Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Парашюты и планеры

Название: Парашюты и планеры
Раздел: Рефераты по истории
Тип: реферат Добавлен 03:14:04 10 марта 2007 Похожие работы
Просмотров: 242 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

План.

Вступление.

I. 1.Зарождение вермахта.

2.Появление и формирование десантных частей.

II. 1.Подготовка.

2.Оснащение.

А. Парашюты и планеры . Схема прыжка парашютистов.

Б. Самолеты.

В. Оружие и личная экипировка.

III. Боевые действия в 1939-1940 гг.

1. Польша, Норвегия и Дания.

2. Бельгия и Голландия; Греция.

IV. Десант на Крит.

1. Расстановка сил.

2. Десант парашютистов.

3. Высадка егерей.

4. Завершающая фаза.

V. Итоги и значение Критской операции.

VI. Список литературы.

ВСТУПЛЕНИЕ.

“Тонки наши рубахи, дика наша кровь, врага и смерти не боимся мы” – это слова патриотической “Песня парашютиста” Фридриха Шефера, печатавшейся в Германии в годы войны даже на открытках, наглядно показывют восхищение нации ратными подвигами немецких парашютистов их роль в пропаганде нацистской военной мощи. Действительно, в вермахте парашютисты стали образцом боевой выучки, мужества и стойкости, вписав в историю второй мировой войны не одну яркую страницу.

Мне вообще интересна военная история. А вермахт, по моему мнению, оставил в ней заметный след. Это одна из величайших военных машин в военной истории. Являясь образцом дисциплины, выучки, стойкости, сражаясь до самого конца, вермахт был практически идеальной военной машиной. Их среднее командное звено было лучшим в мире, солдаты отлично подготовлены и хорошо вооружены.И тем больше я испытываю чувство гордости за своих предков, сумевших остановить эту машину смерти. Ведь это именно Россия сломала хребет нацистской Германии. И никакой историк не сможет доказать мне, что высадка союзников в Нормандии сыграла сколько-нибудь значительную роль. Кто противостоял американцам и англичанам на Западе? Необученные юнцы и старики, а элитные дивизии все были на Востоке, пытаясь остановить русских.

Сейчас говорят, что русские одолели слабого противника, что немцы сражались очень неумело, посылая своих солдат в лбовые атаки на укрепленные позиции, под пулеметы. Именно такое впечатление может сложиться после просмотра наших фильмов про войну. Остается удивляться почему наша армия так долго возилась с немцами. Мне хотелось бы немного развеять это миф. В этом реферате рассказывается про немецких парашютистов, раскрывается их подготовка, оснащение и несколько крупных операций. Под конец – венец немецких десантных операций – высадка на Крит. В десанте приняли участие больше 10 тыс. человек. Еще при высадке половина была убита или ранена. Вокруг многократно превосходящие силы противника. Обычные войска сдались бы при таких обстоятельствах, но не немецкие парашютисты… Они окопались и начали ожесточенно сопротивляться, время от времени, так же ожесточенно атакуя. И в конце концов их фанатизм, агрессивность и всестороння подготовка взяли вверх над англичанами. Десантники продержались до подхода подкрепления и в пух и прах разгромили противника.

Характерный пример качества немецких десантников: в первых рядах на Крит высадился Макс Шмелинг, по прозвищу “Зигфирд”, двухкратный чемпион мира по боксу в тяжелом весе в 1930-32 гг. Он благополучно прошел через всю войну и после нее стал предпренимателем1 .

И хотя после Крита уже не было крупных десантных операций (именно по этой причине я не пишу о дальнейшем участие парашютистов в войне), тем не менее то, что они успели сделать, делает их чуть ли не героями. Да, именно героями, хотя они и нацисты. По-моему, вермахт, в большинстве своем, не был заражен идеями нацизма. Его офицеры честно выполняли свой долг и не их вина, что они оказались на стороне проигравших. Я и не пытаюсь идеализировать немцев, как каких-то рыцарей. Просто я хочу сказать, что испытываю восхищение ими, примерно такое же, как нашими предками, сражавшимися против них.


1 /2/, стр. 523

I .1.ЗАРОЖДЕНИЕ ВЕРМАХТА .2

Вермахт(“Wehrmacht”, от “Wehr”- оружие,оборона и “Macht” – сила) – вооруженные силы нацистской Германии в 1935-1945 гг. Базой для создания и развертывания вермахта послужил рейхсвер, переименованный после введения 16 марта 1935 года всеобщей воинской повинности. Согласно “Закону о строительстве вермахта”, число дивизий должно было возрасти до 36, а общая численность сухопутной армии достичь 500 тыс. человек.

Возглавляло вермахт Верховное главнокомандование вооруженными силами Германии (ОКВ), в подчинении которого состояли сухопутные войска, ВВС, иВМС. В состав ОКВ входили: оперативный отдел (А. Йодль), военная разведка и контрразведка – Абвер (В.Канарис), экономический отдел, ведавший вопросами снабжения и вооружения армии

(Г. Томас) и управление общего назначения. Начальником штаба ОКВ был В. Кейтель. Другим высшим военным органом был ОКХ – командование сухопутными силами (В. Браухич,

Ф. Гальдер, Ф. Паулюс). Командующий ВВС(Люфтваффе) -

Г. Геринг. ВМС(Кригсмарине) - Э. Редер. Но самыми главными были ОКВ и ОКХ, которые, по сути, соперничали друг с другом. Верховным главнокомандующим вермахта был рейхсканцлер Адольф Гитлер.

Накануне 2 мировой войны вермахт насчитывал 3 млн. человек; его максимальная численность составила 11 млн. человек (декабрь 1943 года).


2 /2/, стр. 111

I.2. ПОЯВЛЕНИЕ И ФОРМИРОВАНИЕ ДЕСАНТНЫХ ЧАСТЕЙ.

Немецкое военное командование интересовало возможность боевого применения ВДВ с середины 30-х годов. Локомотивом для создания парашютистов стал рейсмаршал Геринг, командующий ВВС. Заложенные в новом роде войск возможности прекрасно подходили для стратегии “блицкрига”: проведение молниеносных наступательных операций с массовым использованием танков для пробития обороны противника. В задачу десантников входило быстрое овладение стратегически важными обьектами: мостами, узлами связи, укрепленными пунктами и т.д.

Дополнительным толчком к созданию подобных частей послужили знаменитые Киевские учения 1935 года, когда на глазах ошеломленных наблюдателей из различных стран мира, в том числе и из Германии, советские ВДВ высадили 2500 человек. Стоит добавить,что немецкое командование, вынужденное начинать с нуля при формировании вермахта, было свободно от косных представлений о ведении современной войны, в отличии от других стран, кроме СССР.

Формирование ВДВ началось одновременно, как в сухопутных частях, так и в ВВС. 1 сентября 1935 года специальный элитный полицейский отряд из охраны Геринга был направлен в г. Альтенграбов, где шло укомплектование 1 парашютного полка. Возглавил его майор (впоследствии полковник) Бруно Брауер. Много бойцов получили серьезную боевую закалку в испанской гражданской войне, в составе легиона “Кондор”. Сам отбор в полк был очень жесток: 1 человек из 3-х кандидатов. Такая система сохранялась до 1940 года. ОКХ , в свою очередь, весной 1936 года создало батальон парашютистов. В отличие от парашютистов ВВС, у которых были лишь винтовки, они имели на вооружении станковые пулеметы и минометы. Командиром стал майор Рихард Хайдрих, впоследствие генерал-майор.

Тяжелая физическая и стрелковая подготовка, несовершенство парашютной системы, многочисленные трамвы при посадке и даже случаи смерти, в результате нераскрытия парашюта, способствовали созданию неофициальных отношений между офицерами и солдатами, особой атмосферы принадлежности к специальным частям и укреплению морали вообще.

Официально же ВДВ были “узаконены” указом министра авиации Э. Мильха и с благославления Геринга 29 января 1936 года. В том же году обьявили и набор в парашютную школу в г. Стендаль. Однако в то время немецкая военная мысль еще не определилась до конца с концепцией применения парашютистов. Штабисты ВВС хотели их использовать для захвата аэродромов противника в начале войны, а также для диверсий. В ОКХ полагали же, что ВДВ надо использовать и как обычную пехоту. С этой целью их надо высаживать в тылу врага крупными соединениями, поставив тем самым противника между двух огней. В целом возобладали обе точки зрения, что и послужило причиной для двухсторонней подготовки.

В 1938 году генерал-майор Курт Штудент, будущий командир ВДВ, бывший инспектор летной подготовки люфтваффе, получил приказ о формировании крупных частей ВДВ. К сентябрю 1939 года такая часть была создана, хотя и не полностью укомплектована, – 27-я авиадивизия, ее командир - К.Штудент. По этой причине в оккупации Чехословакии участвовала другая десантная часть – батальон Хайдриха. На основании этого опыта этот батальон передали в состав ВВС, с переименованием в 2 парашютный полк, с тем же командиром. Практически все части ВДВ были переданы в ведение ВВС, что сыграет в будущем плохую службу парашютистам, так как проведение сухопутных операций требует тесной координации с сухопутными войсками, и не может проводится только силами одних люфтваффе. В то же время другой важный элемент ВДВ – посадочно-десантные (планерный) части остались в ведении армии. Пилотами этих планеров были обычные пехотинцы, натренированные для вождения планеров.

Таким образом к весне 1940 года, после всесторонней подготовки, вермахт получил в свое распоряжение две дивизии: 7-я авиационная и 22-я пехотная. Последняя была, по сути, обычным пехотным соединением, натренированным и экипированным для переброски по воздуху. Да и предназначалась она для быстрого усиления первой волны десанта в случае захвата и удержания в руках парашютистами площадок, пригодных для посадки.

II.1.ПОДГОТОВКА.

Обучению германских десантников навыкам парашютных прыжков придавалось огромное значение. Недостаточно проработанное и примитивное снаряжение для прыжков делало необходимой особо тщательную подготовку личного состава. Основные приемы, в частности приземление, отрабатывались в ходе длительной спортивной подготовки. Эти тренировки, вместе с изучением парашюта, составляли начальный этап подготовки бойца, после чего начинался курс изучения матчасти и обучения укладке парашюта. В дальнейшем солдат начинал тренировки в совершении прыжка с макета самолета, а также изучал иностранные образцы материальной части. К моменту завершения этой части курсанты были обязаны полностью овладеть навыкам обращения с парашютом.

На первых порах и солдаты и офицеры готовились вместе, по идентичным нормативам, а впоследствии занятия для офицеров значительно усложнились. Большое внимание уделялось выработке инициативы у личного рядового состава, так как не исключался полный выход из строя в бою всех офицеров и унтер-офицеров. В этих условиях рядовой должен был активно действовать по собственному усмотрению.

После этого этапа десантников отправляют в школу под Стендалем для завершения парашютной подготовки – прыжки совершались с настоящих самолетов с высоты максимум 200 метров. Десантником считался тот, кто выполнил не менее 6 прыжков и прошел специальный курс подготовки. Первый прыжок осуществлялся в одиночку с высоты 180 метров. Прочие были групповыми и производились со все более низких высот. Венчал курс прыжок взвода (36 человек) с высоты менее 120 метров. По завершении десантирования группа приступала к выполнению учебной тактической задачи. Для потверждения квалификации требовалась ежегодная переаттестация. К сожалению, к 1944 году эти стандарты пришлось изменить, в связи с изменением характера задач десантников и их численности. Десантником стал считаться любой солдат, который прыгнул с парашютом хотя бы раз.

II.2. ОСНАЩЕНИЕ.

А. СРЕДСТВА ДЕСАНТИРОВАНИЯ.

Немецкие солдаты пользовались отечественными пара-шютами, весьма простыми по конструкции, - RZ. В начале 1940 года на вооружение поступили усовершенствованные парашюты RZ16. Причиной стали постоянные сообщения о опасных раскачиваниях в воздухе и переодически происходящих неполадках при раскрытии, весьма часто приводящих к трагедии. RZ16 получил широкое распространение, а последним массовым парашютом стал выпущенный в 1941 году RZ20.

Культура изготовления парашютов в Германии не была так высока, как в Англии или США, поэтому их примитивное устройство не позволяли управлять ими в воздухе. К тому же боец спускался с большой скоростью и мог легко трамвироваться. Кстати, запасные парашюты не предусматривались.

Белый купол парашюта (на Крите они использовались уже с маскировочной окраской) имел длину 8.5 метров и состоял из 28 деталей. Сложенный купол укладывался в матерчатую сумку, верхушку купола с ее горловиной связывало тонкая стропа, а сама сумка жестко связана с фалом – отрезком тесьмы с карабином на конце. Никаких колец для выдергивания не предусматривалось – сумка с фалом отрывались от парашюта и раскрывался он за счет сильного рывка в момент полного разматывания фала.

Другим средством десантирования был планер. Основной была модель DFS230. Изобретен в 1937 году. Пилотировал его один человек, в десанте – 8-9 человек. К цели его доставляли на буксире Ju52, после чего их отцепляли и они планировали на цель. В целях гашения скорости у земли выпускался тормозной парашют. Имел планер и вооружение – 1 пулемет, MG15. В ходе войны ВВС сочли целесообразным заменить его на более совершенную модель. Им стал Go 242. Он нес на борту 21 парашютиста, также снабжался тормозным парашютом. Для защиты имелись 4 MG 15, кроме того, десантники могли стрелять из личного оружия через окна в грузовой кабине. В процессе эксплуатации планер снадбили 2 двигателями, тем самым избавив их от самолетов-буксировщиков. Эту модель использовали с 1942 года до конца войны.

В ходе подготовки к несостоявшейся высадки в Англии предполагалось использовать десантников для захвата ключевых точек. Но им, по оценкам аналитиков, не хватало тяжелого оружия, чтобы надежно удержать плацдарм. С целью доставки такого оружия был разработан планер-гигант – Me 321, весом 40 тонн. Он мог перевозить 88 мм зенитную пушку с тягачем и основной немецкий танк Т-IV или до 200 человек десанта. Вели этот планер два пилота. Кроме них были 2 стрелка, радист и техник по погрузке. Взлет осуществлялся с помощью 8 ракетных ускорителей и связки трех истребителей Me 110. Эта громоздкая и неуклюжая связка требовала от экипажей фантастического мастерства. Катострофы на испытаниях следовали одна за другой, а список жертв переваливал далеко за сотню (во время одного взлета погибло 129 человек – экипажи планера и буксировщиков плюс 120 человек десанта)3 . К счастью от их использования, как десантных средств, отказались, но как транспортный планер,Me 321 использовался в Африке и под Сталинградом. Учитывая трудности при взлете его снабдили 6 моторами, что также позволило обойтись без буксировщиков.

Подлинной революцией стал Fa 223 – первый нацистский вертолет. Он мог перевозить 12 человек и горнострелковую пушку. К сожалению (или к счастью) , так как обнаружилось, что модель неустойчива в воздухе, его так и не использовали в реальной боевой ситуации.

Было еще множество великолепных моделей планеров и буксировочных самолетов, но ни один из них не был реализован до конца – у Германии просто не хватило времени.


3 /9/, стр. 277

СХЕМА ПРЫЖКА ПАРАШЮТИСТА.

Во время перелета в Ю-52, основном самолете десантирования, о котором будет рассказано ниже, 12 или 18 человек сидели внутри грузовой кабины лицом друг к другу. При подлете к району десантирования выпускающий давал приказ встать и выстроиться в линию, вдоль фюзеляжа. При этом бойцы зажимали конец вытяжного фала в зубах, чтобы руки оставались свободными. После соотвествующего приказа парашютисты зацепляли крючья карабина к продольной балке. Карабин свободно перемещался вдоль нее, по мере того, как боец подходил к выходу из самолета. Подойдя к двери парашютист широко раставлял ноги, обеими руками брался за поручни по обеим сторонам от двери и резко выбрасывался головой вниз (этот маневр довольно долго отрабатывался на тренировке). Когда вытяжной фал разматывался на всю длину (9 метров), вес солдата и импульс, созданный противоположным движением самолета заставляли его резко вырвать содержимое ранца, распахивая клапаны горловины. В продолжающемся падении сумка с куполом парашюта выскакивала наружу – в этот момент небольшая застежка, удерживавшая сумку вместе с парашютом, отрывалась и сумка сдергивалась с парашюта фалом. Они оставались висеть в двери самолета, а спирально свернутые стропы еще продолжали разматываться, после того, как купол наполнялся воздухом полностью. Все это время боец летел к земле вниз головой и только расправившиеся стропы резко “выдергивали” его в нормальное положение, что сопровожалось довольно чувствительным рывком.

Такой метод раскрытия парашюта сильно отличался от принятого в английских и советских ВДВ, и признавался ими достаточно примитивным, особенно если сравнить силу удара при раскрытии парашюта. Кроме того, пикирование головой вниз было не бравадой, а необходимым элементом. Если бы боец, во время раскрытия парашюта, находился бы в горизонтальном положении, то рывок в области талии “переломил” бы его (голова к ногам) с очень болезненными ощущениями и с опасностью трамвы. А если бы он летел “солдатиком”, то тот же самый рывок вздернул бы его ногами вверх с хорошим шансом запутаться в стропах.

Однако немецкая методика имела свои преимущества. Неприятные ощущения с лихвой компенсировались малым временем раскрытия парашюта, что позволяло немцам прыгать с меньшей высоты, чем это могли себе позволить их коллеги из Англии. В случае, когда парашютист попадал под огонь с земли, беспомощно болтаясь под куполом, это играло неоценимую роль. В германских ВДВ нормальной высотой считался промежуток между 110 и 120 метрами. Но на Крите, в условиях сильного противодействия ПВО противника, парашютисты выбрасывались и с высоты 75 метров.

Но это еще не все. Немецкие парашюты не позволяли регулировать скорость и место падения. Чтобы снизить риск при приземлении, парашютистов учили приземляться в положении “наклон вперед”. В последние секунды перед касанием земли десантник должен был развернуться по ветру, производя руками и ногами судорожные “плывущие” движения. После этого он падал на бок и быстро перекатывался вперед. Этим обьясняется наличие у бойца массивных амортизаторов-щитков на коленях и локтях, в массе своей совершенно неизвестных ВДВ союзников. Однако, даже с ними, для тяжело нагруженного немца-десантника, использовавшего примитивный парашют (скорость падения даже в безветренную погоду, составляла 3-6 м/с) “посадка с перекатом” была сопряжена с большим риском – трамвы и ушибы при прыжках были обычным и распространенным явлением.

После приземления десантник не мог сразу освободится от лямок парашюта: ему надо было отстегнуть 4 довольно неудобные пряжки. Довольно затруднительным было и гашение купола после посадки: стропы находились за спиной десантника. Пока он до них пытался дотянуться, мог подуть ветер и утащить его в сторону. Недаром в тренировке немецких парашютистов присутствовал такой прием, как гашение купола товарища с помощью броска своего тела на его купол.

Однако и на этом все проблемы парашютистов не заканчивались. Все их снаряжение: оружие, гранаты, боеприпасы, рации и аптечки находились в специальных десантных контейнерах. Это было связано с опасением неполного раскрытия парашюта из-за зацепки строп за предметы экипировки на теле парашютиста.

Контейнеры сбрасывали одновременно с личным составом. После посадки боец должен был как можно быстрее найти первый попавшийся контейнер, раскрыть его и вооружиться. До этого его единственным оружием являлся пистолет ЛЮГЕР_08, в просторечии - “Парабеллум”. Поэтому без преувеличения быстрое обнаружение контейнера было вопросом жизни и смерти.

II.2.ОСНАЩЕНИЕ.

Б. Самолеты десантников.

Транспортировка и выброска десанта проводилась с помощью военно-транспортных самолетов Ju52, разработанных еще в 1931 г. Взлетный вес - 10500 кг, скорость – 305 км/ч, потолок – 5500 км, дальность – до 1200 км, экипаж – 3 человека (в десантном варианте)4 . В начале 30-х годов эта машина была основным бомбардировщиком Люфтваффе. В этом качестве машина поучаствовала в Испанской войне, после чего началась их передача в военно-транспортную авиацию. Десантный вариант обозначался литерой F и нес на борту 14 человек, а помимо них – 37-мм пушку или мотоцикл под фюзеляжем. Все машины снабжались устройством для буксировки планеров. Оборонительное вооружение состояло из 3 MG15. Самолет находился в серии до 1944 года, всего было выпущено 3900 Ju52 различных модификаций.

Надежный и неприхотливый самолет получил в ВВС прозвища “Тетушка Ю” и “Железная Анна”. 1 апреля 1939 года из этих самолетов была сформирована первая транспортно-десантная эскадрилия. Вскоре к ней добавились еще две экадрилии. К лету 1940 года они были переданы в XI авиакорпус – подразделение, обьединявшее все, что имело отношение к десантникам.

К концу войны в целях замены устаревшего Ju52 была разработана транспортная модификация нового бомбардировщика немцев Не111 – Не111Н-20/R-1. Взлетный вес – 15000 кг., скорость – 430 км/ч, потолок – 6700 м., дальность – 1920 км., экипаж 4-5 человека и 16 парашютистов на борту5 . Их серийное производство было начато в конце 1944 года и заметного влияния на военные действия они не оказали–немцы закончили войну, в основном, с “Тетушками Ю”.


4,5 /3/,/7/.

II.2. ОСНАЩЕНИЕ.

В. ОРУЖИЕ И ЛИЧНАЯ ЭКИПИРОВКА.

Солдаты первых парашютных частей имели на вооружении винтовку 16/33 чешского производства, после захвата Чехословакии поступившую в горнострелковые части под обозначением Gew 33/40. Вариант для ВДВ предусматривал наличие складного деревянного приклада. Винтовка оснащалась штыком.

В 1938 году специально для десантников на вооружение поступил пистолет-пулемет МР-38, разработанный фирмой “ЭРМА” под 9-мм патрон. Оружие сделано с учетом необходимости его компактности и облегчения. Оно позволяло вести только непрерывный огонь. Специальное устройство внутри ударника замедляло темп стрельбы, что давало стрелку, после некоторой практики наловчиться стрелять из него короткими очередями. Прицел нарезан на дальность 200 метров, мушка расположена на высоком основании и снабжена кольцевидным намушником. Нагрев ствола во время стрельбы заставлял держаться за магазин, поэтому, чтобы избежать его перекоса горловина магазина сделана длинной. Этот образец стал настолько удачным, что сразу же был принят на вооружении вермахта, став его своеобразным символом. Именно этот пистолет-пулемет наши историки назовут “Шмайссером”, хотя сам Х. Шмайссер не имел никого отношения к его разработке6 . Насыщенность ВДВ этим оружием была очень высока – если во время Критской операции 1941 г. им был вооружен каждый четвертый десантник, то впоследствии их имели все парашютисты.

Ввиду невозможности применения на больших расстояниях и слабости пистолетного патрона была разработана специальная автоматическая винтовка - под винтовочный патрон 7.92 мм - FG42. Она поставлялась только в десантные части. В сущности FG42 представляла собой легкий ручной пулемет. Винтовка снабжалась сошками и штыком, коробчатый магазин примыкался горизонально слева. В нем было 20 патронов. Имелся пламегаситель.


6 /6/, стр. 560

Для усиления огневой мощи на вооружении были ручные и станковые пулеметы – MG34, конструктор Л.Штанге. Калибр 7.92 мм, вес 11 кг, техническая скорострельность 800-1000 выстрелов в минуту. Этот пулемет считается лучшим за всю Вторую мировую войну7 .

Из тяжелого вооружения у десантников были весьма оригинальные образцы. 28/20 мм sPzB – это противотанковое ружье. Использовалось оно в начале войны, а потом его сняли с вооружения, так как броня танков была ему уже не под силу. Применялись и мортирки-гранатометы, навинчиваемые на винтовки, калибром до 60 мм, а также ранцевые огнеметы. Среди последних выделяется образец 1944 года, которым мог пользоваться даже необученный солдат – за 0.5 секунды выпуская огненную струю на 27 метров К концу войны стали широко применяться одноразовые гранатометы различных образцов, также активно использовались пехотные 50, 81 и 120 мм минометы.

Артиллеристы тоже имели необычные образцы – 75 и 105 мм безоткатные орудия – первые в мире орудия подобной системы. Ее суть в том, что струя пороховых газов после выстрела не упирается в казенник, а частично или полностью отводится назад через специальные отверстия – следовательно отдача почти отсутствует. За счет этой системы вес орудия снизился на 50-60 процентов, так как отпала необходимость в противооткатных приспособлениях. Разумеется и у нее был недостаток – выхлопная струя, обладавшая большой температурой, представляла опасность для расчета орудия.

Из обычных орудий использовалась 75 мм горное орудие, плюс к ним 37 и 50 мм противотанковые орудия. Зенитчики имели счетверенный вариант 20 мм автомати-ческой пушки Flak 38. Кроме нее использовался 20 мм пулемет MG 151/20.

Основным недостатком немецких ВДВ была их недостаточная, даже по тем временам, мобильность. Их единственным транспортом был мотоцикл BMWR75 с коляской и его полугусеничная модификация. Считалось, что парашютисты сразу высадятся в нужном районе, захватят его и дождутся подкрепления. Поэтому в некоторых ситуациях, например на Крите, где парашютисты были предоставлены самим себе, им приходилось пользоваться трофейным транспортом для достижения хотя бы минимальной мобильности.


7 /10/

III. БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ В 1939-1940 гг.

1. ПОЛЬША, ДАНИЯ И НОРВЕГИЯ.

В первый раз немецкие парашютисты пошли в бой еще во время компании 1939 года против Польши. Правда, ввиду недостаточной укомплектованности, 7-я авиадивизия не исполь-зовалась. Задействованы были только отдельные десантные части, забрасываемые в тыл к полякам с диверсионными и разведывательными целями. Тем не менее, кое-какой опыт реальных боевых действий был получен и учтен в идущей полным ходом разработке планов будущих кампаний.

Когда Штудент в июле 1939 года докладывал о Гитлеру о состоянии вверенных ему частей и сообщил, что десантники ожидают приказа на участие в польском походе, то услышал в ответ: “Они еще повидают несколько боев на Западе !”8 Гитлер полагал, что еще рано расходовать драгоценные и малочисленные кадры парашютистов. Кроме того, немецкое командование не хотело раскрывать свой козырь (возможность внезапной атаки с воздуха сильных укреплений противника). Поэтому настоящее крещение парашютисты получили в ходе норвежской кампании (“Учения на Везере”). Хотя их участие было очень ограниченным, его результаты оценивались очень позитивно.

Необходимость оккупации скандинавских государств определялась настоятельной нуждой в обеспечении бесперебойных поставок дефицитной шведской руды через территории Норвегии и Дании. Особенности будущего поля боя (наличие густо-населеннных островов в Дании и протяженная с севера на юг узкая полоса норвежской территории) ясно показывали, что одними сухопутными силами здесь не обойтись. ВМФ Германии, уступавшие по численности ВМФ союзников, тоже не мог оказать существенной поддержки. По этой причине на парашютистов возлагали особые надежды.

В самом начале вторжения в дело вступал 1-й парашютный батальон майора Вальтера. Штабная и 2-я роты должны были захватить аэродром Форнебю, в столице Норвегии Осло, и удержать его до подлета транспортных


8 /9/, стр. 297

самолетов с 163-й пехотной дивизией на борту. 3-я рота ,

лейтенанта фон Брандиса, должна была овладеть аэродромом Сола, главной базой норвежских ВВС, а 4-я рота, капитан Герике, захватить два летных поля в Аальборге и датский Вординбурский мост. Необходимость его захвата обуславливалась тем, что по нему проходил единственный путь к столице Дании – Копенгагену. Наконец, 1-ая рота, лейтенант Шмидт, оставалась в резерве.

Утром 9 апреля 1940 года десант начался. Вальтеру с самого начала не повезло - из-за плохой погоды столкнулись в воздухе 2 Ю52 и погибли. А на аэродром не удалось высадиться – его закрыл плотный десант и десантникам пришлось вернуться. Самолеты 163-й дивизии нашли брешь в облаках и им пришлось высаживаться посадочным способом в контролируемом врагом Форнебю. Немцы понесли большие потери, но захватили аэродром.

Фон Брандису повезло больше. Его подразделение удачно десантировалось, хотя они и понесли потери от огня с земли, и захватили Сол. И более того – им удалось взять под контроль два важных моста, находившихся неподалеку.

Герике еще более удачно осуществил вверенную ему часть задания. Датские подразделения, охранявшие Вордингборский мост, были настолько потрясены зрелищем выброски парашютистов, приземлившихся с обоих концов моста, что сдались без боя. Также удачно прошел и захват обоих аэродромов в Аальборге. Без единого выстрела охрана была обезоружена – как оказалось, они спали (!), неверя в угрозу десанта.

Роте Шмидта досталась самая геройская и, вместе с тем, самая печальная участь. Немецкая горнострелковая дивизия в Нарвике (Норвегия)(см. приложение 2, фото1), оказалась отрезанной от поддержки с моря, когда прикрывающие ее корабли, все до единого, были потоплены англичанами. На следующий день после этого англичане отрезали ее и от основных сил, высадив десант на побережье. Поэтому снабжение дивизии легло на плечи люфтваффе, которые сбрасывали ей подкрепления и боеприпасы. Рота Шмидта была сброшена для деблокирования англичан на гору, нависающей над стратегическим шоссе Осло-Нарвик. К несчастью для немцев, их сразу же обнаружили отступающие норвежские части. Решительно настроенные норвежцы дали отпор. Большая часть парашютистов погибла в сбитых самолетах.

Оставшиеся в живых (около 60 человек), окопавшись на склоне горы, которую должны были захватить, продолжали бой в тяжелейших условиях еще 4 дня, до тех пор пока не вышли все боеприпасы. А затем сдались. К этому моменту их осталось 34 человека. Сам Шмидт, тяжело раненый в бедро и в живот, руководил своими людьми до конца.

Поскольку операция Шмидта провалилась, то командование ВМФ заявило, что группировка в Нарвике может быть уничтожена. А Геринг известил Гитлера, что снабжение частей по воздуху невозможно из-за плохой погоды. Вскоре англичане взяли Нарвик. Оставшиеся в живых горные егеря, воздушные десантники и моряки с потопленных кораблей отошли в горы, где закрепились и отражали все атаки. А спустя неделю англичане, под влиянием известий из Франции о тяжелых боях, эвакуировали свой корпус.

Немцы вернулись в город победителями. После капиту-ляции Норвегии, в Германию вернулись Шмидт (его наградили Рыцарским Железным крестом)9 и его люди.


9 /9/, стр. 301

III.2. БЕЛЬГИЯ И ГОЛЛАНДИЯ; ГРЕЦИЯ.

Вторжение в Бельгию в мае 1940 года стало наиболее впечатляющим триумфом немецких парашютистов. Под командованием Штудента они провели тщательно сплани-рованную операцию по пробитии бреши в системе мощных оборонительных укреплений на бельгийской границе. Эта система строилась с учетом опыта первой мировой войны. Ее ядром являлся пограничный полуподземный форт Эбен-Эмаэль и мощные крепости Льеж и Антверпен. Гарнизон Эбен-Эмаэля располагал 18 артиллерийскими орудиями, размещенных в бетонных казематах со стенами двухметровой толщины. Его восточный фас составлял одно целое с набережной канала, а три другие стороны были окружены противотанковым рвом четырехметровой толщины. Воооружение форта состояло из 2-х 120 мм, 16-ти 75 мм орудий и значительное количество позиций с противотанковыми средствами, минометов и пулеметных точек.Орудийные башни в случае бомбежки могли полностью спускаться под землю при помощи электромоторов. Имелась защита от газовых атак. Этот форт мог стать крепким орешком на пути любой армии, особенно если учесть, что сохранение высоких темпов наступления было основным фактором стратегии “блицкрига”. Добавим, что орудия этого монстра прикрывали три стратегически важных моста, ведших из Рурского бассейна к бельгийскому побережью, - Вельдвезельтский, Вренховенский и Каннский. Все мосты были подготовлены к взрыву, дистанционно управляемому из КП Эбен-Эмаэля.

Расчет бельгийцев строился на том, что вермахт увязнет в этой паутине укреплений, а там и англо-французская армия подойдет. Кроме укреплений на пути немцев была сеть каналов и рек, оборудованных системой экстренного затопления прибрежных районов. Без овладения вышеупомянутыми переправами немцы не сумели бы выдержать заданный темп наступления. В этом случае мог повториться заменитый “Бег к морю” тридцатилетней давности, за которым последовала позиционная война с известными итогами. Тот урок хорошо усвоили в немецком штабе. Ввиду угрозы срыва сроков наступления перед 7-й авиадивизией была поставлена задача захватить укрепления врага и дождаться прибытия основных сил. Всего было задействовано 6800 парашютистов.

Для захвата форта Эбен Эмаэль была создана специальная штурмовая группа во главе с капитаном В. Кохом. Для выполнения операции он получил свою роту из 1-го батальона 1-го полка и роту лейтенанта Витцига из 2-го батальона. Всего 438 человек. При подготовке был сделан точный макет форта в масштабе 1:1. Тренировки на нем были начаты с зимы 1939 года.

Отряд был поделен на 4 группы. Только группа “Гранит”, численностью 85 человек, под командованием Витцига, была предназначена для штурма форта. На ее вооружении находились, кроме обычного стрелкового оружия, 4 огнемета, противотанковые ружья, динамитные шашки и кумулятивные заряды весом до 50 кг. Группа “Сталь”, обер-лейтенант Альтман, была нацелена на захват Вельдвезельтского моста, группа “Бетон”, лейтенант Шахт, - Вренховенский мост, группа “Железо”, лейтенант Шехтер, - Каннский мост. В случае успешного овладения этими пунктами группам предписывалось любой ценой удержать их до подхода основных сил. Все акции должны были осуществляться с помощью планеров - в отличии от Голландии, где намеревались выбрасываться с парашютами. Это обьяснялось тем, что площадь форта не превышала одного квадратного километра, а существовала необходимость прицельной выброски парашютистов, не тратя времени на сбор. Все решали несколько секунд – больше времени бельгийцы бы не дали.

Было 10 мая 1940 года. Перед прибытием планеров в район Эбен-Эмаэля германская авиация сбросила на форт большое количество дымовых бомб, поставив плотную завесу. Первыми приземлились группы “Бетон” и “Сталь”, в 5:15 и 5:20 утра, соответственно. Они сравнительно легко взяли свои цели, но их радость была преждевременной – весь день им пришлось отражать яростные контратаки бельгийцев. Лишь в 21:40 к ним подошли основные силы и переняли эстафету.

В Эбен-Эмаэле знали о наступлени немцев, но считали, что находятся в безопасности – форт был далеко от передовой. Группа “Гранит” была построена на аэродроме в 3:30 ночи, а в 5:20 утра с Ю52 отцепили 11 планеров DFS230 над фортом. Высадка прошла удачно - только 2 планера, в том числе и тот на котором находился Витциг, промахнулись мимо форта. В связи с этим атаку возглавил обер-фельдфебель Венцель. Бельгийцы совершенно не ожидали ничего подобного – даже огонь по планерам, которые приземлились на крышу форта, не открыли. Несмотря на отсутствие командира, атака началась без промедления. Планеры еще не остановились полностью, как открылись двери и из них посыпались десантники, увешанные оружием и кумулятивными зарядами. С этого момента для гарнизона Эбен-Эмаэль начался настоящий ад. Немцы первым делом завалили выходы из бункеров взрывами динамитных шашек, после чего расправились с артиллеристами, бросая в амбразуры и вентиляционные колодца гранаты. В броневых колпаках бреши пробивали кумулятивными зарядами, затем действовали гранатами или огнеметами. Торчащие орудия выводили из строя, вставляя внутрь заряды взрывчатки, которые распарывали стволы до казенной части. Таким образом, в течении считанных минут 7 казематов и 13 орудий, в том числе все 120- мм, были уничтожены. Все это происходило при минимальном противодействии защитников Эбен-Эмаэля – лишь в одном месте парашютистов задержал пулеметный огонь из бункера, но соседняя группа ликвидировала его, зайдя с другой стороны. В открытый бой с противником многократно превосходящим его по численности (1200 человек), гарнизон Эбен-Эмаэлья не мог – все выходы были разрушены. В 5:40 Венцель передал по радио Коху: “Благополучно достигли обьекта атаки. Все развивается по плану”10 . Правда, большая часть форта еще находилась в руках бельгийцев. Одна башня весь день вела огонь по Каннскому мосту. В 8:30 наконец прибыл Витциг и принял командование на себя. Ситуация уже усложнилась. Бельгийские войска, дислоцированные в окрестностях, пришли в себя и начали контратаку, при поддержки орудий. Людям Витцига пришлось укрываться в брошенных казематах, предоставив самолетам прикрытия самим разбираться с атакующими бельгийцами. При этом особенно активно проявил себя XI авиакорпус – подразделение, непосредственно включавшее в себя всю транспортную авиацию парашютистов и бомбардировщики прикрытия.

Отсидевшись под землей, немцы продержались в форте всю ночь с 10 на 11 мая, после чего к ним подошел на выручку саперный батальон. Получив подкрепление немцы


10 /9/, стр. 308

начали штурм оставшихся укрытий и орудий противника. Вскоре подошли передовые части и форт капитулировал, всего через 24 часа с начала вторжения в Бельгию, открыв дорогу немецким войскам вглубь страны.

Последней группе “Железо” выпала самая тяжелая участь. Мост был уже взорван, когда они приземлились, а затем сразу группа попала под обстрел из последних башен Эбен-Эмаэля. Шехтер был убит, его сменил лейтенант Майснер. Его подразделение выдержало неколько крупных контратак, прежде чем в 23:30 к ним не подошли передовые части.

Итак, переправы через канал Альберта и большинство мостов в течении суток были взяты и сохранены от уничтожения, по ним пехота и танки устремились к открытой французской границе.

В “крепости Голландия”, изобилующей удобными для обороны естественными препятствиями, вроде рек, каналов и шлюзов, было решено сбросить несколько десантов. Численность группы Коха, брошенной против Бельгии, не превышала 500 человек, в Нидерланды же сбросили в 4 раза больше парашютистов, не считая 22-й авиадивизии, которая, как мы помним, предназначалась для усиления десанта первой волны. Основными целями десанта были мосты в Мурдейке и Дордрехте, а также аэродромы в Ваалхавене и Валкенбурге. Для этого выделялись: 1-й и 2-й батальоны 1 полка – для захвата мостов; 3-й батальон – Ваалхавен; 6 рот 2-го полка и 47-й пехотный полк – Валкенбург. При планировании немцы не зна-ли, что голландцы сделали правильные выводы из скандинавской кампании и стянули в район Валкенбурга значительные силы.

Первым пошел в бой 3-й батальон, капитан Шульц. Захват аэродрома был очень важен тем, что именно на него должна была высаживаться посадочным способом 22-я авиадивизия. Несмотря на то, что парашютисты попали под огонь прямо во время приземления, им удалось в ходе короткого боя захватить цель. Группы, высаженные для захвата мостов, действовали удачнее всех (правда во время высадки погиб герой захвата Сола фон Брандис). Они практически мгновенно взяли мосты и удержали их в руках до прибытия основных сил.

В Валкенбурге все сложилось куда хуже. Голландцы, ожидавшие нападения с воздуха, открыли огонь по самолетам парашютистов, когда те появились в зоне видимости. Потеряв несколько десятков самолетов, немцы начали высадку второго эшелона посадочным способом, сажая самолеты около аэродрома. Однако лесная почва аэродрома оказалась слишком мягкой, чтобы выдерживать вес транспортника. Полоса заполнилась завязшими самолетами и оказалась забита. Несколько самолетов попытались сесть прямо на аэродроме, но посадочная полоса была загорожена связками бревен, предусмотрительно установленных голландцами. После опрокидывания нескольких самолетов немцы вынуждены были отступить. А так как голландцы прдолжали ожесточенно сопротивляться, то и тем парашютистам, которым удалось высадится, пришлось отступить.

Сразу после захвата Ваалхавена туда прибыл Штудент, лично приняв участие в бою. А 14 мая Голландия капиту-лировала. Захватить голландскую королеву не удалось – англичане эвакуировали ее на эсминце. В целом операция удалась – страна была захвачена в кратчайшие сроки. Были даже захвачены новейшие английские истребители “Спитфайры”. По иронии судьбы Штудент не смог разделить триумфа свих людей – 14 мая его и группу сопровождающих офицеров по ошибке обстреляли солдаты из частей СС. Генерал был ранен в голову и отправлен в госпиталь в тяжелом состоянии.

Таким образом, применение ВДВ в войне против стран Запада увенчалось полным успехом, достигнутым ценой небольших потерь – 290 убитых, 480 раненых и 439 пропавших без вести. Мощная поддержка со стороны парашютистов стала основным фактором успеха блицкрига. Главный вывод из этой кампании – фактором успеха был своевременный подход главных сил на помощь к высаженныи частям. Транспортная авиация потеряла 150 самолетов, что уже тогда заставило задуматься о возможности высадки в условиях противодействия неподавленной вражеской ПВО.

Поскольку Штудент был в госпитале, на его должность вре-менно назначили генерала Р. Путциера. Также ВДВ подверглись реорганизации. В составе 7-й дивизии появился еще один, 3–й полк. Группа Коха была превращена в Отдельный парашютный штурмовой полк под командование полковника Ойгена Майндаля. В его составе числилось 4 батальона. Был официально создан XI корпус, обьединивший обе дивизии. Кроме них в состав корпуса вошли полк Майндаля, бомбардировочная авиагруппа, транспортная авиация и различные вспомогательные части. Командиром назначили Штудента, получившего чин полного генерала авиации, но вернулся в строй он только в январе 1941 года. На должность командира 7 дивизии назначили генерал-майора Вильгельма Зюсмана.

В апреле 1941 года парашютистов направили в Средиземноморский театр, где они приняли участие во вторжении в Грецию. После разгрома обьединенных англиских и греческих сил, англичане отступали в южном направлении – на полуостров Пелопоннес, соединеный с материком узким перешейком Истм. Последний был перерезан глубоким Коринфским каналом. Английские части стремились перейти через канал по единственому мосту, взорвать его и окопаться на другом берегу. В случае успешного осуществления этого плана выбить их оттуда было бы практически невозможно – канал был слишком глубок, а его отвесные высокие берега, “одетые” в гранит, не позволяли быстро подняться. Исходя из этого немецкое командование решило сорвать план противника и запечатать его к северу от Коринфского канала, оседлав перешеек раньше англичан. В операции приняли участие 1-й и 2-й батальон 2-го полка, которые должны были десантироваться с противоположных сторон моста.

Операция началась 26 апреля в 5:00 утра. Взвод 6-й роты

2-го батальона, лейтенант Тойзен, в 4:30 погрузился на 6 планеров. В их задачу входил непосредственный захват моста. Двумя часами позже бомбардировщики нанесли удар по войскам англичан, а в 7:40 шестерка планеров под шквальным огнем приземлилась на мост. Парашютисты быстро справились с охраной, взяв 80 пленных и 6 орудий. Однако систему подрыва моста немцы не стали выводить из строя, расчитывая в случае неудачного исхода операции взорвать его. Тем временам 40 Ю52 высадили десант на северных и южных берегах, с целью задержать противника и оказать поддержку группе Тойзена. Операция была практически была завершена, когда фортуна вдруг изменила немцам – по мосту открыло огонь замаскированное орудие англичан, бывшее в 200 метрах от моста. Один из снарядов сдетонировал заряд взрывчатки, укрепленный на опоре и мост рухнул в воду вместе с десантниками. При взрыве погибло много людей Тойзена, а сам он был ранен. Группа оставшихся в живых прашютистов, окруженная превосходящими силами англичан, могла быть легко уничтожена. Но противник, извещенный о появлении у него в тылу новых групп парашютистов, нервничал. Тойзен использовал сложившуюся ситуацию – встретившись с английским офицером, возглавлявшим подразделения около моста, он нахально заявил, что его группа является авангардом вторжения, а вскоре ожидается прибытие дивизии, поддержанной пикировщиками Ю87. Англичане поверили этой угрозе, в результате израненный и обоженный Тойзен триумфально принял капитуляцию гарнизона. Итогом операции стало награждение Тойзена Рыцарским крестом и пленение 12000 англичан и греков. К сожалению приказ на операцию был отдан слишком поздно – основные силы англичан (50000 человек) успели эвакуироваться на Крит. Если бы приказ о десанте отдали бы раньше, то пленение всего английского корпуса на Среднем Востоке сильно повлияло бы на дальнейший исход североафриканской кампании.

IV. ДЕСАНТ НА КРИТ.

1. РАССТАНОВКА СИЛ.

Контроль над Грециейне означал контроля над восточным Средиземноморьем, пока в руках англичан оставался Крит – стратегически важный остров и естественный плацдарм для возможного вторжения союзников на Балканы.

Германское командование, оказавшись перед необходимостью захвата Крита и не располагая достаточными ВМС для морского десанта, приняло решение о проведении невиданной доселе по масштабам воздушно-десантной операции. Разработанные ранее штабом Штудента планы о десанте на Мальту, в устье Суэцкого канала и в Александрии были отложены – все внимание было обращено на Крит. К этому времени состав XI корпуса потерпел изменения: 22-ю дивизию отправили на охрану нефтепромыслов в Плоешти. Вместо нее Штудент получил 5-ю горнострелковую дивизию генерал-майора Ю. Рингеля. Силы, предназначенные для штур-ма на Крит ранним утром 20 мая 1941 года выглядели следующим образом:

Штурмовой десантный полк, генерал-майор Майндаль. Состав полка: 1-й батальон – майор Кох, 2-й бат. – майор Штенцлер, 3-й бат. – майор Шербер, 4-й бат. – капитан Герике.

7-я дивизия, генерал-лейтенант Зюсман. Состав дивизии:1-й полк – полковник Брауер (1-й бат., майор Вальтер, 2-й бат., капитан Буркхард, 3-й бат. капитан Шульц), 2-й полк – полковник Штурм (1-й бат., майор Крох, 2-й бат., капитан Пицонки, 3-й бат., капитан Видеман) и 3-й полк – полковник Хайдрих (1-й бат., капитан фон Хейдте, 2-й бат., майор Дерпы, 3-й бат., майор Хайльман)11 .

5-я дивизия, генерал-майор Рингель. Состав: 85-й, 100-й и 95-й полки. Подробно на их составе останавливаться не будем, так как, основные действия вели парашютисты, а горные стрелки лишь усилили их. Были также и вспомогательные подразделения, но они не сыграли сколько-нибудь значительной роли в захвате Крита. Всего 23 тыс. человек, а десантировались с планеров и с парашютами около 10 тыс.

11 /5/, стр. 117

Воздушная поддержка возлагалась на более чем 500 самолетов VIII авиационного корпуса под командованием генерала фон Рихтгофена. Общее руководство осуществлял штаб 4-го воздушного флота под командованием генарал-майора фон Лера. Общая численность авиации достигла 433 бомбардировщика и 235 истребителей. В транспортную авиацию входили 520 Ю52, 72 планера DFS230. Всего эта армада перевезла, кроме людей, 353 орудия, 771 мотоцикл, 5358 десантных контейнера с снаряжением и 1090 тонн различных грузов.

На острове были намечены 4 основные зоны высадки, 3 из них пришлись на основные аэродромы. Выброску десанта предполагалось осуществить тремя волнами: первыми на Крит должны были ступить десантники Майндаля, в задачу которых входило захват и удержание удержание аэродрома в Малеме и многочисленных дорог, мостов и позиций зенитной артиллерии, расположенной в окрестностях местной столицы – города Хания. Их поддержку осуществлял 3-й полк Хайдриха, 7-й дивизии. Необходимость захвата Хании обуславливалась нахождением там английского штаба и резиденции греческого короля.

2-й полк 7-й дивизии должен был захватить аэродром и городок Ретимнон, а 1-й полк – аэродром у селения Гераклион. Целью захвата всех посадочных полос было создание надежного плацдарма и места для выгрузки тяжелого вооружения и 5-й дивизии во время третьей волны десанта. Пока эта задача не была выполнена, поддержка парашютистов возлагалась на ВВС.

План операции назвали “Меркурий”. Он выглядел достаточно простым, особенно на фоне ошеломляющего успеха ВДВ на Западе. 25 апреля был отдан приказ на штурм. Однако, как показали события, все оказалось не так просто…

Во-первых, на острове оказалось не 25-30 тыс. гарнизон, как предполагалось, а, ни много ни мало, 32 тыс. англичан, австралийцев (часть 2-й бригады) и новозеландцев (4-я, 5-я и 10-я бригады), и 11 тыс. греческих солдат (сюда не входит личная охрана короля). Кроме того, предвидя десант, англичане перебросили на остров свои лучшие части на Среднем Востоке – батальон Лестерского и около 700 шотландских хайлендеров из Аргайлского и Сазерлендского полков. Также было 45 орудий и 9 танков. Авиации не было совсем. Комендантом острова был генерал Фрейберг – опытный и решительный военачальник. Он заранее провел разведку районов, где можно было высадить парашютистов и приказал прикрыть их практически непроходимой сетью заграждений (как против парашютистов, так и против планеров). Не менее ошибочным было мнение в немецком штабе о том, что англичане и греки деморализованы поражение на континенте.

Ошибка же англичан заключалась в недооценке защищенности осторова. Они знали о готовящейся высадке на Крит, но не верили, что такую территорию можно захватить силами одних парашютистов. Поэтому ожидали десант с моря силой до 10 тыс. человек. Для прикрытия с моря был развернут целый флот: 4 линкора, 9 крейсеров и больше 20 эсминцев.

Исходя из обстановки Фрейберг ожидал десант численностью 20-25 тыс. человек, поэтому солдаты гарнизона чувствовали себя достаточно уверенно. Но, в итоге защита острова оказалась все же недостаточной. Например, греки, оставившие на континенте все тяжелое оружие, имели одну винтовку на 6-х человек, а на винтовку – 3 обоймы(!)12 .


12 /9/, стр. 319

IV.2. ДЕСАНТ ПАРАШЮТИСТОВ .

Рано утром 20 мая 1941 года, после бомбежки острова, над Критом появились первые Ю52 и Ю87 (см. приложение 2, фото 2). Их целью был городок Малеме. Не смотря на то, что длина полосы была всего 600 метров, овладение ею было жизненно важно для операции. Другим условием была ликвидация зениток около полосы. Первой высадилась рота лейтенанта Генца (90 человек). На часах было 7:00. С земли по планерам открыли интенсивный огонь. Несмотря на тяжелые потери (через два часа было около 60 убитых и раненых) десантники успешно атаковали позиции зениток к югу от аэродрома. За авангардом последовал 1-й батальон Коха на планерах. К сожалению, 1-ю и 4-ю роты буксировщики из-за ошибки отцепили прямо над английскими позициями. Майор Кох и большинство его людей получили ранения в первые минуты боя. В сложившихся условиях штурм авиабазы не представлялся возможным. А 3-я рота была высажена там, где надо, и соединилась с остатками рассеянных и разгромленных подразделений (выжившие постепенно собирались в кучки в течении всего дня) и успешно подавила сопротивление на северной и западной сторонах аэродрома.

3-й батальон Штурмового полка, выброшенный с парашютами в северо-восточной части Малеме, при десан-тировании сильно рассеялся и не сумел сконцентрироваться, так как его бойцы приземлялись под шквалом очень плотного ружейно-пулеметного огня англичан из лагеря, расположенного на господствующей над аэродромом высоте 107. Парашютистов расстреливали в воздухе, а после приземления уничтожали в рукопашных схватках.

Штаб полка и 4-й батальон успешно высадились к западу от посадочной полосы, но в этом бою был ранен в грудь и в живот командир полка Майндаль. Командование полка принял на себя командир 2-ого бат. майор Штенцлер (его подразделение было в резерве, но в связи с тяжелым положением в бой бросили всех). Сражение продолжалось весь день. Позиции вокруг аэродрома переходили из рук в руки. Немцы захватили почти все зенитки, после чего расстреляли из них грузовики, спешащие к аэродрому с подкреплением. К исходу первого дня парашютисты захватили посадочную полосу. Поскольку очередная контратака ожидалась в любую минуту, даже спустившаяся безлунная ночь не ослабила напряжения готовившихся к бою немцев.

3-й полк Хайдриха, выделенный для поддержки сил Майндаля, высадился к западу от цели. Они должны были захватить Ханию и Галатас – небольшие населенные пункты, а также бухту Суда, пригодную для посадки гидросамолетов. В авангарде высадился 3-й бат. Хайльмана, сброшенный прямо на позиции новозеландских солдат. Последние открыли очень меткий огонь. Многие парашютисты приземлились мертвыми. Часть немцев была ветром унесена в море, где утонула. Одна рота в полном составе попала в водохранилище, где утонули почти все солдаты. Большая часть солдат приземлилась в центре лагеря противника и была пленена. Только одна рота (9-я) приземлилась там, где надо. В результате таких потерь штурм Хании стал невозможен. После кровопролитного боя за очень важную высоту в районе Галатаса 9-я рота была вынуждена отступить вглубь острова.

Выброска 1-го и 2-го батальонов была произведена в районе тюрьмы Агья, приспособленной англичанами под укрепленный пункт и контролировавшией дорогу к Хании. Парашютисты сразу вступили в бой. Звуки боя привлекли внимание Георга II – греческого короля, расположившегося в деревне неподалеку. Выглянув в окно монарх увидел метрах в ста приземляющихся немцев. Король был сразу же эвакуирован из небезопасной зоны, а позднее вывезен с острова на эсминце12 .

Тем временем солдаты фон Хейрдта очистили здание тюрьмы и превратили его в полковой штаб. К вечеру к ним присоединились остатки 9-й роты.

Практически все обстоятельства, связанные с действиями первой волны, оборачивались мрачным образом. Ни один из намеченных пунктов не удерживался немцами надежно. Несколько командиров батальонов и рот были убиты, потери личного состава были просто чудовищны.


12 /9/, стр. 327

Вдобавок ко всему прочему, из-за ошибки пилота планера разбился и погиб командир 7-й дивизии Зюсман. Его заместитель Майндаль получил тяжелое ранение. Однако об этом в штабе в Афинах не знали…

Вторая волна десанта подлетела к Криту в 13:30. Она двигалась к Ретимнону и Гераклиону. 2-й полк, за исключением 2-го бат., приданного 1-му полку, десантировался у Ретимнона. Две роты были выброшены удачно, но были скованы огнем противника. А 3-ю роту, как ни странно, отнесло ветром на 7 км от цели. Несмотря на все эти помехи, подразделения смогли собраться вместе и захватить господствующий над аэродромом Ретимнона холм. Поскольку штурм пока не представлялся возможным из-за сильных укреплений врага, то парашютисты окопались и стали ждать подкрепления.

1-й полк со 2-м бат. направился к острову позже всех.

Так как район прикрывался значительным количеством средств ПВО, то бойцам пришлось прыгать с большой высоты. Люди Брауера из-за этого понесли большие потери от пулеметного огня. А две роты приземлившиеся на западной стороне аэродрома были истреблены до последнего человека – спаслись лишь пятеро. Все остальные части были рассеяны и лишь после наступления темноты смогли собраться. Оценив обстановку, Брауер оказался от атаки и посвятил остаток дня сбору уцелевших.

Таким образом положение 7 тыс. парашютистов выглядело чрезвычайно плачевно. Почти полностью израсходовав боеприпасы, отряды уставших, израненых и павших духом немцев готовились к своему последнему бою. В наступавшей темноте отряды парашютистов отчаянно пытались найти места сосредоточения. Казалось, их уничтожение лишь вопрос времени, но окончательно запутавшееся в обстановке английское командование так ничего и не предриняло. Исход сражения по прежнему был неопределенным, но англичане потеряли свое главное приемущество – отделявшее их от материка море. Ворота на остров уже приоткрылись…

Утром следующего дня сражавшийся на аэродроме Малеме 1-й бат. наконец взял высоту 107. Захватить полосу полностью немцам так и не удалось, и самолеты, груженные боеприпасами пытались садиться прямо на побережье. Но они терпели аварии. Удачно приземлился только один, который, взяв на борт раненых, в том числе и Майндаля, взлетел обратно на материк.

К концу первых суток операции Штудент получил наконец сообщения о бедственном положении десантников и гибели Зюсмана, который должен был руководить операцией на месте. Штудент осознал реальную угрозу полного провала операции. Генерал решительно отверг предложение прекратить вторжение на Крит, тем самым бросив на произвол судьбы несколько тысяч отборных солдат, окопавшихся около английских аэродромов. После короткого совещания он принял решение о срочной доставке на Малем третьего эшелона десанта – горных стрелков (см. приложение 2, фото 3). Приказ был отдан, невзирая на реальное положение вещей: самолетам придется приземляться на фактически находящийся в руках врага небольшой аэродром.

1IV.2.ВЫСАДКА ЕГЕРЕЙ .

В 14:00 в Малеме были стремительно высажены две роты парашютистов – последний парашютый резерв. С их помощью аэродром был взят, хотя полоса по-прежнему простреливалась изо всех видов оружия. Примерно в 15:00 показались первые Ю52, тяжело груженные горными стрелками, и под восторженный рев парашютистов, ведущих бой по всему периметру полосы, пошли на посадку. Но торжество быстро сменилось трагедией..

После посадки первых самолетов на них обрушился сильнейший огонь. Находившиеся внутри самолетов егеря едва успевали выпрыгнуть, как оказывались внутри адского костра из которого немногим удавалось выбраться. Получив множество попаданий еще в воздухе многие Ю52, обьятые пламенем падали на посадочную полосу, другие разбивались выскочив за пределы летного поля. Садящимся самолетам приходилось выделывать невероятные маневры, чтобы не столкнуться с обломками. Положение осложнялось тем, что аэродром Малеме не был приспособлен для приема столь большого количества тяжелых самолетов. Теперь на нем царил настоящий хаос. Десантники пытались освободить посадочную полосу, оттаскивая обломки с помощью тягачей.

Как ни была тяжела участь горных стрелков, отправленных по воздуху, судьба 2-х бат., отправленных по морю, была куда трагичнее. Их конвой был перехвачен английским флотом в 27 км от Хании и разгромлен. Вмешательстово пикировщиков VIII корпуса спасло дело, но от 2-х полнокровных бат. осталось 52 человека. Однако к этому времени немецкая авиация заявила о себе в полную силу – уходящие английские корабли были атакованы пикировщиками. В результете 2 крейсера и 1 эсминец были потоплены, два линкора и два крейсера получили тяжелые повреждения.

В Малеме, заваленном трупами и обломками, продолжался бой. Пдокрепленный горными стрелками Штурмовой полк перешел в атаку и закрепился на окраинах города и аэропорта. Обстрел взлетного поля прекратился и ворота на Крит полностью открылись. Генерал Рингель взял на себя руководство операции. Прибытие горных стрелков решило исход битвы – вскоре немцы захватили бухту Суда, куда стали сразу прибывать гидропланы с боеприпасами. К 27 мая, несмотря на ожесточенное сопротивление англичан, была взята Хания,. Оценив ситуацию как удовлетворительную, Рингель приказал двигаться к Ретимнону, где подкрепление было необходимо.

Под Ретимноном 21 мая части 2-го полка были вытеснены со своих позиций с холма, где держались больше суток. Они отступили к заброшенной фабрике по выработке оливкового масла. В течении следующих 4-х дней парашютисты держались там, отбивая атаку за атакой под почти непрерывным огнем артиллерии. К этому времени два обескровленных батальона удерживали свои позиции под натиском 7 тыс. союзных солдат. Борьба была слишком неравной, и в ночь на 26 мая 250 немецких солдат – все оставшиеся в живых, прорвав кольцо, ушли к Гераклиону. Однако следующим вечером им по рации передали приказ немедленно остановиться и организовать оборону с целью сковать силы врага в этом районе. Австралийцы, пытавшиеся ликвидировать отряд, сумели прорвать оборону, но были немедленно отброшены отчаянной контратакой. 29 мая бойцы 2-го полка, воодушевленные начавшейся паникой в рядах противника и получив боеприпасы с продовольствием, возобновили движение к Ретимнону, где пришла очередь англичан суматошно выстраивать укрепления около многострадальной фабрики. Как только остатки десантников утром 30 мая поднялись в атаку, к ним подошли части 85-го полка егерей и совместными усилиями взяли и завод и город.

В это время на третьем аэродроме – Гераклион - 1-й полк Брауера к утру 21 мая начал наступление на город. К сожалению полковник не знал, что ему противостоит 8 тыс. англичан и греков, в избытке снабженных артиллерией. Наступление быстро захлебнулось. Полковник Брауер получил приказ прекратить наступление, закрепиться на позициях и не допустить оттока сил союзников к Ретимнону. 24 мая он получил подкрепление – еще один батальон. Утром 1-й полк начал наступление, успешно захватив господствующую высоту над Гераклионом. С приходом авангарда 5-й дивизии 27 мая судьба последнего оплота сопротивления англичан была решена. Фактически это означало конец сражения за Крит. В тот же день Фрейберг отдал приказ об эвакуации войск в Египет.

23 мая, ввиду тяжелых потерь от бомбежек (всего поте-ряно было 3 крейсера, 6 эсминцев, 17 кораблей тяжело повреждены) британский флот отошел в Александрию. Воспользовавшись этим, 28 мая на остров высадили 6-тысячный отряд итальянских войск.

Битва за Крит была закончена 1 июня 1941 года со взятием городка Сфакия на юге острова.

V. ИТОГИ И ЗНАЧЕНИЕ КРИТСКОЙ ОПЕРАЦИИ.

Какими же были итоги Критского десанта – одной из вели-чайших операций десантных войск?

Англичане сумели вывезти с острова не более 15 тыс. человек. Конкретно, англичане потеряли 612 убитых, 5135 пленных и 1224 раненых; новозеландцы – 671 убитый, 2180 пленных и 967 раненых; австралийцы – 450 убитых, 3000 пленных. Самые большие потери понесли греки – с острова увезли лишь 4 тыс. человек из 11 тыс. … А на военных кораблях английских ВМФ погибло около 2 тыс человек.

Победа досталась немцам дорогой ценой: 3022 убитых в 7-й дивизии и Штурмовом полку, 652 в 5-й дивизии и 126 человек из воздушной поддержки. Кроме них 3400 раненых. Из 520 Ю52 в строю осталось 185… После завершения операции 7-ю дивизию отправили на переформирование и отдых в зону Восточного фронта (в это время война с СССР еще не шла).

Захват Крита привел к самому сильному ослаблению позиций Великобритании в бассейне Средиземного моря с 1797 года. Кроме того, это был один из наиболее блестящих успехов парашютных войск вообще, и я им рукоплещу , как героям. Но потери, понесенные ими,были настолько тяжелыми, что Гитлер запретил впредь проводить крупномасштабные десанты. В од-ном из своих разговоров с Куртом Штудентом Гитлер сказал: “Крит показал, что дни парашютистов закончились”13 . В ре-зультате элитные войска оказались не у дел и вплоть до конца войны сражались в качестве отборной пехоты.

Последняя крупная операция немецких ВДВ дала толчок к рождению аналогичных подразделений в других странах, в частности в Англии и в США, где ранее к этому роду войск относились с презрением.


13 /9/, стр. 336

VI. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ.

1. И.А. Андреев “Боевые и транспортные самолеты”,

Молодая гвардия, Волгоград, 1979.

2. С. Воропаев, А. Егазаров “Энциклопедия III рейха”,

Локид, М, 1996.

3. Горожанин С. “Железная Анна”. “Крылья Родины”. №7, 1995.

4. Д.М. Гейвин “Воздушно-десантная война”,

Воениздат, М, 1957.

5. А. Гове “Внимание, парашютисты !”,

Воениздат, М, 1957.

6. А.Б. Жук “Винтовки и автоматы”,

Воениздат, М. 1987.

7. Котельников В. “Небесные извозчики войны”. “Крылья Родины”. №3, 1997.

8. Д. Миллер “Коммандос – формирование, подготовка,

выдающиеся операции”, Харвест, Минск, 1997.

9. Ю. Ненахов “ВДВ во Второй мировой войне”,

Харвест, Минск, 1998.

10. Плотников С. “Ручники”. Техника молодежи”. №1-2, 1992.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений22:25:47 18 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
15:09:24 24 ноября 2015

Работы, похожие на Реферат: Парашюты и планеры

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(151305)
Комментарии (1844)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru