Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Природа расовых катастроф в мировой цивилизации

Название: Природа расовых катастроф в мировой цивилизации
Раздел: Рефераты по философии
Тип: реферат Добавлен 02:41:38 18 ноября 2004 Похожие работы
Просмотров: 131 Комментариев: 2 Оценило: 1 человек Средний балл: 2 Оценка: неизвестно     Скачать

Г. Веков

Подлинный смысл трагедии России

Как определить ту расовую среду, в которой мы живем? Я полагаю, что ее источником является проистечение эволюционных инстинктов человеческой орды в России в начале нашего века. Орда -- это продукт расовой катастрофы, периодически возникающий в мировой цивилизации . Пора осознать, что в России не было ни революции, ни гражданской войны, если рассматривать понятие гражданина как человека, обладающего разумом и отчетливым чувством права, --- в России произошла схватка малочисленного расового целого, центром которого была русская нация, с многочисленной человеческой массой, находящейся на уровне полуживотного стада. Именно эти полуживотные, люмпены, или генетические рабы, приобрели крайнюю активность в России в момент распадающихся традиционных связей веры, государственности и иерархии общества.

После проистечения активности этих генетических рабов, победивших устойчивый расовый принцип, связанный с определенной структурой русской культуры, --- начинается вековая война расовых мутантов эволюционной орды со всеми народами России, когда производится уничтожение прежде всего тех, кто выражал элементарные структуры национальных признаков. Сейчас, когда эта низшая порода людей победила в России, цинично присвоив себе знамя освобождения от советской власти, хотя в действительности имело место иссякание энергии самой орды, мы должны ответить на вопрос: кто мы такие, кто не относится к этой рабской породе, распространившей свою генетическую популяцию на территории России и присвоившей культуру России?

История учит, --- этот принцип я рассматриваю не со стороны самой истории, а со стороны глобальной природы времени, в которой происходят расовые катастрофы подобные российской, --что выплескивание анклавов народов есть процесс не антропологический, а космогонический, примером которого могут служить такие явления как захват власти ордой гиксосов --- в Египте, проистечение дорийской орды -- в Греции, а также распространение германской орды на развалинах Римской империи. События, происходящие в России, имеют подобную структуру, когда явление выражается в жестком подчинении процессами полупервобытных вожделений устойчивых традиций и связей культуры, заканчивающихся расовой катастрофой. Если эти генетические продукты большевистской орды будут доминировать в дальнейшем, то Россию ожидает судьба Вавилона, когда в результате расовой катастрофы, после распада государства, от полумиллионного населения страны осталось несколько кочевых орд в пределах десятков тысяч человек.

Когда мы пытаемся найти собственную точку отсчета в российской культуре, то она отсутствует. Это объясняется тем, что здесь до последнего момента не было единого духа войны, который характеризуется ощущением элементарного расового признака. Большевизм, который есть катастрофа русской культуры, выражает собой не дух расы, а биологическую энергию человеческой орды, которая исключительно активна в первой фазе своего существования, но достаточно быстро иссякает, поскольку она лишена определенной расовой структуры, определенного расового архетипа.

Генетическое вырождение, поразившее российский генофонд в нашем веке, -- это следствие интенсивного распада тех подражательных социальных инстинктов, которые существовали здесь до большевиков. Современный архетип российского человека слишком глубоко зависит от бессознательных процессов эволюционной орды, где отсутствуют волевые центры. Эволюционная орда -- это взрыв архаичных рефлексов психики, обусловленных потребностью первобытного собирательства, первобытного присваивания и, в целом других первобытных анахронизмов поведения. Эти рефлексы активизируются в момент наибольшего ослабления расового инстинкта или его исчезновения. Так, после катастрофического удара со стороны собственных анклавов, проистекших в энергии большевизма, нация теряет всякие основания, которые способны активизировать расовое чувство единства, распадаясь в стадном инстинкте самосохранения. То, что марксизм стал точкой отсчета в большевистской орде, это вызвано определением антирасовой силы, взятой за основу этой теории как энергии мирового пролетариата. Всякий пролетарий является тем архетипом анклавов нации, где существует бессознательная жизнь эволюционной орды, обусловленная потребностью грубого и бесправного присваивания.

Современное ощущение человека раздроблено теми бессмысленными социальными требованиями, которые навязывают ему взгляд на себя как на единицу какого-то совместного производственного процесса. В действительности, как мы видим, этот механический труд, который еще два столетия назад являлся прерогативой подлинной свободы, сейчас становится чем-то полностью бессмысленным, что не несет в себе ничего кроме обогащения в среде многочисленных рабских радостей. Можно сказать, что иссякший пафос освобожденного раба, являющийся движущей силой души человеческих масс, сейчас переходит в стационарные механизмы естественных биологических процессов, подчиненных единственной цели --- выживанию, этому фундаментальному социальному инстинкту человеческой орды.

Мы знаем, что рабы восстали против насилия, что составляет неотъемлемое право человека быть свободным, -- однако дух свободы существует как правовая система лишь тогда, когда она определена в качестве единой высшей цели. Именно последнее, что должно гарантировать подлинное право, отсутствует в нашей жизни. В том, что выявляется в качестве прерогативы права, я полагаю меру интенсивности ощущения собственного волевого центра, который направлен на утверждение моей высшей природы, концентрирующейся в экстремальных ощущениях реальности. Этот характер бытия, где существует правовая реальность, становится концентрацией наиболее жестких проявлений духовных центров за счет остроты переживания смерти. Они выявляются как требование насилия над низшими движениями психической реальности, где концентрируются массовые вожделения. Система же профессиональной этики предполагает, что внутри самой социальной среды действует высокое чувство единения людей, как это было в эпоху Канта, где возник нравственный императив. Однако современный профессионал, в отличии от предпринимателя два столетия назад, не обладает самостоятельным волевым центром, который смят самой интенсивностью производственного процесса. Когда варварское производство, возникнув в России, оттеснило на задний план процесс крайней активизации анклавов внутри нации, то этот порыв всеобщей активности поглотил расовую катастрофу, -- она стала заметна только в наше время. В качестве ее основного действующего мотива выделился механизм агрессивного единства орды, направленного против всякого расового начала.

В России, эта генетическая память высших элементов мировой культуры практически никак не отображена, что и стало причиной проистечения большевистской орды и разрушения всякой устойчиво-расовой архитектоники человека. Всякая архитектоника высшей человеческой природы имеет расовый характер, однако не статический, как это понималось в известных расовых теориях, где расовые признаки рассматривались биологически, а динамический, в соответствии с меняющейся ценностной структурой глубинной основы высшей цели. Другими словами, расовый архетип есть продукт определенного пространства ценностей, чье изменение влечет за собой его исчезновение. Ценность --- это устойчивые алгоритмы поведения человека, когда возникновение волевого центра вступает во взаимодействие с наиболее разрушительными пластами психики, где заложена генетическая память времени возникновения различных архитектонических элементов самой расы. Моя личная генетическая память ценностных оснований указывает на то, что русская добольшевистская культура имеет особенность мирного уживания подражательной природы разума с расширяющимися анклавами внутри нации.

Мы обращены к Богу через острое переживание смерти, которое отсекает социально-неполноценные элементы коллективизма, имеющие свое происхождение в большевистской орде. Характер самой орды я рассматриваю как прорыв полупервобытных животных вожделений в сферу глобальной рефлекторной системы поведения человека. Эта социальная система может быть сравнима только с африканским континентом, поскольку на его территории правовые нормы также являются пустой мистификацией в полупервобытной системе племенных отношений, хотя здесь также существует аппарат президентства, суд и то, что называется у африканцев "правом".

Главной ошибкой в понимании связей русской или российской культуры является попытка их рассмотрения с точки зрения известной схемы истории, которая здесь утвердилась в результате активности большевистской орды и которая создала особую генетическую популяцию людей, лишенных генетической памяти прошлого. Именно эта рабская человеческая порода, проникнутая антирасовым ощущением марксистской теории борьбы классов, которую я рассматриваю как окончательную катастрофу единого расового принципа, действующего в Западной Европе, начиная с крестовых походов, --- утвердилась в России в ее инородной социальной структуре, которая стремительно влечет нацию к тотальному генетическому вырождению. Вся история существования советской власти указывает нам на преобладание людей с полупервобытной структурой психики. Впрочем, доминирование этой человеческой породы не мешало подражательному развитию науки и техники. Как показывает исторический опыт, наиболее значительные технические достижения происходят в цивилизации в момент гибели одного расового архетипа и зарождения нового.

Очевидно, что подлинный образ Бога сейчас находится в крайнем антагонизме с той социальной системой, которая существует в современной цивилизации. Сейчас, когда каждый подлинный человек противостоит грубой биологизации жизни внутри коллективной энергии цивилизации, он испытывает такое же чувство пропасти с животными инстинктами массы, как в свое время римлянин испытывал отвращение и ненависть к выплескиванию стадных вожделений рабов и вольноотпущенников в распадающейся Римской империи. Трагедия современной России в том, что в ее социальной системе преобладают стихийно-племенные анахронизмы человеческой орды, в которую внедрены отдельные угасающие связи традиционных архетипов расовой жизни добольшевистского периода существования России.

Начала нашего самосознания в философии Гегеля и Ницше.

Единственным стержнем всякого государственного устройства в период формирования нового расового типа человека, всегда была военно-социальная психология жизни. Западно -европейский феодализм, который является периодом образования расовой системы, формирующейся в вере в библейское откровение, складывался из постепенного совершенствования вооружения и тактики боя феодальной знати. Чтобы определить собственное основание в российской культуре, необходимо резко различать отдельные характеры людей, которые формируют вокруг себя напряжение нового расового чувства, -- и аморфно-безвольный продукт большевизма, сложившийся в результате действия советской власти, направленной против всякого расового, то есть иерархически-устойчивого существования социальной системы. Здесь бессмысленно противопоставлять какие-то отдельные национальные противоречия единой генетической катастрофе России. Ее трагедия порождает собой новый расовый тип человека, который выводит свое основание права из абсолютного насилия ощущения смерти над собственными глубинами души и----в перспективе будущего --- над окружающими его людьми, поскольку подлинная любовь к жизни не существует без самых разрушительных импульсов переживания смерти, где зарождаются волевые индивидуальные центры человека. Можно с достаточной уверенностью предполагать, что возрождение России, то есть прежде всего оттеснение внутри ее генофонда генерации большевистской орды, должно происходить в военной организации той новой силы, которая рождается в наше время из глубочайшей ненависти к повсеместной лжи, распространенной этой породой люмпенов. По сути дела, здесь никогда не было ни социализма, ни коммунизма, а только беспощадная схватка небольшого числа людей, несущих в себе новый расовый архетип --- и в России и при большевиках, --с энергией человеческого стада, появившегося после распада Золотой Орды. Мы относим себя к новой расе, но рождение ее захватывает все человечество. Последние образы Бога, а также нигилизм силы, -- я имею в виду философию Гегеля и философию Ницше, --- это наше интеллектуальное и нравственное основание той веры, которая рождается в глубинах волевого центра, где существуют два определяющих основания духа: военная организация всей психической структуры внутренней жизни, где протекает жесткая граница с отмирающим расовым архетипом, а также безусловное признание абсолютной ценности науки .

Почему именно анахронизм социальной структуры человеческой орды характеризует современную жизнь России и не только ее? Стереотип человеческого воображения ассоциирует слово "орда" с человеком в шкуре, лишенного каких-то элементарных начал человеческого образа. Но подобный тип человека относится только к доисторическому существованию первобытной орды, тогда как проявления орды внутри цивилизации скрыты от поверхностных признаков человеческой дикости. Орда гиксосов в Египте, например, легко растворилась в разрушенном египетском генофонде, слившись с ним и даже реанимировав его военный дух, который впоследствии формирует Египет как крупнейшее милитаризованное государство, значительно увеличившее свои владения под властью гиксосов. Проходит около столетия, прежде чем египтяне смогли элементарно объединиться против этой генерации человеческой орды. Всякое кочевое племя постепенно ассимилируется в структуре определенного архетипа расы, и только катастрофическое изменение социальной структуры может привести к активизации кочевых инстинктов этой орды. При этом, только какие-то десять-двадцать лет выражают ее высшую активность, когда она, совершив разрушение, захватив власть и изменив расовый архетип человека в сторону полупервобытной основы, иссякает, что и произошло с большевистской ордой.

Вопрос о существовании психологии человеческой орды в самой цивилизации был поставлен Фридрихом Ницше. Он первый указал на пропасть, которая существует между новым расовым архетипом и тем человеком, который опускается на дно своих животных состояний души, являясь при этом пассивным продуктом сращивания социальной жизни с рефлексами полупримата, из которого произошел человек. То, что возникает вследствие этой расовой катастрофы, -- это крайняя опасность существования цивилизации в сфере ее сохранения генетического опыта высшей культуры, поскольку психология человека эволюционной орды характеризуется полной, или почти полной утратой генетической памяти. У нас, в России, власть характеризуется продуктом генерации большевистской орды, когда вместо вопроса о высшей цели, связывающей людей, около столетия пропагандировался пафос раба. Когда же пропаганда его исчезла, как это произошло в наше время, то государство стремительно стало распадаться, поскольку насилие советской власти и бессилие власти современной, -- это явление одной природы, связанное с активностью глубинных процессов психики кочевого человека, обнажившейся в результате уничтожения основных сословий русского добольшевистского общества. Этот кочевой человек всегда находил себе место в среде рабов, где существовали скрытые механизмы активности полупервобытных инстинктов, и именно эти полупервобытные инстинкты являются сейчас той единственной социальной активностью, которая протекает в российской жизни. Все эти архетипы советских вождей есть ничто иное как продукт глубинной жизни эволюционной орды, вырвавшийся к власти в момент ослабления нации. Но помимо этого, эти архетипы извлекли из самых примитивных проявлений социальной жизни ту низшую породу людей, которая является рабской на генетическом уровне, будучи глубоко чуждой всем элементарным началам высшей культуры. Аргументы, которые приводятся в доказательство неизбежности появления большевизма и советской власти, могут рассматриваться только со стороны социальной катастрофы, но никак ни в качестве каких-то достижений российской культуры.

Сейчас существуют ностальгические ощущения по поводу утраты этой веры в социальную справедливость, которая существовала в среде единства генетических рабов, объединенных в России вожделенностью человеческого стада. Однако когда потребовалась личная ответственность и инициатива, то вновь ее стали имитировать вчерашние "комсомольцы", эти прямые продолжатели доминирующей генерации, образованной большевистской ордой. Этот тип кочевого человека, захвативший власть в России, мог испытывать какие-то сомнения только при первых вождях, чья структура психики сформировалась под влиянием добольшевистской культуры, -- тогда как современная порода этих генетических мутантов, уже полностью свыклась с ролью российской элиты, вещая от имени русской культуры. Мы же, остались наедине с наиболее разрушительными пластами собственной психики, в которой ненависть к генерации большевистской орды и чувство права, обозначенное в нашем веке как вера в высшую человеческую природу, требует объединения на совершенно новых принципах существования. Эти принципы вытекают из жизни в крайнем действии ощущения смерти в глубинах души, этого основополагающего начала активности расового инстинкта. Сейчас в России противостоят друг другу не отдельные народы, ставшие жертвой социальной трагедии, а рождающееся чувство единой расы --кочевым инстинктам эволюционной орды.

Слишком остро ощущается вокруг нас эта кочевая активность человеческого стада, возникшего после агрессивной деятельности большевистской орды. Здесь не должны вызывать сомнения множество газет, журналов , различных социально-аналитических организаций, не затрагивающих подлинной трагедии России, поскольку их появление есть плавный переход идеологических структур советской власти в постсоветские структуры. Сам большевизм остался доминирующим в лице генерации активистов, ведущих свое происхождение от пролетарскойэлиты этой орды. Нет смысла также полагать, что западная демократия укажет на реальную ситуацию в Россию, поскольку сам тип этой демократии стал исключительно искусственным явлением на фоне того же антагонизма между рождающимся новым расовым архетипом и пробуждающимися кочевыми инстинктами , вызванными глобальной утратой высшей цели и смысла существования.

Ницше указал на трагедию как изначальное ощущение возникновения нового расового инстинкта, однако он допустил несколько фундаментальных ошибок. Во-первых, трагическое, помимо своего фавнического пафоса расового надлома, образующегося из распада эволюционной орды, предполагает орфическую культуру частью самой трагедии, то есть остроту ощущения смерти, пронизывающей сами выплескивающиеся первобытные архетипы человека. Во-вторых, критика христианства направлена не на утверждение нового расового архетипа, а наоборот, на препятствие для его развития, поскольку само христианство возникло в Западной Европе как пресечение полупервобытных инстинктов германской орды. В этом смысле, аттическая трагедия и западно-европейское христианство --это два глобальных расовых надлома, когда цивилизация оказывается перед самым острым антагонизмом внутри своей социальной структуры, где рефлекторные инстинкты человеческой орды, вызванные социальной катастрофой , противостоят вере в высшую человеческую природу. Если же рассмотреть начальные элементы греческой трагедии и христианства на ранней стадии существования, то они выражаются в эклектическом сплаве различных обломков мировых религий и культур, поскольку всякая расовая катастрофа влечет за собой радикальное изменение психической целостности человека.

Не существует принципиальных расовых противоречий между африканцами, европейцами или азиатами. Как невозможны противоречия между различными животными двух видов, например львом и тигром, -- так невозможны противоречия между европейцем и азиатом. Нельзя путать напряжение двух биологических видов животных с разумными структурами духовной жизни, где реально противоречия выражаются в особенностях последовательной реализации разума определенной системы ценностей.

Так, не существует расовых противоречий, но существуют противоречия между расовым инстинктом и теми анахронизмами кочевой жизни эволюционной орды, которые стали проявляться во всех народах мировой цивилизации. Любая генерация эволюционной орды, которая прорывается внутри генетических элементов цивилизации, легко усваивает рефлекторные принципы поведения того расового архетипа, который подвергся катастрофическому разрушению. Уже через некоторое время можно видеть не грубые шкуры, а те внешние атрибуты цивилизации, которые характеризуют определенный расовый архетип, до нашествия варваров. Начинается тотальный процесс подражания, когда вместо грубой шкуры появляется шелковая тога, а вместо военной гимнастерки --пиджак с галстуком.

Почему до сих пор не было адекватно оценено явление большевистской орды? Это связано с тем, что лучшие расовые элементы, вероятно, были уничтожены в первые десять лет советской власти, а те, кто остался, неизбежно, на генетическом уровне, должны были вырабатывать в себе инстинкты рабства, чтобы выжить. Постоянное действие мистерии- пропаганды лжи, неизбежно возникающее в процессе захвата всякой ордой какой -либо страны, есть мистерия космогонического потока рождения жестких элементов собственной расовой структуры, поскольку именно расовые катастрофы рождают устойчивые начала собственной веры, где нет провинциального чувства мировой культуры, этого основного признака существования русской интеллигенции до большевиков и после большевиков.

Я вывожу себя не из русской, а мировой культуры, сохраняя в себе устойчивость того расового архетипа, который не соприкасается с этой генерацией рабской породы людей, возникшей на развалинах Российской империи. Мое переживание Бога указывает не на любовь, а на ненависть, когда жизнь прорезается сквозь особую глубину видимости высшей силы события, где глобальная природа времени хранит в себе опыт присутствия духовного явления предшествующих рациональных структур цивилизации.

Бог существует во времени как бесконечный процесс накопления рационального опыта, передаваемого от одной культурной генерации людей к другой. Даже в моменты катастрофического разрыва единого процесса этого действия разумной воли человека на генетическом уровне, всегда образуется группа людей, которая восстанавливает утраченную взаимосвязь. Вера вытекает здесь не из каких-то чудодейственных затмений сознания, а из суровой неизбежности действия в глубинах человеческой души генетической основы разумной воли. Свобода есть легкость переживания смерти, действующей в глубинах сформированногорасового архетипа, когда подлинность живого характеризуется ее остротой и силой движений души. Только здесь возможно освобождение от кочевых инстинктов полупримата, из которого произошел человек и к которому он периодически возвращается в период расовых катастроф. Это состояние свободы в момент образования того духа войны, который сращивает из переживаний смерти волевые центры, направленные на оттеснение расовых мутантов. Когда этот инстинкт войны рождается из потока времени, то в нем еще не существуют социальные элементы, поскольку вокруг доминируют животные основы выживания, чуждые структуре духовных целей. Именно поэтому Ницше учил о самой пропасти между обезьяной, из которой произошел соматический комплекс человека, -- и сверхчеловеком, то есть тем высшим в человеке, которое создано Богом, но не может быть названо Богом в пределах известных традиций.

Здесь, следуя за Ницше, мы находим основные противоречия с марксистской теорией, поскольку восстанавливаем взаимосвязь гегелевской диалектики абсолютного духа с расовой волей к власти, начиная, условно, с кроманьонцев, где возникает первобытная живопись, и кончая последним движением расовой силы западно-европейских народов, -- это безусловный продукт разума, то есть коллективных знаний, во-первых, и во-вторых, это непосредственный дух войны, то есть жесткая граница между инстинктами человеческого стада и единством той группы людей, которая способна нести ответственность перед Богом во всей полноте переживания смерти. Именно в этом существовании абсолютного духа во времени и пространстве, который обновляется в явлении новой человеческой расы, выражается природа Бога вечного возвращения.

Так, раса есть отображение природы Бога в определенный период времени существования человечества, -- это та бессознательная взаимосвязь людей, которая действует даже не столько в определенности образа веры, сколько в бессознательном движении воли под воздействием остроты ощущения смерти, отсекающего в глубине человеческой души влияние анахронизмов человеческой орды .Если рассматривать структуру расовых элементов в России до большевиков, то они складывались в качестве ядра существования русской культуры, однако ядро это было достаточно смутным, неоформленным, в следствии чего и стало возможным проистечение большевистской орды. Анклавы расы были слишком огромны, если учесть, что расовые начала формировались из пресечения кочевых инстинктов народов, постепенно входящих в состав России. Поэтому само образование единого конгломерата российской культуры сравнимо с тем полуплеменным существованием, которое определяло нравы франков до жесткой структуры рыцарских орденов.

Попытка полагать, что существует статическая структура человеческих рас и, тем более, что эти расы находятся друг с другом в каком-то конфликте, -- это основная ошибка известных расовых теорий, пытающихся обосновать превосходство европейской расы на биологическом уровне. Подлинное превосходство высшей структуры ценностей, действующих в расовом инстинкте, ? это и есть сам архетип генетической структуры разума, связывающей личность и Бога. Он изначально выражается в чистом самоотрицании духа, поскольку всякая деятельность интеллекта есть механизм средств достижения понятий о Боге, тогда как дух войны, ограничивающий подлинное расовое чувство, выражает саму природу Бога.

Постоянно, как можно видеть в истории, образ Бога меняет свое содержание, уничтожая старые символы веры. Однако во времени и пространстве он сохраняет взаимосвязь через достижения научного знания. Впрочем, всякое кардинальное продвижение в науке, выражающее новый прообраз разумной воли, я рассматриваю как обновление генетической структуры человечества, изнашивающейся в процессе постижения своей высшей природы. Эти прорывы в области знания возникают, как правило, на рубеже смены двух человеческих рас. Так, становится понятной вера активистов большевистской орды в безусловную ценность науки, поскольку наука подтверждает неизбежность смены одного расового конгломерата людей --- другим. Однако всякая подлинная вера рождается как живое чувство Бога даже тогда, когда оно связано с его чистым отрицанием. Можно даже утверждать, что подлинная вера рождается из жесточайшего пресечения архетипов эволюционной орды, если рассматривать такие явления как греческая трагедия или христианство.

Генетика всякой расы -- это феномен действия остроты ощущения смерти в глубинах человеческой души, который открывает для человека смысл существования. Я полагаю, что он складывается на полях сражений, где расовый инстинкт формируется в качестве устойчивых структур видимости себя нации как части единого потока мирового события во времени. Собственно, всякое выявление новой человеческой расы происходит после длительного периода войн, в котором структуры высших ценностей образуется из воздействия возникающей военной технологии на самого человека, а также обратного процесса воздействия. Этот взаимнообратный процесс формирования расы можно видеть на зачаточном уровне, вероятно, еще в период отделения человека прямоходящего от примата первобытной человеческой орды, когда от психологии первобытного собирателя отделяется психология первобытного охотника. С другой стороны, именно в процессе ведения войн возникает наиболее интенсивное проникновение одной культурной среды в другую. Само христианство, вероятно, есть продукт римско-иудейских войн, когда все расовые архетипы римской и иудейской психологии можно проследить везде, начиная с походов рыцарей на Иерусалим и кончая фашизмом. Расовый архетип -- это тот подлинный отбор ценностей, который возникает не в результате эволюционного отбора, а в результате отбора высших основ человеческой психики, которые часто глубоко противоречат естественным процессам явлений природы. Все попытки свести начала цивилизации к какой-то одной, особенной расе, также бессмысленно, как полагать существование избранного народа для Бога. Народ всегда вторичен в отношении расового инстинкта, поскольку вера народа появляется только тогда, когда существует бессознательное ощущение границы между людьми, обусловленное духом единой расы.

Во времени, где рождается бессознательное чувство высшей основы ценностей, не существуетграницы для экстремального переживания психики, поскольку пространственные ассоциации, ккоторым сводится рефлекторная система человека, постоянно указывают на локализацию восприятия в известном опыте. Так, я вижу вокруг себя различные формы человеческой деятельности, однако их структура полностью или почти полностью взята за основу из связей западно-европейской научно-технической базы. Сам классически-философский принцип науки сложился в Западной Европе, и поэтому все достижения, которые были достигнуты в России в последние века, -- это только умелое подражание чужой онтологической базе ценностей. Если же рассмотреть российскую культуру в ее самостоятельном виде, то здесь точка отсчета полностью исчезает, поскольку добольшевистские ценностные основы разрушены, а производство существует настолько в варварском виде, что не может иметь каких-то достойных перспектив, -- оно создавалось пафосом освобожденного раба, а не в структуре необходимости действия разумной воли.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений21:57:11 18 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
09:22:32 24 ноября 2015

Работы, похожие на Реферат: Природа расовых катастроф в мировой цивилизации

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(151147)
Комментарии (1843)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru