Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Комментарий к Закону об оперативно-розыскной деятельности

Название: Комментарий к Закону об оперативно-розыскной деятельности
Раздел: Рефераты по юриспруденции
Тип: реферат Добавлен 11:29:36 23 сентября 2005 Похожие работы
Просмотров: 14275 Комментариев: 2 Оценило: 2 человек Средний балл: 4 Оценка: неизвестно     Скачать

Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности»

от 12 августа 1995 г. 144-ФЗ

(Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 33. Ст. 3349)

Настоящий Федеральный закон определяет содержание оперативно-розыскной деятельности, осуществляемой на территории Российской Феде­рации, и закрепляет систему гарантий законности при проведении оператив­но-розыскных мероприятий.

1. В преамбуле r ает b и1и s предшествующий, лат.) Федерального закона в сжатом, концентрированном виде указано на его предназначение и характер, далее раскрываемые в самом тексте. Так, настоящий Федераль­ный закон определяет: содержание оперативно-розыскной деятельности че­рез цели и задачи этой деятельности (см. комментарий к ст. ст. I и 2); обя­занности, права и ответственность государственных органов, ее осуществляющих (см. комментарий к ст.ст. 14, 15 и 5); через определение оснований и условий проведения оперативно-розыскных мероприятий (см. комментарий к ст.ст. 7 и 8); использование результатов оперативно-розыскной деятельности (см. комментарий к ст. II) и др.

2. Федеральный закон определяет содержание оперативно-розыскной деятельности, осуществляемой на территории Российской Федерации. В данной формулировке изложена позиция законодателя на пределы дей­ствия Федерального закона в пространстве в соответствии с принципом территориальности. Федеральный закон полностью применяется на всей территории Российской Федерации (включая территорию всех составляю­щих ее субъектов).

В соответствии со ст.ст. 1 и 5 Закона Российской Федерации «О Госу­дарственной границе Российской Федерации» (в ред. от 29 ноября 1996 г.) территорией Российской Федерации являются находящиеся в пределах ее государственных границ суша, воды, недра и воздушное пространство[1] . В тех случаях, когда территория суши соприкасается с водами океана, к рос­сийской территории относятся прибрежные морские воды шириной 12 морских миль, отсчитываемых от линии наибольшего отлива как на мате­рике, так и на островах, принадлежащих Российской Федерации, или от

прямых исходных линий, соединяющих соответствующие точки. Перечень географических координат таких точек с указанием их основных геодези­ческих данных утверждается Правительством Российской Федерации и пу­бликуется в «Извещениях мореплавателям».

Территорией Российской Федерации считаются гражданские судна в открытом море и гражданские самолеты (летательные аппараты) под фла­гом или с опознавательным знаком Российской Федерации, не находя­щиеся на территории другого суверенного государства или же не проле­тающие над этой территорией. Военные корабли, плавающие под флагом Российской Федерации, а также военные летательные аппараты (воздушные судна) являются территорией Российской Федерации вне зави­симости от того, где они находятся.

Однако следует помнить, что территории посольств и консульств Рос­сии в иностранных государствах (включая бывшие союзные республики СССР) территорией Российской Федерации не являются. Вместе с тем рос­сийские представительства за рубежом обладают правовым иммунитетом территории. Это означает, что без разрешения соответствующих долж­ностных лиц дипломатического представительства (как правило, руково­дителя) входить на территорию представительства кому-либо (включая официальных представителей государства пребывания) нельзя.

В соответствии с ч. 2 ст. 11 УК РФ преступления, совершенные в преде­лах территориальных вод или воздушного пространства Российской Феде­рации, признаются совершенными на территории Российской Федерации. Следовательно, для реализации цели оперативно-розыскной деятельности (см. ст.1) нормы Федерального закона применяются и в указанных средах.

Федеральный закон применяется также в исключительной экономи­ческой зоне и на пространстве континентального шельфа России. Исклю­чительная экономическая зона России устанавливается в морских аквато­риях, находящихся вне пределов территориальных вод России и прилегающим к ним, включая районы вокруг принадлежащих России ост­ровов. Внешняя граница данной зоны расположена на расстоянии 200 мор­ских миль, отсчитываемых от тех же исходных линий, что и территориаль­ные воды России.

Возведенные и строящиеся для поиска и разведки естественных бо­гатств (полезных ископаемых) континентального шельфа Российской Фе­дерации промышленные и иные установки и сооружения находятся под юрисдикцией России[2] . Возникающие в связи с исследованиями, разведкой, разработкой и охраной естественных богатств на континентальном шельфе Российской Федерации правоотношения регулируются, согласно п. «н» ст. 71 Конституции, федеральным законодательством.

На практике иногда путают понятие территории Российской Федера­ции с понятием таможенной территории Российской Федерации. Онине тождественны. Таможенная территория Российской Федерации есть сухо­путная территория Российской Федерации, территориальные и внутренние воды и воздушное пространство над ними, а также находящиеся в морской исключительной экономической зоне Российской Федерации искусствен­ные острова, установки и сооружения, над которыми Российская Федера­ция обладает исключительной юрисдикцией в отношении таможенного де­ла (см. ст. 3 Таможенного кодекса).

3. Кроме непосредственно указанного в преамбуле Федерального зако­на территориального принципа действия оперативно-розыскного закона в пространстве, следует знать еще о трех принципах его действия в про­странстве — гражданства, универсальном и реальном принципах. Их учет в оперативно-розыскной деятельности вытекает из требований статьи 1 Федерального закона о необходимости достижения цели оперативно-розыскной деятельности — защите соответствующих субъектов от пре­ступных посягательств (см. п. 13 комментария к ст. 1) и основывается на положениях ст.ст. 12 и 13 УК РФ.

Принцип гражданства действия оперативно-розыскного закона в про­странстве. Согласно ч. 1 ст. 12 УК РФ «Действие уголовного закона в от­ношении лиц, совершивших преступление вне пределов Российской Феде­рации» граждане России и постоянно проживающие в России лица без гражданства, совершившие преступление вне пределов Российской Феде­рации, подлежат уголовной ответственности по УК РФ (при наличии ряда условий, предусмотренных уголовным законом).

Военнослужащие воинских частей Российской Федерации, дислоци­рующихся за пределами Российской Федерации, за преступления, совер­шенные на территории иностранного государства, несут уголовную ответ­ственность по УК РФ, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации (см. ч. 2 ст. 12 УКРФ).

Реальность исполнения данных предписаний законодателя во многом зависит от принятия соответствующих мер оперативно-розыскного харак­тера. Поэтому осуществление оперативно-розыскных мероприятий в от­ношении указанных в ст. 12 УК РФ лиц в связи с совершением преступле­ний за пределами Российской Федерации в перечисленных законодателем случаях выглядит достаточно обоснованным.

Универсальный принцип действия оперативно-розыскного закона в про­странстве. В соответствии с предписаниями ч. 3 ст. 12 УК РФ иностранные граждане и лица без гражданства, не проживающие постоянно в Россий­ской Федерации, совершившие преступление вне пределов Российской Фе­дерации, подлежат уголовной ответственности по УК РФ в случаях, если преступление направлено против интересов Российской Федерации, и в случаях, предусмотренных международным договором Российской Феде­рации, если они не были осуждены в иностранном государстве и привле­каются к уголовной ответственности на территории Российской Федера­ции.

Эффективность борьбы с международными преступлениями и с пре­ступлениями международного характера зависитне только от принятия различными государствами совместных уголовно-правовых мер (например, принятия конвенций о борьбе с распространением наркотиче­ских средств), но также от совместных мер в области оперативно-розыскной деятельности. Так, Российская Федерация заключила ряд дву-

сторонних соглашений по пограничным вопросам с отдельными сопре­дельными государствами. Одним из пунктов данных соглашений является, как правило, распространение действия российского оперативно-розыскного закона (в определенных пределах) на территорию соответ­ствующего государства (см. л. 7 комментария к ст. 4). В частности, в ст. 5 Соглашения между Россией и Республикой Кыргызстан от 9 октября 1992 г. «О статусе Пограничных войск Российской Федерации, находящихся на территории Республики Кыргызстан» предусмотрено, что в интересах охраны государственной границы Республики Кыргызстан с Китаем Груп­па Пограничных войск Российской Федерации в Республике Кыргызстан во взаимодействии с Государственным Комитетом по национальной без­опасности и другими правоохранительными органами Республики Кыр­гызстан ведет оперативную и розыскную работу, дознание по делам о на­рушении государственной границы. Причем этим Соглашением предусмотрено, что только неотложные следственные действия осу­ществляются в соответствии с законодательством Республики Кыргызстан. Следовательно, оперативно-розыскная деятельность проводится по прави­лам российского законодательства в области оперативно-розыскной дея­тельности.

Реальный принцип действия оперативно-розыскного закона в про­странстве. Он заключается в том, что оперативно-розыскная работа в от­ношении иностранных граждан и лиц без гражданства, не проживающих постоянно в Российской Федерации и совершивших преступление вне пре­делов Российской Федерации, возможна только при условии привлечения их к уголовной ответственности по российскому уголовному закону (в слу­чаях, предусмотренных ч. 3 ст. 12 УК РФ).

Таким образом, с учетом перечисленных выше принципов действия Федерального закона в пространстве, оперативно-розыскные мероприятия считаются правомерными в следующих случаях:

если они проводятся в отношении гражданина России или иностранно­го гражданина (лица без гражданства), постоянно проживающего на тер­ритории Российской Федерации, и спланированы или начаты на террито­рии России, а продолжены или закончены за границей;

если они проводятся с целью защиты от планируемых или начатых пре­ступных посягательств не на территории Российской Федерации, но окон­чание которых, во-первых, предполагается на территории Российской Фе­дерации или, во-вторых, их завершенность неизбежно влечет реализацию угроз жизненно важным интересам граждан Российской Федерации, рос­сийского общества или Российского государства.

4. В Федеральном законе закрепляется система гарантий законности при проведении оперативно-розыскных мероприятий (см. об оперативно-розыскных мероприятиях комментарий к ст. 6). Система гарантий закон­ности (т.е. точного и повсеместного исполнения и соблюдения всеми орга­нами государства, должностными лицами и гражданами требований зако­нов; положения, при котором жизнь общества охраняется законами) является основой механизма реализации норм Федерального закона (см. о принципе законности комментарий к ст. 3, а о принципе действия Федераль­ного закона во времени — к ст. 23). Этот механизм состоит их трех блоков нормативно-правовых предписаний. Первый блок таких предписаний не­посредственно содержится в нормах Федерального закона, второй — в нормах иных нормативных правовых актов Российской Федерации (прежде всего в тех, на которые делаются ссылки в статьях Федерального закона) и третий блок предписаний (конкретизирующих общие положения Федерального закона об организации и тактике осуществления оператив­но-розыскной деятельности) изложен в многочисленных подзаконных нормативных правовых актах ведомств, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность (см. комментарий к ст. 4).

5. Кроме того, что Федеральный закон определяет содержание опера­тивно-розыскной деятельности и закрепляет систему гарантий законности при проведении оперативно-розыскных мероприятий, следует обратить внимание правоприменителей на егопредназначение. Оно заключается в правовом регулировании общественных отношений, возникающих в опе­ративно-розыскной деятельности и в связи с ней, и состоит: в обеспечении реализации норм уголовного, уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного законов; в охране указанных в статье 1 объектов от пре­ступных посягательств; в предупреждении совершения преступлений.

Глава I. Общие положения.

Глава I предназначена сконцентрировать в соответствующих статьях наиболее общие нормативные предписания, регулирующие общественные отношения, которые возникают в оперативно-розыскной деятельности и (или) в связи с ней.

Сравнительный анализ ее структуры со структурой аналогичного раз­дела ранее действовавшего оперативно-розыскного закона (см. разд. Г) по­казывает, что законодатель не внес в структуру главы каких-либо измене­ний или дополнений. Вместе с тем в системе ее предписаний наличествуют серьезные пробелы, которые не позволяют наиболее действенно осущест­влять правовое регулирование оперативно-розыскной деятельности. Так, в ней отсутствуют статьи: об основных понятиях, т.е. оперативно-розыскной терминологии (исключением служит ст. 1); о том, чем является законода­тельство Российской Федерации в области оперативно-розыскной деятель­ности (оперативно-розыскное законодательство); о принципах и задачах оперативно-розыскного законодательства; о круге правовых отношений, регулируемых этим законодательством, и о его действии в пространстве, во времени и по кругу лиц и др.

Правоприменители должны помнить об этом и в случае отсутствия в Федеральном законе необходимого общего правила, прежде всего руко­водствоваться соответствующим предписанием Конституции.

Статья1 Оперативно-розыскная деятельность

Оперативно-розыскная деятельность — вид деятельности, осущест­вляемой гласно и негласно оперативными подразделениями государственных органов, уполномоченных на то настоящим Федеральным законом (далее — органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность), в пределах их полномочии посредством проведения оперативно-розыскных мероприятий в целях защиты жизни, здоровья, нрав и свобод человека и гражданина, соб­ственности, обеспечения безопасности общества и государства от преступ­ных посягательств.

1. Статья заменила собой ст. 1 ранее действовавшего Закона Россий­ской Федерации «Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации». Основные изменения и дополнения состоят в следующем: сня­та двусмысленность о наличии одновременно якобы двух разных субъектов оперативно-розыскной деятельности — государственных органов и опера­тивных подразделений; расширен объект защиты за счет замены термина «права и свободы личности» на термин «права и свободы человека и граж­данина»; проведена редакционная «чистка» нормативных предписаний.

2.Цель статьи — нормативное изложение определения оперативно-розыскной деятельности (в современном видении законодателя). Эта статья содержит так называемую норму-дефиницию, т.е. предписание, направлен­ное на закрепление в обобщающем виде признаков этой деятельности. Правоприменители должны знать, что изменение прежнего законодатель­ного определения оперативно-розыскной деятельности требует от них не только нового понимания содержания этой деятельности, идентичного сформулированному законодателем в комментируемой статье, но и соот­ветствующего практического воплощения.

3.Сфера действия предписаний, изложенных в статье, охватывает по существу всю оперативно-розыскную деятельность и, более того, эти пред­писания являются базисными для понимания сути и предназначения Феде­рального закона.

4.Статья носит бланкетный (отсылочный) характер. Для еепра­вильного уяснения и применения содержащихся в ней правил требуется ру­ководствоваться предписаниями ряда нормативных правовых актов (см. пп. 7, 14 и 15 комментария к настоящей статье).

5. Деятельность как таковая — это занятия, труд. Оперативно-розыскная деятельность — разновидность социально полезной челове­ческой деятельности, труда. Вместе с тем оперативно-розыскная деятель­ность — вид юридической деятельности, т.е. часть опосредованной правом государственно-властной деятельности компетентных государственных ор­ганов, нацеленной на выполнение социально полезных задач и функций.

Наконец, оперативно-розыскная деятельность — разновидность дея­тельности государства. Только Российская Федерация в лице высших орга­нов законодательной, исполнительной и судебной власти (в пределах их компетенции) может наделять правом осуществления оперативно-розыскной деятельности каких-либо субъектов, возлагать на них опреде­ленные обязанности и осуществлять контроль за реализацией норм на­стоящего Федерального закона в оперативно-розыскной деятельности.

6. В современной оперативно-розыскной деятельности возникают, длятся и прекращаются общественные отношения:

а) регулируемые нормами различных общепризнанных отраслей права (прежде всего это уголовно- и административно-правовые отношения, а также отношения, регулируемые в основном нормами уголовно- и админи­стративно-процессуального права). Отдельные правила (части норм) этих отраслей права законодателем включены (порой, не достаточно обосно­ванно) в Федеральный закон. Например, это уголовно-правовые предписа­ния (см. ч. 4 ст. 18), административные (см. ч. 18 ст. 7), гражданские (см. п. Зч. 1 ст. 15), трудовые (см. ст. 17 и др.), финансовые (см. ст. 19);

б) не урегулированные должным образом ни одной из вышеуказанных отраслей права — уголовно-розыскные правоотношения. Такое правоот­ношение есть возникающая на основе норм уголовно-розыскного права (в настоящее время официально не признанного) связь между участниками оперативно-розыскной деятельности по поводу совершения преступления или достаточной вероятности его совершения, которую характеризует на­личие единства их юридических прав и обязанностей и которая гарантиру­ется принудительной силой государства. В данной связи в правоприменительной практике следует помнить о том, что и практические работники, и представители научной общественности пока только стоят на пороге при­знания реальности новой отрасли российского права так называемого криминального цикла — уголовно-розыскного права. Это во многом объ­ясняет несовершенство Федерального закона, так как он — реальное проявление в современных условиях построения в России правового госу­дарства одной из форм жизни уголовно-розыскного права, ранее суще­ствовавшего в иных формах и видах (в частности, в подзаконных ведом­ственных нормативных актах и правовых обычаях).

7. С учетом наличия в оперативно-розыскной деятельности регули­руемых Федеральным законом различных правовых отношений эта дея­тельность является комплексной. Отсюда можно выделить в ней опреде­ленные виды. Основными из них являются так называемая уголовно-розыскная работа и обеспечение административно-правовых режимов с помощью оперативно-розыскных средств и методов.

Внутри этих видов оперативно-розыскной деятельности в зависимости от решения тех или иных задач различают те или иные подвиды. Суть тех из них, которые непосредственно указаны в Федеральном законе, заключа­ется в том, что эта деятельность осуществляется: во-первых, для пред­упреждения совершения общественно опасных противоправных деяний (см. абз. 1 ст. 2); во-вторых, для выявления, пресечения и раскрытия пре­ступлений (см. абз. 1 ст. 2)[3] ; в-третьих, с целью розыска лиц, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда или уклоняющихся от уголовного наказания (см. абз. 2 ст. 2)'; в-четвертых, для добывания информации о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации (см. абз. 3 ст. 2).

Кроме того, в оперативно-розыскной деятельности различают иные ее подвиды. Например, в ч. 2 ст. 7 указан один из них — так называемая опе­ративно-проверочная работа (органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, вправе собирать характеризующие личность граждан сведения в строго указанных в Федеральном законе случаях), а в ст. 2 содержится указание на то, что она может проводиться для поиска без вести пропавших граждан.

8. Оперативно-розыскную деятельность следует отличать от смежных и частично совпадающих с ней видов юридической деятельности. В первую очередь это относится к ее соотношению с уголовно-процессуалъной дея­тельностью.

Несмотря на то, что оперативно-розыскная и уголовно-процессуальная деятельность тесно связаны между собой (наличие общей цели — защиты от преступных посягательств, а также ряда единых задач — в частности, предупреждения преступлений и быстрого их раскрытия), они не тожде­ственны. Имеются существенные отличия первой от второй. Так, опера­тивно-розыскная деятельность осуществляете» оперативными подразделениями государственных органов, перечисленных в ст. 13 Федерального за­кона, а уголовно-процессуальная — исключительно субъектами, указан­ными в уголовно-процессуальном законе (органами предварительного рас­следования, прокуратурой и судом). Оперативно-розыскная деятельность проводится в порядке, изложенном, как правило, в секретных ведомствен­ных нормативных правовых актах, а уголовно-процессуальная деятель­ность — в порядке, предусмотренном УПК РСФСР. В оперативно-розыскной деятельности широко применяются негласные силы и средства, а в уголовно-процессуальной деятельности их применение недопустимо. Кроме того, одним из последствий уголовно-процессуальной деятельности может стать привлечение виновного в совершении общественно опасного деяния к наказанию. Наступление такого правового последствия в опера­тивно-розыскной деятельности исключается в силу положения, содержаще­гося в ч. 1 ст. 5 Федерального закона.

В соответствии с Законом Российской Федерации от 11 марта 1992 г. «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федера­ции» под частной детективной (сыскной) деятельностью понимается оказа­ние на возмездной договорной основе услуг физическим и юридическим лицам предприятиями (частными детективами) в целях защиты законных прав и интересов клиентов. Причем на лиц, осуществляющих частную де­тективную деятельность, действие законов, закрепляющих правовой статус работников правоохранительных органов, не распространяется. Кроме то­го, частные детективы не вправе осуществлять оперативно-розыскные дей­ствия, отнесенные законом исключительно к компетенции органов дозна­ния (см. комментарий к ст. 6).

Таким образом, основные отличия оперативно-розыскной деятельности от частной детективной (сыскной) состоят в следующем:

оперативно-розыскная деятельность осуществляется исключительно государственными органами, а сыскная — негосударственными организа­циями и частными лицами;

целью оперативно-розыскной деятельности является защита жизни, здоровья, прав и свобод личности, собственности, безопасности общества и государства от общественно опасных противоправных деяний лиц, а частной детективной — получение прибыли посредством совершения дей­ствий по защите законных прав и интересов своих клиентов.

Согласно ч. 1 ст. 8 Федерального закона «Об органах федеральной службы безопасности в Российской Федерации» ФСБ России и некоторые другие российские спецслужбы правомочны проводить контрразведыва­тельную деятельность. Законодатель определил ее как деятельность орга­нов федеральной службы безопасности в пределах своих полномочий по выявлению, предупреждению, пресечению разведывательной и иной дея­тельности специальных служб и организаций иностранных государств, а также отдельных лиц, направленной на нанесение ущерба безопасности России (см. ч. 1 ст. 9). Эта деятельность является разновидностью служеб­ной деятельности ряда спецслужб России (ФСБ России, СВР России, ФАПСИ при Президенте России и некоторых других), а ее суть заключает­ся в противодействии разведывательно-подрывной деятельности специаль­ных служб иностранных государств, иностранных организаций и их пред­ставителей (как правило, конспиративными средствами и приемами) с целью обеспечения безопасности России.

Основные отличия оперативно-розыскной деятельности от контрразве­дывательной состоят в следующем:

целью первой является защита человека, общества и государства от преступных посягательств, а второй — обеспечение безопасности России посредством противодействия разведывательно-подрывной и иной дея­тельности, проводимой иностранными спецслужбами и организациями в ущерб ее жизненно важным интересам (см. л. 10 комментария к настоящей статье);

круг субъектов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность (см. ст. 13), гораздо шире круга государственных органов, проводящих контрразведывательную работу;

общие правила оперативно-розыскной деятельности изложены в нор­мах комментируемого Закона, а контрразведывательной — в Федеральном законе об органах федеральной службы безопасности.

Вместе с тем, между оперативно-розыскной и контрразведывательной деятельностью много общего. В данной связи на практике порой возникает затруднение, например, как следует толковать повеление законодателя о том, что осуществление контрразведывательной деятельности предполага­ет «выявление ... деятельности отдельных лиц, направленной на нанесение ущерба безопасности Российской Федерации» (см. ч. 1 ст. 9 Федерального закона об органах федеральной службы безопасности). Полагаем, что к та­ким лицам могут относиться только лица (граждане России, иностранные граждане и лица без гражданства), выступающие представителями специ­альных служб или организаций иностранных государств (завербованные иностранными разведками лица, эмиссары иностранных экстремистских и террористических организаций и т.д.). Неправомерно расширительно тол­ковать положение ч. 1 ст. 9 указанного Федерального закона и включать в контрразведывательную деятельность борьбу с общественно опасными деяниями «отдельных» лиц, чьи действия наносят (или могут нанести) ущерб безопасности России, но совершаются вне связи с разведывательной или иной подрывной деятельностью спецслужб иностранных государств либо иностранных организаций. Борьба с противоправной деятельностью таких лиц должна проводиться соответствующими правоохранительными органами в рамках и по правилам оперативно-розыскной деятельности.

Кроме того, оперативно-розыскную деятельность следует отличать от разведывательной деятельности российских спецслужб. Законодателем впервые предпринята попытка раскрыть понятие разведывательной дея­тельности в тексте Федерального закона «О внешней разведке». В нем оно раскрывается через указание на средства проведения разведдеятельности (см. ст. 2). Разведывательная деятельность — это системное применение специальных сил, средств и методов и совершение специфических дей­ствий, совершаемых с целью получения информации о замыслах, планах и мерах иностранных государств и иностранных организаций (их представи­телей), потенциально или реально угрожающих безопасности России.

Как следует из сказанного, разведдеятельность имеет собственную цель, отличную от цели оперативно-розыскной деятельности. Она осу­ществляется в основном вне пределов территории Российской Федерации (и это тоже отличает ее от оперативно-розыскной деятельности). Ее основ­ными «контрагентами» являются, с одной стороны, Российская Федерация (в лице своих представителей — СВР России и других спецслужб), а с дру­гой — иностранное государство или международная организация. Наконец, разведдеятельность регламентирована специальным законодательным актом — Федеральным законом о внешней разведке, нормативные предпи­сания которого не распространяются на оперативно-розыскную деятель­ность.

Резюмируя изложенное, определим оперативно-розыскную деятель­ность как основывающийся на федеральном законе вид социально полез­ной юридической деятельности уполномоченных на то законодателем субъектов, представляющий собой совокупность поведенческих актов кон­спиративного и гласного применения специальных сил, средств и методов, а также совершения оперативно-розыскных действий, и осуществляемый с целью защиты человека и общества от преступных посягательств при усло­вии наличия объективного затруднения или невозможности достижения этой цели посредством реализации иных законных средств.

9. Оперативно-розыскная деятельность проводится в двух взаимодо­полняющих формах — гласно и негласно. Так, должностные лица государ­ственных органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, могут официально (гласно) представлять интересы конкретного государ­ственного органа или выступать от его имени. Наряду с этим оперативный сотрудник или лицо, содействующее проведению оперативно-розыскной деятельности, могут осуществлять свои правомочия, предоставленные на­стоящим Федеральным законом, в негласной форме (см. подробнее ком­ментарий к ст. ст. 3 и 6).

Использование в борьбе с преступностью негласных оперативно-розыскных средств и методов наряду с гласными является вынужденной, защитной мерой общества и государства. Как правило, подготовка и со­вершение умышленных особо тяжких и тяжких преступлений достаточно хорошо конспирируются (в частности, совершение преступлений против жизни человека и безопасности государства). Поэтому общество и государ­ство не только одобрили применение против общественно опасных деяний лиц, совершающих преступления, системы законных оперативно-розыскных мероприятий, но и обязали своих представителей (субъектов) осуществлять такого рода деятельность (см. о понятии и содержании опе­ративно-розыскных мероприятий комментарий к ст. 6). При ином подходе было бы весьма затруднительно обеспечить неотвратимость уголовной от­ветственности для лиц, совершающих умышленные преступления скрытно, с различными ухищрениями.

10. Основными субъектами, наделенными государством правомочия­ми на осуществление оперативно-розыскной деятельности, являются опе­ративные подразделения ряда государственных органов (см. комментарий к гл. III и к ст. 13).

11. В комментируемой статье проведение оперативными подразделе­ниями оперативно-розыскной деятельности ограничивается пределами их полномочий. В теории права полномочие — это право одного лица (представителя) совершать сделки от имени другого (представляемого), тем самым создавая, изменяя или прекращая права и обязанности представляе­мого. В оперативно-розыскной практике под полномочиями следует пони­мать совокупность задач, решение которых законодателем возложено на субъектов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность и компе­тенцию данных субъектов, предусмотренную законодательством в области оперативно-розыскной деятельности.

Под пределами таких полномочий понимается строго ограниченная нормами Федерального закона компетенция субъектов оперативно-розыскной деятельности (включающая предмет ведения, обязанности, пра­ва, а также ответственность) по проведению в необходимых и обоснован­ных случаях действий и осуществлению мероприятий, перечисленных в Федеральном законе (см. комментарий к ст.ст. 2. 6, 14 и 15).

12. О понятии и содержании оперативно-розыскных мероприятий см. комментарий к ст.ст. 6—8.

13. Оперативно-розыскная деятельность проводится с вполне опреде­ленными целями (защиты жизни, здоровья, прав и свобод человека и граж­данина, собственности, обеспечения безопасности общества и государства от преступных посягательств). Цель оперативно-розыскной деятельности — это осознанный образ прогнозируемого результата, на достижение которого направлено действие (действия) оперативника, конфидента и других лиц, участников этой деятельности.

На практике зачастую не уделяют должного внимания вопросу о соот­ношении цели оперативно-розыскной деятельности и ее задач (см. о зада­чах оперативно-розыскной деятельности комментарий к ст. 2). Следует по­мнить, что задачи в обязательном порядке корреспондируют цели оперативно-розыскной деятельности, указанной в комментируемой статье (т.е. защите объектов от преступных посягательств). Не подлежит расши­рительному толкованию, например, задача оперативно-розыскной дея­тельности о добывании информации о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической без­опасности России (см. абз. 3 ст. 2), как выходящая за рамки целеполагания, установленного законодателем. Отсюда следует, что иные, кроме опера­тивно-розыскной, виды специальной деятельности российских правоохра­нительных органов и спецслужб (разведка, контрразведка), преследующие другие, более глобальные цели, чем указанные в комментируемой статье (в частности, обеспечение безопасности России), подлежат правовому регу­лированию в соответствии с правилами Федерального закона только в той части, в какой они совпадают с целью оперативно-розыскной деятель­ности.

14. Под защитой указанных в комментируемой статье объектов следу­ет понимать систему оперативно-розыскных, организационных, норматив­но-правовых и иных мер, предусмотренных законодательством в области оперативно-розыскной деятельности, направленных на:

создание условий, обеспечивающих безопасность перечисленных в статье 1 закона объектов от преступных посягательств и, одновременно, на устранение общих причин и условий совершения преступлений;

локализацию общественно опасных последствий (в случае совершения преступления).

15. В зависимости от предусмотренных в Федеральном законе целей в оперативно-розыскной деятельности выделяют определенные направления работы. Ими являются: а) защита жизни, здоровья, прав и свобод человека и гражданина от преступных посягательств; б) защита собственности от преступных посягательств; в) обеспечение безопасности общества и госу­дарства (в аспекте защиты от лиц, совершающих преступления).

16. Направляя оперативно-розыскную деятельность на достижение со­циально полезных целей, законодатель особо выделил интересы человека и гражданина (жизнь, здоровье, права и свободы), поставив их на первое мес­то в перечне объектов защиты. В соответствии со ст. 2 Конституции чело­век, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблю­дение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность госу­дарства. Защита жизни человека от преступных посягательств с помощью оперативно-розыскных средств и методов наполняет конституционное по­ложение о том, что каждый имеет право на жизнь (см. ч. 1 ст. 20 Консти­туции) реальным содержанием. Наряду с этим признанные и гарантиро­ванные ст.ст. 17—64 Конституции права и свободы человека и гражданина непосредственно поставлены государством под охрану от преступных по­сягательств. В частности, таким «охранным» средством является осущест­вление оперативно-розыскной деятельности в необходимых и допустимых законом случаях.

С помощью оперативно-розыскной деятельности государство осу­ществляет охрану собственности (собственность — экономическая катего­рия, отражающая право владения имуществом). Причем в соответствии с ч. 2 ст. 8 Конституции защищаются равным образом частная, государствен­ная, муниципальная и иные формы собственности.

Целью оперативно-розыскной деятельности является также обеспечение безопасности общества и государства от преступных посягательств. В соот­ветствии с правилами ст. 1 Закона Российской Федерации от 5 марта 1992 г. «О безопасности» (с изменениями и дополнениями от 25 декабря 1992 г.) под безопасностью понимается состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз. Причем под жизненно важными интересами законодатель понимает совокупность потребностей, удовлетворение которых обеспечи­вает существование и возможность прогрессивного развития личности, общества и государства.

К основным объектам безопасности законодатель относит, в част­ности, общество (его материальные и духовные ценности) и государство (его конституционный строй, суверенитет и территориальную целост­ность). Государство есть основной институт политической системы классо­вого общества, оно осуществляет управление обществом. Его безопасность — это совокупность общественных отношений, выражаемая в защищен­ности жизненно важных интересов (прежде всего — конституционного строя) основного института политической системы современного общества от внешних и внутренних угроз, позволяющая ему функционировать и раз­виваться. Безопасность государства является одним из важнейших элемен­тов системы безопасности (национальной) Российской Федерации.

Под обеспечением безопасности (общества и государства) следует пони­мать организацию и реализацию системы мер (различного характера) с целью нейтрализации или локализации потенциальных или реальных угроз нормальному функционированию и развитию российского общества и го­сударства.

17. Под преступными посягательствами, о которых идет речь в ком­ментируемой статье, понимаются антиобщественные противоправные дея­ния, направленные на совершение преступления. Согласно предписаниям ч. 1 ст. 14 УК РФ преступлением признается виновно совершенное обще­ственно опасное деяние (действие или бездействие), запрещенное уголов­ным законом под угрозой наказания.

Не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного УК РФ, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности, т.е. не причинившее вреда и не создавшее угрозы причинения вреда личности, обществу или государству (см. ч. 2 ст. 14 УКРФ).

На практике следует помнить о том, что каждый обвиняемый в совер­шении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда (см. ч. 1 ст. 49 Конститу­ции), и руководствоваться этим конституционным положением.

18. С учетом того, что оперативно-розыскная деятельность предназна­чена дня защиты охраняемых объектов исключительно от преступных по­сягательств, является незаконным осуществление оперативно-розыскных мероприятий, целью которых является получение информации о соверше­нии каких-либо иных, кроме преступных, общественно опасных правона­рушений, в частности административных проступков, ответственность за совершение которых предусмотрена Кодексом РСФСР об администра­тивных правонарушениях (исключением служат предписания ч. 2 ст. 7).

Статья 2. Задачи оперативно-розыскной деятельности

Задачами оперативно-розыскной деятельности являются:

выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, а также выявление и установление лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших;

осуществление розыска лиц, скрывающихся от органов дознания, след­ствия и суда, уклоняющихся от уголовного наказания, а также розыска без вести пропавших;

добывание информации о событиях или действиях, создающих угрозу го­сударственной, военной, экономической или экологической безопасности Рос­сийской Федерации.

1. Статья заменила собой ст. 1 ранее действовавшего Закона «Об опе­ративно-розыскной деятельности в Российской Федерации». Изменения и дополнения состоят в следующем:

из содержания прежней статьи обоснованно изъято словосочетание «...в том числе сокрытия доходов от налогообложения и уклонения от уплаты налогов», поскольку оно не несло самостоятельной смысловой на­грузки;

новая статья дополнена самостоятельной задачей — добывание ин­формации о соответствующих событиях или действиях (см. абз. 3).

2. Цель статьи — сформулировать предписания о социально значимых задачах оперативно-розыскной деятельности. Эти задачи представляют од­ну из основополагающих правовых категорий, которая предопределяет весь механизм законодательного регулирования оперативно-розыскной деятельности: с учетом ее задач формулируется система принципов (см. ст. 3); устанавливаются средства и способы решения самих задач данного вида государственной деятельности (см. ст. ст. 6— 8, 10 15 и 17); опреде­ляются обязанности и права органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность (см. ст. ст. 5, 10, 11, 14 и 15) и т.п. Тем самым обеспечивается внутреннее единство и согласованность норм Федерально­го закона.

Успешное решение задач оперативно-розыскной деятельности обеспе­чивает достижение общей цели данного вида государственной деятель­ности (см. п. 13 комментария к ст. 1).

3. Правовые предписания, сформулированные в статье, по существу распространяются на всю оперативно-розыскную деятельность, определя­ют ее содержание.

4. Диспозиция статьи включает элементы бланкетности. Для полного уяснения задач оперативно-розыскной деятельности и правильного ис­пользования ее результатов необходимо руководствоваться соответствую­щими нормами уголовного и уголовно-процессуального права.

5. В комментируемой статье сформулирована совокупность задач опе­ративно-розыскной деятельности, каждая из которыхимеет свое конкрет­ное содержание. Это — выявление и раскрытие преступлений, а также вы­явление и установление лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших; предупреждение преступлений; пресечение преступлений;

осуществление розыска лиц, скрывающихся от органов дознания, след­ствия и суда; осуществление розыска лиц, уклоняющихся от уголовного на­казания; осуществление розыска без вести пропавших граждан.

Перечисленные задачи могут быть взаимосвязаны между собой, но в большинстве случаев они являются вполне самостоятельными. Важно учи­тывать, что каждая из этих задач может обусловливать специфические опе­ративно-розыскные способы ее решения. В свою очередь решение каждой конкретной задачи влечет за собой принятие вполне определенного итого­вого решения.

6. Важнейшей частью общих задач оперативно-розыскной деятель­ности является выявление и раскрытие преступлений, а также выявление и установление лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших. Термины «выявить» и «раскрыть» являются синонимами, однако их ис­пользование в контексте данного предложения вполне обосновано. Они более определенно ориентируют на то, что оперативно-розыскным путем необходимо установить, обнаружить, сделать явным не только само собы­тие преступления и лиц, его подготавливающих, совершающих или совер­шивших, но и многие другие связанные с этим обстоятельства.

Выявить и раскрыть преступления означает установить, обнаружить с помощью оперативно-розыскных сил и средств очевидность подготавли­ваемых, совершаемых или совершенных преступлений, которые тщательно скрывались, сохранялись в тайне и потому остались неизвестными для правоохранительных органов и граждан. Следовательно, задача состоит в выявлении и раскрытии так называемых «неочевидных» преступлений. В отличие от этого «очевидные» преступления в выявлении и раскрытии опе­ративно-розыскным путем не нуждаются, поскольку они совершаются в условиях очевидности, когда исходная информация указывает на событие преступления и лицо, его совершившее, Однако в подобных случаях опера­тивно-розыскные меры могут быть направлены на установление мотивов и целей преступления, а иногда и результатов преступной деятельности, т.е. обстоятельств, которые при очевидности самого преступления, как прави­ло, в действительности наглядно не проявляются.

Выявление и раскрытие преступления включает в себя установление оперативно-розыскным путем события преступления (времени, места, спо­соба и других обстоятельств совершения преступления) и лиц, его совер­шивших. Если преступление совершено или совершается организованной

группой лиц, то должны быть установлены все эти лица и роль каждого в осуществлении преступной деятельности. Выявлению и раскрытию подле­жат также все факты и эпизоды преступления и причиненный им матери­альный ущерб. В некоторых случаях усилия оперативных подразделений должны быть направлены на установление личности потерпевшего, его местонахождения, обстоятельств, характеризующих потерпевшего.

Задача выявления и раскрытия преступления оперативно-розыскным путем должна рассматриваться в органической связи с уголовно-процессуальной деятельностью, поскольку в случае ее успешного решения возбуждается уголовное дело. В ряде случаев уголовное дело может быть возбуждено при обнаружении только события преступления. Однако при этом орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность, обязан установить лиц, совершивших преступление.

Согласно уголовно-процессуальному закону, орган дознания (опера­тивное подразделение, осуществляющее оперативно-розыскную деятель­ность), возбудивший уголовное дело, выполнив неотложные следственные действия, обязан передать его следователю. Если по делу лицо, совер­шившее преступление, не было обнаружено, то орган дознания продолжает принимать оперативно-розыскные меры для его установления, уведомляя следователя о результатах. Это правило должно соблюдаться и тогда, когда при установлении оперативно-розыскным путем события преступления уголовное дело возбуждает следователь, а не орган дознания.

7. Согласно ч. 1 ст. 5, оперативно-розыскная деятельность не допуска­ется для достижения задач, в Законе не предусмотренных. Однако столь ка­тегоричное предписание не является препятствием для формулирования еще одной задачи — о создании в ходе оперативно-розыскной деятель­ности необходимых условий и предпосылок для законного и обоснованно­го возбуждения уголовного дела, быстрого и полного раскрытия преступ­лений способами уголовного процесса. Сюда же должно входить принятие мер к тому, чтобы при использовании результатов оперативно-розыскной деятельности в качестве основания для возбуждения уголовного дела и осуществления следственных действий не была разглашена та часть опера­тивно-розыскной деятельности, которая составляет государственную тайну (см. ст. 12). Иначе говоря, речь должна идти о создании реальных предпо­сылок для перехода от негласной оперативно-розыскной к гласной уголовно-процессуальной деятельности.

Создание в ходе оперативно-розыскной деятельности необходимых условий и предпосылок для быстрого и полного раскрытия преступления способами уголовного процесса предполагает получение сведений об оче­видцах преступления; местах нахождения документов и предметов, кото­рые служили орудиями преступления, сохранили на себе его следы, были объектами преступных действий, а также о деньгах и иных ценностях, на­житых преступным путем, и всех других предметах, могущих служить средствами к обнаружению преступления, установлению обстоятельств его совершения и выявлению виновных. При необходимости оперативно-розыскные меры должны быть направлены на предотвращение уничтоже­ния перечисленных материальных предметов.

Задачей оперативно-розыскной деятельности является также устано­вление обстоятельств, характеризующих лиц, которые совершили или со­вершают преступление, выявление их намерений и конкретных действий, на­правленных на противодействие раскрытию преступления в ходе предварительного расследования. В ряде случаев необходимо выявить оператив­но-розыскным путем обстоятельства, характеризующие личность наиболее важных свидетелей и потерпевшего, что позволит создать представление об их психологической установке на ту или иную позицию на предстоящих допросах.

Задача создания необходимых условий и предпосылок для быстрого и полного раскрытия преступления способами уголовного судопроизводства может быть успешно решена при условии, что оперативные сотрудники хорошо знают процессуальный институт возбуждения уголовного дела (см. ст.ст. 3. 108—116 УПК РСФСР), нормы доказательственного права, рег­ламентирующие предмет доказывают по уголовному делу (см. ст. 68 УПК РСФСР), определяющие понятие доказательств (см. ст. 69 УПК РСФСР), устанавливающие порядок собирания, проверки и оценки доказательств (см. ст. ст. 70 и 71 УПК РСФСР), характеризующие самостоятельные виды доказательств (см. ст.ст. 72—88 УПК РСФСР), а также предусматри­вающие порядок и условия производства следственных действий (см. ст.ст. 155—194 УПК РСФСР).

Для успешного решения рассматриваемой задачи необходимо учиты­вать и соответствующие положения теории доказательств в уголовном процессе (прежде всего положения, раскрывающие сущность доказательств по уголовному делу, а также такие их свойства, как относимость и допус­тимость).

Создание в ходе оперативно-розыскной деятельности необходимых условий и предпосылок для успешного осуществления уголовно-процессуальной деятельности невозможно без знания процессуальной природы самостоятельных видов доказательств в российском уголовном процессе. В ходе оперативно-розыскной деятельности должны быть созданы реальные условия и предпосылки для собирания конкретных видов доказа­тельств, а не доказательств вообще[4] . Здесь могут быть созданы условия и предпосылки для получения всех видов доказательств, за исключением заключения эксперта. Получение этого вида доказательств может быть обеспечено лишь в ходе производства по уголовному делу.

8. Предупредить можно только общественно опасные деяния, которые еще не совершены. Предупредить преступление означает непосредственно воздействовать оперативно-розыскными средствами на лицо (лиц), вынаши­вающее намерение совершить преступление и предпринимающее для этого определенные действия, либо на причины и условия, позволяющие совершить преступление.

Цель предупреждения преступления состоит в том, чтобы предотвра­тить преступление еще до того, как соответствующее лицо (лица) присту­пит к его непосредственному осуществлению.

Основанием для предупреждения служат сведения о подготовке опре­деленного лица (лиц) к совершению преступления.

Предупреждение может быть осуществлено как в отношении конкрет­ного лица (лиц), так и в отношении неопределенного круга лиц.

Важная роль в предупреждении преступлений принадлежит лицам, оказывающим органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, содействие на конфиденциальной основе или внедренным в органи­зованные преступные группы.

Одно из действенных средств предупреждения преступлений пред­усмотрено также в ст. 15 Федерального закона (см. комментарий к п. 1ч. 1).

9. Пресечение преступлений означает принятие оперативно-розыскных мер к конкретному лицу или группе лиц с целью лишить их реальной воз­можности продолжать совершение преступления. Эта задача относится к любым совершаемым преступлениям, как «очевидным», так и «неоче­видным». Способы ее решения могут быть различные: захват преступника с поличным, возбуждение уголовного дела и применение уголовно-процессуальных мер пресечения преступления и др.

10. Самостоятельной специфической задачей оперативно-розыскной деятельности является розыск лиц, скрывающихся от органов дознания, след­ствия и суда. Такой розыск направлен на установление места нахождения конкретных скрывающихся лиц: лица, в отношении которого в определен­ном уголовно-процессуальным законом порядке вынесено постановление о привлечении в качестве обвиняемого; подсудимого, в отношении которого должно состояться или осуществляться судебное разбирательство; лица, в отношении которого судом вынесен обвинительный приговор, не всту­пивший в законную силу.

В первых двух случаях скрывающиеся лица остаются участниками уголовно-процессуальной деятельности, поэтому при их розыске должно быть взаимодействие с органами дознания, следователем, прокурором или судом, Розыск обвиняемого возложен на органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, также уголовно-процессуальным законом (см. 1 ст. 196 УПК РСФСР). Следует уточнить, что розыск прежде всего направляется на установление обвиняемого, известного органам предварительного расследования. Установление же лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого, является задачей предварительного следствия, а не розыска (см. ст. ст. 2, 3, 143 и 144 УПК РСФСР).]

Задачу розыска скрывшегося обвиняемого ставит перед органом, осу­ществляющим оперативно-розыскную деятельность, следователь или лицо, проводящее дознание (по уголовным делам, по которым производство предварительного следствия необязательно). Розыск может иметь место параллельно с расследованием уголовного дела или одновременно с при­нятием решения о приостановлении предварительного следствия.

Прежде чем объявлять розыск обвиняемого, следователь должен убе­диться в том, что он действительно скрылся от следствия, а не умер, не на­ходится в больнице, не арестован по другому уголовному делу,с ним непроизошел несчастный случай.

До объявления розыска следователь должен также собрать максималь­ный объем сведений о личности обвиняемого, которые необходимы для проведения эффективного розыска. Эти сведения отражаютсяим в справке о личности обвиняемого. К ним относятся: фамилия, имя, отчество, время и место рождения, национальность, образование, семейное положение; на­личие родственников и их адреса; профессия, специальность; последнее место жительства и работы; отношение к воинской обязанности; сведения о судимости; наличие особых примет, черт характера, привычек, состояние здоровья, возможные хронические заболевания; обстоятельства побега из-под стражи, личные и иные связи; другие сведения, способствующие розыску. К справке прилагаются фотокарточка, а если она отсутствует, — подробное описание внешности разыскиваемого обвиняемого.

Правовым основанием для формулирования следователем задачи ро­зыска обвиняемого служит его постановление о привлечении лица в ка­честве обвиняемого. Правовым же основанием для проведения оперативно-розыскных мероприятий, направленных на осуществление розыска обви­няемого, служит постановление следователя об объявлении розыска. В нем излагаются обстоятельства расследуемого преступления, основания, по ко­торым объявляется розыск, указывается, кому поручается розыск, из­бранная в отношении обвиняемого мера пресечения и куда следует напра­вить его в случае обнаружения. Такое постановление вместе со справкой о личности разыскиваемого обвиняемого, его фотокарточкой или подроб­ным описанием внешности и постановлением об избрании меры пресече­ния, санкционированным прокурором, если мерой пресечения избирается арест, следователь направляет в соответствующий орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность.

Если во время судебного разбирательства уголовного дела подсудимый скрылся, то суд выносит определение об объявлении его розыска (см. ч. 2 ст. 257 УПК РСФСР). Такое определение вместе с другими необходимыми документами также направляется в орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность. Последний обязан принять все предусмотренные законом меры к розыску скрывшегося подсудимого.

11. Предусмотренный в п. 2 ст. 2 перечень объектов, подлежащих ро­зыску в связи с производством по уголовному делу, нельзя признать исчер­пывающим. К их числу могут быть также отнесены: потерпевшие; свидете­ли; трупы и их части; животные (как предмет преступного посягательства или орудие преступления); материальные предметы, могущие стать веще­ственными доказательствами (см. ст. 83 УПК РСФСР); транспортные сред­ства (как предмет преступного посягательства или орудие преступления).

Известно, что цель розыскной деятельности состоит в обнаружении уже установленных, т.е. известных, лиц, предметов и других объектов. По­этому, если речь идет о розыске потерпевших и свидетелей, то в распоря­жении субъектов розыска должны быть данные, позволяющие индивидуа­лизировать личность разыскиваемых лиц и отождествлятьих при обнаружении. Разыскиваемое лицо — это всегда конкретный человек.

Аналогичным образом следует характеризовать и материальные объ­екты розыска. Однако в отличие от живых лиц в отношении материальных предметов могут быть данные, указывающие лишь на их групповую при­надлежность. Причем объем группы, к которой относят те или иные мате­риальные предметы, может быть достаточно велик (например, группа «ценности», группа «тяжелые тупые предметы»). Но это не должно препят­ствоватьих розыску. В таких случаях известность, установленность соот­ветствующих материальных предметов означает зафиксированную при­надлежность их к определенной группе.

Так, согласно ч. 4 ст. 127 УПК РСФСР, следователь по расследуемым им уголовным делам вправе давать органам дознания поручения и указа­ния о производстве розыскных действий. Последние служат правовым основанием для проведения оперативно-розыскной деятельности, направ­ленной на розыск потерпевших, свидетелей, трупов и их частей, матери­альных предметов, могущих стать вещественными доказательствами, и т. д. Это согласуется со ст. 7 Федерального закона, в соответствии с которой одним из оснований для проведения оперативно-розыскных мероприятий является поручение следователя по уголовным делам, находящимся в его производстве.

Поручение следователя о производстве розыскных действий — это его предложение органу дознания разыскать то или иное лицо или материаль­ный предмет. Оно дается, как правило, в письменном виде через начальни­ка органа дознания и обязательно для исполнения. Следователь может дать поручение оперативным сотрудникам в устной форме (например, в случае совместного выезда на осмотр места происшествия).

12. Особую категорию лиц, подлежащих розыску, составляют лица, уклоняющиеся от уголовного наказания. К ним относятся осужденные, от­бывающие наказание по приговору суда в исправительно-трудовых учреж­дениях и совершившие из них побег, а также уклоняющиеся от отбывания наказания осужденные, которым разрешен краткосрочный выездиз мест лишения свободы (см. ст. ст. 313 и 314 УКРФ).

Администрация исправительно-трудовых учреждений может ставить перед органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, задачу розыска конкретных осужденных в случае совершения ими побега из мест лишения свободы или с предписанного места жительства. При этом должны быть представлены соответствующие документы, необходимые для организации и проведения розыска. Органы, осуществляющие розыск осужденных, должны координировать оперативно-розыскную деятель­ность с соответствующими подразделениями МВД России, а также адми­нистрацией мест лишения свободы.

13. Розыск лиц, пропавших без вести (например, родственников), осу­ществляется по заявлениям граждан и администрации соответствующих учреждений не в связи с совершенным преступлением и без возбуждения уголовного дела. Мотивы заинтересованных лиц получить сведения о без вести пропавших гражданах состоят прежде всего в их желании удостове­риться в том, жив или мертв данный гражданин. Полученные в результате розыска без вести пропавшего гражданина сведения могут быть представ­лены в суд для установления в судебном порядке одного из двух пред­усмотренных Гражданским кодексом РФ юридических фактов: признание гражданина безвестно отсутствующим или объявление гражданина умер­шим. В случае установления судом одного из этих юридических фактов за­интересованные лица могут разрешать соответствующие вопросы, выте­кающие из гражданско-правовых отношений.

Для успешного поиска без вести пропавшего гражданина органу, осу­ществляющему оперативно-розыскную деятельность, важно получить от заинтересованного лица как можно больше сведений, характеризующих пропавшего без вести гражданина, а также об обстоятельствах, предше­ствовавших его исчезновению и последовавших за этим. Появляется необ­ходимость изучить и соответствующие документы, которые находятся прежде всего в государственных органах (учеты задержанных, доставлен­ных в медвытрезвители, приемники-распределители, лечебные учреждения, морги и т. п.), а иногда и соответствующие материальные предметы.

При осуществлении розыска без вести пропавших граждан существен­ное значение имеет учет разнообразия тех обстоятельств, в силу которых гражданин может оказаться без вести пропавшим. Ими могут быть: пре­ступления (убийство, доведение до самоубийства, похищение человека, оставление в опасности и др.); смерть от болезни, несчастного случая или

старости; исчезновение в результате стихийного бедствия или потери на местности (заблудился в лесу, горах, пещерах и т. п.); исчезновение в ре­зультате психического заболевания. Причинами без вести пропавших граждан могут быть также тайное лечение или вступление в брак, нежела­ние находиться вместе со своими близкими и т. п.

14. Наряду с этим Федеральный закон формулирует ряд задач, не свя­занных непосредственно с уголовным процессом. Одна из них, достаточно глобальная, состоит в добывании информации о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологи­ческой безопасности Российской Федерации (см. абз. 3 ст. 2). Эта задача может решаться органами, осуществляющими оперативно-розыскную дея­тельность, лишь при условии, если имеется информация о возможном воз­никновении таких событий или действий (см. п. Зч. 1 ст. 8) и имеет пред­упредительный характер.

15. Другие задачи, не связанные с уголовным процессом, вытекают из пп. 1—6 ч. 2 ст. 7 (см. комментарий к ст. 7). Несмотря на то, что эти задачи содержатся не в комментируемой статье, их следует рассматривать как за­дачи оперативно-розыскной деятельности. Их особенность заключается в том, что принятие на основании данных, полученных оперативно-розыскным путем, соответствующих решений затрагивает право граждан свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род дея­тельности и профессию (см. ч. 1 ст. 37 Конституции). Поэтому такие дан­ные должны быть всесторонне проверены, с тем чтобы в конечном итоге они были достоверными.

Эти задачи являются побочными, второстепенными по отношению к основным задачам оперативно-розыскной деятельности. Они могут ре­шаться лишь по инициативе соответствующих должностных лиц, а не ор­ганов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность.

С т а т ь я 3. Принципы оперативно-розыскной деятельности

Оперативно-розыскная деятельность основывается на конституцион­ных принципах законности, уважения и соблюдения прав и свобод человека и гражданина, а также на принципах конспирации, сочетания гласных и не­гласных методов и средств.

1. Статья заменила собой ст. 3 ранее действовавшего Закона об опера­тивно-розыскной деятельности. Изменения и дополнения состоят в сле­дующем. Так, законодателем подчеркнуто, что законность, уважение и со­блюдение прав и свобод человека и гражданина — принципы консти­туционные (причем второй из указанных принципов изложен более точно, чем ранее)[5] . Вместо принципа «сочетание гласных и негласных начал» на­зван иной — «сочетание гласных и негласных методов и средств», отра­жающий не сущность, а содержание оперативно-розыскной деятельности.

2.Цель статьи — отразить в системе и нормативно закрепить взгляды законодателя на руководящие начала оперативно-розыскной деятельности.

Эта статья содержит одну из разновидностей специализированного пред­писания — норму-принцип, т.е. предписание, в котором сформулированы правовые принципы.

В данной связи нельзя не отметить непоследовательность законодате­ля. Закрепив в специально для этого отведенной статье Федерального за­кона предписания о части принципов оперативно-розыскной деятельности, нормативное отражение оставшейся части принципов вновь, как и ранее, оказалось распыленным по различным правовым нормам (см. пп. 5, 10—14 комментария).

3.Сфера действия предписания, изложенного в статье, охватывает всю оперативно-розыскную деятельность. Однако правоприменители должны помнить, что принципы любой деятельности (в том числе и оперативно-розыскной) не тождественны правовым принципам той или иной отрасли права (законодательства). Поэтому будет не лишним перечислить принци­пы законодательства в области оперативно-розыскной деятельности (так называемого оперативно-розыскного законодательства)[6] .

4.Комментируемая статья — бланкетная (отсылочная). Для правиль­ного уяснения и применения содержащихся в статье предписаний требуется руководствоваться прежде всего Конституцией, а также некоторыми феде­ральными законами (см. комментарий к ст. 4).

5. Под принципами оперативно-розыскной деятельности (от лат.- начало, основа ) понимаются руководящие идеи, основопола­гающие начала, выработанные оперативно-розыскной практикой, выра­женные в нормах законодательных актов, регулирующих общественные отношения в области оперативно-розыскной деятельности, и отражающие политические, экономические и социальные закономерности развития со­временного российского общества, а равно нравственные и правовые пред­ставления россиян относительно сущности, цели, задач и процедур осу­ществления оперативно-розыскной деятельности.

В оперативно-розыскной деятельности преломляются ряд общих (общеправовых) и межотраслевых принципов. Эту деятельность характери­зуют и специальные (отраслевые и внутриотраслевые) принципы.

Известно, что правовые принципы существуют независимо от способа отражения их в содержании специально им посвященных статей законода­тельных актов. Анализ текста Федерального закона приводит к выводу, что в данном случае законодатель избрал так называемый смешанный ва­риант. Так, часть принципов оперативно-розыскной деятельности непо­средственно указана в комментируемой статье. Это два общеправовых

(законность и уважение и соблюдение прав и свобод человека и граждани­на) и два специальных принципа (конспирация и сочетание гласных и не­гласных методов и средств). Остальные принципы, выработанные опера­тивно-розыскной практикой, вытекают из содержания норм Федерального закона и ведомственных нормативных актов органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность (см. пп. 10—14 комментария).

Следует подчеркнуть, что все принципы оперативно-розыскной дея­тельности самостоятельны, причем среди них нет главных и второстепен­ных. Внутри системы принципов не может быть противопоставления одно­го принципа другому.

6. Конституционный принцип законности состоит в том, что должност­ные лица органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, а также лица, содействующие ее проведению, обязаны точно исполнять требования Конституции и законов Российской Федерации.

Специфика современного правового регулирования оперативно-розыскной деятельности заключается в том, что Федеральный закон не устанавливает всех без исключения ее правил, имеющих важное значение для общества. Цели, задачи и компетенция органов, осуществляющих эту деятельность, определяются российским законодательством.

Настоящий Федеральный закон регулирует также отдельные стороны порядка проведения оперативно-розыскной деятельности. Организация и тактика оперативно-розыскных мероприятий регламентируется ведом­ственными нормативными актами.

Оперативно-розыскная деятельность имеет цели и в ней решаются за­дачи, неразрывно связанные с реализацией предписаний уголовного зако­на. Оперативно-розыскная деятельность обеспечивает уголовно-процессуальную, способствуя осуществлению функции уголовного преследова­ния. При этом ее осуществление и само по себе, и своими результатами воздействует на права граждан, а также касается деятельности государ­ственных и иных организаций, учреждений и предприятий (о законода­тельных актах, регулирующих оперативно-розыскную деятельность, см. комментарий к ст. 4).

Так как Федеральный закон определяет принципиально важные инсти­туты оперативно-розыскной деятельности, ему должны соответствовать ведомственные нормативные акты (приказы, инструкции и др.), детально регламентирующие организацию и тактику осуществления оперативно-розыскных мероприятий. Судьи надзирают за оперативно-розыскной дея­тельностью, оценивают ее результаты или разрешают жалобы на допущен­ные в ней нарушения прав и свобод граждан. Такие судьи должны быть осведомлены о том: как осуществляется деятельность правоохранительных органов, предшествующая расследованию и судебному разбирательству уголовных дел; каким образом обнаруживают сведения, имеющие значение для собирания улик; насколько при этом реально затрагиваются права и свободы граждан. В данной связи знание ведомственных нормативных правовых актов надзирающим судьям необходимо. Однако изложенное не означает, что суды при осуществлении надзора или рассмотрении уголов­ных дел обязаны применять названные выше ведомственные установления. Административными нормами суды в данном случае не связаны. Более то­го, судебная власть в лице Верховного Суда Российской Федерации, вы­ступая как гарант законности, может опосредованно, через свои постановления влиять на содержание ведомственных нормативных актов (см. комментарий к ст. 4). При этом в нынешних условиях Верховный Суд дол­жен опираться на обобщенную практику разрешения судом вопросов, свя­занных так или иначе с оперативно-розыскной деятельностью. Так, рас­сматривая уголовные дела, суды устанавливают критерии допустимости использования при расследовании результатов оперативно-розыскной дея­тельности. Проверяя правомерность планируемых оперативно-розыскных мероприятий или разрешая жалобы, суды определяют пределы допусти­мого вторжения в сферу прав и свобод граждан. Разумеется, суды должны руководствоваться в подобных случаях не столько ведомственными акта­ми, сколько Конституцией, уголовным, уголовно-процессуальным и иным законодательством.

Важной гарантией законности в оперативно-розыскной деятельности является прокурорский надзор. В ст.ст. 23 и 25 Конституции предусмотрен надзор суда за деятельностью, связанной с ограничением конституционных прав личности. Однако этот вид надзора обязателен только при проведе­нии конкретных оперативно-розыскных действий, затрагивающих консти­туционные права граждан. Он не исключает текущего надзора прокурату­ры (см. комментарий к ст.ст. 9 и 21).

7. Конституционный принцип уважения и соблюдения прав и свобод че­ловека и гражданина в оперативно-розыскной деятельности проявляется прежде всего в целях такой деятельности. Защищая личность от преступ­ных посягательств, эта деятельность призвана обеспечить условия для сво­бодной и полной реализации прав и свобод.

Защита личности при проведении оперативно-розыскной деятельности может осуществляться по крайней мере путем, во-первых, обжалования не­законных, по ее мнению, оперативно-розыскных действий, которые нару­шили ее права, не соответствуют ее законным интересам; во-вторых, ве­домственного контроля, прокурорского и судебного надзора за оператив­но-розыскной работой, которые позволяют выявить и устранить допущен­ные нарушения и в тех случаях, когда лицо не обращается за защитой свое­го права (например, ему ничего не известно о посягательстве на его инте­ресы). При этом восстановление попранных прав и законных интересов, возмещение причиненного вреда должны осуществляться по инициативе органов, выявивших нарушения.

На основаниях и в порядке, предусмотренных ст. 5, лицо ставится в из­вестность о характере сведений о нем, если таковые имеются в распоряже­нии органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность.

Порядок использования сведений о действиях граждан, полученных в результате оперативно-розыскной деятельности, определяется настоящим Федеральным законом и уголовно-процессуальным законодательством. Сведения о личной жизни, а равно касающиеся чести гражданина или спо­собные повредить его законным интересам, не могут сообщаться кому бы то ни было без его согласия за исключением случаев, когда это необходимо для предупреждения преступлений (в частности, такое предполагается предписаниями ч. 2 ст. 7), а также производства по уголовным делам.

8. Указывая на принцип конспирации, законодатель обращает внимание на одну из важнейших черт оперативно-розыскной деятельности — обеспе­чение секретности способов и источников получения информации. Приме­нительно к лицам, содействующим проведению оперативно-розыскной деятельности, употребляется близкий по смыслу термин — «конфиден­циальность».

Организация оперативно-розыскной деятельности на основе названно­го принципа обусловлена необходимостью выявления, предупреждения и пресечения подготавливаемых и совершаемых неочевидных, как правило, скрываемых от властей преступлений. Расследование, предусмотренное уголовно-процессуальным законом, может начаться только после предва­рительного получения каких-либо сведений о совершенном преступлении, иначе говоря, при обнаружении преступления. Довольно часто о преступ­лениях сообщают граждане и должностные лица, располагающие подоб­ной информацией. Однако недопустимо ждать таких сообщений и надеять­ся только на них. Общество не может ставить начало уголовного преследования преступников исключительно в зависимость от усмотрения и поведения осведомленных о преступлении лиц. Оперативно-розыскная работа для того и существует, чтобы инициативно выявлять преступные действия, готовить условия для официального расследования итем самым обеспечивать состязательность с преступником, который не спешит сооб­щать о своем преступлении.

9. Предварительный, поисковый характер оперативно-розыскной дея­тельности определяет границы ее гласности. Естественно, что гласность проявляется в осведомленности граждан: о целях и задачах органов, осу­ществляющих оперативно-розыскную деятельность; о принципах их рабо­ты; о законных пределах их вмешательства в сферу охраняемых правом общественных отношений; о взаимных правах и обязанностях этих орга­нов, с одной стороны, и граждан, должностных лиц, других государствен­ных органов и общественных организаций — с другой; о гарантиях дея­тельности правоохранительных органов только в пределах установленной компетенции.

Что же касается оперативно-розыскных мероприятий и их результатов, то они доступны для наблюдения или ознакомления далеко не всегда. Опе­ративные данныене подлежат огласке, поскольку не содержат в себе необ­ходимых гарантий достоверности. Порядок их получения нередко не по­зволяет по соображениям конспирации раскрыть их источник. Это в свою очередь влечет невозможность гласной проверки оперативной информа­ции и исключает обоснованиеими обвинения на следствии и приговора су­да. Это касается и данных, полученных с помощью различных технических средств (фото-, кино-, видеосъемка), если нельзя в уголовно-процессуальной форме проверить условия и способы их получения. Более того, даже установить процессуальные интересы граждан (их отношение к делу) и привлечь их к участию в процессе недопустимо на основании только лишь сведений, приобретенных оперативным путем.

Сотрудники органов, осуществляющих оперативно-розыскную дея­тельность, обязаны обеспечить соблюдение установленных правил, исключающих разглашение полученных сведений. В оперативно-розыскной деятельности не принимаются решения о виновности лица. Такие решения характерны для уголовного процесса, который начинается на основе ре­зультатов оперативно-розыскной деятельности. Поэтому и недопустимо преждевременно разглашать полученную информацию. Она не является законным и в какой-либо мере достоверным основанием для того, чтобы вне уголовного процесса официально, отимени государства, считать лицо причастным к совершенному преступлению и поступать с ним как с пре­ступником.

10. Как уже отмечалось, наряду с принципами, непосредственно пере­численными в ст. 3, наличие ряда принципов оперативно-розыскной дея­тельности вытекает из содержания правовых норм, частично изложенных в Федеральном законе. В их число входят два общеправовых (гуманизм, ра­венство прав человека и гражданина перед законом) и три отраслевых (оперативность, или наступательность, всесторонность, полнота и объек­тивность исследования обстоятельств дела оперативного учета и примене­ние конфидентов).

Проблема гуманизма (т.е. совокупности взглядов, признающих высо­кое общественное призвание человека; забота о благе человека, уважение к его достоинству) применительно к действию отраслевых законов имеет различные аспекты. Применительно к рассматриваемому случаю (в опера­тивно-розыскной деятельности) принцип гуманизма — один из присущих данной деятельности общеправовых принципов, вытекающий из оператив­но-розыскной практики и содержания норм законодательства в области оперативно-розыскной деятельности. Он отражает всего несколько сторон гуманизма в праве: уважение и соблюдение прав и свобод человека и граж­данина (см. ст. 3. 5; ч. 2 и 4 ст. 8; ч. 3 ст. 10; п. 1 ч. 1 ст. 14); предупреди­тельный характер оперативно-розыскной деятельности (см. ст. 2, ч. 1 ст. 70); осуществление оперативно-розыскных мероприятий в исключи­тельных случаях, т.е. тогда, когда иными мерами невозможна или объек­тивно затруднена защита охраняемых интересов от преступных посяга­тельств (см. ч. 3 и 4 ст. 8).

Гуманизм в оперативно-розыскной деятельности проявляется в при­оритетности мер, принимаемых органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, направленных на предупреждение совершения лицами преступлений. В оперативно-розыскной деятельности запрещается выполнение оперативно-розыскных действий или вынесение решений, унижающих достоинство лица, приводящих к незаконному распростране­нию сведений об обстоятельствах его личной жизни, ставящих под угрозу его жизнь или здоровье, необоснованно причиняющих ему физические или нравственные страдания.

Принцип гуманизма органически присущ оперативно-розыскной дея­тельности. Его конкретизация во многих статьях Федерального закона свидетельствует о том, что он отражает сущность оперативно-розыскной деятельности.

11. Принцип равенства прав человека и гражданина перед законом в опе­ративно-розыскной деятельности проявляется прежде всего в закреплении в Федеральном законе положения о равенстве всех граждан перед оператив­но-розыскным законом вне зависимости от гражданства, национальности, пола, места жительства, имущественного, должностного и социального по­ложения и др. (см. ч. 1 ст. 8).

12. Принцип оперативности (или наступательности) также присущ опе­ративно-розыскной деятельности (см., например, п. 1 ст. 14). Оператив­ность состоит в том, что оперативники и иные должностные лица в опера­тивно-розыскной деятельности обязаны (в пределах своей компетенции):

проводить действенную работу по предупреждению совершения преступ­лений; проявлять инициативу в их обнаружении; своевременно и обосно­ванно заводить дело оперативного учета; предпринимать все предусмот­ренные законодательством в области оперативно-розыскной деятельности действия для установления лиц, намеревающихся совершить или совер­шивших преступление, с целью создания условий для последующего неот­вратимого применения к ним мер, предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации, а также выяснять при­чины совершения преступлений и условия, способствовавшие и способ­ствующие их совершению.

Этот принцип проявляется в направленности оперативно-розыскной деятельности на опережение:

совершения лицами общественно опасных противоправных деяний (т.е. на предупреждение совершения преступлений, обнаружение их на этапе, называемом в теории уголовного права «голым умыслом»);

действий лиц, совершивших неоконченное преступление (т.е. на пресе­чение преступлений на стадиях приготовления и покушения); действий лиц, \ совершающих длящиеся преступления (т.е. на недопущение дальнейшего 1 развития протекающей преступной деятельности).

В принципе оперативности (наступательности) отражена защитная функция оперативно-розыскной деятельности, раскрывается поисковый, предупреждающий характер данного самостоятельного вида юридической государственной деятельности.

13. Принцип всесторонности, полноты и объективности исследования обстоятельств дела оперативного учета в оперативно-розыскной деятельности проявляется в следующем:

оперативный сотрудник обязан принять все предусмотренные законо­дательством об оперативно-розыскной деятельности меры для всесторон­него, полного и объективного исследования обстоятельств дела оперативного учета, отработать как обвинительные, так и оправдательные оперативные версии происшедшего события, а также принять меры к уста­новлению его причин и условий. Он не вправе перелагать обязанность от­работки выдвинутых по делу оперативного учета оперативных версий на иных участников оперативно-розыскной деятельности; запрещается домогаться сообщений конфидентов и получения сведений от других участвующих в деле оперативного учета лиц путем насилия, угроз и иных незаконных мер.

14. Принцип привлечения конфидентов к оперативно-розыскной деятельности отражает один из ее сущностных аспектов (см. ст. 1; п. 2 ч. 1 \ ст. 15; ст. ст. 17 и 18). Конфидент — физическое лицо, участник оперативно-розыскной деятельности, вступивший на основаниях и в порядке, пред­усмотренных законодательством в области оперативно-розыскной деятельности, в отношения конспиративного сотрудничества с оперативным подразделением (в лице его представителя — оперативника, выступающего от имени и по поручению Российской Федерации) для оказания ему содействия в решении конкретных задач оперативно-розыскной деятельности. Без использования в оперативно-розыскной деятельности конфидентов она, как таковая, перестанет существовать и «переродится» в иной вид социально полезной юридической деятельности. Оперативно-розыскные органы и оперативники в достижении цели оперативно-розыскной деятель­ности опираются на конфиденциальное содействие отдельных лиц (см. с/и. 17). Для оперативных подразделений и оперативников привлечение от­дельных лиц в качестве конфидентов к решению задач оперативно-1розыскной деятельности является условием реализации конституционной обязанности государства о соблюдении и защите прав и свобод человека и гражданина от преступных посягательств.

С т а т ь я 4. Правовая основа оперативно-розыскной деятельности

(1) Правовую основу оперативно-розыскной деятельности составляют Конституция Российской Федерации, настоящий Федеральный закон, другие федеральные законы и принятые в соответствии с ними иные нормативные правовые акты федеральных органов государственной власти.

(2) Органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, из­дают в пределах своих полномочий в соответствии с законодательством Российской Федерации нормативные акты, регламентирующие организацию и тактику проведения оперативно-розыскных мероприятий.

1. Данной статьей законодатель заменил ст. 4 «Правовая основа опера­тивно-розыскной деятельности» ранее действовавшего Закона об опера­тивно-розыскной деятельности. Основные изменения состоят в следующем:

изъята ссылка на Конституцию РСФСР как на базисный нормативный акт оперативно-розыскной деятельности;

вместо правовых актов Российской Федерации элементом правовой основы оперативно-розыскной деятельности указаны нормативные право­вые акты федеральных органов государственной власти;

из текста статьи изъято предписание о необходимости согласования с Прокуратурой и Верховным Судом Российской Федерации нормативных актов, регламентирующих организацию и тактику проведения оперативно-розыскных мероприятий (полагаем, что этим значительно ослаблена си­стема нормативно-правового механизма вневедомственного надзора и контроля за оперативно-розыскной деятельностью);

уточнена структура и редакция статьи (так, в статье вместо одной части стало две).

2.Цель статьи — нормативно очертить круг основных нормативных правовых источников оперативно-розыскной деятельности.

3.Сфера применения нормативных предписаний, изложенных в статье, охватывает все специфические правовые отношения, возникающие, для­щиеся и прекращающиеся в оперативно-розыскной деятельности (см. также п. 6 комментария к ст. 1).

4.Статья носит бланкетный характер. Для ее правильного уяснения и применения требуется знать содержание ряда нормативных правовых ак­тов и руководствоваться ими (см. пп. 5—7 комментария к настоящей статье).

5. Правовая основа оперативно-розыскной деятельности (точнее — нор­мативно-правовая) — это фундаментальная часть правового регулирова­ния данного вида государственной юридической деятельности. В свою оче­редь правовое регулирование оперативно-розыскной деятельности носит прежде всего функциональный, служебный характер. В нем посредством правовых норм регулируются общественные отношения между государ­ством (его представителями) и гражданином в связи с необходимостью за­щиты жизненно важных интересов личности, общества и государства от преступных посягательств. Такое регулирование осуществляется на уровне:

федеральных законов Российской Федерации;

нормативных правовых актов Российской Федерации (актов Президен­та и Правительства Российской Федерации и др.);

ведомственных и межведомственных подзаконных актов.

То есть правовая основа оперативно-розыскной деятельности дву­хуровневая: часть составляющих ее актов относится к законам, а другая — к подзаконным актам.

В свою очередь регулирование оперативно-розыскной деятельности на уровне закона (т.е. законодательное) — это правовое регулирование обще­ственных отношений в специфическом виде функционирования госу­дарства (деятельности его представителей), осуществляемое на базовом (конституционном) и среднем (законодательными актами) уровнях.

Непосредственно указанные в комментируемой статье нормативные правовые акты являются основными в регулировании общественных от­ношений в оперативно-розыскной деятельности. Однако ими не исчерпы­вается все правовое регулирование данного вида государственной юриди­ческой деятельности. В ст. 4 изложен открытый перечень ее нормативных правовых источников. Поэтому на практике следует помнить, что возни­кающие в оперативно-розыскной деятельности общественные отношения регулируются правовыми нормами, содержащимися и в некоторых иных нормативных правовых актах (см. п. 7 комментария).

6. В данной связи следует обратить внимание правоприменителей на то, что использованный законодателем термин «правовая основа опера­тивно-розыскной деятельности» не идентичен по содержанию все более распространяющемуся в нормотворчестве и в правоприменении термину «законодательство в области оперативно-розыскной деятельности». По­следний может рассматриваться в «узком» и «широком» смысле слова. В «узком» смысле слова законодательство в области оперативно-розыскной деятельности — совокупность федеральных законов Российской Федера­ции, которые содержат правовые нормы, регулирующие группы одно­родных общественных отношений между лицом и государством в процессе защиты человека и общества от преступных посягательств путем примене­ния специальных методов, сил и средств и совершения оперативно-розыскных действий, а в «широком» смысле слова — формирующийся межотраслевой комплексный нормативно-правовой институт. Он включает совокупность законодательных и иных нормативных правовых актов Рос­сийской Федерации высшей (после законов) юридической силы. Эти акты содержат правовые нормы, регулирующие группы однородных обществен­ных отношений между лицом и государством в процессе обеспечения без­опасности человека и общества путем применения специальных методов, сил и средств и совершения оперативно-розыскных действий, если иными мерами нейтрализация угроз жизненно важным интересам человека и об­щества объективно затруднена или невозможна.

7. Действующие в России нормативные акты, совокупность которых составляет круг источников правового регулирования общественных от­ношений в оперативно-розыскной деятельности, можно систематизировать на шесть групп.

К первой группе относится Конституция Российской Федерации (при­нята 12 декабря 1993 г.). Это базовый, фундаментальный источник право­вого регулирования оперативно-розыскной деятельности в России. Кон­ституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Зако­ны и иные правовые акты, принимаемые в Российской федерации, не должны противоречить Конституции (см. ч. 1 ст. 15).

Конституционное положение о прямом действии ее норм имеет непо­средственное отношение к осуществлению оперативно-розыскной деятель­ности. Так, в гл. 2 Конституции определяются основные права и свободы человека и гражданина (см. ст. ст. 17—64), составляющие основу правово­го статуса личности в России. В частности, согласно ч. 2 ст. 23 каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, теле­графных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения. В ст. 25 изложено предписание о том, что жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных феде­ральным законом или на основании судебного решения (именно о таких случаях возможных ограничений прав граждан говорится в законода­тельстве в области оперативно-розыскной деятельности). Причем права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным за­коном только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных ин­тересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности госу­дарства (см. ч. 3 ст. 55). Вместе с тем Конституцией каждому гарантирует­ся судебная защита его прав и свобод (см. ч. 1 ст. 46).

Вторую группу или «ядро» правовой основы оперативно-розыскной деятельности составляют нормы самого Федерального закона «Об опера­тивно-розыскной деятельности».

Это действующий комплексный нормативный правовой акт высшей юридической силы (законодательный акт). Он регулирует общественные отношения в области оперативно-розыскной деятельности, а также в неко­торых иных видах деятельности правоохранительных органов и спецслужб Российской Федерации, связанных с оперативно-розыскной (в частности, в уголовно-процессуальной, уголовно-исполнительной и контрразведыва­тельной деятельности).

Он принят Государственной Думой Федерального Собрания Россий­ской Федерации 5 июля 1995 г., подписан Президентом Российской Феде­рации 12 августа 1995 г. (№ 144-ФЗ). Вступил в силу со дня официального опубликования в «Российской газете» (см. комментарий к ст. 23). Феде­ральный закон состоит из преамбулы и 6 глав, включающих 23 статьи. В них содержится ряд бланкетных (отсылочных) юридических норм (см. пре­амбулу; ст. ст. 1—4; чч. 3 и 8 ст. 5; 4, 7 и 8 ст. 6; п. 5ч. 1 ст. 7; чч. 1 и 8 ст. 8; ч. 2 ст. 9; чч. 1 и 5 ст. 10; чч. 1—3 ст. 11; ч. 2 ст. 12; чч. 3 и 4 ст. 13; пп. 3 и 6 ст. 14; п. 5ч. 1 ст. 15; чч. 1, 2, 4—бет. 16; чч. 3—9 ст. 18; ст. 19; ст. 20; ч. 1 ст. 21, ч. З ст. 23), предполагающих обращение пользователя к много­численным открытым и секретным нормативным правовым актам. От­дельные нормативные положения Федерального закона декларативны (см. абз. 3 ст. 2; чч. 2. 3 и 9 ст. 5; п. 1 ст 14; ч. 3 ст. 15; ст. ст. 20 и 22).

Федеральный закон определяет содержание оперативно-розыскной деятельности, осуществляемой на территории Российской Федерации, и закрепляет систему гарантий законности при проведении оперативно-розыскных мероприятий (см. комментарий к преамбуле).

В третью группу нормативных актов, составляющих основу правового регулирования оперативно-розыскной деятельности, входят (согласно сде­ланной законодателем формулировке) другие федеральные законы. Отме­тим, что законодатель в комментируемой статье не привел точного (закрытого) перечня этих законов. Следовательно, их перечень может и,

наверное, должен пополняться новыми законодательными актами. Дей­ствующие же законы, относящиеся к рассматриваемой группе норма­тивных правовых источников оперативно-розыскной деятельности, в свою очередь, также можно систематизировать на несколько подгрупп.

Первая подгруппа состоит из двух законодательных актов: Уголовного кодекса Российской Федерации (УК РФ)[7] и Закона Российской Федерации от 5 марта 1992 г. «О безопасности»[8] . Это основополагающие и целеуказующие источники правового регулирования оперативно-розыскной деятельности.

В новом Уголовном кодексе РФ:

во-первых, раскрывается содержание так называемого целеуказания для оперативно-розыскной деятельности — т.е. приводится понятие пре­ступления (преступного посягательства, согласно ст. 1 Федерального зако­на);

во-вторых, перечисляются так называемые законодательные модели общественно опасных деяний (конкретные составы преступлений), поиск признаков которых в том или ином действии (бездействии) лица, составля­ет суть большинства задач оперативно-розыскной деятельности;

в-третьих, содержится ряд правовых институтов и норм, реализация которых происходит в оперативно-розыскной деятельности (например, по­ложения ст.ст. 37—39, 41 и 42 о необходимой обороне, причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление, крайней необходимос­ти, обоснованном риске, исполнении приказа или распоряжения и др.).

Согласно предписаниям Закона о безопасности для создания и поддер­жания необходимого уровня защищенности объектов безопасности в Рос­сийской Федерации разрабатывается система правовых норм, регулирую­щих отношения в сфере безопасности, определяются основные направ­ления деятельности органов государственной власти и управления, форми­руются или образуются органы обеспечения безопасности и механизм кон­троля и надзора за их деятельностью. Кроме того, для непосредственного выполнения функций по обеспечению безопасности личности, общества и государства в системе исполнительной власти в соответствии с Законом образуются государственные органы обеспечения безопасности (см. чч. 2 и 3 ст. 4).

В ч. 3 ст. 12 Закона о безопасности изложено очередное важное поло­жение, согласно которому органы исполнительной власти, использующие в своей деятельности специальные силы и средства (в частности, опера­тивные подразделения всех уполномоченных на то Федеральным законом субъектов) действуют только в пределах своей компетенции и в соот­ветствии с законодательством. Это означает, что законодатель разрешил использование рядом государственных органов исполнительной власти специальных сил и средств, т.е. предоставилим право на осуществление оперативно-розыскной деятельности.

Вторая подгруппа включает законодательные акты, содержащие право­вые нормы, регулирующие группы общественных отношений, возни­кающих в оперативно-розыскной деятельности и в связи с ней. В част­ности, в данную подгруппу включены: Уголовно-процессуальный кодекс

РСФСР', Закон Российской Федерации от 21 июля 1993 г. «О госу­дарственной тайне»2 , Федеральный закон от 20 февраля 1995 г. «Об инфор­мации, информатизации и защите информации»3 , Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» (в ред. от 17 ноября 1995 г.)4 и Феде­ральный закон от 20 апреля 1995 г. «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов»5 .

Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР содержит, в частности, по­ложение, согласно которому на органы дознания возлагается принятие не­обходимых оперативно-розыскных мер в целях обнаружения преступлений и лиц, их совершивших (см. ч. 1 ст. 118). Кроме того, УПК РСФСР регла­ментирует работу по розыску лиц, совершивших преступления.

В соответствии с Законом о государственной тайне к последней могут быть отнесены в установленном порядке сведения в области оперативно-розыскной деятельности (см. п. 4 ст. 5):

о силах, средствах, источниках, методах, планах и результатах этой деятельности, также данные о ее финансировании, если эти данные рас­крывают перечисленные сведения;

о лицах, сотрудничающих или сотрудничавших на конфиденциальной основе с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятель­ность;

о методах и средствах защиты секретной информации и др.

В Федеральном законе «Об информации, информатизации и защите информации» изложены предписания об информации о гражданах (персональных данных), порядке доступа граждан и организаций к инфор­мации о них, целях защиты и защите информации, защите права на доступ к информации и др. (см. ст. ст. 11, 14, 20, 21 и 24). Например, согласно ст. 11 «Информация о гражданах (персональные данные)» персональные данные (т.е. сведения о фактах, событиях и обстоятельствах жизни гражда­нина, позволяющие идентифицировать его личность) относятся к катего­рии конфиденциальной информации. Не допускаются сбор, хранение, ис­пользование и распространение информации о частной жизни, а равно информации, нарушающей личную тайну, семейную тайну, тайну пере­писки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообще­ний физического лица без его согласия, кроме как на основании судебного решения (см. ч. 1).

Персональные данные не могут быть использованы в целях причине­ния имущественного и морального вреда гражданам, затруднения реализа­ции прав и свобод граждан Российской Федерации. Ограничение прав граждан Российской Федерации на основе использования информации об их социальном происхождении, о расовой, национальной, языковой, рели­гиозной и партийной принадлежности запрещено и карается в соответствии с законодательством (см. ч 2). Причем неправомерность деятель­ности органов государственной власти по сбору персональных данных мо­жет быть установлена в судебном порядке по требованию субъектов, дей­ствующих на основании ст.ст. 14 и 15 этого Федерального закона и законодательства о персональных данных (см. ч. 5).

Согласно предписаниям ч. 1 ст. 2 «Цели и направления прокурорской деятельности» Федерального закона о прокуратуре, прокуратура осу­ществляет надзор за «исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность». А в ст. 29 «Предмет надзора» гл. 3 «Надзор за исполнением законов органами, осуществляющими оператив­но-розыскную деятельность, дознание и предварительное следствие» отра­жено, что предметом надзора является соблюдение прав и свобод человека и гражданина, установленного порядка разрешения заявлений и сообще­ний о совершенных и готовящихся преступлениях, выполнения оператив­но-розыскных мероприятий и проведения расследования, а также закон­ность решений, принимаемых органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность.

Нормами Федерального закона о государственной защите судей пред­писано, что в целях реализации предусмотренных в ст. 5 «Виды мер без­опасности» мер безопасности могут проводиться оперативно-розыскные мероприятия в порядке, установленном оперативно-розыскным законом, (см. комментарий к ст.ст. 12 и 20).

Третья подгруппа включает законодательные акты, правовые нормы которых регулируют конкретные (отдельные) общественные отноше­ния, возникающие в оперативно-розыскной деятельности или в связи с ней. К их числу относятся: Таможенный кодекс Российской Федерации', Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации от 8 января 1997 г. № 1-ФЗ2 , Закон Российской Федерации от 11 марта 1992 г. «О частной де­тективной и охранной деятельности в Российской Федерации»3 , Закон Рос­сийской Федерации от 1 апреля 1993 г. «О Государственной границе Рос­сийской- Федерации»4 , Закон Российской Федерации от 24 мая 1993 г. «О федеральных органах налоговой полиции»5 , Федеральный закон от 16 фев­раля 1995 г. «О связи»6 , Федеральный закон от 15 июля 1995 г. «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступле­ний" ' и др.

В Таможенном кодексе, в гл. 36 «Оперативно-розыскная деятельность таможенных органов Российской Федерации» изложены некоторые общие правила оперативно-розыскной деятельности оперативных подразделений таможенных органов, а в гл. 37 «Контролируемые поставки» — достаточно конкретные правила осуществления контролируемой поставки (см. п. 18 комментария к ст. 6).

Согласно УИК РФ (ст. 84 «Оперативно-розыскная деятельность в ис­правительных учреждениях») в исправительных учреждениях в соот­ветствии с законодательством России осуществляется оперативно-розыск­ная деятельность, задачами которой являются: обеспечение личной без­опасности осужденных, персонала исправительных учреждений и иных лиц; выявление, предупреждение и раскрытие готовящихся и совершаемых в исправительных учреждениях преступлений и нарушений установленного порядка отбывания наказания; розыск в установленном порядке осужден­ных, совершивших побег из исправительных учреждений, а также осуж­денных, уклоняющихся от отбывания лишения свободы; содействие в вы­явлении и раскрытии преступлений, совершенных осужденными до прибытия в исправительное учреждение (см. ч. 1}. Эта оперативно-розыск­ная деятельность осуществляется оперативными аппаратами исправитель­ных учреждений, а также другими уполномоченными на то органами в пределах их компетенции (см. ч. 2).

Закон о частной детективной и охранной деятельности содержит пред­писание, запрещающее частным детективам совершать любые оперативно-розыскные действия (см. ч. 3 ст. 1).

В Законе о Государственной границе изложено, что органы и войска ФПС России охраняют Государственную границу на суше, море, реках, озерах и иных водоемах, в пунктах пропуска через Государственную гра­ницу, а также осуществляют пропуск через Государственную границу. В этих целях они проводят оперативно-розыскную деятельность (см. ст. 30).

В п. 14 ст. 11 «Права федеральных органов налоговой полиции» Закона о федеральных органах налоговой полиции предусмотрены элементы по­рядка проведения такого оперативно-розыскного мероприятия, как опера­тивное внедрение (см, п. 17 комментария к ст. 6).

В Федеральном законе о связи установлены правила взаимодействия предприятий связи с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность. Так, предприятия связи независимо от ведомственной при­надлежности и форм собственности, операторы связи, действующие на территории Российской Федерации, при разработке, создании и эксплуа­тации сетей связи обязаны в соответствии с законодательством Российской Федерации оказывать содействие и предоставлять органам, осуществляю­щим оперативно-розыскную деятельность, возможность проведения опера­тивно-розыскных мероприятий на сетях связи, принимать меры к недопу­щению раскрытия организационных и тактических приемов проведения указанных мероприятий (см. ч. 1 ст. 14). Вместе с тем, согласно ч. 2 ст. 14, в случае использования средств связи в преступных целях, наносящих ущерб интересам личности, общества и государства, уполномоченные на то госу­дарственные органы в соответствии с законодательством Российской Фе­дерации имеют право приостановки деятельности любых сетей и средств связи независимо от ведомственной принадлежности и форм собствен­ности.

Предписаниями ч. 7 ст. 34 «Охрана подозреваемых и обвиняемых и надзор за ними» Федерального закона о содержании под стражей пред­усмотрено, что «в местах содержания под стражей в целях выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия преступлений проводятся опера­тивно-розыскные мероприятия в порядке, предусмотренном законом». В ч. 3 ст. 20 «Переписка» этого Федерального закона предусмотрено, что письма, содержащие сведения, которые могут помешать установлению ис­тины по уголовному делу или способствовать совершению преступления, выполненные тайнописью, шифром, содержащие государственную или иную охраняемую законом тайну, адресату не отправляются, подозре­ваемым и обвиняемым не вручаются и передаются лицу или органу, в про­изводстве которых находится уголовное дело, а в ст. 21 «Направление предложений, заявлений и жалоб» установлен порядок проведения цензуры в отношении предложений, заявлений и жалоб подозреваемых и обвиняе­мых.

Особый вид третьей подгруппы состоит из законодательных актов, за­крепляющих компетенцию государственных органов на осуществление оперативно-розыскной деятельности и отчасти дублирующих предписания, изложенные в ст.ст. 13—15 Федерального закона (см. комментарий к ст. 13). Этот вид подгруппы составляют следующие законодательные акты:

Закон РСФСР от 18 апреля 1991 г. «О милиции» (с последующими из­менениями)'. Например, в п. 16 ст. 11 указано, что милиция вправе осу­ществлять оперативно-розыскные меры;

Федеральный закон от 6 февраля 1997 г. № 27-ФЗ «О внутренних вой­сках Министерства внутренних дел Российской Федерации»2 ;

Закон Российской Федерации от 21 июля 1993 г. «Об учреждениях и ор­ганах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы»3 , со­гласно которому учреждениям, исполняющим наказания, предоставлено право «осуществлять в соответствии с законодательством Российской Фе­дерации оперативно-розыскную деятельность» (см. п. 2 ст. 14);

Закон Российской Федерации от 19 февраля 1993 г. «О федеральных ор­ганах правительственной связи и информации»4 ;

Закон о Государственной границе. Данным Законом органы и войска ФПС России наделены полномочиями на осуществление оперативно-розыскной деятельности (см. ч. 1 ст. 3, ч. I и подп. 20 ч. 2 ст. 30);

Закон о федеральных органах налоговой полиции (см. ст.ст. 10. 11 и др.);

Федеральный закон от 3 апреля 1995 г. «Об органах федеральной служ­бы безопасности в Российской Федерации» (см. ст. 10 и др.)5 ;

Федеральный закон от 10 января 1996 г. «О внешней разведке»';

Федеральный закон от 27 мая 1996 г. «О государственной охране»2 . В нем предусмотрено, что федеральные органы государственной охраны в целях осуществления государственной охраны вправе осуществлять опера­тивно-розыскную деятельность в соответствии с федеральным законода­тельством об оперативно-розыскной деятельности (см. и. 2 ст. 15).

Анализ соответствующих нормативных предписаний данной группы позволяет сделать вывод о том, что отдельные из содержащихся в них норм вступают в коллизии с аналогичными нормативными правилами Феде­рального закона. В данной связи полагаем, что при возникновении на практике затруднений следует руководствоваться предписаниями Феде­рального закона как нормативного правового акта, специально предназ­наченного для регулирования оперативно-розыскной деятельности. Что же касается не соответствующих ему тех или иных правил, содержащихся в иных законодательных актах, то они требуют законодательного изменения или уточнения.

К четвертой группе актов относятся иные, кроме законов, нормативные правовые акты федеральных органов государственной власти. Ими явля­ются:

акты Президента Российской Федерации;

акты представительного и законодательного органа Российской Феде­рации (парламента)3 ;

акты Правительства Российской Федерации.

В настоящее время Президентом Российской Федерации приняты и дей­ствуют следующие нормативные акты, в той или иной мере регламенти­рующие правоотношения в области оперативно-розыскной деятельности:

О мерах по обеспечению согласованных действий органов государ­ственной власти в борьбе с проявлениями фашизма и иных форм политиче­ского экстремизма в Российской Федерации. Указ Президента от 23 марта 1995 г. №310;

О мерах по соблюдению законности в области разработки, производ­ства, реализации и эксплуатации шифровальных средств, а также предо­ставления услуг в области шифрования информации. Указ Президента от 3 апреля 1995 г. № 334;

Об упорядочении организации и проведения оперативно-розыскных мероприятий с использованием технических средств. Указ Президента от 12 июля 1995 г. Ли 673;

Перечень сведений, отнесенных к государственной тайне. Утвержден Указом Президента от 30 ноября 1995 г. № 1203;

О мерах по упорядочению разработки, производства, реализации, при­обретения в целях продажи, ввоза в Российскую Федерацию и вывоза за ее пределы, а также использования специальных технических средств, пред­назначенных для негласного получения информации. Указ Президента от 9 января 1996 г. № 21;

О мерах по усилению борьбы с терроризмом. Указ Президента от 7 марта 1996 г. № 338;

О координации деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью. Указ Президента о№ 18 апреля 1996 г. № 567;

Вопросы Службы Безопасности Президента Российской Федерации. Указ Президента от 22 апреля 1996 г. № 586;

Положение о Министерстве внутренних дел Российской Федерации. Утверждено Указом Президента от 18 июля 1996г. № 1039м др.

Об утверждении перечня сведений конфиденциального характера. Указ Президента от 6 марта 1997 г. № 188 и др.

В частности, согласно Перечню сведений, отнесенных к государствен­ной тайне, к таковым в области оперативно-розыскной деятельности отно­сятся: сведения, раскрывающие ее силы, средства, методы, планы и резуль­таты, а также данные о финансировании этой деятельности, если эти данные раскрывают перечисленные сведения; сведения, о лицах, сотрудни­чающих или сотрудничавших на конфиденциальной основе с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность (см. п. 82); сведе­ния, раскрывающие принадлежность конкретных лиц к подразделениям по борьбе с организованной преступностью, а также проводимые ими опера­тивно-поисковые и оперативно-технические мероприятия (см. п. 83). Со­гласно Указу Президента Российской Федерации от 9 января 1996 г. № 21 на ФСБ России возлагается выявление и пресечение случаев проведения оперативно-розыскных мероприятий неуполномоченными лицами, а также координация работы оперативных подразделений органов, осуществляю­щих оперативно-розыскную деятельность, по выявлению нарушений уста­новленного порядка разработки, производства, реализации, приобретения в целях продажи, ввоза в Российскую Федерацию и вывоза за ее пределы специальных технических средств, предназначенных для негласного полу­чения информации, неуполномоченными лицами (см. п. 1) и др.

Правительством Российской Федерации приняты следующие норма­тивные акты, в той или иной мере регламентирующие различные правоотношения в области оперативно-розыскной деятельности и в связи с ее осу­ществлением:

Вопросы Департамента налоговой полиции Российской Федерации. Постановление Совета Министров — Правительства Российской Федера­ции от 11 октября 1993 г. № 1037;

Положение о Государственном фонде борьбы с преступностью. Утверждено Постановлением Правительства от 17 ноября 1994 г. № 7272;

О порядке привлечения граждан к охране государственной границы Российской Федерации. Постановление Правительства от 15 апреля 1995 г \№339;

Об утверждении Правил отнесения сведений, составляющих государственную тайну, к различным степеням секретности. Постановление Пра­вительства от 4 сентября 1995 г. № 870;

Об утверждении перечня предметов, запрещенных к пересылке по сети почтовой связи, и порядка их изъятия и уничтожения. Постановление Пра­вительства от 6 марта 1996г. №260;

О Федеральной целевой программе по усилению борьбы с преступ­ностью на 1996—1997 годы. Постановление Правительства от 17 мая 1996 г. №600;

Об утверждении положения о лицензировании деятельности физиче­ских и юридических лиц, не уполномоченных на осуществление оператив­но-розыскной деятельности, связанной с разработкой, производством, реализацией, приобретением в целях продажи, ввоза в Российскую Федерацию и вывоза за ее пределы специальных технических средств, предназначен­ных (разработанных, приспособленных, запрограммированных) для не­гласного получения информации, и перечня видов специальных техниче­ских средств, предназначенных (разработанных, приспособленных, запрограммированных) для негласного получения информации в процессе осуществления оперативно-розыскной деятельности. Постановление Пра­вительства от 11 июля 1996г. № 770;

О порядке выдачи оружия лицам, подлежащим государственной защи­те. Постановление Правительства от 17 июля 1996г. № 831;

Об утверждении Положения о Национальном центральном бюро Ин­терпола. Постановление Правительства от 14 октября 1996г. № 1190 и др. Согласно п. 12 НЦБ Интерпола в установленном порядке принимает, об­рабатывает и направляет в Генеральный секретариат Интерпола и нацио­нальные бюро Интерпола иностранных государств запросы, следственные поручения и сообщения правоохранительных и иных государственных ор­ганов Российской Федерации для осуществления розыска, ареста и выдачи лиц, совершивших преступления, а также для осуществления розыска и ареста перемещенных за границу доходов от преступной деятельности, по­хищенных документов, проведения иных оперативно-розыскных меро­приятий и процессуальных действий по делам, находящимся в произ­водстве этих органов.

Пятую группу составляют нормативные акты ведомств, осуществляю­щих оперативно-розыскную деятельность или ее контролирующих.

Во-первых, это нормативные акты органов, чьи оперативные подразде­ления непосредственно проводят оперативно-розыскную деятельность. Дан­ную группунормативных правовых актов можно условно «разбить» на ак­ты, принимаемые:

конкретным министерством или ведомством;

совместно министерствами и ведомствами по тем или иным сторонам обеспечения оперативно-розыскной деятельности.

Нормативные правовые акты этой группы носят, как правило, закры­тый (служебный или секретный) характер и должны регламентировать, со­гласно ч. 2 ст. 4, исключительно организацию и тактику проведения опера­тивно-розыскных мероприятий. Для вступления в силу данных норма­тивных правовых актов предусмотрен особый порядок. Так, осуществляю­щие оперативно-розыскную деятельность органы издают их, во-первых, в пределах своих полномочий (т.е. в пределах правомочий, установленных в законодательных актах, регламентирующих организацию таких государ­ственных органов) и, во-вторых, в соответствии с действующим россий­ским законодательством.

Среди совместных ведомственных нормативных правовых актов назо­вем следующие:

Положение о совместных следственно-оперативных группах (бригадах) органов прокуратуры, внутренних дел, безопасности и налоговой полиции для пресечения и расследования деятельности организованных преступных групп[9] ;

межведомственная Инструкция об основах организации и тактики проведения соответствующих технических мероприятий, объявленная со­вместным приказом ФСБ, МВД, СВР, ФСО, СБ, ФПС, ФСНП и ГПК от 19 июня 1996 г.;

Указание Генерального прокурора Российской Федерации от 29 июля 1996 г. № 44/15 и министра внутренних дел Российской Федерации 25 июля 1996 г. № 1/12812 «О порядке представления органами внутренних дел ма­териалов для осуществления прокурорского надзора за исполнением Феде­рального закона «Об оперативно-розыскной деятельности».

Во-вторых, это нормативные правовые акты Генеральной прокуратуры Российской Федерации. Ее ведомственные акты (приказы и др.), согласно ст. 4 Федерального закона, не входят в число актов, принадлежащих к пра­вовой основе оперативно-розыскной деятельности (прокуратура не указана в ст. 13 среди иных органов, правомочных осуществлять оперативно-ро­зыскную деятельность). Тем не менее значение ее актов для законного осу­ществления оперативно-розыскной деятельности весьма ощутимо (см. комментарий к ст. 21). В число данных актов входят, например, следую­щие:

О повышении роли органов прокуратуры в борьбе с преступностью и ее предупреждении. Приказ Генерального прокурора Российской Федерации от 29 июня 1994 г.31;

Об организации прокурорского надзора за расследованием и раскры­тием преступления. Приказ Генерального прокурора от 21 февраля 1995 г. №70;

О разграничении компетенции территориальных прокуроров и проку­роров специализированных прокуратур. Приказ Генерального прокурора от 9 апреля 1996г. №24;

Положение о управлении по надзору за исполнением законов о феде­ральной безопасности. Утверждено Генеральным прокурором 9 августа 1996г.;

Об организации надзора за исполнением Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности». Приказ Генерального прокурора от 9 августа 1996г.48 и др.

В частности, в приказе № 48 содержатся следующие положения:

прокуроры, уполномоченные надзирать за исполнением законов в опе­ративно-розыскной деятельности, должны иметь для работы с документа­ми допуск, оформленный надлежащим образом (см. п. 7);

при осуществлении или организации надзора исходить из того, что предметом прокурорского надзора являются соблюдение прав и свобод че­ловека и гражданина, порядок выполнения оперативно-розыскных меро­приятий, установленного законами и нормативными актами, принятыми в развитие этих законов, а также законность решений, принимаемых орга­нами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность (см. п. 2);

уполномоченные прокуроры вправе требовать у руководителей орга­нов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, подлинные оперативно-служебные документы, послужившие основанием для заведе­ния дел оперативного учета, а также проведения оперативно-розыскных мероприятий и их учета (см. п. 4);

прокурорам надлежит использовать определенные законом методы прокурорского надзора и, в частности, опротестовывать противоречащие закону приказы и указания руководителей органов, осуществляющих опе­ративно-розыскную деятельность (см. подп. «е» п. 5).

Необходимо отметить, что нормативные правовые акты данной груп­пы источников правового регулирования оперативно-розыскной деятель­ности, затрагивающие права и законные интересы граждан или носящие межведомственный характер, подлежат государственной регистрации в Министерстве юстиции Российской Федерации. Она проводится на осно­вании Положения о Министерстве юстиции Российской Федерации, утвержденного постановлением Совета Министров — Правительства Рос­сийской Федерации от 4 ноября 1993 г. № 1187 (см. л. о) и в соответствии с Положением о порядке государственной регистрации ведомственных нор­мативных актов, утвержденным постановлением Правительства Россий­ской Федерации от 8 мая 1992 г. № 305, а также в соответствии с правилами отбора и направления нормативных актов, имеющимися в каждом из ве­домств, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность.

Шестую,или особую, группу источников правового регулирования об­щественных отношений в оперативно-розыскной деятельности составляют следующие акты и документы.

Во-первых, самостоятельную группу нормативных источников право­вого регулирования общественных отношений в оперативно-розыскной деятельности составляют законодательные акты России, хотя и не содер­жащие правовых институтов (норм) или отдельных правил, непосредствен­но предназначенных регулировать специфические оперативно-розыскные отношения[10] , однако в силу универсального характера изложенных в них предписаний, в обязательном порядке реализуемых в оперативно-розыскной деятельности:

а) Кодекс РСФСР об административных правонарушениях (с измене­ниями и дополнениями);

б) Законы Российской Федерации: «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» от 27 апреля 1993 г. (с последующими изменениями)2 ; «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в преде­лах Российской Федерации» от 25 июня 1993 г.3 ;

в) Федеральные законы: «Об основах государственной службы Россий­ской Федерации» от 31 июля 1995 г.4 ; «О порядке выезда из Российской Фе­дерации и въезда в Российскую Федерацию» от 15 августа 1996 г.5 ; «Об оружии» от 13 декабря 1996 г.« и др.

Во-вторых, к источникам правового регулирования оперативно-розыскной деятельности относятся некоторые акты международно-правового характера. Основанием отнесения такого рода документов к указанным источникам служат предписания ч. 4 ст. 15 Конституции. В соответствии с последней общепризнанные принципы и нормы международ­ного права и международные договоры России являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором России установле­ны иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

Данная группа источников включает:

международные договоры и соглашения, заключенные либо признанные Российской Федерацией. В частности, к таким документам меж­дународного (или регионального) значения относятся (см. также п. 14 ком­ментария к ст. 6):

Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод (принята Советом Европы 4 ноября 1950 г. Вступила в силу 3 сентября 1953 г.). Так, согласно ст. 8 Конвенции каждый человек имеет право на уважение его личной и семейной жизни, неприкосновенности его жилища и тайны корреспонденции (см. ч. 1). Не допускается вмешательство госу­дарственных органов в осуществление этого права, за исключением слу­чаев, когда это предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах государственной безопасности, общественного по­рядка или экономического благосостояния страны, для поддержания по­рядка и предотвращения преступлений, в целях предотвращения беспоряд­ков или преступлений, охраны здоровья или защиты нравственности или защиты прав и свобод других лиц (см. ч. 2);

Международный пакт о гражданских и политических правах (принят на XXI сессии Генеральной Ассамблеи ООН 16 декабря 1966 г.);

Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или уни­жающих достоинство видов обращения и наказания (принята 10 декабря 1984г.);

Венская конвенция ООН «О борьбе против незаконного оборота нар­котических и психотропных средств» (принята в 1988 г.);

Декларация о защите всех лиц от насильственного исчезновения (Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН от 18 декабря 1992 г. № 47/33) и др.

Кроме того, Содружеством Независимых Государств (СНГ) 22 января 1993 г. принята Конвенция «О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам» (далее — Конвенция)[11] . На изложении ее отдельных положений остановимся особо. Согласно Конвен­ции правоохранительные органы государств — участников СНГ вправе в обоюдных интересах оказывать (получать) правовую помощь по рассле­дуемым уголовным делам посредством проведения как уголовно-процессуальных, так и иных действий (включая оперативно-розыскные). Руко­водствуясь ст. 5 Конвенции, органы предварительного расследования (по их поручениям и оперативные подразделения) по запросам определенного участника Конвенции проводят уголовно-процессуальные, оперативно-розыскные и иные действия, не требующие санкции прокурора или судеб­ного решения (допросы, осмотры, выемки, установление места жительства лица и др.). Такие контакты проводятся через центральные органы соот­ветствующего ведомства-исполнителя.

Вместе с тем контакты участников Конвенции по вопросам выдачи лиц, уголовного преследования и исполнения следственных поручений, за­трагивающих права граждан и требующих санкций прокурора (судебного решения) с учетом предписаний ст. 80 Конвенции, осуществляются через Генеральную прокуратуру или Верховный Суд конкретного участника Конвенции.

Подвидом данной группы правовых источников оперативно-розыск­ной деятельности являются акты, заключенные отдельными правоохрани­тельными органами России с аналогичными органами государств — участников СНГ (группы государств). Такими актами являются:

Соглашение о взаимодействии министерств внутренних дел независи­мых государств в сфере борьбы с преступностью (заключено на совещании министров внутренних дел независимых государств в Алма-Ате 23—24 апре­ля 1992 г.)[12] . Согласно ст. 2 Стороны, руководствуясь национальным зако­нодательством, осуществляют сотрудничество в борьбе с преступностью, в частности, в следующих сферах:

а) исполнения запросов и просьб по уголовным делам и делам опера­тивного учета;

б) обмена оперативно-розыскной, оперативно-справочной и кримина­листической информацией о готовящихся или совершенных преступлениях и причастных к ним лицах;

в) содействия в проведении оперативно-розыскных мероприятий и процессуальных действий. Причем каждая из сторон обеспечивает конфи­денциальность сведений, передаваемых другой Стороной, если эти сведе­ния носят закрытый характер или передающая Сторона считает нежела­тельным разглашение их содержания (см. ст. 5);

Соглашение о взаимоотношениях министерств внутренних дел в сфере обмена информацией (совершено в г. Чолпон-Ата Республика Кыргызстан 3 августа 1992 г.). В частности, Стороны обязались в интересах предупреж­дения, раскрытия и расследования преступлений безвозмездно предостав­лять друг другу по запросам имеющиеся у Сторон сведения в оперативно-справочных, розыскных, криминалистических и иных учетах (см. ст. 1);

Соглашение о сотрудничестве между министерствами внутренних дел в борьбе с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ (совершено в Киеве 21 октября 1992 г.). Стороны договорились осуществлять сотрудничество в таких формах, как:

проведение по запросам Сторон оперативно-розыскных мероприятий и процессуальных действий по делам о преступлениях, связанных с наркоти­ками, включая осуществление непрерывного оперативного наблюдения за передвижением сбытчиков наркотиков, располагающих межгосударствен­ными связями (см. п. «б» ст. 7);

осуществление согласованных мероприятий (операций) по перекрытию каналов незаконного перемещения наркотиков, включая проведение «контролируемых поставок» (см. п. «в» ст. 1) и др.;

Соглашение о сотрудничестве между министерствами внутренних дел по технико-криминалистическому обеспечению оперативно-служебной деятельности (совершено в Ереване 13 мая 1993 г.);

Соглашение о сотрудничестве министерств внутренних дел в сфере борьбы с организованной преступностью (совершено в Ашгабате 17 февра­ля 1994 г.). Так, предусмотрено планирование и осуществление скоордини­рованных мероприятий, направленных на предупреждение, выявление и пресечение преступной деятельности организованных групп, включая в не­обходимых случаях проведение «контролируемых поставок» (см. п. 4 ст. 2) и др.

Кроме того, МВД РФ заключило двусторонние соглашения с отдель­ными зарубежными правоохранительными органами, в которых, наряду с другими, предусмотрены положения, касающиеся оперативно-розыскной деятельности. В частности, к ним относятся следующие:

Соглашение о сотрудничестве между Министерством внутренних дел Российской Федерации и Министерством внутренних дел Республики Казахстан от 9 января 1993 г. (см. л. «в» ст. 3 и др.);

Соглашение о сотрудничестве между Министерством внутренних дел Российской Федерации и Министерством внутренних дел Республики Ар­мения от 12 мая 1993 г. (см. п. «б» ст. 3, ст. 5 и др.);

Соглашение о сотрудничестве между Министерством внутренних дел Российской Федерации и Министерством внутренних дел Республики Гру­зия от 21 марта 1994 г. (см. п. 2 ст. 3 и др.);

Соглашение о сотрудничестве между Министерством внутренних дел Российской Федерации и Министерством внутренних дел Латвийской Рес­публики от 26 апреля 1996 г. (см. п. 1 ст. 2 и др.).

Наряду с этим Российская Федерация заключила ряд двусторонних до­говоров и соглашений (в том числе с сопредельными государствами).

Во-первых, это соглашения по пограничным вопросам. Как правило, в них предусмотрены правила совместного осуществления оперативно-розыскной деятельности российскими пограничниками и пограничниками соответствующего государства. Среди этих соглашений назовем следую­щие:

Договор между Российской Федерацией и Республикой Армения о ста­тусе Пограничных войск Российской Федерации, находящихся на террито­рии Республики Армения, и условиях их функционирования от 30 сентября 1992г.;

Соглашение между Российской Федерацией и Республикой Кыргыз­стан о статусе Пограничных войск Российской Федерации, находящихся на территории Республики Кыргызстан, от 9 октября 1992 г.;

Соглашение между Российской Федерацией и Республикой Таджи­кистан о статусе Пограничных войск Российской Федерации, находящихся на территории Республики Таджикистан, от 25 мая 1993 г.;

Соглашение между Российской Федерацией и Республикой Грузия о статусе и условиях функционирования Пограничных войск Российской Федерации, находящихся на территории Республики Грузия, от 3 февраля 1994г.;

Соглашение между Пограничными войсками Российской Федерации и Пограничной стражей Республики Польша о сотрудничестве в охране го­сударственной границы и контроле пограничного движения от 26 марта 1994г.;

Соглашение между Правительством Российской Федерации и Прави­тельством Республики Беларусь о сотрудничестве по пограничным вопро­сам от 15 апреля 1994г.;

Соглашение между Российской Федерацией, Республикой Таджи­кистан и Республикой Узбекистан о сотрудничестве в охране внешних гра­ниц от 15 июля 1994 г.;

Соглашение между Российской Федерацией и Украиной о сотрудни­честве и взаимодействии по пограничным вопросам от 3 августа 1994 г.;

Договор между Российской Федерацией и Республикой Казахстан о со­трудничестве в охране внешних границ от 21 октября 1994 г.;

Договор между Российской Федерацией и Туркменистаном о совмест­ной охране государственной границы Туркменистана и статусе военнослу­жащих Пограничных войск Российской Федерации, находящихся на терри­тории Туркменистана, от 28 января 1995 г.

Во-вторых, это двусторонние договоры о правовой помощи (в том числе по уголовным делам). Среди таких договоров отметим следующие:

Соглашение между Правительством Российской Федерации и Прави­тельством Республики Узбекистан о сотрудничестве в борьбе с преступ­ностью от 27 июля 1995 г.;

Соглашение между Правительством Российской Федерации и Прави­тельством США «О сотрудничестве по уголовно-правовым вопросам» от б февраля 1996 г.

Применяя на практике указанные правовые источники, следует иметь в виду, что в соответствии с правилами ч. 3 ст. 5 Федерального закона от 15 июля 1995 г. «О международных договорах Российской Федерации» поло­жения официально опубликованных международных договоров Россий­ской Федерации, не требующие издания внутригосударственных актов для применения, действуют на территории России непосредственно'. В ином случае наряду с международным договором Российской Федерации необ­ходимо применять соответствующий национальный (внутригосударствен­ный) нормативный правовой акт, принятый для реализации положений конкретного международного договора2 .

В-третьих, рядом государственных органов принимаются специаль­ные документы, которые предназначены разъяснять предписания законо­дательных и иных актов в области оперативно-розыскной деятельности.

Так, Пленум Верховного Суда Российской Федерации принял следую­щие акты, содержащие толкование тех или иных аспектов правового регу­лирования оперативно-розыскной деятельности:

О некоторых вопросах, связанных с применением ст.ст. 23 и 25 Консти­туции Российской Федерации. Постановление Пленума Верховного Суда от 24 декабря] 993 г. № 13;

О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия. Постановление Пленума Вер­ховного Суда от 31 октября 1995 г. № 8. В этом постановлении обращено внимание судов на то, что в силу ч. 3 ст. 15 Конституции не могут приме­няться законы, а также любые нормативные правовые акты, затраги­вающие права, свободы, обязанности человека и гражданина, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения (см. п. 6). Поскольку ограничение права гражданина на тайну переписки, телефонных перегово­ров, почтовых, телеграфных и иных сообщений согласно ч. 2 ст. 23 Кон­ституции допускается только на основании судебного решения, то в соответствии с Федеральным законом проведение оперативно-розыскных ме­роприятий, ограничивающих указанные конституционные права граждан, ' может иметь место лишь при наличии у органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, информации о признаках подготавли­ваемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, по которому производство предварительного следствия обязательно; о лицах, подготавливающих, совершающих или совершивших противоправное деяние, по которому производство предварительного следствия обязательно; о ?, событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, ; экономической или экологической безопасности Российской Федерации (см. абз. 1 п. 14). Эти же обстоятельства суды должны иметь в виду при рассмотрении материалов, подтверждающих необходимость проникновения в жилище против воли проживающих в нем лиц (ст. 25 Конституции), если такие материалы представляются в суд органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность (см. абз. 2 п. 14).

Назовем еще один аналогичный документ. Им является письмо Мин­фина России от 18 июля 1996 г. № 3-Е 1-5/20 «О порядке возмещения расхо­дов, связанных с реализацией конфискованного и бесхозного имущества». Так, в Письме отмечается, что согласно Положению о Государственном фонде борьбы с преступностью, утвержденному постановлением Правительства Российской Федерации 17 ноября 1994 г. № 1272, один из источников формирования данного фонда составляют все средства (100%), вырученные от реализации бесхозного имущества, изъятого при проведении '. оперативно-розыскных мероприятий правоохранительными органами.

8. О понятии «орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятель­ность» см. комментарий к ст. 13.

9. Применительно к пониманию содержания законодательства Российской Федерации в теории права и в практике нормотворчества наметились два основных подхода, условно обозначаемых как «узкий» и «широкий». В «узком» смысле такое законодательство есть система, состоящая исключительно из нормативных актов высшей юридической силы, т.е. только из за­конов. В более «широком» смысле законодательство Российской Федера­ции есть система, включающая наряду с законами и иные нормативные правовые акты (в том числе, порою, и ведомственные).

10. Нормативный правовой акт (см. ч. 1 комментируемой статьи) — это официальный письменный акт-документ правотворчества компетентного органа, выражающего волю государства, содержащий правовые нормы.

Нормативный правовой акт федерального органа государственной влас­ти — есть юридический акт одного из органов законодательной, исполни­тельной или судебной власти Российской Федерации (см. п. 3 коммента­рия).

Нормативный акт органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность (см. ч. 2 комментируемой статьи), — юридический акт подза­конного административного нормотворчества (разновидность правового акта управления), которым конкретизируются нормы, содержащиеся в за­конодательных актах, регламентирующие общественные отношения, воз­никающие в оперативно-розыскной деятельности.

11. О понятии «полномочия органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность» см. я. 11 комментария к ст. 1, о понятиях «орга­низация» и «тактика» проведения оперативно-розыскных мероприятий см. п. 13 комментария к ст. 12, а о понятии «оперативно-розыскное мероприя­тие»комментарий к ст. 6.

С т а т ь я 5. Соблюдение прав и свобод человека и гражданина при осуществлении оперативно-розыскной деятельности

(1) Не допускается осуществление оперативно-розыскной деятельности для достижения целей и решения задач, не предусмотренных настоящим Фе­деральным законом.

(2) Лицо, полагающее, что действия органов, осуществляющих опера­тивно-розыскную деятельность, привели к нарушению его про» а свобод, вправе обжаловать эти действия в вышестоящий орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность, прокурору или в суд.

(3) Лицо, виновность которого в совершении преступления не доказана в установленном законом порядке, то есть в отношении которого в возбужде­нии уголовного дела отказано либо уголовное дело прекращено в связи с от­сутствием события преступления или в связи с отсутствием в деянии со­става преступления, и которое располагает фактами проведения в отношении его оперативно-розыскных мероприятий и полагает, что при этом были нарушены его права, вправе истребовать от органа, осу­ществляющего оперативно-розыскную деятельность, сведения о полученной о нем информации в пределах, допускаемых требованиями конспирации и ис­ключающих возможность разглашения государственной тайны. В случае, ес­ли будет отказано в предоставлении запрошенных сведений или если указан­ное лицо полагает, что сведения получены не в полном объеме, оно вправе обжаловать это в судебном порядке. В процессе рассмотрения дела в суде обязанность доказывать обоснованность отказа в предоставлении этому лицу сведений, в том числе в полном объеме, возлагается на соответствую­щий орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность.

(4) В целях обеспечения полноты и всесторонности рассмотрения дела орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность, обязан предо­ставить судье по его требованию оперативно-служебные документы, со­держащие информацию о сведениях, в предоставлении которых было отказа­но заявителю, за исключением сведений о лицах, внедренных в организованные преступные группы, о штатных негласных сотрудниках органов, осу­ществляющих оперативно-розыскную деятельность, и о лицах, оказывающих им содействие на конфиденциальной основе.

(5) В случае признания необоснованным решения органа, осуществляю­щего оперативно-розыскную деятельность, об отказе в предоставления необ­ходимых сведений заявителю судья может обязать указанный орган предо­ставить заявителю сведения, предусмотренные частью третьей настоящей статьи.

(6) Полученные в результате проведения оперативно-розыскных меро­приятий материалы в отношении лиц, виновность которых в совершении пре­ступления не доказана в установленном законом порядке, хранятся один год, а затем уничтожаются, если служебные интересы или правосудие не требу­ют иного. За три месяца до дня уничтожения материалов, отражающих ре­зультаты оперативно-розыскных мероприятий, проведенных на основании судебного решения, об этом уведомляется соответствующий судья.

(7) Органам (должностным лицам), осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, запрещается:

проводить оперативно-розыскные мероприятия в интересах какой-либо политической партии, общественного и религиозного объединения;

принимать негласное участие в работе федеральных органов государ­ственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации

и органов местного самоуправления, а также в деятельности зареги­стрированных в установленном порядке и незапрещенных политических пар­тий, общественных и религиозных объединений в целях оказания влияния на характер их деятельности;

разглашать сведения, которые затрагивают неприкосновенность част­ной жизни, личную и семейную тайну, честь и доброе имя граждан а которые стали известными в процессе проведения оперативно-розыскных мероприятий без согласия граждан, за исключением случаев, предусмотренных федераль­ными законами.

(8) При нарушении органом (должностным лицом), осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, прав и законных интересов физических и юридических лиц вышестоящий орган, прокурор либо судья в соответствии с законодательством Российской Федерации обязаны принять меры по вос­становлению этих прав и законных интересов, возмещению причиненного вреда.

(9) Нарушения настоящего Федерального закона при осуществлении опе­ративно-розыскной деятельности влекут ответственность, предусмотрен­ную законодательством Российской Федерации.

1. В настоящей статье раскрываются отдельные положения, выте­кающие из принципов оперативно-розыскной деятельности. Одни из этих положений (см. чч. 1, 7 и 9 ст. 5) представляют собой общие правила о пре­делах оперативно-розыскной деятельности и конкретизируют требования ст.ст. 1 и 2 Федерального закона, другие устанавливают нормы, связанные с восстановлением нарушенных прав и свобод личности.

2. Запрещение использовать оперативно-розыскную деятельность ина­че как для достижения целей и задач, указанных в настоящем Федеральном законе, является важной гарантией прав и свобод личности. Это предписа­ние значимо для граждан тем, что любое ограничение их конституционных и иных предусмотренных законодательством прав при осуществлении опе­ративно-розыскной деятельности может быть признано законным и обос­нованным, если оно так или иначе связано с необходимостью выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия преступных посягательств. Не являются исключениями случаи, когда оперативно-розыскная деятельность проводится для обнаружения лиц, скрывающихся от органов дознания, следствия или суда, для поиска без вести пропавших граждан, установления личности трупа, а также для принятия решений о допуске к определенным сведениям или определенным видам деятельности (см. ч. 2 ст. 7). Необхо­димость оперативно-розыскных мероприятий в подобных ситуациях может быть обусловлена исключительно задачами выявления и предупреждения возможно уже совершенных или готовящихся преступлений, устранения обстоятельств, которые могут способствовать совершению преступлений определенными лицами.

Рядом статей Федерального закона (см. ст.ст. 2, 7 и 8) предусмотрено добывание информации о событиях и действиях, создающих угрозу госу­дарственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации. Эта задача, позволяющая, на первый взгляд, очень многое и допускающая широкое вторжение в среду прав и законных инте­ресов граждан, должна толковаться с учетом положений ст. 1 Федерально­го закона. А именно: выявление любых угроз личности, обществу и госу­дарству на основании Федерального закона возможно с целью охраны их от преступных посягательств. На наш взгляд, решение данной задачи соз­дает предпосылки, прежде всего, для предупреждения преступлений.

3. Положения ч. 1 ст. 5 означают, кроме того, что оперативно-розыскная деятельность не может подменять иные виды государственной или общественной деятельности. Так, недопустимо применять оперативно-розыскные методы и средства в политической борьбе в интересах отдель­ных партий, организаций или лиц, вмешиваться негласно в дела государ­ственной власти, общественных и религиозных объединений (см. ч. 7 ст. 5).

В организации оперативно-розыскной деятельности должностные лица обязаны руководствоваться не идеологическими и политическими, а пра­вовыми критериями оценки поступающей информации. Органам, осу­ществляющим оперативно-розыскную деятельность, запрещается создание и использование оперативных позиций для негласного участия в работе указанных государственных органов и общественных организаций. Однако в исключительных случаях оперативно-розыскные мероприятия могут про­водиться по лицам, являющимся членами таких организаций:

в отношении тех, по которым решается вопрос о допуске к сведениям, составляющим государственную тайну;

совершивших преступление, расследование которого предусматривает применение оперативно-розыскных мероприятий;

заявивших в орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятель­ность, о том, что возникла угроза реализации преступного посягательства на его жизнь или здоровье.

Кроме того, следует знать, что установленные законодателем ограни­чения на проведение оперативно-розыскной деятельности не распростра­няются на политические партии, общественные и религиозные объедине­ния, не зарегистрированные в установленном законом порядке и, возможно, проводящие противоправную деятельность.

5. Оперативно-розыскная деятельность не должна заменять собой уго­ловное судопроизводство. На основании ее результатов лицо нельзя при­знать виновным в совершении преступления и с ним не могут обходиться как с преступником. Ни при каких обстоятельствах оперативная информа­ция не заменяет доказательств по уголовному делу, которые могут быть получены только в результате расследования в порядке, предусмотренном уголовно-процессуальном законодательством. Розыск лишь указывает на возможные доказательства, создает условия для применения уголовно-процессуального закона (см. комментарий к ст. 11). В этой связи опера­тивно-розыскная деятельность является вспомогательным механизмом уголовно-процессуальной, обеспечивая одну из ее функций — уголовное преследование.

6. В ч. 2 настоящей статьи закреплено право лица обжаловать опера­тивно-розыскные действия, которые, по его мнению, нарушили его права. В чч. 3 и 6 этой статьи установлены гарантии права на обжалование — правила хранения оперативных материалов и ознакомления с ними заин­тересованных лиц. Кроме того, в чч. 3—5 данной статьи раскрыты некото­рые особенности порядка обжалования отказа в ознакомлении лица со све­дениями оперативно-розыскного характера.

Названные положения не представляют собой развернутой процедуры, которой можно руководствоваться при разрешении жалоб граждан. По­этому их следует рассматривать лишь как конкретизацию или дополнение общих правил, содержащихся в Законе об обжаловании в суд. Порядок

производства по жалобам, предусмотренный этим Законом, в целом при­меним к конфликтам, возникающим между гражданином и органом, осу­ществляющим оперативно-розыскную деятельность. Дело в том, что поло­жения ст. 5 не образуют иного порядка судебного обжалования. Отдельные исключения из общего порядка исследования обстоятельств дела судом установлены для рассмотрения жалоб, связанных с ознакомлением лица с полученными о нем сведениями (см. п. 8 комментария).

В комментируемой статье предусмотрено обжалование оперативно-розыскных действий в вышестоящий орган, прокурору или в суд. Прокурор не может самостоятельно устранить вредные последствия незаконных дей­ствий и восстановить нарушенные права и свободы личности, однако сво­ими полномочиями может эффективно этому способствовать.

7. Под ограничениями прав и свобод личности, упомянутом в ч. 2 на­стоящей статьи, следует понимать действие или бездействие должностных лиц, противоречащее нормам оперативно-розыскного законодательства (см. комментарий к ст. 4). Именно неправомерное ограничение может быть предметом обжалования.

Оперативно-розыскные мероприятия могут быть обжалованы, если их результатом явилось: прямое нарушение прав и свобод гражданина; созда­ние препятствий осуществлению гражданином его прав и свобод (в том числе незаконное возложение на гражданина какой-либо обязанности или незаконное привлечение его к какой-либо ответственности). Для принесе­ния жалобы лицу достаточно считать состоявшиеся действия незаконными, однако удовлетворение жалобы зависит от того, насколько она будет обос­нована и мотивирована.

8. Право лица потребовать сведения о характере полученной в отноше­нии его информации соответствует предписанию ч. 2 ст. 24 Конституции об обеспечении каждому возможности «ознакомления с документами и ма­териалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом».

Поскольку сведения о лицах, внедренных в организованные преступ­ные группы, о штатных негласных сотрудниках и лицах, конфиденциально содействующих оперативно-розыскной деятельности, а также данные об организации и тактике оперативно-розыскных мероприятий составляют государственную тайну, постольку материалы оперативной проверки и иные документы или их копии, отражающие оперативно-розыскную дея­тельность, не могут быть вручены заинтересованному лицу для ознакомле­ния. Ему сообщают только сведения «о полученной о нем информации», т.е., иными словами, сведения о существовании материалов, характери­зующих личность и поведение данного заявителя, и сущность содержа­щихся в них данных.

Судья, рассматривающий жалобу лица на отказ в представлении на­званных выше сведений или на непредставление их в полном объеме, впра­ве ознакомиться с оригиналами оперативно-служебных документов. Вмес­те с тем он не вправе ознакомить с ними заявителя. В судебном решении об удовлетворении жалобы на орган, осуществляющий оперативно-розыск­ную деятельность, возлагается обязанность предоставить заявителю ранее не раскрытые сведения. Насколько такие сведения должны быть конкретны и детализированы, предстоит определять самому суду.

9. Право истребовать сведения о характере собранной о нем информа­ции предоставлено Федеративным законом «лицу, виновность которого в совершении преступления не доказана в установленном законом порядке». В связи с тем, что в соответствии со ст. 49 Конституции виновными долж­ны считаться только осужденные, круг лиц, могущих иметь интерес к опе­ративным материалам, казалось бы, достаточно широк. Это могли быть лица, в отношении которых не имеется вступившего в законную силу при­говора суда. Однако ч. 3 ст. 5 допускает ознакомление с указанными дан­ными только лиц, в отношении которых отказано в возбуждении уголов­ного дела или уголовное дело прекращено в связи с отсутствием события преступления либо в связи с отсутствием в деянии состава преступления.

В приведенном перечне нет оправданных по приговору суда лиц, в от­ношении которых проводилась проверка на предмет допуска к определен­ным сведениям или видам деятельности (см. ч. 4 ст. 7) или осуществлялось по их просьбе прослушивание их телефонных и иных переговоров (см. ч. 4 ст. 8). Правомерность такого решения может представляться сомнитель­ной (особенно в отношении оправданных по приговору), однако на прак­тике необходимо руководствоваться только положениями, прямо пред­усмотренными ч. 3 ст. 5.

Представляется, что подозреваемые и обвиняемые по расследуемым уголовным делам не наделены правом знакомиться с какими-либо сведе­ниями, имеющими оперативно-розыскное происхождение, и правила ч. 3 ст. 5 на них не распространяются. Данные, полученные в ходе оперативно-розыскной деятельности, после возбуждения уголовного дела используют­ся при сборе уголовно-процессуальных доказательств. Они по существу яв­ляются данными предварительного следствия и могут быть преданы глас­ности лишь с разрешения дознавателя, следователя или прокурора в том объеме, в каком они признают это возможным (см. ст. 139 УПК РСФСР). При этом должны учитываться требования комментируемой статьи.

Лица, виновность которых установлена обвинительным приговором суда, не знакомятся с характером сведений, полученных в оперативно-розыскной деятельности. Возможно, законодатель имел в виду, что такие данные уже использованы при получении улик, принятых судом и учтен­ных в своем приговоре.

10. Жалобы на действия и решения органов, осуществляющих опера­тивно-розыскную деятельность, могут приноситься в вышестоящий орган или прокуратуру, или в областные, краевые и им равные суды. К подсуд­ности таких судов относятся дела, связанные с государственной тайной. Вопросы обеспечения ее сохранности неизбежно возникают при рассмот­рении любых споров вокруг оперативно-розыскной деятельности.

Принесение жалобы в вышестоящий орган, ответственный за проведе­ние оперативно-розыскной деятельности, исключает одновременное обра­щение в суд. Если гражданину отказано в удовлетворении жалобы или он не получил ответа в течение месяца со дня ее подачи, он в течение месяца вправе обратиться в суд. Такое обращение возможно, как правило, не позднее трех месяцев со дня, когда ему стало известно о нарушении его права (см. ст. ст. 4 и 5 Закона об обжаловании).

Гражданин должен «располагать фактами проведения в отношении его оперативно-розыскных мероприятий». Из изложенного следует, что, при­нося жалобу, лицо должно указать, какой орган нарушил его права и сво­боды,в чем состояло это нарушение, а также когда и из какого источника ему об этом стало известно.

Жалоба, направленная в суд, рассматривается по правилам граждан­ского судопроизводства в порядке, предусмотренном для дел, вытекающих из административных отношений. Как уже было изложено, некоторые изъ­ятия из этого порядка установлены чч. 3—5 комментируемой статьи.

Судья, который принимая решение о дозволении оперативно-розыскных мероприятий, затрагивающих конституционные права лич­ности, не вправе рассматривать жалобу на действия органа, осуществляю­щего оперативно-розыскную деятельность.

В вышестоящем в порядке подчиненности органе, а также прокурором жалоба должна быть рассмотрена в месячный срок, в суде — в течение 10 дней,

11. Нарушения настоящего Федерального закона влекут различные ви­ды ответственности, в том числе: дисциплинарную, гражданско-правовую, уголовную, а также уголовно-процессуальную.

Субъектами, подлежащими ответственности, согласно правилам Федерального закона могут являться:

государственные органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность (см. ст. 13 и др.);

должностные лица этих органов, непосредственно осуществляющие оперативно-розыскные мероприятия или руководящие либо контроли­рующие осуществление оперативно-розыскной деятельности (см. ст. ст. 14, 15 и др.);

должностные лица, санкционирующие осуществление отдельных опе­ративно-розыскных действий или надзирающие за ней — судьи, прокуроры и пр. (см. ст. 21 и др.);

отдельные граждане, привлеченные к сотрудничеству с государствен­ными органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность (см. ст. 77и др.);

иные граждане, нарушающие предписания Федерального закона.

Гражданско-правовая ответственность наступает при рассмотрении судом жалобы гражданина и признании незаконными действий органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность. Государственные органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, могут под­вергаться исключительно гражданско-правовой (гражданской) ответствен­ности. Она состоит в применении к правонарушителю (государственному органу) установленных законом или договором (см. комментарий к ст. 17) определенныхмер воздействия. Такие меры могут повлечь для государ­ственного органа невыгодные последствия имущественного характера (возмещение убытков), а также последствия морального свойства (возме­щение морального вреда). Требование о возмещении морального вреда может предъявляться гражданином, в частности, при распространении не соответствующих действительности сведений, порочащих честь и достоин­ство и деловую репутацию граждан (см., например, ст. 62 Закона о средствах массовой информации). Все остальные указанные выше субъекты (физические лица) могут нести не только гражданскую, но и иные виды от­ветственности.

Дисциплинарная ответственность — это разновидность воздействия на нарушителей служебной или трудовой дисциплины путем наложения на таких лиц различных дисциплинарных взысканий.

К уголовной ответственности могутбыть привлечены должностные лица, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, а также судьи и прокуроры (в связи с нарушением правил санкционирования оперативно-розыскных действий) за совершение ряда должностных и иных преступле­ний, составы которых предусмотрены ст.ст. 285, 286, 311 и др. УК РФ.

12.Уголовно-процессуальная ответственность состоит в признании ни­чтожными результатов оперативно-розыскной деятельности. Так, проведе­ние оперативно-розыскной деятельности при отсутствии оснований (см. ст. 7) или осуществлении оперативно-розыскных мероприятий без соблю­дения соответствующих условий (см. ст. 8) влекут невозможность исполь­зования полученных данных в процессе доказывания при расследовании и судебном разбирательстве уголовного дела. Такие же последствия насту­пают, если дело оперативного учета ведется без учета перспектив уголовно-процессуальной деятельности и при ее проведении не выявлены источники возможных уголовно-процессуальных доказательств.

Доказательства, источники которых были обнаружены с нарушением закона, не во всех случаях могут быть использованы при осуществлении правосудия (например, прослушивание телефонных переговоров подозре­ваемого проведено без соответствующего разрешения). Если при расследо­вании уголовного дела фонограмма таких переговоров будет все же при­общена к делу в качестве вещественного доказательства, суд обязан будет исключить ее из числа улик при назначении дела к слушанию.

Уголовно-процессуальная ответственность за нарушение законода­тельства об оперативно-розыскной деятельности может состоять и в указа­нии суда, прокурора или следователя на допущенное правонарушение. Формой такого указания является частное определение суда, представление прокурора или следователя.

Глава II. Проведение оперативно-розыскных мероприятий

Предназначение гл. II состоит в регламентации общих правил осущест­вления оперативно-розыскных мероприятий. Сравнительный анализ ее структуры со структурой аналогичного раздела ранее действовавшего опе­ративно-розыскного закона (см. разд. II) показывает, что законодатель внес в структуру главы ряд существенных изменений и дополнений. Так, вместо пяти статей стало семь (добавлены статьи «Основания и порядок судебного рассмотрения материалов об ограничении конституционных прав граждан при проведении оперативно-розыскных мероприятий» и «Защита сведений об органах, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность»).

Проведена также работа по упорядочению нормативно-правового ма­териала, рациональному размещению нормативных предписаний. В част­ности, из ст. 16 прежнего оперативно-розыскного закона в ст. 12 Феде­рального закона перенесено предписание о том, что сведения о лицах, оказывающих на конфиденциальной основе помощь в проведении опера­тивно-розыскной деятельности, составляют государственную тайну. В дан­ной связи содержание почти всех статей гл. II претерпело значительное из­менение. Основные изменения и дополнения сводятся к следующему:

вместо оперативно-розыскных действий теперь речь идет об оператив­но-розыскных мероприятиях;

вместо оперативной проверки — о делах оперативного учета;

вместо санкционирования «острых» оперативно-розыскных мероприя­тий прокурором — их санкционирование судьей.

Вместе с тем в системе предписаний данной главы остались значитель­ные пробелы, что не позволяет в должной мере охватить значительную часть реальных отношений, возникающих в оперативно-розыскной прак­тике (в частности, применительно к регламентации решений в оперативно-розыскной деятельности остались вне уровня законодательного регулиро­вания положения о: должностных лицах, правомочных принимать реше­ния; видах решений и предъявляемыхк ним требованиях; составных частях решения; условиях вступления решения в силу).

Те же из них, которые охвачены законодательным регулированием, из­ложены, порой, бессистемно. Так, законодатель пренебрег системным под­ходом при изложении предписаний об оперативно-розыскных мероприя­тиях. Этим термином им названы и оперативно-розыскные действия, т.е. конкретные поступки, акты поведения должностных лиц — субъектов оперативно-розыскной деятельности, а равно лиц, привлекаемых к участию в этой деятельности, направленные на решение задач, предусмотренных Фе­деральным законом (см., например, опрос граждан), и собственно опера­тивно-розыскные мероприятия, т.е. совокупность отдельных действий, объединенных целью защиты жизни, здоровья, прав и свобод человека и гражданина, собственности, обеспечения безопасности общества и госу­дарства от преступных посягательств (см., например, прослушивание теле­фонных переговоров), и оперативно-розыскные операции, т.е. система со­гласованных и взаимосвязанных по цели, времени и месту оперативно-розыскных мероприятий, гласных и конспиративных методов и средств, применяемых по единому плану и направленных на решение задач, пред­усмотренных в Федеральном законе (см., например, оперативное внедре­ние). Данное обстоятельство следует учитывать на практике.

С т а т ь я 6. Оперативно-розыскные мероприятия

(1) При осуществлении оперативно-розыскной деятельности проводятся следующие оперативно-розыскные мероприятия:

1. Опрос граждан.

2. Наведение справок.

3. Сбор образцов для сравнительного исследования.

4. Проверочная закупка.

5. Исследование предметов и документов.

6. Наблюдение.

7. Отождествление личности.

8. Обследование помещений, здании, сооружений, участков местности и транспортных средств.

9. Контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений.

10. Прослушивание телефонных переговоров.

11. Снятие информации с технических каналов связи.

12. Оперативное внедрение.

13. Контролируемая поставка.

14. Оперативный эксперимент.

(2) Приведенный перечень оперативно-розыскных мероприятий может быть изменен или дополнен только Федеральным законом.

(3) В ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий используются информационные системы, видео- и аудиозапись, кино- и фотосъемка, а так­же другие технические и иные средства, не наносящие ущерб жизни и здоро­вью людей и не причиняющие вред окружающей среде.

(4) Оперативно-розыскные мероприятия, связанные с контролем почто­вых отправлений, телеграфных а иных сообщений, прослушиванием телефон­ных переговоров с подключением к станционной аппаратуре предприятий, уч­реждений и организаций независимо от форм собственности, физических и юридических лиц предоставляющих услуги и средства связи, со снятием ин­формации с технических каналов связи, проводятся с использованием опера­тивно-технических сил и средств органов федеральной службы безопасности и органов внутренних дел в порядке, определяемом межведомственными нор­мативными актами или соглашениями между органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность.

(5) Должностные лица органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, решают ее задачи посредством личного участия в организации и проведении оперативно-розыскных мероприятий, используя помощь долж­ностных лиц и специалистов, обладающих научными, техническими и иными специальными знаниями, а также отдельных граждан с их согласия на глас­ной и негласной основе.

(6) Запрещается проведение оперативно-розыскных мероприятий и ис­пользование специальных и иных технических средств, предназначенных(разработанных, приспособленных, запрограммированных) для негласного получения информации, не уполномоченными на то настоящим Федеральным законом физическими и юридическими лицами.

(7) Разработка, производство, реализация, приобретение в целях прода­жи, ввоз в Российскую Федерацию и вывоз за ее пределы специальных техни­ческих средств, предназначенных для негласного получения информации, не уполномоченными на осуществление оперативно-розыскной деятельности физическими и юридическими лицами подлежат лицензированию в порядке, устанавливаемом Правительством Российской Федерации.

(8) Перечень видов специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации в процессе осуществления оперативно- розыскной деятельности, устанавливается Правительством Российской Фе­дерации.

1. Статья заменила собой ст. 6 ранее действовавшего Закона об опера­тивно-розыскной деятельности. Основные позитивные изменения состоят в следующем:

уточнен перечень оперативно-розыскных мероприятий;

конкретизировано правило, согласно которому перечень оперативно-розыскных мероприятий может быть изменен или дополнен только Феде­ральным законом;

сведен к рациональному минимуму круг субъектов, непосредственно использующих оперативно-технические силы и средства;

установлен запрет на проведение оперативно-розыскных мероприятий и использование специальных и иных технических средств, предназначен­ных для негласного получения информации, не уполномоченными на то Федеральным законом физическими и юридическими лицами, а также определены правила, устанавливающие перечень и порядок применения указанных средств;

уточнена структура статьи (вместо шести частей стало восемь), а также проведена ее редакционная «чистка», что в определенной мере улучшило технико-юридическое оформление изложенных в ней предписаний.

Вместе с тем в текст статьи внесены изменения спорного характера. В частности, изъято предписание о проведении оперативно-розыскных меро­приятий только тогда, когда иным путем невозможно обеспечить выпол­нение задач, указанных в законе (прежде всего — совершая уголовно-процессуальные действия). Его ликвидация устранила факт официально признанной иерархии, в которой оперативно-розыскная деятельность за­конодателем признавалась вспомогательной относительно как уголовно-процессуальной, так и любой иной гласно проводимой представителями государства работы, направленной на борьбу с преступностью.

Кроме того, в статье не сделано прямого указания на то, что внесенные новым федеральным законом в перечень оперативно-розыскных меро­приятий изменения вступают в силу только после их включения в коммен­тируемый Федеральный закон. Наконец, изъято предписание о том, что

оперативно-розыскные мероприятия реализуются путем совершения кон­кретных действий.

2.Цель статьи — системное изложение предписаний, определяющих перечень оперативно-розыскных мероприятий, а также устанавливающих элементы порядка их проведения.

3.Сфера действия предписаний, изложенных в статье, охватывает по существу всю оперативно-розыскную деятельность, так как она может про­водиться только «посредством проведения оперативно-розыскных меро­приятий» (см. ст. 1).

4.Диспозиция статьи бланкетная (отсылочная). Для правильного уяс­нения ее содержания и применения содержащихся в ней правил, требуется руководствоваться предписаниями ряда законодательных и иных норма­тивных правовых актов (см. комментарий к настоящей статье).

5. В комментируемой статье содержится перечень оперативно-розыскных мероприятий, которые могут осуществляться для решения задач оперативно-розыскной деятельности. Под оперативно-розыскным меро­приятием понимается проводимое уполномоченными на то лицами на основании и в порядке, предусмотренном законодательством России, до­бывание фактических данных, входящих в предмет исследования по кон­кретному делу оперативного учета или первичным материалам, а также необходимых для решения других задач оперативно-розыскной деятель­ности (см. также комментарий к гл. III).

В оперативных документах, отражающих основания, ход и результаты оперативно-розыскных мероприятий, их наименование должно соответ­ствовать положениям закона.

Осуществление сложных оперативно-розыскных мероприятий, связан­ных с задействованием усилий нескольких подразделений или органов, длительной подготовкой, организацией взаимодействия с рядом россий­ских и иностранных государственных органов или проведение которых связано с опасностью для жизни лиц, участвующих в их реализации, либо с риском наступления общественно опасных последствий, осуществляются, как правило, в рамках специальной операции, т.е. совокупности проводимых различными субъектами действий, согласованных по месту, времени, кругу лиц и иным обстоятельствам (см. также комментарий к гл. III). Такие опе­ративно-розыскные мероприятия проводятся, как правило, по плану, который санкционируется соответствующими руководителями[13] .

Сведения об организации, тактике проведения оперативно-розыскного мероприятия и ряде других его компонентах составляют государственную тайну (см. комментарий к ст. 12). Организация и тактика определяется межведомственными или ведомственными нормативными актами государ­ственных органов, уполномоченных на проведение таких мероприятий. Оперативно-розыскные мероприятия, ограничивающие конституционные права и свободы граждан, проводятся на основании судебного решения и только при наличии информации, указанной в ч. 2 ст. 8.

Острые оперативно-розыскные мероприятия (внедрение, контролируе­мая поставка веществ и предметов, оборот которых запрещен или ограни­чен, оперативный эксперимент) осуществляются на основании постановле­ния, утвержденного руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность. Перечень категорий таких руководителей опре­деляется приказами руководителей ведомств, наделенных правом осущест­вления оперативно-розыскной деятельности.

Оперативно-служебные документы о проведенных оперативно-розыскных мероприятиях систематизируются в делах оперативного учета с соблюдением требований секретного делопроизводства (см. комментарий к ст. 10).

Результаты оперативно-розыскных мероприятий оформляются, как правило, оперативным работником его проводившим, справкой и (или) рапортом. В них отражаются ход, результаты, условия проведения опера­тивно-розыскных мероприятий, а также указываются лица, которые уча­ствовали в их осуществлении. Кроме того, в целях обеспечения доказа­тельств целесообразно указывать, в частности, данные (фамилия, место жительства и т. д.) тех лиц, которые могли независимо наблюдать за ходом интересующего правоохранительные органы события, или же те объекты материального мира, на которых могли отразиться его следы. К справкам и (или) рапортам могут прилагаться в качестве приложений документы, полученные в процессе оперативно-розыскного мероприятия, фотодоку­менты, аудио-, видеопленки и т. д. Справка, как правило, является доку­ментом внутреннего обращения, где наряду с результатами, отражаются сведения об организации и тактике проведения соответствующего опера­тивно-розыскного мероприятия. Рапорт как документ, содержащий факти­ческие данные, подтверждающие или исключающие наличие общественно опасного деяния, виновность лица, совершившего это деяние, может в соответствии с правилами ст. 11 Федерального закона представляться в органу дознания, следователю или в суд, а также, при их соответствии требо­ваниям ст.ст. 69, 88 и др. УПК РСФСР, использоваться в доказывают по уголовным делам.

6. Опрос граждан — получение информации из ответов на вопросы в ходе разговора с лицом, которому могут быть известны фактические данные об исследуемом событии или причастных к нему лицах. Организует опрос, как и любое другое оперативно-розыскное мероприятие, оперативный работник. Но его непосредственное осуществление возможно как лично им, так и по его заданию гражданином, оказывающим содействие в проведении оперативно-розыскной деятельности.

В процессе разговора интересующие оперативного сотрудника вопро­сы могут задаться «в открытую» или маскироваться. Возможно также ис­пользование специальных приемов выведывания. Но в любом случае участие в беседе опрашиваемого гражданина может быть только добровольным.

Результаты беседы могут фиксироваться в рапорте и (или) справке, сс­еляемых оперативным работником после беседы, к ним могут прилагаться аудиопленки с записью разговора, даваемых опрашиваемым объяс­нений, которые, однако, уголовно-процессуальных последствий не несут.

Опросы могут проводиться конфиденциально. Причем инициатива об этом может исходить как от оперативного работника, так и от опраши­ваемого лица. Если субъекты оперативно-розыскной деятельности заинтересованы в сохранении в тайне факта беседы или ее содержания, то об этом необходимо предупредить гражданина до начала беседы. В случае его не­согласия взять на себя обязательства по неразглашению таких сведений в ход опроса необходимо вносить соответствующие коррективы, вплоть до отказа от его проведения.

Опрос — самостоятельное оперативно-розыскное мероприятие и его нельзя отождествлять с процессом получения сведений от лица, осу­ществляющего по заданию правоохранительных органов наблюдение за конкретными лицами или событиями.

Опрос может проводиться в любом месте и в любой обстановке. При его осуществлении в соответствии с ч. 2 комментируемой статьи могут ис­пользоваться открыто или с соблюдением мер конспирации технические средства.

Успех опроса во многом зависит от подготовки к нему, которая скла­дывается из: определения целей опроса; ознакомления с имеющимися дан­ными о личности опрашиваемого; прогнозирования возможной его реак­ции на беседу; определения места и поводов для беседы; уяснения вопросов и очередности их постановки; планирования возможных направлений ис­пользования полученной информации и т. д.

7. Наведение справок — это получение необходимых для решения задач оперативно-розыскной деятельности данных от предприятий, организаций, учреждений, органов государственной власти или местного самоуправле­ния, общественных организаций и граждан.

Чаще всего справки получают из криминалистических, оперативных и других учетов и информационных систем правоохранительных органов, а также из пофамильных картотек, дактилоскопических учетов, картотек неопознанных трупов, учетов утраченного (похищенного) оружия, учетов преступников по внешним признакам (фотоальбомы) и по способу совер­шения преступления, учеты похищенных и утраченных паспортов и др.[14]

На основании международных двух- или многосторонних соглашений правоохранительные органы Российской Федерации могут обращаться в соответствующие органы других государств с просьбой о наведении спра­вок на территории запрашиваемого государства.

При наведении справок необходимо иметь в виду, что законодатель­ством Российской Федерации установлены специальные режимы сбора,

хранения и распространения следующей информации (см. также ком­ментарий к ст. 5):

а) государственных секретов, включающих:

государственную тайну (см. ст. 29 Конституции; Закон о государствен­ной тайне; ст.ст. 283, 284 УКРФ)1 ;

служебную тайну (см. ст. 139 ГК РФ; ст. 183 УКРФ);

служебную информацию (см. Положение о порядке обращения со слу­жебной информацией ограниченного распространения в федеральных органах исполнительной власти. Утверждено постановлением Правительства от 3 ноября 1994 г. №> 1233);

б) отражающей различные аспекты общественной жизни, в которую входит такая информация, содержащая:

коммерческую тайну (см. ст. 139 ГКРФ; ст. 183 УКРФ);

конфиденциальные данные (см. ст.ст. 727, 771 и 1032 ГК РФ; ст. 16 Таможенного кодекса);

журналистскую редакционную тайну (см. ст. 41 Закона Российской Фе­дерации «О средствах массовой информации»; ст. 144 УКРФ);

в) в отношении частной жизни лица, в частности, включающая такие виды тайны, как:

банковская тайна и тайна вкладов (см. ст. 26 Закона Российской Феде­рации «О банках и банковской деятельности»; ст. 857 ГК РФ; ст. 183 УК

РФ);

врачебная (медицинская) тайна (см. ст. 61 и ч. 3 ст 35 Основ законода­тельства Российской федерации «Об охране здоровья граждан»; ст. 9 Зако­на Российской Федераций «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании»; ст. 14 Закона Российской Федерации «О транс­плантации органов и (или) тканей человека»; ст. 137 УКРФ);

тайна предварительного следствия (см. ст. 139 УПК РСФСР; ст. 310 УКРФ);

нотариальная тайна (см. ч. 2 ст. 16 Основ законодательства Российской Федераций «О нотариате»; ст. 137 УКРФ);

тайна усыновления (см. ст. 139 Семейного кодекса Российской Федера­ции; ст. 155 УКРФ);

тайна страхования (см. ст. 946 ГК РФ; ст. 137 УК РФ);

адвокатская тайна (см. ч. 7 ст. 51 УПК РСФСР; ст. 137 УКРФ);

сведения о мерах безопасности судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов (см. Федеральный закон о государственной защите; ст.ст. 311 и 320 УКРФ).

Содержание этих тайн различно. Например, ст. 26 Закона «О банках и &НКОВСКОЙ деятельности» (вред. от 3 февраля 1996 г.) определяет, что кредитные организации гарантируют тайну об операциях, о счетах и вкладах своих клиентов и корреспондентов. Справки по ним выдаются, кроме самих вкладчиков, судам, арбитражным судам, Счетной палате Российской Федерации, органам налоговой службы и налоговой полиции, таможенным органам в случаях, предусмотренных законодательными актами б их деятельности, а при наличии согласия прокурора — органам предварительного следствия по делам, находящимся в их производстве, а также аудиторским организациям. За разглашение банковской тайны Банк России, кредитные, аудиторские и иные организации, а также их должностные ища и их работники несут ответственность, включая возмещение нанесенного ущерба. Собирание таких сведений любым незаконным способом с целью разглашения либо незаконного использования влечет уголовную ответственность, предусмотренную ст. 183 УК РФ. Если сбор таких данных осуществляется путем неправомерного доступа к компьютерной информации повлекшего копирование информации об операциях, счетах и вкладах граждан, то уголовно-правовая оценка таких действий должна осуществляться в каждом конкретном случае как совокупность преступлений или же с учетом правил разрешения коллизий.

В свою очередь содержание такого аспекта личной тайны, как врачебная (медицинская) тайна, раскрывается прежде всего в ст. 61 и ч. 3 ст. 35 Основ законодательства «Об охране здоровья граждан», а также ст. 9 Закона о психиатрической помощи и ст. 14 Закона о трансплантации органов. К ней относится информация о факте обращения за медицинской по­мощью, состоянии здоровья гражданина, диагнозе его заболевания и иные данные, полученные при его обследовании и лечении, сведения о прове­денных искусственном оплодотворении и имплантации эмбриона, о лич­ности донора, а также информация, содержащаяся в медицинских докумен­тах гражданина. Передача таких сведений может осуществляться с одобрения гражданина или его законных представителей. Без согласия это возможно лишь в прямо называемых в законе случаях: при необходимости проведения обследования гражданина, неспособного из-за своего состоя­ния выразить свою волю; при угрозе распространения инфекции; по запро­су органов дознания и следствия, прокурора и суда в связи с проведением расследования или судебного разбирательства; для оказания помощи несо­вершеннолетнему для информирования родителей; при наличии основа­ний, позволяющих полагать, что вред здоровью гражданина причинен в результате противоправного действия.

В случае необоснованного разглашения сведений, составляющих вра­чебную тайну, причем не только медицинскими и фармацевтическими ра­ботниками, но и иными лицами, которым эти сведения были переданы на законном основании, они несут дисциплинарную, административную, гражданско-правовую и в соответствии со ст. 137 УК РФ уголовную ответ­ственность. Положения этой статьи распространяются и на сотрудников правоохранительных органов.

Полномочия государственных органов по добыванию информации ограничиваются стоящими перед ними задачами и определяются в феде­ральных законах, регулирующих их деятельность (о милиции, об органах федеральной службы безопасности, о федеральных органах налоговой по­лиции и т. п.). На основании ст.ст. 23 и 25 Конституции и названных выше федеральных законов их подразделения осуществляют сбор и хранение ин­формации только в целях обеспечения безопасности и борьбы с преступ­ностью, а также решения других отнесенных законом к их полномочиям задач.

Наряду с отмеченным оперативным работникам, обращаясь при наве­дении справок к должностным лицам или гражданам о предоставлении информации, нужно иметь в виду, что некоторые категории лиц должны хранить в тайне определенные сведения и законодатель не делает специ­альных оговорок об их обязанности сообщать правоохранительным орга­нам интересующие последних данные. К их числу относятся, в частности, священнослужители, журналисты, адвокаты, нотариусы и некоторые дру­гие. Поэтому, испрашивая у соответствующих должностных лиц интере­сующие оперативно-розыскные подразделения сведения, необходимо под­черкивать, что вынужденное ограничение конституционного права опре­деленного гражданина на тайну личной жизни осуществляется на основа­нии конкретных положений Федерального закона. Эти данные после полу­чения их оперативным работником трансформируются в служебную тайну, за необоснованное разглашение которой он несет ответственность.

Наведение справок может осуществляться как путем непосредственно­го обращения оперативного работника в организации, учреждения, к должностным лицам или гражданам, так и путем направления письменных запросов. В последнем случае необходимо указывать: к кому адресован за­прос; фактические основания (событие и факт, в отношении которого осуществляется проверка); юридические основания (пункт, часть, статья соот­ветствующего закона, закрепляющего право субъектов оперативно-розыскной деятельности обращаться с запросами); требуемые сведения и исходные данные, необходимые для их поиска; адрес, куда необходимо на­править ответ; телефон и фамилию исполнителя запроса для возможных справок. Исходящий запрос подписывается должностным лицом органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, а также должен иметь исходящий номер и дату. Внутриведомственные запросы могут под­писываться руководителями структурных подразделений этих органов.

Результаты этого оперативно-розыскного мероприятия оформляются справкой и (или) рапортом оперативного работника, его осуществляю­щего. В них указывается в связи с чем, где и при каких условиях наводилась справка. Если из запрашиваемой организации ответ был получен в письменной форме, он приобщается к справке или рапорту.

8. Сбор образцов для сравнительного исследования — это осуществляе­мые в процессе оперативно-розыскной деятельности действия по обнару­жению и изъятию в целях идентификации предметов, сохранивших следы преступления, либо служивших объектами преступных посягательств, либо могущих служить средством к обнаружению общественно опасного проти­воправного деяния и лиц, к нему причастных.

Сбор образцов, проводимый субъектами оперативно-розыскной деятельности, необходимо отличать от проводимых в рамках администра­тивных полномочий органов милиции (см. п .25 ст. 11 Закона о милиции), \ таможенных органов (см. ст. 135 Таможенного кодекса) и других государ-1'ственных органов изъятий образцов сырья, продукции и товаров. В качестве предметов, сбор образцов которых осуществляется в процессе оперативно-розыскной деятельности, могут выступать, в частности: единичные экземпляры контрабандой партии товара или предметов, оборот кото­рых запрещен или ограничен; частицы наркотических, ядовитых или других веществ, руды, содержащей драгоценные металлы; образцы почерка и любые другие предметы, вещи и вещества.

Сбор таких предметов может осуществляться любыми не запрещенные законами и не создающими опасности для жизни, здоровья людей и экологической безопасности способами. К его осуществлению могут при­влекаться специалисты и использоваться различные технические средства.

Сбор таких образцов в ходе оперативно-розыскной деятельности до возбуждения уголовного дела осуществляется в целях идентификации по­дозреваемых лиц и решения в последующем вопроса о их причастности к совершенному преступлению. О проведенном сборе образцов составляется справка или (и) рапорт, в котором наряду с общими данными указываются условия, при которых происходил сбор образцов, применяемые при этом технические средства и их характеристики, вид упаковочного материала, дается описание вещества, образцы которого изъяты, и в обязательном по­рядке — количество изъятого вещества. Добытые образцы упаковываются и направляются с сопроводительным письмом руководителя оперативного подразделения в подразделение, осуществляющее исследования, для полу­чения необходимого заключения, которое служит только оперативно-розыскным целям.

9. Проверочная закупка — это осуществляемая в процессе оперативно-розыскной деятельности закупка товаров, предметов или веществ в целях проверки соблюдения правил торговли, ведения финансовой, хозяйствен­ной или предпринимательской деятельности, а также выявления фактов распространения, сбыта и т. п. предметов и веществ, оборот которых огра­ничен или запрещен (драгоценные металлы, наркотические вещества, ору­жие и др.).

Проверочную закупку могут осуществлять непосредственно опера­тивные работники или по их заданию лица, оказывающиеим содействие в решении задач оперативно-розыскной деятельности.

В соответствии с ч. 5 ст. 8 проверочная закупка предметов, веществ и продукции, свободная реализация которых запрещена либо оборот кото­рых ограничен, проводится на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятель­ность.

Проверочную закупку, осуществляемую субъектами оперативно-розыскной деятельности, необходимо отличать от проводимой органами налоговой полиции в рамках их административных полномочий контроль­ной проверки после проверки, проведенной налоговыми органами (см. п. 3 ст. 11 Закона о федеральных органах налоговой полиции).

При проведении проверочной закупки могут использоваться техниче­ские средства для фиксации за ее ходом, а также специальные окраши­вающие средства (см. ст. 14 Закона о милиции).

О результатах проведения проверочной закупки должностное лицо ор­гана, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, составляет рапорт и (или) справку.

По существу проверочная закупка является мнимой сделкой купли-продажи, совершаемой со стороны правоохранительных органов лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия (см. ст. 170 и гл. 30 ГК РФ). Это обстоятельство нужно учитывать при пла­нировании рассматриваемого оперативно-розыскного мероприятия и при гражданско-правовой оценке возможных последствий, так как его прове­дение в ряде случаев требует значительных финансовых средств, которые необходимо возмещать.

10. Исследование предметов и документов — это осуществляемое в про­цессе оперативно-розыскной деятельности исследование предметов и до­кументов, сохранивших на себе следы преступной деятельности, явившихся орудием совершения преступления или результатом преступной деятель­ности, в целях решения задач оперативно-розыскной деятельности.

Исследование предметов и документов как оперативно-розыскное дей­ствие производится вне рамок уголовного дела оперативным сотрудником или по его поручению криминалистическими и иными подразделениями правоохранительных органов, другими государственными органами, орга­низациями и учреждениями, а также частными лицами, в том числе и на конфиденциальной основе.

Один из принципов исследования документов и предметов сводится к тому, что в его процессе не должна быть утеряна возможность использо­вать предметы и документы в доказывают по уголовному делу.

Исследованию документов и предметов может предшествовать такое оперативно-розыскное мероприятие, как сбор образцов для сравнительно­го исследования.

Результаты исследования оформляются рапортом и (или) справкой оперативного работника. К этим документам могут прилагаться состав­ляемые лицами или организациями, которые по поручению оперативного работника непосредственно проводили исследования, соответствующие за­ключения или справки.

Результаты исследования могут использоваться на основаниях и в по­рядке, предусмотренном в ст. 11 Федерального закона.

11. Наблюдение — это осуществляемые в процессе оперативно-розыскной деятельности целенаправленное, систематическое непосредственное визуальное или опосредованное (с использованием оперативно-технических средств) восприятие и фиксация значимых для решения задач оперативно-розыскной деятельности явлений, событий, фактов, процессов. Может осуществляться непосредственно оперативным работником или по его (заданию сотрудниками спецподразделений правоохранительных органов либо лицами, оказывающими ему содействие, в том числе и на конфиденциальной основе, контактирующие с лицами, подозреваемыми в подготов­ке или совершении преступления.

С помощью наблюдения, в основе которого лежит применяемый во ж сферах человеческой деятельности естественнонаучный метод получения информации, можно решать такие частные задачи, как:

добывание информации об элементах оперативной обстановки, а также данных, необходимых для планирования оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий: планах и намерениях изучаемых лиц, предполагаемых маршрутах их передвижения, поведения в местах, посещение которых ограничено (клубы, частные владения и т. п.);

получение сведений о составе преступных групп, распределении в них влей, функциях каждого из участников, особенностях их характера и взаимоотношениях с другими членами группы;

выявление наиболее вероятных мест сокрытия ценностей, добытых преступным путем, а также орудий и средств совершения преступлений;

получение информации о соучастниках преступной деятельности. Наблюдение, связанное с ограничением конституционных прав граждан, допускается на основании судебного решения и при наличии информации, указанной в ч. 2 ст. 8[15] .

Результаты наблюдения оформляются рапортом, справкой, сообщением или другим документом с приложением в необходимых случаях доку­ментов, составленных лицами, непосредственно осуществляющими слеже­ние, а также полученных в процессе осуществления этого мероприятия фотографий, кино-, видео- и аудиопленок. Вэтих документах в хронологическом порядке отражается ход наблюдаемых событий, контакты интере­сующих правоохранительные органы лиц,их поведение и другие имеющие существенное значение аспекты. Кроме того, в обязательном порядке не­обходимо указывать, что или кого из посторонних лиц можно использовать в доказывают наблюдаемого противоправного события.

Результаты наблюдения на основании и в порядке, предусмотренном г. 11, могут передаваться органам следствия, а также использоваться в доказывании по уголовным делам.

12.Отождествление личности — это соотнесение полученных в процессе оперативно-розыскной деятельности данных о личности лица, возможно, имеющего отношение к совершению преступления, со сведениями о ан­тропологических, динамических, физиологических и других признаках ли­ца, зафиксированных в памяти очевидцев преступления, информационных массивах, фотографиях, кино-, фото-, видео- и аудиопленках и на других носителях информации, и установление на этой основе его причастности к совершению преступления.

Отождествление может проводиться различными способами, с исполь­зованием технических средств и разных тактических приемов. Как прави­ло, оно осуществляется конспиративно от опознаваемого. Наиболее рас­пространенными формами отождествления являются опознание по фотографиям, а также поиск «по горячим следам» с участием потерпевших и очевидцев происшедшего события.

Отождествление личности может проводиться с использованием служебно-розыскных собак по изъятым с места происшествия и добытым в процессе оперативно-розыскной деятельности носителям запаха. Тактика такого опознания должна строиться с учетом требований соответствующих ведомственных нормативных актов.

Результаты отождествления оформляются рапортом и (или) справкой. В этих документах должно быть также указано, в каких условиях проходи­ло опознание, а также по каким признакам было опознано лицо.

13. Обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств — это осуществляемый в процессе оперативно-ро­зыскной деятельности осмотр оперативным работником непосредственно или с возможным участием специалистов или по его заданию лицом, ока­зывающим содействие правоохранительным органам, жилых и служебных помещений, транспортных средств и других объектов в целях обнаружения орудий и средств совершения преступлений, денег и ценностей, добытых преступным путем, товаров и предметов, оборот которых запрещен или ограничен, других предметов и документов, могущих иметь отношение к преступной деятельности, а также получения других сведений, необходи­мых для решения задач оперативно-розыскной деятельности (в частности, планирования захвата с поличным и т. п.).

Негласное обследование жилища, осуществляемое сотрудниками спе­циализированных подразделений правоохранительных органов, допуска­ется только на основании судебного решения по мотивированному поста­новлению соответствующего руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, при наличии информации, указанной в ч. 2 ст. 8.

Под жилищем (местом жительства) понимается помещение, в котором гражданин постоянно или преимущественно проживает в качестве соб­ственника, по договору найма (поднайма) или аренды либо на иных осно­ваниях, предусмотренных законодательством Российской Федерации (жилой дом, квартира, служебное жилое помещение, специализированные дома, общежития, гостиницы-приюты, дома маневренного фонда, специ­альные дома для одиноких престарелых лиц, дома для инвалидов, ветера­нов и иное жилое помещение), а также те его составные части, которые ис­пользуются для отдыха, хранения имущества или удовлетворения иных потребностей человека (балконы, обустроенные веранды, кладовые и т. п.). Места жительства необходимо отличать от мест пребывания (гостиницы, санатории, садовые домики, дома отдыха, пансионаты, больницы и т.п.), в которых гражданин проживает временно.

Обследование в процессе оперативно-розыскной деятельности нежилых помещений, зданий, сооружений, транспортных средств, участков местности регламентируется ведомственными нормативными актами и осуществляется во внесудебном порядке.

Результаты негласного обследования оформляются рапортом и (или) справкой оперативного работника. В них отмечается ход обследования, обнаруженные при этом предметы, используемые технические средства и специальные окрашивающие средства, указывается, образцы каких ве­ществ и в каком количестве изымались, другие оперативно важные обстоя­тельства.

Перечень должностных лиц органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, наделенных правом выносить постановления о проведении обследования жилых помещений, и некоторые другие аспекты проведения этого оперативно-розыскного мероприятия определены в меж­ведомственной Инструкции об основах организации и тактики проведения соответствующих технических мероприятий (см. комментарий к ст. 4).

14. Контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений — осуществляемое в целях решения задач оперативно-розыскной деятель­ности получение информации путем перлюстрации корреспонденции, про­водимой по заданию оперативных работников спецподразделениями пра­воохранительных органов в порядке, определяемом межведомственными нормативными актами или соглашениями между органами, осуществляю­щими оперативно-розыскную деятельность.

Ограничение конституционных прав граждан на тайну почтовых от­правлений, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям элек­трической и почтовой связи, осуществляемое в процессе оперативно-розыскной деятельности, допускается только на основании судебного ре­шения по мотивированному постановлению соответствующего руководи­теля органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, при наличии информации, указанной в ч. 2 ст. 8.

Не подлежат контролю почтовые отправления задержанных или за­ключенных под стражу лиц, а также лиц, арестованных и осужденных, если в них содержатся предложения, заявления и жалобы, адресованные в орга­ны прокуратуры, суды или в государственные органы, обладающие правом контроля за деятельностью мест содержания под стражей и уголовно-исполнительных учреждений.

В соответствии с законодательством контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений в интересах органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, возлагается на органы ФСБ России. Непосредственная реализация этого мероприятия возложена на спецпод­разделения указанных органов. Проведение такого рода оперативно-розыскных мероприятий в ином порядке противоречит законодательству и может привести к нарушению конспирации в работе правоохранительных органов, необоснованному ограничению конституционных прав граждан.

Представляется, что контроль почтовых и иных отправлений, содер­жащих сведения, составляющие государственную тайну, может проводить­ся с соблюдением режима секретного делопроизводства по мотивированному постановлению руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, и согласованному с соответствующим руководи­телем органа государственной власти, наделенного полномочиями по от­несению сведений к государственной тайне, по разрешению судьи.

Максимальный срок контроля — 180 суток со дня вынесении поста­новления, если иное не указано в самом постановлении. При необходимос­ти продления контроля судья принимает об этом решение на основании вновь представленных материалов.

Иные сообщения подпадают под этот режим только в том случае, если отправитель и адресат принимают меры для обеспечения тайны его содер­жания. В данном случае «иные» означает другие, наравне с почтовым и те­леграфным, «закрываемые» способы передачи сообщений. В числе таких способов следует назвать использование посыльных, ведомственной связи и т. п. В связи с этим представляется, что при необходимости осуществле­ния контроля за такими отправлениями также нужно вынести постановле­ние и получить разрешение судьи.

Контроль за сообщением и информационными отправлениями, рас­пространяемыми гласно, без принятия мер по обеспечению неизвестности их содержания посторонним лицам (например, радиопереговоры), может осуществляться в обычном режиме, без испрашивания разрешения у судьи.

Перечень должностных лиц органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, наделенных правом выносить постановления о проведении контроля почтовых отправлений, телеграфных и иных «закрытых» сообщений, а также другие аспекты проведения этого опера­тивно-розыскного мероприятия определены в соответствующей межведом­ственной Инструкции (см. комментарий к ст. 4).

Результаты контроля оформляются рапортом и (или) справкой. К ним могут прикладываться полученные от специализированных подразделений, непосредственно осуществляющих контроль почтовых отправлений и теле­графных сообщений, копии документов, рефераты, справки и другие доку­менты.

15. Прослушивание телефонных переговоров (ЛТП) — это осуществляе­мое оперативно-техническими подразделениями органов ФСБ России или МВД РФ по заданиям оперативных подразделений органов, наделенных правом проведения оперативно-розыскной деятельности, получение ин­формации в результате прослушивания ведущихся по линиям телефонной связи переговоров людей, причастных или к преступлению или к лицам, его совершившим.

В соответствии с законодательством непосредственный слуховой кон­троль и запись прослушиваемых переговоров, связанные с подключением к станционной аппаратуре предприятий, учреждений и организаций незави­симо от форм собственности, других юридических и физических лиц, пре­доставляющих услуги связи, в интересах органов, осуществляющих опера­тивно-розыскную деятельность, проводятся с использованием оперативно-технических сил и средств органов ФСБ России. В определенных случаях, по согласованию с ними, это оперативно-розыскное мероприятие может проводиться органами внутренних дел России, в том числе и в интересах других органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность.

Ограничение конституционных прав граждан на тайну телефонных пе­реговоров, осуществляемое в процессе оперативно-розыскной деятель­ности, допускается только на основании судебного решения по мотивиро­ванному постановлению соответствующего руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, при наличии ин­формации, изложенной в ч. 2 ст. 8.

Представляется, что ПТП, содержащих сведения, составляющие го­стайну, может проводиться с соблюдением режима секретного делопроиз­водства по мотивированному постановлению руководителя органа, осу­ществляющего оперативно-розыскную деятельность, и согласованному с руководителем органа государственной власти, наделенного полномочиями по отнесению сведений к гостайне, по разрешению соответствующего судьи.

Максимальный срок прослушивания — 180 суток со дня вынесения постановления. При необходимости его продления судья принимает об этом (решение на основании вновь представляемых материалов. Прослушиванию могут быть подвергнуты переговоры, ведущиеся с домашнего или служебного телефона либо телефонов-автоматов, с использованием линий проводной, космической и сотовой связи. Результаты ПТП оформляются рапортом и (или) справкой, в которых (отражается время и место прослушивания и средства звукозаписи (с указанием их технических характеристик), содержание фонограммы прослуши­ваемых переговоров (с изложением лишь фактов, обстоятельств, имеющих (отношение к делу). К ним обычно прикладывается фонограмма перегово­ров, осуществляемая спецподразделениями правоохранительных органов, (которая в полном виде без изъятия или монтажа звукозаписи приобщается к составляемой сотрудниками этого подразделения справке и вместе с ней [представляется инициатору задания в опечатанном виде. Результаты ПТП могут передаваться органам дознания, следователю, а также использоваться в доказывании по уголовным делам (см. коммента­рий к ст. 11).

При наличии данных о возникновении угрозы жизни, здоровью, собственности и других насильственных действий в отношении отдельных лиц по их заявлению или с их согласия в письменной форме возможно осуществление ПТП, ведущихся с их телефонов, на основании постановления, утвержденного руководителем органа, наделенного правом проведения оперативно-розыскной деятельности. В таком случае судья должен быть уведомлен о проведении этого мероприятия в течение 48 часов.

16. Снятие информации с технических каналов связи — это осу­ществляемое для решения задач оперативно-розыскной деятельности полу­чение информации путем контроля специальными техническими средствами за электромагнитными и другими полями, возникающими в результате (передачи различных данных по сетями электрической связи, работы компьютерных сетей, баз данных, телекоммуникационных информационных (систем, осуществляющих сбор, обработку, накопление, хранение, поиск и (распространение информации.

Снятие информации с технических каналов осуществляется на основании постановления руководителя органа, уполномоченного на ведение оперативно-розыскной деятельности, с разрешения судьи. Условия и основания проведения указанного мероприятия аналогичны ПТП.

17. Оперативное внедрение — это осуществляемая в целях решения задач оперативно-розыскной деятельности совокупность взаимосвязанных:

а) действий по продвижению сотрудника правоохранительных органов или лица, оказывающегоему содействие в решении возложенных на них задач, в преступное формирование; б) совершаемых ими в составе преступного формирования общественно опасных действий (бездействия), хотя и имеющих все признаки деяния, предусмотренного Особенной частью УК РФ, и причиняющих реальный вред, но вынуждено совершаемых с соблю­дением установленных законодательством условий и пределов.

Как правило, оперативное внедрение проводится в рамках специаль­ной (тактической) операции. Объектами такой операции являются: пред­ставляющие повышенную общественную опасность устойчивые преступ­ные формирования лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений (см. ст. 15 УК РФ); группы по предварительному сговору (см. ч. 2 ст. 35 УК РФ); организо­ванные группы (см. ч. 3 ст. 35 УК РФ): банды (см. ч. 1 ст. 209 УК РФ); пре­ступные сообщества (см. ч. 4 ст. 35, ст. 210 УК РФ); незаконные воору­женные формирования (см. ст. 208 УК РФ); формирования, планирующие осуществление насильственных захвата власти, удержания власти, измене­ния конституционного строя или вооруженного мятежа (см. ст. ст. 278— 279 УК РФ); организации, используемые ими в качестве прикрытия для ве­дения преступной деятельности или осуществляющие вспомогательные функции и др.

В соответствии с законодательством на территории Российской Феде­рации право осуществлять внедрение предоставляется подразделениям ор­ганов, уполномоченных на ведение оперативно-розыскной деятельности, исключительно в пределах полномочий, установленных соответствующими законодательными актами (см. комментарий к ст. 4).

Оперативное внедрение в силу своей сложности готовится и проводит­ся соответствующими подразделениями правоохранительных органов, ве­дущими борьбу с преступностью, самостоятельно или с привлечением дру­гих заинтересованных подразделений или органов. Основаниями для внедрения являются исключительно основания, указанные в ст. 7.

Операции по внедрению проводятся в случаях, когда применение дру­гих форм и методов оперативно-розыскной деятельности не позволяет эф­фективно обеспечить выполнение возложенных законодательством на пра­воохранительные органы задач по борьбе с преступностью.

Подразделение, непосредственно осуществляющее операцию по опера­тивному внедрению, в рамках своих полномочий осуществляет координа­цию проводимых мероприятий, в необходимых случаях организует вза­имодействие участвующих в ней органов, в том числе и совместных с соответствующими органами других государств мероприятий по внедре­нию в международные преступные группы.

Внедрение с участием сотрудников правоохранительных органов гото­вится в порядке, определяемом требованиями соответствующих ведом­ственных нормативных актов и с соблюдением необходимых мер зашиф­ровки в зависимости от особенностей конкретной ситуации.

Представляется целесообразным предложения о проведении операции представлять руководителю органа рапортом с приложением проектов по­становления о внедрении, плана операции и т. д.

В соответствии с ч. 5 ст. 8 операция по внедрению осуществляется на основании постановления, утвержденного руководителем органа, уполно­моченного на проведение оперативно-розыскной деятельности, и в поряд­ке, предусмотренном планом операции.

В постановлении кратко обосновываются: необходимость внедрения, имеющиеся возможности для его осуществления, решаемые при этом зада­чи, линия поведения внедряемого лица для действий в экстремальных си­туациях и другие необходимые сведения.

В случае вынужденного причинения внедренным лицом вреда правоохраняемым интересам его действия могут быть признаны правомерными или оно может быть освобождено от уголовной ответственности или нака­зания на основании ч. 4 ст. 16 Федерального закона, ст.ст. 37—42, 75, при­мечаний к ст.ст. 204, 205, 208, 222, 223, 228 и 291 УК РФ, п. 2 ст. 5, ст.ст. 6 и 7 УПК РС^СР. В ином случае правоохранительные органы могут ходатай­ствовать о помиловании такого лица (см. ст. 85 УК РФ). Постановление о внедрении выступает документом, определяющим пределы правомерности действий внедренного лица.

18. Контролируемая поставка — это осуществляемое при наличии ука­занных в законе оснований и с соблюдением установленных процедур под контролем органов, наделенных правом осуществлять оперативно-розыск­ную деятельность, перемещение товаров и предметов в целях пресечения противоправных действий и выявления лиц, причастных к совершению преступления[16] .

Практическая реализация контролируемой поставки осуществляется в соответствии с национальным законодательством.

Кроме того, правовой основой взаимодействия правоохранительных и других компетентных органов нескольких государств при проведении кон­тролируемой поставки на территориях ряда стран являются двухсторонние или многосторонние договоры об оказании правовой помощи, а также межгосударственные, межправительственные и межведомственные согла­шения о взаимодействии в борьбе с преступностью (так называемые поли­цейские соглашения).

При проведении контролируемой поставки возможно применять спе­циальные окрашивающие средства. В связи с этим необходимо иметь в ви­ду, что в соответствии с п. 9 ч. 1 ст. 14 Закона о милиции для выявления лиц, совершивших преступления, могут применяться специальные окрашивающие средства. Об их применении, как правило, составляется акт. На объектах собственности окрашивающее вещество наносится в присутствии собственника или уполномоченногоим лица. Акт или другие способы фиксации хода и результатов применения окрашивающих веществ могут пред­ставляться в органы следствия и после надлежащего оформления использо­ваться в качестве доказательств по уголовным делам, а присутствующие при этом граждане допрашиваться в качестве свидетелей.

Необходимо также учитывать, что перемещение предметов, оборот ко­торых запрещен или ограничен, является правонарушением, Не принятие должностным лицом правоохранительных или иных государственных ор­ганов или гражданином, располагающим информацией об этом, мер по его пресечению является недонесением, халатностью или злоупотреблением властью[17] .

Отметим и то, что новый УК РФ расширил перечень так называемых поощрительных норм, т.е. норм, стимулирующих добровольное прекраще­ние преступной деятельности. Так, в примечании к ст. 222 «Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств» подчеркивается, что лицо, добровольно сдавшее оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества и взрывные устройства, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления. Этот подход находит отражение и в судебной практике. В постановлении Пленума Вер­ховного Суда Российской Федерации от 25 июня 1996 г. № 5 «О Судебной практике по делам о хищении и незаконном обороте оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ» отмечается, в частности, что «в случае доброволь­ной сдачи независимо от мотивов огнестрельного оружия, боевых припа­сов или взрывчатых веществ, от уголовной ответственности освобож­даются лица, которые хранили их без соответствующего разрешения, а также незаконно приобрели, изготовили или носили». А в примечании к ст. 228 УК РФ «Незаконные изготовление, приобретение, хранение, перевозка, пересылка либо сбыт наркотических средств или психотропных веществ» отмечается, что лицо, добровольно сдавшее наркотические средства или психотропные вещества и активно способствовавшее раскрытию или пре­сечению преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств или психотропных веществ, изобличению лиц, их совершивших, обнаружению имущества, добытого преступным путем, освобождается от уголовной ответственности за данное преступление.

Эти положения имеют прямое отношение к проводимым правоохрани­тельными органами контролируемым поставкам оружия, наркотиков и не­которых других предметов. Наличие таких новелл позволяет освобождать от уголовной ответственности лиц, которые своими действиями способ­ствовали ликвидации устойчивых международных каналов незаконного оборота наркотиков и оружия.

Кроме того, в ст.ст. 227—228 Таможенного кодекса закреплен частный случай контролируемой поставки, имеющий следующие особенности:

он осуществляется только таможенными органами;

этот метод осуществляется в целях пресечения международного неза­конного оборота контролируемых предметов;

он применяется в соответствии с договоренностями с таможенными и иными компетентными органами иностранных государств или на основе международных договоров;

решение об использовании метода контролируемой поставки прини­мается только ГТК РФ;

если страной назначения наркотиков является иностранное государ­ство, то уголовное дело в России не возбуждается, а о принятом решении таможенный орган немедленно уведомляет прокурора в установленном порядке;

если страной назначения наркотиков является Россия, то, исходя из ст.ст. 3 и 112 УПК РСФСР, возбуждение уголовного дела и направление соответствующего постановления прокурору обязательно.

В Федеральном законе не содержится специальных разъяснении по во­просу о возбуждении уголовного дела в процессе осуществления оператив­но-розыскных мероприятий, в частности контролируемой поставки. В дан­ном случае необходимо руководствоваться положениями УПК РСФСР, определяющего, что при наличии оснований возбуждение уголовного дела обязательно. Поводами в соответствии с Федеральным законом и УПК РСФСР могут быть результаты оперативно-розыскной деятельности (см. ст. 11 Федерального закона и п. 6 ст. 108 УПК РСФСР). Уголовное дело в таких случаях, как правило, возбуждается не по признакам совершения преступления конкретным лицом, а по факту, событию преступления. Это расширяет возможность маневра при проведении как следственных дей­ствий, так и оперативных мероприятий. В то же время если имеющиеся сведения о признаках преступления не содержат достаточных данных для возбуждения уголовного дела, то оно не возбуждается, а контролируемая поставка призвана добыть недостающие данные для принятия решения.

В качестве контролируемых предметов могут выступать предметы, ве­щества и продукция, свободная реализация которых запрещена либо обо­рот которых ограничен (наркотические средства, оружие, культурные цен­ности, драгоценные камни и драгоценные металлы и т.п.), либо предметы добытые преступным путем или сохранившие на себе следы преступления, а также орудия или средства совершения преступления.

Анализ практики работы правоохранительных органов показывает, что контролируемые поставки могут проводиться путем: наблюдения за грузовыми перевозками (железнодорожным, морским, речным, автомо­бильным, авиационным транспортом, в том числе в тайниках); слежения за почтовыми отправлениями (письма, бандероли, посылки, в том числе и на подставные адреса), а также за багажом и грузами, перемещаемыми в со­провождении курьеров или под видом других предметов или товаров.

В соответствии с законодательством на территории Российской Феде­рации право проводить контролируемую поставку предоставляется под­разделениям органов, уполномоченным на ведение оперативно-розыскной деятельности, исключительно в пределах своих полномочий, установлен­ных соответствующими законодательными актами России.

Основаниями для проведения контролируемой поставки являются основания проведения оперативно-розыскных мероприятий, указанные в ст. 7 Федерального закона.

Для проведения контролируемой поставки лицо, осуществляющее опе­ративно-розыскную деятельность, обязано вынести об этом постановление, где указывается занимаемаяим должность, существо добытых сведений, преступление, признаки которого содержатся в имеющихся данных о ли­цах, фактах или событиях (со ссылкой на соответствующие статьи УК РФ), а также когда, где и в отношении каких предметов предполагается осу­ществить контролируемую поставку. В соответствии со ст. 8 постановление утверждается начальником определенного органа. Уведомления или согла­сования с прокурором закон не требует. Постановление, являясь докумен­том, в котором закреплены обоснования правомерности перемещения предметов, оборот которых запрещен или ограничен, может предъявляться в органы прокуратуры, в суд или другие государственные органы.

Контролируемая поставка осуществляется в соответствии с планом, ко­торый, как правило, готовится соответствующим подразделением исходя из анализа данных о деятельности преступных формирований, оценки опе­ративной обстановки и наличия необходимых, в том числе и финансовых, возможностей для ее осуществления. Результаты операции докладываются рапортом начальнику органа, утвердившему постановление о ее проведе­нии.

19. Оперативный эксперимент — это проведение необходимых опытных действий, воспроизведение действий, обстановки или иных обстоятельств подготовки или совершения тяжких или особо тяжких преступлений, а также выявление и установление лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших в целях проверки и оценки собранных данных или полу­чения новых данных об обстоятельствах их совершения, а также лицах, причастных к этому.

Оперативный эксперимент проводится не только в отношении уже со­вершенного и оцененного с высокой долей вероятности как преступное деяния, но и одновременно с совершением проверяемым лицом противо­правных действий. В последнем случае фиксация хода и результатов опера­тивного эксперимента происходит одновременно с отображением следов совершаемого преступления в памяти лиц, наблюдающих за поведением проверяемых или развертыванием исследуемых событий, а также на кино-, фото-, видео-, аудиопленках и иных материальных предметах. В этом ви­дится отличие оперативного эксперимента от следственного, который «направлен в прошлое» и своей целью имеет проверку уже происшедшего события.

При проведении оперативного эксперимента запрещается производить действия, унижающие честь и достоинство граждан или содержащие угрозу для жизни и здоровья участников оперативного эксперимента или других граждан, а также искусственно создавать доказательства совершения пре­ступления. Должностные лица правоохранительных органов, допустившие такие действия, привлекаются ответственности (см. ст. ст. 285, 286, 303 и 304 УК РФ). Проведение оперативного эксперимента допускается только в целях выявления, предупреждения, пресечения и раскрыли тяжкого или особо тяжкого преступления (см. ст. 15 УК РФ), а также в целях выявления и установления лиц, их подготавливающих, совершающих или совершив­ших.

Оперативный эксперимент проводится на основании утвержденного руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятель­ность, постановления и в порядке, предусмотренном планом. Хотя основа­ния для проведения оперативного эксперимента общие (как и для иных оперативно-розыскных мероприятий), однако в постановлении о проведе­нии определенного оперативного эксперимента они должны быть конкре­тизированы относительно исследуемого события или лица.

Проведение оперативного эксперимента, в ходе которого могут быть совершены действия, ограничивающие конституционные права граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, а также право на неприкосновенность жилища, допускается на основании судебного решения и при наличии информации,указанной в ч.2ст. 8.

Оперативный эксперимент проводится в целях проверки возможности совершения определенных действий конкретными лицами, наличия у них определенных навыков, умения выполнять соответствующие профессио­нально-трудовые операции, владения инструментами и т. п.

Достоверность результатов оперативного эксперимента достигается проведением опытных действий в максимально приближенной к действи­тельности обстановке и при отсутствии какого бы то ни было подстрека­тельства или содействия совершению преступления. Недопустимо проведение эксперимента, если это может привести к на­ступлению тяжких последствий или ущербу общественной безопасности или интересам безопасности Российской Федерации.

Оперативный эксперимент проводится как правило по плану, утверж­денному руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность[18] .

Результаты оперативного эксперимента могут быть использованы для подготовки и осуществления следственных и судебных действий, проведе­ния оперативно-розыскных мероприятий по выявлению, предупреждению, пресечению и раскрытию преступлений, выявлению и установлению лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших, а также для ро­зыска лиц, скрывшихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняю­щихся от исполнения наказания и без вести пропавших (см. комментарий к ст. 11).

Результаты оперативного эксперимента могут служить поводом и основанием для возбуждения уголовного дела, представляться в орган до­знания, следователю или в суд, в производстве которого находится уголов­ное дело, а также использоваться в доказывают по уголовным делам в со­ответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств (см. комментарий к ст. 11).

Представление результатов оперативного эксперимента органу дозна­ния, следователю или в суд осуществляется на основании постановления руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятель­ность, в порядке, предусмотренном ведомственными нормативными ак­тами.

В результате оперативного эксперимента может быть:

осуществлен захват с поличным преступников непосредственно при со­вершенииими преступных действий;

проверены и уточнены имеющиеся данные о причастности конкретных лиц к определенным событиям;

проверены имеющиеся оперативные версии;

установлены причины и условия совершения преступлений.

Кроме того, результаты оперативного эксперимента могут учитывать­ся при решении вопросов допускной работы, указанных в ч. 2 ст. 7.

В ходе проведения оперативного эксперимента могут производиться иные оперативно-розыскные мероприятия, использоваться информацион­ные системы, видео- и аудиозапись, кино- и фотосъемка, другие техниче­ские и иные средства, не наносящие ущерб жизни и здоровью людей и не причиняющие вред окружающей среде, а также специальные окраши­вающие средства.

Кроме того, в нем могут участвовать специалисты и незаинтересован­ные лица, могущие быть в последствии допрошены в качестве свидетелей об условиях проведения эксперимента и Полученных результатах.

Результаты оперативного эксперимента оформляются рапортом и (или) справкой оперативного работника с приложением необходимых докумен­тов, аудио-, видеопленок, на которых фиксировался его ход и результаты. В соответствии с законом, результаты оперативного эксперимента могут использоваться в доказывают по уголовным делам. '

20. Приведенный в комментируемой статье перечень оперативно-розыскных мероприятий является исчерпывающим и может быть изменен или дополнен только Федеральным законом. Такой закон имеет обязатель­ную силу на всей территории Российской Федерации. Расширение или лю­бое иное изменение круга оперативно-розыскных мероприятий, произве­денное законом или иным нормативным актом субъекта Российской Федерации, указом Президента либо постановлением Правительства Рос­сийской Федерации, является незаконным и исполнению не подлежит.

Осуществление любого из указанных в ст. 6 оперативно-розыскных ме­роприятий может быть сопряжено с ограничением конституционных прав граждан. В таких случаях у судьи испрашивается разрешение не на прове­дение того или иного мероприятия, а на ограничение неприкосновенности жилища, тайны переписки и др.

21. В ходе проведения любых из закрепленных в Федеральном законе оперативно-розыскных мероприятий могут использоваться информацион­ные системы, видео- и аудиозапись, кино- и фотосъемка, а также другие технические и иные средства, не наносящие ущерб жизни и здоровью лю­дей и не причиняющие вред окружающей среде. Указанные выше техниче­ские средства оперативные работники могут применять как непосред­ственно, так и используя помощь должностных лиц и специалистов, обладающих научными, техническими и иными специальными знаниями, а также отдельных граждан с их согласия на гласной и негласной основе.

Закрепление Федеральным законом права субъектов оперативно-ро­зыскной деятельности использовать информационные системы позволяет им на основании ст. 55 Конституции (в развитие общего конституционного положения) хранить в них сведения о личной жизни людей без согласия по­следних. Применяемые в ходе оперативно-розыскной деятельности техни­ческие средства могут быть как специально изготовленные или приспособ­ленные для негласного закрепления определенных событий, так и общеприменяемые (бытовые). Главное условие для применения таких средств — безопасность для жизни, здоровья людей, а также для окружаю­щей среды. Фиксируемые на них фактические данные используются в целях и порядке, предусмотренных ст. 11.

22. С учетом предписаний, предусмотренных в ч. 4 комментируемой статьи, контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений в интересах органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, возлагается на органы ФСБ России. Оперативно-розыскные мероприятия, связанные с подключением к станционной аппаратуре предприятий, уч­реждений и организаций независимо от форм собственности, других юри­дических и физических лиц, предоставляющих услуги связи, в интересах органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, проводят­ся с использованием оперативно-технических сил и средств органов ФСБ России. При определенных условиях указанные мероприятия проводятся органами внутренних дел России с уведомлением органов безопасности, в том числе и в интересах других органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность.

23. Должностные лица органов, осуществляющих, оперативно-розыскную деятельность, решают ее задачи посредством личного участия в организации и проведении оперативно-розыскных мероприятий, используя помощь должностных лиц и специалистов, обладающих научными, техниче­скими и иными специальными знаниями, а также отдельных граждан с их согласия на гласной и негласной основе.

В соответствии с ч. 3 ст. 13 в органах, которым предоставлено право осуществлять оперативно-розыскную деятельность, определяются подраз­деления, сотрудники которых полномочны осуществлять и организовывать проведение оперативно-розыскных мероприятий. Кроме того, в структуре соответствующих правоохранительных органов имеются специализиро­ванные подразделения, сотрудники которых, обладая научными, техниче­скими и иными специальными знаниями, непосредственно выполняют от­дельные элементы соответствующих оперативно-технических и других мероприятий. Но ответственность за обоснованность и законность указан­ных в законе мероприятий несет лицо, принявшее решение о его проведе­нии.

При решении задач оперативно-розыскной деятельности оперативные сотрудники могут использовать помощь различных специалистов, в том числе конфиденциально на договорной основе с выплатой соответствую­щего вознаграждения за проведенные исследования, консультацию или иную выполненную работу.

24. В ч. 6 комментируемой статьи содержится запрет на проведение опе­ративно-розыскных мероприятий и использование специальных и иных тех­нических средств, предназначенных (разработанных, приспособленных, за­программированных) для негласного получения информации, не уполно­моченными на то Федеральным законом физическими и юридическими лицами. В развитие этого положения Президентом принят Указ «О мерах по упорядочению разработки, производства, реализации, приобретения в це­лях продажи, ввоза в Российскую Федерацию и вывоза за ее пределы, а также использования специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации». На основании этого указа на ФСБ России возложена обязанность осуществить;

лицензирование деятельности не уполномоченных на осуществление оперативно-розыскной деятельности физических и юридических лиц, свя­занной с разработкой, производством, реализацией, приобретением в це­лях продажи, ввозом в Россию и вывозом за ее пределы специальных тех­нических средств, предназначенных для негласного получения информа­ции, а также сертификацию, регистрацию и учет таких специальных техни­ческих средств[19] ;

выявление и пресечение случаев проведения оперативно-розыскных мероприятий и использования специальных и иных технических средств, разработанных, приспособленных, запрограммированных для негласного получения информации, неуполномоченными лицами;

координацию работы оперативных подразделений органов, осу­ществляющих оперативно-розыскную деятельность в соответствии с ком­ментируемым Федеральным законом, по выявлению нарушений устано­вленного порядка разработки, производства, реализации, приобретения в целях продажи, ввоза в Россию и вывоза за ее пределы специальных техни­ческих средств, предназначенных для негласного получения информации, неуполномоченными лицами.

Решения каких-либо лиц о самовольном осуществлении мероприятий по выявлению и пресечению фактов использования специальных и иных технических средств, разработанных, приспособленных, запрограммиро­ванных для негласного получения информации, и их изъятию, как пред­ставляется, следует расценивать как самоуправство, ответственность за ко­торое предусмотрена ст. 166 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях или ст.ст. 204 и 330 УК РФ (см. также ч. 2 ст. 138 УК РФ).

25. В ч. 7 комментируемой статьи определено, что «разработка,... ввоз в Российскую Федерацию и вывоз за ее пределы специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, не упол­номоченными физическими и юридическими лицами подлежат лицензирова­нию... » Во исполнение этого предписания постановлением Правительства от 1 июля 1996 г. № 770 утверждено Положение «О лицензировании дея­тельности физических и юридических лиц, не уполномоченных на осущест­вление оперативно-розыскной деятельности, связанной с разработкой, производством, реализацией, приобретением в целях продажи, ввоза в Рос­сийскую Федерацию и вывоза за ее пределы специальных технических средств, предназначенных (разработанных, приспособленных, запрограм­мированных) для негласного получения информации в процессе осущест­вления оперативно-розыскной деятельности». В соответствии с этим актом ФСБ России и ее органы на местах осуществляют лицензирование деятель­ности, связанной со специальными техническими средствами, осущест­вляемой юридическими лицами независимо от организационно-правовой формы и индивидуальными предпринимателями, не уполномоченными на осуществление оперативно-розыскной деятельности.

Деятельность, связанная со специальными техническими средствами, разрешается на основании заявок органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, или соответствующих договоров с иностранными партнерами после проведения органами лицензирования экспертизы заяв­ленного вида деятельности.

Лицензированию подлежат следующие виды деятельности, связанной со специальными техническими средствами: разработка и производство специальных технических средств; реализация специальных технических средств; приобретение специальных технических средств в целях продажи, ввоза в Российскую Федерацию и вывоза за ее пределы[20] .

В этом положении особо подчеркивается, что требовать от заявителя представления документов, не предусмотренных законодательством, запре­щается. Если копии представляемых документов нотариально не заверены, одновременно предъявляются их оригиналы. Все документы, представленные для получения лицензии, регистрируются органом лицензирования.

За рассмотрение заявления и выдачу лицензии устанавливается плата в размере соответственно одной десятой и трехкратного установленного за­коном минимального размера оплаты труда.

Решение о выдаче или об отказе в выдаче лицензии принимается в те­чение 30 дней со дня получения заявления со всеми необходимыми доку­ментами. В оговоренных законодательством случаях срок рассмотрения может быть продлен до 90 дней.

Лицензия выдается на срок не менее 3 лет. По заявлению лица, обра­тившегося за ее получением, лицензия может выдаваться на срок до 3 лет. Продление срока действия лицензии производится в порядке, установлен­ном для ее получения.

На каждый вид деятельности, связанной со специальными технически­ми средствами, выдается отдельная лицензия. Гражданин может иметь ли­цензии на несколько видов такой деятельности[21] .

Органы лицензирования ведут реестр выданных, зарегистрированных, приостановленных и аннулированных лицензий.

Гражданин обязан: выполнять условия лицензии в течение всего срока ее действия; разрешать лицам, назначаемым органами лицензирования, проводить проверку осуществляемойим деятельности; сообщать в орган лицензирования о прекращении своей деятельности; возвращать лицензию и прекращать деятельность, на осуществление которой она выдана, на основании решения органа лицензирования; отвечать в письменной форме на запросы органов лицензирования относительно осуществляемойим дея­тельности, связанной со специальными техническими средствами.

Лицензиат не имеет права без разрешения заказчика — органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, или иностранного партнера рекламировать производимые или реализуемыеим специальные технические средства.

Контроль за соблюдением условий, предусмотренных лицензией, осу­ществляют органы федеральной службы безопасности с привлечением в необходимых случаях органов внутренних дел и других органов, осу­ществляющих оперативно-розыскную деятельность. За осуществление дея­тельности, связанной со специальными техническими средствами, без ли­цензии либо с нарушением ее условий виновные в этом несут ответ­ственность (см., например, ч. 3. ст. Л 38 УКРФ).

26. В соответствии с предписаниями ч. 8 комментируемой статьи по­становлением Правительства Российской Федерации № 770 установлен «Перечень видов специальных технических средств, предназначенных дня негласного получения информации в процессе осуществления оперативно-розыскной деятельности». Он предусматривает специальные технические средства для негласного: получения и регистрации акустической информа­ции; визуального наблюдения и документирования; прослушивания теле­фонных переговоров; перехвата и регистрации информации с технических каналов связи; контроля почтовых сообщений и отправлений; исследова­ния предметов и документов; проникновения и обследования помещений, транспортных средств и других объектов; контроля за перемещением тран­спортных средств и других объектов; получения (изменения, уничтожения) информации с технических средств ее хранения, обработки и передачи; проведения идентификации личности.

Статья7. Основания для проведения оперативно-розыскных меро­приятий

(1) Основаниями для проведения оперативно-розыскных мероприятий являются:

1. Наличие возбужденного уголовного дела,

2. Ставшие известными органам, осуществляющим оперативно-розыск­ную деятельность, сведения о:

1) признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного проти­воправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о воз­буждении уголовного дела;

2) событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации;

3) лицах, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда или укло­няющихся от уголовного наказания;

4) лицах, без вести пропавших, и об обнаружении неопознанных трупов.

3. Поручения следователя органа дознания, указания прокурора или опре­деления суда по уголовным делам, находящимся в их производстве.

4. Запросы других органов, осуществляющих оперативно-розыскную дея­тельность, по основаниям, указанным в настоящей статье.

5. Постановление о применении мер безопасности в отношении защищаемых лиц, осуществляемых уполномоченными на то государственными ор­ганами в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федера­ции.

6. Запросы международных правоохранительных организаций и правоох­ранительных органов иностранных государств в соответствии с междуна­родными договорами Российской Федерации.

(2) Органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, в пределах своих полномочий вправе также собирать данные, необходимые для принятия решений:

1. О допуске к сведениям, составляющим государственную тайну.

2. О допуске к работам, связанным с эксплуатацией объектов, представ­ляющих повышенную опасность для жизни и здоровья людей, а также для окружающей среды.

3. О допуске к участию в оперативно-розыскной деятельности или о до­ступе к материалам, полученным в результате ее осуществления.

4. Об установлении или о поддержании с лицом отношений сотрудни­чества при подготовке и проведении оперативно-розыскных мероприятий.

5. По обеспечению безопасности органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность.

6. О выдаче разрешений на частную детективную и охранную деятель­ность.

1. Статья заменила ст. 7 «Основания проведения оперативно-розыскных мероприятий» ранее действовавшего оперативно-розыскного закона. Основные изменения состоят в следующем:

расширен перечень оснований для проведения оперативно-розыскных мероприятий (см. подп. 2 п. 2 и п. 5ч. 1, п. 5 ч. 2);

изменен ряд конкретных оснований для проведения оперативно-розыскных мероприятий, в частности, по выполнению запросов междуна­родных правоохранительных организаций и правоохранительных органов иностранных государств (ранее запросы выполнялись при наличии дого­воров о правовой помощи; теперь — в соответствии с международными договорами Российской Федерации);

улучшено технико-юридическое оформление изложенных в статье предписаний.

2.Цель статьи — в систематизированном виде представить предписа­ния о всех имеющихся законных основаниях для проведения оперативно-розыскных мероприятий. В данной связи нельзя не отметить то обстоя­тельство, что в комментируемой статье по существу отсутствует важнейшее основание для проведения оперативно-розыскных мероприятий, то, кото­рое предопределяет предупредительный, поисковый характер оперативно-розыскной деятельности. Без которого все без исключения оперативно-розыскные мероприятия, согласно предписаниям ч. 1 ст. 7, обязаны прово­диться с заранее заданным опозданием, а решение задач и достижение цели оперативно-розыскной деятельности выглядит достаточно проблематично. Речь идет о явной недостаточности фиксации в оперативно-розыскном за­коне только группы оснований для проведения оперативно-розыскных ме­роприятий исключительно в связи с наличием «ставших известными орга­нам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, сведений» о ряде деяний, событий и лиц (см. п. 2 ч. 1). Возникает законный вопрос: как «сведения» стали известны субъекту оперативно-розыскной деятель­ности без совершения соответствующего оперативно-розыскного действия? ведь согласно предписаниям комментируемой статьи их наличие не след­ствие (результат) осуществления оперативно-розыскных мероприятий [действий), а первичное основание для их проведения. Полагаем, что необ­ходимо предусмотреть в Федеральном законе предписание о соответству­ющем основании. Такое предписание сняло бы имеющееся противоречие и нормативно закрепило практическую необходимость осуществления опе­ративно-розыскных мероприятий так называемого поискового характера.

3.Сфера действия предписаний, изложенных в статье, по замыслу зако­нодателя должна охватывать всю оперативно-розыскную деятельность. Однако наличие значительного пробела законодательного регулирования (см. п. 2 настоящего комментария) не позволяет нам так утверждать.

4.Статья носит бланкетный (отсылочный) характер. Для правильно­го уяснения ее содержания и применения содержащихся в ней правил тре­буется руководствоваться предписаниями не только и не столько Феде­рального закона, сколько нормами ряда российских законодательных и иных нормативных правовых актов, а также правилами соответствующих международных договоров России (см. ид. 6—8, 10,11 и 13 комментария к настоящей статье).

5. Под основаниями для проведения оперативно-розыскных мероприятий в Федеральном законе понимаются поводы к началу оперативно-розыскной деятельности. Указанные в ст. 6 оперативно-розыскные меро­приятия могут проводится лишь при наличии: фактических оснований, т.е. выработанной практикой и закрепленной в ведомственных актах совокуп­ности сведений о признаках действий и событий, входящих в предмет опе­ративно-розыскной деятельности и юридических оснований, т.е. наличия в законе указания о возможности осуществления оперативно-розыскной дея­тельности при наличии соответствующего круга признаков. В оперативно-розыскной практике фактические основания иногда определяют через до­статочность данных для проведения соответствующих оперативно-розыскных мероприятий.

6. Наличие возбужденного уголовного дела, поручения следователя, ор­гана дознания, указания прокурора или определения суда по уголовным де­лам, находящимся в их производстве дела (см. пп. 1 и 3 ч. 1 комментируемой статьи), является основанием для проведения оперативно-розыскных ме­роприятий вне зависимости от того, кто его возбудил: следователь, проку­рор, судья или орган дознания. Порядок и основания возбуждения уголов­ного дела определены в ст.ст. 108, 112 и др. УПК РСФСР.

Если уголовное дело возбуждено следователем, прокурором или су­дьей, то органы, осуществляющие оперативно-розыскные мероприятия, могут их проводить только при наличии данногоим соответствующего письменного поручения или указания (см. ч. 2 ст. 14). В этом документе излагаются (в необходимом для выполнения поручения объеме) обстоя­тельства уголовного дела, а также те фактические данные, которые необ­ходимо добыть оперативным путем. Выбор конкретного оперативно-розыскного мероприятия — дело работников, его осуществляющих.

Поручение или указание следователя о проведении оперативно-розыск­ных мероприятий направляется тому органу, осуществляющему оператив­но-розыскную деятельность, в предмет ведения которого входит осуществление оперативно-розыскной деятельности в целях выявления, пред­упреждения и раскрытия соответствующих общественно опасных деяний[22] .

Исходя из этого следователи могут давать оперативным подразделени­ям этих органов поручения о проведении оперативно-розыскных меро­приятий только делам, входящим в предмет их ведения.

В то же время необходимо учитывать, что исходя из положений, за­крепленных в п. 1 ст. 117 УПК РСФСР, органы милиции являются органами дознания общей компетенции и они могут осуществлять оперативно-розыскные мероприятия по обнаружению, выявлению, пресечению и рас­крытию и тех преступлений, производство предварительного следствия по которым является исключительной прерогативой следователей органов прокуратуры.

Полученные в итоге таких мероприятий данные передаются следовате­лю, прокурору или судье, естественно, с соблюдением указанных в законо­дательстве условий, прежде всего связанных с необходимостью соблюдения конституции.

Поручение следователя, органа дознания, указания прокурора или определение суда могут выступать в качестве основания для проведения оперативно-розыскных мероприятий только в том случае, если они даны по уголовным делам, находящимся в их производстве. При выполнении в соответствии с ч. 3 ст. 132 УПК РСФСР следственного поручения, рас­смотрении гражданского дела, проведении доследственной проверки соот­ветствующие органы не вправе требовать осуществления оперативно-розыскных мероприятий.

7. Указанные в п. 2 ч. 1 комментируемой статьи основания для произ­водства оперативно-розыскных мероприятий связаны с решением органа­ми дознания (являющимися одновременно и органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность) закрепленной в ч. 1 ст. 118 УПК РСФСР задачи обнаружения преступлений и лиц их совершивших.

Как правило, источниками сведений о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о ли­цах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет до­статочных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела и о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности России, являются (см. п. 1 настоящего комментария): анализ и оценка оперативной обстановки; из­учение образа жизни лиц, предрасположенных, исходя из их прошлого по­ведения, к совершению преступлений; рассмотрение причин и условий со­вершения уже расследованных преступлений; анализ материалов уголов­ных дел, сообщений средств массовой информации и др.; результаты оперативно-розыскных мероприятий; итог деятельности других государствен­ных органов (например, СВР России, контролирующих органов, вскрыв­ших, например, перевод крупных сумм денег в зарубежные банки) и т. д. Причем на практике сведения о подготавливаемых или совершающихся преступлениях, являющиеся основанием для осуществления соответствую­щих оперативно-розыскных мероприятий, как правило, получают из раз­личных источников и окончательное решение принимается только после их всестороннего рассмотрения и оценки.

8. Основанием проведения оперативно-розыскных мероприятий в це­лях реализации полномочий органов обеспечения безопасности Президен­та, Председателя Правительства, председателей Совета Федерации и Госу­дарственной Думы, председателей Конституционного, Верховного и Выс­шего Арбитражного Судов и Генерального прокурора России в соот­ветствии с Федеральным законом «О государственной охране» выступают положения подл. 1 и 2 п. 2 ч. 1 ст. 7 Федерального закона (т.е. ставшие из­вестными органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, сведения о признаках противоправного деяния, а также о лицах, его подго­тавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных дан­ных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела или о событиях и действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации).

9. Поступившие в органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, сведения о лицах, скрывающихся от органов дознания, след­ствия и суда или уклоняющихся от уголовного наказания, а также о лицах, без вести пропавших, и об обнаружении неопознанных трупов в рамках определенных соответствующими законодательными актами полномочий выступают них основаниями проведенияими соответствующих оператив­но-розыскных мероприятий. Такие данные могут поступить из официаль­ных источников, от других государственных, в том числе и правоохрани­тельных, органов либо могут быть получены при оперативно-розыскных мероприятий по другим основаниям.

10. Запросы других российских органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, по основаниям, указанным в настоящей статье, также выступают в качестве поводов для проведения оперативно-розыск­ных мероприятий. Такие запросы направляются в порядке, предусмотрен­ном межгосударственными или межведомственными соглашениями (до­говорами). Например, основой для взаимодействия органов безопасности и таможенных органов в настоящее время служит Соглашение о сотрудни­честве и взаимодействии между ГТК России и ФСК России от 24 августа 1994 г. В соответствии с ним органы безопасности и таможенные органы: осуществляют взаимодействие между собой на территории Российской Фе­дерации; своевременно обмениваются информацией о готовящихся опера­циях по методу контролируемой поставки наркотических средств, психотропных веществ и иных предметов и при необходимости проводят их совместно, а в необходимых случаях проводят в интересах друг друга опе­ративно-розыскные мероприятия.

11. Постановление о применении мер безопасности в отношении защи­щаемых лиц также выступает основанием дня проведения созданными в соответствии с Федеральным законом о государственной защите специали­зированными подразделениями органов внутренних дел, органов феде­ральной службы безопасности, таможенных органов, федеральных органов государственной охраны и федеральных органов налоговой полиции опе­ративно-розыскных мероприятий.

Постановление о государственной защите может быть вынесено только в отношении указанных в законе категорий лиц[23] .

Для обеспечения защиты жизни и здоровья защищаемых лиц и сохран­ности их имущества органами, обеспечивающими безопасность, могут применяться с учетом конкретных обстоятельств следующие меры безопас­ности: личная охрана, охрана жилища и имущества; выдача оружия, специальных средств индивидуальной защиты и оповещения об опас­ности; временное помещение в безопасное место; обеспечение конфиден­циальности сведений о защищаемых лицах; перевод на другую работу (службу), изменение места работы (службы) или учебы; переселение на дру­гое место жительства; замена документов, изменение внешности. Применение мер безопасности возлагается:

в отношении судей, народных заседателей, присяжных заседателей, прокуроров, следователей, судебных исполнителей и должностных лиц контролирующих органов, а также их близких — на органы внутренних дел;

в отношении должностных лиц органов внутренних дел, органов феде­ральной службы безопасности, таможенных органов, федеральных органов государственной охраны, а также их близких — на указанные органы соот­ветственно;

в отношении должностных лиц органов государственной налоговой службы и федеральных органов налоговой полиции, а также их близких — на федеральные органы налоговой полиции.

В целях выполнения функций по обеспечению безопасности в этих органах созданы специальные подразделения.

Меры безопасности в отношении судей военных судов, прокуроров и следователей военной прокуратуры, военнослужащих, производящих до­знание, а равно их близких осуществляются также командованием соответ­ствующей воинской части или начальником соответствующего военного учреждения.

Поводом для применения мер безопасности в отношении защищаемого лица являются:

заявление указанного лица;

обращение председателя суда, либо руководителя соответствующего правоохранительного или контролирующего органа, либо руководителя федерального органа государственной охраны;

получение органом, обеспечивающим безопасность, оперативной и иной информации о наличии угрозы безопасности указанного лица.

Основанием для применения мер безопасности является наличие доста­точных данных, свидетельствующих о реальности угрозы безопасности за­щищаемого лица.

Орган, обеспечивающий безопасность, получив заявление (обращение, информацию) о наличии угрозы безопасности защищаемого лица, обязан в срок не более трех суток принять решение о применении либо об отказе в применении в отношении указанного лица мер безопасности. В случаях, не терпящих отлагательства, меры безопасности применяются незамедлительно.

В случае принятия решения о применении мер безопасности органом, обеспечивающим безопасность, выносится мотивированное постановление с указанием конкретных мер безопасности и сроков их осуществления. При этом защищаемому лицу могут быть даны определенные предписания, со­блюдение которых необходимо для его безопасности. Такое постановление является основанием для проведения оперативно-розыскных мероприятий только для подразделения, обеспечивающего безопасность защищаемых лиц. Другие подразделения могут проводить оперативно-розыскные меро­приятия в целях обеспечения защиты только по запросам специализиро­ванных подразделений.

Порядок проведения мер защиты, осуществления оперативно-розыскных мероприятий, порядок взаимодействия с другими подразделениями определяется ведомственными нормативными актами.

12. Органы Российской Федерации на основании запросов междуна­родных правоохранительных организаций и правоохранительных органов иностранных государств в соответствии с международными договорами России могут проводить оперативно-розыскные мероприятия.

Российские органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятель­ность, взаимодействуют с соответствующими органами других государств на основании двусторонних или многосторонних договоров об оказании правовой помощи, а также межгосударственных, межправительственных и межведомственных соглашений о взаимодействии в борьбе с преступ­ностью (см. п. 7 комментария к ст. 4 и п. 18 комментария к ст. б).

Проводимые по запросам международных правоохранительных орга­нов или правоохранительных органов иностранных государств оператив­но-розыскные мероприятия осуществляются в порядке, предусмотренном законодательством России. Если необходимо проводить мероприятия, ограничивающие конституционные права граждан, то соответствующее разрешение необходимо испрашивать у судьи по месту его проведения.

13. В ч. 2 комментируемой статьи закреплены основания оперативно-розыскных мероприятий, проводимых в цепях обеспечения безопасности личности, общества и государства, а также органов, осуществляющих опе­ративно-розыскную деятельность, при принятии соответствующих реше­ний.

Часть 7 ст. 8 запрещает в этих целях (кроме обеспечения собственной безопасности — см. п. 5 ч. 2 настоящей статьи) проводить обследование помещений, контроль почтовых отправлений, прослушивание телефонных переговоров, снятие информации с технических каналов связи (см. пп. 8— 11 ч. 1 ст. 6).

В соответствии с Законом о государственной тайне допуск должностных лиц и граждан к государственной тайне осуществляется в доброволь­ном порядке и предусматривает принятие должностным лицом или граж­данином обязательств по нераспространению доверенных им сведений, составляющих государственную тайну, а также дачу письменного согласия на частичные, временные ограничения их прав и на проведение в отноше­нии них проверочных мероприятий.

Объем проверочных мероприятий, проводимых органами, осуществля­ющими оперативно-розыскную деятельность, зависит от степени секрет­ности сведений, к которым будет допускаться оформляемое лицо. Целью их проведения является выявление оснований, препятствующих допуску лица к работе со сведениями, составляющими государственную тайну.

В соответствии с законом в качестве таковых могут выступать:

признание судом лица, претендующего на допуск к работе со сведе­ниями, составляющими государственную тайну, недееспособным, ограни­ченно дееспособным или особо опасным рецидивистом, нахождение его под судом или следствием за государственные и иные тяжкие преступле­ния, наличие у него не снятой судимости за эти преступления;

наличие у него медицинских противопоказаний для работы с исполь­зованием сведений, составляющих государственную тайну;

постоянное проживание его самого и (или) его близких родственников за границей и (или) оформление указанными лицами документов для выез­да на постоянное жительство в другие государства;

выявление в результате проверочных мероприятий действий оформ­ляемого лица, создающих угрозу безопасности России;

уклонение его от проверочных мероприятий и (или) сообщениеим за­ведомо ложных анкетных данных.

Оперативно-розыскные мероприятия также могут проводится в целях выяснения изложенных в ст. 6 Закона о частной детективной и охранной деятельности оснований, препятствующих выдаче лицензии на занятие частной детективной и охранной деятельностью. В качестве таковых вы­ступают недостижение лицом двадцати одного года, наличие у лица пси­хического заболевания, алкоголизма или наркомании; наличие судимости за совершение умышленного преступления; предъявление обвинения в со­вершении преступления (до разрешения вопроса об их виновности в уста­новленном законом порядке); увольнение с государственной службы из су­дебных, прокурорских и иных правоохранительных органов по компроме­тирующим их основаниям; служба в правоохранительных органах, связан­ная с осуществлением контроля за частной детективной (охранной) дея­тельностью, если со дня увольнения не прошел год, и др.

Для начала осуществления соответствующих оперативно-розыскных мероприятий необходимо соответствующее обращение гражданина о до­пуске к сведениям, составляющим государственную тайну, или к работам, связанным с эксплуатацией объектов, представляющих повышенную опас­ть для людей и окружающей среды, либо о выдаче разрешений на частную детективную и охранную деятельность. Порядок и сроки проведения проверочных мероприятий, осуществляемых в этих целях, определяются ведомственными нормативными актами. Гражданин вправе обжаловать в суд отказ о допуске к соответствующим видам работ или о выдаче лицензии на занятие частной детективной (охранной) деятельностью, принятый на основе результатов оперативно-розыскной деятельности, в порядке, установленном Законом об обжалованиив суд.

С т а т ь я 8. Условия проведения оперативно-розыскных мероприятий

(1) Гражданстве, национальность, пол, место жительства, имущественное, должностное а социальное положение, принадлежность к обще­ственным объединениям, отношение к религии и политические убеждения отдельных лиц не являются препятствием для проведения в отношении их оперативно-розыскных мероприятии на территории Российской Федерации, и иное не предусмотрено федеральным законом.

(2) Проведение оперативно-розыскных мероприятий, которые ограничивают конституционные права граждан на тайну переписки, телефонных перег­оворов, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, а также право на неприкосновенность жилища, допускается на основании судебного решения и при наличии информации:

1. О признаках подготавливаемого, совершаемого или. совершенного противоправного деяния, по которому производство предварительного следствия обязательно.

2. О лицах, подготавливающих, совершающих или совершивших противоправное деяние, по которому производство предварительного следствия обя­зательно.

3. О событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации.

(3) В случаях, которые не терпят отлагательства и могут привести к совершению тяжкого преступления, а также при наличии данных о событиях и действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической экологической безопасности Российской Федерации, на основании мотивир­ованного постановления одного из руководителей органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, допускается проведение оперативно-взыскных мероприятий, предусмотренных частью второй настоящей статьи, с обязательным уведомлением суда (судьи) в течение 24 часов. В течение 48 часов с момента начала проведения оперативно-розыскного мероприятия орган, его осуществляющий, обязан получить судебное решение о введении такого оперативно-розыскного мероприятия либо прекратить его поведение.

(4) В случае возникновения угрозы жизни, здоровью, собственности отдельных лиц по их заявлению или с их согласия в письменной форме разрешается прослушивание переговоров, ведущихся с их телефонов, на основании

постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, с обязательным уведомлением соот­ветствующего суда (судьи) в течение 48 часов.

(5) Проверочная закупка или контролируемая поставка предметов, ве­ществ и продукции, свободная реализация которых запрещена либо оборот которых ограничен, а также оперативный эксперимент или оперативное внедрение должностных лиц органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, а равно лиц, оказывающих им содействие, прово­дятся на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность.

(6) Проведение оперативного эксперимента допускается только в целях выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия тяжкого преступления, а также в целях выявления и установления лиц, их подготавливающих, со­вершающих или совершивших.

(7) При проведении оперативно-розыскных мероприятий но основаниям, предусмотренным пп. 1—4 и 6 ч. 2 ст. 7 настоящего Федерального закона, за­прещается осуществление действий, указанных в пп. 8—11 ч. 1 ст. 6 на­стоящего Федерального закона.

(8) Оперативно-розыскные мероприятия, обеспечивающие безопасность органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, проводятся в соответствии с настоящим Федеральным законом и исключительно в пре­делах полномочий указанных органов, установленных соответствующими законодательными актами Российской Федерации. По основаниям, пред­усмотренным п. 5 ч. 2 ст. 7 настоящего Федерального закона, разрешается осуществлять действия, указанные в пп. 8—11 ч. 1 ст. 6, без судебного реше­ния при наличии согласия гражданина в письменной форме.

1. Комментируемой статьей заменена ст. 8 ранее действовавшего Зако­на об оперативно-розыскной деятельности. Основные изменения и допол­нения состоят в следующем:

требование о необходимости получения от прокурора санкции на про­ведение «острых» оперативно-розыскных мероприятий взамен на получе­ние судебного решения (см. чч. 3 и 4);

с 24 до 48 часов увеличен срок получения санкции на проведение «острого» оперативно-розыскного мероприятия (см. ч. 3) и обязательного уведомления судьи (см. ч. 4);

конкретизированы условия проведения проверочной закупки, контро­лируемой поставки и оперативного эксперимента (см. чч. 5 и 6);

уточнена структура статьи (вместо 6 частей стало 8), а также в опреде­ленной мере улучшено технико-юридическое оформление изложенных в ней предписаний.

Кроме того, в текст статьи внесены отдельные изменения, на наш взгляд, спорного характера. С одной стороны, проведение оперативно-розыскных мероприятий, которые ограничивают конституционные права граждан (на тайну переписки, неприкосновенность жилища и др.) теперь допускается не как ранее (для сбора сведений о возможном совершении только тяжкого преступления), а при наличии более неопределенного объ­ема информации, перечень которой приведен в ч. 2 комментируемой ста­тьи. В частности, «о признаках подготавливаемого... противоправного деяния, по которому производство предварительного следствия обязатель­но» (см. п. 1 ч. 2). Основываясь на данном предписании Федерального закона, теперь появились законные основания, например, для негласного проникновения в жилище «возможно причастного к совершению преступ­ления лица» в связи с расследованием уголовного дела, допустим, о жесто­ком обращении с животным несовершеннолетнего лица (см. ст. 245 УК РФ и ч. 2 ст. 126 УПК РСФСР).

С другой — предписания чч. 3 и 6 ст. 8 о проведении оперативно-розыскных мероприятий исключительно в связи с вероятностью соверше­ния тяжкого преступления необоснованно (и значительно) ограничивает круг преступных посягательств, против которых как раз необходимо при­менение негласных сил и средств. Речь идет об обнаружении особо тяжких преступлений, например убийства (см. ст. 105 УК РФ), бандитизма (см. ст. 209 УК РФ), государственной измены (см. ст. 275 УК РФ), посягатель­ства на жизнь государственного или общественного деятеля (см. ст. 277 УК ; РФ) и др.[24]

2.Цель статьи — системное изложение правил об условиях проведения оперативно-розыскных мероприятий. Наряду с другим эти условия вклю­чают систему определенных запретов, которые, к сожалению, «распылены» в тексте Закона. В данной связи представляется целесообразным перечис­лить здесь такие запреты.

В Федеральном законе изложены три группы запретов, налагаемых на:

органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, и их долж­ностных лиц (см. ч. 7 ст. 5, ч. 7 ст. 8, ч. 3 ст. 17); иных участников опера­тивно-розыскной деятельности — судей и конфидентов (см. ч. 1 ст. 9 и ч. 1 ст. 17); относительно неопределенный круг физических и юридических лиц (см. ч. б ст. бич. 2 ст. 16).

3.Сфера действия предписаний, изложенных в статье, охватывает прак­тику осуществления оперативно-розыскных мероприятий, а потому рас­пространяется на всю оперативно-розыскную деятельность.

4.Статья носит бланкетный (отсылочный) характер. Дляправильного уяснения ее содержания и применения изложенных в ней правил, тре­буется руководствоваться предписаниями Конституции, ряда федеральных законов и иных нормативных правовых актов (см. пп. 6 и 11 комментария к настоящей статье).

5. Под условиями проведения оперативно-розыскных мероприятий по­нимаются закрепленные в комментируемой статье совокупность принци­пов и правил, обеспечивающих баланс, с одной стороны — интересов лич­ности, имеющей право на тайну личной жизни, а с другой — общества, заинтересованного в эффективной борьбе с преступностью, своевременном и эффективном выявлении, предупреждении и пресечении преступлений, угроз интересам Российской Федерации.

Правильность соблюдения указанных в комментируемой статье усло­вий осуществления оперативно-розыскных мероприятий проверяются су­дьями при выдаче разрешений на проведение оперативно-розыскных ме­роприятий и прокурорами при надзоре за соблюдением прав и свобод гражданина, порядка выполнения установленного законодательством по­рядка проведения оперативно-розыскных мероприятий.

6. В ч. 1 комментируемой статьи конкретизирован закрепленный в ст. 19 Конституции принцип равенства всех перед законом и судом (см. комментарий к ст. 3). Причем в ч. 2 этой статьи Конституции подчерки­вается, что запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиоз­ной принадлежности. Вместе с тем в целях реализации других конституци­онных гарантий законодательство закрепляет специальные изъятия и уста­навливает в отношении ряда должностных лиц особый порядок осущест­вления оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих конститу­ционные права граждан.

Так, в соответствии с Конституцией неприкосновенностью пользуются Президент Российской Федерации, депутаты Федерального Собрания и су­дьи, а в соответствии с Федеральным законом — прокуроры и следователи органов прокуратуры[25] . Вместе с тем анализ положений Федерального за­кона «О выборах Президента Российской Федерации» дает основания для вывода, что проведение оперативно-розыскных мероприятий в отношении кандидата в президенты проводится на общих основаниях под непосред­ственным контролем Генерального прокурора.

Для проведения на ранних стадиях уголовного судопроизводства за­держания, ареста, обыска, личного досмотра и иного ограничения непри­косновенности депутата, в том числе и путем осуществления оперативно-розыскных мероприятий (осмотр помещений, прослушивание телефонных переговоров и т.п.), в любом случае требуются представление Генерально­го прокурора России и согласие соответствующей палаты Федерального Собрания. По смыслу ст.ст. 22—25 и 98 Конституции неприкосновенность парламентария распространяется на занимаемыеим жилые и служебные помещения, используемый им личный и служебный транспорт, средства связи, принадлежащие ему документы и багаж.

В ст. 22 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав граждан Российской Федерации» определено, что кандидат в депута­ты Государственной Думы и Совета Федерации после регистрации не мо­жет быть привлечен без согласия Генерального прокурора к уголовной от­ветственности, арестован или подвергнут мерам административного взыскания, налагаемым в судебном порядке. Исходя из этого проведение всех оперативно-розыскных мероприятий в отношении кандидатов в депу­таты Государственной Думы и Совета Федерации осуществляется в общем порядке.

Федеральным законом «О порядке формирования Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации» определено, что в Совет Федерации Федерального Собрания России входят по два представителя от каждого субъекта Российской Федерации: глава законодательного (пред­ставительного) и глава исполнительного органов государственной власти, по должности. Исходя из этого следует признать, что выборы глав законо­дательного (представительного) и исполнительного органов государствен­ной власти субъектов Российской Федерации являются одновременно вы­борами и членов Совета Федерации. Поэтому на кандидатов в главы законодательной и исполнительной власти распространяется правовой ре­жим кандидатов в Федеральное Собрание.

На практике применительно к депутатам представительных органов власти субъектов Российской Федерации в ряде случаев в противоречие Федеральному законодательству применяется принцип территориальной прикосновенности. В соответствии с этим проведение оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих конституционные права граждан, без получения предварительного разрешения законодательного органа или возбуждения уголовного дела не допускается только на территории соответствующего субъекта Российской Федерации. Вместе с тем нужно учитывать, что в соответствии с постановлением Конституционного Суда 30 ноября 1995 г. № 16-П областная Дума не имеет права самостоятельно урегулировать уголовно-правовые аспекты статуса своих депутатов и их прикосновенности. Этот вопрос входит в предмет ведения России и должен решаться путем принятия соответствующего федерального закона.

Положение ст. 122 Конституции о неприкосновенности судей распространяется в одинаковой степени на всех судей независимо от должности и отношения к конкретному виду суда (Конституционный Суд, суды общей Юрисдикции, арбитражные и военные суды).

Закон Российской Федерации от 26 июня 1992 г. «О статусе судей в Российской Федерации» (в ред. от 21 июня 1995 г.) определяет, что личность судьи неприкосновенна. В соответствии с названным законом неприкосновенность судьи распространяется также на его жилище и служебное помещение, используемые им транспорт и средства связи, его корреспонденцию, принадлежащие ему имущество и документы. Проникновение в жилище или служебное помещение судьи, в личный или используемыйим транспорт, производство там досмотра, обыска или выемки, прослушивание его телефонных переговоров, проведение других оперативно-розыскных мероприятий возможно только в связи с производством о уголовному делу в отношении этого судьи, которое может быть возбуж­дено только Генеральным прокурором или лицом, исполняющим его обязанности, при наличии на то согласия соответствующей квалификационной коллегии судей. Причем проведение оперативно-розыскных мероприятий в ином порядке является незаконным.

7. Федеральным законом о прокуратуре определено, что любая проверка, в том числе и посредством осуществления оперативно-розыскных мероприятий, сообщения о факте правонарушения, совершенного прокурором или следователем органов прокуратуры, являются исключительной Компетенцией органов прокуратуры. При получении органами, осу­ществляющими оперативно-розыскную деятельность, сведений о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного прокурором или следователем прокуратуры противоправного деяния или о совершаемых щи действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономи­ческой или экологической безопасности Российской Федерации и необходимости получения дополнительных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, уведомляют об имеющихся у них сведениях соответствующего прокурора. Прокурор в рамках проводимой им проверки может Поручить соответствующим органам проведение необходимых оперативно-розыскных мероприятий. На практике, как правило, прокуроры же испрашивают в необходимых случаях разрешение у судьи на проведение в отношении прокурорских работников мероприятий, ограничивающих конституционные права граждан.

8. Проведение оперативно-розыскных мероприятий в отношении лиц, обладающих дипломатическим иммунитетом, осуществляется на общих основаниях.

9. В ст. 4 Конституции закреплено положение о распространении суве­ренитета Российской Федерации на всю ее территорию. Конкретизируя это положение, Федеральный закон отмечает, что органы, наделенные правом осуществления оперативно-розыскных мероприятий, вправе их проводить только на территории Российской Федерации (см. о территории Россий­ской Федерации комментарий к преамбуле).

10. Проведение оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих неприкосновенность личности, допускается на основании судебного реше­ния и при наличии информации, указанной в ч. 2 комментируемой статьи.

Осуществление таких оперативно-розыскных мероприятий возможно только на основании судебного решения по мотивированному постановле­нию начальника органа, осуществляющего оперативно-розыскную дея­тельность. В постановлении в обязательном порядке должна быть ссылка на наличие конкретных данных, общий перечень которых указан в ч. 2 комментируемой статьи, а также указание на лицо, подготавливающее, по­кушающееся или совершившее преступление, тяжесть этого преступления и необходимость проведения мероприятий, ограничивающих права граждан.

Для получения судебного решения на проведение соответствующего оперативного мероприятия правоохранительные органы, уполномоченные на их осуществление, по требованию судьи предоставляют ему служебные документы, касающиеся оснований проведения этих мероприятий (за ис­ключением материалов, содержащих сведения о лицах, оказывающих кон­фиденциальное содействие правоохранительным органам, а также данные об организации и тактике деятельности этих органов).

11. В случае совершения тяжкого преступления возможно проведение оперативно-розыскных мероприятий, предусмотренных ч. 2 ст. 8, с после­дующим обязательным уведомлением судьи. К тяжким преступлениям УК РФ относит умышленные и неосторожные деяния, за которые максималь­ное наказание, предусмотренное законом, не превышает десяти лет лише­ния свободы (см. ст. 14). Особо тяжкими признаются преступления, за ко­торые законом предусмотрено максимальное наказание в виде лишения свободы на срок свыше десяти лет или более тяжкое наказание (см. ст. 14). '

В Федеральном законе не оговорены способы уведомления суда о не­отложном проведении оперативно-розыскного мероприятия. Представ­ляется, что это возможно в устной, письменной форме, по телефону или иным образом. В течение 48 часов с момента начала проведения оператив­но-розыскного мероприятия орган, его осуществляющий, обязан получить в порядке, определенном для остальных случаев в суде, который им был информирован о нетерпящем отлагательства случае проведения мероприя­тия, судебное решение о его проведении либо прекратить его проведение.

В постановлении о безотлагательном проведении оперативно-розыск­ных мероприятий для предотвращения угрозы жизни, здоровью, собствен­ности отдельных лиц, предотвращения событий и действий, создающих угрозу государственной, экономической или экологической безопасности, должны быть изложены мотивы, требующие срочности в проведении ука­занных действий. Закон требует, чтобы суд также незамедлительно рас­смотрел вопрос о законности и обоснованности решения о проведении та­ких мероприятий и либо своим решением подтвердил проведение указанного мероприятия, либо отказал в ходатайстве о проведении указанного мероприятия, что влечет обязанность немедленного его прекращения. Перечни органов, руководители которых имеют право утверждать постановления о проведении оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих конституционные права граждан, определяются, в частности, меж­ведомственной Инструкцией об основах организации и тактики (проведения соответствующих технических мероприятий (см. п. 7 комментария к ст. 4).

12. С целью предупреждения совершения тяжких преступлений, а также при наличии данных о событиях и действиях, создающих угрозу безопасности России законодатель определяет специальный порядок проведения оперативно-технических мероприятий в случаях, не терпящих отлагательств и могущих привести к совершению таких преступлений. При этом (необходимо учитывать обстоятельства, при которых полученные органом (должностным лицом), осуществляющим оперативно-розыскную деятель­ность, сведения, с одной стороны, непосредственно указывают на реальность угрозы совершения тяжкого преступления, а с другой — на наличие (прямой связи, которая обусловливает возможность наступления общественно опасных последствий в случае непринятия соответствующих неот­ложных мер (получение дополнительной информации, проверка имеющихся сведений и др.). Эти обстоятельства складываются на относительно непродолжительный период времени, ограниченный, с одной стороны, моментом поступления сведений, требующих немедленного реагирования, с другой — моментом возможной реализации преступного намерения или отказом от его воплощения в жизнь.

Проведение оперативно-розыскных мероприятий, связанных с немедленным реагированием на получение сведений, указывающих на возможное совершение тяжкого преступления, осуществляется на основе данных, полученных как в ходе таких мероприятий, так и в результате принятия других мер, направленных на выявление, предупреждение и пресечении тяжких преступлений.

13. В случаях проявления любыми способами угрозы жизни, здоровью, собственности отдельных лиц по их письменным заявлениям либо с письменного согласия может быть совершено прослушивание их телефонных переговоров по постановлению руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, с последующим письменным уведомлением об этом судьи в течение 48 часов с приложением копии заявления или согласия, а также других материалов, обосновывающих необходимость проведения этого мероприятия.

14. В связи с особой остротой таких мероприятий, как проверочная закупка, контролируемая поставка, оперативный эксперимент и оперативное внедрение, в Федеральном законе закреплен особый режимих осуществления, в соответствии с которым они проводятся на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность. В постановлении указывается занимаемая должность лица, вынесшего постановление о проведении соответствующего оперативного мероприятия, существо добытых сведений, преступление, признаки которого содержатся в имеющихся данных о лицах, фактах или событиях (со ссылкой на соответствующие статьи УК РФ), а также когда, где предполагается осуществить оперативное внедрение, провести оперативный эксперимент или контролируемую поставку. Постановление утверждается начальником органа. Уведомления или согласования с прокуро­ром закон не требует. Постановление, являясь документом, в котором за­креплены обоснования правомерности действий лица, внедренного в пре­ступную группу, или перемещения предметов, оборот которых запрещен или ограничен, может предъявляться в органы прокуратуры, в суд или дру­гие государственные органы.

Перечни органов, руководители которых имеют право утверждать по­становления о проведении контролируемой поставки, проверочной закуп­ки, оперативного внедрения и оперативного эксперимента, определяются ведомственными актами.

Если осуществление этих мероприятий является сложным, многоэтап­ным (требует задействования других подразделений, влечет существенные финансовые расходы и т. п.), для их проведения составляется план, кото­рый согласовывается с заинтересованными органами и подразделениями.

15. Проведение оперативного эксперимента допускается только в целях выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия тяжкого преступле­ния, а также в целях выявления и установления лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших (см. о понятии оперативного эксперимента комментарий к ст. б, а о понятии тяжкого преступления — к ч. 2 ст. 8).

16. В целях обеспечения безопасности органов, осуществляющих опера­тивно-розыскную деятельность, разрешается проводить оперативно-розыскные мероприятия, указанные в пп. 8—11 ч. 1 ст. 6. Эти мероприятия осуществляются без судебного решения, но при наличии согласия гражда­нина, выраженного в письменной форме.

Статья 9. Основания и порядок судебного рассмотрения материа­лов об ограничении конституционных прав граждан при проведении оперативно-розыскных мероприятий.

(1) Рассмотрение материалов об ограничении конституционных прав граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграф­ных и иных сообщения, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, на неприкосновенность жилища при проведении оперативно-розыскных мероприятий осуществляется судом, как правило, по месту проведения та­ких мероприятий или но месту нахождения органа, ходатайствующего об их проведения. Указанные материалы рассматриваются уполномоченным на то судьей единолично и незамедлительно. Судья не вправе отказать в рассмот­рения таких материалов в случае их представления.

(2) Основанием для решения судьей вопроса о проведении оперативно-розыскного мероприятия, ограничивающего конституционные права граж­дан, указанные в часта первой настоящей статьи, является мотивированное постановление одного из руководителей органа, осуществляющего оператив­но-розыскную деятельность. Перечень категорий таких руководителей устанавливается ведомственными нормативными актами.

(3) По требованию судьи ему могут представляться также иные мате­риалы, касающиеся оснований для проведения оперативно-розыскного меро­приятия, за исключением данных о лицах, внедренных в организованные пре­ступные группы, о штатных негласных сотрудниках органов, осущест­вляющих оперативно-розыскную деятельность, и о лицах, оказывающих им содействие на конфиденциальной основе, об организации и о тактике проведе­ния оперативно-розыскных мероприятий.

(4) По результатам рассмотрения указанных материалов судья разре­шает проведение соответствующего оперативно-розыскного мероприятия, которое ограничивает конституционные права граждан, указанные в части первой настоящей статьи, либо отказывает в его проведении, о чем выносит мотивированное постановление. Постановление, заверенное печатью, вы­дается инициатору проведения оперативно-розыскного мероприятия одно­временно с возвращением представленных им материалов.

(5) Срок действия вынесенного судьей постановления исчисляется в сут­ках со дня его вынесении и не может превышать шести месяцев, если иное не указано в самом постановлении. При этом течение срока не прерывается. При необходимости продления срока действия постановления судья выносит судебное решение на основании вновь представленных материалов.

(6) В случае, если судья отказал в проведении оперативно-розыскного ме­роприятия, которое ограничивает конституционные нрава граждан, указан­ные в части первой настоящей статьи, орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность, вправе обратиться по этому же вопросу в выше­стоящий суд.

(7) Руководители судебных органов создают условия, обеспечивающие защиту сведений, которые содержатся в представляемых судье оперативно-служебных документах.

1. Комментируемая статья является новой. Ее необходимость в дей­ствующем Федеральном законе обусловлена конституционными положе­ниями о возможности ограничения отдельных прав граждан только на основании судебного решения (см. ст. ст. 23 и 25 Конституции).

2. Целью статьи является системное изложение предписаний, регламен­тирующих основания и порядок санкционирования судьей оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих конституционные права граж­дан.

3.Сфера действия предписаний, изложенных в статье, охватывает груп­пу отношений в оперативно-розыскной деятельности, возникающих в связи и по поводу ограничения конституционных прав граждан.

4. Отдельные предписания статьи носят бланкетный характер (например, изложенные в ч. 2). Для их правильного уяснения и применения требуется руководствоваться нормами ряда федеральных законов (в част­ности, УПК РСФСР) и иных нормативных правовых актов.

5. Рассмотрение материалов об ограничении конституционных прав граждан при проведении оперативно-розыскных мероприятий — это осо­бый вид судебной деятельности, основанный на предписаниях ст.ст. 23, 25 и 46 Конституции. Сущность его состоит в надзоре за законностью плани­руемого или осуществляемого (а также в некоторых случаях — проведен­ного) оперативно-розыскного мероприятия. Такой надзор является формой реализации судебной власти. Вместе с тем он не может быть назван право­судием, так как для него не установлено детальной процедуры, предпола­гающей состязательность и гласность. Объективно ограничены возмож­ности судьи непосредственно и полно исследовать необходимые для принятия решения обстоятельства, так как далеко не все данные ему могут быть предоставлены (в частности, не могут быть предоставлены данные о личности субъектов, участвующих в оперативно-розыскной деятельности, по соображениям безопасности таких лип).

6. Целью судебного надзора за проведением оперативно-розыскных мероприятий является охрана конституционных прав лиц, предусмотренных ст.ст. 23 и 25 Конституции. При этом решаются следующие задачи: вы­явление нарушений законодательства при назначении и проведении опера­тивно-розыскных мероприятий, предупреждение возможных нарушений прав и свобод, а также пресечение выявленных правонарушений такого рода и восстановление нарушенных прав граждан.

7. Надзор за соблюдением прав и свобод граждан при проведении опе­ративно-розыскных мероприятий входит также в обязанности прокурора, В отличие от судебного надзора прокурорский надзор за оперативно-розыскной деятельностью является текущим (т.е. осуществляется на всем ее протяжении), а надзорные полномочия реализуются прокурором в силу требований закона вне зависимости от обращения заинтересованных лиц. Так, в соответствии со ст. 21 он может проверять установленный порядок проведения оперативно-розыскных мероприятий и законность прини­маемых при этом решений. Особенностью судебного надзора является то, что он проводится в связи с возникающей потребностью удостоверить фак­ты, позволяющие провести оперативно-розыскные мероприятия. Судебный надзор возможен только после обращения в суд указанных в законе субъ­ектов. Какое-либо самостоятельное вмешательство в осуществление опера­тивно-розыскной деятельности со стороны судьи невозможно.

8.Основания судебного рассмотрения материалов об ограничении кон­ституционных прав граждан — это обращение оперативного подразделе­ния в суд с постановлением о проведении конкретного оперативно-розыскного мероприятия. Получение судьей постановления представляет собой юридический факт, порождающий у него обязанность незамедли­тельно приступить к рассмотрению представленных документов.

Термин «постановление» предполагает, что речь идет о решении в пра-воприменительной деятельности. Однако для суда постановление, выне­сенное одним из руководителей оперативно-розыскного органа, есть не более чем ходатайство.

9.Порядок судебного рассмотрения включает в себя указание на: пред­мет и объекты надзора; субъекты, осуществляющие надзор; содержание взаимных прав и обязанностей судей и органов, ведущих оперативно-розыскную деятельность; последовательность совершения судьей надзор­ных действий; сроки и порядок их продления. Законодатель не счел воз­можным при принятии Федерального закона определить детальную и по­следовательную процедуру получения судебного разрешения, подробно регламентировать действия судьи, установить для него критерии принятия конкретных решений. Многое отнесено к усмотрению судей и органов, яв­ляющихся инициаторами оперативно-розыскных мероприятий. Можно предположить, что, принимая комментируемый акт, законодатель забо­тился обеспечить оперативность при принятии судьей решений. Чрезмер­ная краткость нормативных предписаний, возможно, объясняется и тем, что они должны были. создаваться при отсутствии сколько-нибудь распро­страненной судебной практики.

10. Предметом судебного надзора в части законности проводимых опе­ративно-розыскных мероприятий, является соблюдение установленных правил об ограничении конституционных прав и свобод граждан при кон­спиративном и негласном выявлении, предупреждении и пресечении пре­ступлений. При этом объектами надзора оказываются многие мероприя­тия, названные в ст. 6, если они ограничивают права граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, а также на неприкосновенность жилища.

Вместе с тем анализ текста Федерального закона позволяет сделать вы­вод, что порядок осуществления судебного надзора различается в зависи­мости от цели и обстоятельств проведения оперативно-розыскного меро­приятия. Так, процедура, предусмотренная настоящей статьей, распространяется на ситуации, когда оперативно-розыскное мероприятие только планируется или его необходимо продолжить (если оно начато со­гласно ч. 3 ст. 8 «в случаях, которые не терпят отлагательства»). Когда же мероприятие, начатое по соображениям неотложности без разрешения су­дьи, завершено, судью только уведомляют о свершившемся. Точно также можно действовать, если прослушиваются телефонные переговоры лица с его согласия (см. чч. 4 и 8 ст. 8).

Уведомление о проведенном или начатом оперативно-розыскном ме­роприятии не влечет такие же последствия, как обращение за разрешением. Судью должны ставить в известность о состоявшемся мероприятии. Но при этом Закон не требует мотивировать оперативно-розыскное решение, представлять судье какие-либо материалы в обоснование его необходимос­ти, сообщать о полученном результате. Отметим попутно, что судья в та­кой ситуации не обладает правом требовать дополнительной информации, а также прекратить проведение оперативно-розыскного мероприятия. Ка­ких-либо властных полномочий для устранения возможного нарушения за­кона при указанных обстоятельствах у судьи нет. За исключением, пожа­луй, одного поставить вопрос о привлечении должностных лиц, нарушивших права гражданина, к ответственности.

11. Согласно комментируемой статье рассмотрение материалов об ограничении конституционных прав граждан может осуществляться раз­личными судами — «как правило, по месту проведения таких мероприятий или по месту нахождения органа, ходатайствующего об их проведении». Как видим, законодатель ограничивается указанием лишь на территори­альный признак подведомственности. Положение суда в судебной системе не имеет значения (это касается как системы общих, так и военных судов).

Думается, что в системе общих судов материалы об ограничении кон­ституционных прав граждан при проведении оперативно-розыскных меро­приятий должны рассматриваться судами республиканского, областного и краевого звена и Верховным Судом Российской Федерации. Такие мате­риалы всегда включают в себя сведения, содержащие государственную тайну. Как известно, если подобные сведения есть в уголовных делах, то дела эти неподсудны районному, городскому суду. Представляется, что данное правило, существующее в уголовно-процессуальной деятельности, уместно применять и в деятельности оперативно-розыскной.

12. Непосредственно надзор осуществляет уполномоченный на то су­дья. Полномочия на рассмотрение материалов, связанных с проведением оперативно-розыскной деятельности, судья получает от председателя соот­ветствующего суда. Предварительно судья должен быть допущен к госу­дарственной тайне в порядке, предусмотренном Законом о государствен­ной тайне.

Надзорная деятельность судьи связана с изучением материалов опера­тивно-розыскного характера, из которых ему становится известно о подго­тавливаемых, совершаемых или совершенных преступлениях. Разрешение на проведение оперативно-розыскного мероприятия или отказ в таковом означает его личную оценку правомерности действий оперативных работ­ников.

Представим себе теперь, что на основании результатов оперативно-розыскной деятельности, за которой надзирал судья, возбуждено уголов­ное дело. После надлежащего расследования оно поступает в суд, членом которого состоит известный нам судья. Возникает вопрос, имеет ли право этот представитель судебной власти принять участие в процессе. Прямого предписания на сей счет уголовно-процессуальное законодательство не со­держит. Думается, что при изложенных обстоятельствах судья не вправе рассматривать дело и подлежит отводу либо обязан заявить самоотвод. Слишком велика вероятность того, что определенное мнение по делу у су­дьи сложится еще до исследования доказательств в судебном заседании. Па наш взгляд, в подобных случаях правомерно применять по аналогии пред­писания ч. 1 ст. 60 УПК РСФСР, которые запрещают вершить правосудие тому, кто ранее проверял по делу законность и обоснованность примене­ния ареста.

13. Поводом к началу надзорного производства является обращение представителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятель­ность, в суд. Из смысла закона следует, что сотрудник оперативной службы должен быть немедленно (или по крайней мере без неоправданных задер­жек) принят судьей, который обязан получить материалы, связанные с производством оперативно-розыскного мероприятия, и рассмотреть их.

Ст. 9 содержит отдельные предписания, противоречащие друг другу. Поэтому их смысл может быть уяснен только в результате сопоставитель­ного анализа. Так, не определено однозначно, какие документы должны быть представлены судье для рассмотрения. В ч. 1 ст. 9 говорится о «материалах», что предполагает, видимо, совокупность документов: по­становление о проведении оперативно-розыскного мероприятия; докумен­ты, подтверждающие необходимость вынести такое решение. Во второй части этой же статьи утверждается уже иное — по общему правилу, судеб­ное решение основывается на «мотивированном постановлении одного из руководителей органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятель­ность». Более того, согласно ч. 3 ст. 9, доказательства правомерности опе­ративно-розыскного решения (иные материалы, касающиеся оснований для проведения оперативно-розыскного мероприятия) могут представляться по требованию судьи.

Неясность этого положения Федерального закона создает условия для его произвольного толкования. Отдельные приведенные положения ведь можно понять и так: обоснование необходимости оперативно-розыскного мероприятия есть право оперативной службы, но не обязанность; по тре­бованию судьи можно представить дополнительные документы, а можно и не представлять.

Думается, однако, что судью должны знакомить не только с поста­новлением, но и с другими материалами, в том числе материалами дел опе­ративного учета (см. ст. 10), из которых следует необходимость соответ­ствующего мероприятия. В противном случае роль судьи будет сведена к решению вопросов преимущественно методических — насколько логичен и грамотен текст представленного ему постановления. Но при такой поста­новке дела цели судебного надзора достигнуты не будут.

14. О требованиях, относящихся к мотивированности постановления о проведении оперативно-розыскного мероприятия, см. комментарий к ст. 8.

15. Законность, оперативно-розыскного мероприятия предполагает, что постановление о его проведении вынесено надлежащим должностным ли­цом. Судья должен иметь возможность проверить и это обстоятельство и потому его следует знакомить с ведомственными нормативными актами, устанавливающими перечни должностных лиц, правомочных принимать решения в оперативно-розыскной деятельности.

16. В постановлении судьи, которое может быть составлено в произ­вольной форме, тем не менее должно быть указано, какое конкретно меро­приятие просит разрешить соответствующий правоохранительный орган, какие материалы представлены и можно ли на их основе сделать вывод о наличии условий, предусмотренных ст.ст. 7 и 8 Федерального закона. Ре­шение судьи, вынесенное в соответствии с ч. 4 ст. 9, должно быть мотиви­рованным. Иначе говоря, оно должно содержать доводы, объяснения, ар­гументы в обоснование позиции, занятой судьей. Надобность мотивировки обусловлена, главным образом, потребностями последующей проверки за­конности проведенного оперативно-розыскного мероприятия. Например, в случае привлечения конкретных должностных лиц к ответственности за нарушение прав и свобод граждан.

В постановлении судьи обязательно определяется срок, в течение кото­рого оперативная служба вправе реализовать судебное решение. В Феде­ральном законе срок определяется именно самим судьей, так как указание в ч. 5 ст. 9 на шестимесячный период не имеет директивного значения. Су­дья может в зависимости от обстоятельств проведения оперативно-розыскного мероприятия назначить практически любой срок (как менее, так и более шести месяцев).

17. В ч. 5 настоящей статьи предусмотрена возможность продления срока действия постановления судьи. Из смысла текста закона следует, что такое возможно сделать «на основании вновь представленных материа­лов». Поэтому должно быть составлено постановление, в котором будет изложено ходатайство о продолжении оперативно-розыскного мероприя­тия в течение определенного времени. Вместе с постановлением требуется направить материалы, подтверждающие, что потребность продления срока действительна. В частности, судье могут быть сообщены данные, получен­ные в результате проводимого мероприятия.

Поскольку в Федеральном законе употреблен термин «вновь», то судье должны быть доложены и те документы, которые направлялись ему ранее, т.е. постановление о проведении оперативно-розыскного мероприятия и иные материалы. Все эти документы согласно ст. 12 хранятся не в суде, а в органах, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность.

18. Обращение к судье может иметь своим последствием не только раз­решение действовать определенным образом, но и запрет. В этом случае можно в соответствии с ч. 6 комментируемой статьи «обратиться по этому же вопросу в вышестоящий суд». В обычном представлении обращение в вышестоящий суд есть не что иное, как жалоба на действие или решение нижестоящего суда. Однако с учетом названных выше положений коммен­тируемой статьи нужно сделать другой вывод: в данном случае имеется в виду новое обращение с постановлением, адресованным теперь судье вы­шестоящего суда.

19. Обеспечение защиты сведений, которые содержатся в представлен­ных судье оперативно-служебных документах, со стороны руководителей судебных органов включает в себя следующие мероприятия: назначение судей, которые вправе будут осуществлять судебный надзор за оперативно-розыскной деятельностью; осуществление допуска их к сведениям, содер­жащим государственную тайну; создание соответствующих материально-технических условий их работы и др.

С т а т ь я 10. Информационное обеспечение и документирование опе­ративно-розыскной деятельности.

(1) Органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, для решения задач, возложенных на них настоящим Федеральным законом, мо­гут создавать и использовать информационные системы, а также заводить дела оперативного учета.

(2) Дела оперативного учета заводятся при наличии оснований, пред­усмотренных пунктами 1—6 части первой статьи 7 настоящего Федераль­ного закона, в целях собирания и систематизации сведений, проверки и оценки результатов оперативно-розыскной деятельности, а также принятая на их основе соответствующих решений органами, осуществляющими оператив­но-розыскную деятельность.

(3) Факт заведения дела оперативного учета не является основанием для ограничения конституционных прав и свобод, а также законных интересов человека а гражданина.

(4) Дело оперативного учета прекращается в случаях решения конкрет­ных задач оперативно-розыскной деятельности, предусмотренных статьей 2 настоящего Федерального закона, а также установления обстоятельств, свидетельствующих об объективной невозможности решения этих задач.

(5) Перечень дел оперативного учета и порядок их ведения определяются нормативными актами органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность.

1. Комментируемой статьей заменена ст. 9 «Производство оперативной проверки» действовавшего до августа 1995 г. Закона об оперативно-розыскной деятельности. Кроме того, в ней содержатся предписания об информационном обеспечении оперативно-розыскной деятельности, ранее не включавшиеся в оперативно-розыскной закон.

Основные изменения и дополнения заключаются в следующем:

легитимирована практика производства дел оперативного учета;

значительно расширен перечень оснований для начала оперативной проверки и в целом для заведения дел оперативного учета (см. ч. 2);

непосредственно в законе изложены отдельные элементы порядка про­изводства по делу оперативного учета;

более точно сформулирован заголовок статьи, а также улучшено тех­нико-юридическое оформление изложенных в ней предписаний.

Наряду с этим следует отметить достаточно спорные, на наш взгляд, изменения в изложении нормативно-правового материала. Так, из текста статьи изъято предписание о необходимости обязательной регистрации факта проведения оперативной проверки (в настоящее время — дела опе­ративного учета). Как представляется, данное обстоятельство позволяет в рамках отдельных ведомств субъективно определять необходимость фик­сации документации в рамках конкретного дела оперативного учета, что создает условия для возможного сокрытия факта получения оперативно-значимой информации и характера ее содержания.

Кроме того, и в первой, и во второй редакции статьи (см. ч. 1) сохране­но предписание, которое позволяет свести на нет положительную опера­тивно-розыскную работу по обнаружению преступлений и лиц, их совер­шающих. Так, вместо обязанности заведения дел оперативного учета (при наличии к тому оснований) законодатель наделяет оперативные подразде­ления правом самим решать вопрос о целесообразности (политической?) их заведения.

2. Исходя из заголовка статьи ее целью является системное изложение предписаний, регламентирующих информационное обеспечение и доку­ментирование оперативно-розыскной деятельности. Однако анализ содер­жания статьи свидетельствует, что указанная цель полностью не достигну­та, так как в ней нет, в частности, четкого указания на объем, характер и юридические последствия информационного обеспечения и документиро­вания этой деятельности.

3. Сфера действия предписаний, изложенных в статье, охватывает важ­нейшую группу правоотношений в оперативно-розыскной деятельности. Они предназначены регламентировать процедуры производства дел опера­тивного учета. Однако их в основном отсылочный характер (причем к мно­гочисленным ведомственным актам) значительно снижает их практи­ческую ценность, так как при таком решении законодателя на практике теряется единство понимания и применения этих предписаний.

4. Большинство предписаний статьи носит бланкетный характер. Для их правильного уяснения и применения требуется руководствоваться нор­мами ряда федеральных законов и иных нормативных правовых актов, включая предписания секретных ведомственных актов.

5. В целях реализации задач оперативно-розыскной деятельности орга­ны, уполномоченные на ее осуществление, наделены правом создавать и ис­пользовать информационные системы. Положения ч. 1 комментируемой статьи являются конкретизацией конституционного положения о том, что хранение сведений о личной жизни граждан без его согласия возможно только на основании федерального закона.

Информационные системы создаются для сбора, хранения и распро­странения необходимых соответствующим подразделениям правоохрани­тельных органов сведений о:

признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного про­тивоправного деяния;

способах, средствах, орудиях совершения преступлений;

огнестрельном оружии, находящемся в пользовании граждан и органи­заций и отдельно — используемом в целях совершения преступлений;

лицах, подготавливающих, совершающих или совершивших преступ­ления;

событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации;

лицах, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда или укло­няющихся от уголовного наказания;

лицах, без вести пропавших, и об обнаружении неопознанных трупов;

других фактах, предметах, лицах, данные о которых необходимы для решения задач оперативно-розыскной деятельности.

Соответствующие сведения в информационные системы поступают по различным каналам, в том числе и из других государственных и правоох­ранительных органов, а также соответствующих органов других госу­дарств.

Основания и порядок пользования информационными системами рег­ламентируются ведомственными и межведомственными нормативными ак­тами.

6. Для систематизации материалов оперативно-розыскных мероприя­тий, проверки и оценки добываемых в процессе их проведения сведений, а также для принятия на их основе решения подразделения, их осу­ществляющие, имеют право заводить дела оперативного учета. Основа­ниями для заведения дел оперативного учета выступают обстоятельства, перечисленные в пп. 1—6 ч. 1 ст. 7.

Решения, принимаемые по материалам дел оперативного учета, оформляются в виде постановлений и планов. Постановления выносятся о заведении материалов оперативной проверки и о ее прекращении, а также в других предусмотренных законодательством случаях.

7. Факт заведения дела оперативного учета не может служить основа­нием для ограничения конституционных прав и свобод, а также законных интересов человека и гражданина. Однако при наличии оснований, ука­занных в ч. 2 ст. 8, конституционные права на тайну переписки, телефон­ных переговоров, почтовых и иных специально охраняемых сообщений, а также право на неприкосновенность жилища и в прямо предусмотренных законодательством случаях другие права могут быть ограничены после по­лучения соответствующего судебного решения или соблюдения других процедур. Например, предусмотренное ст. 37 Конституции право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию может быть ограничено на основании результатов оператив­но-розыскной деятельности в порядке, предусмотренном Законом о госу­дарственной тайне.

8. Как правило, дело оперативного учета прекращается в случае:

выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия конкретного пре­ступления, а также выявления и установления лиц, его подготавливающих, совершающих или совершивших, и прекращения их противоправной дея­тельности;

установления местонахождения лица, скрывающегося от органов до­знания, следствия и суда, уклоняющегося от уголовного наказания, а также в связи с розыском без вести пропавшего;

смерти проверяемого лица или проверяемых лиц;

установления обстоятельств, свидетельствующих об объективной не­возможности осуществления целей, ставящихся по деду.

В случае принятия решения о прекращении дела по любому из преду­смотренных законодательством оснований об этом выносится соответ­ствующее постановление, утверждаемое руководителем, наделенным пра­вом санкционировать заведение дел оперативного учета.

При этом необходимо учитывать, что на основании ч. 6 ст. 5 получен­ные в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий мате­риалы в отношении лиц, виновность которых в совершении преступления не доказана в установленном законом порядке, хранятся один год, а затем уничтожаются, если служебные интересы или правосудие не требуют ино­го. За три месяца до дня уничтожения материалов, отражающих результа­ты оперативно-розыскных мероприятий, проведенных на основании су­дебного решения, об этом уведомляется соответствующий судья.

9. Дела оперативного учета классифицируются по признакам преступ­ления, проверка обстоятельств совершения которого осуществляется по данному делу.

10. Категории дел оперативного учета, цели, порядок и сроки их веде­ния устанавливаются ведомственными нормативными актами. Так, в орга­нах внутренних дел ведутся следующие виды дел оперативного учета: дело предварительной оперативной проверки, оперативное дело, оперативно-поисковое дело и розыскное дело.

Как вдавило, соответствующие виды дел заводятся для обобщения и систематизации материалов проводимых мероприятий, анализа посту­пающей информации о лицах, в отношении которых имеются данные об их причастности к совершению преступления, а также целенаправленной ор­ганизации комплекса долговременных согласованных по времени и объек­там мероприятий, проводимых в целях вскрытия и пресечения деятель­ности наиболее опасных преступных групп и сообществ, незаконных вооруженных формирований, и решения других задач по обеспечению без­опасности личности, общества и государства.

Заведению дела оперативного учета, как правило, предшествует выне­сение соответствующим должностным лицом постановления, утверждае­мого руководителем органа, а работа по делу организовывается по плану[26] .

Получаемые в ходе работы по делу оперативного учета сведения необ­ходимо своевременно анализировать, соотносить с уже имеющимися дан­ными, на основе чего вносить в организацию работы необходимые коррек­тивы. Все получаемые по делу оперативно-служебные и иные документы систематизируются, подшиваются и вносятся во внутреннюю опись.

Организация и тактика проведения оперативно-розыскных мероприя­тий составляет государственную тайну (см. ст. 6 Федерального закона и п. 4 ст. 5 Закона о государственной тайне), поэтому материалы дел опера­тивного учета имеют гриф секретности и доступ к ним разрешается исклю­чительно в соответствии с установленным Законом о государственной тай­не режимом секретности.

Работа по делу оперативного учета проводится под контролем руково­дителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность (см. комментарий к ст. 22). Этот контроль осуществляется при утверждении по­становления и планов, в заслушивании исполнителей, в проверке опера­тивно-служебных документов и даче указаний о направлении проверки и выполнении соответствующих оперативно-розыскных мероприятий. При этом необходимо учитывать, что в соответствии с ч. 3 ст. 16 оперативные работники в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий подчи­няются только непосредственному и прямому начальнику, при получении приказа или указания, противоречащего закону, они обязаны руководство­ваться законом.

Постановления, планы, сводки, рапорта, справки и другие ведущиеся по делу оперативно-служебные документы, а также письменные поручения и указания следователя, прокурора и суда о проведении в рамках дела опе­ративного учета оперативно-розыскных мероприятий также подлежат приобщению к делу и хранению в нем.

11. В случае уничтожения материалов дела оперативного учета сущест­во полученных данных может быть перенесено в соответствующие инфор­мационные системы. Сведения хранятся там и используются в порядке, установленном для ведения соответствующих информационных систем.

Об уничтожении материалов, как правило, выносится отдельное по­становление. Нецелесообразность уничтожения материалов, проведенных на основании судебного решения, должна быть специально мотивирована в соответствующем постановлении.

С т а т ь я 11.Использование результатов оперативно-розыскной дея­тельности.

(1) Результаты оперативно-розыскной деятельности могут быть ис­пользованы для подготовки и осуществления следственных и судебных дей­ствий, проведения оперативно-розыскных мероприятий по выявлению, пред­упреждению, пресечению и раскрытию преступлений, выявлению и установлению лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших, а также для розыска лиц, скрывшихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от исполнения наказания и без вести пропавших.

(2) Результаты оперативно-розыскной деятельности могут служить поводом и основанием для возбуждения уголовного дела, представляться в орган дознания, следователю или в суд, в производстве которого находится уголовное дело, а также использоваться в доказывании по уголовным делам в соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, регламентирующими собирание, проверку и оценку до­казательств.

(3) Представление результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю или в суд осуществляется на основании поста­новления руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, в порядке, предусмотренном ведомственными нормативными актами.

(4) Результаты оперативно-розыскной деятельности в отношении лиц, перечисленных в пунктах 1—4 и 6 части второй статьи 7 настоящего Феде­рального закона, учитываются при решении вопроса об их допуске к указан­ным видам деятельности.

1. Статья заменила собой ст. 10 ранее действовавшего оперативно-ро­зыскного закона. Основные изменения и дополнения состоят в следующем:

указано на то, что результаты оперативно-розыскной деятельности мо­гут быть использованы также для подготовки и осуществления судебных действий;

оперативно-розыскные мероприятия, для проведения которых исполь­зуются результаты оперативно-розыскной деятельности, в большей мере связаны с задачами этой деятельности;

впервые сформулировано предписание, которое допускает представле­ние результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю или в суд, в производстве которого находится уголовное дело;

указывается на целевое использование результатов оперативно-розыскной деятельности в отношении лиц, перечисленных в пп. 1—4 ч. 2 ст.7 и др.

2.Цель статьи — формулирование конкретных направлений, по кото­рым результаты оперативно-розыскной деятельности могут быть исполь­зованы в интересах уголовного судопроизводства, а также определение по­рядка представления таких материалов органу дознания, следователю или в суд.

3.Сфера действия предписаний, изложенных в статье, распространяется на всю оперативно-розыскную деятельность, касается всех должностных лиц, ее осуществляющих.

4. Для эффективной реализации предписаний данной статьи Закона должностные лица органов, осуществляющих оперативно-розыскную дея­тельность, непременно должны учитывать соответствующие правовые ин­ституты и нормы уголовно-процессуального права (возбуждения уголовно­го дела, нормы доказательственного права и др.).

5. В контексте комментируемой статьи результатами оперативно-розыскной деятельности следует считать данные (сведения, информацию), полученные при осуществлении оперативно-розыскных мероприятий, ука­занных в ст. 6, а также от конфидентов и зафиксированные в материалах дел оперативного учета. Эти сведения должны отражать обстоятельства совершенного преступления, а также другие обстоятельства, имеющие зна­чение для быстрого и полного раскрытия преступления способами уголов­ного процесса.

6. Согласно ст. 2 результаты оперативно-розыскной деятельности мо­гут быть использованы по различным направлениям. Поэтому очевидно, что такие результаты могут стать известными довольно широкому кругу лиц (особенно при использовании их в сфере уголовного процесса, как дея­тельности гласной). В то же время ст. 12 результаты оперативно-розыскной деятельности относит к государственной тайне. Поэтому здесь необходимы некоторые уточнения.

В основе оперативно-розыскной деятельности лежит такой принцип, , как сочетание гласных и негласных методов и средств (см. ст. 3). Поэтому правомерно сказать, что те результаты оперативно-розыскной деятельности, которые получены гласными методами и средствами, не могут составлять государственную тайну. Кроме того, факт проведения некоторых оперативно-розыскных мероприятий и полученные при этом результаты не подлежат разглашению лишь на этапе ведения дела оперативного учета. После его завершения такие результаты перестают носить негласный характер. Но есть и такие результаты (сведения) оперативно-розыскной деятельности, которые и после завершения дела оперативного учета нельзя предавать гласности, поскольку они составляют государственную тайну (см. ч. I ст. 12). Такие сведения при любых обстоятельствах остаются государственной тайной. Предание гласности данных сведений допускается лишь с согласия соответствующих лиц в письменной форме и в случаях, предусмотренных федеральными законами (см. ч. 2 ст. 12). Поэтому ис­пользование результатов оперативно-розыскной деятельности, составляю­щих государственную тайну, независимо от временных факторов может , иметь место лишь при соблюдении указанных выше условий.

7. В интересах уголовного процесса результаты оперативно-розыскной деятельности могут быть использованы по следующим направлениям:

в качестве повода и основания для возбуждения уголовного дела;

для подготовки и осуществления следственных и судебных действий;

в доказывай™ по уголовным делам в соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства России, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств;

для розыска лиц, скрывшихся от органов дознания, следствия и суда, а также уклоняющихся от исполнения наказания.

8. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в интересах уголовного судопроизводства предполагает представление их органу дознания, следователю или в суд. В числе этих органов не назван прокурор. Вместе с тем возникают ситуации, когда обнаруженное преступ­ление неподследственно следователю того ведомства, оперативное подраз­деление которого осуществляло оперативно-розыскную деятельность. На­пример, оперативные подразделения ФСБ России могут обнаруживать преступления, расследование которых отнесено к компетенции военного следователя, следователя прокуратуры, МВД или управления налоговой полиции. В подобных случаях результаты оперативно-розыскной деятель­ности правомерно представлять именно прокурору, который в пределах своей компетенции вправе самостоятельно возбудить уголовное дело или, руководствуясь правилами о подследственное™ (см. ст 126 УПК РСФСР), направить полученные материалы компетентному органу предварительно­го следствия.

Как было сказано раньше, результаты оперативно-розыскной деятель­ности — это различные сведения (данные, информация) об обстоятельствах совершения преступления и лицах, причастных к нему, полученные опера­тивно-розыскным путем в рамках конкретного дела оперативного учета и зафиксированные в оперативно-служебных материалах: в справках (рапор­тах) оперативного сотрудника, проводившего оперативно-розыскные ме­роприятия; в сообщениях конфиденциальных источников; в заключениях специалистов; в документах, истребованных оперативным сотрудником из различных предприятий, учреждений, организаций, а также от должност­ных лиц; в материалах фото-, киносъемки, звуко-, видеозаписях, произве­денных в процессе оперативно-розыскных мероприятий; в различных ма­териальных предметах, изъятых при осуществлении оперативно-розыскных мероприятий, и т.п.

Представление результатов оперативно-розыскной деятельности озна­чает передачу в установленном Федеральным законом, а также ведом­ственными нормативными актами порядке в распоряжение органа дозна­ния, следователя, прокурора или в суд конкретных оперативно-служебных материалов. После определения значимости их для уголовного дела пред­ставленные оперативно-служебные материалы должны быть непременно приобщены к уголовному делу. Если бы это не предполагалось, то надоб­ность в представлении органу дознания, следователю, прокурору или в суд результатов оперативно-розыскной деятельности просто бы не возникала.

Сказанное не означает, что органы предварительного расследования не вправе использовать в качестве ориентирующей информации сведения, по­лученные оперативно-розыскным путем, но по объективным причинам им не представленные. В интересах полного и быстрого раскрытия преступле­ния способами уголовного процесса следователю (лицу, производящему дознание) должна быть обеспечена реальная возможность знакомиться со

всеми материалами, полученными при осуществлении оперативно-розыск­ной деятельности, независимо от источников и способов их получении.

Возможны следующие ситуации, при которых оперативно-служебные материалы представляются органам и должностным лицам, осуществляю­щим уголовно-процессуальную деятельность.

Во-первых, когда такие материалы являются исходными для возникно­вения и развития уголовно-процессуальных правоотношений. В подобных ситуациях представленные органу дознания, следователю или прокурору сведения оперативно-розыскного характера служат поводом и основанием для возбуждения уголовного дела, используются для подготовки и осу­ществления следственных действий, а также в качестве содержания некото­рых видов доказательств.

Во-вторых, когда уголовное дело возбуждено по факту совершения преступления и оперативно-розыскная деятельность осуществляется парал­лельно с расследованием уголовного дела. В этих ситуациях орган, осу­ществляющий оперативно-розыскную деятельность, может направлять следователю оперативно-розыскные данные, которые могут быть исполь­зованыим только для подготовки и осуществления следственных действий, а также в качестве содержания отдельных видов доказательств.

Наконец, возможна следующая ситуация: оперативное подразделение, как орган дознания, самостоятельно возбуждает уголовное дело, по вы­полнении неотложных следственных действий передает следователю дело, но по нему не представилось возможным обнаружить лицо, совершившее преступление. Согласно закону орган дознания продолжает принимать оперативно-розыскные меры для установления преступника, уведомляя следователя о результатах (см. ч 4 ст. 119 УПК РСФСР). Но простым уве­домлением о результатах оперативно-розыскной деятельности, направлен­ной на установление лица, совершившего преступление, ограничиваться нельзя. При получении определенных результатов орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность, также обязан представить следовате­лю конкретные оперативно-служебные материалы. Как и в предыдущих случаях, содержащиеся в них сведения могут быть использованы для под­готовки и осуществления следственных действий, а также в качестве со­держания отдельных видов доказательств.

Во всех перечисленных ситуациях правовым основанием для представ­ления органу дознания, следователю или прокурору оперативных материа­лов служат предписания ст. 11, а не нормы уголовно-процессуального за­кона. Вряд ли такое основание можно усматривать в ч. 2 ст. 70 УПК РСФСР, предусматривающей представление доказательств любыми граж­данами, предприятиями, учреждениями и организациями. Органы, осу­ществляющие оперативно-розыскную деятельность, нельзя приравнивать к предприятиям, учреждениям и организациям, о которых упоминается в приведенной статье уголовно-процессуального закона. Они не только имеют право, но и обязаны в силу своей целенаправленной публичной дея­тельности собирать и представлять оперативно-служебные материалы участникам уголовного процесса. В ч. 2 ст. 70 УПК РСФСР речь идет о представлении предприятиями, учреждениями и организациями только до­казательств. В отличие от этого ст. 11 содержит более широкие и юридиче­ски более выверенные предписания относительно представления результа­тов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд. Наконец, существенно и то, что этот закон непосред­ственно регламентирует оперативно-розыскную деятельность. Поэтому ор­ганам, ее осуществляющим, нет необходимости обращаться к предписа­ниям другого закона, ограничивая тем самым свою компетенцию.

Согласно ч. 3 комментируемой статьи о представлении результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю или в суд руководитель органа, осуществляющего эту деятельность, выносит по­становление. Такое требование закона обусловлено важностью решаемого вопроса как для органов, осуществляющих оперативно-розыскную дея­тельность, так и для государственных органов и должностных лиц, осу­ществляющих уголовно-процессуальную деятельность.

В результате представления результатов оперативно-розыскной дея­тельности соответствующие оперативно-служебные материалы изымаются из органа, осуществляющего эту деятельность, и передаются в ведение дру­гих правоохранительных органов. В результате этого они становятся до­ступными для определенного круга должностных лиц и граждан, вовле­каемых в сферу уголовного процесса. Данное обстоятельство не должно причинять ущерб интересам оперативно-розыскной деятельности. Поста­новление руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, о направлении ее результатов органу дознания, следователю, прокурору или в суд должно стать важной гарантией, обеспечивающей эф­фективность оперативно-розыскной деятельности в будущем.

В постановлении руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, о представлении оперативно-служебных мате­риалов органу дознания, следователю, прокурору или в суд выражается решение, которое является актом применения правовых предписаний. Принятию такого решения должен предшествовать тщательный анализ ма­териалов дела оперативного учета. Он должен привести к убеждению в том, что результаты оперативно-розыскной деятельности вполне надежны и достаточны для обеспечения быстрого и полного раскрытия преступле­ния способами уголовного судопроизводства и их использование в гласном уголовном процессе не причинит ущерба оперативно-розыскной деятель­ности.

По форме постановление руководителя органа, осуществляющего опе­ративно-розыскную деятельность, о направлении ее результатов органу до­знания, следователю, прокурору или в суд может быть приравнено к по­становлениям, выносимым следователем в ходе производства по уголов­ному делу. Оно также должно состоять из трех частей: вводной, описатель­ной и резолютивной.

Во вводной части постановления должно быть указано его наименова­ние, место и время вынесения, фамилия, инициалы, должность и звание ру­ководителя органа, а также отмечено, что послужило основанием для вы­несения данного постановления.

В описательной части постановления необходимо обосновать наличие в распоряжении оперативного подразделения материалов, содержащих сведения, которые могут служить правовыми предпосылками для возбуж­дения уголовного дела, подготовки и осуществления следственных дей­ствий, а также могут быть использованы в качестве содержания отдельных видов доказательств. Описательная часть рассматриваемого документа должна заканчиваться ссылкой на ст. 11, формулирующую правовое пред­писание, которое регламентирует представление результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд. Здесь же должно быть обосновано, почему результаты оперативно- розыскной деятельности представляются конкретному органу дознания, следователю, прокурору или в суд.

В резолютивной части постановления формулируется решение руково­дителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, о направлении ее результатов конкретному органу дознания, следователю, прокурору или в суд. Здесь же должны подробно перечисляться все опера­тивно-служебные материалы, которые направляются определенному пра­воохранительному органу. При необходимости должно быть указано, в ре­зультате какого оперативно-розыскного мероприятия были получены те или иные оперативные материалы. Если среди них имеются результаты, полученные с использованием технических средств (видео- или аудиозапи­си, кино- или фотосъемки), то в документе должны быть указаны также данные о характеристиках этих средств. Они необходимы для того, чтобы при производстве следственного или судебного действия можно было при­менить аппаратуру с надлежащими техническими характеристиками, по­зволяющими не только воспроизвести соответствующую запись, съемку без искажений, но и не привнести в нее при этом каких-либо необратимых из­менений.

Постановление подписывается должностным лицом, его вынесшим, и приобщается к делу оперативного учета, из которого были изъяты соответ­ствующие оперативно-служебные документы. Ни само постановление ру­ководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятель­ность, ни его копия органу дознания, следователю, прокурору или в суд не направляются. Указанные в нем оперативно-служебные материалы на­правляются в соответствующий правоохранительный орган обычным со­проводительным письмом. В нем указывается должностное лицо, которому направляются оперативно-служебные материалы, констатируется наличие постановления руководителя органа, осуществляющего оперативно-ро­зыскную деятельность, о представлении ее результатов органу дознания, следователю, прокурору или в суд и снова же подробно перечисляются на­правляемые оперативно-служебные материалы. Сопроводительное письмо такого содержания составляется в двух экземплярах: подлинник вместе с оперативно-служебными материалами направляется органу дознания, сле­дователю, прокурору или в суд, а копия сопроводительного письма при­общается к делу оперативного учета, из которого выделены соответствую­щие материалы.

Таким образом, следователь (орган дознания, прокурор, суд) получает сопроводительное письмо и определенные оперативно-служебные мате­риалы. Все это он приобщает к уголовному делу. Принятие представлен­ных оперативно-служебных материалов нет необходимости оформлять протоколом, в котором фиксировались бы обстоятельства и факт принятия соответствующих материалов и их краткое описание.

Если следователь (дознаватель, прокурор, судья) считает, что пред­ставленные оперативно-служебные материалы не имеют значения для уго­ловного дела или по каким-либо объективным причинам не могут быть ис­пользованы в его интересах, он возвращает такие материалы обратно. Об этом он должен вынести мотивированное постановление по аналогии с правилами отказа в удовлетворении ходатайства (см. ст. 131 УПК РСФСР).

9. Предписание Федерального закона об использовании результатов оперативно-розыскной деятельности в качестве повода и основания для возбуждения уголовного дела согласуется с п. 6 ч. 1 ст. 108 УПК РСФСР, предусматривающим один из поводов к возбуждению уголовного дела — непосредственное обнаружение органом дознания признаков преступле­ния, т.е. в ходе оперативно-розыскной деятельности. Обнаружение таких признаков следует расценивать как специфический юридический факт, ко­торый в силу принципа публичности обязывает компетентный орган реа­гировать на него уголовно-процессуальным путем — вынести постановле­ние о возбуждении уголовного дела. В данном случае в юридическом факте содержится и повод, и основание для принятия такого процессуального решения. Важно также учитывать, что при обнаружении признаков пре­ступления оперативно-розыскным путем соответствующий орган, осу­ществляющий оперативно-розыскную деятельность, в полной мере несет ответственность за качество тех сведений, которые расцениваются как юридический факт, и принятое решение.

При использовании результатов оперативно-розыскной деятельности в качестве повода и основания для возбуждения уголовного деда возможны два варианта.

Первый вариант. Уголовно-процессуальный закон требует, чтобы ор­ган дознания наряду с судом, прокурором и следователем в пределах своей компетенции возбуждал уголовное дело в каждом случае обнаружения признаков преступления (см. ст.ст. 3 и 112 УПК РСФСР). Но уголовное де­ло на основании данных оперативно-розыскного характера может возбу­дить и следователь. К сожалению, действующий уголовно-процессуальный закон не указывает на то, в каких случаях уголовное дело возбуждается ор­ганом дознания, а в каких — следователем. Этот вопрос решается норма­тивными актами тех ведомств, в которых имеются оперативные подразде­ления, проводящие оперативно-розыскные мероприятия. Причем орган дознания возбуждает уголовные дела при непосредственном обнаружении признаков преступления лишь в двух случаях: при чрезвычайных проис­шествиях и в ситуациях, не терпящих отлагательств. Имеются в виду си­туации, при которых требуется немедленное принятие решения о возбуж­дении уголовного дела и производстве неотложных следственных действий в целях закрепления следов преступления и пресечения преступления про­цессуальными способами, а следователь ввиду объективных причин безот­лагательно сделать это не может. Если же нет необходимости в немедлен­ном реагировании на обнаруженные признаки преступления процессу­альными средствами, то решение о возбуждении уголовного дела на осно­вании данных, полученных оперативно-розыскным путем, должен прини­мать следователь.

В тех случаях, когда немедленно надо реагировать на обнаруженные признаки преступления процессуальными способами, оперативное подраз­деление должно самостоятельно возбудить уголовное дело, пользуясь пра­вами органа дознания. Здесь компетенция органа дознания ограничивается производством неотложных следственных действий и передачей дела сле­дователю (см. ст. 119 УПК РСФСР).

Второй вариант. Если не возникла такая ситуация, то оперативное под­разделение направляет соответствующие материалы прокурору или орга­нам предварительного следствия для возбуждения уголовного дела. При этом непременно должно соблюдаться обязательное условие — оперативное подразделение вправе принимать данное решение, если этим не будет причинен ущерб быстрому и полному раскрытию преступления после возбуждения уголовного дела прокурором или следователем. Поводом к возбуждению уголовного дела для них будут являться сообщения предприятий, учреждений, организаций и должностных лиц (см. п. «з» ч. 7 ст. 108 УПК РСФСР).

И еще одно немаловажное обстоятельство: правильно определить объем материалов, направляемых оперативным подразделением прокурору или следователю. В них должны содержаться данные о признаках преступ­ления, а также усматриваться основания для подготовки и производства следственных действий. Если представленных материалов недостаточно, то прокурор или следователь вправе потребовать дополнительные (см. ч. 2 ст. 109 УПК РСФСР).

10. Возможность использования результатов оперативно-розыскной деятельности при производстве по уголовным делам для подготовки и осуществления следственных действий основана на уголовно-процессуальном законе. Основаниями для производства следственных действий служат данные, которые свидетельствуют о возможности достижения целей таких действий в каждом конкретном случае получения и проверки доказа­тельств. В большинстве случаев данные, являющиеся основаниями для производства следственных действий, носят вероятный характер.

Основания для производства некоторых следственных действий долж­ны находиться только в материалах уголовного дела, т.е. иметь процессу­альный характер (очная ставка, следственный эксперимент, предъявление для опознания, производство экспертизы). Наряду с этим уголовно-процессуальный закон допускает использование в качестве основания для производства некоторых следственных действий непроцессуальной ин­формации. Например, основанием для вызова свидетеля на допрос могут служить данные, формулирующие предположение о том, что ему известны какие-либо обстоятельства, подлежащие установлению по данному уго­ловному делу (см. ст. 72 УПК РСФСР). Согласно ч. 1 ст. 168 УПК РСФСР следователь, имея достаточные основания полагать, что в каком-либо по­мещении или ином месте или у какого-либо лица находятся орудия пре­ступления, предметы и ценности, добытые преступным путем, а также дру­гие предметы или документы, могущие иметь значение для дела, производит обыск для их отыскания и изъятия. Аналогичный характер оснований усматривается из закона применительно к личному обыску (см. ст. 172 УПК РСФСР), осмотру (см. ст. 178 УПК РСФСР), освидетельство­ванию (см. ст. 181 УПК РСФСР) и задержанию подозреваемого в совер­шении преступления (см. ст. 122 УПК РСФСР).

Из приведенных предписаний закона следует, что основаниями для производства некоторых важных следственных действий может служить непроцессуальная информация, в том числе полученная оперативно-ро­зыскным путем. Такой вывод обусловлен и объективными обстоятельства­ми: на момент возбуждения уголовного дела следователь не может распо­лагать процессуальными данными, которые могли бы стать основаниями для производства следственных действий. Поэтому нередко бывает так, что достаточные данные, указывающие на признаки преступления (основание для возбуждения уголовного дела), одновременно служат основаниями для производства следственных действий (задержания подозреваемого в со­вершении преступления, обыска, выемки и др.).

Важно отметить, что использование данных, полученных оперативно-розыскным путем, в качестве оснований для производства следственных действий не входит в содержание доказывания по уголовному делу. Соби­рание доказательств означает получение фактических данных из пред­усмотренных законом процессуальных источников в ходе производства конкретных следственных действий. В результате формируются соответ­ствующие виды доказательств. Все, что находится за рамками этой уголовно-процессуальной деятельности (выявление возможных источников дока­зательств, сведений о месте нахождения предметов и документов, имеющих значение для уголовного дела, и т.п.), по отношению к ней носит вспомога­тельный характер.

Данные, полученные оперативно-розыскным путем, позволяют не только своевременно и обосновано произвести следственные действия, но и тщательно подготовиться к ним. Такая подготовка во многом обеспечи­вает успешное производство следственных действий. Например, оператив­но-розыскные данные дают представление о месте производства обыска, личности обыскиваемого и членов его семьи. Это позволяет правильно определить время производства данного следственного действия, подгото­вить состав оперативно-следственной группы, соответствующие техниче­ские средства, наметить последовательность действий на месте обыска и тактику поисковых действий, предупредить возможное нападение на участников следственного действия.

11. Комментируемая статья допускает использование результатов опе­ративно-розыскной деятельности для подготовки и осуществления не толь­ко следственных, но и судебных действий. Такое предписание согласуется с п. 3 ч. 1 ст. 7, предусматривающим вынесение судом определения, которым дается органу, осуществляющему оперативно-розыскную деятельность, по­ручение о получении сведений, необходимых в интересах успешного рас­смотрения уголовного дела в суде. Однако следует отметить, что дей­ствующий уголовно-процессуальный закон прямо не предусматривает процессуальных отношений суда с органами, осуществлявшими оператив­но-розыскную деятельность, направленных на решение рассматриваемого вопроса. Закон допускает возможность дачи судом этим органам лишь двух поручений.

Первое. Согласно ч. 2 ст. 30 и ст. 233 УПК РСФСР суд при произ­водстве по уголовному делу о преступлении, за которое может быть при­менено наказание в виде конфискации имущества, обязан принять меры обеспечения против сокрытия имущества обвиняемого (подсудимого). Реа­лизация такого предписания судом предполагает дачу им поручения орга­ну, осуществляющему оперативно-розыскную деятельность, обнаружить такое имущество и принять меры к его сохранности с тем, чтобы в после­дующем обеспечить наложение на него ареста. Представляется, что такое поручение вправе дать органу, осуществляющему оперативно-розыскную деятельность, и судья, осуществляющий свои полномочия до судебного разбирательства дела.

Второе поручение суда — о приводе свидетеля и потерпевшего в суд, если они не являются без уважительной причины (см. ч. 2 ст. 73, ч. 3 ст. 75 УПК РСФСР).

12. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывают по уголовным делам в соответствии с положениями уголовно-процессуального закона, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств, вовсе не означает использование данных и материалов оперативно-розыскного характера в качестве доказательств по уголов­ным делам. Такие данные и материалы необходимо строго отличать от процессуальных средств доказывания — доказательств по уголовным де­лам (см. ст. 69 УПК РСФСР).

13. По-другому должен решаться вопрос о возможности использования в уголовном процессе результатов контроля почтовых отправлений, теле­графных и иных сообщений и др. (см. пп. 9—11 ч. 2 ст. 6). В ходе этих опе­ративно-розыскных мероприятий с помощью соответствующих техниче­ских средств, а также в письменной форме могут быть зафиксированы сведения, имеющие значение для уголовного дела. Такие сведения могут ! быть зафиксированы также с помощью кино-, фотосъемки при проведении таких оперативно-розыскных мероприятий, как наблюдение, обследование помещений, зданий и т.п. (см. пп. 6, 8 и 14 ч. 2 ст. 6). Полученные такими способами сведения могут быть использованы в доказывают по уголов­ному делу в том случае, если их материальные носители приобретут статус вещественных доказательств. Данный вывод не противоречит нормам доказательственного права. В ст. 68 УПК РСФСР дается определение доказательств по уголовному делу и к числу самостоятельных видов доказательств относятся вещественные доказательства, т.е. различные материальные предметы, на которых вследствие объективных причин отразились, зафиксировались следы преступления.

Кроме того, в ст. 83 УПК РСФСР перечисляются предметы, которые могут служить вещественными доказательствами. Перечень таких предметов не является исчерпывающим, поскольку в данной норме закона говорится: «... все другие предметы, которые могут служить средствами к обна­ружению преступления, установлению фактических обстоятельств дела, выявлению виновных либо к опровержению обвинения или смягчению от­ветственности». Такими «другими предметами» вполне могут стать видеозаписи и кино-, фотоматериалы, полученные в ходе проведения оператив­но-розыскных мероприятий. Дело в том, что для использования этих предметов в качестве доказательств не имеет значения, в результате чьих действий они появились в действительности. Главное, чтобы с помощью технических средств обстоятельства совершения преступления были зафик­сированы и стали доступны следователю и суду. Но при этом органам предварительного расследования и судам следует неукоснительно соблюдать все требования процессуального закона, предъявляемые к веществен­ным доказательствам. Они должны войти в уголовный процесс законными способами, быть осмотрены в присутствии понятых, и результаты осмотра должны быть отражены в соответствующих процессуальных документах. Следствию и суду необходимо исследовать все обстоятельства, связанные с возникновением рассматриваемых предметов в действительности, поэтому сотрудник оперативного подразделения или другое лицо, которое произ­водило кино-, фотосъемку или видеозапись в ходе оперативно-розыскной деятельности, должно быть допрошено в качестве свидетеля. Такой допрос позволит выяснить происхождение примененных технических средств, установить их объективные связи с обстоятельствами расследуемого пре­ступления. Любой предмет не может быть допущен в уголовный процесс в качестве вещественного доказательства без производства такого допроса.

Согласно ч. 3 ст. 70 УПК РСФСР все собранные по делу доказательства подлежат тщательной, всесторонней и объективной проверке. Не должно быть никаких исключений и для вещественных доказательств, независимо от того, в результате каких обстоятельств они появились в действитель­ности. Важнейший же способ их проверки следователем и судом — допрос в качестве свидетеля лиц, которые могут сообщить сведения о том, каким образом те или иные материальные предметы появились в реальной дей­ствительности. Конечно, установление обстоятельств, связанных с проис­хождением конкретного вещественного доказательства, в целях его про­верки не во всех случаях является обязательным. Проверять вещественные доказательства правомерно любыми предусмотренными законом процес­суальными способами. Но если следователь и суд признали необходимым применить такой способ проверки, как установление обстоятельств, свя­занных с возникновением материального предмета в действительности, то решающее значение при этом имеет допрос в качестве свидетеля лица, ко­торому известны такие обстоятельства. Никакими другими процессуаль­ными действиями допрос заменить нельзя.

14. Вещественными доказательствами по уголовному делу могут стать материальные предметы, изъятые оперативными сотрудниками в ходе осуществления оперативно-розыскных мероприятий. Этот довольно не­простой вопрос нуждается в отдельном рассмотрении.

Согласно п. 1 ч. 1 ст. 15 при решении задач оперативно-розыскной дея­тельности органы, уполномоченные ее осуществлять, имеют право прово­дить гласно и негласно оперативно-розыскные мероприятия, перечислен­ные в ст. 6, производить при их проведении «изъятие предметов, материалов и сообщений... в случае возникновения непосредственной уг­розы жизни и здоровью лица, а также угрозы государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации».

Известно, что изъятие материальных предметов и документов, связан­ных с преступлением, осуществляется по возбужденному уголовному делу путем производства следственных действий (см. ст. ст. 70, 167, 168. 178 УПК РСФСР). В результате формируются такие виды доказательств, как вещественные доказательства (см. ч. 2 ст. 69, ст. 83 УПК РСФСР) и иные документы (см. ч. 2 ст. 69, ст. 88 УПК РСФСР). Но теперь в связи с приня­тием нормы, сформулированной в п. 1 ч. 1 ст. 15 Федерального закона, «монополии» уголовного процесса положен конец. При ее реализации мо­гут возникать вопросы, разрешить которые будет не так просто. Один из них: при проведении каких именно оперативно-розыскных мероприятий возможно изъятие предметов, материалов и сообщений. Для практических работников предпочтительнее было бы найти ответ на этот вопрос в самом законе.

Представляется, что изъятие материальных предметов и документов возможно прежде всего при проведении обследования помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств, оперативного эксперимента, а также конфиденциальным источником при выполнении задания оперативного сотрудника.

В правоприменительной деятельности непременно должно соблюдать­ся следующее правило: если имеются необходимые правовые предпосылки для изъятия материальных предметов и документов способами уголовного процесса, то совершение этих действий при производстве оперативно-розыскных мероприятий должно признаваться недопустимым. Поэтому в ходе оперативно-розыскной деятельности прежде всего необходимо созда­вать реальные условия для решения данного вопроса именно таким путем.

Из рассматриваемой нормы Федерального закона вытекает, что изъ­ятие предметов, материалов и сообщений при проведении оперативно-розыскных мероприятий возможно только тогда, когда имеются явные признаки преступления, создающего угрозу жизни и здоровью лица, а так­же угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасность России. Однако при их наличии должно возбуждаться уголовное дело, и тогда изъятие предметов и документов будет осуществлено путем производства соответствующих следственных действий.

Таким образом, при правильном представлении о связи оперативно-розыскной и уголовно-процессуальной деятельности можно избегать весь­ма нежелательного изъятия материальных предметов и документов при проведении оперативно-розыскных мероприятий. Стремиться к этому нужно всегда. Однако это не всегда возможно. Иногда возникают ситуа­ции, когда в целях предотвращения непосредственной угрозы жизни и здо­ровью лица, а также угрозы безопасности России необходимо изъять опре­деленные материальные предметы (как правило, это орудия и средства совершения преступления), но возбуждать уголовное дело и осуществлять эти действия уголовно-процессуальным путем явно нецелесообразно, по­скольку необходимо продолжить оперативно-розыскную деятельность в целях выявления всех участников преступной группы. Тогда изъятие пред­метов и материалов допустимо оперативным сотрудником при проведении негласного обследования или конфиденциальным источником по заданию оперативного сотрудника.

Такие предметы и материалы, связанные с преступлением, являются его следами. Поэтому после возбуждения уголовного дела они должны быть вовлечены в процесс доказывают по уголовному делу. Орган, осуществлявший оперативно-розыскную деятельность, должен направить изъятые в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий материальные предметы следователю, в производстве которого находится уголовное дело. После их осмотра и приобщения к уголовному делу материальные предметы приобретут статус вещественных доказательств. Но сложность может возникнуть при выполнении требования закона тщательно и всесторонне проверить полученные вещественные доказательства (см. т. 70 УПК РСФСР). Это предполагает раскрытие способа получения материальных предметов, т.е. содержания конкретного оперативно-розыскного мероприятия. Лицо (лица), которое его проводило, подлежит допросу качестве свидетеля. Совершенно очевидно, что все это сопряжено с разглашением той стороны оперативно-розыскной деятельности, которая составляет государственную тайну.

Следует учитывать и то, что в рассматриваемой ситуации следователю и суду труднее будет доказывать наличие объективных связей материаль­ных предметов, изъятых при проведении оперативно-розыскных меро­приятий, с совершенным преступлением. Преступники чаще будут отказы­ваться от этих предметов.

В материалах дела оперативного учета могут находиться различные официальные документы, отвечающие всем требованиям документа в его правовом значении. Они вполне могут быть использованы в качестве средств доказывания по уголовным делам в уголовно-процессуальном режиме такого вида доказательств, как иные документы (см. ч. 2 ст. 69, ст. 88 УПК РСФСР). Для этого соответствующие документы должны быть официально направлены следователю или истребованыим из оперативного подразделения и приобщены к материалам уголовного дела (см. ст. 70 УПК РСФСР).

Следует отметить, что органы, осуществлявшие оперативно-розыскную деятельность, не вправе составлять какие-либо документы с изложением в них данных, полученных оперативно-розыскным путем, для использования их в качестве доказательств по уголовным делам. Не вправе и следователь составлять какие-либо справки на основании оперативных материалов.

15. В ходе оперативно-розыскной деятельности оперативные сотруд­ники нередко становятся очевидцами события преступления или отдельных связанных с ним обстоятельств. При наличии таких оснований их право­мерно допрашивать в качества свидетелей по уголовному делу, так как со­гласно закону в качестве свидетеля дачи показаний может быть вызвано любое лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, подлежащие установлению по данному делу (см. ч. 1 ст. 72 УПК РСФСР).

16. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам предполагает также использование све­дений оперативно-розыскного характера для планирования предваритель­ного расследования, выдвижения следственных версий и для избрания наи­более целесообразных тактических приемов производства следственных действий.

17. Практически важным является вопрос о том, можно ли использо­вать результаты оперативно-розыскной деятельности в уголовном процес­се по указанным направлениям, если они получены с нарушением Феде­рального закона. В гражданском, арбитражном и уголовно-процессуальном законодательстве наряду с другими существуют санкции ничтож­ности. Суть их состоит в аннулировании результатов судебных и след­ственных действий, проведенных с нарушением процессуальных требова­ний. Такими санкциями охраняются преимущественно нормы доказатель­ственного права. В отличие от этого Федеральный закон не предусматри­вает санкций ничтожности. Они не выводятся и путем логического анализа его нормативных предписаний, а также их функциональных связей. В большинстве случаев нарушение требований Федерального закона препят­ствует получению тех результатов, ради достижения которых осу­ществляется оперативно-розыскная деятельность.

Вместе с тем возможна и такая ситуация, когда нарушался закон, но само нарушение не стало помехой для достижения значимого для уголов­ного процесса результата, например обнаружения признаков преступле­ния. Представляется, что вывод о неправомерности принятия решения о возбуждении уголовного дела в рассматриваемой ситуации был бы весьма сомнителен. Конечно, каждый факт нарушения закона при осуществлении оперативно-розыскной деятельности должен быть установлен, тщательно проанализирован и виновное лицо (лица) должно быть привлечено к дис­циплинарной, административной, а то и к уголовной ответственности. Од­нако сам факт нарушения Федерального закона не должен повлечь анну­лирование полученных результатов.

Аналогичный подход необходимо применять и при решении вопроса о придании процессуального статуса вещественного доказательства матери­альному предмету, полученному оперативно-розыскным путем с наруше­нием Федерального закона. Дело в том, что данное нарушение находится за рамками уголовного процесса и не означает нарушения предусмотрен­ной уголовно-процессуальным законом процедуры формирования вещественного доказательства. Правда, существенным здесь должно быть признано то, что факт нарушения закона при осуществлении оперативно-розыскной деятельности может стать предметом уголовно-процессуального исследования при условии, если это необходимо для установления достоверности вещественного доказательства.

18. Сведения, полученные оперативно-розыскным путем, которые ука­зывают на местонахождение лиц, скрывшихся от органов дознания, след­ствия и суда, используются для задержания этих лиц, применения к ним ра­нее избранной меры пресечения и доставления в орган, вынесший постановление об объявлении розыска обвиняемого. На основании таких сведений следователь (орган дознания, суд) выносит постановление о воз­обновлении производства по уголовному делу. Они также могут служить основаниями для производства дополнительных следственных действий.

Побег из мест лишения свободы, предварительного заключения или из-под стражи и уклонение от отбывания наказания представляют собой са­мостоятельные составы преступлений. Поэтому сведения оперативно-розыскного характера о лицах, совершивших такие действий, служат основаниями не только для их задержания и доставления в исправительно-трудовые учреждения, но и для возбуждения уголовных дел и производства следственных действий.

19. В предписании комментируемой статьи о возможности использова­ния результатов оперативно-розыскной деятельности для проведения опе­ративно-розыскных мероприятий по выявлению, предупреждению, пресе­чению и раскрытию преступлений, выявлению и установлению лиц, их подготавливающих, совершавших или совершивших, по существу, выра­жено требование обоснованности проведения таких мероприятий, пере­чень которых предусмотрен в ст. 6. Прежде чем производить то или иное оперативно-розыскное мероприятие, оперативный сотрудник также дол­жен располагать данными, которые с определенной степенью вероятности указывали бы на возможность достижения непосредственной цели наме­ченного мероприятия. Например, необоснованно осуществлять контроль почтовых отправлений исходя из каких-то абстрактных или интуитивных побуждений. Для принятия такого решения необходимо иметь достаточно проверенные данные о том, что в почтовых отправлениях конкретного ли­ца могут содержаться сведения, необходимые для успешного решения задач оперативно-розыскной деятельности. Такой подход должен применяться к каждому оперативно-розыскному действию. Особенно тщательным должен быть анализ оснований для проведения тех оперативно-розыскных меро­приятий, которые затрагивают конституционные права граждан (обследо­вание помещений, прослушивание телефонных переговоров и др.).

Основаниями для осуществления конкретных оперативно-розыскных мероприятий могут служить любые данные, полученные в ходе оператив­но-розыскной деятельности. Эти первоначальные сведения о признаках преступления, содержащиеся в письмах, заявлениях и сообщениях граждан, должностных лиц, предприятий, учреждений и организаций, а также в средствах массовой информации. В качестве оснований для проведения оперативно-розыскных мероприятий могут выступать также сведения, со­держащиеся в поручениях и указаниях следователей о производстве ро­зыскных действий, постановлениях об объявлении розыска и приобщаемых к ним материалах и т. д.

Наконец, такими основаниями могут служить сведения, полученные в результате проведения самих оперативно-розыскных мероприятий. Например, сведения, полученные при опросе граждан, могут стать основа­ниями для осуществления наблюдения, отождествления личности и т.д.

20. Как было сказано раньше, мотивы заинтересованных лиц получить сведения о без вести пропавших гражданах состоят прежде всего в их же­лании удостовериться в том, жив или мертв данный гражданин и признать в судебном порядке его безвестно отсутствующим или объявить умершим. Для установления этих юридических фактов заинтересованное лицо долж­но обратиться с заявлением в суд по месту жительства заявителя. Согласно требованиям гражданского процессуального закона в заявлении должны быть изложены обстоятельства, подтверждающие безвестное отсутствие гражданина, либо обстоятельства, угрожавшие пропавшему без нести смертью или дающие основание предполагать его гибель от определенного несчастного случая. Поэтому сведения о перечисленных обстоятельствах, полученные оперативно-розыскным путем, используются заинтересован­ными лицами в обоснование их заявлений в суд. Ради получения таких све­дений в основном и обращаются заинтересованные лица в органы, осу­ществляющие оперативно-розыскную деятельность. Поэтому сведения оперативно-розыскного характера должны быть достаточно полными, доброкачественными и убедительными.

21. Сведения, полученные в результате оперативно-розыскной деятель­ности, могут служить основаниями для принятия соответствующими долж­ностными лицами решений об отказе в допуске конкретных лиц к сведени­ям, составляющим государственную тайну; в допуске к работам, связанным с эксплуатацией объектов, представляющих повышенную опасность для жизни и здоровья людей, а также для окружающей среды; в допуске к участию в оперативно-розыскной деятельности или в доступе к материа­лам, полученным в результате ее осуществления; в установлении или под­держании с лицом отношений сотрудничества при подготовке и проведе­нии оперативно-розыскных мероприятий; в выдаче разрешений на частную детективную и охранную деятельность. Учитывая назначение таких сведе­ний, они должны быть тщательно проверенными и достоверными.

Хотя в комментируемой статье прямо об этом и не сказано, но из пред­писаний п. 5 ч. 2 ст. 7 вытекает, что результаты оперативно-розыскной дея­тельности могут быть использованы также для принятия необходимых мер по обеспечению собственной безопасности органов, осуществляющих опе­ративно-розыскную деятельность.

Наконец, результаты оперативно-розыскной деятельности, полученные одним органом, осуществляющим эту деятельность, могут быть направле­ны и использованы другим государственным органом, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность. Это происходит в случаях, когда ис­пользование полученной информации не входит в компетенцию органа, который ее получил.

Статья 12. Защита сведший об органах, осуществляющих опера­тивно-розыскную деятельность

(1) Сведения об используемых или использованных при проведении неглас­ных оперативно-розыскных мероприятий силах, средствах, источниках, ме­тодах, платах и результатах оперативно-розыскной деятельности, о лицах, внедренных в организованные преступные группы, о штатных негласных со­трудниках органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и о лицах, оказывающих им содействие на конфиденциальной основе, а также об организации и о тактике проведения оперативно-розыскных мероприятий составляют государственную тайну и подлежат рассекречиванию только на основании постановления руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность.

(2) Предание гласности сведений о лицах, внедренных в организованные преступные группы, о штатных негласных сотрудниках органов, осу­ществляющих оперативно-розыскную деятельность, а также о лицах, оказывающих или оказывавших им содействие на конфиденциальной основе, до­пускается лишь с их согласия в письменной форме и в случаях, преду­смотренных федеральными законами.

(3) Судебное решение на право проведения оперативно-розыскного меро­приятия и материалы, послужившие основанием для принятия такого реше­ния, хранятся только в органах, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность.

(4) Оперативно-служебные документы, отражающие результаты опе­ративно-розыскной деятельности, могут быть представлены органу дозна­ния, следователю, судье, другим органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, в порядке и случаях, установленных настоящим Федеральным законом.

1. Комментируемая статья новая. Аналогичной статьи в ранее действо­вавшем Законе «Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Фе­дерации» не имелось.

2.Цель статьи — комплексное изложение и фиксация (в обобщенном виде) предписаний, регулирующих отношения, которые возникают в связи с необходимостью защиты сведений об органах, осуществляющих опера­тивно-розыскную деятельность.

3.Сфера действия предписаний, изложенных в статье, охватывает груп­пу общественных отношений, возникающих по поводу организации и по­рядка защиты данных об органах, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. Эти предписания составляют основу одного из правовых ин­ститутов формирующегося в рамках оперативно-розыскной деятельности уголовно-розыскного процесса (см. пп. б и 7 комментария к ст. 7).

4.Статья носит бланкетный (отсылочный) характер. Для правильно­го уяснения и применения ее предписаний требуется руководствоваться нормами ряда нормативных правовых актов (см. комментарий к ст. 4 и пп. 7—9 и 13 настоящего комментария).

5. Выполнение предписаний комментируемой статьи призвано обеспе­чить эффективность оперативно-розыскной деятельности в рамках произ­водства конкретного дела оперативного учета, а также исключить вероят­ное нанесение ущерба ее участникам со стороны заинтересованных в этом лиц.

6. В части 1 комментируемой статьи конкретизирован перечень сведе­ний, который в соответствии с Законом о государственной тайне составля­ет государственную тайну. Отнесение указанных в этом списке сведений к государственной тайне обусловлено тем, что их распространение может нанести ущерб интересам оперативно-розыскной деятельности, снизить ее эффективность и таким образом поставить под угрозу безопасность Рос­сии. Поэтому государство возлагает на себя обязанность надежно защи­щать сведения, составляющие государственную тайну в области оперативно-розыскной деятельности. Такая защита предполагает создание и обес­печение надлежащего режима получения, использования и хранения соот­ветствующих данных, при котором они не могли бы стать достоянием по­сторонних лиц. Данный режим обеспечивается совокупностью правовых и организационных средств.

В рамках Федерального закона правовыми средствами защиты сведе­ний, составляющих государственную тайну, являются:

практическая реализация принципов конспирации и сочетания глас­ных и негласных методов и средств (см. ст. 3);

право лица истребовать от органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, сведения о полученной о нем информации в пре­делах, допускаемых требованиями конспирации и исключающих возмож­ность разглашения государственной тайны (см. ч. 3 ст. 5);

непредставление судье сведений о лицах, внедренных в организован­ные преступные группы, о штатных негласных сотрудниках органов, осу­ществляющих оперативно-розыскную деятельность, и о лицах, оказы­вающихим содействие на конфиденциальной основе (см. ч. 4 ст. 5), а также об организации и тактике проведения оперативно-розыскных меро­приятий (см. ч. 3 ст. 9);

обязанность руководителей судебных органов создавать условия, обес­печивающие защиту сведений, которые содержатся в представляемых судье оперативно-служебных документах (см. ч 7 ст. 9);

представление результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю или в суд осуществляется на основании постановле­ния руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную дея­тельность (см. ч. 3 ст 11).

Кроме того, правовые средства защиты сведений, составляющих госу­дарственную тайну, указаны в ч. 2 ст. 12, ч. 1 ст. 14, п. 4 ч. 1 ст. 15, ч. 1 ст. 17 и ч. Зет. 21.

7. Ответственность за надежную защиту сведений об органах, осу­ществляющих оперативно-розыскную деятельность, лежит на руководителе органа, осуществляющего эту деятельность (см. ч 4 ст. 20 Закона о государ­ственной тайне); оперативных сотрудниках, которым такие сведения стали известны в связи с исполнением ими служебных обязанностей; органах и должностных лицах, использующих результаты оперативно-розыскной деятельности (дознавателе, следователе, прокуроре и судье).

8. Защита сведений, составляющих государственную тайну в сфере оперативно-розыскной деятельности, обеспечивается также особым поряд­ком допуска граждан к такого рода сведениям и особыми условиями пре­кращения допуска должностного лица или гражданина к государственной тайне, которые предусмотрены ст.ст. 21—23 Закона о государственной тайне.

9. Важным средством защиты сведений, составляющих государствен­ную тайну в сфере оперативно-розыскной деятельности, являются уголовно-правовые санкции. Разглашение государственной тайны лицом, кото­рому она была доверена или стала известна по службе или работе, если эти сведения стали достоянием других лиц, а также нарушение лицом, имею­щим допуск к государственной тайне, установленных правил обращения с содержащими государственную тайну документами, если это повлекло по неосторожностиих утрату и наступление тяжких последствий, влечет уго­ловную ответственность в соответствии со ст.ст. 283 и 284 УК РФ.

Должностные лица и граждане, виновные в нарушении законодатель­ства России о государственной тайне, наряду с уголовной несут также ад­министративную, гражданско-правовую или дисциплинарную ответствен­ность.

10. Сведения о тех сторонах оперативно-розыскной деятельности, ко­торые составляют государственную тайну, могут быть рассекречены толь­ко на основании постановления руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность. Принятие соответствующим руково­дителем такого постановления должно быть вызвано объективными об­стоятельствами и в достаточной мере аргументировано.

11. Предание гласности сведений о лицах, указанных в ч. 2 комменти­руемой статьи, допускается только при наличии определенных законодате­лем условий. Ими являются согласие такого лица, изложенное в письмен­ной форме, и наличие конкретного указания об этом в Федеральном законе.

12. Предписание, предусматривающее хранение судебного решения на право проведения оперативно-розыскного мероприятия и материалов, по­служивших основанием для принятия такого решения, только в органах, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность (см. ч. 3 ст. 12), также направлено на защиту сведений, составляющих государственную тайну в сфере оперативно-розыскной деятельности, и обусловлено тем, что именно в этих органах практически обеспечивается надежная сохранность соответствующих материалов и исключается доступ к ним посторонних лиц. Вместе с тем судебное ведомство праве оставлять в своем распоряже­нии копии судебных решений на проведение оперативно-розыскных меро­приятий для анализа и совершенствования этого нового направления су­дебной деятельности.

13. Для более глубокого уяснения смысла предписаний, изложенных в комментируемой статье, раскроем содержание отдельных терминов, ис­пользованных законодателем для их конструирования.

Государственная тайна — защищаемые государством сведения в облас­ти его военной, внешнеполитической, экономической, разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности, распро­странение которых может нанести ущерб безопасности Российской Феде­рации (см. ст. 2 Закона о государственной тайне).

Группа организованная (преступная) — устойчивая группа лиц (два и более), заранее объединившихся для совершения одного (как правило, длящегося) или нескольких преступлений (см. ст. 35 УК РФ).

Под организацией проведения оперативно-розыскных мероприятий по­нимается закрепленная нормами законодательства в области оперативно-розыскной деятельности разновидность специальной управленческой дея-1ельности. Она состоит в планировании осуществления конкретных оперативно-розыскных мероприятий, оптимальной реализации принятого по их проведению решения и др.

Тактика проведения оперативно-розыскных мероприятий — это разработанная на основе научных положений и обобщения положительного опыта оперативно-розыскной практики система специальных приемов, на­правленных на наиболее эффективное решение конкретных задач опера­тивно-розыскной деятельности.

О понятии и содержании оперативно-розыскных мероприятий, резуль­татах оперативно-розыскной деятельности, штатном негласном сотруднике органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и лице, оказывающем ему содействие на конфиденциальной основе, см. коммента­рии к ст.ст. б, 11, 16 и 17.

Глава III. Органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность

Глава III предназначена сконцентрировать нормативные предписания : организации и деятельности основной части субъектов оперативно-розыскной деятельности. Сравнительный анализ ее структуры и содержания с аналогичным разделом действовавшего ранее Закона об оперативно-розыскной деятельности (см. разд. III) показывает, что структура вообще не претерпела каких-либо изменений, а в текст главы хотя и внесены уточнения,тем не менее они окончательно не сняли имевшиеся недочеты законотворчества. Так, на практике возникает немало недоразумений из-за формулировки законодателя, будто бы оперативно-розыскную деятельность осуществляют некие «органы», а не субъекты (участники). Действительно, без системного представления о всех субъектах оперативно-розыскной деятельности правоприменителям достаточно затруднительно принимать профессионально грамотные, основанные на знании закона решения. Поэтому изложим несколько тезисов о понятии таких субъектов и их системе.

Под субъектом оперативно-розыскной деятельности понимается госу­дарственный орган или его подразделение, их должностные лица, а также иные физические лица, наделенные законодателем государственно-властными полномочиями на принятие соответствующих юридически зна­чимых решений и (или) выполнение оперативно-розыскных действий, а также лица, в отношении деятельности которых осуществляется оператив­но-розыскная работа. В соответствии с федеральным законодательством выделяют две основные группы субъектов оперативно-розыскной деятель­ности. Это уполномоченные на то государственные органы и определен­ные физические лица.

Среди государственных органов различают следующие подгруппы:

1) осуществляющие оперативно-розыскную деятельность;

2) контролирующие оперативно-розыскную деятельность и надзи­рающие за ней.

В первую подгруппу входят: а) оперативные подразделения правоох­ранительных органов и спецслужб России, перечисленных в Федеральном законе (так называемые оперативно-розыскные органы); и б) иные упол­номоченные на то федеральным законодательством государственные орга­ны или их подразделения (в УПК РСФСР — органы дознания, не являю­щиеся физическими лицами; в Федеральном законе о связи — предприятия , связи).

Во вторую подгруппу: а) осуществляющие вневедомственный надзор и контроль (парламент, правительство, суд и прокуратура) и б) осуществляющие ведомственный контроль (различные инспектирующие под­разделения и т. п.).

В свою очередь среди физических лиц различают три подгруппы. К первой из них относятся лица, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность (совершающие оперативно-розыскные действия и (или) принимающие оперативно-значимые решения):

а) в полной мере (оперативные сотрудники и некоторые иные долж­ностные лица оперативно-розыскных органов);

б) частично (штатные — сотрудники оперативно-поисковых и опера­тивно-технических подразделений; внештатные — лица, оказывающие со­действие, в том числе внештатные оперативные сотрудники и конфиденты;

специалисты, в том числе переводчики, эксперты и операторы связи; сле­дователи; должностные лица, в соответствии с УПК РСФСР являющиеся органами дознания и полномочные принимать оперативно-розыскные меры).

Ко второй группе относятся лица, контролирующие оперативно-розыскную деятельность и надзирающие за исполнением законов при ее осуществлении:

а) вне оперативно-розыскных ведомств (Президент России; судьи, уполномоченные на санкционирование отдельных оперативно-розыскных мероприятий; прокуроры, надзирающие за исполнением законов в опера­тивно-розыскной деятельности; уполномоченные на проведение финансо­вого контроля представители Минфина России);

б) являющиеся представителями оперативно-розыскных ведомств (соответствующие руководители).

К третьей группе относятся две категории лиц. Во-первых, это лица, чья общественно опасная противоправная деятельность является объектом оперативно-розыскной работы (т.е. лица, совершающие преступные пося­гательства, а также лица, деяния которых позволяют обоснованно предпо­ложить обих вероятной преступной деятельности). Во-вторых, это лица, которые обоснованно попадают в поле зрения оперативно-розыскных ор­ганов с оформлением соответствующих допусков или получением лицен­зий (см. ч. 2 ст. 7).

Неопределенность ряда нормативных предписаний комментируемой главы, отсутствие концентрированного изложения видения законодателя некоторых конкретных правил (в частности, о полномочиях должностных лиц оперативных подразделений, взаимодействии и координации работы между соответствующими государственными органами и др.) затрудняют непосредственное применение норм, в ней изложенных. Правоприменителю приходится обращаться за «разъяснениями» к ведомственным норма­тивным актам, которые по своей сути для этого не предназначены.

С т а т ь я 13. Органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность.

(1) На территории Российской Федерации право осуществлять опера­тивно-розыскную деятельность предоставляется оперативным подразделе­ниям:

1. Органов внутренних дел Российской Федерации.

2. Органов федеральной службы безопасности.

3. Федеральных органов налоговой полиции.

4. Федеральных органов государственной охраны: Главного управления охраны Российской Федерации и Службы безопасности Президента Россий­ской Федерации.

5. Органов пограничной службы Российской Федерации.

6. Таможенных органов Российской Федерации.

7. Службы внешней разведка Российской Федерации.

(2) Оперативные подразделения органа внешней разведки Министерства обороны Российской Федерации и органа внешней разведки Федерального агентства правительственной связи и информации при Президенте Россий­ской Федерации проводят оперативно-розыскные мероприятия только в це­лях обеспечения безопасности указанных органов внешней разведки и « случае, если проведение этих мероприятий не затрагивает полномочий органов, ука­занных в пунктах 1—7 части первой настоящей статьи.

(3) Перечень органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятель­ность, может быть изменен или дополнен только федеральным законом. Ру­ководители указанных органов определяют перечень оперативных подразде­лений, правомочных осуществлять оперативно-розыскную деятельность, их полномочия, структуру и организацию работы.

(4) Органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, ре­шают определенные настоящим Федеральным законом задачи исключительно в пределах своих полномочий, установленных соответствующими законода­тельными актами Российской Федерации.

1. Комментируемая статья заменила собой ст. 11 ранее действовавшего Закона об оперативно-розыскной деятельности. Основные изменения и до­полнения состоят в следующем:

снята двусмысленность о наличии якобы одновременно двух различ­ных субъектов оперативно-розыскной деятельности — государственных органов и оперативных подразделений;

расширен круг органов, осуществляющих оперативно-розыскную дея­тельность[27] ;

(ограничен круг полномочий и предмет ведения отдельных субъектов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность (см. ч. 2 ст. 13);

проведена редакционная «чистка» нормативных предписаний;

улучшено технико-юридическое изложение отдельных правил и др. 2. Цель статьи — системное изложение правил о деятельности части основных субъектов, осуществляющих оперативно-розыскную деятель­ность. Однако формулировки законодателя о том, что оперативно-розыскную деятельность осуществляют «органы» (см. название главы III и заголовок ст. 13) или оперативные подразделения таких «органов», создают условия для их некорректного толкования правоприменителями (см. ком­ментарий к гл.гл. III и IV).

3.Сфера действия предписаний, изложенных в статье, охватывает дея­тельность оперативных подразделений всех органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность (однако они не предназначены регу­лировать правовые отношения, возникающие в работе правоприменителей— оперативных сотрудников и иных должностных лиц оперативных под­разделений).

4.Статья носит бланкетный (отсылочный) характер. Для ее уяснения и правильного практического применения изложенных в ней правил тре­буется руководствоваться предписаниями ряда законодательных и иных нормативных правовых актов (см. пп. 5, 7 и 11 комментария к настоящей статье).

5. В соответствии с ч. 1 комментируемой статьи право осуществлять оперативно-розыскную деятельность на территории Российской Федерации предоставлено оперативным подразделениям семи государственных орга­нов (см. о территории Российской Федерации комментарий к преамбуле). Кроме того, согласно предписаниям ч. 2 комментируемой статьи право на проведение оперативно-розыскных мероприятий (с соблюдением ряда условий, непосредственно указанных в комментируемой статье) предостав­лено оперативным подразделениям органа внешней разведки Мини­стерства обороны Российской Федерации (ТРУ ГШ Минобороны России) и органа внешней разведки Федерального агентства правительственной связи и информации при Президенте Российской Федерации (ФАПСИ при Президенте России). Таким образом, в России насчитывается девять субъ­ектов, компетентных проводить оперативно-розыскную деятельность.

Под указанием законодателя на право осуществления оперативно-розыскной деятельности следует понимать единство обязанностей, возла­гаемых на указанных в Федеральном законе субъектов (см. ст. 14 и др.), предоставляемых им прав для реализации этих обязанностей (см. ст. 15 и Эф.) и возможность их привлечения к ответственности в случае нарушений законных предписаний. Наряду с этим данной формулировкой (полагаем, не совсем удачной) законодатель обратил внимание правоприменителей на то, что в России никто, кроме указанных в ч. 1 комментируемой статьи подразделений государственных органов, не вправе осуществлять опера­тивно-розыскную деятельность комплексно, с применением всего арсенала специфических средств и методов. Однако это не означает, что отдельные оперативно-розыскные мероприятия не вправе осуществлять иные субъек­ты, которым это право предоставлено законодателем. Так, согласно дей­ствующему в России законодательству различают следующие группы субъ­ектов, полномочных проводить оперативно-розыскные мероприятия (см. «также комментарий к гл. III).

Во-первых, это оперативные подразделения органов, перечисленных в ч. 1 комментируемой статьи. Эти субъекты правомочны проводить указан­ные мероприятия без каких-либо изъятий, т.е., как указал законодатель, они осуществляют оперативно-розыскную деятельность в полном объеме.

Во-вторых, это оперативные подразделения органов, перечисленных в ч. 2 комментируемой статьи. Эти субъекты полномочны проводить все оперативно-розыскные мероприятия, но в определенных пределах (см. п. 8 комментария).

В-третьих, субъектами, полномочными принимать оперативно-розыскные меры, являются органы дознания, перечисленные в ст. 117 УПК РСФСР. В соответствии с предписаниями ч. 1 ст. 118 «Обязанности орга­нов дознания» УПК РСФСР на органы дознания возлагается принятие не­обходимых оперативно-розыскных (и иных предусмотренных уголовно-процессуальным законом) мер в целях обнаружения преступлений и лиц,

их совершивших. Что касается этих субъектов, то перечень и пределы про­водимых ими оперативно-розыскных мероприятий (мер) законодателем в уголовно-процессуальном законе не определены, а в Федеральном законе о них вообще не упоминается.

В-четвертых, такими субъектами с недавнего времени являются пред­приятия и операторы связи. Они обязаны: предоставлять органам, осу­ществляющим оперативно-розыскную деятельность, возможность прове­дения оперативно-розыскных мероприятий на сетях связи; принимать меры к недопущению раскрытия организационных и тактических приемов про­ведения указанных мероприятий (см. ч. 1 ст. 14 Федерального закона о связи).

6. Оперативное подразделение — это оперативно-розыскное, оператив­но-поисковое, оперативно-техническое, контрразведывательное, разведы­вательное или информационно-аналитическое отделение (группа), отдел, служба, управление, главное управление, а равно подразделение собствен­ной безопасности и иное организационно-штатное подразделение, входя­щее в структуру российских специальной службы или правоохранительно­го органа, в функциональные обязанности которого входит решение оперативно-розыскных, контрразведывательных или разведывательных задач, предусмотренных федеральным законодательством. Поэтому в об­щем ряду следует выделять оперативные подразделения, правомочные про­водить оперативно-розыскную деятельность. К ним относятся только те, которые структурно включены в государственные органы, перечисленные в ст. 13 Федерального закона.

7. Почти все из перечисленных в ч. 1 комментируемой статьи государ­ственных органов являются федеральными органами государственного управления (исключая МВД РФ). Поэтому все их оперативные подразделе­ния полномочны осуществлять оперативно-розыскную деятельность.

Иначе дело обстоит с органами внутренних дел Российской Федера­ции. Хотя законодатель и не сделал оговорки применительно к возмож­ности осуществления оперативно-розыскной деятельности, например, ми­лицией общественной безопасности, не являющейся органом исклю­чительно федерального подчинения, тем не менее с позиций действующего законодательства выглядит достаточно проблематично проведение ею все­го комплекса оперативно-розыскных мероприятий.

Следует помнить также о том, что право на осуществление оперативно-розыскной деятельности отдельными звеньями системы органов внутрен­них дел «продублировано» в законодательных актах, регламентирующих правовой статус конкретных подразделений (органов) системы внутренних дел[28] . Так, криминальная милиция наделена правом проведения оператив­но-розыскных мер в соответствии с Законом о милиции (см. ч. 2 ст. 8 и п. 16 ст. 11), а учреждения, исполняющие наказания, наделены аналогичным правом в соответствующих статьях Закона об учреждениях и органах, ис­полняющих уголовные наказания (см. комментарий к ст. 4).

8. Законодатель установил специальный режим проведения оператив­но-розыскных мероприятий оперативными подразделениями органа внешней разведки Минобороны России и органа внешней разведки ФАПСИ при Президенте России (см. ч. 2 ст. 13).

Во-первых, данные мероприятия проводятся только в целях обеспече­ния безопасности указанных органов внешней разведки. Эта цель конкрети­зирует общую цель оперативно-розыскной деятельности, указанную в ст. 1 (защиту от преступных посягательств), применительно к функционирова­нию части субъектов оперативно-розыскного дела. Под безопасностью (не только органов внешней разведки, но и всех органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность) понимается степень защищенности данного органа от внешних и внутренних угроз (в частности, от преступ­ных посягательств извне и коррупции изнутри), минимальный уровень ко­торой позволяет этому органу функционировать как элементу системы сил обеспечения безопасности России и решать возложенные на него законо­дателем задачи.

Обеспечение безопасности (органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность) — это организация и реализация системы мер различного характера с целью нейтрализации или локализации потенци­альных или реальных угроз нормальному функционированию государ­ственного органа:

а) возникающих в деятельности самого органа: обнаружение среди со­трудников отдельных коррумпированных лиц, а также лиц, замышляющих, готовящих или совершающих должностные преступления; недопущение наступления последствий возможных правонарушений сотрудников орга­нов внешней разведки, могущих повлечь ущерб безопасности государ­ственного органа;

б) идущих извне: выявление устремлений спецслужб иностранных го­сударств, иностранных организаций к органам внешней разведки; обнару­жение отдельных лиц, замышляющих, готовящих или совершающих пре­ступления против органа внешней разведки (в состав которого входят оперативные подразделения), или против его сотрудников; предупрежде­ние и пресечение попыток их проникновения в систему органов обеспече­ния безопасности России (специальной службы) или оказания негативного влияния на ее деятельность.

Во-вторых, оперативно-розыскные мероприятия этими субъектами про­водятся лишь в случае, если их проведение не затрагивает полномочий орга­нов, указанных в пп. 1—7 части первой комментируемой статьи. На практи­ке наиболее спорно следующее. Кто же должен определять, затрагивает или не затрагивает «чужих» полномочий осуществление тех или иных опе­ративно-розыскных мероприятий? Анализ соответствующих нормативно-правовых источников свидетельствует, что как на уровне законодательных актов, так и на уровне подзаконных ведомственных нормативных актов должных четких, недвусмысленных предписаний на этот счет не имеется[29] .

9. Важным элементом реализации принципа законности в оперативно-розыскной деятельности является предписание комментируемой статьи о том, что перечень органов, осуществляющих оперативно-розыскную дея­тельность, может быть изменен или дополнен только федеральным законом (см. ч. 3 ст. 13). Это положение следует понимать, во-первых, как указание законодателя на исключительный характер наделения тех или иных субъ­ектов правомочиями в столь специфическом виде государственной дея­тельности, каким является оперативно-розыскная работа. Исключитель­ность проявляется в том, что только сам законодатель компетентен наделять те или иные органы (государственные органы и органы дознания) полномочиями на проведение оперативно-розыскной деятельности. Во-вторых, данное положение следует понимать как требование законодателя рассматривать осуществление оперативно-розыскной деятельности право­мочных на то субъектов в системе, вне отрыва деятельности одних государ­ственных органов от аналогичной деятельности других элементов государ­ственного механизма. Наконец, в-третьих, любые изменения в количественном составе оперативно-розыскных органов считаются закон­ными исключительно после принятия соответствующего федерального за­кона, а не принятия иного нормативного правового акта (допустим, указа Президента России или закона субъекта Российской Федерации).

Федеральный закон — это нормативный правовой акт высшей юриди­ческой силы, регулирующий общественные отношения в определенной области[30] . Только путем принятия такого акта возможно изменить содержание перечня оперативно-розыскных органов. Вместе с тем законодатель не счел целесообразным в тексте комментируемой статьи указать на то обстоя­тельство, что перечень оперативно-розыскных органов может быть изме­нен или дополнен лишь тем федеральным законом, предписания которого подлежат включению в комментируемый Федеральный закон. Поэтому бу­дет небезосновательным допустить, что в перспективе в ином федеральном законе данный перечень может быть каким-либо образом изменен (например, в будущем не исключено создание новой государственной структуры — военной полиции, наделенной полномочиями оперативно-розыскного органа).

10. Руководители оперативно-розыскных органов определяют перечень оперативных подразделений, правомочных осуществлять оперативно-розыскную деятельность, их полномочия, структуру и организацию работы. Данное предписание законодателя позволяет российским правоохрани­тельным органам и спецслужбам своевременно реагировать на изменения в оперативной обстановке. Наделение руководителей органов, осу­ществляющих оперативно-розыскную деятельность, полномочиями по определению конкретных подразделений, которые должны осуществлять оперативно-розыскную работу, способствует ее эффективности и наступа­тельности в деле борьбы с преступностью.

11. Конкретизация принципа законности в оперативно-розыскной дея­тельности и системного видения законодателем порядка ее осуществления различными государственными органами закреплена в ч. 4 комментируе­мой статьи. Согласно последней, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность органы решают определенные настоящим Федеральным зако­ном задачи исключительно в пределах своих полномочий, установленных соответствующими законодательными актами Российской Федерации. Не­смотря на наличие единых целей и задач общей оперативно-розыскной деятельности, осуществляющие ее оперативные подразделения государ­ственных органов решают такие задачи самостоятельно, в рамках отведен­ных им законодателем полномочий (см. о полномочиях п. 11 комментария к ст. 1). Это предопределяется различным функциональным предназначени­ем конкретных органов как относительно самостоятельных элементов еди­ного государственного механизма. Формы, методы и тактика взаимодей­ствия определяются непосредственно в правоохранительных органах и спецслужбах исходя из целей и задач, поставленных перед ними законода­телем.

Относительно полномочий оперативно-розыскных органов отметим -следующее. Во-первых, они определяется исключительно в соответствую­щих законодательных актах Российской Федерации (см. пп. 2 и 3 настоя­щего комментария и комментарий к ст. 4). Во-вторых, данную норма­тивную формулировку не следует толковать расширительно, т.е. на практике оперативники должны руководствоваться прежде всего предпи­саниями, изложенными в ст.ст. 14 и 15 Федерального закона. И только в случае отсутствия в этих статьях конкретного правила, определяющего права или обязанности органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, допускается действовать по правилам, изложенным в феде­ральных законах, регламентирующих деятельность правоохранительных органов и спецслужб России.

С т а т ь я 14. Обязанности органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность

При решении, определенных настоящим Федеральным законом задач опе­ративно-розыскной деятельности органы, уполномоченные ее осуществлять, обязаны:

1. Принимать в пределах своих полномочий все необходимые меры по за­щите конституционных прав и свобод человека и гражданина, собствен­ности, а также по обеспечению безопасности общества а государства.

2. Исполнять в пределах своих полномочии поручения в письменной форме органа дознании, следователя, указания прокурора и решения суда о проведе­нии оперативно-розыскных мероприятий по уголовным делам, принятым ими к производству.

3. Выполнять на основе и в порядке, предусмотренном международными договорами Российской Федерации, запросы соответствующих международ­ных правоохранительных организаций, правоохранительных органов и специ­альных служб иностранных государств.

4. Информировать другие органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность на территории Российской Федерации, о ставших им известными фактах противоправной деятельности, относящихся к ком­петенции этих органов, и оказывать этим органам необходимую помощь.

5. Соблюдать правила конспирации при осуществлении оперативно-розыскной деятельности.

6. Содействовать обеспечению в порядке, установленном законодатель­ством Российской Федерации, безопасности и сохранности имущества своих сотрудников, лиц, оказывающих содействие органам, осуществляющим опе­ративно-розыскную деятельность, участников уголовного судопроизводства, а также членов семей и близких указанных лиц от преступных посяга­тельств.

1. Статья заменила собой ст. 12 ранее действовавшего Закона об опера­тивно-розыскной деятельности. Основные изменения и дополнения состоят в следующем*

уточнен круг обязанностей органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, по исполнению поручений следователя и других должностных лиц;

значительно сужен круг обязанностей таких органов по защите и обес­печению прав и свобод личности. Если ранее на них возлагалась обязан­ность защищать все законные права и свободы человека (см. п. 1 ч. 1 ст. 12 прежнего Оперативно-розыскного закона), то согласно предписаниям п. 1 комментируемой статьи такая обязанность ограничена необходимостью защиты исключительно «конституционных прав и свобод человека и граж­данина». Эта новелла вступает в серьезное противоречие с требованиями ст. 1 о проведении оперативно-розыскной деятельности «в целях защиты жизни, здоровья, прав и свобод человека и гражданина» (всех, а не только конституционных).

Проведена существенная работа по технико-юридическому улучшению редакции статьи.

2.Цель статьи — сконцентрировать законные предписания об обязан­ностях органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и систематизировать их для лучшего восприятия правоприменителями.

3.Сфера действия предписаний, изложенных в статье, по замыслу зако­нодателя, должна охватывать всю оперативно-розыскную деятельность. Однако в их системе наличествуют пробелы (см., например, п. 1 коммента­рия).

Кроме того, нельзя не отметить следующее. Анализ текста Федераль­ного закона свидетельствует, что в нем отсутствует системное изложение правил, регламентирующих как обязанности, так и права оперативных со­трудников и других лиц, причастных к проведению оперативно-розыскной деятельности.

4.Статья носит бланкетный (отсылочный) характер. Для правильно­го уяснения ее содержания и действенного практического применения тре­буется руководствоваться предписаниями ряда законодательных и иных нормативных правовых актов (включая секретные ведомственные), а также международных договоров Российской Федерации (см. пп. 7, 8 и 10 ком­ментария к настоящей статье).

5. Конституция, определяя человека, его права и свободы высшей цен­ностью, подчеркивает, что признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства и всех его органов. Ис­ходя из этого конституционного положения одной из первых обязанностей органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, выступает обязанность принимать в пределах полномочий все необходимые меры по защите конституционных прав и свобод человека и гражданина, собствен­ности, а также по обеспечению безопасности общества и государства.

Согласно ч. 3 ст. 55 Конституции, права и свободы человека и гражда­нина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Кроме того, Конститу­цией запрещается создание и функционирование общественных объедине­ний и организаций, деятельность которых направлена на насильственное изменение основ конституционного строя, нарушение целостности Россий­ской Федерации, подрыв безопасности государства. Поэтому законодатель возложил на государственные органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, обязанность принимать в соответствии со своей компетенцией все необходимые меры для защиты охраняемых законом прав и свобод личности, собственности, безопасности общества и госу­дарства.

Пределы полномочий соответствующих государственных органов за­креплены в законах, определяющих их предназначение (см. комментарий ст.ст 4 и 13).

6. Государственные органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, должны выполнять в пределах своих полномочий поручения органа дознания, следователя, указание прокурора и решения суда о про­изводстве оперативно-розыскных мероприятий по уголовным делам, при­нятым ими к своему производству. Такие поручения, указания и решения суда должны быть изданы в письменной форме и содержать ссылку на кон­кретное уголовное дело, находящееся в производстве у органа дознания, следователя, прокурора или суда.

Вид оперативно-розыскных мероприятий и тактику их проведения определяет орган, их осуществляющий. Он же несет ответственность за за­конность и обоснованность проведения соответствующих оперативно-розыскных мероприятий.

Поручения, указания и решения органов дознания, следователя, проку­рора или суда, должны направляться органам, осуществляющим оператив­но-розыскную деятельность, с учетом полномочий последних. Так, опера­тивные подразделения ГТК России осуществляют выявление, предупреж­дение, пресечение и раскрытие, в частности, контрабанды (см. ст. 188 УК РФ). Соответствующие подразделения органов ФСБ России на основании Федерального закона об органах федеральной службы безопасности также ведут работу по выявлению и пресечению контрабанды (в части незакон­ного перемещения через таможенную границу России сырьевых ресурсов, материалов, технологий, оружия, боеприпасов, наркотических средств, взрывчатых, отравляющих и радиоактивных веществ, а также предметов, являющихся национальным достоянием Российской Федерации). Исходя из такого разделения компетенции правоохранительных органов в борьбе с контрабандой и должны направляться поручения о производстве опера­тивно-розыскных мероприятий при расследовании контрабанды. Причем подразделениями дознания таможенных органов, а также следователями органов внутренних дел и органов федеральной службы безопасности ука­зания об осуществлении оперативно-розыскных мероприятий направляют­ся в оперативные подразделения этих ведомств.

7. В соответствии со ст. 7 запросы международных правоохранительных организаций, правоохранительных органов и спецслужб иностранных госу­дарств являются основанием для проведения оперативно-розыскных меро­приятий. В связи с этим выполнение таких запросов является одной из обя­занностей органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность.

Российская Федерация заключила ряд международных многосторонних и двусторонних соглашений о борьбе с преступностью. Порядок, основа­ния и другие вопросы направления и исполнения таких поручений опреде­ляются этими договорами и конкретизируются в ведомственных норма­тивных актах (см. комментарий к ст. 4).

Сотрудничество осуществляется путем исполнения запросов о проведе­нии оперативно-розыскных мероприятий. Как правило, такие запросы на­правляются в письменном виде. В некоторых межгосударственных согла­шениях определено, что в безотлагательных случаях запросы могут пере­даваться устно, однако впоследствии они должны быть подтверждены письменно. При возникновении сомнения в подлинности или содержании запроса об оказании содействия может быть запрошено его подтвержде­ние.

Обычно соответствующим международным договором предусматри­вается, что запрос об оказании содействия должен содержать ряд данных:

наименование органа, запрашивающего содействие, и органа, к которому обращен запрос; изложение существа дела; указание цели и обоснование запроса; содержание запрашиваемого содействия; имена и фамилии, клич­ки, гражданство лиц, имеющих отношение к делу, даты и места их рожде­ния, занятие, места жительства и пребывания; названия и места нахожде­ния фирм и организаций, имеющих отношение к делу; описание деяния или события, а по уголовным делам — квалификация деяния в соответствии с законодательством запрашиваемого государства и текст применяемого за­кона; перечень вопросов, на которые необходимо получить ответ; описа­ние особого порядка, которому необходимо следовать при исполнении за­проса, и обоснование этой необходимости; любую другую информацию, которая может быть полезна для облегчения исполнения запроса.

Кроме того, договорами, как правило, предусматриваются случаи, когда в оказании содействия может быть отказано полностью или частично. В ячестве таких оснований чаще всего называется: возможность нанесения ущерба интересам государства; противоречие законодательству государства или его международным обязательствам, а также если деяние, в язи с которым поступил запрос, не является преступлением по законодательству запрашиваемого государства.

В международных договорах обычно предусматривается порядок действий при невозможности исполнения запроса. Как правило, в таких случаях об отказе в исполнении запроса письменно уведомляется его инициатор. Если исполнение запроса не входит в полномочия органа, получившего его, то запрос передается соответствующему компетентному органу и об этом уведомляется орган, направивший запрос. При наличии обстоятельств, препятствующих или существенно задерживающих исполнение запроса, об этом уведомляется запрашивающий орган. При необхо­димости орган, исполняющий обращение об оказании помощи, вправе за­просить дополнительные сведения, необходимые, по ее мнению, для исполнения запроса.

В международном сотрудничестве Россия исходит из принципа, в соот­ветствии с которым при исполнении запроса применяется законодатель­ство государства запрашиваемой Стороны, однако по просьбе запраши­вающей Стороны может быть применено законодательство ее государства, если это не противоречит законодательству или международным обяза­тельствам государства запрашиваемой Стороны.

Передача результатов оперативно-розыскной деятельности правоохра­нительным органам другого государства должна осуществляться таким образом и в таком объеме, чтобы исключить разглашение сведений, состав­ляющих государственную тайну.

Если орган, исполняющий запрос, считает, что его исполнение может помешать уголовному преследованию или иному производству, осу­ществляемому в России, он может отложить исполнение запроса или свя­зать его исполнение с соблюдением соответствующих условий. Если по­мощь принимается на таких условиях, то взаимодействующие правоохра­нительные органы должны соблюдать их.

При наличии просьбы иностранного партнера российский правоохра­нительный орган, исполняющий международный запрос, принимаетвсенеобходимые меры для обеспечения конфиденциальности запроса и его со­держания. В случае невозможности соблюдения этого условия исполнения об этом информируется инициатор запроса и дальнейшее выполнение осу­ществляется только после консультации с ним.

При наличии просьбы соответствующие российские правоохранитель­ные органы информируют его о ходе исполнения и в максимально корот­кие сроки о результатах исполнения запроса.

Как правило, в рамках сотрудничества с органами государств СНГ русский язык используется в качестве рабочего языка общения.

Информация, получаемая в результате проведения оперативно-розыск­ных мероприятий, осуществляемых в рамках межправительственных или межведомственных соглашений, может использоваться правоохранитель­ными органами запрашивающего государства, как правило, лишь в опера­тивно-розыскных целях или служить основанием для формирования запро­са о проведении следственных действий в рамках договоров о правовой помощи и правовых отношениях[31] .

Кроме того, Россия является членом Интерпола. Обмен информацией российских правоохранительных органов с аналогичными органами дру­гих государств, являющихся членами Интерпола, осуществляется через На­циональное бюро Интерпола (НЦБ) в Российской Федерации, которое яв­ляется структурным подразделением МВД России.

На основании и в порядке, предусмотренных законодательством Рос­сийской Федерации, и принципа взаимности сотрудники правоохрани­тельных органов других государств могут прибыть на территорию России для координации действий при проведении запрашиваемых оперативно-розыскных мероприятий. Однако их участие в таких мероприятиях исклю­чается. На территории России оперативно-розыскную деятельность могут осуществлять только специально уполномоченные на это федеральным за­коном российские государственные органы (см. комментарий к ст. 1!).

8. В процессе оперативно-розыскной деятельности в поле зрения орга­нов, ее осуществляющих, попадают сведения о преступлениях, выявление, предупреждение и раскрытие которых входит в компетенцию других орга­нов России, обладающих необходимыми силами, техническими средствами и иными возможностями для наиболее оптимального решения этой задачи. В связи с этим в п. 4 комментируемой статьи установлена обязанность ин­формировать другие правоохранительные органы об относящихся к их ком­петенции фактах противоправной деятельности и оказывать этим органам необходимую помощь.

Круг вопросов, по которому осуществляется взаимное информирова­ние, его порядок, а также основания и процедура привлечения возможно­стей других органов для решения задач оперативно-розыскной деятель­ности и совместного проведения мероприятий определяются межведом­ственными нормативными актами правоохранительных органов и строятся на основе-Взаимности по принципу «каждый с каждым».

Обмен информацией необходим и в связи тем, что в соответствии с ч. 4 ст. 6 осуществление оперативно-розыскных мероприятий (связанных с кон­тролем почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений и т.п.) проводится с использованием оперативно-технических сил и средств толь­ко органов ФСБ России и органов МВД РФ. Порядок и объемы предостав­ления необходимой для проведения таких мероприятий информации, а также обмен полученными результатами определяются межведомственны­ми нормативными актами или соглашениями между соответствующими органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, и ор­ганами ФСБ России и внутренних дел.

Обмен информацией также может осуществляться непосредственно между различного рода подразделениями одного государственного органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность. Такая необходи­мость возникает в тех случаях, когда в процессе проведения оперативно-розыскной деятельности имеет место получение информации, которая тре­бует действий, выходящих за пределы компетенции соответствующего подразделения.

Обмен информацией может быть организован на постоянной основе или носить разовый характер.

9. Обязанность соблюдения правил конспирации при осуществлении оперативно-розыскных мероприятий обусловлена необходимостью сохра­нить в тайне, прежде всего от лиц, подозреваемых в причастности к подго­товке или совершении преступлений, сам факт проведения оперативно-розыскных мероприятий.

Ведомственными нормативными актами применительно к различным видам мероприятий закреплены соответствующие правила конспирации, соблюдение которых является должностной обязанностью сотрудников правоохранительных органов. Правила конспирации включают в себя вы­работанные в процессе деятельности правоохранительных органов и спецслужб государства приемы и навыки по скрытному проведению опера­тивно-розыскных мероприятий, направленных на добывание и использо­вание сведений, необходимых для решения задач по обеспечению безопас­ности личности, общества и государства, а также ряд действий, с этим связанных. Правила конспирации могут включать также рекомендации по порядку работы с документами, отражающими проведение и результаты оперативных мероприятий, изменению внешнего облика лица, морфологи­ческих, динамических признаков и признаков одежды (маскировка), осу­ществляемых сотрудниками оперативно-розыскных подразделений, усло­виям использования документов зашифровки и т. п.

В систему правил конспирации включаются также разработанные на основе анализа практики оперативных подразделений положения и реко­мендации по эффективному контролю информации, касающейся противо­правной деятельности, и способов ее получения в процессе проведения, оперативно-розыскных мероприятий.

10. Одной из обязанностей органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, выступает содействие в обеспечении личной без­опасности сотрудников, членов их семей и близких, защиты имущества ука­занных лиц в связи с выполнением сотрудниками своих служебных обязан­ностей в борьбе с преступностью, а равно иных лиц, перечисленных в п. 6 комментируемой статьи. Это корреспондирует предписаниям Федерально­го закона о государственной защите. В соответствии с этим Законом в каждом из органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, создаются спецподразделения по обеспечению собственной безопасности, на которые возлагается непосредственная обязанность обеспечивать без­опасность сотрудников.

Комментируемое положение возлагает на руководителей органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, иих структурных звеньев обязанность содействовать этим специализированным подразделе­ниям (см. комментарий к ст. 22).

Основанием для оказания содействия может быть обращение специа­лизированного подразделения или указание руководства. Объем мер, необ­ходимых для обеспечения безопасности, определяется в каждом конкрет­ном случае с учетом складывающейся обстановки.

Содействие органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятель­ность, в обеспечении безопасности сотрудника или его близких может вы­разиться в осуществлении (совместно со спецподразделением или само­стоятельно) предусмотренных законом мер безопасности[32] .

Поводом для применения мер безопасности в отношении сотрудника, его близких или иных лиц являются, как правило, их заявления (рапорт) или непосредственное получение оперативной и иной информации о нали­чии угрозы безопасности указанного лица.

В случае принятия решения о применении мер безопасности органом, обеспечивающим безопасность, выносится мотивированное постановление с указанием конкретных мер безопасности, сроков их осуществления, а в необходимых случаях и других органов, привлекаемых для содействия обеспечения безопасности. Порядок проведения мер защиты, осуществле­ния оперативно-розыскных мероприятий, порядок взаимодействия с дру­гими подразделения определяется ведомственными нормативными актами.

Статья 15. Права органов, осуществляющих оперативно-розыск­ную деятельность

(1) При решении задач оперативно-розыскной деятельности органы, уполномоченные ее осуществлять, имеют право:

1. Проводить гласно и негласно оперативно-розыскные мероприятия, пе­речисленные в статье 6 настоящего Федерального закона, производить при их проведении изъятие предметов, материалов и сообщений, а также преры­вать предоставление услуг связи в случае возникновения непосредственной угрозы жизни и здоровью лица, а также угрозы государственной, военной, эко­номической ила экологической безопасности Российской Федерации.

2. Устанавливать на безвозмездной либо возмездной основе отношения сотрудничества с лицами, изъявившими согласие оказывать содействие на конфиденциальной основе органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность.

3. Использовать в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий по договору или устному соглашению служебные помещения, имущество предприятий, учреждений, организаций, воинских частей, а также жилые и нежилые помещения, транспортные средства и иное имущество частных лиц.

4. Использовать в целях конспирации документы, зашифровывающие лич­ность должностных лиц, ведомственную принадлежность предприятий, уч­реждений, организаций, подразделений, помещений и транспортных средств органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, а также личность граждан, оказывающих им содействие на конфиденциальной основе.

5. Создавать в установленном законодательством Российской Федерации порядке предприятия, учреждения, организации и подразделения, необходимые для решения задач, предусмотренных настоящим Федеральным законом.

(2) Законные требования должностных лиц органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, обязательны для исполнения физиче­скими и юридическими лицами, к которым такие требования предъявлены.

(3) Неисполнение законных требований должностных лиц органов, осу­ществляющих оперативно-розыскную деятельность, либо воспрепятствование ее законному осуществлению влекут ответственность, предусмотренную законодательством Российской Федерации.

1. Статья заменила аналогичную ст. 13 ранее действовавшего Опера­тивно-розыскного закона. Основные изменения и дополнения состоят в следующем:

сформулировано право на создание органами, осуществляющими опе­ративно-розыскную деятельность, соответствующих предприятий (см. п. 5 ч.1);

проведен ряд редакционных уточнений.

Наряду с этим в текст статьи внесены изменения, трактуемые неодно­значно, более того, признаваемые отдельными учеными как отрицательно повлиявшие на ход и развитие необходимых в правовом государстве пре­образований в области правового регулирования оперативно-розыскной деятельности. Так, при проведении оперативно-розыскных мероприятий теперь разрешено изымать предметы, материалы и сообщения (см. п. 1 ч. 1).

2.Цель статьи — сконцентрировать нормативные предписания о пра­вах органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и си­стематизировать их для более эффективного восприятия правоприменителями.

3.Сфера действия предписаний, изложенных в статье, по замыслу зако­нодателя должна охватывать всю оперативно-розыскную деятельность. В данной связи отметим следующее. Решение законодателя, с одной стороны, направленное на сокращение обязанностей органов, осуществляющих опе­ративно-розыскную деятельность (см. п. 1 комментария к ст. 14), а с другой — на расширение прав этих органов (см., например, пп. 1 и 5 ч. 1 ст. 15), внесло, как нам представляется, диспропорцию в установленную законом компетенцию субъектов оперативно-розыскной деятельности.

4.Предписания статьи в основном бланкетные (отсылочные). Для их правильного уяснения и применения требуется руководствоваться нормами многочисленных законодательных и иных нормативных правовых актов (см. пп. 5—10 и 12 комментария к настоящей статье).

5. В соответствии с принципами правого государства государственные органы вправе осуществлять только те действия, в отношении которых в законодательстве имеется прямое указание о возможности их проведения конкретным органом (причем с соблюдением закрепленных в законода­тельстве процедур). Именно это положение нашло свое отражение в ком­ментируемой статье. В ней дан закрытый (исключительный) перечень пол­номочий соответствующих государственных органов в сфере оперативно-розыскной деятельности. Однако полномочия этих органов в сфере адми­нистративной и уголовно-процессуальной деятельности определяются не этим Законом (см., например: Закон о милиции. Закон о федеральных органах налоговой полиции. Кодекс РСФСР об административных правонарушениях, УПК РСФСР и др.).

6. Органы, уполномоченные осуществлять оперативно-розыскную дея­тельность, имеют право проводить ее гласно и негласно (см. также ком­ментарий к ст. 1). Под гласными оперативно-розыскными мероприятиями следует понимать такие, которые оперативные работники проводят без со­крытия от посторонних лиц своей личности, ведомственной принадлеж­ности, целей и характера проводимых действий для решения оперативных задач.

Под негласными оперативно-розыскными мероприятиями следует по­нимать такие, которые оперативные работники проводят с сокрытием от посторонних лиц своей ведомственной принадлежности, целей и характера проводимых действий для решения оперативных задач. Сокрытие обеспе­чивается системой оперативных, режимных, административно-правовых, воспитательных и других мер по сохранению в тайне всех проводимых оперативно-розыскных мероприятий.

В ходе осуществления оперативно-розыскных мероприятий, перечис­ленных в ст. 6, разрешается проводить изъятие предметов, материалов и со­общений, а также прерывать предоставление услуг связи (в установленных в Федеральном законе случаях). Предусмотренный в комментируемой статье правовой режим изъятия иной, чем тот, который закреплен в ст. 244 Кодек­са РСФСР об административных правонарушениях, ст. 336 Таможенного кодекса и в других нормативных актах, регулирующих административные отношения. Материалы, предметы и сообщения в процессе оперативно-розыскной деятельности могут изыматься только в случае возникновения непосредственной угрозы жизни и здоровью людей, а также угрозы госу­дарственной, военной, экономической или экологической безопасности России. При этом необходимо учитывать, что в соответствии со ст. 35 Кон­ституции никто не может быть лишен своего имущества иначе как по ре­шению суда.

В случае изъятия предметов или материалов в процессе оперативно-розыскного мероприятия об этом в обязательном порядке делается указа­ние в справке или рапорте о проведении этого мероприятия. Изымаемые материалы и предметы детально описываются. В справке или рапорте, со­ставляемом по итогам осуществления мероприятия, указываются условия их изъятия, упаковки и хранения.

Изъятие может быть сопряжено с ограничением конституционных прав граждан на тайну переписки, телефонных переговоров и на неприкосно­венность жилища. В таком случае необходимо соблюдать условия осущест­вления этих мероприятий (вынесение постановления, получение разреше­ние у судьи т.п.).

7. Конфиденциальное сотрудничество — это отношения между уполно­моченными на то Федеральным законом государственными органами, ко­торые представляют их должностные лица, и гражданами, изъявившими согласие оказывать содействие на негласной основе и на определенных условиях. Эти условия могут быть оговорены в контракте. Форма контрак­та и другие атрибуты устанавливаются ведомственными нормативными актами (см. комментарий к ст. 17).

Конфиденциальное сотрудничество используется исключительно в це­лях решения определенных законодательством задач и исполнения обязан­ностей, возложенных на органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность.

Отношения конфиденциального сотрудничества с гражданами устана­вливаются только уполномоченными на то должностными лицами. Со­трудники, наделенные правом установления конфиденциального сотруд­ничества с гражданами и ведения работы с ними, отвечают за законное и целенаправленное использование конфиденциальной помощи граждан в интересах решения задач по обеспечению безопасности личности, общества и государства.

Оперативный сотрудник в случае несогласия с указаниями непосред­ственного начальника, касающимися работы с гражданами, привлеченны­ми на конфиденциальной основе к сотрудничеству с правоохранительными органами, вправе обжаловать действия и решения руководителя в установленном порядке.

При нарушении лицом взятых на себя обязательств, в том числе по контракту, сотрудник органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, имеет право вносить предложения об изменениях оговоренных ранее условий сотрудничества или о его прекращении.

Непосредственные руководители оперативных сотрудников, рабо­тающих с гражданами, привлеченными к негласному сотрудничеству, обязаны и вправе контролировать деятельность своих подчиненных и оказы­вать им помощь.

8. Органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, вправе использовать в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий служебные помещения, имущество предприятий, учреждений, организаций, воинских частей, а также жилые и нежилые помещения, транспорт, иные средства и иное имущество частных лиц (см. и. 3 ч. 1 ст. 15). Договором в соответствии с гражданским законодательством признается двух или многостороннее соглашение, направленное на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Он может быть заключен только на основе согласия лица, являющегося собственником этогоимущества или на законной основе владеющего или распоряжающегося им. форма соглашения, исходя из положений гражданского законодательства (см. ст. 158 и другие ГК РФ), может быть устной или письменной (простой или нотариальной).

Устный договор считается совершенным и в том случае, когда из пове­дения лица явствует его воля на соответствующие установление, изменение

или прекращение гражданских прав и обязанностей. Молчание признается выражением воли вступить в договор в случаях, предусмотренных законом или соглашением сторон.

Договор в письменной форме заключается путем составления докумен­та, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, всту­пающими в отношения, или должным образом уполномоченными ими ли­цами.

Законодательством устанавливаются дополнительные требования, ко­торым должна соответствовать форма определенных договоров (соверше­ние на бланке определенной формы, скрепление печатью и т. п.), и пред­усматриваются последствия несоблюдения этих требований. В простой письменной форме заключаются договоры юридических лиц между собой и с гражданами, а также граждан между собой на сумму, превышающую не менеечем в десять раз установленный законом минимальный размер опла­ты труда, а в случаях, предусмотренных законом,— независимо от суммы сделки.

Договор аренды зданий, сооружений, транспортных средств опреде­ляется положениями гл. 34 ГК РФ. Он заключается в письменной форме в двух случаях. Во-первых, если он заключается на срок более года. Во-вторых, если хотя бы одной из сторон договора является юридическое лицо (в частности, орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятель­ность).

Ст. 651 ГК РФ предусматривает, что договор аренды здания или со­оружения заключается в письменной форме путем составления одного до­кумента, подписанного сторонами. Несоблюдение этого требования влечет признание соглашения недействительным. Договор аренды здания или со­оружения, заключенный на срок не менее года, подлежит государственной регистрации и считается заключенным с момента такой регистрации.

9. Реализация принципа конспирации проявляется, в частности, в том, что компетентным органам предоставляется право использовать в целях конспирации документы, зашифровывающие личность должностных лиц, ведомственную принадлежность подразделений, организаций, помещений и транспортных средств (см. п. 4ч. 1 ст. 15). Это полномочие базируется, в частности, на общем положении гражданского права. В ст. 19 ГК РФ за­креплено, что случаях и в порядке, предусмотренных законом, гражданин может использовать псевдоним (вымышленное имя).

Главное назначение этих мероприятий заключается в сокрытии от окружающих лиц действительной службы должностного лица (действи­тельной принадлежности подразделения, организации, помещения и тран­спортного средства) в органах, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. Зашифровка этих сил и средств включает в себя: выбор ле­генды прикрытия; определение соответствующего поведения; обеспечение необходимыми документами; проведение мероприятий по закреплению ле­генды. Документы, зашифровывающие личность должностного лица и граждан, сотрудничающих с органами на конфиденциальной основе, могут быть использованы лишь непосредственно в оперативно-розыскной дея­тельности.

Зашифровка обеспечивается системой оперативных, режимных, адми­нистративно-правовых, воспитательных и других мер по сохранению в тайне всех проводимых оперативно-розыскных мероприятий.

10. В целях реализации задач оперативно-розыскной деятельности ор­ганы, ее осуществляющие, имеют право создавать в установленном законодательством порядке предприятия, учреждения, организации и подраз­деления. Порядок создания предприятий, организаций и учреждений опре­деляется гражданским законодательством. Создаваемая организация или предприятие, как и все юридические лица, должны иметь в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное иму­щество и отвечать по своим обязательствам этим имуществом. В соот­ветствии с законом создаваемое предприятие также подлежит государ­ственной регистрации в органах юстиции в порядке, определяемом законом о регистрации юридических лиц. Данные государственной реги­страции включаются в единый государственный реестр юридических лиц, открытый для всеобщего ознакомления. Юридическое лицо считается соз­данным с момента его государственной регистрации.

Нарушение установленного законом порядка образования предприятия или организации, а также несоответствие их учредительных документов закону влечет отказ в государственной регистрации. В тоже время отказ в регистрации по мотивам нецелесообразности создания конкретного пред­приятия или организации не допускается.

Юридическое лицо действует на основании устава, либо учредительно­го договора и устава, либо только учредительного договора. В случаях, предусмотренных законом, юридическое лицо, не являющееся коммер­ческой организацией, может действовать на основании общего положения об организациях данного вида.

Учредительный договор заключается, а устав утверждается его учреди­телями. Юридическое лицо, созданное одним учредителем, действует на основании устава, утвержденного этим учредителем.

В учредительных документах должны определяться наименование юридического лица, место его нахождения, порядок управления, предмет и цели деятельности, а также содержаться другие сведения, предусмотренные законом.

Законодательство предусматривает возможность создания юридиче­скими лицами представительств и филиалов. Представительством являет­ся обособленное подразделение юридического лица, расположенное вне места его нахождения, которое представляет интересы юридического лица и осуществляет их защиту. Филиалом признается обособленное подразделе­ние юридического лица, расположенное вне места его нахождения и осу­ществляющее все его функции или их часть, в том числе функции предста­вительства. Представительства и филиалы не являются юридическими лицами. Они наделяются имуществом предприятий, организаций, создав­ших их, и действуют на основании утвержденных ими положений. Руково­дители представительств и филиалов назначаются юридическим лицом и действуют на основании его доверенности.

Создаваемые органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, юридические лица могут быть коммерческими организация­ми, т.е. преследующими извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности, и некоммерческими, т.е. не имеющими такой цели и не распределяющими полученную прибыль между участниками.

Под предприятием как объектом гражданских прав понимается имуще­ственный комплекс, используемый для осуществления предприниматель­ской деятельности, производства продукции, выполнения работ и оказания услуг в целях удовлетворения общественных потребностей и получения прибыли. Необходимое предприятию имущество передается ему государ­ственными или муниципальными органами, создавшими его.

Учреждением признается организация, созданная собственником для осуществления управленческих, социально-культурных или иных функций некоммерческого характера и финансируемаяим полностью или частично. Учреждение отвечает по своим обязательствам находящимися в его распо­ряжении денежными средствами. При их недостаточности субсидиарную ответственность по его обязательствам несет собственник соответствую­щего имущества.

Термин «организация» сопоставим с термином «юридическое лицо» и по сути является собирательным. В соответствии со ст. 48 ПС РФ юридиче­ское лицо (организация) имеет в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество и отвечает по сво­им обязательствам этим имуществом, от своего имени приобретает и осу­ществляет имущественные и личные неимущественные права, несет обя­занности, выступает в суде в качестве истца и ответчика.

После выполнения поставленных перед предприятием, организацией, учреждением и подразделением задач они прекращают свою деятельность, если нет необходимости в их дальнейшем использовании.

11. Законные требования должностных лиц органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, обязательны для исполнения физиче­скими и юридическими лицами, к которым такие требования предъявлены. Законы, определяющие деятельность соответствующих государственных органов, наделяют их должностных лиц правом требовать от граждан и должностных лиц исполнения определенных действий. Такие властные предписания должны быть законными, т.е. отданы при наличии указанных в законе оснований, с соблюдением необходимых процедур и направлены на решение задач оперативно-розыскной деятельности.

12. Неисполнение законных требований должностных лиц органов, осу­ществляющих оперативно-розыскную деятельность, либо воспрепятствование ее законному осуществлению влекут ответственность, предусмотренную законодательством. В российском законодательстве ответственность за не­выполнение законных требований сотрудников соответствующих государ­ственных органов установлена вне зависимости от сферы их деятельности. Поэтому невыполнение указаний при осуществлении оперативно-розыскной деятельности в равной степени образует правонарушения, от­ветственность за которые определена, в частности, ст.ст. 165 и 1655 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях, ст. 330 УК РФ и др.

Статья 16. Социальная и правовая защита должностных лиц ор­ганов, осуществляющих оперативно-розыскную дея­тельность

(1) На должностных лиц органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, распространяются гарантии социальной и право­вой защиты сотрудников тех органов, в штаты которых указанные лица входят.

(2) Никто не вправе вмешиваться в законные действия должностных лиц и органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, за ис­ключением лиц, прямо уполномоченных на то федеральным законом.

(3) Должностное лицо, уполномоченное на осуществление оперативно-розыскной деятельности, в ходе проведения оперативно-розыскных меро­приятий подчиняется только непосредственному и прямому начальнику. При

получении приказа или указания, противоречащего закону, указанное долж­ностное лицо обязано руководствоваться законом.

(4) При защите жизни и здоровья граждан, их конституционных прав и законных интересов, а также для обеспечения безопасности общества и государства от преступных посягательств допускается вынужденное причи­нение вреда правоохраняемым интересам должностным лицом органа, осу­ществляющего оперативно-розыскную деятельность, либо лицом, оказываю­щим ему содействие, совершаемое при правомерном выполнении указанным лицом своего служебного или общественного долга.

(5) Время выполнения должностными лицами органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, специальных заданий в организованных преступных группах, а также время их службы в должностях штатных не­гласных сотрудников указанных органов подлежит зачету в выслугу лет для назначения пенсии в льготном исчислении в порядке, определяемом Прави­тельством Российской Федерации.

(6) Органы государственной власти субъектов Российской Федерации и органы местного самоуправления вправе устанавливать дополнительные ви­ды социальной защиты для должностных лиц органов, осуществляющих опе­ративно-розыскную деятельность.

1. Статья заменила собой ст. 14 ранее действовавшего Закона об опе­ративно-розыскной деятельности. Основные изменения и дополнения со­стоят в следующем:

отменено предписание, запрещавшее оценивать работу должностных лиц органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, по количественным результатам этой деятельности;

отменено предписание, позволявшее должностному лицу, уполномо­ченному на осуществление оперативно-розыскной деятельности, при полу­чении от своего начальника приказа или указания, противоречащего зако­ну, сообщать об этом в вышестоящий орган или прокурору;

сформулировано новое предписание, которое при определенных об­стоятельствах допускает вынужденное причинение вреда правоохраняе­мым интересам;

предусмотрен зачет в выслугу лет для назначения пенсии в льготном исчислении времени выполнения должностными лицами органов, осу­ществляющих оперативно-розыскную деятельность, спецзаданий в органи­зованных группах и т.п.;

органам государственной власти субъектов Российской Федерации и органам местного самоуправления предоставлено право устанавливать до­полнительные виды социальной защиты для должностных лиц органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность.

2.Цель статьи — определить систему социальной и правовой защиты должностных лиц органов, осуществляющих оперативно-розыскную дея­тельность.

3.Предписания статьи носят в основном бланкетный характер, по­скольку по вопросам социальной и правовой защиты должностных лиц ор­ганов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, отсылает к другим законам, а реализация предписаний, сформулированных в ч. 4 дан­ной статьи, предполагает применение соответствующих уголовно-правовых норм.

4. Гарантии правовой и социальной защиты должностных лиц органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, призваны обеспечивать эффективное выполнениеими стоящих перед ними задач. Согласно ч. 1 комментируемой статьи, на этих должностных лиц распространяются гарантии правовой и социальной защиты сотрудников тех правоохрани­тельных органов и специальных служб России, в штаты которых они входят.

В ст. 13 содержится перечень органов, которым предоставлено праве осуществлять оперативно-розыскную деятельность на территории России. Из ее содержания вытекает, что перечисленные в ней органы входят в шта­ты органов внутренних дел, ФСБ России, ФСНП России, ГТК РФ и других органов исполнительной власти. Следовательно, подробные правовые предписания, касающиеся социальной и правовой защиты должностных лиц органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, со­держатся в законах, регламентирующих организацию и деятельность таких государственных органов. В частности, в Законе о милиции (см. ст. ст. 23—34), Законе о Государственной границе (см. ст. ст. 39— 42); Законе о государственной охране (см. ст. 14) и др. (см. комментарий к ст. ст. 4 и 13).

Кроме того, согласно ч. 3 ст. 16 Федерального закона об органах феде­ральной службы безопасности военнослужащие этих органов проходят во­енную службу в соответствии с законодательством России о прохождении военной службы с учетом установленных указанным Законом особенно­стей, обусловленных спецификой выполняемых ими обязанностей. Следо­вательно, на данную категорию военнослужащих распространяются все предписания Закона «О статусе военнослужащих», касающиеся их соци­альной и правовой защиты, а также членов их семей (см. ст.ст. 5—20 ука­занного Закона).

5. Должностные органы и лица, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, решают стоящие перед ними задачи самостоя­тельно и должны руководствоваться Конституцией, комментируемым Фе­деральным законом, другими законами Российской Федерации, а также ведомственными нормативными актами (см. комментарий к ст. 4). Они са­мостоятельно принимают решения о производстве дел оперативного учета, выдвигают и проверяют оперативные версии, планируют оперативно-розыскные мероприятия, определяют основания, организацию и тактику их проведения, принимают другие решения и несут за это ответственность.

6. В целях усиления гарантии конституционных прав и свобод граждан Федеральный закон установил, что проведение ряда наиболее важных опе­ративно-розыскных мероприятий, в виде исключения, возможно не иначе как на основании судебного решения. Так, проведение оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих конституционные права граж­дан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой свя­зи, а также права на неприкосновенность жилища, допускается на основа­нии судебного решения и при наличии соответствующей информации (см. комментарий к ст. 8). Перечень оперативно-розыскных мероприятий, ко­торые требуют судебного решения, является исчерпывающим и не может быть расширен ведомственными нормативными актами.

7. Должностные лица и органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, при исполнении своих служебных обязанностей являются представителями власти и находятся под защитой государства. Их деятельность носит публичный характер, поскольку они защищают личность, общество и государство от преступных посягательств. Выполнение таких функций является важнейшей и ответственной задачей органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность.

При наличии предусмотренных законом оснований они обязаны ак­тивно и целеустремленно вести дела оперативного учета, путем проведения оперативно-розыскных мероприятий выявлять и раскрывать преступления, выявлять и устанавливать лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших, предупреждать и пресекать преступления. Публичный ха­рактер оперативно-розыскной деятельности предполагает принятие по де­лам оперативного учета обоснованных решений, подготовку необходимых условий и предпосылок для своевременного и обоснованного возбуждения уголовного дела, способствование следователю в быстром и полном рас­крытии преступления. Наконец, с публичностью связана настоятельная не­обходимость в надежном обеспечении в ходе этой деятельности прав и сво­бод граждан. Перечисленные, а также другие обязанности органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, являются для них безусловными, они не могут отказаться от их выполнения под любыми предлогами.

Никто не вправе оказывать на них воздействие или в какой-либо форме вмешиваться в их законные действия, кроме лиц, специально уполномо­ченных на то законом.

Никто не вправе препятствовать осуществлению оперативно-розыск­ной деятельности, а также заставлять органы и должностные лица, осу­ществляющие эту деятельность, выполнять обязанности, которые Феде­ральным законом на них не возложены.

Законные решения и требования органов и должностных лиц, осу­ществляющих оперативно-розыскную деятельность, обязательны для ис­полнения всеми предприятиями, учреждениями, организациями, долж­ностными лицами и гражданами. Неисполнение таких решений и требований либо воспрепятствование законному осуществлению опера­тивно-розыскной деятельности влекут ответственность, предусмотренную законодательством России (см. комментарий к ст. 15).

При даче поручений и указаний органам дознания (органам, осу­ществлявшим оперативно-розыскную деятельность) о производстве ро­зыскных действий следователь должен ставить только задачу, а способы, организацию и тактику ее решения определяют органы и должностные ли­ца, осуществлявшие оперативно-розыскную деятельность. Следователь вправе также установить сроки выполнения его поручений и указаний, од­нако не вправе требовать от них конкретных данных о характере приме­няемых оперативно-розыскных мер, их организации и тактике проведения.

8. В части 3 комментируемой статьи определено, что должностное ли­цо, уполномоченное на осуществление оперативно-розыскной деятель­ности, в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий подчиняется только непосредственному и прямому начальнику. При получении приказа или указания, противоречащего закону, указанное должностное лицо обя­зано руководствоваться законом. В процессе оперативно-служебной дея­тельности взаимоотношения между начальником и подчиненным строятся на основе таких определенных в законе принципов, как взаимоуважение, доверие, разделение компетенции, персональная ответственность за пра­вомерность принимаемых решений и совершаемых действий. Вместе стемосуществление оперативно-розыскной деятельности немыслимо без управ­ления, которое осуществляется, в частности, методом приказа.

Термин «приказ» употребляется как вид нормативного акта и как раз­новидность отношений. Под приказом как разновидностью отношений понимается основанное на законе или подзаконных актах требование о выполнении каких-либо действий от лица, наделенного властными полно­мочиями, к лицу, обязанному его исполнить. В процессе оперативно-розыскной деятельностью наряду с приказами издаются «предписания», «распоряжения», «указания» и др. Отличие между ними заключается в раз­личном характере разрешаемых вопросов и правовом положениилиц,имеющих право на их принятие. Их основная черта — обязательностьихисполнения лицами, которым они адресованы. Начальник, которому лицо, осуществляющее оперативно-розыскную деятельность, подчиняется по службе хотя бы и временно, является прямым начальником. Ближайший к подчиненному прямой начальник является непосредственным начальни­ком. При совместном выполнении оперативно-служебной задачи группой оперативных работников, не подчиненных друг другу, когда их служебные взаимоотношения не определены вышестоящим руководителем, старший из них по должности, а при равных должностях — старший по званию яв­ляется начальником.

Представляется, что в тех случаях, когда в выполнении оперативно-розыскного мероприятия участвуют представители различных ведомств, уполномоченных осуществлять оперативно-розыскную деятельность, старшим должен быть сотрудник того ведомства, в прямую компетенцию которого входит этот вопрос.

Законодательство не устанавливает абсолютно определенной формы выражения служебного предписания. В практике организации управления оперативно-розыскной деятельностью приказы отдаются в письменной или устной форме, а также могут быть переданы по техническим средствам свя­зи. При этом необходимо соблюсти следующие условия: такое требование должно стать своевременно известно подчиненному и восприниматься и начальником, и подчиненным именно как приказ. Предписание, изданное в письменной форме, вступает в силу с момента его подписания, если иное не указано в тексте; в устной, как правило, после оглашения.

Российское законодательство и практика управленческой деятельности исходят из признания презумпции законности всех приказов начальников и обязательности их исполнения для подчиненных. Вместе с тем для раз­личных сфер деятельности устанавливаются разные пределы обязатель­ности выполнения подчиненными требований начальников. Пределы ис­полнения приказа в оперативно-розыскной деятельности определены рамками его соответствия закону. В ч. 3 комментируемой статьи определе­но, что при получении приказа или указания, противоречащего закону, должностное лицо обязано руководствоваться законом. Аналогичные по­ложения содержатся в Законе о милиции, а также в Положении о службе в органах внутренних дел Российской Федерации и в Положении о прохож­дении службы в органах налоговой полиции Российской Федерации (см. ч. 2 ст. 4). Естественно, во всех случаях, вне зависимости от различий в статусе исполнителя, законный приказ подлежит исполнению.

Этими же нормативными актами определен порядок реагирования на приказы, противоречащие закону. Причем российское законодательство по этому вопросу проявляет определенную непоследовательность. Субъект оперативно-розыскной деятельности при получении приказа, противоре­чащего закону, обязан руководствоваться законом. А для сотрудниковмилиции и налоговой полиции закреплено дополнительное условие — ясность противоречия распоряжения закону. Часто субъект оперативно-розыскной деятельности и сотрудник милиции или налоговой полиции — одно и тоже лицо. В законе не должен по-разному определяться порядок реагирования на одно и то же действие — получение незаконного приказа. При сомнении в законности полученного для исполнения распоряжения лицо, наделенное правом осуществлять оперативно-розыскную деятельность, должно незамедлительно сообщать об этом в письменной форме своему непосредственному руководителю и руководителю, давшему распоряжение. В случае, если вышестоящий по должности начальник письменно подтверждает данное распоряжение, оперативный сотрудник обязан его исполнить. Ответственность за последствия исполнения незаконного рас­поряжения несет подтвердивший это распоряжение руководитель.

Отмена или изменение решения, принятого сотрудником при осущест­влении служебных обязанностей, сами по себе не влекут его ответствен­ности, если они не явились результатом преднамеренного нарушения закона.

Оценка действий исполнителя, в результате чего причинен вред охра­няемым уголовным законом отношениям, осуществляется в пределах нор­мы уголовного закона об исполнении приказа или распоряжения как об­стоятельстве, исключающем преступность деяния, закрепленной в ст. 42 УК РФ. Уголовно-правовое значение представляют, во-первых, те ситуации, когда сотрудник оперативных подразделений представляет общественную вредность приказа, но в силу его должностного положения обязан беспре­кословно выполнять все указания начальника, в том числе и реально при­чиняющие ущерб конкретным благам. Следовательно, исполнитель не мо­жет подлежать ответственности в силу наличия в приказе некоторого психического принуждения, частично лишающего его свободы воли. В та­ком случае подчиненный, выполняющий приказ, является орудием реали­зации воли начальника; употребление начальником власти по отношению к подчиненному лишает его добровольности действий.

Во-вторых, когда оперативный сотрудник не осознавал характер со­вершаемых по приказу действий и размер причиняемого ущерба, но зако­ном или иным нормативным актом именно на него возложена обязанность оценивать результат выполняемых действий и в данной обстановке он мог или должен был предвидеть наступившие последствия. Тогда исполнитель подлежит ответственности только в случае, если его психическое отноше­ние к последствиям адекватно тому, которое закреплено в соответствую­щем составе преступления (желал или сознательно допускал их наступле­ние либо легкомысленно рассчитывал на их предотвращение или же не предвидел наступление последствий, но при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был предвидеть).

В-третьих, когда исполнитель, обязанный беспрекословно исполнить приказ, осознает, что в данных конкретных обстоятельствах служебно-профессиональная деятельность является лишь маскировкой для соверше­ния преступления, а выполнение властных требований приведет к наступ­лению общественно опасных последствий, исполняет предписанные дей­ствия. Значит он, выступая фактически в качестве пособника или соиспол­нителя преступления, должен нести ответственность на общих для уголов­ного закона основаниях.

Под преступным понимается приказ или распоряжение, предписы­вающие совершить действия, явно нарушающие уголовный закон и направленные на причинение реального вреда интересам граждан, общества и государства. В соответствии со ст. 42 УК РФ «Исполнение приказа или распоряжения» не является преступлением причинение вреда лицом, дей­ствующим во исполнение обязательного для него приказа или распоряже­ния. Уголовную ответственность за причинение такого вреда несет лицо, отдавшее незаконный приказ или распоряжение. Лицо, совершившее умышленное преступление во исполнение заведомо незаконного приказа или распоряжения, несет уголовную ответственность на общих основаниях. Неисполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения исключает уголовную ответственность.

Эта норма носит универсальный характер и охватывает случаи причи­нения вреда при исполнении индивидуальных властных требований во всех отраслях социальной деятельности, в том числе и в сфере оперативно-розыскной деятельности.

Субъектом исполнения приказа может быть только подчиненное лицо. Объективно общественно вредные действия совершаютсяим по обязатель­ному для него приказу. Вред может причиняться любым правоохраняемым интересам. Исполнитель может понимать конкретную вредность совер­шаемых им действий, но мотивация и причины, определяющие необходи­мость совершения этих действий, их направленность и конечная обще­ственная значимостьим не осознаются. Ответственность за наступившие последствия несет лицо, отдавшее приказ, так как именно оно, располагая соответствующими данными, должно соотносить принимаемое решение с предусмотренными законом полномочиями, а также учитывать тот вред, который будет причинен действиями, исполненными по приказу, с тем ущербом, который при этом удастся предотвратить. Нужно также учиты­вать, что руководитель оперативного подразделения, особенно в сложной обстановке, может находиться в ситуации крайней необходимости.

Федеральный закон возлагает обязанность оценивать законность по­лучаемых предписаний на исполнителей. В ч. 3 комментируемой статьи определено, что лицо, осуществляющее оперативно-розыскные мероприя­тия, обязано исполнять полученное распоряжение только в пределах зако­на. В таком случае подчиненный, если он не осознавал, что исполнение приказа может привести к наступлению общественно вредных послед­ствий, но по обстоятельствам дела мог и должен был это делать, подлежит уголовной ответственности только в том случае, если за совершенныеимпо неосторожности действия установлена уголовная ответственность.

9. В ч. 4 комментируемой статьи определено, что при определенных об­стоятельствах допускается вынужденное причинение вреда правоохраняе­мым интересам должностным лицом органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, либо лицом, оказывающим ему содействие, совер­шаемое при правомерном выполнении указанным лицом своего служебного или общественного долга. Причинение вреда при выполнении должностных обязанностей и общественного долга признается правомерным при нали­чии следующих условий:

общественной признанности и допустимости конкретных действий в рамках социально необходимой и полезной деятельности;

наличии закона или иного нормативного акта, регламентирующего этот вид профессиональной или иной общественно значимой деятельности и содержащего указание на возможность совершения конкретных действий при определенных обстоятельствах;

невозможности иными, без причинения ущерба правоохраняемым от­ношениям, средствами выполнить служебные обязанности или общественный долг в конкретной обстановке;

выполнении действий, составляющих должностную функцию или общественную обязанность, в конкретной обстановке специально уполномоченным на то законом или иным нормативным актом лицом;

соблюдении всех необходимых для конкретного случая правил, закрепленных в нормативном акте, регулирующем данный вид служебных обязанностей, деятельности или общественного долга;

причинении вреда значительно менее важным интересам, чем те, которые бы пострадали при невыполнении профессиональной функции или иной другой юридической обязанности.

Фактически в ч. 4 комментируемой статьи закреплено такое обстоя­тельство, исключающее преступность деяния, как выполнение должност­ных обязанностей или общественного долга.

Термин выполнение служебных обязанностей определяет основное предназначение и характер профессиональной деятельности, для реализа­ции которой лицо наделено определенной компетенцией. Общественный долг связан, как правило, лишь с выполнением определенных действий. В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 де­кабря 1992 г. «О судебной практике по делам об умышленных убийствах» указывается, что выполнение служебной деятельности нельзя сводить лишь к реализации полномочий должностного лица. Это деятельность любого лица, входящая в круг его служебных обязанностей, которые вытекают из трудового договора с государственными, муниципальными и иными (него­сударственными) зарегистрированными в установленном порядке пред­приятиями и организациями, деятельность которых не противоречит дей­ствующему законодательству. Здесь оговаривалось, что выполнение обще­ственного долга — это осуществление гражданами как специально возложенных на них общественных обязанностей, так и совершение других действий в интересах общества или отдельных лиц (пресечение правона­рушений, сообщение органам власти о подготавливаемом или совершаемом преступлении и т. п.)

Наряду с этим следует иметь в виду, что в Особенной части УК РФ со­держится система норм, закрепляющих условия, при которых причинение вреда в ходе выполнения должностных обязанностей и служебного долга признается правомерным. В уголовном законе эти нормы объединены в институт деятельного раскаяния. В ст. 75 УК РФ определены общие усло­вия, при которых лицо, хотя и совершившее деяние, имеющие все признаки преступления, может быть освобождено от уголовной ответственности. В ней указано, что лицо, впервые совершившее преступление небольшой тя­жести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если после совершения преступления добровольно явилось с повинной, способствова­ло раскрытию преступления, возместило причиненный ущерб или иным образом загладило вред, причиненный в результате преступления. В случае совершения преступления иной категории оно может быть освобождено от уголовной ответственности только в случаях, специально предусмотрен­ных соответствующими статьями Особенной части УК РФ. В числе таких случаев следует назвать, в частности, положения примечания к ст. 126 УК РФ о том, что лицо, добровольно освободившее похищенного, осво­бождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления. В примечании к ст. 204 УК РФ закреп­лено положение о том, что лицо, добровольно сдавшее наркотические средства или психотропные вещества и активно способствовавшее раскры­тию или пресечению преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств или психотропных веществ, изобличению лиц,ихсовершивших, обнаружению имущества, добытого преступным путем, освобождается от уголовной ответственности за данное преступление.

Обязательным условием эффективного применения этих и других по­ложений законодательства, признающим причинение вреда правомерным, выступает неукоснительное соблюдение всех условий правомерности, в числе которых прежде следует назвать причинение вреда только как вы­нужденную, крайнюю меры.

10. Самостоятельным видом правовой защиты должностных лиц орга­нов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, правомерно считать предоставленное Федеральным законом этим органам право обес­печивать собственную безопасность (см. комментарий к ст. 7). Такое право конкретизируется в законах, регламентирующих деятельность соответ­ствующих органов исполнительной власти с учетом особенностей,, обус­ловленных спецификой выполняемых ими обязанностей. Так, согласно Федеральному закону об органах федеральной службы безопасности эти органы имеют право осуществлять меры по обеспечению собственной без­опасности, в том числе по предотвращению проникновения спецслужб и организаций иностранных государств, преступных групп и отдельных лиц с использованием технических средств к защищаемым органами федераль­ной службы безопасности сведениям, составляющим государственную тай­ну (см. п. «т» ст. 13). В органах внутренних дед, ФСБ России, ФСНП Рос­сии, таможенных органах и федеральных органах государственной охраны в целях обеспечения безопасности защищаемых лиц создаются в устано­вленном порядке специальные подразделения. Эти подразделения призва­ны не только обеспечивать законную и эффективную работу органа, осу­ществляющего оперативно-розыскную деятельность, но и защищать жизнь, здоровье и имущество должностных лиц этих органов, а также их близких в случаях, когда на них совершается посягательство, с цепью воспрепят­ствовать законной деятельности соответствующих должностных лиц либо принудить их к изменению ее характера либо из мести за эту деятельность.

II. Время выполнения должностными лицами органов, осуществляю­щих оперативно-розыскную деятельность, специальных заданий в органи­зованных преступных группах, а также время их службы в должностях штатных негласных сотрудников указанных органов в соответствии 6 по­становлением Совета Министров Российской Федерации от 22 сентября 1993 г. № 941 (с последующими изменениями) и ведомственными норма­тивными актами на основании мотивированного постановления руководи­теля органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, под­лежит зачету в выслугу лет для назначения пенсии на льготных условиях — один месяц службы за два месяца.

Глава IY . Содействие граждан органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность

Глава IV предназначена систематизировать нормативные предписа­ния, регламентирующие деятельность той части субъектов оперативно-розыскной деятельности, которые «содействуют» ее осуществлению (см. комментарий к гл. III).

Сравнительный анализ ее структуры со структурой аналогичного раз­дела действовавшего ранее оперативно-розыскного закона (см. разд. IV) приводит к выводу, что она не претерпела каких-либо изменений. Вместе с тем такие изменения целесообразны. Как представляется, они внесли бы большую ясность в изложение нормативно-правового материала. Продук­тивной видится конструирование структуры данной главы, в которой со­держались бы правила деятельности двух групп субъектов оперативно-розыскной деятельности: о лицах, привлекаемых к участию в этой деятель­ности на конфиденциальной и гласной основах (включая предписания об основаниях, условиях и порядке привлечения лиц к участию в оперативно-розыскной деятельности, их обязанностях и правах), и о лицах, содей­ствующих осуществлению оперативно-розыскной деятельности (речь идет о регламентации правил помощи, оказываемой заявителем, специалистом, экспертом и переводчиком).

С т а т ь я 17. Содействие граждан органам, осуществляющим опера­тивно-розыскную деятельность

(1) Отдельные лица могут с их согласия привлекаться к подготовке или проведению оперативно-розыскных мероприятий с сохранением по их жела­нию конфиденциальности содействия органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, в том числе по контракту. Эти лица обязаны со­хранять в тайне сведения, ставшие им известными в ходе подготовки или проведения оперативно-розыскных мероприятий, и не вправе предоставлять заведомо ложную информацию указанным органам.

(2) Органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, мо­гут заключать контракты с совершеннолетними дееспособными лицами не­зависимо от их гражданства, национальности, пола, имущественного, долж­ностного и социального положения, образования, принадлежности к общественным объединениям, отношения к религии и политических убежде­нии.

(3) Органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, запрещается использовать конфиденциальное содействие по контракту де­путатов, судей, прокуроров, адвокатов, священнослужителей и полномочных представителей официально зарегистрированных религиозных объединений.

1. Статья заменила собой ст. 15 ранее действовавшего Закона об опера­тивно-розыскной деятельности. В ней сохранены прежние структура и со­держание. Предписаниями данной статьи признается общественная значи­мость и государственная необходимость привлечения граждан к сотрудничеству на гласной и конспиративной основе для решения задач оперативно-розыскной деятельности.

2.Цель статьи — системное изложение требований и предписаний, устанавливающих общий порядок привлечения граждан к содействию в осуществлении оперативно-розыскной деятельности.

3.Отдельные положения статьи носят отсылочный характер. Для пра­вильной их реализации правоприменители должны знать требования кон­кретных нормативных правовых актов (включая закрытые подзаконные).

4. В комментируемой статье закреплены общие положения о со­действии граждан органам, осуществляющим оперативно-розыскную дея­тельность. Фиксация на уровне закона этих положений — важный шаг в нормотворческой деятельности по сравнению с практикой прошлого, ког­да привлечение граждан к конфиденциальному сотрудничеству осу­ществлялось на основе закрытых нормативных актов органов исполни­тельной власти.

Комментируемая статья закрепляет за гражданами возможность реали­зации их конституционных прав на защиту от преступных посягательств путем оказания содействия органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность.

При решении задач оперативно-розыскной деятельности субъекты, ее осуществляющие, могут привлекать к сотрудничеству отдельных лиц (с доб­ровольного согласия последних). Конфиденциальное сотрудничество граж­дан с органом, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, должно носить исключительно добровольный, осознанный характер и вы­ражаться в утвердительной форме согласия. Реализация права граждан на такое содействие возможна только при условии обоюдного согласия. Фор-' ма выражения согласия на оказание содействия в подготовке или проведе­нии оперативно-розыскных мероприятий может носить устный, письмен­ный или иной характер. Мотивация сотрудничества лиц с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, как правило, имеет различную основу (исполнение гражданского долга, материальную заинтересованность и т.д.). При этом конфиденциальное содействие граж­дан носит индивидуальный характер и осуществляется на разовой или дол­говременной основе в зависимости от сроков решения конкретных задач оперативно-розыскной деятельности (см. комментарий к ст. 2).

Кроме того, в ходе привлечения граждан к конфиденциальному со­трудничеству со стороны органов, осуществляющих оперативно-розыск­ную деятельность, не допускается применение в отношении лиц методов запугивания, физического устрашения или насилия.

5. Законодатель выделяет два вида содействия граждан органам, осу­ществляющим оперативно-розыскную деятельность. Первыйиз них пред­усматривает привлечение граждан для подготовки оперативно-розыскных мероприятий. Второй —для непосредственного участия в их проведении.

В ходе реализации первого вида содействия граждан органам, осу­ществляющим оперативно-розыскную деятельность, к сотрудничеству при­влекаются лица, располагающие необходимыми возможностями для участия в подготовке оперативно-розыскных мероприятий. Как правило, уровень таких возможностей в значительной степени зависит от ряда фак­торов (занимаемого должностного положения, профессиональных знаний и т.п.) и определяется оперативным работником, осуществляющим подго­товку оперативно-розыскных мероприятий на конкретном направлении деятельности или линии работы. В этой связи это не означает обязательной реализации гражданами своего права на сотрудничество, так как привле­чение к сотрудничеству является прерогативой органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность.

Органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, при­влекают к сотрудничеству должностных лиц, специалистов, обладающих различными отраслями знаний, а также другие категории граждан, распо­лагающих необходимыми возможностями для участия в подготовке опера­тивно-розыскных мероприятий. На практике такой вид конфиденциально­го сотрудничества наиболее часто используется оперативным составом при организации оперативно-розыскных мероприятий, требующих предвари­тельной подготовки для создания дополнительных и благоприятных усло­вий, способствующих успешному решению задач оперативно-розыскной деятельности. Например, такой вид содействия граждан реализуется при подготовке наиболее оперативно значимых и трудоемких по организации розыскных мероприятий. В частности, создание конспиративных мест ра­боты с конфидентами, проведение оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих конституционные права граждан, и т.д. Как правило, привлечение такой категории граждан сводится к участию в организаци­онном обеспечении оперативно-розыскных мероприятий. В то же время это не исключает возможности участия указанной категории граждан в проведении других оперативно-розыскных мероприятий. В отдельных слу­чаях органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, по своей инициативе могут создавать постоянные или временные легендированные возможности для граждан, оказывающих содействие при подготов­ке оперативно-розыскных мероприятий.

Второй вид содействия граждан органам, осуществляющим оператив­но-розыскную деятельность, предусматривает непосредственное их участие в проведении оперативно-розыскных мероприятий, направленных на ре­шение конкретных задач оперативно-розыскной деятельности. В большей степени это относится к оперативному внедрению конфидентов в крими­нальную среду (см. об оперативном внедрении комментарий к ст. 6). При этом органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, ре­шают определенные Федеральным законом задачи исключительно в преде­лах своих полномочий, установленных соответствующими законодатель­ными актами Российской Федерации (см. комментарий к ст. 4).

По желанию граждан их участие в подготовке или проведении опера­тивно-розыскных мероприятий может носить как гласный, так и неглас­ный характер. Привлечение граждан к подготовке и проведению оператив­но-розыскных мероприятий на гласной основе может осуществляться для наведения справок, отождествления личности и др. (см. ст. 6). Независимо от этого содержание сотрудничества должно носить исключительно скры­тый характер, обусловливаемый особыми условиями оперативно-розыск­ной деятельности. В последующем полученная оперативная информация может быть предана гласности, а лица, оказывающие содействие в ее получении, могут стать заявителем и свидетелем по конкретному уголовному делу. Следует отметить, что по желанию граждан сотрудничество может осуществляться в виде негласной деятельности.

6. Негласное сотрудничество граждан с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, обусловливается:

наличием реальных угроз государственной, военной, экономической и экологической безопасности России, которые возникают и реализуются в виде конспиративной противоправной деятельности;

скрытым характером подготовки и совершения преступления и сокры­тия его следов;

специфическим содержанием задач, решаемых органами, осуществля­ющими оперативно-розыскную деятельность, по выявлению скрытых угроз безопасности России, признаков подготавливаемых, совершаемых и со­вершенных преступлений, а также их своевременным предупреждением и пресечением.

Опасный характер преступных посягательств, использование конспи­ративных методов при подготовке и совершении преступлений вынуждают органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, в большей степени привлекать граждан к негласной форме сотрудничества. К неглас­ному сотрудничеству привлекаются граждане в зависимости от компетен­ции органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и ис­пользуются ими для решения задач по конкретным направлениям оперативно-розыскной деятельности и линиям работы. Причем органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, категорически за­прещается использовать конфиденциальное сотрудничество граждан в це­лях, не указанных в Федеральном законе.

7. Неотъемлемым условием конфиденциального сотрудничества граж­дан с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, является их обязанность сохранять в тайне сведения, полученные в ходе подготовки и проведения оперативно-розыскных мероприятий. Данное условие, с одной стороны, вытекает из самой сути конфиденциального со­трудничества, которое состоит, во-первых, в скрытом характере деятель­ности органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и, во-вторых, в содержании сведений, составляющих государственную тайну, разглашение которых преследуется по закону. С другой стороны, лица, со­действующие органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятель­ность, как правило, располагают сведениями, разглашение которых может нанести непоправимый ущерб как подготовке и проведению мероприятий оперативно-розыскной деятельности, так и в целом безопасности России. Поэтому информация об оперативно-розыскной деятельности не ограни­чивается сведениями, составляющими государственную тайну в области оперативно-розыскной деятельности (см. Закон о государственной тайне), а предусматривает более широкий круг данных конфиденциального харак­тера, которые необходимо хранить в тайне.

8. В процессе содействия граждан органам, осуществляющим опера­тивно-розыскную деятельность, они обязаны сообщать объективную опе­ративно значимую информацию. Предоставляемая конфидентами инфор­мация не должна быть заведомо ложной.

Сообщение сведений в любой форме (устно, письменноили иначе) ор­гану, осуществляющему оперативно-розыскную деятельность, умышленно искажающих данные как о событии преступления, так и о лицах, его со-

вершивших, согласно уголовному законодательству рассматривается как заведомо ложный донос (см. ст. 306 УК РФ). Не может рассматриваться как заведомо ложный донос информация конфидента, полностью или час­тично не соответствующая действительности, если факт предоставления такого рода сведений не отвечает определенным квалифицирующим приз­накам. В частности, к этим признакам относятся заведомо ложная инфор­мация в обвинении лица в совершении особо тяжкого или тяжкого пре­ступления, предусмотренного уголовным законодательством, и искусствен­ное создание доказательств обвинения в такого рода преступлениях.

Вместе с тем необходимо отметить, что добросовестное заблуждение граждан в силу субъективного восприятия отдельных признаков подготав­ливаемых, совершаемых или совершенных преступлений исключает уго­ловную ответственность по ст. 306 УК РФ.

Помимо этого конфиденты в ходе участия в оперативно-розыскных мероприятиях могут располагать достоверными сведениями о готовящихся или совершенных преступлениях, однако в силу различных обстоятельств могут намеренно скрывать сведения об известныхим преступлениях от ор­ганов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. В этой связи действия конфидентов, связанные с сокрытием информации о преступле­ниях, могут служить основанием для прекращения с ними сотрудничества.

Необходимо подчеркнуть, что в соответствии со ст. 41 Конституции сокрытие занимающими должностное положение конфидентами сведений о фактах и обстоятельствах, создающих угрозу для жизни и здоровья лю­дей, влечет за собой ответственность в соответствии с законодательством. В этом случае уголовная ответственность наступает по ст. 285 УК РФ за со­вершение должностного преступления.

9. В ходе оперативно-розыскной деятельности должностные лица, ее осуществляющие, могут заключать контракты с совершеннолетними дее­способными лицами независимо от их гражданства, национальности, пола, социального, должностного и имущественного положения, образования, принадлежности к общественным объединениям, политических и религи­озных убеждений, если иное не оговорено правилами Федерального закона.

Конфиденциальные отношения устанавливаются с физическими лица­ми независимо от их гражданства. К сотрудничеству могут привлекаться:

граждане России, которые являются таковыми или были признаны гражданами России в соответствии с Законом о гражданстве;

лица, имеющие двойное гражданство (одновременно состоящие в гражданстве другого государства):

лица без гражданства (не являющиеся российскими гражданами и гражданами других государств) и иностранцы (граждане и подданные ино­странного государства).

Конфиденциальные отношения с указанными лицами могут устана­вливаться независимо от постоянного или временного их нахождения на территории России. В оперативной практике недопустимо привлечение к конфиденциальному сотрудничеству дееспособных лиц, по состоянию здо­ровья не способных принимать участие в мероприятиях оперативно-розыскной деятельности или имеющих признаки психических отклонений.

10. Волеизъявление граждан в установлении конфиденциальных отно­шений с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятель­ность, может осуществляться в письменной форме в виде контракта. Контракт — договор, соглашение со взаимными обязательствами для догова­ривающихся сторон. Контракт может заключаться органом, осуществляю­щим оперативно-розыскную деятельность, только с совершеннолетним дееспособным лицом, способным самостоятельно осуществлять в полном объеме свои права и обязанности. В соответствии со ст. 60 Конституции гражданин приобретает такие права и обязанности с 18-летнего возраста. С этого возраста гражданин своими действиями приобретает не только пра­ва, но и создает юридические обязанности, а равно способен нести ответ­ственность за последствия своих действий по российскому законода­тельству.

Следовательно, органы, осуществляющие оперативно-розыскную дея­тельность, вступают с отдельными гражданами в специфические граждан­ско-правовые и трудовые отношения. Контракт выступает юридической гарантией для такой категории граждан, являющихся одной из сторон в установлении специфических трудовых отношений (о социальной и право­вой защите см. комментарий к ст. 18). Отсюда следует, что контракт как разновидность договора имеет определенные правовые последствия для обеих сторон, а потому он должен отвечать юридически значимым требо­ваниям.

Так, в контракте обязательно должны быть определены его общие по­ложения. Помимо договаривающихся сторон, в нем должны быть указаны порядок, условия и основания продления сроков действия контракта либо внесения в него добавлений, изменений — по необходимости.

В предмете контракта должно быть в общих чертах указано, какие обя­зательства принимают на себя стороны в решении задач оперативно-розыскной деятельности и срок, на который он заключается. Оговаривают­ся особенности действия сторон. В частности, для конфидентов указывает­ся, в чем заключается их содействие при подготовке или проведении опера­тивно-розыскных мероприятий. Содержание этих сведений носит индивидуальный характер и зависит от личных и деловых качеств конфи­дента, характера выполняемыхим заданий, а также реальных возможно­стей в решении задач оперативно-розыскной деятельности. При этом в контракте запрещается указывать сведения, составляющие государствен­ную тайну.

В правах и обязанностях договаривающихся сторон в первую очередь должны быть оговорены требования к предмету договора, в том числе в какой форме (устной, письменной, образцов документов, изделий и т. д.) конфидент будет представлять информацию в процессе участия в проведе­нии оперативно-розыскных мероприятий; обязательства органа, осу­ществляющего оперативно-розыскную деятельность, в создании необходи­мых благоприятных условий для выполнения оперативно-розыскных заданий; обязательства органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, в организации для конфидента отдельных видов подготовки (специальной, психологической и др.). Среди особенностей прав и обязан­ностей сторон необходимо указать пределы использования оперативной информации и т. д., а также обязательства, связанные с обеспечением лич­ной безопасности конфидента, членов его семьи и т. д.

В контракте необходимо отражать вид, размер и порядок вознагражде­ния конфиденту за выполнение взятыхим обязательств по контракту. Кро­ме того, в контракте могут быть указаны иные виды расчетов в зависимос­ти от основы мотивации конфиденциального сотрудничества.

Стороны контракта несут обоюдную ответственность за выполнение его условий. При этом ответственность сторон должна предусматривать возмещение понесенного в связи с подготовкой или проведением оперативно-розыскных мероприятий не только материального или морального ущерба, но и, например, ограничение прав конфидента на срок, устано­вленный контрактом. Кроме того, в контракте должны быть предусмотре­ны меры социального обеспечения конфидента или членов его семьи и дру­гие обстоятельства в соответствии с действующим гражданским законода­тельством и Федеральным законом.

В контракте могут оговариваться особые условия, связанные с резуль­татами участия в проведении оперативно-розыскных мероприятий, в том числе по сохранению сведений, составляющих государственную тайну. В этой связи контрактом могут устанавливаться конкретные требования к конфиденту, например, связанные с ограничением его прав выезда за гра­ницу в пределах установленного срока после окончания действия контрак­та при выполнении условий сотрудничества.

Содержание контракта должно быть изложено понятным языком и не быть двусмысленным. Письменный текст контракта составляется для дого­варивающихся сторон в двух экземплярах и подписывается конфидентом и руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятель­ность. Подписи скрепляются гербовой печатью органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, после чего контракт вступает в за­конную силу.

Действие контракта прекращается по инициативе одной из сторон и может быть обжаловано на общих основаниях в установленном законом порядке. Досрочное расторжение контракта осуществляется при неиспол­нении его условий либо по иным обязательствам. Например, основанием для досрочного расторжения контракта о конфиденциальном сотрудни­честве со стороны органа, осуществляющего оперативно-розыскную дея­тельность, являются:

разглашение сведений о конфиденциальном сотрудничестве;

утрата конфидентом возможности оказывать содействие органам, осу­ществляющим оперативно-розыскную деятельность;

приобретение конфидентом статуса народного депутата, судьи, проку­рора, адвоката, священнослужителя или полномочного представителя официально зарегистрированного религиозного объединения;

совершение конфидентом преступления (в частности, вступление кон­фидента в преступный сговор с лицами, подозреваемыми в подготовке, со­вершении и сокрытии преступления);

использование конфиденциального сотрудничества для сокрытия пре­ступной деятельности;

разглашение сведений конфиденциального характера, сопряженное с нанесением ущерба оперативно-розыскной деятельности;

умышленное предоставление заведомо ложной информации;

сокрытие оперативно значимой информации или ее умышленное иска­жение;

уклонение от сотрудничества в различной форме;

грубое нарушение требований конспирации, чреватое расшифровкой конфиденциального сотрудничества;

неудовлетворительное состояние здоровья;

другие нарушения условий контракта о конфиденциальном сотрудни­честве.

Более детально порядок заключения контракта с лицами, прини­мающими участие в проведении оперативно-розыскных мероприятий, мо­жет быть изложен в ведомственных нормативных актах органов, осу­ществляющих оперативно-розыскную деятельность.

11. В комментируемой статье изложен исчерпывающий перечень лиц, привлечение которых к сотрудничеству на контрактной основе запрещено. В этом перечне законодатель выделяет две группы граждан. Первую со­ставляют народные депутаты, судьи и прокуроры. Вторую — адвокаты, священнослужители и полномочные представители официально зареги­стрированных религиозных объединений.

Запрет на привлечение к конфиденциальному сотрудничеству на кон­трактной основе первой группы граждан связан с тем, что ее представители наделены в установленном законом порядке определенными законодатель­ными, судебными и надзорными полномочиями. При этом введение в Фе­деральный закон запретительных санкций на привлечение к сотрудни­честву представителей законодательной и судебной ветвей власти на контрактной основе обусловлено рядом факторов.

Во-первых, установление конфиденциального сотрудничества с граж­данами является специфическим условием решения задач оперативно-розыскной деятельности субъектов, которые в системе государственного управления наделены исполнительно-распорядительными полномочиями. С позиций занимаемого правового положения в системе государственных органов они не вправе осуществлять негласное руководство представите­лями законодательной и судебной власти. Данное положение относится также к прокурорам, которые в России осуществляют прокурорский надзор (в том числе за исполнением законодательства в сфере оперативно-розыскной деятельности).

Во-вторых, нельзя допустить, чтобы привлечение к конфиденциально­му сотрудничеству указанной категории граждан на контрактной основе использовалось органами, осуществляющими оперативно-розыскную дея­тельность, для оказания негласного регулирующего воздействия на законотворческую деятельность и работу судов. Согласно ст. 120 Конституции судьи независимы и обязаны выполнять требования только Конституции и федеральных законов (в частности, для обеспечения их независимости в ст. 294 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за вмешательство в какой бы то ни было форме в деятельность суда).

В-третьих, государственные служащие указанной категории граждан не вправе заниматься другой оплачиваемой деятельностью, кроме педагоги­ческой, научной и иной творческой деятельности (см. Федеральный закон об основах государственной службы).

В части, касающейся запрещения использования конфиденциального содействия на контрактной основе адвокатов, священнослужителей и пол­номочных представителей официально зарегистрированных объединений, органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, следует отметить, что, помимо адвокатов, речь идет об особой категории граждан, которые:

возведены в духовный сан и таким образом наделены каноническим правом самостоятельно совершать богослужение, обряды и таинства, в том числе исповедь (например, по канонам Русской Православной Церкви дья­коны не наделены правом исполнять религиозные таинства);

в законном порядке имеют право выполнять юридические действия от имени официально признанных государством религиозных организаций и объединений;

обладают полномочным правом от имени официально зарегистриро­ванных религиозных объединений участвовать на временной или постоян­ной основе в деятельности различных организаций (общественных, ком­мерческих, государственных, международных и т.д.). На практике такими полномочиями, как правило, наделяются также лица духовного звания.

Запретительные санкции на привлечение к сотрудничеству на кон­трактной основе второй группы граждан в значительной мере обусловлены этическими соображениями. В частности, по этическим соображениям не­допустимо использование органом, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, специфических трудовых и гражданско-правовых отношений с адвокатами, священнослужителями и полномочными пред­ставителями официально зарегистрированных религиозных объединений для получения конфиденциальной информации, например, ставшей им из­вестной в процессе тайной исповеди верующего, защиты подозреваемого, обвиняемого и т. д. Кроме того, использовать такой вид отношений для оказания через указанную группу граждан влияния на верующих, подза­щитных, содержание и характер деятельности общественных, коммерче­ских, государственных и международных организаций, где они являются полномочными представителями официально зарегистрированных рели­гиозных объединений.

Зарегистрированные в установленном законом порядке религиозные организации осуществляют свою деятельность на основании документов внутреннего содержания. В этой связи органы, осуществляющие оператив­но-розыскную деятельность, не вправе негласно влиять на характер и со­держание деятельности религиозных организаций, если она не противоре­чит российскому законодательству.

Положения комментируемой статьи не исключают возможности для органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, привлече­ния граждан к конфиденциальному сотрудничеству указанной группы граждан с их добровольного согласия и на любой иной (кроме контракт­ной) основе. При этом предписания комментируемой статьи не распро­страняются, в частности, на священнослужителей и официальных предста­вителей религиозных организаций, согласившихся добровольно оказывать содействие органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятель­ность, на неконтрактной основе, а также на священнослужителей, уча­ствующих в деятельности религиозных организаций, не зарегистрирован­ных органами власти в установленном законом порядке. Требования статьи также не распространяются на:

священнослужителей и официальных представителей религиозных ор­ганизаций, согласных сотрудничать с органом, осуществляющим опера­тивно-розыскную деятельность, без заключения контракта и по их ини­циативе;

священнослужителей и других лиц из религиозных организаций (не за­регистрированных органами власти в установленном законом порядке) и занимающихся противоправной деятельностью, относящейся к компетен­ции субъектов оперативно-розыскной деятельности.

12. Порядок установления отношений сотрудничества с лицами, изъ­явившими согласие оказывать содействие на конфиденциальной основе органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, и условия их документального оформления ввиду их секретного характера определя­ются ведомственными нормативными актами.

13. Государственным и частным организациям, не являющимся субъ­ектами оперативно-розыскной деятельности, в соответствии с российским законодательством запрещается устанавливать с гражданами отношения конфиденциального сотрудничества для решения задач, не относящихся к их компетенции (см. комментарий к ст. 13).

Статья 13. Социальная и правовая защита граждан, содействую­щих органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность

(1) Лица, содействующие органам, осуществляющим оперативно-розыск­ную деятельность, находятся под защитой государства.

(2) Государство гарантирует лицам, изъявившим согласие содейство­вать по контракту органам, осуществляющим оперативно-розыскную дея­тельность, выполнение своих обязательств, предусмотренных контрактом, в том числе гарантирует правовую защиту, связанную с правомерным выпол­нением указанными лицами общественного долга или возложенных на них обязанностей.

(3) При возникновении реальной угрозы противоправного посягательства на жизнь, здоровье или имущество отдельных лиц в связи с их содействием органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, а равно членов их семей и близких эти органы обязаны принять необходимые меры но предотвращению противоправных действий, установлению виновных и при­влечению их к ответственности, предусмотренной законодательством Рос­сийской Федерации.

(4) Лицо из числа членов преступной группы, совершившее противоправ­ное деяние, не повлекшее тяжких последствий, и привлеченное к сотрудни­честву с органом, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, активно способствовавшее раскрытию преступлений, возместившее нанесен­ный ущерб или иным образом загладившее причиненный вред, освобождается от уголовной ответственности в соответствии с законодательством Рос­сийской Федерации.

(5) Лица, сотрудничающие с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, либо оказавшие им помощь в раскрытии преступ­ления или установлении лиц, их совершивших, могут получать вознагражде­ния и другие выплаты. Полученные указанными лицами суммы вознагражде­ний и другие выплаты налогами не облагаются а в декларациях о доходах не указываются.

(6) Период сотрудничества граждан по контракту с органами, осу­ществляющими оперативно-розыскную деятельность, в качестве основного рода занятий включается в трудовой стаж граждан. Указанные лица имеют право на пенсионное обеспечение в соответствии с законодательством Рос­сийской Федерации.

(7) В целях обеспечения безопасности лиц, сотрудничающих с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, и членов их семей допускается проведение специальных мероприятий по их защите в порядке,

определяемом законодательными и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

(8) В случае гибели лица, сотрудничающего по контракту с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, в связи с его учас­тием в проведении оперативно-розыскных мероприятий семье пострадавшего и лицам, находящимся на его иждивении, из средств соответствующего бюджета выплачивается единовременное пособие в размере десятилетнего денежного содержания погибшего и в установленном законом порядке назна­чается пенсия по случаю потери кормильца.

(9) При получении лицом, сотрудничающим по контракту с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, травмы, ранения, контузии, увечья, наступивших в связи с его участием в проведении опера­тивно-розыскных мероприятий и исключающих для него возможность даль­нейшего сотрудничества с органами, осуществляющими оперативно-розыск­ную деятельность, указанному лицу из средств соответствующего бюдже­та выплачивается единовременное пособие в размере пятилетнего денежного содержания и в установленном законом порядке назначается пенсия по инва­лидности.

1. Статья заменила собой ст. 16 ранее действовавшего Закона об опера­тивно-розыскной деятельности. Основные изменения и дополнения состоят в следующем:

указано, что государство гарантирует лицам, изъявившим согласие со­действовать органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятель­ность, не только выполнение своих обязательств, предусмотренных кон­трактом, но и правовую защиту, связанную с правомерным выполнением этими лицами общественного долга и возложенных на них обязанностей;

сформулировано новое предписание, предусматривающее условия освобождения от уголовной ответственности лица из числа преступной группы;

предусмотрена выдача вознаграждения и других выплат лицам, оказы­вающим помощь органам, осуществляющим оперативно-розыскную дея­тельность, а также установлен их льготный порядок;

уточнено, что проведение спецмероприятий допускается в целях обес­печения безопасности любых лиц, сотрудничающих с органами, осу­ществляющими оперативно-розыскную деятельность, и членов их семей, а не только лиц, сотрудничающих с этими органами по контракту.

2.Цель статьи — нормативно закрепить надежную и достаточно эф­фективную систему социальных и правовых гарантий.

3.Предписания статьи регулируют только те отношения в оперативно-розыскной деятельности, которые складываются по поводу социальной и правовой защиты граждан, оказывающих содействие органам, осущест­вляющим оперативно-розыскную деятельность.

4.Диспозиция статьи бланкетная (отсылочная), поскольку реализация ее предписаний предполагает обращение к нормам других законодатель­ных и иных нормативных правовых актов.

5. Социальная и правовая защита граждан, содействующих органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность', реально способ­ствует эффективному выполнению ими добровольно взятых на себя обя­занностей. Федеральный закон в основных чертах устанавливает статус лиц, содействующих на негласной основе органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность. Этот статус имеет особенности, обус­ловленные спецификой выполняемых гражданами обязанностей, а также условий, при которых это происходит. Статус граждан, содействующих ор­ганам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, включает в себя совокупность их прав, обязанностей и ответственности, а также пред­писания, адресованные государству и касающиеся социальной и правовой защиты этих граждан.

Такие лица и органы находятся в правовых отношениях. Отношения конфиденциального и иного сотрудничества контролируются и охраняют­ся государством. Конфиденциальный характер взаимоотношений лица и государственного органа в процессе оперативно-розыскной деятельности не означает умаления каких-либо прав и свобод негласного сотрудника или их ограничения помимо случаев, прямо предусмотренных законом.

6. Положение ч. 1 комментируемой статьи о нахождении граждан под защитой государства означает, что оно в лице своих представителей (соответствующих государственных органов) обязано неукоснительно вы­полнять все предусмотренные Федеральным законом предписания, на­правленные на обеспечение законных интересов граждан, содействующих органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность (как на контрактной, так и на безконтрактной основе).

7. Важнейшая обязанность государства — гарантировать защиту граж­дан, содействующих органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, и членов их семей от насилия, угроз применения насилия, по­сягательства на их жизнь, здоровье, честь, достоинство, жилище, имуще­ство и от других неправомерных действий, которые могут быть совершены в связи с оказанием ими такого содействия.

Неприкосновенность жизни, здоровья, жилища и других социальных ценностей граждан, содействующих органам, осуществляющим оператив­но-розыскную деятельность, и членових семей обеспечивается прежде все­го строгой конфиденциальностью отношений данных граждан с этими ор­ганами, а также неукоснительным выполнением принципа конспирации при подготовке и проведении оперативно-розыскных мероприятий. По­этому в целях предупреждения противоправных посягательств на граждан, содействующих органам, осуществляющим оперативно-розыскную дея­тельность, и членов их семей эти органы должны создавать необходимые условия, которые надежно обеспечивали бы негласный характер сотрудни­чества с ними граждан, а также успешное участие в подготовке и проведе­нии оперативно-розыскных мероприятий. Гражданам необходимо подроб­но разъяснять характер и содержание решаемых с их помощью оперативно-розыскных задач, их роль и линию поведения при проведении оперативно-розыскных мероприятий, варианты возможного поведения и т.п. При не­обходимости им должны быть предоставлены также условия для получения специальной профессиональной подготовки или приобретения нужных практических навыков. Таким гражданам в целях конспирации могут быть предоставлены для использования документы, зашифровывающие лич­ность.

Органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, долж­ны постоянно анализировать состояние безопасности граждан, которые непосредственно оказывают им содействие на негласной основе. При по­лучении данных, дающих основание предполагать о возникновении реаль­ной угрозы противоправного посягательства на жизнь, здоровье, имуще­ство таких граждан, а также членових семей или близких, органы, осу­ществляющие оперативно-розыскную деятельность, обязаны принять дей­ственные и эффективные меры к предотвращению противоправных дей­ствий. Если же такие действия были совершены, то органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, которым оказывал содействие гражданин, обязаны способствовать установлению виновных и привлечению их к ответственности. Это может быть достигнуто путем принятия необходимых оперативно-розыскных, уголовно-процессуальных и других мер.

8. Сведения о лицах, содействующих на негласной основе органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, составляют госу­дарственную тайну, охраняемую российским законодательством: коммен­тируемым Федеральным законом, Законом о государственной тайне, УК РФ и др. В частности, в ст.ст. 283 и 284 УК РФ предусмотрена ответствен­ность за разглашение государственной тайны и утрату документов, ее со­ставляющих.

Материалы, содержащие сведения о лицах, содействующих органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, не могут быть представлены по требованию судьи, рассматривающего дело по жалобе лица, полагающего, что действия оперативного подразделения, осу­ществляющего оперативно-розыскную деятельность, привели к ограниче­нию его прав и свобод (см. чч. 2—4 ст. 5).

Разглашение сведений о лицах, содействующих органам, осу­ществляющим оперативно-розыскную деятельность, недопустимо при ис­пользовании результатов оперативно-розыскной деятельности (см. ком­ментарий к ст. 11).

Оперативно-служебные материалы, содержащие сведения, полученные с помощью граждан, указанных в комментируемой статье, не могут быть приобщены к уголовным и другим делам.

Должностные лица органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, которые непосредственно сотрудничают с гражданами на не­гласной основе, а также все другие должностные лица, которым известны такие факты, обязаны обеспечивать их секретность. В случае нарушения ими норм Федерального закона они несут уголовную, административную, гражданско-правовую или дисциплинарную ответственность.

Факт оказания гражданином на конфиденциальной основе содействия органу, осуществляющему оперативно-розыскную деятельность, может предаваться гласности только при наличии его явно выраженного на то со­гласия лица (причем в письменном виде).

Предание гласности такого рода фактов может иметь место также в случаях, если они будут прямо предусмотрены законом. В частности, при расследовании и судебном разбирательстве уголовного дела о преступле­нии, совершенном лицом при оказании негласного содействия, обстоятель­ства секретного сотрудничества могут быть отражены в материалах дела и использованы в установленном законом порядке. Однако и в этой ситуа­ции круг осведомленных об участии лица в оперативно-розыскной дея­тельности будет ограничен. Поскольку в уголовном деле будут содержать­ся сведения, составляющие государственную тайну, постольку оно должно быть рассмотрено в закрытом судебном заседании.

9. В ч. 4 комментируемой статьи указано, что лицо из числа членов преступной группы, совершившее противоправное деяние, не повлекшее тяжких последствий, и привлеченное к сотрудничеству органом, осу­ществляющим оперативно-розыскную деятельность, активно способство­вавшее раскрытию преступлений, возместившее нанесенный ущерб или иным образом загладившее причиненный вред, освобождается от уголов­ной ответственности в соответствии с законодательством. Это положение Федерального закона напрямую корреспондирует с уголовно-правовым институтом деятельного раскаяния, который нашел развернутое закрепле­ние в новом уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве Рос­сии. Суть этого уголовно-правового института состоит в том, что лицо, со­вершившее преступление, в случае его добровольной явки с повинной, сдачи орудий или средств совершения преступлений, способствования рас­крытию и пресечению преступления и выполнения других указанных в за­коне требований, освобождается от уголовной ответственности. Свое юри­дическое отражение он нашел в ст. 75 УК РФ и примечаниях к ряду статей Особенной части УК РФ. В тоже время следует заметить, что юридическая природа закрепленных в УК РФ оснований исключения уголовной ответ­ственности при деятельном раскаянии различна. Этот уголовно-правовой институт охватывает три вида оснований.

Первый вид закреплен в ч. 1 ст. 75 УК РФ. Здесь деятельное раскаяние возможно лишь при совершении преступлений небольшой тяжести (исходя из ст. 15 УК РФ к этой категории преступлений относятся умышленные и неосторожные деяния, за совершение которых предусмотрено наказание, не превышающее два года лишения свободы). В этом случае лицо может быть освобождено от уголовной ответственности, если после совершения преступления добровольно явилось с повинной, способствовало раскры­тию преступления, возместило причиненный ущерб или иным образом за­гладило вред, причиненный в результате преступления. Буквальное толко­вание текста ч. 1 ст. 75 УК РФ позволяет сделать вывод, что только совокупность всех перечисленных действий свидетельствует о деятельном раскаянии.

Вторым видом оснований освобождения от уголовной ответственности при деятельном раскаянии выступают положения ч. 2 ст. 75 УК РФ, где указано, что при совершении преступления средней тяжести, тяжкого или особо тяжкого преступления и наличии условий, указанных в первой части этой статьи, лицо может быть освобождено от уголовной ответственности лишь в случаях, специально предусмотренных в Особенной части УК РФ. Такими случаями выступают самовольное оставление части и дезертир­ство, ответственность за которые предусмотрена в чч. 3 и 4 ст.ст. 337 и 338 УКРФ.

Для этих двух групп общим является то, что при решении вопроса о возможности освобождения от уголовной ответственности орган дознания, следователь, прокурор или суд учитывают не только наличие или отсут­ствие указанных в ч. 1 ст. 75 и примечаниях к ст.ст. 337 и 338 УК РФ приз­наков, но и другие обстоятельства: предыдущее поведение лица, совер­шившего соответствующее деяние, полноту и своевременность возмещения причиненного вреда и т.п.

В ч. 1 ст. 75 УК РФ указано, что лицо может быть освобождено от уго­ловной ответственности, если после совершения преступления оно: а) доб­ровольно явилось с повинной; б) способствовало раскрытию преступления;

в) возместило причиненный ущерб или иным образом загладило вред, при­чиненный в результате преступления. Буквальное толкование текста статьи

позволяет сделать вывод, что только совокупность всех перечисленных действий свидетельствует о деятельном раскаянии.

Под явкой с повинной понимается добровольное личное обращение (явка) лица, совершившего преступление, с заявлением о нем в правоохра­нительные органы, проводящие дознание, следователю, органы прокура­туры или в суд с намерением передать себя в руки правосудия. Явка с по­винной возможна лишь в том случае, если лицо, совершившее престу­пление, еще не числится ни в качестве подозреваемого, ни в качестве обви­няемого либо если хотя и числится в таком статусе, но находится в розыске. В соответствии со ст. 111 УПК РСФСР в случае явки с повинной устана­вливается личность явившегося и в обязательном порядке составляется протокол явки с повинной, в котором подробно излагается сделанное заяв­ление: где, когда и при каких обстоятельствах совершено преступление, ка­кими данными оно подтверждается, мотивы, побудившие лицо явиться с повинной, и др. Протокол подписывается лицом, сделавшим заявление, и лицом, принявшим явку с повинной. Явка с повинной должна быть добро­вольной, т.е. осуществляться без принуждения со стороны других лиц. О добровольности может свидетельствовать, в частности, осознание лицом, совершившим преступление, того обстоятельства, что органам правопо­рядка неизвестно о совершенном преступлении и о лицах, его совершив­ших, либо если они и располагают такими сведениями, то у них нет данных о месте нахождения лиц, совершивших соответствующее преступление. 11ет добровольности, когда лицо понимает, что правоохранительные органы, располагая информацией о совершении им преступления, предпринимают реальные меры для его задержания.

Инициатива о добровольной явке может исходить от знакомых, род­ственников, потерпевших и лиц, оказывающих правоохранительным орга­нам содействие на конфиденциальной основе. Но решение о явке должно принять само лицо, совершившее преступление.

Мотивы явки с повинной могут быть самыми различными, как нрии-ственного характера (раскаяние, жалость к потерпевшему и т.п.), так и иные, например неуверенность в возможности скрыть преступление или страх перед наказанием. Любой мотив деятельного раскаяния должен соче­таться с осознанием принципиальной возможности избежать уголовной ответственности.

Способствование раскрытию преступления проявляется в стремлении совершившего преступление лица помочь правоохранительным органам и выявлении всех обстоятельств его совершения, в содействии поиски доказательств преступной деятельности, в установлении лиц, причастных к этому, мест сокрытия средств и орудий совершения преступления, также денежных ценностей, иных материальных благ или прав на них.

Возмещение причиненного ущерба — добровольное восстановление, по мере возможности, тех прав и благ, которых преступник лишил свою жертву в результате совершенного преступления (возвращение утраченного имущества, передача потерпевшему имущества или денежного эквивалента и т.п.).

Заглаживание причиненного вреда — это уменьшение вредных последствий преступления. Как и возмещение ущерба, оно должно быть добровольным и иметь место после совершения преступления. В противном случае речь может идти о добровольном отказе от преступления.

Во многих случаях способствование раскрытию преступления, возме­щение причиненного ущерба, заглаживание причиненного вреда может выполнить лишь лицо, совершившее преступление, так как только оно об­ладает необходимым для этого возможностями и условиями. Более того, нередко виновный в состоянии предотвратить более серьезный вред,чемтот, который находится в непосредственной причинной связи с совершен­нымим преступлением.

Как уже отмечалось, при наличии только этих условий лицо может быть освобождено от уголовной ответственности и только в случае совер­шенияим преступления небольшой тяжести. При совершении преступле­ний других категорий тяжести освобождение от уголовной ответствен­ности возможно лишь в случаях, специально указанных в Особенной части УК РФ при соблюдении закрепленных там же условий[33] . В них закреплен третий вид оснований деятельного раскаяния.

Если лицо, совершившее одно из отнесенных к этой группе деяний, за­тем выполнило указанные в примечании к соответствующей статье усло­вия, то оно должно быть освобождено от уголовной ответственности. Обя­занность правоохранительных органов в таких случаях сводится лишь к установлению того, выполнило ли лицо все закрепленные применительно к данному случаю условия деятельного раскаяния.

Следует подчеркнуть, что для всех составов Особенной части обяза­тельным признаком деятельного раскаяния выступает отсутствие в дей­ствиях лица иного состава преступления.

При деятельном раскаянии лицо, совершившие преступление, но доб­ровольно согласившееся сотрудничать с органами, осуществляющими опе­ративно-розыскную деятельность, лишь освобождается от уголовной от­ветственности. Под этим понимается выраженное в акте государственного органа решение освободить лицо, совершившее преступление, от обязан­ности быть подвергнутым судебному осуждению.

Поскольку освобождению от уголовной ответственности подлежит ли­цо, совершившее преступление, то принятию решения об освобождении должно предшествовать установление того обстоятельства, что именно это лицо совершило преступление. В связи с этим необходимо отметить, что явка с повинной является одним из поводов для проведения соответствую­щих оперативно-розыскных мероприятий (см. ст. 7) и возбуждения уго­ловного дела (см. п. 5ч. 1 ст. 108 УПК РСФСР), в рамках которого может осуществляться исследование заявления о совершенном преступлении.

Кроме того, институт деятельного раскаяния содержит правовые пред­посылки для решения целого ряда стоящих перед правоохранительными органами задач, в числе которых, к примеру, следует назвать следующие:

создание условий для привлечения к конфиденциальному сотрудни­честву лиц, совершивших преступления;

осуществление на его основе предусмотренного законодательством проникновения в преступные группы и спецслужбы иностранных госу­дарств;

проведение контролируемой поставки и других оперативно-розыскных

мероприятий;

использование для формирования у лиц, привлеченных спецслужбами иностранных государств к оказаниюим содействия в проведении враждеб­ной деятельности, убеждения целесообразности добровольной явки и со­общения о сотрудничестве и др.

10. Сотрудничество граждан с органами, осуществляющими оператив­но-розыскную деятельность, может не являться основным родом их заня­тий. Однако и в этих случаях они вправе получать за свой труд вознаграждение в виде денежных сумм или подарков из фонда финансовых средств, выделяемых Правительством России государственным органам на осуществление оперативно-розыскной деятельности. Размер вознаграждения может устанавливаться с учетом реальных результатов оперативно-розыскной деятельности, достигнутых при содействии граждан, продолжительности времени, затраченного на подготовку или участие в проведения конкретных оперативно-розыскных мероприятий, а также проявленной при этом инициативы, настойчивости, мужества и др. Виды, размеры и порядок выдачи вознаграждений и других выплат регламентируются ведомственными нормативными актами.

11. Если лица содействуют государственным органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, на контрактной основе, то государство обязано гарантировать выполнение обязательств, предусмотренных контрактом. В случае невыполнения таких обязательств лица вправе по собственной инициативе расторгнуть контракт.

12. Сотрудничество граждан с органами, осуществляющими оперативно- розыскную деятельность, по контракту, как правило, представляет собой основной род их занятий. Поэтому период такого сотрудничества включается в трудовой стаж соответствующих граждан. При этом им может устанавливаться льготное исчисление трудового стажа.

Граждане, сотрудничающие с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, имеют также право на пенсионное обеспечение. Однако им обеспечивается пенсия не военнослужащих, а лиц гражданского персонала. Порядок такого пенсионного обеспечения определяется законодательством о государственных пенсиях.

Оформление трудового стажа и пенсий не должно приводить к разглашению сведений о лицах, сотрудничавших с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, на контрактной основе. Порядок подготовки и оформления необходимых для органов социального обеспечения документов определяется подзаконными актами.

13. Специальные мероприятия, направленные на обеспечение безопасности лиц, сотрудничающих с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, и членових семей (см. ч. 7 ст. 18), устанавливаются Правительством России. Такие мероприятия правомерно будет проводить также в целях обеспечения безопасности лиц, сотрудничающих с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, на безконтрактной основе.

14. Часть 9 комментируемой статьи предусматривает социальное обес­печение граждан, сотрудничающих по контракту с органами, осу­ществляющими оперативно-розыскную деятельность, которые получили инвалидность, т.е. стойкое расстройство функций организма, приводящее к полной или значительной потере профессиональной трудоспособности или существенным затруднениям в жизни.

Следует учитывать, что по своему содержанию право на социальное обеспечение таких лиц включает в себя не только право на получение де­нежного дохода, но и право на социальное обслуживание, 'призванное удо­влетворить особые потребности людей, обусловленные расстройством здо­ровья (в помощи в ведении домашнего хозяйства, в специальных средствах передвижения, в содержании в домах-интернатах и т. д.).

Кроме инвалидности граждане, сотрудничающие по контракту с орга­нами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, в связи с их участием в проведении оперативно-розыскных мероприятий могут полу­чить травму, вызвавшую нарушение состояния здоровья, повлекшее вре­менную утрату трудоспособности, т.е. необходимость прекращения со­трудничества по контракту в течение непродолжительного периода времени. В подобных случаяхим также гарантируется социальное обеспе­чение.

Единовременное пособие или пенсия, а также пособие или пенсия семье в случае гибели лица выплачиваются в случаях, когда травма, ране­ние, увечье или гибель лица наступили в связи с участием гражданина в проведении оперативно-розыскных мероприятий и между его гибелью (ранением и пр.) и проводимыми с участием пострадавшего оперативно-розыскными мероприятиями существует прямая или косвенная причинно-следственная связь, которая нашла отражение в соответствующих опера­тивно-служебных документах.

Порядок подготовки и оформления необходимых документов для по­лучения пособий и пенсий определяется подзаконными нормативными ак­тами.

Глава V. Финансовое обеспечение оперативно-розыскной деятельности.

Глава V предназначена сконцентрировать нормативные предписания финансового обеспечения оперативно-розыскной деятельности. Однако выделение правил такого обеспечения в самостоятельную главу представляется неоправданным по ряду причин как технико-юридического, так и содержательного порядка.

Во-первых, наличие в Федеральном законе главы, состоящей из 1 статьи, по меньшей мере свидетельствует о допущенной законодателем в ходе законотворческого процесса небрежности при разработке структуры этого законодательного акта.

Во-вторых, кроме финансового обеспечения оперативная деятельность нуждается также в информационном, материально-техническом и иных, не менее важных видах обеспечения. Поэтому правила о всех видах обеспечения оперативно-розыскной деятельности представляется целесообразным сконцентрировать в одной главе (разделе).

С т а т ь я 19. Финансовое обеспечение оперативно-розыскной деятельности

(1) Государственным органам, оперативные подразделения которых уполномочены осуществлять оперативно-розыскную деятельность, выделя­ются из федерального бюджета финансовые средства, которые расходуют­ся в порядке, устанавливаемом руководителями этих органов.

(2) Законодательные и исполнительные органы государственной власти субъектов Российской Федерации вправе самостоятельно за счет собствен­ных бюджетов и внебюджетных целевых фондов увеличивать размер средств, выделяемых органам, осуществляющим оперативно-розыскную дея­тельность на территории соответствующих субъектов Российской Федера­ции.

(3) Контроль за расходованием финансовых средств, выделенных на опе­ративно-розыскную деятельность, осуществляется руководителями госу­дарственных органов, в состав которых входят оперативные подразделения, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, а также специально уполномоченными на то представителями Министерства финансов Россий­ской Федерации.

1. Статья заменила собой аналогичную ст. 17 ранее действовавшего За­кона об оперативно-розыскной деятельности. Основные изменения и до­полнения заключаются в следующем:

значительно снижен уровень, на котором определяется порядок расхо­дования финансовых средств, предназначенных для обеспечения оператив­но-розыскной деятельности (вместо Президента России, как было ранее, указаны руководители государственных органов);

конкретизированы источники финансирования оперативно-розыскной деятельности (см. пп. 4 и 8 комментария);

уточнена структура статьи, а также проведена редакционная «чистка» изложенных в ней предписаний, что значительно улучшило ее восприятие.

Кроме того, из статьи изъято указание на то, что субъектам, «уполномоченным на осуществление оперативно-розыскной деятельности, выделяются на эти цепи финансовые средства» (т.е. только для финансиро­вания оперативно-розыскных мероприятий и ни для чего иного). Тем са­мым в настоящее время руководители правоохранительных органов пол­номочны по своему усмотрению направлять выделяемые такому органу финансовые средства на обеспечение того или иного вида деятельности данного органа, а не обязательно на проведение оперативно-розыскной деятельности. Отсюда следует, что предписания, изложенные в чч. 1 и 2 комментируемой статьи, перестали нести должную функциональную на­грузку, а потому их фиксирование в Федеральном законе потеряло смысл.

2.Цель статьи — изложение предписаний, регулирующих один из ви­дов обеспечения оперативно-розыскной деятельности — ее финансирова­ние.

3.Комментируемая статья бланкетная (отсылочная). Для правильно­го уяснения и применения ее предписаний требуется руководствоваться нормами отдельных нормативных правовых актов (см. пп. 4—9 коммента­рия к настоящей статье).

4. В комментируемой статье изложен закрытый (исключительный) пе­речень источников финансового обеспечения оперативно-розыскной дея­тельности. Тем самым исключено произвольное толкование норм законо­дательного акта относительно возможных источников финансирования органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность.

Основным источником такого финансирования служит, согласно ч. 1 ст. 19, федеральный бюджет (об иных источниках см. п. 4 комментария). В соответствии с Законом РСФСР «Об основах бюджетного устройства и бюджетного процесса в РСФСР» от 10 октября 1991 г. федеральные органы исполнительной власти Российской Федерации, правомочные осущест­влять оперативно-розыскную деятельность, получают финансовые средства на ее проведение из республиканского (федерального) бюджета Российской Федерации'.

Важно помнить, что, в соответствии с п. 4 ст. 5 Закона о государствен­ной тайне данные о финансировании оперативно-розыскной деятельности могут быть отнесены к государственной тайне, если эти данные раскры­вают силы, средства, источники, методы, планы и результаты оперативно-розыскной деятельности. Поэтому в Федеральном законе достаточно лако­нично изложен нормативно-правовой материал, касающийся финансиро­вания оперативных подразделений (с учетом принципа конспирации он де­тализирован в закрытых ведомственных нормативных актах).

5. Государственным органам, оперативные подразделения которых уполномочены осуществлять оперативно-розыскную деятельность, финансовые средства из федерального бюджета выделяются. Главным распределителем финансовых средств является Правительство России, которое в соответствии с предписаниями п. «б» ч. 1 ст. 114 Конституции обеспечивает проведение в Российской Федерации единой финансовой, кредитной и денежной политики.

Бюджетные статьи ассигнований на оперативно-розыскную деятельность являются составной частью всех финансовых средств, выделяемых Правительством России конкретному государственному органу на планируемый период.

6. Под финансовыми средствами следует понимать совокупность денежных средств, находящихся в распоряжении Российской Федерации в свою очередь денежные средства — это аккумулированные в наличной и безналичной формах деньги государства, предприятий и организаций (включая частные), населения, легко обращаемые в деньги.

Финансирование осуществляется путем выделения соответствующему министерству или ведомству денежных средств — валюты. Определение валютных средств дано в Законе Российской Федерации от 9 о» 1992 г. «О валютном регулировании и валютном контроле». Согласно его предписаниям под валютой Российской Федерации понимаются:

а) находящиеся в обращении, а также изъятые или изымаемые из обращения, но подлежащие обмену рубли в виде банковских билетов (банкнот Центрального банка Российской Федерации и монеты;

б) средства в рублях на счетах в банках и иных кредитных учрежу в Российской Федерации;

в) средства в рублях на счетах в банках и иных кредитных учреждениях за пределами Российской Федерации на основании соглашения, заключае­мого Правительством России и Центральным банком Российской Федера­ции с соответствующими органами иностранного государства об исполь­зовании на территории данного государства валюты Российской Федерации в качестве законного платежного средства (см. и. 1 ст. 1)[34] .

7. Финансовые средства, выделяемые на обеспечение оперативно-розыскной деятельности, расходуются в порядке, устанавливаемом руково­дителями органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность (см. комментарий к ст. 22). Механизм данного порядка не произволен. Во-первых, устанавливая порядок финансирования оперативно-розыскной деятельности, руководители не вправе превышать свою компетенцию. Как правило, полномочия руководителей излагаются в соответствующем поло­жении2 . Во-вторых, порядок изложен в соответствующих нормативных правовых актах органов, осуществляющих оперативно-розыскную дея­тельность. В-третьих, порядок расходования финансовых средств в опера­тивно-розыскной деятельности должен определяться в строгом соот­ветствии с действующим федеральным законодательством.

Первые руководители государственных органов, осуществляющих опе­ративно-розыскную деятельность, являются главными распорядителями кредитов (финансовых средств), получаемых от Минфина России в соот­ветствии с ежегодными заявками.

8. В соответствии с предписаниями ч. 2 комментируемой статьи зако­нодательные и исполнительные органы государственной власти субъектов Российской Федерации вправе самостоятельно за счет собственных бюдже­тов и внебюджетных целевых фондов увеличивать размер средств, выделяе­мых органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность (в пределах территории соответствующего субъекта Российской Федерации).

По существу речь идет о дополнительных источниках финансового обеспечения оперативно-розыскной деятельности. Однако следует помнить о двух обстоятельствах.

Во-первых, данное предписание Федерального закона не может дей­ствовать напрямую. Его реализация возможна только при условии наличия аналогичной разрешительной нормы в законодательстве конкретного субъекта Российской Федерации. Это вызвано тем, что согласно п. «з» ст. 71 Конституции в исключительном ведении России находится только федеральный бюджет. К совместному ведению России и субъектов Россий­ской Федерации бюджеты субъектов Российской Федерации не относятся (см. ст. 72 Конституции). Вне же пределов ведения России и полномочий России по предметам совместного ведения России и субъектов Российской Федерации субъекты Российской Федерации обладают всей полнотой го­сударственной власти (см. ст. 73 Конституции).

Во-вторых, законодательные и исполнительные органы государствен­ной власти субъектов Российской Федерации вправе только увеличивать размер средств, выделяемых органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, но не полномочны их сокращать.

9. Контроль за расходованием финансовых средств, выделенных на опе­ративно-розыскную деятельность, осуществляется руководителями государ­ственных органов, в состав которых входят оперативные подразделения, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность (см. комментарий к ст. 13). Такой контроль проводится, как правило, первыми руководите­лями (их заместителями) указанных органов (см. также комментарий к ст. 22). Финансовый контроль основывается на действующем российском законодательстве (комментируемом Федеральном законе, законодатель­ных актах, регламентирующих организацию и деятельность органов обес­печения безопасности России, наделенных правом осуществления опера­тивно-розыскной деятельности, а также законодательных актах, регулирующих оборот финансовых средств, и др.) и осуществляется в соот­ветствии с ведомственными нормативными актами (приказами, указания­ми и др.).

Кроме того, контроль за расходованием финансовых средств, выделен­ных на осуществление оперативно-розыскной деятельности, согласно предписаниям ч. 3 комментируемой статьи, возлагается на специально уполномоченных на то представителей Минфина России. На этих предста­вителей возлагаются обязанности и им предоставляются права в соот­ветствии с федеральным законодательством и нормативными актами Минфина России. Важно отметить, что представители Минфина России должны проходить процедуру допуска к сведениям, составляющим госу­дарственную тайну. После допуска они являются полномочными долж­ностными лицами, которым соответствующие документы о финансирова­нии оперативно-розыскной деятельности должны предоставляться в полном объеме.

Глава VI. Контроль и надзор за оперативно-розыскной деятельностью.

Согласно заголовку гл. VI предназначена систематизировать норма­тивно-правовой материал исключительно в сфере контроля и надзора за оперативно-розыскной деятельностью. Однако сравнительный анализ структуры и содержания настоящей главы со структурой и содержанием аналогичного раздела ранее действовавшего Закона об оперативно-розыскной деятельности (см. разд. VI) свидетельствует об ином.

Во-первых, в гл. VI включены предписания по меньшей мере двух групп правовых норм, различных по своему предназначению: о надзоре и контроле за оперативно-розыскной деятельностью и о вступлении в силу Федерального закона. Такое их изложение является недостатком структуры Закона. Более продуктивно выглядит их «размежевание» и размещение в различных главах.

Во-вторых, размещение предписаний о ведомственном контроле в Фе­деральном законе (см. ст. 22), а не в подзаконных нормативных актах со­ответствующих оперативно-розыскных ведомств представляется излиш­ним.

С т а т ь я 20. Контроль за оперативно-розыскной деятельностью

Контроль за оперативно-розыскной деятельностью осуществляют Пре­зидент Российской Федерации, Федеральное Собрание Российской Федерации, Правительство Российской Федерации в пределах полномочий, определяемых Конституцией Российской Федерации, федеральными конституционными за­конами и федеральными законами.

1. Статьей фактически заменена ст. 18 «Парламентский контроль» ра­нее действовавшего Закона об оперативно-розыскной деятельности. Основ­ные изменения и дополнения состоят в следующем. Во-первых, вместо кон­троля только со стороны парламента предусмотрен также контроль со сто­роны Президента и Правительства России. Во-вторых, предусмотрено, что такой контроль возможен исключительно в указанных в комментируемой статье пределах.

Вместе с тем в конструкции действующей статьи имеются и определен­ные недоработки. Так, анализ ее редакции позволяет сделать вывод о де­кларативности ряда содержащихся в ней предписаний (см. пп. бив ком­ментария к настоящей статье). Кроме того, в предписаниях статьи не отражен конституционный принцип разделения властей (не упомянуто об одной из ветвей власти в Российской Федерации — суде).

2.Цели статьи состоят, во-первых, в системном изложении взглядов законодателя на проблему контроля и надзора за оперативно-розыскной деятельностью и, во-вторых, в нормативной регламентации вневедомственного контроля для исключения любой возможности использования оперативно-розыскных сил, средств и методов помимо целей и задач, указанных в Федеральном законе.

3.Сфера действия предписаний, изложенных в статье, формально охватывает всю оперативно-розыскную деятельность. Фактически значительно сужена из-за декларативности ряда ее предписании (см. пп.6 и 8 комментария).

4.Статья носит бланкетный характер. Для уяснения изложенных в ней предписаний и их правильного применения требуется руководствоваться предписаниями Конституции, отдельных конституционных законов и федеральных законов, а также ряда подзаконных нормативных актов (см. пп. 5—8комментария)

5. Контроль за оперативно-розыскной деятельностью осуществляет Президент Российской Федерации в пределах полномочий, п Конституцией, федеральными конституционными законами и федеральными законами. Согласно ст.ст. 80—90 Конституции Президент наделен широкими полномочиями, однако за пределы их он не вправе выходить. Важнейшей функцией Президента является то, что он выступает гарантом Конституции, прав и свобод человека и гражданина. В установленном Конституцией порядке он принимает меры по охране суверенитета Российской Федерации, ее независимости и государственной целостности (ст. 80).

В частности, в круг основных полномочий Президента в сфере обеспечения безопасности России входит следующее:

он формирует и возглавляет Совет Безопасности Российской Федерации, статус которого определяется федеральным законом (ст. 83);

при обстоятельствах и в порядке, предусмотренных федеральным конституционным законом, он вводит на территории Российской или в отдельных ее местностях чрезвычайное положение с незамедлительным сообщением об этом Совету Федерации и Государственной Думе (ст. 88).

6. Федеральное Собрание Российской Федерации также является одним из субъектов, согласно комментируемой статье осуществляющим за оперативно-розыскной деятельностью. В соответствии со ст. 9 Конституции Федеральное Собрание — парламент Российской Федерации является представительным и законодательным органом России. Парламент состоит из двух палат — Совета Федерации и Государственной Дум

Контроль со стороны законодателя за оперативно-розыскной деятельностью является важным элементом механизма гарантий соблюдения законности при ее осуществлении (см. преамбулу). Однако с учетом предписаний Конституции парламентский контроль реально возможен только за расходованием выделяемых на осуществление оперативно-розыскной деятельности финансовых средств. Причем он опосредован, так как происходит в рамках контроля за исполнением федерального бюджета (с 101 Конституции), отдельные статьи которого предусматривают выделение финансовых средств тем или иным государственным органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность (см. комментарий к ст. 19).

Остальные виды контроля за оперативно-розыскной деятельностью со стороны парламента (в частности, за соблюдением прав и свобод человека и гражданина; за соответствием ведомственных правовых актов, ка­сающихся оперативно-розыскной деятельности, действующему законода­тельству; за кадровой политикой оперативно-розыскных органов) в на­стоящее время не имеют под собой конкретной конституционной основы.

7. Третьим субъектом вневедомственного контроля законодателем ука­зано Правительство России. Именно оно осуществляет исполнительную власть Российской Федерации (см. ч. 1 ст. 110 Конституции). Правитель­ство России состоит из Председателя Правительства, заместителей Предсе­дателя Правительства и федеральных министров (см. ч. 2 ст. 110).

Полномочия Правительства ограничены Конституцией (см. ст. 114). В частности, к ним относится осуществление мер по обеспечению обороны страны, государственной безопасности, а также законности, прав и свобод граждан, охране собственности и общественного порядка, борьбе с пре­ступностью.

Кроме того, компетенция Правительства в сфере оперативно-розыскной деятельности может быть определена исходя из содержания ря­да законодательных актов Российской Федерации'. В частности, в соот­ветствии с ч. 3 ст. 11 Закона о безопасности Правительство в пределах определенной законом компетенции обеспечивает руководство государ­ственными органами обеспечения безопасности России, организует и кон­тролирует разработку и реализацию мероприятий по обеспечению без­опасности министерствами и другими подведомственными ему органами Российской Федерации и субъектов в ее составе.

8. Контроль за оперативно-розыскной деятельностью осуществляют субъекты, указанные в комментируемой статье, в пределах полномочий, определяемых Конституцией, федеральными конституционными законами и федеральными законами.

Характер конституционных полномочий рассматриваемых субъектов контроля раскрыт ранее, в пп. 1—3 комментария. Что же касается полно­мочий данных субъектов, определяемых в федеральных конституционных законах, то необходимо отметить следующее. Из всех федеральных консти­туционных законов, которые согласно Конституции обязательно должны быть приняты (а их более десяти), в России в настоящее время принято и действует всего четыре2 . В этих законодательных актах не содержится пра­вовых норм, непосредственно предназначенных регулировать обществен­ные отношения в оперативно-розыскной деятельности. Поэтому в данной части комментируемая статья носит декларативный характер.

Относительно же их полномочий, указанных в федеральных законах, отметим следующее. В круг этих законов прежде всего входят законода­тельные акты, регламентирующие организацию и деятельность российских правоохранительных органов и спецслужб (см. комментарий к ст. 4). Из числа последних, согласно ч. 1 ст. 13 Федерального закона, оперативно-розыскную деятельность в полном объеме проводят подразделения семи государственных органов (см. комментарий к ст. 13). Анализ содержания законодательных актов об этих субъектах оперативно-розыскной деятель­ности дает основания для следующего вывода.

Во-первых, три закона — «О милиции», «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» и «О феде­ральных органах налоговой полиции» — хотя и содержат нормы о вневе­домственном контроле (см. соответственно ст. ст. 27, 38 и 21), однако воз­можная ссылка на них в рассматриваемом случае неуместна, так как эти законодательные акты принимались ранее ныне действующей Конститу­ции и их нормы о вневедомственном контроле требуют приведения в соот­ветствие с ней; не являются федеральными законами.

Во-вторых, в двух других, действительно федеральных законах изложе­но буквально следующее: «контроль за деятельностью (определенного ор­гана. — А.Ш.) осуществляют Президент Российской Федерации, Феде­ральное Собрание Российской Федерации, Правительство Российской Федерации... в пределах полномочий, определяемых Конституцией Россий­ской Федерации, федеральными конституционными законами и федераль­ными законами '. В Федеральном законе «О внешней разведке» установле­но, что «парламентский контроль за деятельностью органов внешней разведки Российской Федерации осуществляется в порядке, устанавли­ваемом федеральными законами...» (см. ч. 1 ст. 24). Таким образом, в этих федеральных законах отсутствуют правила, предусматривающие конкрет­ные полномочия контролирующих инстанций2 .

В-третьих, в Таможенном кодексе (основополагающем законодатель­ном акте для таможенных органов, чьи оперативные подразделения прово­дят оперативно-розыскную деятельность) вообще не содержится норм о контроле со стороны субъектов, указанных в комментируемой статье.

С т а т ь я 21. Прокурорский надзор за оперативно-розыскной дея­тельностью

(1) Надзор за исполнением законов Российской Федерации органами, осу­ществляющими оперативно-розыскную деятельность, осуществляют Гене­ральный прокурор Российской Федерации и уполномоченные им прокуроры.

(2) По запросу уполномоченного прокурора в связи с поступившими в про­куратуру материалами, информацией и обращениями граждан о нарушении законов при проведении оперативно-розыскных мероприятий, а также при проверке установленного порядка проведения оперативно-розыскных меро­приятий и законности принимаемых при этом решений руководители органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, представляют ука­занному прокурору оперативно-служебные документы, послужившие основа­нием для проведении этих мероприятий.

(3) Сведения о лицах, внедренных в организованные преступные группы, и о штатных негласных сотрудниках органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, а также о лицах, оказывающих или оказывавших содействие этим органам на конфиденциальной основе, представляются про­курору только с письменного согласия указанных лиц, за исключением случаев, требующих их привлечения к уголовной ответственности. Сведения об орга­низации, о тактике, методах и средствах осуществления оперативно-розыскной деятельности в предмет прокурорского надзора не входят.

(4) Руководители органов прокуратуры создают условия, обеспечи­вающие защиту сведении, содержащихся в представляемых прокурору опе­ративно-служебных документах.

1. Статья заменила собой ст. 19 ранее действовавшего Закона об опера­тивно-розыскной деятельности. Основные изменения и дополнения состоят в следующем:

более точно сформулирован предмет прокурорского надзора;

уточнено, что надзор за исполнением законов Российской Федерации при осуществлении оперативно-розыскной деятельности проводит Гене­ральный прокурор и уполномоченные (а не подчиненные, как ранее)импрокуроры;

статья дополнена указанием на то, в каких случаях руководители орга­нов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, обязаны пред­ставлять прокурору оперативно-служебные документы;

руководителям органов прокуратуры вменено в обязанность создавать условия, обеспечивающие защиту сведений, содержащихся в представляе­мых прокурору оперативно-служебных документах.

2.Цель статьи — нормативно определить предмет прокурорского над­зора за оперативно-розыскной деятельностью (с учетом наличия в послед­ней сведений, составляющих государственную тайну).

3.Предписания статьи распространяются на всю оперативно-розыскную деятельность, за исключением той ее части, сведения о которой составляют государственную тайну.

4.Диспозиция статьи бланкетная (отсылочная), поскольку в ней нет формально определенных предписаний, которые подробно устанавливали бы полномочия прокурора за исполнением законов в сфере оперативно-розыскной деятельности, а также правовые формы и способы прокурор­ского надзора. Надзирая за оперативно-розыскной деятельностью, проку­роры должны руководствоваться соответствующими предписаниями Феде­рального закона о прокуратуре. Кроме того, некоторые вопросы прокурорского надзора разрешаются в соответствующих приказах и указа­ниях Генерального прокурора (см. комментарий к ст. 4).

5. В развитие предписания части первой комментируемой статьи о том, что надзор за исполнением законов органами, осуществляющими оператив­но-розыскную деятельность, осуществляет Генеральный прокурор и уполно­моченные им прокуроры, приказом Генерального прокурора № 48 «Об ор­ганизации надзора за исполнением Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» возложена обязанность по осуществлению тако­го надзора на прокуроров субъектов Российской Федерации, приравнен­ных к ним военных и других специализированных прокуроров, прокуроров городов и районов, других территориальных, военных и иных спецпроку­роров, а также выделенных для этой цели приказами прокуроров субъектов Российской Федерации уполномоченных прокуроров, а в Генеральной прокуратуре — на заместителей Генерального прокурора, Главного военного прокурора и его заместителей, начальников управлений и отделов и их заместителей (старших помощников и помощников), старших прокуроров и прокуроров в соответствии с их функциональными обязанностями.

6. Предметом прокурорского надзора является неукоснительное исполнение органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность Конституции, Федерального закона, других законов, содержащих нормы, относящиеся к этой деятельности (см. комментарий к ст. 4), а также приказов и указаний Генерального прокурора.

Согласно Федеральному закону существенная часть розыскной деятельности регламентируется нормативными актами органов, которые ее осуществляют. Это касается наделения соответствующих руководителей данных органов полномочиями на вынесение мотивированных постановлений о проведении оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих конституционные права граждан (см. чч. 1 и 2 ст.) определения перечня дел оперативного учета и порядка их ведения ( 10), а также порядка представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю или в суд.

Приказ Генерального прокурора от 9 августа 1996 г. № 48 предписывает исходить из того, что предметом прокурорского надзора являются соблюдение прав и свобод человека и гражданина, порядок выполнения оперативно-розыскных мероприятий, установленный законами и иными актами, принятыми в развитие этих законов, а также законность решений, принимаемых органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность

В частности, в приказе № 48 содержатся следующие положения:

прокуроры, уполномоченные надзирать за исполнением законов в опе­ративно-розыскной деятельности, должны иметь для работы с документа­ми допуск, оформленный надлежащим образом (см. п. 1);

при осуществлении или организации надзора исходитьиз того,чтопредметом прокурорского надзора являются соблюдение прав и свобод че­ловека и гражданина, порядок выполнения оперативно-розыскных меро­приятий, установленного законами и нормативными актами, принятыми в развитие этих законов, а также законность решений, принимаемых орга­нами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность (см. л. 2);

уполномоченные прокуроры вправе требовать у руководителей орга­нов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, подлинные оперативно-служебные документы, послужившие основанием для заведения дел оперативного учета, а также проведения оперативно-розыскных мероприятий и их учета (см. п. 4);

прокурорам надлежит использовать определенные законом методы прокурорского надзора и, в частности, опротестовывать противоречащие закону приказы и указания руководителей органов, осуществляющих опе­ративно-розыскную деятельность (см. подп. «е» п. 5).

7. На основании анализа положений ст. 29 Федерального закона о про­куратуре, а также предписаний комментируемого Федерального закона правомерно выделять и отдельно рассматривать важнейшие элементы предмета прокурорского надзора в сфере оперативно-розыскной деятель­ности.

Значительная часть прокурорского надзора касается соблюдения прав и свобод человека и гражданина, а также юридических лиц в ходе опера­тивно-розыскной деятельности. Прокуроры обязаны по собственной инициативе выявлять нарушения органом (должностным лицом), осу­ществляющим оперативно-розыскную деятельность, прав и законных ин­тересов юридических и физических лиц, а также в связи с поступающими к ним жалобами и заявлениями (см. чч. 2 и 8 ст. 5). Средствами прокурорско­го надзора прокуроры должны пресекать нарушения прав и законных ин­тересов граждан, предприятий, учреждений и организаций и принимать меры привлечения виновных к установленной законом ответственности.

Прокурор рассматривает жалобы на действие органа (должностного лица), осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, которые не подведомственны суду. Такие жалобы должны рассматриваться не позднее месячного срока. Жалобы на нарушения конституционных прав граждан Генеральная прокуратура рекомендует рассматривать в пятидневный срок.

Прокурор дает на жалобу мотивированный ответ. В случае отказа в удовлетворении жалобы гражданину должны быть разъяснены порядок обжалования принятого решения, а также право обращения в суд, если оно предусмотрено законом.

В случае рассмотрения жалоб судом прокуроры участвуют в судебных заседаниях при условии, если этого требуют интересы защиты прав и сво­бод личности, безопасности общества, государства и необходимость тако­го участия признана судом.

8. Режим законности в оперативно-розыскной деятельности во многом зависит от строгого соблюдения порядка проведения оперативно-розыск­ных мероприятий и законности принимаемых при этом решений. Приказ Генерального прокурора от 9 августа 1996 г. № 48 предписывает проверку установленного порядка проведения оперативно-розыскных мероприятий и законности принимаемых при этом решений осуществлять:

по мере необходимости по материалам в связи с отсутствием положи­тельных результатов при розыске — обвиняемых или подозреваемых по уголовным делам; лиц, совершивших преступления; без вести пропавших;

по информации о ненадлежащем реагировании — на поручения следо­вателя, органа дознания и суда по уголовным делам, находящимся вихпроизводстве; на указания прокурора;

в других случаях с учетом состояния законности в этой сфере деятель­ности.

Прокуроры прежде всего должны обращать внимание на то, чтобы при осуществлении оперативно-розыскной деятельности проводились только те оперативно-розыскные мероприятия, перечень которых определен Федеральным законом. Такой перечень может быть изменен и дополнен только федеральным законом (см. ст. 6). Следовательно, никакое долж­ностное лицо органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, ни в какой форме делать этого не вправе. Особо пристальное внимание прокуроры должны уделять общим правовым основаниям проведения оперативно-розыскных мероприятий. Поскольку такие основания перечислены в Федеральном законе (см. ст. 7), то правомерен вывод о том, что перечень их также является исчерпывающим.

Значительная часть оперативно-розыскных мероприятий проводится по основанию, которое в Федеральном законе сформулировано в п. «а» ч. 1 ст. 7. Использование указанного основания предполагает осуществление соответствующими должностными лицами познавательной деятельности, важнейшими элементами которой являются оценка имеющихся сведений, а также оперирование такими правовыми понятиями, как «признаки противоправного деяния» и «данные, достаточные для решения вопроса о возбуждении уголовного дела». Поэтому прокурорский надзор в этом случае приобретает особо важное значение.

Оперативно-розыскные мероприятия могут проводиться также при на­личии сведений о событиях или действиях, создающих угрозу государству, военной, экономической или экологической безопасности России (см. п. «б» ч. 11 ст. 7). Данное основание не менее сложное, чем предыдущее, по­скольку предполагает оценку событий или действий с точки зрения того, ; могут ли они угрожать безопасности России. Поэтому прокурорский над­зор за правовым применением рассматриваемого основания в оперативно-розыскной деятельности также должен быть признан в числе приоритет­ных.

Наряду с общими правовыми основаниями правомерно говорить о фактических основаниях проведения каждого оперативно-розыскного ме­роприятия. Такими основаниями служат сведения, свидетельствующие о возможности и необходимости проведения конкретного оперативно-розыскного мероприятия в целях успешного решения задач оперативно-розыскной деятельности. Например, для принятия решения об осуществле­нии обследования жилого или служебного помещения, здания, транспорт­ного средства необходимо располагать достаточно проверенными данны­ми о том, что в помещении, здании или в транспортном средстве могут находиться следы преступной деятельности, орудия совершения преступле­ния, другие предметы и документы, возможно, имеющие отношение к пре­ступной деятельности. Такой подход должен применяться к каждому опе­ративно-розыскному мероприятию. Они не должны осуществляться исходя из каких-то абстрактных или интуитивных побуждений. Прокурорский надзор в данном направлении должен служить важным условием эффек­тивности оперативно-розыскной деятельности.

9. Существенная сторона прокурорского надзора — надзор за правиль­ным и обоснованным использованием результатов оперативно-розыскной деятельности. Особенность предписаний Федерального закона (см. ст. 11) в этом отношении состоит в том, что они отражают непосредственную связь двух видов деятельности: оперативно-розыскной и уголовно-процессуальной. Поэтому для реализации таких предписаний необходимы надежные знания соответствующих институтов и норм уголовно- процессуального права, а также положений науки уголовного процесса. Следует также учитывать, что эти предписания Федерального закона представляют особую сложность и при их реализации. В частности, это касается предписания Федерального закона, которое наделяет органы, уполномо­ченные осуществлять оперативно-розыскную деятельность, правом в ходе оперативно-розыскных мероприятий изымать предметы, материалы и со­общения, в случае возникновения непосредственной угрозы жизни и здо­ровью лица, а также угрозы государственной, военной, экономической и экологической безопасности России (см. п. 1 ч. 1 ст. 15). Прокуроры долж­ны ориентировать оперативных сотрудников на то, что при наличии необ­ходимых правовых предпосылок для изъятия материальных предметов и документов способами уголовного процесса совершение этих действии при производстве оперативно-розыскных мероприятий должно признаваться недопустимым. В ходе оперативно-розыскной деятельности прежде всего необходимо создавать реальные условия для решения данного вопроса именно таким путем.

Из п. 1 ч. 1 ст. 15 вытекает, что изъятие предметов, материалов и сооб­щений при проведении оперативно-розыскных мероприятий возможно только тогда, когда имеются признаки преступления, создающего угрозу жизни и здоровью лица, а также угрозу государственной, военной, эконо­мической или экологической безопасности России. Прокурорский надзор должен направлять оперативно-розыскную практику на то, что при нали­чии таких признаков должно возбуждаться уголовное дело и тогда изъятие документов будет осуществлено путем производства соответствующих следственных действий.

Прокурорский надзор в этом направлении поможет избежать одной существенной сложности. Предметы, материалы и сообщения, связанные с преступлением, являются его следами. Поэтому они могут быть вовлечены в процесс доказывают по уголовному делу и стать содержанием соответ­ствующих видов доказательств. В принципе, это возможно и в случаях изъ­ятия при проведении оперативно-розыскных мероприятий, когда орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность, направитэти мате­риальные предметы и документы следователю или суду, в производстве ко­торых находится конкретное уголовное дело. Но существенная сложность состоит в том, что для придания соответствующим материалам статуса со­ответствующих видов доказательств должен быть раскрыт путь их получе­ния, т.е. содержание конкретного оперативно-розыскного мероприятия. Лица, которые это проводили, подлежат допросу в качестве свидетелей. Очевидно, что все это может быть сопряжено с разглашением той стороны оперативно-розыскной деятельности, которая составляет государственную тайну.

10. В соответствии со ст.ст. 1 и 29 Федерального закона о прокуратуре и ст. 21 настоящего Федерального закона в предмет прокурорского надзо­ра включены следующие существенные направления оперативно-розыскной деятельности:

законность и обоснованность заведения, ведения и прекращения дел оперативного учета (см. ст. 70);

обеспечение социальной и правовой защиты должностных лиц орга­нов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, а также граж­дан, содействующих органам, осуществляющим эту деятельность (см. ст.ст. 16 и 18);

защита сведений об органах, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность ( см. ст. 12);

законность и обоснованность решений, принимаемых должностными ; лицами органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. 1 Конечно, все перечисленные элементы прокурорского надзора органи­чески взаимосвязаны и выделение их в качестве самостоятельных весьма условно.

11. Согласно ч. 3 ст. 21 сведения о лицах, в ней перечисленных, представляются прокурору только с письменного согласия указанных лиц, за исключением случаев, требующих их привлечения к уголовной ответствен­ности. Отсюда следует, что по общему правилу та часть оперативно-розыскной деятельности, которая касается указанной категории лиц, не входит в предмет прокурорского надзора.

Эта же статья Федерального закона исключает из предмета прокурор­ского надзора сведения об организации, о тактике, методах и средствах осуществления оперативно-розыскной деятельности. Однако здесь имеется некоторая несогласованность предписаний Федерального закона. В соот­ветствии с Федеральным законом о прокуратуре, а также ч. 2 ст. 5 и ч. 2 ст. 21 настоящего Федерального закона гражданин по поводу таких нару­шений вправе обратиться с жалобой к прокурору. Представляется, что прокурор не может отказать в принятии такой жалобы по тому мотиву, что это не входит в предмет прокурорского надзора, а обязан ознакомиться с соответствующими оперативно-служебными документами, проверить и разрешить жалобу и дать на нее мотивированный ответ.

Явное противоречие имеется и в предписаниях ст. 21. В ч. 1 этой статьи сказано, что по запросу уполномоченного прокурора в связи с поступив­шими в прокуратуру материалами, информацией и обращениями граждан о нарушении законов при проведении оперативно-розыскных мероприятий и законности принимаемых при этом решений руководители органа, осу­ществляющего оперативно-розыскную деятельность, предоставляют ука­занному прокурору оперативно-служебные документы, послужившие основаниями для проведения этих мероприятий. А в ч. 3 этой же статьи сказано, что сведения об организации, о тактике, методах и средствах осу­ществления оперативно-розыскной деятельности в предмет прокурорского надзора не входят. Но ведь нарушения законов при проведении оператив­но-розыскных мероприятий и законности принимаемых при этом решений в основе своей органически связаны с организацией, тактикой, методами и средствами осуществления оперативно-розыскной деятельности. Поэтому прокурор не может проверить обращения граждан по поводу таких нару­шений, не вторгаясь в ту сферу этой деятельности, которая не входит в предмет прокурорского надзора. Конечно, проводить специальные про­верки той части оперативно-розыскной деятельности, которая не входит в предмет прокурорского надзора, не следует. Но определенным должно быть одно — какую бы жалобу или иную информацию о нарушениях зако­нов в ходе оперативно-розыскной деятельности ни получил прокурор, он должен рассмотреть ее, принять по ней мотивированное решение и сооб­щить об этом гражданину.

12. Согласно ст. 21 Федерального закона о прокуратуре проверки ис­полнения законов федеральными министерствами и ведомствами прово­дятся на основании поступившей в органы прокуратуры информации о фактах нарушения закона, требующих принятия мер прокурором. В ч. 1 ст.30 этого же Закона предусмотрено, что полномочия прокурора за исполне­нием законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную дея­тельность, устанавливаются другими федеральными законами. К ним прежде всего относится комментируемый Федеральный закон. Из ч. 2 ст. 21 непосредственно вытекает, что прокурорский надзор возможен не толь­ко в связи с поступившими в прокуратуру материалами, информацией и обращениями граждан о нарушении законов органами, осуществляющими эту деятельность, но и по собственной инициативе уполномоченных про­куроров. Без этого прокурорский надзор за исполнением законов в сфере оперативно-розыскной деятельности носил бы эпизодический и односто­ронний характер и был бы крайне неэффективным.

Требование осуществления систематического прокурорского надзора за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, вытекает также из ведомственных актов Гене­ральной прокуратуры. Например, приказ Генерального прокурора от 21 февраля 1995 г. № 10 «Об организации прокурорского надзора за расследо­ванием и раскрытием преступлений» требует при осуществлении проку­рорского надзора акцентировать внимание на законности оперативно-розыскных мероприятий, реализации оперативной информации.

Этот же приказ обязывает прокуроров проверять, реализуются ли в полной мере возможности процессуального взаимодействия следователей и органов дознания. Здесь же указывается на необходимость в соот­ветствии с оперативно-розыскным законом активно использовать предо­ставленное законом право давать письменные указания о проведении опе­ративно-розыскных мероприятий в целях получения информации о лицах, совершивших преступления, местонахождении похищенного или подле­жащего аресту имущества, других обстоятельствах, имеющих существенное значение для дела, розыска скрывшихся обвиняемых и подозреваемых (см. п. 17).

13. Прокурор должен своевременно выявлять любые нарушения прав и законных интересов физических и юридических лиц, допущенные при осу­ществлении оперативно-розыскной деятельности, и обязан принимать ме­ры к восстановлению нарушенных прав и интересов физических и юриди­ческих лиц, возмещению причиненного вреда и при наличии оснований привлечения виновных к установленной законом ответственности.

14. Лицо, полагающее, что действия органов, осуществляющих опера­тивно-розыскную деятельность, привели к нарушению его прав и свобод, вправе обжаловать эти действия также прокурору (см. ч. 2 ст. 5). Поэтому значительная часть прокурорского надзора состоит в проведении надле­жащей проверки жалоб и заявлений граждан и должностных лиц на дей­ствия органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. Средствами такого надзора прокуроры должны пресекать нарушения прав и законных интересов граждан, предприятий, учреждений и организаций и принимать меры по привлечению виновных к установленной законом от­ветственности.

15. В связи с жалобами граждан, а также по собственной инициативе прокурор в пределах своей компетенции должен проверять законность дей­ствий должностных лиц, осуществляющих оперативно-розыскную деятель­ность, а также лиц, руководящих ими.

В соответствии с ч. 2 ст. 21 уполномоченный прокурор в связи с посту­пившими в прокуратуру материалами, информацией и обращениями граждан о нарушении законов при проведении оперативно-розыскных меро­приятий и законности принимаемых при этом решений по собственной инициативе вправе требовать от руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, представления необходимых опера­тивно-служебных документов. Приказ Генерального прокурора от 9 авгус­та 1996 г. № 48 предписывает уполномоченным прокурорам требовать у руководителей органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятель­ность, подлинные оперативно-служебные документы, послужившие осно­ванием для заведения дел оперативного учета, а также проведения опера­тивно-розыскных мероприятий и их учета (см. п. 4). Такие материалы ему должны быть представлены. Исключение составляют материалы, содер­жащие сведения о лицах, внедренных в организованные преступные груп­пы, о штатных негласных сотрудниках органов, осуществляющих опера­тивно-розыскную деятельность, а также о лицах, оказывающих или оказы­вавших содействие этим органам на конфиденциальной основе, а также документы, зашифровывающие личность соответствующих должностных лиц и граждан. Оперативно-служебные материалы, составляющие такие сведения, могут быть представлены прокурору только с письменного со­гласия указанных лиц. В письменном документе должно быть явно выра­женное добровольное согласие конкретного лица на ознакомление проку­рора с рассматриваемыми материалами. Такое согласие не требуется лишь в случаях совершения лицом, внедренным в организованную преступную группу, штатным негласным сотрудником органа, осуществляющего опе­ративно-розыскную деятельность, или лицом, оказывающим или оказы­вавшим содействие этим органам на конфиденциальной основе, уголовно­го преступления и привлечения его в связи с этим к уголовной ответ­ственности.

Руководитель органа, осуществляющего оперативно-розыскную дея­тельность, вправе не представлять прокурору оперативно-служебные до­кументы, относящиеся к той части этой деятельности, которая не входит в предмет прокурорского надзора.

Все вопросы, связанные с отнесением той или иной части оперативно-служебных документов к государственной тайне, а также ознакомлением с ними прокурора, решает руководитель органа, осуществляющего опера­тивно-розыскную деятельность. При этом он руководствуется Конституци­ей, комментируемым Федеральным законом, Законом о государственной тайне, другими законами Российской Федерации, а также ведомственными нормативными актами.

16. При проверке исполнения законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, прокурор вправе требовать объясне­ния от соответствующих должностных лиц по поводу нарушенийими за­кона, а также от иных лиц, которым известны обстоятельства правонару­шений (см. ч. 1 ст. 22 Федерального закона о прокуратуре). Объяснение может быть получено в устном или письменном виде. Письменное объяс­нение должно быть подписано лицом, давшим его, а устное может быть отражено в справке, составляемой прокурором.

17. Способы реагирования прокурора на нарушения законов, допущен­ные в сфере оперативно-розыскной деятельности, зависят от характера проверяемого вопроса. Важным самостоятельным способом такого реаги­рования может быть представление прокурора об устранении нарушений закона, допущенных в ходе осуществления оперативно-розыскной деятельности. Прокурор вносит представление в орган или должностному лицу, которые полномочны устранять нарушения закона. Не позднее чем в ме­сячный срок должны быть приняты конкретные меры по устранению на­рушений закона, причин и условий, им способствующих, и о результатах сообщено прокурору в письменной форме. Прокурор вправе опротестовы­вать противоречащие закону приказы и указания руководителей органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность.

При наличии достаточных оснований прокурор вправе также вынести мотивированное постановление о возбуждении уголовного дела или про­изводства об административном правонарушении, а также требовать при­влечения лиц, нарушивших закон, к иной установленной законом ответ­ственности. При осуществлении надзора прокурор не вправе решать по существу никакие вопросы оперативно-розыскной деятельности или давать указания о проведении тех или иных конкретных оперативно-розыскных мероприятий.

18. В связи с осуществлением проверки исполнения законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, прокурор заводит надзорные производства. В них могут содержаться жалобы, принятыеим к производству, документы, послужившие основанием для проверки опера­тивно-розыскных мероприятий, а также по другим вопросам оперативно-розыскной деятельности. Важно обеспечить такое положение, чтобы в над­зорных производствах находились только необходимые материалы и до­кументы и не было таких, которые к проводимой проверке не имеют отно­шения.

В случаях, когда документов по вопросам оперативно-розыскной дея­тельности незначительное количество, рекомендуется содержать их не в надзорных производствах, а в специальном наряде (деле), заведенном со­гласно номенклатуре секретных дел.

В органах прокуратуры должно быть обеспечено надлежащее делопро­изводство по документам оперативно-розыскной деятельности, содержа­щим секретные сведения, которое исключало бы утрату или разглашение этих сведений.

19. Согласно предписаниям ч. 1 комментируемой статьи надзор осу­ществляется за исполнением законов Российской Федерации. Исполнение законов — одна из трех форм правореализации. Оно выражается в ак­тивных действиях субъектов по осуществлению предписаний законов (в частности, по выполнению возложенных на них обязанностей). Однако в практической оперативно-розыскной работе происходит реализация норм законов не только в форме исполнения, но и в других формах — соблюде­ния и использования. Кроме того, в оперативно-розыскной деятельности широка практика применения права, т.е. основанных на властных полно­мочиях соответствующих оперативно-розыскных органов и их должност­ных лиц действий по претворению правовых норм в жизнь.

Следовательно, законные полномочия российской прокуратуры по надзору за оперативно-розыскной деятельностью юридически оформлены не для всех форм реализации правовых норм, а только для одной из них — исполнения и, вместе с тем, вообще не оговорены в области применения правовых норм в оперативно-розыскной деятельности.

Кроме того, формулировка законодателя о надзоре за исполнением только законов Российской Федерации исключает его проведениепри реа­лизации:

законов иных государств (в частности, законов государств ближнего зарубежья) в случае их обоснованного применения на территории Россий­ской Федерации; субъектов в составе Российской Федерации; бывшего Союза ССР (тех их них, которые обоснованно применяются на практике);

иных нормативных правовых актов (в частности, указов Президента и постановлений Правительства России, ведомственных нормативных ак­тов);

международных договоров и соглашений России в области оперативно-розыскной деятельности (см. п. 7 комментария к ст. 4).

С т а т ь я 22. Ведомственный контроль

Руководители органов, осуществляющих оперативно-розыскную дея­тельность, несут персональную ответственность за соблюдение законности при организации и проведении оперативно-розыскных мероприятии,

1. Статья заменила ст. 20 ранее действовавшего Закона об оперативно-розыскной деятельности. Фактически изменений и дополнений в тексте статьи не произошло .(за исключением редакционных уточнений).

2.Цель статьи заключается в системном изложении общих предписа­ний ведомственного контроля за оперативно-розыскной деятельностью.

3.Действие предписаний, изложенных в статье, распространяется на сферу организации и проведения оперативно-розыскных мероприятий.

4.Статья носит бланкетный характер, так как отсылает к законода­тельным и ведомственным нормативным правовым актам.

5. Помимо прокурорского, судебного и парламентского контроля за законностью при организации и проведении оперативно-розыскных меро­приятий (см. комментарий к ст. ст. 20 и 21) Федеральным законом устана­вливается также ведомственный контроль. Контроль за законностью при организации таких мероприятий обеспечивается со стороны руководителей органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность (см. ком­ментарий к ст. 13).

6. Установление в законодательном порядке ведомственного контроля продиктовано спецификой оперативно-розыскной деятельности, в ходе ко­торой решение оперативных задач осуществляется с помощью проведения негласных мероприятий, в том числе затрагивающих права и свободы граждан (см. ст. 5).

В этой связи законодатель возлагает на руководителей органов, осу­ществляющих оперативно-розыскную деятельность, контроль за закон­ностью при организации и проведении оперативно-розыскных мероприя­тий, недопущение в процессе их осуществления нарушений прав и свобод личности, причинение ущерба общественным и государственным интересам. Руководители органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, несут персональную ответственность (в соответствии с федеральными законами и ведомственными нормативнымиактами) правильность и эффективность использования сил и средств органов, обеспечивающих оперативно-розыскную деятельность. Они несут ответственность как в целом за организацию оперативно-розыскной деятельности, так и за законность при организации и проведении конкретных оперативно-розыскных мероприятий.

7. Контрольные функции со стороны руководителей органов, осу­ществляющих оперативно-розыскную деятельность, за законностью и обоснованностью проводимых оперативно-розыскных мероприятий реали­зуются в следующих формах:

путем личного участия в организации и проведении оперативно-розыскных мероприятий;

при санкционировании заведения дел оперативного учета и утвержде­нии планов по ним;

при санкционировании отдельных оперативно-розыскных мероприя­тий;

в процессе получения санкции на законность проведения оперативно-розыскных мероприятий, связанных с ограничениями конституционных прав граждан (на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, негласное проникновение в жилые поме­щения и их негласное обследование);

при утверждении планов организационного обеспечения проведения оперативно-розыскных мероприятий;

при заключении контракта с гражданами, оказывающими содействие органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность.

Кроме того, руководители органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, организуют ведомственный контроль за закон­ностью проводимых мероприятий через подчиненныеим инспектирующие подразделения.

8. Целями ведомственного контроля являются:

определение обоснованности и законности при организации и прове­дении оперативно-розыскных мероприятий в соответствии с требованиями законов и ведомственных нормативных актов, регламентирующих опера­тивно-розыскную деятельность;

своевременное выявление недостатков в области организации и прове­дения оперативно-розыскных мероприятий и предупреждение возможных нарушений законов и ведомственных нормативных актов органов, осу­ществляющих оперативно-розыскную деятельность;

привлечение к ответственности лиц, допускающих нарушения в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий.

9. Законодательне предусматривает передачи полномочий по ведом­ственному контролю нижестоящим руководителям, непосредственно руко­водящим оперативными сотрудниками. Руководители оперативных под­разделений несут персональную ответственность за состояние оперативно-розыскной деятельности на конкретном направлении (участке) работы. Однако они не являются субъектами ведомственного контроля. Перечень руководителей, имеющих право санкционировать проведение оперативно-розыскных мероприятий, определяется ведомственными нормативными актами в зависимости от их характера и степени сложности при организа­ционном обеспечении. На практике санкционирование мероприятий, ограничивающих конституционные права граждан, проводит, как правило, первый заместитель руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность. Однако это не снимает ответственности с руко­водителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность.

10. Оперативно-розыскные мероприятия проводятся с разрешения и под контролем руководителя органа, осуществляющего оперативно-ро­зыскную деятельность, при наличии к тому оснований. Контроль ведется путем утверждения постановлений и планов мероприятий в установленные министерствами и ведомствами нормативные сроки. При установлении фактов нарушений законности, правил конспирации, нарушении прав и свобод граждан в процессе конфиденциального сотрудничества руководи­тель органа обязан принять соответствующие мерыких восстановлению, возмещению причиненного ущерба и привлечь к ответственности наруши­телей.

Должностные лица, допустившие нарушение законности в ходе орга­низации и проведения оперативно-розыскных мероприятий, несут ответ­ственность в зависимости от тяжести совершенных действий и наступив­ших при этом последствий с учетом их правового положения.

11. О соблюдении законности при организации и проведении оператив­но-розыскных мероприятий см. комментарий к ст. 3, а об оперативно-розыскных мероприятиях —к ст 6.

С т а т ь я 23. Вступление в силу настоящего Федерального закона

(1) Настоящий Федеральный закон вступает в силу со дня его официаль­ного опубликования.

(2) Приз ноя» у тратившим силу со дня введения в действие настоящего Федерального закона Закон Российской Федерации «Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации» (Ведомости Съезда народных депу­татов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации, 1992, Ли 17, ст. 892; Ли 33, ст. 1912).

(3) Предложить Президенту Российской Федерации и поручить Прави­тельству Российской Федерации привести их нормативные правовые акты в соответствие с настоящим Федеральным законом.

1. Комментируемая статья является новой. В ней изложен один из ви­дов специализированной нормы — так называемое оперативное предписа­ние, роль которого заключается, в частности, в отмене действующих пра­вовых норм. Наличие данной статьи в законе отражает изменения во взглядах законодателя на характер нормативно-правового механизма вступления в силу законодательных актов на федеральном уровне, а также на форму и место фиксации его предписаний (как правило, ранее нормы о вступлении в силу какого-либо закона излагались в соответствующем по­становлении Верховного Совета Российской Федерации).

2.Цель статьи — определить пределы действия норм Федерального закона во времени, а также выразить волю законодателя относительно не­обходимости приведения подзаконных актов в соответствии с предписа­ниями Федерального закона.

3. Так как многие из изложенных в статье предписаний недостаточно нормативно определены (см. пп. 5, 7, 9 и 10 настоящего комментария), пре­делы их действия можно установить только исходя из неофициального (научного)толкования.

4.Статья носит бланкетный (отсылочный) характер. Дляуяснения ее содержания и правильного применения изложенных в ней предписаний требуется руководствоваться рядомнормативных правовых актов (см.пп. 6, 8—10 комментария к настоящей статье).

5. Одним из элементов системы гарантий законности при осуществле­нии оперативно-розыскной деятельности (см. комментарий к преамбуле) является закрепление правил о действии законодательства в области опе­ративно-розыскной деятельности во времени. Однако Федеральный закон в данном отношении не служит образцом для подражания. В частности, в нем не содержится конкретных предписаний о времени действия его норм (включая обратную силу действия). В данной связи правила ч. 2 комменти­руемой статьи позволяют толковатьих как отказ законодателя от юриди­ческой значимости всех осуществленных ранее оперативно-розыскных ме­роприятий и принятых в ходе оперативно-розыскной деятельности решений (в частности, под сомнение поставлена правомерность ранее при­нятых решений о заведении дел оперативного учета).

Кроме того, буквальное толкование положений ч. 3 комментируемой статьи приводит к выводу о том, что продлевается действие только подза­конных нормативных актов федерального уровня (причем на неопределен­ное время). О «судьбе» же ранее принятых ведомственных нормативных актов в области оперативно-розыскной деятельности законодатель умал­чивает. Это также не способствует укреплению «системы гарантий закон­ности при осуществлении оперативно-розыскной деятельности» (см. пре­амбулу).

6. Настоящий Федеральный закон вступает в силу со дня его официаль­ного опубликования. В соответствии с Федеральным законом от 14 июня 1994 г. «О порядке опубликования и вступления в силу федеральных кон­ституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания» федеральные конституционные законы, федеральные законы, акты палат Федерального Собрания вступают в силу одновременно на всей территории Российской Федерации по истечении десяти дней после дня их официального опубликования, если самими законами или актами палат не установлен другой порядок вступления их в силу (см. ст. б).

Официальным опубликованием федерального закона считается первая публикация его полного текста в «Российской газете» или «Собрании за­конодательства Российской Федерации» (см. ст. 4). Следовательно, Феде­ральный закон вступил в силу со дня его опубликования в «Российской га­зете» (18 августа 1995 г.). Этот способ вступления его в действие непосредственно указан в ч. 1 комментируемой статьи.

Кроме того, с учетом наличия в Федеральном законе значительного числа бланкетных норм (см. п. 7 комментария к ст. 4) правоприменителю в каждом конкретном случае необходимо определить, действует или нет определенный нормативный акт (как законодательный, так и подзакон­ный), к содержанию которого отсылает та или иная статья Федерального закона. Например, согласно ч. 9 ст. 5 предусмотрено, что нарушения Феде­рального закона при осуществлении оперативно-розыскной деятельности влекут ответственность, предусмотренную законодательством Российской Федерации. Одним из таких нарушений является разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении оперативных сотрудников (т.е. должностных лиц, осуществляющих оперативно-розыскную деятель­ность). В свою очередь в ст. 320 нового УК РФ разглашение сведений о ме­рах безопасности в отношении указанных лиц (при определенных обстоя­тельствах) признано преступлением. Однако этот уголовный закон вступил в силу только с 1 января 1996 г. Следовательно, реализация уголовно-правовой ответственности (применительно к рассмотренному примеру), предусмотренная Федеральным законом, реальна не ранее вступления в силу УК РФ.

В данной связи следует помнить также следующее. Во-первых, порядок официального опубликования иных, кроме законов, федеральных норма­тивных правовых актов установлен указом Президента Российской Феде­рации от 5 апреля 1994 г. «О порядке опубликования и вступления в силу федеральных законов»'. Во-вторых, специальный порядок установлен для применения ведомственных нормативных актов, ограничивающих права и свободы человека и гражданина (см. п. 7 комментария к ст. 4).

7. Действие норм Федерального закона во времениимеет важное практическое значение. Представляется, что характер и содержание проводи­мых в России оперативно-розыскных мероприятий определяются нормами Федерального закона, действующими во время совершения конкретных оперативно-розыскных действий и принятия соответствующих решений.

Кроме того, следует руководствоваться следующим общим правилом. Во-первых, нормы Федерального закона (равно как и содержащиеся в иных нормативных актах, составляющих правовую основу оперативно-розыскной деятельности), предписания которых сужают область осуществления оперативно-розыскной деятельности, имеют обратную силу. Во-вторых, нормы Федерального закона, расширяющие сферу оперативно-розыскной деятельности (например, увеличивающие круг субъектов, ее осуществляющих, или объектов, по которым может осуществляться опера­тивно-розыскная деятельность), обратной силы не имеют. Например, Фе­деральным законом по сравнению с ранее действовавшим Оперативно-розыскным законом расширен перечень органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. В соответствии с ч. 2 ст. 13 проводить опе­ративно-розыскные мероприятия теперь вправе оперативные подразделения органа внешней разведки Минобороны России и органа внешней разведки ФАПСИ при Президенте России. В данном случае оперативно-розыскная деятельность указанных субъектов считается законной и обос­нованной с 18 августа 1995 г., т.е. с момента вступления в силу Федерального закона.

8. С учетом предписаний ч. 2 комментируемой статьи об утрате силы со дня введения в действие настоящего Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации» правоприменители (в частности, оперативные сотрудники органов безопасности и таможенных органов) должны учитывать следующее:

Во-первых, положения ч. 3 ст. 3 Федерального закона об органах федеральной службы безопасности, согласно которым органы ФСБ России в своей оперативно-розыскной деятельности обязаны руководствоваться отмененным Законом об оперативно-розыскной деятельности, уже более года находятся в коллизии с комментируемой нормой Федерального Закона.

Во-вторых, аналогичная ситуация сложилась для оперативных подразделений таможенных органов в связи с наличием в ст. 225 'Гаможенного кодекса требования руководствоваться правилами именноотмененного законодателем Закона об оперативно-розыскной деятельности. Кроме того, в Федеральном законе о государственной заите также содержится «мертвое» предписание о том, что в целях реализации предусмотренных в ст. 5 мер безопасности «могут проводиться розыскные мероприятия в порядке, установленном Законом Российской Федерации «Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Феде­рации» (см. ч. 2 ст. 5).

Полагаем, что в практической оперативно-розыскной деятельности следует руководствоваться не устаревшими (в данной части) правилами пе­речисленных законодательных актов, а нормами действующего Федераль­ного закона.

9. Согласно предписаниям ч. 3 комментируемой статьи Президенту предлагается, а Правительству России поручается привести их нормативные правовые акты в соответствие с Федеральным законом. Таких актов в на­стоящее время действует немало (см. комментарий к ст. 4).

Однако на момент вступления в силу Федерального закона их насчи­тывалось, насколько нам известно, единицы'. Среди них назовем указы Президента России: от 14 июня 1994 г. № 1226 «О неотложных мерах по защите населения от бандитизма и иных проявлений организованной пре­ступности» и от 3 апреля 1995 г. № 334 «О мерах по соблюдению закон­ности в области разработки, производства, реализации и эксплуатации шифровальных средств, а также предоставления услуг в области шифрова­ния информации». Полагаем, что срок приведения этих нормативных ак­тов в соответствие с требованиями Федерального закона должен быть ми­нимальным и измеряться не годами, а месяцами2 .

10. Анализ положений Федерального закона (прежде всего изложенных в комментируемой статье и ст. 4) свидетельствует, что законодатель не определил своего отношения применительно к многочисленным ведом­ственным нормативным актам, которые, согласно ст. 4 ранее действо­вавшего Оперативно-розыскного закона, являлись частью правовой осно­вы оперативно-розыскной деятельности. Полагаем, что эти подзаконные акты полностью утратили юридическую силу с момента отмены прежнего Оперативно-розыскного закона. Законодатель признал все его нормы утратившими силу одномоментно (исключением служит продление на не­определенное время действия норм актов Президента и Правительства России, развивающих положения Оперативно-розыскного закона). Следо­вательно, была отменена вся ранее действовавшая правовая основа опера­тивно-розыскной деятельности, включающая и ведомственные норма­тивные акты.


Оглавление

Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности»

Глава I. Общие положения

Статья 1. Оперативно-розыскная деятельность..............................

Статья 2. Задачи оперативно-розыскной деятельности..................

Статья 3. Принципы оперативно-розыскной деятельности...........

Статья 4. Правовая основа оперативно-розыскной деятельности..

Статья 5. Соблюдение прав и свобод человека и гражданина при осуществлении оперативно-розыскной деятельности....................

Глава II. Проведение оперативно-розыскных мероприятий.............

Статья 6. Оперативно-розыскные мероприятия..............................

Статья 7. Основания для проведения оперативно-розыскных меро­приятий

Статья 8. Условияпроведения оперативно-розыскных меропри­ятий

Статья 9. Основания и порядок судебного рассмотрения материа­лов об ограничении конституционных прав граждан при проведе­нии оперативно-розыскных мероприятий

Статья 10. Информационное обеспечение и документирование оперативно-розыскной деятельности

Статья 11. Использование результатов оперативно-розыскной дея­тельности

Статья 12. Защита сведений об органах, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность

Глава Ш. Органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность

Статья 13. Органы, осуществляющие оперативно-розыскную дея­тельность

Статья 14. Обязанности органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность

Статья 15. Права органов, осуществляющих оперативно-розыск­ную деятельность

Статья 16. Социальная и правовая защита должностных лиц органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность

Глава IV. Содействие граждан органам, осуществляющим оператив­но-розыскную деятельность.

Статья 17. Содействие граждан органам, осуществляющим опера­тивно-розыскную деятельность

Статья 18. Социальная и правовая защита граждан, содействую­щих органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность……………………………………..

Глава V. Финансовое обеспечение оперативно-розыскной деятельности. ......

Статья 19. Финансовое обеспечение оперативно-розыскной дея­тельности ............

Глава VI. Контроль и надзор за оперативно-розыскной деятельностью ............

Статья 20. Контроль за оперативно-розыскной деятельностью .....………………….

Статья 21. Прокурорский надзор за оперативно-розыскной дея­тельностью..............

Статья 22. Ведомственный контроль ......................................

Статья 23. Вступление в силу настоящего Федерального закона ....…………………


[1] Пределы территории Российской Федерации ограничены Государственной границей. Государственная граница Российской Федерации есть линия и проходящая по этой линии вертикальная поверхность, определяющая пределы государственной территории (суши, вод, недр и воздушного пространства) России, т.е. пространственный предел действия государ­ственного суверенитета России (см. ст. 1 Закона «О Государственной границе Российской Федерации»). До заключения договоров о прохождении Государственной границы Россий­ской Федерации с сопредельными государствами — бывшими союзными республиками Союза ССР, границе сэтими государствами придается статус Государственной границы Российской Федерации.

[2] В соответствии с Федеральным законом от 30 ноября 1995 г. «О континентальном шельфе Российской Федерации» континентальный шельф включает морское дно и недра подводных районов, находящихся за пределами территориальных вод (территориального моря) России на всем протяжении естественного продолженияее сухопутной территории до внешней границы подводной окраины материка. Подводной окраиной материка является продолжение континентального массива России, включающего в себя поверхность и недра континентального шельфа, склона и подъема. Определение континентального шельфа при­меняется также ко всем островам России (см.: Собрание законодательства Российской Феде­рации. 1995. №49. ст. 4694).

[3] ' Есть основания полагать, что в практической оперативно-розыскной работе возникли объективные предпосылки для интеграции реальных процедур и порядка осуществления отдельных оперативно-розыскных действий, совершаемых в указанных трех подвидах опе­ративно-розыскной деятельности, в единый уголовно-розыскной (вариант — оперативно-розыскной) процесс. Ученым и специалистам еще только предстоит разработать основы теории уголовно-розыскного процесса, под которым нами понимается основанная на зако­не и облеченная в форму правовых отношений деятельность правоохранительных органов, использующих негласные и иные специальные силы и средства, а также участвующих в ней лиц. Причем осуществляемая в целях предупреждения совершения преступлений, поиска событий преступлений и розыска лиц, уклоняющихся от правосудия, а также с целью способствования решению задач уголовного судопроизводства и уголовно-исполнительного производства.

[4] В уголовном процессе используется шесть видов доказательств: показания свидетеля и потерпевшего; показания обвиняемого и подозреваемого; заключение эксперта; веществен­ные доказательства; протоколы следственных и судебных действий и иные документы.

[5] Такое решение имеетне только положительные, но и отрицательные последствия, так как появились формально законные основания толковать остальные перечисленные в ст. 3 принципы оперативно-розыскной деятельности (конспирации, сочетания гласных и неглас­ных методов и средств) как якобы неконституционные.

[6] ' Эти принципы не выделены законодателем в специальную статью Федерального за­кона. Тем не менее они вытекают из содержания правовых норм, регулирующих обще­ственные отношения в оперативно-розыскной деятельности. Ими являются следующие принципы: законность; публичность; гуманизм; равенство прав человека и гражданина пе­ред законом; неотвратимость ответственности, совокупность применения гласных и кон­спиративных методов, средств и действий; применение конфидентов, подчиненность опера­тивного сотрудника, ведущего оперативное дело, только закону; презумпция невиновности; всесторонность, полнота и объективность исследования обстоятельств оперативного дела; вневедомственный контроль и прокурорский надзор за реализацией законов в оперативно-розыскной деятельности, свобода обжалования решений и действий должностных лиц, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность; обеспечение проверяемому лицу права на ознакомление с материалами оперативного дела; оценка фактической информации оперативных доказательств) по внутреннему убеждению.

[7] Вступил в силу с 1 января 1997 г.

[8] См.: Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. № 15. Ст. 769.

[9] См. приложение к приказу Генерального прокурора от 17 мая 1995 г. № 32, министра внутренних дел от 12 мая 1995 г. № 199, директора Федеральной службы безопасности от 18 мая 1995г.№73и директора Департамента налоговой полиции от 22 мая 1995 г. № 278.

[10] ' Представляется, точнее — уголовно-розыскные правовые отношения. Такие правоот­ношения есть отношения, складывающиеся, протекающие, развивающиеся и прекра­щающиеся в ходе работы уполномоченных на то законом субъектов по заведению, произ­водству и разрешению дел оперативного учета (оперативных дел), ведущихся в связи с совершением преступления или в связи с реальной возможностью его совершения.

[11] Подписана в Минске главами государств — членов СНГ 22 января 1993 г. Конвенция ратифицирована Российской Федерацией Федеральным законом от 4 августа 1994 г. № 16-ФЗ.

[12] Соглашением предусмотрены следующие формы сотрудничества: исполнение запро­сов по делам оперативного учета, обмен оперативно-розыскной информацией, содействие в проведении оперативно-розыскных мероприятий и др.

[13] ' В плане: кратко указывается существо имеющихся материалов и дается их юридиче­ская оценка (со ссылками на соответствующие статьи УК РФ); отмечаются те обстоятель­ства, данные о которых предполагается получить в результате планируемого мероприятия; раскрываются особенности его проведения; делается расчет необходимых оперативных сил и средств; показываются вопросы организации и взаимодействия, меры зашифровки, а в случае необходимости и безопасности участвующихв нем лиц и др.

[14] Например, для наведения справок о времени призыва на военную службу орган, осу­ществляющий оперативно-розыскную деятельность, обращается или в военкомат, который призывал военнообязанного, или, в случае отсутствия данных оместе призыва, в войско­вую часть, в которой интересующее лицо начинало службу.

[15] ' Основные положения проведения наблюдения с использованием технических средств (определены в межведомственной Инструкции об основах организации и тактики проведе­ния соответствующих технических мероприятий, объявленной совместным приказом ФСБ России, МВД РФ, СВР России и др. (см. комментарий к ст. 4}.

[16] ' Правовые основы контролируемой поставки как метода выявления лиц, участвующих в незаконном обороте наркотических средств, определены в Венской конвенции ООН «О борьбе против незаконного оборота наркотических и психотропных средств» (1988 г.). В ряде других международно-правовых актов, регулирующих взаимодействие государств по борьбе с преступностью, декларируется возможность применения этого метода не только в целях пресечения незаконного оборота наркотиков, но и оружия, культурных ценностей. Особо отметим, что в связи с принятием нового УК РФ Постоянным комитетом по контро­лю наркотиков приняты следующие акты (соответственно 9 октября, 17 декабря и 25 де­кабря 1996 г.): Критерии и перечни психотропных веществ, одурманивающих веществ, крупных и особо крупных размеров количества наркотических средств и психотропных ве­ществ, обнаруживаемых в незаконном хранении или обороте; Список веществ, находя­щихся под специальным контролем, используемых при незаконном изготовлении наркоти­ческих средств или психотропных веществ, в соответствии с Конвенцией ООН 1988 г.; Критерии и список инструментов и оборудования, находящихся под специальным контро­лем, используемых при незаконном изготовлении наркотических средств, психотропных или сильнодействующих веществ (см.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1997. №3. С. 17).

[17] ' В частности, основания правомерности таких действий и освобождения от уголовной ответственности или наказания лиц, совершивших их, закреплены: в ч. 4 ст. 16 Федерально­го закона; ст.ст. 37—42 УК РФ; ст. 75, примечаниях к ст.ст. 204, 205, 208, 222, 223, 228 и 291 УК РФ; п. 2 ст. 5, ст.ст. 6 и 7 УПК РСФСР. Правоохранительные органы также могут хода­тайствовать о помиловании таких лиц (см. ст. 85 УКРФ). В ч. 4 ст. 16 подчеркнуто, что при защите жизни и здоровья граждан, их конституционных прав и законных интересов, а так­же для обеспечения безопасности общества и государства от преступных посягательств до­пускается вынужденное причинение вреда правоохраняемым интересам должностным ли­цом органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, либо лицом, оказыва­ющим ему содействие, совершаемое при правомерном выполнении указанным лицом свое­го служебного или общественного долга.

[18] ' В плане отражаются: конкретные обстоятельства, на проверку которых направлен эксперимент; содержание опытных действий, их количество и последовательность; место, время проведения эксперимента, состав участников эксперимента, а также место, время и содержание их инструктажа; мероприятия по реконструкции обстановки и созданию необ­ходимых условий эксперимента; расчет необходимых сил и средств; вопросы взаимодей­ствия и координации подразделений правоохранительных и иных органов, участвующих в эксперименте и обеспечивающих его проведение; средства фиксации хода и результатов эксперимента; меры по локализации возможных негативных последствий; направления ис­пользования результатов эксперимента; предполагаемые финансовые расходы и др.

[19] ' Порядок лицензирования определен постановлением Правительства Российской Фе­дерации от 1 июля 1996 г. № 770

[20] Лицензии выдаются на основании следующих документов: а) заявления о выдаче ли­цензии с указанием: для юридических лиц — их наименования и организационно-правовой •формы, юридического адреса, номера расчетного счета и названия обслуживающего банка; для индивидуальных предпринимателей — фамилии, имени, отчества, паспортных данных (серия, номер, когда и кем выдан), места жительства; вида деятельности, связанной со спе­циальными техническими средствами, и конкретного наименования специальных средств; срока действия лицензии; б) копии учредительных документов; в) копии свидетельства о государственной регистрации юридического лица; г) справки налогового органа о поста­новке на учет или свидетельства о государственной регистрации физического лица в ка­честве индивидуального предпринимателя со штампом налогового органа; д) копии доку­ментов, подтверждающих право собственности, право хозяйственного ведения на имущество, необходимое для осуществления заявляемого вида деятельности; е) документов, подтверждающих обеспечение безопасности заявляемого вида деятельности; ж) данных о нормативно-методическом обеспечении, организационно-технических возможностях и ма­териально-техническом оснащении для выполнения соответствующего вида деятельности, связанной со специальными техническими средствами (по форме, устанавливаемой ФСБ России); з) сведения о профессиональной подготовке специалистов, которые будут осущест­влять заявляемый вид деятельности (по форме, устанавливаемой ФСБ России); и) договора с органом лицензирования о проведении экспертизы заявляемого вида деятельности (по форме, устанавливаемой ФСБ России); к) заявки органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, или соответствующий договор с иностранным партнером на заяв­ляемый вид деятельности, связанной со специальными техническими средствами (представляется не позднее трех месяцев со дня получения лицензии); л) документа, под­тверждающего оплату рассмотрения заявления.

[21] ' Лицензии оформляются на типовых бланках, имеющих степень защищенности на уровне ценной бумаги на предъявителя, являющихся документами строгой отчетности, имеющих учетную серию и номер.

Передача лицензии другому юридическому или физическому лицу запрещена. В случаеесли лицензируемый вид деятельности осуществляется на нескольких террито­риально обособленных объектах, лицензиату одновременно с лицензией выдаются ее заве­ренные копии с указанием местоположения каждого объекта.

При ликвидации юридического лица или прекращении действия свидетельства о госу­дарственной регистрации индивидуального предпринимателя выданная лицензия теряет юридическую силу. В случае реорганизации,изменения наименования юридического лица, его адреса, изменения паспортных данных индивидуального предпринимателя или его мес­та жительства, утраты лицензии лицензиат обязан в 15-дневный срок подать заявление о переоформлении лицензии.

Переоформление лицензии производится в порядке, установленном для ее получения. До переоформления лицензии гражданин (лицензиат) осуществляет деятельность на основании ранее выданной лицензии, а в случае ее утраты — на основании временного раз­решения, выдаваемого органом лицензирования.

В случае наличия в документах, представленных заявителем, недостоверной или иска­женной информации или отрицательного заключения экспертизы в выдаче лицензии может быть отказано. Уведомление об этом представляется заявителю в письменной форме в 3-дневный срок после принятия соответствующего решения с указанием причин отказа.

Органы лицензирования приостанавливают действие лицензии или аннулируют ее в случае:

представления лицензиатом соответствующего заявления;

обнаружения недостоверных данных в документах, представленных для получения ли­цензии;

нарушения лицензиатом условий действия лицензии;

соответствующего представления органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, по заявке которого осуществляется деятельность, связанная со специальными техническими средствами;

невыполнения лицензиатом предписаний или распоряжении государственных органов или приостановления деятельности юридического лица, а также индивидуального предпри­нимателя в соответствии с законодательством России;

непредставления лицензиатом в течение 3 месяцев со дня получения лицензии заявки органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, или договора с ино­странным партнером;

ликвидации юридического лица или прекращения действия свидетельства о государ­ственной регистрации физического лица в качестве предпринимателя.

Орган лицензирования в 3-дневный срок с момента принятия решения о приоста­новлении действия лицензии или ее аннулировании в письменной форме информирует об этом решении лицензиата и органы Государственной налоговой службы Российской Феде­рации.

В случае изменения обстоятельств, повлекших за собой приостановление действия ли­цензии, действие ее может быть возобновлено.

[22] ' Так, Федеральным законом в органах ФСБ России к компетенции этих государствен­ных органов отнесено проведение оперативно-розыскных мероприятий по выявлению, предупреждению. пресечению и раскрытию шпионажа, террористической деятельности, организованной преступности, коррупции, контрабанды, незаконного международного оборота оружия и наркотических средств, а также по выявлению, предупреждению, пресе­чению и раскрытию деятельности незаконных вооруженных формировании, преступных групп, отдельных лиц и общественных объединений, ставящей своей целью насильственное изменение конституционного строя России. Таможенным кодексом к полномочиям соответ­ствующих подразделений таможенных органов отнесено осуществление оперативно-розыскных мероприятий в целях выявления, предупреждения и пресечения только тех про­тивоправных деяний, производство дознания по которым отнесено к компетенции тамо­женных органов. В соответствии со ст. 117 УПК РСФСР такими деяниями являются кон­трабанда, уклонение от уплаты таможенных платежей, а также незаконный экспорт товаров, научно-технической информации и услуг, используемых при создании вооружения и военной техники, и невозвращение на территорию Российской Федерации предметов ху­дожественного, исторического и археологического достояния народов России и зарубежных стран.

[23] ' К ним относятся следующие лица: 1) судьи всех судов общей юрисдикции и арбит­ражных судов, народные заседатели, присяжные заседатели; 2) прокуроры; 3) следователи; 4) лица, производящие дознание; 5) лица, осуществляющие оперативно-розыскную деятель­ность; 6) сотрудники органов внутренних дел, осуществляющие охрану общественного по­рядка и обеспечение общественной безопасности, а также исполнение приговоров, опреде­лений и постановлений судов (судей) по уголовным делам, постановлений органов расследования и прокуроров; 7) сотрудники органов контрразведки; 8) сотрудники феде­ральных органов налоговой полиции; 9) судебные исполнители; 10) работники контроль­ных органов Президента, главы администраций субъектов Российской Федерации, осу­ществляющие контроль за исполнением законов и иных нормативных правовых актов, выявлением и пресечением правонарушений; 11) сотрудники федеральных органов государ­ственной охраны; 12) работники таможенных органов, органов государственной налоговой службы, органов надзора за соблюдением правил охоты на территории государственного охотничьего фонда, органов рыбоохраны, органов государственной лесной охраны, орга­нов санитарно-эпидемиологического надзора, контрольно-ревизионных подразделений Минфина России и финансовых органов субъектов Российской Федерации, осуществляю­щие контроль за исполнением соответствующих законов и иных нормативных правовых актов, выявлением и пресечением правонарушений; 13) близкие указанных выше лиц, а в исключительных случаях также и иные лица, на жизнь, здоровье и имущество которых со­вершается посягательство с целью воспрепятствовать законной деятельности судей, долж­ностных лиц правоохранительных и контролирующих органов, сотрудников федеральных органов государственной охраны, либо принудить их к изменению ее характера, либо из мести за указанную деятельность.

[24] ' В действующем с 1 января 1997 г. УК РФ классификация преступлений претерпела значительные изменения. В настоящее время кроме тяжких в уголовном законе перечислены следующие категории преступлений: небольшой тяжести, средней тяжести и особо тяжкие (см. ст. 15 УКРФ). Поэтому необходимо согласовать соответствующие предписания Феде­рального закона с требованиями УК РФ.

[25] ' Объем неприкосновенности Президента Российской Федерации, порядок привлечения его к юридической ответственности и другие вопросы определяются на основе анализа прежде всего ст.ст. 82, 91, 93 и др. Конституции, а также Федерального закона о государ­ственной охране.

[26] ' Во вводной части плана указываются: существо исследуемого события; сведения о лицах, возможно причастных к его совершению; имеющиеся фактические Данные, в обяза­тельном порядке со ссылками на соответствующие статьи УК РФ, преступления, признаки которых усматриваются из уже имеющейся информации. Здесь же выдвигаются версии по обстоятельствам содеянного, кругу лиц, мотивам и проч., а также отмечается, какие сведе­ния, входящие в предмет доказывания по конкретному делу, необходимо добыть.

На основе этого в результативной части предлагаются соответствующие оперативно-розыскные и иные мероприятия с указанием сроков их исполнения. В случае сложности участия нескольких органов и по другим обстоятельствам некоторые оперативно-розыск­ные мероприятия могут проводиться по отдельным планам (см. комментарий к ст. 6).

[27] В том числе за счет ликвидации имевшегося законотворческого пробела, заклю­чавшегося в отсутствии легитимного признания наличия негласной деятельности опера­тивных подразделений органа внешней разведки Минобороны России.

[28] ' В эту систему входят: МВД России, министерства внутренних дел республик, главные управления, управления и отделы внутренних дел краев, областей, городов федерального значения, автономной области, региональные управления по борьбе с организованной пре­ступностью и др. (см. п. 2 Положения о Министерстве внутренних дел).

[29] ' Полагаем, что этот пробел правового регулирования оперативно-розыскной деятель­ности может и должен быть устранен путем принятия законодателем соответствующего ре­шения (допустим, разработки и принятия Уголовно-розыскного кодекса Российской Феде­рации).

[30] ' В соответствии со ст. 76 Конституции такие законы принимаются по предметам веде­ния России и имеют прямое действие на всей территории Российской Федерации (см. ч. 1).По предметам совместного ведения России и субъектов Российской Федерации федеральные законы издаются, а в соответствии с ними принимаются законы и иные нормативные пра­вовые акты субъектов Российской Федерации (см. ч. 2).

[31] ' В СНГ в качестве такого многостороннего документа выступает Конвенция о право­вой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (см. комментарий к ст. 4)

[32] ' Согласно ст. 5 «Виды мербезопасности» Федерального закона о государственной за­щите могут приниматься следующие меры безопасности: личная охрана, охрана жилища и имущества; выдача оружия, специальных средств индивидуальной защиты и оповещение об опасности; временное помещение в безопасное место; обеспечение конфиденциальности сведений о защищаемых лицах; перевод на другую работу (службу), изменение места рабо­ты (службы) или учебы; переселение на другое место жительства; замена документов, изме­нение внешности

[33] ' Эти случаи деятельного раскаяния указаны в примечаниях к следующим статьям Осо­бенной части УК РФ: 126, 204, 205 (в данном случае речь идет о лице, которое лишь уча­ствовало в подготовке акта терроризма), 206, 208, 222, 223, 228, 275,276,278, 291 и 307.

Вместе с тем необходимо учитывать положения пп. «и» и «к» ст. 61 и ст. 62 УК РФ. В соответствии с ними при совершении других преступлений явка с повинной, активное способствование раскрытию преступления, изобличение других соучастников преступления и розыск имущества, добытого в результате преступления, оказание медицинской и иной по­мощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления, добровольное воз­мещение имущественного ущерба и морального вреда, причиненных в результате преступ­ления, иные действия, направленные на заглаживание вреда, причиненного потерпевшему, являются смягчающими вину обстоятельствами. В таком случае при отсутствии отяг­чающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать трех четвертей мак­симального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соот­ветствующей статьей Особенной части УК РФ.

[34] ' Иностранная валюта — это: а) денежные знаки в виде банкнот, казначейских билетов, монеты, находящиеся в обращении и являющиеся законным платежным средством в соот­ветствующем иностранном государстве или группе государств, а также изъятые или изы­маемые из обращения, но подлежащие обмену денежные знаки; б) средства на счетах в де­нежных единицах иностранных государств и международных денежных или расчетных единицах (см. п. 3 ст. 1).

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений21:56:28 18 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
14:25:29 24 ноября 2015

Работы, похожие на Реферат: Комментарий к Закону об оперативно-розыскной деятельности
Нормативное выражение процессуального статуса следователя
Дипломная работа на тему: "Нормативное выражение процессуального статуса следователя" ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ, СУЩНОСТЬ И ИСТОРИЯ ...
В статье 32 проекта УПК РФ, подготовленном авторским коллективом Министерства юстиции РФ, говориться о следующих правах следователя: возбуждать уголовное дело; производить по нему ...
К непроцессуальной (ориентирующей) информации относятся и сведения, представляемые следователю оперативно-розыскными службами, которые получены ими при проведении оперативно ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Просмотров: 2693 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 1 человек Средний балл: 2 Оценка: неизвестно     Скачать
... специализированных подразделений дознания органов внутренних дел
Содержание Введение Глава 1. История образования дознания § 1. Дознание в зарубежных странах § 2. Дознание в дореволюционной России § 3. Дознание в ...
Среди приведенного ранее перечня органов дознания ОВД полномочия на осуществление оперативно-розыскной деятельности не обладают лишь подразделения дознания РОВД, ЛОВДТ и ГИБДД и ...
... т.к. решение о производстве следственный группы, во-первых, вправе принять только начальник следственного отдела либо прокурор, а во-вторых, в состав следственной группы входят ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Просмотров: 9970 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Органы следствия и дознания
Оглавление Введение Глава 1. Общие положения 1.1. Подследственность 1.2. Соединение и выделение уголовных дел 1.3. Производство неотложных ...
стали известны в связи с его служебной деятельностью, повлекшие тяжкие последствия; 316 - укрывательство преступлений; 320 - разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых ...
После направления уголовного дела прокурору орган дознания может производить по нему следственные действия и оперативно-розыскные мероприятия только по поручению следователя.
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Просмотров: 1279 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа
СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА 1 ПОСЯГАТЕЛЬСТВО НА ЖИЗНЬ СОТРУДНИКА ПРАВООХРАНИТЕЛЬНОГО ОРГАНА В СИСТЕМЕ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ ПОРЯДКА УПРАЛЕНИЯ 1.1 ...
Эту "двойственность" можно объяснить тем, что в действующих федеральных законах, определяющих основы деятельности правоохранительных органов, речь ведется в общем о должностных ...
Кроме того, органы таможни имеют право осуществлять в соответствии с законодательством Российской Федерации оперативно-розыскную деятельность в целях выявления, предупреждения ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Просмотров: 7167 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Прокуратура РФ и её роль в надзоре за исполнением законов
ОГЛАВЛЕНИЕ Введение.. 3 Глава 1. Возникновение прокурорского надзора в государственном механизме.. 5 Глава 2. Общеправовые основы прокуратуры - органа ...
В пределах своей компетенции прокурор требует от органов дознания и следователя для проверки уголовные дела, документы, материалы и иные сведения о совершенных преступлениях, ходе ...
Прокурор, проверяя журнал оперативно-поисковых дел и все иные материалы, связанные с указанной деятельностью, обращает особое внимание на круг намеченных этими органами мероприятий ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Просмотров: 1333 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Уголовно-процессуальные отношения, возникающие на стадии возбуждения ...
Содержание Введение 1. Возбуждение уголовного дела первоначальная стадия уголовного процесса 1.1 Понятие, задачи и сроки возбуждения уголовного дела 1 ...
Исходя из редакции ч. 1 комментируемой статьи можно сделать вывод, что и первая, и вторая задачи стоят перед органом дознания, дознавателем, следователем, руководителем ...
Так, орган дознания может выявить признаки преступления при осуществлении оперативно-розыскных мероприятий, дознаватель и следователь - при расследовании других уголовных дел ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: курсовая работа Просмотров: 4082 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 1 человек Средний балл: 5 Оценка: неизвестно     Скачать
Основы правоведения
Содержание Раздел 1. Практика в органах внутренних дел 1.1 Правоохранительные органы, их структура 1.2 Возбуждение уголовного дела 1.3 Дознание 1.4 ...
При наличии повода и основания, предусмотренных статьей 140 УПК РФ орган дознания, дознаватель или следователь с согласия прокурора, а также прокурор в пределах компетенции ...
Дознание также осуществляют следователи прокуратуры - по уголовным делам о преступлениях, указанных в ч. 3 комментируемой статьи, если они были совершены лицами, указанными в подп ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: отчет по практике Просмотров: 870 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Уголовно-правовая охрана лиц, исполняющих свой служебный или ...
ВВЕДЕНИЕ Права и свободы человек и гражданина охраняются государством. В конституции РФ (РА) этому посвящена специальная глава. Различные отрасли ...
клевету в отношении судьи, присяжного заседателя, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава, судебного исполнителя [ст. 298 УК РФ], за разглашение ...
Сотрудник правоохранительного органа - гражданин Российской Федерации, исполняющий в порядке, установленном федеральным законом, обязанности прокурора; следователя; лица ...
Раздел: Рефераты по уголовному праву и процессу
Тип: реферат Просмотров: 1649 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 1 человек Средний балл: 4 Оценка: неизвестно     Скачать
Уголовная ответственность свидетеля и потерпевшего
Оглавление Введение Глава 1. Историческое развитие ответственности свидетеля и потерпевшего, понятие их правового статуса 1.1 Преступления против ...
Она может следовать из доведенной до следователя (дознавателя и др.) оперативно-розыскной, а также иного рода информации, вплоть до той, которая исходит из разработанной учеными ...
Сюда относятся не только данные о результатах следственных и иных процессуальных действий, но и сведения о принятых решениях, например, вынесении постановления о производстве ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Просмотров: 4518 Комментариев: 4 Похожие работы
Оценило: 2 человек Средний балл: 5 Оценка: неизвестно     Скачать
Адовкатура в России
АДВОКАТУРА РОССИИ ОГЛАВЛЕНИЕ ОБЩАЯ ЧАСТЬ Тема I. Правоохранительная система государства и адвокатура Тема II. Понятие адвокатуры, ее значение Тема III ...
Способами охраны права являются: конституционный контроль, правосудие, обеспечение деятельности судов, прокурорский надзор, выявление преступлений (оперативно-розыскная ...
... с просьбой о ведении дела, или участвовал в качестве судьи, прокурора, следователя лица, производившего дознание, эксперта-специалиста, переводчика, свидетеля или понятого, а также ...
Раздел: Рефераты по праву
Тип: реферат Просмотров: 3703 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 2 человек Средний балл: 4 Оценка: неизвестно     Скачать

Все работы, похожие на Реферат: Комментарий к Закону об оперативно-розыскной деятельности (12366)

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150903)
Комментарии (1842)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru