Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Казахстан в средневековье

Название: Казахстан в средневековье
Раздел: Рефераты по истории
Тип: реферат Добавлен 02:51:06 14 марта 2007 Похожие работы
Просмотров: 2893 Комментариев: 11 Оценило: 8 человек Средний балл: 4.4 Оценка: 4     Скачать

РАЗДЕЛ II.

КАЗАХСТАН В СРЕДНЕВЕКОВЬЕ

Глава 1. ГОСУДАРСТВА РАННЕГО И РАЗВИТОГО СРЕДНЕВЕКОВЬЯ (VI— нач. XIII вв.)

§ 1. Тюркский и Тюргешский каганаты (552—756 гг.)

Эпоха великого переселения народов (II—V вв.) в значительной мере изменила этническую и политическую карту Казахстана, Средней Азии и Восточной Европы. В V в. многочисленные группировки союза тюркоязычных племен теле (тирек) рассели­лись в степной полосе от Северной Монголии до Восточной Европы, на юге их кочевья достигали верховьев Амударьи.

В VI в. земли Казахстана подпали под власть могущественной державы — Тюркского каганата, правители которого вышли из династийного рода ашина, племени тюрк. Формирование собствен­но-тюркского этноса в период, предшествующий образованию каганата, проходило поэтапно с III по сер. VI в. в районах Ганьсу, Восточного Туркестана и Алтая.

Первое упоминание этнонима «тюрк» встречается в китайских летописях и относится к 542 г. Китайцы считали тюрков потомка­ми сюнну (хунну). В 546 г., благодаря присоединению на Алтае разгромленного большого войска племени теле в количестве 50 тыс. кибиток, тюрки заметно усилились. Весной 552 г. предводи­тель тюрков Бумын выступил против своих сюзеренов аваров (жуань-жуаней) и нанес им сокрушительное поражение. На разва­линах этого государства они создали Тюркский каганат. Родона­чальником этого этно-социального объединения явился Бумын-каган (ум. в 553 г.) В годы правления его преемника Мукан-кагана (553—572) Тюркский каганат достиг политического господства в Центральной Азии. Были покорены кидани в Маньчжурии, кыргы-зы на Енисее, их данником стало северокитайское государство.

Стремясь овладеть богатствами оседлых племен, тюрки двину­лись в Среднюю Азию. Здесь они встретились с эфталитами, владения которых простирались от Каспийского моря до Северной Индии и Восточного Туркестана. В 561—563 гг. тюрки заключили с Ираном антиэфталитский союз. В 564 г. шах Ирана Хосров Ануширван (531—579 гг.) отнял у эфталитов важную стратегичес­кую область Тохаристан. Основные силы эфталитов были разбиты тюрками в 587 г. под Бухарой. Границей сфер политического влияния Ирана и Западнотюркского каганата была Амударья.

После завоевания Средней Азии тюрки стали хозяевами торго­вого Шелкового пути в страны Средиземноморья.

Тюрки и находившиеся под их властью согдийцы были заинте­ресованы в прямых торговых связях с Византией. Иран этому препятствовал. В 568 г. согдийский купец Маниах возглавил посольство тюркского кагана в Константинополь, где было заклю­чено торговое соглашение и военный договор против Ирана. Персы всячески препятствовали установлению союза империи и каганата. Иран обязался выплачивать тюркам дань в размере 40 тыс. золотых ежегодно и не препятствовать торговле. Тюркские войска были отведены за Амударью. Такой исход отразился на византийско-тюркском союзе. В 571 г. Истеми овладел Северным Кавказом и вышел к Боспору (Керченскому проливу). Его сын Турксанф захватил Керчь и вторгся в Крым (576 г.), но вскоре покинул полуостров. Междоусобная война и социальные противо­речия ослабили каганат. Окрепший Иран в 588 г. нанес под Гератом поражение тюркам. Византия к 590 г. вновь овладела Боспором.

Период усобиц (582—593 гг.) в Тюркском каганате завершился в 603 г. выделением Западнотюркского каганата, занявшим террито­рию от оазисов Восточного Туркестана до Амударьи, Поволжья и вплоть до северокавказских степей.

Западнотюркский каганат (603—704 гг.). Этнополитическим ядром каганата стали «десять племен» (он ок будун), занимавшие древние усунские земли от гор Каратау до Джунгарии. К востоку от реки Чу выделились пять племен дулу, а к западу от нее — пять племен нушиби. Столицей стал город Суяб (около города Токмак в Киргизии), а летней резиденцией Минг-Булаг (близ города Туркестана). Вершины своего могущества каганат достиг во время правления Джегуй-кагана (610—618 гг.) и его младшего брата Ток-джабгу-кагана (618—630 гг.). Новые походы в Тохаристан и Афга­нистан раздвинули границы государства до северо-западной Ин­дии.

Каганат представлял единую систему преимущественно кочево­го и полукочевого способа ведения кочевого хозяйства и оседло-земледельческого типа хозяйствования. Город и степь были взаи­монуждающимися и взаимодополняющимися частями совокупно­го социально-политического организма в составе каганата. Населе­ние и тюркское и согдийское занималось торговлей, ремеслами, землепашеством и скотоводством.

Первым лицом в каганате был каган — верховный владыка, правитель, военачальник, возможно, и собственник всех земель.

Высшие титулы в каганате — ябгу, шад и эльтебер — принадле­жали к каганскому роду. Судебные функции выполняли буюруки, тарханы. Основное население каганата состояло из свободных мелких общинников-скотоводов (карабудун). Племена в социаль­ном плане делились на аристократические и вассальные. Подчине­ние всегда сопровождалось установлением даннических отношений. Одной из целей набегов тюрков на соседние племена и народы был захват рабов.

На завоеванных землях в основном сохранилось их социальное, экономическое и государственное устройство, но наместники кага­на тудуны, контролировали сбор податей и посылку дани в каганскую ставку. В Западнотюркском каганате шел процесс образования классов и сравнительно быстрого формирования раннефеодальных общественных отношений.

Военно-политические ресурсы центральной власти Западно-тюркского каганата оказались недостаточны для удержания наро­дов и племен в повиновении. В каганате происходили непрерыв­ные междоусобицы, частые смены правителей, сопровождавшиеся неизбежным усилением центробежных сил. Шестнадцатилетняя межплеменная война и династийная междоусобица (640—657) привели к вторжению в Семиречье войск Танской империи. Танские губернаторы пытались управлять западнотюркскими пле­менами, опираясь на своих ставленников из каганского рода. Однако не прекращавшаяся борьба тюрков против танской экспан­сии и их ставленников привела к возвышению тюргешей и установлению в 704 г. политической гегемонии в Семиречье.

Тюргешский каганат (704—756 гг.). Ко времени начала арабских завоеваний Казахстан и большая часть Средней Азии находились под властью Западнотюркского каганата. Первостепен­ное место в борьбе против арабов занимали пришедшие к власти в Жетысу тюргеши, родоначальником династии которых был Уч-элик-каган (699—706). Он изгнал из Жетысу (Семиречья) Бори-шада и установил свою власть на землях от Ташкента до Турфана и Бешбалыка. Главную ставку он учредил в городе Суябе на реке Чу. Вторая ставка находилась в городе Кунгуте на р. Или. Уч-элик разделил страну на 20 тутукств (уделов), по семь тысяч воинов в каждом.

В 705 г. арабы от тактики набегов перешли к захвату областей к востоку от Амударьи — Мавераннахра. Наместник Хорасана Ку-тейба ибн Муслим, захватив Балх, в 706 г. двинулся на Пайкенд (близ Бухары). Тюргеши пришли на помощь согдийцам. Объеди­ненные силы тюрок и согдийцев нанесли серьезное поражение арабским войскам. Лишь обманным путем Кутейбе ибн Муслиму удалось столкнуть союзников между собой и вырваться из окруже­ния. В 709 г. Кутейба снова отправился в Мавераннахр и достиг окрестностей Бухары. Тюрко-согдийская коалиция нанесла ощути­мые удары арабскому войску. Снова, используя тактику обмана, Кутейба вынудил согдийского царя Тархуна отказаться от помощи тюрок, в результате чего арабские войска сумели занять Бухару.

В Тюргешском каганате преемником Уч-элика стал его сын Сакал-каган (706—711 гг.) Внутри государства тюргешей не было единства. Внешнеполитическое положение государства было слож­ным. Совместно с согдийцами на западе они вели упорную борьбу с арабами, на юге представляли большую опасность войска династии Тан, с востока угрожали центральноазиатские тюрки. Восточно-тюрский каган Капаган в битве при Болучу (в Джунгарии) в 711 г. разбил тюргешей. Восточнотюркские войска, двигаясь на запад, переправились через Сырдарью. В это время против арабского наместника восстали самаркандцы и каган центральноазиатских тюрков. Но подоспевший Кутейба спас арабский гарнизон от полного разгрома. В 712—713 гг. против арабов выступили объеди­ненные силы тюрков, согдийцев, шашцев и ферганцев. В ответ Кутейба собрал большое войско и направил отряд в Фергану и Шаш. Большая часть поселений Шаша была сожжена. Понимая, какую угрозу арабскому владычеству в Мавераннахре представляет союз тюргешей со среднеазиатскими народами, он совершает в 714 г. поход на Исфиджаб.

Тюргешский каганат в течение нескольких лет находился в политической дестабилизации, но с восшествием на престол Сулук-кагана (715—738 гг.), окреп. Военно-административная власть перешла к племенам «черных» тюргешей, чья орда (ставка) была перенесена в Талас (Тараз).

Искусному дипломату и блистательному полководцу Сулуку пришлось вести борьбу на два фронта: на западе серьезную угрозу представляли арабы, на востоке Танский двор поддерживал пре­тендентов из династии западнотюркских каганов, обосновавшихся в Восточном Туркестане. Дипломатическими (брачными связями) и военными мерами Сулук предотвратил опасность с востока, что позволило тюргешам активизировать свои действия на западе. В 723 г. тюргеши совместно с карлуками Ферганы и жителями Шаша нанесли крупное поражение арабам. Каган тюргешей Сулук дей­ствовал против арабов смело и решительно, за что получил у арабов прозвище Абу Музахим (Бодливый). Лишь в конце 732 г. арабский наместник разбил тюргешей и вошел в Бухару. В 737 г. Сулук предпринял поход против арабов и дошел до Тохаристана, но вслед за тем потерпел поражение. По возвращении в Суяб он был убит одним из своих полководцев, Бага-Тарханом.

Гибель Сулука положила начало длительной борьбе за власть между «желтыми» и «черными» тюргешами.

В 746 г. в Жетысу с Алтая и Тарбагатая переселились карлуки. В междоусобной борьбе, а также в жестокой длительной схватке с арабами тюргешские каганы потеряли свое былое могущество, вследствие чего не могли оказать достойного сопротивления карлукам. Создавшейся обстановкой воспользовалась, проводив­шая активную политику в этом регионе Китайская империя. Ее наместники в Восточном Туркестане в 748 г. двинули свои войска на г. Суяб, захватили и разрушили его, был казнен владетель Шаша. Его сын обратился за помощью к арабам. В 751 г. у города Атлаха около Тараза, развернулось грандиозное сражение между аббасидским военачальником Зиядом ибн Салихом и китайским полководцем Гао Сяньчжи. Битва продолжалась пять дней. В решительный момент в тылу китайцев восстали карлуки и пере­шли на сторону арабов. Китайское войско было наголову разбито. Битва у Атлаха имела большое историческое значение в судьбах народов Жетысу и Мавераннахра. Танские войска оставили не только пределы Жетысу, но и Восточный Туркестан под давлением уйгуров и тибетцев. Арабы тоже не смогли удержаться в Таласской долине и отступили в Шаш. Но междоусобицы окончательно подорвали Тюргешское государство и оно пало в 756 г. под натиском тюркоязычных племен карлуков.

Тюргешский каганат продолжил государственно-администра­тивные, военные и социально-культурные традиции Западнотюрк-ского каганата и в сущности составлял последний период в его истории. На руинах Западнотюркского каганата кочевые и полуко­чевые тюркские племена образовали четыре могущественных госу­дарства. Помимо Хазарского каганата в Нижнем Поволжье и на Северном Кавказе, на территории Казахстана возникли три этно-социальных объединения: в среднем и нижнем течении Сырдарьи и Приаральских степях разместилась Огузская держава, в регионе Северного, Восточного и Центрального Казахстана с центром на среднем Иртыше возник Кимекский каганат, а наследниками исконных земель Западнотюркского .каганата — Жетысу (Семи­речья) стали карлуки.

§ 2. Карлукское государство (756—940 гг.)

Первые сведения о карлуках известных под именем булак относятся к V в. Название «уч карлук» (три племени карлуков) древнетюркские рунические памятники распространяли на силь­ный союз кочевых племен, занимавших территорию между Алтаем и Восточным побережьем озера Балхаш. В середине VII в. в состав карлукского объединения входили три крупных племени — булак, чигиль (себек) и ташлык. Вожди карлукских племен носили титул эльтебер.

В 742 г. политическая гегемония в степях Монголии перешла к союзу трех племен — карлуков, уйгуров и басмылов, сокрушивших власть восточных тюрков. На короткое время возвысились басмы-лы — их вождь стал каганом. Глава карлуков и предводитель уйгуров получили звание ябгу. Однако в 744 г. басмылы были разгромлены объединенными силами уйгуров и карлуков. В Цент­ральной Азии возникло новое государство — уйгурский каганат (744—840). Глава уйгурских племен стал верховным каганом, а вождь карлуков получил титул правого (западного) ябгу. Стремле­ние к самостоятельности привело карлуков к тому, что они откололись от Уйгурского каганата.

В середине VIII в. развернулась борьба за тюргешское наследст­во между карлуками и огузами, чьи значительные группировки расселялись в области Иссык-Куля и Таласа. В результате этого противоборства основная часть огузов покинула пределы Жетысу и ушла к Сырдарье.

В 766 г. в руки карлукского джабгу перешло все Жетысу с двумя ставками тюргешских каганов — Таразом и Суябом. Под эгидой карлуков образовалось раннефеодальное государство. Карлуки про­должали расширять границы. В 766—775 гг. одна ветвь карлуков захватила Кашгарию, а в конце VIII в. другая их группировка распространила свое влияние на Фергану.

На территории Жетысу сформировалось политическое объеди­нение карлукских племен. Согласно арабским и персидским источ­никам, карлукское объединение в IX—Х вв. состояло из многочис­

ленных родоплеменных групп. Так, арабский географ ал-Марвази (XII в.) отмечает в составе карлуков девять племен. В карлукскую конфедерацию вошли кочевые и полукочевые тюркоязычные племена Жетысу и Южного Казахстана: тухси, чигили, азкиши, тюркеши, халаджи, чаруки, барсханы. Население, подвластное карлукам, не было этнически однородным, оно включало ираноя-зычных согдийцев, мигрантов из стран Ближнего Востока и Центральной Азии.

В VIII—Х вв. в карлукском государстве шел интенсивный процесс тюркизации оседло-земледельческие жителей.

В VIII—Х вв. карлукские племена расселились на обширной территории Казахстана — от Джунгарского Алатау до среднего течения Сырдарьи, обитали между озерами Балхаш и Иссык-Куль, в долинах р. Или, Чу, Талас, в отрогах Тянь-Шаня, в Исфиджабс-кой области вплоть до средневекового города Отрара. По данным арабского географа Ибн Хаукаля (X в.), «требовалось 30 дней пути, чтобы пройти земли карлуков с запада на восток».

Соперничество на востоке в конце VIII — начале IX в. карлуков с уйгурами закончилось поражением карлуков и признанием верховной власти уйгурского кагана в Монголии. На западе карлу­ки повели борьбу с арабскими завоевателями Мавераннахра;

активно поддерживали различные антиарабские выступления в начале IX в. В 810 г. арабы предприняли наступление на карлуков и дошли до г. Кулана (ныне ст. Луговая). В 812 г. они организовали поход на Отрар, где разбили войска карлуков, вынудив их джабгу бежать в страну кимеков. С 20 гг. IX в. в Мавераннахре стала править местная династия Саманидов, находившаяся в номиналь­ной зависимости от арабского халифа в Багдаде.

В 840 г. в центральноазиатских степях произошло важное событие: енисейские киргизы положили конец Уйгурскому кагана­ту, вынудив уйгуров переселиться в Турфанский оазис и в район Ганьчжоу. Создавшейся ситуацией воспользовался карлукский джабгу Бильге Кюль Кадыр-хан, правитель Исфиджаба, который открыто заявил о своих правах на верховную власть, приняв новый титул кагана. В том же году карлукскому кагану пришлось вести войну против Саманидов. Наместник Самарканда, объявив свя­щенную войну неверным тюркам, захватил Исфиджаб. В 893 г. саманид Исмаил ибн Ахмед предпринял поход на Тараз. Карлукский каган Огулчак Кадыр-хан выдержал длительную осаду, однако город пал, а население приняло ислам. Огулчак перенес свою ставку из Тараза в Кашгар и продолжал военные действия против Саманидов. Вместе с тем тюрки Семиречья не только сдерживали натиск Саманидов, но и сами предпринимали походы на их государство. В 904 г. Мавераннахр подвергся вторжению большого тюркского войска, но вскоре оно было вытеснено.

Арабское господство коснулось лишь части территории Южно­го Казахстана, входившей в пределы Карлукского каганата. Города Фараб, Исфиджаб, Тараз, несмотря на все перипетии политической борьбы, оставались, как отмечают раннесредневековые арабские источники, наиболее неспокойными для арабов владениями. Араб­ское завоевание наложило печать на социально-экономическую, политическую и культурную жизнь подвластных халифату террито­рий, на этнические и языковые процессы в ней.

Государственное устройство карлуков характеризовал ось, нали­чием развитых форм удельно-племенной системы, что не способ­ствовало централизованной форме правления. Власть карлукских джабгу была номинальной. Удельные правители, стоявшие во главе крупных племен, стремились упрочить свои полусамостоя­тельные и фактически независимые владения. Племенная знать была наделена привилегиями, которые имели наследственный характер. Военно-административная система управления в карлук-ском государстве отражала специфику их кочевого и полукочевого быта.

Карлукское общество пронизывало социальное и сословное неравенство. Наряду с богатыми были бедные, самую бесправную группу составляли рабы. Однако основную массу населения состав­ляли рядовые общинники, которые нередко подпадали во внеэко­номическую зависимость от имущих скотоводов-покровителей. Рельефно выражалась не только строгая иерархическая система господствующей аристократической верхушки, но и разделялись по своей социальной значимости роды и племена карлукской конфедерации.

Правящая знать кочевых племен владела не только пастбища­ми, угодьями, но и городскими центрами. Согласно «Худуд аль-алам», в стране карлуков насчитывалось 25 городов и поселений, среди них: Тараз, Кулан, Мерки, Атлалиг, Тузун, Балиг, Барсхан, Сикуль, Талгар, Тонг, Пенчуль и др. Столица карлуков и многие их города находились на Великом шелковом пути, который имел большое значение для жителей юга Казахстана и Жетысу, не только как дипломатический и торговый тракт, но и как путь культурных и духовных связей.

Карлукский каганат однако не обладал прочными экономичес­кими связями. Его раздирали усобицы, борьба за власть, за пастбища. В этих условиях реальная угроза Карлукскому каганату пришла со стороны Кашгара. В 940 г. ими был взят Баласагун, и государство карлуков пало.

§ 3. Огузское государство <IX — нач. XI вв.)

В результате борьбы в середине VIII в. за тюргешское наследие с карлуками значительная часть огузов покинула Жетысу (Семи­речье) и ушла в предгорья и долину Чу. Здесь находилась их резиденция, называемая «Старая Гузия». В начале IX в. вожди огузов в союзе с карлуками и кимеками разгромили кангаро-печенежское объединение и захватили низовья Сырдарьи и степи Приаралья. В конце IX в. в союзе с хазарами они нанесли поражение печенегам и овладели междуречьем Урала и Волги.

Длительная борьба с печенегами способствовала политической консолидации и оформлению в IX—Х вв. огузского союза племен. В состав огузов вошел как древний (в основном тюркизирован-ный) этнический компонент долины Сырдарьи и арало-каспийских степей, индоевропейского и финно-угорского происхождения, так

и полукочевые и кочевые роды и племена Жетысу и Сибири:

халаджи, джагра, чаруки, карлуки, имуры, баюндуры, каи. Форми­рование огузской этнической общности было сложным и длитель­ным. Первоначально ядро огузской группирови формировалось в Жетысу, однако в процессе своего движения на запад оно значи­тельно пополнилось за счет кочевого и полуоседлого населения территории Южного и Западного Казахстана.

Огузы делились на ряд племен со множеством родовых подраз­делений. Согласно Махмуду Кашгари (XI в.), первоначально они состояли из 24 племен и делились на две фратрии: бузуков и учуков. Бузуки пользовались большими привилегиями. В каждую из этих групп входило12 племен, делившихся, в свою очередь, на две равные части. Тесные контакты огузов с соседними тюркоя-зычными племенами и народностями — карлуками, печенегами, башкирами, кимеками, кыпчаками — способствовали все большему их сближению.

В конце IX—начале XI вв. огузские племена обитали на обширной территории от среднего течения Сырдарьи до низовьев Волги. Кочевья огузов были разбросаны по Иргизу, Уралу, Эмбе, Уилу, в предгорьях Сырдарьинских Каратау, до пределов Исфиджа-ба. Наиболее компактно они жили в среднем и нижнем течениях Сырдарьи, в Приаралье и Восточном Прикаспии. Границы огузских становищ и крепостей достигали Южного Урала и Нижнего Поволжья. Огузы граничили с оседлыми землевладельческими областями, Хорезмом, Мавераннахром и Хорасаном. В Х в. степи, тянувшиеся на запад до Хазарии, а также степи Северного Прикаспия, Центральные, Заунгузские, юго-восточные Каракумы и Приаральские Кзылкумы назывались Огузской степью.

Первые упоминания о государстве огузов появляются в арабоя-зычных историко-географических сочинениях IX — нач. Х вв. Одно из наиболее ранних известий о существовании у огузов своего государства содержится в сочинении аль-Якуби (IX в.). Свидетель­ство арабского географа интересно не только упоминанием огузов, но и указанием на их войны с соседними тюркскими племенами: карлуками, тогузогузами, кимеками. Интересные сведения о пле­менах огузов IX—Х вв. содержатся в географическом труде Ибн-аль-факиха (X в.), где сообщается, что огузы наряду с кимеками и тогузогузами являются «царями» (малик) и больше других почита­ются у тюрок.

В Х в. столицей огузского государства стал город Янгикент, лежавший на стыке важных караванных путей, ведших в Среднюю Азию, Восточную Европу и Центральную Азию. Главой огузского государства был верховный правитель, носивший титул «джабгу». Огузские джагбу имели заместителей — кюль-эркинов. Власть верховных правителей передавалась по наследству. Выборы огузских ханов проводились на советах, которые являлись тран­сформированным пережитком народных собраний эпохи военной демократии. Важную роль в державе джабгу играл главный предво­дитель огузского войска, носивший титул «сюбаши».

В огузском государстве IX—Х вв. шел процесс разложения старых родоплеменных институтов, развивались патриархальнофеодальные отношения. В конце Х- нач. XI вв. в державе сырдарь-иискнх джабгу функционировала система регулярных налоговых сборов, что указывало на складывание в нем стационарного аппарата управления.

В огузском обществе развивалась частная собственность, шел интенсивный процесс выделения богатой знати. Основой имущес­твенного неравенства являлась частная собственность на скот. Наряду с богатой аристократией были массы рядовых общинников. бедняков, рабов. Главным хозяйственным занятием огузов было экстенсивное скотоводство.

Наряду с кочевниками имелись компактные группы полуосед­лого и оседлого населения. Средневековые авторы Х—Х1 вв. в качестве городов и оседлых поселений отмечают Дженд, Сауран, Карнак, Сюткент, Фараб, Сыгнак и др. Кочевники, лишенные скота, переходили на оседлый образ жизни. Основным их занятием становилось земледелие и ремесло. Огузская кочевая степь имела тесные контакты с земледельческими оазисами Мавераннахра, Хорезма и Семиречья. В степи и оседло-земледельческой зоне широкое распространение получила работорговля. В IX в. правите­ли Хорасана ежегодно отправляли ко двору багдадских халифов две тысячи огузских рабов. В основе огузы были язычниками, поклонялись шаманам. Вместе с тем в среду огузов постепенно проникал ислам.

Государство огузов играло важную роль в политической и военной истории Евразии. В 965 г. в союзе с Киевской Русью они разгромили Хазарский каганат, восточные границы которого в середине Х в. достигали северо-восточного побережья Каспийско­го моря. В 985 г. огузский джабгу вместе с русскими князьями нанес крупное поражение Волжской Булгарии. Все это способство­вало росту политической мощи огузской державы.

На рубеже X—XI в. огузское государство испытало кризис вследствие восстания среди огузских племен, недовольных хищни­ческим сбором налогов. Согласно огузским историческим предани­ям, эти восстания падают на правление Али-хана, который пришел к власти около середины или в начале второй половины Х в. Недовольство фискальной политикой джабгу было использовано вождями сельджуков, поселившихся близ Дженда еще в середине Х в. Сельджукские вожди стали во главе восстания против огузских правителей Янгикента и захватили Дженд, но не надолго. Вскоре они были вынуждены оставить пределы Джендской облас­ти.

В это время усилился Шахмалик, наследник Али-хана. При нем государство настолько усилилось, что огузы в 1041 г. захватили Хорезм. Однако спустя два года Шахмалик, последний из извест­ных джабгу огузов, попал в руки сельджуков и был казнен.

Многолетние стычки и войны с сельджуками подточили объ­единение огузских джабгу. Ослабленная глубокими внутренними противоречиями держава джабгу окончательно пала под ударами вождей кыпчакских племен. Значительная масса огузов под напо­ром кыпчаков ушла в пределы Восточной Европы и Малой Азии. Другая часть огузов перешла под власть Караханидов Мавсраннахpa и сельджукских правителей Хорасана. Остатки разбитых кыпча-ками в середине XI в. огузов в дальнейшем растворились среди тюркоязычных племен Дешт-и кыпчака. Огузские племена долины Сырдарьи, Приаралья и Северного Прикаспия оставили заметный след в этнической истории казахов.

§ 4. Кимекский каганат (IX — нач. XI вв.)

Ранний этап истории кимеков связан с племенем яньмо, отмеченным в китайских источниках в связи с событиями VII в. в западнотюркской среде. Синологи отождествляют яньмо с племе­нем йемек (имек). В свою очередь, термин имек, как считают ученые-востоковеды, является фонетической разновидностью име­ни кимек. Существующее мнение о тождестве кимеков и кыпчаков ошибочно, ибо сведения письменных средневековых источников позволяют однозначно рассматривать их как два отдельных, но родственных тюркоязычных этноса. Яньмо — одно из телеских племен — в начале VII в. обитало в северо-западной Монголии. К середине VII в. имеки (кимеки) откочевали в районы севернее Алтайских гор и в Прииртышье. Обособление племени произошло после падения Западнотюркского каганата в 656 г. Скорее всего, именно в это время возникло ядро кимекского племенного союза. Глава племени кимеков носил титул «шад-тутук».

Во второй половине VIII—нач. IX в. кимекские племена двига­ются в трех направлениях: на северо-запад, к Южному Уралу (в основном кыпчаки), на юго-запад, к бассейну Сырдарьи и Южному Казахстану и на юг, в пределы северо-восточного Семиречья. Между 766 и 840 гг. кимеки заняли территорию Западного Алтая, Тарбагатая и Алакольской котловины, дойдя до северных пределов токузогузов, обитавших в Восточном Туркестане. Граница между ними проходила по Джунгарскому хребту.

Источники единодушно относят кимеков к числу основных тюркских племен. Первое по времени упоминание этнонима «кимек» в письменных источниках относится к событиям VIII в. и связано со списком политически и социально значимых тюркских народов по данным арабского географа Ибн Хордадбеха (IX в.).

Единственным источником, сохранившим, хотя и в неполном, искаженном, переработанном виде, легенду о происхождении ки­меков, является труд персидского историка XI в. Гардизи. Соглас­но этой легенде, кимеки происходят от татар, родственниками татар названы также кыпчаки, баяндуры. Вхождение татар в племенной союз кимеков относится к сер. IX в. Легенда о происхождении кимеков, очевидно, проистекает из реалий этнопо-литических и этнокультурных связей кимеков и кыпчаков с татарскими племенами.

После распада в 840 г. Уйгурского каганата в Центральной Монголии часть входивших в него племен (эймур, баяндур, татар) присоединились к ядру кимекского объединения. Именно в это время складывается кимекская федерация в составе семи племен:

эймур, имек, кыпчак, татар, баяндур, ланиказ и аджлар. Глава кимекских племен стал носить титул байгу (ябгу), который носила правящая верхушка различных тюркоязычных народов — карлу-ков, огузов, уйгуров и др.

Конфедерация кимскских племен представляла собой полиэт­ническое образование, вобравшее помимо тюркоязычных племен, очевидно, тюркизированные группировки татар, объединение ко­торых (токуз-татар) в предшествующее время было связано тесны­ми политическими и культурными узами с токузогузами Централь­ной Азии. Союз кимекских племен не был образованием, основан­ным на кровнородственных связях, а базировался на принципах территориально-административных отношений. В социальном пла­не объединение кимсков стояло над родоплеменными структурами, а племена в нем были связаны между собой иерархическими и вассальными отношениями, строго регламентированными устоями общества.

В начале IX в. кимеки продвинулись к Сырдарье, затем в союзе с карлуками помогли огузам нанести поражение и вытеснить кангаро-печенежские племена из долины Сырдарьи и Приаралья.

Бурные события второй половины V1I1—IX вв., в ходе которых кимекские племена прочно укрепились на территории от Среднего Иртыша до Джунгарских ворот и продвинулись на запад вплоть до Южного Урала и бассейна Сырдарьи, дали толчок развитию государственной организации кимеков. Первое упоминание о госу­дарственном образовании у кимеков появляется в арабоязычных историко-географических сочинениях конца IX—нач. Х вв. Аль-Якуби (IX в.), отличавшийся широкой осведомленностью и срав­нительно высокой точностью сообщений, упоминал о государ­ственности у кимеков и других тюркоязычных народов.

Могущество кимекского правителя было значительным. Со времени сложения у кимеков каганата в конце IX — нач. Х вв. их царь стал носить высший тюркский титул кагана.

Таким образом, по мере социального и политического развития кимекского общества от племени до государственного образования шел последовательный переход в титулатуре их глав от низшей ступени к высшей, от шад-тутука до кагана. В ходе становления кимекского государства менялся состав кимекских племен. По данным «Худуд аль-алам» и аль-Идриси, ядром кимекского госу­дарства стали 12 племен.

Каган кимсков обладал реальной властью: в пределах своего государства он назначал правителей, которые были представителя­ми племенной знати. Институт наследственной передачи власти имел место не только внутри каганской семьи и ханского рода, но и у племенной знати. Так, уделы 11 управителей кимекского кагана передавались по наследству детям этих управителей.

Зарождшис удельно-племенной систем'»! было следствием круп­ных перемен г. обшествскноч строе, вызванных становлением патриархально-феодальных отношений в кимекском обществе. Владельцы уделоь, как обычно, находились в подчинении кимек­ского кагана. Вследствие единения военного и административного начал управители-вожди, стоявшие во главе крупных племенных объединений, стремились укрепить индивидуальные кочевые хо­зяйства и упрочить политический вес. Некоторые из них превра­

щались в полузависимых ханов, стремившихся при благоприятных условиях к захвату верховной власти в государстве.

Самая примитивная государственная власть есть прежде всего результат социального расслоения общества. Косвенные данные средневековых источников недвумысленно свидетельствуют о со­циальной дифференциации в кимекской структуре.

С) существовании в кимекском государстве налоговых сборов можно предположить по тому факту, что из золота, собираемого тюрками по береговой линии кимекского моря. их царь брал обязательную долю. а остатком довольствовался владелец.

О наличии письменности позволяет судить запись арабского путешественника Абу Дулафа (X в.): «У них растет тростник, которым они пишут». По всей вероятности, кимеки писали трос­тниковыми перьями и пользовались древнетюркским алфавитом. Об этом же говорят находки из Прииртышья и из Тарбагатайских гор — бронзовые зеркала с древнетюркской надписью, датирован­ные IX—Х вв.

В IX — нач. XI вв. у кимеков бытовали древние тюркские религиозные верования, значительное место среди которых зани­мал культ Тенгри и культ предков. Отдельные группы поклонялись огню, солнцу, звездам, реке и горам. Распространенной формой религии был шаманизм, но некоторые группы кимеков исповедова­ли манихейство — религию христианского толка. Возможно, ислам получил определенное распространение среди кимекской знати.

В социальном и культурном отношении кимеки во многом унаследовали и развили традиции, сложившиеся в древнетюркской среде VI—IX вв., а с конца IX — до начала XI вв. они обладали раннефеодальной государственностью.

Во внешнеполитическом курсе кимекский каган был довольно предприимчив. Кимекские правители совершали успешные походы на юг. Захватили часть земель токузогузов, совершали набеги на их города в Восточном Туркестане. Каган кимеков вторгался и в страну енисейских кыргызов. В свою очередь, сопредельные динас­тии и народы совершали нападения на становища кимсков. Предпринимались, в частности, военные походы караханидов в глубь кимекских земель, порой они доходили до Иртыша.

В начале Х в. рубежи кимекского государства стабилизирова­лись. Взаимные военные набеги кимсков и их соседей все чаще сменялись мирным общением. Об этом, в частности, свидетель­ствуют многочисленные торговые пути к кимскам, пролегавшие из Булгарии в Поволжье, Саманидов из Средней Азии, от огузов, карлуков, токузогузов и кыргызов. От Великого шелкового пути ответвлялась сеть караванных дорог, ведших к ставке кимекского кагана Кимския (Имския) на Иртыше.

В начале XI в. рухнул Кимекский каганат. Его падение было вызвано двумя причинами: центробежными тенденциями кыпчак-ских ханов, стремившихся к самоопределению, усилением в кагана­те междоусобных распрей, и миграцией кочевых племен Централь­ной Азии, переселение которых относится к началу XI в.

5. Государство Караханидов (942—1210 гг.)

Родоначальником династии Караханидов принято считать Са-тук Богра-хана (915—955). Пользуясь поддержкой Саманидов, он выступил против своего дяди Огулчака и подчинил Кашгар и Тараз. В 942 г. Сатук сверг правителя в Баласагуне и объявил себя верховным каганом. С этого времени началась история собственно государства Караханидов.

В образовании и ранней истории Караханидов главную роль сыграли племена карлукской конфедерации, в которые наряду с карлуками входили чигили и ягма. В Х в. часть ягма вместе с карлуками обитала в Семиречье, к югу от Нарына. Позднее, в XI в., ягма жили гораздо севернее — в долине р. Или. В этой же долине расселялись чигили, прикочевавшие из северных районов Приис-сыккулья.

В 992 г. на востоке Караханиды завоевали Хотан, а на западе Бухару. В 999 г. Караханид Наср и правитель династии Газневидов Махмуд окончательно сокрушили государство Саманидов в Сред­ней Азии. Амударья стала границей между Караханидами и Газневидами. На севере граница между Караханидами и пределами Кыпчакского ханства проходила недалеко от г. Тараза. На северо-востоке владения-Караханидов не выходили за линию озер Балхаш и Алакуль. На востоке они граничили с уйгурами, на юго-востоке владения Караханидов простирались до Черчена. На западе и юго-западе продвижение натолкнулось на сопротивление Сельджуки-дов (в Южной Туркмении) и Хорезмшахов (в низовьях Амударьи). В течение двух последующих веков владения Караханидов прости­рались от Мавераннахра (междуречье Амударьи и Сырдарьи) на западе вплоть до Семиречья и Кашгара на востоке.

Государство Караханидов было поделено на многочисленные уделы с неустойчивыми границами. Удельные владетели обладали большими правами, вплоть до чеканки монет со своим именем, подчас с изменявшимися титулатурами. Отношения вассалитета иногда бывали многоступенчатыми. Политическая жизнь характе­ризовалась распрями и междоусобной борьбой.

В конце 30-х гг. XI в. при Ибрагиме ибн Насре государство распалось на две части: западное ханство с центром в Бухаре, включавшее Мавераннахр вплоть до Ходжента, и восточное, в которое входили Тараз, Исфиджаб, Шаш, Фергана, Семиречье и Кашгар. Столицей восточного ханства был Баласагун. Так про­изошло юридическое закрепление уже фактического распада госу­дарства Караханидов на самостоятельные и полусамостоятельные уделы, ранее находившиеся под номинальной властью старшего, или верховного, хана.

В 1056 г. сын Кадыр-хана Йинал-тегин в борьбе за наследование власти захватил владения брата Сулеймана, но вскоре был отрав­лен. На престол взошел сын Йинал-тегина Ибрахим, но тоже вскоре погиб в войне с барсханским владетелем. После этого в Восточном каганате в течение пятнадцати лет (1059—1074) прави­ли сыновья Кадыр-хана Юсуф Тогрул-хан и Богра-хан Харун. При них Фергана была присоединена к Восточному каганату, а граница

между двумя каганатами проходила по р. Сырдарье. После смерти Тогрула его уделы перешли к Богра-хан Харуну (1075—1102) — владетелю Кашгара, Баласагуна и Хотана. В 1089 г. он подпал под вассальную зависимость к сельджукскому султану Мелик-шаху. В 1102 г. вскоре после смерти Богра-хана, на Мавераннахр напал владетель Баласагуна и Тараза Кадыр-хан Жабраил. Он захватил все земли до Амударьи, пытался захватить у Сельджукидов Термез, однако потерпел поражение, попал в плен и был казнен.

При правлении могущественного султана Санджара (1118—1157) Сельджукиды добились максимального влияния в Мавераннахре. В этот период уже наметился политический упадок Караханидов.

В начале второй четверти XII в. многочисленный народ караки-таи (киданей) завоевал Семиречье с Баласагуном, а затем и все остальные владения восточных Караханидов и начал угрожать западной ветви. После разгрома караханидо-сельджукского войска в 1141 г. власть над обоими ханствами государства Караханидов перешла к каракитаям. В 1210 г. в борьбе с найманами пресеклась восточная караханидская династия. А в 1212 г. Хорезм-шах Мухам­мед убил последнего западного кагана Османа из Самарканда, вскоре исчезла и ферганская ветвь Караханидов. История могу­щественного государства Караханидов на этом завершилась.

Государство Караханидов не было простым повторением пре­жних государственных образований. В отличие от политических устройств кочевых обществ на территории Казахстана военное управление было отделено от административного. Государственно-административная структура основывалась на иерархическом прин­ципе.

Важнейшим социально-политическим институтом в государстве Караханидов была военно-ленная система. Ханы жаловали своим родственникам и приближенным права на получение с населения района, области или города налогов, до того взимавшихся в пользу государства. Такое пожалование получило название «икта», а его держателя называли мукта, или иктадар. Институт икты играл значительную роль в хозяйственной и политической жизни юга и юго-востока Казахстана.

Главным занятием населения было экстенсивное кочевое и полукочевое скотоводство. Вместе с тем в XI—XII вв. в Семиречье и Южном Казахстане часть тюркских племен переходила к земле­делию и приобщалась к городской культуре.

В идеологии кочевого и оседлого населения важное место занимали древнетюркские религиозные представления. Дальней­шее распространение получил ислам, принятый каганатом в качестве государственной религии. Исламизация, в особенности южных районов Казахстана, проникновение мусульманской рели­гии в кочевую аристократическую среду привели к вытеснению древнетюркской рунической письменности и сложению новой тюркской письменности на арабской графике.

Рост самосознания тюркских этносов при Караханвдах привел к появлению мусульманской литературы на тюркском языке. На этом поприще прежде всего были известены Юсуф Баласагуни и Махмуд Кашгари.

В целом Караханидская эпоха представляла собой качественно новый этап во всех сферах общества. Лишь потрясения периода монгольского завоевания прервали естественный процесс наме­тившегося развития.

§ 6. Государство каракитаев (1128—1213 гг.). Улусы найманов и кереитов

Государство каракитаев. Формирование каракитаев тесно свя­зано с центральноазиатскими племенами кидансй. Кидани (ци-дань, кита, хита) упоминаются в письменных источниках с IV в. н. э. как монголоязычные племена. Они обитали к северу от Китая, на территории Маньчжурии и Уссурийского края. В 924 г. обширная территория от Алтая до Тихого океана перешла под эгиду Кидань-ского государства (империю Ляо).

В 1125 г. объединенные силы сунского Китая и Чжурчженского государства положили конец империи Ляо. Часть киданей подчи­нилась чжурчженям, а другая через земли енисейских кыргызов дошла до р. Эмиль и здесь построила одноименный город. Со времени утверждения их власти над частью Семиречья за западной ветвью киданей, вследствие смешения с тюркоязычным местным населением, закрепляется имя каракитаи.

В 1128 г. баласагунский владетель из династии Караханидов ' призвал каракитаев пойти против притеснявших его каналов и карлуков. Елюй Даши, заняв Баласагун, устранил караханидского владетеля и основал государство в Жетысу. Затем совершил ряд завоевательных походов, раздвинув границы от Енисея до Таласа. После этого каракитаи покорили канглов, присоединили Восточ­ный Туркестан. В 1137 г. они разбили при Ходженте Махмуд-хана, владетеля Мавераннахра, а в 1141 г. в Катванской степи близ Самарканда — сельджукско-караханидские войска. Каракитаи за­няли Бухару и весь центральный Мавераннахр. Особый отряд, направленный в Хорезм, заставил Хорезм-шаха выплачивать им ежегодную дань в размере 3 тыс. золотых динаров. Семиречье, Южный Казахстан, Мавераннахр и Восточный Туркестан вошли в пределы государства каракитаев. Династию Караханидов караки­таи превратили в вассалов.

Глава каракитайского государства носил титул гурхана. Цент­ром его владений оставался Баласагун. В войске поддерживалась высокая дисциплина, в стране введена система подворного обло­жения — с каждого дома взимали по одному динару. Своим приближенным гурхан не раздавал уделов, так как опасался их усиления и соперничества. Под их непосредственным управлением находились южная часть Жетысу, северо-восточная область Ис-фиджаба, Кульджинский край. Часть Жетысу к северу от Или принадлежала карлукским ханам, в среде которых постоянно присутствовал представитель гурхана. Первый гурхан умер в 1143 г. В 1208 г. к каракитаям бежали вытесненные Чингисханом из Монголии найманы во главе с Кучлуком.

Улус найманов. В XII в. конфедерация найманов наряду с

кереитами (кереи) и меркитами представляла собой крупное центральноазиатское государственное объединение. Между тем вопрос о происхождении и ранней истории найманов достаточно сложен. Вполне возможно, что они имели смешанный этнический состав, хотя новейшие сведения в научной литературе подтвержда­ют мнение об их тюркоязычности. Полагают, что значение термина «найман» раскрывается с позиции монгольского языка и означает «восемь», по числу племен, входивших в конфедерацию. Упоминаемый в древнетюркских надписях союз племен «секиз-огузов» исследователями отождествляется с найманами. В VIII в. племенное объединение огузов занимало земли от р. Орхон до верхнего Иртыша. Там же впоследствии жили и найманы.

Соседями найманов на западе были канглы и кыпчаки, обитав­шие в верховьях Иртыша, на севере — енисейские кыргызы, на востоке — кереиты, жившие в Восточной Монголии, а на юге — уйгуры, находившиеся, как и большинство народов и племен Центральной Азии, в вассальной зависимости от киданей. Тесные этнополитические и культурные связи отмечались у найманов с окружающими их кочевыми и оседлоземледельческими этносами, в особенности с канглы. Отдельные группы канглы и кыпчаков расселялись во владениях найманов.

Мирные отношения сменялись периодами вражды с наиболее сильными и могущественными племенами, объединенными в Улус кереитов. После крушения киданьской державы в 1125 г., на его развалинах в Центральной Азии образовался ряд государственных объединений (улусов), ведущая роль в которых перешла к кереитским ханам.

Улус кереитов. Наиболее ранние сведения о кереитах в пись­менных источниках относятся к началу Х в. и связываются с племенами центральной группы цзубу. Этнический состав конфе­дерации кереитов был неоднороден. Он состоял из тюркоязычных и монголоязычных компонентов. На западе от кереитов жили найманы, на севере — 'меркиты, на востоке — татары, на юге — тангуты. Предводители кереитских племен имели две резиденции, северную, в г. Хатун-балык на р. Орхон и южную — севернее излучины р. Хуанхэ. Главная ставка на Орхоне занимала выгодное географическое положение и находилась на важном отрезке торго­вого пути, поэтому была местом сосредоточения купцов из сопредельных и отдаленных стран, а также различных миссионе­ров. В 1007 г. кереиты вместе с найманами приняли христианство несторианского толка. Кереиты, очевидно, находились под опреде­ленным влиянием уйгурской культуры.

Во второй половине XII в. Улус кереитов при Тогрул-хане занимал земли от верховьев Селенги на севере до Хуанхэ на юге, от Хангайских гор на западе до Халхин-Гола на востоке. Кереиты поддерживали тесные политические и этнокультурные отношения с найманами, канглы, уйгурами, меркитами, монголами, каракитая-ми и тангутами. При пышном дворе Тогрул-хана воспитывались будущие правители и вожди степных племен, в частности Темучин (Чингисхан), Чжамуха, приобщаясь к политической и дипломати­ческой жизни.

Правитель кереитов Тогрул-хан широко привлекал на службу представителей знати канглы. Отдельные факты наводят на мысль о наличии генетической связи между кереитами и канглы.

Кереиты и найманы находились на одном уровне социально-политического развития. Они оформились в самостоятельные государственные образования — улусы, стоявшие над родоплемен-ными институтами и обнимавшие весь этнос с династийным ханским родом во главе. Каждый улус имел свою территорию. Важные участки его границ охранялись. Ханы имели личные летовки и зимние пастбища. В улусах функционировал аппарат управления, представленный органами управления ханской став­кой, войсками и дружиной.

Исключительное место в государстве кереитов и найманов занимала ханская ставка (орда), она ведала ханским имуществом и армией. У найманов и кереитов действовало обычное право. В ханствах имело распространение делопроизводство. Документы скреплялись печатью, особенно при сборе налогов и назначении должностных лиц. Должности у элитарной части общества, как обычно, передавались по наследству. Приобщение кереитов и найманов к христианству указывает на достаточно высокий уро­вень социального и культурного развития. Процесс социальной дифференциации и консолидации родственных племен завершил­ся образованием раннефеодальных государств: Улуса кереитов и Улуса найманов.

К концу XII в. произошло политическое возвышение Темучина, который, разгромив татар, в 1203 г. покорил кереитов, а в 1206 г. одержал победу над найманами. Разгромленные племена найманов во главе с Кучлуком прибыли на Алтай, где соединились с группами кереитов и меркитов.

В 1209 г. каракитаи в неблагоприятное для них время начали * войну с хорезмшахом Мухаммедом. Государство каракитаев оказа­лось в исключительно тщдном положении. В 1210 г. хорезмшах Мухаммед в союзе с самаркандским ханом Усманом напал на каракитайское войско около Таласа. Предводитель каракитаев Таянку был взят в плен и каракитайские войска вынуждены были отступить.

В 1211 г. Кучлук и союзные с ним ханы пленили гурхана и лишили его власти. Через два года последний гурхан Чжилугу скончался. Государство каракитаев перестало существовать. Менее чем вековое существование государства каракитаев не повлияло сколько-нибудь заметно на экономику, общественную жизнь и культуру края.

§ 7. Кыпчакское ханство (нач. XI в. —1219 г.)

Этноним «кыпчак» впервые упоминается в древнетюркском руническом памятнике, датируемом 760 г. В мусульманских источ­никах кыпчаки впервые отмечаются арабским географом Ибн Хордадбехом (IX в.) в списке тюркских племен, хронологически относящихся также к VIII в.

После падения Западнотюркского каганата в 656 г. значитель­

ные группы кыпчаков на севере от Алтайских гор и в Прииртышье под эгидой кимеков составили ядро племенного союза. Однако стремление основных кыпчакских племен к самоопределению привело их в конце VIII в. к отделению от кимекской федерации и передвижению на запад от кимеков. Но окончательной независи­мости кыпчаки не достигли. В IX—Х вв. история кыпчаков тесно переплелась с историей кимеков. Кыпчаки находились в полити­ческой зависимости от кимекского кагана, входили в конфедера­цию, а затем в Кимекский каганат.

После падения Кимекского каганата в начале XI в. военно-политическая гегемония на территории прежнего расселения кимекских, кыпчакских и куманских племен перешли в руки кыпчакских ханов. Пришедшая к власти династийная знать кыпча­ков стала предпринимать активные действия в южном и западном направлениях, что привело к непосредственным контактам с государствами Средней Азии и юго-восточной Европы.

Во второй четверти XI в. племенная знать кыпчаков вытеснила огузских джабгу из нижнего и среднего течения Сырдарьи, При-аральских и Прикаспийских степей.

С изменением этнополитической ситуации в регионе связано появление в начале второй четверти XI в. названия Дешт-и Кыпчак (Степь кыпчаков) вместо бытовавшего до того в письмен­ных источниках «Степь огузов» (Мафазат аль-гуз). Завладев Ман-гышлаком и прилегающими к нему областями, кыпчаки вплотную подошли к северным рубежам Хорезма.

В середине XI в. началось движение кыпчакских племен в западном направлении от Итиля (Волги). По мере движения на запад племенной массив куман первым вступил в непосредствен­ные контакты с народами Восточной Европы, в частности Руси, Византии, Венгрии.

Историко-географическую область Дешт-и Кыпчака, обнимав­шую всю аридную зону от Иртыша до Днестра, условно можно разграничить по Волге на два крупных этнотерриториальных объединения: Западнокыпчакское во главе с династийным родом токсоба и Восточнокыпчакское с правящим ханским родом ель-борили.

формирование кыпчакской этнической общности на террито­рии Казахстана было сложным и длительным процессом, в разви­тии которого прослеживаются три этапа.

Первый этап связан с образованием ядра кимекского племен­ного союза, в котором кыпчаки со второй половины VII в. и до конца VIII в. играли значительную роль. В это время происходили тесные этнокультурные взаимодействия кыпчаков с телескими племенами.

Второй этап — с конца VIII в. до начала XI в. В эти хронологические рамки кыпчаки постепенно расселились на об­ширной территории от Алтая и Иртыша на востоке до Южноу­ральских гор и Волги на западе. Совместно с кыпчаками в Западном Казахстане с центром в Мугоджарах обитали куманы. Взаимодействие и интеграция трех сновных этнополитических объединений: кимеков, кыпчаков и куманов проходили под консо­лидирующей ролью кимекских племен. Кыпчаки, равно как и кимеки, и куманы, находились в тесных этнокультурных взаимосвя­зях и взаимодействиях с конфедерациями древнебашкирских, печенежских, карлукских и в особенности огузских племен. Вместе с тем линия внутреннего этнического развития кыпчакского этноса была направлена на ассимиляцию древних насельников, местных телеских, угро-финских, сармато-аланских этнокомпонен-тов. Кыпчакский этнос складывался на базе множества родов и племен, объединенных не на основе кровнородственных связей, а по принципу территориально-хозяйственных отношений.

С начала XI до начала XIII вв. формирование этнической общности кыпчаков вступает в третий этап развития, связанный прежде всего с ростом могущества кыпчакских ханов, власть которых легитимизировалась ханским династийным родом ель-борили. Степень развития и углубления этнических связей в Кыпчакском ханстве, а также уровень формирования кыпчакского этноса в известной степени определялись по племенному составу кыпчаков восточного улуса.

Структура племенного состава конфедерации кыпчаков в XI—XII вв. была сложной и неоднородной. Кыпчакская общность вобрала в себя, помимо собственно кыпчакских, тюркоязычные кимекские, куманские, древнебашкирские, огузские племена, а также тюркизированные элементы ираноязычного этнического пласта.

В силу специфики развития исторического процесса в кочевых обществах в таких «вторичных» племенных образованиях сохраня-/ лось значение кровнородственных связей, родословных генеалоги-1 ческих древ, подтверждавших общность происхождения, не утрачи­вались племенные самоназ^ния.

В формировании кыпчаков приняли участие многочисленные племена канглы, компактные группы которых во второй половине XII в. образовали этнотерриториальное объединение в пределах Приаральских степей, а также тюркоязычные племена уран, при­шедшие в Х в. на территорию Казахстана из Восточного Туркеста­на, баят, азкиши и тюргеши. Появление двух последних племен в XII в. в Причерноморье, скорее всего, было связано с передвиже­нием туда кыпчакских племен, а вместе с ними азкишей и тюргешей. Одним из этнических компонентов кыпчаков также были карлуки, чигили, каи.

Формирование кыпчакской народности на территории Казах­стана стимулировалось процессом нивелировки этнокультурных признаков, чему содействовали однотипность форм хозяйствова­ния, система общественных отношений и общность языка. Тесное взаимодействие кыпчаков с различными этническими группами сказывалось на их этнической общности. Со все растущим полити­ческим весом кыпчаков, племена и этнические группы, сознавая свою "принадлежность к единому этносу, принимали этноним кыпчак. Однако завершающий этап формирования кыпчакской народности был прерван монгольским нашествием.

Расселение. К середине XI в. кыпчакские племена расселялись

на обширной территории современного Казахстана — от Алтая и Иртыша на востоке до Итиля (Волги) и Южного Урала на западе, от оз. Балхаш на юге до лесостепной полосы юго-западной Сибири на севере.

Во второй половине XI в. кыпчаки расселялись на Мангышлаке и Устюрте, где совместно с ними кочевали группы огузских племен. На «Малой карте» аль-Идриси отмечен этнотопоним «Степь кыпчаков» (Сахра аль-кыфчак), локализованный между Каспийским и Аральским морями, в соответствии с реалиями, относящимися ко второй половине XI в.

Начальные этапы движения кыпчаков на запад в середине XI в. нашли отражение в географической карте Махмуда Кашгари, на которой места их обитания показаны к западу от Итиля и на северо-запад от Каспийского моря, а сама река Итиль отнесена к стране кыпчаков.

Кыпчакские ханы расширили на юге пределы своего государст­ва, достигнув окрестностей г. Тараз, где возвели укрепление Канджек Сенгир, пограничное с Караханидами. Естественной границей между кыпчакскими правителями и Караханидами явля­лись оз. Балхаш и озера Алакольской котловины,

Восточные рубежи охватывали правобережье Иртыша и склоны Алтайских гор. Махмуд Кашгари разместил имеков (кимеков) в бассейне Иртыша, на их древней территории, которые носили название «Имекские степи». В XII в. кыпчакские племена на Алтае и в верховьях Иртыша граничили с найманами, канглы и кереитами. ;

На северо-востоке кыпчаки были связаны с саяно-алтайским очагом цивилизации и культуры, носителями которой были кыр-гызы, хакасы и др. племена. Северные границы Кыпчакского ханства проходили по лесостепной зоне, отделяющей нынешнюю казахскую степь от Западной Сибири.

На северо-западе кыпчаки вошли в этнокультурный и полити­ческий контакт с населением Поволжья и Приуралья. Взаимодей­ствие кыпчакских племен с булгарами и башкирами во второй половине XI — нач. XIII вв. развивалось в направлении кыпчак­ского языкового и культурного влияния.

Этническая территория кыпчакских племен в пределах их этнополитического объединения была относительно стабильной, за исключением юго-западных рубежей, где начиная с 30-х гг. XII в. довольно активную политику стало проводить государство Хорезмшахов.

Образование ханства. Бурные события первой половины XI в., в ходе которых кыпчакская аристократия значительно расширила территорию расселения племен Восточного Дешт-и Кыпчака, приведшие к войнам и столкновениям с державой огузов на Сырдарье, со среднеазиатскими династиями Сельджукидов, Хорезм­шахов и Караханидов, а также необходимость обеспечения внеш­ней безопасности, стали объективной причиной образования госу­дарства у кыпчаков.

Политические устои Кыпчакского ханства значительно укрепи­лись в середине XI в. после миграции многочисленных группировок кыпчакских и куманских племен, создававших почву для центробежных устремлений в Дешт-и Кыпчаке.

Со 2-й половины XI в. по 1-ю треть XII в. наблюдаются относительная стабилизация и политическое единство кыпчакских ханов. Это позволяет полагать, что в кыпчакской этносоциальной общности были верховные ханы, распространявшие свою власть на все ханство.

Власть кыпчакских ханов передавалась по наследству от отца к сыну. Династийным родом считались ель-борили, из числа которых выходили ханы. В ханской ставке, называвшейся ордой, находился аппарат управления хана, ведавший ханским имуществом и ханс­кой армией. В военно-административном отношении Кыпчакское ханство, следуя древнетюркским традициям, делилось на два крыла: правое — со ставкой на р. Урале на месте города Сарайчик и левое — с резиденцией в городе Сыгнаке. Более мощным было правое крыло. Центр ханства, скорее всего, находился в Тургайских степях. Военной организации и военно-административной систе­мам управления придавалось исключительное значение, ибо они отражали специфику кочевого быта и были наиболее органичными и удобными для кочевого способа существования.

Рельефно была выражена строгая иерархическая система гос­подствующей аристократической верхушки (ханы, тарханы, баска­ки, беки, баи), наряду с этим роды и племена также разделялись по своей социальной значимости.

Кыпчакское общество было социально и сословие неравным. Основой имущественного неравенства была частная собственность на скот. Основным богатством служило число лошадей. Многие в стране кыпчаков, как сообщают письменные источники, владели несколькими тысячами прекюсных лошадей, а некоторые из них 10- и более-тысячными табунами. Посягание на собственность строго каралось, считалось наказуемым, по устоявшимся нормам обычного права (торе). Скот, находившийся в частной собственнос­ти кыпчакских семейств, отмечался родоплеменными метками (тамгами).

Обладая огромными стадами, аристократия была и фактичес­ким собственником пастбищ, на которых содержался этот скот, хотя юридически собственность и не фиксировалась. Право распо­ряжения пастбищами и регулирования перекочевками принадле­жало кыпчакским ханам и племенной знати.

На другом полюсе находились непосредственные производите­ли — скотоводы. Рядовые общинники были в своей основной массе свободными. Однако через отдачу себя и своего имущества под защиту сильного сородича проявлялась их зависимость от власть имущих. С потерей скота, а следовательно и возможности коче­вать, свободный общинник переходил в категорию оседлых жите­лей (ятуков). Но как только у бедного ятука появлялось достаточ­ное количество скота, он снова переходил в лоно кочевого хозяйства.

Самую бесправную группу в кыпчакском обществе составляли рабы, которые пополнялись за счет военнопленных. Рабы шли

главным образом на продажу, и лишь часть их использовалась в хозяйстве в качестве слуг.

Таким образом, Кыпчакское ханство было сложившимся ранне-феодальным государством, продолжившим и развившим традиции древнетюркской государственности.

Политические взаимоотношения кыпчаков. В 1065 г. прави­тель сельджуков Алп Арслан совершил поход на Мангышлак против кыпчаков. Добившись от кыпчаков изъявления покорнос­ти, сельджукский султан совершил поход на Дженд и Сауран. В результате этой военной кампании часть кыпчакских племен временно попала в зависимость от сельджукидов Хорасана.

В конце последней четверти XI в. на Мангышлаке и восточном побережье Каспийского моря по-прежнему властвовали кыпчаки, в политической зависимости от которых находились отдельные группы огузских и туркменских племен. В 1096 г. племена кыпчак-ского объединения во главе с «могущественным» ханом совершили поход на Хорезм. Однако покровители хорезмшахов сельджукиды вынудили их возвратиться на Мангышлак.

Судя по опосредованным сведениям Махмуда Кашгари кыпчак-ская военно-кочевая знать находилась в сложных политических взаимоотношениях с правителями династии Караханидов. Караха-ниды предпринимали походы в восточные пределы Кыпчакского улуса, в свою очередь кимеки с берегов Иртыша совершали набеги в пределы тюркской мусульманской державы в. Семиречье.

В конце XI — начале XII вв. Дженд, Янгикент и другие города нижней Сырдарьи находились в руках кыпчакских вождей. Однако в первой половине XII в. они стали ареной упорной борьбы между кыпчакскими ханами и мусульманскими династиями Средней Азии, пытавшимися во что бы ни стало овладеть ею. Под флагом распространения ислама хорезмшах Атсыз завоевал Дженд, а затем продвинулся на север, присоединив к своим владениям Мангышлак.

В 1133 г. кыпчаки потерпели поражение от Атсыза, предпри­нявшего поход из Дженда в глубь Дешт-и Кыпчака. Источники не содержат никаких дополнительных сведений о причинах первого крупного поражения. По существу с этого времени (второй трети XII в.) началась раздробленность Кыпчакского ханства, вызванная рядом причин, основными из которых стали: формирование прохо-резмийской ориентации среди знати кыпчакских племен, сложе­ние крупного объединения канглы, усиление междоусобной динас-тайной борьбы за власть.

Со второй половины XII в., в особенности с эпохи правления Текеша (1172—1200), проводилась целенаправленная политика на сближение с кыпчакской знатью. Предводители племенных груп­пировок кыпчаков, канглы, имеков, уран стали привлекаться на службу хорезмшахами. Правящая знать Кыпчакского ханства и династии Хорезмшахов вступала между собой в родственные связи. Кыпчакский хан Джанкеши выдал свою дочь Теркен-хатун за хорезмшаха Текеша. Согласно средневековым традициям, отноше­ния свойства как «союз мира и родства» на разных уровнях межэтнических связей имели исключительно важное значение. Они повлекли за собой целую систему реальных и нередко тесных связей, проявлявшихся в общественно-политической обоюдной поддержке.

Однако в целом политическая ситуация в регионе характеризо­валась крайней нестабильностью, которая вызывалась и поддержи­валась хорезмшахами в результате проводимой ими политики, направленной на подрыв устоев независимого Кыпчакского улуса. В этих целях из представителей кыпчакской аристократии они создали замкнутое военное сословие, поддерживавшее устремле­ния хорезмшахов. Идеологической основой такой линии была исламизация кыпчаков, прежде всего их знати. Между тем значи­тельные группировки кыпчакских племен оставались вне ислама до конца XII в. Пространство между Джендом и Фарабом до конца XII в. считалось областью языческих кыпчаков.

Согласно установившейся традиции, правители Хорезма брали жен из ханских родов канглы и кыпчаков. Объединение племени канглы во 2-й половине XII — нач. XIII вв. представляло большую политическую силу, стремившуюся к самоопределению, тем самым не способствовавшую политическому единству Кыпчакского ханст­ва. Как известно, главную военную опору хорезмшахов составляли группировки канглы и кыпчаков. В начале XIII в. важную роль при дворе хорезмшахов играл предводитель канглы Амин Малик, на дочери которого был женат хорезмшах Ала ад-дин Мухаммед. Кыпчакская аристократия, наделенная хорезмшахами государствен­ными и военными должностями, отстаивала интересы последних. В кыпчакском обществе усилились внутренние противоречия, вызванные прохорезмийской ориентацией значительных групп кыпчаков, а также соперничеством за верховную власть. В этой обстановке хорезмшахи искусно разжигали и поддерживали враж­ду между кыпчакскими вождями.

В начале XIII в. в состав государства хорезмшаха Мухаммеда (1200—1220), предъявлявшего свои притязания на первенство во всей мусульманской Азии, вошла и область Сыгнака. Несмотря на потерю Сыгнакского владения кыпчакские ханы продолжали Вести упорную борьбу с Хорезмом. Из Дженда Мухаммед предпринимал неоднократные походы на север против Дешт-и Кыпчака. В 1216 г. во время одного из военных походов против Кадыр-хана он дошел до Иргиза, где в Тургайских степях случайно столкнулся с войском Чингисхана, преследовавшего меркитов, бежавших в страну кыпча­ков. После битвы с султаном монголы под прикрытием ночи отступили. Это было .первое появление монголов на территории Казахстана, приостановившее длительное соперничество кыпча­ков с хорезмшахами. Наступила эпоха монгольских,завоеваний.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений21:29:50 18 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
15:17:31 24 ноября 2015
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
11:37:41 24 ноября 2015
Мало про древних сеяньто, татар-басмылов фигурируют как тюркизированные кто? Много про киданей и др.монголоязычных племен фигурирующих как тюрки - тенденциозно
Алп-Арслан16:39:39 24 августа 2012Оценка: 3 - Средне
спасибо большое
валдис 10:07:14 05 октября 2010Оценка: 5 - Отлично

Смотреть все комментарии (11)
Работы, похожие на Реферат: Казахстан в средневековье

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150942)
Комментарии (1842)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru