Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Русский язык и основные наречия

Название: Русский язык и основные наречия
Раздел: Языкознание, филология
Тип: реферат Добавлен 17:43:51 19 ноября 2004 Похожие работы
Просмотров: 4213 Комментариев: 12 Оценило: 12 человек Средний балл: 3.3 Оценка: 3     Скачать

Русский язык

Русский язык - это совокупность тех говоров, поднаречий и наречий, на которых говорит русский народ, т. е. известные племена и народности, объединенные общностью нравов, верований, преданий и самого языка. Язык - это один из наиболее существенных признаков, характеризующих народность в смысле культурного облика того или другого племени. Как всякий другой элемент культуры, принадлежащий более или менее обширному племени, язык разнообразится в зависимости от различных общественных, географических и прежде всего исторических условий.

Эти разнообразные оттенки языка, состоящие в различном произношении звуков, в замене одних звуков другими, в изменении грамматических форм и синтаксических оборотов, называются наречиями, поднаречиями, говорами. Различие между этими терминами вполне относительное: о наречиях говорят там, где имеется в виду противопоставить им язык, характеризующий более или менее значительную народность в ее настоящем или прошедшем; о поднаречиях - там, где требуется указать, что они, как части, связаны с целым, определяемым как наречие, в противоположении к еще более обширному целому, называемому языком и т. д. Строго говоря, каждая мелкая общественная группа имеет свой "язык": его можно назвать языком, когда о нем говорят безотносительно; его назовут говором, поднаречием, наречием, если потребуется определить его отношение к языку тех более крупных единиц, в состав которых входит эта общественная группа. Сравнение русского языка с церковно-славянским, сербским, польским, чешским и др. показывает, что он восходит вместе с ними к одному общему, не дошедшему до нас в письменных памятниках, языку; такой вывод стоит в связи с целым рядом исторических свидетельств, доказывающих происхождение всех славянских народов от одной общей племенной группы.

Русский язык, как и русский народ, можно назвать славянским наречием, славянским племенем, имея в виду, что этот народ и его язык входили некогда в состав того предполагаемого целого, которое впоследствии распалось на отдельные, дожившие до настоящего времени славянские племена и наречия. Язык этого общего предка всех славян принято называть в науке общеславянским; в свою очередь, он восходит к индоевропейскому праязыку, от которого произошли литовский, германские, латинский, греческий, древнеиндийский и др. языки. Славянское племя, еще до своего распадения на несколько племен, не могло сохранить полного единства в нравах и языке вследствие расселения на более или менее обширном пространстве. Таким образом еще в общеславянскую эпоху различались отдельные славянские наречия и говоры, отличающиеся между собой более или менее значительными звуковыми и другими особенностями. Но нам остается неизвестным, какие это были наречия, как именно они группировались и соответствовали ли они хотя отчасти современным разновидностям славянской речи.

История отдельных славянских наречий и, между прочим, русского, начинается со времени распадения общеславянской семьи. Вместо одного языка, явились три диалектические группы - южнославянская, западнославянская и, наконец, восточнославянская, объединившиеся впоследствии под общим именем русской. Ближайшего родства между русской группой и которой-либо из двух других групп доказать нельзя. Сравнительное изучение отдельных русских наречий приводит к восстановлению языка, общего некогда всему русскому народу, но уже с самого начала, с эпохи отделения от языка общеславянского, распадавшегося на отдельные наречия и говоры, неизвестные нам, впрочем, во взаимных их отношениях.

В течение отдельной своей жизни русский язык успел значительно измениться сравнительно с языком общеславянским: эти изменения, отразившиеся во всех русских наречиях, сближают их между собой, отличая вместе с тем от всех прочих славянских языков. Таковы, например, явления полногласия: произношение "борода" вместо общеславянского "борда" характеризует все русские наречия, между тем как в других славянских языках находим "brada" (церковнославянская "брада", сербская "брада", чешская "brada"), "broda" (польская и верхне-лужицкая "broda"). Точно так же общеславянские звуки "tj", "dj" в русском языке, во всем составе его говоров и наречий перешли в "ч" и "ж" ("хочешь", "межа"), между тем как в остальных славянских языках находим "шт" и "жд" (церковнославянские "хоштеши", "межда"), "с" и "з" или "dz" (польские "chcesz", "miedza") и др. С течением времени общерусский язык распался на несколько наречий, диалектических групп. Сравнительное изучение современных наречий дает возможность восстановить число этих групп и охарактеризовать их взаимные отношения.

Деление русских говоров на великорусское, белорусское и малорусское наречия не может быть признано древним. Образование этих наречий стоит в тесной связи с образованием трех великих народностей, на которые распалось русское племя. Не подлежит сомнению, что народности эти сложились на памяти истории: нельзя говорить о белорусах, малороссах, великорусах в X или XI веке; но вместе с тем трудно сомневаться и в том, чтобы между древнерусскими племенами, о которых повествуют летописцы, не следовало различать более или менее обширных групп, объединявшихся, по своему географическому соседству, в языке и обычаях.

При этом весьма вероятно и то, что первоначальная группировка русских племен не соответствовала современной группировке русских говоров: сравнительное изучение великорусских и белорусских говоров приводит к убеждению, что великорусское наречие соединило говоры, принадлежавшие некогда к разным диалектическим группам. В этом наречии различаются южное и северное поднаречия. В первом из них неударяемые "о", "е" принимают окраску "а" и "ы" ("и"), при известных же условиях переводят в "а" ("я"), например, "вада", "сяло"; звук "г" произносится как звонкая придыхательная согласная, сходно с малорусским "г"; звук в склонен к переходу в "у" ("городОУ" вместо "городов"); звук "т" в третьем лице обоих чисел не отвердевает ("хОдить", "берУть"). Во втором, северно-великорусском, поднаречии "o" неударяемое остается без изменения, "е" неударяемое склонно к переходу в "о" ("сёлO"), звук "г" произносится как звонкая мгновенная согласная (как латинское g), звук "в" не переходит в "у" ("городOф" вместо "городов"); звук "т" в третьем лице обоих чисел отвердевает ("ходит", "берут").

Указанные здесь признаки южно-великорусского поднаречия, резко отличающие его от северно-великорусского, роднят его самым решительным образом с белорусским наречием: они прямо указывают на то, что южно-великорусские и белорусские говоры принадлежали ранее к одной диалектической группе, отличавшейся от той, которая соответствовала современному северо-великорусскому поднаречию. Вместе с тем, однако, можно указать на некоторые черты языка, общие обоим великорусским поднаречиям и чуждые говорам белорусским: таковы, например, переход "ы" в "о" перед "й" ("мою" вместо "мыю"; "простой" и "прастой" вместо "простый") или образование именительного множественного на "а" вместо "ы" ("города", "дома").

Вот почему надо признать, что некогда южно-великорусские и белорусские говоры составляли одну диалектическую группу, а по ее распадении, одна часть ее образовала белорусское наречие, а другая, примкнув к северно-русской группе, составила, вместе с нею, наречие великорусское. Различие между малорусским наречием, с одной стороны, великорусским и белорусским - с другой, гораздо значительнее, чем различие между великорусскими и белорусскими говорами: ясно, что древнерусские говоры, соответствующие малорусскому наречию, составляли одну диалектическую группу. Имея в виду, что история русского народа не свидетельствует о слишком значительных передвижениях русских племен в тех пределах, в которых их застают IX - X века, можно с уверенностью утверждать, что первоначально русский язык распадался на три большие диалектические группы: южную, сидевшую на юго-западе Европейской России, среднюю, занимавшую среднюю ее часть, и северную, заселявшую север.

Памятники языка удостоверяют, что уже в XI и XII веках выступали наружу те звуковые особенности, которые в настоящее время характеризуют русские наречия: смена "ч" и "ц", столь обычная теперь на севере, встречается уже в древнейших рукописях Новгородской и соседних областей; переход "е" (нижнего подъёма переднего ряда) в "и", смешение "ы" и "и" - черты, свойственные современным малорусским говорам - встречаются уже в памятниках XII века, писанных в Киевской и Волынской землях; в самом начале XIV века мы встречаем в одном из говоров средней диалектической группы сильное аканье, т. е. переход "о" в "а" и "е" в "я". Таким образом, на основании свидетельства древнейших письменных памятников можно предполагать исконное деление русского языка на три диалектические группы.

История народа подтверждает такое деление: южные племена, соответствующие современным малорусским, начиная с конца XII столетия, живут отдельной от остальных русских племен жизнью; северные племена, вместе с восточной отраслью племен среднерусских, образуют, с течением времени, Московское государство, а западная отрасль последних племен входит в состав государства Литовско-Русского. Усиление политических центров в Средней России - на востоке в бассейне Оки, на западе в бассейне Западной Двины, - стоит в тесной связи с распадением политического союза, объединившего под руководством князей Рюриковичей все земли, занятые русскими племенами.

Результатом падения Киева, вызванного не столько внешними, сколько внутренними причинами, было тяготение среднерусских племен к двум противоположным центрам новой областной жизни, сменившей прежний племенной быт. Сначала только некоторые, а впоследствии, в силу исторических условий, все восточные племена среднерусской группы потянулись к Владимиру и Москве, между тем как западные племена этой группы примкнули к Полоцкой земле, где уже издавна, вследствие благоприятных условий, были заложены основания новой, чуждой древней Руси, государственной жизни. - Москве, вокруг которой сосредоточились сначала лишь некоторые северные и среднерусские племена, удалось, - благодаря естественному тяготению других родственных племен к центру, имевшему сначала областной, а потом и государственный характер, - объединить всю страну, занятую северной группой и восточной отраслью среднерусской группы.

В самой Москве образовалось новое наречие, совмещавшее особенности среднерусских и северных говоров: от первых оно заимствовало гласные (акание), от вторых - согласные (например, "г" равна латинскому "g"). В бассейне Оки, сначала вокруг Владимира, а потом Москвы, стала образовываться великорусская народность, причем и язык обеих, некогда обособленных диалектических групп, начал переживать общие явления: в целом ряде пограничных местностей, а также в областях вновь колонизованных, стали образовываться смешанные говоры, между тем как особенности московского наречия проникали, благодаря культурным влияниям, в города и областные центры. В результате, в области, занятой великорусской народностью, получилась довольно пестрая смесь различных говоров; понять ее возможно только при историческом изучении каждой местности.

Полоцкая область, объединившая среднерусские племена с некоторыми северными и южными русскими племенами в бассейнах Березины и Припяти, уже по самой разноплеменности этнографического своего состава, была призвана к политической жизни; тесный союз русского ее населения с Литвой обеспечил рост нового государства. Благодаря ему окрепла белорусская народность; западные ветви среднерусского племени получили при этом полный перевес над другими элементами и расширили свое влияние к северу (Псковская область).

Центр древнерусского племенного союза, Киев, после распадения союза не скоро получил возможность стать областным и государственным центром: для этого потребовалось литовское завоевание. Центрами областной жизни Южной Руси стали Галич и Владимир-Волынский: эти города были, по-видимому, местом столкновения двух главных племен южнорусских, - северных и южных; отсюда их областное (а не только племенное) значение и их политический рост. Современный малорусский язык сохранил ясные указания на двойственность главных элементов, которые отразились в его наречиях и говорах: рядом с северо-малорусским наречием мы находим украинско-галицкое наречие, имеющее несколько значительных разновидностей.

Наиболее резко отличается от прочих разновидностей восточно-украинское наречие, в котором меньше всего точек соприкосновения с северно-малорусскими говорами (ср. "i" из "о", постоянно смягчающее согласные; средний звук между "ы" и "и"; мягкое "р"; мягкое "т" в 3 л. ед. числа и мн. др.). Имея в виду, что население современной Полтавщины и Слободской Украины, вероятно, пришло главным образом из так называемого Побережья, т. е. из местности между Днестром и Бугом, до сих пор весьма населенной, восточно-украинские говоры можно признать наиболее характерными представителями южно-малорусского наречия. Западно-украинские и галицкие говоры представляют своеобразные сочетания южно-малорусских звуковых черт с северно-малорусскими.

Соображая все это, следует заключить, что современные малорусские говоры восходят к двум древним малорусским наречиям - северному и южному; отражая эти наречия лишь частью в первоначальной чистоте, большая часть малорусских говоров представляет смешение обоих типов, с явным, впрочем, преобладанием южного типа. Смешанное население положило основание малорусской народности, подобно тому, как великорусская народность явилась результатом столкновения нескольких среднерусских и северных племен. Как великорусская народность образовывалась в связи с политическим ростом государства в бассейне Оки, так точно начало развития народности малорусской стоит в тесной связи с государственной деятельностью Даниила и его преемников: при них начало оседать население, пришедшее в брожение вследствие татарского нашествия. Современный состав русских говоров в значительной еще степени отражает судьбу отдельных областей древней Руси. Как указано выше, великорусское наречие делится на два главных поднаречия - северное и южное.

Южно-великорусское наречие

Южно-великорусское наречие обнимает современные губернии Рязанскую, Тамбовскую, Тульскую, Орловскую, Калужскую, некоторые части Смоленской, Курской и Черниговской; кроме того, южно-великорусские говоры, как мы видели, занимают значительную часть Московской и Тверской губерний; равным образом они распространены в губерниях, колонизованных южно-великоруссами одновременно с северноруссами (см. выше). Колонизация южных окраин Московского государства шла из пограничных с степью местностей: вот почему в Воронежской губернии, в Области Войска Донского, наконец в Новороссии мы встречаем население, говорящее по-южно-великорусски. Весьма трудно установить западную границу южно-великорусского наречия, так как на западе оно соседствует здесь с родственным по происхождению наречием белорусским: отличительными признаками белорусских говоров следует признать только дзекание и отвердение "р". Рассмотрим затем отдельно некоторые окраины южно-великорусского наречия. Рязанская земля представляется заселенной уже в XI веке: это удел младшей линии черниговских князей. Весьма вероятно, что они последовали в эту страну за русским населением, оседавшим среди финского племени; следовательно, Рязань колонизована тем русским племенем, которому принадлежали и Курск и Елец, т. е. племенем, сидевшим в княжествах Новгород-Северском и Черниговском. Трудно допустить, чтобы заселение Рязани шло только с запада и северо-запада, из губерний Тульской и Калужской. В конце XI века земли по верхнему течению Оки еще не были вполне покорены русскими князьями; сохраняя свою племенную обособленность, вятичи вряд ли могли пуститься в колонизационное движение и остановить, - по крайней мере собственными силами, без содействия северян, - распространение северно-руссов, уже в IX веке дошедших до нижнего течения Оки (Муром). Во всяком случае, господствующим русским племенем в Рязани были среднеруссы: язык до сих пор роднит рязанцев с туляками, калужанами и белорусами, свидетельствуя об их одноплеменности. Позднейшая судьба разъединила эти части среднерусского племени, но резкие звуковые отличия, например акание, до сих пор свидетельствуют о их бывшем единстве. Большая часть Тульской губернии (кроме южных ее уездов), Калужская губерния и северная часть Орловской губернии были в древности заселены упомянутыми выше вятичами. Это племя, вместе с радимичами и, вероятно, также дреговичами (сидевшими на западе от радимичей), в древности на местах своих первоначальных поселений, примыкало, по-видимому, к польским говорам, с которыми пережило некоторые общие фонетические явления (дзекание): намек на это находим у летописца, который выводит родоначальников вятичей и радимичей, - Вятка и Радима, - от ляхов. Впоследствии эта звуковая черта, под влиянием соседних говоров (северян, граничивших с вятичами с юга и востока), почти совсем исчезла, оставив слабые следы, например, в Мещовском уезде, где до сих пор известно произношение "зля" вместо "для". Смешанный характер современных калужских говоров сказывается и в других чертах: рядом с сохранением "ы" в "мыю", "рыю" или переходом его в "э" ("мэю", "рэю") известно произношение "ой" вместо "ый" в им. ед. мужского рода имен прилагательных ("прастой", "сляной"); это "ой", очевидно, заимствовано из других говоров. Тем не менее отсутствие дзекания прямо указывает, что население указанных губерний было втянуто в сферу влияния говоров, образовавших южно-великорусское наречие. В Черниговской, Курской и части Орловской губернии сохранились древние северские говоры, в первой - в смешении, а во второй - в соседстве с говорами малорусскими: разреженное после татарского нашествия население Северской земли должно было разделить свои земли с новыми колонистами, шедшими сначала из Полесья, а впоследствии потянувшими с юго-запада. Наплыв этих новых элементов начался в эпоху литовско-русского владычества над этими землями. На время почти все земли родственных между собой вятичей, радимичей и дреговичей были соединены в одно политическое тело: рука литовско-русских князей доходила и до Ельца, но в скором времени Одоевские, Носильские, Мценские, Мезецкие (Мещовские), Мосальские князья принуждены были покориться Московскому государству. В Смоленской земле сходились некогда севернорусские и среднерусские поселения: это видно как из того, что сам Смоленск признается в летописи кривическим (севернорусским) городом, так и в особенности из того, что северные уезды Смоленской губернии (Поречский, Бельский, Духовищинский) сохранили до сих пор в своем говоре севернорусскую черту - цокание. Среднеруссы южной и восточной части Смоленской земли рано подпали под влияние восточных (северских) говоров и утратили некоторые типические черты в своем языке; напротив, в западной части сохранились дзекание и твердое "р", что и заставляет делить Смоленскую губернию между белорусами и южно-великоруcсами.

Северно-великорусское наречие

Северно-великорусское наречие слышится в областях частью издавна населенных новгородскими славянами и родственными им кривичами, частью уже в историческое время колонизованных теми же племенами. В Европейской России сюда относятся губернии Новгородская, Санкт-Петербургская, Олонецкая, Архангельская, Вологодская, Костромская, Ярославская, Владимирская, Вятская и Пермская. На этом громадном пространстве резко выделяется целый ряд местных говоров, но до сих пор их не удалось сгруппировать в более или менее обширные деления.

Попытка различить в северно-великорусском наречии востока и запада поднаречия встретила серьезные затруднения в звуковых данных; это обстоятельство стоит, конечно, в связи с тем, что новгородская колонизация долгое время шла на север и восток почти беспрерывно. К югу от указанного пространства тянутся с одной стороны области, где проходит древняя граница между севером и среднерусскими говорами, а с другой - области, сравнительно недавно колонизованные Владимирским и затем Московским государством, а потому до сих пор представляющие пеструю смесь обоих элементов, образовавших Владимир и Москву: северного (северно-великорусского) и среднерусского (южно-великорусского).

К областям, где издавна проходила граница между обоими русскими наречиями, принадлежат современные губернии Псковская, Тверская и Московская. Псковская губерния только в северной своей части принадлежит к области северно-великорусского наречия. Окают (говорят на "о"), кажется, только в Порховском уезде; в Псковском и Островском уездах замечается уменьшение северно-русских и среднерусских (белорусских) особенностей: здесь акают и якают ("вадА", "вядУ"), смешивают "в" и "у", изменяют "г" в конце слов на "х" ("парoх" вместо "порог", Псковcкий уезд), произносят "э" вместо "ы" ("мэю", Островский уезд), употребляют мягкое "т" в 3 л. ед. и мн. (работают), но рядом со всеми этими среднерусскими чертами наблюдаются и севернорусские: "г" произносится как лат. "g" (а в Островском уезде оно переходит в конце слов в "к": "сапок"), в родительном падеже единственного числа вместо "ого" говорят "ово", "ова" ("явO", "худOва"), вместо "ч" употребляют твердое "ц" (цокают). Говор южных уездов - Великолуцкого, Опочецкого, Холмского, Торопецкого можно причислить к белорусским, хотя и здесь встречаются черты, заимствованные из северно-великорусского наречия: цокание, произношение "г" как латинского "g".

История Псковской земли объясняет все разнообразие ее говоров: здесь происходила борьба новгородского влияния с слиянием Литовско-Русского государства. Сначала, Псков - пригород Новгорода Великого, но частью уже с XIII века и постоянно с начала XIV века он принимает к себе князей литовских. Вероятно, что эта борьба была следствием столкновения между двумя русскими племенами - древними поселенцами Псковского края, кривичами, и населением, двигавшимся с юга, из Полоцкой земли. Только такое предположение объяснит те резкие отличия псковского говора от новгородского, которые уже для XIV века указаны Соболевским.

В самой Новгородской области происходило столкновение между обеими народностями: в XV веке население юго-западной ее окраины тянуло к Литовско-Русскому княжеству, и смесной суд новгородского и литовского тиунов для Великих Лук был обеспечиваем договорами. Соседняя с Псковской Тверская губерния представляет такой же пестрый состав русского населения. Северо-западные ее уезды (Вышневолоцкий, Осташковский, Старицкий, Тверской) акают, а юго-западные (Зубцовский и в особенности Ржевский) имеют ряд типических белорусских особенностей (здесь, между прочим, дзекают, т. е. произносят "т" и "д" как "ц" и "дз"). Напротив, северный и восточный уезды (Бежецкий, Калязинский, Корчевской, Кашинский) принадлежат к области северно-великорусского наречия.

Область, занимаемая Тверской губернией, соответствует области древнего Тверского княжества: образование его относится к XIII веку, а наибольший политический рост - к следующему XIV веку. Нет сомнения, что здесь произошло столкновение древних поселенцев - кривичей (занимавших не только верховья Волги, но также бассейны верхних ее притоков - Мологи и Шексны) - с новыми поселенцами, шедшими с запада и юго-запада. Появление этих элементов у верховьев Волги стоит в тесной связи с брожением среднерусских племен, которое было вызвано нашествием татар: усилив древнее население этих местностей, новые пришельцы содействовали образованию самого Тверского княжества, которое, вскоре после татарского нашествия, получает преобладающее значение в Северо-Восточной Руси.

В Московской губернии издавна сходились поселения севернорусские (с севера и востока) и среднерусские (с юга и запада). В настоящее время среднерусские акающие говоры в значительной степени расширились на счет севернорусских окающих, в северной части Московской губернии: в Волоколамске, - этой древней новгородской колонии, - акают; новгородские выходцы, вероятно, ассимилировались тем самым новым поселенцам, которые в Тверской земле с юга и запада потеснили кривичей. Граница южного великорусского и северно-великорусского наречий проходит теперь на восток от Москвы: наблюдатели указывают, что в самом Московском уезде по Ярославской дороге население еще не так давно говорило на "о"; в Дмитровском и Богородском уездах окающие говоры имеют до сих пор значительное распространение.

Сама Москва до сих пор оказывается на границе двух или нескольких русских племен: на востоке от Москвы окают, на юго-востоке и западе господствуют весьма отличные друг от друга, хотя и одинаково акающие наречия. Являясь естественным центром, Москва не навязывала своего языка и народности примкнувшим к ней областям; напротив, она восприняла их говоры и племенные черты. В результате Москва образовала свое особенное наречие, соединившее звуковые черты тех главных наречий, которые сталкивались у ее стен: заимствовав из среднерусского наречия вокализм (гласные), московское наречие получило свой консонатизм (согласные) от севернорусского наречия: в Москве акают, но "г" произносят как латинское "g" (а в конце слова как "к"), изменяют "г" на "в" в род. ед. местоимений и прилагательных, не смешивают "у" и "в", имеют твердое "т" в 3 лице единственного и множественного числа и т. д. Итак, московский говор трудно признать среднерусским или севернорусским. Это - говор великорусского наречия, главный и типический его представитель. Москва стала центром новой народности - великорусской; содействовав сближению наречий среднерусского и севернорусского, она положила основания государственного и общего литературного языка.

Пределы севернорусского наречия простирались некогда южнее, чем теперь. Летопись сохранила указание на то, что Муром примыкал к союзу севернорусских племен, призвавших князей. Действительно, и в настоящее время Муромский уезд Владимирской губернии принадлежит к области северно-великорусского наречия, но политически он в удельный период тянул к Рязани. Это явление указывает, вероятно, на то, что Ока была некогда границей северной и среднерусской колонизации, но среднеруссы, вследствие благоприятных политических условий, перешли местами и за нее. Это особенно ясно при изучении говоров заокской части Касимовского уезда, где профессор Будде обнаружил существование севернорусского наречия, испытавшего на себе среднерусское (южно-великорусское) влияние: очевидно, что древние поселенцы ассимилировались новому притоку русского населения, шедшего с юга или запада.

Среднее Поволжье (современные губернии Нижегородская, Казанская, Симбирская) было колонизовано под охраной сначала Владимирского, а потом Московского Великого княжества и царства. Состав новых поселенцев, среди которых находим представителей обоих племен, образовавших великорусскую народность, показывает, откуда шла колонизация. В названных губерниях встречаются частью акающие, частью окающие говоры; там же образовались смешанные говоры, соединившие различные севернорусские и среднерусские черты (например, акание, но при этом произношение "г" как латинского "g", твердое "т" в 3 лице, стяжение "ае" в "а"). Такие же разнообразные говоры представляют местности к югу от этих губерний - Пензенская, Саратовская и соседние с ними с востока губернии.

Белорусское наречие

Белорусское наречие - это прямой потомок той ветви северно-русского наречия, которая, как мы видели, соседила издавна с польскими говорами и пережила вместе с ними некоторые общие звуковые явления (дзекание). Восточные говоры среднерусской семьи рано отошли в сферу влияния восточной ветви среднерусского наречия; напротив, западные племена (дреговичи, радимичи и часть вятичей), пользуясь, вероятно, приливом населения из опустошенной татарами Северщины, образовали в союзе с Литвой особое государство и слились в одну народность. Одно время белорусы могли начать поступательное движение к северу и северо-востоку: они поглотили полоцких кривичей, о котором свидетельствуют цокающие говоры Себежского, Велижского, Витебского и Городокского уездов Витебской губернии и оттеснили кривичей в Псковской и Тверской земле (см. выше).

Только нынешняя Могилевская губерния (земля радимичей, живших между Днепром и Сожем) не сохранила следов столкновения различных русских племен (исключение составляет южная часть Гомельского уезда, куда проникли малорусские особенности). В нынешней Минской губернии, составлявшей некогда южную часть Полоцкого и северную часть Киевского княжества, проходит до сих пор диалектическая граница среднеруссов и южноруссов. Теперь она уже не так резко выражена: в древности среднее и нижнее течения Березины и нижнее течение Свислочи составляли границу Полоцкого и Киевского княжеств; а в настоящее время мы встречаем ряд переходных говоров от белорусских к северно-малорусским в середине Минской губернии, а именно в южной части Минского уезда, в уездах Слуцком, Игуменском, Бобруйском и Мозырском (Соболевский "Опыт диалектологии").

Говоры южной части Мозырского уезда (по правую сторону реки Припяти) можно относить уже к северно-малорусскому наречию. В Пинском уезде белорусы столкнулись не только с северными, но и с южными малоруссами. В нынешней Гродненской губернии, наконец, белорусы встретились как с мазовецкими говорами, оказавшими влияние на их язык, например в Волковыкском уезде, так и с северно-малорусскими, оказавшими на них решительное влияние: ср. малорусские дифтонги в белорусских (акающих) говорах Слонимского, Волковыкского, Сокольского и других уездов. Ввиду указанного выше предположения об исконном соседстве западной ветви среднерусского племени с польскими говорами, я думаю, что появление южноруссов в бассейне Немана сравнительно нового происхождения; впрочем, оно, во всяком случае, имело место уже в XI и XII столетии, так как иначе непонятно совпадение границ киевского (южнорусского) княжества с диалектическими границами среднерусского (белорусского) и малорусского наречий.

Малорусское наречие

Малорусское наречие делилось некогда, как указано выше, на два главных наречия - северное и южное. Вторжение южных малоруссов в область, занятую северными, отодвинуло границы малорусских поселений к северу: северные малоруссы заняли Подляшье (губернии Седлецкая и часть Гродненской) и углубились в Полесье, перейдя за Припять. Этим их движением раздвигались границы Киевского княжества, доходившие до середины современной Минской губернии.

Западная ветвь северных малоруссов была откинута вторжением южных малоруссов к западу, и Угорская Русь едва ли не представляет остатки северно-малорусских племен, отступивших перед напором южно-малоруссов - волынян: по крайней мере, можно указать несколько звуковых черт, сближающих угрорусское наречие с северно-малорусским (например, изменение долгого "о" не в "i", а в "у", а также в "уi").

К востоку от этого поднаречия расположены галицкое и подольско-холмское поднаречия: первое из них принадлежит несомненно южно-малорусской семье, но оно восприняло немало черт первоначальных жителей этой местности, северно-малоруссов, ассимилировавшихся позднейшим поселенцам - южанам; таковы, например, переход звука "а" после мягких свистящих, шипящих и "J" в смягчающее предшествующую согласную "е": произношение "щестья" и "щесте", "дэржет", "взвiв", вместо "щястья", "дэржять", "взяв", обще подляшскому и галицкому поднаречиям. Второе поднаречие, подольско-холмское, еще ближе к чистому типу южно-малорусского наречия: мало отличаясь от украинского наречия, занимающего обширные пространства к востоку, оно сближается с западно-украинским поднаречием, простирающимся на восток до Днепра, тем, что приняло несколько северно-малорусских черт.

Присутствие в западно-украинском этих наносных звуковых особенностей (например, отвердение "р", "т" твердое в 3 лице, произношение "и" как "ы") отличает его от восточно-украинского поднаречия, чуждого какого бы то ни было влияния со стороны северно-малорусских говоров: это поднаречие занимает нынешнюю губернию Полтавскую, Харьковскую, Воронежскую и Новороссийскую. Очевидно, восточные украинцы никогда не соседствовали с северными малоруссами: вот почему правильнее всего выводить их из южной части заднепровской Украины (южной части нынешней Подольской губернии).

В северо-западной части нынешней Полтавской губернии и южной части Черниговской восточно-украинские говоры подверглись влиянию северно-малорусского говора Подесенья и образовали особое поднаречие - северско-украинское или нежинско-переяславское. Северные малоруссы перешли за Днепр, где смешались с остатками северян, сравнительно поздно, очевидно - под охраной литовско-русской государственной власти. Древние поселения их, как и всего малорусского племени, не переходили за Днепр. Теперь мы застаем северно-малорусское наречие, с одной стороны, на крайнем западе, на границах с Польшей - это подляшское поднаречие, занимающее Седлецкую губернию, а в Гродненской - уезды Брест-Литовский и части Бельского, Кобринского и Пружанского уездов. С другой стороны, на востоке полешское поднаречие занимает в Киевской губернии северные части Киевского и Радомысльского уездов, в Волынской - Овручский и прилегающие части соседних уездов. Весьма вероятно, что раньше северно-малорусские поселения простирались несколько южнее: к северу они оттеснены частью вторжением южных малоруссов (см. выше), частью татарским погромом.

Таким образом современная группировка малорусских говоров по ту сторону Днепра ясно отражает судьбы южнорусской народности, как они сложились частью в первые века нашей истории, частью уже после татарского нашествия. Летопись сохранила воспоминание о движении южных племен на север: она говорит о вторжении волынян в область дулебов и о потере угличами и тиверцами южных поселений, доходивших до Черного моря и Дуная. Южные малоруссы потеснили к северу северных малоруссов; эти последние потеснили среднерусские племена в бассейне Припяти. Татарское нашествие открыло южным малоруссам новые колонизационные пути через Киев, в опустошенное Заднепровье, в степи, некогда охраняемые и частью заселенные среднерусским племенем, - северянами.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений21:57:49 18 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
09:22:49 24 ноября 2015
хорошо написано а вы все гавно!
дарья@@@@16:56:01 30 января 2013Оценка: 4 - Хорошо
спасибо!
Василиса09:03:40 08 февраля 2011Оценка: 5 - Отлично
туфтааааа
рарыр16:25:18 06 февраля 2011Оценка: 2 - Плохо

Смотреть все комментарии (12)
Работы, похожие на Реферат: Русский язык и основные наречия

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150239)
Комментарии (1830)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru