Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: К описанию поэтики стихотворения Марины Цветаевой "Пела рана в груди у князя"

Название: К описанию поэтики стихотворения Марины Цветаевой "Пела рана в груди у князя"
Раздел: Сочинения по литературе и русскому языку
Тип: реферат Добавлен 00:25:48 28 мая 2006 Похожие работы
Просмотров: 332 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

К описанию поэтики стихотворения Марины Цветаевой "Пела рана в груди у князя"

Игорь Лощилов

Как "Слово о полку", струна моя туга <...>

Осип Мандельштам, Стансы, 1935

Пела рана в груди у князя.

Или в ране его стрела

Пела? - к милому не поспеть мол,

Пела, милого не отпеть -

Пела. Та, что летела степью

Сизою. - Или просто степь

Пела, белое омывая

Тело... "Лебедь мой дикий гусь",

Пела... Та, что с синя-Дуная

К Дону тянется...

Или Русь

Пела?

30 декабря 1924

(Цветаева 1997, с. 252)

Как известно, обращение к логаэду - употреблению разнородных стоп в постоянной последовательности - "прозаизирует" стих: "логаэд" по-гречески означает "прозо-песня" (Гаспаров 1993, с. 119). Создавая "логаэдический вариант анапесто-ямбического трехстопника" (Илюшин 1988, с. 60), Цветаева, напротив, добивается эффекта "форсированного ритма", "стягивая" интервал в третьей стопе до одного безударного: "и в ямбической, и в анапестической стопе сильным является <...> заключительный слог, и в этом родственность ямба и анапеста" (Илюшин 1988, с. 54). Эффект "набирающего ускорение" к клаузуле стиха ощущается и в примере, приводимом А. А. Илюшиным (1988, с. 60), хоть он и несколько ослаблен сплошными дактилическими окончаниями:

В стихотворении, развивающем ряд мотивов "Слова о полку Игореве", эффект, напротив, усилен: мужские и женские клаузулы чередуются, а первая стопа всякий раз (исключая центральный, шестой из одиннадцати, стих) имеет дополнительное ударение на первом слоге (амфимакр). Таким образом, логаэд здесь последовательно складывается из стопы амфимакра, стопы анапеста, стопы ямбы, а также нулевой в четных и односложной в нечетных стихах клаузулы.

Восходящая к поэтике "Слова" потенциальная риторичность первых двух стихов, не успев развернуться, преодолевается форсированной ритмикой и эффектной звукописью, воспроизводящей полет и звуковую вибрацию летящей и вонзающейся стрелы. Основная - концентрированно "цветаевская" - часть стихотворения целиком заключается между двумя открывающими стих вопрошаниями ("<...> // Пела?") - после графического пробела (стих 3) и "разорванного" десятого. Присутствие односложного интервала в начале стиха, предопределенное последовательным (в девяти из десяти "полноценных" строк) употреблением амфимакра, сообщает каждому из стихов симметричность, ибо этот интервал отражается, как в зеркале, в ямбическом "стяжении". Таблица позволяет воочию увидеть эту симметрию, ось которой приходится на двусложный интервал (4-5 слоги каждого стиха), сообщая иконическую соотнесенность горизонтального измерения (стих) с образом лука. Для этого требуется пренебречь условным делением на стопы (разумеется, временно) и ощутить каждый из стихов как нечленимую целостную единицу, напряженную зеркальной симметрией и "растянутую" на сильных акцентах в области анакрусы и клаузулы (слоги 1 и 8), и несколько более слабых (и менее стабильных) в 3-м и 6-м. Такие отношения с разной степенью отчетливости эксплицированы в стихах 3, 4, 6 и 7.

Наиболее зримым средством усиления магически-заклинательной энергии поэтического высказывания является здесь анжамбман, упорно (в 7-и из 11-и случаев) "отбрасывающий" в начало следующего стиха слово "пела". Вкупе с созвучным "тело" из 8-го стиха, слово "пела" образует вертикаль, подобную "натянутой тетиве тугого лука". За исключением первого стиха она отмечена еще и (наряду со словоразделом, разумеется) присутствием пунктуационных знаков, которые делают синтаксис предельно ощутимым и могли бы стать предметом отдельного рассмотрения. Последовательность приема (внутренняя - на 3-м слоге - тавтологическая рифма) вызывает обманчивое ощущение сквозной рифмованности стиха, в то время как на самом деле в стихах 1-6 в клаузулах лишь иногда слышны отдаленные и весьма причудливые в своей неточности созвучия (князя - поспеть мол - степью в женских и стрела - отпеть - степь). Зато в стихах 7-10 воцаряется и точная клаузульная рифмовка (омывая - Дуная и гусь - Русь). Внутренняя рифма значимо нарушена словом "сизою" в шестом, центральном из 11-и стихов. Именно здесь локализована "точка приложения силы", деформирующая весь стих: амфимакр перемещается в позицию второй стопы, а первая обретает "противонаправленную" ябмо-анапестической дактилическую инерцию - назад, к началу (стопы, стиха). "Тетива" натягивается, но "статичная часть" лука - расположенные ближе к клаузуле акценты на 6-м и 8-м слогах - остается неизменной.

Наряду с вертикальной симметрией из аналогии с иконическим образом лука следуют фонетические параллели, намекающие на семантические соотнесенности (вплоть до мифологических отождествлений) внутри "треугольника", образуемого словами "СиЗою" (в центре) и сопротивостоящими ему в горизонтальном и вертикальном измерениях "княЗя" и "РуСь". "Дактиличность" слова "сизою" в "верхней" половине стихотворения находит соответствие в "глубинах" стихов 3 и 4 (вертикально соотнесенные "милому" и "милого"), во второй - в "тянется" из десятого. Резкой деформации стиха в срединной строчке предшествует точечное (но очень сильное) "напряжение", акцентирующее амфимакр (равно склоняющийся как в сторону ямба - к клаузуле, так и в сторону хорея - к анакрусе) и возникающее в стихе 5: "Пела. Та, <...>". Оно отзывается в 9-м, фактически предпоследнем: "Пела... Та, <...>" Следует отметить, что началу "пения" стрелы в свободном полете соответствуют не имеющие аналогов трибрахии в стихах 3-4, "освобождающие" вторую стопу от анапестического акцента, "заданного" в первых двух стихах. Эта форма возвращается в "йотировенном" варианте (бел[ъjь] и омыв[аjъ]) в седьмом, первом после "серединного натяжения", стихе.

Общая композиция стихотворения, в сущности, тяготеет к форме "квадрата" (10 полных стихов, каждый из которых содержит 8-9 слогов), со стабильными "углами" и сильным "возмущением" поэтической материи вокруг точки пересечения диагоналей, откуда (разумеется, метафорически) и настигает читателя - словно из недр истрического прошлого - цветаевское Слово (рана и стрела в одно и то же время). Пересекая - вместе со словом "пела?" - линию графического пробела, читатель словно бы попадает в пространство звучащего магического квадрата, где действуют особые законы организации пространства и времени. Эта "квадратичность" - соотнесенность вертикальных и горизонтальных параметров словесного, ритмического и фонического "полотен", подчиняющихся единым закономерностям, - вызывает острое ощущения границы - предела, к которому стремится эта речь, неумолимо направленная к точке пересечения диагонали с правой ("клаузульной") строной "квадрата" (его вертикальное измерение детерминировано уже "состоявшейся" длиной 8-9-сложного стиха в качестве горизонтали), и который все-таки пересекает противостоящее всем предшествующим инерциям слово "пела" в 11-м стихе, одиноко "повисающее" без продолжения, "чистым" хореем. Оно - на качественно новом уровне - возвращает к потенциальному риторизму стиха 2. Кроме того, стих 11 ставит цветаевское стихотворение контекст определенной жанровой и эстетической традиции: "<...> холостые строки иногда использовались также в романтическом фрагменте для обозначения разрыва, инсценируемой автором "порчи" текста. Как правило, это были первые или последние строки; нередко отсутствие рифмы в них сопровождалось одновременным усечением строки, то есть устранением самой позиции, в которой могла располагаться рифма" (Орлицкий 2000, с. 139). Инсценируя "обрыв" и "укорачивая" 8 (-9)-сложный стих до одной стопы хорея, Цветаева и воспроизводит прием, характерный для романтического фрагмента с его "принципиальной незавершенностью, разомкнутостью текстового единства" (Орлицкий 2000, с. 139), и одновременно эффектно "завершает" (почти что "герметизирует") его, делая в конце стихотворения максимально ощутимой "начальную рифму" (Гаспаров 1993, с. 51-52), которая последовательно "поглощает" клаузульную. Укороченный, в соответствии с эстетикой романтического фрагмента, стих, в котором, казалось бы, устранена "позиция, в которой могла располагаться рифма", не становится при этом "холостым".

Еще отчетливей виден квадрат со стороной, определяемой восьмью единицами (8 стихов х 8 силлаб; женские окончания создают еще один уровень "вибрации" стиха), если мысленно локализовать его пределы в "полётой" части (стихи 3-10), не учитываю "экспозиционно-риторическую" (1-2).

Диагональ еще одного гипотетического "квадрата" (9 х 9) намечена треми "или" - в первой стопе второго стиха, второй - шестого и в третьей десятого; в каждом из случаев акцент тяготеет к смещению вправо или влево - в зависимости от положения слова в стихе.

Значительно менее заметны для невооруженного глаза вмонтированные в стих палиндромические эффекты. Они также подчиняются принципам, уже знакомым нам благодаря анализу ритма: жесткая центрированность и два слоя симметрических соответствий: "не посПЕТЬ" - "не отПЕТЬ" - "ЛЕТЕЛа сТЕПЬю" - "сТЕПЬ". Грамматический женский род ключевых глаголов (многократно повторяемое "пела" и "ЛЕТЕЛа") едва нарушает точность симметрии, создавая эффект "некоторого равновесия с небольшой погрешностью". Тем не менее, из образа полета палиндромически "выворачивается" еще одно (и важнейшее) ядерное слово стихотворения - "тело", которое втягивается в цепочку слов, содержащих корневой звукокомплекс, состоящий из согласного, гласного (преимущественно ['э]) - и опять согласного звуков, "закрытый" чрезвычайно частотным в стихотворении (19 употреблений) звуком [л] / [л']. "Концентрат" его содержится в началах стихов 7-8: "ПЕЛа, БЕЛое <...>, / ТЕЛо <...>". Ощутима и менее "плотная" периферия комплекса: ПЕЛа - [СТРЕЛа] - ПЕЛа - к МИЛому - МОЛ - ПЕЛа - МИЛого - ПЕЛа - [леТЕЛа] - ПЕЛа - БЕЛое - ТЕЛо - ПЕЛа - ПЕЛа. Укажем, что в "стартовых" стихах 1-2 при помощи [р] /[р'] построен "квадрат": "Пела Рана в гРуди у князя. / Или в Ране его стРела<...>", отзываюийся лишь в слове "Русь" из стиха 10 и в "пРосто" из центрального, 6-го. Начиная со стиха 3 звуковая ткань стихотворения последовательно инструментована на сонорном [л] / [л'] и (метафорически, разумеется) "центрирована" вокруг "опорного" взрывного ([т] / [т']). Приблизительная схема фонической композиции, таким образом, могла бы выглядеть так: р - л - т - л - р {ТРРлл...} <звукоподражательный аналог пения стрелы в полете?>. Общая "нанизанность" на "пела" подкрепляется цепочкой более или менее точных фонических и семантических соответствий в парах смежных стихов - 1-2: рана / ране; 3-4: к милому не поспеть / милого не отпеть; 5-6: степью / степь; 7-8: белое / лебедь ("палиндромичность" в корнях); 9-10: Дуная / к Дону (тождество консонантного состава со "смещением" в сторону анакрусы). Становятся слышимы и более отдаленные переклички: инверсия акцентов при фонетическом сходстве в стихах 3 и 8 ("не поспеть мол" и "лебедь мой" в составе стопы бакхия -бедь мой ди-), обратимость "сИНЯ-Дуная" / "тЯНЕтся" в 9-10.

Если из слов, обслуживающих семантическое поле 'стрельба из лука', в лексиконе стихотворения представлены лишь "стрела" и "рана", то в структуре поэтической ткани и ее деформациях воспроизведены другие, "недостающие": лук, тетива, колчан, как и более "общие" - натяжение, вибрация, оборачивание, силовой импульс, центробежная и центростремительная силы. Филигранность стихотворения позволяет говорить об осознанной установке на иконизм ("отражение структуры реальности в структуре высказывания" [Ланглебен 2002, с. 182]) всего ансамбля востребованных здесь поэтических средств.

Как известно, в битве при реке Каяле в 1185 году князь Игорь Новгород-Северский (1151-1202) был ранен в руку. В стихотворении, написанном Цветаевой в один из предновогодних дней 1924 года, рана несравненно более опасна для жизни: князь ранен в грудь. Современный читатель будет склонен вспомнить в первую очередь плач Ярославны: "утру князю кровавыя его раны на жестоцем его теле". Между тем, лексема 'рана' встречается в тексте "Слова о полку" еще пять раз и обретает метафорическое значение: по мнению В. И. Стеллецкого, словосочетание раны Игоревы представляет собой образное название военного и политического поражения Игоря (Слово 1965, с. 171). Согласно комментарию Д. С. Лихачева "здесь имеются в виду и раны Игоря <... >, и его поражение" (Слово 1975, с. 208). Троекратно упоминаются "раны" в золотом слове Святослава, где выстроен важный ряд: "за обиду сего времени, за землю Рускую, за раны Игоревы, буего Святославлича! <...>" Думается, что творческому сознанию поэта образ Святослава, который, обращаясь князьям, "изрони злато слово, с слезами смешено, и рече <... >", предстоял не в меньшей степени, нежели образ утреннего плача во Путивле на забороле - образ Золотого Слова, насквозь пронизываемого энергиями формообразования: "всякое формообразование в поэзии предполагает ряды, периоды или циклы формозвучаний совершенно также, как и отдельно произносимая смысловая единица" (Мандельштам 1996, с. 334).

Трагическая сущность проекции древнерусского памятника на личный опыт участника и свидетеля событий русской истории XX века 1 , сохраняя "сущность раны, подверженной не преобразованию, а всего лишь повторению с маниакальной настойчивостью" (Барт 1997, с. 77), подвергается преображению в словесной ткани, которая изощреннейшим образом воспроизводит форму совершенного артефакта. В одной из лекций о Марселе Прусте Мераб Мамардашвили говорил о теле Сен-Лу, "которое прозрачно в том смысле, что вполне держит задуманное и выполняемое движение, - движение выполняется целиком. Тело прозрачно. Слово 'прозрачно' здесь следует понимать не в рассудочном смысле прозрачного для ума, для наблюдения. Прозрачно - значит не содержит в себе ничего инородного тому, что делается. Или можно сказать так - тело Сен-Лу - это совершенный артефакт. Артефакт, но совершенный, то есть открывающий такой горизонт и поле действия, в котором оно действительно выполняется. <... > Например, свойством таких совершенных артефактов обладает форма купольного свода. Однажды изобретенная, она воспроизводится бесконечно, поскольку содержит в себе бесконечное число возможностей, не закрываемых конечной формой самого артефакта. Ведь купол замкнут, и он - один. <... > И такой же совершенной формой является лук. <... > Ведь аристократическая форма тела Сен-Лу, этот совершенный артефакт, создавался в течение столетий многими поколениями. " (Мамардашвили 1995: 271-272; курсив мой - И. Л.).

Список литературы

Барт 1997 - Барт, Р. Camera lucida. М., 1997.

Гаспаров 1993 - Гаспаров, М. Л. Русские стихи 1890-х - 1925-го годов в комментариях. М., 1993.

Илюшин 1988 - Илюшин, А. А. Русское стихосложение. М., 1988.

Ланглебен 2002 - Ланглебен, М. Иконизм синтаксиса в "Путешествии в Арзрум" Пушкина // Тыняновский сборник. Вып. 11: Девятые Тыняновские чтения. Исследования. Материалы. М., ОГИ, 2002, 181-198.

Мамардашвили 1995 - Мамардашвили, М. К. Лекции о Прусте. М., 1995.

Мандельштам 1999 - Мандельштам, О. Э. Шум времени: Воспоминания. Статьи Очерки. СПб, 1999.

Орлицкий 2000 - Орлицкий, Ю. Б. Нерифмованные (холостые) строки в стихотворном тексте (функции и дисфункции) // Актуальные проблемы филологии в вузе и школе. Тверь, 2000, 139-140.

Слово 1965 - Слово о полку Игореве. Вступит. ст., ред. текстов, пер., примеч. к древнерусск. тексту и словарь В. И. Стеллецкого. М., 1965.

Слово 1975 - Слово о полку Игореве. Вступит. ст., ред. текста, досл. и объяснит. пер. с древнерусск., примеч. Д. С. Лихачева. - М., 1975.

Цветаева 1997 - Цветаева, М. И. Собрание сочинений: В 7-и томах. Т. 2: Стихотворения. Переводы. М., 1997.

Примечания

1 Несравненно более отчетливо (и, как нам представляется, более "плоско") эта проекция эксплицирована в стихотворении "Плач Ярославны", датированном 5 января 1921 года:

Белое тело его - ворон склевал.

Белое дело его - ветер сказал. <...>

Вопль стародавний,

Плач Ярославны -

Слышите?

Вопль ее ярый,

Плач ее, плач -

Плавный:

- Кто мне заздравную чашу

Из рук - выбил?

Старой не быть мне,

Под камешком гнить,

Игорь!

Дёрном-глиной заткните рот

Алый мой - нонче ж.

Кончен

Белый поход.

(Цветаева 1997, с. 7-8.)

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений22:09:47 18 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
14:31:17 24 ноября 2015

Работы, похожие на Реферат: К описанию поэтики стихотворения Марины Цветаевой "Пела рана в груди у князя"

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150272)
Комментарии (1830)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru