Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Нравственные аспекты обеспечения процесса доказывания

Название: Нравственные аспекты обеспечения процесса доказывания
Раздел: Рефераты по уголовному праву и процессу
Тип: реферат Добавлен 06:59:06 15 марта 2007 Похожие работы
Просмотров: 1914 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

1. Нравственные аспекты заключения подозреваемых и обвиняемых под стражу на предварительном следствии.

В уголовном процессе, как и в других сферах общественной жизни, регулятором поведения людей, средством организации взаимоотношений междуними служат не только правовые нормы, но и нормы морали (нравственности). Мораль как форма общественного сознания действует, существует в виде суждений, представлений людей о добре, зле, справедливости, чести, долге, гражданственности. Соответствующие моральные нормы в сознании людей служат регулятором их поведения. Это положение важно для характеристики взаимоотношения права и морали врегулировании уголовно-процессуальных действий и отношений. Взаимодействие права и морали в сознании дознавателя, следователя, прокурора, судьи влияет на тактику его поведения, манеру общения собвиняемым, свидетелем, потерпевшим и даже на выбор правового решения, когдав рамках правовой нормы это жестко не определено. И выбор зависит отконкретных обстоятельств дела, личности обвиняемого и т. п. Многие процессуально-правовые предписания возникли на основесоответствующих моральных представлений и правил. Например, представление отом, что запрещается выполнение действий или принятие решений, которые унижают достоинство гражданина, приводят к распространению сведений обобстоятельствах его личной жизни, ставят под угрозу его здоровье, необоснованно причиняют ему физические или нравственные страдания, получилозакрепление в законе, где сказано: "Запрещается домогаться показаний обвиняемого и других участвующих в деле лиц путем насилия, угроз и иныхнезаконных мер" (ч. 3 ст. 20 УПК). Нравственные нормы включены в регламентацию правил допроса, личного обыска, освидетельствования, следственного эксперимента (например, следственный эксперимент возможен лишь при условии, если его проведение несвязано с унижением достоинства и чести участвующих в нем лиц и окружающих ине создает опасности для их здоровья (ст. 183 УПК), учтены при установлении обязанности принять меры попечения о детях и охраны имущества заключенного под стражу (ст. 150, 172, 181, 98 УПК), в правовых нормах, охраняющих профессиональную тайну защитника (ч. 6 ст. 72 УПК), освобождающих супруга иблизких родственников от обязанности давать свидетельские показания (ст. 51 Конституции РФ). Нормы морали должны оказывать регулятивное воздействие на поведение субъектов уголовного процесса. Так, нравственный долг должен побудить, например, судью заявить присяжным заседателям самоотвод, если он знает, чтоимеются обстоятельства, которые могут повлиять на его объективность, (ст.61, 438 УПК). "Мораль в области уголовного судопроизводства выполняет роль дополнительной гарантии четкого, точного и неуклонного выполнения правовых норм. В этом проявляется ее гарантирующая роль, или, иначе, функции моральной гарантии, дополняющей гарантии правовые". Соединение требований права и морали должны препятствовать проявлению предвзятости, тенденциозного подхода при проведении дознания, предварительного следствия и судебного разбирательства, волокиты, черствости, безразличия к судьбе людей, формальному отношению к их обращениям, жалобам.

Нравственные аспекты заключения подозреваемого под стражу выражены в УПК РФ. Никто не может быть подвергнут аресту иначе, как по постановлению суда или с санкции прокурора. Прокурор обязан немедленно освободить всякого незаконно лишенного свободы или содержащегося под стражей свыше срока, предусмотренного законом или судебным приговором (ст. 11 УПК РСФСР). Конституция РФ закрепляет неприкосновенность личности граждан, устанавливая, что никто не может быть подвергнут аресту иначе, как по постановлению суда или с санкции прокурора. Этот принцип является определяющим для детальной регламентации оснований, порядка и срока ареста, а также задержания граждан, обвиняемых или подозреваемых в совершении преступления или осужденных за совершенное преступление.

Заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется только по делам, по которым может быть назначено наказание в виде лишения свободы и при наличии установленных законом условий с учетом тяжести содеянного, конкретных обстоятельств (отсутствие определенного места жительства, с учетом тяжести содеянного, опасности побега и т.д.), которые свидетельствуют, что никакая другая мера пресечения не может предотвратить попытки скрыться, помешать установлению истины или продолжению преступной деятельности.

Применение в качестве меры пресечения заключение под стражу регламентируется ст. 96 УПК РСФСР, а сроки содержания под стражей - ст. 97 УПК РСФСР. Содержание под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений осуществляется в целях, предусмотренных УПК РСФСР и упомянутых выше.

Подозреваемые и обвиняемые в совершении преступлений считаются невиновными, пока их виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Они пользуются правами и свободами и несут обязанности, установленные для граждан Российской Федерации, с ограничениями, предусмотренными Федеральным законом РФ “О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений” от 21.06.1995 г. и иными федеральными законами.

Подозреваемые и обвиняемые иностранные граждане и лица без гражданства, содержащиеся под стражей на территории Российской Федерации, несут обязанности и пользуются правами и свободами, установленными для граждан РФ, за исключением случаев, предусмотренных Конституцией РФ, Федеральным законом от 21.06.1995 года “О содержании под стражей...” и иными федеральными законами, а также международными договорами РФ.

Не допускается дискриминация подозреваемых и обвиняемых по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также другим обстоятельствам.

2. Обеспечение личной безопасности участников уголовно-процессуального доказывания.

В международном гуманитарном праве неуклонно возрастает удельный вес норм, ориентированных на человека. Государствами согласовываются общечеловеческие стандарты прав и свобод личности, обязательные для этих организаций меры по обеспечению прав и свобод и защите их от посягательств, а также предоставление самой личности юридической возможности реализовать и защищать признаваемые права и свободы.

Особое внимание международным сообществом уделяется выработке и закреплению в соответствующих актах основных правовых гарантий, удовлетворяющих представлениям о справедливом правосудии. Среди них — эффективная защита участников уголовного процесса, подвергаемых насилию, угрозам и другим неправомерным воздействиям. Эта проблема в последние годы стала привлекать все более пристальное внимание большинства государств. Во многом этому способствовало расширение масштабов организованной преступности, опасности, которую она создает для функционирования органов правосудия. По приблизительным подсчетам, доходы от незаконной преступной деятельности во всем мире составляют сотни миллиардов долларов США; они превышает бюджеты многих развитых стран.

Все чаще объектами посягательств организованной преступности становятся сотрудники судебных и правоохранительных органов, свидетели и другие участники уголовного процесса. В некоторых странах преступные сообщества развязали настоящую войну против административных, судебных и правоохранительных органов, а также против лиц, содействующих уголовному судопроизводству. Так, в Колумбии были созданы специальные школы по подготовке наемных убийц, которые используются для физической расправы над государственными служащими и другими лицами, выступающими против наркомафии.

Прямым развитием идей Всеобщей декларации прав человека, в том числе тех, которые касаются его защиты, явилась разработка "Международного пакта о гражданских и политических правах". Ценность этого нормативного акта заключается в том, что он на более высоком уровне, детально и подробно определил международные стандарты в рассматриваемой области. Существенное отличие Пакта от Всеобщей декларации прав человека проявляется в стремлении в максимально возможной мере гарантировать провозглашаемые права. В качестве примера можно сослаться на ст.14 Пакта, которая содержит конкретные предписания относительно гарантий в уголовном судопроизводстве. Она допускает возможность закрытого судебного разбирательства по соображениям морали, общественной и государственной безопасности или когда того требуют интересы частной жизни сторон, а также при иных обстоятельствах, когда публичность нарушала бы интересы правосудия. Безусловно, данное положение распространяется и на случаи оказания противоправного воздействия на субъектов уголовно-процессуальных отношений.

Закрепленные Пактом стандарты и конкретные процедуры по их реализации являются обязательными для участвующих государств. В соответствии с п.3 ст.2 каждое государство должно:

а) обеспечить любому лицу, права и свободы которого, признаваемые в настоящем Пакте, нарушены, эффективное средство правовой защиты, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве;

б) обеспечить, чтобы право на правовую защиту для любого лица, требующего такой защиты, устанавливалось компетентными судебными, административными или законодательными властями или любым другим компетентным органом, предусмотренным правовой системой государства, и развивать возможности судебной защиты;

в) обеспечить применение компетентными властями средств правовой защиты, когда они предоставляются".

Рассмотренные документы хотя и носят весьма общий характер, тем не менее содержащиеся в них стандарты имеют огромное значение для любого лица, вовлеченного в сферу уголовного судопроизводства. Необходимо отметить, что отдельные авторы не в полной мере согласны с этим мнением. Так, А.Д. Бойков отмечает, что в международных пактах о правах человека "речь идет, как правило, или об абстрактной личности, или об обвиняемом, подсудимом, осужденном. Но никогда — о потерпевшем как процессуальной фигуре".

Деятельность органов ООН в области выработки международных принципов и стандартов также направлена и на формирование норм, определяющих действия должностных лиц судебных и правоохранительных органов относительно участников уголовного судопроизводства. Ведь от профессиональных и моральных качеств судей, прокуроров, следователей и других лиц, осуществляющих судопроизводство, во многом зависит эффективность принимаемых мер защиты.

На это обстоятельство обратила еще "Каракасская декларация", в которой подчеркивается, что политика в области уголовного правосудия и система его отправления должны основываться на принципах, гарантирующих наличие судебных органов, способных обеспечить быстрое и справедливое разбирательство дела, а также предоставлять всем максимальную безопасность и охрану прав и свобод.

Более подробно положения Декларации были раскрыты в "Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания". Особого внимания заслуживает норма, возлагающая на государства обязательство принимать меры для обеспечения защиты истца и свидетелей от любых форм обращения и запугивания в связи с их участием в уголовном судопроизводстве.

Подобные нормы содержатся и в "Кодексе поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка". Этот документ является своего рода международным кодексом этических норм для полиции и других правоохранительных органов. В его основе лежит идея о том, что должностные лица, осуществляющие полицейские функции при выполнении своих обязанностей должны уважать и защищать человеческое достоинство и права человека по отношению ко всем лицам. В частности, Кодекс предусматривает необходимость сохранения в тайне сведений конфиденциального характера, которые могут относиться к личной жизни других лиц или потенциально повредить интересам таких лиц и особенно их репутации (ст.4); запрещает осуществлять, подстрекать или терпимо относиться к любому действию, представляющему собой жестокие, бесчеловечные или унижающие достоинство виды обращения (ст.5). Для достижения целей и задач, изложенных в этом документе, международным сообществом были разработаны "Руководящие принципы для эффективного осуществления Кодекса поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка", которыми следует руководствоваться при осуществлении полицейских функций, а также при отборе, в ходе основного обучения и на всех последующих курсах переподготовки и повышения квалификации и подготовки сотрудников правоохранительных органов.

Эти требования нашли отражение в "Основных принципах независимости судебных органов"; " Основных принципах, касающиеся роли юристов" и "Руководящих принципах, касающихся роли лиц, осуществляющих судебное преследование". Эти документы также предусматривают необходимость обеспечения в уголовном правосудии эффективности, беспристрастия и справедливости по отношению к участникам уголовного процесса. Судьи, юристы и лица, осуществляющие судебное преследование, должны сознавать идеалы и соблюдать этические нормы, присущие их деятельности, быть осведомлены о законодательных мерах по защите прав субъектов уголовно-процессуальных отношений. Особая роль отводится закреплению и применению руководящих принципов на национальном, региональном и международном уровнях. Сотрудники правоохранительных органов, обеспечивающие безопасность субъектов уголовно-процессуальных отношений, должны иметь высокие морально-этические качества, необходимую профессиональную подготовку, обладать навыками сотрудничества с защищаемыми лицами.

Наряду с процессом принятия международных норм, которые призваны обеспечить должное функционирование судебных и правоохранительных органов, шел процесс выработки документов, ориентированных на надежную защиту должностных лиц этих органов при добросовестном осуществлении ими своих функций. В частности, в "Основных принципах, касающихся независимости судебных органов", отмечается, что безопасность судей необходимо надлежащим образом гарантировать государством и закреплять в конституции или законах страны (п.11). Не должно иметь места неправомерное или несанкционированное вмешательство в процесс правосудия (п.4). Каждое государство обязано предоставлять соответствующие средства, позволяющие судебным органам надлежащим образом выполнять свои функции (п.7).

В "Основных принципах, касающихся роли юристов", обращается внимание на то обстоятельство, что профессиональные ассоциации юристов играют основополагающую роль в обеспечении соблюдения профессиональных норм и этики в защите своих членов от преследования, неправомерных ограничений и посягательств. Правительства государств должны предоставить юристам возможность выполнять все свои профессиональные обязанности в обстановке, свободной от угроз, препятствий, запугивания или неоправданного вмешательства. В тех случаях, когда возникает угроза безопасности юристов в результате выполнения ими своих функций, власти обеспечивают им надлежащую защиту.

Начиная с 1995 г. ООН стала проводить более интенсивную работу по выработке принципов и стандартов защиты участников уголовного судопроизводства. Мировое сообщество было обеспокоено тем, что "жертвам преступлений.., а также зачастую их семьям, свидетелям и другим лицам, оказывающим им помощь, несправедливо наносится ущерб, телесные повреждения или ущерб их собственности и что, помимо этого, они могут подвергаться лишениям при оказании содействия судебному преследованию правонарушителей". Возникла настоятельная необходимость принятия международных и национальных мер по обеспечению всеобщего и эффективного признания и уважения прав участников уголовного судопроизводства.

Самым значительным событием в исследуемой области стала "Декларация основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью", принятая с целью оказания помощи правительствам и международному сообществу в их усилиях, направленных на обеспечение справедливости и представления доступа к правосудию указанной категории лиц. В основу данного документа легли принципы справедливого обращения с жертвами и свидетелями преступлений, закрепленные "Законом о защите жертв и свидетелей преступлений" от 12 октября 1982 г. (США).

Впервые Декларация дала определение и всесторонний анализ термина "жертвы", являющего ключевым в рассматриваемом документе. Под этим наименованием понимаются лица, которым был причинен вред в виде телесных повреждений или морального ущерба, эмоционального страдания, материального ущерба или существенного ущемления их основных прав и законных интересов в результате совершения преступного действия или бездействия, предусмотренного национальным уголовным законом. На основании Декларации то или иное физическое лицо считается и должно быть признано "жертвой" независимо от того, был ли установлен, задержан, арестован, предан суду или осужден правонарушитель, а также независимо от родственных отношений между пострадавшим и преступником. Термин "жертва" в соответствующих случаях включает близких родственников или иждивенцев потерпевшего от противоправного деяния, а также лиц, которым был причинен ущерб при попытке оказать ему помощь или предотвратить виктимизацию.

Описанные основания для отнесения лица к категории жертв преступлений дают возможность утверждать, что любой участник уголовного процесса в случае оказания на него противоправного воздействия становится "жертвой". В то же время, следует различать понятия "жертва преступления" и "жертва злоупотребления властью". В первом случае речь идет о любых преступлениях в отношении рассматриваемой категории лиц, во втором — о непреступных деяниях, требующих самостоятельного рассмотрения процедурных и материальных проблем.

Декларация также закрепила основные принципы правосудия для жертв преступлений. Сформулированные для указанной категории лиц принципы образуют единую систему, так как находятся между собой в органической связи и взаимной обусловленности.

Среди них особо важное значение имеют следующие:

· справедливое обращение с жертвой преступления;

· обеспечение жертве преступления доступа к механизмам правовой и административной защиты;

· защита от запугивания и мести;

· обеспечение права на представление необходимой информации;

· использование неофициальных механизмов;

· обеспечение права на реституцию, компенсацию и социальную помощь.

Наиболее значимым является принцип справедливого обращения с жертвой преступления, так как обеспечение справедливости обоснованно считается центральной проблемой правосудия. Декларация требует относиться с пострадавшими от противоправных деяний с состраданием и уважать их достоинство.
Судебные и административные механизмы должны действовать оперативно, быть доступными, в большей степени отвечать потребностям и интересам жертв. На любом этапе судебного разбирательства они вправе изложить свои мнения и пожелания, когда затрагиваются их личные интересы.

Защита от запугивания и мести как принцип правосудия для жертв преступлений опирается на п.6.d. Декларации, в котором говорится о целесообразности "принятия мер для сведения к минимуму неудобств для жертв, охраны их личной жизни в тех случаях, когда это необходимо, и обеспечения их безопасности, а также безопасности их семей и свидетелей с их стороны и их защиты от запугивания и мести".

Работники системы правосудия обязаны:

а) разъяснять жертве преступления ее роль и значение как участника процесса;

б) своевременно ставить жертву в известность и предоставлять достаточную информацию о сроках, объеме, ходе и результатах предварительного следствия и судебного разбирательства;

в) знакомить жертву, стремящуюся получить компенсацию с помощью судебных и административных механизмов, с ее правами;

г) информировать жертву о наличии медицинских и социальных услуг, другой соответствующей помощи, а также обеспечить ей полную возможность пользоваться ими.

Здесь же закреплен принцип использования неофициальных механизмов, который применяется в целях урегулирования споров между жертвой преступлений и обвиняемым, содействия примирению и возмещению ущерба. К неофициальным механизмам относятся посредничество, арбитраж, суды обычного права, местная практика (п.7). Закрепление данного принципа направлено прежде всего на удовлетворение стремления жертв к разрешению конфликта по крайней мере в той же степени, что и при использовании официальной системы. Для реализации своих обязательств перед жертвами государства должны содействовать созданию, укреплению и расширению национальных фондов. Если же они не в состоянии возместить жертве причиненный ей ущерб, то допускается создание других фондов.

В тех случаях, когда компенсацию невозможно получить в полном объеме от правонарушителя или из других источников, государствам следует принимать меры к предоставлению финансовой компенсации следующим категориям жертв преступлений:

а) лицам, которые в результате тяжких преступлений получили значительные телесные повреждения или существенным образом подорвали свое физическое или психическое здоровье;

б) семьям: в частности иждивенцам лиц, которые умерли или стали недееспособными в результате виктимизации.

Изложенные положения Декларации исходят из необходимости избирательного подхода в определении оснований для компенсационных выплат жертвам преступлений с учетом финансовых возможностей стран и акцентируют особое внимание на преступлениях против личности.

Жертвы преступлений, их семьи или иждивенцы также имеют право на справедливую реституцию со стороны правонарушителей или третьих лиц, несущих ответственность за их поведение. Подобная реституция является одной из мер наказания и должна включать возврат собственности или выплату за причиненный вред или ущерб, возмещение расходов, понесенных в результате виктимизации и т.д. Кроме того, рассматриваемая категория лиц имеет право на материальную, медицинскую, психологическую и социальную помощь по правительственным, добровольным, общинным и местным каналам.

Структура и содержание данного документа в известной степени помогает государственным служащим судебных и правоохранительных органов ориентироваться в сложной и многогранной проблеме защиты жертв преступлений.

В целом, Декларацию можно рассматривать в качестве выдающегося достижения в сфере международного сотрудничества. Несомненно, данный документ позволил определить систему исходных и принципиальных идей, которые являются отправными положениями для формирования надлежащего механизма защиты участников уголовного процесса. Декларация и факт ее принятия способствовали росту интереса к проблемам жертвы преступления и обеспечили выдвижение новых инициатив в отношении мер, направленных на улучшение ее положения.

Нельзя не отметить, что принципы и стандарты защиты участников уголовного судопроизводства также вырабатываются региональными международными организациями. Подобное сотрудничество осуществляется между государствами, имеющими сходные или близкие интересы.

Значительную деятельность в области правосудия осуществляет Совет Европы (СЕ), в рамках которого принято более 140 конвенций, причем большинство из них открыты для присоединения любых европейских государств. Ряд основополагающих международных документов СЕ достаточно подробно анализировался в юридической литературе.

Большое значение имеет "Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод" от 4 ноября 1950 г. (г.Рим), участниками которой могут быть исключительно члены Совета. Данный документ по уровню требовательности к механизмам реализации правовых норм на порядок выше других международных пактов по правам человека. В соответствии с Конвенцией, все лица, находящиеся на территории государства-члена СЕ, наделяются неотъемлемым правом на то, чтобы с ними обращались с учетом стандартов, определяемых рассматриваемым нормативным актом. В частности, в ст.6 закреплен принцип защиты прав и равенства сторон, в соответствии с которым подсудимый может находится лицом к лицу со свидетелем и задавать ему вопросы. Использование данной нормы в судебной практике нередко приводит к значительным трудностям по сохранению в тайне личности защищаемого участника процесса.

Конвенция не только закрепляет права и свободы человека, но обязывает государства защищать их. Поэтому ратификация данного документа Россией приведет к очень серьезным юридическим последствиям, связанным с внедрением международных стандартов в практическую правовую жизнь нашей страны.
Применение и толкование положений этой Конвенции относятся к компетенции Европейского Суда по правам человека, функционирующего при СЕ. Его решения являются обязательными для государств-членов этой региональной международной организации. Делая акцент на равенстве сторон и состязательном характере судебных дебатов, Европейский Суд в то же время признает необходимость отдельного подхода в каждом конкретном случае. Например, если это диктуется необходимостью защиты участников уголовного судопроизводства. По одному из дел (дело Костовского) Европейский суд допустил, что приговор был оглашен голландскими судьями на основе сведений, представленных анонимными свидетелями на этапе досудебного расследования. По другому делу (дело Хаазе) им принято решение о возможности ограничения на ознакомление обвиняемого с частью материалов предварительного следствия в целях защиты интересов национальной безопасности. Было признано, что данные положения согласуется с нормами Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

СЕ также разработал ряд основополагающих международных документов, касающихся защиты участников уголовного судопроизводства. Так, 24 ноября 1983 г была принята Европейская конвенция о компенсации жертвам насильственных преступлений, 28 июня 1985 г.- Рекомендации относительно положения потерпевшего в рамках уголовного права и уголовного процесса, а 17 сентября 1987 г. — Рекомендации об оказании помощи жертвам и предупреждении виктимизации, которые охватывают многие области "Декларации основных принципов правосудия в отношении жертв преступлений и злоупотребления властью".

Наибольший интерес представляют Рекомендации относительно положения потерпевшего в рамках уголовного права и уголовного процесса, которые направлены на укрепление доверия жертвы преступления к правосудию и склонение ее к сотрудничеству, особенно в качестве свидетеля. В данном документе было признано, что цели системы уголовного правосудия традиционно формулировались с точки зрения норм, которые прежде всего касаются отношений между государством и правонарушителем. Вследствие этого рабочий механизм такой системы может усугублять, а не облегчать проблемы потерпевшего.

Рекомендации призывают правительства государств обращать больше внимания на причиненный потерпевшему физический, психологический, материальный и социальный ущерб и рассмотреть меры, которые целесообразно принять в связи с этим для удовлетворения его потребностей на всех этапах уголовного процесса. Данные меры должны содействовать достижению целей уголовного права и судопроизводства и, в конечном итоге, примирению между потерпевшим и правонарушителем.

Главным достоинством рассматриваемого документа является выработка руководящих принципов, которые рекомендованы правительствам государств для пересмотра национального законодательства и практики. Среди них можно выделить следующие:

· повышение профессионального уровня полиции, позволяющего обращаться с потерпевшими сочувственно, конструктивно и ободряюще;

· информирование полицией потерпевшего о возможностях получения содействия, практической и правовой помощи, компенсации со стороны правонарушителей и государства, а также о результатах полицейского расследования;

· осуществление производства допроса потерпевшего с учетом его личного положения, уважения его прав и достоинства;

· освобождение правонарушителя от уголовной ответственности только после решения вопроса о компенсации потерпевшему;

· информирование судом потерпевшего о дате и месте проведения разбирательства, возможностях получения возмещения и компенсации в ходе уголовного процесса, правовой помощи и способах, с помощью которых он может узнать об итогах рассмотрения дела;

· закрепление в национальном законодательстве положения, согласно которому компенсация может устанавливаться либо в виде уголовной санкции, либо в виде меры ее заменяющей, или может назначаться в добавление к уголовной санкции;

· повышение уровня защиты потерпевшего от разглашения любых фактов, которые могут неоправданно затронуть частую жизнь или оскорбить достоинство потерпевшего (за счет закрытого судебного заседания, неразглашения личной информации и т.п.);

· обеспечение эффективной защитой потерпевших от запугиваний и возможной мести со стороны преступника (особенно по делам организованной преступности).

Сопоставительный анализ рекомендаций СЕ и "Декларации основных принципов правосудия в отношении жертв преступлений и злоупотребления властью" показал, что на региональном уровне открываются достаточные возможности для учета изложенных в документе ООН стандартов и руководящих принципов без ущерба для правовых систем европейских государств. В то же время, некоторые положения (например, о помощи жертвам) нуждаются в конкретизации.

Рассматривая вопросы теории и практики обеспечения безопасности участников уголовного судопроизводства, нельзя не затронуть международные стандарты прав и свобод личности, разрабатываемые другой региональной международной организацией — Содружеством Независимых Государств. Из-за развала единой правовой структуры СССР возникла масса проблем в предварительном расследовании и судебном разбирательстве преступлений, совершаемых во всех бывших республиках Советского Союза. Существовавшее ранее общее правовое пространство практически сузилось до территории отдельных вновь образовавшихся стран. "Прозрачность" государственных границ между ними позволила преступным группам активно объединяться и сотрудничать на международном уровне.

Длительное время возникающие проблемы уголовного судопроизводства пытались решить с помощью двусторонних и многосторонних межведомственных соглашений и договоренностей. Эти документы носили временный характер и были призваны обеспечить сотрудничество и взаимодействие между правоохранительными органами бывших союзных республик на период подготовки и принятия межгосударственных договоров об оказании взаимной помощи в сфере применения уголовного законодательства.

Наконец, 22 января 1993 г. в г.Минске Главами государств-членов СНГ была подписана "Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам", в которой содержится ряд международных принципов сотрудничества правоохранительных органов стран СНГ в борьбе с преступностью. К сожалению, в этом важном документе не предусмотрено никаких совместных мер по защите участников уголовного судопроизводства от противоправных посягательств на них со стороны членов преступных группировок. При подготовке Конвенции следовало бы учесть опыт, который был накоплен при разработке аналогичных правовых соглашений по линии ООН и государств-членов Европейского Сообщества.

В настоящее время в рамках СНГ целесообразно разработать особую конвенцию, регулирующую защиту участников уголовного процесса. В этой связи Б.Н.Топорнин справедливо отмечает, что существование европейской и международной систем не исключает и не принижает значения нашей региональной системы, которая поможет защитить права лиц, проживающих на территории бывшего Советского Союза. По мнению В.А.Карташкина, расширение и укрепление сотрудничества этих систем создаст наилучшие условия для сближения правовых норм и принципов в странах СНГ с международными стандартами в области защиты прав человека.

Необходимо отметить, что число международных соглашений и документов, содержащих принципы и стандарты защиты участников уголовного судопроизводства, имеющих общее и частное применение в исследуемой области, весьма велико. В определенной степени некоторые из них даже дублируют друг друга. Поэтому в настоящее время перед мировым сообществом стоит прежде всего проблема имплементации рассмотренных норм международного гуманитарного права. На это обстоятельство справедливо указывалось еще в докладе VI конгресса ООН, где было признано, что увеличение количества международных принципов и стандартов может привести к снижению практической значимости принятых документов. Наиболее важной задачей является осуществление стандартов в различных регионах и странах в полном соответствии с имеющимися там правовыми традициями и культурой. К тому же реализация международно-правовых норм является более сложной и ответственной процедурой, чем их принятие.

Не случайно на Всемирной конференции по правам человека в Вене 25 июня 1993 г. была принята Венская декларация, призывающая осуществлять последовательные и комплексные мероприятия консультативного обслуживания и технической помощи по защите прав человека. На Центр по правам человека возложена обязанность оказания технической и финансовой помощи по просьбе государств, в том числе по обеспечению юридической защиты участников процесса, теоретической и практической подготовке сотрудников судебных и правоохранительных органов в области прав человека.

В целях реализации руководящих принципов и стандартов, содержащихся в рассмотренных и других международных актах, отдельные страны законодательно закрепили обязанности государства по обеспечению защиты участников уголовного процесса. Многими государствами уже накоплен большой опыт создания и эффективного функционирования развитой системы институтов и механизмов, которые гарантируют защиту прав и законных интересов лиц, вовлеченных в сферу судопроизводства. Трудно переоценить значение специальных программ помощи жертвам преступлений, свидетелям, а также другим участника процесса, содействующим правосудию. Под надежной защитой должны находиться также сотрудники судебных и правоохранительных органов.

3. Этические проблемы оперативно-розыскной деятельности по обнаружению доказательств

Традиционно к числу наиболее важных черт оперативно розыскной деятельности принято относить то, что ее содержание составляют преимущественно негласные оперативно-розыскные ме­роприятия, имеющие как нейтральный характер, так и включающие в себя некоторые элементы принуждения и властных отношений, связанные с ограничением конституционных прав граждан.

Данное обстоятельство (в ряду других, подобных, - прежде всего) оставляет место для циничных утверждений о том, что «вопроса морали и этики для профессионального оперативного работника не существует».

Подобная позиция является результатом отражения поверхностного взгляда на существо оперативно-розыскной деятельности. Действительно:

· характер оперативно-розыскной деятельности обозначены в законе лишь в общих чертах;

· подзаконные нормативные акты, регламентирующие оперативно розыскную деятельность, содержат предписания размытого характера поведения оперативного работника;

· практика оперативно-розыскной деятельности связана с необходимостью общения оперативного работника с людьми далеко не безупречной нравственности, что может повлечь профессиональную деформацию;

· специфичность средств и методов оперативно-розыскной деятельности внешне обуславливает как бы наличествующее нравственное противоречие между «благой» целью и «низкими» средствами ее достижения.

Внимательный анализ приведенных положений не только не ставит под сомнение, но, наоборот, подчеркивает высоконравственный характер оперативно-розыскной деятельности. Вместе с тем вопрос о нравственном содержании оперативно-розыскной деятельно­го является весьма острым, что, в свою очередь, обусловлено целым рядом реально существующих обстоятельств.

Законодательство, пусть и в наиболее общих чертах, но закрепляет принципиальные положения осуществления оперативно-розыскной деятельности. Так, оперативно-розыскная деятельность, хотя и осуществляется путем проведения преимущественно негласных мероприятий, тем не менее, применяется только в исключительных случаях (когда возможности решить задачу гласным путем исчерпаны), в исключительных целях (только борьба с преступностью) и органами, должностными лицами, к исключительной компетенции которых ее ведение относится.

Таким образом с формально-логических позиций оперативно-розыскная деятельность, будучи предусмотрена законом, уже нравственна, поскольку закон – высшая форма общественной морали.

Вместе с тем декларирование полного соответствия оперативно – розыскной деятельности принципам и нормам общественной морали было бы упрощением сложной проблемы. Для морали не приемлемы такие средства достижения цели, как насилие, ложь, обман, предательство и т.п. Но хорошо известно, что, осуществляя оперативно-розыскные меры, оперативный работник так или иначе пользуется методом принуждения и даже насилия (постановка лица на учет, задержание), дезинформирует разрабатываемое лицо, морально маскируется или побуждает к этому другого человека. В этой связи правомерно поставить вопрос, есть ли таким средствам объяснение или оправдание с позиций этики или они должны быть отвергнуты как аморальные. Ни извратит ли их применение сущности самой цели. В данном случае налицо одно из основных положений, определяющих нравственные основы оперативно – розыскной деятельности, а именно: соотношение целей стоящих перед ОРД, и средств, применяемых для ее достижения.

Одно из фундаментальных положений научной этики является то, что нет заранее обусловленных «добрых» или «злых» средств, а есть средства вынужденные. Но при этом она предписывает действовать по принципу: «цель определяет, а не оправдывает средства». Таким образом, любому оперативному сотруднику, следует осуществлять подбор средства, имея в виду определенные параметры. К их числу могут быть отнесены следующие:

· Средство должно быть адекватно , условиям стоящей задачи. Иными словами, если можно бежать напрямик, не надо поворачивать по тропинке, через забор, ползком и наконец совершить подвиг.

· Средство должно бытьдостаточным для достижения поставленной цели. Применение выбранного средства должно по­зволить эффективно решить стоящую задачу, не привлекая к этому другие средства.

· Средство, выбранное для решения стоящей задачи, не должно уничтожать нравственного характера цели, более высокой по сравнению с той, которая соответствует решаемой задаче.

Таким образом, с этической точки зрения, осуществление оперативно – розыскной деятельности в основе следует рассматривать как моральный компромисс, на который общество должно идти для достижения благородных целей, но который тем не менее, предполагает, что в любом случае средство должно быть адекватно цели.

Применимо к самой оперативно – розыскной деятельности, надо отметить, что компромисс – наверно наиболее тонкий и сложный акт морального выбора, где велик риск уничтожения нравственного характера цели в процессе ее достижения. Особенно контрастно этот риск проявляет­ся, если проанализировать доминирующие мотивы, применительно к мотивационной сфере, по которым граждане конфиденциально со­действуют органам, осуществляющим оперативно-розыскную дея­тельность. Совершенно очевидно, что большинство этих лиц соци­ально неблагополучны, имеют какие-либо отклонения от норм пове­дения, часто преступное прошлое, и в первом случае тесно связаны с преступниками, их окружением и т.п. Исходя из этого, оперативным работникам нередко приходится находить компромисс между доминирующими в их сознании приоритетами нетерпимости в борьбе с преступностью и использованием помощи, исходящей от лиц, вхо­дящих в состав криминогенной среды. Морально-оценочный фактор существен­но сказывается на снижении эффективности деятельности ввиду формальной несовместимости идеалов борьбы с преступностью и фактического сотрудничества с лицами, являющимися представителями преступной среды

Не менее остро в рассматриваемой сфере обозначена проблема моральной целесообразности, которая самым тесным образом связана с процессами трансформации общественной морали примени­тельно к сфере использования оперативными аппаратами конфи­денциального содействия граждан. Принимая во внимание, что сам по себе использование конфиденциального содействия граждан не может рассматриваться в качестве совокупности (системы) нравственных компромиссов, решение проблемы моральной целесообразности во многом определяется степенью разработки института моральной крайней необходимости.

Рассматривая вопрос о критериях нижнего предела нравственной допустимости в оперативно – розыскной деятельности, необходимо учитывать, что с практической точки зрения, их поиску при разработке решений стоящих перед оперативными аппаратами задач нередко сопутствует проявление крайней формы профессиональной трансформации моральных требований – их деформация – образование корпоративной морали, замкнутой на собственных интересах профессиональной группы оперативных работников. Очень часто корпоративные интересы профессиональной группы обычно не соответствуют, а зачастую противоречат сопредельным интересам общества, или группы людей или отдельного человека. Нейтрализация этого явления в наибольшей степени зависит от интенсивности и содержания воспитательного воздействия , нацеленного не только на формирование мировоззренческих позиций, но также на разработку определенных правил поведения при решении служебных задач, имеющих ярко выраженную нравственную окраску.

Характеристика нравственных основ оперативно – розыскной деятельности была бы неполной, если не сказать о том, что соответ­ствующая специфика накладывает особый нравственно-психологический отпечаток на характер общения сотрудников оперативных аппаратов между собой. В этой связи соблюдается ряд правил (обычаев), которые применительно к деятельности других служб могут вызвать недоумение и даже конфликты.

Например, не следует проявлять интерес к действиям, выполняемым коллегами, составляемым ими документам, к фактам, ими ис­следуемым, а также к лицам, с которыми они контактируют. Без необходимости не стоит делиться с «коллегам» своими соображениями относительно места, времени и целей прове­дения оперативно-розыскного мероприятия, его исполнителях и т.п. Все эти сведения должны быть закрыты для коллег даже при условии добрых личных отношений с ними. В противном случае ваша осведомленность при определенных ситуациях может поставить коллег в неловкое положение (например, при обнаружении утечки информа­ции о подготавливаемых оперативно-розыскных мероприятиях). Каждый из сотрудников, привлекаемых к проведению оперативно-розыскных мероприятий, осведомлен о них (объектах, целях, участниках, месте, времени и т.п.) только в той части, которая потребна для успешного выполнения своих функций (действий) в ходе проведения соответствующего оперативно-розыскного меро­приятия.

Таковы наиболее общие положения, характеризующие нравст­венные основы оперативно-розыскной деятельности.


ЛИТЕРАТУРА

1. Фельдман Д.И. Система международного права. Казань, 1983. С.62;

2. Бирюков П.Н. Роль международно-правовых норм в обеспечении "права на правовую защиту" // Правоведение. 1992, N 2. С. 24.
3. Доклад Генерального секретаря ООН " Меры по осуществлению Декларации основных принципов правосудия в отношении жертв преступлений и злоупотребления властью". Вена, 1988. С.5.
4. Основы борьбы с организованной преступностью. М, 1996. С.26.
7. Гуценко К.Ф., Ляхов Е.Г. Устав ООН, его цели и принципы и актуальные проблемы разработки и применения международных норм, касающихся уголовного правосудия. М., 1980;

8. Игнатенко Г.В. Международное сотрудничество в борьбе с преступностью. Свердловск, 1980;

9. Бородин С.В., Ляхов Е.Г. Международное сотрудничество в борьбе с уголовной преступностью. М., 1983;

10. Панов В.П. Сотрудничество государств в борьбе с международными уголовными преступлениями. М., 1993; Уголовная юстиция: проблемы международного сотрудничества. М., 1994.

11. Бойков А.Д. Судебная реформа: обретения и просчеты // Гос. и право. 1994, N 4.С.18

12. Сборник стандартов и норм Организации Объединенных Наций в области предупреждения преступности и уголовного правосудия. Нью-Йорк, 1992. С.242.

13. Кобликов А. Нравственные проблемы правосудия. // Сов. юстиция. 1992, N 21-22. С.3.

14. Лукашук И.И. Международно-правовое регулирование международных отношений (системный подход). М., 1975. С.16.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений21:34:40 18 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
15:20:01 24 ноября 2015

Работы, похожие на Реферат: Нравственные аспекты обеспечения процесса доказывания

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150980)
Комментарии (1842)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru