Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Венгрия 1956 г.: мятеж или революция?

Название: Венгрия 1956 г.: мятеж или революция?
Раздел: Рефераты по истории
Тип: реферат Добавлен 16:05:07 12 марта 2007 Похожие работы
Просмотров: 1107 Комментариев: 5 Оценило: 4 человек Средний балл: 3.8 Оценка: неизвестно     Скачать

Курсовая работа по новейшей истории зарубежных стран

Тема:Венгрия 1956 г.: мятеж или революция?

(сдавалась в Саратовский гос университет, истфак, ноябрь 2002 г.)

Содержание

Введение . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 3
1. Итоги социалистической революции. Режим М. Ракоши. . . . . 5
2. Деятельность правительства И. Надя. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 9
3. Поражение реформаторских сил в Венгрии. . . . . . . . . . . . . . . . 21
Заключение . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 28
Список используемой литературы. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 29

Введение

Происходящие в последние годы в нашей стране масштабные политические и социально-экономические преобразования привели к необходимости переосмысления многих исторический событий как в России, так и в зарубежных странах. Не являются исключением и события, произошедшие в 1956 г. в Венгрии.

В советский период венгерская революция 1956 г. была объявлена контрреволюционным мятежом. Вот как говорится о его содержании в Большой советской энциклопедии:

“Контрреволюционный мятеж 1956 г. в Венгрии, 23 окт. - 4 ноября, вооруженное выступление против народ­но-демократического строя, подготовленное си­лами внутренней реакции при поддержке международного империализма с целью лик­видации социалистических завоеваний венгерского народа, восстановления в стране господства капиталистов, составлявших наря­ду с примкнувшими к ним мелкобуржными элементами классовую базу контррево­люционного мятежа. Внутренние контрреволюционные силы, поддерживавшие тесную связь с империалистическими кругами США и западно­европейских держав, использовали в борьбе против рабоче-крестьянской власти ошиб­ки и извращения, допущенные руковод­ством (М. Ракоши, Э. Герэ) Венгерской партии трудящихся. Это дало возможность силам реакции втянуть в борьбу на стороне контрреволюции некоторую часть населения. Ошибки Ра­коши — Герэ облегчили подрывную рабо­ту сформировавшейся задолго до контрреволюционного мятежа 1956 г. ревизионистской группы И. На­дя — Г. Лошонци. … 3 ноября 1956 было сформировано ре­волюционное рабоче-крестьянское прави­тельство во главе с Я. Кадаром, создано Временное руководство Венгерской со­циалистической рабочей партии. Новое правительство обратилось за помощью для ликвидации мятежа к правительству СССР. Части Советской Ар­мии, временно дислоцированные на территории ВНР на основе Варшавского договора, помогли венгерским революционным силам разгро­мить (4 ноября) мятеж. … Разгром мятежа явился серь­ёзной победой венгерского народа, социалистической системы, мирового коммунистического движения”[1] .

Были ли действительно описанные выше события “контрреволюционным мятежом”? Каковы их причины, только ли “ошиб­ки и извращения”, допущенные руковод­ством ВПТ (М. Ракоши, Э. Герэ)? Какая часть населения была “втянута в борьбу на стороне контрреволюции”? Какие цели преследовало правительство И.Надя? Каков был характер проводимых им реформ? Что представляли из себя действия руководства СССР: подавление “контрреволюционного мятежа” или карательную акцию?

Анализ этих вопросов и является целью данной работы.

1. Итоги социалистической революции. Режим М. Ракоши

Венгерское восстание осенью 1956 г. явилось первым наиболее серьезным проявлением кризиса административно-командной системы советского типа социализма в Европе. Первопричина этих острых кри­зисных явлений, приобретших самую острую форму, состояла в грубых, граничивших с преступлениями, ошибках и нарушениях руководством венгерской партии трудящихся (ВПТ) во главе с М. Ракоши элементар­ных норм общественно-политической жизни, управления страной.

Ус­тановив сталинского толка режим, оно слепо копировало и активно на­саждало все те командно-силовые методы управления обществом, ко­торые получили распространение в СССР. Политика генсека ВПТ и уз­кого круга его ближайшего окружения в составе правящей "четверки" (Э. Гере, М. Фаркаша и И. Реваи), фактически отказавшейся от принци­пов коллективного руководства и узурпировавшей власть в государстве, характеризовалась не только атмосферой всеобщего насилия, произво­ла, беззакония, запугивания и слежки за каждым гражданином, но и ме­лочной регламентацией жизни всего общества, резким ухудшением ма­териального положения трудящихся. За 1949-1953 гг. представители каждой третьей-четвертой венгерской семьи из общего числа 9-милли­онного населения прошли через "венгерский ГУЛАГ". Особенно по­страдало крестьянство. В условиях начатой в те годы коллективизации около 800 тыс. крестьян предстали перед ракошистским судом, из кото­рых больше половины было противозаконно осуждено, до 400 тыс. се­мей подверглись деклассированию[2] .

Тогда же была предпринята попытка превращения сельскохозяйст­венной Венгрии в "страну железа и стали". На алтарь индустриализации приносились огромные жертвы, отвлекавшие средства от сельского хо­зяйства, что сопровождалось голодом и обнищанием масс.

Искусственное "обострение классовой борьбы" привело к нагнета­нию в обществе истерии бдительности и поиску врагов повсюду - начи­ная с акций против католической церкви и кончая компартией и орга­нами безопасности. С 1949 г. с помощью советников из СССР началась серия сфабрикованных так называемых концепционных судебных про­цессов. Из них наиболее нашумевшим оказался процесс по "делу" Л. Райка (бывшего секретаря Центрального руководства (ЦР) партии, министра МВД)[3] , открывшего серию "разоблачительных" судебных разбирательств, в ходе которых был арестован 141 человек, из них 38 -интернированы, 15 - приговорены к смертной казни (Райка казнили 1 октября 1949 г.), а 11-к пожизненному заключению. В тюремных за­стенках оказались многие видные деятели компартии и бывшие левые социал-демократы, работавшие в годы войны в условиях подполья (сре­ди них секретарь ЦК Янош Кадар)[4] .

В начале 50-х годов М. Ракоши достиг апогея своей личной власти. Власть "хозяина" страны, считавшегося "лучшим учеником И.В. Стали­на", была неограниченной и сравнима разве что с советским образцом. Наряду с постом генсека ЦР ВПТ Ракоши с августа 1952 г. занял и пост премьер-министра, стал председателем комитета обороны и фактиче­ски управлял госбезопасностью, сосредоточив тем самым в своих руках непомерную полноту власти. Проблема требовала неотложенного ре­шения.

После смерти И.В. Сталина новое московское руководство, не заин­тересованное в осложнении обстановки в Венгрии, в мае 1953 г. в сроч­ном порядке негласно пригласило Ракоши в советскую столицу и, осоз­нав возможные катастрофические последствия его политики, попыта­лось убедить его последовать примеру Кремля, поделиться властью и ослабить тоталитарный пресс на общество[5] . Ракоши и его окруже­ние, однако, не желали расставаться с привычной сталинской моделью власти.

Глядя на бездействие Ракоши, Москва решила вмешаться и в сере­дине июня 1953 г. по поименному списку пригласила в СССР не только Ракоши, но и таких партийно-государственных руководителей как И. Доби, Э. Гере, И. Надь, А. Хегедюш, Я. Хидаш, Б. Салаи и Р. Фёльдвари для обсуждения положения в стране. Такие ортодоксальные лиде­ры как М. Фаркаш и И. Реваи, относящиеся к узкому кругу Ракоши, не были приглашены. На совещании, где с советской стороны присутство­вали Г.М. Маленков, Л.П. Берия, В.М. Молотов, Н.С. Хрущев, Н.А. Булганин, А.И. Микоян и посол К.В. Киселев, политика Ракоши была подвергнута резкой критике, подчеркнута личная ответствен­ность за создавшееся положение лидера партии, а также Гере, Фаркаша и Реваи[6] . Венгерское руководство порицалось за допущенные "ошиб­ки", за тяжелую экономическую ситуацию в стране, за массовые зло­употребления и нарушения законности. Советские лидеры требовали отказаться от догматического курса ВПТ. Ракоши было предложено поделиться властью: уступить пост премьер-министра предписывалось Имре Надю и удалить из высшей партийной власти скомпрометировав­ших себя министра МВД, уличенного в ряде противозаконных действий, М. Фаркаша и "главного идеолога" И. Реваи. Сам Ракоши должен был признать свои ошибки, но получил возможность продолжить работу в качестве первого секретаря ЦР ВПТ.

Ракоши и его ближайшее окружение, однако, не осмелились откры­то заявить о своих "ошибках", так как еще надеялись на возвращение к старому. С правительственной программой было поручено выступить премьеру И. Надю, занявшему свой пост по рекомендации Кремля. Из его слов страна узнала о предстоящих переменах, намерениях исправить наиболее вопиющие нарушения законности, о реабилитации незаконно репрессированных и некотором смягчении тоталитарного давления на общество (снижение темпов коллективизации и индустриализации и др.). Программа демократического обновления Надя предлагала аль­тернативу жесткому сталинистско-ракошистскому режиму и сняла ост­роту социально-политической напряженности, она встретила всеобщее одобрение населения Венгрии. Однако она с самого начала вызвала яв­ное и скрытое сопротивление со стороны Ракоши и его приближенных, выжидавших удобного момента, осложнения международной обстанов­ки, чтобы совершить поворот назад к ортодоксальному курсу. Такой случай появился в начале 1955 г. под влиянием осложнения междуна­родной напряженности, когда в СССР были внесены коррективы во внешнюю политику. Ситуацию использовали ракошисты. В середине 1955 г. популярный в народе премьер-министр за "правый уклон" с сог­ласия советских лидеров был отстранен от власти. От Надя требовали ритуальной самокритики (как в 1949 г.), но он отказался и в итоге был даже исключен из рядов ВПТ. В партии и в обществе в целом разверну­лась борьба между догматическими и реформаторскими силами, приоб­ретая все большую остроту.

Венгерская общественность с недовольством восприняла поворот в политике, не желала возврата к сталинизму. Ретроградный поворот стал возможным с молчаливого согласия Москвы, которая в условиях "холодной войны" предпочитала видеть во главе Венгрии испытанного человека "сильной руки". Реставрация ракошистских порядков имела катастрофические последствия для страны. Противоречия в стране про­должали обостряться и в итоге в октябре 1956 г. вылились в народное восстание.

2. Деятельность правительства И. Надя

Руководство Венгрии во главе с Гере продолжало управлять прежними методами, оно не желало каких-либо перемен и поэтому не предприни­мало серьезных мер в интересах снятия социально-политической напря­женности. Ракоши остался в составе ЦР, но, опасаясь дальнейших разо­блачений, уехал в подмосковную Барвиху. Противоречия в стране про­должали обостряться и в итоге в октябре 1956 г. вылились в народное восстание.

Основной причиной выступления студентов и широких слоев вен­герского общества послужило массовое недовольство внутренней поли­тикой обанкротившегося партийного руководства. Состоявшееся 6 ок­тября перезахоронение останков Л. Райка, а затем ряда невинно казнен­ных генералов - жертв ракошистского произвола - взбудоражило об­щество. События же в Польше подтолкнули студентов к проведению собраний, а затем и демонстрации 23 октября 1956 г. Выдвигаемые ими и интеллигенцией основные требования касались отказа от сталинизма, проведения внеочередного съезда ВПТ, отстранения опозорившихся партийных функционеров, демократизации режима, обновления социа­лизма в духе XX съезда КПСС, уважения национальных традиций и го­сударственного суверенитета. Партийно-политическая элита не только растерялась, но и оказалась далекой от понимания этих проблем, по су­ти, не сразу уловила смысла происходящего.

23 октября газета Союза писателей не без основания писала: "Руко­водители партии и государства до сих пор не представили жизнеспособ­ной программы. Ответственность за это несут те силы, которые вместо расширения социалистической демократии упорно работают над вос­становлением сталинистско-ракошистской террористической систе­мы". Ситуация в тот день в Венгрии достигла особого накала.

Колебание партийно-государственного руководства, то разрешав­шего, то запрещавшего проведение митинга солидарности с польскими рабочими, только осложнило обстановку. Лозунги студентов и их тре­бования "Долой сталинизм!" постепенно радикализировались, и среди них появилось требование о приведении в соответствие с мирным дого­вором 1947 г. пребывание советских войск на территории Венгрии.

Обеспокоенные сложившейся в Венгрии ситуацией, 23 октября в Будапешт в срочном порядке прибыли генералы армии - глава КГБ СССР И.А, Серов и первый замначальника генштаба М.С, Малинин. В присутствии Серова начальник милиции г. Будапешта И. Силади отка­зался дать согласие на использование оружия против демонстрантов. Стрелять в массы выразили готовность лишь ракошистский идеолог И. Реваи и вице-премьер Д. Марошан. В итоге демонстрация была раз­решена, и столичный партком во избежание эксцессов даже призвал пар­тийцев к участию в митингах, которые и прошли мирно возле памятни­ков польскому генералу И. Бему и поэту Шандору Петефи, где в присут­ствии десятков тысяч человек были зачитаны требования студентов. Затем значительная часть демонстрантов в ожидании реакции на свои требования высшего партруководства отправилась к зданию парламен­та, надеясь получить ответ на такие самые яркие предложения, как уда­ление "символа сталинской тирании" (памятника И.В, Сталину), про­должение реформ и суд над Ракоши.

Здесь к студентам в конце трудового дня присоединились рабочие, служащие крупнейших промышленных предприятий, интеллигенция, офицеры, курсанты военных училищ. Их численность, согласно совет­ским источникам, составляла около 200 тыс. человек[7] . Они требовали, чтобы перед ними выступил И. Надь, и ожидали обещанного на 20 ча­сов выступления Э. Гере по радио. Но им пришлось разочароваться. Надь, который только что вернулся с Балатона, где провел три дня, долго не появлялся, так как ждал официального приглашения со сторо­ны высшего партруководства. А вечером, когда это произошло, его, пытавшегося успокоить разгоревшиеся страсти, просившего собрав­шихся разойтись и предоставить решение проблемы руководству ВПТ, уже освистали.

В специальном докладе Особой комиссии ООН, заслушавшей ог­ромное число очевидцев, об этом акте, в частности, отмечалось: "... по­сле 21 часа из окон на втором этаже стали выбрасывать гранаты со сле­зоточивым газом, а через минуту два сотрудника безопасности откры­ли огонь по толпе. Много было убитых и раненых. Если вообще можно выделить момент, когда демонстрация перерастет в бурное столкнове­ние, то таким поворотным пунктом стало вмешательство и без того не­популярных, вызывавших ужас в народе сил госбезопасности против беззащитных людей... На помощь гэбистам были направлены к месту происшествия части венгерской армии, но солдаты после минутного ко­лебания встали на сторону толпы". Ночью повстанцы овладели здани­ем радио, но вещание было отключено, поэтому к утру они сами разо­шлись.

Советское руководство, обеспокоенное ситуацией в Венгрии, уже заранее начало принимать подготовленные меры. Командование Советской Армией еще в июле утвердило "план действий по восстановлению об­щественного порядка на территории Венгрии". Среди офицеров Особо­го корпуса, расквартированного в Венгрии, 21 октября состоялась про­верка готовности к действиям по плану "Волна". Командование кор­пуса во главе с генералом Е. Малашенко регулярно информировалось о ситуации в стране послом Андроповым. На территории СССР также заранее были предприняты меры на случай неконтролируемого разви­тия событий. 19-20 октября 108-ой парашютно-десантный полк в При­балтике, 7-я воздушно-десантная дивизия Прикарпатского военного округа были приведены в полную боеготовность для вылета в Вен­грию; последняя 19 числа вылетела на советскую военную базу в Текёле под Будапештом. Решающие действия были предприняты, однако, 23 октября, когда в полную боевую готовность были приведены не только Особый корпус, но и четыре гвардейские механизированные ди­визии, дислоцированные в Венгрии, такая же дивизия, а также одна стрелковая, одна зенитно-артиллерийская Прикарпатского военного округа и 38-ая общевойская армия генерала Х.Д. Мансурова того же во­енного округа. К ним присоединилась 33-я механизированная дивизия из Румынии, которая 24 числа в полдень уже обосновалась вблизи Бу­дапешта.

Согласно венгерским исследованиям, первые советские формиро­вания появились в Будапеште из частей, расположенных в Венгрии, на основании распоряжения главного советского военного советника при Минобороне ВНР генерал-лейтенанта М.Л. Тихонова. Окончательное же решение о военном вмешательстве в события принималось на засе­дании Президиума ЦК КПСС 23 октября после информации министра обороны Г.К. Жукова. Согласно протокольной записи в ходе обсужде­ния проблемы лишь один А.И. Микоян выразил сомнение в целесооб­разности ввода войск и заявил, что "без И. Надя нам не овладеть движе­нием". Официальный документ о приглашении советских войск был составлен Андроповым несколько позже и 28 октября подписан удален­ным 24 октября с поста премьер-министра А. Хегедюшем (Гере юриди­чески не обладал такими государственными полномочиями). Под доку­ментом стояла дата 24 октября.

События у дома радио, приведшие к вооруженному столкновению, явились началом кровавой драмы октября-ноября 1956 г. 24 октября на рассвете на улицах Будапешта появились первые танки, призванные произвести, как в ГДР в 1953 г., устрашающее воздействие на непокор­ных венгров.

Они и взяли под контроль важнейшие стратегические объекты сто­лицы. Эти действия, однако, не оправдали ожидания Гере и его окруже­ния. Военное вмешательство скорее способствовало радикализации требований повстанцев, и, задев национальную гордость, привело к воз­никновению новых очагов борьбы и сопротивления. Произошло это несмотря на то, что с подачи Гере и его сторонников пропагандистская машина во всеоружие заговорила о вооруженном нападении "фашист­ских, реакционных", а затем и "контрреволюционных сил" на общест­венные здания.

Тем временем в ночь с 23 на 24 октября в Будапеште проходило за­седание высших органов партийно-государственной власти, где И. Надь был возвращен в партийное руководство, а утром избран главой прави­тельства. Согласившись занять пост без всяких условий, Надь столкнул­ся с дилеммой: пойти на уступки демонстрантам и восставшим, либо от­казать им в этом. Выступая в полдень по радио, он высказался за реше­ние проблем мирными средствами.

Это несколько снизило напряженность, но резко контрастировало с представлениями Гере и его окружения, которые намеревались решать их с помощью оружия.

Противостояние власти и народа особенно ярко проявилось 25 ок­тября, когда перед зданием парламента собралась 10-тысячная толпа мирного безоружного народа, все еще надеявшегося добиться уступок. Но в ответ по собравшимся (тем более, что они начали братание с эки­пажами советских танков) с крыш и балконов близлежащих домов раз­дались смертоносные очереди тяжелых пулеметов. Мирная демонстра­ция благодаря провокации гэбистов превратилась в кровавую драму, которая еще больше взбудоражила общество и дала толчок дальней­шей эскалации сопротивления. На площади вокруг парламента оста­лась сотня убитых и огромное число раненых горожан. В донесениях посольств США и Великобритании из Будапешта в этот день были та­кие слова:

“Кровопролитие произошло после того, как туда приехало не­сколько сотен демонстрантов на грузовиках, бронемашинах и даже на русских танках. "Русские с нами! Они говорят, что не хотят стрелять в венгерских рабочих", - кричали они нашему корреспонденту... В пол­день на площади перед парламентом лежало много трупов, умирающих мужчин и женщин”. "Численность жертв велика, среди них женщины и дети. Население побаивается массовых репрессий". Массовый рас­стрел безоружных людей, вошедший в историю как "кровавый чет­верг", вызвал волну широкого народного гнева по всей стране и усугу­бил и без того сложное положение, способствуя дислокации восстания прежде всего в таких городах как Сегед, Печ, Мишкольц, Дебрецен, Комаром, Мадьяровар, Дёр и др. На следующий день в городах Дебре­цен, Дендеш, Дйр, Кечкемет, Мишкольц, Мошонмадьяровар, Залаэгерсег, Цеглед отряды госбезопасности произвели массовые расстрелы мирных безоружных демонстрантов. Именно после этих событий ар­мейские офицеры и солдаты в ряде мест встали на сторону восставше­го народа.

Массовый террор не сломил силу сопротивления, наоборот, вызвал со стороны восставшего народа требование немедленной отставки Гере и роспуск органов госбезопасности, а местами привел даже к самосудам разъяренной толпы над офицерами этих органов.

Тем временем в столице проходили бесконечные заседания партий­но-государственных органов. На них присутствовали Суслов и Микоян, убедившие скомпрометировавшего себя Э. Гере уйти в отставку. По ут­верждению А. Хегедюша, Микоян на заседании Политбюро от 25 октя­бря назвал его главным виновником восстания 23 октября. Новое ру­ководство ВПТ возглавил Я. Кадар, и в его состав были кооптированы еще несколько реформаторов. Удаление Гере в обществе было воспри­нято как победа сторонников мирного демократического разрешения конфликта, но на деле Гере сохранил членство в составе высшего руко­водства и вместе с некоторыми ястребами продолжал оказывать воз­действие на него в интересах силового решения конфликта.

Народное восстание, переросшее в революционную борьбу под на­родно-демократическими лозунгами, обострение сопротивления после кровавых событий 25-26 октября заставило политическое руководство страны пойти на уступки восставшим. Необходимость проведения бо­лее гибкой политики стала очевидной. Документы заседания ЦР ВПТ от 26 октября свидетельствуют, что партийная элита только в это вре­мя стала осознавать реальности. Она пришла к выводу, что события нельзя считать "сплошной контрреволюцией", как это преподносилось до этого, что в "решающем большинстве" следует уже говорить "о мас­совом демократическом движении". Кадар признал, что "против нас, по сути, теперь уже стоят рабочие массы". Обновленное партруководство, в целом единогласно, в присутствии высокопоставленных совет­ских представителей официально отказалось от квалификации событий в качестве "контрреволюции" и признало их общенародный, нацио­нальный и демократический характер.

После заседания Политбюро ЦР ВПТ Кадар и Надь, осознав, что нельзя "опираться только на советские войска" и следует искать какую-то опору в самой стране, выступили по радио с соответствующим заяв­лением. Были отменены запреты на митинги, объявлено о прекраще­нии огня и дано обещание на удовлетворение некоторых требований повстанцев. После этого Микоян в телефонограмме в Москву так моти­вировал необходимость этой переоценки событий: "Прибывают деле­гации от разных групп населения - рабочие, студенты, интеллигенция, которые требуют изменения правительства. Перед нами два возмож­ных пути: отклонить все эти требования... и, опираясь на части Совет­ской Армии, продолжать борьбу. Но в таком случае они потеряют вся­кий контакт и доверие у мирного населения — рабочих, студентов, и бу­дут новые жертвы, которые еще больше усугубят пропасть между пра­вительством и населением... Поэтому венгерские товарищи считают приемлемым второй путь: это вовлечь в состав правительства несколь­ко видных демократов, сторонников народной демократии как из быв­ших мелкобуржуазных партий, так и интеллигенции, студентов, рабо­чих".

Обсуждение ситуации в высших партийных инстанциях, их повтор­ный анализ в правительстве, растущее давление снизу, согласование предпринимаемых мер с высшими советскими представителями способ­ствовали тому, что 28 октября партийно-государственная власть сдела­ла решительный шаг навстречу требованиям масс. По поручению выс­шего руководства ВПТ вечером этого дня от имени правительства бы­ло сообщено населению Венгрии по радио о переоценке событий, о признании стихийно возникших революционных органов власти. В зая­влении была изложена программа выхода из кризиса и решимость осу­ществить демократические преобразования социализма с использова­нием "новых демократических форм самоуправления, возникших по на­родной инициативе" в ходе революции, дано обещание в кратчайший срок вывести советские войска из Будапешта и начать переговоры об урегулировании советско-венгерских отношений. В этот же день, - по­сле консультаций с представителями Москвы - правительство, заручив­шись их согласием, равно как и одобрением ЦР ВПТ, решилось также на официальный роспуск органов безопасности, считавшихся в народе главными виновниками массовых расстрелов по стране, равно как и на восстановление демократической многопартийности (было начато воз­рождение партий периода 1945-1948 гг., признающих социалистические ценности). Получили официальный статус революционные органы са­моуправления, были восстановлены национальный праздник (15 марта) и герб страны; охрана общественного порядка поручалась полиции, бы­ли даны обещания на повышение зарплаты и пенсий. Обо всем этом на­род узнал из радиовыступления И. Надя.

Правительство встало, таким образом, на позицию урегулирования вооруженного конфликта мирными средствами. Оно не только заявило о прекращении огня, но и вступило в переговоры с повстанцами, обе­щая амнистию всем участникам борьбы, готовым сложить оружие. "Перестрелки уже полностью прекратились", - сообщали Микоян и Суслов в этот же день в Москву. В то же время перед лицом растущего негодования масс, требовавших предать суду Гере и остальных обан­кротившихся партийно-государственных деятелей, как основных винов­ников расправы с безоружными массами, они (по предложению Надя и Андропова) в тот же день были эвакуированы в СССР.

Правительственное заявление вызвало облегчение и было встрече­но с одобрением в народе. Оно сняло остроту и произвело перелом в противостоянии власти и народа. Дни вслед за прекращением огня по­казали, что эти прагматические реформаторские устремления позволя­ли обеспечить мирное, эволюционное завершение событий политиче­скими средствами, ценою уступок и некоторого отхода от традиционно­го советского образца социализма.

Началась реорганизация правительства, в состав которого было введено несколько незапятнавших себя коммунистов, два места отдано членам руководства бывшей Партии мелких сельских хозяев (3. Тильди и Б, Ковач) и зарезервировано одно место для представителя возро­ждаемой Социал-демократической партии. Руководящие органы ВПТ были преобразованы в Президиум, который вместо фа­ктически распавшейся партийной структуры приступил к созданию Венгерской социалистической рабочей партии (ВСРП). Среди возрож­дающихся (наряду с названными) были также Национальная крестьян­ская и некоторые другие партии, но их образование не пошло дальше оформления программных заявлений. Следует отметить, что ни одна из этих партий - включая буржуазные - судя по их доступным сегодня про­граммам, не ставила целью реставрацию довоенного общественно-по­литического строя, они признавали социальные завоевания, не пересма­тривали результаты земельной реформы и национализации, добива­лись возрождения парламентской республики, высказывались за граж­данские права, за свободу слова и печати, в защиту частной торговли и предпринимательства.

Новый министр внутренних дел Ф. Мюнних в соответствии с требо­ваниями повстанцев 28 октября издал указ о роспуске органов госбезо­пасности. Наряду с этим обновленное венгерское политическое руко­водство встало перед необходимостью выполнения другого требования повстанцев - вывода советских войск из Будапешта. По сути, это стало главным условием сложения оружия повстанцами. С 30 на 31 октября оно было также выполнено. Ревком венгерской интеллигенции эти ша­ги расценил как "конец предательской сталинской политики Ракоши-Герё-Фаркаша'".

В стране сложилась новая политическая обстановка. В последую­щие дни в Будапеште жизнь постепенно начала возвращаться в нор­мальное русло, появились первые признаки консолидации. Установился не только диалог между повстанцами и властью, но последняя начала овладевать ситуацией: прекратились вооруженные стычки, рабочие Со­веты заверили новый кабинет И. Надя о своей поддержке, заявили о го­товности промышленных рабочих прекратить общеполитическую за­бастовку, началось формирование Национальной гвардии, призванной восстановить общественный порядок, заработал транспорт... Каза­лось, что путь к гражданскому примирению найден.

В стране заговорили о мирной победе революции. После вывода со­ветских войск из Будапешта даже дипломатическая служба США сооб­щала в Вашингтон, что "венгерская революция является свершившим­ся фактом" и поворотным пунктом здесь - наряду с прекращением ог­ня и формированием правительства на коалиционной основе - считала как раз вывод войск из столицы. Донесения западных дипломатов из Будапешта и Москвы в последующие дни, хотя и содержали определен­ные сомнения и говорили о сохранении некоторых неясностей, в целом все же касались успехов венгерского восстания, начавшейся стабилиза­ции положения в стране.

Начавшаяся после прекращения огня стабилизация положения про­должалась вплоть до 4 ноября и была прервана лишь одним серьезным инцидентом 30 октября у Будапештского горкома партии. Там группа повстанцев заметила солдат официально уже не существующих органов безопасности и посчитала, что там в подвалах держат арестованных, Делегацию повстанцев, попытавшихся проникнуть в горком, гэбисты уничтожили, после чего началась перестрелка, завершившаяся в тот же день штурмом здания и самосудом толпы над несколькими офицерами госбезопасности. В целом за период венгерского восстания жертвами народного гнева стали 28 человек (из них 26 были сотрудниками госбез­опасности).

В таких условиях стала известной в Венгрии Декларация советско­го правительства "Об основах развития и дальнейшего укрепления дружбы и сотрудничества между Советским Союзом и другими социа­листическими странами" от 30 октября 1956 г., выражавшая готовность строить "взаимоотношения только на принципах равноправия, уваже­ния территориальной целостности, государственной независимости и суверенитета, невмешательства во внутренние дела друг друга". Доку­мент был встречен в Венгрии с большими надеждами, добавив еще больше оптимизма к возможному мирному и демократическому исходу по разрешению венгерского кризиса.

Вместе с тем пропагандистская машина радиостанции "Свободная Европа", которая вместе с "Голосом Америки" будоражила венгерское население в дни восстания и, подталкивая его на необдуманные дейст­вия, вселяла иллюзии о том, что Запад "не оставит Венгрию в беде", продолжала настраивать своих слушателей на недоверие к И. Надю и его правительству, считая нового венгерского премьера одним из тех, кто вместе с Ракоши довел страну до катастрофы. Радиостанции Запа­да делали ставку на освобожденного из заключения кардинала Миндсенти, предлагая его, или известного композитора 3. Кодая, в премьер-министры страны.

3. Поражение реформаторских сил в Венгрии

Хотя советские войска с 30 октября и были выведены из Будапешта, в Венгрию продолжали прибывать новые военные форми­рования. Только 27-29 октября из Прикарпатского военного округа три механизированные и одна стрелковая дивизии, а также железнодорож­ная бригада пересекли венгерскую границу, а 30 числа в г. Веспрем бы­ла переброшена одна из двух мобилизованных военно-воздушных диви­зий. Материальная база снабжения воздушного десанта была органи­зована в г. Мукачеве. Военная машина продолжала работать в этом на­правлении, получая стимул от разработки генштабом МО СССР плана завершающей военной операции против Венгрии на основании приказа министра обороны Г.К. Жукова от 27 октября.

31 октября и в ночь на 1 ноября президиум ЦК КПСС вновь обсуж­дал положение в Венгрии и принял окончательное решение разрубить "венгерский узел" с помощью оружия, создать новое Временное рево­люционное правительство в Венгрии. Разработка плана военных действий была поручена Жукову, пропагандистское обеспечение дейст­вий - Шепилову, Брежневу, Фурцевой и Поспелову. Последний предла­гал использовать следующий основной аргумент для ликвидации завое­ваний венгерской революции: "не дадим задушить социализм в Вен­грии". На пост нового премьер-министра Хрущев предложил поставить Мюнниха, а его заместителем - Кадара, которому поручалось "обра­титься к нам с просьбой о помощи, а мы оказываем помощь и наводим порядок". С правительством Надя, согласно протокольной записи, бы­ло решено покончить следующим образом: "пригласить то ли на пере­говоры о выводе войск, и решить вопрос".

Готовящаяся акция по "оказанию интернациональной помощи" в интересах "наведения порядка" в Венгрии руководством КПСС согла­совалась также с лидерами компартий других социалистических стран Европы, особенно соседних, а также Китая.

Главнокомандующий объединенными вооруженными силами ОВД маршал Конев незамедлительно был отправлен в Венгрию, что само по себе говорило о грядущей военной операции. Тем временем в страну продолжали прибывать новые воинские соединения. Они и вызвали на­стороженность венгерского руководства. Отметим, что Суслов и Микоян, еще будучи в Будапеште, советовали Москве не вводить дополни­тельные воинские формирования в страну, а сосредоточить их у границ. Но в новых условиях продвижение войск было продолжено. Только с 30 октября по 4 ноября две танковые, две воздушные, одна зенитно-артил­лерийская и одна механизированная дивизии пересекли границу Вен­грии с востока, а одна - из Одесского военного округа через Румы­нию. Посол Андропов сначала заверял венгерское руководство, что это "явное недоразумение", а затем, отвечая на настоятельное требова­ние венгерского МИДа, представившего конкретные факты продолжа­ющегося прибытия новых частей, пообещал выяснить причину.

Реакция венгерской стороны на концентрацию войск, особенно на вторжение в страну новых советских формирований, была адекватной и прослеживается на основе сохранившихся венгерских документов.

30 октября Ю.В. Андропова пригласили в МИД Венгрии, где ему было заявлено о том, что новые советские военные части пересекли границу и продолжают продвигаться в глубь страны. Посол не мог дать необхо­димые объяснения, что повторялось и в последующие дни. Впоследст­вии И. Надь, который после Декларации советского правительства яв­но не ожидал такого поворота событий, отмечал: "Андропов не мог дать ответа и пытался отрицать вообще пребывание советских частей. Он, как и в прежние дни (а я разговаривал с ним неоднократно), всегда давал один и тот же ответ". На заседании Совмина Венгрии для реше­ния оперативной работы еще 30 октября был создан узкий правитель­ственный кабинет (в составе А. Апро, И. Богнар, И. Доби, Я. Кадар, И. Надь, 3. Тильди и Ф. Эрдеи), который принял решение обратиться к советскому правительству, начать переговоры о выводе советских войск из страны. 31 октября И. Надь отправил письмо Председателю Верховного Совета СССР К.Е. Ворошилову, выразив желание страны "немедленно начать переговоры о выводе советских войск" с террито­рии страны. Об этом решении правительства, как и о провозглашении 23 октября национальным праздником, глава кабинета в тот же день объявил народу возле парламента.

1 ноября 1956 г. И. Надь стал также министром иностранных дел, и ввиду продолжающегося вторжения советских войск в пределы страны он пригласил к себе посла Андропова и заявил ему правительственный протест в связи с прибытием новых войск, "требуя их неотложного и не­медленного вывода", ссылаясь на недавнюю декларацию советского правительства. Андропову было заявлено, что "если это не будет сдела­но, то венгерское правительство заявит о выходе из ОВД, одновремен­но сообщит об этом ООН, провозгласит нейтралитет страны и для ее гарантирования обратится за помощью к четырем великим держа­вам". Заявление было Андроповым принято к сведению, и он пообе­щал доложить об этом своему правительству.

Венгерское правительство, не получив к 19 часам от посла СССР внятного ответа, предоставило ему конкретные доказательства продол­жающегося военного вторжения и предупредило о возможных послед­ствиях. При этом Андропову было заявлено, что в случае положитель­ного ответа из Москвы телеграмма в ООН будет отозвана.

Вслед за этим правительство Венгрии обнародовало факт вторже­ния советских войск и свои намерения по радио, а телеграммой проин­формировало генерального секретаря ООН Д. Хаммершельда о нейт­ралитете и выходе Венгрии из ОВД, прося одновременно о содей­ствии в проведении венгеро-советских переговоров. Не получая отве­та от советской стороны, премьер-министр 2 ноября вновь проинфор­мировал Д. Хаммершельда о продолжающемся вторжении, подтвердил заявление о нейтралитете и о необходимости обсуждения венгерского вопроса в Совете Безопасности. Казалось, 2-3 ноября с венгерской сто­роны были исчерпаны все дипломатические возможности решения про­блемы. С советской стороны в Будапешт ответ пришел лишь 3 ноября в форме довольно резкой ноты от Андропова, предупреждавшего вен­герское правительство о нереальности его требований и устремлений.

И это понятно, ведь 31 октября уже было принято окончательное реше­ние о ликвидации завоеваний венгерского восстания, о чем, естествен­но, руководство ВНР не извещалось.

Частью реализации советского плана "наведения порядка" в Вен­грии стали не только готовящиеся военные акции, но и политические - с опорой на Ф. Мюнниха и Я. Кадара. Я. Кадар, до 1 ноября включи­тельно полностью поддерживавший вместе с остальными членами выс­шего партийного руководства все действия правительства И. Надя, ре­шительно выступал против ввода в страну новых военных формирова­ний. Он заявил, что готов выйти на улицы и голыми руками останавли­вать танки. 1 ноября Я. Кадар целый день провел в Будапеште, и радио вечером передавало записанное им еще утром обращение к народу. В нем звучали слова: "Славное восстание нашего народа сбросило с себя, с шеи народа и страны ракошистское господство, добилось народной свободы и восстановления независимости страны, без чего нет и не мо­жет быть социализма... Мы не хотим больше быть зависимыми! Не же­лаем превратить страну в военный плацдарм! Обращаемся ко всем че­стным патриотам: сплотимся ради венгерской независимости, во имя венгерской свободы!". Когда его призыв передавался по радио, Када­ра в Будапеште уже не было. Он вместе с Мюннихом по телефону был приглашен к Андропову, а затем они исчезли из страны и оказались в Москве. В Будапеште о них несколько дней не знали ничего. Советско­му руководству не легко и не сразу удалось убедить Кадара возглавить контрправительство Венгрии, которое должно было обратиться за со­ветской военной помощью "разбить черные силы реакции и контррево­люции", спасти "социалистический строй" в стране (этот вопрос был со­гласован с И.Б. Тито).

На рассвете 4 ноября на основании приказа № 01 Главнокомандую­щего войсками ОВД маршала Конева и в соответствии с планом "Вихрь" войска Особого корпуса генерал-лейтенанта П.Н. Дащенко на­чали наступление на Будапешт с целью свержения правительства И. Надя и восстановления социализма в Венгрии в его прежнем виде. К ним на основании приказа генерала армии М.С, Малинина присоединил­ся 108-ой парашютно-десантный полк 7-ой гвардейской воздушно-де­сантной дивизии, приземлившийся в Тёкеле. Почти одновременно с массированным наступлением на Будапешт на волне Солнокского ра­дио прозвучало заявление о создании Революционного рабоче-кресть­янского правительства Венгрии, которое и обратилось за советской во­енной помощью в борьбе "против реакции и контрреволюционеров". Второе решающее вмешательство советских войск в венгерские дела, преследующее вполне определенные реставраторские стремления, бы­ло, таким образом, формально осуществлено по просьбе "параллельно­го" кадаровского правительства, которое в тот момент состояло из чле­нов (Я. Кадар и Ф. Мюнних), пребывавших в СССР, и двух номинальных фигур кабинета, которые находились тогда на советском аэродроме в Тёкеле (А. Апро и Д. Марошан) и узнали об этом из прозвучавшего за­явления по радио.

Советская военная мощь, ее неимоверно большая концентрация в вос­ставшей Венгрии сыграла свою роль, и в итоге вооруженное сопротивление венгров было подавлено. “Первоначально у нас в Вен­грии было 2 дивизии, - отмечал в этой связи Г.К. Жуков, выступая на совещании руководящего состава советских войск в Германии 5 марта 1957 г. - Одна прикрывала австрийскую границу, другая была введена в Будапешт и там рассосалась... Возникла необходимость вывода частей дивизии из Будапешта. Мы вывели эту дивизию. Затем мы скрытно бросили в Венгрию 12 дивизий”. Эти слова маршала, извлеченные со­ветскими военными историками из архива Минобороны, являются сви­детельством не только громадной концентрации военной силы в Вен­грии в 1956 г., но и подтверждением того, что молодые советские вои­ны, брошенные 23-25 октября на разгром мирных демонстраций и ми­тингов в Будапеште, осознали на месте, что воюют не против "контрре­волюционеров", как их информировали, а против народа, желающего сбросить с себя ярмо ракошистского сталинизма и намеревающегося демократизировать социалистический строй в своей стране.

Разумеется, советские солдаты, участвовавшие в боях, не могли знать о подлинном характере и содержании венгерских событий. Они благодаря идеологической обработке были убеждены в том, что вы­полняют свой "интернациональный долг", но, столкнувшись с реалиями на месте, начали догадываться о сущности происходящего. Поэтому и пришлось вывести эту дивизию из Будапешта и заменить другими. Вто­рое же мощное и целенаправленное вмешательство большой военной силы уже было направлено на уничтожение демократических завоева­ний восставшего народа, на восстановление отвергнутой народным дви­жением авторитарной однопартийной государственной власти, хотя и в ее кадаровском исполнении.

Осуществление силовых акций воздействия на венгерское общест­во ради сохранения объявленного "единственно верным образцом" со­циализма, недопущения какого-либо отхода от него, потребовало нема­лых жертв и привело к человеческим трагедиям. В боях с 23 октября по 11 ноября и в последующих карательных операциях, до января 1957 г. включительно, со стороны повстанцев и защитников революционных завоеваний погибло более 2,5 тыс. человек, а число раненых превыси­ло 19 тыс. Потери с советской стороны, по официальным данным, ис­числяются следующими показателями: численность погибших, скон­чавшихся от ран и безвестно пропавших - 720 человек (87 офицеров и 633 солдата и сержанта), так называемые санитарные потери (ранено, травмировано) - 2260 человек (225 офицеров и 2035 солдат и сержан­тов). Такова была цена вооруженного подавления первой значитель­ной и отчаянной попытки несколько демократизировать в Европе соци­ализм советского типа. И это произошло в условиях, когда активное вооруженное сопротивление в основном фактически оказывали по­встанческие центры. Венгерская же армия, как организованная сила, была не только обезглавлена (арест министра обороны и всего верхов­ного командования), но, осознав в большинстве случаев бессмыслен­ность сопротивления мощной советской военной машине, спокойно вы­жидала неизбежное в казармах и была разоружена.

Заключение

В данной работе били рассмотрены события в Венгрии 1965 г. В результате можно сделать следующие выводы.

Венгерские события 1956 г. в итоге были квалифицированы в социалистическом лагере как "контрреволюционный мятеж", направ­ленный на ликвидацию социалистического строя. Лишь во второй поло­вине 1980-х годов, в условиях гласности и начавшегося процесса демокра­тизации общественно-политической жизни, комиссия ЦК ВСРП реши­ла отказаться от этой предвзятой оценки и признала события "народ­ным восстанием". Весной 1990 г. венгерский парламент также рассмот­рел проблему и специальным законом восстановил его первоначальное. бытовавшее в дни восстания название - революция, в ходе которой на­родные массы с оружием в руках выступили против сталинистской ти­рании и за независимость страны.

Приведенные в работе сухие и, по всей вероятности, еще не окончательные цифры не дают полного представления о последствиях кровавого пода­вления народного восстания 1956 г., борьбы за "улучшение социализма" и национальную независимость. К печальному итогу событий относят­ся также массовые аресты, депортация и бегство венгерских граждан из страны. Несколько сотен демонстрантов в разных городах стали жерт­вой массовых расстрелов.

Сложный и противоречивый реставрационный процесс осуществ­лялся как методами репрессий, устрашения и усмирения, так и путем обещаний и неизбежных уступок. Репрессивные органы нового режима вскоре заработали на полную силу. Новая власть сначала обещала со­хранение демократической многопартийности, но от этой идеи быстро отказалась.

Список использованной литературы

1. Венгрия 1956 года. Очерки истории кризиса. М., 1993.

2. Желицки Б.И. Элита партийной власти о характере и содер­жании событий 1956 г. в Венгрии // Славяноведение. 1996. № 4. С. 45-50.

3. Желицки Б.Й. Венгрия 1956 года. Эволюция оценок венгерских историков // Новая и новейшая история. 1992. № 3. С. 397.

4. Краткая история Венгрии. М., 1991.

5. Кыров А.М. Советская карательная акция в Венгрии. (Хрони­ка событий 1956 г. по материалам военного архива). Конфликты в послево­енном развитии восточноевропейских стран. М., 1997.

6. Малашенко Е. Особый корпус в огне Будапешта // Военно-исторический журнал. 1993. №10.

7. Мксатов В.Л. Трагедия Имре Надя //Новая и новейшая история. 1994. №1.

8. Советская внешняя политика в годы "холодной войны" (1945-1985), Новое прочтение. М., 1995. С. 242.

9. Советский Союз и венгерский кризис 1956 года. Документы. М., 1998.


[1] Большая советская энциклопедия. Т.13. М., 1973. С.73.

[2] Венгрия 1956 года. Очерки истории кризиса. М., 1993. С. 18-20.

[3] Там же. С.16.

[4] Там же.

[5] Советская внешняя политика в годы "холодной войны" (1945-1985). Новое прочтение. М., 1995. С. 242.

[6] Там же. С. 242.

[7] Кыров А.М. Советская карательная акция в Венгрии. (Хрони­ка событий 1956 г. по материалам военного архива). Конфликты в послево­енном развитии восточноевропейских стран. М., 1997. С. 110.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений22:34:57 18 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
16:13:37 25 ноября 2015
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
15:14:25 24 ноября 2015
Досадная оплошность: следует написанию "депутат Парламента Аттила Надь, его товарищ по редиска Дарваш". Извините. Геза Тордаи
Геза Тордаи00:24:01 23 марта 2008
В 1956 году венгры выплеснули на улицы чувство собственного достоинства, своё видение жизни, быта, культуры. Отличное от мнения Кремля. Они не хотели больше слушать чушь марксизма-ленинизма в ВУЗах, поучения Чухрая в кинематографии. И Венгрия взбунтовалась. Не пьяные матросы, а люди, которыми эта маленькая красивая страна гордится до сих пор, например, актер, режиссёр и депутат Парламента Аттила Надь, его товарищ по редиска Дарваш. Но была и другая сторона медали: я видел страшные по содержанию фотографии тех дней. Как это совместить с хорошими целями событий 56-го года? Конечно, это не может служить оправданием. Геза Тордаи
Геза Тордаи00:12:20 23 марта 2008

Работы, похожие на Реферат: Венгрия 1956 г.: мятеж или революция?

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150916)
Комментарии (1842)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru