Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Дипломная работа: Теоретико-методологические аспекты анализа мирового рынка технологий

Название: Теоретико-методологические аспекты анализа мирового рынка технологий
Раздел: Рефераты по экономике
Тип: дипломная работа Добавлен 13:35:40 31 марта 2006 Похожие работы
Просмотров: 495 Комментариев: 4 Оценило: 1 человек Средний балл: 5 Оценка: неизвестно     Скачать

Скляренко Р. П.

1.1. Основные черты информационного общества

Сам термин информация (от лат. informato — разъяснение, изложение), первоначально обозначал сведения, передаваемые одними людьми другим людям устным, письменным или каким-либо другим способом. Со временем под этим стал подразумеваться также сам процесс передачи или получения этих сведений. В настоящее время в русском языке “информация” не имеет глагольной формы, как в английском языке.

Информация всегда играла в жизни человечества важную роль. Однако в середине 20 века в результате социального прогресса и бурного развития науки и техники роль информации неизмеримо возросла. Кроме того, происходит лавинообразное нарастание массы разнообразной информации, получившее название информационного взрыва.

В связи с этим возникла потребность в научном подходе к информации, выявлении её наиболее характерных свойств, что привело к двум принципиальным изменениям в трактовке понятия. Во-первых, оно было расширено и включило обмен сведениями не только между человеком и человеком, но также между человеком и автоматом, автоматом и автоматом; обмен сигналами в животном и растительном мире. Передачу признаков от клетки к клетке и от организма к организму также стали рассматривать как передачу информации (возникли такие понятия как генетическая информация, биологическая кибернетика). Во-вторых, была предложена количественная мера информации (работы К. Шеннона, А. Н. Колмогорова и др.), что привело к созданию теории информации.

Общий, подход к понятию информации, а также появление точной количеств, меры информации, пробудили огромный интерес ее изучению. С начала 1950-х гг. предпринимаются попытки использовать понятие информации (не имеющее единого определения до настоящего времени) для объяснения и описания самых разнообразных явлений и процессов.

В конце 20-го века с развитием сети Интернет и языком гипертекстовой разметки документов html, возник мало еще изученный феномен перехода от линейно представленной информации к нелинейно представленной. Пока еще применяются методы линейного структурирования текстовой информации, но в последующем произойдет переход к циклично структурированным (круговым разветвляющимся диаграммам, таблицам и т.д.) и кристаллическим структурам представления информации, имеющим большую наглядность и позволяющим строить значительное число логических цепочек.

В настоящее время наибольшее распространение получило понимание информации, применяемое в количественной теории информации и выдвинутое в 1960 году А. А. Харкевичем, постулирующее, что ценность информации определяется как приращение вероятности достижения данной цели в результате использования данной информации.

Научная информация отображает адекватно современному состоянию науки объективные закономерности природы, общества и мышления и используется в общественно-исторической практике. Поскольку основу процесса познания составляет общественная практика, источником научной информации служат не только научные исследования, но и все виды активной деятельности людей по преобразованию природы и общества. Научная информация делится на виды по областям её получения и использования (биологическая, политическая, техническая, химическая, экономическая и т. п.), по назначению (массовая и специальная и т. п.). Гипотезы и теории, оказывающиеся впоследствии ошибочными, являются научной информацией в течение всего времени, пока ведутся систематическое изучение и проверка на практике их положений. Критерий использования в общественно- -исторической практике позволяет отличать научную информацию от общеизвестных или устаревших истин, идей научной фантастики и т. д.

Совокупность процессов представления, передачи и получения научной ин формации составляет научную коммуникацию. Во всех без исключения процессах научной коммуникации непременно участвуют учёные или специалисты. Степень их участия может быть различной и зависит от специфики процесса. Различают неформальные и формальные процессы. К неформальным относят те процессы, которые в основном выполняются самими учёными или специалистами: непосредственный диалог между ними о проводимых исследованиях или разработках, посещение лаборатории своих коллег и научно-технических выставок, выступление перед аудиторией, обмен письмами и публикациями, подготовка результатов исследований или разработок к опубликованию. К формальным относят: редакционно-издательские и полиграфические процессы; распространение научных публикаций, включая книготорговлю, библиотечно-библиографическую деятельность; процессы обмена научной литературой; архивное дело; собственно научно-исследовательская деятельность. Все формальные процессы, кроме последнего, не специфичны для научной коммуникации и входят в сферу массовой коммуникации, основным средствами которой являются печать, радио, телевидение, электронные системы.

Возросшая сложность научного труда и необходимость повышения его эффективности ведут к его дальнейшему разделению, которое происходит в разных плоскостях: на теоретические и экспериментальные исследования, на научно-исследовательскую, научно-информационную и научно-организационную деятельность. Информационным службам передаётся выполнение всё более сложных задач по отбору и переработке научной информации, которые можно решать лишь при одновременном использовании достижений, как информатики, так и теорий и методик конкретных отраслей науки.

Научно-информационная деятельность заключается в сборе, переработке, хранении и поиске закреплённой в документах научной информации, а также в её предоставлении учёным и специалистам с целью повышения эффективности исследований и разработок. Эта деятельность всё чаще выполняется информационными системами, основанными на принципе однократной исчерпывающей обработки каждого научного документа высококвалифицированным специалистом и ввода результатов такой обработки в электронную коммуникативную сеть.

Анализом взаимосвязей между научными публикациями установлено, что из огромного числа накопленных человечеством источник информации, только незначительное число публикаций (около 10% от общего количества, причем половина, которых не старше 5 лет), наиболее часто упоминается в более поздних работах и, следовательно, имеет актуальное значение для дальнейших научных исследований. Именно эти источники информации составляют ядро действительно ценных научных работ.

При передаче научно-технической информации на производство, или между производством и производством передается наиболее важная, структурированная информация, предназначенная только специалистам и не имеющая срока давности. Так называемое “моральное старение” является процессом сравнительного анализа научно-технической информации в сторону применения на практике новых знаний, а не обесценения предшествующих, поскольку зачастую на их основе возникают новые. Этим объясняется привлекательность международного научно-технического обмена по лицензионным договорам, предусматривающим обмен усовершенствованиями.

В мировой научно-конструкторской мысли существует понятие, привнесенное из советского диалектического материализма – развитие по спирали, (spiral development) предусматривающее возможность применения новейших технологий, как в ходе создания, так и при модернизации комплексных объектов с длительным сроком службы (производственные и исследовательские мощности, космические станции, суда, самолеты и т.п.).

Поскольку результаты применения фундаментальных и прикладных исследований имеют значительный временной разрыв то, не взирая на существующую практику сокращения данного срока, технологическая основа общества имеет многоукладный характер и содержит в себе производственные технологии всех предшествующих укладов. Более того, в различных условиях критическими технологиями могут становиться технологии предыдущих укладов (простейший пример: длительное пребывание современного человека в условиях дикой природы не возможно без знаний, которыми человечество овладело тысячи лет назад).

Сегодня особый груз нравственной ответственности ложится на тех, кто генерирует новые идеи, находится на переднем плане научного поиска. Как отмечал академик Е.П. Велихов, когда ученый “чувствует и видит новые шансы для прорыва человечества в будущее, когда он получает счастливую возможность заглянуть дальше других, на него ложится особая ответственность за то, что его результаты быстрее были использованы для получения новых фундаментальных преимуществ в технологии, технике, конструкторском деле”.

Современная наука не ограничивается тем, что несет человечеству познания. Она стала одним из важнейших факторов практического преобразования мира. Невиданная до 20 века мощь научного потенциала изменила даже обыденное мировоззрение человечества. Коммуникация перешла из разряда проблемы в разряд средств. Международное разделение труда, специализация производства по регионам мира, с одной стороны сближает народы, а с другой стороны – воспринимается как принуждение и ограничение выбора. Задача осознания выбора предоставленного наукой и осуществленного на научной основе – очень болезненный процесс, подразумевающий анализ предыдущего, современного и прогнозируемого положения дел.

Поскольку наука стала фактором производственного процесса, который, в свою очередь, был и сферой приложения науки. В этом факте и выражается суть новой целевой ориентации науки, нового исторического этапа в ее развитии. Развивающаяся индустрия раздвинула перед наукой горизонты и породила могучие стимулы движения вперед. Техника становилась определенной силой знания, и все больше зависела от успехов научных исследований.

Однако в середине ХХ века в науке все более явно начали обнаруживаться процессы, свидетельствующие о переходе в новое качество. В ходе научно технической революции появляется все больше признаков начинающегося фронтального поворота науки в сторону человеческих повседневных потребностей.

Во-первых, автоматизация – медленно и противоречиво развиваясь, освобождает человека от технологического подчинения машине. В результате этого сама ориентация науки на технику теряет свой негуманный оттенок и самодовлеющее значение.

Во-вторых, современная техника и технология требует от работника не просто опыта, квалификации, умения и сноровки, а определенной системы научных знаний, высокой общеобразовательной подготовки, которая позволяет свободно ориентироваться во всем производстве, удовлетворения требований растущей профессиональной мобильности, быстроты освоения технических новшеств и научных открытий.

В-третьих, экономисты в развитых странах во второй половине ХХ века с удивлением обнаружили, что расходы на образование, традиционно считавшееся балластом для национального бюджета, не только окупаются, но и приносят обществу доходы более значительные, чем вложение в иные формы деятельности (норма эффективности от 8 до 10%, причем с тенденцией к увеличению).

В-четвертых, последние десятилетия научные знания воплощаются не только в самом производстве и человеке – работнике – специалисте, но и в управлении социально-экономическими процессами, организации труда и производства.

Мы видим, что если развитие производства в ХIХ веке осуществлялось за счет совершенствования машин и технологических процессов, то в наше время оно, помимо этого, движется вперед и за счет самого человека

Вместе с тем, в процессе радикальных сдвигов, намечаемых в обществе под влиянием компьютеризации, возникает уникальный исторический шанс – освободить творческий потенциал индивида от диктата техники, от шаблонов поведения и потребления, навязываемых массовым производством индустриального общества. В этом контексте переход от машины к компьютеру воспринимается как символический акт скачка цивилизации из царства необходимости в царство свободы. Трактуемая в терминах господства индустриальных стандартов развития, категория необходимости находит свое выражение, в частности, в представлении об “эталонном” типе личности (речь идет о таких понятиях, как экономический человек, индустриальный человек, организационный человек) и соответственно в принципах навязывания промышленной регламентации на самых различных уровнях жизнедеятельности индивида. На протяжении 50 - 70-х годов было налажено массовое производство продукции индустриальной эпохи, продукции, чье регламентированное единообразие отражало специфику промышленного базиса. Техника промышленного производства проникла во все социальные сферы – на заводы, в учреждения, в сферу коммуникаций, на транспорт, в систему здравоохранения и, наконец, в наши дома. В отличие от индустриальной технологии “подавления”, унификации технология “освобождения” информационной цивилизации призвана осуществить отличительный и индивидуальный подход по отношению к тысячам служащих предприятий”.

Информационное общество представляется результатом взаимодействия научных, технологических, экономических и культурных сил и не является продуктом одной лишь технически детерминируемой технологии. Сосредоточием радикальных сдвигов, сопровождающих вступление человечества в информационную эру, представляется культура, находящаяся под влиянием сил технологического, экономического и политического порядка, четко реагирующая на современные беспрецедентные возможности распространения информации, различных взглядов и систем ценностей, усиления взаимовлияния и переплетения, отличающихся друг от друга традиций, стилей жизни, мировоззрений. В этом растущем взаимодействии материальных и духовных начал, смешении языков, сближения художественного восприятия мира информационная цивилизация принимает облик новой обетованной земли, объединяющей народы, помогающей найти им общий язык, вернуть человечеству утраченное легендарное единство. “Мир стоит на пороге новой эпохи синтеза. Во всех интеллектуальных сферах, начиная с точных и естественных дисциплин и вплоть до социологии, психологии и экономических наук, мы, видимо, переживаем возвращение к категориям высшего порядка и к общей теории. Из отдельных частиц мы снова создаем целое” - А. Тофлер.

Информационная экономика – это такой тип хозяйства, где в отличие от всех предыдущих главным производительным ресурсом является нечто нематериальное – информация, производством, обработкой и распространением которой занимается подавляющее большинство активной рабочей силы.

Стержнем информационной экономики выступает комплекс отраслей, производящих разнообразную информацию, координирующим механизмом – рынок информации, а связующей системой – информационная инфраструктура. Технологическую основу информационной экономики образуют новейшие информационные технологии.

Критерии перехода страны от индустриального к информационному типу можно свести к следующим аспектам:

численность и удельный вес занятых в сфере услуг превышают абсолютную и относительную занятость во всех сферах материального производства;

доля сферы услуг в валовом внутреннем продукте превышает 50%;

темпы роста производства и продаж нематериальных благ выше, чем темпы роста производства и продаж физических товаров;

инвестиции в нематериальные отрасли хозяйства по объемам и темпам больше, чем инвестиции в материальные, включая вложения в электроэнергию и др.

Таким образом, информационное, или постиндустриальное, общество – это философский термин, обозначающий наиболее высокую в настоящее время ступень развития общества, главной и определяющей ценностью которого является не материальное благо, а информация.

Как таковым предметом теории информационной экономике в узком смысле являются экономические отношения по поводу производства, хранения и распространения разнообразной информации. В широком смысле – это закономерности, специфика и социально-экономические последствия становления качественно нового типа хозяйства.

Отличительной особенностью постиндустриального общества также является то, что в нем определяющая роль принадлежит информационному обмену. Так, например, в аграрном обществе главная роль принадлежала материальному обмену, а в индустриальном обществе – энергетическому. Транспортировка информации в отличие от транспортировки вещей и энергии благодаря современным средствам телекоммуникации фактически не требует затрат времени и непосредственного человеческого присутствия. Точнее, эти затраты ничтожно малы. Именно интенсивность информационного обмена обусловливает высокую динамичность развития экономики в условиях постиндустриального общества.

Относительная бесконфликтность развития постиндустриального общества объясняется оригинальным свойством информационного обмена. Оно заключается в том, что в отличие от материального и энергетического обмена информационный обмен не заканчивается полным отчуждением блага от его первоначального владельца. В основе материального и энергетического обмена лежит классические имущественные отношения, когда один из участников обязательно должен расстаться со своим благом, получив взамен деньги или другое благо (рынок). При этом пропорции обмена не всегда одинаково выгодны участникам. Иное дело – обмен информацией, в результате которого у каждого из участников и сохраняются имевшиеся ранее знания, и появляются новые.

Информационный обмен в своем развитии прошел четыре неравные по времени фазы: устную, письменную, книжную и компьютерную. При этом изучение специфики данных периодов осуществляется не равномерно. Проблемы и тенденции развития информационной экономики еще не получили комплексного освещения в научной литературе и находятся в своей начальной стадии в силу своей относительной новизны. Наиболее изученными эти процессы оказались в странах их максимального проявления – в США и странах Западной Европы.

Наиболее известные ученые, внесшие весомый вклад в теорию информационной экономики и информационного общества в целом: Д. Белл, У. Дайзард, Е. Масуда, О. Тоффлер, М. Хайдеггер, К. Эрроу.

Хронологически в теории информационной экономики можно выделить три основных этапа:

1. 30 - 50-е гг. XX столетия: исследования специалистами различных отраслей науки отдельных аспектов общественного производства, связанного с быстрым развитием индустрии знаний;

2. 60 – 70-е гг.: период зарождения собственно информационной экономики и формирование на ее базе постиндустриального общества; осмысление накопленного фактического материала философами, выявление важнейших закономерностей и тенденций в развитии нового явления;

3. 80 – 90-е гг.: период интенсивного развития нового типа экономики в передовых странах и, соответственно, увеличение публикаций работ, как философов, так и экономистов.

В настоящее время к основным предпосылкам возникновения и развития информационной экономики принято относить:

1. развитие машинного производства, которое в середине XX века привело к созданию и успешному функционированию в сфере материального производства первых автоматов;

2. полная автоматизация промышленного производства, которая стала возможной к концу 70-х годов благодаря внедрению и широкому освоению микропроцессов и промышленных роботов. Наиболее яркими примерами полностью автоматизированных предприятий стали заводы японской фирмы Fanuc, а также сборочные предприятия автомобильных компаний Швеции и США;

3. начало активного применения к середине 80-х гг. в промышленно развитых странах управленческих информационных систем, т.е. произошло распространение процессов автоматизации и компьютеризации с уровня непосредственного создания благ на уровень управления ими. Это привело к радикальной переоценке ценностей: главным, определяющим развитие, стал нематериальный ресурс – информация;

4. начало функционирования в первой половине 90-х годов объединенных информационных систем, связавших воедино те процессы и ресурсы, которые ранее использовались разрозненно;

5. развитие современных информационных технологий и телекоммуникаций сделало реальностью подлинную глобализацию во второй половине 90-х гг.

Технологический способ производства – это исторически определенный характер соединения всех компонентов производительных сил. Каждому технологическому способу производства присуща собственная структура производительных сил. Так для постиндустриального общества главными компонентами структуры технологического способа производства выступают: интеллект человека плюс новейшие информационные технологии плюс информация.

Подобно тому, как индустриальное общество врывается в массовое сознание Запада 60-х годов мечтой о машине, комфортабельном доме и прочих благах, являющихся продукцией промышленного производства, информационное общество формирует новый имидж, новые представления об успехе, ориентирующиеся на потребление информации и продукции электронного производства. Технологическим фокусом, вокруг которого складывается вся теория, выступает средство коммуникации – телефон – спутник, интерактивное телевидение, персональный компьютер.

Сам термин “информационное общество”, с которым первоначально связываются лишь определенные технологические сдвиги в производстве, появляется в Японии еще в начале 60-х годов. И прошло немало времени, прежде чем он стал обретать контуры определенной идеологической формулы “будущего”, превратился в символ новой веры, надежд, в свидетельство возможных опасностей. В многообразии оценок и подходов, связанных с пониманием природы нового общества, можно выделить общую мысль: “информационное общество будет новым типом общества, целиком отличающимся от своего индустриального предшественника”.

Символическим актом рождения информационной эры объявляется запуск искусственного спутника Земли, ставшего технологическим катализатором в формировании подлинно глобальной коммуникационной связи – нервной системы планетарной цивилизации. Это обстоятельство играет важную роль в формировании новых представлений о характере грядущего общества, среди которых следует выделить концепцию “глобальной деревни” канадца Х. Маршала Мак-Моэна, автора коммуникационной версии философии истории, и идею коммуникационной эры американца Р. Тилда.

Обуславливая фундаментальные культурные сдвиги сменой господствующих видов коммуникаций, Мак-Моэн создал свою трехступенчатую модель всемирной истории. Первая ступень – эпоха племенного индивида – характеризуется преобладанием устной речи в качестве средства коммуникации (“человек слушающий”), непосредственным отношением к окружающей действительности, которое находит свое выражение в мифологических стереотипах сознания. Вторая ступень – эпоха типографского, или индустриального, индивида – наступает в ХУ веке после изобретения печатного станка И. Гуттенбергом и приводит к триумфу визуального мировосприятия (“человек смотрящий”), к победе печатного слова над устным, к утверждению рационалистического, опосредованного видения мира, к революционным изменениям в промышленности, к появлению крайних форм индивидуализма, к конфронтации с окружающей средой, к отчуждению.

Третья ступень – эпоха синтеза “человека слушающего” и “человека смотрящего” – наступает в условиях победы средств электронной коммуникации и способствует слиянию мифологического–непосредственного и рационалистического–опосредованного способов видения мира, соединению специального и природного начал в культуре, городского и крестьянского образа жизни в рамках всемирной цивилизации “глобальной деревни”.

Пространное толкование идеи информационной эры дается в частности, в книге Р. Тибалда “По ту сторону отчаяния…” мы проходим через период “чрезвычайно динамичных изменений и мы должны сосредоточить наше внимание на том, каким образом можно реализовать возможности новой коммуникационной эры, избежав при этом грозящих опасностей”. Непонимание специфики стремительно наступающего будущего, попытки сохранить в неизменности эталоны действия и формы организации, которые способствовали успеху еще в недалеком прошлом, сегодня, предупреждает Табалд, могут привести человечество к участи многих народов и цивилизаций прошлого, которые терпели крах именно в момент достижения высшей точки расцвета: падение Рима и Греции, Египта и Испании показывает, что эти цивилизации, демонстрировавшие свою устойчивость в течении определенного исторического периода, со временем оказывались не в состоянии приспособиться к новым условиям.

Серьезную озабоченность в связи с поиском новых форм организации человеческих отношений вызывает проблема, которая называется, точнее выражается с помощью принципа “хай тек / хай тач” - высокая технология требует соответственно высокой подготовленности индивида, высокой ответственности. Нарушение баланса в пользу технологии (опережающее развитие технологии по отношению к нравственно идеологическим ресурсам общества), как свидетельствует во многом негативный опыт индустриальной цивилизации, является одной из важных причин таких явлений, как дегуманизация различных аспектов жизни, угроза термоядерного или экологического кризисов. Другими словами, когда внедряется новая технология, в обществе необходим уравновешивающий человеческий ответ, то есть хай тач. Чем выше хай тек, тем выше должен быть хай тач.

Таким образом, весь исторический процесс можно представить так. Первый этап характеризуется отношением личной зависимости (первобытное общество), при котором производительность людей развивается лишь в незначительном объеме и изолированных друг от друга регионах. Второй этап – личная независимость, основанная на вещественной зависимости, - такова вторая, новая форма организации общественной жизни, при которой впервые образуется система всеобщего обмена продуктов труда, многогранных отношений, всесторонних потребностей и универсальных потенций. Третий тип – свободная индивидуальность, основанная на всестороннем развитии людей и на превращении их развития в общественное достояние.

Если человечество сегодня воспринимается как единый биологический вид, то его социальное, а тем более духовное единство находится еще в процессе становления. Оно разделено на множество самых разнообразных структурных групп и общностей: нации, классы, профессиональные, политические и региональные группы, семья и проч. Интересы этих социальных образований могут быть как общими, так и различаться вплоть до противоположных. Конкретный человек непосредственно входит во множество различных общностей, следовательно, его личные и общественные интересы всегда опосредованы групповыми. Тем не менее, человечество в целом – не абстракция, а всегда конкретная цивилизация и совокупность цивилизаций различных уровней. Его единство продиктовано самыми насущными соображениями. Если центробежные силы возобладают над центростремительными, человечеству в целом, а стало быть, и входящим в него группам и отдельным людям грозят нерешенные глобальные проблемы: как избежать войны, сохранить природу, здоровье и культуру? Планетарная общность людей с неизбежностью ведет к социальному и духовному единству человечества, которое ныне является условием его выживания.

Необходимо хорошо представлять себе объективные и субъективные основания современного единства. Объективные включает расширение и упрочение хозяйственно-экономических связей различных регионов планеты; совместные усилия в борьбе с экологическим кризисом; рост политического единства на пути разоружения и снижения военной опасности; координирование усилий в борьбе с международной преступностью; предотвращение возрастающей опасности идеологических конфликтов, грозящих ликвидацией достигнутого единства в других областях жизни; расширение культурных контактов, интернационализацию культурной жизни в целом.

Глобализация мировой экономики – это увеличивающаяся взаимозависимость экономик различных стран мира вследствие роста трансграничных перемещений товаров и услуг, экспорта и переплетения капиталов, интенсивного обмена информацией и технологиями. По сути, она является логическим выражением растущей интернационализации хозяйственной жизни в мире, и эти тенденции не прерываются даже экономическими или финансовыми кризисами. Сейчас четко различаются четыре аспекта глобализации: экономический, военный, экологический, социальный и культурный.

Процесс глобализации начался в 60-х годах с бурным развитием НТП. В конце 90-х годов он достиг свей зрелой стадии. Из-за кардинальных сдвигов в сферах производства, коммуникации, торговли, зарубежного инвестирования и финансов – мировая экономика все более превращается в целостный организм, спаянный уже не просто международным, межстрановым, но и межфирменным разделением труда, глобальной финансовой системой и общей информационной сетью. Формируется мировое экономическое пространство, состоящее из “открытых” экономик, в котором география размещения производственных сил, отраслевая структура инвестиций, производства и сбыта определяются с учетом глобальной конъюнктуры, хотя вместе с этим большие размеры приобретают и сопутствующие риски.

Глобализация как сложный процесс имеет массу черт, однако нас интересуют следующие:

- углубление международного разделения труда с переходом от общего (межотраслевого) к специфическому (внутриотраслевому) и единичному (технологическому), в том числе на внутрифирменной базе;

- компьютерно-информационная революция, переворот в средствах телекоммуникации на базе электроники, кибернетики, спутниковых систем связи. Стремительное увеличение числа пользователей всемирной сети компьютерной связи “Интернет”;

- создание высокоразвитой международной инфраструктуры;

- усиление влияния транснациональных корпораций, контролирующих до половины промышленного производства, свыше половины международной торговли, около 80% мирового банка патентов и лицензий на новую технологию и “ноу-хау”.

Глобализация мировой экономики, облегчая хозяйственное взаимодействие между государствами, стимулирует экономический рост, способствует ускорению и увеличению масштабов обмена передовыми достижениями человечества в экономической, научно-технической и интеллектуальной сфере, что, безусловно, содействует общему прогрессу человечества.

1.2. Движение научной информации в современном обществе

Человеческая цивилизация пережила две подлинных революции в сфере производства: первая – аграрная, вторая – промышленная. Последние 50 лет мир живет в ощущением третей революции – информационной. Одним из ее критериев и примет является изменение массового сознания и мышления человека из массы. Одномерность мышления, подразумевающая враждебность к плюрализму политических взглядов и общественных оппозиций, определяемых сложной иерархической структурой общества, желание видеть в однолинейной направленности исторического прогресса проявление всеобщей уравнительности. Отождествляемой с равенством, отношение к экономическому развитию как панацее от всех зол – начинает уступать место искренней растерянности и удивлению достигнутым результатам. Наступает этап переоценки, даже перестройки системы ценностей с которой промышленно развитые страны вошли в 21 век.

Подобно тому, как индустриальное общество врывается в массовое сознание Запада 60-х годов мечтой о машине, комфортабельном доме и прочих благах, являющихся продукцией промышленного производства, информационное общество формирует новый имидж, новые представления об успехе, ориентируется на сугубо личное потребление товаров. Это вызывает к жизни разнообразие производственных процессов и технологий. Технологическим фокусом, вокруг которого складываются все современные общественно-политические теории, призванные прояснить положение дел, выступает средство коммуникации – видео-телефон-персональный (личный) компьютер-спутник.

Сам термин “информационное общество”, с которым первоначально связывались лишь определенные технологические сдвиги в производстве (программное обеспечение станков), появился в Японии в начале 60-х годов. В многообразии оценок и подходов, связанных с пониманием природы нового общества, можно выделить общую мысль: “информационное общество будет новым типом общества, целиком отличающимся от своего индустриального предшественника”. Символическим актом рождения информационной эры объявляется запуск искусственного спутника Земли, ставшего технологическим катализатором в формировании подлинно глобальной коммуникационной связи – нервной системы планетарной цивилизации.

Ключ к поиску формулы выживания видится в приспособлении к новым реалиям, обусловливаемым в первую очередь коммуникационной революцией. При этом следует иметь в виду двоякий смысл, вкладываемый в понятие коммуникационной реальности: во-первых, речь идет о коммуникационном производстве; во-вторых, под коммуникацией подразумевается процесс эффективного обмена идеями между индивидами. До тех пор, пока мы не в состоянии вступить в эффективную коммуникацию друг с другом с тем, чтобы определить направление желаемого движения, невозможно достигнуть какого-либо согласия. Мир уже вступил в коммуникационную эру, поскольку значительная часть нашего общества уже вовлечена в коммуникационную деятельность, а также потому, что проблема выживания мира в современных условиях зависит от нашей способности слушать друг друга и учиться на опыте других. Это значит, что обмен информацией является основным критерием общественной жизни, общественного сознания и в первую очередь фактором производства.

Путь к будущему всемирному сообществу прокладывается через сдвиги, наблюдаемые в “инфосфере”, способствующие формированию нового типа общественного сознания. Эти сдвиги связываются, прежде всего, с падением роли таких средств обучения, как чтение и письмо, игравших доминирующую роль в информационной сфере индустриального общества, и с повышением значимости фактора компьютеризации. Включение компьютера в процесс обучения приводит к повышению интеллектуальных способностей индивида, результатом чего станет существенное увеличение объема социальной памяти.

Наблюдаемый в настоящий момент переход от промышленного общества к информационному по характеру и масштабам вызываемых перемен сопоставим со скачком человечества из аграрной цивилизации в царство индустрии, но с учетом того, что сдвиг от аграрного общества к промышленному осуществлялся на протяжении сотен лет, в тоже время как переход к информационному обществу определяется временным отрезком всего в два-три десятилетия.

Дефицит исторического времени, которым мы располагаем, требует чрезвычайной быстроты и точности реакции на происходящие изменения, умения сосредоточиться на стратегически важных моментах, к числу этих моментов относятся: изменение “техпространства”; стимулируемое компьютеризацией появление новых видов деятельности и производства; необходимость в новых формах организации человеческих отношений, соответствующих характеру и возможностям новой высшей степени технологии.

Под изменениями “техпространства” понимается переориентация производственной деятельности с машины и современной транспортной сети, характерных для индустриального общества, на компьютер и соответствующую ему коммуникационную сеть Особая роль в этих условиях отводится комбинированной технологии телефона, компьютерам телевидения, которые вливаются в интегрированную информационную и коммуникационную систему, создающую предпосылки для нового типа взаимодействий. Если транспортная сеть обеспечивает перевозки продуктов промышленности, коммуникационная сеть обеспечивает доставку новой продукции информационного общества – информации.

Появление новых видов деятельности и производства связывается с окончательным развертыванием возможностей новой технологии, на первом этапе новая технология просто вписывается в рамки существующих производственных схем и принятых социально-политических реалий; на втором этапе – она провоцирует частичную модернизацию принятых технологических стандартов и экономических ориентаций, порождая напряженности в различных звеньях; на третьем этапе она превращается в решающую силу перестройки систем, подгоняя под свои императивы основные механизмы экономики, эталоны политической и общественной жизни. Решающим обстоятельством, связываемым с победой информационной технологии и утверждением информационной цивилизации, признается превращение информации в стратегический ресурс общества. Возрастание роли и ценности информационного производства не должно восприниматься как свидетельство падения значимости массового производства, достигнутого в промышленную эпоху. Речь в данном случае идет лишь о перемещении акцентов из области физической деятельности (промышленного производства), в интеллектуальную (сфера информатики).

Под влиянием осознания сложившейся ситуации мысль о необходимости приведения общественно-политических реалий Запада, поскольку именно они претендуют на роль эталона современного развития, в соответствие с новыми техническими возможностями приобретает все большее число сторонников. Если политические идеи и институты по своей притягательности начнут отставить от технических благ, то триумф западной цивилизации может оказаться самоистребительным.

Связывая появление общества будущего с распространением “высокой” компьютерной технологии, необходимо подчеркнуть, что речь идет о планетарных изменениях, которые по своим последствиям превзойдут масштабы преобразований за всю предшествующую историю. Беспрецедентный характер предполагаемых сдвигов объясняет бесплодность попытки посмотреть контуры будущего в бинокль идеологических штампов, утвердившихся в нашем сознании. Одно это свидетельствует о том, что новое общество не в состоянии выйти из старого беспрепятственно, без конфликта.

Выработки адекватных представлений о характере происходящих изменений и о перспективах будущего связывается в значительной мере с углубленным исследованием социального эффекта, обусловливаемого внедрением новой технологии. При этом особо выделяется роль микропроцессоров, поскольку не существует такой области в мировой экономике, где нельзя было бы использовать микропроцессоры. В своем знаменитом отчете “Информационная технология и цивилизация”, адресованном Римскому клубу, Иноуз И. Пирс останавливается на некоторых аспектах информационной технологии сыгравшей решающую роль в преобразовании современного общества. В частности, отмечается, что информационная технология вызывает интеграцию различных форм деятельности, которые в прошлом были разобщены функционально и географически, способствует созданию более экономной с точки зрения потребления материальных ресурсов и энергии структуры производства, повышает качество социального обслуживания (медицина, образование, транспорт), дает в наше распоряжение могучее средство для более широкого понимания и сохранения культурного наследия человечества.

Человечество как собой тип организации материальных систем может существовать именно потому, что надындивидуальное накопление, хранение, передача и переработка информации оказались тесно связаны с развитием у человека преобразовательной функции. Биологические системы, в основном, приспосабливаются к окружающей среде. Они с кибернетической точки зрения относятся к классу адаптивных систем. В каждой отдельной человеческой личности сохраняется адаптивное свойство биологических систем. Общество же в целом как адаптирующая система, приспосабливающая среду обитания к своим потребностям.

При взаимодействии общества с природой потоки информации идут в двух противоположных направлениях. Во-первых, информация извлекается обществом из природы в процессе материальной практики и научного познания. Во-вторых, информация, перерабатываемая обществом, переносится обратно в природу в процессе преобразующей деятельности. Неограниченные возможности изменения природы открывают новые возможности для создания носителей информации, для перемещения информации из индивидуального сознания во внешние хранилища. Преобразующая деятельность невозможна без отделения личного опыта членов общества от них самих, обмена информацией.

Характерной особенностью социальной информации является то, что высшие ее виды все более отдаляются от чувственно воспринимаемых вещей. Человек способен образовать абстракции сколь угодно высокого уровня. Среди всех форм общественного сознания наибольший уровень абстракций содержит наука, которая играет возрастающую роль в жизни общества. В 20 веке наука превратилась в непосредственную производительную силу из зависимой о производства системы накопления знаний. Теперь уровень развития производительных сил можно характеризовать не только и не столько количеством перерабатываемой энергии и вещества, но и количеством информации, заключенной в средствах производства, а также количеством информации, циркулирующей в системах управления производством.

Кроме того, информация (наука) стала одним из важнейших производственных ресурсов наряду с сырьем, капиталом, средствами производства и персоналом. Предприятие, обладая одним лишь запасом сырья, не сможет ничего изготовить, если не известна технология. Само слово “технология” происходит от греческого “techne” — искусство, мастерство, умение и т.д. Обычно, когда применяют это слово, то имеют в виду совокупность методов обработки, изготовления, изменения состоянии свойств, формы сырья, материала или полуфабриката, осуществляемых процессе производства продукции. Термин “технология” широко используется в отечественной и зарубежной практике, однако разные специалисты и авторы вкладывают в его понятие различный смысл. Наиболее часто под термином “технология” подразумевают систематизированные знания, необходимые производства продукции, осуществления технологического процесса и т.д. Таким образом, технология является взаимосвязывающим звеном между наукой, техникой и производством, она является по существу процессом применения накопленных опыта и знания для эффективного осуществления соединения науки с производством и составляющих производства между собой, без знания которых промышленное производство на уровне последних достижений мировой науки и техники становится невозможным.

Индустриальная эпоха полностью раскрыла общественный процесс производства и превратила различные стихийно обособившиеся отрасли производства бывшие загадками одна по отношению к другой в единообразный производственный механизм. Принцип крупной промышленности разлагать всякий процесс производства, взятый сам по себе и, прежде всего, безотносительно к руке человека, на его составные элементы, создал науку — технологию. Пестрые, внешне лишенные внутренней связи и окостеневшие виды общественного процесса производства разложились на сознательно планомерные, систематически расчлененные, в зависимости от желаемого полезного эффекта, области применения естествознания. Технология открыла также те немногие основные формы движения, в которых необходимо совершается вся производственная деятельность человеческого тела, как бы разнообразны не были применяемые инструменты.

В понятие “технология” включаются знания и опыт не только научно – технического и производственного характера, но и организационно – управленческого и коммерческого. Понятие “технология” охватывает такие знания, независимо от того, в какой форме они выражены. К ним относятся, например, результаты интеллектуальной деятельности в области науки и производства, которые попадают под понятие “промышленная и интеллектуальная собственность”, т.е. на которые выданы охранные документы (патенты, авторские свидетельства и т.д.), а также знания и опыт, не имеющие правовой охраны и объединяемые понятием “ноу-хау”.

В общепринятом же понимании технология как метод создания продукции включает в себя три основных элемента – информацию о методе, понимание принципов реализации этого метода, средства для его использования в производстве. Различают также три вида технологических возможностей – осуществление нововведений, производства и инвестиций.

Поскольку все главные технические достижения неразрывно связаны с наукой, произошло перетекание терминов и понятий из научной области в производственную сферу и наоборот. В равной мере производство в своей совокупности приближается к науке, становится опредмеченой наукой. Возникновение системы “наука-техника-производство” способствует тому, что технология материального производства начинает развиваться как следствие постоянно возрастающего потока научных знаний, идей, как реализация их на практике. Это вызывает процесс смены одних технических средств другими, более новыми и совершенными. Вместе с тем основные потребности общества и конкретные условия производства стали важнейшей отправной и импульсом для развития науки. Во второй половине 20 века резко усилились процессы обобществления науки, связанные с ее количественным расширением, тенденции индустриализации и интенсификации научного труда, взаимопроникновение и соединение различных областей науки, роль и значение фундаментальных наук в механизме ускорения научно-технического прогресса.

Процесс применения научных знаний в производстве в советское время носил название “внедрение”. В настоящий момент для обозначения этого процесса применяется термин “трансфер”, заимствованный из международной практики и означающий дословно “перенос, передача”. Однако советскому термину “внедрение” в мировой практике соответствует термин “использование, применение” - английское use. Иногда термин “применение” используется и в российской литературе. Таким образом, во избежание путаницы необходимо обращать внимание на контекст, в котором употребляются данные термины. Также в отношении технологии употребляется понятия “научная информация”, “знания”, “научные результаты” и т.д. Данное многообразие вызвано тем, что каждая сфера науки выработала свой собственный подход к определению наименования своих результатов.

Так, в экономике понятие “информация” равнозначно понятию “наука” в случае если речь идет о производственных ресурсах. Как и прочие производственные ресурсы, научная информация является товаром. При этом имеется ряд существенных отличий информации от традиционных видов ресурсов, которые делаю ее наиболее выгодным товаром. Уникальная особенность состоит в том, что информация при продаже, передаче, обмене не отбирается у владельца, а дублируется. Это значит, что можно продать сколько угодно копий одной и той же информации, вложив труд в ее производство только один раз. Далее, обмен и движение информации происходит значительно быстрее, чем любых “материальных” товаров, что позволяет чрезвычайно быстро делать деньги на информационном рынке. Еще одно отличие в том, что информация не теряет своего качества и не обесценивается в процессе потребления, в том числе и многократного. С другой стороны, информация быстро устаревает, обесценивается в результате научно-технического прогресса. Поэтому по отношению к информации совершенно не приемлема тактика “скупого рыцаря”. Выгоду получает не тот, кто владеет информацией, а тот, кто обменивается. Мир постепенно разделяется на страны – конструкторские бюро и страны – цеха.

Товаром становится не вся научно-техническая информация. Особое место занимают фундаментальные исследования, которые, как правил. Настолько опережают развитие производительных сил, что их непосредственное использование в производстве невозможно. Владение фундаментальными знаниями не дает никакой экономической выгоды. Однако, согласно выработавшемуся за последние столетие моральному кодексу научного сообщества, фундаментальные знания должны быть достоянием всего человечества. Международное сотрудничество в области фундаментальных исследований возможно только при условии активного и свободного обмена всеми полученными результатами. Только в этом случае удается избежать ненужного дублирования, координировать ресурсы, вести многоплановые исследования.

С другой стороны, товаром является не только научная информация. Быстро устаревающие данные, информация разового пользования, например курсы валют и котировки акций необходимы предпринимателям для успешной деятельности. Другой вид информации-товара представляет собой развлекательная информация. Здесь происходит продажа, а не производство информации, поэтому данный процесс связан в первую очередь с информационными технологиями передачи данных, тем самым, являясь новым по форме, а не по содержанию.

С научно-техническим прогрессом связана глобальная проблема информационного кризиса. Она представляет собой противоречивое единство информационного взрыва и информационного голода. Информационный взрыв состоит в том, что общее количество научной информации накопленной человечеством растет экспоненциально. Возникают новые направления и новые науки. Парадокс информационного голода в Ом, что он является обратной стороной информационного взрыва. Исследователь оказывается беспомощным в море информации. Сейчас ученый вынужден тратить до 50% времени на не творческую работу, вязанную с поиском и обработкой информации по своей теме. Сделать открытие самому иногда оказывается проще, чем узнать, что оно уже сделано. С передачей прорывных технологий дело обстоит еще сложнее.

Причина данной ситуации лежит в бесструктурности научного знания. Развитие специальных наук идет по линии углубления и специализации знания. Экспоненциальный рост конкретно научного знания привел к тому, что скорость накопления знания превысила способность человека философски осмысливать их и приводить в целостную систему.

Систематизировать и структурировать сумму знаний – значит многократно упростить ее. Надежду на объединение наук дает тот факт, что возникло несколько междисциплинарных областей знания, среди которых кибернетика и синергетика.

Изобретение в 20 веке устройств, для автоматизированного хранения, обработки и передачи информации. Как никакое другое изобретение в истории человечества имело огромные последствия для современного общества. Фундаментальное философское значение имеет развитие общественной памяти, увеличение количества сохраняемых исторических документов и свидетельств, позволяющее воссоздавать минувший исторический период человечества максимально точно и полно.

Наиболее значительные последствия имеет объединение вычислительных средств со средствами связи. Появление компьютерных сетей – есть качественный скачок в силе влияния “компьютерного фактора” на производство, а потому и на всю жизнь общества. Чтобы понять причину этого скачка нужно вспомнить характеристические свойства сложных систем. Пока компьютеры применялись, обособлено, не образуя системы, влияние каждого из них было локальным. Объединение нескольких компьютеров в систему, даже небольшую, в масштабах предприятия, обязательно приводит к появлению у системы в целом принципиально новых интегральных свойств. А глобальное объединение компьютеров приводит к глобализации их влияния. Объединение человеческого разума с мощью глобальной информационной системы приводит к возникновению гиперинтеллекта. Отличие искусственного интеллекта состоит в том, что ИИ – это соединение разума одного человека с вычислительными возможностями одного компьютера. Гиперинтеллект – это глобальная человека – машинная система, по существу, единый планетарный разум. С этой позиции международная передача технологий видится как средство выравнивания экономического потенциала государств фактором науки (однако, с точки зрения экономической теории это в первую очередь инструмент международной конкуренции). Передаваться могут только технологии соответствующие научно-экономическому потенциалу получающего региона. Революционные технологии вне надлежащей экономической ситуации не могут принести прибыль. Целесообразность применения технологий в разных регионах зависит от массы факторов, первые из которых – готовность и способность воспринять, экономические и этнокультурные особенности.

Ускорение обмена информацией должно привести к повторению некоторых черт родоплеменного периода: человечество едино и никто из него не выпадает, нет обособленности от остальных. Однако, по закону возрастания сложности систем, данное единство будет иметь невиданный диапазон различий и особенностей. Следовательно, применение технологий будет ориентироваться на все сокращающиеся группы потребителей конечной продукции.

Достижения научно - технической революции, давшие начало гигантскому приращению материальных и духовных возможностей человека, в последние десятилетия стали мощнейшим фактором развития мирового хозяйства и международных экономических отношений. Зародившись, прежде всего в промышленно развитых странах, НТР посредством технологического обмена оказывает возрастающее влияние на все стороны международной экономической жизни, меняя структуру мирового промышленного производства и характер экономических отношений между государствами с различным уровнем хозяйственного развития.

В последней четверти 20 века четко различались следующие основные направления научно-технического прогресса:

1. широкое применение электроэнергии;

2. получение новых материалов с заранее заданными свойствами;

3. проникновение электроники в различные сферы деятельности человека;

4. создание техники для жизни в космосе и работы в экстремальных условиях, не существующих на Земле;

5. использование технических принципов функционирования биологических организмов для создания техники;

6. переход к использованию различных типов немеханических технологий.

В экономике НТП выразился в автоматизации управления производством. Комплексно автоматизированное производство привело человека от функции “изготовителя” к функции “контролера”, регулятора производства.

Международное разделение труда, специализация производства по регионам мира, с одной стороны сближает народы, а с другой – воспринимается как принуждение и ограничение выбора. Задача осознания выбора – предоставленного наукой и осуществленного на научной основе – болезненный процесс, подразумевающий беспрестрасный анализ существующего и прогнозируемого положения дел.

Автоматизация – медленно и противоречиво развиваясь – освобождает человека от технологического подчинения машине. В результате этого сама ориентация науки на технику теряет свой негуманный оттенок и самодовлеющее значение. Современная техника и технология требует от работника не просто опыта. Квалификации, умения и сноровки, а определенной системы научных знаний, высокой общеобразовательной подготовки, позволяющей ориентироваться во всем производстве, удовлетворения требований растущей профессиональной мобильности, быстроты освоения технических новшеств и научных открытий.

Возрастание роли научно - технического прогресса в производстве ведет к тому, что центр тяжести конкурентной борьбы все больше перемещается в сферу науки и технологии. В результате увеличивается значение научно – технического фактора в международных экономических отношениях, что ведет к росту масштабов всемирного обмена научно – техническими достижениями и к его обособлению в самостоятельную, специфическую сферу экономической деятельности – передачу технологии.

Международная торговля технологиями играет основную роль в процессе международной интеграции, специализации и децентрализации производства.

Техническая деятельность человека может и должна не разрушать, а поддерживать принципы организации биосферы, дополнять ее и взаимодействовать в качестве компонента единой динамической системы, образование подобного симбиоза технической деятельности человека и биосферы позволяет говорить о новом этапе научно-технического прогресса. Ели предшествующий этап превращает естественные процессы в индустриальные, то следующий этап призван приспособить индустриальные к естественным. Таким образом, достигается новый тип круговорота вещества и энергии на планете. Фактически данный этап НТП уже начался. Непосредственным выражением является разработка и применение в производстве безотходной технологии, в том числе основанной на замкнутом цикле.

Информационное общество, достижение которого выдвинуто главной задачей руководства России, не является общественно-экономической формацией в привычном для нас смысле, не достижимо сохранившимся от СССР директивным стилем управления, а основано на (говоря “советским” языком) высшем достижении капитализма – частной собственностью на информацию, определяющей производственные отношения.

Основная сложность процесса передачи технологий с участием России, заключается в отсутствии устойчивого института частной собственности на материальные средства производства, еще сложнее дела обстоят с управлением защитой интеллектуального капитала.

Поскольку в основу общего определения информации положены два ее признака. Во-первых, информация связана с разнообразием, во-вторых, с отражением. В соответствии с этим ее можно определить в самом общем случае как отраженное разнообразие или как разнообразностный компонент отражения. Информация – это разнообразие, которое один объект содержит о другом объекте (в процессе их взаимодействия). В частном случае это может быть и разнообразие, которое является результатом отражения самого себя, то есть самоотражения. На основе приведенного определения можно сделать вывод, что информация есть всеобщее свойство материи. Ведь и разнообразие, и отражение – атрибуты материи. Следовательно, движение – изменение информации - неразрывно связано с изменениями материального мира и является непреодолимым фактором любой системы. Международное движение информации имеет в своей основе необходимость и результатом - новые знания.

В то же время, роль контролирующих структур при передаче знаний будет снижаться в результате конфликт между объемом информации и средствами для обработки информации требующими для своего создания новых знаний. Контроль будет успевать реагировать не на движение, а на применение информации. Следовательно, международное движение информации - самоорганизующийся процесс, действующий по закону спроса и предложения. В этой части основные усилия по защите интеллектуального капитала будут переноситься на разработчиков и владельцев информации, а не на государственные контролирующие структуры.

Вмешательство в процесс передачи технологий зачастую приводит к потерям, многократно превосходящим планируемые первоначально прибыли. Если государство или фирма интересуется приобретением технологий – это свидетельствует об уровне знаний, при котором данная технологи может быть разработана самостоятельно, но с большими затратами. В действительности при передаче какой-либо технологии необходимо учитывать стратегические, долгосрочные варианты развития ситуации, поскольку после акта передачи связи между партнерами не прерываются, как при торговле товарами, а наоборот количество контактов может возрасти в связи с вопросами применения и усовершенствования данной технологии.

Обмен и торговля изобретениями существовали практически всегда, но только начиная с 20-го века, торговля технологиями приобрела самостоятельное значение, сперва в форме патентования, а затем в форме лицензирования, т.е. передачи права нового производства под контролем первоначального владельца, таким образом, прибыль от реализации изобретения различными формами может расходиться в сотни раз.

Объем мирового рынка изобретений обусловлен небывалым ростом числа как зарегистрированных изобретений (патенты), так и не учтенных (ноу-хау). В царской России за 100 лет, предшествовавших 1917 году, было защищено 36000 изобретений, при этом свыше 80% привилегий на изобретения получили иностранцы. За 50 лет советской власти в Государственный реестр СССР было внесено свыше 200000 изобретений, что в пересчете на 1 год в 10 раз больше, чем в дореволюционной России.

Примерно каждая третья заявка в мире, поданная в 70-х годах 20 века приходилась на советского изобретателя. В 80-х годах половина за США, в 90-е годы почти 80% мировых заявок регистрируется в США. Объем заявок в мире ежегодно увеличивается, и в 1997 году достиг 300 тысяч штук за год (без России). Такой невиданный подъем творческой активности напрямую связан с социально-экономическими условиями, определенными уровнем техники, который в свою очередь возрастает тем быстрее, чем активнее изобретательская и экономическая мысль.

Ситуация в России по данным заслуженного изобретателя России В.И.Дикарева следующая: “По количеству инженеров наша страна занимает ведущее место в мире, однако, по количеству изобретений за нами только шестая позиция. В 1992 году на 300 инженеров у нас приходилось всего одно изобретение…на 82 ученых (докторов) – одно изобретение. В настоящее время эта цифра значительно увеличилась. Иностранные же фирмы, если инженер не изобретает, то ни переводят его на техническую должность или увольняют.” Умение правильно ставить и решать проблемы – чрезвычайно ценное качество исследователя. С полным основанием можно сказать, что, кто в науке не умеет правильно ставить проблемы, тот еще не исследователь. Это нужно учитывать при первоначальном применении знаний. Надо уметь не только усваивать знания, но видеть проблемы, ставить и решать их. Как говорил А.И.Герцен, задача университетов – возбудить вопросы, научить спрашивать. Без постановки проблем немыслим целенаправленный, т.е. научный поиск. Без учета этого момента разорился не один десяток венчурных фирм.

Экономисты ПРС в конце 20 века с удивлением обнаружили, что расходы на образование, традиционно считавшиеся балластом для национального бюджета, не только окупаются, но и приносят обществу доход более значительный, чем вложения в иные сферы деятельности (норма прибыли 8-10%, с тенденцией к росту). Это объясняется тем, что научные знания воплощаются не только в самом производстве, но и в управлении социально-экономическими процессами, в организации труда и производства.

Крупные технические решения, обладающие принципиальной новизной и полезностью, коренным образом изменяют производство. Широкое их использование позволяет выйти на передовые позиции в той или иной области. Все новое, передовое. Прогрессивнее неизбежно связано с изобретениями. Научно-технический прогресс, являющийся магистральным направлением в строительстве материально-технической базы общества, тесно связан с созданием и освоением новых изобретений.

Экономия от внедренных изобретений, используемых в производстве, является важным показателем научно-технического прогресса. В СССР велась такая статистика: в 1965 году экономия составила 157,6 млн. руб., в 1970 – 261,8 млн. руб., в 1974 достигла 481 млн. руб.

Изобретательство в широком смысле как вид творческой деятельности включает и рационализацию. Значение рационализации, самого массового новаторского движения чрезвычайно велико эля экономики любой страны. Рационализаторы стремятся улучшить качество выпускаемой продукции. Усовершенствовать технологию производства, повысить уровень производительности труда на предприятии. Большую роль играют рационализаторские предложения в деле экономии сырья, топлива, материалов. Каждое внедренное рационализаторское предложение – это экономия руда и средств. В 1955 году в народное хозяйство СССР было внедрено почти 1,2 млн. рационализаторских предложений. В 1965 – 2,8 млн., в 1970 – более 3,4 млн., в 1972 – 3,54 млн., в 1974 – 3,81 млн. предложений. Важно заметить, что сам термин “внедрение” существовал только в СССР, свидетельствуя о сложностях реализации изобретений, в то время как во всем мире использовался термин “применение”. Сейчас в России термин “внедрение” заменяется термином “трансфер” - передача, перевод технологии от изобретателя к производителю.

Уровень современной мировой науки и техники во многом обусловлен освоением сотен тысяч изобретений, созданных учеными и конструкторами всех стран мира. Существующая тенденция удорожания изобретений проистекает от ориентации на широкое применение. Так средняя доходность от применения изобретений в форме экономии и прямой прибыли в 70-х годах возросла в 1,5 раза относительно 60-х годов, а на начало 80-х годов в 5,8 раза относительно 70-х. К концу 90-х этот показатель удваивался каждые полгода.

Соответственно растет эффективность передачи технологий между различными странами и фирмами. Этот процесс осуществляется по довольно широкой сети каналов. Коммерческий механизм передачи технологии, как известно, включает, прежде всего, лицензионные соглашения и контракты на предоставление управленческих и технических услуг. Однако на практике различные виды передачи технологии чаще всего переплетаются и взаимодополняют друг друга, и один вид передачи технологии часто бывает, связан с передачей технологии в другой форме. Между тем, в мировой практике экономического сотрудничества начинает проявляться тенденция, заключающаяся в том, что формула “оборудование + услуги + технологические знания” постепенно заменяется обратной формулой “знания + услуги + оборудование”. Таким образом, оборудование, материалы и т.п. становятся товаром, сопутствующим поставкам знаний и услуг.

Проблема импорта технологии на лицензионной основе включает в себя не только технико-экономические, но также и коммерческие, юридические, социальные и другие аспекты. Поэтому политика, проводимая в данной области многими странами, понимается как совокупность мер, направленных на обеспечение наиболее выгодных условий привлечения технологии из-за рубежа, ее использования и дальнейшей разработки национальными фирмами производителями.

Ориентация некоторых стран на развитие тех или иных видов производства и применение конкретных форм импорта технологии, регулирование этого процесса национальными административно – правовыми и финансовыми организациями и установление ими соответствующих норм и правил импорта современной технологии, которые отражают, с одной стороны, уровень экономического развития, а с другой – цели и задачи технологической политики этих государств.

Наиболее распространенной формой международной передачи технологии, осуществляемой на коммерческой основе, сейчас является торговля лицензиями. Развитие международной торговли лицензиями характеризуется возрастающим динамизмом и расширением масштабов лицензионных операций, усилением их взаимосвязи с другими формами научно – технического обмена на коммерческой основе.

Современные тенденции развития международной торговли лицензиями, ее отраслевая структура определяется основными направлениями научно – технического прогресса в ведущих экономически развитых странах мира – США, Японии, Германии, Великобритании и Франции.

Новым явлением в международной торговле лицензиями на современном этапе ее развития стало повышение внимания не столько к созданию научно – технических новшеств, сколько к их практическому использованию и получению от этого экономического эффекта. Поскольку экономический эффект от нововведения достигается не в результате его разработки, а зависит от скорости и масштабов его практического использования. При этом практическое использование нововведения требует не только установки нового оборудования для производства более совершенной продукции или использования технологии, а осуществления целого комплекса мероприятий, связанных с получением максимальной экономической отдачи от нововведения. В частности, возникает необходимость в реорганизации производства, включая его обеспечение необходимыми материалами и сырьем, в соответствующей перестройке управленческого аппарата, в переподготовке и повышении квалификации персонала. Именно эти звенья могут оказаться в критическом положении при использовании экономического потенциала нововведения. Отсюда следует, что в первую очередь надо быть готовым к приобретению технологии, то есть самостоятельно достигнуть уровня, на котором использование новой технологии есть средство повышения эффективности производства или хозяйствования, а не очередная проблема, требующая всесторонних усилий по ее разрешению.

При обмене технологиями, особенно в международной торговле, происходит длительное и всестороннее общение продавца и покупателя (от 3-х до 15-ти лет по одному контракту), чего никогда не происходило в торговле обычными товарами. Это значительно увеличивает роль культурного обмена и нравственного роста торгующих сторон, способствует формированию благоприятного образа страны по ее представителям и сближает в конечном плане народы мира, поскольку результатами международного технологического обмена в настоящее время пользуется около четверти всего населения Земного шара.

1.3. Роль технологического обмена в мировой экономике.

Формирование в России рыночного хозяйства открытого типа и изменение ее геополитического положения вследствие распада СССР и социалистического лагеря создали принципиально новые условия для внешнеэкономического развития страны. Существенно изменились характер ее экономических связей с зарубежными странами и их роль в процессе воспроизводства.

Произошедшие перемены, имели неоднозначные последствия для российской экономики и ее позиций в мире.

Ликвидация жестко централизованной планово-административной системы и проведение рыночных реформ высвободили творческую энергию и инициативу миллионов россиян для созидательной деятельности, в том числе во внешнеэкономической сфере. Предприятия начали приспосабливаться к функционированию на основе спроса и предложения, что открывало возможности для более эффективного использования имеющихся ресурсов и, следовательно, для интенсивного экономического роста. Однако эти возможности удалось реализовать лишь в незначительной степени вследствие, прежде всего системного экономического кризиса, углубившегося под влиянием “шокового” курса реформ, которые проводились без учета особенностей нашей страны, что привело к резкому снижению российского экономического потенциала, дальнейшей деформации его структуры, падению жизненного уровня населения.

Курс на формирование открытой экономики, ставшей возможным в условиях рыночных преобразований, означал поворот России к интеграции в мировое хозяйство. Данный курс позволил расширить ее доступ к мировым ресурсам и опыту, что привело к возрастанию значения внешнеэкономического фактора в национальной экономике. Повышению роли внешнеэкономических связей способствовало также расширение их пространственной сферы в результате превращения союзных республик бывшего СССР в самостоятельные государства.

Таким образом, к началу 21 века на мировом рынке наукоемкой продукции гражданского характера доля российских изделий составляла не менее 1%. Для сравнения: на долю США приходилось 43%, Японии – 30%. Так принято сравнивать, но не надо забывать, что первые шаги по расширению участия российских предприятий во внешнеэкономической деятельности были предприняты только около 15 лет назад. В период существования СССР во второй половине 80-х годов. Однако в условиях сохранения централизованного планового хозяйства они оказались мало результативными. Еще в 1991 г. около 97% всех экспортно-импортных операций по-прежнему приходилось на тогда еще функционирующие всесоюзные внешнеторговые объединения.

В настоящий момент в России благодаря открытости происходит подъем уровня производительности труда. Так в сырьевых отраслях и энергетике он уже в плотную приблизился среднемировым показателям. Однако показатели по наукоемким отраслям еще пока составляют – 15-25% от аналогичных показателей США. Объективная причина кроется в недостатке инвестиций в реальный сектор российской экономики, и в производственный капитал в частности.

Наблюдаемый процесс разрушения самих материальных основ российской экономики наводит на мысль о невозможности развития областей, базирующихся на высоких технологиях, производящих наукоемкую продукцию. Действительно, в большинстве промышленно развитых стран мира экономический рост а 90% обеспечивается применением знаний и технологий. Но не надо забывать значение международных экономических связей, которые к 21 веку превратились в устойчивый интеграционный процесс, охватывающий все сферы международной экономической жизни. Таким образом реализация курса на открытость дает экономике страны ряд преимуществ, к важнейшим из которых относят:

- увеличение национального дохода вследствие роста массы вовлекаемых в международный оборот ресурсов и факторов производства;

- совершенствование модели взаимодействия страны с мировым хозяйством (для России это переход от традиционной торговли к высоким формам сотрудничества: научно-техническая кооперация, производственная интеграция);

- развитие отечественного производства и приближение его уровня к мировому, то есть повышение конкурентоспособности национальной экономики;

- повышение степени международной мобильности национальных факторов производства;

ускорение формирования в стране рыночной инфраструктуры.

Вместе с тем развитие внешнеэкономических связей России в условиях падения национального промышленного производства имело своим следствием усиление односторонней зависимости национальной экономики от внешних рынков, возникновение угрозы экономической безопасности страны. С распадом СССР и СЭВ ухудшилось геоэкономическое положение страны. Морские порты и транспортные коммуникации, обеспечивающие выход на мировые рынки, перешли под контроль независимых государств - бывших республик СССР.

Все эти неблагоприятные обстоятельства в основном предопределили ряд существенных особенностей дальнейшего становления и развития внешней торговли и внешнеэкономических российских связей в целом в конце ушедшего столетия.

Главным направлением преобразования внешнеэкономической деятельности в России явилась ее либерализация. Суть осуществленных мероприятий состояла в отказе от государственной монополии на внешнеторговые и валютные операции и переходе к системе их регулирования с помощью преимущественно экономических методов, в устранении существовавших ранее запретов и ограничений, препятствовавших свободному ведению хозяйствующими субъектами страны экспортно-импортных и валютных операций с зарубежными партнерами, а также доступу иностранных товаров и капиталов на российский рынок.

По мнению ряда экономистов соответствующая практика при современном состоянии экономики приводит к негативным последствиям, среди которых чаще всего упоминают:

- снижение отечественного промышленного потенциала, разрушение отраслей и отдельных секторов экономики;

- консервация диспропорций в структуре народнохозяйственного комплекса на уровне середины 80-х годов, с преобладанием добывающей промышленности, высокой трудоемкостью и экологически опасными производствами;

- усиление финансовой, продовольственной и технологической зависимости от промышленно развитых стран, международных организаций и институтов на фоне отсутствия внутренних источников;

- снижение “качества” структуры отечественного экспорта и импорта;

потеря национальными производителями части внутреннего рынка.

Однако не надо забывать, что вопросы либерализации внешнеэкономической деятельности решались с помощью жесткой системы регулирования экспорта, в том числе широкого применения количественных ограничений и централизации значительной части внешнеторгового оборота. Это было вызвано тем, что механизм регулирования внешнеторговых операций стал формироваться только в конце 1991 г. – начале 1992 г. Основную роль при этом играли методы нетарифного регулирования: квотирование и лицензирование экспортных поставок. Под лицензионным контролем находилась подавляющая часть экспорта России. Это было обусловлено слабостью и неустойчивостью развития нормативно-правовой базы.

За прошедшее десятилетие были приняты такие меры, как упорядочение экспорта стратегически важных сырьевых товаров, установление таможенных границ, создание инструментов сертификации и контроля за качеством импортной продукции, разработка информационной системы обслуживания ВЭД и, наконец, самым значительным шагом следует считать становление и развитие национальной законодательной базы страны в сфере регулирования внешнеэкономической деятельности и прав на результаты интеллектуальной собственности.

К рубежу 21 века в промышленно развитых странах стала складываться система качественно иного уровня ведения хозяйства. Соответственно вырабатывается законодательная база. Россия также формирует нормативное пространство, регулирующее осуществление новых форм деятельности. В условиях, когда переоцениваются почти все факторы производства, имеющие значение для российской экономики: природные ресурсы – применение ресурсосберегающих и безотходных технологий; трудовые ресурсы – в ПРС до 30% всех занятых имеют высшее образование, Япония стремиться сделать высшее образование обязательным; капитал – переход к финансовой модели экономики; предпринимательские ресурсы – способностью эффективно организовать производство владеет 1 из 25 человек от природы, но трененговые курсы позволяют открыть этот дар почти в каждом; НТП – скорость коммерциализации изобретения выраженная в прибылях венчурных фирм. Тенденции в развитии внешнеэкономических связей России, состояние экономики свидетельствует о том, что вопрос национальной экономической безопасности требует полного внимания и планомерного разрешения. В настоящий момент необходимо работать на опережение промышленно развитых стран в части законодательства и теоретического обоснования новых форм хозяйствования, чтобы к моменту их массового распространения в России существовали все условия для их наиболее эффективного функционирования.

Растущая взаимозависимость множественности мировых рынков в экономике, позволяют при проведении структурного анализа выявить определенные тенденции. Так участие на мировом рынке технологий связано со структурой участия на рынке труда: по профессионально квалификационной структуре соотношение групп занимающихся преимущественно умственным трудом к занимающимся преимущественно физическим трудом в ПРС 60% к 40% , в РФ 60% к 40%. Эти соотношения характеризуют профессионализм экономики в стране в целом, поскольку категория умственного труда включает специалистов с высшим образованием, управленцев и администраторов, административно вспомогательный персонал и работников торговли.

Фактор науки играет роль в применении ресурса природы – переход на возобновляемые ресурсы. Произошел переход к контролю на административном уровне за эффективностью использования природных ресурсов – ответственность страны за использование ресурсов рассматривается в одной плоскости с загрязнением среды. НТП как качественное изменение в развитии производительных сил отражается на использовании всех ресурсов.

НТП – процесс открытия и использования новых знаний в хозяйственной сфере. Научный прогресс – это создание новых знаний, путем осуществления экономически обоснованных НИР, ОКР – исследований и разработок. Наука основана на: 1. материально технической базе и 2. на ученых и специалистах.

США, в среднем, 2,6% от ВВП – расходуют на научные разработки, это примерно составляет 260 миллиардов долларов в год. В России все выглядит намного скромнее, к тому же доля ассигнований на научные исследования в государственном бюджете ежегодно сокращается.

По трудовым ресурсам картина следующая: в США сейчас 1 миллион научных сотрудников, в СССР было – 1,7 млн., сейчас в России до 600 тысяч человек занято в науке. В России подается, в среднем, 19-20 тысяч заявок в год на получение патента, большая часть из них удовлетворяется. В СССР в 80-х годах ежегодно подавалось 220-240 тысяч заявок на получение авторских свидетельств, наибольшее число свидетельств было выдано в 1989 году – 170 тысяч штук. В 80-е годы СССР удерживал 25% мирового объема ноу-хау, однако с 1985 года началось стремительное отступление с завоеванных позиций. Сегодня средний возраст российских изобретателей колеблется между 60 и 65 годами – этот беспрецедентный возраст обусловлен организационной структурой российской науки – в ПРС большинство изобретений запатентовано на 25 – 35 летних, более старшие изобретатели заняты в экспертном и административном деле. Однако по некоторым данным до 72% заявок поданных в США, ЕС, Израиле и Японии содержат российские корни. Это делается изобретателями целенаправленно – надежная защита патента или иными лицами получившие данные о изобретениях путем промышленного шпионажа.

Научно исследовательские работы (НИР) подразделяют на: 1. фундаментальные – доля в общем объеме – 20%, 2. прикладные – около 50%, 3. разработки – около 30%. Структура финансирования научных исследований в США: 60% всех ассигнований на НИОКР в целом поступает из промышленности, 20% от государства и 20% от университетов. Это типичный пример коммерческой науки. В США, в отличие от России, нет академических институтов – фундаментальная наука базируется в частных учебных университетах. Это позволяет экономить колоссальные средства, в том числе за счет привлечения студентов непосредственно к научным исследованиям, что повышает конечную стоимость самих студентов по окончанию университета на рынке труда.

В определение наукоемкой отрасли существует несколько подходов:

1. статистический – та отрасль является наукоемкой, где на НИОКР тратится большая доля от объема продаж, чем в среднем по промышленности;

2. по числу занятых – та отрасль наукоемка, в которой доля занятых в научных исследованиях выше, чем по промышленности;

3. по расходам – когда расходы на НИОКР занимают более 4% от продаж – отрасль наукоемка;

4. по персоналу – если 3-4% коллектива занято научными исследованиями – отрасль наукоемка.

На основе всех данных подходов можно определить степень наукоемкости, а следовательно и технологического потенциала как отрасли, так и предприятия в отдельности. Сейчас самой наукоемкой отраслью является фармацевтическая промышленность. Внутри нее – предприятия занимающиеся генными вопросами. Наличие в стране подобных институтов напрямую характеризует степень развития и присутствия фактора науки в национальной экономике.

В действительности различия по отраслям не велики и меняются от наукоемких к традиционным и обратно довольно часто. Примером может служить автомобильная промышленность США в 70 -80 и 90-е годы, когда уровень наукоемкости разнился от модели к модели и даже от узла к узлу.

Новые знания рождаемые наукой – являются интеллектуальным продуктом. Права на интеллектуальную собственность защищаются национальными законодательствами. Это порождает значительные сложности в процессе передачи знаний и технологий, поскольку необходимо учесть требования нескольких национальных систем, дабы соблюсти свободу от требований со стороны третьих лиц на интеллектуальную продукцию.

Существуют определенные трудности и в самом подходе к защите прав в различных государствах. Уровень бюрократизации чрезвычайно важен, поскольку негибкость и медленная адаптация к переменам присуща всем государственным структурам любого государства. Оторванность чиновников от научно технического прогресса, от живой коммерческой деятельности, недостаток микроэкономических знаний зачастую приводит к негативным результатам при передаче технологий в рамках лицензионных договоров и определения патентной чистоты на предшествующих этапах.

Государственные предприятия России, при выходе на внешний рынок со своими технологиями, делают упор на авиацию, космос и атомную энергетику, направления с высоким уровнем государственного управления. Не государственные компании стараются ориентироваться на теоретическую математику, компьютеризацию и разработку программных средств, физику твердого тела, биологию, ядерную физику и лазерные технологии – направления с потенциалом выше мирового и низким уровнем контроля. К тому же для проведения исследований в данных областях можно обойтись ограниченным штатом сотрудников или осуществить изыскания на базе государственных предприятий, которые находятся в критическом состоянии. Это касается в частности фундаментальных заделов по математике и биологии.

Выделение международной торговли знаниями – передачи технологии в самостоятельную форму международных экономических отношений, наряду с торговлей товарами и услугами, движением капитала, миграцией и МВКО, напрямую связано с углублением МРТ и все возрастающей специализацией. Углубление специализации ведет к повышению эффективности экономики, а полученное разнообразие экономик ведет к взаимозависимости государств. Процесс хозяйственного и политического объединения стран на основе устойчивого развития взаимосвязи и МРТ – называется международной экономической интеграцией (МЭИ). МЭИ - носит блоковый характер: сращивание экономик исторически соседних стран в единый хозяйственный комплекс, при ориентации стран на свой и соседние регионы - регионализация МЭО.

Международная торговля, международное движение капиталов, международная миграция рабочей силы и международный обмен информацией – это 4 источника процесса, превращения мирового хозяйственного рынка в единый рынок товаров, услуг, капитала и знаний, циркулирующих в рамках одной операции. Такой процесс получил название - глобализация.

Данная ситуация говорит о прочности международных экономических и научных связей, о взаимном доверии между странами в стратегических вопросах, что особо значимо для нашей страны, поскольку достижение человечеством постиндустриальной модели хозяйствования не возможно без глобализации абсолютно всех сфер человеческого бытия. Экономическая интеграция и глобализация – основанные на информационном потоке, доверии и унификации производственной базы – признаки и пути достижения новой системы всемирного управления и распределения. Сотрудничество по стратегическим аспектам развития человечества: фундаментальная наука, технологии и планирование экономических процессов, позволит России упрочить свой научный авторитет, а следовательно и улучшить экономическое положение всего государства и населения. Опыт Японии показывает, что в течение нескольких лет, путем закупки технологий и лизинга оборудования можно достичь мирового уровня производства и работать уже на опережение.

1.4. Объекты международной торговли технологиями

Стокгольмская политическая конференция по вопросам интеллектуальной собственности 1967 года частично пересмотрела, частично подтвердила положения Парижской конвенции по вопросам промышленной собственности от 1883 года. Так окончательно утвердился момент возникновения прав на промышленную и интеллектуальную собственность – с момента регистрации государством.

По Парижской конвенции для защиты своих прав от недобросовестной конкуренции необходимо регистрировать: изобретения, промышленные образцы, полезные модели, товарные знаки, фирменные наименования. Права на них возникают с “даты приоритета” – момента подачи заявки на промышленную собственность. Авторские права возникают в момент создания произведения, т.е. с “момента права”.

Таким образом, интеллектуальная собственность включает в себя промышленную собственность, вопросы авторского права и смежных прав. Права на интеллектуальную собственность распространяется на объекты интеллектуального труда в материальной, актуальной форме.

По патентному законодательству сроки прав на промышленную собственность составляют на изобретение – 20 лет, без последующего продления; полезная модель – 5 лет, с продление на 3 года; промышленный образец – 15 лет, с продлением на 5 лет; товарные знаки – 10 лет с последующим продлением каждые 10 лет.

Авторское право подразумевает наличие прав без регистрации с момента права и до конца жизни автора, плюс последующие 50 лет после смерти; если существует монополия публикации, то права сохраняются 50 лет, если обнаруживается автор или его наследники, то в обычном порядке.

Таким образом, регулирование прав на промышленную собственность осуществляется по патентному праву, а прочая интеллектуальная собственность – по авторскому праву.

Коммерческая реализация промышленной собственности осуществляется лицензионными договорами на основе взаимного согласия сторон, причем условия лицензионных договоров не регулируются ни какими международными нормами, но существует определенная международная традиция, на которую ориентируются стороны.

Реализация собственности, подпадающей под авторское право, осуществляется по авторским договорам в строгом соответствии с законодательными нормами государств. В России регулирование осуществляется по закону “Об авторских и смежных правах”.

Технологические конструкционные секреты производства – ноу-хау - так же относятся к промышленной собственности. Основная особенность ноу-хау – защита тайной, т. е. единственная защита ноу-хау от несанкционированного использования третьими лицами заключается в обеспечении неразглашения секретов производства.

В СССР лицензионная торговля осуществлялась организацией Министерства внешней торговли –“Внешлицензионторг”. Долгосрочными проектами, типа инжиниринг (строительство, поставки комплектного оборудования), занимался Государственный комитет по внешне экономическим связям. Ежегодно оборот “Внешлицензионторга” рос на 35%. В 1985 году ГКВЭС стихийно вышел на внешний рынок с ноу-хау, передаваемыми комплексно с поставляемым оборудованием. До 80% ноу-хау передавалось безвозмездно, одна из причин заключалась в сложности выделения ноу-хау, однако 20% сделок позволили ГКВЭС в течение 3-х лет ежегодно увеличивать валютные поступления на 65%.

Основные трудности при работе с ноу-хау для российских предприятий состоят в следующем: 1. выявление ноу-хау в массе технической информации; 2. технико-коммерческое обоснование; 3. комплекс мер по обеспечению конфиденциальности; 4. технология коммерческой реализации. Данные вопросы за рубежом решаются комплексно. В штате большинства российских предприятий отсутствуют специалисты по работе с интеллектуальной собственность. Сложность заключается в том, что один человек должен обладать компетентностью в областях техники, права, экономики, внешнеэкономической деятельности и предпринимательства, поскольку ноу-хау продается по всем видам коммерческих сделок и эффективность операции зависит от правильного выбора торговой стратегии.

Основные коммерческие потери российские разработчики несут от неграмотного выявления ноу-хау и неспособности сохранить его в тайне. Чрезмерная подробность в описании изобретения при составлении патентной заявки – основной путь разглашения ноу-хау. За рубежом существует устойчивая практика создания по российским публикациям техники и ее дальнейшего патентования в третьих странах. Еще одним методом разглашения является публикации статей в научно-технических журналах. Процентный состав мировых публикаций по областям техники из года в год одинаков, одинаково количество публикаций от каждой страны (за США 30-40% статей), однако по иностранным статьям создать технику невозможно, они носят чисто рекламный характер, содержат подробные писания старых образцов или целенаправленную дезинформацию. В СССР и России существует стойкая привычка публиковать исчерпывающую правду о новинках научно-технической мысли (“Наука и жизнь” озолотила не одну японскую фирму) и доверять зарубежным публикация (масса мировых публикаций о постановке двухконтурных двигателей на “Конкорд” привело к применению подобного двигателя на Ту-144, что послужило фактическому провалу советского проекта, тогда, как “Конкорд” летает через океан на одноконтурном двигателе).

По зарубежным патентам фактически невозможно ничего создать, по советским и российским можно, и можно даже создавать по авторским свидетельствам. Данное положение является результатом молчаливого согласия с нарушением собственного патентного законодательства в зарубежных государствах. По патентным законам большинства стран мира изобретение в патенте должно быть описано так полно, чтобы специалист мог его воспроизвести. Если невозможно осуществить изобретение по описанию, то патент подлежит ликвидации. В реальности – данное условие не выполняется специально, дабы не разглашать ноу-хау. Таким образом, зарубежные патенты могут служить только справочно, для определения уровня техники и направления развития, хотя существует большое количество дезинформационных патентов. По зарубежным патентам невозможно создать технику, поскольку не известно ноу-хау – грамотное составление описания изобретения в тексте патента - это способ сокрытия ноу-хау.

Еще один путь утечки технологий – промышленный шпионаж – похищение или получение технологии или ноу-хау скрытно, относительно безвозмездно и, по большей части, недоказуемо. Экономический шпионаж – является сферой тайной деятельности по сбору, анализу, хранению и использованию конфиденциальной информации, применение которой приносит значительные преимущества и материальные выгоды.

В Интернете можно найти рекомендации и пособия как по ведению бизнес разведки так и по созданию мер противодействия. Мной был составлен и опубликован перечень способов нелегального получения информации о своих конкурентах:

1. сбор информации, содержащейся в средствах массовой информации, включая официальные документы, заявления должностных лиц, отчетные публикации к юбилейным датам, статьи являющиеся опровержением каких-либо сведений распространенных об интересующей фирме;

2. использование сведений, распространяемых служащими конкурирующих фирм;

3. биржевые отчеты и отчеты консультантов, финансовые отчеты и документы, находящиеся в распоряжении маклеров; выставочные экспонаты и проспекты, брошюры конкурирующих фирм; отчеты коммивояжеров своей фирмы;

4. изучение продукции конкурирующих фирм; использование данных, полученных во время бесед со служащими конкурирующих фирм (без нарушения законов);

5. замаскированные опросы и "выуживание" информации у служащих конкурирующих фирм на научно-технических конгрессах (конференциях, симпозиумах);

6. непосредственное наблюдение, осуществляемое скрытно;

7. беседы о найме на работу со служащими конкурирующих фирм (хотя опрашивающий вовсе не намерен принимать данного человека на работу в свою фирму);

8. так называемые "ложные" переговоры с фирмой-конкурентом относительно приобретения лицензии;

9. наем на работу служащего конкурирующей фирмы для получения требуемой информации;

10. подкуп служащего конкурирующей фирмы или лица, занимающегося ее снабжением;

11. использование агента для получения информации на основе платежной ведомости фирмы-конкурента;

12. подслушивание переговоров, ведущихся в фирмах-конкурентах;

13. перехват электронных сообщений;

14. подслушивание телефонных переговоров;

15. кражи чертежей, образцов, документации и т.п.;

16. шантаж и вымогательство.

17. копирование;

18. подделка (модификация);

19. уничтожение (порча, разрушение) и т.д.

Известна печальная статистика, говорящая, что 25 процентов служащих предприятия готовы в любое время при любых обстоятельствах предать интересы фирмы, 50 процентов готовы это сделать в зависимости от обстоятельств и лишь 25 процентов, являясь патриотами, никогда не предадут интересы фирмы. По наблюдению психологов 10 % людей никогда не воруют, ибо это не совместимо с их моралью; 10 % людей воруют при каждом удобном случае, при любых обстоятельствах; 80 % людей, как правило, честные, за исключением тех случаев, когда предоставляется случай украсть. Данные положения необходимо всегда помнить при проведении переговоров особенно по вопросам передачи технологии, поскольку дорогостоящая документация умещается на одном оптическом диске и может быть передана противоположной стороне человеком из своей же команды переговорщиков.

Конечно же, если уровень разрабатываемой и применяемой техники отстает на 10 и более лет, то такая техника не интересует промышленных шпионов. Но если создается новая техника, технология, которая будет успешно конкурировать с продаваемой на зарубежных рынках, промышленного шпиона можно ожидать и необходимо сделать все возможное, чтобы не дать ему похитить ноу-хау.

Известны многочисленные случаи использования шпионажа против конкурентов. Так, похитив секрет антибиотика “Декламицин” у “Ледерли Лабораториз” известный промышленный шпион С.Фокс продал ноу-хау по его производству 7 фирмам только в Италии. Другой шпион псевдоним — доктор Бредли, через своих промышленных шпионов получил ноу-хау по препарату “Апролиум”, применяемому против смертельного заболевания “Курам” - “Коксидиозис”, разработанному более 200 специалистами и затратившими на его разработку 1,5 млн. долл. Им же было получено ноу-хау присадкам к автомобильным маслам, которые он успешно продал французским фирмам, получив прибыль 17.000 долл. Известны судебные иски фирм против фирм, применявших краденую технологию. Однако в своей массе подобные случаи не афишируются, поскольку судебные споры создают отрицательную рекламу производимой продукции в не зависимости от того, на чьей стороне правда.

Большое распространение получило хищение программных средств с целью их использования в своих интересах. По заявлению американских специалистов, эти хищения приняли характер эпидемии: на каждую законную копию программ, имеющую сколько-нибудь широкое распространение, существует по меньшей мере четыре копии (а, по некоторым данным, 10 и более), полученные незаконным путем.

Более того, "электронный грабеж" в последнее время приобрел организованную форму: "хаккеры" (электронные грабители) в ФРГ уже выпускают собственные журналы и книги (например, DAS HACKER HACKBUCH – с 1985 г.), в которых открыто обмениваются опытом несанкционированного проникновения в компьютерные сети.

По оценкам швейцарских экспертов, ежегодные потери, связанные с кражей информации, неправильным использованием ЭВМ и неполадками в их работе, составили в странах Западной Европы около 60 млрд. долларов. По их прогнозам, 9,8 % этого ущерба является следствием не столько прямых ограблений, сколько информационного шпионажа.

Безусловно, отечественным организациям и предприятиям необходимо принимать меры против промышленного шпионажа и предотвращать разглашение ноу-хау и его безвозмездное использование на внутреннем и внешних рынках. Однако, при контактах российских разработчиков с иностранными специалистами раскрытие зачастую происходит не специально т.к. российские изобретатель привыкли общаться в той среде, где их знания не составляют секрета и зачастую воспринимаются как излишние. Иностранцы же никогда не обсуждают вопросы, связанные с уровнем своих технологий, а тем более не общаются “по душам” в ходе переговорного процесса. Более того, в состав зарубежных делегаций всегда входит сотрудник спец. служб, владеющий, помимо прочего, составлением психологических портретов противоположной стороны, что дает преимущество в переговорном процессе. Российские ученые, в своей массе совершенно, не подготовлены к ведению переговоров. Традиция многих директоров военных предприятий брать на переговоры “мозги” - квалифицированных в своей области специалистов, но не имеющих переговорных навыков приводит к разглашению ноу-хау и отказу от заключения сделок с российской стороной.

Существующий в мире принцип ознакомления с ноу-хау 1-2 специалистов и только в части необходимой им у нас пока не соблюдается, и пока он соблюдаться не будет, Россия продолжит недополучать средства.

В большинстве технологических фирм мира, научно-техническому персоналу под страхом увольнения запрещено общение между собой, они никогда, ни при каких обстоятельствах не участвуют в переговорах, симпозиумах и т.п. мероприятиях, где велик риск раскрытия знаний. Если ведущих специалистов на фирме двое и более, они никогда не должны одновременно находиться в одном помещении, автомобиле, начало их рабочего дня так же разнесено во времени – это делается во избежание потери научного потенциала фирмы при каких-либо чрезвычайных обстоятельствах (катастрофы, покушение на жизнь и т.д.). Ярчайший пример обеспечения сохранения ноу-хау в тайне, при продаже множества лицензий, демонстрирует “Coca-Cola” - части формулы напитка должны знать только два человека, причем кто именно держится в тайне, между собой они не знакомы и проживают в разных штатах; лицензиат получает сведения необходимые для успешной коммерческой реализации напитка, а не производства.

Каждое изделие содержит несколько секретов производства. Частичное разглашение ноу-хау приводит к понижению цены контракта. Это происходит на этапах предшествующих коммерческим переговорам – когда стороне передаются ознакомительные материалы, подготовленные не надлежащим образом. В этой ситуации даже Соглашение о конфиденциальности не спасает от потерь.

Еще один важный аспект мирового рынка технологий – инструкции к технике. Они в большинстве стран бывают только эксплуатационными, т.е. содержащие сведения необходимые только для эксплуатации оборудования, без описания технологического процесса в котором используется данное оборудование. В СССР данное правило никогда не применялось, в России ситуация такая же: примером может служить медицинский вибро - акустический прибор “Витафон” - в инструкции прилагаемой к которому подробно описан метод лечения различных заболеваний с его помощью; раскрываемый метод лечения – ноу-хау и его описание должно продаваться отдельно от прибора. Далее, в СССР и России инструкции даже к бытовой технике могут содержать техническое описание, чертежи и схемы, подробное описание неисправностей и т.п. Таким образом, раскрывается схемотехника и весь технологический потенциал прибора, являющиеся во всем мире коммерческим секретом фирмы производителя, поскольку эти данные раскрывают секреты производства и экономический потенциал фирмы, что дает преимущества конкурентам.

Понятие ноу-хау в СССР выкристаллизовывалось в течение 15 лет и еще 1,5 лет формулировалось. Были просмотрены определения принятые практически во всех странах мира (на 150 языках), и, без преувеличения, можно сказать, что российское определение ноу-хау самое полное и самое точное в мире. Огромная в этом заслуга принадлежит Э.Я. Волынец-Руссету являющемуся с 60-х годов ведущим специалистом страны в данной области.

Критерии ноу-хау:

1. ноу-хау – всегда научно-техническое достижение.

При этом его уровень не имеет значения. Это может быть изобретение без патента, не полученного с целью сохранения тайны и не разглашения направления поиска проводимого фирмой. За рубежом на предприятиях распространены собственные патентные библиотеки – картотеки: в них вносятся все патенты, заявки, отчеты с конференций и прочие данные которые удалось получить по интересующей тематике. Разработчик, пользуясь подобной картотекой, еще до разработки изделия может определить его новизну, технические решения конкурентов, срок выхода на рынок аналогичного изделия, уровень его юридической защиты. Поиск решений идет в направлении обхода существующих моментов с учетом коммерческой целесообразности и срока исполнения.

2. научно-технические достижения имеют техническую ценность.

Данные решения могут быть воспроизведены промышленным путем. Далеко не все технические решения в силу не состыковки с существующей производственной технологией пригодны для серийного повторения, отсюда производство на коленках в электронной промышленности и нереализуемые концепт - кары в автомобильной.

3. научно-технические достижения не защищены законодательством.

Предполагается только монополия секретности. Сам факт существования ноу-хау зачастую хранится в тайне.

4. носит секретный характер.

Ноу-хау известно ограниченному кругу лиц на предприятии и только в той части, знание которой необходимо для выполнения их служебных обязанностей. На начальном этапе переговоров заключается опционное соглашение в форме Соглашения о конфиденциальности, Договора о намерениях, Меморандума или Памятной записки. Суть сводится к тому, что продавец обязуется ознакомить покупателя с общим содержанием ноу-хау, а покупатель обязуется купить данное ноу-хау, в случае отказа от покупки обязуется не использовать полученные сведения, не разглашать их и не передавать третьим лицам. Иногда стороны идут на депонирование средств в счет продавца, переходящих ему при каких-либо нарушениях Соглашения. В данной ситуации опционное соглашение не может иметь в заглавии слова “соглашение”, поскольку по международной традиции соглашения не подразумевают операции по изменению прав собственности.

5. технические решения имеют коммерческую ценность.

Данный момент особенно выгодно использовать при переговорах: целое изделие дробится на блоки, блоки на узлы, узлы на части, из узлов или частей выделяют ноу-хау. Таким образом, удается получить плату за все ноу-хау содержащиеся в изделии. Такая тактика особа эффективна при торговле комплексным оборудованием, когда удается продать до сотен сопутствующих лицензий на ноу-хау.

6. для использования ноу-хау необходимо обладать определенными знаниями.

Обычно применяется понятие “существующий уровень техники”, описывающее знания, которыми обладает специалист в своей специальности, полученные из доступных не специалистам источников, т.е. за уровень техники принимается уровень открытых публикаций. Буквальное понимание данного подхода приводит к высоким затратам по освоению и применению полученных ноу-хау, что однозначно повышает уровень производства, но снижает коммерческую эффективность всей операции.

7. не умеет значения при продаже лицензии устно, письменно или зрительно будет передано ноу-хау.

Это исключительно российское дополнение, продиктованное стремлением избежать потерь на этапе переговоров и последующей подготовки документации. В мировой практике существует традиция устной лицензии, не фиксируемой ни на каких носителях и сокрытой формой оплаты. Ее существование продиктовано сложной конкурентной борьбой на мировых рынках. Однако опционное соглашение должно быть заключено при любых условиях. В данном случае секретное Соглашение о неразглашении сведений полученных в последующей после его заключения лекции.

Помня о данных 7 критериях ноу-хау и использую знание их при составлении договора о передачи ноу-хау возможно значительно повысить экономический эффект сделки. За рубежом каждая фирма имеет свои критерии, помогающие в деятельности, некоторые из них совместно с методологией выявления ноу-хау составляют ноу-хау. В Российской Федерации выявлению ноу-хау внимания на должном уровне не уделяется даже не государственными коммерческими фирмами.

1.5. Политика ПРС в области обмена технологиями

По скорости освоения приобретенных лицензий лидирующее место занимают США и Япония. В среднем, без учета специфики процесса, на освоение здесь уходит от 5 до 18 месяцев. Такая скорость во многом достигается за счет внутрифирменной торговли. В США 80% торговли идет по внутренним каналам, в Японии – 85%, в Великобритании – 75%. Таким образом, продажа лицензий независимым фирмам начинает расцениваться как производство конкурентов. Но это не совсем однозначное правило. В расчет принимается масса показателей. В первую очередь это существующий технологический уровень партнера. В настоящий момент, Россия не в состоянии самостоятельно ликвидировать технологический разрыв только за счет закупки лицензий, однако это не является гарантией получения передовых технологий.

В целом, в США наблюдается устойчивая практика при которой, при рассмотрении предложений на продажу лицензий за границу обязательно учитываются следующие факторы:

— какова возможная прибыль в случае продажи лицензии и возможные убытки в случае не продажи;

— усилит или ослабит продажа лицензии положение компании (и филиалов) по сравнению с конкурентами;

— будут ли обеспечены возможности контроля за выполнением условий соглашения лицензиатом;

— каковы условия патентной защиты в данной стране;

— политические факторы (не поступят ли возражения со стороны правительства США).

Данные факторы в той или иной мере учитываются всеми ПРС при осуществлении передачи технологий в прочие страны. На уровне предприятий, ориентир идет на лицензионную практику “Дженерал Электрик”, которая предпочитает краткосрочные договоры, что бы в дальнейшем обеспечить дополнительную оплату за последующие усовершенствования, которые рассматриваются как дополнительные лицензионные соглашения. При рассмотрении вопроса о передаче документация по лицензии и о гарантиях фирма исходит из наличия производственных возможностей у лицензиата. Она передает только те специфические сведения, которые необходимы для выпуска продукции, а не технические сведения вообще, причем передаваться может только та документация по объему лицензии, которая является собственностью фирмы.

На практике патентные лицензии с наличием ноу-хау более выгодны. По данным Конгресса США компании, вовлеченные в международный научно-технологический обмен до 90% доходов, получаемых ею от продажи лицензий, составляют доходы от передачи патентных прав и ноу-хау. Компании берут на себя гарантии только за качество передаваемой технической документации, но не за качество самой продукция, выпускаемой по лицензия. Контроль за качеством выпускаемой продукции и гарантия за нее обеспечивает сам лицензиат, причем по переданной документации гарантируется обеспечение выпуска качественной продукция в соответствии с лицензией.

Поскольку в настоящее время ноу-хау может передаваться по всем существующим и возможным связям и сопутствует всем видам внешнеторговых сделок и зачастую не прослеживается, так как передается по основному контракту, например по контракту на строительства объектов “под ключ”, комплектным поставки, инжиниринг, передачу техдокументации, чтение лекций, при осуществлении зарубежных инвестиций и по другим внешнеэкономическим операциям и, таким образом, выходит за пределы обычных традиционных лицензионных сделок, американские фирмы в обязательном порядке включают практически во все внешнеторговые договора условия продажи сопутствующих лицензий. Наметилась практика включения в обычные внешнеторговые контракты положений о конфиденциальности и сам факт их существования стараются сохранять в тайне и, таким образом исключают какую-либо информацию о сопутствующих лицензионных сделках если таковые имеются.

Многие американские специалисты, придавая исключительное значение ноу-хау, считают, что основу лицензий составляют ноу-хау, а патенты защищают его от недобросовестного использования в случае его разглашения. Однако ноу-хау может сохраняться в тайне многие годы. Так, секрет производства одеколона ФРГ № 4711 не раскрыт более 170 лет, французских духов “Шанель №5”, ликеров “Бенедиктин” и “Шартрез” — более 50 лет. Все лимонадные фирмы мира уже более 100 лет безуспешно пытаются раскрыть секрет производства напитка “Кока-кола”. Аналогичная картина еще в большей степени наблюдается и в области техники.

Поскольку в условиях современной научно-технической революции практически во всех отраслях промышленного производства техника (технология) не используется до физического износа, решающим стал моральный износ, сроки которого продолжают быстро сокращаться. Поэтому фирмы зачастую не берут патенты на изобретения, использованные в новой технике, если за срок ее морального старения она не может быть воспроизведена конкурентами без знания ноу-хау. Фирмы не берут также патентов на технологические решения, если использование по конечной продукции нельзя подтвердить. Таким образом, исключается нежелательная информация конкурентов через патентные описания и достигается экономия средств благодаря отказу патентования изобретений. Этим, в частности, объясняется сокращение выдаваемых патентов, так, в США число выданных патентов в 1980 сократилось на 16493 патента и составило 78% по отношению к 1971 г. Между тем, ноу-хау сохраняются в тайне многие годы.

Одновременно государственные органы США систематически ужесточают контроль за передачей ноу-хау, практически перекрывают его передачу во многие страны. Ноу-хау из США не может быть передано за границу, если на него нет разрешения американского правительства. Такое разрешение должна содержать либо генеральная лицензия (перечень товаров), либо специально выданная.

Также в США возникло такое понятие как финансовое ноу-хау. Этим термином описываются сведения о наиболее выгодных формах использования денежных средств, ценных бумаг, акций, капиталовложений с учетом изменения курсов валют, особенности национальных налоговых систем, таможенных ограничений, сведения о банковских объединениях, формах кредитования и о другой аналогичной информации. Зачастую финансовое ноу-хау тесно переплетается с коммерческим ноу-хау, а управленческое в свою очередь может также сочетаться с коммерческим. Однако по характеру сведений, знаний и опыта между ними можно провести четкую грань.

США совместно с Японией являются законодателями и разработчиками и самой технологии осуществления передачи технологии. Особого успеха американские фирмы достигли в методологии лицензионной внутрифирменной торговли. Приведу следующую цитату: “Выпуск каждого очередного поколения микросхем требует создания новых высокопроизводительных заводов, стоимостью более миллиарда долларов каждый. В 1998 году Intel внедрила новаторскую концепцию “точного копирования”, направленную на поддержание единого уровня эффективности и качества на всех заводах по производству микросхем. Стремясь свести к нулю период проб и ошибок на пути от разработки микросхемы до ее серийного выпуска на различных заводах, Intel сделала правилом привлечение технологов серийных заводов к разработке и опытному выпуску, начиная с самых ранних этапов, что обеспечивает тонкую отладку производственного процесса, необходимую для обеспечения надежности при переходе к массовому производству. Отлаженный производственный процесс точно копируется на всех участках производства, что позволяет Intel быстро запускать в эксплуатацию новые заводы, внедряя в них оптимальные производственные методики массового выпуска микросхем”.

Наибольший эффект от движения технологии достигается не только у производителя и потребителя, но и в смежных, сопряженных и взаимосвязанных областях. Происходит так называемый эскорт эффект. Так СССР старался закупать технологии снижающие материалоемкость, в первую очередь применительно к металлургии и приборостроению.

В методологию мировой торговли технологиями СССР также внес определенный вклад. Во всем мире принято составлять отдельный бизнес план под каждую технологическую сделку. В СССР же существовало такое понятие как технико-экономическое обоснование. Сейчас опыт составления ТЕО широко применяется во всем мире на ровне с бизнес планированием лицензионного производства. ТЭО позволяет быстро пройти подготовительный период и определить действительно ли нужен бизнес план или же стоит отказаться от намеченной операции. В целом технико-экономическое обоснование должно содержать:

1. название предмета лицензии с возможно более полной технической характеристикой;

2. задачи развития производства, которые решаются путем приобретения лицензии;

3. НИОКР, которые можно будет исключить из производственного плана в связи с приобретением лицензии;

4. цель приобретения лицензии: создание новых или усовершенствования имеющихся технологических процессов, машин, оборудования и материалов; обеспечение поставок на экспорт; улучшение качества продукции, снижение себестоимости и т. д.

5. объем закупаемой лицензии (право на производство и использование с указанием территории; техническая документация; секреты производства (ноу-хау); оборудование, необходимое для реализации предмета лицензии; техническая помощь; право на экспорт изделий и перечень стран, в которые предполагается экспорт продукции, и т.д.). Если необходима закупка оборудования, то указывается наименование этого оборудования;

6. наименования фирм, у которых целесообразно приобрести лицензию; обоснование целесообразности приобретения именно данной лицензии у этой фирмы; сравнительные данные приобретаемой лицензии с существующими процессами или конструкциями приобрести которые можно на внутреннем рынке;

7. намечаемый объем производства продукции по лицензии;

8. намечаемый срок освоения предмета лицензии, считая с момента поставки документации и оборудования до начала серийного выпуска продукции;

9. наименования предприятий, на которых предполагается использовать лицензию, с указанием персонально ответственных за данный процесс лиц, а также лиц, которым поручено вести переговоры по техническим вопросам; денежные и материальные затраты, требуемые для создания производственной базы, необходимой для освоения и серийного производства продукции по лицензии;

10. ожидаемый экономический эффект, получаемый благодаря использованию лицензии;

11. если имеется необходимость закупки дополнительных лицензий на узлы, системы и материалы, принадлежащие другим фирмам, — наименования лицензий на эти узлы, системы и материалы.

В разных странах документ содержащий данные предварительные сведения называется по разному, но своей сутью он обязан советскому “Внешлицензионторгу” образца начала 70-х годов.

Также надо помнить, что зачастую продажа лицензий экономически более выгодна, чем продажа готовой продукции, так как лицензионная торговля – это инструмент раздела сфер влияния на мировом рынке определенной продукции.

Насколько велики выгоды от закупки лицензий, наглядно показывает пример Японии. К 1950 г. она по своему техническому уровню отставала от США на 20—ЗО лет. С 1950 по 1960 г. Японией было закуплено свыше 2 тысяч лицензий, причем производство продукции по этим лицензиям возрастало в год в среднем на 72%, что позволило этой стране обеспечить высокие темпы развития всей экономики. Закупка иностранных лицензий Японией содействовала поддержанию высокой деловой активности в промышленности, а также ее модернизации, в частности за счет увеличения инвестиций. Внедрение иностранной техники позволило организовать производство новых, более совершенных товаров и освоение новейших технологических процессов. Это обстоятельство привело к необходимости устанавливать новое оборудование, что вызвало усиление инвестиционной деятельности. Объем инвестиций рос вместе с количеством используемых лицензий и увеличением производства на их основе.

Таким образом, внедрение Японией иностранных научно-технических достижений явилось важным фактором обновления основного капитала. В настоящее время Япония обладает самым молодым в мире парком оборудования. Используя иностранные достижения, она в короткие сроки добилась высоких результатов в развитии судостроения, производства судовых двигателей, паровых котлов, металлорежущих станков, автомобилей, дорожно-транспортных машин, химической аппаратуры, электронной техники и др. Известно, например, что японское производство транзисторных радиоприемников, магнитофонов, телевизоров еще в начале 60-х годов базировалось на иностранных образцах. Однако позднее японские фирмы, умело совершенствуя иностранные достижения, создали собственные конструкции указанных изделий, которые завоевали мировой рынок.

В целом Япония в развитии своей лицензионной торговли имела следующие направления, позволившие выйти на качественный уровень:

покупка лицензий осуществлялась “букетами”, то есть покупались лицензии на все процессы, связанные с производством какого-либо изделия, включая лицензии на производство исходных материалов и обработку сырья. Это позволило вывести свою промышленность из-под влияния инопартнеров. На практике это выглядело как единая программа, по созданию на лицензионной основе какого-либо изделия, в рамках которой закупалось до сотни лицензий для всех отраслей промышленности;

покупка самых последних достижений мировой науки и техники всеми возможными способами. Была создана комиссия из представителей США, Франции, Великобритании, Японии, оценивающая предполагаемые результаты применения технологий для экономики Японии. В последующем было создано несколько комиссий с различным составом участников, оценивающих успехи Японии и предлагающие заинтересованным странам выгодную научно-техническую политику в отношении Японии. Так СССР удалось выяснить средние роялти в разных странах мира;

отслеживание всей опубликованной информации по всем достижениям в мире во всех областях науки и техники. В Японии была создана самая мощная служба научно-технической разведки, деятельность которой привела к охлаждению отношений между США и Японией в 70-х годах. США были вынуждены сократить общий объем передаваемых за рубеж лицензий с целью недопущения дальнейшего усиления экономики Японии. Опыт японских служб привел к новой мировой практике ведения переговоров, когда в состав делегаций ведущих технические переговоры стали включаться в обязательном порядке филологи и психологи, специально подготовленные для работы с представителями страны контрагента. СССР и Россия не придерживаются данной практики, в силу организационных сложностей и дороговизны;

проведение исследований от уровня закупаемой технологии в обязательном порядке и осуществление встречной торговли, усовершенствованными лицензиями. СССР и Россия не имеет практики встречных сделок, поскольку не усовершенствуем закупленные лицензии.

В то же время США шли несколько иным путем в деле технологической торговли. Первоначально, торговли технологиями уделялось недостаточное внимание, но с начала 30-х годов 20 века, были выработаны общие правила. В первую очередь причина унификации заключалась в нежелании оказать помощь технологическому росту СССР. При этом необходимо было усилить зависимые от США страны Северной и Латинской Америк. Таким образом, было достигнуто понимание необходимости ведения скрытной технологической торговли по широкому диапазону технологий. В первую очередь технологии передавались в рамках многонациональных компаний, в последствии через системы различных ТНК. Контроль за всеми работами связанными с приобретением и продажей технологий за рубеж, до сих пор возлагается на Пентагон и ФБР. В настоящий момент в США существуют списки, утвержденные Конгрессом, технологий по которым возможно проведение переговоров на предмет заключения лицензионных договоров. Технологии на входящие в данные перечни, требуют отдельной разрешительной процедуры.

Серьезному пересмотру технологическая политика США подверглась после изучения японского опыта. Были изучены тысячи встречных японских лицензий, оценена доля содержащихся в них усовершенствований. На этой основе был сформирован прогноз технологического развития Японии, содержащий мрачные для США выводы. В тот же период начинался новый этап торговых войн между США и Японией. Все это привело к фактическому запрету на передачу за рубеж любых новых технологий, не зависимо от страны получателя.

В ходе проведенных американцами исследований были получены любопытные данные. Так был установлен срок распространения сведений о достижениях мировой науки и техники: сведения о любых достижениях, через 6 дней после их совершения доступны в любой точки планеты. Это было в начале 80-х годов. Сейчас с развитием телекоммуникации данные доступны практически мгновенно.

В США более 86% изобретений совершается в мелких фирмах и отдельными изобретателями. Этому во многом способствует патентный закон США, жестко увязанный с антимонопольным законодательством. В СССР и России устойчивая практика больших авторских коллективов и коллективных заявок, направленная на проталкивание изобретения через регистрационный аппарат, на деле крайне отрицательно сказывается на духе научного творчества.

В настоящий момент, практику американской технологической торговли можно представить следующим образом:

1. создание и применение технологии только внутри США;

2. когда технология перестает приносить сверхприбыль, становится возможна ее передача в рамках ТНК;

3. после потери технологией новизны, возможна ее передача независимым фирмам, не зависимо от места их расположения, но с обязательной долей американского капитала в любой форме;

4. когда технология находится на грани морального старения, возможна ее передача иностранным странам в установленном законодательством порядке.

Еще один ведущий игрок на мировом рынке технологий – это Индия. При этом Индия находится вне конкуренции по числу передаваемых за рубеж технологий. Однако эти технологии имеют уровень приемлемый для слаборазвитых и наименее развитых стран. Индия продает в развивающиеся страны трудоемкие человекоемкие технологии. Спрос на данные технологии обусловлен существующей во многих развивающихся странах программы борьбы с безработицей. В рамках данных программ предусмотрены определенные льготы предприятия, помогающим бороться с безработицей.

В начале 90-х годов 20-го века, Индия провозгласила курс на технологическую независимость от промышленно развитых стран мира. Создан жестко регламентированный план по закупке лицензий, причем он распространяется как на государственные, так и на частные фирмы. В рамках данной программы закупаются все возможные технологии. Основной упор делается на металлургию, электротехнику и связь. Форма передачи, при этом, не имеет значения. Однако есть четко регламентированная процедура, состоящая из следующих этапов:

1. необходимо разрешение от государственного органа, на право осуществления сделки с подтверждением того, что данная технология нужна народному хозяйству Индии и включена в план закупки лицензий. Примерно 50% всех поступающих запросов в министерство науки и технологии Индии на право проведения операции удовлетворяются.

2. Предоставление технико-экономического обоснования готовящейся сделки.

3. Если создается совместное предприятие, то помимо иностранных инвестиций в нем должны присутствовать иностранные технологии.

4. Роялти не должно превышать 5%.

5. Полученные ноу-хау должны иметь право использовать все индийские фирмы не зависимо т формы собственности. На практике это значит, что в одном договоре прописываются все заинтересованные индийские фирмы. Это крайне затрудняет вопрос согласования цены.

6. Срок лицензии от 5 до 20 лет.

7. Продукция, произведенная по закупаемой лицензии должна замещать импортируемые товары.

8. Должен быть учтен фактор последующего развития экспортного производства по данной лицензии.

9. доля иностранного капитали при производстве в рамках совместного предприятия не должна превышать 40%.

Индия стремится всеми силами выйти к середине 21-го века на ведущие мировые позиции в научно-технической сфере. Россия активно поддерживает индийские намерения, в первую очередь, в расчете на построение многополярной системы мира.

Список литературы

1. Solomon J.-J. Les politiques d’innovation en Europe P. 1989

2. Link A.N. Research and development in U.S. manufacturing. N.Y., 2001

3. Norris K., Vaizey J. The economics of Research and Technology. L., 1973

4. Falk C.E. Dynamics and Forecasting of R&D Funding. N.Y. 1974

5. Сноу Ч.П. Две культуры. М., 1973

6. UNESKO. Statistical yearbook. 2002-2003

7. Russian Economic Trends. Monthly Update. Blackwell, 2002

8. Williamson O. The economic Institution of Capitalism. N.Y. 1995

9. Nelson R., Winter S. An Evolutionary Theory and Economic Change. Cambridge. 2002

10. Forsgren M. Firms in Networks. A new Perspective on competitive Power. Uppsala, 2003

11. Abegglen J.C., Stalk G.Jr. Kaisha. The Japanese Corporation. Tokyo, 2001

12. Gerlach M.L. Alliance capitalism: the social organization of Japanese business. Berkley, 2002

13. Fanchi J.R., Davis T.L. State of the art of 4d seismic monitoring: the technique, the record and the future//Oil & Gas J. 2003

14. Hayek F.A. The Use of Knowledge in Society. AR., 2003

15. Shiller D. Digital Capitalism: Networking the global Market System. Wiley, 1999

16. Lynch D.C., Heeter L. Digital Money: The New Era of Internet commerce. L. 2003

17. Manufacturing systems overview//Digital Equipment Corporation. Training material, 2002

18. U.S. Space Programs. Washington: CRS Issue Brief, 1998

19. Space News. 2003. Vol 2. №4

20. Science and Engineering Indicators. NSF. 1998

21. IBM Annual Report 2001. IBM, 2002

22. Grupp H. Science and High technology of EU countries//Cambridge journal of Economics. 2002. vol. 18 № 1

23. Amendola G., Perrucci A. European patterns of specification in high-technology products: a new approach//STI Review. 2002. vol. 12

24. Sharif M.N. Basis for Techno-economic Policy analysis//Science and Public Policy. 2002. vol 8

25. Pananathan K. Measurement of Technology at the firm Level. 2001.

26. Census of manufacturers. U.S. Department of commerce. Bureau of the Census. Washington. Annual Survey of Manufactures. Expenditures for Plant and Equipment, Book value of Fixed Assets, Rental Payments for Buildings and Equipment. Depreciation and Retirements (yearly).

27. Markusen A., Hall P., Glasmeier A. High-Tech America: The What, How, Were and Why of the Sunrise Industries. Winchester, MA: Allen & Unwin, Inc., 1986.

28. Machlap F. Knoledge: Its Creation, Distribution and Economic Significance. Princeton. HJ: rinceton University Press. 1983

29. Blaug M. An Introduction to the Economics of Education. Allen Lane. 2000

30. Costell R.M. Can centralized educational standards raise welfare? Elsevier Science. 2001

31. Statistical Abstract of the United States. Washington. 2002

32. Science and Engineering Indicators – 2001. NSF. Washington, 2002

33. Science and Engineering Indicators – 2002. NSF. Washington, 2003

34. American Association for the advancement of Science. Directorate for Science and Policy Programs. Reports. 2001.2002.

35. Basic statistics of the European Union. Luxembourg. 2002

“Гражданское законодательство Российской Федерации”: Сборник нормативных документов. В 2-ух томах, Т.1. – М.: ИНФРА – М. 1997г.

“Международные договоры и соглашения в области охраны интеллектуальной собственности”. – М.: ВНИИПИ, 1997. – 277с.

“Зарубежное патентное законодательство”. – 2-е издание, доп., в 2-ух томах, Т.2.- М.:ИНИЦ Роспатента, 1998.-368с.

“Изобретения, промышленные образцы, полезные модели (нормативные документы)”. – М.: ФИПС, 1999. – 344с.

5.Англо-русский словарь по промышленной собственности: Ок. 8500 терминов / Рос. Агентство по патентам и товарным знакам; Сост. Глядков С.В.; Под ред. Липатова В.П. – М.: ВНИИПИ, 1997. - 186 с.

Блинников В.И., Григорьев А.Н., Еременко В.И. Евразийское патентное законодательство: Коммент. и нормативные акты. – М.: ВНИИПИ, 1997. - 221 с.

Будапештский договор о международном признании депонировании микроорганизмов для целей патентной процедуры / ВПТБ. Справочно-библиографический отдел. – М., 1995. - 37 с.

Буряк Е.М. Азбука договора о патентной кооперации (РСТ): (Основные сведения) / Всерос. НИИ патентной информации. – М., 1996. - 233 с.

Всемирная организация интеллектуальной собственности (ВОИС). – М., 1994. - 49 с.

Гальперин Л.Б., Полежаева С.П. Ноу-хау: понятия, правовая охрана и договорная реализация: Препринт / РАН. Сиб. отделение. ИЭиОПП. - 48 с.

Грешнева Н.П., Орлова В.В. Методические рекомендации по вопросам отнесения заявленных обозначений, товарных знаков и знаков обслуживания к категории вошедших во всеобщее употребление как обозначения товаров и услуг определенного вида. – М., 1997. - 10 с.

Грешнева Н.П. и др. Методические рекомендации по определению однородности товаров и услуг при экспертизе заявок на регистрацию товарных знаков и знаков обслуживания. – М., 1997. - 14 с.

Грешнева Н.П., Орлова В.В. Методические рекомендации по проверке заявленных обозначений на тождество и сходство. – М., 1997. - 20 с.

Договор о патентной кооперации (РСТ) / РГПБ – М., 1995. - 46 с.

Договор о патентной кооперации (РСТ). Инструкция к РСТ / Всемирная организация интеллектуальной собственности, Всерос. НИИ патентной информации. – М.: ВНИИПИ, 1996. - 280 с.

Еременко В.И. Антимонопольное законодательство зарубежных стран / Рос. агентство по патентам и товарным знакам, Всерос. НИИ патентной информации. – М.: ВНИИПИ, 1997. - 180 с.

Законодательство государств СНГ в области промышленной собственности: В 2 т. / Григорьев А.Н., Еременко В.И., Качанов Ю.В. и др.; Под общ. ред. Блинникова В.И.; Всерос. НИИ патентной информации. – М., 1996. – Т. 1. - 147 с.

Законодательство государств СНГ в области промышленной собственности: В 2 т. / Григорьев А.Н., Еременко В.И., Качанов Ю.В. и др.; Под общ. ред. Блинникова В.И.; Всерос. НИИ патентной информации. – М., 1996. – Т. 2. - 439 с.

История техники в патентной документации: Календарь знаменательных дат. – М., 1997. - 27 с.

Как защитить интеллектуальную собственность в России. Правовое и экономическое регулирование: Справочное пособие / Корчагин А.Д., Талянский В.Б., Полищук Е.П. и др.; Под ред. Корчагина А.Д. – М.: ИНФРА-М, 1995. - 336 с.

Как получить Евразийский патент. – М., 1996. - 34 с.

Калинин М.М. Предмет изобретательства / Всерос. НИИ патентной информации. – М.: ВНИИПИ, 1997. - 190 с.

Калинин М.М. Экология и изобретательство. – М., 1996. - 52 с.

Картахенское соглашение по охране промышленной собственности (Андский пакт) / РГПБ. – М., 1995. - 25 с.

Кодекс интеллектуальной собственности Франции / Рос. агентство по патентам и товарным знакам, Всерос. НИИ патентной информации. – М.: ВНИИПИ, 1997. - 136 с.

Колесников А.П. Пособие по работе с официальными патентными бюллетенями. – М., 1996. - 101 с.

Евразийское патентное законодательство. Комментарий и норамтивные акты/ В.И.Блинников, А.Н.Григорьев, В.И.Еременко. - М.: ВНИИПИ, 1998. - 274 с.

Законодательная защита интеллектуальной собственности/ Мат-лы семинара. - Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 1998. - 128 с.

ИНИЦ: новости патентной информации. - N 1.(июль-декабрь). - 1998.

Интеллектуальная собственность: охрана, защита прав, коммерческая реализация и образование: Тез. докл. - Новосибирск, 1999. - 46 с.

Кекишева Н.П., Ненахов Г.С., Максимова В.В. Реферирование патентной документации. - М.: ИНИЦ, 1998. - 75 с.

Козырев А.Н. Оценка интеллектуальной собственности. - М.: Экспертное бюро-М, 1997. - 289 с.

Колесников А.П. История изобретательства и патентного дела (Важнейшие события и факты в истории отечественного изобретательства). - М.: ИНИЦ, 1998. - 271 с.

Корзников А.М., Финкель Н.К. Зарубежный опыт судебного рассмотрения споров о квалификации изобретений. - М.: ВНИИПИ, 1998. - 72 с.

Бичурин Р.Ч., Талисман Е.Л. Рынок лицензий в области нефтепереработки и нефтехимии // Патенты и лицензии. - 1997. - N 9. - С.18-25.

Буряк Е.М. Италия: использование патентов и принудительные лицензии // Патентное дело. - 1995. - N 4-5. - С.82-83.

Буряк Е.М. Принудительные лицензии в Южной Африке // Патентное дело. - 1995. - N 4-5. - С.83-84.

Буряк Е.М. Проблемы юрисдикции при международном лицензировании промышленной собственности // Патентное дело. - 1995. - N 4-5. - С.79-80.

Верина О. ГК РФ о понятии и условиях договора по лицензионным соглашениям на объекты интеллектуальной собственности // Интеллектуальная собственность. - 1996. - N 1-2. - С.30-34.

Верина О. Ограничительные условия в лицензионных договорах // Интеллектуальная собственность. - 1996. - N 7-8. - С.21-24.

Власова М.А. Лицензионные контракты и определение стоимости лицензий при патентной форме охраны изобретения. - М.: ПЦ Ориентир, 1992. - 38 с.

Воронцова Л. Режим конфиденциальности по лицензионным договорам // Интеллектуальная собственность. - 1995. - N 11-12. - С.31-33.

Евдокимова В.Н. Договор коммерческой концессии в Гражданском кодексе Российской Федерации // Пробл. пром. собст-сти. - 1997. - Вып. 9. - С.18-25.

Евдокимова В.Н. Практика регистрации лицензионных договоров // Пат. информация. - 1995. - Вып. 6. - С.42-48.

Евдокимова В.Н. Российский рынок лицензий: проблемы становления // Патенты и лицензии. - 1995. - N 5. - С.1-4.

Евдокимова В.Н. Рынок лицензий в России: состояние, проблемы, перспективы развития // Пробл. пром. собст-сти. - 1997. - Вып. 5. - С.63-68.

Евдокимова В.Н. Что нужно знать, заключая лицензионный договор? // Патенты и лицензии. - 1996. - N 5. - С.15-22.

Евдокимова В.Н. Экспорт лицензий: проблемы государственного регулирования // Патенты и лицензии. - 1996. - N 3. - С.1-5.

Евдокимова В.Н., Еременко В.И. Монополизм в области промышленной собственности // Патенты и лицензии. - 1995. - N 4. - С.12-18.

Еременко В.И., Евдокимова В.Н. Недобросовестная торговая практика при заключении лицензионных договоров // Пат. информация. - 1995. - Вып. 5. - С.39-49.

Еременко В.И., Евдокимова В.Н. Совершенствование системы лицензирования в Европейском союзе // Патенты и лицензии. - 1997. - N 7. - С.31-35.

Зарубинский Г.М. Основной принцип законодательства - “не навреди” // Патенты и лицензии. - 1997. - N 10. - С. 21- 25.

Засорин О.Н., Борисенко Т.Н. Правила подачи и рассмотрения заявления патентообладателя о предоставлении права на открытую лицензию и публикации сведений о таком заявлении. - М.: ВНИИПИ, 1995. - 10 с.

Кравец Л.Г. Британская практика лицензирования товарных знаков // Патентное дело. - 1997. - N 11-12. - С.45-46.

Кравец Л.Г. Интернет и лицензирование товарных знаков // Патентное дело. - 1997. - N 7. - С.49-52.

Кравец Л.Г. Лицензирование прав собственности в индустрии развлечений // Патентное дело. - 1997. - N 11-12. - С.43-45.

Кравец Л.Г. Обзор лицензирования интеллектуальной собственности в России // Патентное дело. - 1997. - N 3. - С.40-42.

Кравец Л.Г. Оценка риска при лицензировании товарных знаков // Патентное дело. - 1997. - N 11-12. - С.51-54.

Кравец Л.Г. Размеры роялти в лицензионных соглашениях // Патентное дело. - 1997. - N 11-12. - С.46-47.

Крылов И. Как продать лицензию // ИР. - 1992. - N 3. - С.24-25.

Лынник Н. Лицензионные операции // Журнал “НОУ-ХАУ”. - 1992. - N 2-3. - С.27-29.

Лынник Н. Патенты и лицензии: экономические аспекты // Журнал “НОУ-ХАУ”. - 1992. - N 1. - С. 21-26.

Мухамедшин И.С. Вопросы собственности в лицензионных операциях // Патентное дело. - 1995. - N 1. - С.55-57.

Мухамедшин И.С. Как достичь успеха при передаче результатов НИР на лицензионной основе? // Патентное дело. - 1995. - N 1. - С.51-54.

Мухамедшин И.С. Лицензирование в объединенной Германии // Патентное дело. - 1995. - N 1. - С.58-60.

Мухамедшин И.С. Определение ставок роялти // Патентное дело. - 1995. - N 2. - С.46-48.

Мухамедшин И.С. Посредники в лицензионной деятельности могут привести к успеху // Патентное дело. - 1995. - N 2. - С.48-50.

Мухопад В.И. Лицензионная торговля: маркетинг, ценообразование, управление. - М.:

Мухопад В.И. Становление российского рынка лицензий // Патенты и лицензии. - 1994. - N 12. - С.1-5.

Мухопад В.И., Попов Ю.И. Лицензионные стратегии на российском рынке // Патенты и лицензии. - 1995. - N 10. - С.1-3.

Наумов А.В., Потемкин О.А. Патентно-лицензионное обеспечение государственного оборонного заказа // Патенты и лицензии. - 1996. - N 2. - С.1-6.

Новосельцев О.В. Стратегия защиты и использования промышленной собственности // Патенты и лицензии. - 1994. - N 1-2. - С.6-9.

Поляков В.П. Глобализация рынка усиливает необходимость в перекрестном лицензировании // Патентное дело. - 1996. - N 2-3. - С.79-81.

Поляков В.П. Определение цены изобретения // Патентное дело. - 1996. - N 1. - С.57

Бромберг Г.В., Розов Б.С. Интеллектуальная собственность: действительность переходного периода и рыночные перспективы. - М., 1998. - 208 с.

Бромберг Г.В. и др. Рекомендации по определению стоимости объектов промышленной собственности / Г.В. Бромберг, В.Ю. Хин, Н.В. Лынник. - М., 1998. - 25 с.

Демушкин А.С. Организация работы с документированной информацией ограниченного доступа // Делопроизводство. — 1998. — № 2. — С. 37—42.

Кисловская Г. Долговечная бумага как гарант сохранности печатного слова // Библиотека. — 1998. — № 11. — С. 34—35.

Реуцкая С.А. Доставка документов // Информационно-аналитическое обеспечение предприятий и организаций: Материалы IV междунар. науч.-практ. конф. — Владивосток, 1998. — С. 178—182.

Белова Н. Будущее за единым патентно-информационным пространством // Библиотека. — 1998. — № 11. — С. 78—79.

Как получить евразийский патент / М.В. Пантелеев, А.В. Сенчихин, В.И. Еременко и др. ; Рос. агентство по патентам и товар. знакам. — 2-е изд., доп. — М., 1998. — 40 с.

Колесников А.П. Патентная документация стран ближнего зарубежья / Рос. агентство по патентам и товарным знакам. — М., 1998. — 122 с.

Мухопад В.И. Лицензионная торговля: маркетинг, ценообразование, управление / Рос. агентство по патентам и товар. знакам. — 2-е изд., перераб. и доп. — М., 1998. — 338 с. — Прил.: с. 292—338.

Самгин Ю.С. Зарубежное патентование, продажа лицензий на изобретения и “ноу-хау” и оказание услуг типа “инжиниринг” (с практическим примером) / Пат.-правовая фирма “Самгин”. — 4-е изд., перераб. и доп. — М., 1998

Капитан Ж.В. Электронная библиотека на CD-ROM // Информационно-аналитическое обеспечение предприятий и организаций: Материалы IV междунар. науч.-практ. конф. — Владивосток, 1998. — С. 173—178.

Кузнецов С.Л. Проблемы создания электронного архива: опыт архива Горбачев-Фонда // Делопроизводство. — 1998. — № 2. — С. 49—51.

“Источники информации для проведения патентных исследований”./Скорняков. Э.П. и др./изд. 2-е исправленное и доп. – М.: ИНИЦ, 1999.- 87с.

“Патентные исследования при технологическом аудите”./Скорняков. Э.П./ -М.: ИНИЦ, 1999.- 73с.

“Современные средства автоматизации патентного поиска”./Кравец Л.Г. – ИНИЦ Роспатента, 1999. – 62с.

“Развитие информационной продукции и услуг фирмы “Дервент”./Кравец Л.Г. -М.: ИНИЦ Роспатента, 1999.- 49с.

“Использование патентной документации на CD-ROM при проведении патентных поисков”./Ненахов Г.С. и др. – М.: ИНИЦ, 1999.- 120с.

“Проведение патентных поисков в удаленных базах данных”./Ненахов Г.С. и др. – М.: ИНИЦ Роспатента, 1999. –105с.

“Патентно-информационное обеспечение конкурентной разведки”./Кравец Л.Г. и др. –М.: ИНИЦ Роспатента, 1999. –59с.

“Информационные центры России обрабатывающие и распространяющие научно-техническую информацию”. /Румянцева Н.Д. – М.: ВНИИПИ, 1997. – 26с.

“Реализация интеллектуальной собственности – условие экономического успеха”./Бромберг Г.В. – М.: ИНИЦ Роспатента, 1999. – 102с.

“Лицензионная торговля: маркетинг, ценообразование, управление”./Мухопад В.И. – издание 2-е, перераб. и доп. – М.: ИНИЦ, 1998. – 339с.

“Реализация прав на объекты интеллектуальной собственности: Тезисы докладов научно – практической конференции”. –М.: Роспатент, 1998. –74с.

“Оценка бизнеса и инновации”./ Валдайцев С.В. – М.: “Информационно-издательский дом “Филинъ”, 1997. – 336с.

“Рекомендации по определению стоимости объектов промышленной собственности”./Бромберг Г.В. и др. – М.: ИНИЦ, 1999-25с.

“Стратегия и тактика ведения переговоров при торговле лицензиями и ноу-хау”./Соколов. С.А. – Т.1. – М.: ИНИЦ, 1998. – 119с., Т.2. – М.:ИНИЦ Роспатента, 1999. – 76стр.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений22:16:28 18 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
14:34:08 24 ноября 2015
Эта работа еще удачнее!
Медведев Юрий23:09:35 16 февраля 2010
Этот реферат еще удачнее!
Медведев Юрий23:07:18 16 февраля 2010Оценка: 5 - Отлично

Работы, похожие на Дипломная работа: Теоретико-методологические аспекты анализа мирового рынка технологий

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150049)
Комментарии (1830)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru