели возможности распорядиться похищенным, т.е. не смогли довести свой преступный умысел до конца по не зависящим от них причинам.

При таких обстоятельствах действия Казачкова и Кудаевой должны быть квалифицированы как покушение на грабеж…

Следовательно, действия Казачкова и Кудаевой подлежат квалификации по ч.3 ст.30, п. «а» ч.2 ст.161 УК РФ. [29]

При назначении наказания за неоконченное преступление учитываются обстоятельства, в силу которых преступление не было доведено до конца. Срок или размер наказания за приготовление к преступлению не может превышать половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса за оконченное преступление.[18]

Например, Косков был признан виновным в том, что в конце декабря 1998 г. в г. Ярославле. Он совершил приготовление к разбойному нападению на Широкову.

В июле 1998 г. Косков работал кладовщиком у частного предпринимателя Широковой. Имея денежные долги и узнав о наличии у неё крупных денежных сумм и банковского счёта, он решил совершить разбойное нападение на Широкову с целью хищения её имущества. Для участия в преступлении он намеревался привлечь К., работавшего сторожем в помещении детского комбината, где находился офис Широковой.

В течение нескольких дней он склонял его к совершению планируемого преступления. 2 ноября 1998 г. Косков встретился с К. для окончательного согласования плана их действий во время нападения на Широкову. Как предлагал Косков, он совместно с К., вооружившись ножом или пистолетом, имевшимся у К., 3 ноября 1998 г. около 8 час. Должен был проникнуть в квартиру Широковой, которая доверяла К. и могла открыть ему дверь. Затем Косков, угрожая насилием и используя пистолет либо нож, хотел заставить её выдать денежную сумму не менее 1500 долларов США и выписать банковский чек на предъявителя, после чего он собирался связать Широкову, закрыть её в квартире, получить по чеку деньги и скрыться из города.

Однако К. от участия в преступлении отказался и явился в милицию, в связи с чем Коскову не удалось совершить разбойное нападение по независящим от него причинам.

Ярославским областным судом 14 мая 1999 г. Косков осужден по ч.1 ст.30, п.п. «а», «в», «г» ч.2 ст.162 УК РФ с применением ч.2 ст.66 УК РФ к лишению свободы сроком на шесть лет с конфискацией имущества.[25]

В случаях, если приготовительные действия образуют самостоятельный состав преступления, требуется их дополнительная квалификация по статье Особенной части, предусматривающей ответственность за это преступление (например, в случае незаконного приобретения оружия для того же разбоя еще и по ст.222 УК РФ).

УК РСФСР 1960 г. (как и предыдущие советские уголовные кодексы) исходил из принципа наказуемости приготовительных действий к любому преступлению.[19]

Правда, в судебной практике случаи осуждения за приготовление к преступлению встречались редко, что вполне объяснимо отдаленностью приготовительных действий от окончания преступного посягательства и в связи с этим незначительной степенью их общественной опасности. Кроме того, приготовление обычно трудно доказать, так как совершение приготовительных действий само по себе не всегда еще свидетельствует о преступном намерении лица, их совершившего.

Как было сказано выше, приготовление совершается только с прямым умыслом. Нельзя готовиться к преступлению, лишь допуская его совершение, поэтому неосторожная подготовка к преступлению невозможна. Приготовление – целенаправленная деятельность, осуществленная сознательно, в ней начинает реализовываться умысел на совершение преступления. Лицо при этом сознает, что оно приискивает, изготовляет или приспосабливает средства или орудия совершения преступления, подыскивает соучастников, вступает в сговор с другими лицами по поводу предстоящего преступления либо создает иные условия для последующего преступного посягательства и желает совершить эти действия.

Однако некоторые юристы-практики ставят под сомнение обоснованность отнесения сговора к основанию для уголовной ответственности. Например.

«Одной из основных классификаций форм соучастия закон называет классификацию по степени согласованности, где разграничение группы лиц и группы лиц по предварительному сговору основано на моменте формирования сговора, под которым большинство специалистов понимает предварительное соглашение между участниками преступления по поводу совместного совершения одного либо нескольких преступных деяний. Данное соглашение должно быть достигнуто до начала совершения преступления, т.е. выполнения объективной стороны состава преступления хотя бы одним исполнителем.

Практическое применение указанной классификации отличается четкостью и удобством. Однако детальный анализ понятия и признаков предварительного сговора, его соотношения с признаками состава преступления и уголовно-правового значения заставляет задуматься, может ли один только сговор стать достаточным основанием для привлечения к уголовной ответственности? Вопрос важный, поскольку в следственно-судебной практике встречаются случаи, когда предварительный сговор наличествует, но отсутствует совместная деятельность по совершению преступления.

Рассмотрим простой пример. Находящиеся в алкогольном опьянении А. и Б., проходя в вечернее время по улице, решают совершить кражу в одном из домов. Но в последний момент Б. по причине сильного опьянения остается на улице. А., продолжая считать, что действует совместно с Б., проникает в дом и совершает кражу вещей. Будет ли в данном случае, т.е. при наличии только предварительного сговора, обоснованным привлечение обоих лиц к уголовной ответственности за совершение преступления в соучастии? Каким образом квалифицировать поведение лица, которое не проникало в дом?

Фактически преступление совершено усилиями одного лица. Поведение второго может быть квалифицировано, как представляется, одним из трех возможных способов: во-первых, как соисполнение в группе лиц по предварительному сговору; во-вторых, как организаторство, подстрекательство или пособничество в соучастии с распределением ролей; в-третьих, как приготовление к совершению кражи в группе лиц по предварительному сговору.

Первый способ квалификации следует отбросить: правоприменитель сталкивается здесь с проблемой выполнения объективной стороны преступления. Ведь судебная практика последних лет придерживается того мнения, что по признаку группы лиц по предварительному сговору могут быть квалифицированы только действия лица, непосредственно участвовавшего в совершении преступления. Действия же других соучастников необходимо квалифицировать со ссылкой на соответствующую часть ст.33 УК.

Второй способ тоже невозможен, поскольку поведение Б. не содержит признаков организаторства, подстрекательства или пособничества.

Остается только третий способ квалификации описываемого действия. И действительно, ч.1 ст.30 УК прямо указывает, что сговор на совершение преступления является одним из видов приготовления к преступлению, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от лица причинам. Таким образом, поведение Б. следует квалифицировать как приготовление к совершению кражи группой лиц по предварительному сговору с незаконным проникновением в жилище (ч.1 ст.30 и пп. «а», « в» ч.2 ст.158 УК). Действия же А. должны квалифицироваться как оконченное преступление по пп. «а», « в» ч.2 ст.158 УК.

Вроде бы все ясно. Есть сговор, который не был реализован одним из соучастников по не зависящей от него причине, есть преступление, совершенное другим соучастником, и есть, наконец, уголовный закон, позволяющий привлечь данных лиц к уголовной ответственности. И все-таки…

Если поведение Б. рассматривать в качестве неоконченного преступления, то возникает вопрос о начале его совершения. На мой взгляд, следует признать справедливым мнение большинства специалистов о том, что начало исполнения состава преступления, наличествует с момента совершения хотя бы одного действия (бездействия), входящего в объективную сторону состава, т.е. начало исполнения преступления связывается с деянием, а не с умыслом.

Мыслима ситуация, когда имеется сговор, но нет какой либо деятельности. Ведь традиционно обнаружение умысла не является преступной стадией. Представляется, что признание сговора на совершение преступления в качестве составляющей приготовления к преступлению противоречит постулатам законности и справедливости, в связи, с чем подлежит исключению из ч.1 ст.30 УК.

С учетом изложенного, возвращаясь к вопросу о квалификации действий А. и Б., следует констатировать отсутствие в их действиях и бездействии признака совместности, а значит, и отсутствие соучастия в уголовно-правовом смысле. Думается, что значение предварительного сговора в качестве критерия разграничения форм соучастия необоснованно преувеличено. Наличие сговора не может быть основанием для уголовного преследования, а существование в уголовном законе классификации форм соучастия по степени согласованности нецелесообразно».[20]

Иные проявления приготовительных действий как умышленного создания условий для совершения преступления многообразны. К ним может быть отнесено создание организованной группы для совершения преступления. В случаях, предусмотренных Особенной частью УК РФ, такая разновидность приготовительных действий может образовывать самостоятельный и оконченный состав преступления..

Приготовление к иным преступлениям (небольшой и средней тяжести) не влечет уголовной ответственности.[21]

Однако степень опасности приготовления к преступлению может оказаться более высокой, чем иное оконченное преступление. Например, лицо, ранее судимое за хищение, намеревается совершить новое хищение и с этой целью вовлекает в преступную деятельность несовершеннолетних.[22]

По действующему законодательству (ч.2 ст.30 УК РФ) уголовная ответственность устанавливается только за приготовление к тяжкому и особо тяжкому преступлению (ст.15 УК РФ).

Смертная казнь и пожизненное лишение свободы за приготовление к преступлению не назначается (ч.3 ст.66 УК РФ).

Иногда приготовительные действия носят весьма сложный характер и представляют собой длительный по времени и весьма разнообразный по содержанию процесс.

Важно заметить, что само по себе отнесение готовящегося преступления к тяжкому или особо тяжкому преступлению, еще не предрешает вопроса об уголовной ответственности за приготовление к преступлению.[13, с.267]

Дело в том, что приготовление и к этим преступлениям вполне может подпадать под ч.2 ст.14 УК РФ. Устанавливающую, что «не является преступлением действие или бездействие, хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного уголовным законом, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности», т.е. не причинившее вред и не создавшее угрозу причинения вреда личности, обществу или государству.

Покушение на преступление

Понятие и сущность

В соответствии с ч.3 ст.30 УК РФ покушением на преступление признаются умышленные действия (бездействие) лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по независящим от этого лица обстоятельствам.

Новый УК в целом сохранил традиционное для российского законодательства определение понятия покушения на преступление. Но в отличие от прежнего УК РСФСР 1960 г. (ч.2 ст.15) законодатель учел, что покушение может осуществляться путем, как активных действий, так и бездействия. В остальной части определения этого понятия совпадают почти текстуально.

При покушении на преступление происходит непосредственное посягательство субъекта на охраняемые уголовным законом общественные отношения, т.е. они становятся под прямую угрозу причинения вреда, желаемого виновным лицом. Опасность наступления намеченных им вредных последствий либо полное завершение планируемого им противоправного деяния становятся реальными. Однако преступление остается незавершенным по независящим от данного лица обстоятельствам.

Иными словами, покушение – это незавершенное или не повлекшее наступления желаемого результат действие (бездействие) по непосредственному совершению умышленного преступления.[23] При покушении речь идет о действиях (бездействии), которыми непосредственно выполняется состав конкретного преступления, но его исполнение не доводится до конца. Недостает преступного результата, указанного в соответствующей статье Особенной части УК РФ в качестве обязательного признака объективных, либо полного завершения всех действий (бездействия), образующих объективную сторону состава преступления.

Это характерно и для так называемых формальных составов, объективные признаки которых не предусматривают наступления конкретных преступных последствий. Покушение на преступление с формальным составом характеризуется неполным выполнением действий, предусмотренных уголовным законом. Например, насильнику не удалось совершить половой акт, в силу физиологических причин.

Судебная практика знает самые разнообразные случаи покушения на преступление. Например, вор с целью кражи проник в квартиру, но был задержан вернувшимися жильцами. Преступник с целью убийства выстрелил в потерпевшего, но промахнулся либо попал, но не убил, а причинил ему телесное повреждение. Взяткодатель пытался вручить предмет взятки должностному лицу, но тот отказался принять взятку. Все эти случаи и образуют покушение на преступление.

Покушение, таким образом, представляет собой начало непосредственного совершения преступления, на этой стадии происходит реальное посягательство на объект, находящийся под охраной закона, частично выполняется объективная сторона конкретного преступления.

Покушение на преступление по праву можно назвать центральным, наиболее сложным с точки зрения познания, законодательного определения и правоприменения видом преступлений по степени их завершенности.[24]

Из законодательной формулировки покушения на преступление теория уголовного права выводит его объективные и субъективные признаки, составляющими в своей совокупности состав этой стадии неоконченного преступления.

Большинство специалистов выделяют три характерных объективных признака покушения.[25] Прежде всего, покушение представляет собой действие (или бездействие), которое непосредственно направлено на совершение преступления. Это указание закона следует понимать в том смысле, что при покушении преступление начинает осуществляться практически. Виновный посягает на конкретный объект, ставит его в реальную опасность причинения ущерба, а в ряде случаев причиняет ему определенный вред. Основное содержание этого признака заключается в частичном, неполном выполнении объективной стороны конкретного преступления, описанного в диспозиции одной из статей Особенной части УК РФ. Так, преступник, проникающий в хранилище материальных ценностей с целью тайного их похищения, совершает покушение на кражу чужого имущества.

В преобладающем большинстве случаев, покушение совершается путем действия. Например, завладение имуществом, производство выстрела, дача яда, нанесение удара и т.п. Вместе с тем в отдельных случаях формой покушения может быть и бездействие. Например, поводырь слепого, желая избавиться от него по каким-то причинам, предлагает ему самостоятельно идти по тропинке, заведомо зная, что она ведет к обрыву над рекой. В качестве хрестоматийного примера покушения путем бездействия обычно приводят случаи, когда мать в целях умерщвления своего новорожденного ребенка перестает его кормить.

Покушение характеризуется также тем, что при его совершении преступление не получает полного завершения, не доводится до конца. Незавершенность преступного деяния при покушении следует понимать как отсутствие одного или нескольких необходимых признаков объективной стороны преступления, предусмотренных конкретной нормой Особенной части УК РФ.[26]

Именно этот признак покушения позволяет отграничить его от оконченного преступления. На этой стадии объективная сторона преступления выполняется лишь частично, не получает своего полного развития.

Отграничение покушения от завершенного преступления определяется законодательной конструкцией того преступного посягательства, которое составляет обязательный признак объективной стороны этого преступления (не причиняется смерть, тяжкий вред здоровью потерпевшего, имущественный ущерб и т.п.). Так, желая причинить тяжкое телесное повреждение, виновный наносит удар ножом в область живота, однако лезвие застревает в металлической пряжке брючного ремня; преступное последствие – тяжкий вред здоровью – не причиняется. Следует иметь в виду, что стадия покушения не исключает во всех ситуациях причинения ущерба охраняемому законом объекту. Такой ущерб наступает в ряде случаев, однако он никогда не может быть тем ущербом (вредом), который составляет конструктивный признак данного состава преступления. Так, замышляя хищение крупной суммы денег, виновный, вскрыв сейф, обнаруживает там незначительную сумму, которой и завладевает. В этом случае содеянное образует не оконченное преступление, а покушение на хищение в крупном размере в соответствии с направленностью его умысла.

Незавершенность может также характеризоваться не наступлением указанного в законе преступного результата, когда виновный выполнил все те действия, которые намеревался для этого совершить (например, с целью причинения смерти нанес несколько ранений в жизненно важные органы потерпевшего, но того удалось спасти). В данном случае субъективную завершенность действий виновного следует отличать от фактической незавершенности преступного деяния.

В тех случаях, когда предусмотренный законом преступный результат наступает, но не сразу, преступление признается оконченным. Например, потерпевший умирает через несколько суток после причиненной ему с целью лишения жизни травмы. С точки зрения закона криминальное деяние считается оконченным, если наступил преступный результат, независимо от того, сколько времени прошло.

Третьим признаком, характеризующим объективную сторону, является незавершенность преступления, т.е. недоведение его до конца по обстоятельствам, не зависящим от виновного. Законодатель специально подчеркивает, что криминальное деяние в данном случае не доводится до конца не в силу добровольного отказа[27] , а по объективным, независящим от виновного причинам. Поэтому покушение и влечет за собой уголовную ответственность.

Этот признак позволяет разграничить покушение как преступное посягательство, которое не закончено, прервано не вследствие принятого преступником добровольного решения об оставлении начатого преступления, а в силу различных обстоятельств. При условии, что эти обстоятельства не зависят от воли покушающегося на преступление.

К числу этих причин можно отнести самые разнообразные обстоятельства (например, злоумышленнику, имеющимися инструментами либо дубликатами ключей не удается открыть дверь в квартиру или хранилище материальных ценностей для совершения хищения; пистолет дает осечку при производстве выстрела с целью убийства потерпевшего и т.п.). Иногда в числе этих обстоятельств различают непреодолимые и делающие доведение преступления до конца практически малореальным (например, как только преступник проник в квартиру, включилась охранная сигнализация). При всем разнообразии обстоятельств, препятствующих завершению преступления, их объединяет одно: любое из них возникает или существует независимо от воли лица, совершающего преступление. Типичной при этом является ситуация, когда появляется реальная опасность либо незамедлительного, либо неминуемого задержания или изобличения преступника.[28]

В соответствии с законодательным определением покушения последнее характеризуется не только отсутствием желаемого виновным преступного результата, что характерно для криминальных деяний с так называемым материальным составом, но и тем, что преступление не доводится до конца. Таким образом, законодатель подчеркивает возможность покушения применительно к преступлениям не только с материальным, но и с формальным составом.

Для преступления с формальным составом недоведение до конца означает несовершение всех действий, образующих объективную сторону конкретного преступления (например, взяткодатель оставляет на столе должностного лица взятку, которую последний отказывается взять и вызывает сотрудников для принятия мер к взяткодателю).

Сложнее отграничить прерванное по не зависящим от виновного обстоятельствам преступление от добровольного отказа, исключающего ответственность, в случаях, когда имеются или появились обстоятельства, которые не исключают полностью возможность доведения до конца преступного посягательства, однако существенно затрудняют это.

Например, виновный проникает в помещение с целью хищения нескольких компьютеров. Зная о том, что по договоренности соучастник ждет его на улице в микроавтобусе для перевозки похищенного. Однако последний, подав условный сигнал, сообщает, что микроавтобус он достать не смог. Такая ситуация создает практическую невозможность завершения преступления. Если же возникшие обстоятельства, по убеждению виновного, преодолимы, хотя и требуют для этого дополнительных усилий, но лицо по собственному желанию прекращает преступные действия, налицо добровольный отказ от окончания преступления.[29]

Субъективная сторона покушения может выражаться только в прямом умысле. Покушение, как и приготовление к преступлению, представляет собой этап реализации умысла на совершение преступления, то есть намеренную, целенаправленную преступную деятельность. Виновный, начав практически совершать преступление, стремится довести его до конца.

Сознанием виновного при этом охватывается, что он своими действиями (или бездействием) совершает конкретное преступление, выполняет часть его объективной стороны, предвидит (в преступлениях с материальным составом) наступление общественно опасных последствий и желает довести преступление до конца (при наличии материального состава желает наступления преступных последствий). Так, взяткодатель, находясь в кабинете должностного лица, кладет ему на стол конверт с деньгами, желает, чтобы взятка была принята, а в его пользу совершены действия с использованием служебного положения взяткополучателя.

Пленум Верховного Суда РФ неоднократно подчеркивал, что покушение может иметь место только при наличии прямого умысла. При этом Пленум указал, что «если убийство может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом, то покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом, то есть когда содеянное свидетельствовало о том, что виновный осознавал общественную опасность своих действий (бездействия). Предвидел возможность или неизбежность наступления смерти другого человека и желал ее наступления, но смертельный исход не наступил по не зависящим от него обстоятельствам (ввиду активного сопротивления жертвы, вмешательства других лиц, своевременного оказания потерпевшему медицинской помощи и др.)». [29]

Специфика содержания умысла при покушении состоит в том, что сознанием лица охватывается незавершенность преступления. Это практически наиболее конкретный критерий отграничения покушения от оконченного преступления в тех случаях, когда покушением причиняется определенный вред правоохраняемому объекту, но вред, не составляющий конструктивного признака данного состава. Совершая покушение, виновный осознает фактически все элементы определенного состава преступления, однако это сознание сочетается у него с пониманием того, что полная реализация умысла при этом не достигнута.

В самом уголовном законе нет подразделения покушения на виды. В теории уголовного права и судебной практике, называются два его основных вида: оконченное и неоконченное. Кроме того, выделяют еще и так называемое негодное покушение. К сожалению, судебная практика в большинстве случаев не придерживается такого подразделения, хотя оно, несомненно, имеет и чисто практическое значение. (Приложение 4)

Оконченным следует считать такое покушение, при котором виновный выполнил все, что считал необходимым, однако преступный результат не наступил или преступление не завершилось. По объективным, т.е. не зависящим от него, обстоятельствам. Например: выстрел с целью лишить потерпевшего жизни; побои с целью причинить тяжкий вред здоровью; оставление в кабинете должностного лица денег или ценностей в качестве взятки.

Характерной особенностью этого вида покушения является то, что, виновный убежден (фактически это типично для оконченного покушения) в том, что не требуется с его стороны каких-либо дополнительных действий или усилий для того, чтобы преступление было доведено до конца. Виновный при этом считает, что все зависящее от него выполнено, и преступный результат должен наступить. Преступление при этом не завершается по не зависящим от преступника причинам (допущенная им ошибка, активное вмешательство других лиц, немедленная медицинская помощь, и т.п.).

Преступное посягательство при покушении всегда создает реальную возможность доведения преступления до конца. Не составляют исключения, и случаи когда деятельность лица не доводится до конца в связи с его ошибкой относительно объекта посягательства и относительно средств (орудий), употребленных для совершения преступления.[30]

Преобладающая часть теоретиков уголовного права выделяют и третий вид – негодное покушение.[31] Оно в свою очередь подразделяется на покушение на негодный объект (или предмет) и покушение с негодными средствами. Покушение на негодный объект имеет место тогда, когда виновный, направляя свои действия на определенный объект, в силу допускаемой им ошибки относительно отдельных элементов объекта посягательства, не причиняет ему вреда.

При этом лицо ошибается не в объекте преступления, а в предмете. Поэтому более обоснованно, признавая существование негодного покушения, говорить о негодном предмете, а не объекте, либо об ошибке в потерпевшем. Примерами здесь могут быть попытка произвести выстрел с целью лишения жизни из неисправного оружия, дача лекарственного или безвредного порошка, принятого виновным за яд и т.п. В литературе в качестве примеров этого вида негодного покушения приводятся случаи, когда вор взламывает сейф, думая завладеть находящимися в нем деньгами, но сейф оказывается пустым.[32] В вышеперечисленных примерах трудно признать покушение негодным: лицо совершает действия, посягающие на конкретный объект, действует целенаправленно, стремясь совершить преступление, и не достигает цели лишь вследствие допускаемой ошибки.

Негодное покушение в виде ошибки в потерпевшем, представляет собой момент, когда виновный с целью совершения убийства наносит удар ножом по трупу (или производит в него выстрел), не зная о том, что перед ним мертвое тело потерпевшего.

Отдельные криминалисты называют данный вид покушением на отсутствующий объект. Такое наименование явно неудачно. Если объект отсутствует, то не будет преступления ни в какой его стадии, поскольку лицо посягает на то, что не охраняется законом.[33]

Во всех приведенных, как и в иных возможных случаях, объект является всегда годным, всегда реальным и присутствующим. Определение объекта преступления зависит от того, против каких именно охраняемых уголовным законом интересов направлены действия виновного. В первом случае (случае с пустым сейфом) объектом преступления является чужая собственность, во втором (стрельба или нанесение удара ножом по трупу) - жизнь человека. Дело заключается в том, что в результате фактической ошибки, допущенной виновным, вред объекту не причиняется. В связи с этим покушение на негодный объект (оконченное либо неоконченное) следует рассматривать как обычное покушение, и оно должно влечь ответственность на общих основаниях, установленных в уголовном законе для такого рода преступных действий.

Другим видом негодного покушения принято считать покушение с негодными средствами. Под покушением с негодными средствами понимается такое покушение, когда виновный применяет средства, объективно не способные привести к доведению преступления до конца. Допустим, во время ссоры с хозяином дома лицо с целью убийства последнего хватает со стены ружье и пытается выстрелить в потерпевшего, но ружье оказывается либо незаряженным, либо непригодным для производства выстрела (например, ввиду того, что сломана какая-то деталь этого ружья). Покушение с негодными средствами, как правило, обладает общественной опасностью и влечет наказание, так как преступление не доводится до конца лишь вследствие ошибки виновного, т.е. по обстоятельствам, не зависящим от него.

При этом различаются средства, абсолютно непригодные для совершения преступления. Тот же безвредный порошок, принятый за яд; стартовый пистолет, который виновный считает боевым. И непригодные средства в данных условиях (неисправное огнестрельное оружие). Сюда же принято относить и объективно негодные методы, или способы совершения преступления.

Например, ценная картина, которую лицо, являясь работником музея, имело намерение похитить, разрезается на куски для удобства их выноса. Вследствие чего восстановление ее в пригодном виде становится невозможным.

В тех исключительных случаях, когда лицо в силу суеверия либо крайнего невежества применяет такие средства либо способы посягательства, которые вообще ни при каких условиях не могут быть использованы, для реализации намерения совершить преступление (например: ворожба, заклинания, наговоры, наведение «порчи» и т.п.). Такие действия объективно не представляют общественной опасности для охраняемого уголовным законом объекта и потому не влекут уголовной ответственности.[34]

Ответственность за покушение

Действующий УК РФ единственным основанием уголовной ответственности признает совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного данным Кодексом (ст.8).

Это положение равным образом относится как к оконченному, так и неоконченному преступлению. Таким образом, основанием ответственности за неоконченную преступную деятельность (приготовление к преступлению и покушение на него) является деяние, содержащее признаки неоконченного состава преступления. Поскольку закон, говоря об общем основании ответственности, указывает на наличие всех признаков состава. Юридическим обоснованием ответственности за приготовление и покушение является прямое указание закона на то, что она наступает за неоконченное преступление по статье Кодекса, предусматривающей ответственность за оконченное преступление со ссылкой на ст.30 УК РФ.

Незавершенное преступное посягательство отличается от завершенного лишь неполным выполнением объективной стороны и частичной реализацией умысла. Важным для практики является предписание закона относительно обязательной ссылки на ст.30 УК РФ. Так, действия лица, совершившего покушение на кражу чужого имущества, следует квалифицировать по ч.3 ст.30 и ч.1 ст.158 УК РФ.

Например. Петухов со двора дома по ул. Салавата г. Бирска пытался похитить мотоцикл ИЖ-Юпитер-4, принадлежащий Князеву, но не довел преступление до конца по не зависящим от его воли обстоятельствам (из-за неисправности не смог завести его). После этого, проникнув в дом Князева, похитил его имущество на сумму 325 тыс. рублей (причинив потерпевшему значительный ущерб), вышел из дома и за воротами был задержан нарядом милиции с поличным.

Как видно из материалов дела, Петухов был задержан с вещами потерпевшего сразу же за воротами его дома. Однако суд не дал надлежащей оценки тому обстоятельству, что задержание Петухова произошло до получения им возможности распорядиться изъятым имуществом. Между тем задержание свидетельствует о том, что преступный умысел Петухова не был доведен до конца по обоим эпизодам преступления. В связи, с чем в его действиях имеются лишь признаки покушения на совершение кражи.

Суд первой инстанции признал Петухова виновным в покушении на совершение кражи. С проникновением в жилище (что соответствует п. «в») и причинении значительного ущерба потерпевшему (п. «г»). При таких обстоятельствах действия Петухова, заключающиеся в покушении на кражу мотоцикла и домашнего имущества Князева, необходимо квалифицировать по ст.30, пп. «в», «г» ч.2 ст.158 УК РФ. [36, с.571]

Приготовление создает лишь условия для совершения преступления в будущем. Осуществление преступных намерений субъекта воплощается в дальнейших действиях, составляющих последний этап неоконченного преступления – стадию покушения. На этой стадии не только умысел, но и действия виновного непосредственно направлены на охраняемый уголовным правом объект, на окончание преступления и достижение преступного результата (например, выстрел в жертву с целью ее убить, проникновение в квартиру для совершения кражи и т.п.).

От оконченного преступления покушение отличается частичным выполнением виновным объективной стороны преступления: отсутствует результат, предусмотренный в законе, или выполняется только часть действий, образующих объективную сторону данного состава преступления. При так называемых материальных составах преступление является оконченным, когда в результате действий лица наступает последствие, предусмотренное законом. Для признания оконченными так называемых формальных преступлений достаточно выполнения виновным всех действий, образующих объективную сторону этих преступлений.

Что касается наказуемости покушения, то, признав необходимым применить уголовное наказание, суд руководствуется, прежде всего, общими началами его назначения (ст.60 УК РФ). Вместе с тем Уголовный кодекс РФ содержит специальные предписания о назначении наказания за неоконченное преступление (ст.66 УК РФ).

Суд должен учесть обстоятельства, в силу которых преступление не было доведено до конца. Это указание означает, в частности, выяснение вопроса о том, не имел ли место в данном случае добровольный отказ от завершения преступления. Кроме того, должно быть установлено, прервано ли преступление вследствие непригодности средств или орудий его совершения либо пресечения действий виновного работниками правоохранительных органов или других лиц, вследствие отпора со стороны потерпевшего или вследствие случайных обстоятельств. Выяснение причин позволяет определить степень стойкости и упорства лица при совершении преступления.

Например. С целью хищения имущества из магазина ООО «Фирма Вилма». Гунчев, путем подбора ключа открыл замок на входной двери, проник внутрь, похитил шубы на общую сумму 129 725 тыс. рублей, причинив крупный ущерб собственнику имущества. После чего с похищенным имуществом вышел и был обнаружен Ершовой. Ершова потребовала вернуть похищенные шубы, однако Гунчев пытался скрыться, но был задержан сотрудником милиции.

Как установлено материалами дела, тайно похитив имущество из помещения магазина. Гунчев, был замечен при выходе из магазина свидетелем Ершовой, и попытался скрыться с похищенным имуществом. По дороге он бросил его. Однако был задержан сотрудником милиции. Таким образом, Гунчев не имел возможности реально распорядиться похищенным имуществом.

При таких обстоятельствах действия Гунчева следует квалифицировать как покушение на открытое хищение чужого имущества (грабеж) в крупном размере с незаконным проникновением в помещение, т.е. по ч.3 ст.30, п. «б» ч.3 ст.161 УК РФ. [33]

«В следственной и судебной практике нередко возникают трудности в квалификации действий лица, реализовавшего свой умысел на совершение преступления частично. Они могут быть наглядно проиллюстрированы примерами из опубликованной судебной практики. Вот три позиции.

1. Если умысел в полной мере не реализован и цель в желаемом объеме не достигнута, содеянное можно квалифицировать лишь как покушение на преступление.

Пример практического воплощения этого мнения опубликован в №5 Бюллетеня Верховного Суда РФ за 1999 год. Президиум Верховного Суда Республики Татарстан удовлетворил протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ на приговор суда и определение кассационной инстанции по делу и, в частности, указал, что умысел виновных был направлен на хищение 45 тыс. рублей в двух сумках, в которых находилось 20 и 25 тысяч. Однако отобрать и похитить им удалось лишь одну сумку; второй же по не зависящим от них причинам завладеть не удалось, но это не дает оснований для квалификации преступления как оконченного. В итоге действия осужденных переквалифицированы на ч.3 ст.30 и п. «б» ч.3 ст.161 УК РФ.

В данном случае не получило никакой юридической оценки то обстоятельство, что часть денег, которая по своим размерам хотя и не соответствует критерию крупного размера, была все-таки похищена и хищение этой части было завершено. Такая позиция отчасти согласуется и с толкованием теории продолжаемого преступления. В п.11 действующего постановления Пленума Верховного Суда СССР от 11 июля 1972 г. «О судебной практике по делам о хищениях государственного и общественного имущества» сказано: «Продолжаемым хищением следует считать неоднократное незаконное безвозмездное изъятие… имущества, складывающееся из ряда тождественных преступных действий, имеющих общую цель незаконного завладения… имуществом, которые охватываются единым умыслом виновного и составляют в своей совокупности одно преступление».

В период действия УК РСФСР судьи квалифицировали как покушение на хищение в особо крупных размерах (по ст.ст. 15 и 93.1 УК РСФСР) действия лиц, имеющих умысел на хищение в особо крупном размере и похитивших сейф, в котором оказалась меньшая сумма денег.[25]

Также считалось, что, если лицо имело умысел на хищение государственного имущества в крупном размере, но он не был осуществлен по независящим от виновного обстоятельствам, содеянное должно квалифицироваться как покушение на хищение в крупном размере независимо от фактически похищенного.

Следуя такой логике, лицо, задумавшее похитить 50 автоматов или 50 мешков муки со склада и в течение 1,5 месяцев тайно выносившее за пределы склада и охраняемой территории по 1-2 автомата (мешка муки). Будучи задержанным, при выносе последнего пятидесятого автомата (мешка), должно быть, осуждено только за покушение на хищение, невзирая на то, 49 автоматов (мешков) были ранее похищены и, возможно, нашли своего покупателя.

2. Содеянное должно квалифицироваться как покушение на деяние в пределах умысла виновного и как оконченное преступление в той части, в которой преступная цель достигнута, если эта часть содержит все признаки какого-либо состава преступления.

В пользу этого мнения говорит относительно давно сформировавшаяся судебная практика по делам об умышленных убийствах. В п.5 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. «О судебной практике по делам об убийстве» разъясняется, что убийство одного человека и покушение на убийство другого не может рассматриваться как оконченное преступление – убийство двух лиц. В таких случаях независимо от последовательности преступных действий содеянное следует квалифицировать по ч.1 или ч.2 ст.105 и по ч.3 ст.30 и п. «а» ч.2 ст.105 УК РФ. Как оконченное убийство и покушение на убийство двух или более лиц. Несмотря на то, что убийца, покушаясь на лишение жизни двух и более человек, сумел убить лишь одного, содеянное квалифицируется как покушение на убийство двух и более человек, охваченное единым умыслом, и оно же квалифицируется как оконченное убийство в той части, в которой преступные намерения оказались реализованы.

Квалификация же такого деяния лишь как покушения на убийство двух человек свидетельствует о несостоятельности такой позиции, при которой без самостоятельной юридической оценки останется состоявшимся убийство человека. И при этом преступнику незаслуженно «дарятся» существенные послабления в наказании, предусмотренные ст.66 УК РФ для тех, кто совершил неоконченные преступления. Не исключается повторение такого же казуса и при продолжаемом убийстве (когда, например, киллер получает заказ на убийство двух и более лиц).

Применение такого подхода обнаруживается и в следующем примере.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ квалифицировала как оконченное преступление по ч.2 ст.290 УК РФ и как покушение на преступление по ч.3 ст.30 и п. «г» ч.4 ст.290 УК РФ действия лица. Имевшего намерения и покушавшегося на получение взятки, за одно действие, в крупном размере в два приема от двух лиц. Успевшего получить первую часть денег в качестве взятки в сумме, не образующей крупного размера, и задержанного при получении второй части взятки, подпадающей под критерии крупного размера лишь в сумме с первой полученной частью. [взятка]

Этот пример допускает возможность подобного подхода и к формальным составам, что не противоречит разъяснениям п.11 постановления Пленума Верховного РФ от 10 февраля 2000 г. «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе». Данное разъяснение не носит столь конкретного характера, как по делам об убийствах. Тем не менее, в нем указано, что, если обусловленная передача ценностей не состоялась по обстоятельствам, не зависящим от воли лиц, пытавшихся передать или получить предмет взятки или подкупа, содеянное следует квалифицировать как покушение на получение либо дачу взятки или незаконного вознаграждения.

В то же время дача взятки или незаконного вознаграждения при коммерческом подкупе, а равно получение их должностным лицом либо лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, считаются оконченными с момента принятия получателем хотя бы части передаваемых ценностей.

Доктрина уголовного права и ранее увязывала момент окончания преступлений с формальным составом с моментом начала завершения этих действий, хотя и не отрицала и возможность покушения на преступление с формальным составом.

3. Содеянное следует квалифицировать как оконченное преступление в пределах умысла виновного независимо от фактической его реализации и достижения преступной цели.

В обзоре судебной практики за третий квартал 1999 г. (БВС РФ. 2000. №5.С.12). Приведен пример отмены кассационной инстанцией приговора с указанием, что, по смыслу закона, если умысел виновных был направлен на получение взятки в крупном размере, и заранее было обусловлено, что она будет получена частями. То при получении хотя бы части взятки содеянное должно квалифицироваться как оконченное преступление в виде получения взятки в крупном размере.

Однако суд, тщательно не выяснив, в какой сумме взяткополучатель собирался получить взятку при посредничестве другого лица, являлись ли полученные им 20 тыс. рублей частью общей обусловленной взятки, квалифицировал действия взяткополучателя как покушение на получение взятки в крупном размере. Данный пример противоречит приведенному примеру при изложении второй позиции.

В практике рассмотрения дел об убийствах также был период, когда подобный подход доминировал. В п.10 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 3 июля 1963 г. «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике по делам об умышленных убийствах». Предлагалось при установлении умысла виновного на лишение жизни двух и более лиц, убийство одного и покушение на жизнь другого, квалифицировать как оконченное преступление по п. «з» ст.102 УК СССР (убийство двух и более лиц).

Эта практика впоследствии была изменена постановлением Пленума Верховного Суда СССР от 23 июня 1975 г., которое положило начало формированию нынешней практики, описанной выше.

Причина того, что данная позиция была отвергнута, видится в том, что такой механизм квалификации противоречил фактическим обстоятельствам дела и приводил к объективному вменению лицу тех деяний и общественно-опасных последствий, в отношении которых его вина не могла быть установлена. То есть нельзя обвинять лицо в умышленном лишении жизни двух и более человек, если убит, оказался только один, а другие остались живы и на их жизнь, было совершено лишь покушение.

Отсутствие общественно опасного последствия в виде смерти второго человека не дает оснований считать убийство двух и более лиц оконченным».[35]

Применительно к покушению на преступление УК РФ устанавливает, что срок и размер наказания за его совершение не может превышать трех четвертей срока и размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного статьей за оконченное преступление (ч.3 ст.66).

Подразделение покушения на два основных вида имеет существенное значение для практики применения закона. По общему правилу оконченное покушение обладает большой опасностью сравнительно с покушением неоконченным. Здесь преступник сделал все необходимое для окончания преступления и убежден, что оно само по себе завершится. Этот вид покушения наиболее близок к оконченному преступлению и, как правило, должен влечь значимо более суровое наказание.

Неоконченным считается такое покушение, при котором виновный по не зависящим от него обстоятельствам еще не выполнил всех необходимых, с его точки зрения, действий (бездействия) и тем самым не завершил преступления. Так, намереваясь совершить кражу, лицо проникает в квартиру, складывает для последующего выноса наиболее ценные вещи и обнаруженные им деньги, но внезапно возвратившиеся владельцы квартиры задерживают его. Или, например, субъект прицеливается, чтобы выстрелить, но преступление пресекается посторонними гражданами. При этом виновный сознает, что не совершил еще всего, что ему нужно для окончания преступления.

Соотношение приготовления и покушения на преступление

В ст.14 УК РФ дано определение понятия преступления как виновно совершенного общественно опасного деяния, запрещенного Уголовным кодексом под угрозой наказания. Все нормы Особенной части УК РФ изложены таким образом: презюмируется, что деяние совершено, причинен вред или создана угроза причинения вреда личности, обществу или государству, то есть деяние в своем развитии достигло этапа оконченного преступления. Но в жизни нередко бывает так, что в силу обстоятельств, не зависящих от воли виновного, преступное деяние прерывается в своем развитии, не достигая реализации умысла в полном объеме, что само по себе не лишает его общественной опасности.

В отличие от оконченного преступления, приготовление к преступлению и покушение на преступление имеют ряд особенностей. Что определяет необходимость выделения в УК РФ специальной главы посвященной специфике ответственности за неоконченное преступление.

Ответственность за приготовление и покушение имеет и значительное сходство, и существенные различия. Последние сводятся главным образом, как уже было сказано, к различному решению законодателем вопроса об уголовной ответственности: приготовление влечет ответственность лишь при подготовке тяжких и особо тяжких преступлений, в отношении покушения таких ограничений в законе нет.[36]

Индивидуализация уголовной ответственности применительно к неоконченной преступной деятельности заключается в выяснении всех обстоятельств совершенного общественно опасного деяния с последующим определением того, на какой стадии осуществления начатого преступления остановился виновный. Этот вопрос требует внимательного и скрупулезного рассмотрения, ибо от его разрешения зависит, будет ли лицо привлечено к уголовной ответственности за приготовление или за покушение.[37]

Неоконченная преступная деятельность, имея свои специфические черты, во многом зависит и определяется оконченным преступлением.

Преступление признается оконченным, если в совершенном лицом деянии содержатся все признаки состава преступления, предусмотренного Уголовным кодексом, а неоконченным преступлением – приготовление к преступлению и покушение на преступление.

Таким образом, непосредственно из закона вытекает наличие трех стадий совершения преступления: приготовления к преступлению, покушение на преступление и оконченное преступление. Теория уголовного права признает стадиями выполнения умышленного преступления этапы подготовки и непосредственного совершения преступления, которые различаются по содержанию (характеру) действий, а также моменту прекращения (или окончания) преступного поведения.

Сущность каждой из трех стадий совершения преступления сводится к следующему.

Приготовлением к преступлению признаются приискание, изготовление или приспособление лицом средств или орудий совершения преступления, сговор на совершение преступления либо иное умышленное создание условий для совершения преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам.[38]

С объективной стороны приготовление, состоит в одном из следующих действий: а) приискание средств и орудий совершения преступления; б) изготовление таких средств и орудий; в) приспособление таких средств и орудий; г) приискание соучастников преступления; д) сговор на совершение преступления; е) иное умышленное создание условий для совершения преступления.

С субъективной стороны приготовлению присущ только прямой умысел. Нельзя готовиться к преступлению, лишь допуская его совершение, поэтому неосторожная подготовка к преступлению невозможна. Приготовление это - целенаправленная деятельность, осуществленная сознательно, в ней начинает реализовываться умысел на совершение преступления. лицо при этом сознает, что оно приискивает, изготовляет или приспосабливает средства или орудия совершения преступления, подыскивает соучастников, вступает в сговор с другими лицами по поводу предстоящего преступления либо создает иные условия для последующего преступного посягательства и желает совершить эти действия.

Покушением на преступление признаются умышленные действия (бездействие) лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам (ч.3 ст.30 УК РФ).

Покушение, таким образом, представляет собой начало непосредственного совершения преступления. На этой стадии происходит реальное посягательство на объект, находящийся под охраной закона, частично выполняется объективная сторона конкретного преступления.

Из законодательной формулировки покушения на преступление теория уголовного права выводит его объективные и субъективные признаки.

Большинство специалистов выделяют три характерных объективных признака покушения. Прежде всего, покушение представляет собой действие (или бездействие), которое непосредственно направлено на совершение преступления. Это указание закона следует понимать в том смысле, что при покушении преступление начинает осуществляться практически. Виновный посягает на конкретный объект, ставит его в реальную опасность причинения ущерба, а в ряде случаев причиняет ему определенный вред.

В преобладающем большинстве случаев покушение совершается путем действия. Например, завладение имуществом, производство выстрела, дача яда, нанесение удара и т.п. Вместе с тем в отдельных случаях формой покушения может быть и бездействие.

Третьим признаком, характеризующим объективную сторону покушения, является незавершенность преступления, т.е. недоведение его до конца по обстоятельствам, не зависящим от виновного. Это означает, что преступление не было доведено до конца вопреки воле виновного. Лицо делает все, чтобы преступление было доведено до конца, но этого не происходит. Например, вор пытался открыть замок, чтобы проникнуть в квартиру, но не сумел этого сделать либо по причине того, что не смог подобрать ключи, либо потому, что этому помешали внезапно вернувшиеся хозяева.

От оконченного преступления покушение отличается частичным выполнением виновным объективной стороны преступления: отсутствует результат, предусмотренный в законе, или выполняется только часть действий, образующих объективную сторону данного преступления. При так называемых материальных составах преступление является оконченным, когда в результате действий лица наступило последствие, предусмотренное законом. Для признания оконченными так называемых формальных преступлений достаточно выполнения виновным всех действий, образующих объективную сторону этих преступлений.

Итак, приготовление к преступлению в обобщенной форме представляет собой создание реальных условий для последующего совершения преступления. Покушение – действие (в отдельных случаях бездействие), непосредственно направленное на совершение преступления, иначе говоря, частичное выполнение объективной стороны конкретного преступного посягательства, если преступнику по обстоятельствам, не зависящим от него, не удается довести преступление до конца. Оконченное преступление – деяние, содержащее все признаки конкретного состава преступления в полном объеме. Первые две стадии – приготовление и покушение – в теории уголовного права принято объединять понятием «предварительная преступная деятельность»,[39] поскольку они имеют место до окончания преступления, т.е. предваряют его совершение и осуществляются не как самоцель, а для его успешного завершения.

Наличие в деянии лица признаков неоконченного преступления (приготовления или покушения) ограничено рядом объективных и субъективных признаков. Кроме того, возможность стадии совершения преступления зависит от ее вида.

Хотя непосредственно в УК РФ лишь при определении понятия покушения на преступления указан умышленный характер вины, очевидно, и другие стадии преступного посягательства возможны лишь при наличии умысла, который может быть только прямым. Нельзя готовиться к совершению преступления, приступать к выполнению и доводить его до конца не только по неосторожности, но и с косвенным умыслом. Неосторожность и косвенный умысел исключаются в силу того, что все стадии и любая из них представляют целенаправленную преступную деятельность, при которой виновный сознательно и намеренно подготавливает возможность преступного посягательства, начинает совершать преступление и, если ему это удается, доводит преступление до конца.

Умышленное преступление представляет собой специфическую форму поведения. Специфика его заключается в противоправности, запрещенности уголовным законом и игнорировании этого запрета субъектом.

Началу умышленного деяния предшествует этап формирования умысла. В процессе принятия решения действовать и борьбы мотивов происходит осознание потребности, побудившей поставить определенную цель, взвешиваются факторы, способствующие или препятствующие осуществлению цели, мысленно оцениваются результаты различных вариантов действия, формируется предполагаемая «модель» поведения. Этот этап деятельности человека, если он связан с намерением, совершить запрещенное уголовным законом деяние, называется формированием умысла на совершение преступления. Уголовный закон не признает стадией совершения преступления, а, следовательно, не считает преступным и наказуемым обнаружение умысла. Это связано с тем, что в основу уголовной ответственности кладется только деяние, опасное во внешнем выражении. То есть опасное для интересов личности, общества и государства (разумеется, с учетом необходимого виновного отношения). Все, что не выражено в деянии (действии или бездействии), находится вне сферы уголовно-правового регулирования, является безразличным для уголовного права и не может влечь уголовной ответственности.[40]

Таким образом, обнаружение умысла, не получившее физического воплощения в общественно опасном деянии (ставшее известным, например, из дневниковых записей или частной переписки), не должно влечь за собой уголовной ответственности.

Не является исключением из этого и установление уголовной ответственности за угрозу. В УК РФ сконструировано несколько составов уголовно наказуемой угрозы. Так, например, в соответствии со ст.119 УК РФ влечет за собой уголовную ответственность «угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы». Состав уголовно наказуемой угрозы вовсе не связан с установлением намерения (умысла) лица совершить угрожаемые действия, т.е. умысла на убийство или причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего. Объективная сторона данного состава преступления заключается в действии – в угрозе причинить потерпевшему указанный вред. Действия эти вполне реальны и потому общественно опасны. Их опасность заключается в воздействии соответствующей угрозы на психику потерпевшего, в стремлении виновного запугать его, заставить потерпевшего изменить вследствие этого привычный для него образ жизни. И для состава данного преступления не имеет никакого значения, был ли у виновного умысел на выполнение указанной угрозы или же такой умысел отсутствовал. Достаточно того, чтобы потерпевший субъективно воспринимал опасность осуществления угрозы.

Стадии преступления есть не что иное, как этапы реализации преступного умысла, намерения виновного совершить конкретное преступное посягательство. Возможность стадий преступления ограничена и рядом объективных признаков. Относительно первой стадии – приготовления к преступлению – общепринято считать, что она возможна применительно к преступлениям, имеющим материальный состав, вне зависимости от формы их совершения (действие или бездействие).

Это же положение полностью распространяется и на вторую стадию – покушение на преступление. И здесь речь идет о материальных составах (например, о хищении чужого имущества) и об обеих формах поведения (при покушении на кражу чужого имущества преступник проникает в квартиру; пытаясь убить своего грудного ребенка, мать перестает его кормить). Что же касается формальных составов, то, если формой преступления является действие, приготовление к нему возможно, если оно отнесено законодательством к числу тяжких и особо тяжких[41] .

Теоретически допустимо приготовление и к преступлениям с формальным составом, выполняемым путем бездействия. На практике такие случаи фактически не встречаются, поскольку доказывание их чрезвычайно затруднительно, а опасность в связи с тем, что лицо даже не приступало к подготовке преступления, весьма мала. Во всех этих ситуациях в силу законодательной конструкции первый акт действия или факт бездействия образуют оконченное преступление.

Так, предъявленное виновным требование передать ему имущество, принадлежащее потерпевшему, подкрепленное угрозой шантажа, образует не покушение, а оконченное преступление – вымогательство (ст.163 УК РФ). Заведомое оставление без помощи лица, находящегося в опасном для жизни состоянии при указанных в законе условиях, составляет не покушение, а оконченное преступление – оставление в опасности (ст.125 УК РФ).

Вместе с тем в единичных случаях судебно-прокурорская практика и теория уголовного права допускают возможность покушения на преступление с формальным составом, если оно совершается путем действия. Такое положение может иметь место лишь тогда, когда между начальным действием, входящим в объективную сторону конкретного преступления, и его конечным моментом имеется временной интервал.[42]

Пожалуй, наиболее типичным примером такой ситуации будет дача взятки. По согласованию с должностным лицом взяткодатель направляет ему предмет взятки (например, крупную сумму денег) по почте или телеграфу. С момента отправки предмета взятки и до ее получения должностным лицом содеянное представляет собой покушение на дачу взятки. Аналогичное положение возможно, очевидно, и при совершении мошенничества. Будучи введенным, в заблуждение мошенником, потерпевший передает ему права на имущество через третье лицо (либо по почте, телеграфу). После вручения прав на имущество третьему лицу (либо их отправки) и до получения их мошенником будет длиться стадия покушения на преступление.[43]

Следует иметь в виду, что в жизни, на практике вовсе не обязательно последовательное осуществление всех трех стадий совершения преступления. В одних случаях лицо лишь выполняет подготовительные действия, и на этом (по не зависящим от него причинам) преступная деятельность прекращается. В другом случае лицо совершает покушение на преступление, но довести его до конца не может. В третьем – сразу осуществляет оконченное преступление, при этом каждая последующая стадия поглощает предыдущую стадию совершения преступления. Так, если лицо провело подготовку к преступлению (раздобыло оружие), а затем, подкараулив жертву, произвело выстрел, но промахнулось, содеянное будет квалифицироваться как покушение. Если же выстрел из заранее приобретенного оружия привел к желаемому преступником результату (причинена смерть потерпевшему), налицо только оконченное преступление, две предыдущие стадии поглощаются им.

Действующий Уголовный кодекс единственным основанием уголовной ответственности признает совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного данным Кодексом.[44]

Это положение равным образом относится как к оконченному, так и неоконченному преступлению. Таким образом, основанием ответственности за неоконченную преступную деятельность (приготовление к преступлению и покушение на него) является деяние содержащее признаки неоконченного состава преступления. Поскольку закон, говоря об общем основании ответственности, указывает на наличие всех признаков состава, юридическим обоснованием ответственности за приготовление и покушение является прямое указание закона. На то, что ответственность наступает за неоконченное преступление по статье Кодекса, предусматривающей ответственность за оконченное преступление со ссылкой на ст.30 УК РФ.

Незавершенное преступное посягательство отличается от завершенного лишь неполным выполнением объективной стороны и частичной реализацией умысла. Важным для практики является предписание закона относительно обязательной ссылки на ст.30 УК РФ. Так, действия лица, совершившего покушение на кражу чужого имущества, следует квалифицировать по ч.3 ст.30 и ч.1 ст.158 УК РФ.

Выявление конкретной стадии преступления имеет весьма существенное значение. Прежде всего, стадия определяет степень опасности содеянного. По общему правилу, покушение опаснее приготовления, а оконченное преступление опаснее покушения. В практическом плане это означает, что каждая последующая стадия влечет более строгое наказание. Наличие определенной стадии требует самостоятельной квалификации, что позволяет более точно и конкретно определить содержание действий виновного, а стало быть, их опасность.

Действующие нормы (ч.2 ст.30, и ч.3 ст.66 УК РФ) ограничивают привлечение лица к уголовной ответственности и наказанию определенными рамками: приготовление наказуемо только в случае создания условий для совершения тяжкого и особо тяжкого преступления; введены пределы наказания. При приготовлении – не свыше половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания за оконченное преступление, при покушении не свыше трех четвертей. [Приложение 5]

Что касается наказуемости приготовления и покушения, то, признав необходимым применить уголовное наказание, суд руководствуется, прежде всего, общими началами его назначения (ст.60 УК РФ). Вместе с тем УК РФ содержит специальные предписания о назначении наказания за неоконченное преступление.[45]

Во-первых, суд должен учесть обстоятельства, в силу которых преступление не было доведено до конца. Это указание означает, в частности, выяснение вопроса о том, не имел ли место в данном случае добровольный отказ от завершения преступления. Во-вторых, должно быть установлено, прервано ли преступление вследствие непригодности средств или орудий его совершения либо пресечения действий виновного работниками правоохранительных органов или других лиц, вследствие отпора со стороны потерпевшего или вследствие случайных обстоятельств. Выяснение причин позволяет суду определить степень стойкости и упорства лица при совершении преступления.

В законе предусмотрено, что срок и размер наказания за приготовление к преступлению не может превышать половины максимального срока и размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ за оконченное преступление (ч.2 ст.66 УК РФ).

Например, убийство без отягчающих и смягчающих обстоятельств по ч.1 ст.105 УК РФ наказывается лишением свободы до пятнадцати лет. Поэтому при приготовлении к его совершению виновный не может быть наказан лишением свободы на срок свыше семи лет и шести месяцев, поскольку это составляет половину от пятнадцати лет.[46]

Применительно к покушению на преступление УК РФ устанавливает, что срок и размер наказания за его совершение не может превышать трех четвертей срока и размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного статьей за оконченное преступление (ч.3 ст.66 УК РФ).

Например, за покушение на простое убийство виновный не может быть осужден на срок свыше одиннадцати лет и трех месяцев лишения свободы.

По УК РФ 1996 года, уголовная ответственность за приготовление к преступлению ограничена кругом тяжких и особо тяжких преступлений.[47]

За приготовление к преступлению и покушение на его совершение смертная казнь и пожизненное лишение свободы не назначаются (ч.4 ст.66 УК РФ).

Заключение

Подводя итоги работы можно сделать следующие выводы.

Преступление, как и всякое внешнее проявление поведения человека, не появляется вдруг. Оно является развивающейся волевой деятельностью лица. Прежде чем совершить преступление, у лица возникает умысел на его совершение. Возникновение этого умысла связано с определением конкретной цели преступной деятельности, а также выбором определенных средств, для её достижения.

Наличие же осознанной цели и осознание средств, при помощи которых она может быть достигнута, и характеризует волевое действие.

Являясь внутренним (психическим) процессом развития, период формирования умысла на совершение преступления до своего обнаружения не находит внешнего проявления. В связи с этим обнаружение одного лишь умысла на совершение преступления не может служить основанием для привлечения лица к уголовной ответственности.

Приготовление к преступлению осуществляется, как правило, в форме действия. Оно:

1) Создает условия, способствующие совершению преступления, или устраняет препятствия на пути к достижению преступного результата, формирует дополнительные сложности в изобличении виновного (например, создание ложного алиби);

2) Совершается для использования орудий, средств, создания благоприятных условий для совершения преступления и уклонения от ответственности;

3) Предшествует по времени началу совершения преступления;

4) Может совершаться на значительном пространственном удалении от места совершения будущего преступления;

5) Прерывается до начала действий (бездействия) лица, непосредственно направленного на совершение преступления, по не зависящим от виновного обстоятельствам.

Покушение на преступление – это умышленное деяние, превращающее, но не превратившее в действительность желаемый преступный результат.

Общественная опасность покушения на преступление выражается в реальной возможности наступления того результата, который охватывается умыслом субъекта. Покушение на преступление проявляется как начало исполнения, приостановленное в своем развитии и не имеющее последствий оконченного преступления по обстоятельствам, не зависящим от воли его исполнителя.

Вместе с тем своевременное выявление лиц, намеревающихся совершить какое-либо преступление, имеет большое практическое значение для своевременного принятия мер к недопущению реализации данного намерения.

Уголовно-правовое значение стадий совершения преступления заключается в следующем:

1) Установление стадии преступления определяет его квалификацию, например, приготовление и статья Особенной части УК (ч.2 ст.30 и ч.1 ст.105 УК РФ). Покушение и статья Особенной части УК (ч.2 ст.30 и ч.1 ст.105 УК РФ); т.е. ч.2 ст.30 УК отграничивает оконченное преступление от приготовления и покушения, а так же преступное поведение от непреступного.

2) Определяет степень общественной опасности содеянного и личности виновного, поскольку оконченное преступление опаснее покушения на него, а покушение опаснее приготовления.

3) Влияет на индивидуализацию уголовной ответственности и наказания, где учитывается степень общественной опасности совершенного общественно-опасного деяния, стадия совершения преступления (ст.29 УК РФ).

4) Имеет профилактическое значение в деятельности органов внутренних дел, поскольку оперативное управление подготовки и начала совершения преступного посягательства, позволяет пресечь его в начальных стадиях, либо предотвратить или уменьшить причинение фактического вреда.

К сожалению, на сегодняшний день деятельность правоохранительных органов по пресечению и предупреждению преступлений находится не на высоте. Примерами тому могут служить громкие преступления террористического характера, вызвавшие широкий общественный резонанс. Такие как, взрывы домов в городах Москва и Волгодонск, захваты заложников, гибель главы Чеченской республики. Совершение этих преступлений говорит о том, что правоохранительные органы не готовы к борьбе с этим злом.

Вполне возможно, что новые преобразования и реорганизация структуры МВД, дадут реальные результаты в борьбе с преступностью.

А число преступлений, которые будут раскрыты на стадии приготовления и покушения увеличится.

Список сокращений

УК РФ – Уголовный кодекс Российской Федерации.

УК РСФСР – Уголовный кодекс Российской Советской Федеративной Социалистической Республики.

УПК РФ - Уголовно процессуальный кодекс Российской Федерации.

СК ВС – Судебная коллегия Верховного Суда.

БВС – Бюллетень Верховного Суда.

ВС – Верховный Суд.

Список литературы

Нормативные акты

Конституция Российской Федерации от 12.12.1993 // РГ. – 1993.-№237.-25 дек.

Уголовный кодекс Российской Советской Федеративной Социалистической Республики от 27.10.1960. - М.: ООО ТК Велби, 2002.

Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996. - М.: ООО ТК Велби, 2002.

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001// РГ. – 2001. - №249.- 22 дек.

Научная литература

Благов Е.В. Особенности назначения наказания за неоконченное преступление.- Ярославль, 1994. – 220 с.

Дурманов Н. Д. Стадии совершения преступления по советскому уголовному праву. -М., 1955 – 270 с.

Иванов В.Д. Предупреждение и пресечение преступлений на различных стадиях преступлениях. – Ростов н/Д, 2000. – 142 с.

Иванов В.Д. Уголовное право. Общая часть. – Ростов н/Д: Феникс, 2002. – 320 с.

Карпушин М.П., Курляндский В.И. Уголовная ответственность и состав преступления. - М., 1974. – 340 с.

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. доктора юридических наук, Председателя Верховного Суда РФ В.М. Лебедева и доктора юридических наук, профессора Ю.И. Скуратова. – 4-е изд., перераб. и доп. – М.: НОРМА, 2002. –960 с.

Мельниченко А.Б., Радачинский С.Н. Уголовное право. Общая часть: Учебное пособие для студентов юридических факультетов и специальностей вузов. - Ростов н/Д: МарТ, 2002. -320 с.

Мондохонов А. Сговор не основание для уголовной ответственности // Российская юстиция.- 2002.- №12.

Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть: курс лекций. – 2-е изд. перераб. и доп. – М.: БЕК, 2000.-560 с.

Питецкий В. Добровольный отказ соучастников преступления // Российская юстиция.- 2000.- №10.

Питецкий В. Неудавшееся соучастие в преступлении // Российская юстиция.-2003.- №4.

Преступления и наказания в Российской Федерации. Популярный комментарий к Уголовному кодексу РФ / Отв. Редакторы проф. А.Л. Цветинович и проф. А.С. Горелик – М., 1997. –720 с.

Редин М.Понятие покушения на преступление в российском праве // Уголовное право.- 2002.- №2

Селиванов Н.А., Соя-Серко Л.А. Расследование убийств. - М.: Манускрипт, 1994 – 340 с.

Ситникова А. Наказуемость неоконченных видов преступлений // Уголовное право. - 2002.- №4.

Толмачев О. Квалификация преступлений при частичной реализации умысла // Российская юстиция. – 2000.- №12.

Уголовное право в вопросах и ответах. Учебное пособие / Отв. Ред. проф. В.С. Комиссаров. – М.: ООО ТК ВЕЛБИ. 2002. – 352 с..

Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: Учебник / Под ред. заслуженного юриста РФ, доктора юр. наук, проф. Б.В. Здравомыслова. – Изд. 2-е, перераб. и доп.–М.: Юристъ, 2000.- 480 с.

Уголовное право: Часть Общая. Часть Особенная. Учебник / Под общ. ред. Л.Д. Гаухмана, Л.М. Колодкина и С.В. Максимова. – М.: Юриспруденция, 1999. – 784 с.

Устинова Т. Индивидуализация ответственности за неоконченное преступление. // Уголовное право. -1997.- №4.

Материалы судебной практики

Пленум Верховного Суда СССР от 11 июля 1972 г. «О судебной практике по делам о хищениях государственного и общественного имущества». // Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1985.№5.

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 апреля 1994 года №2 «О судебной практике по делам об изготовлении или сбыте поддельных денег или ценных бумаг». (В редакции постановления Пленума ВС РФ от 17.04.01 №1) // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2001. №6.

Постановление президиума Верховного суда Кабардино-Балкарской Республики от 31 июля 1997 г. «Лицо, открыто изъявшее вещь и в связи с задержанием на месте преступления, не имевшее возможности распорядиться похищенным, несет ответственность за покушение на данное преступление» (Извлечение).// М.: ООО ТК Велби, 2003.

Постановление президиума Верховного суда Республики Башкортостан от 14 ноября 1997 г. «Задержание лица за воротами дома с изъятым чужим имуществом до получения им возможности распорядиться этим имуществом свидетельствует о покушении на совершение кражи» (Извлечение).// Бюллетень Верховного Суда РФ. 1998. №6.

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 января 1999 года №1 «О судебной практике по делам об убийстве» (ст.105 УК РФ). // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. №3.

Постановление президиума Московского городского суда от 22 апреля 1999 г. «Действия осужденного необоснованно квалифицированы как оконченное преступление» (Извлечение). // М.: ООО ТК Велби, 2003.

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 июня 1999 года №40. «О практике назначения судами уголовного наказания». // М.: ЭКЗАМЕН 2002 г.

Определение Судебной Коллегии Верховного Суда РФ от 22 июля 1999 г. «При наличии рецидива преступлений и осуждении за покушение на совершение преступления суд должен руководствоваться требованиями ч.3 ст.66 и ч.2 ст.68 УК РФ» (Извлечение) // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. №7.

Определение Судебной Коллегии Верховного Суда РФ от 29 июля 1999г. «Суд обоснованно признал лицо виновным в приготовлении к преступлению» (Извлечение) // Профессиональная юридическая система «Кодекс». 2000 г.

Обзор судебной практики за третий квартал 1999 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. №5.

Постановления Пленума Верховного РФ от 10 февраля 2000 г. «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе». // Бюллетень Верховного Суда 1999. №5

Судебная практика по уголовным делам в 2-х частях. Часть 2. Разъяснения по вопросам Общей и Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации. / Сост. С.А. Подзоров. – М.: Экзамен, 2001 г. 720 с.

Приложение 1

Стадии развития умышленной преступной деятельности

Приложение 2

Стадии совершения преступления

Приложение 3

Приискание орудий или средств для совершения преступления

Приготовление к совершению преступления

Приложение 4

Покушение на преступление

Приложение 5

Назначение наказания за неоконченное преступление


1 Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть: курс лекций. – 2-е изд. перераб. и доп. – М.: БЕК, 2000.- С. 266

[2] Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996. ст. 30 - М.: ООО ТК Велби, 2002.

[3] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. доктора юридических наук, Председателя Верховного Суда РФ В.М. Лебедева и доктора юридических наук, профессора Ю.И. Скуратова. – 4-е изд., перераб. и доп. – М.: НОРМА, 2002. -С. 52

[4] Селиванов Н.А., Соя-Серко Л.А. Расследование убийств. - М.: Манускрипт, 1994.- С. 152

[5] Комментарий к УК РФ / Под общ. ред. В.М. Лебедева и Ю.И.Скуратова... - С. 53

[6] Уголовное право: Часть Общая. Часть Особенная. Учебник / Под. общ. ред. Л.Д. Гаухмана, Л.М. Колодкина и С.В. Максимова. – М.: Юриспруденция, 1999. -С. 139

[7] Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: Учебник / Под ред. заслуженного юриста РФ, доктора юр. наук, проф. Б.В. Здравомыслова. – Изд. 2-е, перераб. и доп.–М.: Юристъ, 2000.- С. 220

[8] Уголовное право РФ. Общая часть: Учебник / Под ред. проф. Б.В. Здравомыслова.- М.: Юристъ. 2000. -С. 221

[9] Там же.

[10] Преступления и наказания в Российской Федерации. Популярный комментарий к Уголовному кодексу РФ / Отв. Редакторы проф. А.Л. Цветинович и проф. А.С. Горелик – М., 1997. -С. 58

[11] Уголовное право в вопросах и ответах. Учебное пособие / Отв. Ред. проф. В.С. Комиссаров. – М.: ООО ТК ВЕЛБИ. 2002. -С. 48

[12] А.В. Наумов. Российское уголовное право. - М., 2000. -С. 270

[13] ч.1 ст.30 УК РФ

[14] Карпушин М.П., Курляндский В.И. Уголовная ответственность и состав преступления. -М., 1974. -С. 39

[15] Уголовное право: часть Общая. Часть Особенная. Учебник / под. общ. ред. Л.Д. Гаухмана, Л.М. Колодкина и С.В. Максимова. – М.: Юриспруденция, 1999. -С. 56

[16] ст.5 УК РФ

[17] ч.2 и 3 ст.29 УК РФ

[18] ч.1, 2 ст.66 УК РФ

[19] А.В. Наумов. Российское уголовное право.- М., 2000. -С. 268

[20] А. Мондохонов. Сговор - не основание для уголовной ответственности // Российская юстиция.- 2002. №12.- С. 51

[21] ч.2 ст.30 УК РФ

[22] А. Ситникова. Наказуемость неоконченных видов преступлений // Уголовное право. -2002. №4. -С. 45

[23] Благов Е. В. Особенности назначения наказания за неоконченное преступление. -Ярославль, 1994. -С. 24.

[24] М. Редин. Понятие покушения на преступление в российском праве// Уголовное право. -2002. №2.- С. 57

[25] Уголовное право РФ. Общая часть: Учебник / Под ред. проф. Б.В. Здравомыслова.- М.:

Юристъ. 2000. -С. 223

[26] Комментарий к УК РФ / Под общ. ред. В.М. Лебедева- Ю.И. Скуратова…. -С. 56

[27] В. Питецкий. Добровольный отказ соучастников преступления// Российская юстиция.- 2000. №10. -С. 38.

[28] Уголовное право РФ. Общая часть: Учебник / Под ред. проф. Б.В. Здравомыслова. - М.:

Юристъ, 2000. -С. 225

[29] Уголовное право РФ. Общая часть: Учебник / Под ред. проф. Б.В. Здравомыслова. - М.:

Юристъ, 2000. -С. 225

[30] Иванов В.Д. Уголовное право. Общая часть. – Ростов н/Д: Феникс, 2002.- С. 128

[31] Уголовное право РФ. Общая часть: Учебник / Под ред. проф. Б.В. Здравомыслова. - М.: Юристъ, 2000. -С. 228

[32] См. Дурманов Н. Д. Стадии совершения преступления по советскому уголовному праву. М., 1955.- С. 152-153.

[33] Уголовное право РФ. Общая часть: Учебник / Под ред. проф. Б.В. Здравомыслова. - М.: Юристъ, 2000. -С. 229

[34] А.В. Наумов. Российское уголовное право. - М.,2000. -С. 278

[35] О. Толмачев. Квалификация преступлений при частичной реализации умысла// Российская юстиция.- 2000. №12. -С. 30

[36] ст.30 УК РФ

[37] Т. Устинова. Индивидуализация ответственности за неоконченное преступление // Уголовное право. -1997. №4.- С. 49

[38] ч.1 ст.30 УК РФ

[39] Уголовное право РФ. Общая часть: Учебник / Под ред. проф. Б.В. Здравомыслова. - М.:

Юристъ. 2000.- С. 217

[40] А.В. Наумов. Российское уголовное право. - М., 2000. -С. 262

[41] ч.2 ст.30 УК РФ

[42] Уголовное право РФ. Общая часть: Учебник / Под ред. проф. Б.В. Здравомыслова. - М.: Юристъ. 2000. -С. 218.

[43] Там же

[44] ст.8 УК РФ

[45] ст.66 УК РФ

[46] Иванов В.Д. Уголовное право. Общая часть. – Ростов н/Д: Феникс, 2002. -С. 239

[47] ч.2 ст.30 УК РФ

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений22:05:27 18 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
15:35:43 24 ноября 2015
могло быть и лучше!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
юристк@16:13:13 18 ноября 2009

Работы, похожие на Курсовая работа: Преступление

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(149898)
Комментарии (1829)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru