Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Доклад: Сантьяго

Название: Сантьяго
Раздел: Рефераты по географии
Тип: доклад Добавлен 05:32:55 19 сентября 2004 Похожие работы
Просмотров: 227 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Путь формалистов к художественной прозе

А. Разумова

Снедавнихпорвобиходвведенословосочетание «филологическийроман»: так, например, названапубликацияН. БрагинскойотрывковиздневниковО. Фрейденберг (1991), таковжеподзаголовоккнигиА. Гениса «Довлатовиокрестности» (1999)1 . Наконец, Вл. Новиковвзялсяутвердитьэтопонятиекактермин, «канонизировать»его2 . Какстихийноеупотреблениенеобычногословосочетания, такипопыткиеготерминологическогозакреплениянеслучайны: словасвидетельствуютожанровыхсдвигах, совершающихсявнашидни, иогорячеминтересектемжанровымсдвигам, чтосовершалисьв «героическуюэпоху»отечественнойфилологии — в 20-егодыХХвека. Именнотогдазаговорилио «промежуточных»и «непроявленных»жанрах3 , именнотогдатеориясталаособенновмешиватьсявлитературнуюпрактику, афилологическиеидеи — стремитьсякнемедленномувоплощениювлитературе. Вэтойстатьеречьпойдетопроекте 20-хгодов, весьмаактуальномвнашидни, — обопытахфилологов «формальнойшколы»посозданию «новогоромана» — формы, эквивалентнойроману — позначениюивлияниюначитателя.

Концепт « непрямого пути» и его реализация в трудах формалистов

Одинизважнейшихконцептовформалистическойтеории — концепт «непрямогопути». Преемственностьвмире, описываемомформалистами, крайнезатруднена, прямаясвязьприравненакдеградации: линии, которыеонипрослеживают, уходятвкось, традиции, которыеониреконструируют, — «подземныеибоковые». Известно, чтовихтерминологическойсистемеособоезначениеимеютметафорывойныиреволюции. Так, выступленияПушкинапротивпозднихкарамзинистовТыняновназывает «гражданскойвойной», апопыткупосредничества — попыткойпримиритьвраждующиеармии4 . Известно, чтоисамиформалистынепризнавали «мира»нивлитературе, нивнауке: «мирный»и «гладкий»дляних — эпитетысклеймом. Длянасжевотчтоважно: втрудахформалистовречьидетнетолькоо «внешней»борьбе (поаналогиисклассовойборьбойилибиологическойборьбойзасуществование — о «революции», «империализации», «экспансии», «разложении», «выпадении», «невязке», «разрыве», «деформации»), ноиборьбевнутренней — борьбеписателяссамимсобой.

Формалистыпонималиписательскуюбиографиюкакпутьпреодоления, изживанияпрежнейманеры, отрицанияпрежнейрепутации. Так, эволюция, проделаннаяПушкиным, названа «катастрофической»5 , биографияНекрасованеможетсостоятьсябез «сдвига»6 , аТолстойименнопотому «величайшийчеловек», чтоон «геройненасвоемместе», «непомещаетсявсвоейсобственнойбиографии», опровергаетсамогосебя7 .

Вотифилологи «формальнойшколы»нехотели «помещатьсявсобственныхбиографиях». Имбыломалостатусатеоретиковиисториковлитературы: отразмышленийобэволюцииПушкинаиТолстогоониестественнымобразомпереходиликрефлексиипоповодусобственнойэволюции. Концепт «непрямогопути»ониприменяликсамимсебе. Формалистывовсенечувствовалисебяпостороннимилитературнойпрактике, творчеству, онинетолькосоветовали, какделать «литературныевещи», аисамистремилисьихделать. Инетакужясно, чтопреобладаловихрецептахипрогнозах — пафосученых, стремящихсявоплотитьвжизньсвоиумозрения, своиидеи, илипафосписателей, теоретически «мотивирующих»своетворчество. «Непрямойпуть»формалистов — этопутьотнаучногокхудожественномутворчеству.

Логикаформалистическоготворчествасостоитвстремлениинаучноепонятие (поВинокуру, «терминобобразе»8 ) применитькпрактике. Так, всвоейборьбессовременнойимбеллетристикойформалистынехотятограничиватьсятеоретизированием. Вместотеоретическогоответанавопрос, какимдолженбытьроман, Тыняновпишетроманы. Помиморассужденийотом, какиежанрыдолжныприйтинаместоромана, Б. ЭйхенбаумиВ. Шкловскийпредлагаютобразцыподобныхжанров.

Установкаформалистов — непростоописатьлитературнуюситуацию, ноиизменитьее. ВотЭйхенбаумпрогнозируетбудущеелитературы: «…Настоящийписательсейчас — ремесленник. Литературунадозановонайти — путькнейлежитчерезобластипромежуточныхиприкладныхформ, непобольшойдороге, апотропинкам»9 . Ичтоже? Научныйтезис: «…водниэпохижурналисамыйредакционныйбытимеютзначениелитературногофакта…»; «…завтра [литература] — этотолстый “литературно-общественный”журналсредакциейибухгалтерией»10 — тутжереализуется. Эйхенбаумсамстановитсятаким «ремесленником», самидетпотаким «тропинкам». Онначинаетигратьвжурнал, чтобынапрактикеосуществить «сдвиг»журналакакжанра — из «быта»в «литературу».

Впредисловииккниге «Мойвременник»онсначалаобосновываетновуюформу — журналаодногоавтора — историческимпрецедентом: «В XVIII векенекоторыеписателивыпускалитакогородажурналы, заполняяихсобственнымипроизведениями». НоэтамотивировкадляЭйхенбаумаслишкомтрадиционна. Филолог, вследзаписателями, чьетворчествоонисследовал, долженначатьс «быта», с «нуля»литературы. Почемуонпишет «Временник»? Радисобственногоудовольствия — таковообъяснениеЭйхенбаума, объяснениефилолога, «сместившегося»влитературу: «Журнал — особыйжанр, противостоящийальманаху, сборникуит. д. Мнебылоприятноиинтереснописатьисобиратьматериал, воображаяэтотжанр. Пустьэто — игравоображения. Жизньбезигрыстановитсяиногдаслишкомскучной»11 .

Вэтойигреглавноеслово — «скрещение». Литератураскрещиваетсясфилологией. Филологическоеисследованиестановитсяигровым, свызовомобщепринятымвзглядаминеожиданнымиходами. Автобиографическаяжебеллетристикаокрашиваетсяфилологией. Своююностьученыйвидитнафонецитаты, вборьбесцитатой. Междуним, рассказчиком, иегоматериалом (воспоминаниямиворонежскогодетства) лежитготовыйлитературныйматериал — эпизодизроманаЛ. Н. Толстого «Войнаимир» (поездкаНиколаяРостовавВоронеж). Онследуетзалитературнымиассоциациями — тоиграясходствомлитературыижизни («ВгородеВоронежея, какиНиколайРостов, танцевалиухаживал…»), тоироническиотталкиваясьотлитературы: «ТолстомуВоронежпонадобилсядлятого, чтобыподготовитьженитьбуНиколаяРостованакняжнеМарье…МнеВоронежпонадобилсянедляфабулы, адлядетства»12 .

Тотжеприемивпетербургскихвоспоминаниях — вэпизоде, описывающемнаводнение. Игровойтезис: литератураопределяетжизнь («ЦитатойизПушкинаторчалнаскалеПетр»). Игровойантитезис: «Кутрувсебылоспокойно. Вторичнопоэманеудалась»13 . Сюжетвоспоминанийи — вцелом — сюжет «Временника» — рождениелитературывборьбеспрежней «литературностью».

ТочнотакжеШкловскийреализуетфилологическуюметафору «ходконя» — сначалаприменяетксебе («Нашаизломаннаядорога — дорогасмелых, ночтонамделать, когдаунасподваглазаивидиммыбольшечестныхпешекподолжностииодноверныхкоролей»14 ), азатемсамначинает «ходитьконем». «Ходконя»дляШкловского — «смещение»нелитературногожанранаучной, критическойстатьив «литературу».

Современникамтакихотелосьприменитьтерминыформалистов: «автоматизация — остранение», «литература — быт», «центр — периферия» — кфилологическимтрудамсамогоШкловского. Вотчтописалодинизкритиковпоповодуегокниги, котораятакиназывалась — «Ходконя»: «“Ходконя” — типичнейшийиэлементарнейшийроман. Всеосновныеэлементыромана, восходящиектрадициямСервантеса, Стерна, Филдинга, Диккенса, — налицо <…> Геройромана “Ходконя” — “я” <…> Можнобезпреувеличениясказать, чтооблик “я”удалсяШкловскомувеликолепно, иврусскуюлитературуонсмеломожетвойтисотоварищемОнегина, Печорина, Рудинаиижесними, тоестьименноненавистнымавторуненаучнымэпохальнымтипом»15 .

М. ЗощенкописалолитературностистатейШкловскогосовсемвдругом — уженеироническом — тоне. Характерно, чтотеоретическиеикритическиестатьиШкловскогорассматриваютсяЗощенкосовершеннокакбеллетристика: стильШкловскоготаков, чтописателюивголовунеприходитразграничить «литературу»и «не-литературу»: «Можетбыть, какому-нибудьсовременникуПушкинатакжебылотрудночитатьКарамзина, каксейчасмнетрудночитатьсовременногописателястаройлитературнойшколы. Можетбыть, единственныйчеловек, которыйпонялэто, — ВикторШкловский. Онпервыйпорвалстаруюформулитературногоязыка. Онукоротилфразу. Он “ввелвоздух”всвоистатьи. Сталоудобноилегкочитать. Ясделалтожесамое. Япишуоченьсжато. Фразауменякороткая. Доступнаябедным. Можетбыть, поэтомууменямногочитателей»16 .

Литературная игра и литературный прием в критике Шкловского

Основнойлитературныйпринципопоязовскойкритики — принциппротиворечия. Верныесвоимтеоретическимустановкам, ониреализуютэтотпринципнауровне «поэтики»собственныхстатей. Соднойстороны, онипишутсустановкойнанаучность. Говоряо «литературномсегодня», онипостояннопользуютсяспециальнымитерминами, темсамымдемонстрируячитателям «научность»своегоподхода. «Научность», претендующаянестольконаистину, скольконатехническуюпродуктивность, — таковбылсильныйаргументформалистов-критиковвлитературнойборьбеиспорах 20-хгодов. НаэтовполемикесленинградскимиформалистамиуказывалГ. О. Винокур: «Обиднеевсего, чтопривсехэтихпостроенияхсказываетсявсетожепредельноенеуважениекпоэтическомуискусству, котороеиныхнашихкритиковзаставляетдажепредписыватьпоэтамвсепотемже “научнымзаконам”, спомощьюкакихрецептови “приемов”следует “делать”сюжетнуюкомпозициюикак “пересекатьсюжетныепланы”, какую “установку” — наличность, экспрессивностьилинатему — сюжетную, следуетизбиратьдля “мотивировки”стихотворения»17 . Отсюдаунихизобилиепонятий, взятыхизсоциологиииестественныхнаук, понятийобиходногоязыка, превращенныхвтермины, атакжетерминов-неологизмов.

Сдругойстороны, формалистыпишутсустановкойнахудожественность. Вихкритическихитеоретическихстатьяхагрессивныйтерминсоседствуетснеменееагрессивнойметафорой, стем, чтомыпривыклисвязыватьслитературной «практикой». Этипротиворечия, эти «невязки» — столкновениетерминаиобраза, логическогоаргументаиброскойметафоры — всеэтовоспринималосьсовременникамикаклитературнаяигра.

Путьформалистовкхудожественнойпрозеначинаетсяслитературнойигрывихнаучныхстатьях.

Говоряо «литературности»опоязовскойкритики, преждевсегоимеютввидуШкловского18 . Именноон «канонизировал»научнуюстатьюкаклитературныйжанр. Первыйпризнак «литературности»: всвоихстатьяхШкловскийговоритнетолькоолитературеилитераторах, ноиосебе: «Номалоликакиефамилиипопадаютсявместе. Вотещеодна: ВикторШкловский»19 . ЛичностьШкловского — вцентрестатейШкловского. Здесьможноговоритьобобразефилологавфилологическойстатье, обисследователекакравноправном (аподчасиглавном) героеисследования.

КаждоепредложениевстатьяхШкловского — потенциально — ходвлитературнойигре. Издвухпредложенийможетвырастиигровойэпизод. Возьмем, например, одинизмногочисленныхрискованныхпараллелизмов «Гамбургскогосчета»:

« Фрейд спрашивал своих детей : “ Зачем ты ушибся ?”

ЯспрашиваюАндреяБелого: “Зачемвампонадобиласьантропософия?”»20 ЗдесьШкловскийведетмногозначнуюигрусчитателями. Преждевсегоонвыстраиваетуравнение: отношениеШкловский-критик / писательАндрейБелыйравняетсяотношениюврачФрейд / ребенок-пациент. Критиклукавопровоцируетразличныепрочтенияэтогоуравнения: каквыпадпротивАндреяБелого («ушибся» — ошибся), какутверждениевластикритиканадписателем (равнойвластиврачанадпациентом, взрослогонадребенком), наконец, какшутку, никчемунеобязывающую. Эллипсис (отсутствиелогическойсвязкимеждудвумяпредложениями) обеспечиваетШкловскому «алиби»: онневыноситкритическийприговор, аиграет.

Нокактолькочитательвключаетсявигру, следуетпрограммныйтезис — очереднойманифестформализма: «Антропософиянужнабылакакпредлогдляусиленияметафорическогорядаврусскойпрозе»21 . Теориявоспринимаетсянафонеигры, игра — нафонетеории. Сталкиваяпротивоположныеэлементы, Шкловскийдержитчитателявнапряженииитакубеждаетеговсвоейправоте; непростоаргументирует — внушает.

Таксоседствонаучногоихудожественногостилейвпределаходнойстатьисоздаетнеобычныйэффект. Воспринимаемыепоконтрастуснаучнымиэлементами, темсильнеехудожественныеэлементывоздействовалиначитателя.

Другимосновополагающимпринципомформалистическойигрыявляетсяобнажениеприема.

ВстатьяхШкловскогоэтотпринципстановитсякомпозиционным. Онипостроенынадемонстративныхотступлениях, подчасэтолирическиеотступления. Оченьважнаименнодемонстративностьэтихотступлений: онидразнят, провоцируютчитателя. Так, вкниге «Розанов», вошедшейвкнигу «Ходконя», Шкловскийпослевводныхтеоретическихрассужденийпрямозаявляет: «ТеперьперейдемкРозановудляновыхотступлений». ЧерездвестраницыШкловскийироническинастаиваетнасвоемприеме, педалируетприем: «Яразрешаюсебе, следуяканонуромана XVIII века, отступление». И, недаваяопомнитьсячитателю, разворачиваетотступлениеоботступлениях (введенноелукавойотбивкой: «Кстати, оботступлениях»22 ).

Классификацияотступлений, даннаявэтомотступлении, относитсякроману XVIII века — новедьвисследованииШкловскогоречьидетнеоромане XVIII века, аоРозанове. Чемжемотивированоэтоотступление? Этоавтометаописание; говоряо «далековатом»предмете (романахСтернаиФилдинга), Шкловскийобосновываетсобственнуюманеруписьма: «Играяснетерпениемчитателя, авторвсевремянапоминаетемуобоставленномгерое, ноневозвращаетсякнемупослеотступления, исамонапоминаниеслужиттолькодляподновленияожидания»; «Третьярольотступленийсостоитвтом, чтоонислужатдлясозданияконтраста»23 .

Какавторыромановотвлекаютсяотсвоихгероев, такиШкловскийотвлекаетсяотпроизведенийиавторов, которымпосвященаегостатья. Онведетпостояннуюигрусчитателем: уходитотзаявленнойтемыивнезапновозвращаетсякней, проводитпараллелипоконтрастуиопять-такипоконтрастувводитвисследовательскиестатьимини-новеллыавтобиографическогосодержания. Таккритикдобиваетсядвойногоэффекта: соднойстороны, убеждаетчитателявверностисвоеготезиса, сдругойстороны, завораживаетеголовкостьюлитературногофокуса, утверждаетсебявкачествегероясобственнойстатьи, книги.

В . В . Розанов и В . Б . Шкловский : подготовка филологической прозы

НеслучайносамыеяркиепримерылитературнойигрыШкловскоговзятыизброшюрыоРозанове. Свой «ходконя», свойпутькхудожественнойпрозеШкловскийсверялстворчествомРозанова, экспериментШкловскогобылпродолжениемэкспериментаРозанова.

ИменновстатьеоРозановефилологформулируетпринципиальныетезисыонастоящемибудущемлитературы, даетсвоисамыесмелыепрогнозы. Местороманадолжензанятьновыйжанр, склеенныйиздневников, писем, газетныхстатейифельетонов. ОбразецтакогожанраШкловскийнаходитв «Опавшихлистьях»Розанова: «Триразбираемыхегокнигипредставляютжанрсовершенноновый, “измену”чрезвычайную. Вэтикнигивошлицелыелитературные, публицистическиестатьи, разбитыеиперебивающиедругдруга, биографияРозанова, сценыизегожизни, фотографическиекарточкиит. д. Этикниги — ненечтосовсембесформенное, таккакмывидимвнихкакое-топостоянствоприемаихсложения. Дляменяэтикнигиявляютсяновымжанром, болеевсегоподобнымроманупародийноготипа, сослабовыраженнойобрамляющейновеллой (главнымсюжетом) ибезкомическойокраски <…> КнигаРозановабылагероическойпопыткойуйтиизлитературы, “сказатьсябезслов, безформы” — икнигавышлапрекрасной, потомучтосоздалановуюлитературу, новуюформу»24 .

Чтонамособенноважновэтихположениях? То, чтоонимоглиопределятьивомногомопределилинетольконаучную, ноитворческуюпозициюформалистов. ГоворяоРозанове, Шкловскийформулировалсобственныезадачивлитературе. Онисамхотелпредпринять «героическуюпопыткууйтиизлитературы», «создатьновуюлитературу, новуюформу».

ЭтаформавиделасьШкловскому «подобнойроманупародийноготипа», «жанром-вместо-романа». ИзучаятворчествоРозанова, Шкловскийготовилпочвудляновогожанра — филологическогоромана.

СамРозановпрекрасноотдавалсебеотчетвжанровойновизнесвоих «Опавшихлистьев». Вэтойизобретеннойимформеонвиделприговортрадиционномуроману, тотжанр, которыйдолженсместитьизаменитьроман, всюпредшествующуюлитературу: «Иногдакажется, чтояпреодолеваювсюлитературу. Инеоттого, чтосилен. Но “Господьсомной”. Этотак. Так. Так»25 . Розановнеразвозвращалсякмыслиоконцепрежнейлитературы, отом, чтоименновегосочиненияхиположенейпредел: «…иногдакажется, чтовомнепроисходитразложениелитературы, самогосуществаее. И, можетбыть, этоестьмоемировое “emploi” [призвание]… Явновомнеестькакое-тозавершениелитературы, литературности, еесущества, — какпотребностиотразитьивыразить. Большечтожеещевыражать? Паутины, вздохи, последнееуловимое»26 .

Чтоещеможно «выразить»? Чтоесть «последнееуловимое»? «Шумитветеринесетлисты…Такижизньвбыстротечномвременисрываетсдушинашейвосклицания, вздохи, полумысли, получувства…»27 Собираяэти «полумысли»и «получувства», авторсоздаетновыйжанр (какбы «потусторону»литературы) — «11-уюили 12-уюлитературнуюформу»28 , особогородачеловеческийдокумент.

Вэтомдокументевсепроникнутопринципомпротиворечия.

Во-первых, этопротиворечиявотношенияхсимплицитнымчитателем. Вначале «Уединенного»Розановдемонстративноотказываетсяотдиалогасчитателем: «Ах, добрыйчитатель, яужедавнопишу “безчитателя”, — простопотому, чтонравится»29 . Авдругойкнигезаявляет: «Будулиячитаем? Ядумаю — вечно. Какаяпричиназабыть? Никакой…Ивечнокого-тоутешу. Ивечнокому-топошепчунаухо…Самоеобыкновенное…Какясиделиковырялвносу. Этовечное…Хорошо»30 .

Во-вторых, этопротиворечиемежду «смирением»иписательским «эгоизмом». Соднойстороны, самоуничижение, отказпризнатьзасвоимтворчествомкакое-либозначение, дажекакой-либосмысл: «Чтоэто, неужелиябуду “читаем”?.. <…> Для “самого” — ненадо, и, м. быть, неследует». Ноприэтомв «Опавшихлистьях»всюду — «я»; «я» — вцентре, всесводитсяк «я» (иногдадажесвызовом: «Намнеигрязьхороша, п. ч. это — я»31 ). Розановборетсяс «я»и «раздувает»его, проклинаетсебяивсеже «всяческидемонстрирует»себя.

В-третьих, этопротиворечиемеждуестественностьюилитературностью. ВкнигахРозановадостигаетсяпределестественности. Вначале «Уединенного»Розановнастаивает: егомысли «“сошли”прямосдуши, безпереработки, безцели, безпреднамеренья — безвсегопостороннего…Просто — “душаживет”…тоесть “жила”, “дохнула”…Сдавнеговременимнеэти “нечаянныевосклицания”почему-тонравились. Собственно, онитекутвнаснепрерывно, ноихнеуспеваешь (нетбумагиподрукой) заносить — иониумирают. Потомнизачтонеприпомнишь. Однакокое-чтояуспевалзаноситьнабумагу. Записанноевсенакапливалось. Ивотярешилэтиопавшиелистьясобрать»32 . Созданныйимновыйжанравторпротивопоставляеттрадиционномуроманукакестественнуюформуискусственной.

Новместестемрезультатрозановскогоэксперимента — этокакразпревращение «не-литературы»в «литературу», тотальнаяэстетизациявсего «мимолетного» — случайного, интимного, бытового — всеготого, чтопреждебыло «потусторону»словесности. «Онтащитвпечатьто, чтопечататьбылонепринято», «сделалсяписателемдомозгакостей», «преодолевлитературу, необычайнорасширилвозможностииформылитературы», — таковатенденциярозановскоготворчества, отмеченнаяСинявским33 . Розановисампрекраснопонималэтосвоепротиворечиемежду «естественным»и «литературным»: «Литературуячувствуюкакштаны»; «Несулитературукакгробмой, несулитературукакпечальмою, несулитературукакотвращениемое»34 .

Носнятьэтоидругиепротиворечияоннехочет: внапряжениипротиворечий «живойжизни» — смыслего «Опавшихлистьев».

ЧтожеинтересуетШкловскоговнаследииРозанова? Чтофилологотмечаетвтом, окомпишет? Чтоберетунего?

ПреждевсегодляШкловскоговажнаидея «концалитературы». Говоряозакате, разложениилитературы, Розановвоспринималэтокаккатастрофу (можетбыть, необходимую). Шкловскийжепринялэтуидеюсбодрым, революционнымэнтузиазмом: неконец, аобновление — отменастарогоиотжившего. Онпрямоговорито «революции»: «Каждаяноваялитературнаяшкола — этореволюция, нечтовродепоявленияновогокласса». Затем — о «восстании»: «Вещиустраиваютпериодическивосстания. ВЛесковевосстал “великий, могучий, правдивый”ивсякийдругойрусскийязык, отреченный, вычурный, языкмещанинаиприживальщика. ВосстаниеРозановабыловосстаниемболеешироким, — вещи, окружавшиеего, потребовалиореола. Розановдалимореолипрославление»35 .

ПротиворечияРозанова — этопротиворечиястрастной, ищущейистинумысли. Этоспорссобой, перебивкасебя, оговорка, играоттенков. Так, рассуждаяпоповодупресловутогоеврейскоговопроса, онзаключает: «Вотеврейско-русскийвопросподугломодногоизтысячосвещений»36 . Тысячаосвещений, тысячавозможныхвзглядовнаодинитотжепредмет, поодномуитомужевопросу, тысячаоттенковмысли, тысячасомнений — вотчтоРозановпытаетсяучесть, ухватитьвсвоихвольных, фрагментарныхразмышлениях. Вэтомегооткрытие.

ШкловскийжеотмечаетуРозановатолькоодно — прием. Всю «тысячуосвещений»онсводиткприему. Судьба, биография — прием: «“Да”и “нет”существуютодновременнонаодномлисте, — фактбиографическийвозведенвстепеньфактастилистического». Ужас — прием: «СамаяконкретностьужасаРозановаестьлитературныйприем». Интимностьтона, исповедальность — прием: «МоисловаодомашностиРозановасовершенноненадопониматьвтомсмысле, чтоонисповедовался, изливалсвоюдушу. Нет, онбралтон “исповеди”какприем». «Грозныевопросыморали» — прием: «Величинысталихудожественнымматериалом, доброизлосталичислителемизнаменателемдроби, иизмерениеэтойдробинулевое». Противоречиямысли — прием, аименнооксюморон: «Творчествоимировыеслова, сказанныеРозановымнафоне “1 р. 50 коп.”, ирассуждениеотом, какзакрыватьвьюшки, — являютсяоднимизпрекраснейшихпримеровоксюморона»37 .

ВофрагментахРозановаШкловскийугадываетсюжет: «…новаятеманепоявляетсядлянасизпустоты, каквсборникеафоризмов, аподготовляетсяисподволь, идействующеелицоилиположениепродергиваютсячерезсюжет. Этиперекликаниятемисоставляютвсвоемпротивопоставлениитенити, которые, появляясьисноваисчезая, создаютсюжетнуютканьпроизведения». ВыводШкловского: «Такимобразом, мывидим, что “трикниги”Розановапредставляютизсебянекотороекомпозиционноеединствотипароманов, нобезсвязывающеймотивировки»38 .

Итак, новыйэффектныйприемисюжетновоготипа — воточемпишетШкловский, анализируя «Опавшиелистья»Розанова. ОткрытияРозановапредставляютсяемучрезвычайнопродуктивными. ШкловскомунедостаточноцитированияРозанова:

«Вывороченныешпалы. Шашки. Песок. Камень. Рытвины.

— Чтоэто? — ремонтмостовой?

— Нет, это “сочиненияРозанова”.

Ипожелезнымрельсамувереннонесетсятрамвай».

НедостаточноилитературнойигрывконцовкеброшюрыоРозанове: «Нужнокончатьработу. Ядумаюкончитьеездесь. Можнобылобызавязатьконецбантиком, нояуверен, чтостарыйканонсведеннойстатьиилилекцииумер». ЗаканчиваяписатьоРозанове, ШкловскийобещаетприменитьоткрытияРозановавсобственномтворчестве: «Яприменяюэтоксебе»39 .

ЦитатаизРозанова: «ремонтмостовой» — превращаетсяуШкловскоговреализованнуюметафору, обозначающую «современнуюситуацию» — «слом»и «промежуток»влитературе. ПриемРозановапредставляетсяШкловскомусвоегородаархимедовымрычагом, спомощьюкоторогоможноперевернутьлитературу. Розановскийновыйжанр — «человеческийдокумент», вкотором «скрестились»частноеписьмо, газета, дневниковаязапись, разговорнаяреплика, — становитсядляШкловскогоисходнойточкой — тойточкой, изкоторойондолженсделатьсвойсобственный «ходконя». «Яприменяюэтоксебе», — былосказаноШкловскимв 1921 году. Ив 1923 годуондействительноприменилнайденноеимуРозановавсвоейпрозе.

КудаженаправилШкловскийсвоего «коня»? КакоежанровоерешениеподсказалемуРозанов? В 1923 годуШкловскийсочинилфилологическийроман «Zoo, илиписьманеолюбви, илитретьяЭлоиза». Впятомписьме «Zoo» онпрямовыводитсвоюповестьизРозанова (атакжеРемизоваиАндреяБелого): «Нашедело — созданьеновыхвещей <…> Нельзяписатькнигупо-старому. ЭтознаетБелый, хорошозналРозанов <…> Мыввеливнашуработуинтимное, названноепоименииотчествуиз-затойженеобходимостиновогоматериалавискусстве».

Жанрообразующие приемы и пафос филологического романа Шкловского

Шкловскийспервыхсловфилологическогороманаподчеркивает: оннесочинилэтукнигу — онее «сделал». Встилеформалистовспросим: каксделанфилологическийроман?

Основнойжанрообразующийпринцип «Zoo» — обнажениеприема. УРозановаШкловскийнаучился «судьбу», «страхсмерти»и «сердечнуюмуку»превращатьвприем. «Ходконя», сделанныйШкловскимкакфилологомиписателем, — обострениеиобнажениеприема. Шкловскийнепростопользуетсяприемом — онобъявляетобэтом, нередкотутжеобъясняетмеханикуприема. Завесасвнутренней, скрытойписательскойработы, створческогопроцесса — снята.

Впредисловииавторзаявляет: главноедлянего — сделатьвещь. Вещьэта — романвписьмах. Дляроманавписьмахнужнамотивировка — любовь. «Явзялэтумотивировкувеечастномслучае, — тутжеобъясняетавтор-филолог, — письмапишутсялюбящимчеловекомженщине, укоторойнетдлянеговремени». Основнаятема — любовь, ноонауходитнавторойплан: «яввелзапрещениеписатьолюбви». Какаяжетемавыходитнапервыйплан? Этатема — самприем. Приемизсредствалитературыпревращаетсявеепредмет; болеетого — приемперсонифицируется, становитсягероемповести.

Авторначинаетспредупреждения: привычныйматериаллитературы — сдвинут; описания — «метафорылюбви», сюжетныесобытия — «материалдляметафор». Проводитсяаналогия: «Этообычныйприемдляэротическихвещей: внихотрицаетсярядреальныйиутверждаетсярядметафорический». Втрадиционнойпрозевописанияхисобытияхприемнеощущается. Здесьжеописанияисобытия «остраняются» — илитературныймеханизмстановитсяощутимым. Цельтрадиционнойлитературы — скрытьмеханикутворчества, создатьхудожественнуюиллюзию. В «Zoo» — противоположнаяцель: обнажитьлитературныймеханизм, вывернутьнаизнанку «нутро»творчества, разрушитьиллюзию. Всовременнойпостструктуралистскойкритикеэтот «ходконя»назвалибы «деконструкцией».

Обычноесоотношение: писатель «конструирует» — филолог «деконструирует» (соотношение: творчество — анализ) — здесьнарушено. Шкловскийсоединяетосновнойлирическийсюжетсфилологическимизаметками, наброскамикнаучнымстатьям; автор-филологвсевремяперебиваетипоправляетавтора-писателя, пишет (описываетилиповествует) итутжеанализируетнаписанное. Подчасанализпредваряетописаниеиповествование.

Кульминациейповестистановитсяписьмодесятое, вподзаголовкекоторогосказано: «посуществуделавсеписьмопредставляетизсебяреализациюметафоры». Подразумеваемаяметафора — «нахлынувшаялюбовь». Онасоединяетсясреальнымсобытием — берлинскимнаводнением. ИвотужеШкловскийдаетсловоперсонифицированномуприему:

«Вода (тихимголосом). Одиннадцатьфутов, госпожитуфли! Берлинвесьвсплылвверхбрюхом, однитысячемарковыебумажкивиднынаволнах. Мы — реализацияметафоры. СкажитеАле, чтоонаснованаострове: еедомопоясанОПОЯЗом».

Однаковпоследнемписьме, «ЗаявлениивоВЦИК», завершающемкнигу, исамаАля, любимаяженщина, названареализациейметафоры. Реализацияметафоры — вначале, вконцеивкульминационномэпизодеповести. Прием «опоясывает»книгу — «опоясываетОПОЯЗом».

Другойвидобнаженияприема — автометаописание. Дляобозначенияновогожанра — филологическогоромана — Шкловскийприбегаеткметафорическойаналогии. Начтопохожэтотжанр? Нацирк. ИнтерескциркукаквидуискусствавесьмахарактерендляраннегоШкловского. Именновстатьеоциркеонписал: «Приеместьто, чтопревращаетвнеэстетическийматериал, придаваяемуформу, вхудожественноепроизведение».

ЦирквидитсяШкловскомупределомискусства: внемнетсюжета, ритма, красоты. Чтожеделаетциркискусством? «Голый»прием — преодолениетрудности: «Затруднение — вотцирковойприем…Цирковаязатрудненностьсродниобщимзаконамторможенияикомпозиции».

В «Zoo» метафорическисближаютсяцирк (или variete) ифилологическийтекст: «Самоеживоевсовременномискусстве — этосборникстатейитеатр-variete, исходящийизинтересностиотдельныхмоментов, анеизмоментасоединения». Шкловскийописываетцирковойприем: «Водномчешскомтеатре <...> мнепришлосьвидетьещеодинприем, кажется, применяемыйужедавновцирках. Эксцентриквконцепрограммыпоказываетвсеномера, пародируяиразоблачаяих». Итутже — демонстрируялитературнуюакробатику (вновьреализацияметафоры), перескакиваеткхарактеристикесвоейкниги, частьюкоторойэтотпассажиявляется. Связкасделанана «сходственесходного»: «Болееинтересныйслучайпредставляетизсебякнига, которуюясейчаспишу. Зовутее “Zoo”, “Письманеолюбви”, или “ТретьяЭлоиза”; внейотдельныемоментысоединенытем, чтовсесвязаносисториейлюбвичеловекакоднойженщине. Этакнига — попыткауйтиизрамокобыкновенногоромана».

Шкловскийпытаетсянетолько «сделать»произведение, ноисоздатьжанр. Процесссозданияновогожанрастановитсясюжетомповести. Тот, ктовыстраиваетэтотновыйжанротглавыкглаве (отписьмакписьму), иестьглавныйгеройпроизведения. Главнымгероемфилологическогороманадолженбытьиявляетсяфилолог.

Длягерояфилологическогороманавсяжизньнеразрывносвязанасфилологией. Так, дружбадлянего — этодружбафилологоводнойшколы; одиночество — разрывсвязейсроднойемуфилологическойсредой: «Уменянеттелефона, чтобыпозвонитьБорисуЭйхенбауму. Тыняноватоженет. Романнезанимаетсябольшепоэтикой» (впоследнемпредложенииавториграетсловами «Роман»и «поэтика» — издесьфилологическийжест).

Любимойженщинегерой-филологнеможетговоритьосвоейлюбви — онобреченговоритьосвоей «любвикслову» (всоответствиисэтимологией — «филео», «логос»): «Оназапрещаетписатьолюбви. Онпримиряетсясэтиминачинаетрассказыватьейорусскойлитературе». Нолюбовьпрорываетсяисказываетсявкаждомсловегероя — ивотужефилологияестьсредствообольщения: «Длянегоэто [разговорыолитературе] способраспусканьяхвоста».

Освоейлюбвигеройговоритвфилологическихтерминах — такфилологиясовершаетэкспансиювчастнуюжизнь, всферуинтимного: «Женщинаматериализуетошибку. Ошибкареализуется»; «Синтаксисавжизниженщиныпочтинет»; «Нашалюбовь, нашибраки, бегства — толькомотивировки»; «…моягаллюцинация — тольколитературноеявление». Авторподчеркиваеттермин, болеетого — самподчеркивает «неприличность»терминавконтекстелюбовногописьма: «Авискусственужноместное, живое, дифференцированное (воттаксловодляписьма!)». Любимаягероеминелюбящаяегоженщинаотвечаетему — говоритсвое «нет» — тоженафилологическомязыке: «Тыговоришь, чтознаешь, каксделан “ДонКихот”, нолюбовногописьматысделатьнеможешь».

Литературнаяиграв «Zoo» становитсяфилологической. Пользуясьудачнонайденноймотивировкой: «запрещенописатьолюбви», — Шкловскийсоединяетнесоединимое — терминилирическийпорыв, любовноеписьмоифилологическуюстатью (Л. Гинзбург: «…В “Zoo” Шкловскийвсевремяподпираетлюбовьпрофессией. Аляшествуетподприкрытиемформальногометода…»40 ).

Каквводятсяфилологическиерассуждения, конспектыифрагментынаучныхисследований? Поконтрасту — тотчаспослеисповедальныхилирическихпассажей. Посходству — вигрецитат, аллюзийипародическихнамеков. Всжатом, схематическомвидеигровой «метод»Шкловскогопредставленвдевятомписьме.

Внемговоритсяотомже, вокругчегопостроенвесьроман — вочереднойраз, — онеразделеннойлюбви. Вновьивновьвозвращаяськэтойтеме, автордолженприбегатьвсякийразкновым, неожиданнымприемам. Сначалаиспользуетсяметафора: неразделеннаялюбовьуподобленавоинскойповинности — охранебоевогопоста. Вопросгероини: «Любишь?» — сравниваетсяспроверкойпостов. Впродолжениеметафорыгеройотвечает, пародируяустав: «Обязанности: любить, невстречаться, неписатьписем. Ипомнить, каксделан “ДонКихот”».

Учитателявозникаетвопрос: причемздесьфилологическаяпроблематика? Вместоответагеройразворачиваетконспектстатьио «ДонКихоте». Мотивировкаэтогоходадаетсятольконамеком — когдагеройпереходиткследующейстатье-вставке — обАндрееБелом. Кэтомумоментучитательскиеожиданиядолжныбытьпредельнонапряжены: каковажесвязьмеждулюбовью, «ДонКихотом»иАндреемБелым? Мотивирующаясвязка — всказанныхмеждупрочимсловах: «…вставлювсвоего “ДонКихота”ещеоднумудруюречь». Здесь — отсылкаксказкам «Тысячииоднойночи», кприхотливойкомпозицииэтойкниги, кодномуизсамыхэффектныхееприемов — чередованиюрамочных, обрамляющихивставныхсказок (помещениеоднойсказкивнутридругой).

Такпервуюметафорудогоняетдругая: солдатнапоступревращаетсявШахеризаду, рассказывающуюсказки, чтобынеумереть. Вэтихпрыжкахотметафорыкметафоре, оталлюзиикаллюзии, отстатьикстатье — естьишутливаяфилологическаяигра, идрама (служениесолдата, смерть, грозящаяШахеризаде, тщетнаяверностьвлюбленного).

Играздесь — сопоройнаЛ. Стерна, одногоизлюбимыхписателейШкловского. Связкимеждуписьмами, темами, абзацами, предложениямиуШкловского — подчеркнутостернианские. Яркийпримерэтогофилологическогостернианстванаходимвпредисловиикдевятнадцатомуписьму, написанномуАлейиперечеркнутомукрасным — всамомтексте: «Итак, дорогиедрузья, нечитайтеэтогописьма. Янарочнопоэтомуперечеркиваюегокрасным. Чтобывынеошиблись. Каккомпозиционнопонятьэтописьмо? Ведьоновсежевставлено? Но, скажите, накакогочертавамнужнакомпозиция? Аеслинужна — извольте! Дляирониипроизведениянеобходимадвойнаяразгадкадействия, обычноонадаетсяпонижающимспособом, в “ЕвгенииОнегине”, например, фразой: “Анепародиялион?”. Ядаювсвоейкнигевторуюповышающуюразгадкуженщины, ккоторойписал, ивторуюразгадкусебясамого. Я — глухой. Есливыповеритевмоекомпозиционноеразъяснение, товампридетсяповеритьивто, чтоясамнаписалАлинописьмоксебе. Янесоветуюверить…Впрочем, выничегонепоймете, таккаквсевыброшеновкорректуре».

Вэтомпассажеавторстарательносоздаетэффектнеопределенности: «Началасьигра. Гделюбовь, гдекнига, яуженезнаю». Такестьливперечеркнутомписьмекомпозиционныйсмыслилинет? СамлисебегеройнаписалАлинописьмоилинет? Тольколиздесьдемонстрациялитературногоприема, занятияфилологическимиупражнениями — иливсежевыражениеподлиннойлюбви?

Зачемэтафилологическаяиграсчитателем? Чтобыполучитьвозможностьговоритьсерьезноиспафосом.

ВсвоемироническомсочиненииШкловскийобороняетсяотиронии. «Онанужна — ирония, — объясняетонвовступлении, — оналегчайшийспособпреодолетьтрудностьизображениявещи. Изобразитьмирсмешнымлегчевсего». Ноименнопоэтомуиронияавтоматизируется, наирониидалеконеуедешь.

Вромане, гдепоследовательнопроведенпринципобнаженияприема, Шкловскийпытаетсяпреодолетьприем, прыгнутьвышеприема. Так, охудожницеБогуславскойоннеодобрительнозамечает: «…сладостьеесознательна, — этоприем, анеслезы».

ЦельШкловского — прорватьсяквыражениювысокихчувств. «Разрешитемнебытьсентиментальным», — восклицаетон. Кричит: «О, разлука, отелоломимое, кровьпроливаемая!» Нопутькпафосувозможентолькочерезирониюисознательный, ироническиподчеркнутыйприем. Сихпомощьюавторпроводитнеобходимуюфилологическуюработу — готовитпочвудляисповедиилирики. Иронияипафоссвязаныдиалектически.

Почемужетакнеобходимаэтафилологическаяработа? Потомучтоприходитсяначинатьсэмоциональногонуля. Прежниеспособывыражениячувств — считаетШкловский — уженевозможны: «Посуществуговоря, всехорошиесловапребываютвобмороке. Запрещеныцветы, луна, глазаицелыерядыслов, говорящихотом, чтоприятновидеть. Амнехотелосьписать, какбудтоникогданебылолитературы. Например, написать “ЧуденДнепрпритихойпогоде”. Немогу, ирониясъедаетслова». ШкловскийсочувственноприводитсловаРемизова: «Немогуябольшеначатьроман: “ИванИвановичсиделзастолом”»; комментирует: «Каккоровасъедаеттраву, таксъедаютсялитературныетемы, вынашиваютсяиистираютсяприемы».

ФилологическийроманШкловского — этороманолюбвивситуацииисчерпанностилюбовнойтемы, шире — вситуацииисчерпанностипрежнейкультуры. Вдругуюэпоху, нопосходномуповодусказаныизвестныесловаУ. Эко: «Постмодернистскаяпозициянапоминаетмнеположениечеловека, влюбленноговоченьобразованнуюженщину. Онпонимает, чтонеможетсказатьей “люблютебябезумно”, потомучтопонимает (аонапонимает, чтоонпонимает), чтоподобныефразы — прерогативаЛиала. Однаковыходесть. Ондолженсказать: “ПовыражениюЛиала — люблютебябезумно”. Приэтомонизбегаетделаннойпростотыипрямовысказываетей, чтонеимеетвозможностиговоритьпо-простому; итемнеменееондоводитдоеесведениято, чтособиралсядовести, — то, чтоонлюбитее, ночтоеголюбовьживетвэпохуутраченнойпростоты».

ФилологическийроманШкловскогонаписанзатем, чтобывновьсталвозможенразговоролюбви. ПерваякнигаШкловскогоназывалась «Воскрешениеслова» (1914); цель «Zoo» — воскреситьсловалюбви.

Чтобыоживить «стершиеся»слова, необходимопропуститьихчерезфилологическуюигру. Вдвадцатьтретьемписьмеавторвозвращаетсякразговору, затеянномуещевовступлении. Онвновьговорито «запрещенныхсловах»: «Запрещенысловаоцветах. Запрещенавесна. Вообще, всехорошиесловапребываютвобмороке». Оннехочетсэтимсмириться: «Мненадоелоумноеиирония <...> Какмнехочетсяпростоописыватьпредметы, какбудтоникогданебылолитературыипоэтомуможнописатьлитературно». Онрискуетипробуетнавес «запрещенныеслова»: «Ятожехочунаписатьо “невянущем”, нет, лучшео “неувядающем”, венке». Онрешаетсяналирическийпорыв: «Будуписатьовенках <...> Аля, янемогуудержатьслов! Ялюблютебя. Свосторгом, сцимбалами». «Цимбалы»здесьцитатныипародийны — онивозвращаютгероякскепсисуииронии: «Этослова». Ироническаяотбивка — неотказотискреннегослова, аподготовкарешающейпопыткисказать «отдуши». Говорящийолюбвиподобенслаломисту — всюдупрепятствия, всюдуобщиеместаиштампы. Ироническиотыгравситуацию, геройполучаетправонапраздничнуюитрагическуюлексикулюбви. Вотчаянномпорывегеройпризнаетсяженщиневлюбви: «Женщина, недопустившаяменядосебя! <…> Любимая! Пускайокружитмоякнигатвоеимя, ляжетвокругнегобелымшироким, немеркнущим, невянущим, неувядающимвенком». Такпреодолеваетсяпротиворечиемеждуирониейипафосом, любовьюи «книгой», любовьюифилологией.

ПроектШкловскогоудался — покрайнеймеретакдумалиегосовременники. «Самойнежнойкнигойнашихдней»назвалаЛ. Гинзбург «Zoo» вконце 20-хгодов, аееавтора — «настоящимписателем»эпохи «обнаженияприема»41 .

Список литературы

1 См.: БрагинскаяН. В. Филологическийроман. ПредварениекзапискамОльгиФрейденберг / Человек. 1991. № 3. С. 134; ГенисА. Довлатовиокрестности. М.: Вагриус, 1999.

2 НовиковВл. Филологическийроман. Старыйновыйжанрнаисходестолетия // НовиковВл. Романсязыком. Триэссе. М.: Аграф, 2001.

3 О «промежуточном»жанреговорилаЛ. Гинзбург (ГинзбургЛ. Одокументальнойлитературеипринципахпостроенияхарактера // Вопросылитературы. 1970. № 7. С. 62); о «непроявленном» —

А. Ахматова (комментарийИ. Шайтанова: непроявленный — «тоестьускользающий, неимеющийтвердыхгранициправил», — Шайта-

новИ. «Непроявленныйжанр», илилитературныезаметкиомемуарнойформе // Вопросылитературы. 1979. № 2. С. 52).

4 ТыняновЮ. Н. Пушкиниегосовременники. М.: Наука, 1968.

С. 70.

5 Тамже. С. 165.

6 ЭйхенбаумБ. Опрозе. Опоэзии. Л.: Худ. лит., 1986. С. 346, 360.

7 ШкловскийВ. Энергиязаблуждения. М.: Советскийписатель, 1981. С. 48, 174.

8 ВинокурГ. О. Введениевизучениефилологическихнаук. М.: Лабиринт, 2000. С. 99.

9 ЭйхенбаумБ. М. «Мойвременник…»Художественнаяпрозаиизбранныестатьи 20—30-хгодов. СПб.: Инапресс, 2001. С. 129.

10 Тамже. С. 67, 71.

11 ЭйхенбаумБ. М. Указ. соч. С. 26.

12 Тамже. С. 34.

13 Тамже. С. 38.

14 ШкловскийВ. Б. Гамбургскийсчет. Статьи — воспоминания — эссе (1914—1933). М.: Советскийписатель. С. 75.

15 ШкловскийВ. Б. Указ. соч. С. 491.

16 ЗощенкоМ. М. Осебе, окритикахиосвоейработе // МихаилЗощенко: Статьииматериалы. Л., 1928.

17 ВинокурГ. О. Указ. соч. С. 103.

18 Темнеменеевпоследнеевремяисследователиобратиливниманиена «поэтику»научныхстатейнетолькоШкловского, Эйхенбаума, ноиТынянова, Р. Якобсона (см.: ЛевинтонГ. А. КпоэтикеЯкобсона (поэтикафилологическоготекста) // РоманЯкобсон. Тексты, документы, исследования. М.: Российскийгосударственныйгуманитарныйуниверситет, 1999; ГаспаровМ. Л. НаучностьихудожественностьвтворчествеТынянова // Тыняновскийсборник. ЧетвертыеТыняновскиечтения. Рига: Зинатне, 1990).

19 ШкловскийВ. Б. Гамбургскийсчет. С. 119.

20 ШкловскийВ. Б. Указ. соч. С. 193.

21 Тамже.

22 ШкловскийВ. Б. Указ. соч. С. 121, 123.

23 Тамже. С. 124.

24 ШкловскийВ. Б. Указ. соч. С. 125.

25 РозановВ. В. Уединенное. М.: Изд. политическойлитературы, 1990. С. 549.

26 Тамже. С. 423.

27 РозановВ. В. Указ. соч. С. 195.

28 СинявскийА. «Опавшиелистья»ВасилияВасильевичаРозанова. М.: Захаров, 1999.

29 РозановВ. В. Указ. соч. С. 195.

30 Цит. по: СинявскийА. Указ. соч. С. 115.31 РозановВ. В. Указ. соч. С. 352, 350.

32 РозановВ. В. Указ. соч. С. 195.

33 СинявскийА. Указ. соч. С. 115—116.

34 РозановВ. В. Указ. соч. С 318, 382.

35 ШкловскийВ. Б. Гамбургскийсчет. С. 121, 126.

36 РозановВ. В. Указ. соч. С. 404.

37 ШкловскийВ. Б. Гамбургскийсчет. С. 126, 127, 128, 129.

38 Тамже. С. 132.

39 ШкловскийВ. Б. Гамбургскийсчет. С. 139.

40 ГинзбургЛ. Записныекнижки. Воспоминания. Эссе. СПб.: Искусство-СПб., 2002. С. 43.

41 ГинзбургЛ. Указ. соч. С. 65, 54.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений22:08:47 18 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
09:27:34 24 ноября 2015

Работы, похожие на Доклад: Сантьяго

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150977)
Комментарии (1842)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru