Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Место электронного бизнеса в национальной экономике

Название: Место электронного бизнеса в национальной экономике
Раздел: Рефераты по экономике
Тип: реферат Добавлен 02:30:13 16 сентября 2005 Похожие работы
Просмотров: 1318 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Сеть Интернет, разработанная военными и учеными США на рубеже 60 и 70 гг., стала доступна рядовым пользователям во всем мире лишь в 1995 году. Тем не менее, за этот короткий промежуток времени (всего 8 лет) эта сеть стала популярной не только среди простых пользователей персональных компьютеров, но и среди разного рода коммерческих структур. И это не удивительно – роль Интернета трудно переоценить. Сейчас Интернет является открытой сетью, которую можно использовать как канал для проведения сделок и продажи товаров и услуг.

Использование открытой сети рискованно и где-то даже опасно, так как нелегко защищать конфиденциальную информацию. С другой стороны следствием открытости является дешевизна использования этой сети и ее доступность, а это тоже немаловажный фактор для коммерческих структур, имеющих дело с большим количеством конкурентов. Таким образом, за 8 лет своего существования Интернет вырос из модной игрушки до серьезного бизнес-инструмента.

Многие отождествляют понятие электронного бизнеса с совершением покупок через Интернет. Но это разные понятия. Электронный бизнес – это любая сделка, совершенная посредством связанных между собой компьютеров (не обязательно при помощи Интернет), по завершению которой происходит передача прав собственности товаром или права пользования услугой. Электронный бизнес существует уже более 30 лет, первые же розничные продажи через Интернет начались лишь в 1995 г. Таким образом, покупки через Интернет – это лишь часть электронного бизнеса.

В настоящее время в Интернет представлено главным образом два сектора электронного бизнеса:

  • сделки между деловыми партнерами;

  • сделки между продавцом и конечным потребителем.

В принципе возможны и другие формы электронного бизнеса – индивидуум-государство, предприятие-государство, индивидуум-индивидуум и прочие. Тем не менее, часто рассматриваются лишь две первые модели, так как первая занимает на рынке около 85% денежного оборота, вторая – чуть менее 15%. Причем в эти 15% входит не только совершение покупок через Интернет, но и различные банковские операции, которые пользователи проводят не выходя из дома, страхование и пр.

Итак, мы четко разделяем понятие электронной торговли и электронного бизнеса. Второе понятие значительно шире и включает в себя:

  • продажи товаров;

  • финансовый анализ;

  • различные платежи;

  • поиск работы и рабочей силы;

  • поддержка клиентов и партнеров;

  • реклама и прочее.

Электронный бизнес имеет значительный потенциал для роста. Наиболее многообещающими областями Интернет-экономики являются:

  • рекламная деятельность

  • домашние банковские операции

  • продажа программного обеспечения и книг

  • доставка товаров

  • оффшорное программирование

  • дистанционное образование.

По сути, в данный момент мы находимся в только самом начале новой эры экономики, которую экономисты называют Интерет-экономика или «экономика цифрового мира».

Говоря об электронном бизнесе в России, можно найти массу причин, которые осложняют развитие этой перспективной отрасли экономики:

  • Небольшое количество пользователей сети (не менее 15%, а у нас 6 млн.).

  • Скорость и качество каналов связи в Интернет.

  • Средний пользователь Интернет отличается от среднестатистического жителя России.

  • Низкая платежеспособность населения (книги, кассеты, мелочевка).

  • Явный недостаток профессиональных специалистов в этой области.

  • Недоверие покупателей и торговцев к отечественной банковской системе.

  • Отсутствие правового регулирования.

О каждой из этой проблем можно весьма долго дискутировать. Однако одной из главных проблем на сегодняшний день видится именно правовой аспект. Именно он является основным сдерживающим фактором Интернет-экономики.

Совершение сделок через Интернет в первую очередь требует правового регулирования передачи и обмена данными. В настоящее время в нашей стране суд не принимает к рассмотрению электронные документы как доказательства доброй воли обоих участников сделки. Следовательно, необходимо определить процедуру подтверждения достоверности или подлинности таких документов. Эта проблема тесно связана с таким понятием как электронная подпись. В США и Германии в законах уже обозначено такое понятие, и юристы этих стран весьма смело таким понятием оперируют.

Правовое регулирование также необходимо в борьбе с компьютерной преступностью. Одной из важнейших проблем электронного бизнеса являются махинации в области электронных платежей. До сих пор такое понятие как «электронные деньги» окончательно не определено в российском законодательстве. В связи с этим электронные платежи еще не так безопасны, как те формы расчетов, к которым мы привыкли.

Технологии развиваются и совершенствуются быстрее, чем закон. Закон более консервативен по своей природе. На сегодняшний день суды не готовы разрешать споры и противоречия между участниками электронных сделок: у них нет специальных знаний и опыта в этой области. Они должны консультироваться с экспертами, а по сему они будут находиться под воздействием частного мнения таких экспертов.

В России до сих пор не существует правовых документов, точно и четко регулирующих основные вопросы электронного бизнеса. В таком случае в настоящее время нам остается обратиться к опыту других развитых стран (США, Евросоюз, Израиль, Япония).

Так как электронный бизнес весьма успешен в США и имеет хорошие перспективы для развития, правительство США пытается создать хорошие условия для этой отрасли национальной экономики. В настоящее время действует трехлетний мораторий на налоги для компаний, начинающих деятельность в сфере электронного бизнеса.

В задачи государства так же входит защита несовершеннолетних, использующих Интернет-возможности в приобретении товаров и услуг, защита авторских прав, гарантии в приватности при обмене информацией. В США уже существует ряд законов, стоящих на защите Интернет-пользователей. Многие законы в США прияты уже 3-4 и даже 5 лет назад.

Для России электронная торговля открывает новые перспективы: улучшение качества российских систем связи, обмен информацией, рост многочисленных новых российских и международных предприятий.

Будучи неотрегулированными, такие вопросы как налогообложение и защита конфиденциальной информации могут порождать конфликты с налоговыми службами или даже приводить к нарушению прав человека, гарантированными Конституцией РФ.

Сейчас в России идет работа над программой «развития электронного бизнеса». В Государственной Думе идет обсуждение «Закона об Интернет». Для того чтобы Россия могла максимально эффективно использовать достижения электронных средств связи в бизнесе, инвестициях и торговле, российским органам власти необходимо:

  • Принять Закон об электронно-цифровой подписи.

  • Отменить или смягчить законы, предусматривающие обязательное бумажное оформление для заключения или регистрации сделок.

  • Пересмотреть и уточнить порядок налогообложения осуществляемых через Интернет сделок.

  • Не допускать и устранять рыночные барьеры, которые подавляют инвестиции в техническую инфраструктуру.

  • Избегать введения новых налогов, лицензий, регистраций или любых других действий, которые подрывают уверенность в целесообразности капиталовложений в Интернет и электронную торговлю.

Ведущие отечественные и зарубежные эксперты поддерживают необходимость государственного стимулирования электронной торговли и устранения препятствий на пути ее роста. Россия пока еще может стать ключевым игроком мировой системы электронной торговли. Позднее влиться в этот процесс станет значительно труднее.

6/6



ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ 6

ГЛАВА 1. ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ И КАТЕГОРИИ ЭЛЕКТРОННОГО БИЗНЕСА 10

1.1. Специфика деловой среды Интернет 10

1.2. Схемы ведения сетевого бизнеса 16

1.3. Виды предпринимательской деятельности и услуг в сфере электронной коммерции 26

1.4. Системы электронных платежей и расчетов 43

ГЛАВА 2. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЭЛЕКТРОННОГО БИЗНЕСА В РОССИИ 58

2.1. Проблемы и перспективы развития электронной торговли в России 58

2.2. Проблемы и перспективы развития электронной коммерции в сфере финансовых услуг 71

2.3. Проблема организации фондового рынка для высокотехнологичных компаний в России 85

ГЛАВА 3. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ЭЛЕКТРОННОГО БИЗНЕСА: РОССИЯ И ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ 90

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 98

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 104


АННОТАЦИЯ

Ключевые слова: интернет-экономика, интернет-бизнес, электронная коммерция и электронная торговля, онлайновая модель бизнес-процесса, оффлайновая торговля, интернет-магазин, пользователи сети, межкорпоративный электронный бизнес, информационные технологии, глобализация, интернет-покупки, интернет-провайдеры.

Актуальность работы: Ежемесячно и ежегодно в России увеличивается количество компьютеров, подключенных к сети Интернет. В связи с этим у пользователей персональных компьютеров появляется возможность приобретать товары и совершать сделки не выходя из дома или офиса. Однако рост количества электронных сделок ограничивается значительными проблемами в законодательстве нашей страны, особенностями менталитета граждан, недостаточной подготовленностью финансовых институтов и прочими проблемами нашей экономики.

В первой главе определяется само понятие электронной коммерции, ее функциональность и значение для ведения современного бизнеса; рассказывается об инвестициях в эту относительно новую отрасль национальной экономики, актуальность данной проблемы для Российской интернет-экономики.

Во второй главе рассматриваются проблемы ведения интернет-бизнеса в России, его формы и инструменты. Подробно анализируется функционирование основных секторов электронной торговли, рассматриваются основные проблемы, связанные с развитием этого направления бизнеса в России, с учетом опыта зарубежных стран; тенденции и перспективы внедрения электронных технологий в различных отраслях национальной экономики, процесс интернетизации отечественных предприятий; дается обзор российского Интернет-рынка.

В третьей главе рассматривается правовое регулирование электронного бизнеса в России. Проводится анализ зарубежного опыта, в том числе американской и азиатской моделей ведения электронного бизнеса. Предлагаются формы и методы ведения электронного бизнеса в России с учетом зарубежного опыта и национальных особенностей нашей страны.


Количество страниц

Количество таблиц

Количество приложений

Количество источников литературы

ВВЕДЕНИЕ

Экономика функционирует благодаря разнообразным сетям связей между людьми (транспортным, социальным, культурным и др.), которые позволяют им обмениваться информацией, координировать и согласовывать свою экономическую деятельность.

Известно, что строительство дорог, судоходных каналов, новых торговых маршрутов и т. п. всегда расширяло контакты людей и обмен информацией между ними. Часто все это давало импульс для кардинальных изменений в экономике регионов, стран и континентов.

Но уменьшение пространственных барьеров между людьми само по себе не дает социально-экономических результатов. Они появляются только тогда, когда люди начинают использовать общие для всех правила и нормы поведения, когда между людьми возникает доверие, уважение и ощущение предсказуемости взаимного поведения. После этого можно считать, что между людьми есть устойчивые социально-экономические связи.

Такие связи позволяют существенно снижать непроизводственные издержки предпринимателей (издержки сделок), поскольку распространяемая информация воспринимается с доверием и может без дополнительных расходов на проверку ее достоверности использоваться для принятия решений.

Интернет “для широких масс”, доступный каждому, появился не так давно, в 1995 г., сразу завоевав бешеную популярность среди представителей коммерческих структур, не говоря уже о компьютерных и научных организациях, для которых Интернет появился гораздо раньше. С технической точки зрения Интернет – это всемирное объединение компьютерных сетей, которые могут связывать компьютеры внутри предприятия (интранет) или же объединять локальные сети различных предприятий, например банков (экстранет). Что касается “наполнения” Интернета, то сегодня наиболее популярны такие ресурсы, как электронная почта телеконференции и Всемирная Паутина (World Wide Web, WWW, Web). С появлением World Wide Web стало возможно не только обмениваться текстовой информацией, но и доставлять пользователю графику, анимацию, звук, видео и вообще все средства современного мультимедиа. Тогда же, в 1994-1995 гг., стали появляться первые интернет-магазины, самый, пожалуй, известный из которых – ставший легендой интернет-бизнеса Amazon.com, достигший баснословных торговых оборотов.

Ежегодный экспоненциальный рост аудитории Интернет во всем мире имеет следствием трудности анализа ее характеристик – численности пользователей, их национально-демографического состава, возраста, социального статуса. Главная сложность в подобном изучении заключается в том, что “статистика в Интернете ведется не по “человеческому фактору”, а по IP-адресам компьютеров, включенных в Сеть, а точнее – по количеству, характеру и времени их соединений между собой. По этой причине различно расходящиеся и противоречивые данные, исходя из которых можно установить лишь одну главную тенденцию, а именно ту, что число пользователей неуклонно возрастает, и их состав становится разнообразнее. По приблизительным подсчетам общее количество пользователей Интернета во всем мире превысило 200 млн. человек, из них больше половины – жители США и Канады (Nua Internet Surveys, осень 1999). В России же, по разным оценкам, насчитывается от 1,5 (Gallup и Com Con-2) до 6 миллионов (monitoring.ru) пользователей Сети.

Интернету свойственно значительно социальное влияние. Было замечено, что в развитых промышленных странах распространение персональных компьютеров и интернет-технологий может инициировать специфическое разделение на информационно бедных и информационно богатых (так называемая цифровая щель – digital divide, digital gap, в которую “проваливаются” неимущие слои населения).

Социальное воздействие Интернет в России можно считать позитивным. Наиболее значительную часть пользователей всемирной сети составляют студенты (20%); средний возраст пользователей – 31 год, при этом половина моложе 30 лет. На взгляд Нестера Акоповича Нагапетьянц и Сергея Николаевича Гуреева (специалистов по маркетингу в Интернете) обобщенный портрет российского пользователя Интернет мог бы выглядеть следующим образом: это молодой человек в возрасте от 18 до 40 лет, занимающий активную жизненную позицию в различных областях приложения усилий, это высокопрофессиональный специалист с хорошим образованием, растущими доходами и высоким потенциалом спроса, особенно по отношению к новым прогрессивным товарам, услугам, технологиям.

Российские регионы очень активно работают в Интернете, причем региональная часть Рунет, то есть российского сектора Интернет, составляющая 88% аудитории, существенно превосходит долю москвичей и петербуржцев (12%). Быстро растет доля сельских пользователей, их в декабре 2002 г. было 970 тысяч. Следует отметить заметную роль регионов Сибири и Дальнего Востока, представляющих 27% аудитории Рунет; сейчас у каждой третьей семьи в Надыме имеется персональный компьютер. С этой точки зрения российский Интернет обеспечивает социальное выравнивание, создает более однородную среду и сглаживает разрыв между бедными и богатыми.

Постепенно из модной игрушки Интернет превращается в один из инструментов ведения бизнеса. Как предмет интересов бизнеса Интернет представляет собой новую уникальную среду, которую самая обычная фирма, предлагающая самые обычные товары и услуги, может использовать в качестве канала распределения, а также для получения маркетинговой информации (проведения маркетинговых исследований). Таким образом, сам по себе Интернет не приносит никаких доходов предпринимателю, однако фирма, использующая Сеть в коммерческих целях, получает определенные преимущества и дополнительные возможности по сравнению с фирмой, избегающей участия в интернет-коммерции. Такие выгоды и преимущества, основным из которых является сокращение издержек фирмы, возможны благодаря специфике новой деловой среды.

Вообще Интернет сегодня нужен бизнесу потому, что он предлагает: 1) недорогие коммуникации; 2) интересную информацию; 3) в некоторых случаях снижение внутрифирменных технологических затрат; 4) доступные и удобные средства для разработки фирменных информационных систем, с помощью которых в Интернете возникает привлекательный образ фирмы и ее потенциала.

Быстрый рост информационной системы Интернет объясняется также ее децентрализованной природой. Ни одна из фирм не владеет Интернетом и не контролирует его. Такое децентрализованное построение и финансирование телекоммуникационной инфраструктуры распределяет инвестиционный риск и радикально отличается от традиционных централизованных систем телекоммуникационного бизнеса, которые принадлежат обычно крупные телефонным компаниям.

Возникает новый, виртуальный (существующий только в электронном пространстве) мир: каждый человек может легко сформировать свой информационный образ, достаточно подробно отражающий его возможности и намерения. И эта информация в считанные минуты может стать достоянием или определенной группой людей, или всего общества.

В таком виртуальном мире миллионные группы людей гораздо быстрее, чем раньше, могут обмениваться идеями, мнениями и приходить к общим решениям. Уже сейчас очевидно, что Интернет становится прототипом глобальной информационной инфраструктуры нового типа. Такая инфраструктура оказывает весьма существенное влияние на локальную бизнес-практику отдельных фирм. Собственно говоря, эти информационно коммуникационные технологии влияют на четыре главных для деятельности любой серьезной фирмы процесса: инновации, производство, обмен и сервис.

Информационный обмен - сущность рынка. Ведь рынок функционирует через взаимодействие между банками, торговыми партнерами, поставщиками, производителями и потребностями. В этом смысле информация появляется наиболее ценным товаром в экономике. Главная часть затрат на ведение бизнеса связана с поиском, обменом и использованием информации, что формирует накладные расходы (или “издержки сделок”) фирм.

Эти затраты включают то, что относится к поиску и идентификации товаров, прикидкам, переговорам и защите условий продажи или покупки, платежам и реализации договоров (контрактов) или к их коррекции и изменению. Как только коммуникации становятся дешевыми, а информационные образы фирм и шаблоны сделок – более определенными, то издержки сделок фирм будут снижаться. Это сделает рынки существенно более эффективными.

Эра массового производства, знакомая нам по трудам Карла Маркса, закончилась в конце 70-х – начале 80-х годов триумфом японских гигантов, который сделал очевидным, что шанс на победу в конкурентной борьбе имеют лишь те производители, которые сумеют обеспечить покупателей недорогими качественными товарами и услугами, сохраняя эффективность производства. Когда рынок заполнился однотипными массовыми товарами, зародилась эра качества: высокая производственная эффективность и качество стали важнейшей заботой практически каждого производителя по всему миру. В результате рынок снова столкнулся с проблемой: если основные показатели качества достигнуты всеми участниками рынка, то в чем может состоять различие между двумя одинаково эффективными конкурирующими предприятиями, которое бы обеспечило одному из них лидерство? Теперь не растерялся потребитель: он желает не просто дешевых (результат эры массового производства) и качественных (результат эры качества) товаров и услуг, но и удовлетворяющих его индивидуальным запросам, к тому же постоянно меняющимся во времени. И решающим фактором конкуренции в эру потребителя стала способность производителей совместить индивидуальные покупательские предпочтения с эффективным производством и системой планирования.

Вот тут-то на первое место во всех бизнес-планах вышел Интернет. Всего лишь инструмент для взаимодействия с информационным пространством, но именно он вывел бизнес на новую ступень развития, позволив, с одной стороны, компаниям достичь максимальной аудитории потребителей, а с другой, дав потребителям возможность донести до производителя сведения об их индивидуальных предпочтениях.

Целью работы является исследование основных тенденций развития электронного бизнеса в России, анализ функционирования электронной коммерции в нашей стране с учетом зарубежного опыта. На основе сделанного обзора различных секторов электронного бизнеса, определены перспективы развития электронной торговли. Отдельно рассматривается роль государства в регулировании данного вида деятельности и особенности налогообложения электронных сделок.

Задачей работы является определение приоритетных направлений развития электронного бизнеса, разработка рекомендаций по усовершенствованию законодательной и юридической базы, регламентирующей этот сектор национальной экономики.


ГЛАВА 1. ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ И КАТЕГОРИИ ЭЛЕКТРОННОГО БИЗНЕСА

1.1. Специфика деловой среды Интернет

У разных авторов не совпадают точки зрения на то, что же в действительности представляет собой электронная коммерция. Многие1 отождествляют электронную коммерцию с совершением покупок через Интернет. Между тем электронная коммерция и интернет-торговля – это разные вещи. Электронная коммерция – это любая сделка, совершенная посредством сети связанных между собой компьютеров (хотя бы и не подключенных к Интернету), по завершении которой происходит передача права собственности или права пользования вещественным товаром или услугой. Она существует уже более 30 лет, а первые продажи через Интернет состоялись лишь в 1995 г.2 Поскольку в России основная борьба за внедрение интернет-торговли ведется вокруг розничного сектора, понятие “электронная коммерция” у нас трансформировалось в торговлю через интернет-магазины, хотя эволюция развития электронной коммерции неизбежно приводит к лидерству сетевого бизнеса между фирмами. Интернет-торговля – это лишь часть электронной коммерции, причем все уменьшающаяся. В общих оборотах электронной коммерции доля розничного сектора все время падает. Это важная тенденция, так как именно на розничном секторе рынка сейчас происходят наибольшие потрясения, и именно этот сектор стал неправильно называться в России “электронной коммерцией”.

Из всех существующих компьютерных сетей, используемых банками, предприятиями торговли и прочими экономическими агентами, первую скрипку в формировании глобального и национальных электронных рынков играет, безусловно, Интернет. Поэтому многие авторы не без оснований сосредоточивают свое внимание на интернет-коммерции, на сфере деловой активности в Глобальной Сети. Правда, деловая активность в Интернет – это не “любая сделка”, но именно она определяет современный облик электронной коммерции.

Невзирая на все сложности, все большее число российских компаний включают интернет-коммерцию в перечень используемых инструментов. Причем все большее число фирм использует Интернет на всех этапах своей деятельности, “для многих компаний вопрос уже заключается не в том, стоит ли использовать Интернет, а в том, какой бюджет на это выделить и как его распределить”.3

В любом коммерческом предприятии, будь то традиционный магазин или электронный, основным слагаемым успеха является план маркетинга, разработанный и внедренный владельцем компании. Причем необходимо проводить маркетинговые мероприятия как в Сети, так и за ее пределами.

Важно уметь представить на рынке товары и услуги; необходимо также решить все связанные с этим задачи: сегментирование рынка, определение потребностей покупателей в целевых сегментах и способы продвижения товара, связь с потребителями (другими словами, реклама).

Понятие маркетинга в Интернет остается наименее изученным и представляет главную проблему фирмы, решившей заниматься коммерцией в этой области. Сеть Интернет создавалась не с коммерческой целью, а для обмена информацией между учеными. Но идея ведения бизнеса не чужда ей – она была заложена в самой структуре Сети. В то же время к проблемам сетевого маркетинга следует подходить совершенно по-новому.

Под маркетингом обычно подразумевается “изучение рынка (размеров, демографических характеристик, потребностей) для размещения продукта, определения цены, вероятных покупателей и выработки способов общения с последними”.4 Поэтому человек, занимающийся маркетингом в Интернете, обычно сталкивается со следующими проблемами: неизвестными размерами рынка, пассивностью покупателей и незнанием потребителей.

Пассивность потребителей порождает трудности рекламирования своей продукции, доведения информации в своем предприятии до потребителя, который к тому же неизвестен. Сегодняшние возможности передачи данных – электронная почта и доски объявлений (телеконференции) – абсолютно неприемлемы для распространения такой информации. Товары и услуги нельзя рекламировать в Сети так же, как по телевидению, то есть прямо и настойчиво. Предложения своей продукции в подобной форме и явное продвижение самого себя не поощряются (пользователи немедленно реагируют, присылая тысячи осуждающих сообщений по электронной почте, которые могут вывести из строя сеть пользователя).

Ряд маркетинговых исследований показывает, что пользователям нужно, скорее, средство общения, нежели возможность совершать покупки в режиме оn-line. А в некоторых случаях – таких как торговля цветами или программным обеспечением – дела шли как нельзя лучше. Так что успех предприятия в Интернет зависит не столько от умения торговца правильно подать себя, сколько от того, окажутся ли полезными его товары или услуги для пользователей.

Как правило, поведение покупателей обусловливается следующими моментами:

1) привычки (“Обычно я делаю покупки (хлеб, одежду и т.д.) совсем не так”;

2) несоответствие цели (“Я сюда не за этим пришел”);

3) неизвестность (“Я не знаю, что там было, - я искал только то, что хотел найти”);

4) несовершенство систем поиска (“Мне был нужен видеомагнитофон, но я не собирался просматривать десять разных магазинов”).5

По сравнению с обычными средствами массовой информации – газетами, телевидением и радио, - которые, по сути, предназначены для передачи коммерческих сообщений, Интернет довольно пассивен в смысле проведения маркетингового комплекса. Предприятию розничной торговли приходится делать вывеску и ждать посетителей. В межфирменном же секторе торговля идет значительно активнее – через участие в электронных торговых площадках электронных биржах, о которых речь пойдет в параграфе втором настоящей главы.

Напрашивается вывод о том, что сеть Интернет не только сложна с точки зрения применения маркетинга, но и не способствует, а более того, “противится всяческим коммерческим предложениям товаров и услуг”.6 Но на самом деле это не так, просто маркетологи должны быть готовы переосмыслить понятие маркетинга применительно к новым условиям.

Маркетолог, считающий свой товар изолированным, независимым и самодостаточным, обречен на провал. Но для того, кто смотрит на товар как на неотъемлемую и ценную часть единого целого и считает потребителей партнерами по бизнесу, а не “целями маркетинга”, Интернет станет ключом к успеху.

Даже конкурентам стоит задуматься над созданием подобных соединений (пользователи все равно рано или поздно обнаружат конкурента в Сети, а между тем конкуренция в условиях Интернет строится не на сокрытии информации, а на способности наилучшим образом предложить товар или услугу).

Вся информация, предоставляемая коммерческими (и другими) пользователями, должна иметь определенную значимость и вызывать интерес. Прямые торговые предложения и самопродвижение не допускается. Данные, относящиеся к товарам и услугам, должны маскироваться информацией, соответствующей месту, в котором размещается предложение товара. Приемлемыми средствами интернет-маркетинга являются лишь проявление внимания к запросам покупателя (по технологии производства, использованию товара и так далее) и ответы на них. Можно также сообщить покупателям об источниках дополнительной информации.

Сеть Интернет рождалась как средство обмена информацией, на этом основана вся ее структура, так что к электронной коммерции следует относиться как к весьма сдержанному и даже скрытному поведению. Любому магазину следует отражать эту концепцию и прежде, чем рассчитывать на привязанность потребителей и повышение объемов продаж, предоставлять бесплатно подробную визуальную и вербальную информацию. Не стоит забывать, что в наш “век информации” любые торговые операции с любыми товарами являются процессами обмена информацией. Причем информация должна быть не только тщательно подобранной и полезной, но еще и свежей.

Большинство маркетологов имеют дело с множеством потребителей, представляя их в виде “целевого сегмента”, от которого можно получить какой-то толк. Хотя эта концепция оправдывает себя при анализе и изменении товарного ассортимента, по отношению к пользователям интерактивной среды с двусторонней связью под названием Интернет она совершенно неприменима. В отличие от всех предшествующих средств распространения информации, Интернет предполагает наличие обратной связи. В данной среде на первый план выходят отношения, то есть процессы “отдачи” и “получения”, протекающие между фирмой и потребителем. Из этого следует, что шаблонные предложения, рассчитанные сразу на всех пользователей, не принесут результата. При определении потребностей покупателей следует учесть интерактивный характер Интернет и создать возможность немедленной реакции на любые проявления недовольства или обеспокоенности.

Итак, участник сетевого маркетингового процесса в Интернет поставлен в довольно жесткие (по сравнению с традиционным “офлайновым” маркетингом) условия, ограничивающие свободу его усмотрения в выборе инструментов и методов проведения маркетинга. Обрисовать эти условия можно также с помощью следующих правил (требований, принципов, основ) маркетинга в Интернет:

1. Непрошенная электронная почта не поощряется.

2. Данные о потребителе, полученные через Интернет, не должны перепродаваться без четко выраженного согласия на это пользователя.

3. Реклама разрешена только в специально предназначенных для нее телеконференциях и на почтовых серверах.

4. Мероприятия по продвижению товаров и прямая продажа разрешены, но лишь при условии полной открытости.

5. Изучение потребителей разрешается только с полного и ясно выраженного их согласия.

6. Коммуникационное программное обеспечение Интернет никогда не должно выполнять скрытых функций.7

Люди, связанные с миром Интернет, подчас забывают, что это не единственное и даже не самое важное средство распространения идей и информации. Газеты, журналы, телевидение и радио сохранили свои позиции, в том числе и в деле распространения сведений о товарах и услугах. Несмотря на научно-технический прогресс, новые средства коммуникации не смогли полностью вытеснить старые, наоборот, они отлично уживаются друг с другом. То же справедливо и в отношении Интернет. Он не заменит традиционные средства рекламы товаров и услуг, которые как нельзя лучше подойдут для того, чтобы сообщить потребителям о том, как найти фирму в электронном мире и пробудить к ней интерес.

Взрывной рост числа пользователей Интернет, в первую очередь, за рубежом, открыл новые возможности во взаимодействии с потенциальными клиентами и вывел интерактивный маркетинг на качественно новый уровень. С другой стороны, это привело к большому числу публикаций, в которых говорится о том, что скоро наступит время, когда Интернет и электронная коммерция полностью заменят СМИ как источник информации и магазины для совершения покупок.8 Происходит своего рода зомбирование, после которого владельцы компаний часто становятся легкой добычей для различных мошенников и шарлатанов. Про интернет-коммерцию сложено уже немало легенд, вот лишь некоторые из них:

1. Почему-то бытует мнение, что для качественного присутствия в Интернет достаточно совсем небольшой суммы денег. Простое создание Web-страницы или сайта действительно обходится недорого, однако можно ли в данном случае говорить о серьезном подходе к интернет-коммерции?

2. Создание качественного ресурса еще не гарантирует ему мгновенной популярности. Необходимо в первую очередь четко определить свои цели в Интернет, чтобы они строго соответствовали прочим маркетинговым усилиям. Маркетинг в Интернет можно рассматривать только как приложение к уже опробованным традиционным маркетинговым приемам.

3. Считается, и не в последнюю очередь благодаря публикациям в прессе, что самое главное – взять “навороченный” софт, сделать красивый сайт. При этом как-то забывается, что интернет-коммерция – это не только техника и программное обеспечение. За этими технологиями должны стоять реальные бизнес-процессы и специалисты, которые отвечают за то, чтобы все это работало.

4. Многие склонны полагать, что с запуском интернет-системы заканчиваются все проблемы и больше не придется тратить деньги – разве что периодически на косметический ремонт и небольшие доделки. На самом деле после запуска проекта начинаются основные затраты. Это и затраты на рекламы и “раскрутку” проекта, а самое главное, постоянные затраты на обслуживание и модернизацию, в том числе и на обслуживание клиентов. Причем затраты на обслуживание клиентов и на “наземную” часть бизнеса являются основной статьей затрат проекта.

Иными словами, коммерческие проекты в Интернет “живут и умирают по тем же законам, по которым работает и весь остальной бизнес”.9 Просто при использовании Интернет все происходит значительно быстрее и динамичнее.

Говоря об интернет-коммерции, следует отметить еще ряд преимуществ, которые она дает потенциальным покупателям и продавцам. Здесь следует назвать три фактора – цена, время и прямой контакт. Причем их нужно рассматривать совместно. Только одновременное наличие этих факторов заставит клиента (будь то корпорация или частное лицо) что-либо приобрести посредством Интернета. Правильно настроенная система позволяет клиентам выбирать и заказывать товары, не выходя из дома или из офиса. Они смогут получить максимальный объем информации о товарах и услугах, в первую очередь сравнительного характера. Благодаря прямому контакту исключается также необходимость общения с посредниками, то есть покупатель избавлен от воздействия убеждающих и эмоциональных факторов.

Для компаний, стремящихся реализовать свои товары через сеть, имеется, кроме того, ряд преимуществ:

- возможность быстрее реагировать на меняющиеся рыночные условия: оперативно менять ассортимент, цены и описания товаров и услуг;

- анализ реакции покупателей на те или иные предложения позволяет получать дополнительную информацию об их потребностях и незамедлительно вносить необходимые коррективы в рекламу;

- кроме того, нельзя отбрасывать возможность сэкономить на доставке и распространении информации.

Фраза “маркетинг в Интернете” бессмысленна, так как традиционные стратегии маркетинга беспомощны в принципиально новой среде. Только новые методы способны принести желанные результаты – в этом и заключается важность их разработки. Интересно, что они приводят к ряду парадоксов:

а) торговля происходит за счет дарения (информации);

б) альтруизм соседствует с корыстью;

в) конкуренция часто принимает вид кооперации.

Умелым маркетологом можно назвать того, кто понимает и использует эти парадоксы в собственных целях (и в целях всех остальных пользователей Интернет).

Таким образом, интернет-коммерция – это не просто создание онлайнового буклета или электронного магазина, за всем этим должны стоять отлаженные технологии работы с клиентами, и все должно базироваться на наработанном ранее опыте, бизнес-процессах и инфраструктуре их обслуживания. Технологии интернет-коммерции позволяют не только знать, но и предвосхищать потребности клиентов, и только при такой организации работы можно будет с уверенностью смотреть в будущее.

Вооружившись знанием специфики Интернет как виртуального делового пространства, фирмы могут браться за разработку тактики и стратегии ведения бизнеса на конкретных рынках.

1.2. Схемы ведения сетевого бизнеса

По определению, “электронный бизнес” – это такая форма бизнеса, при которой “все стороны деловых отношений, включая продажи, маркетинг, финансовый анализ, платежи, поиск сотрудников, поддержку клиентов и партнеров, перенесены в Интернет”.10 В силу глобальности Интернет это означает непрерывное общение с каждым поставщиком, партнером и клиентом, а зачастую всех друг с другом. Дилеры вместо традиционного размещения заказов через менеджеров по сбыту, работающих в компании-поставщике, сами следят за ее базой данных, в которой отражено текущее состояние складских запасов. Поставщики промышленных предприятий подключены к складским информационным системам и сами следят за уровнем запасов, обеспечивая график поставок “минута в минуту”. Транспортные компании имеют доступ к информационной системе службы сбыта, чтобы заранее спланировать график перевозок, и т.д.

Интернет стал универсальной деловой средой, соединяющий компании друг с другом и со всей потребительской аудиторией. Доступ к методам электронного бизнеса получили все компании, независимо от их размера и возраста, появляются все новые и новые, более совершенные бизнес-схемы. Уровни использования Интернет простираются от сайта-витрины (информация о своей продукции, приглашение к сотрудничеству) до реализации схем электронной коммерции: интернет-магазины, интранет (объединение сетью своих сотрудников) и экстранет (подключение внешних партнеров). Среди функций электронной коммерции можно назвать следующие:

  • реклама (привлечение внимания пользователя к определенному сайту);

  • представление товара (показ продукции средствами Интернет);

  • проведение покупки (быстрые и безопасные расчеты, варианты доставки);

  • послепродажное обслуживание (помощь во время покупки и после);

  • налаживание долгосрочных отношений с клиентом (изучение предпочтений и вкусов).

Одним словом, “мы стоим на пороге новой экономики, которую называют интернет-экономикой или “экономикой цифрового мира”, эпохи электронного бизнеса”.11 В соответствии с оценками экспертов компании IDC (International Data Corporation) объемы мировой интернет-экономики достигнут в 2001 г. уровня в 1 триллион долларов, а к 2003 г. эта цифра может вырасти до 3 триллионов. В специальном отчете IDC отмечаются три ключевых элемента интернет-экономики: интернет-коммерция, инфраструктура информационных технологий, инфраструктура интернет-бизнеса.12 Относительная важность этих элементов меняется с течением времени. На заре интернет-экономики основные инвестиции шли в технологии, сейчас же на первое место выходят нетехнологические составляющие, также как маркетинговые услуги и реализация продаж.

Необходимо понимать, что факторы, определяющие успех компании в условиях новой интернет-экономики, отличаются от факторов, движущих миром традиционной индустриальной экономики. Различия между двумя этими бизнес-моделями приведены ниже:


Индустриальная экономика

Интернет-экономика

  • Доминируют производственные отношения

  • Барьер: физическое распространение

  • Барьер: нехватка капитала

  • Преимущество первых измеряется годами

  • Инновации хранят в секрете

  • Отношения людей сдерживаются возможностями контакта

  • Доминируют знания и отношения людей

  • Новый барьер – электронная дистрибуция

  • Капитал – продукт потребления

  • Преимущество первых измеряется месяцами.

  • Инновации – достояние общественности

  • Электронные средства общения между людьми


Новая динамика бизнеса не только создает новую модель, она также подразумевает новую систему измерений. Интернет-компании играют по несколько иным правилам, и судить об их успехе надо по другой шкале. Эти новые компании бьются за долю рынка и лучшую узнаваемость своей торговой марки, а не за достижение прибыльности в краткосрочной перспективе. В современной интернет-экономике можно выделить три ключевых критерия успеха:

- новаторство;

- скорость реализации стратегии;

- интегрированность.

При открытии виртуального бизнеса многие фирмы (как абсолютно новые, так и солидные, давно существующие корпорации) зачастую сталкиваются с трудностями, вызванными отсутствием опыта и элементарным неумением вести себя в этой новой для них деловой среде. В результате инвесторам приходится долго ждать отдачи от вложенных капиталов.

Сегодня бытует мнение, что в электронной экономике важнее быть первым, чем делать бизнес правильно. Между тем уже сейчас очевидно, что такой подход близорук и может привести к дорогостоящим ошибкам.

Энтузиазм инвесторов относительно интернет-проектов постепенно уступает место взвешенному расчету, и новым компаниям приходится искать убедительные ответы на вопросы о том, почему они рассчитывают на успех и как именно собираются его достичь.

Отчасти уже говорилось о том, что специфика развития российского сектора всемирной сети внесла некоторую неразбериху в терминах. Что сейчас включает в себя понятие “электронная коммерция”? Можно предложить классифицировать сетевые операции на финансовые и торговые транзакции.13 Из них нас больше интересует блок торговых операций, который собственно и называется “Internet-торговля”. На Западе принято условно выделять две различные системы электронной коммерции: сектор “бизнес-бизнес” (business-to-business, В2В) и сектор “бизнес-клиент” (business-to-consumer, В2С) или попросту розничный сектор (retail sector).

Виртуальные магазины это только надводная часть айсберга. Они наиболее близки к нашей обыденной жизни и поэтому привлекают внимание в первую очередь. Реальный же бизнес (по разным оценкам, от 70 до 90% денежных потоков, связанных с Сетью) лежит в сфере business-to-business. Достаточно сказать, что на закупках при помощи Интернета корпорации могут экономить до 30%. Если эти проценты умножить на десятки миллиардов долларов годового оборота крупных компаний, получается сумма, которая говорит сама за себя. По данным исследования компаний Forrester Research, 85% оборота электронной коммерции приходится на взаимоотношения между компаниями, что, в общем, соответствует ситуации в обычном, невиртуальном мире, где на розничные продажи приходится не более 15% торгового оборота.14

Очевидно, что потенциал сектора В2В намного выше потенциала розничной торговли. Поэтому более подробная беседа о схемах корпоративного бизнеса пойдет сразу после того, как будет сказано несколько слов о розничном секторе.

Под розничным сектором интернет-торговли понимаются взаимоотношения массовых пользователей Интернет, включая мелких предпринимателей и население. На них непосредственно и рассчитано все множество интернет-магазинов, интернет-рекламы и т.д. Компании, работающие в этом секторе Internet-торговли, предлагают покупателям широкий выбор товаров, начиная от коттеджей и заканчивая скрепками. К сектору “бизнес-клиент”, помимо розничной торговли через интернет-магазины, следует также отнести такие виды деятельности, как осуществление банковских операций не выходя из дома (home banking), брокерские услуги, страхование и т.п. На сегодня розничный сектор является одним из наиболее развитых секторов в электронной коммерции.

Некоторые авторы акцентируют внимание на том, что “формация В2В стала следующим после волны business-to-consumer этапом эволюции электронной коммерции”.15 Эта схема стала следствием изменения формы восприятия принципов существования электронной коммерции, при этом Россия из-за ее технологического отставания в развитии национальных телекоммуникационных сетей, получила редкий шанс не повторять чужих ошибок и приступить к развитию сразу В2В систем, тем более, что все предпосылки для такого бизнеса в стране существуют.

На Западе в основу инфраструктуры электронного бизнеса легли объединения высокотехнологичных ЕRP-систем.16 Планирование загрузки производственных линий современного предприятия (а именно такие предприятия приводят в качестве примеров эффективного использования возможностей электронного бизнеса) осуществляется его ЕRP-системой автоматически, исходя из параметров (объемы партий, номенклатура продукции, сроки поставки), которые были введены в нее на основе поступающих заказов. Время, необходимое для переналадки оборудования при смене конфигурации выпускаемой продукции, также учитывается ЕRP-системой при планировании производства и расчете себестоимости продукции.

Классический пример действия ERP-технологии. Компания, принадлежащая иностранному промышленному концерну и производящая электрическое оборудование на территории России, имеет ERP-систему, отслеживающую достаточность комплектующих на ее складе. Как только запас тех или иных деталей на складе опускается ниже установленного уровня, система предприятия автоматически формирует заказ, который через интернет-шлюз поступает в ERP-систему иностранного поставщика. Последняя анализирует его, ставит в очередь на исполнение, и, исходя из загрузки мощностей и прочих внутренних факторов, формирует для заказчика подтверждение о принятии заказа и планируемом сроке поставки деталей. Это подтверждение опять-таки через интернет-шлюз поступает в ERP-систему компании-заказчика, а она, исходя из планируемой даты и объема поставки, формирует планируемые складские запасы. Эти данные, в свою очередь, используются заказчиком при планировании производства. Безусловно, обмен данными между компаниями сопровождается подписанием реальных контрактов, требуемых нашим законодательством. Но сам процесс закупок при этом полностью автоматизирован и оптимизирован.

Подобные схемы с наибольшим эффектом работают при наличии у предприятий полнофункциональных ERP-систем. Разумеется, приведенный пример справедлив только для тех компаний, размер и специфика бизнеса которых предполагает использование ERP в качестве оптимальной системы управления.

Итак, суть В2В-моделей ведения бизнеса в том, что с развитием Интернет появилась возможность создания объединенных информационных, торговых, расчетных, коммуникационных и других сетей уже не на уровне отдельных компаний, а на макроуровне – отдельных отраслей (так называемая вертикальная бизнес-модель) или группы однородных компаний (горизонтальная бизнес-модель).

При этом само наполнение В2В-систем может быть самым разнообразным -–начиная от конкретных сайтов (предоставляющих информацию по специализированной тематике), система аукционной торговли, организующих торговлю и обмен сырьем, материалами, оборудованием, услугами и т.д.), и кончая системами, объединяющими в единое целое промышленные корпорации с огромным количеством смежных предприятий. Самое важное, предпосылки успешного развития В2В-систем в корне отличаются от В2С, что в принципе позволяет активно применять их у нас в стране уже на текущем этапе развития телекоммуникаций.

Для успешного развития В2С-систем нужно иметь значительное число частных пользователей, формирующих к тому же достаточной покупательский спрос. Таким образом, необходимо не только широкое развитие соответствующей сети у нас в стране, но также наличие развитых платежных систем, служб доставки, наличие требуемого законодательного регулирования этого вида бизнеса (вплоть до вопросов налогообложения удаленных продаж), а также доверия покупателей к этому виду бизнеса и наличие у них достаточного объема денежных средств, которые могли бы израсходовать в сети.

В случае же В2В-моделей обязательным условием является только подключение к Интернету ограниченного и заранее известного круга корпоративных пользователей, принимающих участие в реализации конкретного проекта. Также чаще всего не требуется создавать дополнительные расчетные и транспортно-логические системы.

В силу низких рыночных барьеров и широкой универсализации конкуренция в В2С-моделях как правило огромна, при этом вопросы формирования устойчивых брендов и удержания лояльных клиентов очень сложны, что ведет к высоким затратам на агрессивный маркетинг и рекламу, ценовым войнам и хотя и потенциально высоким, но далеко не блестящим реальным финансовым результатам.

Во многих В2В-системах ситуация отличается, поскольку системы, как правило, создаются по принципу глубокой специализации и при четком отборе потенциального круга клиентов, в итоге чего финансовый результат формируется в виде комиссионных от более четко просчитываемого оборота и рекламы, что делает прогноз будущих потоков прибыли более достоверным.

В самом общем виде реализуемые в настоящее время бизнес-модели можно разделить на следующие: 1) вертикальные; 2) горизонтальные; 3) смешанные; 4) инфраструктурные (включая программное обеспечение для В2В); 5) рекламные и маркетинговые; 6) прочие (продажа товаров корпоративным пользователям, услуги по подбору персонала, почтовые услуги, прочие направления).17

Самыми интересными моделями, в чистом виде реализующими преимущества моделей В2В, являются вертикальные и горизонтальные. Остальные скорее похожи на модификацию аналогичного бизнеса в В2С для корпоративных пользователей.

Вертикальные модели действуют в границах выбранной отрасли, где за счет повышения эффективности межфирменного взаимодействия получают прибыль в виде процента с оборота, рекламы и т.д. Одной из наиболее показательных компаний, применяющих данную модель является Неаltheon/WebM, которая создала систему VHN (Virtual Healthcare Networks), позволяющую безопасно обмениваться информацией среди несовместимых информационных систем здравоохранения.18 Система VHN поддерживает широкий диапазон операций, включая ведение реестров, проверку подлинности, направление на авторизацию, заказ лабораторных и диагностических тестов, пополнение клинической информации и обработку запросов. В результате система связывает лечебные, фармацевтические и страховые компании и дает возможность автоматизировать процесс обработки документов и страховых выплат по прописываемым лекарствам, что экономит средства страховых компаний, часть из которых идет на оплату труда.

Таким образом, вертикальные схемы позволяют решать специфические вопросы конкретной отрасли, в которой присутствует широкая взаимосвязь компаний – участников. Несомненно, этот сектор может быть очень перспективным и в России, например в области здравоохранения (объединение лечебных, фармацевтических и страховых компаний, позволяющее активнее развивать сектор платных медицинских услуг), программного обеспечения (объединение усилий программистов, разобщенных территориально), телекоммуникаций, а также других отраслей, в первую очередь, с сильной вертикальной интеграцией (нефтяная, горнодобывающая, горно-металлургическая, железнодорожный транспорт, коммунальное хозяйство и т.д.)

Второй наиболее интересной моделью, активно применяемой на практике, является горизонтальная. Ее смысл – объединение “под одной крышей” (в рамках торговой, расчетной или аукционной системы) группы компаний, принадлежащих к различным отраслям, но решающих схожие задачи: поиск и продажа сырья, материалов, нового и неиспользуемого оборудования, свободных производственных мощностей, капитала и т.д.

В качестве иллюстрации воплощения бизнес-модели приведем совместный проект СоmmerceOne (CMRC) и General Motors (GM) (при участии Сisco system), который состоит в применении платформы BuySite для создания единой системы, призванной повысить эффективность взаимодействия GM с тысячами поставщиков комплектующих частей и оборудования, и будет решать задачи мониторинга текущих товарно-материальных запасов, выявления потребностей и выставления заказов, разработки оптимальных путей доставки комплектующих на значительно удаленные в географическом плане заводы.19

Часто обе модели применяются в смешанном виде, как например в случае компании VerticalNet (VERT), управляющей сорока семью торговыми системами в сорока семи отраслях, которые охватывают весь спектр деловой активности, начиная от продажи моющих средств и заканчивая научными исследованиями и биотехнологией.

Выбор конкретной бизнес-схемы зависит от спектра товаров, производимых компанией (монопродуктовые компании и компании с широким спектром товаров), от покупательной способности компании определенной отрасли, которая либо высокая, либо низкая. Если компания производит много видов товаров, то ей имеет смысл создать sell-сайт, который будут использовать покупатели ее продукции. В качестве примера можно назвать компанию Cisco, восемьдесят четыре процента продаж которой осуществляются при помощи Интернета.

В случае если у компании очень высокая покупательная способность, она создает buy-сайт. Этот вариант используют такие компании, как General Motors, Ford, Chrysler в США. Их доля в общем объеме бизнеса в США составляет в настоящее время семьдесят восемь процентов. Используя возможности Интернет, эти компании способствуют росту эффективности сделок со своими поставщиками.

Альтернатива для остальных участников рынка – электронные торговые площадки. Компании могут не производить большого ассортимента товаров, но обладать достаточно высокой покупательной способностью и стать участниками вертикального электронного рынка. А если у них большой разброс направлений деятельности, таких как, например, транспортные услуги, финансовые услуги или что-то еще, то им необходимо нацеливаться на участие в региональном электронном рынке.

Создавая рынок, компания может пойти несколькими путями. Во-первых, она может создать пул, собрав голоса потенциальных участников. С этой целью проводятся исследования крупных компаний; если идея им понравится, они станут участниками создаваемого рынка. Другой вариант, когда несколько компаний, например General Motors, Chrysler, Ford, образуют единый товарный рынок и предлагают присоединиться к нему еще одной компании, скажем Volkswagen. Третий вариант – создание рынка “с нуля”, ведь рынков для многих товаров, например, пластмассы, раньше просто не существовало.

В конечном счете эффективность использования электронной площадки зависит от отрасли, от вида производственной деятельности. Если компания производит предметы потребления, то ценовое давление рынка на нее будет намного выше, потому что товары взаимозаменяемы. Другой пример: издержки процесса, например, в отраслях сферы обслуживания просто огромны, они достигают сорока процентов. Такие компании смогут значительно сэкономить на издержках при покупке, используя электронную торговлю. Вместе с тем, они могут процветать и не используя В2В, продолжая работать по старой схеме, и действительно будут находить поставщиков, которые предложат им выгодную цену. Но мы уже сейчас наблюдаем потрясающие перемены в способах ведения бизнеса, видим появление новых бизнес-стратегий. Компании должны быть в состоянии очень быстро менять направление своего бизнеса.

Основа функционирования электронных торговых площадок (ЭТП) на Западе – альянсы, прозрачность, отлаженный бизнес и технологическая готовность участников. Ни одна из российских площадок в полной мере этим свойствам не отвечает. Сейчас в мире работает около тридцати ЭТП, несколько сотен анонсировано к запуску.

Идея ЭТП проста – свести покупателей и продавцов. Создателей площадки привлекает возможность заработать на комиссионных, абонентской плате, рекламе, информационных услугах. Но основной мотив организаторов – получить доходы от размещения акции ЭТП на первичном рынке.

Участникам электронная площадка интересна тем, что позволяет значительно снизить издержки, как производственные, так и транзакционные, и расширить рынки сбыта. По данным компании IBS, ведущего российского системного интегратора, экономия от использования схем В2В может достигать 15% со стороны закупок и 22% со стороны сбыта.20

Снижения издержек участники площадок достигают за счет оптимизации логистики, консолидации закупок, устранения воровства, исчезновения посреднической маржи и, самое важное, за счет достижения оптимальной цены. Как правило, тот, для кого ожидаемый экономический эффект от внедрения площадки будет наибольшим, и выступает инициатором создания площадки. И здесь все зависит от типа рынка.

Если это рынок покупателя, то, интегрируя собственные системы снабжения с системами пула поставщиков, он может создать ЭТП для обеспечения своих нужд. Например, автомобильная отрасль устроена так, что у трех-четырех крупных производителей есть несколько тысяч поставщиков запчастей и материалов. Такая площадка позволит автомобильным гигантам сбить цены поставщиков за счет прозрачности и конкуренции между ними.

Если это рынок продавца, то за счет прямого общения с большим количеством покупателей он стремится повысить цену.

Есть и так называемые “независимые площадки”, эффективные на сильно фрагментированных рынках, где нет ни доминирующего покупателя, ни продавца. Примерами такого рынка могут служить рынки агропромышленной продукции в западных странах или, например, панъевропейский рыбный рынок Реfa.

В идеале любая площадка должна быть нейтральной по отношению ко всем игрокам, они должны быть уверены, что работают только на свой интерес. С другой стороны, необходимо, чтобы площадка была ликвидной, чтобы через нее проходили большие объемы торговли. Понятно, что достичь этого без участия крупнейших игроков отрасли невозможно. Однако при такой рыночной власти, какая бывает у крупных компаний, потребности в услугах открытой площадки у каждой из них по отдельности нет. Создателям площадки, ратующим за успешность и независимость ЭТП, нужны и ключевые игроки, которые были бы заинтересованы в появлении такой площадки, поэтому создаются альянсы. Создание альянсов – самая сложная задача, стоящая перед организаторами ЭТП. “Объяснить злейшим конкурентам, что совместные усилия позволят им снизить издержки, задача не из легких, но от успешности ее решения целиком зависит судьба самой площадки”.21

Не стоит считать электронные торговые площадки предметом заботы только тех компаний, которые ведут бизнес в секторе В2В. Кроме классического дуэта В2В и В2С существуют и другие схемы.

Например, любой электронный аукцион, такой как “Молоток Ру”, относится к так называемой С2С-сфере (сustomer-to-customer) электронного бизнеса – к бизнесу “потребитель-потребитель”. Вокруг веб-сайта складывается некоторое интернет-сообщество людей, объединенных вполне конкретными интересами. Их количество прямо пропорционально усилиям участников проекта по раскрутке веб-сайта и организации необходимых сервисов. В результате электронные аукционы становятся отменной рекламной площадкой, на которой заведомо известны количественный и качественный состав аудитории. Более того, все посетители делятся на достаточно четко очерченные подкатегории “по интересам”: кто-то чаще посещает автомобильные аукционы, кто-то – книжные. А значит, эффективность рекламы на сайтах, собравших вокруг себя определенное сообщество, будет значительно выше.

Еще один потенциальный источник дохода – проведение маркетинговых исследований. Аукционы интересны тем, что в них реализована схема естественного ценообразования. А это великолепный банк данных для правильного ценообразования и исследования потенциальных возможностей рынка для фирм, работающих в сфере производства и продажи товаров и услуг, выставляемых на торги. Именно возможности правильного ценообразования, по всей видимости, послужили отправной точкой для создания большого количества аукционов при интернет-магазинах. Обычно на таких аукционах выставляются на продажу те же товары, что есть в магазине. Но суммы, за которые они продаются на аукционе могут значительно отличаться от их цены на “прилавке”.

Таким образом, проекты типа электронных аукционов нельзя отнести только к сфере “потребитель–потребитель”. Опосредованно они представляют сферы “бизнес-бизнес” и “бизнес-пользователь”. Это верно и в отношении любых “интернет-клубов по интересам”, формирующих вокруг себя большие сообщества пользователей. Кстати, формировать подобные сообщества могут и компании-производители товаров, для которых это становится дополнительной и не очень дорогой рекламы.

Впрочем, аукционы могут, естественно, представлять сферу “бизнес-бизнес” непосредственно. Например - всевозможные энергетические аукционы и биржи.22

Информационные технологии применяются всеми участниками рынка – не только хозяйствующими субъектами, но и государством, выполняющим функции регулятора рыночных процессов. Зародившиеся новые информационные отношения рыночных субъектов нашли отражение в специфической схеме “бизнес-государство” или “бизнес-правительство”. (business-to-government, В2G), которая лежит в основе концепции “электронного правительства”.23

Есть все основания отнести концепцию “электронного правительства” к сфере не только экономических наук, но и наук о государстве (теории государства и права государствоведения, политологии и др.).

Современный подход к государству исходит из того, что оно обладает всеми признаками крупной корпорации: у него есть бюджет, расходы, доходы, оно выступает субъектом мирового рынка, обобщая деятельность своих внутренних экономических агентов, у него есть акционеры и одновременно клиенты – граждане, которые заинтересованы в том, чтобы государственные сервисы были максимально дешевы и доступны. И в соответствии с этим подходом “государство, подобно крупной корпорации, должно стремиться к тому, чтобы удовлетворять интересы прежде всего своих акционеров, а с этой целью – повышать свою эффективность, точно так же, как корпорация должна повышать свою капитализацию, меняя модели работы на более технологичные и эффективные”.24 Излишне комментировать тот факт, что в эпоху компьютеризированного капитализма и электронного бизнеса такой подход к государству более оправдан с экономической точки зрения, чем, скажем, отношение к государству как к орудию классового господства или “средоточию нравственных сил всех членов общества”.

Какую бы схему ведения электронного бизнеса ни выбрала компания, всегда остается сложность оценки прибыльности (или убыточности) интернет-проекта. Во всем мире в Интернет инвестируют венчурные капиталисты. Россия не стала исключением. Венчурными инвесторами автоматически становятся все, кто вкладывает в Интернет, пока тот остается инновационным рисковым проектом. Инвестору в компании high-tech важно быть готовым к долгосрочным и планово убыточным проектам (риск состоит в том, что отдачи от инвестиций не будет вовсе). Но ожидаемая прибыль венчурных предприятий, как правило, многократно превышает прибыль предприятий обычных. Это и привлекает инвесторов, а также объясняет небывало высокую капитализацию интернет-компаний. Однако инновационные проекты не имеют коммерческой апробации, и поэтому подчас бывает очень сложно убедить инвестора в перспективности проекта.

По мнению Юрия Ровенского, генерального директора ОАО “Юниверс-Онлайн”, существуют два пути заработка в Сети.25 Первый – это разогрев рынка и игра на перепродаже. Здесь создаются и быстро продаются “витринки”, ничего собой не предоставляющие в смысле бизнес-модели. Они выращивают новые проекты и продвигают их на рынке как классические новые товары, получая доход от разницы между себестоимостью и ценой. Это небольшие, но очень быстрые и привлекательные деньги. Второй путь – инвестирование в проекты, нацеленные на окупаемость. Однако на сегодняшний день ни один проект не приносит прибыли в чистом виде. Многие рассчитывают еще заработать на буме интернет-рекламы, но доходы от рекламы вряд ли когда-либо будут в интернет-бизнесе на первом месте.

Особенности бизнеса на высоких технологиях (являющегося, как мы выяснили, венчурным и планово убыточным предприятием) заключаются в необходимости значительного реинвестирования, с которым связаны, например, убытки западных интернет-магазинов, таких как Аmazon.com.

Однако важен и другой момент. В то время как предприятия электронной коммерции с большими оборотами остаются низкорентабельными, центры формирования прибыли возникают в других местах. Тот же Amazon по сути убыточный центр. Прибыль же формируется у реальных владельцев тех товаров и услуг, которые через этот канал распространяются. Четко формировать центры прибыли и центры убыточности позволяет вертикальная интеграция. Во всем мире в электронную коммерцию деньги инвестируют как в средство продвижения. Ведь Интернет тоже не бизнес, а новая среда для бизнеса.

Таким образом, компании, желающие реализовать конкретные товары и услуги (т.е. заниматься конкретной предпринимательской деятельностью) в Интернет, могут использовать различные схемы ведения сетевого бизнеса в зависимости от специфики отрасли, в которой они работают, от собственных возможностей и от целей, которые они перед собой ставят. Могут они также действовать и по принципу “перекрестного опыления”, то есть сочетания и взаимного дополнения различных моделей электронного бизнеса и схем традиционной, офлайновой деловой активности. Трудно сказать, какая модель эффективнее, не обратившись к конкретном виду предпринимательской деятельности и условиям, в которых она оказывается в виртуальном мире. Жизнь сложнее любых схем.

1.3. Виды предпринимательской деятельности и услуг в сфере электронной коммерции

До сих пор мы рассматривали компанию, делающую бизнес в Интернете, как некую экономическую единицу, находящуюся в специфических условиях деловой среды и стоящую перед выбором конкретной бизнес-модели. Однако отнюдь не все равно какой конкретной предпринимательской деятельностью занимается данная компания, в своей отрасли и рыночной нише, какие конкретные услуги, рассчитанные на конкретные аудитории потребителей, она оказывает.

Эксперты Министерства РФ по связи и информации считают, основываясь на опыте других, более продвинутых государств, что развитие электронной коммерции в России станет экономически целесообразным, когда будет преодолен 15-процентный барьер “вхождения” населения в Сеть, т.е. когда к Интернет будет подключено более 15 процентов населения (т.е. более 20 млн. человек).26 Пока же, по данным агентства Моnitoring.ru, максимальная аудитория Рунет составляет около 6 млн. человек, или 4,5 процента взрослого населения России.27 Именно после преодоления пятнадцатипроцентного барьера в США и ряде европейских государств начался взрывообразный рост числа пользователей Сети, было положено начало активному использованию Интернет в секторе В2С, т.е. для организации продаж рядовому потребителю. Сработал так называемый эффект факса, описанный несколько лет назад обозревателем журнала Wired Кевином Келли.28

Келли привел забавную аналогию, сравнивая развитие Сети с распространением факсов. Первый современный факс-аппарат, на создание которого ушли миллионы долларов, в единственном экземпляре не стоил ничего, писал Келли, но вторая факс-машина немедленно придала первой определенную ценность, поскольку появилась возможность передавать кому-то что-то по факсу. Сейчас покупатель факс-аппарата, заплатив две сотни долларов, получает в свое распоряжение всю огромную сеть и тем самым еще ненамного увеличивает стоимость всего остального множества факсов.

В Интернет действует абсолютно такой же закон: чем больше узлов, тем более ценной становится Сеть для потребителя, а когда число пользователей Сети достигает значимой для бизнеса величины, число узлов начинает расти по экспоненте и расширение перечня услуг, оказываемых через Сеть, привлекает к ней все больше и больше посетителей, потенциальных потребителей услуг и товаров. Трудно сказать, почему “эффект факса” срабатывает, когда преодолевается именно 15-процентный барьер охвата населения страны, однако это так, и в России он будет преодолен не скоро.

Однако, несмотря на скудный спрос на товар и услуги предлагаемые виртуальными компаниями, эти самые компании продолжают активно развивать свою деятельность в Интернет, захватывая и разделяя между собой рынок. Помимо ставших уже обычными провайдерских услуг и перепродаж популярных интернет-сайтов (оборот этого бизнеса около 15 млн. долларов), следует назвать рекламный бизнес, о котором кое-что уже было сказано. Хотя расценки на рекламу в Интернет значительно ниже расценок на телевидении и в печатной прессе, все же владельцы сайтов охотно сдают места на своих веб-страницах в аренду рекламодателям, и так называемые баннеры (рекламные знамена) полощутся практически на каждой домашней странице, привлекая внимание неискушенного пользователя красками, юмором и анимацией.

С точки зрения электронной коммерции в России довольно перспективны электронные платежи, торговля ценными бумагами, банковские услуги, страхование, создание программного обеспечения.

Еще один вид бизнеса в Интернет – это так называемая IP-телефония, в этом быстрорастущем секторе уже работают 100 провайдеров. Применение этой технологии существенно снижает стоимость международных разговоров.

Электронная коммерция пользуется большой популярностью у розничных торговцев. Основное преимущество торговли через Интернет – низкие издержи (не нужны торговые площади и продавцы, не нужно платить комиссионным распространителям). Другое преимущество – общение. Интернет позволяет персонализировать отношения с клиентом, который может теперь быстро найти необходимые ему товар, узнать его характеристики, заказать технику, изготовленную по определенной конфигурации и отслеживать стадии выполнения заказа.

Не все из многочисленных зарегистрированных интернет-магазинов являются таковыми в полном смысле слова. Многие представляют собой лишь интернет-витрины. Информационные сайты, электронные каталоги товаров и прайс-листы. При этом часть из них обслуживает покупателей только на территории своего региона, а другая – вообще не работает, а просто регистрируется на будущее.

За рубежом основная часть продаж приходится на товары массового пользования. Большим спросом пользуются компьютеры и их комплектующие, путешествия, туризм и развлечения. Шестнадцать процентов новых автомобилей в октябре 1997 года было заказано через Интернет. Аналитики Сhrysler Motors прогнозируют, что 25% их автомобилей будет куплено в 2001 г. через Интернет.29 Торговать автомобилями и иными дорогими товарами гораздо выгоднее для компаний, чем предлагать, скажем, продукты питания. Ведь стоимость единицы товара (автомобиля) гораздо выше стоимости транзакции, необходимой для оплаты этого товара через Интернет при покупке. Реализовать продукты питания через интернет-магазины невыгодно компании, т.к. оплата доставки товара (если компания берет на себя доставку) “съест” всю прибыль от продажи. Потребитель же вместо того, чтобы оплачивать доставку и платить банку комиссионные за перевод денег на счета продавца (притом, что нужно еще заполнять виртуальный бланк заказа при покупке, т.е. при совершении сделки, и оплачивать сам товар), пойдет в обычный магазин “через дорогу” и купит булку без лишних проблем.

Для массового развития интернет-торговли необходимы товары, удовлетворяющие двум критериям: относительно небольшая стоимость и периодичность продаж. Например, билеты. Вся розничная электронная коммерция в США начиналась с продажи авиационных билетов. Сейчас билеты, которые входят в категорию “путешествия”, составляют значительную долю продаж розничного сектора.

Стоимость электронной покупки не должна быть очень большой. Значительные покупки требуют более пристального “осмотра” товара, а он невозможен в виртуальном мире. Одновременно небольшие покупки не вызывают у клиентов сильных забот о безопасности платежей. Пока этому критерию в российской интернет-торговле соответствуют только книги и кассеты.

В последнее время ассортимент товаров торговых точек расширился и к ним добавились бытовые приборы, фармацевтическая продукция, автозапчасти, подписка на периодические издания, подарочная и сувенирная продукция и т.д. Покупки этих товаров относятся к категории наиболее продуманных, совершаемых лишь после получения о них достаточно полной информации. Это означает, что, чтобы совершить хорошую покупку (и принести прибыль компании) покупателю необходимо получить максимальную информацию о товаре. По данным компании Еrnst&Young, более половины покупателей не совершают импульсивных покупок в Интернет.30 С другой стороны, каждая из перечисленных товарных категорий включает массу товаров-аналогов, конкурентов. Прежде чем совершить покупку, необходимо выбрать из сотен аналогичных продуктов, что, несомненно, быстрее сделать в режиме он-лайн, чем лично объезжать десятки магазинов.

С точки зрения инвестора можно выделить следующие базовые модели оn-line торговли. Первоначальная модель Аmazon.com предполагала торговлю товарами, которые компания закупает у производителей. Доходы компании составляет маржа, поучаемая с продаж. При этом Аmazon изначально устанавливает достаточно низкие цены, чтобы обеспечить рост продаж. Уже несколько лет подряд компания является убыточной ввиду большого объема инвестиций в расширение сети дистрибуции и рекламу.

По принципиально другому пути пошел eBay. Компания не продает товары, а предоставляет частным пользователям возможность разместить свои предложения на покупку или продажи любых товаров и услуг. Принципиально важным для такой компании было набрать “критическую массу” продавцом и покупателей, т.к. чем больше клиентов у сайта, тем более он привлекателен для новых пользователей; еВау же получает ежемесячный взнос и комиссию с каждой сделки. Эта модель изначально предполагает значительно меньшие издержки. Поэтому еВау – одна из немногих прибыльных интернет-компаний на сегодня, а компании с другими первоначальными моделями также “запускают” свои аукционные проекты.

Отдельно можно отметить Рriceline.com и подобные ей организации.31 Эта компания разработала и внедрила уникальную технологию работы с потребителем. Покупатели размещают заказы на приобретение конкретного товара или услуги по желаемой цене. Отказаться от покупки товара после того, как назван номер кредитной карточки, уже нельзя. Продавцы тоже выставляют конкретный товар или услугу по определенной цене. Допустим, авиабилет Москва Нью-Йорк на лайнере определенной модели бизнес-классом. Компьютерная программа обрабатывает разные заказы, выбирая наилучшие цены. “Черный ящик” не дает преимуществ ни продавцам, ни покупателям, сохраняя полную анонимность фирм-участников до оглашения результатов. Это позволяет крупным компаниям с известным брендом, продавать часть своих товаров или услуг по сниженным ценам, не оглашая этого заранее и не нарушая, таким образом, существенную ценовую структуру.

Все крупные компании уже несколько лет имеют представительство. Но одно дело – информационный сайт о компании и ее продукции, и совсем другое – торговое Web-подразделение. Для того, чтобы осуществлять продажу своих товаров через Интернет на том же уровне, что и Аmazon.com, необходимо сначала вложить большие деньги в оборудование, программное обеспечение и систему доставки товаров.

Качество оформления и удобство использования сайта очень сильно отражаются на популярности и, следовательно, прибыльности электронного магазина, однако практические рекомендации для бизнесменов и рейтинговые оценки качества сайтов часто встречаются в литературе32, поэтому от детальных комментариев мы здесь воздержались.

В межкорпоративной торговле (В2В-сектор) первое место по объему совершаемых покупок через Интернет занимают торгово-промышленные предприятия, на втором месте – государственные учреждения, третья по величине группа покупателей – учебные учреждения. Розничные торговцы ориентируются на состоятельных деловых людей, которые, с одной стороны, в состоянии, скажем, формировать спрос на компьютеры и комплектующие, часто (или регулярно) путешествуют, с другой стороны, достаточно образованны, чтобы регулярно покупать книги, программное обеспечение и т.п. Возможным покупателем продуктов питания через Интернет опять же выступает эта категория потребителей: они, как правило, закупают продукты питания в универмаге на неделю вперед (совершение покупки в таком объеме через Интернет оправдает расходы на заключение сделки и доставку товара). Домохозяйки же (основные покупателя пищевых продуктов) в среднем ходят за покупками десять раз в неделю. Для них это своеобразный способ провести время.

Концепция виртуальных магазинов для розничных покупателей берет свое начало от обычной торговли по каталогам. Обычно электронной магазин представляет собой Web-узел, на котором имеется каталог товаров и виртуальная “тележка” покупателя, на которую эти товары собираются. Оплата товаров и услуг чаще всего осуществляется с помощью наличных денег или кредитной карточки. В первом случае используются наличные переводы на расчетный счет продавца, а также оплата товара наличными курьеру или при получении посылки, отправленный наложенным платежом. Во втором – после заказа товара происходит обычная авторизация карты, а списание денег со счета покупателя производится лишь в момент отправки товара по почте или с курьером (о способах и проблемах оплаты интернет-услуг, а также о разработках в этой области он см. подробнее 1.4.). Доставка товаров покупателям осуществляется курьером, почтой или, в случае покупки электронных товаров – программного обеспечения или информации, - по каналам электронной почти или непосредственно через Web-страницу.

Сегодня начинает набирать обороты сравнительно новый вид электронной коммерции – виртуальные банки. Среди основных преимуществ интернет-банков – относительно низкая себестоимость организации такого банка и широчайший охват клиентов (потенциальным клиентом может стать практически любой пользователь Интернет). Однако в отличие от торговли потребительскими товарами, где потенциальным покупателем является практически каждый пользователь, целевая аудитория банков несколько уже. Во-первых, большинство банков ориентируется, прежде всего, на достаточно обеспеченных людей, которые могут позволить себе целый комплекс услуг. Речь идет не только о богатых людях, но и об обеспеченном среднем классе. Во-вторых, если товары покупают и дети, и домохозяйки, то потребители банковских услуг – как правило, работающие люди. Таким образом, развитие сектора связано как с ростом числа пользователей Интернет, так и со степенью развитости банковской системы страны.

Главное достоинство сети – низкие издержки, которые достигаются путем снижения стоимости операций за счет уменьшения операционных и административных расходов. Сегодня существуют четыре способа распространения банковских услуг. Через физическое представительство, по телефону, компьютерной сети (имеется в виду сеть, соединяющая только банк и его клиентов: РС banking бурно развивался в 90-е гг.) и через Интернет. Согласно американской статистике, средняя стоимость операции (издержки транзакции), выполняемый традиционными банковскими способами, составляет 1 доллар 27 центов, для автоматического диспенсера эта цифра составляет 27 центов, а с применением интернет-технологий, по разным оценкам, - от 1 до 10 центов. Также за одну торговлю брокер, предоставляющий полный цикл услуг, берет 150 долларов, так называемый дисконтный брокер – 69 долларов, а интернетовский брокер – всего десять долларов.33 Средняя стоимость одного филиала составляет около 1 млн. долларов, а расширить интернет-бизнес на новые регионы можно почти бесплатно. Конечно, собственно развитие интернет-технологий требует сравнительно крупных начальных инвестиций в разработку стратегии и новых технологических решений, в аппаратуру, безопасность, на имидж и маркетинг, на создание условий прозрачности и доверия. Но когда эти вложения уже сделаны, то дальнейшее развитие бизнеса требует минимальных дополнительных затрат. За счет всего этого виртуальный банк может предоставлять клиентам более выгодные, чем у обычного банка, проценты и предоставлять за более низкую плату больший спектр банковских и других услуг. Частные потребитель выиграл и в другом смысле. Ведь если в случае РC banking клиент должен иметь компьютер, подключенный к сети банка, то теперь ему достаточно иметь доступ к Интернет на работе.

Интернет обычно используется как дополнительный канал сбыта с применением уже существующей инфраструктуры других подразделений. Несмотря на впечатляющие успехи чисто интернетовских банков и брокеров, т.е. тех, что не имеют сети местных отделений, доминирующей силой в электронной коммерции в области финансовых услуг продолжают оставаться крупнейшие традиционные банки и брокеры, которые ищут новые пути совмещения услуг через Интернет с модернизированными вариантами традиционных финансовых услуг. Имея огромные ресурсы, они активно инвестируют в новые частные электронные системы платежей и других расчетов, входя в партнерские отношения с ведущими фирмами в области интернет-технологий.

Банковская сфера уже давно развивается по пути универсализации. Клиент заинтересован получать весь спектр услуг в одном месте. Важно также, чтобы услуги и информацию люди могли получать всеми удобными им способами. Электронный бизнес дает банковской системе возможность сломать границы между предоставляемыми продуктами и видами бизнеса; возможность значительно более полно удовлетворять запросы клиентов, и не только в традиционных видах услуг, но и в смежных областях: это и потенциал конвергенции различных видов бизнеса с целью максимального удовлетворения запросов клиентов и повышения эффективности бизнеса. Луи Герстнер, руководитель фирмы IВM, говорил: “Настоящая революция заключается не в технологии. Революция в тех изменениях институциональных процессов, которые должны произойти, чтобы полностью абсорбировать преимущества новых технологий”.34

В настоящее время интернет-банки, а точнее, виртуальные отделения обычных банков, предоставляют физическим и юридическим лицам возможность управлять своим счетом через Интернет. Пионером в этой области в России стал Автобанк, предложив своим клиентам систему “Домашний банк”.

Пользователи системы имеют возможность управлять личными счетами, открытыми в Автобанке, оперативно размещать средства на срочные депозиты, конвертировать рубли в иностранную валюту и обратно, переводить деньги на счета физических и юридических лиц, также являющихся клиентами Автобанка. Реально также предоставление пользователям “Домашнего банка” дополнительных возможностей по блокировке своих пластиковых карточек, осуществлению переводов на счета физических и юридических лиц в любом банке, оплате товаров и услуг в электронных магазинах, покупке и продаже ценных бумаг. Стать пользователем системы достаточно просто. Для этого необходимо иметь доступ к Интернет, стать клиентом Автобанка и зарегистрироваться в системе “Домашний банк”, уплатив сравнительно небольшую сумму денет и установить на своем компьютере специальное оборудование.

Сама идея удаленного доступа к счету не нова. Подавляющее большинство российских фирм уже давно пользуется системами “банк-клиент”, навещая банк один-два раза в месяц. Первой ласточкой стал совместный проект АО “МГТС” и Гута-банка – система “Телебанк”, позволяющая управлять счетом по телефону.35 Нажимая на кнопки телефонного аппарата, клиент может оплатить коммунальные услуги, телефон, счета за междугородные переговоры, купить или продать валюту и получить информацию о состоянии счета.

Основной недостаток этой системы в том, что она не заменяет, а дополняет традиционные банковские услуги, не снимая с клиента необходимости постоянно посещать банк. Проведение телефонных операций возможно только в том случае, если клиент заранее оформил в ближайшем отделении бумажный эквивалент телефонной операции, своеобразное платежное поручение. Таким образом, в любой момент перевести деньги можно только по заранее оговоренным реквизитам и суммам. А это ограничивает число клиентов кругом лиц, которым необходимо регулярно платить в одно и то же место довольно значительные суммы. Преимущественно это владельцы сотовых телефонов, которые и составляют большинство клиентов системы “Телебанк”. Интернеториентированные системы такими недостатками не обладают.

Имеются факторы, сдерживающие развитие комплексного банковского бизнеса в WWW-пространстве. Общепринятая практика подписи клиента при заключении контракта – один из них. Открытие счета, например, требует физического обмена подтверждающими документами с подписью клиента. Это, как правило, растягивает процесс регистрации на несколько недель. В принципе, уже разработаны стандарты электронной передачи конфиденциальной информации. Но для того, чтобы это новшество стало нормой в бизнесе, должны сначала произойти изменения в законодательстве многих стран. К тому же, клиенты должны быть уверены в защищенности данного способа передачи данных от несанкционированного доступа.

Главным препятствием для осуществления банковских услуг по сети является тот факт, что многие из них требуют персональной консультации специалиста. В этом случае сам совет является существенной частью услуги, что отражается на цене.

Соmmoditisation (от соmmodity – товар, предмет потребления) – маркетинговый термин, который означает, что предлагаемый товар или услуга широко известны публике, обладают стандартными характеристиками и могут быть проданы по фиксированной цене. В отличие от таких услуг, как доверительное управление активами, пенсионный план или выдача кредита, которые требуют индивидуального подхода и дополнительного обсуждения, стандартизированные услуги можно продавать как обычный товар. В этом случае Интернет выступает очень удобным каналом сбыта. Кроме осуществления по сети валютного обмена, платежей, перевода средств со счета на счет, мониторинга счетов многие банки предлагают спектр брокерских услуг.

Дисконтные брокерские услуги – наиболее распространенный вид деятельности мировых банков на сегодня. За определенную фиксированную плату банк осуществляет по поручению клиента операции на фондовом рынке. Так как при этом банк выполняет лишь технические функции, цена услуги, как правило, невелика (от 10 до 30 долларов за лот до 5000 акций). Гута-банк предложил своим клиентам возможность работы на фондовых рынках через Интернет с использованием системы “Remote Trader”, разработанной специалистами Гута-банка, еще летом 1997 года. Первая российская интернет-брокерская система позволяла клиентам просматривать котировки и биржевую информацию о котируемых на ММВБ и МФБ ценных бумагах, направлять заявки в режиме реального времени на эти площадки, следить за ходом торгов, управлять портфелем в реальном времени. В рамках “Remote Trader” была реализована схема маржинального кредитования с предоставлением двойного плеча и кредитованием клиентов денежными средствами и ценными бумагами. Система в дальнейшем совершенствовалась и в феврале 2001 года. Гута-банк вывел на рынок интернет-брокерскую систему нового поколения “GUTA-broker” которая обладает массой полезных функций, интересных, прежде всего, профессиональным участникам российского фондового рынка, имеющим собственную клиентскую базу.36

При попытке обобщения всех известных определений выходит, что интернет-трейдинг – это услуга, оказываемая брокерскими компаниями, банками и альтернативными торговыми системами своим клиентам с использованием глобальной сети Интернет, имеющая целью предоставление возможности заключать сделки покупки или продажи финансовых инструментов. В этом смысле и услуга информационного обмена между клиентом и брокером вполне подпадает под такое определение. В России даже известны факты предоставления таких услуг.

Интернет-трейдинг (ИТ-услуга) выгоден и удобен и брокеру и его клиенту, а потому очень популярен на Западе.

В эпоху Интернет деятельность брокерских компаний все в большей степени становится информационной. Чтобы быть конкурентоспособным, брокер должен организовать управление тремя основными информационными потоками между ним и его клиентом: 1) рыночные цены; 2) отчеты о состоянии портфеля клиента и 3) приказы клиента на операции. Безусловно, эти информационные потоки должны нести финансовую нагрузку, т.е. брокер должен отвечать за своевременность предоставления и обработки информации.

Прямого участия частного инвестора в торгах нет: в соответствии с законодательством о рынке ценных бумаг участие в торгах могут принимать только лицензированные профессиональные участники рынка ценных бумаг. Однако существует прямой доступ (технический термин) к данным о ходе торгов, равно как и возможность отправлять на торги от своего имени поручения на сделки. “Прямое участие в торгах” и “прямой доступ по торгам” не следует путать. Система “прямого доступа” предполагает автоматический (в компьютерном режиме) вывод заявки на рынок и дает возможность клиенту самостоятельно управлять размещением своего ордера, включая выбор торговой площадки, возможность коррекции параметров ордера, его отмены, контроль правильности исполнения, получение отчета о сделках и т.д. Фактически клиент получает доступ к торговой системе биржи (или альтернативной торговой площадке) и к дополнительной информации (не только к котировкам, но и данным об объемах заявок на покупку/продажу и т.д.) наравне с другими брокерами. Клиент “видит”, как его ордер “появился” в окне торговой системы.

Однако с точки зрения законодательства прямого доступа нет. Клиент не может выставлять сделку на бирже от своего имени. Поэтому даже при интернет-трейдинге брокер все равно неявно присутствует в технологической цепочке, но не как посредник для вывода сделки на рынок, а как лицо, отслеживающее лимиты клиента на совершение операций, осуществляющее поставку актива, платежи, переход прав собственности на активы и т.д. (причем все это в идеале должно осуществляться в рамках компьютерной системы).

На Западе прямой доступ (и технически, и законодательно) возможен в рамках электронных коммуникационных сетей (ЕСN). По американскому законодательству ЕСN может регистрироваться и как брокер, и как биржа. В первую очередь в ЕСN ищется встречная парная заявка (если найдена, то обе заявки исполняются – “парируются”). На этом уровне с функциональной точки зрения ЕСN выступает в качестве биржи. Если парной заявки не найдено, то клиентская заявка выводится на открытый рынок и здесь ЕСN выступает как брокер.

Настоящая интернетовская революция в брокерском деле купли и продажи акций, облигаций и других ценных бумаг началась с вызова, брошенного так называемыми онлайн-дисконтными брокерами традиционным брокерским домам и инвестиционным банкам. Первые вышли на рынок, предлагая активным частным инвесторам торговать ценными бумагами через Интернет за очень низкую плату. Наиболее известными из этой плеяды компаний (которые, правда, потом развили более квалифицированные услуги) были Сharles Schwab, E-Trade. При этом негативная сторона этого тренда не заставила себя долго ждать, т.к. без серьезных профессиональных советов брокеров эти инвесторы стали все чаще терять деньги. В то же время ряд ведущих брокеров адекватно отреагировали на этот вызов и начали предоставление онлайн-услуг, включающих информационное обеспечение и определенный объем онлайн-трейдинга.

В настоящее время в таких регионах как Северная Америка и, в какой-то мере, Европа в брокерском деле уже началась вторая фаза интернетовской революции. Ее инициаторами стали такие ведущие брокерские компании и инвестиционные банки, как Меrill Lynch, J.Р.Morgan, Goldman Sachs, Bear Stern и др. Речь уже шла о сочетании активного онлайн-трэйдинга с предоставлением приспособленной к потребностям определенных групп клиентов финансовой информации, анализа и консультаций.

Если попытаться описать развитую электронную брокерскую платформу в Интернет, то это была бы комбинация трейдинга, информации, анализа и интерактивной консультации клиентам. Пользуясь платформой, клиент может торговать ценными бумагами, инвестировать, получать материалы о выгодах и рисках и, в частности, о налоговых последствиях планируемой операции. Иногда одна и та же платформа дает возможность покупать другие услуги и товары, что повышает ее отдачу. Для клиентов, располагающих большим портфелем инвестиций, операции по купле и продаже ценных бумаг прямо связаны с их счетами, как правило, находящимися в управлении у брокера, во взаимодействии с такого рода клиентами крупнейшие брокеры уже стали предлагать систему отношений, основанную не на оплате услуг от каждой торговой операции, а на годовой комиссии, связанной с объемом активов клиента. При этом предполагается, что клиент может производить необходимое для него количество транзакций по большинству типов ценных бумаг, брать консультации у экспертов компании, иметь периодически обновляемый финансовый план, смарт-карту и другие услуги.

Для клиентов, имеющий прямой доступ к платформе, крупнейшие брокеры стали также предоставлять мультимедийную информацию, анализ и видеоклипы через Интернет. Сюда, как правило, входят обновляемые ежедневно исследования по состоянию дел на рынке ценных бумаг, выступления брокеров, экономистов, управляющих инвестиционными фондами и др. подобные платформы предоставляют услуги круглосуточно, и клиенты могут получать ответы на вопросы через электронную почту и даже по телефону.

Несмотря на такую аналитическую поддержку и разнообразие услуг со стороны брокеров, представляется, что клиенты должны основывать свои инвестиционные решения также на базе анализа альтернативных источников информации.

Интересно также отметить, что брокеры из так называемых “возникающих стран”, т.е. развивающихся и переходных экономик с относительно развитыми биржами ценных бумаг, начинают входить в мир Интернет, стараясь предоставлять своим клиентам по возможности широкую гамму услуг. Тем самым они стремятся сразу войти в указанную вторую фазу электронной коммерции в брокерском деле.

И, наконец, развитие электронной коммерции в брокерском деле поднимает вопрос адекватного регулирования продажи акций, особенно со стороны чисто онлайн-брокеров. Строгий отбор при лицензировании и эффективное применение правил надзора являются первым условием для изображения присутствия слабых или нечестных операторов на рынке ценных бумаг. Финансовые посредники должны “регулярно подвергаться внутреннему и внешнему аудиту и соответствовать требованиям уровня капитала и другим пруденциальным правилам”.37

Высокий уровень открытости как перед сделкой, так и после нее также помогают клиентам избегать сомнительных сделок. При этом если брокер закрывает свое дело, то это не должно приводить к потерям его клиентов или партнеров и создавать системные риски. Что касается органов надзора развивающихся стран и стран с переходной экономикой, то применение “лучшей мировой практики” ставит перед ними крайне сложные задачи внутреннего порядка. При этом перед ними также встает новая задача, а именно защита местных клиентов от мошеннической практики некоторых иностранных онлайн-брокеров. Последняя, в свою очередь, ставит вопрос повышения уровня координации между национальными органами надзора и ассоциациями брокеров.

Заслуживает пристального внимания такой вид предпринимательской деятельности (и услуга) в Интернет, как виртуальное страхование. Хотя эта форма деятельности близка к розничной торговле через электронные магазины, но у нее есть своя специфика.

В настоящее время в России свои интернет-сайты имеют чуть более 10% работающих на страховом рынке компаний. Однако почти половины страховых взносов приходится на 10 компаний-лидеров, а 86% - на первую сотню. Так что более объективными и полезными будут другие оценки приобщенности страховщиков к “новым технологиям”: на компании, имеющие сайты, сейчас приходится более 70% суммарных собираемых на рынке взносов и осуществляемых страховщиками выплат. Свои сайты имеют девять из десяти крупнейших страховых компаний, тридцать – из пятидесяти и шестьдесят пять – из ста.38

При этом не стоит преувеличивать проникновение страхового бизнеса в Интернет. Дело в том, что лишь небольшое число страховщиков имеют действительно функциональные сайты. Представительство же остальных чисто номинальное, а их сайты, представляющие собой повествующую о компании страничку текста, нельзя даже назвать полноценными интернет-ресурсами.

Изначально сайты компаний выполняют исключительно представительскую функцию: на них представлены контактные данные страховщика, перечислены имеющиеся лицензии, реже даны краткие характеристики продаваемых продуктов. Следующий этап развития интернет-страхования – превращение сайтов в полноценный информационный ресурс.

Некоторые страховщики, имеющие высокую географическую диверсификацию деятельности, стараются развивать не только сайт головной компании, но и сайты региональных филиалов и дочерних компаний. Компании ориентируются на создание единого корпоративного стиля интернет-представительств.

В настоящее время в Сети полноценно представлено около 50 страховых компаний. На их сайтах, помимо контактной информации и информации о страховых продуктах, предлагаемых данной компанией, представлена подробная информация о самой компании, результатах ее деятельности, тарифах и условиях страхования. Там можно ознакомиться с новостями компании и рынка, с наиболее интересными публикациями прессы, проконсультироваться со специалистами компании по интересующим вопросам практически в режиме реального времени и вызвать страхового агента.

На сайте “Ингосстраха” помещена информация специального страхового бизнес-бюро, созданного для установления контактов с потенциальными и существующими партнерами и клиентами – юридическими лицами. Партнеры-страховщики могут здесь сделать заявку на перестрахование рисков, а клиенты – физические лица при помощи страховых калькуляторов рассчитать для себя стоимость конкретных страховых полисов. Наличие страхового калькулятора становится обязательным элементом полноценного страхового сайта, ведь при табличном представлении тарифов указываемый в них диапазон может составлять несколько процентов.

Абсолютное большинство сайтов страховщиков – “живые”. На них есть свежие новости и информация о новых страховых продуктах. Они регулярно обновляются, совершенствуются, становятся все более удобными для диалога “клиент – страховая компания”.

Однако помимо “универсальных” сайтов есть и специализированные, посвященные одному виду страхования и содержащие большой объем дополнительной информации, на первый взгляд, даже не относящейся к страхованию. Так, медицинскому страхованию в Москве посвящены сайты страховых компаний “Газпроммедстрах” и “Отечество”. При этом на сайте “Отечества” особый интерес представляет полный список “качественных” медицинских учреждений Москвы с подробным описанием предоставляемых ими услуг и даже оценкой качества обслуживания.39

Промышленно-страховая компания, помимо основного интернет-представительства, имеет специализированное – посвященное ипотечному страхованию. На этом сайте представлена полная информация о программе ипотечного кредитования, о стандартах, принятых на Западе и у нас, о возможности взять ипотечный кредит различного размера и необходимых для этого ежемесячных взносов.

Следующим шагом страховщиков стало создание интернет-магазинов. Самые первые ростки интернет-страхования стали пробиваться в 1999 году, когда на сайтах крупных страховщиков появилась возможность вызова агента. Далее ряд компаний усовершенствовал этот процесс, предусмотрев опцию расчета на сайте тарифов по основным видам страхования и заполнения форм-анкет, предназначенных для подготовки страховым агентом необходимых документов для страхования конкретных рисков. На сегодняшний день 18 компаний имеют подобные пункты онлайн-торговли полисами. У большинства из них необходимые для заполнения формы находятся в разделах, соответствующих определенным видам страховой деятельности.

Для клиента механизм работы прост: прочитал информацию о данном виде страхования, внес в формы данные об объекте страхования и послал заявку в компанию. Далее в течение суток с клиентом по почте или по телефону связывается страховой агент, который узнает необходимую дополнительную информацию, подготавливает договор и привозит его клиенту. Аналогичным образом устроены практически все страховое “интернет-магазины”. Их задача – упростить процесс заключения договора, освободить человека от посещения офиса компании, привлечь в страхование людей, являющихся завсегдатаями Интернет. Купить страховой полис непосредственно через Интернет (то есть без посещения офиса страховой компании или вызова агента) можно лишь на нескольких сайтах, где после заполнения формы-анкеты и расчета тарифов клиент может заплатить необходимую сумму либо через платежную систему Суberplat, либо распечатать счет и оплатить его в отделении банка. После подтверждения оплаты клиент получает полис в офисе страховой компании, либо с ним связывается курьер, который доставляет ему полис на дом или на работу.

На первый взгляд страховой интернет-магазин В2С не должен иметь сильных отличий от других интернет-магазинов: и там, и там должна существовать возможность произвести оплату либо через платежные системы, либо через Сбербанк, либо непосредственно прибывшему агенту-курьеру. Однако существует одна основная проблема, определяемая самой сутью страхования и являющаяся естественным тормозом для развития страхования в Сети.

Дело в том, что страховой полис в большинстве случаев является сугубо индивидуальным продуктом и практически не подлежит стандартизации. Так, в большинстве случаев требуется не только заполнение достаточно объемной формы, но и осмотр объекта страхования. Поэтому на всех без исключения сайтах число страховых продуктов, предлагаемых в режиме оn-line, очень ограничено: страхование автогражданской ответственности, страхование выезжающих за рубеж, реже – добровольное медицинское страхование. Остальные же полисы, включая страхование дач, квартир, автотранспорта и иного имущества, подразумевают непосредственный осмотр объекта. И здесь “прорыв” вряд ли возможен: слишком велика опасность мошенничества, страхования уже поврежденных объектов.

Через Интернет можно продавать либо два-три стандартных продукта, либо полисы, специально трансформированные под интернет-продажи. В этой связи хотелось бы отметить, что разные страховщики, создавая сайты, ставят перед собой изначально различные задачи, соответствующие этим возможностям: либо открытие дополнительного канала продаж, либо начало нового бизнеса.

Сторонники первого подхода не ожидают большого бизнеса в Интернет и считают, что гораздо больше пользы сегодня можно получить от полноценного информационного интернет-ресурса, чем от электронного магазина. По их мнению, интернет-страхование должно быть лишь дополнительным сервисом для клиентов.

Для приверженцев второго подхода Интернет не только канал продаж и обратной связи с клиентом, но и средство для оптимизации бизнес-процессов, уменьшения трудозатрат на обслуживание клиентов.

Одним из препятствий, стоящих на пути страховых интернет-магазинов, является электронная система оплаты выкупаемого страхового полиса. В числе причин: малое количество владельцев кредитных карт в России и их недоверие к платежам через Интернет.

Говоря об интернет-страховании, необходимо отметить еще несколько проектов, связанных с продвижением технологий В2В. В настоящее время разрабатываются на идеологическом уровне и создаются перестраховочные интернет-биржи. Кроме того, существуют проекты сотрудничества страховых компаний с туристическими фирмами.40

Будучи объединением компьютерных сетей, Интернет является удобным каналом сбыта программного обеспечения (software, софт), которое может переправляться по Сети любому адресату за мизерные промежутки времени. Возможность мгновенной доставки продукта на компьютер покупателя обеспечила высокую популярность программных продуктов в розничной торговле. Однако софтверный бизнес в Интернет этим не ограничивается.

Россия интересна тем, что при наличии большого числа опытных программистов она является одним из ведущих экспортеров технологий для электронного бизнеса. Бум электронной коммерции в США и ее интенсивное развитие в Западной Европе привели в России к большому притоку заказов на разработку систем электронного бизнеса всех классов. Довольно популярной и выгодной как для заказчика (обычно западной компании), так и для исполнителя (группы российских программистов, или фирмы, специализирующейся на программировании) является так называемая офшорная схема. Исполнитель получает заказ, реализует его в строгом соответствии с утвержденным техническим заданием и получает свои деньги за работу. При этом все исходные тексты программ, авторское право и исполнимый код переходят в полную собственность заказчика. Пока такая схема выгодна и для российских разработчиков, и для западных бизнесменов.

В офшорном программировании в России распространены две схемы работы. Они разнятся по стоимости работ для заказчика, и по степени рисков, которые несут обе стороны – заказчик и исполнитель, а зачастую и по качеству продукта.

Разработчиком могут выступать серьезные, с именем, фирмы, предпочитающие иметь дело с не менее серьезными зарубежными партнерами. Всего около тридцати компаний в России могут взять на себя весь производственный цикл разработки программного обеспечения. Заказчик в этом случае получает конечный продукт и необходимую сопровождающую документацию, по ходу работ исполнители поддерживают с ним тесное взаимодействие, у них хорошо поставлено управление проектом. Одним словом, такие компании работают “по-взрослому”. Но и деньги за свои разработки берут недетские. Компании несут значительные расходы на активный маркетинг и рекламу. Некоторые из них, например, VDI, чтобы обеспечить себя регулярными заказами из-за границы, идут на создание представительств за рубежом.

Так что стоимость разработок, заказываемых таким компаниями в России, если не сравнялась с западной, то, по крайней мере, стремится к ней, превосходя порой стоимость разработки у индийских программистов. Впрочем, по большому счету, “офшорным программированием” назвать подобную схему ведения бизнеса уже нельзя. По сути, это взаимовыгодное сотрудничество крупных компаний, для которых не имеет принципиального значения физическое местоположение головного офиса каждой из них.

Работа начинающих программистских компаний или же просто групп разработчиков, постоянных, периодически работающих в одном составе, или временных, собранных под конкретный проект, строится иным образом. Таким группам и компаниям, как правило, отдается на аутсорсинг написание не всей системы, а отдельных модулей, зачастую это разовые заказы, по исполнении которых все отношения между группой и заказчиком прерываются.

Самый надежный путь к заказам для временной группы программистов, впрочем, как и для софтверной фирмы, - личные контакты с зарубежными партнерами. Но есть и иные способы заполучить заказ, которыми пользуются “вольнонаемные” программисты. За каждый заказ порой разворачивается нешуточная битва, каждое предложение конкурирует с десятками других. Сохранить заказчика за собой, получить от него следующий заказ, считается в этой среде удачей. Если заказчик станет постоянным, то очень часто группа на нем и замыкается, прекращая поиски других работодателей: очередные заказы могут выполняться либо на условиях частичной предоплаты, либо группа получит другие льготы и бонусы. Но дело не только в них, а в очень высокой конкуренции среди групп программистов.

Мелких “офшорников” очень много. В России подобным способом кормятся самые разные категории специалистов: от студентов до кандидатов и докторов наук, предпочитающих нерегулярный, но весьма ощутимый приработок уходу из большой науки в профильный бизнес.

Мелкие компании или просто физические лица, работающие по заказу, получают доход, с которого очень часто никаких налогов не платят. Работы же обычно ведутся в режиме “удаленного офиса”, а проще говоря, исполнители сидят по домам, что в свою очередь, сводит к нулю накладные расходы группы – на аренду помещений, электроэнергию и т.п. А это позволяет группа дэмпинговать: даже при условии высокой квалификации разработчиков группы час работы программиста в среднем обходится заказчику в 10 долларов в регионах и в 50 долларов Москве.41

Впрочем, при всех выгодах и для заказчика, и для разработчика в схеме офшорного программирования есть несколько отрицательных сторон.

Прежде всего ни заказчик, ни исполнитель, особенно если совместная работа ведется впервые и стороны незнакомы, не могут быть до конца уверены друг в друге. Всегда есть вероятность, что заказчик окажется неплатежеспособным или не захочет платить наперед оговоренную сумму. С другой сторон, исполнитель может не справиться с поставленной задачей, или справиться не на должном уровне, или банально сорвать сроки.

Определенный риск привносит в процесс и удаленность сторон: большие расстояния не позволяют заказчику и исполнителю часто и плотно общаться. В результате программисты могут неправильно понять техническое задание или, наоборот, заказчик может представить неполное техническое задание. Этот риск, впрочем, достаточно легко нивелировать, предусмотрев в календарном плане сдачи работ мелкие этапы. В этом случае заказчик может лучше контролировать процесс разработки, а для разработчика снижается вероятность ошибки.

Но есть в офшорном программировании ряд проблем, которые не имеют хорошего решения. Одна из таких проблем – масштабируемость будущей системы. Дело в том, что разработчику, пишущему под заказ не весь код, а только некоторые его участки, довольно сложно, а порой просто невозможно представить себе систему целиком. Поэтому вся ответственность за применимость написанных аутсорсером модулей при дальнейшем развитии системы ложится на составителей технического задания. Программисты же в лучшем случае добьются полного соответствия кода тексту технического задания.

Другой род чисто технических проблем связан с поддержкой и сопровождением написанного кода. После подписания акта сдачи – приемки код передается заказчику вместе с правами на его дальнейшее использование, разработчик же теряет право не только тиражировать свою разработку, но и использовать написанные им функции, модули и библиотеки в других своих разработках. Такой подход, с одной стороны, ущемляет права программиста, ведь его имени не даже в списке авторов программного комплекса. С другой стороны, вместе с правами на код заказчик должен взять на себя и всю ответственность за правильное функционирование модуля в составе системы, его дальнейшее изменение, адаптацию и так далее.

Эти риски учитываются при выборе задач, которые отдаются в офшорную разработку. В первую очередь это задачи, не решаемые стандартными средствами, которыми располагает компания, либо задачи, решение которых своими силами экономически нецелесообразно. Так, крупная западная фирма, не специализирующаяся на программировании, может получить офшорной компании создание системы целиком. А западные софтверные фирмы отдают в офшорную разработку второстепенные модули, драйверы устройств и тому подобные программы, написание которых отнимает много времени у высокооплачиваемых сотрудников компании.

Позиции Государственной Думы и правительства в отношении сектора высоких технологий нельзя не признать во многом правомерными: законодатели ждут, когда рынок обретет более ясные очертания, выработает собственные правила игры, которые затем найдут отражение в законах. Несколько лет назад так было с сотовой связью, сейчас это происходит с российским сектором Интернет. Но полное отсутствие правил сильно мешает формированию прозрачного и устойчивого рынка. Ведь только твердая законодательная база способна стать основой создания благоприятного инвестиционного климата для развития сектора высоких технологий.

Итак, Интернет, опосредуя информационный обмен между экономическими субъектами, аккумулирует в себе различные виды предпринимательской деятельности компаний и физических лиц, предоставляющих разнообразные услуги аудитории. В недалеком будущем нас ожидает, по всей видимости, период сосуществования и взаимопроникновения традиционного и электронного бизнеса. И то, что будет происходить в этот период, вряд ли сведется к простому вытеснению первого вторым. Больше всего это будет похоже на “перекрестное опыление”, когда технологии и методы ведения электронного бизнеса будут проникать в среду бизнеса традиционного, а электронная коммерция, в свою очередь, будет заимствовать очень многое из “офлайнового” бизнеса.

Множество актуальных проблем стоит перед компаниями, работающими через Интернет во всем мире. Одна из таких проблем, решением которой занимаются специалисты разного профиля (банкиры, программисты, экономисты, юристы и др.), по всему миру, - это создание унифицированной платежной системы, удобной, надежной и доступной, самой широкой аудитории для оплаты приобретенных через Сеть товаров и услуг и для межфирменных расчетов в сфере электронной коммерции.

1.4. Системы электронных платежей и расчетов

За все приходится расплачиваться. Если безусловными преимуществами ведения сетевого бизнеса являются скорость обмена полезной информацией, возможность продавцов и покупателей (и вообще заинтересованных сторон) быстро найти друг друга, сэкономить на издержках сделок и на оплате услуг посредников, то к недостаткам, сдерживающим развитие электронной коммерции, можно отнести неудобство и слабую защищенность платежей и расчетов в сети. Эти негативные моменты отражаются, прежде всего, на рядовом потребителе, существенно сокращая аудиторию покупателей интернет-магазинов.

Как показывает практика, способы расчетов, применяемые для оплаты российскими юридическими лицами приобретенных в Интернет товаров, можно разделить на следующие группы: 1) расчеты вне электронной сети; 2) расчеты в рамках электронной сети.

К первой категории относится, прежде всего, оплата на основании выставленного счета (банковский перевод). Такого рода расчеты, как правило, производятся следующим образом. Одновременно с размещением корпоративным покупателем заказа в виртуальном магазине его просят указать свое полное название, номер расчетного счета, адрес, контактные телефоны. Затем покупателю направляется счет, по которому он в обычном порядке производит оплату. После поступления денег на счет продавца покупателю либо доставляется товар (если им была заказана и оплачено его доставка), либо он самостоятельно забирает товар со склада продавца. В ряде интернет-магазинов при совершении покупки покупателю присваивается личный (идентификационный) код и при совершении повторных покупок ему уже не нужно вновь предоставлять подробную информацию о себе – достаточно только указать свой код.

Такого рода расчеты наиболее распространены среди российских участников электронной коммерции. Применяемая при этом схема знакома каждому корпоративному покупателю обычных магазинов на территории РФ: на основании выставленного счета покупатель дает распоряжение банку об осуществлении платежа, и при наличии денежных средств на счете покупателя банк проводит платеж.

Расчеты вне любых электронных платежей систем вряд ли могут быть отнесены к платежным системам Internet, но на сегодня они стали наиболее распространенной схемой. Вторым способом оплаты вне электронной сети является оплата наличными по факту доставки (наложенный платеж). В случае с наложенным платежом оплата покупки производится при доставке курьером товара до места назначения. Наложенный платеж имеет три существенных недостатка. Во-первых, он применим только для товаров и не подходит для оплаты услуг, во-вторых, велик риск отказа от покупки на момент, когда доставка уже произведена, в-третьих, достаточно трудно представить себе, чтобы иностранный контрагент самостоятельно осуществлял доставку товаров из-за рубежа, и его товары, а также услуги по их доставке оплачивались бы наличными денежными средствами по факту доставки. Кроме того, вряд ли иностранный продавец согласится на оплату его товаров в рублях, а расчеты в иностранной валюте могут проводиться российскими лицами только через уполномоченные банки. По этим причинам такой способ оплаты применяется только между российскими участниками электронной коммерции, причем на российском электронном рынке товаров оплата наличными за поставляемые товары используется в основном при приобретении небольших партий товаров. К тому же российским корпоративным плательщикам не следует забывать, что законодателем установлен допустимый максимум для наличных расчетов между юридическими лицами. Указанием ЦБ РФ от 7 октября 1998 года № 375-У предельный размер расчетов наличными деньгами между юридическими лицами закреплен в сумме 10 тыс. рублей.42 Таким образом, российские участники электронной коммерции вправе расплачиваться наличными средствами лишь в пределах указанной суммы. ЦБ РФ увеличил десятитысячный рубеж только в отношении предприятий потребительской кооперации и предприятий (организаций) торговли Главного управления исполнения наказаний Министерства внутренних дел Российской Федерации (ГУИН МВД России). Если покупателем выступает такое предприятие, ему предоставлено право проводить наличные расчеты в сумме до 15 тыс. рублей.

При использовании так называемых традиционных безналичных расчетов товар или услуга доходит до клиента после передачи копии платежного требования компании – продавцу по факсу. Этот способ нереален для физических лиц.

Применение в России несетевых форм платежей и расчетов в широких масштабах во многом связано с неразвитостью и недоступностью населению более удобных и совершенных систем расчетов в рамках электронной сети.

Одна из таких систем – оплата через зарубежные платежные пластиковые карточки. Для этой, казалось бы, простой операции необходимо создать специальную компанию в офшорной зоне и открыть для нее счет в каком-нибудь из западных банков. Клиент вводит информацию в карточке, и данные пересылаются за границу, где деньги переводятся на счет офшорной компании. Однако подобные операции относятся к разряду незаконных, так как происходит нарушение всевозможных законов о валютном регулировании и контроле. Однако существуют вполне легальные соглашения российских банков с западными карточными эмитентами об использовании зарубежных моделей платежных систем карточных расчетов только на территории России (valid only in Russia).

В настоящее время на территории России функционируют несколько платежных систем карточных расчетов (VISA, Master Card, AMERICAN EXPRESS и др.). Каждая из систем представляет собой объединение:

а) банков-эмитентов, выпускающих платежные карточки;

б) торговых и сервисных предприятий, заключивших договор с банком-эмитентом о приеме карт к оплате и открывших в данном банке свой расчетный счет;

в) расчетных (процессинговых) центров, обеспечивающих ведение счетов клиентов и осуществляющих связь между банком – эмитентом и пунктом приема платежей по карточкам в платежной системе порой работают несколько расчетных центров – равноправных или соподчиненных.

Клиент (владелец или держатель карточки) может пользоваться ею только в тех торговых и сервисных предприятиях, которые вошли в данную конкретную платежную систему. При оплате информация о карточке передается через сеть, и деньги на банковском счете блокируются вплоть до момента повторного подтверждения покупки лично клиентом. Несмотря на довольно высокий уровень безопасности передачи данных, повторное подтверждение стало уже традиционным.

Важной составляющей процедуры оплаты с помощью карточки является авторизация (проверка платежеспособности), которая, в зависимости от типа карты, производится в одном из двух регионов. При авторизации магнитной карточки устанавливается связь платежного терминала, находящегося в торговом или сервисном предприятии, с расчетным центром, где и проверяется наличие средств на карт-счете. При авторизации смарт-карты (имеющей встроенный процессор) процедура авторизации происходит непосредственно в пункте платежа путем считывания терминалом заложенной в карте информации.

Если карта не внесена в список “запрещенных”, можно производить платеж. Для этого карта прокатывается через импринтер, который выдает чек на покупку (слип) с отпечатанными реквизитами карты и клише предприятия. Кассир указывает дату, сумму покупки и подписывает слип. После того как клиент проверил правильность заполнения чека, он расписывается в соответствующей графе. Кассир должен следить за тем, чтобы подпись в слипе соответствовала подписи в кредитной карте, а если стоимость покупки превышает лимитную сумму, он обязан истребовать у клиента документ, удостоверяющий личность. Лимитная сумма по карте составляет, как правило, 150 долларов США.43

Далее одна часть слипа (верхняя) отдается клиенту, вторая прилагается к кассовой отчетности и поступает в бухгалтерию пункта платежа, третья направляется в кредитную компанию. При получении слипа компания производит его оплату за счет собственных оборотных средств и перечисляет ее на счет предприятия, в котором клиент расплачивался кредитной картой.

Следует отметить, что карточки бывают дебетовые и кредитные. Имея первую, можно делать покупки лишь в пределах внесенной заранее суммы. Карточки второго типа позволяют осуществлять платежи на суммы, превышающие остаток на счете. В этом случае клиенту один раз в месяц выставляется счет по всем его платежам, который он должен оплатить в течение 20 дней.

Однако описанный способ оплаты не подходит для совершения покупки через Интернет с помощью кредитной (или дебетовой) карты. Но покупатель может переслать продавцу номер своей кредитной карты по сети для последующей авторизации продавцом. Это очень рискованный метод: злоумышленники могут без труда перехватить номер кредитной карточки и сведения о заказе, причем они смогут и в дальнейшем пользоваться этим счетом (до тех пор, пока не раскроется факт хищения).

Безопасность является важнейшим параметром жизнеспособности новых систем платежей. На сегодняшний день основные банки пользуются так называемой платформой протокола безопасных электронных сделок (SET - Secure Electronic Transaction).44 Речь здесь идет о защите электронной подписью (так называемой энкриптации), введении защитных кодов, технологии передачи проводок, переходов и разрешений.

Оплата с помощью цифровых платежных сертификатов, защищенных электронно-цифровой подписью, легла в основу одной из самых популярных систем онлайн-платежей в России – системы “Киберплат” (Сyberplat) банка “Платина”.

Винс Имери выделяет особую категорию платежных инструментов – электронные чеки. Несмотря на то, что электронные чеки еще не пользуются такой популярностью, как кредитные карточки, они уже принимаются к оплате сотнями продавцов в Интернет. Хотя большинство систем обработки электронных чеков требуют от продавца применения специального программного обеспечения, многие предпочитают именно этот вид оплаты, т.к. для него не обязательно получать торговый счет.

Поскольку Интернет приобретает все более коммерческий характер, в компьютерной индустрии началась гонка за создание и внедрение стандарта электронных денег (или по аналогии с англоязычным выражением electronic money, e-money) – “э-денег”, которые стали бы быстрым, гибким и универсальным средством оплаты. Конечно, их создание не нужно ассоциировать только с Интернет. Нечто подобное давно используется в межбанковском электронном обмене, все больше финансовых фирм имеют дело с клиентами в режиме оn-line. Автоматизация этих процессов технологически не представляет особой сложности и в той или иной форме осуществляется уже довольно давно.

Простейший вариант электронных денег был предложен и применен сетевым банком (Net Bank). Это так называемая сетевая наличность (net cash). Она функционирует следующим образом. Пользователь соединяется с банком и получает несколько “электронных банкнот”   блоков информации, содержащих серийный номер банкноты и ее достоинство. Соответствующая сумма добавляется к телефонному счету пользователя. Чтобы оплатить покупку или услугу, пользователь посылает эти банкноты продавцу. Продавец отсылает их обратно в банк, и сумма перечисляет на его банковский счет. Комиссионные банка составляют “всего лишь” 20%.45 Подобная схема имеет множество уязвимых мест:

1) централизованность – при сбое компьютерной системы банка никакие транзакции невозможны;

2) нельзя подтвердить транзакцию - если банк заявит, что данная банкнота использована повторно, нет никакой возможности оспорить это утверждение и найти “фальшивомонетчика”;

3) отсутствие защиты от “подслушивания” - любой пользователь, обладающий достаточными полномочиями, может перехватить “электронную банкноту”, проходящую через его компьютер.

Другой, более совершенный, вариант – электронная наличность (е-саsh). “Электронная банкнота”, кроме достоинства и серийного номера содержит электронную подпись банка, удостоверяющую ее подлинность. Она передается пользователю зашифрованной открытым ключом, что предохраняет ее от перехвата при пересылке. При оплате пользователь также применяет открытый ключ продавца. Таким образом, е-саsh, в отличие от net-cash, защищена от “подслушивания”, но сохраняет некоторые недостатки:

  • отсутствие анонимности сделки. Прослеживая путь банкнот, банк с легкостью определит, что покупал конкретный пользователь;

  • “электронные банкноты” неделимы. Это затрудняет получение сдачи, которая при электронном расчете также необходима, как и в реальной жизни;

  • как и в предыдущем случае, сохраняются централизованность и отсутствие возможности найти “фальшивомонетчика”, дважды использовавшего одну и ту же банкноту.

Существует множество способов усовершенствования технологии электронных денег. Для того чтобы обеспечить анонимность платежей, основатель компании DigiCash Дэвид Шаум разработал метод так называемой “слепой подписи”.46 Неделимость электронных денег также преодолима. “Автоматический кошелек” – программа, ответственная за хранение денег на винчестере, - сама обращается к банку при необходимости разменять слишком крупную купюру. Современные электронные деньги, как и карточки, покупатель может получить только при открытии счета в банке, однако этот способ расчетов имеет ряд преимуществ, главное из которых – анонимность. Если при использовании платежной карты для злоумышленника не составляет большого труда узнать ее номер, сумму платежа, остаток средств на карте и другие данные, то электронные деньги могут свободно переходить “из рук в руки” как и наличные деньги.

В Интернет происходит конвергенция безналичных и наличных денег, которыми их владелец отныне сможет распоряжаться через так называемую смарт-карту (“умную” карточку). Последняя снабжена чипом, т.е. емким и многоцелевым микропроцессором, выполняющим одновременно функции кредитной и дебетовой (дебитной) карты (credit card, debit card), а также карты, заключающей в себе электронную наличность в самых мелких деноминациях (stored value card). Указанной наличности даются различные схожие названия, включая electronic cash, e-cash, e-coin, digicash, digicoin, digiwallet и др. Владелец смарт-карты с чипом имеет также программу чипа, которая вводится в его персональный компьютер. Он может сюда добавить и другую полезную для пользователя информацию.

Пользователь вставляет смарт-карточку в специальную щель в компьютере или в банкноте, вводит личный идентификационный номер (точно также, как и в случае дебитной карточки) и указывает сумму наличных, которую он хотел бы снять со своего счета и “записать” на эту карточку. Микросхема в карточке вычисляет, сколько денег добавлено, сколько потрачено и сколько осталось. В месте продажи электронные деньги переносятся со смарт-карточки на счет продавца. Однако при оплате покупок в Интернет на первое место выходит не место продажи, а место совершения платежа. Тут весьма кстати оказывается система VeriSmart, разработанная компанией VeriFone. Эта система позволяет потребителям использовать смарт-карты в своих персональных компьютерах и других электронных устройствах. Неwlett Packard выпускает клавиатуры для ПК со встроенным устройством считывания смарт-карточек VeriFone и соответствующее программное обеспечение для работы в среде Windows. “Многие специалисты предсказывают, что через каких-нибудь пару лет будет практически невозможно купить компьютер без встроенного устройства считывания смарт-карточек”47.

Смарт-карты могут также использоваться при более крупных переводах в случае получения “электронного” потребительского и ипотечного кредита. В платежах между компаниями во внутренней и внешней торговле также вводятся электронные карты типа торговых карт (trade card), системы электронных чеков (еlectronic cheques).

Примером платежной системы с использованием смарт-технологии может служить система Моndex, введенная в опытную эксплуатацию в июле 1994 года в г.Суиндон (Великобритания). Система Моndex основана на использовании кредитных карточек со встроенным микропроцессором. Карточка выглядит и действует как дебетовая карточка с той разницей, что она с помощью микропроцессора “выдает” ранее “загруженные” на нее “э-деньги”. Лимит суммы на карточке – 500 фунтов стерлингов.48

Система Моndex состоит из карточки и считывателя, оснащенного жидкокристаллическим дисплеем, на котором отображается количество “э-денег”. Владелец карточки может также приобрести похожий на миникалькулятор “бумажник”, в котором хранятся “э-деньги”, до их загрузки на карточку. Этот “бумажник” можно также использовать для передачи или получения денег с другой карточки.

Проект Моndex получает противоречивые оценки. Критики утверждают, что он открывает дверь всякого рода мошенничествам. “Э-деньги”, загруженные на карточку, можно передать электронным образом на другую карточку без вмешательства банка. По мнению специалистов, это делает их обращение абсолютно неподотчетным и непроверяемым. Если в процесс вовлекаются крупные суммы, то у банков и регулирующих органов могут появиться серьезные проблемы. Однако сторонники новшества считают, что в систему можно встроить механизмы, предотвращающие ее криминальное использование. Поскольку карточки представляют собой миникомпьютер, они могут посылать сигналы другим карточкам о том, как можно их использовать. Эти сигналы, последовательно передаваясь от карточки к карточке, дойдут до банка, который предупредит пользователей, что такая-то карточка используется не должным образом. По оценке экспертов, потенциальные потери от мошенничества с кредитными карточками могут быть ограничены таким образом до нескольких миллионов долларов в год.49 Это – небольшие затраты в сравнении с миллиардами долларов, ежегодно расходуемыми разными государствами на поддержание обращения наличных бумажных денег.

Предполагается, что Моndex будет обеспечивать обращение пяти различных валют одновременно. Загружать деньги на карточку можно будет не только в банкоматах, но и по специально оборудованном телефоном в магазинах и домах.

При использовании смарт-технологий возникает проблема сохранения личных тайн: распространение “умных” кредитных карточек позволяет собирать информацию о покупателях, вторгаясь в их личную жизнь. Вообще, первая “умная” карточка была выпущена в октябре 1994 г. британской компанией Shell и получила название “Shell Smart”.50 Карточка явила собой электронную версию программы вознаграждения клиентов за приверженность фирме. В традиционном виде программа предусматривает выдачу при покупке бензина купонов, которые можно обменять на сувениры. Теперь же при очередной покупке на карточку заносятся “подарочные очки”. Электронная система позволяет проследить потребительское поведение людей и использовать эту информацию для маркетинга. “Э-деньги”, использующиеся вне смарт-систем решают эту проблему: их можно использовать так же свободно и анонимно, как и наличные деньги.

Тот, кто завладеет рынком “Э-денег”, установит свои стандарты и технологические решения и будет с каждой операции получать отчисления за авторство (royalties). Поскольку Интернет не знает границ, то компания, предлагающая “Э-деньги”, получит прямой доступ к миллионам потребителей и бизнесменов разных стран.

Банки пытаются выйти на рынок с надежным продуктом в виде “э-денег” до того, как это сделают другие компании – не банки. Первый шаг в этом направлении – приучить потребителей пользоваться кредитными карточками для оплаты покупок в Интернет. Когда это произойдет в массовом масштабе, переход к “э-деньгам” будет облегчен.

Итак, с технической точки зрения “э-деньги” – это наборы цифр, заменяющих банковские купюры и монеты (в самом общем и упрощенном виде). В то же время остается неясной их экономическая и юридическая природа и рамки дефиниции электронных денег. Существуют различные вариации определения “э-денег”. В то время как “Группа 10” (G-10) включает сюда только переводы и платежи в рамках Интернет, ОЭСР дает более расширительную трактовку, включая сюда платежи, осуществляемые также в рамках “Минитель” и других электронных систем.51 Важно подчеркнуть, что как таковые “э-деньги” не меняют природу денег или их агрегатов. Но они могут влиять на них через усиление трансмиссии кредитного мультипликатора, ускорение денежного оборота или сокращение доли наличных денег в денежном обороте.

При определении правовой природы электронных денег и придании разрабатываемым отечественным системам легального статуса А.В.Шамраев использует теорию денежного обязательства.52 В плане легальности имеются в виду утверждения разработчиков некоторых систем электронных денег об их сходстве по свойства с наличными деньгами и правомерности использования квазиналичных денежных единиц, в электронной форме. Данные системы электронных денег, например, Моndex International, DigiCash и др., технологически характеризуется тем, что они позволяют переводить денежные средства от одного клиента к другому без участия банка; являются децентрализованными, т.е. при переводе денежных средств не происходит отражения каждой операции по счетам клиентов; анонимными, когда клиент идентифицируется только по его электронной цифровой подписи или иному аналогу собственноручной подписи. Условием участия в этих системах является предварительное внесение (перевод) клиентом денежных средств в размере суммы денежных обязательств эмитента, удостоверенных в электронной форме с использованием технических устройств (смарт-карты, персонального компьютера и т.п.), предоставляемых эмитентом клиенту, что позволяет использовать по отношению к электронным деньгам термин “предоплаченный финансовый продукт” (ПФП), применяемый далее в тексте, когда речь идет об электронных деньгах как о виде финансовых услуг, а не о правоотношениях и используемый в нормативных актах Банка России.

Опираясь на теорию депозитных денег (денег банковского оборота), основывающую свои положения на опыте передачи денежных обязательств в форме записи по счетам через банковскую систему (как специфическая кредитная форма, безналичный вид знаков денег), в настоящее время можно выделить еще один тип всеобщего эквивалента – депозитно-электронный. Этот вид знаков стоимости воплощен в банковских депозитах, кредитных карточках и электронных деньгах. Эквивалент в этих деньгах представлен не в виде металла или ценной бумаги, а выражается в банковских корреспондентских связях. Таким образом, депозитные деньги являются одним из видов кредитных денег (другим, в частности, являются деньги, возникшие на основе вексельного обращения) и имеют под собой долговую (т.е. обязательственно-правовую) основу.

Становление информационного общества приводит к расширению роли депозитных денег, поскольку все большее число видов денежных обязательств начинает выполнять денежные функции и превращается в агрегаты денежной массы, а у самих депозитных денег появляется новый электронный носитель, используемый современными информационными банковскими системами. Таким образом, денежные отношения получают депозитно-электронный тип всеобщего эквивалента, который опосредует функционирование банковской системы.

Предложение электронных денег на финансовом рынке поставило вопрос о степени их “денежности”. Представляется, что данный вопрос должен рассматриваться с точки зрения основных свойств денег, среди которых Д.М.Кейнс выделяет следующие два:

● деньги, как в долгосрочном, так и в краткосрочном аспекте имеют нулевую или, во всяком случае, крайне незначительную эластичность стоимости производства, поскольку речь идет о возможностях частных лиц, а не государства;

● деньги имеют эластичность замены, равную нулю или почти равную нулю, т.е. при возрастании меновой ценности денег не возникает никакой тенденции и замене их каким-нибудь другим фактором.

Анализ действующих систем электронных денег показывает, что электронные деньги отвечают вышеуказанным свойствам, т.к.:

а) потенциально высокая, с учетом возможностей современной компьютерной техники, эластичность предложения электронных денег ограничивается степенью платежеспособности клиентов и степенью их доверия к банку-эмитенту;

б) возрастание меновой стоимости электронных денег может происходить путем их изъятия из обращения посредством обмена или выкупа и при ограниченном числе равноценных альтернативных заменителей.

Далее, электронные деньги отвечают также всем признакам кредитных денег, к которым в литературе относят: 1) срочность; 2) гарантированность; 3) исполнение функций средства обращения или средства платежа; 4) метод эмиссии как метод введения в обращение; 5) возвратность; 6) разменность.

С одной стороны, вышеуказанное позволяет сделать вывод о том, что электронные деньги являются видом кредитных денег. Вместе с тем можно встретить и другое утверждение, пожалуй, более правильное, что электронные записи, хранящиеся в техническом устройстве (электронном кошельке или персональном компьютере), представляют собой просто средство мобилизации денег, находящихся в банке. Само по себе техническое устройство – это не деньги, а средство, которое дает доступ к деньгам, хранящимся на счете эмитента.

Любое исследование тем или иным образом затрагивает вопросы терминологии и классификации, но в отношении электронных денег данные вопросы приобретают особую актуальность с учетом новизны предмета и практического отсутствия серьезных исследований в отечественной науке. Само понятие электронных денег довольно неоднозначно, и не всякую новую систему можно им определить. В связи с тем, что электронные деньги разрабатывались в основном как розничный финансовый продукт, их часто смешивают с аналогичными платежными инструментами, в первую очередь – с пластиковыми платежными картами.

Принципиальное отличие платежной карты от электронных денег состоит в том, что при совершении сделок с использованием платежной карты должен дебетоваться счет, на котором хранятся принадлежащие клиенту денежные средства (при дебетовой схеме) или средства кредита, предоставленного клиенту (при кредитной схеме), при совершении же сделок с использованием электронных денег денежные средства списываются со счета эмитента. Электронные деньги также существенно отличаются от так называемых “средств доступа” (ассess devices), которые дают возможность клиенту управлять своим банковским счетом с совершением по нему банковских операций. И техническое решение которых также предполагает использование технического средства (карты, компьютера и т.п.).

Общей характеристикой систем электронных денег является использование клиентом предварительно оплаченной суммы обязательств эмитента, расчет по которым между клиентом и эмитентом произведен до начала осуществления операций клиентом, поэтому выделение в качестве основных элементов систем электронных денег видов технических средств, используемых для осуществления операций, по-видимому, является неправильным с точки зрения принципов электронных денег.

Можно предложить следующие варианты классификации систем электронных денег:

В зависимости от используемых технических средств: а) системы, использующие микропроцессорные (смарт) карты (“электронные кошельки”), б) системы, использующие программное обеспечение (“цифровые электронные деньги”).

В зависимости от способа обработки и хранения данных об операциях: а) централизованные системы электронных денег или “подконтрольные” (аuditable) – системы с отражением всех операций по счету клиента (“balance – based systems”) и б) децентрализованные системы электронных денег или “неподконтрольные” (unauditable) – системы с функциями запоминания отдельных денежных единиц, идентифицируемых по номеру и соответствующих определенному номиналу (“notebased systems”).53

В зависимости от формы организации: а) одноуровневые системы, включающие только эмитента (эмитентов); б) двухуровневые системы, включающие эмитента (эмитентов) и банки-распространители; и в) трехуровневые системы электронных денег, включающие эмитента (эмитентов), банки-распространители и клиринговый банк (банки), обеспечивающие завершение межбанковских расчетов по операциям с электронными деньгами.

В зависимости от формы учета балансовых обязательств: а) системы, в которых учет обязательств в размере суммы эмиссии электронных денег осуществляется на балансе эмитента; б) системы, в которых учет обязательств осуществляется на балансе уполномоченной эмитентом организации, не имеющей права осуществлять активные операции.

В зависимости от способа перевода денежной суммы: 1) системы с возможностью непосредственного перевода денежной суммы от одного клиента к другому, при котором участие эмитента не обязательно; 2) системы, в которых перевод денежной суммы от одного клиента к другому осуществляется с участием эмитента.

В зависимости от валюты обязательства: 1) одновалютные системы и 2) мультивалютные системы “э-денег”.

В зависимости от степени анонимности операций: 1) системы полной анонимности и 2) системы ограниченной анонимности, когда личность клиента может быть установлена с использованием определенных технических процедур.

В зависимости от необходимости получения подтверждения эмитента на совершение операции: 1) системы, предлагающие возникновение кредитных обязательств клиента (СуberCash) и требующие подтверждения эмитента или уполномоченного им лица (процессингового центра и т.п.) и, соответственно, 2) системы, не предполагающие возникновения кредитных обязательств клиента (DigiCash, CyberCoin, NetCash и др.) и не требующие подтверждения эмитента.

Исходя из приведенной выше типологии можно попытаться сформулировать определение электронных денег: как финансового продукта или как денежной стоимости, имеющей специфическую форму. Беря за основу первую, мы можем определить “э-деньги” как предоплаченный финансовый продукт, вторая же сторона позволяет характеризовать “э-деньги” как денежную стоимость в валютных единицах, хранящуюся в электронной форме в электронном устройстве, находящемся во владении клиента. Определение электронных денег с точки зрения используемого для хранения денежной стоимости технического средства является слишком узким и привязывает функциональные характеристики “э-денег” к технологическим, что не совсем оправданно.

Внедрение “э-денег” с новой силой заставило звучать давний вопрос о допустимости денежной эмиссии не только государством. В этом контексте могут быть сформулированы три альтернативных способа эмиссии электронных денег:

а) право эмиссии электронных денег может рассматриваться в качестве государственной монополии;

б) право эмиссии “э-денег” может быть делегировано государством какому-либо частному финансовому институту;

в) оно может без ограничений предоставляться кредитным учреждениям.

Один из принципиальных вопросов, который должен быть решен, - допущение или недопущение эмиссии организациями, не являющимися банковскими. В случае допущения эмиссии “э-денег” частными институтами в той или иной форме возникает дилемма – в качестве чего воспримет экономика эмитируемые обязательства: как потенциальный финансовый актив или как платежное средство. Если электронные деньги воспринимаются как объект для инвестиции, их оборачиваемость уменьшается, и эмитент получает доход от использования денежных средств, внесенных клиентами.

Допущение частной эмиссии “э-денег” ставит также вопросы об их влиянии на денежную массу.54

Электронные деньги представляют собой прекрасную почву для экономической футурологии.

Развитие систем “э-денег” может оказать серьезное конкурентное влияние на существующие системы расчетов, как частные, так и системы, принадлежащие центральным банкам: как электронные, так и системы расчетов с использованием традиционных платежных инструментов. Осуществление валовых расчетов в режиме реального времени для мелких платежей в настоящее время невыгодно в связи с их высокой стоимостью. С широким внедрением “сетевых” систем мелкие платежи могут осуществляться на валовой основе, а сами системы будут составлять серьезную конкуренцию действующим оптовым системам. В странах с развитым чековым оборотом (в первую очередь США) замещение налично-денежного оборота будет идти по пути использования электронных чеков. Результатом может быть создание систем расчетов электронными чеками в реальном времени, включая малые платежи минуя клиринговые палаты, что может привести к сокращению их численности или укрупнению.

В настоящее время осуществление расчетов является прерогативой банковских учреждений. Одной из тенденций, которая и сейчас проявляется все более отчетливо, является выход на рынок “электронных” финансовых услуг представителей нефинансового сектора. Это, в первую очередь, фирмы-разработчики программного обеспечения и коммуникационные фирмы. Так, если системы электронных денег интегрируются с телефонными компаниями, транспортными агентствами, сетями ведущих супермаркетов и магазинов, то очевидным следствием такой эволюции будет увеличение числа пользователей и создание замкнутых расчетных систем. Другой тенденцией является активное стремление банков к внедрению в сферы, традиционно для них ограниченные, такие, как торговля, посредством электронной коммерции.

Остается открытым вопрос о том, могут ли системы “э-денег” использоваться аналогично наличным деньгам.

В соответствии со ст. 75 Конституции РФ официальной денежной единицей (валютой) Российской Федерации является рубль. Аналогичная норма содержится в ст.27 Федерального закона “О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)”,55 которая прямо запрещает введение на территории РФ других денежных единиц и выпуск денежных суррогатов. В соответствии со ст.29 указанного Федерального закона банкноты (банковские билеты) и монета Банка России являются единственным законным средством платежа на территории РФ (аналогичная норма содержится в ст. 140 ГК РФ). Банк России монопольно осуществляет эмиссию наличных денег и организует их обращение. Банкноты и монета являются безусловными обязательствами Банка России и обеспечиваются всеми его активами. Банкноты и монета Банка России обязательны к приему по нарицательной стоимости при всех видах платежей, для зачисления на счета, во вклады и для перевода на всей территории РФ.

Таким образом, Законодательство РФ содержит четкий запрет эмиссии наличных денег любыми лицами и организациями, за исключением Банка России, что не позволяет рассматривать и использовать электронные деньги с точки зрения концепции аналога наличных денег. Электронные деньги не могут быть также отнесены и к ценным бумагам (поскольку, во-первых, виды ценных бумаг четко определены в ст. 143 ГК РФ, во-вторых, нет соответствия “э-денег” обязательным реквизитам ценных бумаг).

Вместе с тем возможен иной подход к правовой природе “э-денег”, базирующийся на нормах обязательственного права. При сопоставлении правовой конструкции электронных денег с конструкциями сходных институтов, регулируемых Гражданским кодексом, выясняется: что: 1) электронные деньги не могут рассматриваться в качестве банковского вклада; 2) к электронным деньгам невозможно применение комплекса норм, регулирующих безналичные расчеты; 3) электронные деньги близки к договору беспроцентного займа, но есть существенные отличия в правовой конструкции.

Необходимо учитывать, что механизм правового регулирования систем электронных денег имеет двоякий характер: с одной стороны, правоотношения, возникающие при эмиссии и обращении “э-денег” в рамках частных систем, являются имущественными (денежными) и основанными на равенстве их участников, т.е. гражданско-правовыми, с другой стороны, данные отношения испытывают воздействие публично-правового характера, осуществляемое центральным банком в рамках банковского регулирования и надзора. Гражданско-правовые аспекты эмиссии и обращения “э-денег” основаны на следующих принципах:

1) электронные деньги по своей правовой природе являются денежными обязательствами эмитента, выполняющими субститутивную функцию в отношении денежных обязательств держателя электронных денег перед третьими лицами, возникающих в результате совершаемых им сделок;

2) размер денежных обязательств эмитента отражается в виде информации, хранимой на технических средствах (на микропроцессорных картах или в памяти компьютера);

3) при совершении платежа составляется электронный документ, содержащий сумму денежного обязательства эмитента;

4) основанием возникновения денежных обязательств эмитента является договор, заключаемый между эмитентом и держателем электронных денег.

В обязательственно-правовой модели выделяют три группы правоотношений, касающихся электронных денег:

1) эмиссия электронных денег порождает денежные обязательства эмитента перед держателем электронных денег;

2) обращение электронных денег, в результате которого происходит переход прав требования к эмитенту по его денежным обязательствам от держателей электронных денег к третьим лицам;

3) погашение электронных денег – исполнения эмитентом денежных обязательств перед держателями электронных денег или третьими лицами в наличной или безналичной денежной форме.

ГЛАВА 2. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЭЛЕКТРОННОГО БИЗНЕСА В РОССИИ

2.1. Проблемы и перспективы развития электронной торговли в России

Проблем и вопросов в российском секторе электронной коммерции пока что больше, чем ответов и готовых схем и решений, работающих на практике. Можно сказать, что электронная коммерция в России (как и многие другие экономические, правовые, политические и иные реалии) описывается и выявляется через свою проблематичность, тогда как на Западе, в частности в США, описание идет в контексте опыта и достижений.

Некоторых проблем, характерных для электронного бизнеса в целом и являющихся частью его специфики, мы уже касались ранее. Здесь же наша задача – выявить особенности развития электронной коммерции на российской почве во всех его болезненных несоответствиях классическим бизнес-моделям Запада, а также оценить перспективы российского интернет-бизнеса, которые связаны с решением и устранением назревших проблем.

Говоря об интернет-коммерции в России, можно найти массу причин, чтобы вообще не считать ее инструментом, способным приносить прибыль. Вот лишь некоторые из них:

- Одна из главных причин заключается в очень небольшом количестве пользователей Интернет в России. Причем большинство пользователей любят просто побродить по Сети, а не заниматься покупками.

- Средний пользователь Интернет очень сильно отличается от среднестатистического жителя России, в первую очередь по уровню материального благосостояния, технической подготовке и уровню образования. Этот фактор, с одной стороны, делает использование интернет-коммерции идеальным инструментом для продвижения компьютерной техники, программного обеспечения и сложной электроники. С другой стороны, этот же фактор делает менее эффективным использование Интернет для продвижения товаров массового спроса.

- Хаотичность и информационная перегруженность большинства сайтов затрудняют привлечение и удержание потенциальных клиентов. По данным исследований, пользователь должен в течение первых восьми секунд увидеть на сайте что-то для себя полезное, в противном случае он просто уйдет дальше.

- Следует обратить особое внимание на вопросы, связанные с безопасностью финансовых сделок и передаваемой конфиденциальной информации.

- Явный недостаток профессиональных специалистов по интернет-маркетингу и рекламе приводит к низкому качеству оказываемых ими услуг. Эта проблема связана в первую очередь с тем, что пока в российском Интернет очень мало “живых” денег и процветают бартер и бесплатное пользование услугами. Но постепенно ситуация меняется.

Очевидно, что будущее сектора В2С в России, как и во всем мире, во многом зависит не только от того, как быстро будет расти аудитория, но и от того, как быстро здесь удастся решить проблему с проведением платежей в режиме реального времени или хотя бы приучить пользователей регулярно совершать покупки через Сеть.

Большинство аналитиков сходится во мнении, что сейчас в России едва наберется четыреста тысяч человек, приобретавших товары или услуги, не отрываясь от монитора компьютера. Согласно Monitoring.ru, лишь 14% аудитории российского Интернет имеют опыт совершения таких покупок.56

Надо сказать, что в России пока невелико число не только онлайновых покупателей, но и онлайновых продавцов. Аналитики Воston Consulting Group выделяют несколько барьеров на пути повсеместного внедрения системы электронных платежей через Интернет в секторе В2С. Во-первых, это ограниченное использование кредитных карт – наиболее дешевого, привычного и практикуемого на Западе метода расчетов за покупки в сети.

Во-вторых, недоверие и торговцев, и населения к банковской системе, распространяющееся в том числе и на предлагаемые банками системы расчетов с использованием расчетных карточек.57

Торговцы со своей стороны опасаются отказов покупателей подтвердить платеж по карточке и последующих сharge back (операция принудительного возврата компанией-эмитентом незаконно списанных средств на карточный счет клиента) или отказов клиента принять товар, в то время как расходы на его доставку уже произведены.

С другой стороны, банкам и менеджерам электронных расчетных систем пока трудно побороть бытующее среди непрофессионалов мнение о том, что расчеты с применением карточек в Сети более опасны, нежели оплата карточкой, скажем, счета в ресторане, хотя факты свидетельствуют как раз об обратном. По данным электронной платежной системы СуberPlat мошеннические операции в Сети, включая платежи по украденным номерам и кодам карточек, не достигают и одного процента оборота системы.58

Конечно, пользователь должен следить за тем, чтобы онлайновые платежи в Сети, также как и ввод информации о держателе карточки, проходили по защищенному протоколу связи (SSL или усовершенствованному SЕТ), но в большинстве случаев все именно так и делается. В дополнение к этому, как считают эксперты Boston Consulting Group, сертификацию конфиденциальности платежных систем могут проводить независимые и заслуживающие доверия компании. В России таких услуг пока не оказывает никто, а в Северной Америке такой сертификат выдает, например ВВВ Оnline (Better Business Bureau), некоммерческая организация, многие годы защищающая права рядового потребителя. Еще одним способом преодолеть недоверие могло бы стать объявление торговцем или платежной системой максимальной суммы потерь клиентов в случае махинаций с их карточками. Воston Consulting Group ссылается на опыт Аmazon.com, которая обязуется возместить клиенту до 250 долларов в случае махинаций с кредитными картами во время аукциона.59

Развитие системы пластиковых карт имеет также большое значение для оплаты информационных услуг по Сети. При наличных расчетах услуга может стать дороже.

Для русских интернет-продавцов можно дополнительно выделить несколько характерных особенностей:

● Все русские компании узко специализированы, в то время как на ведущих торговых сайтах США продаются товары более 10 категорий.

● Скорость работы сайтов и удобство использования во многих случаях оставляет желать лучшего. Это определяется, по-видимому, качеством оборудования, на котором работает компания, и программным обеспечением.

● Почти полностью отсутствует реклама интернет-компаний в традиционных средствах массовой информации. В США реклама торговых сайтов размещена практически везде: на телевидении, в газетах, на рекламных щитах и т.д.

● Многие компании (особенно торговцы книгами и видеопродукцией) ориентируются на клиентов за рубежом. Как правило, эти клиенты – русскоязычные граждане Израиля, США. Даже с учетом доставки в Северную Америку десять русских видеокассет стоят дешевле десяти американских, купленных в Штатах. При этом речь идет лишь о фильмах, снятых за пределами США, т.к. американские фильмы на лицензионных кассетах могут продаваться только на территории России. Это же касается и книг.

Американские Web-компании продают товары дешевле, чем обычные магазины и во многом поэтому работают себе в убыток. Российские компании также стараются продавать товары чуть дешевле или хотя бы по тем же ценам. Однако сделать это им труднее, т.к. с небольшими объемами продаж сложнее получать оптовые скидки.

Для российской электронной коммерции характерен также невысокий уровень подготовленности к участию в экономических процессах, однобокие знания о них. Например, по отзывам многих инвестиционных консультантов, уровень понимания соискателями инвестиций в Интернет сути процесса инвестирования, потенциальными инвесторами – того что происходит в интернет-бизнесе, явно недостаточен. Вследствие это некачественные, непродуманные бизнес-планы безоговорочно принимаются неосмотрительными инвесторами, что влечет большие убытки и отбивают охоту инвестировать в российский интернет-сектор. Сложность и специфика российской ситуации в том, что лишь малая доля команд, создавши популярные сайты, может самостоятельно предоставить инвесторам хороший бизнес-план и этим обосновать коммерческую перспективность своей компании.

Частичное решение проблемы нехватки квалифицированных кадров в российском Интернет профессионалы видят в распространении интернет-инкубаторов: концентрации менеджерских и маркетинговых кадров в рамках одной компании для разработки перспективных идей. При этом техническая реализация проектов происходит вне рамок компании (аутсорсинг). Такая форма развития интернет-бизнеса позволяет придавать оригинальным перспективным идеям деловое “оформление”, создавать из сайтов интернет-компании.

Только сейчас в России стали появляться интернет-компании в Западном понимании – с системой менеджмента, четкой структурой, бизнес-планом, правильным юридическим устройством, стратегией выгоды на рынок и маркетинговой политикой. Наиболее профессиональные игроки кооперируются в группы, которые уже владеют интернет-ресурсами и активно привлекают новые. Возникают своеобразные “центры кристаллизации” вокруг правильных интернет-решений, являющихся основой роста для будущих интернет-компаний и конгломератов больших компаний. Эти “центры кристаллизации” в целом образуются двумя способами. В первом случае покупается или финансируется создание большого контент-проекта, затем к нему докупаются более мелкие, и выстраивается вертикальная структура (или, как говорят специалисты, вертикальный портал). Вторая стратегия – диверсификация (более мелкое участие в нескольких порталах). Самые крупные игроки придерживаются первой стратегии. Те, кто не успел заполучить большие ресурсы, будут действовать как инвесторы инкубаторского типа, “выращивая” проекты для продажи их порталам или реализуя специализированные вертикальные проекты, предназначенные для относительно узких целей.

В выборе стратегии компании, действующие в российском сегменте Сети, в основном ориентируются на Западные схемы. Но большая доля западных денег на российском интернет-рынке и использование западных схем вовсе не определяет западную направленность российских проектов. Понятно, что зарубежная аудитория более платежеспособна, но надо четко представлять, что ей можно предложить. Рынок США наполнен. Там популярны только некоторые проекты, и сложно сделать для них что-то широконаправленное, нужна ниша. А в России нет нужды втискиваться в узкие рамки. Наиболее благодатным рынком для большинства интернет-компании являются Москва и несколько больших городов, где проникновение Интернет находится на более или менее хорошем уровне.

Из-за неразвитости фондового рынка и сложностей с акционированием российские интернет-компании не могут привлекать средства за счет первичного размещения акций. Это самые дешевые деньги, а при их отсутствии возрастает роль оценки перспектив окупаемости проекта.

Здесь основные стратегии разделяются. Одни нацелены на получение доходов от рекламы, другие делают упор на электронную коммерцию, третьи – на комплексные проекты.

Рекламная бизнес-стратегия рассчитана на создание разного рода популярных ресурсов, предоставляющих бесплатные услуги. Сроки окупаемости таких проектов – год-два (рекламный рынок растет стремительно).

Горизонты окупаемости проектов, ориентированных на интернет-коммерцию (имеется в виду торговля и маркетинг через Интернет), представляются более отдаленными по ряду причин. В их числе неразвитость необходимой для интернет-торговли инфраструктуры, недостаток доверия. В перспективности электронной коммерции не сомневается никто, но невозможность быстрой окупаемости стимулирует компании к привлечению доходов от рекламы.

Серьезной проблемой, ассоциируемой с электронной коммерцией в России стал некачественный сервис в российских интернет-магазинах. Неспособность предоставлять качественные услуги во многом стала следствием ажиотажа. У интернет-компаний нет времени (да и необходимости), чтобы задуматься над перспективами бизнеса и нуждами потребителей. Большинство компаний стремится поскорее “застолбить рынок”, не медлить, сделать хоть какой-то проект и хоть как-то его запустить. Многие компании, таким образом, создаются наспех, бизнес-планы основываются на лозунгах и не содержат таких ключевых для бизнеса моментов, как логистика и платежные системы. Компании тратятся на раскрутку интернет-магазина, не занимаясь серьезными вложениями в соответствующую инфраструктуру.

Такая практика характера не только для России. Западные дот-комы (интернет-компании) уже пережили период кризиса и стремительного падения NASDAQ (биржевой индекс котировки ценных бумаг высокотехнологичных компаний в США). Профессор Уортонского университета Джон Дэй, анализируя причины кризиса западного сектора высоких технологий, отмечает: главная стратегическая ошибка дот-комов состояла в том, что они считали, что работают на революционном рынке, тогда как на самом деле речь должна была идти о рынке реформирующемся, выводы и рекомендации профессора Дэя вполне применимы и к большинству российских интернет-компаний.60

Ключевое различие между этими двумя типами рынков состоит в том, что рынок прорыва создается там и тогда, где и когда новые технологии создают новые товары или услуги, существование которых невозможно без этих технологий (например, изобретение ксерокса). В этом случае создаются новые отрасли промышленности, а это довольно редкая ситуация. Не сам по себе Интернет, но большинство дот-комов таких изобретений не делали, результатом их деятельности могло быть сокращение издержек или усовершенствование основных параметров функционирования и целей существующих рынков, но никак не изменение их. Путаница в определении модели рынка, считает Дэй, вызвала к жизни три мифа-утверждения, каждое из которых верно для революционного рынка, но является ложным в условиях рынка эволюционирующего. Эти утверждения сводятся к следующему:

1) “Побеждает первый”. Электронные торговые площадки обнаружили, что их главные конкуренты -–не другие В2В, а существующие пути ведения бизнеса. Быть первым бессмысленно, если клиенты предпочитают оперативности сложившуюся систему покупателей и дистрибьюторов.

2. “Новые технологии победят старые связи”. В2В-комании обнаружили, что бизнес-клиентов больше заботит то, чтобы нужный товар был поставлен им в нужное время, чем возможность снизить на несколько процентов цены. Проверенные временем, хотя и не всегда эффективные старые связи оказались предпочтительнее риска новых технологий.

3) “Посредник – лишнее звено”. Интернет позволил внедрить радикально новые схемы ценообразования, но большинство потребителей считают систему цен, предлагаемых обычными продавцами, более удобной и справедливой.

Вместе с тем бум сделал потребителей чрезвычайно требовательными к интернет-коммерции. Соревнуясь в желании оправдать ожидания потребителей, магазины часто выставляют на свои сайты сведения о максимально возможном ассортименте. Так, на сайте одного из российских магазинов, например, было перечислено 65 тыс. позиций, имеющихся якобы в продаже. Но чем больше заявленный выбор, тем меньше вероятность того, что магазин в итоге сможет поставить желаемое: возможности склада ограничены.

Многие интернет-компании имеют очень мрачные перспективы, которые объясняются не только изначально неверно заданными параметрами. Но зачастую и неквалифицированным менеджментом, у которого даже если есть желание исправить ситуацию, нет необходимых навыков, чтобы перевести компанию из стадии экспансии в стадию нормального зарабатывания денег.

И по сей день многие менеджеры электронных магазинов – экс-программисты. Когда вокруг Интернет появились деньги, они начали заниматься коммерцией, обоснованно считая себя причастными к появлению Интернет. Характерные особенности магазинов, созданных и управляемых бывшими программистами, - пробелы в разделах, не относящихся к компьютерам. И неудобная для простого пользователя навигация. Последнее обстоятельство сильно снижает шанс успешного развития таких магазинов, поскольку сегодня среднестатистический пользователь все чаще “частник”, неспециалист в технологиях, ему необходим понятный и очевидный интерфейс электронного предприятия. Еще меньше шансов выжить у компаний, в свое время не получивших инвестиций. Ведь единственное, на что средства интернет-компаний тратились с успехом, - раскрутка брэнда, создание маяка, заметного для “чайника” в непролазных джунглях Интернет. При значительном притоке новых пользователей известность уже сама по себе обеспечивает некоторую устойчивость. Вторая по размеру когорта управленцев в нынешней интернет-коммерции – финансисты, пришедшие, как правило, в этот бизнес со стороны инвесторов или привлеченные интернет-компании для того, чтобы разговаривать с инвесторами “на одном языке”. Несомненно, финансисты более компетентны, чем экс-программисты, в ведении бизнеса как такового, но в технологической составляющей их навыков оказалось недостаточно. Инвестиционные банкиры плохо понимают специфику среды, они просто ориентируются на западные модели, которые, как теперь выяснилось, тоже достаточно неустойчивы.

Существует мнение, что единственно надежная схема для тех, кто хочет преуспеть в электронной коммерции, - многоканальность сбыта. И это важно понять не только традиционным компаниям, которые, выходя в Интернет, автоматически становятся многоканальными, но и “чистым” интернет-компаниям. Понятно, что в борьбе с набирающими силу в цифровой среде мощными торговыми предприятиями не проиграешь, только если используешь несколько каналов сбыта (более выгодными, чем Интернет, каналами дистрибуции могут оказаться, например, мобильная связь или колл-центры, здесь не надо слепо следовать моде) и предоставлять более качественный центр. А это требует сменить экспансионистскую стратегию на кропотливую, избирательную работу.

Еще одной большой проблемой интернет-магазинов является доставка оплаченного товара покупателю. Многие интернет-компании “на собственной шкуре” прочувствовали, что в электронной коммерции практически все определяет логистика. Идеальный онлайновый продавец должен не только держать на складе большое количество единиц товара и оперативно приводить свой интернет-каталог в соответствие с состоянием склада, но и быстро доставлять товар по указанному клиентом адресу, используя при этом предпочтительно более дешевую общедоступную почту. В России пока не только невозможно гарантировать быструю доставку по этим каналам, но и велик рост потери или порчи товара.

При этом ни о страховке товара или платежей, ни о факторинге при проведении онлайновых операций даже говорить не приходится. Таких услуг онлайновым торговцам ни банки, ни страховые компании попросту не предлагают.

Тем, кто собирается заниматься электронным бизнесом, торгуя в розницу через Интернет, следует аккуратнее относиться к организации дела. Рекламную кампанию необходимо проводить осторожно, раскручиваясь по мере готовности логистики, иначе можно просто не справиться с количеством заказов и “сгореть”. Важно понимать, что в электронной коммерции главное место в общей структуре затрат занимают переменные издержки. Момент, когда наступает стабилизация совокупных издержек и начинается зарабатывание денег, отследить сложно. При этом рост оборота тоже не очевиден: он то происходит, то останавливается, а подстраивать логистику под изменяющийся объем продаж крайне сложно.

Если интернет-магазин встроен в сеть крупной офлайновой структуры, схема его работы в части доставки может выстраиваться почти идеально. Заказ, поступивший на сайт, передается на склад ближайшего к пункту назначения магазина, а оттуда товар отправляется покупателю.

А тем, кто не связан с офлайновой розницей, приходится работать по-другому. Чтобы держать в своем каталоге приличный ассортимент, интернет-магазин должен работать со многими поставщиками. Получив заказ от покупателя, продавец ищет товар у поставщиков, если находит, то направляет курьера сначала за товаром, а затем к покупателю. Если покупка мелкая, то магазину невыгодно нанять курьера ради выполнения одной заявки, поэтому он накапливает заказы, выстраивая маршруты курьеров, как по адресам поставщиков, так и по адресам покупателей. Этим-то и объясняется печальный опыт многих покупателей, неделями ожидающих своего заказа или не дождавшихся его вовсе.

Более того, такая схема работы вынуждает магазины ограничивать ассортимент, а покупатель, надо сказать, этого не любит, его может не удовлетворить прайс-лист даже в несколько тысяч позиций, и понять покупателя можно: он и в интернет-то пришел, чтобы облегчить себе поиск. За рубежом понимание этого покупательского мотива привело к высокой специализации магазинов по однотипным товарам и большой концентрации рынка по каждому их виду. Универсальность же в этом случае достигается объединением магазинов в моллы (malls) – торговые площадки.

В поисках решения проблемы доставки большинство интернет-магазинов пришло к выводу: необходимо создавать свой собственный склад, где бы хранился оперативный запас товаров, представленных в прайс-листе. Но если доставка производится в разные города, или же заказанный товар развозится по такому мегаполису, как Москва, то рационально помимо одного большого склада иметь несколько территориальных накопителей. Наличие склада позволит во многом гарантировать ассортимент, а наличие накопителей – грамотно выстроить логистику. Однако и это, в конечном счете, лишь первый шаг на пути к быстрому обслуживанию клиентов.

Следующий шаг – передать вид деятельности, не свойственный торговому предприятию, на аутсорсинг или же выделить это направление в отдельную бизнес-единицу. Это путь крупных торговых предприятий. Набравшему обороты предприятию содержать собственную курьерскую службу уже невыгодно. Во-первых, она не настолько эластична, чтобы расширяться при пиковых нагрузках – и тогда клиентам приходится ждать, и сужаться в периоды спадов – и тогда курьеры простаивают. А магазин и в том и в другом случае несет убытки. Во-вторых, организация курьерской службы – сама по себе довольно сложный и специфический бизнес, требующий таких нетривиальных знаний, как маршрутизация, контроль исполнения заказов, подбор курьеров, обучение их профессиональным навыкам, создание благоприятного имиджа курьеров.

Небольшие предприятия не могут получать значительные оптовые скидки, и надбавка в доллар-полтора (стоимость внешней курьерской услуги) на цену товара делает его неконкурентоспособным. Магазины среднего масштаба, оборот которых не столь велик, чтобы рассчитывать на серьезные скидки у курьерских служб, есть смысл объединять заказы, например, в рамках торговых площадок, на которых порой размещаются по несколько сот магазинов: torg.ru, tovar.yandex.ru, podbery.ru, deshevle.ru, webmarket.ru. Уже есть прецеденты создания при торговых площадках дисконтных клубов, предоставляющих своим членам скидки на курьерские услуги.61

В России основная борьба за внедрение интернет-торговли ведется вокруг розничного сектора. Но остается открытой проблема внедрения и развития отечественными компания В2В-моделей электронного бизнеса.

Следует сказать, что сектор “бизнес-бизнес” как таковой в России практически отсутствует. Уже упоминалось, что сектор В2В держится за счет использования международных стандартов электронного обмена данными EDI. У нас эти стандарты практически не используются. Разве что в таможне существует некое подобие ЕDI, которые применяются для внутриведомственного обмена информацией.

Отсутствие ЕDI-технологий во многом связано с внутренними проблемами отечественного рынка. С одной стороны, не разработаны вопросы законодательства и регулирования использования стандартов ЕDI. С другой стороны, сами предприятия не готовы к тому, чтобы всесторонне использовать EDI-технологии. Для большинства руководителей отечественных предприятий внедрить автоматизированную бухгалтерию, склад или кадровый учет – уже большое достижение. Да и то на многих предприятиях развитие даже такой электронной вещи, как система “Клиент-банк”, сопряжено с немалыми трудностями. Где уж тут говорить о сетевом бизнесе. Как следствие, у нас пока нет необходимого слоя специалистов, которые бы занимались вопросами использования стандартов ЕDI.

Как следует из идеи В2В-модели (см. 1.2), ее применение как в чистом, так и в комбинированном виде у нас в стране было бы особенно актуально для компаний автомобиле-, судо- и авиастроения, энергетики, тяжелого машиностроения, а также других, имеющих значительное количество поставщиков. В случае организации модели посредством построений открытых торговых систем (электронных бирж), этот бизнес может быть использован в оптовой торговле продуктами питания, стройматериалами, одеждой, косметикой и любыми другими товарами (вплоть до единичных сделок), обращение которых трудно организовать в рамках отдельной отрасли или узкоспециализированной торговой системы. По оценкам экспертов, наилучшие перспективы электронного бизнеса в России – в металлургии, фармацевтике и машиностроении.62

В любом случае, для России применение таких систем позволит значительно снизить издержки по поиску торговых партнеров, облегчить управление дебиторской задолженностью, более эффективно использовать производственные мощности. Участие в подобных системах кредитных учреждений дает возможность еще больше повысить экономическую отдачу. Электронная форма реализации системы обеспечит стабильный низкий уровень комиссионных.

Сотрудничество промышленности и новой экономики продуктивно только тогда, когда электронный бизнес становится результатом оптимизации бизнес-процессов взаимодействующих предприятий. Именно в этом случае получается механизм, позволяющий компании создавать существенную добавленную стоимость – механизм, эффективный для экономики в целом. И именно в этом случае промышленность готова делиться с новой экономикой очень крупными суммами.

Бизнес-процессы – одна из самых болезненных стадий в процессе реформирования деятельности любой организации. Дело в том, что бизнес-процессы необходимо перестраивать радикально. Ведь практически все традиционные предприятия, производящие и продающие товары и услуги, ориентированы на небольшое количество транзакций с относительно высокой стоимостью. Наглядно это выражается в скидках на крупные партии товара – производитель всегда охотно снизит цену, если дистрибьютор или конечный покупатель заберет со склада большую партию товара.

Специфика же электронной коммерции в том, что она резко расширяет круг потенциальных клиентов, каждый из которых будет приобретать относительно небольшое количество товаров или услуг. Таким образом, старая модель (небольшое количество “тяжелых” транзакций) меняется на диаметрально противоположную – большое количество “легких” транзакций.63 Но изменение модели ведения бизнеса приводит к целому ряду последствий, которые уже видны на Западе и, по всей видимости, в ближайшее время проявятся в российском бизнесе.

Во-первых, стоимость транзакций станет критическим показателем, определяющим затраты предприятия. Чтобы остаться прибыльным, предприятие должно снизить стоимость транзакций в десятки, иногда в сотни раз. Стоимость создания и поддержи веб-сайта – ничто по сравнению со стоимостью создания или перестройки процессов, входящих в транзакцию.

Вторая тенденция, которую уже можно наблюдать на рынке, заключается в том, что для снижения стоимости транзакций предприятию придется передавать большое количество бизнес-процессов в управление партнерам по бизнесу – тем, кто делает это наиболее эффективно. Иными словами, необходим аутсорсинг. Понятно, что при этом в несколько раз возрастает число партнеров (которые заступают на место пресловутых посредников, число которых позволяет сократить непосредственный контакт контрагентов через сеть).

Третье ожидаемое изменение – это более тщательный подбор партнеров по бизнесу. Если один из партнеров не предоставляет хорошего уровня сервиса конечному покупателю, то покупатель все равно будет уверен в низком качестве работы компании-производителя. Ведь товар продается ему под вполне определенной торговой маркой (брэндом). Отсюда следует, что партнеров по электронному бизнесу нужно выбирать более тщательно и доверять им гораздо больше, чем в традиционной компании.

Наконец, все несовершенства бизнес-процессов, накопившиеся в традиционной компании, неожиданно и резко негативно скажутся на качестве сервиса и станут наглядно видны конечному покупателю. Поэтому если раньше в обслуживании клиентов акцент ставился на вежливость торговых представителей, то теперь этого далеко не достаточно и акцент автоматически перенесется на совершенство процессов обслуживания.

Электронный бизнес имеет целью удовлетворение потребностей определенного типа предприятий в определенной экономической и инфраструктурной среде. Российская действительность на эту среду, к сожалению, пока не очень похожа. Прежде всего, для электронного бизнеса нужны электронные предприятия. Автоматизации бизнес-процессов западные предприятия посвятили все последнее десятилетие. Параллельно развивался Интернет. С какого-то момента он позволил связывать электронные системы компаний друг с другом.

Единственное, чем в этом плане могут похвастаться российские предприятия – высокий уровень проникновения Интернет. По данным рейтингового агентства “Эксперт РА” на 12 марта 2001 г., к Сети подключено 89% крупнейших промышленных компаний, лишь 4% обследованных “Эксперт РА” предприятий не имеют локальных сетей.64 С автоматизацией сложнее. Во-первых, комплексная система класса ЕRP – очень дорогой продукт, его могут позволить себе лишь финансово благополучные промышленные предприятия. Во-вторых, внедрение такой системы будет малоэффективно в силу низкой формализованности бизнес-процессов.

Однако частичная автоматизация бизнес-процессов, проведенная на большей части крупных российских предприятий, порождает проблему координации процессов между собой. Не получается создать единое информационное поле внутри предприятия. Каждая служба занимается своими проблемами: снабжение – своими, сбыт – своими, производство – своими. Многие лучшие менеджеры превратились в клерков, пишущих справки и заполняющих отчеты.

И все же недостаточный уровень автоматизации далеко не основное препятствие на пути развития электронного бизнеса в России. Главное – среда.

Электронный бизнес интересен тем предприятиям, которым важна возможность выбирать поставщиков или расширять круг покупателей своей продукции, и у которых она есть. А в России поиск нового контрагента зачастую просто невозможен в силу монополизации производства, сложившейся исторически.

Переключение на работу с новым партнером нечасто случается и в тех случаях, когда потенциальных контрагентов у предприятия несколько. В атмосфере взаимного недоверия, зачетов и бартера, столь свойственной российской экономике, бросать пусть и не очень выгодного, но проверенного партнера просто страшно – обжечься можно. Конечно, руководители предприятий стараются найти наиболее выгодных поставщиков и оптимизировать издержи, но им приходится быть осторожными. Эффективность электронной коммерции должна быть невообразимо высокой, чтобы перевесить эту осторожность.

На Западе если предприятию сто лет, такую же историю имеет и поставщик сырья, они долгие годы вместе, знают тонкости производства друг друга. А нашим предприятиям часто приходится иметь дело с компаниями, которые появились полгода назад и через несколько месяцев уже будут заниматься совсем другим бизнесом. В вопросе выбора поставщиков существуют два основных подхода – европейский и японский. Японцы очень не любят нарушать сложившиеся деловые связи с поставщиками. Действуют порой даже в ущерб экономической выгоде. Если они привыкли, что товар приходит через определенную цепочку, то так будет длиться вечно. Европейцы же разорвут отношения даже с самым давним партнером, если обнаружат, что с другой компанией работать выгоднее. Позиция российских компаний – что-то среднее.

Если говорить об электронном бизнесе в относительно конкурентных условиях. То надо осознавать, что бульшей эффективности можно достичь, если строить работу на базе электронной торговой площадки, а не непосредственно между предприятиями, что происходит чаще. Электронные торговые площадки по сути – биржи. Но поскольку биржевой механизм в России не развит, то и в Интернет вряд ли все пойдет гладко. Создание биржи или закупочной площадки как минимум требует совместных усилий конкурентов. В большинстве отраслей это пока невозможно, что определяет скептическое отношение к электронному бизнесу у руководителей многих предприятий.

Именно невозможность совместных стратегических действий конкурентов – основное препятствие для появления электронных торговых площадок в России. Если бы компании охотно шли на такое сотрудничество, мы давно стали бы свидетелями расцвета обычного биржевого движения. Но товарных бирж в России почти нет, и замечательные возможности в Интернет в этой области пропадают даром. На сегодняшний день в России отсутствует эффективная система биржевой торговли в целом. Поэтому спорить о формах торговли – проводить сделки через Интернет или по классической схеме в биржевом зале методом “выкрика” – преждевременно. Для начала необходимо просто наладить отечественную систему биржевой торговли и бирж.

Все крупные структуры в России самодостаточны и выход вовне, подразумевающий открытие, прозрачность, им вряд ли интересен. До тех пор, пока непрозрачность создает для компаний стоимости больше, чем прозрачность, развитие электронных площадок, как и вообще бирж, будет проблематичным. Прозрачный рынок – это благо для экономики в целом, но не для отдельного участника, потому что все делают деньги именно на непрозрачности.

Опыт существования биржевого института в постсоветской России успешным назвать никак нельзя. Расцвет так называемых товарных бирж в начале 90-х объяснялся тем, что они давали советским предприятиям возможность получать сверхприбыли за счет разницы между регулярными государственными и свободными рыночными ценами. К тому же они позволят выброшенным из командно-административного уюта в неспокойные волны рынка предприятиям находить новых партнеров: куда им было податься, если не было даже элементарных “желтых страниц” с телефонами-телетайпами возможных партнеров? Как только рыночными стали все цены, а партнерские отношения более или менее устоялись, биржи исчезли. Да и биржами-то, в западном понимании, они никогда не были, а были скорее огромными торговыми домами с аукционами.

Обнадеживает, впрочем, что в некоторых отраслях – в трубной промышленности, в машиностроении – предприятия уже готовы работать друг с другом. Есть позитивные примеры и в химической отрасли.65

Но на пути создания торговых площадок есть еще одно препятствие “биржевого” свойства: торговать необходимо стандартизированной продукцией. В случае, если продукция достаточно стандартизирована, а рынок высококонкурентен, проблем не возникает. Так, например, в России уже успешно действует электронная площадка еmatrix для торговли компьютерной техникой. Но ни к торговле сложной нестандартной продукцией, ни к закупкам ее через Интернет российская промышленность не готова. Даже спецификация оборудования и перевод этих данных в электронную форму представляют собой большую сложность, требуют значительных инвестиций, что предприятия пока считают не вполне целесообразным. В то же время предприниматели оптимистично оценивают возможности электронных торговых площадок для закупок стандартизированной непрофильной продукции.

Высокая степень стандартизации продуктов свойственна сырьевым секторам. Кроме того, именно в этих секторах сконцентрированы основные финансовые потоки в российской экономике, что, согласно мировому опыту, также должно способствовать созданию В2В-проектов. Но в то же время наиболее доходные отрасли, такие как ТЭК, цветная и черная металлургия, - лидеры и по концентрации производства, и по степени его монополизации, поэтому вряд ли стоит ждать появления в этих секторах в России открытых электронных площадок. Скорее всего, компании этих отраслей будут активно участвовать в западных площадках. Так, ОАО “Северсталь” уже участвует в международном проекте GSX, РАО “Норильский никель” планирует участвовать в проекте Nickelmarkеt.com.66

Кроме того, для российских холдингов или западных компаний, скорее всего, будут актуальны внутренние системы, оптимизирующие отношения между предприятиями групп.

В России электронный бизнес имеет шанс развиться в тех отраслях, где относительно развита конкуренция, концентрируются большие финансовые потоки и высока степень стандартизации продукции.

Очевидным победителем по всем этим номинациям оказалась металлургия. Тому много причин – в отрасли очень жесткая конкуренция при растущем рынке и сильна фрагментированность рынка. Но вместе с тем относительно высок уровень информационных технологий и, что немаловажно, как правило, молодой гибкий менеджмент. И, надо сказать, эта отрасль уже сейчас наиболее активна в интернет-бизнесе, а площадка еmetex, создание которой было инициировано Фондом развития трубной промышленности, объединяющим большинство заводов отрасли, отличается продуманным механизмом заключения сделок.

Относительно высокий потенциал фармацевтической отрасли объясняется активностью крупных дистрибьюторских сетей, для которых электронный бизнес может создать удобную среду существования, тем более, что фармацевтическая продукция легко стандартизируема.

Машиностроение получило высокую оценку в силу своего консолидирующего характера. Действительно, это центр притяжения промышленности: очень широк круг потребителей и также широк круг поставщиков. Машиностроение также показывает очень сильную динамику роста, и у ведущих игроков сконцентрированы значительные финансовые потоки. Предприятия этой отрасли планируют использовать электронные площадки в основном для закупок, а не для продаж: продукцию отрасли, как правило, трудно специфицировать.

Становится очевидным, что электронная коммерция, как и сам Интернет, уже стала неотъемлемой частью цивилизации. Она не заменит обычную торговлю, так же как электронные документы никогда не заменят традиционных бумажных, просто все они будут гармонично сосуществовать.

Несомненно, у электронной торговли в России есть будущее. Более того, у современного бизнеса без активного использования Интернет будущего просто нет. И российские компании это понимают.

2.2. Проблемы и перспективы развития электронной коммерции в сфере финансовых услуг

Электронная коммерция – это не только осуществление торговых операций в Сети, но и осуществление финансовых транзакций и оказание финансовых услуг банками и иными провайдерами услуг (брокерами, небанковскими кредитными учреждениями) через Интернет. Интернет-технологии, таким образом, используются в банковском деле, в управлении кредитными рисками и портфельными инвестициями.

Оказание финансовых услуг с использованием новейших информационных технологий немыслимо без интеграции различных провайдеров информации. Поэтому, начиная с 80-х г. банки и другие провайдеры финансовых услуг активно переходили к электронным коммуникациям, особенно между собой. Электронный обмен данными (EDI-Electronic Data Interchange) уже достаточно долго используется банками и биржами ценных бумаг в рамках их собственных сетей для осуществления платежей, взаимозачетов, торговли акциями и др. ценными бумагами. Крупнейшей системой ЕDI является СВИФТ (SWIFT-Society for Worldwide Interbank Financial Telecommunications), представляющий собой крупнейший кооператив банков со штаб-квартирой в Брюсселе. В него входят все солидные банки мира и в том числе ряд российских банков. СВИФТ является крупнейшим в мире интранетом, т.е. внутренней для банков сетью, созданной для обеспечения бесперебойной работы рынка межбанковских переводов. Ежедневно через него проходит порядка 3 триллионов долларов США. В то же время в последней своей белой книге СВИФТ объявил о переходе своей коммуникационной сети с Протокола Х.25 к Протоколу безопасной сети Интернет.67

В области электронных финансовых услуг информационная роль Интернет выражена пожалуй более четко, чем сугубо деловая, присущая электронной торговле. Это не умаляет перспективности Интернета как бизнес-среды для провайдеров финансовых услуг, просто здесь более очевиден производный характер деловой активности от качественных способов и схем быстрого обмена информацией.

Бурный рост Интернет связан с возможностью развития различных компьютерных программ, позволяющих достаточно быстро и с низкими издержками аккумулировать информацию и создавать крупнейшие банки данных в различных сферах деятельности. в современных программах софтвер (software programs) математические методы аккумулирования и распространения огромного количества информации позволяют финансовым посредникам, выступающим, как правило, в роли кредиторов или инвесторов, отслеживать финансовое положение и аккуратность платежей должников (так называемая кредитная информация), а также следить за их привычками, предпочтениями и вкусами. При этом риски анализируются как на уровне стран (страновые – политические, или суверенные риски), так и на уровне компаний (коммерческие риски). Банки и компании, выпускающие кредитные и дебитные карты, также систематически собирают кредитную информацию на своих индивидуальных клиентов. Указанные банки данных позволяют лучше отслеживать риски и тем самым добиваться более рационального распределения ресурсов.

Систематический анализ так называемых политических или страновых рисков – т.е. рисков, угрожающих выполнению контрактов, исходящих от экономической политики страны, включая меры валютного контроля, ее макроэкономического неравновесия или общей политической обстановки, - осуществляются как крупнейшими финансовыми посредниками, так и специальными рейтинговыми агентствами и др. аналитическими центрами. Полезную роль тут также играют аналитические доклады международных экономических организаций.

Однако несравненно большей по объему и сложности задачей является создание банков данных о коммерческих рисках, прежде всего, частных компаний – контрагентов, в особенности, из развивающихся стран и стран с переходной экономикой. Кредитной информацией, т.е. анализом положения с платежами должников на Западе, занимается широкий круг, в основном, частных организаций. Это, прежде всего, сами финансовые посредники, в том числе банки, страховщики кредитов, форфейторы, факторинговые и лизинговые компании. Есть также специализированные фирмы, занимающиеся кредитной информацией и/или сбором долгов как основным бизнесом. Они во многих странах носят название кредитных бюро.

В наиболее развитой форме кредитная информация распространена в США, где такая компания как Dan and Bradstreet (D&B) имеет подробные досье на более чем десять миллионов фирм. В США, если компания на хорошем счету D&B и имеет ее порядковый номер, то она может получать торговый кредит без каких-либо дополнительных финансовых гарантий. Иначе говоря, в США кредитная информация, подтвержденная солидной фирмой, позволяет торговать на базе открытого счета, в то время как в Европе та же информация позволяет страховать от риска неплатежей или непоставок у страховщиков кредитов, таких как СОFAСЕ (Франция), Неrmеs (Германия), Gerling Namur (Бельгия), NCM (Нидерланды).68

Прежде чем обосновать решения по предоставлению кредитов или их страхованию на базе кредитной информации, кредитор и страховщик кредита должны быть уверены, что имеют дело со страной, где уже есть солидная система регистрации компаний и их регулярного аудита. При этом высокая доля неформальной экономики и практики двойной бухгалтерии местных компаний являются серьезным препятствием для них в случае необходимости получения доступа, особенно к внешним источникам финансирования. В то же время возможность для частных кредитных бюро отслеживать своевременность платежей должников в подобных странах может создать условия для предоставления им различного рода кредитов.

В большинстве развивающихся стран современные виды финансирования торговли и служба кредитной информации находятся пока на зачаточном уровне. Одновременно глобализация мировой экономики диктует необходимость развития этих служб как для внутренней, так и для внешней торговли, но уже на новой базе использования банков данных в рамках Интернет. При этом лидирующие западные агентства по кредитной информации и экспортным кредитам крайне заинтересованы в развитии на базе Интернет банков данных по коммерческим рискам, в том числе развивающихся стран, и готовы покупать эту информацию у последних. Так, французский СОFACE создает систему электронного рейтинга торговых долгов миллионов компаний из развивающихся стран, собираясь давать им реальные кредитные лимиты через Интернет.

Таким образом, системный подход к взаимозависимым проблемам финансов, торговли и развития делает возможным эффективное создание через электронную коммерцию управления торговыми и инвестиционными потоками и соответствующими финансовыми рисками.

Распространение Интернет с середины 90-х годов привело к тому, что клиенты получили возможность решать многие свои проблемы, не выходя из-за домашнего компьютера: купить что-то в интернет-магазине, оплатить коммунальные услуги, приобрести ценные бумаги, посмотреть на состояние своего счета. Пока интернет-банкинг находится на самом начальном этапе своего развития и не только в России подвержен влиянию факторов как “за”, так и “против”.

В Европе основным двигателем развития интернет-банкинга является интеграция. Переход на единую валюту открыл возможность экспансии на рынки других стран, и многие банки решили начинать ее при помощи Интернет, создавая интернет-отделения и дочерние интернет-банки, организуя онлайновое обслуживание по всей Европе. Часть старается стимулировать дистанционное обслуживание клиентов, чтобы сократить расходы на содержание офисов, некоторые даже вводят плату за посещение банковского окошка. В Англии, например, это вместе с платой за парковку стало существенным аргументом в пользу домашнего обслуживания.

В США развитию интернет-банкинга способствует широкое распространение домашних компьютеров, географическая протяженность страны и склонность ее населения и миграции. Однако даже здесь доля клиентов, использующих Интернет для работы с банком, не превышает 4% от их общего числа.69 Так что говорить о революционных изменениях в методах ведения банковского бизнеса пока рано даже в отношении Соединенных Штатов. Показательны, например, данные по созданным в США “виртуальным” банкам, не имеющим филиалов и работающим только через Интернет. Удешевление своей работы такие банки готовы разделить с клиентами: в США они предоставляют клиентам ставку по вкладам на 1-2% больше, чем это делают обычные банки. Однако в последнее время приток клиентов в такие банки замедлился, а отток увеличился. Эксперты объясняют это завышенными ожиданиями в части качества сервиса в виртуальных банках, а также низкой оценкой надежности интернет-банков в силу отсутствия схем гарантирования депозитов и низкой доходности, которая является следствием огромных затрат на рекламу. Поэтому клиенты переходят на обслуживание в обычные банки, предоставляющие операционные ресурсы в Интернет.

Интернет – это как раз та область, которая может помочь коммерческим банкам в их продвижении на рынке розничного обслуживания. Однако в России интернет-банкинг опережает свое время. Наши банки еще только доказывают свою полезность людям, банковская система пока еще в процессе созревания. Тем не менее, по оценкам специалистов Гута-банка, число людей, подготовленных для того, чтобы воспользоваться интернет-сервисом в России, достаточно велико – только в Москве оно измеряется сотнями тысяч, каждый десятый москвич готов пользоваться высокотехнологичными услугами и оплачивать их, а для этого ему просто необходимы удобные способы оплаты, в том числе дистанционные. Со временем потенциальных клиентов станет еще больше. Рыночные реформы расширяют сферу платных услуг населению, увеличивают количество коммунальных платежей. Так что интернет-банкинг в России имеет все же неплохие шансы на распространение при условии поступательного развития экономики, роста сферы услуг и благосостояния людей.

Предоставление банковских услуг через Интернет привлекательно, прежде всего, тем, что по сравнению с обычным банковским бизнесом электронный банкинг удобен как для клиентов, так и для самого банка. Банкиры могут обходиться без бумажной документации и экономить на зарплате высокооплачиваемому персоналу. В свою очередь у клиентов отпадает необходимость перечислить деньги со своего счета или просто справку о его состоянии…

Под “интернет-банкингом” подразумевается, как правило, обслуживание счетов клиентов-физических лиц через Интернет (см. также 1.3). Набор услуг, оказываемых банками таким клиентам, уже сейчас достаточно широк. Так, первая из открывшихся в России систем – “Интернет сервис банк” Автобанка70 – позволяет пользователям покупать и продавать валюту и ценные бумаги, оплачивать коммунальные услуги и услуги операторов связи, совершать переводы, открывать валютные и рублевые депозиты, пополнять карточные счета, получать выписки по всем своим счетам и так далее. Пользователями системы могут стать владельцы счетов в Автобанке, заплатившие порядка тысячи рублей за подключение, но все операции за исключением межбанковских платежей и зачисления на счет безналичных рублей бесплатны для пользователя, а по операциям с валютой даже предоставляется скидка. Сейчас системой пользуются около 2 тыс. человек, оборот по интернет-счетам за февраль 2001 г. составил 55 млн. рублей.

Еще один лидер в интернет-банкинге, Гута-банк, сумел привлечь к обслуживанию в системе “Телебанк” уже порядка 2,5 тыс. клиентов. Разработчики “Телебанка” ставили перед собой задачу привлечь клиентов простой и удобной услугой – возможностью выполнять все операции и управлять счетом без прямого личного контакта, круглосуточно и вне зависимости от места нахождения клиента. На сегодняшний день система “Телебанк” позволяет выполнять практически все операции, необходимые частным клиентам, в том числе осуществлять любые платежи, конвертировать валюту, проводить операции, связанные с пластиковыми карточками.

Первоначально к новой системе можно было подключиться самым простым и доступным для любого российского гражданина способом – по телефону, затем появился доступ через Сеть. Сейчас ведутся работы по налаживанию управления счетами по мобильным телефонам, поддерживающим WAP-протокол (новая генерация телефонов, позволяющая работать в Интернет). Сейчас было бы неправильно говорить, что какой-то из перечисленных каналов дистанционного обслуживания является исключительным и самым перспективным в России, каждый из них имеет свои преимущества: обычный телефон – массовость, Интернет – графические интерфейс, сотовый WАР – телефон – мобильность. Перспектива за теми банками, которые будут сочетать разные каналы, офисное обслуживание, телефон, Интернет, WАР, цифровое интерактивное телевидение и др. Поэтому разработчики “Телебанка” намерены не только увеличивать число каналов доступа к системе, но и варьировать их, а также интегрировать с уже существующими в банке системами услуг.71

В целом же задача системы дистанционного банковского обслуживания – сформировать для клиента удобный доступ к единому пространству счетов. Клиент, имеющий в банке несколько счетов (депозитные, текущие, спецкарточные, брокерские и иные), должен иметь возможность с легкостью перемещать деньги со счета на счет в удобное время.

Всего же подобные услуги в России сейчас оказывают порядка двадцати банков, и это крайне мало в сравнении с развитыми странами – США, и тем более Северной Европой. Мало и по общему числу клиентов, востребовавших эту услугу, и по их доле в общем числе клиентов банков. Даже у банков-лидеров оно составляет доли процента.

Причины не очень высокого спроса на такого рода услуги и их незначительного предложения довольно банальны. Скептики отмечают все еще сохраняющееся недоверие клиентов к банковской системе в целом и высказывают опасения, что высокотехнологичные, нетрадиционные для российского рынка услуги просто не найдут потребителя. Действительно, если учитывать, что, по данным ВЦИОМ, 27% населения страны ничего не знает про Интернет,72 что аудитория Сети сгруппирована в основном в Москве и Санкт-Петербурге, да еще собрать воедино все требования, которым должен отвечать потенциальный пользователь интернет-банкинга (несколько неправдоподобный образ молодого, но весьма состоятельного человека, сильно озабоченного своим будущим), становится понятно, что такая услуга вряд ли может быть сейчас массовой. Этот факт признают и в банках-активистах, где бытует мнение, согласно которому число людей, которые могут быть охвачены услугами интернет-банкинга в России, составляет сейчас максимум 20 тыс. человек.

Вместе с тем банковские интернет-проекты весьма требовательны к ресурсам. Российские специалисты оценивают первоначальные затраты банка на одного пользователя онлайн-системы в среднем в 400-600 долларов в зависимости от размера банка. К тому же необходимо пройти массу бюрократических процедур, включая получение лицензии ФАПСИ, которая обходится в десятки тысяч долларов.

По словам заместителя председателя правления “Менатеп Санкт-Петербург” Юрия Савельева, серьезными сдерживающими факторами развития интернет-банкинга в России остаются и затянувшееся законодательное оформление электронно-цифровой подписи и недостаточное развитие телекоммуникаций, на доведение которых до европейского уровня потребуется по оценкам западных специалистов, порядка 50 млрд. долларов, и недостаточное количество компаний, предлагающих услуги аутсорсинга.73

Одной из важнейших проблем развития электронного бизнеса в России вообще и интернет-сектора финансовых услуг в частности является пробельность законодательства. Должен быть принят закон об электронной цифровой подписи, не опирающийся на какую-либо специфическую технологию. Кроме того, необходимо законодательно признать эквивалентность транзакций, выполненных электронным способом и выполненных традиционными способами. Нуждается в разъяснении и налоговый статус операций, проводимых через Интернет, причем без введения новых налогов.

К тому же в настоящее время в России нет закона, регулирующего электронные формы расчетов. Большинство юристов полагает, что в качестве реальных правовых оснований можно пока рассматривать только банковские правила и обычаи делового оборота. А поскольку понятие “банковские правила” нечетко прописано в Гражданском Кодексе, на практике его отождествляют либо с нормативными актами Банка России, либо с внутрибанковскими правилами (правилами платежных систем).

Всякая деятельность в Интернет сталкивается с необходимостью обеспечения информационной безопасности. Не избегает этой участи и интернет-банкинг, следующей группой проблем которого является защита информации в Сети (обеспечение безопасности платежей и вообще любых транзаций, сохранности банков данных и прочие меры) и завоевание доверия клиентов к банковской системе вообще и интернет-банкингу в частности.

Главный плюс Интернет – доступность информационных ресурсов неограниченному количеству пользователей становится его главным минусом. По данным западных аналитиков, новый интернет-сайт посещается в течение 28 секунд после открытия и атакуется хакерами в ближайшие 5 часов, 60 процентов сетей подвергается попыткам стороннего проникновения более чем 30 раз в год.74 Поэтому продавец услуг через Интернет обязан разработать соответствующие меры защиты. Он должен знать, кому он продает услуги, адекватно идентифицировать покупателя, который, в свою очередь, должен быть полностью уверен, что продавец принял все разумные меры безопасности и ответственно выполняет все требования.

Если соответствующие меры по обеспечению безопасности не принимаются или если они недостаточны, то злоумышленники (“компьютерные пираты”, хакеры) могут практически безнаказанно атаковать банки данных путем распространения вирусных программ, совершать хищения (в том числе номеров пластиковых кредитных карт и данных в счетах клиентов). Расследование же хищений, совершенных в кредитно-финансовой сфере с использованием компьютерной техники и телекоммуникационных сетей и технологий, встречает на своем пути массу трудностей и препятствий.

Вообще, своевременное выявление и раскрытие преступлений, совершаемых с использованием компьютерной техники, затрудняется высоким уровнем латентности данного вида преступлений (по оценкам специалистов, он достигает 90%).75 Не являются исключением и хищения в кредитно-финансовой сфере.

Анализ отечественной и зарубежной специальной литературы, изучение уголовных дел, опросы работников оперативных служб, следователей и судей позволили выявить основные проблемы, возникающие при расследовании подобных дел. Во-первых, сложно установить (в случае совершения преступления с использованием компьютерной техники) само событие преступления и правильно его квалифицировать. Во-вторых, возникают значительные затруднения при проведении следственных действий по обнаружению, изъятию, фиксации и исследованию компьютерной информации. В-третьих, у следователей часто отсутствуют как опыт расследования преступлений, совершенных с использованием компьютерной техники, так и знания самой техники.

Самим кредитно-финансовым учреждениям также необходимо наличие опыта и ресурсов. Но к парадоксальному преимуществу России в развитии электронного бизнеса можно отнести ее пятилетнее отставание от мировых лидеров: российские банки могут не повторять многочисленных ошибок, сделанных их западными собратьями, а выбрать и адаптировать к своим собственным нуждам хорошо отработанные и проверенные практикой решения. Сверхчудес от Интернет уже никто не ждет. Настало время прагматического просчета реальных возможностей.

Пока рынок еще не сформировался, рассуждать о прибыльности интернет-банкинга в России рано. Разумнее говорить об экономии, которую получают и банк, и клиент от автоматизации рутинных процессов, и о преимуществах занятия банком стратегически удобных позиций. Хотя есть и сиюминутные выгоды.

Вопрос окупаемости – самый неприятный для всех проектов, связанных с Интернет; в интернет-среде до недавнего времени его предпочитали не касаться. Банкиры на эту тему рассуждают охотнее.

В интернет-банкинге есть и имиджевый элемент и коммерческий. Имиджевый заключается в том, что, когда набирается критическая масса банков, предлагающих такую услугу, те, кто такую услугу не предлагает, начинают проигрывать. Они теряют клиентов, и это уже чистый убыток. Доля банков, предоставляющих услуги интернет-банкинга, в общем числе банков сейчас крайне низка, но среди них такие гиганты, как Автобанк, Гута-банк, “Менатеп Санкт-Петербург”. Еще один заметный игрок, Альфа-банк, видимо, представит свое решение в ближайшее время. Получается, что сектор крупных банков, работающих с населением, уже довольно сильно “интернетизирован” (если, впрочем, не принимать в расчет особый во всех отношениях Сбербанк), поэтому отсутствие этой услуги хоть пока в основном имиджевый. Но уже проигран. Странно рассматривать инвестиции в информационные технологии как расходы на рекламу, но факт, что такие вложения значительно повышают престиж банка.

Однако дело не только в престиже, есть и вполне поддающиеся оценке преимущества, которые может получить банк при добросовестной реализации интернет-решения. Интернет-технологии в первую очередь позволяют создать эффективный механизм экономии на операционных издержках, т.е. экономии на обслуживании частных клиентов за счет автоматизации этого процесса. По общей оценке, проведение операции с использованием человеческого труда обходится примерно в один доллар (в эту оценку включается и возможность ошибки). При проведении операций через Интернет их стоимость падает до десятка центов, а при больших масштабах (начиная от 50 тыс. человек), выйти на которые в конечном счете и рассчитывают крупные банки, и до нескольких центов.76

Стоит, правда, отметить, что серьезной экономии и значительной эффективности проекта можно добиться, если исповедовать комплексный подход к развитию интернет-банкинга. В числе комплексных услуг можно упомянуть домашний банк, интернет-трейдинг, систему обслуживания юридических лиц и электронные торговые площадки, электронные магазины и платежные системы для интернет-торговли. Интернет-проект банка окупается за счет косвенных факторов: увеличения активов, привлечения новых клиентов, роста оборотов и транзакционных комиссий, т.е. за счет факторов, проявляющихся в др. подразделениях банка.

Вряд ли крупные клиенты дадут отставку своему банку лишь потому, что он недостаточно усерден в освоении передовых технологий. Однако для среднего и мелкого бизнеса, менее сформированного с банком куда важнее, чтобы банк был просто надежным, тарифы – конкурентоспособными, а сервис – удобным. Вот этот, более текучий, слой клиентов и проголосует за новые технологии, так сказать, “ногами”. Ведь “продвинутый” банк (при прочих равных условиях) может предложить им более низкие тарифы на многие услуги, а к тому же избавить бухгалтера предприятия от необходимости посещать банк чуть ли не ежедневно.

Наконец, коль скоро у предприятий появится возможность выбирать банк, то выбор скорее падет на тот, который предоставит не только наиболее качественные и дешевые услуги, но и максимальный их спектр. Последнее для интернет-банка очень важно в связи с тем, что расходы на привлечение и удержание клиента, которые составляют значительную долю издержек, у него одинаковы что при продаже клиенту двух-трех продуктов, что сотни. При этом сотней различных продуктов удержать клиента значительно проще. Кроме того, падают удельные издержки на привлечение клиента. Банк должен стараться максимально присутствовать в Интернете, это отвечает требованиям эффективности и окупаемости проекта. Не случайно развитие очень многих сайтов, не только банковских, идет по пути создания порталов. Одна из целей портала – снижение затрат на привлечение клиентов.

Кстати, проблема организации финансового элемента электронной коммерции сейчас стоит особенно остро: положение, когда доставка совмещена с инкассацией, долго сохраняться не может. Поэтому тот, кто сумеет предоставить наиболее адекватный и удобный механизм расчетов, имеет шанс получить большую долю рынка электронной коммерции.

Сравнивая перспективы интернет-банкинга в России в секторах “бизнес для бизнеса” (В2В) и “бизнес для потребителя” (В2С), эксперты отдают безусловное предпочтение первому. И здесь дело не в пресловутом недоверии частных лиц к Интернет. В числе причин тут и безразличие самих банков к депозитам физических лиц, и различные налогооптимизирующие схемы, следствием которых является выдача зарплаты наличными, и нежелание граждан нести деньги в наши банки, и отсутствие законодательного регулирования этой сферы.

Конечно, интернет-банкинг открыт для физических лиц, но поскольку розничные рынки не относятся к высокодоходным, целью выхода на этот рынок является диверсификация деятельности. Под диверсификацию попадают обеспеченные клиенты и предприятия электронной коммерции. Здесь довольно большие возможности получения прибыли, но пока все проекты в этой сфере в значительной степени венчурные, отдачу они принесут не через год и не через два. Некоторые эксперты смотрят на этот рынок с еще бульшим пессимизмом, полагая, что обороты В2С не превысят В2В ее лет тридцать.

Работа с юридическими лицами куда более перспективна. Если частному клиенту держать деньги в банке не обязательно, то юридическим лицам деваться некуда. По некоторым оценкам, обороты юридических лиц и платежи физических даже для традиционного банковского сектора соотносятся как 70% и 30%. А для интернет-банкинга соотношение будет еще больше в пользу юридических лиц, учитывая высокую степень использования Интернет корпоративными клиентами.

Крупные организации слабо подвержены веяниям моды, к тому же со своими корпоративными клиентами в отличие от физических лиц банки уже давно общаются дистанционно, на Западе – около двадцати лет. В России подавляющее большинство банков также используют системы “клиент-банк”, и многие переводят их в Интернет. Сам по себе этот перевод ничего не дает: операции не проходят в онлайне, бухгалтерские системы клиента и банки не интегрируются, но здесь комплексный подход может принести плоды.

Способность предоставить клиенту интернет-доступ становится реальным конкурентным преимуществом, причем ставка в корпоративном секторе несравнимо выше, чем в ритейле.

Использование Интернет в секторе корпоративных клиентов дает банку сразу несколько преимуществ. Во-первых, это снижение расходов на обслуживание клиентов, обусловленное автоматизацией электронного документооборота. Во-вторых, улучшение качества предлагаемых клиенту продуктов за счет их индивидуальной настройки под его потребности. Третье преимущество – возможность быстрого расширения масштаба деятельности, выхода на региональные и смежные финансовые рынки.

Конечно, воспользоваться этими возможностями в реальности непросто. Для снижения издержек необходимо реорганизовать бизнес-процессы, уменьшить применение ручного труда. Индивидуальная настройка продуктов требует использования банком системы управления взаимоотношениями с клиентами. А расширение масштаба деятельности невозможно без соответствующей технической инфраструктуры – промышленных серверов, сетей. По оценкам одних исследователей, пока не более 10% российских банков в достаточной степени автоматизировали бизнес-процессы, чтобы получить дивиденды от электронного бизнеса. А по данным рейтингового агентства “Эксперт РА”, хотя более 95% предприятий уже автоматизировали финансы и бухгалтерию, они тоже не вполне готовы к такому способу работы, что во многом связано с непрозрачностью бизнеса и недостаточной квалификацией персонала.77

Окупаемость интернет-проекта, предназначенного для взаимодействия с корпоративными пользователями, зависит от конкретных банков и клиентов. По мнению председателя правления Юниаструм-банка и руководителя секции интернет-технологий Ассоциации российских банков Олега Скворцова, в среднем интернет-система создает экономию, когда через нее проходит хотя бы тысяча транзакций.

Если говорить о возможности выхода на новые географические рынки, то, хотя в России через Интернет корпоративные клиенты пока не привлекались, примеры экономии на создание и поддержку филиальной сети за счет Интернет уже есть. По утверждению Юрия Савельева из банка “Менатеп Санкт-Петербург”, за счет того, что филиальная сеть работает на арендованных каналах и не увеличивает штат, банк экономит около двух с половиной миллионов долларов.78

Кроме того, замечают эксперты, с развитием электронной коммерции серьезно пострадают крупные банковские монополисты. Поэтому с их стороны можно ожидать шагов, направленных на ограничение этого бизнеса. То, что вероятность такого развития событий велика, показывает опыт Европы, где именно по причине развития интернет-технологий банки вынуждены сокращать количество своих филиалов. Так, в апреле 2000 года английский банк Ваrclays закрыл десятую часть своих банковских отделений, мотивируя это ростом возможностей предоставления банковских услуг по телефону или через Интернет. Но если Ваrclays спешит занять образовавшуюся нишу, предлагая клиентам современные услуги, то, например, у Российского Сбербанка, славящегося своей неповоротливостью, проблем, связанных с наступлением новой технологической эры, резко прибавится. Трудно поверить, что государство, владеющее Сбербанком, будет сидеть сложа руки, глядя как “закатывается” его монополия.

Интернет – это еще одно его преимущество – может оказаться весьма эффективным при работе в нишевых корпоративных рынках, где место монополиста или доминирующего игрока может оказаться тем более выгодным, чем эже рынок. Так, ИБГ “НИКойл”, тестирующий сейчас систему электронного факторинга, отработанную на традиционном торговом бизнесе, рассчитывает с ее помощью совершить серьезный прорыв не только на российском, но и на восточно-европейском рынке.79

Используя передовые технологии, банк накапливает бесценный опыт, который может быть с успехом продан в виде отлаженного программного обеспечения или пакетов банковских услуг. Благо, что спрос и на то, и на другое будет быстро расти. Крупным банкам, желающим выйти в какой-либо не освоенный ими регион, не обязательно теперь начинать с того, чтобы открывать там филиал. Гораздо выгоднее предложить свои услуги небольшому местному банку, поставить у него соответствующее программное обеспечение и снабдить технологией оказания своей услуги, например, предоставления кредита под покупку автомобиля. Местный банк, лучше зная свою клиентуру, будет куда успешнее управлять личными отношениями с клиентом, выступая при этом под хорошо знакомой местным жителям маркой. Ему это выгодно, поскольку позволяет сохранить имя и существенно расширить перечень предоставляемых услуг. Крупный же банк сохранит лицо в случае неудачи, а в случае успеха сильно сэкономит на издержках и значительно расширит круг пользователей услуги.

Таким путем – через небольших региональных партнеров – многие крупные западные банки продают сейчас не только пакеты услуг, но и информацию, включая кредитные оценки юридических лиц. Знать эти сведения важно не только банкам, но и их клиентам, вступающим в торговые сделки с малознакомыми контрагентами.

И все же пока и межфирменный, и межбанковский секторы лишь потенциально перспективны для развития интернет-банкинга. Прежде всего, потому, что сейчас трудно представить, как будут преодолеваться многочисленные стоящие на его пути проблемы.

Основная – непризнание электронно-цифровой подписи. Решить ее будет сложно из-за многоукладности современной российской экономики и, соответственно, традиций документооборота. Трем основным укладам – советскому, российскому и футуристично-западному, очень туго жить вместе. В советском укладе, например, вообще нет печати, в российском она должна быть обязательна, а в западном вполне может быть заменена набором цифр. Пример советского уклада – почта, которая до сих пор не выдает кассовых чеков. Российский уклад хорошо знаком всякому, кто хоть раз сталкивался с необходимостью лично платить налоги или сдавал бухгалтерскую отчетность, разыскивая и заполняя огромное количество бумаг с печатями. Большая часть финансовой сферы, в том числе электронные расчеты, - представитель футуристичной западной реальности.

В банковском деле, в расчетах на фондовом рынке электронно-цифровая подпись давно уже de facto существует, а вот два других уклада вряд ли смогут ее воспринять. Поэтому интернет-банкам в России приходится маневрировать, заключать с клиентом физический договор, что нивелирует весь смысл дистанционного банкинга как такового. Точно так же предприятие, чтобы законно приобрести книжку например, должно распечатывать счет-фактуру, ставить на нее печать и отсылать обратно с курьером. Обилие бумаг, которые все равно приходится заполнять и отсылать, сводит на нет главное преимущество интернет-коммерции – экономию на издержках.

Еще одна проблема – невозможность по существующему законодательству создания центра сертификации ключей, который позволил бы банкам доверять сертификатам своих коллег.

Немаловажны и проблемы технологические. Развитие межфирменного сегмента на сегодня сдерживается недостаточным уровнем автоматизации нефинансовых предприятий.

И все же главной проблемой остается собственный консерватизм банков. Интернет развивается быстро, залогом успеха сейчас становится скорость. Стратегия банка в Интернет может быть разной, но если о формах участия банка в электронном бизнесе еще есть время спорить, то со стратегией банкам, нужно определяться уже в ближайшем будущем, в этом мнении сходятся все банкиры. Если банки во время не успеют среагировать, их место а рынке займут любые более активные институты - телекоммуникационные и страховые компании, например. западные банки уже идут по пути создания стратегических партнеров с поставщиками альтернативных услуг, и российский рынок, скорее всего, ожидает подобная интеграция.

Хотя Интернет и, в частности, электронная коммерция в финансовых услугах пока в основном сконцентрированы в Северной Америке и Западной Европе, их география и динамика позволяют предполагать бурный рост указанных услуг во многих частях периферии мировой экономики. При этом финансовый сектор как лидер в электронной коммерции может сыграть роль катализатора в дальнейшей глобализации и либерализации мировой экономики. Иначе говоря, в таких странах, как Россия следует ожидать экспоненциальный рост электронной коммерции, прежде всего, в секторе финансовых услуг.

Резкое сокращение издержек и повышение эффективности управления кредитными рисками и самих финансовых операций при помощи Интернета может открыть беспрецедентные возможности для развивающихся и переходных экономик, в частности, в плане их доступа к международным финансовым рынкам. Если международное сообщество поможет сделать Интернет доступным для финансовых посредников и агентов рынка указанных стран, то это сможет сыграть роль мощного толчка в их адаптации к требованиям современной экономической организации и тем самым послужить делу их ускоренного экономического развития.

Таким образом, Интернет может стать явлением, выходящим за рамки очередного шага в повышении эффективности как финансовых услуг, так и экономики в целом. Здесь мы имеем дело с резким сокращением издержек поиска и нахождения через огромные электронные финансовые рынки наилучшей цены данного товара на данном отрезке времени. При этом традиционные финансовые услуги уступают место более новым комбинированным методам финансирования, где чисто банковские продукты сочетаются с инструментами управления рисками на рынках капиталов и в страховании. В итоге может привести к общему повышению уровня управления рисками. Более интегрированные рынки управления коммерческими рисками позволяет совмещать управление различными рисками, скажем, при помощи производных финансовых инструментов. Последние могут далее продаваться различным группам инвесторов в зависимости от их “рискового аппетита”, т.е. желания брать на себя те или иные риски. Новые финансовые технологии могут даже изменить традиционное место и роль таких инструментов, как акции и облигации. Возможность бросить вызов традиционным ограничениям времени и пространства и получить доступ к беспрецедентному количеству анализа и информации может помочь в значительной степени преодолеть имеющиеся информационные асимметрии и тем самым поднять на качественно новый уровень возможность предупреждения кризисов. Однако на пути к описанной информационной зрелости имеется еще много препятствий технического, экономического, правового и политического характера.

2.3. Проблема организации фондового рынка для высокотехнологичных компаний в России

Наиболее динамичный сектор американского фондового рынка – торговая система NASDAQ, где обращаются акции высокотехнологичных компаний (компаний хай-тек, high-tech). В этот сектор довольно охотно делают вклады крупные и частные инвесторы. Естественно, работа с инвестором на фондовом рынке требует от компании полной финансовой и корпоративной прозрачности – кто же захочет покупать кота в мешке.

В России все иначе. Интернет-компании практически не представлены на фондовом рынке. А нет интереса к фондовому рынку – нет и открытости.

Впрочем, информационная непрозрачность – отличительный признак в основном мелких и средних фирм. Крупные дистрибьюторы и сборщики стараются публиковать свои финансовые показатели. К сожалению, этим цифрам доверять можно не всегда. Например, давно уже выяснилось, что некоторые известные компании, подвергающие собственные марки персональных компьютеров, сильно завысили декларируемые объемы продаж. За счет этого одна из таких компаний даже вошла в десятку крупнейших производителей в Европе.

До сих пор большинство фирм жили и развивались за счет внутренних ресурсов. Однако банальная дистрибуция уже не приносит прежних доходов, а нынешние проблемы с таможней (из-за которых цены на ряд популярных товаров выросли уже на четверть – и продолжают расти) заставляют торговцев задуматься о расширении и диверсификации бизнеса. Потребность в инвестициях возросла. Следовательно, рано или поздно компьютерные фирмы вынуждены будут обратиться за инвестициями на фондовый рынок. Именно эти фирмы обеспечивают компьютерными технологиями информационную инфраструктуру электронной коммерции, и отнюдь не все равно, каким будет фондовый рынок, на котором им предстоит работать.

В среде топ-менеджеров все чаще обсуждается возможность создания российского аналога NASDAQ. За неимением оного некоторые корпорации (в основном телекоммуникационные) уже разместили свои акции на американских торговых площадках.

В целом же возможны два пути, по которым интернет-компании придут к прозрачности своего бизнеса. В одном случае этого может потребовать иностранный партнер, привыкший к западным стандартам открытости. В другом случае российские компьютерные фирмы должны будут сделать это, выходя на фондовый рынок.

В России уже есть опыт построения фондовых площадок для компаний хай-тек. Однако единая площадка торговли ценными бумагами, такая как NASDAQ, пока не сложилась. Активисты фондового рынка соревнуются за первенство в создании российской высокотехнологичной площадки. Свои планы по ее организации еще в 2000 году обнародовали ММВБ и ИГ “Русские фонды”, а Российская торговая система (РТС), опередив конкурентов, уже анонсировала начало работы “Нового рынка” – сектора для торговли акциями предприятиями новой экономики.80

Принципиальное отличие “Нового рынка” от остального, теперь уже, видимо, “старого”, фондового рынка коренится в процедуре допуска эмитентов. Новые требования сформулированы с учетом специфики высокотехнологичных компаний: им необходим ускоренный выход на рынок, при том что рискованность этого бизнеса высока. Поэтому, с одной стороны, по договоренности с Федеральной комиссией по ценным бумагам снижен уровень финансовых требований к потенциальным эмитентам, а с другой стороны, для страховки на рынке появляются две новые фигуры – консультант и специалист. Такую же схему, кстати, используют и на Западе.

Консультантом на “Новом рынке” может выступать любая компания с хорошей репутацией, аккредитованная в РТС. По сути, это “крестный отец”, наставляющий потенциального эмитента в его новом качестве публичной компании. Только консультант может подавать на биржу заявление о включении новых ценных бумаг в обращение. Для этого он должен будет предоставить документы, подтверждающие проведение операционального и финансового аудита эмитента, информацию о самой компании, о ее бизнесе и потенциальных рисках. В течение двух последующих лет он же должен сопровождать эмитента, не реже раза в полугодие, сообщая бирже о его “здоровье”. Еще одна обязанность консультанта – гарантировать, что ни менеджмент компании, ни ее инвесторы не будут продавать крупные пакеты акций, находящихся в их руках, в течение шести месяцев с момента подачи компанией заявления на допуск ее к торгам. Для этого ведется подробный учет как самих инвесторов, так и распределения между ними пакетов акций. Этот механизм не бесспорен с юридической и функциональной точек зрения, однако, по мнению представителей РТС, он убережет рынок от появления “мыльных пузырей” и обеспечит стабильные условия для существования компаний.

Основная задача специалиста – поддерживать котировки эмитента. Компанию-специалиста консультант с эмитентом будут выбирать из числа торговых участников РТС, хотя и сам консультант будет вправе претендовать на эту роль.

Программное обеспечение для “Нового рынка” приобретено у NASDAQ, а название – точный перевод имен европейских прототипов: Neuer Markt, Nuovo Mercato и пр.81 Помимо технологии РТС переняла у NASDAQ и принцип неанонимности дилерского рынка. “Большинство бумаг в России испытывает большие сложности с ликвидностью, отсюда большой спад, из-за которого продавцы и покупатели могут вообще не встретиться”, - поясняет президент РТС Дмитрий Пономарев (Аузан В. С чистого листа // Эксперт. 2000. - № 24. – С. 13).

По мнению аналитиков, включение в листинг “Нового рынка” предприятий различных высокотехнологичных сфер, таких как телекоммуникации или производство программных продуктов, было бы на руку РТС и позволило бы увеличить обороты. Хотя к этому рынку проявляют интерес и др. предприятия инновационной сферы, в том числе конверсионные. Представители РТС пока не предполагают выходить за рамки Интернета. Довольно сдержанно они высказываются и насчет прогнозируемого оборота: сейчас сложно предсказать, насколько бурно пойдет процесс развития рынка, многие крупные российские интернет-компании метят попасть в NASDAQ, владельцам других пока нет смысла превращать свои детища в публичные, третьи же не имеют даже средств на подготовку эмиссии.

Но лед тронулся. По мнению директора объединенной финансовой группы по специальным проектам Дмитрия Хилова, биржа устранит переоцененность российского интернет-рынка, даст инвесторам ориентиры даже для оценки неторгуемых пока компаний. Немаловажно и то, что выводиться на него будут профессионально построенные прозрачные компании, считает Юрий Аммосов, вице-президент компании Роrt.Ru: “Работая в течение семи лет на фондовом рынке, я постоянно наблюдал скандалы с акционерами. То размещение проводится “среди своих” по нерыночной цене, то госпакет отгоняется в эмиссионный фонд смой же компании. Рынок устал от постоянного обмана. А здесь мы можем начать с чистого листа, не отягченные прошлым, можем строить рынок правильно”.82

Спешку создателей “Нового рынка” понять можно: во-первых, пока еще не упущена благоприятная экономическая конъюнктура, а во-вторых, тот, кто первым создаст по-настоящему привлекательный для инвесторов и компаний механизм, получит большую долю рынка. К тому же высокотехнологичный рынок создается для наиболее “продвинутого”, интегрированного в западную среду сегмента экономики, где использование западных схем привлечения инвестиций может оказаться вполне успешным.

На западе “новые рынки” оказались полезны всем: инновационные компании – эмитенты получили источник недорогих средств для своих проектов; некоторые инвесторы неплохо заработали на росте акций, а страны в целом сделали рывок в научно-технической сфере. Если эффективный рынок для торговли акциями высокотехнологичных компаний удастся создать и в России, то проблемы привлечения капитала в хай-тек во многом будут решены.

Представители самих компьютерных фирм к оценке перспективности появления российских интернет-компаний на американском NASDAQ и создания отечественной торговой системы по типу NASDAQ относятся с осторожным оптимизмом. Например, Сергей Андреев, генеральный директор АВВYY Software House, считает, что “в России очень мало компаний, которые ведут деятельность в полном соответствии со всеми законами, платят налоги и т.п”. А без этого выходить на иностранные биржи бесполезно. По его мнению, первая российская компания может выйти на NASDAQ в течение года.

Но в перспективе российские hi-tech компании весьма интересны для инвесторов. Это обусловлено исторически высоким уровнем образования в России, жестким дефицитом квалифицированных инженеров в странах развитой экономики, относительно низким уровнем зарплат в России. В первую очередь будут интересны компании с собственными технологиями, ноу-хау, компании, выполняющие работу, связанную с большими трудозатратами, но при этом с хорошей внутренней организацией (например, разработчики). Рынок привлекателен в долгосрочной перспективе. Т.е. инвестор сможет получить пользу от инвестиций не раньше чем через два три года”.

Схожую позицию занимает Николай Никольский, директор по маркетингу компании Соgnitive Technologies. С его точки зрения пока нельзя сказать, что все IT-компании готовы к размещению акций на фондовых рынках. Во-первых, для того, чтобы иметь успех на этих рынках, нужно иметь солидную научно-технологическую основу. И вряд ли смогут успешно сыграть те компании, которые умеют хорошо продавать “железо”, прокладывать сети и строить проекты. Интеллектуальный продукт – вот что в этом случае имеет стоимость. Во-вторых, еще не все компании готовы к публичности. Нужно пройти аудит, подготовить отчетность за последние три года и т.д. С точки зрения выбора рынков (российский или западный) думается, что оба представляют интерес. Однако на американском рынке четко построена законодательная база. Потому лучше размещать акции на американском рынке.

По поводу идеи создания российской торговой системы, подобной NASDAQ, есть вполне обоснованные сомнения. У нас недостаточно игроков.

В отличие от компьютерщиков профессионалы-фондовики к публичному размещению акций высокотехнологичных компаний на фондовых рынках относятся с известной долей скептицизма. Вице-президент фондовой компании Мyriad SYS Ltd Сергей Голубицкий полагает, что “российским hi-tech компаниям сегодня также нечего делать на бирже, как и четыре года назад”. Публичность на российском рынке, на его взгляд, - это нонсенс по определению. “В системе выборочного наказания и потенциальной противозаконности всякого бизнеса заявка на публичность – это либо лапша на уши, либо самоубийство. В США публичность компьютерного бизнеса – обязательная норма для рublic company, коих подавляющее большинство. Иначе просто не пустят на биржу”86.

Однако идею создания российской торговой системы для акций hi-tech компании, подобную NASDAQ, Голубицкий поддерживает: “Только такая система может дать рядовому инвестору прямой выход на биржу. А без него биржа не может серьезно работать. Но тут очень важен момент обучения, потому что без должной подготовки самостоятельная работа на бирже во сто крат опаснее пирамид”.

В условиях информационной интеграции, по мысли Голубицкого, привлекательность российского рынка для инвестора равна нулю, потому что можно не выходя из дома торговать на американских биржах. Имея такую возможность, вряд ли кто-то заинтересуется местным рынком hi-tech. Ведь главное условие для успешной торговли на бирже – ликвидность. “Дневной оборот по одному только Intel сегодня в десятки раз превышает годовой оборот всей российской биржи”. Такой разрыв не ликвидируется за 5, 10 и даже 20 лет.

Итак, российские интернет-компании пока не очень торопятся на фондовый рынок. В России еще не созданы условия для работы компаний в условиях информационной открытости, а сами компании, равно как и государство, мало способствуют созданию таких условий. Но первые шаги по созданию высокотехнологичных площадок уже сделаны.

ГЛАВА 3. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ЭЛЕКТРОННОГО БИЗНЕСА: РОССИЯ И ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ

Значимость общественных отношений, возникающих в связи с появлением Интернета, ни у кого не вызывает сомнения. Поэтому естественно, что и юристы не оставляют без внимания глобальную сеть. Появляется объективная потребность в правовом регулировании новой отрасли. Соответственно возникает новая юридическая специализация – Интернет-право.

Вопросы нормативного регулирования глобальных сетей, а в частности Интернета, носят лишь постановочный характер, однако некоторые страны уже имеют опыт первотворчества в разработке и принятии правовых норм для урегулирования отношений, связанных с работой в Интернет. Так, в Германии и США уже принят закон “Об электронно-цифровой подписи”, в России существует законопроект о ней. Распространение запрещенной информации через сеть привело к тому, что в Австралии были приняты законы, направленные на урегулирование содержания информации в глобальной сети, в Германии работает закон “Об ответственности провайдера”.83

Занимаясь правотворчеством в новой области следует учитывать ее специфику и существующие разработки юридической науки.

Для урегулирования глобальных сетей будут, по всей видимости, разрабатываться правовые нормы Интернет-права, которые нельзя будет отнести ни к публичной отрасли, ни к частной, т.к. здесь в одинаковой мере затрагиваются интересы и государства и отдельного индивида.

Правовое регулирование в обществе возникает там и тогда, где и когда зарождаются новые общественные отношения и связи, которые в соответствии со своей социальной значимостью требуют нормативного обеспечения. В интернет-праве интересы государства и общества затронуты, прежде всего, когда происходит размещение в сети несанкционированной или ложной информации. Интересы частные преобладают при проведении регистрации доменных имен, защите интеллектуальной собственности. Очень динамично развивается электронная коммерция, содержащая огромный массив неразрешенных вопросов законодательного регулирования, о которых вскользь уже было сказано выше. В числе основных вопросов можно назвать порядок проведения расчетов между продавцом и покупателем, вопросы налогообложения, криптографической защиты и применения электронно-цифровой подписи. Рассматривая проблемы правового регулирования электронной коммерции нельзя сказать о преобладании публичноправовых либо частноправовых отношений.

Таким образом, при использовании глобальной сети Интернет в одинаковой мере затрагиваются как частные, так и публичные интересы.

Федеральное законодательство уже сейчас включает в себя около 50 законов, относящихся так или иначе к проблемам Интернет; но российские хакеры, мошенники-специалисты по кредитным картам и просто жулики этого не пугаются, т.к. 90% нарушений и преступлений в области авторского права, незаконного доступа к системе закрытой информации не могут преследоваться по закону ввиду пробелов в законодательстве.

В 2000 г. Министерство связи РФ, Министерство торговли РФ и Министерство финансов РФ подготовили коллективный труд, посвященный вопросам развития электронной коммерции в России и получивший название “Проект Федеральной программы развития электронной торговли”.84 Вслед за этим, очевидно, появятся новые законодательные акты и, возможно, бюджетные деньги, которые предстоит освоить российским электронным коммерсантам.

В феврале текущего года Председатель Правительства Михаил Касьянов подписал распоряжение о разработке федеральной целевой программы “Электронная Россия”, которая охватывает все сферы информатизации.85 “Белая книга информационных технологий”, которую готовит экспертный совет под руководством Андрея Илларионова, будет доктринальным документом, имеющим большое значение для всего процесса движения России к информационному обществу. Очень важно было бы сформировать при правительстве совет по внедрению информационных технологий, какие уже есть в развитых странах, во многих из них введены государственные должности уполномоченного по государственной информации. В Великобритании это “электронный посланник”, е-еnvoy, в США – Chief Information Officer.

На Западе использование Интернета органами управления рассматривается сейчас как одна из возможностей повысить эффективность государственной власти, вот почему к популярным в Интернете обозначениям “В” и “С”, что означает, соответственно, “бизнес” и “потребитель” и давно используется во всяких сочетаниях (В2В, В2С…), теперь прибавилось новое – “G”. А сооружение “электронного правительства” заняло в планах политиков и интеграторов прочное место. Как и раньше, в случае с В2В и В2С, сейчас многие ожидают, что внедрение информационных технологий в государственное управление позволит быстро все оптимизировать: снизить издержки на содержание государства, ускорить взаимодействие органов государственной власти и друг с другом, и с гражданами. Один из самых главных аргументов в пользу “электронного правительства”, которые приводят его сторонники, - повышение “прозрачности” власти за счет перехода на новый уровень обратной связи как с гражданами, так и с бизнесом.

По сути дела, речь идет о смене парадигмы государственной власти. “Мировой опыт показывает, что модель электронного правительства естественна и привлекательна для тех стран и культур, в которых государство воспринимается как обслуживающая, сервисная структура”, - считает Игорь Агамирзян, руководитель Восточно-Европейского отдела по связям с научно-исследовательскими организациями Microsoft Research и одновременно представитель от российского бизнеса в группе DOT Force.86

Бизнес-структуры во всем мире очень быстро поняли, что информационно-коммуникационные технологии позволяют оптимизировать корпоративное управление, сокращать транзакционные издержки, повышать качество работы с клиентом. Если рассматривать государственные органы как управляющие структуры, оказывающие специфические государственные услуги, то становится очевидным, что с помощью информационно-коммуникационных технологий они тоже могут повысить эффективность административного управления как во внутренней (аппаратной) среде, так и в регулировании общественных процессов, эффективнее расходовать бюджетные средства, сократить издержки на содержание государственного аппарата.

У всех государств аналогичные функции, обязанности перед обществом, схожая система государственного управления, так что перспективы создания “электронного правительства” в России ровно такие же, как и в других странах. И проблемы те же. Люди не всегда готовы переносить свою деятельность в новую среду, на новые технологии. Даже бизнес сталкивается с инерционностью сложившейся структуры управления, аппарата, культуры и традиций менеджмента. По всей видимости, процесс “электронизации” сферы государственного управления пойдет по пути постепенного освоения новых возможностей, через информатизацию отдельных участков деятельности.

Новые технологии уже начинают внедряться в сфере внутренних управленческих задач. Например, в аппарате правительства уже приступили к внедрению электронного документооборота, уже функционирует система внутренней электронной почты. Эти работы инициированы и контролируются руководители аппарата правительства Игорем Шуваловым.87

Что же касается G2C (обратной связи с гражданами), то пока у нас еще нет серьезной интерактивной инфраструктуры, которая обеспечила бы диалог и взаимодействие государства и граждан. Но высшие должностные лица государства все чаще участвуют в интерактивных онлайновых пресс-конференциях, недавно в таком мероприятии участвовал президент РФ. “Первичные электронные интерфейсы”, которые решают задачи доступа граждан и сообществ к различной государственной информации, есть уже у большинства органов государственной власти, но они уступают по качеству коммерческим ресурсам, что связано как с бюджетом, так и с недостаточной заинтересованностью ведомств. К тому же у нас нет регулирующего документа, который обязывал бы чиновников обновлять информацию или, скажем, размещать на сайтах ведомств законопроекты. Например, проект закона об электронной цифровой подписи пока не опубликован на сайте правительства, потому что такой практики еще нет.

Надо понимать, что в любом случае перенос в новую среду взаимодействия между государственным органом и бизнесом или между госорганами и гражданами возможен до известных пределов. Даже проект электронного правительства более продвинутых в этом отношении США предполагает детальную проработку вопросов оптимального соотношения онлайна и офлайна, и рациональное распределение ресурсов на развитие обеих процедур. Можно сделать удобный интерфейс для решений в онлайне, например, задач налогообложения, но сколько у нас “электронных” физических или юридических лиц? И позволяет ли уровень самих технологий добиться необходимого уровня доверия при взаимодействии, основанном на платежных транзакциях? Здесь пока больше вопросов, чем ответов, и главный вопрос – урегулирование юридических процедур. Пройдет еще, по-видимому, немного времени, прежде чем электронному документу будут доверять так же как бумажке с печатью. Вообще нормативная база – один из ключевых факторов в процессе становления электронного правительства. Оно должно быть столь же легитимным, как и традиционное государств, не менее легитимным, чем “электронное” физическое или юридическое лицо.

Для России характерна еще одна особенность, которая не может не повлиять на приобщение управленческих структур к новым информационным технологиям. На столах семидесяти процентов наших государственных чиновников есть персональные компьютеры, но выход в Интернет имеют только 2 процента из них.88 Это говорит о том, что компьютеры в госорганах используются в лучшем случае как окно доступа в базу данных или как печатная машинка, а в худшем – просто как элемент интерьера. Чтобы компьютер заработал в полную силу, его надо присоединить к Сети, хотя бы к интранету. В США одна из успешный компаний малого бизнеса разрабатывает программное обеспечение, позволяющее приспособить под Интернет даже 386-е компьютеры. Такого компьютера вполне достаточно для работы, а “умное железо” нужно для современных компьютерных игр. Главная проблема не в оснащенности технологиями, а в человеке, использующем эти технологии. Люди должны постоянно учиться. У нас действует распоряжение, обязывающее всех чиновников, хотя бы год проработавших на руководящих постах, пройти курсы переподготовки.

Однако пока никто не может сказать, на какие вызовы придется отвечать государству. Это живой организм и действовать необходимо надежно и аккуратно. Представляется, что новые технологии – это не угроза для бюрократии, это предупреждение тем, кто не желает изменять структуру управления. В информационном обществе государство по качеству работы и услуг должно стать столь же конкурентоспособным, как и все остальные общественные или рыночные институты.

В декабре 1999 г. создано Российское общество мультимедиа и сетей, президентом избран С.Намин. Предполагается совместно с Российским авторским обществом и Обществом по смежным правам усилить публичный контроль за соблюдением прав интеллектуальной собственности в Интернет. Пока что типичными нарушениями являются использование нелегальных музыкальных вставок на веб-сайтах, создание онлайновых библиотек и нелицензированное размещение публикаций (типичный пример – скандал с публикацией романа В.Сорокина “Голубое сало”), радиовещание через Интернет.

Что же до нормативно-правовой базы электронной коммерции, то пока все электронные сделки в России совершаются на основе Гражданского кодекса Российской Федерации, шести законов (в частности, Закона о государственной тайне) и нескольких десятков постановлений правительства и указов президента. Специальный закон об электронной коммерции находится в стадии разработки. Как считают специалисты российского офиса компании Еrnst&Young, существенными аспектами готовящегося закона являются аутентичность, электронная подпись, инфраструктура телекоммуникаций и стоимость больших мониторов с высоким разрешением.89 Кроме того, Комитет Государственной Думы по информационной политике и коммуникациям обсуждает сейчас проект Закона об Интернет. Всего предполагается рассмотреть более 50 тыс. поправок,

Впрочем, ждать появления полноценной нормативной базы, по всей видимости, осталось недолго: этим вопросом довольно плотно занимается Ассоциация документальной электросвязи (АДЭ), по сути представляющая собой лоббирующую организацию в области телекоммуникаций.90

Таким образом, шаги, предпринимаемые государственными структурами в России, во-первых, логичны, а во-вторых – практически повторяют действия госструктур других стран. После того как де-факто электронный бизнес начал развиваться, создается “взаимовыгодная” нормативно-правовая основа, в формировании которой участвуют и госчиновники, и непосредственные участники электронного бизнеса. Правовые вопросы постепенно ставятся под общественный контроль, и это вселяет надежды на улучшение ситуации.

Поскольку в России в настоящее время наиболее важные вопросы сетевой торговли (и вообще сетевого бизнеса), да и использование Интернета характеризуется недостаточным нормативным регулированием, стоит обратиться к опыту других стран, останавливаясь более подробно на достижениях США, где развитие правового регулирования электронной коммерции является государственной задачей в течение уже нескольких лет. При этом законодатель в США сознательно уходит от тотальной зарегулированности интернет-торговли при помощи норм права, правовые предписания с неизбежностью столкнутся с проблемой их принудительного исполнения. Поэтому значительное поле оставлено Конгрессом и органами исполнительной власти для саморегулирования электронной торговли самими продавцами. Такие некоммерческие организации, как СоmmerceNET Consortium, Electronic Frontier Foundation или Соuncil of Better Business Bureaus призваны брать на себя роль независимых регуляторов сферы интернет-торговли.91 Очевидно, что выигрывают от такого подхода все: государство концентрируется на наиболее важных вопросах деятельности электронных продавцов (относящихся, например, к сфере регулирования конституционного и административного права), а все организационные и менее значительные вопросы улаживаются в среде профессионалов. При этом задача у тех и других общая – сделать Интернет цивилизованной “территорией”, предсказуемой и безопасной как для потребителей, так и для продавцов.

Сферами, которые в США отнесены к государственной компетенции, являются, в частности, защита прав несовершеннолетних, пользующихся возможностями интернет-торговли, защита обладателей авторских прав, предоставление налоговых льгот и освобождений. При этом значительную роль играет прецедентное право, правда, в значительной мере противоречивое. Эти и др. вопросы рассматривались Конгрессом, в результате чего были приняты Закон о сетевой защите ребенка (“Сhild Online Protection Act”) и Закон об авторских правах цифрового тысячелетия (“Digital Millenium Copyright Act”).92 Интересно, что Конгресс специальным законом установил трехлетний мораторий на большинство налогов, взимающихся в сфере интернет-торговли.

Вообще, несмотря на то, что США не относятся к числу стран с мягким налоговым климатом, во всем, что касается электронной коммерции, Штаты и федеральное правительство готовы соперничать друг с другом в предоставлении и продлении “налоговых каникул”, в результате чего страна стала фактически офшорной зоной для зарубежных компаний, работающих на этих рынках, в том числе и российских (по мнению многих специалистов, хотя сетевая коммерция в данном случае в сущности является легальным каналом утечки российских мозгов и капиталов, она все равно приносит пользу, потому что, включаясь в торговлю с западными контрагентами через Интернет, можно сделать свой бизнес проще и дешевле). Закон о налоговых свободах в Интернете (“Internet Tax Freedom Act”), недавно принятый Конгрессом, вводит значительные налоговые льготы для интернет-провайдеров электронной торговли и услуг. Конгресс также обязал федеральные государственные органы не вводить новые налоги для этой группы налогоплательщиков в течение трехлетнего срока действия моратория, а Президента США – достигнуть соглашений о снятии барьеров в сфере электронной торговли с ВТО, ОЭСР, NAFTА и др. международными структурами (с др. стороны, нередко Правительство США вынуждено в срочном порядке повышать ставки по кредитам, чтобы сдержать неуемный бум вокруг Интернета).93

Рассматриваемый закон содержит ряд положений, устраняющих двойное налогообложение в электронной торговле между штатами. Характерно, что под налоговое освобождение не попадают “электронные коммерсанты”, на сайтах которых имеются “материалы прямого выраженного сексуального характера”. Для получения упомянутых налоговых льгот необходимо также обеспечить проверку возраста покупателя посредством идентификации через кредитную карту, цифровое свидетельство с указанием возраста или же посредством введения специального кода, указывающего на то, что покупатель является совершеннолетним лицом. Однако просьба предоставить такую информацию порождает сейчас целый ряд последствий для продавца, прежде всего, связанных с получением конфиденциальной информации от потребителя. Этот вопрос также становится предметом правового регулирования в США.

В июне 1998 г. Федеральная комиссия по торговле (Federal Trade Commission) США подготовил отчет “Частная жизнь в сети: отчет Конгрессу”. В нем с сожалением констатировалось, что процесс саморегулирования продавцами в сети еще не достиг должного уровня. По оценкам комиссии, “информация личного характера” запрашивалась в 92% случаев для совершения сделки в Интернете. При этом только в 14% случаев на сайте имелась ссылка на политику продавца в отношении предоставляемой потребителям конфиденциальной информации и только в 2% случаев эта политика доводилась до сведения покупателя. Об отчете комиссии было указано, что наибольшему риску в этой связи подвергаются несовершеннолетние лица, и поэтому принятие закона является необходимым. Комиссия также высказалась в пользу принятия аналогичного закона, защищающего частную жизнь совершеннолетних граждан, однако “только в случае, если эта отрасль экономики не сможет самостоятельно выработать и эффективно применять меры саморегулирования”.94

Результатом деятельности комиссии стал подписанный Президентом США 21 октября 1998 года Закон о защите частной жизни ребенка в сети 1998 года (“Сhildren’s Online Privacy Protection Act of 1998”). В соответствии с этим законом операторы интернет-сайтов, направленных на детскую аудиторию, или же участники электронной торговли, намеренно запрашивающие информацию личного характера у покупателей – детей в возрасте до 13 лет, обязаны выполнить целый ряд условий. Прежде чем покупка игрушки или заказ билетов в Дисней Лэнд будет считаться неоспоримой сделкой. Так, “электронные коммерсанты” обязаны “получить предварительное, проверяемое согласие родителей на получение, использование и/или раскрытие информации личного характера, полученной от детей”, ознакомить родителей с практикой продавца в сфере защиты информации, а также выполнить целый ряд других условий.

Казалось бы, подобная зарегулированность способна затормозить развитие торговли в Интернет. Однако, здесь государственная политика уступает место инициативе участников электронного бизнеса. В июне 1998 года группа интернет-операторов объявила о создании коалиции под названием Альянс частной жизни в сети (Оnline Privacy Alliance). Эта организация разработала специальные правила, касающиеся сбора информации о потребителях. В соответствии с ними потребители теперь имеют возможность установить, какая информация об их частной жизни была получена и как она использовалась. Сайты участников альянса снабжены специальными знаками, которые позволяют установить, кем и когда информация о потребителе была получена. Таким образом, потребитель имеет возможность предъявить иск к тому продавцу, который разгласил или недолжным образом использовал предоставленную ему конфиденциальную информацию. Аналогичными организациями, действующими в США, являются TRUST, BBBonLine и др.

Нерешенность целого ряда фундаментальных вопросов правового регулирования электронной коммерции в России может обернуться значительными финансовыми потерями для предприятий, вновь осваивающих эту сферу бизнеса. Даже только два рассмотренных выше вопроса (налоговое регулирование и вопросы защиты конфиденциальной информации о потребителях) могут стать причиной конфликтов предприятий торговли с налоговыми органами (в первом случае) и способствовать нарушению конституционно гарантированных прав граждан, касающихся неприкосновенности и защиты частной жизни, а ведь есть и другие проблемы. При этом отсутствует более или менее ясная государственная политика, направленная на принятие предварительных мер (прежде всего, законов и нормативных актов Правительства и Президента), которые могли бы помочь предотвратить негативны последствия ожидаемого бума в сфере интернет-торговли. В этой связи опыт США и др. развитых стран в значительной степени может послужить своеобразным миноискателем, позволяющим выделить наиболее опасные с точки зрения предпринимательской деятельности проблемы, в первую очередь правовые.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Анализируя основные, наиболее актуальные, проблемы динамично развивающейся электронной коммерции, а также выделяя ключевые моменты ее специфики, мы все больше убеждаемся, что электронная коммерция заслуживает к себе отношения и внимания, подобающего особому (уникальному, обособленному от других) явлению в национальной и мировой экономике. Сегодня с ней уже нельзя не считаться или сводить ее к патологии обычной коммерции.

Однако в чем же заключается принципиальная новизна “новой экономики”? В США она явно относительна – нов размах, но не принцип. И хотя, как выясняется, к Интернет пока трудно применимы некоторые законы рыночной экономики, тем не менее, очевидно, что “новая экономика” очень плотно опирается на экономику традиционную, но имеет свою логику развития.

Характерно, что, говоря об электронной коммерции как специфическом явлении экономики, мы вынуждены регулярно обращаться к опыту других стран, в основном США, апеллировать к достижениям, рекомендациям и бизнес-схемам, выработанным на иноземной почве. Применительно же к ситуации в России мы можем говорить в основном о перспективах развития электронной коммерции, т.е. о том, какой она может стать в будущем, и о проблемах и всевозможных “болезнях роста”, которые неизменно сопровождают ее развитие. Критерием оценки “нормальности” развития интернет-отношений у нас с необходимостью становятся процессы и закономерности, происходящие или имеющие место на Западе. Однако возникает вопрос: а в какой мере логика развития, скажем, американского рынка и событий на нем применимы к России?

У нас сам термин “новая экономика” появился тогда, когда вера в полезность многолетнего труда в копилку грядущего уже угасла. И те, кто этот термин использовал, вкладывали в него иной, куда более широкий смысл, разумея бизнес, выстроенный по западным образцам и с западным, так сказать, менталитетом. Этот бизнес жил словно в ином экономическом мире, где нет ни постприватизационного наследия, ни любви-ненависти между предпринимателями и государством, а единственный командир – тот самый рынок, который на государственном уровне пестовали реформаторы, западные консультанты и бюрократы. На уровне Интернета он сложился из ничего, сам собой, крохотным, но вполне живучим. Свободное предпринимательство на свободном рынке и стало главнейшей новизной в условиях России. И это выводит нас на вопрос о том, чем же новая экономика может заниматься в России помимо того, что она уже делает, и почему она сейчас становится доминантной для выживания страны.

Из-за природных и в известной мере исторических условий внешняя торговля является для нас необходимым условием существования: Россия вынуждена закупать продовольствие. Внутренняя производительность труда в производящих отраслях экономики России так низка, что едва обеспечивает минимальный прожиточный уровень. Поддерживать социальную стабильность и функционирование государственного аппарата, или хотя бы создавать видимость, может только перераспределение экспортной выручки от немногих сырьевых отраслей, и в первую очередь энергоносителей. Российская экономика очень сильно зависит от экспорта нефти.

То, что страна живет, как на качелях, не поражает. Поражает близорукость: нефтяные деньги не используются на создание альтернативы сырьевой экономике и новых рабочих мест, а проедаются также, как проедались раньше. Нынешний нефтяной бум, по счастью, был достаточно продолжительным и неожиданным, чтобы Россия накопила немного дополнительных денежных средств. Однако правительство распорядилось дополнительными доходами наихудшим образом, пустив их не в образование, транспорт или в судебную реформу, а на повышение зарплат в бюджетном секторе. И это означает только отсрочку приговора, не его отмену. Мы уже не можем позволить себе привычной беспечности.

Нам следует развивать сектор высоких технологий, тем более, что, как утверждают многие специалисты, развитие электронной коммерции в России идет еще быстрее, чем на Западе: ведь мы в определенном смысле идем по проторенной дороге и, следовательно, имеем редкий шанс не повторять чужих ошибок. Конечно, многочисленных проблем нам не избежать, это естественно. В частности, хотя электронный бизнес и является скорее старым бизнесом в новых условиях, чем явлением, из ряда вон выходящим, тем не менее он требует к себе особого внимания законодателя (существующих законодательных мер пока явно не достаточно) и специального квалифицированного регулирования: ведь деловая среда Интернет, как мы выяснили, имеет свою существенную специфику. Но любые трудности и “болезни роста” с лихвой окупятся переходом экономики на качественно новый уровень.

Сейчас у страны впервые появился реальный шанс начать самой зарабатывать себе на жизнь, создав новый источник экспорта, более значительный, чем нефть и газ вместе взятые, более достойный, чем оружие. Причем сделать это можно при минимальных затратах и с максимальной эффективностью. И этим источником будет новая экономика.

У новой экономики есть три пути, или даже, правильнее, модели развития.

Первая модель – национальная. Суть ее – в продаже товаров и услуг на внутренний рынок. Внутри этой модели выделяются такие группы, как компьютерная коммерция, софтверный бизнес, ориентированный на российских клиентов, и интернет-компании в области новых медиа и электронной коммерции в зоне RU. У компании этой модели есть несколько крупных преимуществ перед международными конкурентами.

Первое и самое главное – знание местной специфики. Информационные продукты из-за рубежа, будь то софт, веб-ресурсы или решения для электронной коммерции, если они хотя бы в незначительной степени выходят за рамки рядовых технологических платформ, в лучшем случае требуют серьезной предпродажной доработки, а в худшем – просто не пригодны для местного потребителя.

Следующее преимущество – большая и быстро развивающаяся община выходцев из России во всем мире. Это обеспечивает бизнесом “национальной модели” возможность ограниченного рынка и за пределами России, притом рынка весьма платежеспособного.

Однако национальной модели положен естественный предел – сама Россия, точнее ее внутренний рынок. При всей обширности страны он невелик и не обнаруживает склонности к бурному росту. Сложность с соблюдением законодательства об интеллектуальной собственности (даже не качество его, а именно трудности исполнения) также не способствует буму производства: если 95% софта в стране распространяется пиратами, трудно рассчитывать на то, что заработаешь, производя программы на продажу в первую очередь в России.

Поэтому Россия вряд ли сможет в обозримом будущем поддерживать большое количество технологических компаний, работающих на внутренний рынок, оборот которого жестко ограничен платежеспособностью бизнеса и населения. Национальная модель упирается в потолок, жестко очерченный экономикой страны. И пробить этот потолок дальнейшим усилием внутри самой новой экономики нельзя.

Вторая модель – индийская. Бизнес офшорного программирования (или офшорного девелопмента, что в принципе одно и то же) опирается на потребность в большом количестве нерегулярных, разовых или специальных программных работ и нехватку инженеров в развитых странах. Нанимать для разовых работ новых людей, а потом искать им новое занятие – не лучший способ решения задачи, поэтому всю кропотливую работу, требующую больших трудозатрат западные компании стараются передать местным субконтракторам на аутсорсинг. Или за границу – благо современные средства транспорта и связи позволяют постоянно контактировать с партнерами. Некоторые потери на сроках исполнения и усложнения контроля за процессом компенсируются экономией на стоимости.

Именно на этом и строят свой бизнес азиатские офшорные программисты. Основными областями, где на их труд сейчас большой спрос, являются IT-услуги по реконструкции устаревших систем и созданию новых, их техническая поддержка, веб-дизайн и программные продукты, в том числе для электронного бизнеса.

Преимущества индийской модели для России очевидны. Во-первых, она позволяет реализовать значительно более высокую добавленную стоимость. Потенциальный рынок для компаний, ориентированных на эту модель, также во много десятков, если не тысяч, раз превышает внутренний рынок информационных технологий России. Организация бизнеса также не особенно сложна.

Основных проблем с реализацией этой модели на российской почве три. Первая – в основе всей модели лежит необходимость постоянно генерировать заказы. Вторая проблема – программистов у нас очень много, а вот менеджеров проектов мало. В сфере новой экономики вообще нужны управленцы нового уровня, не генеральные директора, а антикризисные менеджеры. Не потому, что на предприятии кризис, а потому, что слишком велика скорость изменений.

И третья проблема – зависимость этого бизнеса от международного рынка и его циклов. Компания-аутсорсер не формирует рынок, а принимает его, следуя за спросом. А спрос непостоянен и по содержанию и по объему. Поэтому бизнес офшорного девелопера должен быть масштабируем, компания должна при необходимости (в такт рынку) быстро расширять или сокращать штат.

Третья модель – израильско-скандинавская – это экспорт готовых продуктов и решений на внешний и международный рынок. Прежде всего, новых технологий. И это означает прямую конкуренцию с Силиконовой долиной.

Израильская модель для России предпочтительнее любой другой. Она дает возможности для лидерства, которых нет ни у какой другой модели. Компании, создающие новые технологии, могут не тащиться за рынком, а сами создавать его. Формировать новые потребности и удовлетворять их. Объем этого рынка даже нет смысла оценивать – он неисчерпаем.

Израильская модель для России предпочтительнее любой другой. Она дает возможность для лидерства, которых нет ни у какой другой модели. Компании, создающие новые технологии, могут не тащиться за рынком, а сами создавать его. Формировать новые потребности и удовлетворять их. Объем этого рынка даже нет смысла оценивать – он неисчерпаем.

Израильская модель дает возможность применять национальный интеллектуальный потенциал наиболее эффективным способом, с максимальной добавленной стоимостью.

Трудности при израильской модели те же, что и при индийской, да еще одна – маркетинг, а поскольку товар нужно выводить на мировые рынки, решение этой задачи становится критичным, причем на всех стадиях – от разработки до продажи продукта.

Нашей сильнейшей стороной являются люди. Нашей слабейшей стороной тоже являются люди. главный вывод: мы можем рассчитывать на успех, потому что у нас много технических специалистов, но добиться его нам будет сложно, потому что у нас столь же мало менеджеров, сколь много инженеров. И пока не будут сбалансированы спрос и предложение специалистов с нужными навыками в технологиях, финансах, маркетинге и с опытом управления – новая экономика с места не сдвинется.

Кроме того, Россия должна поощрять утечку мозгов на государственном и гражданском уровне. Только соотечественников надо не выгонять, а всячески поддерживать с ними связи. Эти люди могут быть нам безмерно полезны за рубежом – в качестве партнеров и здесь – в качестве техноэкспатов.

Российским компаниям важно создать качественный продукт, который бы пользовался спросом на мировом уровне. Как только это произойдет, инвесторов зазывать больше не придется.

Сейчас мы находимся в той фазе, когда первая модель уже в основном сформировалась, вторая начинает переходить на индустриальный уровень, а третья существует еще в основном в единичных и во многом опытных образцах.

Все это важно. Но у ситуации есть и еще одно измерение – и оно напрямую упирается в структуру национальной экономики России. Новая экономика работает с внешним рынком, экспортная емкость которого на уровне второй модели уже сопоставима с мировым рынком сырьевых товаров и систем вооружений, а на уровне третьей модели – превышает его во много раз. К тому же нельзя не учесть дополнительный эффект от многократного увеличения уровня занятости, повышенной экономической эффективности, экологических выгод и прочих положительных сторон новой экономики в сравнении с традиционной. Исключительная волатильность международного сырьевого рынка, сокращение доступных и разведанных запасов и стагнация на рынке оружия подталкивают нас к тому, чтобы в ближайшие годы перенести центр тяжести экономики страны с присваивающих отраслей на производящие, на технологическую промышленность как на отрасль с наиболее емким рынком и максимальной производительностью труда.

Промышленность новых технологий – это единственное, что может наконец дать стране устойчивость и экономическую независимость. Не потому, что новые технологии так уж хороши. А потому, что она при всех своих рисках и недостатках все же качественно лучше всего остального.

Новая экономика – единственная реальная альтернатива страны, других вариантов у нас не осталось. Или мы в течение ближайших лет и месяцев начнем создавать и экспортировать технологии. Или нам конец.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Гражданский кодекс Российской Федерации. – М.: “Проспект”, 2000.

  2. Об информации, информатизации и защите информации: Федеральный закон РФ от 2 февраля 1995 г. № 24-ФЗ // Собрание законодательства РФ. – 1995. - № 8. – С. 1213-1225.

  3. Об участии в международном информационном обмене: Федеральный закон РФ от 4 июля 1996 г. № 85-ФЗ // Собрание законодательства РФ. – 1996. - № 25. – С. 8654-6861.

  4. Паринов С.И. Виртуальная экономика Сибири // ЭКО. – 1996. - № 9. – С. 65-78.

  5. Паршенцев А.А. Проблема и перспективы развития электронных магазинов // Маркетинг в России и за рубежом. – 2000. - № 3. – С. 84-89.

  6. Нагапетьянц Н., Гуреев С. Internet-маркетинг // Маркетинг. – 1998. - № 5. – С. 99-110.

  7. Земсков А.И. Доступ к электронным ресурсам от Бонна до Владивостока // Научные и технические библиотеки. – 2000. – № 7. – С. 25-37.

  8. Поваляев А. Цель определяет средства // Эксперт. – 2001. - № 6. С. 94-96.

  9. Степаненко Е. Электронная коммерция в России. Основные вопросы // Хозяйство и право. – 2000. - № 12. – С. 23-37.

  10. Мамыкин А.А. Стратегия и тактика маркетинга в Интернет // Маркетинг в России и за рубежом. – 2000. - № 2. – С. 63-66.

  11. Моисеев С. С Internet-авоськой по магазинам // Научный парк. – 1998. - № 6. – С. 54-58.

  12. Чупалов А. Как зарабатывать деньги в Internet. – М., 1998. – С. 88-109; 125-129.

  13. Имери В. Как сделать бизнес в Internet. – К.; М.; СПб., 1998. – С. 191-203; 319-336.

  14. Шпагина М. Иное измерение // Эксперт. – 2000. - № 24. – С. 1-4.

  15. Расстегаев А. Клонирование технологий // Эксперт. – 2000. - № 8. – С. 6-10.

  16. Лидеры российского виртуального шопинга // Эксперт. – 2000. – № 16. – С. 77-82.

  17. Богданов С. Модель бизнеса для бизнеса // Финансист. – 2000. - № 2. – С. 45-47.

  18. Аузан В. Битуби, пиар, иарпи // Эксперт. – 2000. - № 28. – С. 6-11.

  19. Африн Д. Электронное правительство // Эксперт. – 2001. - № 14. – С. 90-92.

  20. Аузан В. Интернет и деньги // Эксперт. – 2000. - № 16. – С. 82-86.

  21. Аузан В., Гришанков Д. Центры прибыли // Эксперт. – 2000. - № 16. – С. 86-87.

  22. Обухова Н. Российский бизнес уходит в сеть // Финансовая Россия. – 2000. - № 24. – С. 6.

  23. Степанов С. Розничная торговля в США уже никогда не будет такой как прежде. А в России? // Финансист. – 2000. - № 2. – С. 45-47.

  24. Степанов С. Банковские услуги по Интернету // Финансист. – 2000. - № 2. – С. 76-79.

  25. Большаков А. Стратегия ломки границ // Эксперт. – 2001. - № 11. – С. 80.

  26. Инджикян Р. Проблемы развития электронной коммерции в сфере финансовых услуг // Финансист. – 2000. - № 11-12. – С. 106-112.

  27. Грек А. Компьютерный кошелек // Эксперт. – 1998. – № 25. – С. 44-45.

  28. Гута-брокер – электронный брокер нового поколения // Эксперт. – 2001. - № 10. – С. 93.

  29. Сухоруков А. Интернет-трейдинг – массовая услуга или вотчина профессионалов? // Рынок ценных бумаг. – 2000. - № 7. – С. 30-32.

  30. Субботин С. Интернет-коммерция – “за” и “против” // Рынок ценных бумаг. – 2000. – № 7. – С. 27-29.

  31. Киселева С., Решетин Е. Виртуальное страхование // Эксперт. – 2001. - № 11. – С. 108-112.

  32. Кулешов А. Кустари-одиночки без госмоторчика // Эксперт. – 2001. - № 6. – С. 90-92.

  33. Баяхчев В.Г. Расследование хищений, совершаемых в кредитно-финансовой сфере с использованием электронных средств // Законодательство. – 2000. – С. 53-59.

  34. Плотников В. В сетях коммерции // Финансовая Россия. – 1999 (апрель) - № 12. – С. 11.

  35. Мелюхин И. Электронные деньги и банковские операции в компьютерных сетях // Мировая экономика и международные отношения. – 1996. – С. 118-125.

  36. Шамраев А.В. Денежная составляющая платежной системы: правовой и экономический подходы // Деньги и кредит. – 2000. - № 4. – С. 38-41. - № 7 – С. 38-41 (1999).

  37. Аузан В. В2С: Васk to College // Эксперт. – 2001. – № 10. – С. 81-84.

  38. Шпагина М. Глоток кислорода в солнечный день // Эксперт. – 2000. - № 20. – С. 12-16.

  39. Аммосов Ю., Шпагина М. От революции к эволюции // Эксперт. – 2001. – № 14. – С. 87-90.

  40. Шувалова И. Шаг назад и два вперед // Эксперт. – 2001. - № 10. – С. 86-87.

  41. Аузан В. Хотят ли русские В2В //Эксперт. – 2001. - № 10. – С. 94-96.

  42. Сигунов В. Виртуализация пирамид // Эксперт. – 2000. - № 15. – С. 12-17.

  43. Ванин А. Сокращая дистанцию // Эксперт. – 2000. - № 24. – С. 17.

  44. Александров С. Паутина опасностей // Финансовая Россия – 2000 (май). - № 19. – С. 11.

  45. Аузан В. Интернет – задача на завтра // Эксперт. – 2001. - № 11. С. 76-78.

  46. Шпагина М., Аузан В. Лицом к клиенту, спиной к человеку // Эксперт – 2000. - № 24. – С. 14-16.

  47. Гурдин К. Возможен ли NASDAQ в России? // Финансовая Россия. – 2001 (март) - № 10. – С. 17.

  48. Аузан В. С чистого листа // Эксперт. – 2000. - № 24. – С. 13.

  49. Александров Д.К. Интернет – праву быть // www.advocats.kiev.ua

  50. Алексеев И.Ю. Электронная торговля: правовые проблемы предпринимательской деятельности в Интернет // Московский журнал международного права. – 2000. – № 4. – С. 275-278.

  51. Соловяненко Н. Совершение сделок путем электронного обмена данными: Принципы правового подхода. – 1997. - № 6. – С. 52-59. - № 7. – С. 54-63.

  52. Аузан В. Канцелярщина // Эксперт. – 2001. - № 14. – С. 93-94.

  53. Аммосов Ю. Когда едет крыша, держись за фундамент // Эксперт. – 2000. - № 24. – С. 8-10.

  54. Аммосов Ю. Силиконовая тайга: Манифест новой экономики // Эксперт. – 2001. - № 6. – С. 81-89.

  55. Гурдин К. Возможен ли NASDAQ в России? // Финансовая Россия. – 2001 (март) - № 10. – С. 17.


1 См.: Степаненко Е. Электронная коммерция в России. Основные вопросы // Хозяйство и право. – 2000. - № 12, - С. 23; Нагапетьянц Н., Гуреев С. Internet-маркетинг // Маркетинг. – 1998. - № 5. – С. 1040.

2 Паршенцев А.А. Проблемы и перспективы развития электронных магазинов // Маркетинг в России и за рубежом. – 2000. - № 3. – С. 84

3 Мамыкин А.А. Стратегия и тактика маркетинга в Интернет // Маркетинг в России и за рубежом. – 2000. - № 2. – С. 63

4 Чупалов А. Как зарабатывать деньги в Internet. – М., 1998. – С. 89-90.

5 Чупалов А. Как зарабатывать деньги в Internet. – М., 1998. – С. 96.

6 Там же. - С. 97.

7 Имери В. Как сделать бизнес в Internet. – К.; М.; СПб., 1998. – С. 204.

8 Мамыкин А.А. Стратегия и тактика маркетинга в Интернет // Маркетинг в России и за рубежом. – 2000. - № 2. – С. 63.

9 Мамыкин А.А. Стратегия и тактика маркетинга в Интернет // Маркетинг в России и за рубежом. – 2000. - № 2. – С. 64.

10 Паршенцев А.А. Проблема и перспективы развития электронных магазинов // Маркетинг в России и за рубежом. – 2000. - № 3. – С. 85.

11 Там же.

12 Там же. – С. 86.

13 Моисеев С. С Internet-авоськой по магазинам // Научный парк. – 1998. - № 6. – С. 54.

14 Паршенцев А.А. Проблема и перспективы развития электронных магазинов // Маркетинг в России и за рубежом. – 2000. - № 3. – С. 85.

15 См.: Богданов С. Модель бизнеса для бизнеса // Финансист. – 2000. - № 2. – С. 45.

16 Enterprise Resource Planning – система управления ресурсами предприятия; о них подробнее см.: Поваляев А. Цель определяет средства // Эксперт. – 2001. - № 6. – С. 94-96.

17 Богданов С. Модель бизнеса для бизнеса // Финансист. – 2000. - № 2. – С. 46.

18 Там же.

19 Там же. – С. 47.

20 Аузан В. Битуби, пиар, иарпи // Эксперт. – 2000. - № 28. – С. 6.

21 Аузан В. Битуби, пиар, иарпи // Эксперт. – 2000. - № 28. – С. 7.

22 Расстегаев А. Клонирование технологий // Эксперт. – 2000. - № 8. – С. 7ю

23 Об этой концепции см. подробнее: Африн Д.Э. Электронное правительство // Эксперт. – 2001. - № 14. – С. 90-92.

24 Африн Д. Электронное правительство // Эксперт. – 2001. - № 14. – С. 90.

25 Аузан В., Гришанков Д. Центры прибыли // Эксперт. – 2000. - № 16. – С. 86.

26 Обухова Н. Российский бизнес уходит в сеть // Финансовая Россия. – 2000. - № 24. – С. 6.

27 Там же.

28 Шпагина М. Иное измерение // Эксперт. – 2000. - № 24. – С. 2.

29 Моисеев С. С Internet-авоськой по магазинам // Научный парк. – 1998. - № 6. – С. 55.

30 Паршенцев А.А. Проблема и перспективы развития электронных магазинов // Маркетинг в России и за рубежом. – 2000. - № 3. – С. 88.

31 Степанов С. Розничная торговля в США уже никогда не будет такой как прежде. А в России? // Финансист. – 2000. - № 2. – С. 75.

32 См. например: Имери В. Как сделать бизнес в Internet. – М., 1988; Чупалов А. Как зарабатывать деньги в Internet. – М., 1998; обозрения и приложения журнала “Эксперт”, например: Лидеры российского виртуального шопинга // Эксперт. – 2000. - № 16. – С. 77-82.

33 Инджикян Р. Проблемы развития электронной коммерции в сфере финансовых услуг // Финансист. – 2000. - № 11-12. – С. 107.

34 Цит. по: Большаков А. Стратегия ломки границ // Эксперт. – 2001. - № 11. – С. 80.

35 Грек А. Компьютерный кошелек // Эксперт. – 1998. – № 25. – С. 45.

36 Подробнее о системе “GUTA-broker” см.: Гута-брокер – электронный брокер нового поколения // Эксперт. – 2001. - № 10. – С. 93.

37 Инджикян Р. Проблемы развития электронной коммерции в сфере финансовых услуг // Финансист. – 2000. - № 11-12. – С. 112.

38 Киселева С., Решетин Е. Виртуальное страхование // Эксперт. – 2001. - № 11. – С. 108.

39 Киселева С., Решетин Е. Виртуальное страхование // Эксперт. – 2001. - № 11. – С. 109.

40 Киселева С., Решетин Е. Виртуальное страхование // Эксперт. – 2001. - № 11. – С. 112.

41 Кулешов А. Кустари-одиночки без госмоторчика // Эксперт. – 2001. - № 6. – С. 90.

42 Степаненко Е. Электронная коммерция в России. Основные вопросы // Хозяйство и право. – 2000. - № 12. – С. 36.

43 Баяхчев В.Г. Расследование хищений, совершаемых в кредитно-финансовой сфере с использованием электронных средств // Законодательство. – 2000. – С. 54.

44 Инджикян Р. Проблемы развития электронной коммерции в сфере финансовых услуг // Финансист. – 2000. - № 11-12. – С. 110.

45 Чупалов А. Как зарабатывать деньги в Internet. – М., 1998. – С. 124.

46 См.: Там же. – С. 127-129.

47 Имери В. Как сделать бизнес в Internet. – К.; М.; СПб., 1998. – С. 332.

48 Мелюхин И. Электронные деньги и банковские операции в компьютерных сетях // Мировая экономика и международные отношения. – 1996. – С. 121.

49 Там же. С. 121-122.

50 Там же. С. 120.

51 Инджикян Р. Проблемы развития электронной коммерции в сфере финансовых услуг // Финансист. – 2000. - № 11-12. – С. 110.

52 Шамраев А.В. Денежная составляющая платежной системы: правовой и экономический подходы // Деньги и кредит. – 1999. - № 3. – С. 57. – 2000. - № 4. – С. 38-39.

53 Шамраев А.В. Денежная составляющая платежной системы: правовой и экономический подходы // Деньги и кредит. – 1999. - № 3. – С. 57. – 2000. - № 7. – С. 52.

54 Подробнее о влиянии электронных денег на объем и оборачиваемость денежной массы, о потере эмиссионного дохода центральными банками и о влиянии “э-денег” на резервы центральных банков, а также дополнительно о проблеме рисков в системах электронных денег см.: Шамраев А.В. Денежная составляющая платежной системы: Правовой и экономический подходы // Деньги и кредит. – 1999. - № 7 – С. 50-57.

55 Шамраев А.В. Денежная составляющая платежной системы: правовой и экономический подходы // Деньги и кредит. – 1999. - № 3. – С. 57. – 2000. - № 4. – С. 38.

56 Шпагина М. Иное измерение // Эксперт. – 2000. - № 24. – С. 2.

57 Шпагина М. Иное измерение // Эксперт. – 2000. - № 24. – С. 2-3.

58 Там же. С. 3.

59 Там же.

60 Аммосов Ю., Шпагина М. От революции к эволюции // Эксперт. – 2001. – № 14. – С. 88.

61 Шувалова И. Шаг назад и два вперед // Эксперт. – 2001. - № 10. – С. 87.

62 Аузан В. Хотят ли русские В2В //Эксперт. – 2001. - № 10. – С. 94.

63 Сигунов В. Виртуализация пирамид // Эксперт. – 2000. - № 15. – С. 17.

64 Аузан В. Хотят ли русские В2В //Эксперт. – 2001. - № 10. – С. 94.

65 Аузан В. Хотят ли русские В2В //Эксперт. – 2001. - № 10. – С. 95.

66 Аузан В. Хотят ли русские В2В //Эксперт. – 2001. - № 10. – С. 96.

67 Инджикян Р. Проблемы развития электронной коммерции в сфере финансовых услуг // Финансист. – 2000. - № 11-12. – С. 107.

68 Инджикян Р. Проблемы развития электронной коммерции в сфере финансовых услуг // Финансист. – 2000. - № 11-12. – С. 109.

69 Ванин А. Сокращая дистанцию // Эксперт. – 2000. - № 24. – С. 17.

70 Аузан В. Интернет   задача на завтра // Эксперт. – 2001. - № 11. – С. 76.

71 Ванин А. Сокращая дистанцию // Эксперт. – 2000. - № 24. – С. 17.

72 Аузан В. Интернет – задача на завтра // Эксперт. – 2001. - № 11. С. 76.

73 Там же.

74 Большаков А. Стратегия ломки границ // Эксперт. – 2001. - № 11. – С. 80.

75 Баяхчев В.Г. Расследование хищений, совершаемых в кредитно-финансовой сфере с использованием электронных средств // Законодательство. – 2000. – С. 56.

76 Аузан В. Интернет – задача на завтра // Эксперт. – 2001. - № 11. С. 77.

77 Аузан В. Интернет – задача на завтра // Эксперт. – 2001. - № 11. С. 78.

78 Аузан В. Интернет – задача на завтра // Эксперт. – 2001. - № 11. С. 78.

79 Там же.

80Аузан В. С чистого листа // Эксперт. – 2000. - № 24. – С. 13

81 Там же

82 Там же

86 Гурдин К. Возможен ли NASDAQ в России? // Финансовая Россия. – 2001 (март) - № 10. – С. 17.

83 Александров Д.К. Интернет-праву быть // www.advocats.kiev.ua

84 Сигунов В. Виртуализация пирамид // Эксперт. – 2000. - № 15. – С. 12.

85 Африн Д. Электронное правительство // Эксперт. – 2001. - № 14. – С. 92.

86 Там же С. 91.

87 Африн Д. Электронное правительство // Эксперт. – 2001. - № 14. – С. 92.

88 Африн Д. Электронное правительство // Эксперт. – 2001. - № 14. – С. 92.

89 Земсков А.И. Доступ к электронным ресурсам от Бонна до Владивостока // Научные и технические библиотеки. – 2000. – № 7. – С. 36.

90 Сигунов В. Виртуализация пирамид // Эксперт. – 2000. - № 15. – С. 12.

91 Алексеев И.Ю. Электронная торговля: правовые проблемы предпринимательской деятельности в Интернет // Московский журнал международного права. – 2000. – № 4. – С. 276.

92 Там же.

93 Алексеев И.Ю. Электронная торговля: правовые проблемы предпринимательской деятельности в Интернет // Московский журнал международного права. – 2000. – № 4. – С. 276.

94 Там же. – С. 277.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений21:46:10 18 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
14:20:21 24 ноября 2015

Работы, похожие на Реферат: Место электронного бизнеса в национальной экономике
Интернет-трейдинг на рынке ценных бумаг новые возможности и риски в ...
Финансовая академия при Правительстве Российской Федерации Институт Кредита Кафедра "Ценные бумаги и финансовый инжиниринг" Дипломная работа "Интернет ...
Началом развития электронной торговли можно считать 1971 год, когда биржи еще представляли собой обычные торговые площадки, на которых велось нечто вроде аукциона.
Система интернет-трейдинга "АЛОР-Трейд" - одна из самых быстрых систем интернет-трейдинга на рынке (что признается многими пользователями, экспертами и разработчиками подобных ...
Раздел: Рефераты по банковскому делу
Тип: дипломная работа Просмотров: 7059 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Разработка методов определения эффективности торговых интернет систем
Введение Всемирную сеть Интернет, которая родилась менее четверти века назад в качестве побочного продукта американской военной технологии передачи ...
Интернет-коммерция, торговля в Интернете: коммерческая деятельность в Интернете, когда процесс покупки/продажи товаров или услуг (весь цикл коммерческой/финансовой транзакции или ...
Внимание к теме интернет-торговли обусловлено не только ростом числа российских онлайновых магазинов (в каталоге ресурса www.magazin.ru в настоящее время зарегистрировано около 800 ...
Раздел: Рефераты по информатике, программированию
Тип: реферат Просмотров: 2065 Комментариев: 3 Похожие работы
Оценило: 3 человек Средний балл: 5 Оценка: неизвестно     Скачать
Рынок пластиковых карт в России
СОДЕРЖАНИЕ Ведение Глава 1. Теоретические аспекты функционирования платежных систем и пластиковых карт 1.1. Виды и их характеристика 1.2. Правовое ...
Первая категория - эмитенты (организации, выпустившие карточки).
Рисунок 8 - Структура держателей карточек по количеству карточек в пользовании у респондента, % пользователей карточек
Раздел: Рефераты по банковскому делу
Тип: дипломная работа Просмотров: 22354 Комментариев: 3 Похожие работы
Оценило: 2 человек Средний балл: 5 Оценка: неизвестно     Скачать
Информационные системы в экономике
ИНФОРМАЦИОННЫЕ Системы В ЭКОНОМИКЕ СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ Глава 1. Информация. Теоретические основы. 1.1 Основные понятия курса 1.2 Экономическая ...
Сегодня мы становимся свидетелями рождения нового сектора в экономике, который все чаще называют электронным бизнесом, Интернет-экономикой, Интернет-бизнесом, электронной ...
1. Покупатель через Интернет подключается к Web-серверу Интернет-магазина, формирует корзину товаров и выбирает форму оплаты по кредитным карточкам.
Раздел: Рефераты по экономике
Тип: учебное пособие Просмотров: 11843 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Электронные деньги
1. Введение. В Интернете есть уже почти все, что может понадобиться для человека. Товары, услуги, общение, возможность самовыражения, игры и т.д ...
Для этого на пластиковую карточку наносятся логотипы банка-эмитента и платежной системы, обслуживающей карточку, имя держателя карточки, номер его счета, срок действия карточки и ...
Рост электронной коммерции в секторе "Business to consumer", млрд. долл. (по данным eMarketer):
Раздел: Рефераты по информатике, программированию
Тип: реферат Просмотров: 19267 Комментариев: 4 Похожие работы
Оценило: 9 человек Средний балл: 4 Оценка: 4     Скачать
Развитие предринимательства и электронной коммерции в России
Развитие предринимательства и электронной коммерции в России. Введение. Электронная коммерция и предпринимательство - тема не новая, но, к сожалению ...
Электронную коммерцию в России, в основном, продвигают специалисты по созданию веб-страниц и эксперты по информационным технологиям, а не специалисты по торговле и эксперты по ...
По оценке этой компании, в прошлом году вся Интернет-экономика в России имела оборот всего $250 млн, причем 80% этой суммы - плата за доступ в Сеть. $2 млн пришлось на баннерную ...
Раздел: Рефераты по экономике
Тип: курсовая работа Просмотров: 3045 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 1 человек Средний балл: 5 Оценка: неизвестно     Скачать
Информационные системы в экономике
Международный институт экономики и права Белорецкий филиал Контрольная работа На тему: Информационные системы в экономике Выполнила студент III курса ...
Торговля и склад - предназначена для учета любых видов торговых операций), Microsoft Business Solutions (в основе системы заложены инструменты для управленческого, бухгалтерского и ...
Этот сектор электронной коммерции, кроме продажи корпоративными клиентами друг другу сырья, полуфабрикатов, комплектующих изделий для производства продукции или оказания услуг ...
Раздел: Рефераты по информатике, программированию
Тип: контрольная работа Просмотров: 5609 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Совершенствование инфокоммуникационного сопровождения банковской ...
ДИПЛОМНАЯ РАБОТА Совершенствование инфокоммуникационного сопровождения банковской деятельности Выполнила: студентка 5 курса, специальности "Финансы и ...
В настоящее время понятие Интернет-банкинг охватывает целый ряд программных продуктов, которые с определенной степенью условности можно разбить на следующие группы: системы ...
Подтверждением быстрых темпов внедрения в банковском секторе Интернет-технологий является то, что если 3 года назад web-сайты имели немногим более трети российских кредитных ...
Раздел: Рефераты по банковскому делу
Тип: дипломная работа Просмотров: 1392 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Интернет-коммерция
Содержание Введение 1.Определения и стандарты 2.Потребность в новых технологических стандартах 3.Основные составляющие 4.Базовые элементы электронной ...
Эксперты ООН считают, что если любые два из этих четырех этапов выполняются в Интернете, то такая сделка считается электронной коммерцией.
Многие магазины электронной коммерции подтверждают получение заказов при помощи автоматизированной электронной почты и получают данные об авторизации кредитных карточек в реальном ...
Раздел: Рефераты по информатике, программированию
Тип: контрольная работа Просмотров: 816 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Подготовка евро к наличному обращению
Министерство Общего и Профессионального Образования Российской Федерации Франко - Российский Институт Делового Администрирования Специальность ...
В связи с широким использованием Интернета в странах-членах ЕВС в каждой из стран была создана страничка на национальном сайте страны, дающая полную информацию, касающуюся евро.
Рост числа европейских предприятий, связывающих свой бизнес с Internet и занимающихся электронной коммерцией, свидетельствует о том, что цены станут прозрачными не только в ...
Раздел: Рефераты по политологии
Тип: реферат Просмотров: 270 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 1 человек Средний балл: 5 Оценка: неизвестно     Скачать

Все работы, похожие на Реферат: Место электронного бизнеса в национальной экономике (17886)

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(151077)
Комментарии (1843)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru