Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Освобождение от уголовной ответственности

Название: Освобождение от уголовной ответственности
Раздел: Рефераты по уголовному праву и процессу
Тип: реферат Добавлен 06:06:08 15 марта 2007 Похожие работы
Просмотров: 2851 Комментариев: 3 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

СОДЕРЖАНИЕ

стр.

ВВЕДЕНИЕ . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 4

Глава 1. ОБЩЕЕ ПОНЯТИЕ ОСВОБОЖДЕНИЕ ОТ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ . . . . . . . . . . . . . . . . . 8

1.1. Понятие освобождение от уголовной

ответственности . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 8

1.2. Классификация оснований освобождения

от уголовной ответственности . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 12

Глава 2. ОСОБЕННОСТИ ОСВОБОЖДЕНИЯ ОТ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ . . . . . . . . . . . . . . . . 18

2.1. Освобождение от уголовной ответственности

в связи с деятельным раскаянием . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 18

2.2. Освобождение от уголовной ответственности

в связи с примирением с потерпевшим . . . . . . . . . . . . . . . 24

2.3. Освобождение от уголовной ответственности

в связи с изменением обстановки . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 29

2.4. Освобождение от уголовной ответственности

вследствие истечения сроков давности . . . . . . . . . . . . . . . 31

2.5. Освобождение от уголовной ответственности

несовершеннолетних . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 38

Глава 3. ОСВОБОЖДЕНИЕ ОТ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ КАК СРЕДСТВО

ДИФФЕРЕНЦИАЦИИ УГОЛОВНОЙ

ОТВЕТСТВЕННОСТИ . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 44

3.1. Дифференциация уголовной ответственности . . 44

3.2. Средства дифференциации уголовной

ответственности . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 46

ЗАКЛЮЧЕНИЕ . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 50

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ . . . . . . . . 53


ВВЕДЕНИЕ

За последнее десятилетие криминогенная обстановка в стране осложнилась и в настоящее время преступность представляет собой реальную угрозу социально-экономическому развитию государства и его национальной безопасности.

Рост преступности вызывает социальную напряженность, все возрастающее беспокойство населения за свою личную и имущественную безопасность. Доверие граждан к органам власти и уголовно-правовой политике государства снизилась. Преступность активно препятствует проведению экономических реформ.

Во время перестройки и проведения рыночных реформ только учтенная преступность увеличилась более чем в 2 раза[1] . Коэффициент преступности составил в 1997 году 1800 преступлений на 100 тыс. населения. Опережающими темпами выросла преступность несовершеннолетних и рецидивная преступность. Кроме того, учтенная часть преступлений в 1997 и 1998 годах составила по экспертным оценкам не более 30-40% от уровня фактически совершенных деяний, а по отдельным видам преступлений - до 1%.

В 1998 году было зарегистрировано 2,63 млн. преступлений. В их числе преобладают тяжкие преступления - 50-60%, в частности, отдельные преступления против личности, против собственности, преступления в сфере экономики, коррупция должностных лиц. Опережающими темпами выросло число бандитских нападений, заказных убийств, террористических актов. Только по официальным данным в 1997 году в сравнении с 1996 годом бандитизм увеличился на 4%, похищения людей - на 28,8%, угрозы убийством, нанесением тяжких телесных повреждений или уничтожением имущества - на 24%. За пять месяцев 1994 года в сравнении с тем же периодом 1996 года число похищений людей увеличилось на 30,8%, захват заложников - более чем в два раза.

Насильственная преступность становится все более опасной за счет большей технической оснащенности и вооруженности преступников. В 1997 году по официальным данным органам МВД зарегистрировано более 9000 организованных вооруженных формирований, которые контролируют коммерческие структуры, в том числе банки, легальную и нелегальную экономику. Доходным бизнесом стала торговля оружием. По официальным данным незаконный оборот наркотиков в 1997 году увеличился на 21,1% в сравнении с 1996 годом и более чем в 5 раз в сравнении с 1990 годом. В стране более 4 млн. человек регулярно потребляют наркотики. Большая часть из них - несовершеннолетние. Спрос на наркотики породил наркобизнес, который приобрел организованный, профессиональный характер и установил международные связи.

Организованная преступность вышла на международный уровень. Особенно активна ее деятельность в экономической сфере (контрабанда, ввоз и вывоз капитала, сырья, природных ресурсов и художественных ценностей, злоупотребления с подакцизными товарами на границе, уклонение от таможенных сборов и т. п.), а также в сфере контрабанды оружия и наркобизнеса.

В целом преступность характеризуется высокой степенью организованности, криминального профессионализма, вооруженности и технической оснащенности. Преобладает корыстная направленность преступности. Для нее характерны агрессивность, крайние формы противостояния преступных группировок при разделе сфер влияния.

Основные причины резкого роста преступности с начала 90-х годов кроются в кризисном состояний экономики, резком социальном расслоении общества, политической нестабильности в стране, а равно в недостатках правоприменительной деятельности.

Поэтому в качестве первого стратегического направления деятельности государства в сфере борьбы с преступностью выделяются совершенствования законодательной базы, в том числе УК РФ, УПК РФ и ряда специальных комплексных законов, регламентирующих борьбу с коррупцией, терроризмом, организованной преступностью, легализацией преступных доходов.

Новый Уголовный кодекс более или менее удачно реализовал принципиальные направления концепции уголовного законодательства Российской Федерации. В частности, в процессе реформы уголовного права была устранена пробельность уголовного закона, которая образовалась ввиду изменения предмета правового регулирования и появления новых видов и форм преступности. В новом законе сделаны решительные шаги по деидеологизации законодательства, признания приоритета общечеловеческих ценностей перед классовыми и т. д.

Значительно изменился такой институт уголовного права как освобождение от уголовной ответственности. Реформа уголовного законодательства внесла в институт освобождения от уголовной ответственности следующие изменения, закрепленные в УК РФ 1996 г.:

1) институт получил окончательное законодательное оформление и регламентирован в отельной главе (гл. 11 «Освобождение от уголовной ответственности»);

2) исключена возможность замены уголовной ответственности (общественной, административной, дисциплинарной);

3) введены новые виды освобождения - в связи с деятельным раскаянием (ст. 75) и в связи с примирением с потерпевшим (ст. 76);

4) изменились и уточнились формулировки традиционных видов освобождения - в связи с изменением обстановки (ст. 77) и в связи с истечением сроков давности (ст. 78);

5) в отдельной главе, посвященной особенностям уголовной ответственности несовершеннолетних, закреплен лишь один вид освобождения от уголовной ответственности несовершеннолетних - с применением принудительных мер воспитательного воздействия; однако его регламентация носит более подробный, чем в УК РСФСР, характер.

В частности, появились два новых основания освобождения от уголовной ответственности:

1)освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием (ст. 75 УК РФ);

2)освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим.

В предлагаемой работе рассматриваются особенности новых оснований освобождения от уголовной ответственности, юридическая природа этих оснований, процессуальный порядок и рекомендации для реализации этих оснований, выявление тенденций уголовной политики РФ. Также рассматривается роль института освобождения от уголовной ответственности в другом институте уголовного права как дифференциация уголовной ответственности.


1. ОБЩЕЕ ПОНЯТИЕ ОСВОБОЖДЕНИЕ

ОТ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

1.1. Понятие освобождение от уголовной ответственности

Общепризнанным постулатом уголовного законодательства любой страны является положение о том, что лицо совершившее преступление, обязано претерпеть меры государственно-принудительного воздействия в форме лишений личного, организационного или имущественного порядка. При этом, одно из самых действенных средств, сдерживающих преступления, заключается не в жестокости наказания, а в их неизбежности[2] . Вместе с тем в ряде случаев, специально предусмотренным в законе, лицо, совершившее преступление, может быть освобождено от уголовной ответственности.

Досудебное прекращение уголовных дел известно с давних времен и присуще законодательству не только нашего государства, но и многих других стран. Как показал анализ основных тенденции мировой уголовной политики, проведенный ООН, отличительной чертой современных систем правосудия является «процесс убывания» уголовных дел в связи с их прекращением еще в досудебном производстве[3] . При этом, несмотря на различную процедуру осуществления данного института в различных странах, юридическая сущность остается везде одной и той же - прекращение уголовного дела при наличии факта совершения преступления. Государственное принуждение - вынужденная, крайняя мера воздействия на лиц, преступивших уголовный закон.

Освобождение от уголовной ответственности тогда можно признать обоснованным и справедливым, когда оно не препятствует охране прав и свобод личности, всего правопорядка от преступных посягательств и вместе с тем способствует исправлению виновного лица, предупреждению совершения новых преступлений, иными словами, когда оно соответствует задачам уголовного законодательства и позволяет достичь целей наказания без его реального применения.

Исходя из этого, можно сделать вывод, что первым основанием от уголовной ответственности является совершение преступления небольшой или средней тяжести. Введение в Уголовный кодекс положения о категориях преступления внесло определенность для следственно-судебной практики в решении данного вопроса. Напомним, что согласно ст. 15 УК преступлениями небольшой тяжести признаются умышленные и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное уголовным законом, не превышает двух лет, а преступлениями средней тяжести - умышленные и неосторожные деяния, максимальное наказание за которые не превышает пяти лет лишения свободы.

Второе основание - отсутствие или небольшая степень общественной опасности лица, совершившего преступление. В отличие от первой данная категория носит абстрактный характер. При определении степени общественной опасности личности преступника уголовно-правовая наука и следственно-судебная практика исходят прежде всего из характера и тяжести совершенного преступления, а также обстоятельств, характеризующих поведение (личность) виновного до и после совершения преступления. Круг этих обстоятельств настолько разнообразен, что исчерпывающий перечень их дать невозможно. Вместе с тем некоторые из них прямо указаны в тексте закона и имеют обязательное значение. Это: совершение преступления впервые; добровольная явка с повинной; способствование раскрытию преступления; возмещение причиненного ущерба; заглаживание вреда, причиненного в результате преступления; примирение с потерпевшим; изменение обстановки. Лишь наличие одного или нескольких указанных обстоятельств в сочетании с преступлением небольшой или средней тяжести могут стать гарантией того, что преступник исправится без реализации уголовной ответственности[4] (ст. 75, 76, 77 УК).

И наконец, третьим основанием является нецелесообразность привлечения виновного к уголовной ответственности. Данное основание (применительно к видам, предусмотренным в ст. 75, 76 УК) является в некоторой степени производным от первых двух. Вполне закономерно, что в случае совершения преступления небольшой или средней тяжести лицом, не представляющим большой общественной опасности, либо вообще не опасным для общества, реализация института уголовной ответственности может оказаться нецелесообразной с точки зрения принципов справедливости и гуманности уголовного законодательства в целом.

Что же касается освобождения от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности (ст. 78 УК), то для него категория совершенного преступления безразлична. По усмотрению суда избежать уголовной ответственности вследствие истечения сроков давности может даже лицо, совершившее преступление, наказуемое смертной казнью или пожизненным лишением свободы. Не требуется для применения ст. 78 УК и совершения виновным каких-либо действий, свидетельствующих об утрате им общественной опасности (явки с повинной, примирения с потерпевшим и т. д.). Главное здесь - именно нецелесообразность привлечения лица к уголовной ответственности после истечения указанных в законе сроков (хотя и здесь лицо может перестать быть общественно опасным, а деяние, которое оно совершило, относиться к категории небольшой или средней тяжести).

Так называемые специальные виды освобождения от уголовной ответственности возможно применить именно в отношении преступлений, представляющие повышенную общественную опасность, например, терроризма, захвата заложников, незаконного изготовления оружия и т. д. Число специальных видов освобождения от уголовной ответственности значительно увеличилось в ходе реформы уголовного закона. Ныне такие предписания содержатся в примечаниях к ст. 126, 204, 205, 206, 208, 222, 223, 228, 291, 307 УК РФ[5] . В случаях установления специальных правил освобождения от уголовной ответственности законодатель практически не руководствуется критерием «невысокая общественная опасность содеянного». Именно в рассматриваемых случаях законодатель действует как бы вопреки такому критерию и, несмотря на значительную общественную опасность содеянного, предусматривает возможность освобождения виновного лица от уголовной ответственности. Отчасти акцент здесь переносится на второй критерий - невысокую общественную опасность личности виновного. Безусловно, об этом свидетельствуют дополнительные условия, названные в примечаниях к перечисленным статьям. В одних случаях для освобождения от уголовной ответственности достаточно добровольно прекратить преступные действия, в других - активно способствовать предотвращению преступного результата, раскрытию преступления. Содержание этих примечаний будут рассмотрены далее.

В дополнении отметим, то, что освобождение от уголовной ответственности может иметь место лишь в случаях, когда лицо подлежит такой ответственности, т. е. совершило преступление (в содеянном содержатся все признаки состава преступления). Если же субъект совершил преступления, он не может ни подвергаться уголовной ответственности, ни освобождаться от нее. При наличии в содеянном признаков малозначительности, не вменяемости, недостижения возраста уголовной ответственности, необходимой обороны и т. д. лицо не подлежит уголовной ответственности изначально, и следовательно, нет необходимости освобождать его от этой ответственности. То есть отсутствие основания для привлечения лица к уголовной ответственности, неналожения уголовной ответственности не идентично освобождению от ответственности. В тех случаях, когда в содеянном не содержится состава преступления, деяние не может быть признано преступлением, а лежит не подлежит уголовной ответственности. Эта ситуация неприменения уголовной ответственности, а не освобождения от нее. Кроме того, сам уголовный закон недвусмысленно указывает на непризнание преступным малозначительного деяния (ч. 2 ст. 14 УК РФ). Но тот факт, что необходимая оборона и другие обстоятельства исключают преступность деяния (ст. 32-42 УК РФ), что «лицо не подлежит уголовной ответственности за преступление, если оно добровольно и окончательно отказалось от доведения этого преступления до конца» (ч. 2 ст. 31 УК РФ).

Освобождение от уголовной ответственности не означает признание деяния вообще или в конкретном случае непреступным, декриминализацию деяния[6] .

Освобождение от уголовной ответственности характеризует депенализацию деяния (условия освобождения от уголовной ответственности).

1.2. Классификация оснований освобождения

от уголовной ответственности

Множественность оснований освобождения от уголовной ответственности и их различная юридическая природа вызывают необходимость квалифицировать их.

Поскольку любая классификация возможна только тогда, когда имеет в своей основе единство признака или критерия, по которому проводится противопоставление различных видов какого-либо явления, то прежде всего надо найти такие признаки (критерии). Существует несколько признаков, позволяющих классифицировать основания освобождения от уголовной ответственности, предусмотренные действующим российским законодательством.

Наиболее очевидный вариант классификации оснований освобождения от уголовной ответственности - их деление на общие и специальные основания[7] . Критерием такой классификации служит структура Уголовного кодекса - наличие в нем Общей и Особенной частей. Общая часть содержит шесть оснований освобождения от уголовной ответственности. Четыре из них объединены в главе 11 (ст. ст. 75-78), которая так и называется: «Освобождение от уголовной ответственности».

Отдельно говорится об освобождении от уголовной ответственности в связи с актом амнистии (ст. 84), который может быть и основанием освобождения от наказания, а также об освобождении от уголовной ответственности несовершеннолетних в связи с применением принудительных мер воспитательного воздействия (ст. 90). Все названные основания освобождения от уголовной ответственности предусмотрены Общей частью УК, и, соответственно, их можно считать общими основаниями.

Специальными основаниями освобождения от уголовной ответственности следует признать те, которые закреплены в Особенной части УК применительно к конкретным составам преступления (в примечаниях к соответствующим статьям). Всего в действующем уголовном законодательстве РФ насчитывается пятнадцать специальных оснований (ст. ст. 126, 204, 205, 206, 208, 222, 223, 228).

Анализ уголовно-правовых и уголовно-процессуальных норм позволяет сделать вывод, что в ряде случаев освобождение от уголовной ответственности и прекращение уголовного дела - право компетентных государственных органов даже при наличии всех необходимых формальных предпосылок для принятия такого решения. Иными словами, возможность и целесообразность освобождения лица от уголовной ответственности должны оцениваться в каждом случае прежде всего с точки зрения публичных интересов.

В других случаях законодатель обязывает лицо, ведущее производство по делу, применить институт освобождения от уголовной ответственности, если для этого возникает предусмотренное законом основание. Здесь уже нет места усмотрению следователя, органа дознания, прокурора либо суда.

В соответствии с таким подходом все основания освобождения от уголовной ответственности можно классифицировать на две группы: дискреционные и императивные. К дискреционным, когда освобождение от уголовной ответственности является правом, а не обязанностью компетентного органа, относятся четыре общих основания и два специальных.

Общими дискреционными основаниями являются освобождение в связи с деятельным раскаянием (ст. 75), в связи с примирением с потерпевшим (ст.76), в связи с изменением обстановки (ст. 77), а также освобождение от уголовной ответственности несовершеннолетних с применением принудительных мер воспитательного воздействия (ст. 90 УК).

К специальным дискреционным основаниям следует отнести случаи освобождения, предусмотренные в примечаниях к ст. ст. 337 и 338 УК, где речь идет о том, что впервые совершивший самовольное оставление службы или части либо дезертирство военнослужащий может быть освобожден от уголовной ответственности, если его деяние «явилось следствием стечения тяжелых обстоятельств».

Императивные основания освобождения от уголовной ответственности, не допускающие никакого усмотрения со стороны компетентных органов, предусмотрены только в двух статьях Общей части - ст. 78 (освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности) и ст. 84 (освобождение от уголовной ответственности в связи с актом амнистии). В принципе, они более характерны для Особенной части УК: почти все специальные основания освобождения от уголовной ответственности (кроме указанных в ст. ст. 337 и 338) являются императивными.

Следующий вариант классификации оснований освобождения от уголовной ответственности - их деление на субъективные и объективные. Эта классификация построена на разграничении, с одной стороны, тех оснований, когда освобождение от уголовной ответственности ставится в зависимость от позитивного поведения подлежащего уголовному преследованию субъекта, которое должно быть выражено в конкретных указанных законодателем действиях, а с другой стороны, тех оснований, когда освобождение от уголовной ответственности не зависит от поведения этого субъекта, будучи связанным с наступлением иных юридически значимых объективных обстоятельств.

Основания первой группы называем субъективными потому, что здесь решающую роль играет воля и действия субъекта, подлежащего уголовной ответственности, а второй группы - объективными, так как в этих случаях освобождение происходит по причине неких объективных факторов, наступление которых не может зависеть от воли лица, освобождаемого от уголовной ответственности.

Среди общих оснований освобождения от уголовной ответственности субъективными являются три - освобождение в связи с деятельным раскаянием (ч. 1 ст. 75 УК), в связи с примирением с потерпевшим (ст. 76 УК) и с применением принудительных мер воспитательного воздействия к несовершеннолетним (ст. 90 УК).

В названных нормах законодатель четко формулирует те действия, которые должны быть совершены обвиняемым либо до принятия соответствующего решения (явка с повинной, способствование раскрытию преступления, заглаживание вреда, примирение с потерпевшим и другие), либо, как в случае с несовершеннолетними, после его принятия для того, чтобы оно приобрело окончательную силу и не было отменено (исполнение принудительной меры воспитательного воздействия)[8] .

Кроме того, субъективными являются почти все специальные основания освобождения от уголовной ответственности, предусмотренные Особенной частью УК, за небольшим исключением.

Объективными основаниями, в свою очередь, является ряд общих оснований. Это - освобождение от уголовной ответственности в связи с изменением обстановки (ст. 77 УК), в связи с истечением сроков давности (ст. 76 УК) и в связи с актом амнистии (ст. 84 УК). Во всех этих случаях законодатель не связывает применение института освобождения от уголовной ответственности с какими-либо действиями обвиняемого.

Специальные объективные основания освобождения от уголовной ответственности в целом нетипичны для действующего российского законодательства, но их также можно обнаружить в тексте УК. Речь идет о случаях, когда лицо, совершившее коммерческий подкуп (ст. 204 УК«Незаконная передача лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, денег, ценных бумаг, иного имущества, а равно незаконное оказание ему услуг имущественного характера за совершение действий (бездействия) в интересах дающего в связи в связи с занимаемым этим лицом служебным положением. Примечание. Лицо, совершившее деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, освобождается от уголовной ответственности, если в отношении его имело место вымогательство или если это лицо добровольно сообщило о подкупе органу, имеющему право возбудить уголовное дело.») или дачу взятки (ст. 291 УК «Дача взятки должностному лицу лично или через посредника. Примечание. Лицо, давшее взятку, освобождается от уголовной ответственности, если имело место вымогательство взятки со стороны должностного лица или если лицо добровольно сообщило органу, имеющему право возбудить уголовное, о даче взятки.»), освобождается от уголовной ответственности в силу того, что в отношении него имело место вымогательство, а также когда военнослужащий, совершивший самовольное оставление части или места службы (ст. 337 УК) либо дезертирство (ст. 338 УК), освобождается от уголовной ответственности, когда его деяние стало следствием стечения тяжелых обстоятельств. Последние две статьи УК вообще стоят несколько особняком среди специальных оснований освобождения от уголовной ответственности.

Наконец, все основания освобождения от уголовной ответственности можно классифицировать на основные и безусловные.

В основе такого деления с материально-правовой точки зрения - возложение или невозложение на освобождаемое от уголовной ответственности лицо определенных обязанностей после того, как соответствующее решение будет принято, а с процессуальной точки зрения - возможность или невозможность отмены решения о прекращении уголовного дела и его возобновления.

К безусловным основаниям относятся те, когда лицо освобождается без применения к нему каких-либо специальных мер или обязанностей, которое оно должно впоследствии исполнять. Соответственно, здесь не может быть особой процессуальной санкции в виде возобновления производства по делу и привлечения лица к уголовной ответственности (нет обязанности - нет санкции). Это, конечно, не значит, что постановление о прекращении уголовного дела в таком случае в принципе нельзя отменить. Но делать это можно лишь по общим основаниям отмены процессуальных решений. Иными словами, если решение об освобождении от уголовной ответственности по безусловному основанию принимается законно и обоснованно, то оно окончательно.

В действующем российском законодательстве безусловными являются все основания освобождения от уголовной ответственности (как общие, так и специальные), кроме одного - освобождения от уголовной ответственности несовершеннолетних с применением принудительных мер воспитательного воздействия. В соответствии со ст. 90 УК и ст. 8 УПК к несовершеннолетнему одновременно с освобождением от уголовной ответственности применяется одна из принудительных мер воспитательного воздействия, предусмотренных уголовным законом. Если он ее не исполняет в течение установленного судом, прекратившим уголовное дело, срока, то принудительная мера отменяется, дело возобновляется и несовершеннолетний привлекается к уголовной ответственности. Такой подход законодателя к этому основанию освобождения от уголовной ответственности позволяет считать его условным.


2. ОСОБЕННОСТИ ОСВОБОЖДЕНИЯ

ОТ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

2.1. Освобождение от уголовной ответственности

в связи с деятельным раскаянием

В новом Уголовном кодексе РФ есть нормы ст. 75, предусматривающие освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием.

Согласно ч. 1 ст. 75 УК РФ лицо, проявившее деятельное раскаяние, может быть освобождено от уголовной ответственности, если оно впервые совершило преступление небольшой тяжести, т. е. деяние, за которое предусмотрено наказание, не превышающее двух лет лишения свободы.

Такое лицо может быть освобождено от уголовной ответственности и за совершение преступлений иной категории в случаях, специально предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК РФ.

В ст. 75 УК РФ понятие «деятельное раскаяние» определяется как явка с повинной, способствование раскрытию преступления, возмещение причиненного ущерба или иной способ заглаживания вреда, причиненного в результате преступления (в случаях, когда ущерб еще можно возместить, а вред загладить).

Буквальное толкование ч. 1 ст. 75 УК РФ позволяет сделать вывод, что только совокупность всех перечисленных здесь действий свидетельствует о деятельном раскаянии[9] .

Под явкой с повинной понимается добровольное личное обращение (явка) лица, совершившего преступление, с заявлением о нем в правоохранительные органы с намерением передать себя в руки правосудия.

В соответствии со ст. 111 УПК в случае явки с повинной устанавливается личность явившегося и в обязательном порядке составляется протокол, в котором подробно излагается сделанное заявление: где, когда и при каких обстоятельствах совершено преступление, какими данными оно подтверждается, мотивы, побудившие лицо явиться с повинной, и др. Протокол подписывается сделавшим заявление и принявшим его.

Явка с повинной должна быть добровольной, о чем может свидетельствовать, в частности, осознание лицом, совершившим преступление, того обстоятельства, что органам правопорядка не известно о совершенном преступлении и о лицах, его совершивших, либо если они и располагают такими сведениями, то у них нет данных о месте нахождения лиц, совершивших соответствующее преступление. Нет добровольности, когда лицо понимает, что правоохранительные органы, располагая информацией о совершении им преступления, принимают конкретные меры по его задержанию. Инициатива, связанная с добровольной явкой, может исходить от знакомых, родственников, потерпевших и других лиц, но само решение о явке должно принять лишь лицо, совершившее преступление. Мотивы этого могут быть самыми различными: как названного характера (раскаяние, жалость к потерпевшему), так и иные, например неуверенность в возможности скрыть преступление или страх перед наказанием. Любой мотив деятельного раскаяния должен сочетаться с осознанием возможности избежать уголовной ответственности.

Способствование раскрытию преступления проявляется в стремлении лица, его совершившего, помочь правоохранительным органам в выявлении всех обстоятельств дела, в содействии поиску доказательств преступной деятельности. В установлении лиц, причастных к этому, мест сокрытия средств и орудий совершения преступления, а также денежных ценностей, иных материальных благ или права на них.

В ряде случаев законодатель в примечаниях к отдельным статьям УК РФ указывает на конкретные формы способствования раскрытию: сообщение органам власти (ст. 275), предупреждение органов власти (ст. 205 «Терроризм, то есть совершение взрыва, поджога или иных действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, если эти действия совершены в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения либо оказания воздействия на принятие решений органами власти, а также угроза совершения указанных действий в тех же целях. Примечание. Лицо, участвовавшее в подготовке акта терроризма, освобождается от уголовной ответственности, если оно своевременным предупреждением органов власти или иным способом способствовало предотвращению осуществления акта терроризма и если в действиях этого лица не содержится иного состава преступления.»), содействие раскрытию или пресечению преступления, изобличению лиц, их совершивших, и обнаружению имущества, добытого преступным путем (ст. 228 «Незаконные приобретение или хранение без цели сбыта наркотических средств или психотропных веществ в крупном размере. Примечание. Лицо, добровольно сдавшее наркотические средства или психотропные вещества и активно способствовавшее раскрытию или пресечению преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств или психотропных веществ, изобличению лиц, их совершивших, обнаружению имущества, добытого преступным путем, освобождается от уголовной ответственности за данное преступление.»).

Со стороны лица, совершившего противоправное деяние, способствование раскрытию может проявляться в самых различных формах - добровольном или вынужденном, явном или скрытом, инициативном или по заданию правоохранительных органов противодействии совершению преступления; изъятие или уничтожение средств совершения преступления; введение в заблуждение членов преступной организации; создание условий для захвата правоохранительными органами членов преступной организации; оказание психического или физического воздействия на членов преступной организации; предотвращение дальнейшего ущерба. При этом причинение вреда правоохраняемым интересам возможно в рамках обстоятельств, исключающих преступность деяния (ст. ст. 37-42 УК РФ).

Возмещение причиненного ущерба - добровольное восстановление, по мере возможности, тех прав и благ, которых преступник лишил свою жертву в результате совершенного преступления (возвращение утраченного имущества, передача потерпевшему имущества или денежного эквивалента).

Заглаживание причиненного вреда - уменьшение вредных последствий преступления. Как и возмещение ущерба, оно должно быть добровольным и иметь место после совершения преступления.

В примечаниях к ст. 126 УК РФ оговаривается, что деятельное раскаяние будет иметь место только в том случае, если лицо, похитившее человека, добровольно освободит его. В тоже время при захвате заложников (ст. 206 УК РФ «Захват или удержание лица в качестве заложника, совершенные в целях понуждения государства, организации или гражданина совершить какое-либо действие или воздержаться от совершения какого-либо действия как условия освобождения заложника. Примечание. Лицо, добровольно или по требованию властей освободившее заложника, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.») это возможно при условии освобождения захваченных лиц не только добровольно, но и по требованию властей.

Лицо, участвовавшее в подготовке акта терроризма указывается в примечании к ст. 205 УК РФ, освобождается от уголовной ответственности, если оно своевременным предупреждением органов власти или иным способом способствовало предотвращению осуществления акта терроризма. В данном случае законодатель не счел возможным указать на такой признак, как добровольность. Исходя из этого, рассматриваемые основания охватывают и случаи вынужденного под влиянием сложившейся обстановки предупреждения органов власти о готовящемся акте терроризма. Более того, указано на предотвращение акта терроризма; т. е. на недопущение доведения преступления до конца. Таким образом, здесь акт деятельного раскаяния перенесет с момента оконченного преступления на более ранней стадии его совершения. Отсюда ясно: в примечаниях к ст. 205 УК РФ закреплено освобождение от уголовной ответственности, включающие некоторые свойства как добровольного отказа от преступления (ст. 31 УК РФ), так и деятельного раскаяния.

Применительно к незаконному обороту оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, а равно и изготовлению оружия (ст. ст. 222 «Незаконное приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств. Примечание. Лицо, добровольно сдавшее предметы, указанные в настоящей статье, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.», 223 УК РФ «Незаконные изготовление или ремонт огнестрельного оружия, комплектующих деталей к нему, а равно незаконное изготовление боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств. Примечание. Лицо, добровольно сдавшее предметы, указанные в настоящей статье, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.»), обязательным условием деятельного раскаяния выступает добровольная сдача оружия или боеприпасов. А в случае незаконного оборота наркотических средств или психотропных веществ (ст. 228 УК РФ) деятельное раскаяние возможно при выполнении следующих условий: добровольной их сдаче и активном способствовании раскрытию или пресечению любых преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков; изобличении лиц, их совершивших; обнаружении имущества, добытого преступным путем.

В примечании к ст. 275 УК РФ («Государственная измена») оговаривается, что лицо, совершившее преступление, предусмотренные этой статьей, а также ст. 275 («Шпионаж») и 278 («Насильственный захват власти или насильственное удержание власти») УК РФ, освобождается от уголовной ответственности, если оно добровольными своевременным сообщением органам власти или иным образом способствовало предотвращению дальнейшего ущерба интересам Российской Федерации и если в его действиях не содержится иного состава преступления[10] .

Как видим, в данном случае дополнительно к условиям ст. 75 УК РФ называется еще и такой признак, как своевременное сообщение. Оно при этом может быть сделано в любой форме и в любой из органов государственной власти.

Своевременность в данном случае означает, что у органов власти имеется реальная возможность предпринять меры для нейтрализации уже наступивших вредных последствий и недопущения дальнейшего ущерба.

О деятельном раскаянии при государственной измене речь может вестись в случае, если в результате совершенных действий не наступили неустранимые последствия и если в итоге предпринятых по заявлению лица, совершившего государственную измену, мер или иным образом удалось избежать большого вреда по сравнению с тем, который наступил.

Таким образом, основными признаками всех видов и форм деятельного раскаяния выступает общественная полезность, правомерность, активность и в большинстве случаев добровольность предпринимаемых действий по устранению последствий содеянного.

Решению вопроса об освобождении от уголовной ответственности должно предшествовать установление того обстоятельства, что именно освобождаемое лицо совершило преступление[11] . В связи с этим необходимо отметить, что явка с повинной является одним из поводов для возбуждения уголовного дела (п. 5 ч. 1 ст. 108 УПК)[12] .

Институт деятельного раскаяния содержит правовые предпосылки для решения таких стоящих перед правоохранительными органами задач, как создание условий для привлечения к сотрудничеству, в том числе и на конфиденциальной основе, лиц, совершивших преступление; осуществление предусмотренных законодательством оперативно-розыскных мероприятий; применение различных профилактических мер и др.

Согласно ст. 7 УПК суд, прокурор, а также следователь и орган дознания с согласия прокурора вправе прекратить уголовное дело в отношении лица в связи с деятельным раскаянием. В случаях предусмотренных ст. 75 УК РФ и соответствующими статьями Особенной части УК.

До прекращения уголовного дела лицу должны быть разъяснены основания прекращения дела и право возражать против этого. О прекращении уголовного дела уведомляется потерпевший, который в течение пяти суток вправе обжаловать это решение в вышестоящий суд или прокурору.

Имеется оговорка о том, что прекращение уголовного дела по основаниям, казанным в ч. 1 ст. 7 УПК, не допускается. Если лицо, совершившее преступление, против этого возражает. В данном случае производство по делу продолжается в обычном порядке.

При испрашивании согласия на освобождение о уголовной ответственности лица в случае его деятельного раскаяния следователь (начальник органа дознания) должен представить прокурору: мотивированное постановление об этом; уголовное дело с документами, подтверждающими факты совершения преступления конкретным лицом, добровольности заявления о совершенном преступлении, возмещении ущерба, сдачи оружия или наркотических средств, активного способствования раскрытию преступления. В постановлении указывается должность, иные данные лица, его вынесшего, кратко излагается суть дела (кем, когда, что именно было совершено, какие последствия наступили, признаки какой статьи Особенной части УК усматриваются в содеянном, какие меры по устранению наступивших последствий были предприняты лицом, совершившим деяние, когда и при каких обстоятельствах оно явилось с повинной, какие мероприятия по проверке сделанных заявлений были проведены и что они показали). В обязательном порядке указывается также признаки соответствующего основания освобождения от уголовной ответственности и чем подтверждается их наличие в действиях лица, явившегося с повинной, например в случае незаконного оборота наркотиков - актом сдачи наркотических веществ и протоколами допросов, обысков, выемок и т. д.

2.2. Освобождение от уголовной ответственности

в связи с примирением с потерпевшим

Лицо, впервые совершившее преступление небольшой тяжести, может освобождено от уголовной ответственности, если оно примирилось с потерпевшим и загладило причиненный потерпевшему вред (ст. 76 УК РФ).

По действующему уголовному закону примирение с потерпевшим рассматривается как один из самостоятельных видов освобождения от уголовной ответственности. Передача законодателем на усмотрение потерпевшего не оценки степени общественной опасности совершенного преступления, а решения вопроса о путях выхода из возникшего конфликта свидетельствует об уважительном отношении законодателя к интересам потерпевшего и соответствует цели восстановления социальной справедливости - высшей задаче вмешательства уголовного закона[13] . Если потерпевший считает, что справедливость будет восстановлена в том случае, когда виновный принесет ему извинения, возвратит похищенную вещь, восстановит поломанное имущество и т. д., законодатель не должен настаивать на обязательном возбуждении уголовного дела.

Основаниями освобождения от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим согласно ст. 76 УК РФ являются:

1)совершение преступления небольшой тяжести;

2)наличие обстоятельств, характеризующих возможность исправления лица без уголовного преследования, а именно: совершение преступления впервые; примирение с потерпевшим; заглаживание причиненного ему вреда;

3)нецелесообразность вмешательства правоприменителя в ситуациях, при которых восстановление социальной справедливости возможно в результате примирения потерпевшего с преступником, и потерпевший сам в этом заинтересован.

Помимо преступлений, образующих, при наличии указанных оснований, возможность досудебного прекращения уголовного дела, продолжают существовать деяния, уголовные преследования, по которым возможна лишь при наличии жалобы потерпевшего. Согласно уголовно-процессуальному законодательству к таковым относятся изнасилование, нарушение авторского права, неквалифицированные виды составов оскорбления, клеветы и легких телесных повреждений. Дела о неквалифицированных видах составов оскорбления, клеветы и легких телесных повреждениях возбуждаются не иначе как по жалобе потерпевшего и подлежат прекращению в случае примирения с обвиняемым. Примирение допускается только до удаления в совещательную комнату для постановления приговора об изнасиловании и нарушении авторского права тоже возбуждаются только по жалобе потерпевшего, но коль скоро расследование состоялось, прекращению за примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежат производству по этим делам ведется в общем порядке.

В исключительных случаях предусмотренных уголовно-процессуальным законом дело при отсутствии жалобы потерпевшего может быть возбуждено прокурором и направлено для производства дознания или предварительного следствия, а после окончания расследования рассмотрено судом в общем порядке. В этом случае оно также не может быть прекращено за примирением.

Процессуальный порядок применения указанной нормы установлен ст. 9 УПК (в редакции Федерального закона от 15 декабря 199 г.). Освобождение от уголовной ответственности реализуется путем прекращения уголовного дела на основании соответствующего заявления потерпевшего. Решение об этом праве (но не обязаны) принять суд, прокурор а также следователь и орган дознания с согласия прокурора при условии, что конфликтующие стороны примирились и вред заглажен.

Согласно буквальному толкованию ст. 76 УК РФ и ст. 9 УПК для того, чтобы прекратить уголовное дело по интересующему нас основанию, необходимо одновременное наличие двух обязательных (хотя и недостаточных) условий: примирения потерпевшего с лицом, освобождаемым от уголовной ответственности, и заглаживания последним причиненного потерпевшему вреда.

В соответствии со ст. 53 УПК потерпевшим признается лицо, которому преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред. Рассмотрим возможные варианты «заглаживания» каждого из этих видов вреда.

Моральный вред может быть устранен двумя способами. Во-первых, путем направленных на примирение с потерпевшим действий «лица, совершившего преступление». Если такие действия достигают цели, понятие «заглаживание вреда» поглощается понятием «примирение». Во-вторых, моральный вред можно устранить путем его компенсации в материальной (чаще всего денежной) форме, что порождает между сторонами гражданско-правовые отношения, связанные с соответствующим обязательством, приняты на себя причинителем вреда.

Физический вред, как правило, вообще невозможно загладить в неимущественной форме. Заглаживание физического вреда происходит обычно в форме компенсации потерпевшему расходов на лечение, восстановление здоровья и т. д., что опять-таки позволяет судить о наличии между сторонами гражданско-правовых отношений, связанных с обстоятельством по возмещению вреда, причиненного здоровью (ст. ст. 1084 и 1085 ГК РФ). В конечном счете заглаживание и физического, и морального, и, разумеется, имущественного вреда как условие освобождения от уголовной ответственности по ст. 76 УК РФ сводится к исполнению лицом обязательств вследствие причинения вреда (деликатных обязательств), регулируемых гл. 59 ГК РФ.

Анализ законодательства позволяет сделать вывод: под условиями прекращения уголовных дел о впервые совершенных преступлениях небольшой тяжести (ст. 76 УК РФ и ст. 9 УПК) следует понимать, во-первых, примирение сторон, а во-вторых, совершение должником (лицом, освобождаемым от уголовной ответственности) в пользу потерпевшего определенных действий (передачи имущества, выполнения работ, выплаты денег и т. д.) во исполнение обязательств, возникших вследствие причинения вреда.

Однако если в нашем случае между сторонами существуют обязательные правоотношения, то нельзя не учитывать и иные нормы «Общих положений об обязательствах» (подраздел I раздела III части первой ГК РФ), которые в равной мере подлежат применению. Напомним, ГК РФ сформулировал сравнительно новое основание прекращения деликатных обязательств. Речь идет об институте прощения долга, который был известен еще российскому дореволюционному праву, но отсутствовал в ГК РСФСР 1964 года. Ныне ст. 415 ГК РФ гласит: «Обязательство прекращается освобождением кредитором должника от лежащих на нем обязанностей, если это не нарушает прав других лиц в отношении имущества кредитора»[14] .

Как соотносится указанная норма с императивным требованием УК и УПК об обязательном заглаживании вреда, причиненного преступлением, как основании освобождения от уголовной ответственности?

Допустим, потерпевший примиряется со своим «обидчиком», прощает ему долг и просит прекратить уголовное дело. Ситуация вполне реальная, так как по многим уголовным делам потерпевшими являются супруги, иные родственники, соседи и т. п. Есть два варианта решения вопроса: либо просьба потерпевшего компетентным органом удовлетворяется, невзирая на то, что вред не заглажен (отсутствует одно из условий, предусмотренных ст. 76 УК РФ и ст. 9 УПК), либо это признается невозможным (в таком случае освобождение от уголовной ответственности не наступает).

Все дело в том, что освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением сторон является не обязанностью, а правом соответствующих государственных органов. Следовательно, применение данного института возможно только тогда, когда с учетом обстоятельств конкретного деяния и личности подозреваемого либо обвиняемого суд, прокурор, следователь или орган дознания приходят к выводу о том, что прекращение уголовного дела не затрагивает охраняемые уголовным законом интересы граждан (а не только потерпевшего), общества и государства в целом. В противном случае освобождение от уголовной ответственности по ст. 76 УК РФ исключено. Если же с публично-правовой точки зрения это в конкретном случае возможно, то нет никаких оснований привлекать лицо к уголовной ответственности только потому, что потерпевший реализовал свое право на прощение долга, предоставленное ему ст. 415 ГК РФ, и вред фактически не был заглажен.

Применяя указанную норму гражданского законодательства при прекращении уголовного дела, необходимо, разумеется, выяснить, отдает ли себе потерпевший отчет в юридических последствиях прощения долга, прекращающего обязательство по возмещению причиненного преступным деянием вреда, и способен ли он вообще отдавать себе в этом отчет. Нужно убедиться и в том, что потерпевший прощает долг добровольно, т. е. без физического или психического принуждения со стороны лица, совершившего преступление.

Вместе с тем прощение долга следует отличать от элементарного отказа от осуществления гражданских прав, предусмотренного ст. 9 ГК РФ. Воля потерпевшего может и не быть направлена на то, чтобы простить долг в смысле ст. 415 ГК РФ, т. е. прекратить обязательство должника. Он вправе не настаивать на исполнении обязательства со стороны должника, отказываясь в данный конкретный момент от предъявления требований по «заглаживанию вреда», но сохраняя при этом возможность предъявления их в пределах срока исковой давности. В таком случае, учитывая волеизъявление потерпевшего, также нет препятствий к применению института освобождения от уголовной ответственности.

Принимая решение о прекращении уголовного дела по ст. 9 УПК, компетентный орган должен отразить в постановлении юридические основания того факта, что вред не был реально заглажен. При этом особую важность приобретает ссылка на конкретную норму ГК РФ (ст. 9 либо ст. 415). В первом случае потерпевший будет вправе в дальнейшем предъявить иск в порядке гражданского судопроизводства, во втором - он такого права лишается, поскольку прощение долга является основанием прекращения обязательства. Обстоятельства, связанные с действительной волей потерпевшего, должны выясняться наряду с фактами, свидетельствующими о том, действует ли потерпевший добровольно и сознательно.

Итак, если примирение сторон (их обоюдное волеизъявление, направленное на устранение конфликта, порожденного преступлением) является обязательным условием прекращения уголовных дел на основании ст. 76 УК РФ, то «заглаживание вреда» имеет характер факультативного условия, ибо потерпевший вправе, во-первых, простить долг (полностью или частично), а во-вторых, отказаться от осуществления принадлежащего ему права требовать возмещения вреда (опять-таки полностью или частично). И в том, и в другом случае нет препятствий для прекращения уголовного преследования. Освобождение от уголовной ответственности «в связи с примирением с потерпевшим» допустимо не только в случае частичного возмещения причиненного вреда. Оно, в принципе, возможно и тогда, когда имущественный вред вовсе не был возмещен - по терминологии уголовного закона, «заглажен».

2.3. Освобождение от уголовной ответственности

в связи с изменением обстановки

Согласно ст. 77 УК РФ лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести может быть освобождено от уголовной ответственности, если будет установлено, что вследствие изменения обстановки это лицо или совершенное им деяние перестали быть общественно опасными.

Как следует из текста статьи законодатель в одной уголовно-правовой норме закрепил две разновидности освобождения от уголовной ответственности: изменение обстановки, повлекшее утрату общественной опасности деяния, и изменение обстановки, повлекшее отпадение общественной опасности личности преступника. Рассмотрим каждую разновидность в отдельности.

Дореволюционному законодателю изменения обстановки в качестве основания освобождения от уголовной ответственности известно не было. В послереволюционном законодательстве оно формулировалось по-разному. Согласно ст. 16 Руководящих начал по уголовному праву РСФСР это должно было быть «исчезновение условий, в которых определенное деяние или лицо, его совершившее, представлялось опасным для данного строя», по УК РСФСР 1926 г. - «изменение социально-политической обстановки», по УК РСФСР 1960 г. и настоящему уголовному законодательству - просто «изменение обстановки», без каких-либо разъяснений.

По мнению большинства ученых, под изменением обстановки следует понимать такие существенные изменения в объективных социальных условиях, при которых не только конкретное, но и все другие подобные деяния утрачивают общественную опасность. В 30-40-е годы - это переход от военного времени к мирному, отмена карточной системы на продукты питания; в 80-90-е - кардинальное изменение социально-экономической жизни страны[15] .

Объективные изменения, вследствие которых деяние утрачивает общественно опасный характер, могут носить не только общегосударственный характер, но и исключительно местный,. Локальный. Как нередко отмечалось в юридической литературе, для освобождения от уголовной ответственности достаточным бывает изменение конкретной обстановки в масштабах населенного пункта, предприятия, учреждения, учебного заведения или даже семьи. Главное, чтобы изменения, вследствие которых деяние утратило общественно опасный характер, не зависели от воли лица, совершившего преступление.

При второй разновидности - освобождения ввиду утраты, вследствие изменения обстановки, общественно опасности личности виновного, изменения могут произойти как по воле виновного (переход на работу, не связанную с источниками общественной опасности или с материальной ответственностью, если преступное деяние было в свое время связано с нарушением правил безопасности на транспорте или растратой чужого имущества), так и независимо от его воли (увольнение лица с работы, призыв в армию и т. д.).

изменения, как и в первом случае, носят исключительно объективный характер и могут касаться внешних условий жизни, но лишь конкретного лица, а не всех лиц, совершивших подобное преступление. Изменение объективных условий должно быть таким, чтобы у правоприменителя не было сомнений, что перемена работы или места жительства помогут лицу начать новую жизнь и уберегут от дальнейшего преступного поведения.

Вместе тем одно изменение обстановки, как правило, не может гарантировать утрату лицом общественной опасности. Поэтому закон предусматривает: лицо должно впервые совершить преступление и это преступление должно быть небольшой или средней тяжести.

Таким образом, основаниями освобождения лица от уголовной ответственности в связи с изменением обстановки являются:

1)небольшая или средняя тяжесть совершенного преступления;

2)совершение преступления впервые;

3)нецелесообразность применения уголовного преследования к лицам, деяние которых или они сами, в силу объективных или субъективных причин, утратили общественную опасность.

Изменения, наличие которых может служить основанием для освобождения от уголовной ответственности, должны быть установлены ко времени расследования или рассмотрения дела в суде. Право прекратить уголовное преследование при наличии указанных выше оснований вправе суд, прокурор, а также следователь, орган дознания с согласия прокурора.

2.4. Освобождение от уголовной ответственности

вследствие истечения сроков давности

В правоприменительной практике порой возникают ситуации, когда с момента совершения преступления и до привлечения лица к уголовной ответственности проходит весьма значительный промежуток времени. В таких ситуациях привлечение лица к уголовной ответственности может стать нецелесообразным.

Древнерусское законодательство не содержало положений о давности, хотя в правоприменительной практике она, вероятно, имела место. Свидетельство тому - царская грамота 1667 г., содержащая следующее положение: «А которые люди наперед сего воровали, а ныне не воруют, и они бы тех людей не имали и к сыщику их не приводили, оприч убивственных дел»[16] .

Впервые давность преступлений была введена в российское законодательство Манифестом 17 марта 1775 г. В соответствии со ст. 44 Манифеста давность определялась следующим образом: «всякого рода преступления, коим десять лет прошло и через таковое долгое время они не сделались гласными, или по них производства не было, все таковые дела повелеваем отныне предать, где об них взыскатели, истцы и доносители явятся, веяному забвению и по сей статье и впредь поступать во Всероссийской империи пределах непременно».

Введенная Манифестом давность вошла затем с определенными изменениями в последующие законодательные акты. Согласно Уложению 1845 г. было установлено несколько различных сроков давности, продолжительность которых зависела от степени тяжести наказаний; принята давность личности подсудимого; установлено несколько видов преступлений не подлежащих исковой давности. По Уголовному Уложению 1903 г. давность рассматривалась как протечение известного промежутка времени, устраняющее «или применение наказания к виновнику преступного деяния, или самое уголовное преследование его». Основаниями давности признавались следующие положения: 1) поскольку преступник долгое время не повторял преступления, есть полное основание считать его исправившимся и применение к нему наказания ненужным; 2) по прошествии длительного времени раскрытие истины на суде становится слишком затруднительным.

В послереволюционном уголовном законодательстве институт давности впервые был закреплен в УК РСФСР 1922 г. Максимальный давностный срок (если преступление наказывалось лишением свободы на срок свыше одного года) был пять лет, минимальный (если преступное деяние носило более мягкий характер) - три года. Основные начала уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1924 г. ввели затем дифференцированные сроки давности для различных по тяжести преступлений, а также условия перерыва течения давности в тех случаях, когда виновный скроется от следствия или совершит другое однородное или менее тяжкое преступление. Эти же положения закрепил и УК РСФСР 1926 г.

Несмотря на достаточно длительный исторический путь, институт давности и сегодня порождает многочисленные споры. Наиболее дискуссионен в теории уголовного права вопрос об основаниях применения института давности. Большинство ученых считают таковым отпадение общественной опасности, совершившего преступление. Бесспорным свидетельством того, что лицо перестало быть общественно опасным, служит, по их мнению, факт несовершения им в течение давности срока нового преступления. Вряд ли это можно считать правильным. Если лицо по истечении определенного периода времени действительно исправилось, то зачем нужен институт давности с различными сроками для разных преступлений. Не целесообразнее ли иметь в уголовном законодательстве такой вид освобождения от уголовной ответственности, который предоставлял бы возможность отказаться от уголовного преследования в случае утраты лицом общественной опасности (так, как это предусмотрено в ст. 77 УК). Иными словами, если основанием института давности признать отпадение общественной опасности лица, совершившего преступление, то невозможно объяснить существующее в уголовном законе разнообразие давностных сроков. Вместе с тем придется сделать вывод, что не давность освобождает преступника от уголовной ответственности, а его безупречное поведение и честное отношение к труду. При таких обстоятельствах необходимость в институте давности вообще отпадает.

Кроме того, несовершение виновным в течение давностного срока нового преступления также вряд ли можно признать бесспорным доказательством того, что он перестал быть общественно опасным. Действующее уголовное законодательство ставит условием применения давности лишь несовершение преступления в течение определенного периода времени в зависимости от тяжести преступления. Таким образом, основанием института давности является не отпадение общественной опасности лица, совершившего преступление, а нечто другое.

В уголовно-правовой науке есть мнение считать подобным основанием нецелесообразность. Социально-политический смысл института давности заключается, согласно данной позиции, в том, что по истечении указанных в законе сроков лицо освобождается от ответственности перед государством. Наказание только тогда достигает своих целей, когда оно назначается вскоре после совершения преступления. Думается, что эти верные по сути положения требуют некоторого уточнения. Если запоздалое исполнение приговора бесцельно, значит, лицо освобождается от ответственности перед государством не потому, что к нему нецелесообразно применять наказание, а в силу того, что это негуманно. Именно при таком решении вопроса становится понятным, почему законодатель установил разнообразные давностные сроки. Чем тяжелее преступление, тем больший срок должен пройти, чтобы наказуемость деяния потеряла цели общей и частной превенции. И наоборот, чем менее опасно совершенное преступление, тем быстрее можно простить преступника.

Прав был В. Д. Меньшагин, писавший, что применение давности помимо прочего обусловлено и тем, что наказание, примененное через значительное время после совершения преступления, становится вследствие отпадения общественной опасности лица несправедливым, превращается в необоснованный акт возмездия , мести. Так или иначе, но думается, что именно данные обстоятельства являются здесь основанием освобождения от уголовной ответственности. Привлечение к уголовной ответственности после истечения сроков давности противоречит принципам уголовного права и уголовно-правовой политике страны.

Статья 78 УК РФ предусматривает следующие давностные сроки, исчисляемые со дня совершения преступления:

а) два года - после совершения преступления небольшой тяжести;

б) шесть лет - после совершения преступления средней тяжести;

в) десять лет после совершения тяжкого преступления;

г) пятнадцать лет - после совершения особо тяжкого преступления.

Течение сроков давности приостанавливается, если лицо, совершившее преступление, уклоняется от следствия и суда. Лицо считается уклоняющимся от следствия и суда, если оно предпринимает действия, специально направленные на уход от уголовной ответственности (изменение адрес, фамилии, создание различного рода обстоятельств, вынуждающих следственные органы вести розыск конкретного преступника). Течение сроков давности возобновляется в этом случае с момента задержания указанного лица или явки его с повинной.

Вопрос о применении сроков давности к лицу, совершившему преступление, наказуемое смертной казнью или пожизненным лишением свободы, решается судом. Если суд не сочтет возможным освободить указанное лицо от уголовной ответственности по этому основанию, то смертная казнь и пожизненное лишение свободы не применяются.

Начальный момент исчисления сроков давности - день совершения преступления. Ранее, до принятия нового Уголовного кодекса, по вопросу о начальном и конечном моментах сроков давности в юридической литературе шли острые дискуссии, особенно в отношении преступлений с материальным составом, длящихся и продолжаемых преступлений, а также совершенных в соучастии. У преступлений с формальным составом сам факт его совершения образует оконченное деяние, а потому днем его совершения бесспорно считался момент непосредственного выполнения преступником объективной стороны состава. По поводу преступлений с материальными составами ученые высказывали две точки зрения. Согласно первой течение давностного срока должно начинаться с момента наступления преступных последствий, так как они составляют обязательный признак данных составов, а по второй - с момента исполнения преступного деяния независимо от времени наступления общественно опасных последствий. Второе мнение нашло теперь законодательное разрешение. Срок давности исчисляется со дня совершения преступления, т. е. с момента выполнения конкретного деяния, и не зависит от наступления последствий. Это более целесообразно и справедливо, поскольку решение вопроса о привлечении к уголовной ответственности не зависит от того, окончено преступление или нет (приготовление, покушение), и закон не устанавливает в данном случае для неоконченной преступной деятельности каких-либо особых правил.

Конечный срок привлечения лица к уголовной ответственности - момент вступления приговора в законную силу.

При истечении сроков давности до этого момента уголовное дело согласно уголовно-процессуальному законодательству не может быть возбуждено, а возбужденное подлежит прекращению на любой стадии уголовного процесса. В случае совершения лицом новом преступления сроки давности по каждому из них исчисляются самостоятельно.

Своеобразно решается вопрос о сроках давности при длящихся и продолжаемых преступлениях. При длящихся давность исчисляется с момента прекращения по воле или вопреки воле виновного действия или бездействия, например, сопряженного с длительным невыполнением обязанностей, возложенных на него законом (задержание, явка с повинной, добровольное исполнение обязанностей, наступление иных событий, свидетельствующих о прекращении уголовно-правовых отношений, утрата хранимого оружия, преждевременная смерть ребенка, от выплаты алиментов на которого уклоняется виновный, и др.). при продолжаемых преступлениях срок давности начинает течь с момента совершения виновным последнего из преступных актов, охватываемых единым умыслом и направленных на достижение единой цели.

Когда преступная деятельность не была доведена до конца, течение давности начинается с момента окончания предварительной преступной деятельности.

Сроки давности не распространяются на случаи совершения преступлений против мира и безопасности человечества, предусмотренных ст. 353, 356, 357 и 358 УК. Круг лиц, к которым по действующему уголовному законодательству не может применяться освобождение от уголовной ответственности вследствие истечения сроков давности, таким образом, расширился. Сейчас это не только нацистские преступники и граждане, которые участвовали в активной карательной деятельности против своих же сограждан во время Великой Отечественной войны, но и те, кто совершит любое из указанных преступлений против мира и безопасности человечества.

В заключении этого параграфа отметим, что ст. 78 УК РФ в некоторых случаях улучшает, а в некоторых ухудшает положение лица, совершившего преступление. Так, согласно п. «а» ч. 1 этой статьи лицо освобождается от уголовной ответственности, если прошло два года после совершения преступления небольшой тяжести, т. е. преступления, наказуемого лишением свободы на срок не свыше двух лет. Это положение имеет обратную силу относительно п. 2 ч. 1 ст. 48 УК РСФСР, предусматривавшего трехлетней давности срок при совершении таких преступлений. Однако п. «а» ч. 1 ст. 78 УК РФ, как ухудшающей положение лица, не имеет обратной силы относительно п. 1 ч. 1 ст. 48 УК РСФСР, содержащего перечень составов преступлений, по которым давностный срок - один год. Это такие воспринятые УК РФ преступления как оскорбление, нарушение свободы совести и вероисповедания, производство лесосплава или взрывных работ с нарушением мер охраны рыбных запасов и др.

Остальные давностные сроки, предусмотренные ст. 78 УК РФ 1996 года либо более длительные в сравнении со ст. 48 УК 1960 года, а значит, ухудшающие положение лиц, совершивших преступления, либо такие же, как в ст. 48 УК 1960 года. Так, п. «б» ч.1 ст. 78 УК РФ предусмотрен давностный срок в шесть лет после совершения преступления средней тяжести, к которым относятся преступления, наказуемые лишением свободы на срок не свыше пяти лет, тогда как п. 3 ч. 1 ст. 48 УК РСФСР при совершении такого же преступления предусматривает давностный срок в пять лет. В этом случае ст. 78 УК РФ обратной силы не имеет и по преступлениям, совершенным до 1 января 1997 года следует руководствоваться п. 3 ч. 3 ст. 48 УК 1960 года[17] .

Пункт «в» ч. 1 ст. 78 УК РФ предусматривает давностный срок 10 лет после совершения тяжкого преступления, а п. «г» - 15 лет при совершении особо тяжкого преступления, тогда как максимальным давностным сроком, предусмотренным ст. 48 УК РСФСР, был указанный в п. 4 этой статьи срок в 10 лет при совершении преступления, за которое может быть назначено более строгое наказание, чем лишение свободы сроком на 5 лет (т. е. свыше 5 и до 15 лет лишения свободы). Таким образом, в этом случае также действует ст. 48 УК РСФСР.

2.5. Освобождение от уголовной ответственности

несовершеннолетних

Изменения и дополнения, внесенные в УПК РСФСР в связи принятием нового УК, предусмотрели два новых основания прекращения уголовного дела в отношении несовершеннолетнего. Одно из них предусмотрено ст. 8 УПК (в новой редакции) и именуется прекращением уголовного дела в отношении несовершеннолетнего с применением принудительных мер воспитательного действия. Это основание появляется в случае совершения несовершеннолетним впервые преступления, относящегося к категории небольшой или средней тяжести, и наличия данных, позволяющих сделать вывод, что исправление подростка может быть достигнуто путем применения принудительных мер воспитательного воздействия.

В постановлении о прекращении уголовного дела должны быть приведены доказательства, не оставляющие сомнений в том, что инкриминируемое подростку преступление совершено именно им, и исключающие какую-либо другую версию. Очевидно, что только тогда может быть положительно решен вопрос о прекращении уголовного дела, когда подследственный признает себя виновным и раскаивается в содеянном. В противном случае вряд ли обоснован вывод о возможности его исправления принудительными мерами воспитательного воздействия. Раскаяние не обязательно должно быть деятельным, т. е. выражаться в позитивном посткриминальном поведении (явка с повинной, способствование раскрытию преступления, возмещение причиненного ущерба или иное заглаживание вреда). Если несовершеннолетний проявил деятельное раскаяние после совершения преступления небольшой тяжести, то уголовное дело должно быть прекращено по ст. 7 УПК. Это основание не влечет вопроса о применении принудительных мер воспитательного воздействия. Но в случае деятельного раскаяния несовершеннолетнего, совершившего преступление средней тяжести, возникает основание для прекращения в отношении него уголовного дела с применением принудительных мер воспитательного характера.

Принимая такое решение, следователь должен быть убежден в том, что исправление подростка, устранение пробелов в его правосознании вполне возможно, если к нему будут применены какие-либо из этих мер. Решение вопроса о том, какие меры воспитательного воздействия применять, относится к прерогативе суда. Но и следователь, как представляется, в постановлении о прекращении уголовного дела может высказать свое мнение о характере принудительных мер воспитательного воздействия. Иначе оно будет выглядеть немотивированным. Виды и содержание принудительных мер воспитательного воздействия определены в ст. 90 и 91 УК. Это - предупреждение, передача под надзор родителей или лиц, их заменяющих, либо специализированного государственного органа; возложение обязанности загладить причиненный вред; ограничение досуга и установление особых требований к поведению подростка.

Следователь, например, может посчитать, что передача под надзор родителей их сына или дочери окажется бесполезной мерой, поскольку в процессе следствия установлено, что родители не в состоянии положительно повлиять на них, но в то же время полагать, что надзор специализированного государственного органа может оказаться может оказаться достаточным, чтобы не допустить совершение подростком нового преступления. Разумеется, суд не связан мнением следователя.

Прекращение уголовного дела по основаниям, указанным в ст. 8 УПК, приобретает юридическую силу, если несовершеннолетний против этого не возражает и прокурор дал согласие.

Закон не предусматривает процессуальную форму фиксации отсутствия возражений несовершеннолетнего против прекращения в отношении него уголовного дела в связи с применением принудительных мер воспитательного воздействия. Вполне достаточно, чтобы несовершеннолетний удостоверил это обстоятельство подписью на постановлении о прекращении уголовного дела.

Если в расследовании участвовал законный представитель несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого), то он вправе ознакомиться с постановлением о прекращении уголовного дела. Но его несогласие с принятым решением не препятствует прекращению уголовного дела. Законный представитель может подать жалобу прокурору или в суд в течение пяти суток в порядке ч. 5 ст. 209 УПК, считая, например, что несовершеннолетний невиновен, оговаривает себя, или настаивая на прекращении уголовного дела по иному основанию.

Прокурор, получивший уголовное дело с постановлением следователя, в соответствии с требованиями приказа Генерального прокурора РФ №31 от 18 июня 1997 года «Об организации прокурорского надзора за предварительным следствием и дознанием», обязан решить вопрос о согласии на освобождение от уголовной ответственности в связи с возможностью исправления несовершеннолетнего путем применения принудительных мер воспитательного воздействия только после тщательного изучения всех материалов, не ограничиваясь ознакомлением с постановлением следователя. Приказ предписывает прокурорам выяснить доказанность совершения преступления несовершеннолетними и соблюдение предусмотренных законом условий для прекращения дела. При недостаточной исследованности обстоятельств дела и личности несовершеннолетнего прокурор отказывает в согласии.

Приказ Генерального прокурора РФ ориентирует прокуроров на то, что прекращение уголовного дела по правилам ст. 8 УПК связано с констатацией совершения подростками преступлений.

Прокурорам вряд ли следует уповать на то, что прекращенные дела будут рассматриваться судьями и за ними окончательное слово в решении вопроса о применении в отношении несовершеннолетних принудительных мер воспитательного воздействия. Судебного разбирательства по прекращенным делам не предусмотрено законом. Решение судьи принимают только на основании изучения материалов дел. Поэтому, если прокурор усмотрит пробелы в исследовании обстоятельств дела, в доказательствах, уличающих несовершеннолетнего или характеризующих его личность, дело необходимо вернуть следователю для продолжения расследования.

Отказ прокурора в согласии на прекращение уголовного дела должен быть мотивирован. Ему необходимо в письменной форме обосновать свое решение. Следователь может с ним не согласиться и обратиться к вышестоящему прокурору с письменным изложением возражений.

Изучение прокурором дела может привести его к выводу, что следствие проведено полно, но дело должно быть прекращено по иному основанию. В этих случаях прокурор вправе либо дать следователю соответствующее письменное указание, либо сам вынести новое постановление.

Второе основание прекращения уголовного дела в отношении несовершеннолетнего предусмотрено ч .2 ст. 5 (в новой редакции) УПК и связано с установлением совокупности обстоятельств, которые относятся по терминологии закона к «исключающим производство по делу». Уголовное дело подлежит прекращению в отношении несовершеннолетнего, достигшего возраста уголовной ответственности, но который, вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, во время совершения общественно опасного деяния не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими.

Закон не требует получения согласия прокурора на прекращение уголовного дела по этому основанию. Однако, по нашему мнению, прокурорам целесообразно проверять законность и обоснованность таких решений. Прежде всего необходимо обращать внимание на то, проводилась ли по делу комплексная судебно-психологическая и психиатрическая экспертиза. Без ее заключения, на основе других доказательств невозможно сделать правильный вывод о том, что не психическое расстройство было причиной отставания в психическом развитии, а другие физиологические аномалии. И что именно отставание в психическом развитии послужило причиной того, что несовершеннолетний, являющийся вменяемым, не осознавал, что его действия запрещены уголовным законом и общественно опасны.

Далее. Закон не содержит запрета на прекращение уголовного дела в соответствии с ч. 2 ст. 5 УПК при отсутствии возражений со стороны несовершеннолетнего. Поэтому следователь не обязан выяснять его отношение к принятому решению. Доказывание факта совершения общественно опасного деяния, подпадающего под признаки конкретного состава преступления, в принципе возможно и при отказе от дачи показаний или их ложности. Но, думается, если подросток отрицает, что он совершил деяние, по поводу которого велось следствие, это обстоятельство должно привлечь внимание прокурора и побудить его выяснить причины такого поведения: не является ли оно свидетельством ошибки в признании совершения деяния подростком или стремлением недобросовестного следователя «списать» на него преступление вместо того, чтобы устанавливать подлинного преступника.

Конечно, прокурорам следует не ограничиваться в установлении основания для прекращения уголовного дела, предусмотренного ч. 2 ст. 5 УПК, только случаями обращения к ним следователей с просьбой дать согласие на это решение. При изучении материалов уголовных дел в связи с санкционированием ареста, проверкой обоснованности предъявленного обвинения, утверждением обвинительного заключения прокурору целесообразно выяснять, нет ли в поведении обвиняемого признаков отставания в психическом развитии, неадекватного его возрасту. И если поведение несовершеннолетнего во время совершения инкриминируемого ему деяния, документы, показания потерпевшего, свидетелей содержат данные о такого рода обстоятельствах, необходимо дать указание следователю о назначении экспертизы.

Особое внимание рекомендуется обращать на содержание заключения судебно-психиатрической экспертизы. Несмотря на признание несовершеннолетнего обвиняемого вменяемым, в заключении экспертизы подчас приводятся сведения о признаках отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством. Такого рода сведения - основания для решения вопроса о проведении новой экспертизы, но уже в части получения заключения о том, мог ли несовершеннолетний в полной мере осознавать фактический характер содеянного им или руководить своими действиями. К сожалению, иногда такие данные остаются без внимания не только со стороны следователей, но и прокуроров. Так, при расследовании дела по обвинению пятнадцатилетнего Бормотова в совершении разбоя судебно-психиатрическая экспертиза признала его вменяемым. Вместе с тем в заключении было отмечено, что, хотя Бормотов не страдает психическим заболеванием, у него обнаружена задержка психического развития вследствие перенесенных при родах травмы головного мозга, асфиксии и недоношенности. По уровню общего развития на момент обследования он не соответствует паспортному возрастному периоду, считается не достигшим 14 лет и в силу интеллектуально-личностной незрелости, недостаточной способности к прогнозированию, контролю и выполнению критических функций на момент обследования, как и во время совершения общественно опасного деяния, не мог в полной мере осознать значение своих действий и руководить ими. Однако прокурор утвердил обвинительное заключение и направил дело в суд. Судебной инстанцией дело было прекращено по основаниям, предусмотренным ч. 2 ст. 5 УПК в редакции Федерального закона от 21 декабря 1996 года (Бюллетень Верховного Суда РФ, 1997, №8, с. 12).

Установление указанных обстоятельств влечет обязанность (а не возможность) прекращения уголовного дела. Направление уголовного дела с обвинительным заключением в суд при наличии основания для прекращения расследования - нарушение закона.

Прекращение уголовного дела по правилам ч. 2 ст. 5 УПК означает, что несовершеннолетний признается совершившим общественно опасное деяние, а не преступление, поскольку не является его субъектом. Если кроме несовершеннолетнего, в отношении которого прекращено уголовное преследование, привлечено к ответственности еще какое-либо лицо, являющееся субъектом преступления, то квалификация его действий дается с учетом указанного обстоятельства. Иными словами, преступление не может быть квалифицировано как совершенное в группе или по предварительному сговору группой лиц, если в отношении несовершеннолетнего, фактически являющегося одним из участников расследуемого деяния, прекращено уголовное дело по рассматриваемому основанию.


3. ОСВОБОЖДЕНИЕ ОТ УГОЛОВНОЙ

ОТВЕТСТВЕННОСТИ КАК СРЕДСТВО ДИФФЕРЕНЦИАЦИИ

УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

3.1. Дифференциация уголовной ответственности

В настоящее время дифференциация уголовной ответственности признается основным направлением отечественной уголовно-правовой политики среди других основных направлений. Таких как определение принципов уголовно-правового воздействия на преступность, установление круга общественно опасных деяний, признаваемых преступлениями (криминализация), исключение тех или иных деяний из числа преступлений (декриминализация), установление характера наказуемости общественно опасных деяний (реализация) и условия освобождения от уголовной ответственности и от наказания (депенализация) и другие, связанные с регулированием практики применения законодательства в борьбе с преступностью и с деятельностью государства по предупреждению преступления.

Под дифференциацией уголовной ответственности понимается градация, разделение, расслоение ответственности в уголовном законе, в результате которой законодателем устанавливаются различные уголовно-правовые последствия в зависимости от типовой степени общественной опасности преступления и личности виновного.

Сущность дифференциации уголовной ответственности более полно раскрывается в аспекте сравнения ее с индивидуализацией ответственности как процесс, отличающийся по ряду параметров от индивидуализации и позволяющий более четко выделить характерные черты последней. Но вместе с тем процесс дифференциации и индивидуализации ответственности связаны логически и во времени. Следуют одно за другим. Вначале законодатель устанавливает уголовную ответственность и типовое наказание за тот или иной вид преступления, очерчивает общий контур наказуемости; затем он градирует эту ответственность, предусматривая возможность как бы двигаться «по ступенькам», увеличивая или уменьшая ответственность вплоть до возможности полного от нее освобождения; наконец, правоприменитель избирает конкретную, индивидуальную меру ответственности в рамках, уже определенных законодателем на предыдущих этапах. Тем не менее рассматриваемые процессы имеют различную правовую природу:

1)по субъектам: если дифференциация ответственности - деятельность законодателя, то ее индивидуализация - деятельность правоприменителя;

2)по правовым актам: при дифференциации ответственности - закон, при индивидуализации - акт правоприменения.

Помимо того по времени, процедуре, порядку осуществления.

Дифференциация ответственности в уголовном законе и предоставленная законом правоприменителю возможность индивидуализировать ответственность - это, можно сказать, две части на весах уголовно-правовой политики. Чем больше сфера дифференциации, чем подробнее регламентировал законодатель усиление и ослабление ответственности, тем меньше сфера индивидуализации и свободы правоприменителя действовать по своему усмотрению. И наоборот. Искусство уголовно-правовой политики заключается в том, чтобы гармонизировать сочетание дифференциации и индивидуализации ответственности.

При этом следует учитывать, что чрезмерная дифференциация таит в себе опасность мелочной опеки судьи, крен в иную сторону - индивидуализации ответственности - ведет к чрезвычайному расширению свободы судьи, например, посредством широко и абстрактно сформулированных оснований освобождения от уголовной ответственности или редкого использования квалифицирующих признаков состава преступления. Примеров такого направления уголовной политики достаточно как в отечественном так и в зарубежном праве.

Для послереволюционного уголовного законодательства были характерны широкие рамки санкций, нечетная законодательная регламентация оснований освобождения от наказания, уголовной ответственности, менее активное использование квалифицирующих и привилегирующих признаков в сравнении с смягчающими и отягчающими обстоятельствами. Все это, безусловно, создавало предпосылки для расширения свободы, судьи, которому законодатель делегировал часть своей компетенции. Иными словами, равновесие между дифференциацией и индивидуализацией ответственности нарушалось в пользу последней.

Это особенно заметно при сравнении послереволюционного и дореволюционного отечественного уголовного законодательства. Для последнего было характерно довольно четкое ограничение пределов судейского усмотрения: были подробно регламентированы схемы квалифицированных и привилегированных составов преступлений, деятельно урегулированы процессы назначения наказания и освобождения от него.

В советский период после отмеченной тенденции к сужению сферы дифференциации уголовной ответственности вновь просматривается направленность на сужение судейского усмотрения и одновременное увеличение компетенции законодателя в сфере дифференциации ответственности.

В ходе последней реформы российского уголовного законодательства для дифференциации уголовной ответственности были широко использованы традиционные средства дифференциации. К ним относится такой институт уголовного права как освобождение от уголовной ответственности.

В какой мере этот институт уголовного права является средством дифференциации уголовной ответственности рассмотрено в следующем параграфе.

3.2. Средства дифференциации уголовной ответственности

Все виды освобождения от уголовной ответственности призваны создать в законе различные меры ответственности. Такая «лестница» мер ответственности может быть прослежена и в Особенной части уголовного закона, где квалифицированные и привилегированные составы преступлений изменяют ответственность и рамки типового наказания. Если представить движение «вниз по лестнице», например, в привилегированных составах убийства, то на нижней ступеньке минимальная мера ответственности будет ничтожна и лицо следует освободить от ответственности (например, ввиду истечения сроков давности).

Подобная или несколько иная картина наблюдается и в отношении других видов преступлений. И если освобождение в связи с истечением сроков давности применимо ко всем категориям преступлений, то иные виды освобождения - к преступлениям небольшой или средней тяжести.

Таким образом, движение «вниз по лестнице» для преступлений небольшой тяжести составляет лишь одну ступеньку - лицо либо привлекается к уголовной ответственности, либо освобождается от нее. Происходит дифференциация, градация ответственности в зависимости от характеристики общественной опасности преступления и личности виновного (его возраста, позитивного поведения после преступления и т. д.).

Предметом освобождения от уголовной ответственности в качестве вида дифференциации ответственности должна быть именно уголовная ответственность.

Процедура освобождения лица от уголовной ответственности означает депенализацию деяния, создание законодателем предпосылки для неприменения ответственности и наказания в определенных типичных случаях.

Освобождение от уголовной ответственности как процесс дифференциации ответственности характеризует депенализацию (условия) деяния на законодательном уровне. Дифференциация уголовной ответственности осуществляется законодателем, то есть субъектом уголовной ответственности является законодатель.

С субъектом освобождения от уголовной ответственности дело обстоит несколько сложнее. Авторы отмечают обычно, что освобождение осуществляется судом либо органами предварительного расследования. Действительно, названные органы являются субъектами освобождения от уголовной ответственности. Однако возникает вопрос: какого именно освобождения? Законодатель определяет в самом законе основания и условия для каждой разновидности освобождения и градирует, дифференцирует таким образом ответственность. А суд (а также прокурор или следователь), рассматривающий конкретное уголовное дело и освобождающий конкретное лицо от уголовной ответственности, по сути индивидуализируют ответственность, избирают конкретную ее меру для виновного. Суд фигурирует в статьях закона об освобождении от уголовной ответственности потому, что статьи адресованы, безусловно, правоприменителю. На основании законодательно определенных оснований и критериев (дифференциация ответственности) суд решает вопрос об освобождении конкретного лица от уголовной ответственности (индивидуализация ответственности).

Таким образом, субъект дифференциации уголовной ответственности и субъект освобождения от уголовной ответственности тождественны.

Основанием дифференциации уголовной ответственности является типовая степень общественной опасности содеянного и личности виновного. А основанием освобождения от уголовной ответственности является:

1)небольшая степень общественной опасности совершенного преступления;

2)отсутствие или небольшая степень общественной опасности личности виновного, который не нуждается в применении к нему мер уголовной ответственности.

Признание именно небольшой типовой степени общественной опасности содеянного и лица, его совершившего, основаниями освобождения от уголовной ответственности как одного из средств дифференциации уголовной ответственности. А уголовная ответственность дифференцируется, исходя не из характера или индивидуальной степени общественной опасности содеянного и личности, а из типовой степени общественной опасности. Таким образом, не кто иной, как законодатель установил типовую степень общественной опасности деяния одним из критериев освобождения лица от уголовной ответственности, причем этот критерий играет ведущую роль практически во всех видах освобождения (за исключением освобождения ввиду давности и специальных видов освобождения)[18] .

Законодатель, дифференцируя ответственность в уголовном законе, в принципе не может учесть все данные о личности виновного. Поэтому законодатель оперирует лишь такими обстоятельствами, которые по своим свойствам могут быть типизированы, закреплены в законе. Такие обстоятельства, безусловно, более абстрактны, чем данные о конкретной личности. Кроме того указанные обстоятельства должны характеризовать существенно пониженную, в сравнении с обычными случаями совершения преступлений, общественную опасность личности. Именно о такой характеристике свидетельствуют указания закона о том, что вследствие изменения обстановки лицо перестало быть общественно опасным (ст. 77 УК РФ). «Исправление может быть достигнуто путем применения принудительных мер воспитательного воздействия», а не мер уголовной ответственности (ч. 1 ст. 90 УК РФ).

В ряде случаев небольшая общественная опасность личности отражается в содеянном: совершение впервые преступления небольшой или средней тяжести (ч. 1 ст. 75, ст. ст. 76, 77, ч. 1 ст. 90 УК РФ) либо в поведении лица после совершения преступления[19] . Таким образом, о небольшой степени общественной опасности личности могут свидетельствовать данные, связанные с самим преступным деянием или с послепреступным поведением лица либо не связанные с ними. Конкретизация таких данных составляет компетенцию правоприменителя, индивидуализирующего ответственность.

Завершая рассмотрение вопроса оснований освобождения от уголовной ответственности, подчеркнем, что законодатель использует оба основания регламентации в законе практически всех видов такого освобождения. Итак, значительно пониженный уровень общественной опасности содеянного и деятеля составляют два равноправных основания освобождения от уголовной ответственности, что вполне соответствует основаниям дифференциации уголовной ответственности. Этот факт наряду с другими признаками позволяет отнести освобождение от уголовной ответственности к одному из видов ее дифференциации.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Выше изложенное позволяет сделать ряд выводов о правовой и законодательной природе освобождения от уголовной ответственности.

1.Введение в уголовный закон видов освобождения, предусмотренных ст. ст. 75, 76 УК РФ (в связи с деятельным раскаянием и примирением с потерпевшим) преследует цель усилить элементы поощрения в уголовном праве. В частности, речь идет о поощрении позитивного послепреступного поведения лица, которое столь сильно снижает общественную опасность содеянного и самого лица, что становится нецелесообразно привлекать такое лицо к уголовной ответственности.

Наметилась тенденция к увеличению числа специальных видов освобождения от уголовной ответственности.

2.Введение в уголовный закон освобождения от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим привнесло частный элемент в отрасль классического публичного права. По преступлениям небольшой тяжести привлечение виновного к уголовной ответственности или освобождению от нее, традиционно составлявшие прерогативу государства, защищающего публичные интересы, отдано на усмотрение частного лица - потерпевшего. Преступления небольшой тяжести - это довольно большая группа умышленных и неосторожных преступлений, за которые закон предусматривает максимальное наказание не выше двух лет лишения свободы.

Таким образом, можно утверждать, что сфера «частного начала» получила официальный статус в действующем уголовном законодательстве.

3.Новый уголовный закон четко различает освобождение от ответственности и освобождение от наказания.

Виды освобождения от уголовной ответственности оформлены однотипно: «Лицо, совершившее … освобождается от уголовной ответственности» (унификация законодательных актов).

4.Освобождение от уголовной ответственности подразделено на обязательные и факультативные (при этом имеется ввиду обязательность или факультативность).

5.Статья 76 УК РФ усиливает охрану частных интересов в уголовном праве, сделала акцент на восстановление интересов потерпевшего, возмещение причиненного преступлением вреда. В ранее действовавшем отечественном уголовном законодательстве заглаживание причиненного вреда не являлось необходимым условием для прекращения дела за примирением сторон. В ходе реформ была расширена сфера частных интересов, в которую государство не вправе вмешиваться без согласия частного лица. Это особенно ярко проявилось в примечании 2 к ст. 201 УК РФ: «Если деяние … причинило вред интересам исключительно коммерческой организации … уголовное преследование осуществляется по заявлению этой организации или с ее согласия».

6.Виды освобождения как в Общей, так и в Особенной частях активно используются для дифференциации уголовной ответственности.

7.Тенденция к увеличению специальных видов уголовной ответственности (ст. ст. 126, 204, 208, 222, 228, 275, 291, 307 УК РФ).

8.Дана квалификация оснований освобождения от уголовной ответственности:

-субъективные и объективные;

-общие и специальные;

-условные и безусловные;

-дискреционные и императивные.

В заключении отметим, что освобождение от уголовной ответственности носит не всеобщий, а можно сказать, исключительный характер. Однако оно не должно быть и уникальным. Единичные случаи не могут и не должны регулировать закон. Под тот или иной вид освобождения должны подпадать определенные группы реально совершенных преступных деяний и их деятелей, иначе говоря, такие явления должны иметь определенную распространенность.


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1.Конституция Российской Федерации.

2.Уголовный кодекс Российской Федерации. - СПб.: Литера. - 1998.

3.Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР по состоянию на 10 октября 1998 г. - М., СПб.: Герда. - 1998.

4.Гражданский кодекс Российской Федерации // Сборник кодексов Российской Федерации. - М.: Транспорт. - 1997.

5.Рарго А. И. Уголовное право России. Общая и Особенная части. - М. - 1998.

6.Скуратов Ю. И., Лебедев В. М. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. - М. - 1997.

7.Смирнов И. И. Уголовное право. - СПб. - 1998. - ст. 421.

8.Доступ к правосудию // Российская юстиция. - 1997. - №8. - ст. 2-3.

9.Головко Л. В. Новые основания освобождения от уголовной ответственности и проблемы из процессуального применения // Государство и право. 1997. - №8. - ст. 77-80.

10.Головко Л. В. Классификация оснований освобождения от уголовной ответственности // Российская юстиция. - 1998. - №7. - ст. 38-40.

11.Головко Л. В. Прощение долга - одно из оснований прекращения уголовного дела // Российская юстиция. - 1998. - №4. - ст. 15-18.

12.Келина С. Г. Освобождение от уголовной ответственности как правовое последствие совершения преступления. - М. - 1974. - с. 80.

13.Келина С. Г. Теоретические вопросы освобождения от уголовной ответственности. - М. - 1974.

14.Ковалев М. И., Казаченко И. Я. Уголовное право России. Общая и Особенная части. - М. - 1998. - ст. 171.

15.Коломеец В. Явка с повинной: новая трактовка // Российская юстиция. - 1997. - №10. - ст. 35-36.

16.Кононов П., Стахов А. Прекращение уголовного преследования: административно-правовой аспект // Российская юстиция. - 1999. - №1. - ст. 38-39.

17.Лесниевски-Костарева Т. А. Дифференциация уголовной ответственности. - М. - 1998.

18.Михайлов В. Признаки деятельного раскаяния // Российская юстиция. - 1998. - №4. - ст. 5-6.

19.Савкин Л. Деятельное раскаяние - свобода от ответственности // Российская юстиция. - 1997.- №12. - ст. 35-37.

20.Общая часть Уголовного кодекса и обратная сила уголовного закона // Российская юстиция. - 1998. - №7. - ст. 10-13.

21.Чувилев Л. Новые основания прекращения уголовного дела в отношении несовершеннолетнего // Государство и право. - 1998. - №3. - ст. 22-25.


[1] Отдел статистики и аналитических обобщений Министерства юстиции РФ // Российская юстиция. - 1999. - №3.

[2] Рарго А.И. Уголовное право России /Общая и Особенная части/. - М. - 1998.

[3] Головко Л. Прощение долга - одно из оснований прекращения уголовного дела // Российская юстиция. - 1998. - №4. - с. 15-17.

1 Рарго А.И. Уголовное право России. Общая и Особенная части. - М. - 1998.

[5] Смирнов И. И. Уголовное право. Общая и Особенная части. - СПб. - 1998. - с. 421.

[6] Лесниевски-Костарева Т. А. Дифференциация уголовной ответственности. - М. - 1998.

[7] Головко Л. Освобождение от уголовной ответственности // Российская юстиция. - 1998. - №4. - с. 37-39.

[8] Головко Л. Классификация оснований освобождения от уголовной ответственности // Российская юстиция. - 1998. - №7. - с. 38-40.

[9] Савкин А. Деятельное раскаяние - свобода от ответственности // Российская юстиция. - 1997. - №12.

[10] Михайлов В. Признаки деятельного раскаяния // Российская юстиция. - 1998. - №4.

[11] Коломеец В. Явка с повинной: новая трактовка // Российская юстиция. - 1997. - №10. - с. 35-36.

[12] Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР по состоянию на 10 октября 1998 г. - М., СПб.: Герда. - 1998.

[13] Уголовное право. Часть Общая. Учебное пособие в 4-х т. Т. 4 Основания, виды и последствия освобождения от уголовной ответственности и наказания. Екатеринбург, 1994.

[14] Сборник кодексов РФ. - Издательство ТОО «Транспорт». - 1997. - с.608.

[15] Ковалев М. И., Козаченко И. Я. Уголовное право. Общая часть. - М. - 1998.

[16] Ковалев М. И., Казаченко И. Я. Уголовное право. Общая часть. - М. - 1998. - с. 171.

[17] Общая часть Уголовного кодекса и обратная сила уголовного закона // Российская юстиция. - 1998. - №7. - с. 7-8.

[18] Лесниевски-Костарева Т. А. Дифференциация уголовной ответственности. - М. - 1998.

[19] Скуратов И. Ю., Лебедев В. Н. Комментарии к Уголовному кодексу Российской Федерации. - М. - 1997.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений21:34:29 18 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
15:19:56 24 ноября 2015
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
14:25:19 24 ноября 2015

Работы, похожие на Реферат: Освобождение от уголовной ответственности

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150242)
Комментарии (1830)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru