Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Наследование по завещанию

Название: Наследование по завещанию
Раздел: Рефераты по праву
Тип: реферат Добавлен 03:19:28 23 июня 2005 Похожие работы
Просмотров: 4240 Комментариев: 6 Оценило: 4 человек Средний балл: 4.8 Оценка: неизвестно     Скачать

Содержание

Введение. 3

Глава 1. Исторические аспекты развития наследования по завещанию в России. 8

§ 1. Наследование по завещанию феодального строя. 8

§ 2. Наследование по завещанию в русском дореволюционном наследственном праве. 10

§ 3. Наследование по завещанию в советский период до издания ГК РСФСР 1964 года. 26

§ 4. Наследование по завещанию по ГК РСФСР 1964 г. 44

Глава II. Общие положения о наследовании. 64

§ 1. Понятие наследования и основные понятия наследственного права. 64

§ 2. Принципы наследственного права. 83

§ 3. Законодательство о наследовании. 89

Глава III. Наследование по завещанию после введения в действие 3 ч. ГК РФ 95

§ 1. Новеллы, плюсы и минусы современного законодательства о наследовании. 95

Заключение. 124

Список литературы.. 127

Введение

Желает того человек или нет, но он практически хотя бы раз в жизни сталкивается с наследственным правом. Это либо принятие наследства, либо подготовка к передаче принадлежащего ему имущества близким ему людям или другим лицам.

Наследственное право традиционно занимает в системе гражданского права особое место. В определенном смысле оно является «синтезом» гражданского права в целом. Предметом наследования, прежде всего, является совокупность имущественных прав и обязанностей, носителем которых умерший был при жизни. В их числе главенствующее место, вне всякого сомнения, занимает право собственности. Мы видим неразрывную связь между наследственным правом и правом собственности. Как отмечает К. В. Храмцов «… наследственное право, обеспечивая переход имущества от минувших поколений к последующим, сообщает по праву собственности его конечный смысл, преемственность и максимум социальной пользы»[1] . Отказ от преемственности в правах и обязанностях имел бы весьма негативные последствия. Это внесло бы «… невообразимый хаос в правовые отношения, субъектом которых был умерший при жизни»[2] .

Это неблагоприятно отразилось бы на близких умершего, которые бы зачастую были бы лишены необходимых средств к существованию. Это также привело бы к снижению деловой активности многих коммерческих предприятий, поскольку компетентное руководство ими было бы нарушено. Наконец. Не выиграли бы от такого положения вещей кредиторы умершего, чьи претензии не могли бы быть удовлетворенными.

Наследование имеет важное значение как для материальной заинтересованности граждан в осуществлении своих прав, так и с морально-этических позиций, служит стимулом к предприимчивости, труду, инициативе. Каждому члену общества должна быть гарантирована возможность жить и работать с сознанием того, что после его смерти все приобретенное им при жизни, воплощенное в материальных и духовных благах с падающими на них обременениями, перейдет согласно его воле, а если он ее не выразит, то согласно воле закона к близким ему людям. И лишь в случаях, прямо предусмотренных законом, согласно сложившимся в обществе правовым и нравственным принципам, то, что принадлежало наследодателю при жизни в соответствующей части должно перейти к лица, к которым сам наследодатель мог быть и не расположен (необходимые наследники). Проведение этих начал в жизнь призвано обеспечить интересы как самого наследодателя, так и всех третьих лиц (должников и кредиторов наследодателя и т.д.) для которых смерть наследодателя влечет те или иные правовые последствия.

Выше уже говорилось о тесной связи наследственного права и права собственности. Как замечает Ю. К. Толстой «… отказ от наследования противоречит самой природе собственности и права собственности, поскольку при таком подходе последнее превращается в срочное право – ведь наступление смерти неизбежно»[3] .

Несомненно, что направленность наследования на поддержание стабильности в обществе, способствование деловой активности, сохранению семейных устоев, обеспечение материальной базы для новых поколений, защита интересов должников и кредиторов наследодателя представляются положительными моментами наследования. Но вместе с тем есть и оборотная сторона медали. Нередко наследование создает предпосылки к социальному неравенству и появлению паразитической прослойки в обществе. Данные негативные тенденции, особенно опасные в период первоначального накопления капитала, возможно смягчить путем реформирования законодательства о наследовании, путем прогрессивной системы налогообложения.

Наследственное право является наиболее консервативной отраслью гражданского права. Оно непосредственно связно с традициями быта, семейными отношениями, отношением общества к семье. Но жизнь не стоит на месте. Радикальные социально-экономические образования, произошедшие в нашей стране за последние годы не могли не затронуть гражданско-правовые отношения, в том числе это отразилось и на отношениях наследования.

Вплоть до недавнего времени законодательные акты с наследованием не были современными и не в полной мере обеспечивали права и законные интересы граждан. Речь в первую очередь идет о разделе VII Гражданского кодекса РСФСР, принятого еще Верховным Советом РСФСР в 1964 г. В то время, в нашем законодательстве не было таких категорий, как частная собственность, недвижимость, участие граждан в предпринимательской деятельности, а были только личная собственность, предназначенная исключительно для потребительских целей, и всеобъемлющая государственная собственность на все и вся. При всем при этом данный законодательный акт с некоторыми изменениями и дополнениями действовал до 1 марта 2002 г. Однако последние 10 лет его применение осуществлялось наряду с действующей Конституцией Российской Федерации и современными законами: первой и второй частями Гражданского кодекса Российской Федерации, Семейным кодексом Российской Федерации, а также рядом других законодательных актов. Такое положение весьма затрудняло правоприменительную практику.

Необходимость реформирования наследственного пра­ва, которое не обновлялось почти сорок лет, была очевидна сточки зре­ния развития положений ч. 4 ст. 35 Конституции РФ, установившей, что право наследования гарантировано, и положений ГК (ч. 1 и 2), направ­ленных на регулирование имущественных отношений, в первую очередь отношений собственности.

Среди существенных изменений, закрепленных в Конституции РФ и ч. 1 и 2 ГК, следует также назвать значительное расширение круга участ­ников гражданско-правовых отношений, укрепление начал собственно­сти и равенства частной собственности по отношению к другим формам собственности, существенное уменьшение законодательных ограниче­ний в отношении видов, объема и стоимости имущества, которое может принадлежать гражданам.

За последнее десятилетие произошли значительные изменения в составе имущества гражданина, которое может включать недвижимость, ценные бумаги, предприятия и т.д. На основе фундаментальных поло­жений ч. 1 и 2 ГК законодательство дополнило и детализировало меха­низмы перехода и распределения наследственного имущества.

Отметим, что в ч. 3 ГК РФ законодатель не первый план выдвигает наследование по завещанию, поместив соответствующий раздел перед разделом нормы о наследовании по закону.

Вопросам наследственного права посвятили свои труды многие цивилисты. Среди дореволюционных авторов можно выделить труды К. Н. Анненкова, Д. И. Мейера, К. П. Победоносцева, И. А. Покровского, Л. И. Гуднева, В. И. Синайского, В. М. Хвостова, Гю Ф. Шершеневича и ряда других. Многие их теоретические конструкции были восприняты и вошли и в современное наследственное право.

Из авторов более позднего периода при написании данной работы использовались сочинения Б. С. Антимонова, М. В. Гордона, К. А. Граве, В. К. Дроникова, О. С. Иоффе, З. Г. Крымовой, А. М. Немкова, П. С. Никитюка, В. И. Серебровского, Г. М. Степаненко, Ю. К. Толстого, Р. О. Халфиной, Э. Б. Эйдиновой, Е. А. Флейшиц, К. Б. Ярошенко и ряда других.

Несмотря на научную значимость сочинений данных авторов многие из них теоретические построения не соответствуют сегодняшнему дню. Вместе с тем, можно констатировать недостаток литературы, посвященной современному законодательству о наследовании по завещанию. Хотя появляются работы и по этой проблематике, в частности, Т. И. Зайцевой, П. В. Крашенинникова (он, кстати, являлся одним из разработчиков Проекта ч. 3 ГК РФ), С. П. Гришаева, Р. М. Мусаева, К. В. Храмцова и других. Возможно, что с прошествии времени у авторов появится больше материала, в т.ч. и по правоприменительной деятельности, для анализа современных тенденций современных тенденций развития законодательства о наследовании по завещанию.

Целью данной работы является проведение историко-правового анализа эволюции норм о наследовании по завещанию. С этих позиций рассмотрены также некоторые теоретические вопросы института наследования по завещанию, а также проведен анализ современного законодательства о наследовании, отмечены некоторые его недостатки и перспективы дальнейшего совершенствования.

Целями данной работы продиктована и ее структура. На наш взгляд, достаточно подробное освещение исторического аспекта наследования по завещанию представляется в этой связи целесообразным. Заметим, что вне рамок нашего внимания остались также вопросы, справедливо относимые П. С. Никитюком к разделу наследственного процесса[4] , как: охрана наследственного имущества; нотариальное оформление приобретения наследства; раздел наследственного имущества; наследственные споры; ответственность по долгам наследодателя.

Глава 1. Исторические аспекты развития наследования по завещанию в России.

§ 1. Наследование по завещанию феодального строя.

Пожалуй, первым источником, в котором мы обнаруживаем нормы, регулирующие наследственные правоотношения, является «Русская правда» (XIв.) «Русская правда» по сути дела первый письменный сборник норм феодального права Киевской Руси. Как отмечает Г. Ф. Шершеневич с более ранние указания договоров с греками «… Отражая в себе иноземные взгляды, не могут служить выразителем чисто русского порядка наследования»[5] .

Наследство в «Русской Правде» носит название «остатка» или «задницы», т.е. того, что оставляется позади себя умерший. Среди вещей, переходящих в порядке наследования, упоминаются только движимое имущество, дом, двор, товары, рабы и скот. О землях не говорится ни слова, поскольку, не являясь еще частной объектом собственности, она не могла переходить по наследству. Наследование по завещанию не различается еще от наследования по закону (обычаю). В завещании допускалось назначение наследниками только тех лиц, которые и без того вступили бы в обладание имуществом. Завещание («ряд») имело своей целью не изменение обычного порядка, а лишь распределение имущества между наследниками и распоряжение по управлению таким имуществом.[6]

В случае смерти наследодателя «без ряду» (т.е. в случае если последний не оставил завещания), ему наследовали члены семьи и только они. «Русская Правда» говорит лишь о наследовании после родителей. После отца наследуют дети от жены, а не от рабынь. Из детей сыновья исключали дочерей, которые вступают в наследство только за отсутствием первых. Дочери до замужества оставались в доме, а на братьев возлагалась обязанность снабдить их приданым «како си могут». Наследство, в случае отсутствия завещания, разделялось поровну между детьми без преимуществ старшинства. Более того, дом со двором переходил к младшему сыну.

Из наследственной массы часть выделялась на церковь («по душ»), а часть выдавалась жене, если в семье происходил раздел имущества: «… если жена после (смерти) мужа останется во вдовах, то ей дать выдел, она же является госпожой того, что ей завещал муж, но до (самого) наследства мужа ей дела нет».[7] Под «выделом» законодатель понимал возвращение жене ее имущества, находившегося под опекой у мужа. Муж не имел права наследования после жены. В случае, если у умершего не оставалось ни сыновей, ни дочерей, имущество шло к князю, а после смерти смердов князь имел право и на имущество дочерей при отсутствии у умершего сыновей. Князь в этом случае обязан был обеспечить выходящих замуж дочерей умершего смерда приданым. После матери наследовали те дети, у которых она проживала. Таким образом, наследование ограничивается тесным кругом семьи и боковые родственники не имели никаких прав на наследство. Как отмечает Г. Ф. Шершеневич сущность исторического развития русского наследственного права состоит в изменении этого принципа в противоположную сторону и в расширении круга родственников, призываемых к наследованию.[8]

«Псковская судная грамота» (XIV-XVвв.) различает наследство, оставленное по завещанию («приказное») и наследство, переходящее без завещания («отморшина»). Прежнее отношение между обоими основаниями нарушается и каждое получает самостоятельное значение. Появляется в правах и ответственности тех и других наследников. Завещание, называемое «рукописанием» или «поряной», составляется в письменной форме. Круг лиц, призываемых к наследованию по закону, расширяется путем включения в него боковых родственников – племянников («ближнее племя»). Наследственные права признаются не только за женой после мужа, но и обратно и притом на пользование всем имуществом. Грамота призывает к наследованию и восходящих родственников, отца и мать.

В дальнейшем, вплоть до периода царствования Петра I, мы видим дальнейшее развитие института наследования по закону, которое несло на себе отпечаток вотчинной, а затем и поместной системы землевладения. Но развитию наследования по завещанию законодатель практически не уделял внимания.

Указом о единонаследии Петр I в 1714 году установил переход всего имущества к одному сыну. Петром двигали прежде всего фискальные мотивы, поскольку раздробление имений при разделе наследства уменьшало их экономическую ценность, что в свою очередь приводило к уменьшению сумм податей, поступивших в казну. Вотчины им поместья сливаются в одно понятие недвижимого имущества. Если наследодатель не назначал сам наследника из своих сыновей, то имущество переходило к старшему из них. Таким образом, завещательное право возвратилось к исходному пункту – свобода завещателя состояла только в выборе члена семьи и завещания в пользу посторонних лиц не допускались. Встретив сопротивление в тогдашнем русском обществе, указ о единонаследии 1714 года был отменен Анной Иоанновной в 1731 году.

Издание в 1832-1833 гг. ч. 1 т. X Свода законов Российской империи (далее - Свод) явилось итогом систематизации законодательства в области наследственного права за предыдущий период. На этом основном источнике русского дореволюционного наследственного права хотелось бы остановится подробнее.

§ 2. Наследование по завещанию в русском дореволюционном наследственном праве.

Легально определение завещания мы встречаем в т. Xч. 1. ст. 1010 Свода, где указывается, что завещание есть законное объявление воли владельца о его имуществе на случай его смерти. Уже в самом определении мы видим, что это воля должна быть выражена лично самим завещателем и поэтому представительство в завещательном акте не допускалось. В русской цивилистической науке завещание рассматривалось как односторонняя сделка[9] , хотя некоторые ученые говорили о том, что завещание стоит на грани между односторонней и двусторонней юридической сделки, обосновывая свою точку зрения тем обстоятельством, что в данном случае требуется впоследствии согласие наследника на принятие наследства.[10]

Несмотря на то, что в указанной выше статье Свода говорится о том, что завещание есть предсмертное распоряжение об имуществе , закон допускал возможность наличия в завещании распоряжений, направленных на другие предметы: назначение опекунов к малолетним наследникам (т. X ч.1 ст. 227 Свода), назначение душеприказчика, распоряжение на счет похорон и т. п. Допускалось, что содержание завещания могло исчерпываться распоряжением о назначении опеки.

Как уже отмечалось выше завещание признавалось распоряжением на случай смерти. Но основаниями открытия наследства в русском праве помимо смерти человека, понимаемого как «естественная» смерть (т. X ч.1 ст. 1222 Свода), являлись также обстоятельства, покоящиеся на фикции или презумпции смерти человека:

1) лишение всех прав состояния; (т. X ч.1 ст. 1222 Свода)

2) постриг; (т. X ч.1 ст. 1223 Свода)

3) безвестное отсутствие.

В первом случае моментом открытия наследства являлось объявление вступившего в законную силу приговора; во втором случае – день пострига; в третьем – первый день по истечении десяти полных лет со дня публикации и неявки лица.

Законность завещания зависела от следующих обстоятельств:

1) оно должно быть составлено лицом, имеющим право завещать;

2) распоряжение должно быть было сделало в пользу лица, имеющего право принять наследство;

3) содержание завещания не должно было противоречить праву распоряжения завещателя;

4) завещание должно было быть облечено в установленную форму.

способность к составлению завещания зависела от наличия двух условий:

1) сознательности воли завещателя в момент составления завещания;

2) дееспособность завещателя в момент открытия наследства.

Законом определялось, что все завещания должны были быть составлены в здравом уме и твердой памяти (т. X ч.1 ст. 1016). Недействительными признавались завещания душевно-больных (безумных, сумасшедших, умалишенных), когда они были составлены или в момент помешательства (т. X ч.1 ст. 1017). Завещание душевнобольных было недействительным и в том случае, если последние не были признаны таковыми в установленном порядке. В этом случае впоследствии при основании законности завещания допустимо было ссылаться на свидетельские показания, другие доказательства, в том числе и на само содержание завещания. С другой стороны, помешательство, предшествующее или последующее составлению завещания не имели влияния на его действительность. Недействительными признавались также завещания самоубийц (т. X ч.1 ст. 1016, 1017), поскольку закон, испытывая влияние религиозных норм, связывал недействительность завещания самоубийц с ненормальностью психического состояния последних. Впрочем, судебная практика (Кассационное решение Сената 1892 г., №4) исходила из того, что недействительными признавались завещания самоубийц, составленные ими непосредственно перед самой смертью, если доказано будет наличие душевного расстройства, которое привело к лишению себя жизни

Действительность завещания предполагала также наличие дееспособности у завещателя в момент составления завещания (т. X ч.1 ст. 1018). Не обладали дееспособностью несовершеннолетние. Совершеннолетними признавались лица, достигшие 21 года. Исходя из толкования ст. 1018 Свода, признавались недействительными завещания лиц, достигшие 17 лет, даже и в том случае, когда завещания составлялись за подписью и с согласия их попечителей. Как справедливо замечает В. И. Синайский, это значительно ущемило завещательные права лиц, вступивших в брак до 21 года и призванных с 20 лет на военную службу.[11]

За отсутствием дееспособности признавались недействительными завещания лиц, лишенных по суду всех прав состояния (т. X ч.1 ст. 1019). Но здесь, как отмечает большинство русских цивилистов, существовали противоречия между гражданским, уголовным законодательствами и судебной практикой. Согласно гражданскому законодательству моментом, с которого указанные лица лишаются права завещать является объявление приговора. Уголовное законодательство связывало наступление данных последствий со вступлением приговора в законную силу, а Сенат, в свою очередь, с обращением приговора к исполнению (Кассационное решение Сената 1878 г., №92).

Недействительными признавались

завещания монашествующих низших степеней, как добровольно подвергшихся смерти в мире светских отношений. Данный результат наступает с момента пострига и до этого времени вступающий в монашество мог распоряжаться своим имуществом, в том числе и завещать его. (т. X ч.1 ст. 1223 Свода). Из общего правила о недействительности завещаний монашествующих было исключение в пользу монашествующих властей (архиереев, архимандритов и т.д.), которые с известными ограничениями могли завещать свое имущество (т. X ч.1 ст. 1025, 1187 Свода).

Как уже отмечалось выше, лица в пользу которых составлялось завещание должны были быть способны к приобретению наследственного права, на завещанное имущество. Данная способность должна была иметь место не в момент составления завещания, а в момент принятия наследства.

Закон устанавливал несколько ограничений в способностях к принятию наследства по завещанию:

1) запрещалось завещать недвижимые дворянские имения лицам, не имеющим права владеть ими (т. X ч.1 ст. 1028 Свода);

2) не имели силу завещания недвижимого имущества в пользу евреев, полянов и других иностранцев тех местностях, в которых они не могли владеть недвижимостью или могли приобрести ее только в силу наследства по закону;

3) недействительными признавались завещания в пользу монашествующих, если по времени открытия наследства состоялся их постриг (т. X ч.1 ст. 1025, ст. 1067 п. 3 Свода);

4) всем служащим в карантинных учреждениях запрещалось получать какую-либо часть из имения умершего в карантине завещателя, если они не имели законного права наследования или если завещание не было составлено до помещения в карантин (т. X ч.1 ст. 1067 п.5)

Лицо, в пользу которого было составлено завещание, должно было уже родиться или быть зачатым к моменту открытия наследства (т. X ч.1 ст. 1026, 1106 п.2 Свода). Завещательные распоряжения в пользу лиц, которые могли родиться в неопределенное время признавались недействительными.

Г. Ф. Шершеневич поставил вопрос о возможности завещания в пользу еще не существующих юридических лиц (организация за счет средств наследодателя санатория, музея и т.п.). На основании анализа действовавшего в то время в России законодательства он дает отрицательный ответ, поскольку согласно требованию закона лица, в пользу которых производится завещательное распоряжение, должны были быть четко обозначены (т. X ч.1 ст. 1026)[12] .

Содержание завещания представляет собой внутреннее условие действительности завещания. Согласно определению законодателя, в дореволюционной России внутреннее условие действительности завещания составляла прежде всего точность его содержания (т. X ч.1 ст. 1026 Свода). О точном указании лиц, которым завещается имущество мы уже говорили выше. Отсутствие в завещании указания на конкретный размер наследственной доли каждого наследника не приводил к недействительности. В этом случае доли не признавались равными и их размер соответствовал размеру долей в случае наследования по закону.

В русском дореволюционном наследственном праве мы сталкиваемся с законодательным ограничением воли наследодателя. В условиях отсутствия в русском дореволюционном наследственном праве института обязательной доли интересы семьи охранялись с помощью института родовых имуществ, выступившего в качестве своеобразного суррогата обязательной доли. Суть этого института состояла в том, что родовые имения не принадлежали свободному распоряжению собственника ни по завещанию, ни по дарению. Распорядиться родовым имуществом собственник мог лишь в двух случаях:

1) если он не имел ни детей, ни иных нисходящих по прямой линии родственников и в этом случае, минуя своих ближайших наследников м не взирая на степени родства, лицо могло составить завещание в пользу любого родственника, но лишь «того рода, из которого досталось завещаемое избранному или наследнику имущество» (т. X ч.1 ст. 1068 п.2 Свода);

2) при наличии нисходящих по прямой линии родственников, завещатель был вправе оставить свое родовое имение или часть его некоторым нисходящим и даже одному из них(т. X ч.1 ст. 1058 п.1 Свода).

Законодатель, впрочем, предусматривал возможность завещания родовых имуществ тем лицам, которые получили бы это имущество и без завещания.

Русское дореволюционное наследственное право не знало института подназначения наследника на тот случай, если бы лицо, призванное к наследованию в первую очередь, по каким-то причинам не приняло открывшегося наследства (субституция). Допускалось лишь назначение «добавочного» наследника на тот случай, если назначенное наследодателем в первую очередь лицо умрет раньше смерти наследодателя, т.е. до открытия наследства. Но в данном случае имела место не субституция в подлинном смысле этого слова, а назначение наследника самому себе. Небезынтересна мысль Г. Ф. Шершеневича о желательности фиденкомиссиарной субституции, когда в завещательном распоряжении наследнику дается поручение передать, на случай своей смерти движимость или недвижимость другому лицу, также указанному в завещании.[13]

Подводя итоги рассуждениям о содержании завещания с точки зрения его действительности в русском дореволюционном наследственном праве, мы можем отметить отсутствие законодательного запрета условных и срочных завещаний. Возможность составления такого рода завещания подтвердилась и судебной практикой (например, Кассационное решение Сената 1888 г., № 63). Лишь в отношении родового имущества уловные и срочные завещания были недопустимы в силу того, что право на них принадлежало наследникам в силу самого закона.

Внешним условием действительности завещания является соблюдение установленном формы. До 1917 года мы видим следующие формы завещаний:

1) общая форма (нотариальные и домашние завещания);

2) особенная форма, которая являлась исключение из первой и допускалась лишь в установленных законом случаях при наличии определенных условий.

Во всех случаях признавалась лишь письменная форма и словесные завещания никакой силы не имели (т. X ч.1 ст. 1023 Свода).

Нотариальные завещания совершались в личном присутствии самого завещателя в конторе нотариуса или на дому у завещателя в случае болезни или при наличии других уважительных причин (т. X ч.1 ст. 1036 Свода). При совершении нотариального завещания должны были находиться три свидетеля, которые могли бы удостоверить личность самого завещателя. В особых случаях (например, когда свидетелем был духовник завещателя) было достаточно двух свидетелей. Свидетели удостоверяли своей подписью два обстоятельства: подлинность завещателя и нахождение завещателя в здравом уме и твердой памяти при предъявлении им завещания свидетелям для подписи (т. X ч.1 ст. 1050 Свода). Присутствие свидетелей при составлении завещания не требовалось, свидетельством чему являлось допустимость составления так называемых «тайных завещаний». Права быть свидетелем лишались:

1) лица, в пользу которых было составлено завещание;

2) родственники этих лиц до четвертой степени и свойственники до третьей степени, если завещание делалось не в пользу прямых наследников;

3) душеприказчики и опекуны, назначенные по духовному завещанию;

4) лица, которые не имеют права завещать, за исключением монашествующих;

5) лица, которые по общим законам не допускались к свидетельству по делам гражданским.

Помимо указанных категорий, в числе свидетелей совершения нотариальных завещаний не могли быть и лица, не допускаемые в свидетели нотариальных актов вообще.

Проект завещания или завещателем или нотариусом и прочитывался последним. При наличии согласия завещателя с изложением акта, проект завещания вносился в актовую книгу и снова прочитывался нотариусом, но уже в присутствии свидетелей. После этого акт подписывался завещателем и свидетелями в актовой книге. Подлинными нотариальным завещанием признавалось завещание, внесенное в актовую книгу. Завещателю выдавалась выписка из актовой книги. Производство данного нотариального действия подтверждали свидетели своими подписями в реестре нотариуса. Выписка, выданная завещателю, была равносильно подлинному завещанию. Но в случае спора о несходстве между двумя этими документами преимущество отдавалось подлинному, если в нем не оказывалось в спорных статьях подчисток и поправок, не оговоренных надлежащим образом (т. X ч.1 ст. 1039, 1040 Свода). Вторичная и последующая выписки могли выдаваться только самому завещателю или его поверенному при наличии у последующего соответственной доверенности (т. X ч.1 ст. 1042 Свода). В обязанности нотариуса не входило рассмотрение и разъяснение законности завещательных распоряжений. Задача нотариуса ограничивалась удостоверением и установлением способности лица составить завещание.

Преимущество нотариальной формы перед домашней, о которой мы будем говорить ниже, состояло в том, что против подлинности нотариальных завещаний мог быть предъявлен только иск о подлоге и заявление в подлинности нотариальных завещаний не допускалось. Завещание, не признанное в силе нотариального, не терло силы домашнего, если при его составлении не были нарушены правила, установленные для домашних завещаний (т. X ч.1 ст. 1035 ч. 1 Свода).

Домашние завещания , составляемые без участия нотариуса, в силу своего характера были обставлены законодателем более строгими формальными требованиями.

Как уже говорилось выше, для удостоверения подлинности домашнего завещания требовались подписи трех, а в некоторых случаях двух свидетелей. О том, кто не мог быть свидетелями уже упоминалось.

Свидетели своими подписями удостоверяли:

а) подлинность воли (т.е. лицо, предъявившее им завещание являлось тем самым лицом, которым завещание было сделано и подписано);

б) сознательность воли (при предъявлении свидетелям завещания в здравом уме и твердой памяти). (т. Xч.1 ст. 1050 Свода)

Таким образом, хотя закон прямо об этом не говорил, допустимо было, что содержание завещания свидетелям могло быть и неизвестно.

Если завещание было написано не самими завещателем, а другим лицом, то помимо подписи завещателя требовалась подпись того, кто писал завещание (переписчика), а если завещатель был неграмотным, то и подпись того лица, которое за него подписалось (рукоприкладчик). Соединение в одном лице переписчика, рукоприкладчика и свидетеля не допускалось (т. X ч.1 ст. 1048 Свода). Завещания без подписи переписчика не принимались к утверждению. Исключение составлял случай явки в суд самого переписчика (т. X ч.1 ст. 1049 Свода).

Домашнее завещание не должно было быть написано на отрывках листа или клочках бумаги – только целый лист любого формата, пусть бы даже он состоял из двух половинок (т. X ч.1 ст. 1045 Свода). Домашние завещания, написанные на нескольких листах не рукой завещателя, скреплялись подписями завещателя и рукоприкладчика на каждом листе (т. X ч.1 ст. 1035 Свода). Закон не оговаривал способ написания завещания, в том числе не было препятствий к использованию пишущей машинки. Выбор языка был предоставлен на усмотрение завещателя. Описей, подчистки и поправки должны были быть оговорены в подписи завещателя.

Домашние завещателя после его составления могли храниться у самого завещателя, у другого лица, а также могли быть переданы на хранение органу публичной власти, чаще всего нотариусу. Последний выдавал расписку в получении завещания на хранения на хранение или составлял нотариальный акт о принятии документа.

Помимо указанных общих форм завещаний Русское дореволюционное наследственное законодательство допускало и особые формы завещаний :

1. Военно-походные завещания , которые допускались в период нахождения войск в походе за границей для военных чиновников и лиц, служащих в армии. Эти завещания составлялись и заверялись в военно-походных канцеляриях и получали силу нотариальных (т. X ч.1 ст. 1071 Свода). С окончанием похода данные завещания не теряли своей силы и были действительными неограниченное время в дальнейшем.

2. Военно-морские завещания, составленные на военном или другом казенном судне во время похода и отдаваемые на хранение корабельному начальству. Эти завещания получали силу нотариальных (т. X ч.1 ст. 1072 Свода). Данное качество не получали завещания, сделанные даже и в период военных действий, но на кораблях торгового флота, не принадлежавших казне.

3. Госпитальные завещания допускались в военных (сухопутных и морских госпитальных) для лиц, состоящих на военной службе и находящихся на лечении. Эти завещания подписывались помимо завещателя госпитальным священником, дежурным врачом или ординатором и дежурным офицером. Вместо последних завещание могло подписываться смотрителем госпиталя (т. X ч.1 ст. 1081 Свода). Данному виду завещаний не присваивалось сила нотариальных (т. X ч.1 ст. 1035 Свода). Как справедливо замечает Г. Ф. Шершеневич, в данном случае мысль законодателя о выделении госпитальных завещаний в особую форму не совсем улавливается, поскольку фактически нет различий в порядке составления домашних завещаний в обычных лечебных учреждениях и госпитальных завещаний (в частности, обязательное наличие трех свидетелей, круг которых определен законодателем, в последнем случае)[14] .

4. Заграничные завещания, допускавшие завещания, совершаемее русскими подданными за границей «по обряду той страны, где они будут писаны» (т. X ч.1 ст. 1077 Свода). Согласно этому определению допускались лишь письменные завещания, даже если законы другой страны допускали устные завещания. Для придания такому завещанию нотариальной силы требовалось зарегистрировать данное завещание в русской миссии или консульстве (т. X ч.1 ст. 1078 Свода).

5. Крестьянское завещание. Упрощенный порядок совершения данного вида завещаний состоял в том, что они совершались сельскими обывателями в волостном правлении, если стоимость завещаемого имущества не превышала 100 рублей. Завещательная воля объявлялась словесно самим завещателем в волостном правлении в присутствии его членов и двух свидетелей. После чего завещание записывалось в книгу сделок и договоров. На основании сходства дальнейшей процедуры (выписка из книги выдавалась завещателю и т.д.) с процедурой, совершаемой в отношении нотариальных завещаний, Г. Ф. Шершеневия делает вывод о том. что фактически крестьянским завещанием придавалась сила нотариальных.[15]

В отношении порядка отмены и изменения завещания, сложившегося к 1917 году, можно отметить следующее. Все завещания, как в целом, так и в отдельных частях, могли быть изменены по усмотрению завещателя и любые обязательства лица не менять сделанного завещания, не имели юридической силы (т. X ч.1 ст. 1030 Свода). Допускалось полная отмена первоначального завещания путем составления о том нотариального акта, а в особых случаях (нахождение завещателя в военном походе или в командировке) – путем письменного сообщения начальству (т. X ч.1 ст. 1030 Свода). Указание о полной замене первоначального завещания возможно было сделать и в новом завещании. Отмена завещания происходила и вследствие порчи или уничтожения завещания. Эти последствия наступали и в том случае, когда лицам, в пользу которых было составлено завещание, становилось известно его содержание. Последствия отчуждения вещи, являвшейся объектом завещанного распоряжения.

При наличии двух форм завещаний – публичной (нотариально) и домашней – и учитывая возможность существования нескольких завещаний, в которых последовательно выражалась воля лица, налицо были определенные коллизии, которые разрешались следующим образом. Если одно лицо составило несколько завещаний и все либо в нотариальной, либо в домашней форме, то в этом случае последующее завещание отменяло предыдущее. Если же были составлены завещания как в нотариальной, так и в домашней формах, то закон отдавал предпочтение первому, как внушаемому больше доверия. Нотариальное завещание не могло быть отменено домашним, а только таким же нотариальным, тогда как домашнее отменялось или изменялось как нотариальным, так и домашним. (т. X ч.1 ст. 1030 Свода).

В случае отмены самими завещателем позднейшего из нескольких завещаний, юридическую силу приобретало предшествующее. В случае уничтожения завещателем при жизни нотариального завещания, оставшееся домашнее восстанавливалось в своей силе. (т. X ч.1 ст. 1030 Свода).

Последующее завещание, не отменившее целиком предшествующее не лишало последнее юридической силы, но оно действовало лишь в той части, в которой не противоречило более позднему завещанию. В случае, если из самого завещания или других обстоятельств не представлялось возможным определить какое из завещаний было составлено позже и в них были противоречащие друг другу распоряжения, все эти завещания признавались недействительными. Обязательного требования об указании даты составления завещания в законе не содержалось.

Согласно действовавшим до 1917 \года законам, завещание, по смерти завещателя должно было быть с соблюдением сроков представлено в суд для утверждения к исполнению (т. X ч.1 ст. 1060 Свода). Сроки были установлены следующие: для находящихся в России – 1 год, а для находящихся за границей – 2 года со дня смерти завещателя (т. X ч.1 ст. 1063 Свода). По истечении указанных сроков завещание не принималось к исполнению и становилось ничтожным (т. X ч.1 ст. 1065 Свода). Этот срок мог быть восстановлен в том случае, если наследник предоставлял неопровержимые доказательства того, что срок для утверждения к исполнению пропущен в результате незнания наследником факта существования завещания, либо по другой уважительной причине. В таком случае последнему предоставлялось право иска до истечения общей земской давности со дня смерти завещателя (т. X ч.1 ст. 1066 Свода).

Нельзя обойти вниманием тот факт, что до 1917 года в русском наследственном праве существовала неограниченная ответственность наследника по долгам наследодателя. Эта ответственность распространялась на всех наследников как по завещанию, так и по закону (т. X ч.1 ст. 1259 Свода). В законе был, правда, определен ряд случаев, когда ответственность наследников не шла за пределы ценности принятого уже наследства:

1) если наследодатель совершил преступление, причинившее потерпевшему материальные убытки, обязанность наследников компенсировать материальный ущерб не выходила за рамки стоимости полученного от виновного по наследству имущества;

2) по долговым обязательствам, бессрочным и выданным сроком до востребования, если они предъявлены ко взысканию после смерти заемщика, наследники отвечали только всем принятым ими по наследству от должника имением (т. X ч.1 ст. 1259 прим. Свода).

Как уже говорилось выше, завещание по русскому дореволюционному наследственному праву не было лишь назначением наследника или основанием призвания к наследованию. В завещании могли содержаться и другие распоряжения об имуществе, а именно: о завещательном отказе, душеприказничестве, разделе наследства.

Под завещательным отказом ()в законе не содержалось легального определения) в юридической литературе понималось «… такое распоряжение, которым из всей совокупности отношений, составляющих наследство, известному лицу предоставляется одно или несколько определенных прав»[16] Пожалуй, юридическая природа завещательного отказа (легата) была слабо определена в законодательстве и являлась дискуссионной в литературе. Камнем преткновения являлся ответ на вопрос считать ли отказ преемством, пускай и особого рода нежели наследования, или нет. Утвердительный ответ на этот вопрос уравнивал легатария в положении с наследником, отрицательный – ставил в особое положение. Судебная практика лишь к 1909 г. (Кассационное решение Сената 1909 г., № 40) фактически признала существование легата, признав отказопринимателя кредитором, т.е. лицом, имеющим право требования к наследнику как к должнику. До этого момента отказополучатель отвечал по долгам наследодателя наравне с наследниками. Отметим также, что закон имел в виду лишь один вид отказов – право на периодические платежи отказополучателя со стороны наследника (т. X ч.1 ст. 1086 Свода).

Существовали в законодательстве и ряд ограничивающих свободу завещателя в установлении отказов положений. Так, возложенная наследодателем на наследника обязанность совершать в пользу указанных лиц периодические платежи ограничивалась по сроку периодом жизни наследника. Также при завещании родовой недвижимости наследникам предоставлялось право отказаться от исполнения сделанных по этому имению распоряжений, если это исполнение приводило к утрате значительной части этого имения (т. X ч.1 ст. 1086 Свода).

Исполнение воли завещателя возможно было возложить как на самих наследников, так и на специально назначенное, необязательно в самом завещании – допускался и иной акт, составленный с соблюдением требований, предъявляемых к завещанию, лиц (т. X ч.1 ст. 1084 Свода). Душеприказчиками не могли быть служащие карантинных учреждений, в случае если завещание составлялось ли лицом в период нахождения в данном учреждении (т. X ч.1 ст. 10785 Свода). Также не могли быть назначены душеприказчиками лица, подписавшие завещание в качестве свидетелей (т. X ч.1 ст. 1054 п.3 Свода). Душеприказчик не имел права требовать вознаграждения от наследников за совершаемые им действия, или самостоятельно выделить его из наследственной массы. Завещатель, впрочем, мог назначить ему вознаграждение по завещательному акту.

Права и обязанности душеприказчика касались: наследственного имущества; наследников и отказопринимателей; кредиторов и должников наследодателя.

Душеприказчик во исполнение воли завещателя был вправе осуществлять пи распоряжаться имуществом до передачи его наследникам, следовательно мог владеть имущество и не только передавать и закладывать его, но и ликвидировать имущество, выдавая остаток наследникам. В последнем случае к такой ликвидации он должен был быть уполномочен завещателем.

Помимо обязанности передать имущество наследникам по описи, душеприказчик был также обязан исполнить легаты. В этом случае иски о выдаче легатов предъявлялись непосредственно душеприказчику, хотя обязанным к выдаче легатов являлись наследники.

В отношении кредиторов и должников наследодателя душеприказчик выступал в качестве поверенного и предъявлял иски и ходатайствовал в суде. В случае назначения нескольких душеприказчиков, они действовали с общего согласия.

Отметим, что о возможности устранения душеприказчика судом по просьбе заинтересованных лиц, законодательство этого периода ничего не говорит. Судебная же практика в лице Сената допускала возможность такого устранения вследствие недобросовестного исполнения душеприказчиком своих обязанностей.

В завещании возможно было также предусмотреть порядок раздела наследства не только с указанием долей наследников, но и способов фактического осуществления раздела. Причем завещатель мог прямо поручить производство раздела душеприказчику. Если же завещатель обошел молчанием вопрос о разделе, закон предоставлял самим наследникам провести раздел полюбовно (т. X ч.1 ст. 1315 Свода). В случае недостижения наследниками консенсуса в этом вопросе предусматривался судебный порядок раздела наследства по истечении 2-х лет со времени подачи суду просьбы о разделе кем-либо из сонаследников (т. X ч.1 ст. 1315, 1317, 1318 Свода). В противоположность полюбовному разделу, судебный не был окончательным - допускалось в течении 1 года со дня утверждения раздела просить суд о переделе (т. X ч.1 ст. 1334 Свода). В случае, если один из сонаследников являлся малолетний, раздел осуществлялся под опекунским надзором и в дальнейшем утверждался окружным судом. Документом раздела или разделительным актом служила раздельная запись, совершенная по «Положению о нотариальной части» (т. X ч.1 ст. 1337 Свода).

Таким, в общих чертах, было наследование по завещанию к 1917 году. Столько подробное освещение на наш взгляд, позволит в данной работе в дальнейшем проследить путь эволюции наследования по завещанию в нашей стране. Этот путь завершился принятием ч. III ГК РФ и многие исторические параллели весьма интересны.

§ 3. Наследование по завещанию в советский период до издания ГК РСФСР 1964 года.

Октябрьский переворот 1917 года 4кардинальным образом изменил экономический и социальный строй страны. Эти изменения не могли не коснуться и института наследования в гражданском праве. Обратимся теперь к тем изменениям, которые произошли в наследовании по завещанию вплоть до 1964 года. Отметим, что в данном случае мы в известной мере не может обойти вниманием эволюцию института наследования по закону, поскольку до вступления в действие ГК РСФСР 1964 г. круг наследников по завещанию ограничивался законными наследниками.

Далее – из Интернета

В период с октября 1917 года и до 27 апреля 1918 года наследственные правоотношения регулировались старыми законами царской России. В примечании к ст. 5 декрета о суде от 7 декабря 1917 года говорилось: «отмененными признаются все законы, противоречащие декретам ЦИК Совета Рабочих, Солдатских и Крестьянских депутатов и Рабочего и Крестьянского Правительства, а также программа-минимум Р.С.-Д.Р. Партии» и партии СР»[17] . В то же время данный декрет указывал, что судам возможно ссылаться на законы свергнутых правительств в той части, в какой они не были применены или отменены революцией и не противоречили революционной совести и революционному правосознанию. Так, например, не могли подлежать применению те нормы ч. 1 т. X Свода законом Российской империи, в которых утверждались сословные привилегии, неравноправие женщин в наследовании и т.д.

Такой путь исторического развития прошло наследственное право до 1964 года. Дадим, если можно так выразиться, в статистике картину, сложившуюся в наследовании в действие ГК РСФСР 1964 года. В первую очередь необходимо обратиться к нормам ГК РСФСР 1923 года со внесенными в них поправками.

До внесения в ГК РСФСР 1923 года Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 12 июля 1945 года изменений в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 марта 1945 года «О наследниках по закону и по завещанию» ст. 422 ГК (здесь и далее в данном параграфе имеется в виду ГК РСФСР 1923 года) содержала в себе легальное определение завещания, а именно, завещанием признавалось «сделанное лицом в письменной форме распоряжение на случай смерти о предоставлении имущества одному или нескольким определенным лицам из числа указанных в ст. 418[18] или о распределении его между несколькими или всеми этими лицами в ином порядке, чем это предусмотрено в ст. 420». В поздней редакции ст. 422 ГК определение завещания было опущено.

В соответствии с законодательством этого периода завещание характеризовалось следующими основными признаками. Завещание признавалось односторонней сделкой, не требующей встречного волеизъявления другого лица. Будучи непосредственно связано с личностью завещателя (ст. 425 ГК), завещание не могло быть совершено через представителя. Оно определяло правовую судьбу имущественных и личных неимущественных прав, принадлежащих завещателю и допускавших по закону их передачу, путем установления тех лиц (наследников по завещанию, к которым на случай смерти завещателя должны перейти эти права). Помимо этого закон устанавливал, что данная односторонняя сделка должна была быть облечена в определенную установленную законом форму.

Завещание, как было установлено ст. 425 ГК, должно быть подписано завещателем, что подчеркивало строго личный характер данной сделки. Закон допускал, что в случае неграмотности, инвалидности завещателя и прочее, завещание могло подписываться по просьбе завещателя другим лицом – рукоприкладчиком, который в данном случае не рассматривался в качестве представителя завещателя. Закон запрещал совершение завещания через представителя, равно как не допускалось ограничение права соглашения завещания путем соглашения с другим лицом. Так, в частности, наследственное право данного периода не признавало завещательного распоряжения в виде завещательного договора.

Завещание должно было содержать в себе определение тех лиц, к которым в случае смерти завещателя должны перейти указанные в завещании права, т.е. оно должно было содержать в себе указание наследников. Распоряжения, в которых не были определены тем или иным путем наследники, не могло рассматриваться в качестве завещания.

Что касается степени точности обозначения в завещании наследников, то закон никаких особых правил по данному вопросу не содержал. Не требовалось указывать в завещании полностью фамилию, имя, отчество наследника. Вполне допустимыми признавалось его наименование «жена», «супруг», «старший сын» и т.д. Но в этом случае наследником признавалось лицо, которое являлось супругом (супругой) наследодателя к моменту открытия наследства, поскольку, например, разведенный супруг с момента регистрации в органе ЗАГС решения о разводе уже не являлся наследником по закону, а постороннее лицо могло стать наследником по завещанию лишь при отсутствии наследников по закону (ч. 3 ст. 422 ГК).

Возможность совершения завещания под отменительным или отлагательным условиям была не урегулирована в должной мере в законодательстве. Являлись эти вопросы дискуссионными и в литературе. Большинство авторов сходилось в том, что совершение завещания под отменительным условием невозможно по советскому наследственному праву.[19] Что касается вопроса о возможности назначения в завещании наследника под отлагательным условием, то мнения здесь разошлись. Одни считали, что «нет препятствий к составлению завещания под отлагательным условием»[20] Другие допускали, что в соответствии с действовавшим на тот момент законодательством такого рода завещательные распоряжения возможны, но это отлагательное условие должно было уже наступить к моменту открытия наследства.[21]

Так называемые «отрицательные завещания», в которых не содержится положительного указания на наследника (наследников), а лишь отрицательное положение о том, что такие-то наследники данного лица или все его наследники в силу завещания лишаются наследства, были вполне действительны. Так в ч. 2 ст. 433 ГК указывалось, что в случае лишения завещателем права наследования всех наследников имущество признается выморочным и переходит в собственность государства.

Для действительности завещания также было необходимо, чтобы оно было совершено дееспособным лицом. В соответствии с тем, что завещание не допускалось совершать через представителя, законные представители недееспособных не могли совершать за них завещания. Полная дееспособность наступала с момента достижения лицом возраста 18-ти лет (ст. 17 ГК). Полностью лишенные дееспособности были лица, не достигшие 14-ти лет и объявленные недееспособными в установленном порядке вследствие душевной болезни или слабоумия. Ограниченной дееспособностью обладали лица в возрасте от 14 до 18 лет. Завещание относительно денежных средств данных лиц, полученных ими в виде заработка, они могли совершать самостоятельно. Завещательное распоряжение относительно имущества, полученного данными лицами в результате дарения по наследству и по иным основаниям, ограниченно дееспособные совершать не могли.

Определенные физические недостатки (слепота, глухота, немота и т.д.) не ограничивали дееспособность, но вызывают, наряду с неграмотностью лица, определенные технические затруднения при совершении завещания. При нотариальном заверении завещаний устанавливалось обязательное привлечение другого лица, которое являлось не только грамотным, но и умело общаться с глухим, немым или глухонемым. Это привлекаемое лицо своей подписью удостоверяло, что содержание завещания соответствует воле глухого, немого или глухонемого.[22] При совершении завещания слепым текст составленного завещания обязательно должен был быть прочитан вслух нотариусом, о чем отмечалось в самом завещании; при этом если слепой был грамотен он сам подписывал завещание, а если был неграмотен, то за него, по его поручению, подписывало завещание (в присутствии нотариуса) другое лицо.[23]

К завещанию как к одному из видов сделки применялись все основные положения советского гражданского права, которые действовали в отношении любой сделки. Это, в частности, относилось и к неполноценности воли завещателя, даже дееспособностью лица, что в свою очередь оказывало влияние на действительность совершаемого им завещания. Так, дееспособное лицо не могло совершить действительного завещания, будучи временно в таком состоянии, когда данное лицо не могло понимать значения своих действий (ст. 31 ГК), например, когда завещатель в связи с болезнью находился в бредовом состоянии. Завещание признавалось также недействительным и в тех случаях, когда завещатель действовал под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, под влиянием обмана, психического или физического принуждения (ст. 32 ГК). Во всех этих случаях завещание не имело силы вследствие существенных пороков воли, поскольку завещание не выражало действительных намерений завещания.

Вопрос о действительности завещания вследствие наличия либо отсутствия у завещателя дееспособности решался с точки зрения наличия / отсутствия дееспособности у завещателя на момент составления завещания вне зависимости от его содержания. Вопрос же о действительности завещания от его содержания решался уже не на момент его составления, а на момент открытия наследства, т.е. смерти завещателя. Поэтому завещание, составленное недееспособным лицом признавалось недействительным и в том случае, когда вследствие завещатель приобретал дееспособность. С другой сторон, если завещатель в своем завещании выходил за рамки предоставленной ему законом свободы завещательных распоряжений, то такое завещание все же могло быть действительным в момент открытия наследства. Такая ситуация могла, например, возникнуть когда завещатель при наличии у него наследников по закону указывал в качестве наследника постороннее лицо. Это прямо противоречило Ч. 3 ст. 422 ГК, но такое завещание признавалось действительным, если оказывалось, что к моменту открытия наследства у завещателя не осталось никого из наследников по закону.[24]

Завещание, составленное дееспособным лицом, утратившим в дальнейшем дееспособность, признавалось действительным.

Недействительность завещания вследствие недееспособности завещателя либо несоблюдение установленной законом форме завещания касалось всего завещания в целом. Недействительность завещания в связи с его содержанием не всегда имела такие последствия. Недействительность отдельных завещательных распоряжений не приводило к недействительности всего завещания в целом.

Действовавшая в то время законом свобода завещательных распоряжений была существенно ограничена. В ст. 419 ГК указывалось, что наследование по закону имеет место, когда и поскольку оно не изменено завещателем. Но пределы допускаемых законом изменений порядка наследования по закону были жестко обозначены. Право изменить завещанием порядок наследования по закону касалось двух основных вопросов: вопрос о круге назначаемых наследников и вопроса о причитающихся им долях наследственного имущества. Кроме того, завещатель был вправе включить с свое завещание еще некоторые другие распоряжения, которые касались порядка определения наследников (например, подназначение наследника), цели или порядка использования наследственного имущества (завещательный отказ или возложение). Такие распоряжения не были предусмотрены нормами наследования по закону и не применяли и не устраняли порядка наследования по закону, а лишь дополняли его.

Как уже отмечалось выше, в данном параграфе настоящей работы, советское наследственное право к 1964 году шло по пути постепенного расширения предоставляемой завещателю свободы завещательных распоряжений. Неспешность законодателя в этом вопросе во многом объяснялось тоталитарным характером советской общественно-экономической формации.

Общие указания по вопросу о круге возможных наследников по завещанию содержались в ст. 422 ГК. В соответствии с данной статьей наследниками по завещанию могли быть назначены лишь те лица, которые одновременно являлись наследниками по закону в силу ст. 418 ГК, но завещатель при назначении наследников из числа этих лиц не был связан установленной ст. 418ГК очередностью призвания этих лиц к наследованию. Завещатель был вправе не только не считаться с очередностью призвания наследников, установленной при наследовании по закону, но мог по своему усмотрению (правда, за некоторыми исключениями, о которых речь пойдет ниже) призвать к наследованию одних из числа тех наследников, которые в данном случае призывались бы к наследованию по закону, и не призывать к наследованию других из числа наследников той же очередностью.

В случаях наследования по закону наследниками могли являться только граждане, а государство наследовало только вымороченное имущество. Завещатель же в завещании мог назначить наследниками также государственные органы и общественные организации. Причем это было возможно и при наличии у завещателя наследников по закону. Отметим, что к общественным организациям церковь не относилась.[25]

Завещатель также не был обязан считаться с тем, что при наследовании по закону внуки и правнуки его наследовали лишь по праву представления и мог назначить наследниками по завещанию своих внуков и правнуков, хотя бы они при наследовании по закону в данном случае не призывались к наследованию. Так, например, завещатель был вправе завещать свое имущество (или часть его) своему внуку, минуя своего сына (дочь), являвшихся отцом (матерью) этого внука.

Лишь при отсутствии у завещателя наследников по закону, указанных в ст. 418 ГК, последний мог завещать свое имущество любому лицу. В законе не раскрывалось понятие «отсутствие». В юридической литературе под «отсутствием» понималось как тот случай, когда к моменту открытия наследства ни одного из наследников по закону не оказывалось в живых, так и тот случай, когда имелись в живых наследники по закону, но они не приняли наследства или прямо от него отказались.[26] Впрочем, ряд авторов высказывались против данной точки зрения, придерживались мнения, согласно которому завещания в пользу «любых лиц» действительны лишь в том случае, когда на момент открытия наследства нет в живых ни одного наследника по закону.[27] Отметим также то в силу ст. 422 ГК (в смысле ст. 418 ГК) не допускалось совершение «смешанных» завещаний, в которых имущество было бы распределено между наследником по закону и лицом, посторонним завещателю (в смысле ст. 418 ГК).

По вопросу об определении в завещании тех долей наследственного имущества, которые причитались отдельным назначенным по завещанию наследникам, в ст. 422 ГК содержалось положение, по которому завещатель был вправе оставить назначенным в завещании наследникам «все свое имущество или часть его». Таким образом, завещатель мог распределить свое имущество между назначенными им наследникам в любых долях, не будучи связанным правилом, действовавшим при наследовании по закону наследовательное имущество делится на равные доли между лицами, призванными к наследованию (ст. 420 ГК).

В случаях, когда завещатель оставлял назначенным им по завещанию наследником не все свое имущество, то в отношении незавещательной части имущества открывалось наследование по закону. Таким образом, после смерти одного лица одновременно имело место наследования как по завещанию, так и по закону.

Завещатель мог указать в завещании не всех, а лишь некоторых из своих наследников по закону, устраняя тем самым остальных, не упомянутых наследников по закону. От наследования в том имуществе, которого касается завещание. В случае, если завещана лишь часть имущества, то такое устранение не лишало данных наследников права наследования по закону в отношении незавещанной части имущества. Разумеется в данном случае такие неупомянутые в завещании законные наследники должны были относиться к той очереди наследников, которая призывалась к наследованию по закону. Если же завещание охватывало все наследственное имущество, то такое упоминание некоторых наследников по закону в завещании означало устранение их от наследования вообще.

Устранение некоторых наследников по закону от наследования было возможно не только путем неупоминания в завещании, но и путем прямого указания в нем завещания о том, что последний лишает названных им в завещании своих наследников права наследования. В последнем случае такие наследники вообще устранялись от наследования, даже если в завещании речь шла о части наследственного имущества.

Завещатель был вправе не только распределить между наследниками доли в наследственном имуществе, но мог распределить это имущество путем указания тех конкретных ценностей, которые будут причитаться тому или иному из назначенных им наследников. Если же в завещании не указывалось ни на конкретное имущество, ни на размер долей, причитавшихся каждому из наследников, то по аналогии с наследованием по закону наследственное имущество подлежало разделу в равных долях.

Границы свободы завещательных распоряжений были также определены путем установления в законе так называемых необходимых наследников, которые по закону должны были получить при всех условиях обязательную долю в наследственном имуществе. Согласно Ч. 2 ст. 422 ГК завещатель не мог своих несовершеннолетних детей и других нетрудоспособных наследников лишить доли, которая причиталась бы им при наследовании по закону. До внесения в данную статью изменений Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 12 июня 1945 года круг необходимых наследников был несколько уже и к таким наследникам относились только те наследники по закону, которым к моменту смерти наследодателя не исполнилось восемнадцать лет. В силу ст. 418 ГК к необходимым наследникам относились также иные лица, состоявшие на иждивении наследодателя не менее одного года до его смерти. К детям наследодателя приравнивались и лица, усыновленные последним.

При определении круга необходимых наследников учитывалась и их принадлежность к одной из очередей наследников по закону, поскольку призвание к наследованию наследников по одной очереди устраняло от наследования наследников других очередей.

Таком образом, завещатель был не вправе ни лишить своих необходимых наследников права наследования, ни обойти их в своем завещании молчанием, ни, наконец, назначить им долю в наследстве, которая была бы меньше той доли, которую они получили бы при отсутствии завещания вообще, т.е. при наследовании по закону. Нарушение завещателем требований Ч. 2 ст. 422 ГК имело последствием признания завещания недействительным в части либо в целом. Отметим, что до издания уже упоминавшегося Указа Президиума Верховного Совета СССР от 14 марта 1945 года «О наследниках по закону и по завещанию» размер обязательной доли, причитавшейся необходимому наследнику, определялся не в полном размере той доли, которая причиталась бы необходимому наследнику при наследовании по закону, а в размере трех четвертей этой доли.

Выше уже упоминалось об особых распоряжениях, которые завещатель мог включить в завещание. О подназначении наследника соответствующие предписания содержались в ст. 424 ГК. В ней указывалось, что «допускаются завещания, в которых на тот случай, если бы назначенный по завещанию наследник умер раньше открытия наследства или не принял его, завещатель призывает к наследованию кого-либо другого из законных наследников (ст. 418), а при отсутствии законных наследников – любое лицо».

Мы видим, что подназначение наследника возможно либо на случай смерти назначенного по завещанию наследника раньше открытия наследства, т.е. раньше смерти самого завещателя, либо на случай непринятия наследства назначенным по завещанию наследником. В первом случае подразумевалось также и объявление наследника умершим.

Непринятие наследства имело место в следующих случаях: когда наследник не явился в установленные законом срок с момента открытия наследства (ст. 433 ГК), когда наследник отказался от принятия наследства, когда наследник не отказался от принятия наследства, но не успел до своей смерти принять его. Во всех этих случаях законом допускалось подназначение наследника.

Как видно из текста ст. 424 ГК, в качестве подназначенных наследников могли выступать лишь лица, являвшиеся в то же время наследниками завещателя по закону. В соответствие с этим государство и общественные организации не могли быть подназначенными наследниками, поскольку не являлись наследниками завещателя по закону. Лишь в случае отсутствия законных наследников государственные органы и общественные организации могли быть указаны завещателем в завещании как подназначенные наследники. Заметим, что термин «подназначенный наследник» не был известен законодательству данного периода, но утвердился в юридической литературе м судебной практике.

Завещательный отказ был предусмотрен в ст. 423 ГК, в которой указывалось, что «… на лиц, поименнованых в ст. 418 ГК, получающих по завещанию наследственное имущество, завещатель может возложить исполнение какого-либо обязательства в пользу одного или нескольких наследников, которое в силу исполнения соответствующего обязательства вышеуказанными лицамизывалось, что "ен в ст . в юридической литературе м судебьной практикеые не являлись дниками завещателяткрыти». В Ч. 2 ст. 423 ГК говорилось также, что такое возложение исполнения обязательств при наследовании имущества по завещанию любым лицом (т.е. при отсутствии законных наследников в соответствии с Ч. 3 си. 422 ГК) возможно в пользу любого лица. Термины «завещательный отказ», «отказополучатель» (лицо в пользу которого устанавливался завещательный отказ) не были также известны советскому праву рассматриваемого периода, но встречались в правовой литературе и практике.

Подложить исполнение завещательного отказа завещатель мог только на лиц, указанных в завещании в качестве наследников. В то же время, завещатель был не в праве обременять завещательным отказом государственный орган или общественную организацию даже в том случае, когда они являлись наследниками по завещанию. Согласно действовавшему в это время законодательству наследник по завещанию, если он одновременно являлся и наследником по закону, мог быть обременен завещательным отказом в пользу любого (или любых) остальных наследников по закону безотносительно того обстоятельства являлись ли отказополучатели одновременно наследниками по данному завещанию или нет. Подназначенние отказополучателя не предусматривалось.

Как уже говорилось выше, отказополучатель в соответствии со ст. 423 ГК приобретал право требования исполнения соответствующего обстоятельства наследником по завещанию, обремененного завещательным отказом. В случае неисполнения им этого обязательства отказополучатели как кредиторы наследника могли осуществить сове требование в пределах общего срока исковой давности, а именно в пределах трех лет с момента открытия наследства (см. ст. 44 и 45 ГК). Если отказополучатель умирал до открытия наследства или отказывался от получения завещательного отказа, последний считался отпавшим, а содержащееся в нем имущественное право подпадало под правила, установленные в отношении приращения освободившейся доли наследственного имущества.

Наследник по завещанию, обремененный завещательным отказом, отвечал за выполнение данного обязательства перед отказополучателем только в рамках полученного наследственного имущества за вычетом лежащих на нем обязанностей перед кредиторами наследодателя. Поэтому если полученный таким образом наследником актив наследственного имущества исключая возможность выполнения обязательства возложенного на него в пользу отказополучателя, то завещательный отказ считался отпавшим и наследник по завещанию освободился от ответственности перед отказополучателем.

Наряду с завещательным отказом ст. 423 предусматривала еще одно особое завещательное распоряжение – так называемое возложение. В той же ст. 423 ГК говорилось «… равным образом завещатель может возложить на них (наследников по завещанию) исполнение каких-либо действий, направленных на осуществление какой-либо общеполезной цели». Кроме того, как указывала Ч. 3 ст. 423 ГК, «при завещании имущества государственным органам или общественным организациям. «при завещании имущества государственным органам или общественным организациям, завещатель имеет право указать определенную цель, на которую должно быть употреблено завещание имущество».

Согласно общему правилу, указанному в ст. 425 ГК, завещание должно было быть изложено в письменной форме, подписано завещателем и удостоверено в нотариальной форме. Как мы видим, советское наследственное право не признавало домашней формы завещания, существовавшей до 1917 года. О необходимости нотариального удостоверения завещания указывалось и в п. «О» § 27 Инструкции Министерства юстиции РСФСР от 2 февраля 1948 года по применению Положения о государственном нотариате РСФСР от 31 декабря 1947 года. Несоблюдение нотариальной формы удостоверения завещания в силу ст. 29 ГК вело к недействительности данной сделки.

Согласно упомянутому выше Положению о нотариате правом удостоверения завещания в РСФСР наделялись лишь государственные нотариальные конторы.

Органу, удостоверяющему завещание вменялось в обязанность проверка самоличности завещателя, его дееспособности и законности содержания завещания. В случае если нотариус устанавливал недееспособность завещателя или обнаруживал противозаконный характер завещательных распоряжений, он был обязан отказать в удостоверении завещания. Вместе с тем нотариус не был обязан удостоверяться в существовании тех наследников, которые назначены в завещании, или в том, что наследственное имущество, упомянутое нем, в действительности принадлежит завещателю. Под противозаконным по содержанию завещательным распоряжением понималось такое распоряжении завещателя, которое нарушает императивную норму закона.

Говоря о необходимости подписания завещания завещателем, закон в той же ст. 425 ГК говорил о том, что «вместо подписи завещателя, завещание неграмотных подписывается за них третьим лицом – рукоприкладчиком». В § 58 Инструкции Министерства юстиции РСФСР от 2 февраля 1948 года помимо неграмотности в числе случаев, при которых возможна замена подписи завещателя подписью рукоприкладчика, указывались болезнь завещателя и иные причины. Необходимым требованиям было то, что подпись другого лица должна была быт сделана по просьбе лица, не могущего подписаться, и в присутствии нотариуса. Последний в удостоверении завещания указывал, по какой причине подпись совершающего сделку была заменена подписью другого лица. Согласно § 66 той же инструкции рукоприкладчиком не могло быть лицо, в пользу которого завещается имущество. Рукоприкладчиком могло быть только полностью дееспособное лицо.

Установив в ст. 425 ГК необходимость нотариального удостоверения завещания под стразом его недействительности, закон в установленных случаях либо вообще освобождал завещательное распоряжение от какого-либо удостоверения, либо допускал удостоверение его иными органами или должностными лицами. По своей правовой силе данные завещания приравнивались к нотариальным и в последующем нотариальном удостоверении не нуждались. В примечании к ст. 425 ГК указывалось, что завещательные распоряжения, в которых завещатель завещает (по общим правилам о наследовании) свои паевые взносы, внесенные им в первичную кооперативную организацию (в жилищно-строительное кооперативное товарищество, в сельское потребительское общество и т.д.), могли быть сделаны пайщиком путем совершения в членской книжке соответствующей надписи о назначении наследников и для своей действительности не нуждались в последующем нотариальном удостоверении.

К особым формам завещания, не нуждавшимся в нотариальном удостоверении, были следующие:

1. Воинские завещания . В годы ВОВ было установлено, что завещания лиц, состоящих в рядах Советской Армии и в Военно-Морском флоте, могли быть удостоверены, помимо нотариальных органов, командированием отдельных воинских частей (полков, эскадрилий, кораблей 1, 2 и 3 рангов, соединения кораблей 4 ранга, отдельных батальонов, дивизионов, рот, батарей, отрядов и других соответствующих им воинских частей), а завещания военнослужащих, находившихся на излечении в госпиталях – начальниками госпиталей. После окончания ВОВ данный порядок был сохранен и в мирное время.

2. Консульские завещания . Согласно ст. 60 Консульского устава[28] , советские граждане, находившие за границей, могли совершать завещания путем удостоверения их у консула СССР или у консульского агента. Эти завещания также имели силу нотариально удостоверенных и в случае возвращения советского гражданина в СССР не нуждались в каком-либо дополнительном последующем удостоверении их нотариусом.

3. Морские завещания . Согласно ст. 59 Кодекса торгового мореплавания СССР[29] , капитан обязан был удостоверять составление находящимся на судне лицом завещание им принимать его на хранение. Такие завещания в случае прибытия завещателя в отечественный порт, в котором имелся нотариус, также не нуждались в дополнительном последующем удостоверении им и имели равную силу с нотариально удостоверенными.

4. Завещания, составленные гражданами, находящимися на судах внутреннего водного транспорта. Согласно ст. 27 Устава внутреннего водного транспорта[30] , капитаны судов внутреннего водного транспорта были вправе удостоверять завещания, составленные лицами, находящимися на судне. Эти завещания также имели силу нотариально удостоверенных.

По общему правилу вопрос о действительности завещания в зависимости соблюдения завещателем установленной законом формы рассматривался с точки зрения тех требований закона, которые существовали на моменты совершения завещания, а не на момент открытия наследства.

Согласно ст. 426 ГК «Завещание, позднее составленное, отменяет предыдущее, поскольку в последнем не остается распоряжений, не предусмотренных позднейшим завещанием. Завещатель может и без составления нового завещания отменить прежнее, посредством подачи заявления в нотариальный орган». Помимо двух указанных в законе путем отмены завещания (составление последующего завещания либо подача соответствующего заявления в нотариальный орган), завещатель был вправе не только полностью ранее составленное завещание полностью, но и отменить отдельные завещательные распоряжения, содержащиеся в первоначальном завещании, тем самым не отменив его полностью, а лишь изменив его в определенной части.

Необходимо отметить, что в соответствии с действовавшими в рассматриваемый период наследственным правом, завещания, составленные в особых, допускаемых законом формах (о них говорилось выше) могли быть отмечены или изменены не только нотариально удостоверенным завещанием, но и позднейшим завещанием, составленном в любой из этих форм. Нотариально удостоверенное завещание также было возможно изменить или отменить любым из особых видов завещания.

Согласно ст. 427 ГК, исполнение завещания, как общее правило, возлагалось на назначенных в нем наследников. Это обязанность возлагалась на них лишь при условии принятия ими наследства. При наличии нескольких указанных в завещании наследников исполнение последнего возлагалось на них всех. Под исполнением завещания понималось обязанность наследников совершить целый ряд весьма разнообразных действия, имеющих своей общей целью реализацию тех распоряжений, которые содержались в завещании (распределение наследственного имущества между названными в завещании наследниками и в указанных в завещании долях; обязанность наличных наследников принять все доступные им меры к извещению об открывшемся наследстве отсутствующих наследников и предпринять необходимые меры по сохранению причитающегося этим наследникам наследства; удовлетворить из актива полученного ими наследства имущества претензии кредиторов завещателя, заявленные ими в установленный законом срок).

При исполнении завещания наследниками последние должны были установить, исходя из содержания завещания, действительную волю завещателя, выраженную им в завещании. При истолковании воли завещателя должны были также установить не только подлинный смысл того или иного содержащегося в завещании завещательного распоряжения, но также и законность каждого из них.

Если между наследниками возникало разногласие по вопросу о понимании смыла завещания и это расхождение во мнениях являлось основанием возникновения между ними споров по поводу тех прав, которые должны вытекать из завещания для того или иного наследника, то такой спор по исполнению завещания, как и всякий спор о праве гражданском, в силу ст. 2 ГК подлежал разрешению в судебном порядке.

Наследники при исполнении завещания, даже по соглашении. между собой, вносить в него какие-либо изменения.

В ст. 427 ГК разрешала также завещателю включить в завещание поручение исполнить его вол. особому лицу – так называемому исполнителю завещания. В этой же статье не содержалось указания на то, должен ли исполнитель завещания быть в то же время и наследником по завещанию или нет.

Назначение исполнителя завещания было возможно лишь в самом завещании, но для действительности такого назначения требовалось согласие назначенного лица взять на себя выполнение обязанностей исполнителя завещания. Полное согласие должно было быть выражено письменно (ст. 427 ГК) и следовало либо в форме соответствующей надписи на самом завещании, либо в форме отдельного заявления, приложенного к завещанию. Об обязанности нотариального удостоверения подписи исполнителя завещания закон не упоминал.

В случае назначения исполнителем завещания не кого-либо из наследников, а стороннее лицо, последний в данном качестве не рассматривался ни как представитель завещателя, ни как представитель наследников по завещанию. Фактически он был пособником лиц, призываемых к наследованию и наследников, принявших наследство.

Наследники, в случае если они считали действия исполнителя завещания неправильными и наносящими им ущерб, были вправе в судебном порядке оспорить эти действия вплоть до выдвижения требований о его отстранении.

Законом не предусматривалось какого-либо обязательного вознаграждения, которое бы причиталось исполнителю завещания за его труд. В литературе, права, высказывалась мысль о том, что исполнитель завещания праве требовать от наследников по завещанию возмещения необходимых расходов (например, расходов по сохранению имущества или управлению им), понесенные им в результате исполнения своих обязанностей, поскольку исполнитель завещания в данном случае действовал не в своем интересе, а в интересе наследников по завещанию.[31]

В ст. 434 ГК было установлено, что «наследник, принявший наследство, а равно органы государства или организации, к которым перешло выморочное имущество, отвечают по долгам, обременяющим наследство, лишь в пределах действительной стоимости наследственного имущества». Отметим, что доля пережившего супруга в наследственную массу не включалась и при определении предела ответственности наследника по долгам наследодателя была исключена.

§ 4. Наследование по завещанию по ГК РСФСР 1964 г.

Как было отмечено выше, институт наследования по завещанию в сложившемся после Указа Президиума Верховного Совета СССР от 14 марта 1945 г. «О наследника по закону и по завещанию» виде просуществовал в практически неизменном виде вплоть до 1964 года. Но необходимость внесения определенных изменений в данный институт была очевидна. Тенденция на расширение круга наследников по завещанию нашла свое отражение и в ГК РСФСР 1964 года. Дадим характеристику порядка наследования по завещанию, сложившуюся после введения в действие данного Кодекса.

Согласно ст. 534 ГК[32] каждый гражданин наделялся правом оставить все свое имущество или часть его (не исключая предметов обычной домашней обстановки и обихода) одному или нескольким лицам как входящим, так и не входящим в круг наследников по закону, а также государству или отдельным государственным организациям. В силу этой же статьи наследодатель мог в завещании лишить права наследования одного, нескольких или всех наследников по закону.

Закон не упоминал о завещательной дееспособности. По общему правилу (ст. 11ГК) способность гражданина своими действиями приобретать гражданские права и создавать для себя гражданские обязанности (гражданская дееспособность) возникала в полном объеме с наступлением совершеннолетия, т.е. по достижении восемнадцатилетнего возраста. Согласно Ч. 2 ст. 11 ГК в случае, когда законом допускалось вступление в брак до достижения совершеннолетия, гражданин, не достигший восемнадцатилетия, приобретал дееспособность в полном объеме со времени вступления в брак. В литературе того времени на основе сопоставления содержания гражданской дееспособности как способности приобретать гражданские права и создавать для себя гражданские обязанности с завещательной дееспособностью как способностью права и обязанности на случай своей смерти для других , ряд авторов приходил к выводу об отсутствии завещательной дееспособности у лиц, упоминаемых в Ч.2 ст. 11 ГК.[33]

Что касается другого элемента завещательной правосубъектности, а именно правоспособности, то законом устанавливалось, что граждане могли в соответствии с законом иметь имущество в личной собственности, право пользования жилыми помещениями и иным имуществом, наследовать и завещать имущество, избирать род занятий и место жительства, иметь право автора произведения науки, литературы и искусства, открытия, изобретения, рационализаторского предложения, промышленного образца, а также иметь иные имущественные и личные неимущественные права.

Не до конца был урегулирован в законодательстве и вопрос о завещательной дееспособности лиц в возрасте от 15 до 18 лет и совершеннолетних, находящихся под попечительством. В литературе и в судебной практике за первой категорией лиц в силу Ч. 2 ст. 13 ГК признавалось большинством авторов право завещать денежные средства или стипендии, а также иные имущественные права, вытекающие из предоставленного законом таким лицам права осуществлять право автора на свои произведения науки, литературы и искусства, открытия, изобретения, рационализаторского предложения, промышленные образцы. Что касается совершеннолетних лиц, ограниченных в дееспособности, фактически завещать они могли лишь при согласии попечителей. Об этом, в частности, говорилось в руководящем постановлении Пленума Верховного Суда РСФСР от 27 октября 1966 г. «О судебной практике по делам об ограничении дееспособности граждан, злоупотребляющих спиртными напитками»[34] , где в п. 2 среди действий, ограниченно дееспособный был не вправе производить без согласия попечителей, прямо назвалось и завещание. По-иному решался вопрос о праве на совершение завещания полностью дееспособным лицом, над которым попечительство было установлено по его же просьбе. Закон исходил из того, что дееспособный все сделки по своему имуществу, в том числе и завещания вправе был совершать без согласия попечителя.

При удостоверении завещания соответствующее должностное лицо было обязано проверить дееспособность завещателя путем установления его возраста, а когда завещатель находился на излечении, то и из беседы с врачом. В совершении завещания отказывалось если имелось решение суда о признании гражданина недееспособным или из беседы с врачом или с самими завещателем было установлено, что последний из-за болезненного состояния не отдает отчета в своих действиях, либо ни сам, но с помощью переводчика не может выразить свою волю. В силу общих правил ГК о недействительности сделок признавались недействительными завещания дееспособных лиц, находившихся в момент совершения завещания в таком состоянии, когда они не могли понимать значения своих действий или руководить или (ст. 56 ГК). Также признавались недействительными завещания, совершенные вследствие заблуждения, имеющего существенный характер (ст. 57 ГК), а также совершенные вследствие обмана, насилия, угрозы или вследствие стечения тяжелых жизненных обстоятельств на крайне невыгодных для себя условий (ст. 58 ГК).

Согласно ст. 540, 541 ГК признавались действительными только письменные завещания, удостоверенные определенными должностными лицами. В соответствии с нормами данных статей, а также ст. 13 Закона СССО «О государственном нотариате», утвержденного Верховным Советом СССР 19 июля 1973 г.[35] , завещание должно было быть составлено письменно с указанием места и времени его составления, собственноручно подписано завещателем и надлежаще удостоверено.

Удостоверяя завещание, должностное лицо помимо установление наличия у завещателя завещательной дееспособности, выявляло направлена ли воля завещателя на посмертное распоряжение своим имуществом, помогало завещателю четко сформулировать содержание завещателя с тем, чтобы оно не содержало противоправных распоряжений или условий. Завещателю также разъяснялись возможные правовые последствия отдельных его распоряжений и завещания в целом. Так, в частности, нотариус или другое должностное лицо (о завещаниях, приравнивающихся к нотариально удостоверенными речь пойдет ниже) были обязаны разъяснить завещателю право необходимых наследников на обязательную долю (ст. 535 ГК).

Удостоверение завещания заключалось в совершении должностным лицом после подписанного завещателем или по его просьбе рукоприкладчиком текста завещания удостоверительной надписи. В ней указывалось место и время составления завещания, должность, фамилия и инициалы лица, удостоверяющего завещание. Далее сообщалось, что завещание подписано в его присутствии собственноручно завещателем, самоличность которого проверена. Если завещание подписывалось рукоприкладчиком, то об этом также указывалось в надписи. В удостоверительных подписях на завещаниях, совершаемых в нотариальных органах указывалось и о том, что нотариус проверил дееспособность завещателя.

В нотариальных органах завещание вносилось в реестр нотариальных действий и первый его экземпляр оставался в делах нотариального органа для постоянного хранения. Другие органы, имеющие право удостоверять завещание экземпляр завещания высылали по месту постоянного жительства завещателя для постоянного хранения. Второй экземпляр завещания выдавался просьбе высылался указанным им лицам.

Таким образом, в советском праве рассматриваемого периода продолжали оставаться две формы завещаний: нотариально удостоверенные и завещании, приравненные к нотариально удостоверенным. Нотариальное удостоверение завещаний в соответствии с Положением о государственном нотариате осуществляли нотариусы государственных нотариальных контор, а в местностях, где таковых не было, председатели или секретари исполнительных комитетов районных, городских, сельских, поселковых Советов депутатов трудящихся, если на них решением исполнительного комитета соответствующего Совета было возложено выполнение нотариальных функций.

К нотариально удостоверенным завещаниям приравнивались в соответствии со ст. 541 ГК следующие виды завещаний:

1. Завещания граждан, находящихся на излечении в больницах, других стационарных лечебно-профилактических учреждениях, санаториях или проживающих в домах для престарелых и инвалидов. Порядок удостоверения такого рода больничных завещаний был установлен совместным письмом Министерства здравоохранения РСФСР и Верховного суда РСФСР от 30 ноября 1964 г. № 20[36] , где фактически не содержалось отступлений от нотариального порядка. Так, в частности, согласно упомянутому письму один экземпляр завещания по просьбе завещателя выдавался ему на руки, либо высылался наследнику по указанному в завещании адресу, а второй экземпляр должен был быть направлен для хранения в нотариальную контору по месту постоянного жительства завещателя. Как и по воинским завещаниям в данном случае пошлина за удостоверение завещания с завещателя не взыскивалась.

2. Завещания граждан, находящихся во время плавания на морских судах или судах внутреннего плавания, плавовавших под флагом СССР (п. 2 ст. 541 ГК). Данные завещания удостоверялись капитанами судов. По ранее упоминавшимся нормам ст. 59 Кодекса торгового мореплавания СССР 1929 г. и ст. Устава СССР капитан мог удостоверить завещания пассажира или члена экипажа, если корабль находится в плавании вне порта СССР. ГК 1964 г. расширил эти правомочия капитана, разрешив ему удостоверять завещания лиц, находящихся на корабле и при заходе корабля в советские порты. Удостоверенное капитаном завещание должно было быть передано ближайшей нотариальной конторе по прибытии в порт, если завещатель умер в пути.

3. Завещания граждан, находящихся в разведочных, арктических и других подобных им экспедициях (п. 3 ст. 541 ГК). Данные завещания удостоверялись начальниками данных экспедиций.

4. Два вида воинских завещаний:

а) завещания военнослужащих и других лиц, находящихся на излечении в госпиталях, санаториях и других военно-лечебных учреждениях удостоверялись начальниками, их заместителями по медицинской части, старшими и дежурными врачами этих учреждений (п. 4 ст. 541 ГК);

б) завещания военнослужащих, а в пунктах дислокации воинских частей, соединений, учреждений и военно-учебных заведений, где не было государственных нотариальных контор и других органов, совершавших нотариальные действия, а также завещания рабочих и служащих, членов их семей и членов семей военнослужащих, удостоверялись командирами (начальниками) этих частей, соединений, учреждений и заведений (п. 5 ст. 541 ГК).

Процедуру удостоверения воинских завещаний определяли «Указания о порядке удостоверения доверенностей и завещания военнослужащих и выдачи засвидетельствованных копий с документов в воинских частях и учреждениях», данные в приложении № 4 и ст. 74 Руководства по служебной переписке и делопроизводству в Вооруженных Силах СССР от 5 октября 1967 гоа[37] . Согласно Указаниям завещание подписывалось завещателем в присутствии командира воинской части, начальника госпиталя, его заместителя или врача, удостоверявшего завещания. Удостоверительная подпись заверялась подписью командира с приложенной гербовой мастичной печати воинской части. Завещание могло быть подписано и рукоприкладчиком, если сам завещатель не мог подписать завещание собственноручно. Об этом указывалось в удостоверительной подписи с сообщением об обстоятельствах, препятствовавших подписи завещателя самим военнослужащим.

По желанию последнего один экземпляр завещания выдавался ему на руки или высылался непосредственно наследнику. Другой экземпляр высылался на хранение в нотариальную контору по месту постоянного жительства завещателя. Государственная пошлина по удостоверению воинских завещаний не взыскивалась. При удостоверении такого рода завещаний, согласно Указаниям, завещателю должны были быть разъяснены пределы свободы завещательных распоряжений, права необходимых наследников, возможность свободного распоряжения вкладом в кредитном учреждении.

5. Завещания лиц, находящихся в местах лишения свободы (п. 6 ст. 5441 ГК), удостоверявшихся начальниками мест лишения свободы. Данная редакция и, соответственно, вид завещаний, приравненных в нотариально удостоверенных были введены Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 18 декабря 1974 г. «Об изменении и признании утратившими силу некоторых законодательных актов РСФСР в связи с введением в действие закона РСФСР о государственном нотариате»[38] .

Кроме названных в ГК 1964 г. к нотариально удостоверенным приравнивались завещания советских граждан, находящихся за границей и удостоверенные консулами или консулськими агентами СССР. Данная норма, наделявшая указанных консульских работников правом совершать в числе прочих нотариальных действий и удостоверение завещаний, содержалась в уже упоминавшейся в предыдущем параграфе ст. 47 Консульского устава СССР 1926 г. Позднее аналогичная норма вошла в ст. 45 Консульского устава СССР в 1976 году, введенного в действие Указом Президиума Верховного Совета СССР от 25.06.1976 г.[39]

Специальными завещаниями являлись также завещательные распоряжения вкладчиков банковских кредитных учреждений, совершенные в соответствии со ст. 561 ГК, путем записей в сберегательной или расчетной книжке либо подачей заявления на имя сберегательной кассы или другого учреждения Госбанка, в котором находится вклад, или сданные на хранение облигации государственных займов.

Заявления о распоряжении на случай смерти вкладом или сданными на хранение облигациями госзаймов, помимо лиц, уполномоченных или приравненных к нотариальным завещаниям, могли удостоверяться контролерами кредитного учреждения, в котором находились вклад или облигации, а также администрацией места работы вкладчика.

Вклады и облигации, завещанные путем составления такого рода банковского завещания становились привилегированной частью наследственной массы. Она выдавалась наследникам непосредственно кредитным учреждением без представления свидетельства о праве на наследство и в любое время после смерти наследодателя. Эта часть также исключалась в соответствии с абзац 2 ст. 561 ГК из наследственной массы и не учитывалась при определении обязательных долей необходимых наследников.

Отметим, что в литературе рядом авторы на основании анализа характера правопреемства в случаях совершения банковского завещания делался вывод о том, что получении завещательных вкладов выходит за рамки универсального наследственного правопреемства и является фактически сингулярным наследственным правопреемством.[40] Помимо этой точки зрения, высказывалась также мысль о признании банковского завещательного распоряжения договором в пользу третьего лица, по которому лицо, назначенное вкладчиком, выступало в качестве выгодоприобретателя.[41] Данное утверждение, впрочем, было подвергнуто справедливой критике.[42] .

Порядок распоряжения на случай смерти вкладами в государственных сберегательных кассах и Госбанке СССР по специальными указаниям вкладчиков в соответствии со ст. 531 ГК определялся уставами названных кредитных учреждений и изданными в установленном порядке правилами.

Пленум Верховного Суда СССР в Постановлении от 01.07.1966 г. № 6 «О судебной практике по делам о наследовании» разъяснил, что вклад выделяется из наследственной массы и подчиняется описанному выше специальному режиму и в случаях, когда распоряжение о выдаче вклада на случай смерти сделано и в завещании.

Отметим, что вклад не выделяется из наследственной массы в том случае, если в завещании он был прямо не назван, а завещателем было сделано распоряжение общего порядка (например «все мое имущество, из чего бы оно не состояло ко дню моей смерти, завещаю таким-то лицам»). В этом случае вклад делился между наследниками, которым он был завещан в составе иного имущества. Вместе с этим он учитывался при определении обязательной доли необходимого наследника.

Для действительности завещания, помимо соблюдения установленной законом формы, по-прежнему было необходимо соответствие его содержания требованиям закона. Су2щественными пунктами завещания состояли: во-первых, в назначении лиц, к которым должно перейти имущество завещателя или которые имеют право на получении определенных выгод за счет его имущества, и, во-вторых, в распределении своего имущества между назначенными им лицами.

Составляя завещание, наследодатель был вправе распределить между назначенными им наследниками все имущество либо часть его. В последнем случае незавещенная часть наследовалась по закону, в том числе и теми наследниками, которым другая часть имущества оставлена по завещанию, если в завещании не было предусмотрено иное (ст. 537 ГК). Распределение могло состоять в указание завещателем идеальных арифметических долей, которые выделялись наследником из наследственной массы.

Завещание могло также состоять из распоряжений .о распределении между наследниками конкретных вещей, прав и обязанностей, из которых состояла наследственная масса. Завещатель также был вправе также часть конкретных вещей назначить одному или нескольким из наследников, а остальное имущество распределить в идеальных долях. После открытия наследства вещи, завещанные отдаленным лицам и принятые ими, становились их раздельной собственностью, а остальное имущества являлось общая собственность наследников, получивших его в порядке наследования. Исключения составляли случаи, когда вследствие отпадения некоторых из них остался только один наследник, либо наследники заключили соглашение о реальном его разделе.

Завещатель был вправе распорядиться о том, кто из получающих наследство должен погасить и в каких пределах его долгим, остальное оставить вне завещания или завещать другим, но без реального раздела.

Такого рода завещательные распоряжения могли быть сделаны завещателем вне зависимости от наличия у последнего наследников по закону. Но законом ограничивалась свобода завещательных распоряжений. Законом устанавливалось, что определенные лица призывались к наследованию имущества умершего независимо от содержания завещания; предусматривалось недопустимость завещаний определенных видов имуществ, либо ограничивалась возможность перехода их к наследникам в натуре.

Из наиболее существенных ограничений свободы завещаний, известных советскому наследственному праву рассматриваемого периода, мы можем выделить положения, предусмотренные в ст. 535 ГК. Согласно данной статье несовершеннолетние или нетрудоспособные дети наследодателя (в том числе и усыновленные), а также нетрудоспособные супруг, родители (усыновители) и иждивенцы умершего наследовали независимо от содержания завещания не менее двух третей доли, которая причиталась бы каждому из них при наследовании по закону. Подробнее об обязательной доле мы поговорим ниже.

Определенное ограничение возможности посмертного распоряжения своим имуществом представляло собой правило ст. 560 ГК, согласно которой в случае смерти члена колхозного двора, наследование в имуществе двора не возникало, если после смерти завещателя остались другие члены этого двора. Данный порядок действовал и при наследовании имущества в хозяйстве граждан, занимающихся индивидуальной трудовой деятельностью. Последняя форма была внесена в ст. 560 Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 24.02.1987 г. № 5375-XI «О внесении изменений и дополнений в Гражданский Кодекс РСФСР и некоторые другие законодательные акты РСФСР»[43] .

Другие ограничения касались автомобилей, выданных инвалидам из числа военнослужащих бесплатно или приобретенных или по льготной цене, недостроенных домов, строений завещателя в садоводческих товариществах. Согласно разъяснению Министерства юстиции РСФСР и Министерства социального обеспечения РСФСР завещание инвалидам бесплатно полученного автомобиля своему сыну, не являющемуся членом его семьи, признавалось недействительным. Аналогично обстояло дело и при наследовании автомобиля, купленного инвалидом по льготной цене. При отсутствии членов семьи, другие наследники, в том числе и назначенные в завещании, претендовать на автомобиль в натуре были не вправе и получали только часть суммы, вырученной от продажи его на комиссионных началах.[44]

Ограничение перехода по завещаниям недостроенных домов, а также строения завещателя в садоводческом товариществе были связаны с невозможностью приобретения их в натуре наследниками, если им было отказано в переоформлении на них акта отвода участка под расстройку, либо в принятии их в члены товарищества. В этом случае завещание служило основанием для опосредованного преемства в этом имуществе, т.е. для истребования стоимости завещанных строений с лиц, получивших участок завещателя или принятых на его место в товарищество.

Фактически о неограниченной свободе завещательных распоряжений мы можем говорить только в отношении вкладов в кредитных учреждениях, о чем подробно говорилось выше.

Наличие в момент совершения завещания обстоятельств, ограничивающих свободу завещания не служили препятствием к удостоверению завещания, хоть по-прежнему нотариусу, либо иному должностному лицу, наделенному правом удостоверять завещания, вменялось в обязанность предупредить о наличии такого рода обстоятельств.

Согласно нормам ГК к специальным распоряжениям завещания относились по прежнему: подназанчение наследника, завещательный отказ и возложение.

В соответствии со ст. 536 ГК завещатель был вправе указать в завещании другого наследника на случай, сели назначенный им наследник умрет до открытия наследства, или не примет его. Как мы видели, теперь завещатель в подназначении наследника не был связан требованием закона о подназначении наследника только из числа лиц, являвшимися наследниками по закону (ст. 424 ГК РСФСР 1924 г.) и мог подназначать наследником любое лицо по своему выбору.

Советское законодательство рассматриваемого периода не предусматривало, но вместе с тем и прямо не запрещало уже упоминавшейся выше фиденкомиссарной субституции (подназначения наследника), смысл которой заключается в том, что назначив основного наследника, завещатель возлагает на него обязанность сохранить унаследованное имущество с тем, чтобы оно после его смерти перешло к лицу, указанному в завещании. Таким образом, имущество по существу только во владение и пользование лица, указанного в качестве основного наследника, без права распоряжения им, но с обязанностью нести все расходы по имуществу и сохранять его для фиденкомиссарного субститута. При этом имуществом не вправе распорядится и сам субститут.

Хотя, как указывалось выше, закон не запрещал прямо фиденкомиссарную субституцию, судебная и нотариальная практика отрицательно относилась к ограничению права собственника распоряжаться своим имуществом, полученным по наследству, лежащему в основе фиденкомиссиарной субституции. Так, в частности, еще до принятия ГК РСФСР 1964 г. Верховный Суд СССР в определении Судебной коллегии по гражданским делам по делу о признании недействительным завещания Вшинякова[45] и в постановлении Пленума по делу Савенко[46] указал, что фиденкомиссарные завещания недопустимы.

В ст. 538 ГК в отношении права завещателя возложить на наследника по завещанию исполнение какого-либо обязательства (завещательный отказ) в пользу одного или нескольких лиц (отказопалучателей) было сделано существенное изменение. По ГК 1964 г. отказополучателями могли быть лица как входящие, так и не входящие в число наследников по закону. Предметом завещательного отказа по ГК 1964 г. могло быть возложение обязанности выдать какую-либо вещь из наследственной массы или предоставить ее по временное пользование, приобрести что-либо для отказополучателя, выплатить ему определенную сумму денег и т.д. В ч. 2 ст. 538 ГК указывалось, что при последующем переходе права собственности на доли или часть его право пожизненного пользования, предоставленное отказополучателю по завещательному отказу, сохраняло силу. Основные положения относительно завещательного отказа, существовавшие до принятия ГК 1964 г. сохранились. Так, в частности, в ч. 3 ст. 538 ГК говорится о том, что наследник, на которого возложено завещателем исполнение завещательного отказа, должен был исполнить его лишь в пределах действительной стоимости перешедшего к нему наследственного имущества за вычетом падающей на него части долгов наследодателя.

Но все же ряд новелл в ст. 538 ГК мы можем обнаружить. В ч. 4 ст. 538 ГК было закреплено правило, согласно которому в случае если наследник по завещанию. На которого возложено исполнение завещательного отказа, имел право на обязательную долю в наследстве, то последний исполнял завещательный отказ лишь в пределах той стоимости перешедшего к нему наследственного имущества, которая превышала размер его обязательной доли. В свою очередь, в ч. 5 ст. 538 ГК содержалась норма, согласно которой в случае смерти до открытия наследства лица, на которые было возложены исполнение завещательного отказа, либо в случае неприятия им наследства обязанность исполнения завещательного отказа переходила на других наследников, получивших его долю.

Отметим, что высказанная ранее в литературе[47] мысль о том, что при реформировании гражданского законодательства необходимо внести в него норму о возможности обременения завещательным отказом государственные органы или общественные учреждения, являвшиеся наследниками по завещанию не нашла поддержки у законодателя. Специальной нормы, посвященной данному вопросу в ГК 1964 г. не содержалось. Но анализ 1 ст. 538 ГК позволил сделать Э. Б. Эйдиновой вывод о том, что завещательный отказ мог быть возложен на любого наследника по завещанию, в числе которых в ст. 534 ГК упоминались государство, а также отдельные государственные, кооперативные и другие общественные организации.[48]

Согласно ст. 539 ГК завещатель мог возложить на наследника исполнение каких-либо действий, направленных на осуществление общеполезной цели. Это был третий вид специальных завещательных распоряжений – т.п. возложение. В отличие от завещательного отказа, при возложении не устанавливался конкретно определенный выгодоприобретатель и возложение могло иметь не только имущественный, но и неимущественный характер. В случае если такого рода действия имели имущественный характер, то в соответствии со ст. 539 ГП применялись правила рассмотренной выше ст. 538 ГК.

Как уже говорилось выше, нормы об обязательной доле необходимых наследников ограничивали свободу завещательных распоряжений. В ст. 119 Основ гражданского законодательства Союза ССР и в ст. 535 ГК несовершеннолетние или нетрудоспособные дети наследодателя (в т.ч. и усыновленные), а также нетрудоспособный супруг, родители (усыновители) и его иждивенцы наследовали, независимо от содержания завещания, не менее двух третей доли , которая причиталась бы каждому из них при наследовании по закону. Из п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 01.07.1966 г. № 6 вытекало, что перечень, приведенный в ст. 119 Основ и в ст. 535 ГК являлся исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежал. На основе происшедших изменений в вопросе об обязательной доле налицо была тенденция на расширение свободы завещательных распоряжений, выразившаяся законодательно в уменьшении круга лиц, являющихся необходимыми наследниками и сокращением размера обязательной доли. Напомним, что по ГК 1922 г. (с изменениями, внесенными упоминавшимися Указом Президиума Верховного Совета СССО от 14 марта 1945 г.) к числу необходимых наследников относились нетрудоспособные братья и сестры завещателя, а размер обязательной доли был равен той части наследственного имущества, которое причиталось бы необходимым наследникам в случае наследования по закону.

Обязательная доля необходимому наследнику выделялась путем признания за ним права на идеальную долю наследства или предоставлением ему при разделе конкретных вещей из наследственной массы. Закон не исключал также возможности компенсирования наследника деньгами, когда наследуется неделимая вещь либо он согласен на денежную компенсацию причитающейся ему доли наследства. Если было завещано не все имущество, обязательная доля выделялась в первую очередь за счет незавещательной части, а при недостаточности ее – и за счет завещательного. При возникновении спора о способе удовлетворения необходимого наследника суд решал его как спор о разделе имущества.

При определении размера обязательной доли устанавливался ряд обстоятельств. Во-первых, определялся круг всех лиц, которые могли бы наследовать по закону при отсутствии завещания. Во-вторых, устанавливался состав имущества, из которого состоит наследство, имея в виду, что определенные его части (завещанные вклады, доли в общем имуществе колхозного двора и ряд других) как правило не включались в наследственную массу, из которой исчислялась обязательная доля. Не всегда также в состав последней включались предметы обычной домашней обстановки и обихода. Согласно ст. 533 ГК они наследовались по закону лицами, которые проживали совместно с наследодателем не менее одного года до его смерти и при отсутствии завещания необходимый наследник, если он не проживал совместно с наследодателем, свою полную долю получал из иного имущества.

Обязательная доля определялась из чистой стоимости наследства (разницы между активом и пассивом наследственной массы), разделенной на количество наследников, которые могли бы ее наследовать, с умножением частного от этого деления на две третьих. Выдать ее могли сами наследники по завещанию, когда было завещано все имущество, или наследники по завещанию и по закону, когда часть имущества оставалась незавещанной.

Если в состав наследства входили вещи, подлежащие специальной регистрации, или имущество, которое наследники не могли получить без представления свидетельства о праве на наследство, выдел обязательной доли мог фиксироваться в указанном свидетельстве. Свидетельством о праве на наследство или договором о разделе наследства можно было подтвердить выдел обязательной доли и при отсутствии в наследстве таких вещей и имуществ. Тем самым наследники обеспечивали себя достоверными доказательствами правомерности приобретения наследства и производства взаимных расчетов по наследству. Выдел обязательной доли необходимому наследнику во всех этих случаях производился без совершения каких-то формальных актов признания завещания недействительным полностью или в части.

С другой стороны, если кто-либо из наследников по закону или по завещанию оспаривал завещание или право наследника на обязательную долю, то такие споры решались судом. При этом, если завещание нарушало право наследника на обязательную долю, суд согласно ч. 3 п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 01.07.1966 № 6 признавал его в этой части недействительным и присуждал ее в виде идеальной доли в наследстве конкретных вещей или денежной компенсации ее.

Положение о том, что завещатель мог в любое время изменить или отменить сделанное им завещание, составив новое, вошло и в ГК 1964 г. Согласно ч. 1 и ч. 2 ст. 543 ГК завещание, составленное позднее отменяло ранее составленное полностью или в части, в которой оно противоречило завещанию, составленному позднее. При этом ранее составленное завещание считалось утратившим силу полностью или в части и случаях, когда позднее составленное, отменившее либо изменившее его завещание, было впоследствии отменено завещанием.

Завещания, удостоверенные нотариусом, могли отменяться и завещаниями, приравненными законом к нотариальным. Последние поступали на хранение в нотариальную контору, туда же подавалось и заявление о его отмене.

При составлении нового завещания завещатель мог не указывать изменения, вносимые в первое завещание. Достаточно было, что в новом завещании содержались распоряжения, не только дополняющие предыдущие, но и противоречащие первоначальному завещанию. Завещатель мог также отметить завещание путем подачи заявления об его аннулировании в нотариальную контору, удостоверившую первое завещание, а в местностях, где не было нотариальных контор, - в исполнительный комитет местного Совета (ч. 3 ст. 543 ГК).

В случае получения заявления об отмене ранее сделанного завещания, либо получения нового завещания, отменявшего или изменявшего предыдущее, государственные нотариусы делали отметку об этом на экземпляре завещания, хранившегося в государственной нотариальной конторе, в реестре для регистрации нотариальных действий и алфавитной книге. Если завещатель предоставлял имевшийся у него экземпляр завещания, то отметка об отмене завещания делалась и на этом экземпляре, и он приобщался к экземпляру, хранящемуся в делах нотариальной конторы.

Подлинность подписи на заявлении об отмене завещания нотариально засвидетельствовалась.

В случае утраты удостоверенного завещания по письменному заявлению заинтересованного лица выдавался дубликат утраченного документа. Копии с завещаний и дубликатов завещания свидетельствовались только по предъявлении копии свидетельства о смерти завещателя. Дубликат завещания также мог выдаваться после смерти завещателя заинтересованным лицам по их доверенностям.

Сущность института исполнения завещания также не претерпела существенных изменений. Законом исполнение завещания возлагалось на назначенных в завещании наследников. Кроме того, завещатель может поручить исполнение завещателя лицу, не являющемуся наследником. В этом случае требовалось согласие исполнителя воли, выраженное им в специальной подписи на завещании, либо в специальном заявлении, приложенном к завещанию (ст. 544 ГК).

В соответствии со ст. 545 ГК исполнитель завещания не получал вознаграждения за сои действия по исполнению завещания, но имел право на возмещение за счет наследства расходов, связанных с охраной и управлением наследственным имуществом. По исполнении завещания закон предоставлял наследникам право требовать отчет о его исполнении.

Интересным представляется мнение П. С. Никитюка, который на основе сходства действий, которые совершал исполнитель завещания, с действиями, совершаемыми наследниками по завещанию по осуществлению последней воли завещателя, говорит о том, что нормы ст. 549 ГК распространяются и на исполнителя завещания.[49] В данной статье, наследникам, вступившим Во владение или управление наследственным имуществом до явки других наследников, предоставлялось право до исполнения 6-ти месяцев со дня открытия наследства или до получения ими свидетельства о праве на наследство производить за счет наследственного имущества только следующие расходы: на покрытие затрат по уходу за наследодателем во время его болезни, а также на его похороны; на содержание граждан, находившихся на иждивении наследодателя; на удовлетворение претензий по заработной плате и претензий, приравненных к ним; по охране наследственного имущества и управления им. Право на совершение данных расходов в указанный в ст. 549 срок П. С. Никитюк признавал и за исполнением завещания.

Отметим, что законом не запрещалось подназначение завещателем исполнителя завещания на случай, если указанный первоначально в завещании его исполнитель не доживет до открытия наследства либо откажется от осуществления обязанностей исполнения завещания.

Нельзя обойти вниманием и закрепленный в ГК 1964 г. институт приращения наследственных долей. Согласно ст. 551 ГК, в случае непринятия наследства наследником по закону или по завещанию либо лишения завещателем наследника права наследования его доля наследства поступала к наследникам по закону и распределялась между ними в равных долях.

Если же наследодатель завещал все свое имущество назначенным им наследникам, то доля наследства, причитавшаяся отпавшему наследнику, поступала к остальным наследникам по завещанию и распределялось между ними в равных долях (Ч. 2 ст. 551 ГК).

Согласно ч. 3 ст. 551 ГК приращение наследственных долей не наступало, если: наследник по завещанию отказался от наследства в пользу другого наследника по закону; если такой отказ был сделан в пользу государства или государственной, кооперативной или общественной организации; когда отпавшему наследнику в соответствии с правилами ст. 536 ГК подназначен другой наследник. Приращение наследственных долей не наступало также при условии, если доля, причитающаяся наследнику по завещанию, умершему после открытия наследства, переходила к его собственным наследникам в порядке наследственной трансмиссии.

Согласно ст. 553 ГК наследник, принявший наследство, отвечал по долгам наследодателя в пределах действительной стоимости перешедшего к нему наследственного имущества. На таких же основаниях отвечало государство, к которому поступало выморочное имущество в порядке ст. 552 ГК.

Кредиторы наследодателя были вправе в течение шести месяцев со дня открытия наследства предъявить свои претензии принявшим наследство наследникам или исполнителю завещания, или нотариальной конторе по месту открытия наследства либо предъявить иск в суде к наследственному имуществу (ч. 1 ст. 554).

В соответствии с ч. 2 ст. 554 ГК претензии предъявлялись независимо от наступления срока соответствующих требований.

Шестимесячный срок, предусмотренный ч. 1 ст. 554 ГК был установлен для требований, вытекающих из обязательств наследодателя, и не распространялся на иски третьих лиц о признании права собственности на имущество и его истребовании.

В соответствие с п. 16 постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 23.04.1991 «О некоторых вопросах, возникающих у судов по делам о наследовании» смерть лица, являвшегося ответчиком по иску о возмещении причиненных им убытков, в силу п. 8 ст. 219 ГПК РСФСР не может являться основанием для прекращения производства по делу, т.к. ст. 553 ГК допускала правопреемство по данному правоотношению и наследники, принявшие наследство, должны отвечать по долгам наследодателя в пределах стоимости имущества.[50]

Глава II. Общие положения о наследовании

§ 1. Понятие наследования и основные понятия наследственного права

В литературе на сегодняшний день мы не наблюдаем существенные расхождения в определении понятия «наследование». Под наследованием понимается переход после смерти гражданина принадлежащего ему на праве частной собственности имущества, а также имущественных и личных неимущественных прав и обязанностей к одному или нескольким лицам (наследникам).[51] Другие авторы, например Ю. К. Толстой, в своих определениях указывают на то, что данный переход осуществляется в соответствии с нормами наследственного права.[52]

Не всякий переход субъективных гражданских прав и обязанностей гражданина после его смерти к другому лицу или к другим лицам есть наследование. Переход гражданских прав им обязанностей в порядке наследования характеризуется следующими признаками:

1) основанием перехода является сложный юридический состав, предусмотренный нормами наследственного права;

2) переходящие права и обязанности образуют определенное единство, называемое наследством или наследственной массой;

3) лицо, приобретающее права и обязанности (наследник) является непосредственным общим (универсальным), а не частичным (сингулярным) правопреемником умершего гражданина.

Наследование есть одно из проявлений гражданской способности. Закон при определенном составе фактов признает за каждым гражданином или организацией конкретное наследственное правомочие, что является одним из случаев признания за лицом конкретных субъективных прав, абстрактно возможных для этого лица в силу его правоспособности. Последняя выступает как предпосылка приобретения этим лицом конкретного субъективного наследственного права, которое называют правом наследования.

Согласно Конституции РФ в нашей стране признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности. Право частной собственности охраняется законом. Согласно ст. 35 Конституции РФ право наследования гарантируется государством, при этом все граждане РФ имеют равные права в области наследственного права независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств.

Исходя из приведенного выше определения наследования мы можем дать и определение наследственного права как совокупности правовых норм, регулирующих общественные отношения, связанные с переходом прав и обязанностей от наследодателя к наследникам в порядке универсального правопреемства.

Говоря о месте норм наследственного права в системе гражданского права России, следует отметить, что в соответствии с имеющимися точками зрения наследственное право как крупное структурное подразделение гражданско­го права относится авторами классификаций либо к институтам, либо к под­отраслям гражданского права. Представляется, что более верной является классификация, согласно которой наследственное право относится к под­отраслям гражданского права. Для этого, на наш взгляд, имеются основания.

Так, С.С. Алексеев, отмечая, что правовой институт fie является един­ственным видом дифференциации правового материала в пределах той или иной отрасли права, указывает на формирование в пределах отрасли права подотраслей, представляющих собой «отдельные ветви разросшейся по со­держанию соответствующей отрасли права, состоящие из совокупности тес­но связанных между собой правовых институтов».[53] В качестве наиболее яр­кой, отличительной черты подотрасли он называет наличие в ее составе об­щего института или ассоциации общих норм.[54] По мнению О.С. Иоффе, подотрасль как вид дифференциации норм в пределах отрасли права должна содержать в себе совокупность норм, регулирующих однородные отноше­ния разных видов с включением в свой состав и таких норм, на основе кото­рых могут быть приобретены конкретные права и обязанности.[55]

Выделение подотраслей гр ажданского права обусловлено тем, что, имея общие родовые признаки, общественные отношения, входящие в предмет гражданского права, отличаются друг от друга по своему содержанию. Это предопределяет внутреннюю структурную дифференциацию гражданского права, существование в рамках предмета гражданско-правового регулиро­вания своеобразных групп хотя и однородных, но разных видов обществен­ных отношений.

Таким образом, в качестве признаков подотраслей могут быть выделе­ны следующие положения:

— предметом подотраслевого регулирования являются относительно обособленные в пределах отрасли гражданского права группы обществен­ных отношений, которые характеризуются определенной самостоятельно­стью и своеобразностью;

— подотрасль представляет собой систему предметных и функциональ­ных институтов с включением в свой состав общего института или ассоциа­ции общих норм, отражающих ее юридическое своеобразие.[56]

Названные признаки подотраслей обнаруживаются и в наследственном праве. Последнее регулирует отношения, опосредующие переход имущества умершего к другим лицам. Особенность указанных отношений состоит в том, что этот переход осуществляется в форме универсального правопреемства, непосредственно от наследодателя, единым актом. Для характеристики от­ношений по наследственному правопреемству важно также, что, вырастая из отношений собственности, наследование связано с определением судьбы имущества после смерти наследодателя. С другой стороны, имея в виду тес­ную связь с существующими формами семьи, традициями в брачно-семейной сфере, в регулировании отношений по наследованию всегда будет сохра­няться обеспечительный элемент, направленный на материальную поддерж­ку близких родственников наследодателя.

До принятия части третьей ГК РФ, основываясь на положениях раздела VII ГК РСФСР 1964 г. « Наследственное право» , кроме института наследо­вания по закону, института наследования по завещанию и других институ­тов, можно было выделить комплекс общих норм об основаниях наследова­ния, времени и месте открытия наследства, лицах, которые могут быть на­следниками и которые не имеют права наследовать (ст.ст. 527-531 ГК РСФСР 1964 г.). Эта совокупность общих норм представляла собой еще не оформив­шийся общий институт наследственного права, который в настоящее времявыделен в особое структурное подразделение соответствующего раздела Гражданскою кодекса. Законодатель, обособляя наследственное право в разделе V, закрепляет в главе 61 ГК РФ вкачестве общего института общие положения о наследовании. В отдельных главах части третьей ГК РФ сосре­доточена система дифференцированных предметных и функциональных институтов: институт наследования по завещанию (глава 62), институт насле­дования по закону (глава 63), институт приобретения наследства (глава 64).

Таким образом, основываясь на выделенных признаках подотраслей, можно утверждать, что наследственное право является подотраслью граж­данского права и представляет собой совокупность правовых норм, объ­единенных в общие, предметные и функциональные институты, регулиру­ющую относительно самостоятельные и своеобразные общественные от­ношения по наследственному правопреемству.

Как уже отмечалось выше, при наследовании переход прав и обязанностей наследования к его наследникам происходит в порядке правопреемства, которое характеризуется тем, что имеет место юридическая зависимость прав и обязанностей правопреемника от прав и обязанностей его предшественника (правдодателя). При наследовании эта зависимость проявляется достаточно ярко. К наследникам переходят все права и обязанности наследодателя, кроме тех, которые не переходят по наследству в силу прямого указания закона, либо в силу самой их юридической природы. По наследству переходят лишь те права и обязанности, которые наследодателю принадлежали, причем переходят как единое целое, со всеми способами их обеспечения и лежащими на них обременениями. Акт принятия наследства распространяется на все наследство, в чем бы оно не выражалось и у кого бы не находилось. Наследник может даже не знать, что именно входит в состав наследства. Принятие наследства под условием или с оговорками не допускается. Исключением из этого общего правила предоставленная законом возможность наследнику отказаться от наследства в пользу других наследников того же наследодателя не является, поскольку речь идет именно об отказе от наследства, а не о его принятии. Акту принятия наследства придается обратная сила. Если наследник принимает наследство, то оно считается перешедшим к нему (целиком или в соответствующей части, если наследников несколько) уже с момента открытия.

Сказанное выше приводит к выводу, что при наследовании имеет место универсальное правопреемство, т.е. преемство во всех правах и обязанностях наследодателя.

Понятие «основание наследования» современное российское наследственное право разделяет на два вида: наследование по завещанию и на следование по закону (ст. 1111 ГК РФ). Наследование по закону имеет место в случаях, когда и поскольку оно не изменено завещанием, а также в иных случаях, установленных ГК РФ. Фактически наследование по закону носит подчиненный характер по отношению к наследованию по завещанию, хотя на практике наследование по закону встречается чаще. В тех случаях, когда наследодатель ясно выразил свою волю, распорядившись своим имуществом на случай своей смерти, наследование должно осуществляться в соответствии с его волей, а не по правилам, установленным государством. Этот принцип, характерный и для ранее действовавшего законодательства в области наследственного права, получил дальнейшее развитие в ч. 3 ГК РФ о чем мы подробнее скажем ниже.

Наследование по закону имеет место в следующих случаях:

- наследодатель не составил завещания (либо завещание признано по суду полностью недействительным);

- наследодатель завещал только часть наследства или завещание в определенной части признано недействительным. Тогда не охваченная завещанием часть наследства, а также та часть имущества, в отношении которой завещательное распоряжение оказалось недействительным, переходят в порядке наследования по закону;

- наследник по завещанию умер раньше завещателя, либо наследник по завещанию – юридическое лицо ликвидирован;

– наследник по завещанию не принял наследство, либо отказался от него.

Для реализации права наследования как по закону, так и по завещанию необходим предусмотренный набор определенных юридических фактов. Так, для наследования по завещанию необходимо наличие надлежащим образом оформленного завещания, открытие наследства, согласие наследников на принятие наследства. Отметим, что в завещании наследодатель может лишить права наследования всех наследников по закону и при этом не завещать свое имущество каким-либо лицам.

В ст. 1151 ГК РФ в качестве отдельного вида выделяется наследование вымороченного имущества. Речь идет о наследовании имущества государством, государственными и муниципальными образованиями в тех случаях, когда нет наследников ни по закону, ни по завещанию. Но рассмотрение этого института наследственного права мы оставим за рамками настоящей работы.

Пожалуй, центральным в наследственном праве является понятие наследства. ГК РФ определят наследство как принадлежащие наследодателю на день открытия наследства вещи. Иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности (ст. 1112 ГК РФ). Другими словами, наследство предоставляет собой единство прав (актива) и долгов (пассива) наследодателя на день открытия наследства (наследственная масса).

В указанной статье особо подчеркивается, что не входят в состав наследства права и обязанности, неразрывно связанные с личностью наследодателя, в частности, право на алименты, право на возмещение вреда, причиненного жизням или здоровью гражданина, а также права и обязанности, переход которых в порядке наследования не допускается ГК или другими законами. Не входят в состав наследства личные неимущественные права и другие нематериальные блага (абз. 3 ст. 1112 ОФ ГК РФ). Нельзя не отметить, что последнее положение вступает в противоречие с положениями других правовых актов, а иногда и самого ГК. В частности, переходят по наследству такие личные неимущественные права, которые необходимы для реализации связанных с ними имущественных прав (например, право на получение патента). При наследовании голосующих акций по наследству переходит не только имущественное право и право на участие в управлении акционерным обществом, которое рассматривается как неимущественное право.

Кроме того, в ст. 29 Закона «Об авторском праве и смежных правах» от 09.07.1993 г. (№ 5351-1 ФЗ)[57] предусматривается возможность наследования такого личного неимущественного права, как права на обнародование произведения и право на его отзыв.

В п. 17 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 апреля 1991 г. № 2 «О некоторых вопросах, возникающих у судов по делам о наследовании» (в ред. от 25 октября 1996 г., № 10)[58] отмечалось, что смерть лица, являющегося ответчиком по иску о возмещении причиненного им вреда не может являться основанием для прекращения производства по дуле, т.к. ст. 553 ГК РСФСР (1964 г.) допускает правопреемство по данному правоотношению и наследники, принявшие наследство, отвечают по долгам наследодателя в пределах стоимости наследственного имущества. Аналогическая норма была внесена законодателем и в ч. 3 ГК РФ, где в п. 1 ст. 1175 ГК РФ сказано, что каждый из наследников отвечает по долгам наследодателя в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества.

В наследство может быть включено только имущество, принадлежащее наследодателю на законных основаниях. Пленум Верховного Суда РФ в п. 14 вышеназванного постановления отметил, что суд не вправе удовлетворить требования наследников о признании за ними права собственности на самовольно возводимые строения или поме­щения. Не может переходить по наследству имущество, добытое пре­ступным путем, если это обстоятельство подтверждено в судебном по­рядке. Таким образом, в состав наследства могут входить лишь те права и обязанности, носителем которых на законных основаниях был при жизни сам наследодатель.

По наследству переходят не только уже существующие права и обязанности, но в случаях, предусмотренных законом, также права, которые наследодатель при жизни не успел юридически оформить, но предпринял необходимые меры для их получения. Так, в соответствии с п. 8 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 августа 1993 г. № 8 «О некоторых вопросах применения судами Закона Рос­сийской Федерации «О приватизации жилищного фонда в Россий­ской Федерации»[59] , если гражданин, подавший заявление о приватиза­ции и необходимые для этого документы, умер до оформления договора на передачу жилого помещения в собственность или до ре­гистрации такого договора местной администрацией, то в случае воз­никновения спора по поводу включения данного жилого помещения или его части в наследственную массу необходимо иметь в виду, что указанное обстоятельство само по себе не может служить основанием к отказу в удовлетворении требований наследника, если наследода­тель, выразив при жизни волю на приватизацию занимаемого жилого помещения, не отозвал свое заявление, поскольку по не зависящим от него причинам был лишен возможности соблюсти все правила офор­мления документов на приватизацию, в которой ему не могло быть отказано.

Определенным своеобразием отличается наследование имущества, собственность на которое возникает в результате так называемой при­обретательной давности, суть которой состоит в том, что лицо, кото­рое открыто, добросовестно и непрерывно владеющее каким-либо имуществом как своим собственным в течение определенного законом срока (для движимого имущества 5 лет, для недвижимого — 15 лет), приобретает право собственности на это имущество. При этом право собственности на недвижимое и иное имущество, подлежащее госу­дарственной регистрации, возникает у лица, приобретшего это имущество в силу приобретательной давности, с момента такой регистрации (ст. 234 ГК).

Возможны ситуации, когда срок приобретательной давности не истек, а владелец имущества, формально не ставший собственником, умирает и это имущество переходит его наследникам, которые также открыто и добросовестно владеют им как своим. Возникает вопрос, распространяется ли на наследника тот срок, в течение которого на­следодатель владел этим имуществом. В соответствии с п. 3 ст. 234 ГК лицо, ссылающееся на давность владения, может присоединить ко времени своего владения все время, в течение которого этим имуще­ством владел тот, чьим правопреемником это лицо является.

В наследственную массу не входит супружеская доля переживше­го супруга на имущество, нажитое совместно с наследодателем. Что касается доли умершего супруга, то она наследуется по следующим правилам. Статья 1150 ГК устанавливает, что принадлежащее пере­жившему супругу наследодателя в силу завещания или закона право наследования не умаляет его права на часть имущества, нажитого во время брака с наследодателем и являющегося их совместной собст­венностью. Доля умершего супруга в этом имуществе, определяемая в соответствии со ст. 256 ГК, входит в состав наследства и переходит к наследникам по общим правилам.

Согласно ст. 39 СК, имущество, нажитое во время брака, являет­ся совместной собственностью супругов. При этом их доли призна­ются равными. Исключение составляют случаи, когда был заключен брачный договор, в котором доли на имущество, нажитое в браке, определены по-другому. Кроме того, должно быть выделено имуще­ство, которое является собственностью каждого из супругов (личное имущество супругов, имущество, полученное кем-либо из них в дар, по наследству и т.д.). Пережившему супругу нотариус выдает свидетельство о праве собственности на долю совместно нажитого с на­следодателем имущества, а также свидетельство о праве на наслед­ство в отношении имущества, которое он наследует на общих осно­ваниях.

Переживший супруг не вправе отказаться от своей доли в общем имуществе в пользу кого-либо из наследников, так как эта доля, т.е. доля, принадлежащая пережившему супругу в общей совместной соб­ственности, не входит в состав наследственной массы. Он вправе после получения свидетельства о праве собственности произвести от­чуждение своей доли в пользу другого лица, заключив соответствую­щий гражданско-правовой договор (купли-продажи, дарения и т.д.).

О выдаче пережившему супругу свидетельства о праве собствен­ности на долю в общем совместном имуществе нотариус должен со­общить наследникам, принявшим наследство. При наличии в числе наследников несовершеннолетних или лиц, над которыми установле­на опека или попечительство, извещение направляется органу опеки или попечительства.

В соответствии с ранее действовавшим законодательством пред­меты обычной домашней обстановки и обихода при отсутствии заве­щания переходили тому наследнику по закону, который проживал со­вместно с наследодателем не менее одного года, независимо от его очереди и наследственной доли. В новом ГК этот вопрос решается не­сколько по-иному. Так, в соответствии со ст. 1169 ГК наследник, про­живавший на день открытия наследства совместно с наследодателем, имеет при разделе наследства преимущественное право на получение в счет своей наследственной доли предметов обычной домашней об­становки и обихода.

Как и раньше, в законе не раскрывается понятие предметов обыч­ной домашней обстановки и обихода, что на практике создает опреде­ленные трудности. В данном случае следует руководствоваться п. 9 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 апреля 1991 г. N°. 2, в котором указано, что спор между наследниками о том, какое имущество следует включить в состав предметов обычной домашней обстановки и обихода, разрешается судом с учетом конкретных обсто­ятельств дела, а также местных обычаев. При этом необходимо иметь в виду, что предметы антикварные, а также представляющие художе­ственную, историческую или иную ценность, не могут рассматривать­ся в качестве предметов обычной домашней обстановки и обихода, независимо от их целевого назначения. Для выяснения вопроса о ху­дожественной, исторической либо иной ценности предмета, по поводу которого возник спор, суд может назначить экспертизу.

По наследству переходят и права требования умершего, у которого могли быть должники, не успевшие при его жизни исполнить свои обязательства.

Открытием наследства является наступление определенных юридических фактов, служащих основанием возникновения наследственного правоотношения. В соответствии с действующим законодательством это:

1) смерть гражданина;

2) объявление в судебном порядке гражданина умершим (ст. 45 ГК РФ).

Обычно факт смерти устанавливается на основании медико-био­логических данных и удостоверяется в свидетельстве о смерти, выда­ваемым органом загса, однако он может быть установлен и в судебном порядке. В последнем случае в судебном решении должны быть ука­заны причины, по которым органы загса отказали в регистрации со­бытия смерти, и те доказательства, которые подтвердили смерть лица в определенное время и при определенных обстоятельствах. В данном случае не требуется соблюдения сроков, предусмотренных для объяв­ления лица умершим на основании ст. 45 ГК, и заинтересованные лица могут в любое время обратиться с соответствующим заявлением в суд. Согласно ст. 64 Федерального закона от 15 ноября 1997 г. «Об актах гражданского состояния»[60] , решение суда об установлении факта смерти, вступившее в законную силу, является основанием для государственной регистрации смерти.

Исходя из ст. 1113 ГК, можно дать следующее определение време­ни открытия наследства: временем открытия наследства признается день смерти гражданина, а при объявлении его умершим — день вступления в законную силу решения суда об объявлении его умер­шим, которое должно быть зарегистрировано в органах загса. В случае объявления умершим гражданина, пропавшего без вести при обстоя­тельствах, угрожавших смертью или дающих основание предполагать его гибель от определенного несчастного случая, суд может признать днем смерти этого гражданина день его предполагаемой гибели, ука­занный в решении суда.

Вопрос о времени открытия наследства очень важен, поскольку с ним связано определение:

а) состава наследства;

б) сроков на принятие или отказ от наследства;

в) сроков на предъявление претензий к кредиторам;

г) момента возникновения у наследников права собственности на наследственное имущество;

д) срока для выдачи свидетельства о праве на наследство;

е) законодательства, которым следует руководствоваться.

Не случайно в постановлении Пленума Верховного Суда РСФСР от 23 апреля 1991 г. № 2 сказано, что при рассмотрении дел о насле­довании судам следует иметь в виду, что круг наследников, порядок, сроки принятия наследства и состав наследственного имущества оп­ределяются законодательством, действующим на день открытия наследства.

Важно подчеркнуть, что временем открытия наследства является именно день, а не час или минута смерти. Так, в соответствии с п. 2 ст. 1114 ГК граждане, умершие в один и тот же день, считаются в целях наследственного правопреемства умершими одновременно и не наследуют друг после друга. При этом к наследованию призываются наследники каждого из них.

При одновременной смерти завещателя и назначенного наследни­ка по завещанию наследование не наступает. В этом случае завещание не порождает юридических последствий.

Согласно ст. 1115 ГК, местом от­крытия наследства признается последнее место жительства наследо­дателя. Если же последнее место жительства наследодателя, обладав­шего имуществом на территории РФ, неизвестно или находится за ее пределами, местом открытия наследства в РФ признается место на­хождения наследственного имущества. В случаях, когда наследствен­ное имущество находится в разных местах, местом открытия наслед­ства является место нахождения входящего в его состав недвижимого имущества или наиболее ценной его части, а при отсутствии недви­жимого имущества — место нахождения движимого имущества или его наиболее ценной части. Ценность имущества определяется исходя из рыночной стоимости.

Понятия «наиболее ценная часть» и «ценность наследственного имущества» являются оценочными, и при возникновении спора во­прос решается в судебном порядке с помощью экспертизы.

Место жительства определяется как место, где гражданин посто­янно или преимущественно проживает, а местом жительства несовершеннолетних, не достигших четырнадцати лет, или граждан, находя­щихся под опекой, признается место жительства их законных представителей — родителей, усыновителей или опекунов (ст. 20 ГК РФ). При этом местом открытия наследства считается не какая-либо мест­ность, а пределы данного города или населенного пункта. При опре­делении места жительства учитывается регистрация гражданина по месту жительства. С местом жительства связано предположение, что гражданин всегда присутствует в данном месте, хотя в настоящий мо­мент он там фактически отсутствует.

Место смерти наследодателя и место открытия наследства могут не совпадать в случае смерти наследодателя вне места его постоянного жительства (командировка, служба в армии и т.д.), а также при отсут­ствии постоянного места жительства.

Точное определение места жительства имеет большое значение для обеспечения устойчивости наследственных правоотношений, так как именно по месту открытия наследства решается вопрос о приме нении права той или иной страны к конкретным наследственным от­ношениям. По поводу недвижимого имущества действует правило, со­гласно которому местом открытия наследства является место, где это имущество зарегистрировано. Если основная часть наследства выра­жена в акциях или в доле, пае в капитале какого-либо общества или товарищества, то наследство открывается по месту регистрации соот­ветствующего юридического лица.

Когда в двух или более местах находятся равноценные части иму­щества, местом открытия наследства признается местонахождение части имущества, имеющей большее хозяйственное значение. Этого же правила придерживается нотариальная и судебная практика.

Кроме того, определение места открытия наследства необходимо для решения вопроса о том, какая нотариальная контора (нотариус) выдает свидетельство о праве на наследство и принимает меры к ох­ране наследственного имуществ в интересах наследников, отказополучателей, кредиторов или государства (ст. 64 Основ законодательства РФ о нотариате).

Под местом жительства следует понимать жилой дом, квартиру, служебное жилое помещение, специализированные дома (общежитие, гостиницу-приют, дом маневренного фонда, специальный дом для одиноких престарелых, дом-интернат для инвалидов, ветеранов и др.), а также иное жилое помещение, в котором гражданин постоянно или преимущественно проживает в качестве собственника, по договору найма (поднайма), по договору аренды либо на иных основаниях, предусмотренных законодательством РФ[61] .

От места жительства следует отличать место пребывания — гости­ницу, санаторий, дом отдыха, пансионат, кемпинг, туристическую базу, больницу, другое подобное учреждение, не являющееся местом жительства гражданина, поскольку в месте пребывания гражданин проживает временно.

Для лиц, скончавшихся в местах лишения свободы, местом от­крытия наследства признается место их постоянного жительства до ареста.

Наследник должен документально подтвердить место открытия наследства. Подтверждающим документом является, в частности, справка жилищных органов о регистрации наследодателя по месту жительства.

Место открытия наследства может быть также подтверждено справкой местной администрации или справкой с места работы с ука­занием места жительства наследодателя, справкой адресного бюро, справкой райвоенкомата о том, что наследодатель во время призыва в армию проживал по определенному адресу, копией актовой записи о смерти наследодателя, в которой имеется специальная графа о месте постоянного жительства умершего, заполняемая работниками загса на основании данных паспорта о регистрации умершего. Если место жи­тельства умершего неизвестно, место открытия наследства подтверж­дается документом о месте нахождения его имущества.

Если наследодатель не имел постоянного места жительства, а на­следственное имущество находится в каком-либо определенном месте, нотариус вправе потребовать от наследников представления до­кументов, свидетельствующих о том, что наследодатель не имел по­стоянного местожительства.

В отношении наследования иностранцами в РФ никаких ограни­чений не установлено: им предоставляется национальный режим. На­следственные суммы, причитающиеся иностранцам, переводятся за границу беспрепятственно при наличии взаимности со стороны соот­ветствующего иностранного государства.

При открытии наследства российских граждан за границей в отно­шении недвижимого имущества применяется закон места нахождения имущества, а в отношении движимого имущества может применяться как закон гражданства наследодателя, так и закон места жительства наследодателя. Например, если российский гражданин умер на терри­тории иностранного государства, его движимое имущество передается консулу Российской Федерации, с тем чтобы последний мог посту­пить с этим имуществом по законам РФ.

Возможны ситуации, когда гражданин РФ имел недвижимость в одной из стран СНГ либо гражданин одной из стран СНГ является наследником недвижимого имущества, находящегося в РФ. В таких случаях в соответствии с п. 2 ст. 45 Конвенции о правовой помощи и правовым отношениям по гражданским, семейным и уголовным делам (действует на территории России с 10 декабря 1994 r) право наследования недвижимого имущества определяется по законода­тельству Договаривающейся Стороны, на территории которой нахо­дится это имущество.

Согласно ст. 61 Основ законодательства РФ о нотариате, нотари­ус, получивший сообщение об открывшемся наследстве, обязан извес­тить об этом тех наследников, место жительства и работы которых ему известно. Однако в большинстве случаев такой информацией он не располагает. На практике нотариус принимает заявление о согласии принять наследство от самих наследников. В заявлении наследник может указать всех известных ему наследников, однако делать это он не обязан и ответственности, если не сделает этого, не несет. Точно так же нотариус не несет ответственности, если наследство было при­нято не всеми наследниками.

Наследодателем является лицо, имущество кото­рого после его смерти переходит к другим лицам. Наследодателем может быть только гражданин (физическое лицо), причем любой (в том числе недееспособный и несовершеннолетний). Это обусловлено тем, что основанием наследования является не волеизъявление, а факт смерти человека. Вместе с тем следует иметь в виду, что частич­но дееспособные и ограничено дееспособные лица могут выступать в качестве наследодателей лишь при наследовании но закону, посколь­ку завещательной дееспособностью они не обладают (п. 2 ст. 1118 ГК). Наследодателями могут быть также иностранные граждане и лица- без гражданства. Если наследодатель сделал в установленной за­коном форме распоряжение о судьбе принадлежащего ему имущества на случай своей смерти, такое лицо называется завещателем.

Наследником является лицо, к которому переходят права и обязанности наследодателя в результате наследственного пра­вопреемства. Наследниками могут быть все участники гражданского оборота (физические и юридические лица, Российская Федерация в целом, субъекты РФ, государственные и муниципальные образова­ния).

Статья 1116 ГК РФ иначе, чем в разд. VII ГК РСФСР 1964 r., определяет круг лиц (субъектов гражданского права), ко­торые могут быть наследниками. К наследованию по действующему законодательству могут призываться граждане, находящиеся в живых в день открытия наследства, а также зачатые при жизни наследодате­ля и родившиеся живыми после открытия наследства.

К наследованию по завещанию могут также призываться указан­ные в нем юридические лица, существующие на день открытия на­следства, и Российская Федерация, субъекты РФ, муниципальные об­разования, иностранные государства и международные организации.

Термин «граждане» включает не только граждан РФ, но и ино­странных граждан, а также лиц без гражданства. Иностранцы и лица без гражданства могут беспрепятственно получить лично или через своих представителей всю сумму наследства и вывезти ее в страну проживания.

Граждане, зачатые при жизни наследодателя, но родившиеся после его смерти, могут быть наследниками как по закону, так и по завеща­нию. Как правильно было отмечено в литературе, это не означает, что не родившийся ребенок признается субъектом права. Его права будут учитываться лишь при условии, что он родится живым. Если же он родится мертвым, то факт его зачатия утрачивает какое бы то ни было юридическое значение, поскольку его правоспособность так и не воз­никла1 .

Завещать имущество можно любому юридическому лицу независимо от его организационно-правовой формы и формы собственности. При этом следует иметь в виду, что если речь идет о субъектах права хозяйственного ведения или оперативного управления — государст­венных или муниципальных предприятиях и учреждениях, а также казенных предприятиях, то фактически в этих случаях можно гово­рить о наследовании имущества государством или муниципальным образованием, а не юридическими лицами.

Расширение круга лиц, призываемых к наследованию в соответст­вии с новым ГК, по сравнению с установленным ранее действовавшим законодательством обусловлено изменением правового статуса адми­нистративно-территориальных и национальных образований на тер­ритории России, и придания им статуса равноправных субъектов Федерации, формированием института муниципальных территори­альных образований, изменением правового статуса и полномочий юридических лиц различных форм собственности и организационно-правовых форм.

Лица, не имеющие права наследовать, определены в ГК терми­ном «недостойные наследники» (ст. 1117). Круг этих лиц определен несколько иначе, чем в ст. 531 ГК 1964 г.: в частности, не наследуют ни по закону, ни по завещанию граждане, которые своими умышлен­ными противоправными действиями, направленными против насле­додателя, кого-либо из его наследников или против осуществления последней воли наследодателя, выраженной в завещании, способст­вовали или пытались способствовать призванию их самих или дру­гих лиц к наследованию либо способствовали или пытались способ­ствовать увеличению причитающейся им или другим лицам доли наследства, если эти обстоятельства подтверждены в судебном по­рядке.

Таким образом, в отличие от ранее действовавшего законодатель­ства, для того чтобы признать кого-либо недостойным наследником, достаточно лишь попытки совершения указанных выше действий. Безусловно, вина этих лиц в совершении указанных действий должна быть установлена судом.

Примером противоправных действий, направленных против на­следодателя, является умышленное лишение жизни наследодателя или покушение на его жизнь.

В то же время ст. 1117 предусматривает одно исключение: гражда­не, которым наследодатель после утраты ими права наследования за­вещал имущество, вправе наследовать его. Данная норма не претерпела изменений по сравнению с п. 1 ст. 1162 Проекта 3 ч. ГК РФ. Рассматривая который В. Н. Гаврилов[62] справедливо отмечал, что законодателем не решены два существенных момента. Во-первых, как быть, если факт покушения на жизнь наследодателя установлен после открытия наследства, т.е. при составлении завещания завещатель либо не знал о покушении на его жизнь, либо не была установлена вина наследника? И, во-вторых, будет ли прощенный наследник наследовать только по завещанию или также и по закону, когда завещана только часть имущества? По какому пути пойдет правоприменительная практика пока не совсем понятно. На наш взгляд приведенная норма нуждается в определенных изменениях.

К числу недостойных наследников по закону относятся также ро­дители после детей, в отношении которых они были в судебном по­рядке лишены родительских прав и не восстановлены в этих правах ко дню открытия наследства. По требованию заинтересованного лица суд отстраняет от наследования по закону граждан, злостно уклоняв­шихся от выполнения лежавших на них в силу закона обязанностей по содержанию наследодателя.

Недостойные наследники могут быть отстранены судом от насле­дования по требованию любого заинтересованного лица. Недостой­ный наследник обязан возвратить все имущество, неосновательно по­лученное им из состава наследства (в соответствии с правилами гл. 60 ГК «Обязательства вследствие неосновательного обогащения»).

Изложенные положения, касающиеся недостойных наследников, распространяются и на тех из них, которые имеют право на обязатель­ную долю в наследстве. Правила ст. 1117 ГК применяются и к заве­щательному отказу. Если его предметом было выполнение для недо­стойного отказополучателя определенной работы или оказание ему определенной услуги, последний обязан возместить наследнику, ис­полнившему завещательный отказ, стоимость выполненной работы или оказанной услуги.

§ 2. Принципы наследственного права

Под принципами наследственного права понимается «… объективно обусловленные, закрепленные в правовых нормах важнейшие положения, имеющие стабильный характер, которые обусловливают сущность и особенности правового регулирования наследования, содействуют совершенствованию регламентации поведения субъектов наследственного права и направляют правоприменительную деятельность»[63] .

В литературе существует достаточно много подходов к определению принципов наследственного права. Так, П. С. Никитюк с позиций во многом докториально понимаемого учения марксизма-ленинизма о базисе и надстройке наследственного права следующие положении:

1) непосредственная связь и зависимость наследования от допускаемых видов индивидуальной собственности граждан;

2) семейно-родственный характер наследования;

3) материально-обеспеченное назначение наследования.[64]

Наряду с этими принципами, по мнению П. С. Никитюка, в правовом регулировании наследования находят свое выражение и общие принципы современного автору социалистического права: демократизм, принцип материальной заинтересованности в результатах труда и др.

В свою очередь А. М. Немнов статье «Основные принципы современного наследственного права» предложил свой взгляд к определению принципов наследственного права:

1) использование наследственного имущества для обеспечения нетрудоспособных родственников и супруга умершего;

2) признание права наследования по закону на предметы домашней обстановки и обихода за наследниками, имевшими хозяйственно-трудовую деятельность с этим имуществом;

3) признание права на наследование по закону за наиболее близкими наследодателю лицами;

4) принцип свободы завещания;

5) принцип полного равенства супругов;

6) принцип равенства наследственных долей при наследовании по закону.[65]

Данный подход был подвергнут критике П. С. Никитюка, который основывал свои выражения на том, что первые два принципа являются неточную интерпретацию норм советского наследственного права, а правило о равенстве супругов при как наследников представляет собой «… одну из норм социалистического права, а не правовой принцип как правовую идею, непосредственно определяющую характер и организацию правового регулирования отношений по наследованию».[66] По мнению П. С. Никитюука не является не следует и свободу завещания называть принципом наследственного права, поскольку нормы советского наследственного права ограничивают гражданина в возможности произвольного распоряжения имуществом. Фактически, из названных А. М. Немновым принципов наследственного права таковым П. С. Никитюк считает только положение о признании права на наследование за наиболее близким к наследодателю лицами.[67]

Интересен подход к проблеме принципов наследственного права, предложенный С. П. Гришаевым. [68] Наследственное право, по мнению автора, базируется на сочетании двух основополагающих принципах: свободы наследования и охраны семьи и обязательных наследников. По мнению автора первый принцип складывается из возможности собственника по своему выбору распорядиться принадлежащим ему имуществом. Включая право определить круг наследников и распределить между ними наследство либо лишить наследства некоторых или всех наследников, а также свободы в своем выборе правопреемников наследодателя, которые могут принять наследство, а могут и отказаться от него. В качестве дополнительных принципов С. П. Гришаев называет такие, как универсальность наследственного правопреемства и охрану наследства от противоправных посягательств.

Наиболее близкой представляется, на наш взгляд, представляется принципы наследственного права. выделенные Ю. К. Толстым. К числу таковых принципов Ю. К. Толстой относит:

1) принцип универсальности наследственного правопреемства;

2) свобода завещания;

3) принцип обеспечения прав и интересов необходимых наследников;

4) принцип учета не только действительной, но и предполагаемой воли наследодателя;

5) принцип свободы выбора у наследников, призванных к наследованию;

6) принцип охраны основ правопорядка и нравственности, интересов наследодателя, наследников, иных физических и юридических лиц в отношениях по наследованию;

7) принцип охраны самого наследства от чьих бы то не было противоправных или безнравственных посягательств.[69]

Об универсальности наследственного правопреемства мы говорили выше.

Принцип свободы завещания является выражением таких принципов, характерных для всего гражданского права, как принцип дозволительной направленности и принцип диспозитивности гражданско-правового регулирования. Данный принцип наследственного права означает, что наследодатель может распорядиться на случай своей смерти своим имуществом по своему усмотрению, а может и вовсе не распорядиться им. Он вправе оставить свое имущество любому лицу, признаваемому субъектом гражданского права, любым образом, согласуясь лишь с собственными представлениями, распределить наследственное имущество между наследниками, лишить наследства одного, нескольких или всех наследников по закону, а также оформить особые завещательные распоряжения о цели и порядке использования наследственного имущества, подназначении наследников, назначении исполнителя завещания. Действие этого принципа обеспечивает независимость воли наследодателя от каких-либо посторонних воздействий при составлении, изменении или отмене завещания. Процесс формирования и изъявления воли наследодателя должен происходить свободно. Все другие лица обязаны воздерживаться от прямого или косвенного воздействия на наследодателя, пользуясь, например, его беспомощным состоянием, болезненным расстройством психики, либо угрожая причинить вред ему или его близким. В содержание принципа свободы завещания включается также возможность наследодателя выразить свою последнюю волю в наиболее приемлемой для себя, но в допускаемой законом форме. Важно отметить, что впервые законодатель ввел ст. 1119 «свобода завещания» в ч. 3 ГК РФ. Ранее в законодательстве не существовало легального определения принципа свободы завещания. Под свободой завещания в ст. 1119 понимается право гражданина по своему усмотрению завещать любое имущество любым лицам, любым образом определять доли наследников в наследстве, лишать наследства одного, нескольких или всех наследников по закону, не указывая причин такого лишения, включать в завещание любые другие распоряжения, предусмотренные правилами о наследовании, отменять и изменять сделанное завещание. Согласно ч. 2 ст. 1119 ГК РФ завещатель также не обязан сообщать кому-либо о содержании совершении, об изменении или отмене завещания.

Принцип свободы завещания ограничивается только лишь в одном случае, предусмотренном законом. Согласно абз. 2 ч. 1 ст. 1119 ГК РФ свобода завещания ограничивается правилами об обязательной доли в наследстве в соответствии со ст. 1149 ГК РФ. К необходимым наследниками, которых наследодатель не может лишить обязательной доли, как правило, относятся наследники, которых наследодатель при жизни обязан был алиментировать. Закрепление за ними обязательной доли означает, по существу, что алиментирование указанных лиц происходит и после смерти наследодателя. При наличии необходимых наследников принцип свободы завещания ограничивается действием другого принципа наследственного права – принципа обеспечения прав и интересов необходимых наследников.

Действие принципа учета не только действительной, но и предполагаемой воли наследодателя выражается прежде всего в том, как определен круг наследников по закону. В наследственном праве круг наследников по закону, которые наследуют в случаях, если наследодатель не оставил завещания или оно признано недействительным, либо часть имущества осталось незавещаной, определен исходя из предположения, что если бы наследодатель сам распорядился своим наследством, то он оставил бы его кому-то из тех, кто отнесен к наследникам по закону. Учет предполагаемой воли наследодателя имеет место и в случаях применения правил о приращении наследственных долей. Это правило, предусматривающее переход долей отпавших по установленным в ст. 1161 ГК РФ основаниям к другим наследникам, которые призываются к наследованию по закону или по завещанию, установлено опять таки из предположения о том, что наследодатель именно таким образом распорядился бы долей отпавшего наследника, не подназначив ему другого наследника.

Свобода выбора есть не только у наследодателя, но и у наследников, которые, как уже отмечалось выше, могут принять наследство, а могут и отказаться от него пот различным мотивам. Причем, если наследники ни прямо, ни косвенно не выразят желания принять наследство, то считается, что они от него отказались. Воля наследников при этом должна выражаться свободно, без всякого давления извне.

Принцип охраны основ правопорядка и нравственности, интересов наследодателя, наследников, иных физических и юридических лиц в отношении по наследованию и принцип охраны самого наследства от любых противоправных и безнравственных посягательств носят охранительный характер и один из них является более общим по отношению ко второму. Первый принцип пронизывает все отношения по наследованию. В качестве примера мы можем привести нормы об отстранении от наследования так называемых недостойных наследников. Охрана интересов наследодателя обеспечивается соблюдением тайны завещания. Истолкованием содержания завещания в связи с действительной волей наследодателя, выполнением всех юридических обязательных распоряжений наследодателя по поводу наследства. Охраняются и интересы наследников, в том числе и в отношениях, где наследники в соответствии с универсальностью наследственного преемства выступают в качестве обязанных лиц. В числе других физических лиц, интересы которых подлежат охране, мы можем упомянуть кредиторов наследодателя, отказополучателей, доверительных управляющих и т.д.

Второй охранительный принцип воплощается в системе норм, обеспечивающих охрану наследства и управления им, возмещение связанных с этим расходов, раздел имущества между наследниками и т.д.

§ 3. Законодательство о наследовании

Законодательство о наследовании. Правовое регулирование отношений по наследованию имущества носит комплексный, межотраслевой характер. Во-первых, оно состоит в установлении с помощью конституционных и гражданско-правовых норм самой возможности наследовать и завещать имущество. Во-вторых, нормами гражданского и иных отраслей права определяются правомочия граждан по распоряжению своим имуществом на случай смерти и границы их свободного усмотрения. В-третьих, сюда относятся и правовые способы охраны наследственных прав граждан от посягательств со стороны других лиц. В эту группу входят нормы гражданского и уголовного права о защите отношений по наследованию имущества.

В связи с этим следует различать наследственное право как подотрасль гражданского права и законодательство о наследовании, представляющее собой совокупность нормативных правовых актов разной отраслевой при­надлежности, регулирующих общественные отношения, связанные с насле­дованием.

Конституция Российской Федерации, подчеркивая неразрывную связь права наследования с правом частной собственности, закрепляет в ст. 35 положение о том, что право наследования гарантируется. Это конституци­онное положение находит дальнейшую конкретизацию в отраслевом, преж­де всего, гражданском законодательстве.

Ряд норм как общего характера, так и прямо относящихся к наследо­ванию содержат части первая и вторая Гражданского кодекса Российской Федерации.

1 марта 2002 г. введена в действие часть третья ГК РФ, включающая раздел V«Наследственное право», содержащий фундаментальные положения, на основе которых в настоящее время осуществляется регулирование отношений по наследованию имущества умершего. Одновременно утрат или силу соответствующие разделы Основ гражданского законодательства Со­юза ССР и республик 1991 г.[70] и ГК РСФСР 1964 г.

Нормы части третьей ГК РФ подлежат применению к тем гражданским правоотношениям, которые возникли после введения се в действие. По граж­данским правоотношениям, возникшим до введения в действие части третьей ГК РФ, нормы нового наследственного законодательства применяются к тем правам и обязанностям, которые возникнут после введения ее в действие.

Нормы, относящиеся к наследованию, содержатся в федеральных зако­нах, посвященных регулированию правового положения различных видов юридических лиц. Например, в федеральных законах от 8 декабря 1995 г. № 193-ФЗ (в ред. от 11.03.2003 г.) «О сельскохозяйственной кооперации»;[71] от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ (в ред. от 24.02.2004 г.) «Об акционерных обществах»[72] ; от 10 апреля 1996 г. № 41-ФЗ (в ред. от 21.03.2002 г.) «О производственных кооперативах»[73] ; от 15 июня 1996 г. № 72-ФЗ (в ред. от 21.03.2002 г.) «О товариществах собственников жилья»[74] ; от 8 февраля 1998 г. № 14-ФЗ (в ред. от 21.03.2002 г.) «Об обществах с ограниченной ответственностью»[75] ; от 15 апреля 1998 г. № 66-ФЗ (в ред. от 08.12.2003 г.) «О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан»[76] ; от 19 июля 1998 г. № 115-ФЗ «Об особенностях правового положения акцио­нерных обществ работников (народных предприятий)»[77] и др. К числу источников наследственного права относится также Закон от 11.06.2003 г. № 74-ФЗ «О крестьянском (фермерском) хозяйстве»[78] .

Нормы наследственного права имеются и в законодательстве об интеллек­туальной собственности: Патентный закон Российской Федерации от 23 сен­тября 1992 г. № 3517-1 (в ред. от 07.02.2003 г.)[79] ; законы РФ от 23 сентября 1992 г. № 3523-1 (в ред. от 24.12.2002 г.) «О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных»[80] ; от 23 сентября 1992 г. № 3525-1 (в ред. от 09.07.2002 г) «О правовой охране топологии интегральных микросхем»[81] ; от 9 июля 1993 г. № 5351 -1 (в ред. от 19.07.1995 г.) «Об авторском праве и смежных правах»[82] .

Значительное место в регулировании отношений по наследованию занимает законодательство о нотариате. Основы законодательства Российской Федерации о нотариате от 11 февраля 1993 г. (в ред. от 08.12.2003 г. с изм. от 23.12.2003 г.)[83] , а также действующие в настоящее время инструкции о порядке совершения нотариальных дей­ствий[84] , порядке удостоверения завещаний регламентируют деятельность нотариальных органов в области наследования.

Отношения, связанные с налогообложением при наследовании, регулируют Закон РФ от 12 декабря 1991 г. №2020-1 (в ред. от 30.12.2001 г.) «О налоге с имущества, переходящего в порядке наследования и даре­ния»[85] , Инструкция Государственной налоговой службы Российской Феде­рации от 30 мая 1995 г. № 32 «О порядке исчисления и уплаты налога с имущества, переходящего в порядке наследования и дарения»[86]

Нормы, относящиеся к наследованию, содержатся также в Земельном кодексе Российской Федерации, Семейном кодексе Российской Федерации и другом отраслевом законодательстве.

Важное значение для правильного применения норм законодательства о наследовании и разрешения судебных споров имеют постановления Плену­ма Верховного суда РФ, Пленума Высшего арбитражного суда РФ. Опреде­ленное значение сохранили и разъяснения Пленума Верховного суда СССР и Пленума Верховного суда РФ, сделанные в период действия прежнего Зако­нодательства о наследовании. Они могут применяться в части, не противо­речащей нормам части третьей ГК РФ.

К числу наиболее важных постановлений высших судебных инстанций, затрагивающих вопросы наследования, следует отнести постановление Пле­нума Верховного Суда СССР от 1 июля 1966 г. № 6 «О судебной практике по делам о наследовании»[87] ; постановление Пленума Верховного суда СССР от 21 июня 1985 г. № 9 «О судебной практике по делам об установлении фактов, имеющих юридическое значение»[88] ; постановление Пленума Вер­ховного суда Российской Федерации от 23 апреля 1991 г. № 2 (с последую­щими изменениями) «О некоторых вопросах, возникающих у судов по делам о наследовании»[89] ; совместное постановление Пленума Верховного суда Российской Федерации и Пленума Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 9 декабря 1999 г. «О некоторых вопросах применения Федерального зако­на «Об обществах с ограниченной ответственностью»[90] .

Принципы наследственного права. В условиях происходящего обновле­ния отечественного наследственного права, когда вновь принятое законо­дательство еще не имеет устоявшейся практики применения, особое значе­ние приобретает обращение к категории принципов наследственного права[91] .

Своеобразие опосредуемых наследственным правом общественных от­ношений позволяет обнаружить в этой подотрасли гражданского права осо­бые подотраслевые принципы, которые отражают специфику регулируемых общественных отношений. Собственное значение подотраслевых принциповсостоит в том, что они в дополнение к отраслевым гражданско-правовым принципам выражают особенности той или иной подотрасли. Будучи выяв­ленными и изученными, принципы наследственного права способствуют устранению проблем и архаизмов в нормах законодательства о наследовании, определению направления развития и совершенствования наследственного права. В качестве своеобразных ориентиров, глубинных элементов наслед­ственного права они оказывают помощь судебным и нотариальным органам в правильном толковании и применении законов.

Под принципами наследственного права следует понимать объективно обусловленные, закрепленные в правовых нормах важнейшие положения, имеющие стабильный характер, которые обусловливают сущность и особен­ности правового регулирования наследования, содействуют совершенство­ванию регламентации поведения субъектов наследственного права и направ­ляют правоприменительную деятельность. К ним могут быть отнесены: прин­цип универсальности наследственного правопреемства, принцип производ­ного характера наследования от частной собственности граждан, принцип свободы завещания и принцип охраны интересов семьи наследодателя.

Содержание принципа универсальности наследственного правопреемства раскрыто нами ранее при характеристике наследования. Сущность его зак­лючается в том, что права и обязанности переходят к наследникам непо­средственно от наследодателя как единое целое.

Принцип производного характера наследования от частной собствен­ности граждан. Производный характер наследования от частной собствен­ности подчеркивается Конституцией Российской Федерации, где провозгла­шается, что право частной собственности охраняется законом, а право на­следования гарантируется (ст. 35). Собственник вправе распорядиться при­надлежащим ему имуществом по своему усмотрению, в том числе и на слу­чай смерти. Отношения по наследственному преемству возникают именно потому, что после смерти собственника остается имущество, принадлежав­шее ему на праве частной собственности. Наследственные отношения, та­ким образом, являются частью имущественных отношений, основу которых составляет частная собственность. Этим обусловлен производный характер наследования, который тем не менее привносит в право собственности ею «конечный смысл», продолжает и дополняет право частной собственности, обеспечивает его преемственность.

Вытекающий из автономии воли и имущественной самостоятельности, участников гражданских правоотношений принцип свободы завещания оз­начает, что наследодатель, исходя исключительно из собственных интере­сов, может как совершить распоряжение на случай смерти, так и не распоря­жаться своим имуществом в указанных целях. Он вправе оставить свое иму­щество любому лицу, признаваемому субъектом гражданского права, лю­бым образом, согласуясь лишь с собственными представлениями, распреде­лить наследственное имущество между наследниками, лишить наследства.

Глава III. Наследование по завещанию после введения в действие 3 ч. ГК РФ

§ 1. Новеллы, плюсы и минусы современного законодательства о наследовании.

После принятия Государственной Думой и одобрения Советом Федерации Президент РФ 26 ноября 2001 года подписал долгожданную третью часть ГК РФ, которая вступила в силу 1 марта 2002 года. Напомним, что первая часть ГК действует с 1 января 1995 года, вторая - с 1 марта 1996 года.

Третья часть ГК призвана урегулировать отношения в области наследственного и международного частного права. Особый интерес представляет анализ статей, регламентирующих наследственные правоотношения, и сравнение их с правилами, закрепленными прежним законодательством (прежде всего ГК РСФСР I964 г.).

Анализ раздела V нового ГК показывает, что основные институты наследственного нрава, хотя и претерпели некоторые изменения, в целом сохранены. Новый ГК не отказался от таких основополагающих для наследственного права принципов и положений, как: универсальность наследственного правопреемства, наследование по праву представления, подназначение наследника, завещательный отказ, возложение, обязательная доля и др.

Увеличилось количество норм, регулирующих наследственные правоотношения. Если в ГК РСФСР 1964 г. их насчитывалось всего 35 статей, в разделе VII «Наследственное право», то в нынешнем ГК РФ в одноименном V разделе, уже 76 статей, то есть их число возросло более чем в два раза. При этом такое увеличение произошло не в ущерб лапидарности и логичности. Наоборот, большинство положений, содержащихся в прежнем ГК РСФСР 1964 г., уточнено, конкретизировано и приспособлено к существующей в настоящее время системе имущественного оборота.

Несомненное достоинство V раздела ГК РФ состоит в том, что многие положения наследственного права, которые ранее выводились юристами из теории или смысла закона, получили законодательное закрепление, что позволило устранить неясность и неопределенность, свойственные некоторым нормам ГК РСФСР.

В ГК РФ теперь определено понятие наследства. В соответствии с ч. 1 ст. 1112 «в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю надень открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные нрава и обязанности». Важным представляется закрепление в ГК РФ положения, согласно которому «не входят в состав наследства права и обязанности, неразрывно связанные с личностью наследодателя, в частности право на алименты, право на возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина», личные неимущественные нрава и другие нематериальные блага, а также права и обязанности, переход которых в порядке наследования не допускается ГК или другими законами» (ч. 2. 3 ст. 1112 ГК РФ).

Первый пункт ст. 1114 ГК в целом воспроизводит содержание ст. 528 ГК РСФСР «Время открытия наследства»: днем открытия наследства является день смерти гражданина. Однако существенным следует признать дополнение, привнесенное новым ГК, согласно которому «граждане, умершие в один и тот же день, считаются в целях наследственного правопреемства умершими одновременно и не наследуют друг после друга»; к наследованию призываются наследники каждого из них.

По-новому сформулирована статья, посвященная месту открытия наследства. Так, если согласно ПСРСФСР 1964 г. местом открытия наследства признавалось последнее постоянное место жительства наследодателя, а если оно неизвестно - место нахождения имущества или его основной части (ст. 529), то в соответствии с положениями нового ГК местом открытия наследства является последнее место жительства наследодателя. При этом установлено, что «если последнее место жительства наследодателя, обладавшего имуществом на территории Российской Федерации, неизвестно или находится за ее пределами, местам открытия наследства в Российской Федерации признается место нахождения такого наследственного имущества. Если такое наследственное имущество находится в разных местах, местом открытия наследства является место нахождения входящих в его состав недвижимого имущества или наиболее цепной части недвижимого имущества, а при отсутствии недвижимого имущества - место нахождения движимого имущества или его наиболее пенной части» (ст. 1115). Как видим, прежняя норма ГК РСФСР несколько изменена и существенно дополнена. Следует признать более верным подход, закрепленный новым ГК, согласно которому в случае неизвестности последнего места жительства наследодателя место открытия наследства необходимо определять не по месту основной части имущества, а исходить из того, какое имущество наиболее ценно.

Расширился и изменился круг субъектов, которые могут призываться к наследованию. Норма ГК РСФСР, устанавливавшая возможность завешать имущество, в частности, «отдельным государственным, кооперативным и другим общественным организациям» (ст. 534), вряд ли соответствует требованиям сегодняшнего времени. По нынешнему ГК наследниками могут выступать граждане, юридические липа (существующие на день открытия наследства). Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования, иностранные государства и международные организации (ст. 1116). При этом наследниками по закону могут быть граждане и Российская Федерация.

Особого внимания заслуживает ст. 1117 «Недостойные наследники». Заметим, что в прежнем ГК название ее звучало иначе: «Граждане, не имеющие права наследовать» (ст. 531 ГК РСФСР). В целом основания, по которым наследник утрачивает право на наследство, сохранены. Однако нормы нового ГК существенно уточнены.

ГК РФ по-новому обозначил роль завещания при наследовании имущества. Если ранее преимущественное значение имело наследование по закону (нормы о завещании носили вспомогательный характер), то теперь ключевое значение приобретает выражение воли наследодателя в завещании. Об этом свидетельствует тот факт, что гл. 62 «Наследование того завещанию» нынешнего ГК предшествует главе, посвященной наследованию по закону.

Как уже отмечалось выше, в ч. 3 ГК РФ получили свое выражение нормы, которые отсутствовали в ГК РСФСР 1964 г. Многие из этих положений выводились ранее из теории и практики применения действующего законодательства. В новом ГК введена ст. 1118 «Общие положения», где нашли все законодательное закрепление нормы о том, что распоряжение имуществом на случай смерти возможно только путем составления завещания и данное завещательное распоряжение может быть сделано лицом, обладающим дееспособностью в полном объеме. Завещание признается односторонней сделкой, которая создает права и обязанности после открытия наследства (ч. 5 ст. 1118 ГК РФ). Строго личный характер данной односторонней сделки подчеркивается недопустимостью совершения завещания через представителя (ч.3 ст. 1118 ГК РФ). Также в законе указано, что в завещании могут содержаться распоряжения только одного гражданина и совершение завещания двумя и более гражданами не допускается (ч. 4 ст. 1118 ГК РФ) .

Законодателем существенно расширено право завещать свое имущество. Согласно ст. 1120 ГК РФ завещатель в праве совершить завещания, содержащее распоряжение, о любом имуществе, в т.ч. которое он может приобрести в будущем. Таким образом положение, согласно которому нотариус при удостоверении завещания не был обязан устанавливать право собственности завещателя на завещаемое имущество, нашло свое законодательное закрепление.

Свидетельством укрепления принципа свободы завещания являются и Нормы, содержащиеся в ст. 1122 ГК РФ. В ч. 1 ст. 1122 ГК РФ говорится о том, что в случае если имущество, завещанное двум и более наследникам без указания их долей в наследстве и без указания того, какие входящие в состав наследства вещи или права кому из наследников предназначаются, считается завещанным наследникам в равных долях. Ранее это выводилось из аналогии закона, поскольку такой нормы ГК РСФСР 1964 г. не знал, а согласно ст. 532 ГК РСФСР при наследовании по закону наследники наследовали в равных долях. Новеллой является правило ч. 2 ст. 1122 ГК РФ, согласно которому завещание, в котором содержаться указания на части неделимой вещи, предназначенные каждому из наследников в натуре, признается действительным (ранее недействительным), а вещь считается завещанной в долях, соответствующих стоимости этих вещей. Порядок пользования наследниками этой неделимой вещью устанавливается в соответствии с предназначенными им в завещании ее частями.

Весьма существенные изменения произошли в области формы завещания. Согласно ст. ст. 540 и 541 ГК РСФСР завещание должно быть составлено письменно и нотариально удостоверено. Лишь в некоторых случаях специально указанных в законе, могли быть приравнены к нотариально удостоверенным завещания, удос­товеренные главными врачами, капитанами мор­ских судов, начальниками разведочных, аркти­ческих экспедиций, командирами (начальника­ми) воинских частей, соединений, учреждений и заведений, начальниками мест лишения свобо­ды. В соответствии же с третьей частью ГК РФ кроме указанных форм вводятся закрытое заве­щание (ст. 1126), содержание которого может быть известно лишь завещателю (в указанном случае нотариально заверяется сам факт переда­чи его нотариусу), завещание в чрезвычайных об­стоятельствах (ст.1129), составленное в простой письменной форме, но только в том случае, если завещатель не имел возможности составить его по общим правилам.

Интересно, что при разработке проекта час­ти третьей ГК РФ рассматривалась возможность введения даже устной формы завещания при чрезвычайных обстоятельствах (при наличии двух свидетелей), на что, по-видимому, оказало воздействие римское наследственное право (та­кой формой у римлян было testamentuminprocintu — чрезвычайное завещание, которое имели право составлять воины во время войны, представлявшее собой волеизъявление насле­додателя перед строем отправлявшихся на битву воинов)[92] . Разработчики проекта нового Граж­данского кодекса, отстаивая необходимость лега­лизации упрощенной формы завещаний при чрезвычайных обстоятельствах, ссылались в пер­вую очередь на случаи захвата заложников. Про­тивники предлагавшейся новеллы указывали на то, что наша страна не раз оказывалась в экстре­мальных ситуациях, но устных завещаний не было ни в годы гражданской войны, ни в годы Великой Отечественной войны. К тому же суду, особенно если воля завещателя выражена в уст­ной форме, будет чрезвычайно сложно, а зачас­тую и невозможно установить, какова же была последняя воля завещателя и была ли она вообще.[93] В результате же победила вторая точка зре­ния, и устная форма завещаний по-прежнему от­сутствует в российском гражданском законода­тельстве, что на современном этапе, по мнению автора, наиболее целесообразно.

Завещание гражданина, который находится в положении, угрожающем его жизни, и в силу сложившихся чрезвычайных обстоятельств ли­шенного возможности заверить его в нотариаль­ной или приравненной к нотариальной форме, совершенное в простой письменной форме в присутствии двух свидетелей, признается тако­вым, если из содержания данного документа сле­дует, что он представляет собой именно завеща­ние. В то же время не следует забывать о том, что подобное завещание утрачивает силу, если заве­щатель в течение месяца после прекращения чрезвычайных обстоятельств не воспользуется возможностью совершить завещание в какой-либо иной предусмотренной законом форме (ст. 1129 ГК РФ).

Р. М. Мусаев справедливо указал на некоторые недостатки упомянутой ст. 1129 ГК РФ. По мнению автора к недостаткам данной статьи ГК РФ относятся, во-первых, тот факт, что законодатель назвал условия, при которых завещания могут составляться в простой письменной форме, но не дал легального определения данных условий. Во-вторых, судебные органы согласно ч. 3 ст. 1129 ГК РФ должны подтвердить факт совершения завещания в чрезвычайных обстоятельствах, но означает ли это, что суд установит в том же процессе наличие или отсутствие данных обстоятельств? В-третьих, не ясны критерии отсечения тех или иных обстоятельств к чрезвычайным.[94]

Новшеством является также введение такой формы нотариально удостоверенных завещаний, как закрытое завещание (ст. 1126 ГК РФ), неизвестную советскому наследственному праву, но знакомое русскому дореволюционному.

Это единственное исключение, когда никто, кроме самого завещателя, не знает содержания за­вещания и никому не нужно соблюдать тайну заве­щания до наступления конкретного события.

Закрытое завещание представляет собой волю наследодателя, выраженную в письменной форме и собственноручно им подписанную, которая не­известна до определенного момента времени (смерти наследодателя) никому, в том числе нота­риусу.

Из содержания ч. 2 статьи 1126 («3акрытое завещание») следует, что завещание должно быть собственноручно написано и подписано заве­щателем, поэтому лица, которые не в состоянии сделать это, не могут выразить свою волю в виде закрытого завещания. Несоблюдение этих правил влечет за собой недействительность завещания.

Завещатель также не вправе прибегнуть к по­мощи рукоприкладчика или переводчика (если это ему необходимо), так как в этом случае содержание завещания или его отдельных положений стано­вится известным третьим лицам и оно перестает быть закрытым.

Закон требует соблюдения определенных пра­вил лицом, желающим совершить завещание. За­вещание может быть совершено гражданином, об­ладающим в момент его совершения дееспособно­стью в полном объеме.

Закрытое завещание в заклеенном конверте передается завещателем но­тариусу в присутствии двух свидетелей, которые ставят на конверте свои подписи. Таким образом, завещатель, написав завещание, идет к нотариусу, предварительно запечатав его в конверт. Затем в присутствии нотариуса, самого завещателя и двух свидетелей запечатанный конверт снова запечаты­вается во второй конверт. Уже на втором конверте сам нотариус делает надпись, содержащую сведе­ния о завещателе, от которого принято закрытое завещание, месте и дате его принятия, фамилии, имени, отчестве и о месте жительства каждого свидетеля в соответствии с документом, удостоверяю­щим личность (паспорт).

В обязанности нотариуса входит разъяснение завещателю п.2 ст. 1149 ГК РФ, которая гласит, что право на обязательную долю в наследстве удовлетворяется из оставшейся незаве­щанной части наследственного имущества, даже если это приведет к уменьшению прав других на­следников по закону на эту часть имущества, а при недостаточности незавешанной части имуще­ства для осуществления права на обязательную долю — из той части имущества, которая завещана. Нотариус также обязан сделать соответствующую запись об этом на втором конверте и выдать заве­щателю документ, подтверждающий принятие за­крытого завещания.

Завещатель также должен быть предупрежден о необходимости собственноручного написания и подписания закрытого завещания.

По представлении свидетельства о смерти лица, совершившего закрытое завещание, нотариус в срок не позднее 15 дней со дня пред­ставления свидетельства вскрывает конверт с заве­щанием в присутствии не менее чем двух свидете­лей и пожелавших при этом присутствовать на­следников по закону. Необязательно, чтобы это были свидетели, которые уже ранее присутствова­ли при совершении закрытого завещания и поста­вили свои подписи на заклеенном конверте, пере­данном нотариусу. Это могут быть и другие свиде­тели. Закон в п. 4 ст. 1126 ГК говорит о том. что число свидетелей должно быть не менее двух, это значит, что свидетелей может быть и больше. Так­же ничего не сказано об ограничении количества наследников по закону, которые могут присутство­вать при вскрытии конверта с закрытым завещани­ем. Норма закона допускает присутствие всех за­интересованных наследников по закону независи­мо от очередности и оснований призвания их к на­следованию.

После вскрытия конверта текст содержащего­ся в нем завещания сразу же оглашается нотариу­сом. После этого нотариус составляет протокол и вместе со свидетелями подписывает его. Протокол удостоверяет вскрытие конверта с завещанием и содержит полный текст самого завещания. Удосто­веренная нотариусом копия протокола передается наследникам, а подлинник завещания хранится у нотариуса.

Закон не предусматривает закрытого перечня наследников, имеющих право на получение копии протокола. Поэтому копии протокола могут быть выданы как наследникам, которые призываются к наследованию, так и тем наследникам, которые считают себя вправе претендовать на призвание их к наследованию по закону.

Нормы закона о закрытом завещании предус­матривают нормальный ход событий и сознатель­ное отношение завещателя к завещанию. Но в жизни могут возникнуть такие моменты, когда заклеенный конверт может содержать лишь пустой лист бумаги без всякого намека на закрепление последней воли умершего. Установив такое обсто­ятельство после вскрытия конверта, нотариус обя­зан его запротоколировать, скрепив своей подпи­сью и подписями присутствующих свидетелей.

При таком стечении обстоятельств призвание кого-либо к наследованию по завещанию невоз­можно, так как отсутствует само завещание, его попросту нет.

Однако ГК предусматривает буквальное толко­вание закона в соответствии со статьей 1132 на слу­чай, если обнаруженный в конверте документ и его содержание вызывают сомнения, является ли он действительно закрытым завещанием или нет.

Р. М. Мусаев высказывался о плюсах и минусах закрытого завещания. Так, по его мнению, положительным моментом закрытого завещания является сохранение максимальной тайны завещательных распоряжений, а отрицательным – то обстоятельство, что не все лица могут воспользоваться данной формой (слепые, глухие и т.д.), а также неучастие нотариуса в составлении проекта данного вида завещательных распоряжений.[95] Трудно с этим не согласиться, учитывая достаточно низкий уровень юридической культуры наших граждан.

Помимо упомянутых выше должностных лиц, наделенных правом удостоверять завещания, завещательные распоряжения правами на денежные средства в банке может быть удостоверено уполномоченным служащим банка. До издания ч. 3 ГК РФ существовал различный правовой режим для завещания вкладов, находившихся в сберегательном банке РФ и в Центральном банке РФ, и вкладов, находившихся в других банках.

В отношении первых действовал особый порядок их завещания в соответствии с правилами рассмотренной в соответствующем параграфе ст. 561 ГК РСФСР. В отношении вкладов в других кредитных учреждениях этот достаточно льготный порядок не действовал.

В настоящее время в связи с созданием широкой сети коммерчес­ких банков и акционированием самого Сбербанка такая система себя изжила. Исходя из этого, законодатель пошел по иному пути, устано­вив, что вклады граждан в банках и иных кредитных учреждениях наследуются на общих основаниях, независимо от того, сделано ли завещательное распоряжение в банке или у нотариуса (у другого должностного лица, имеющего право удостоверять завещания). Так, в соответствии со ст. 1128 ГК РФ, права на денежные средства, внесенные гражданином во вклад или находящиеся на любом другом счете граж­данина в банке, могут быть по его усмотрению завещаны либо в по­рядке, предусмотренном ст. 1124—1127 ГК, либо посредством совер­шения письменного завещательного распоряжения в том филиале банка, в котором находится этот счет. В отношении средств, находя­щихся на счете, такое завещательное распоряжение имеет силу нота­риально удостоверенного завещания.

В законе предусматриваются только некоторые общие требования к оформлению подобных завещательных распоряжений. Так, в соот­ветствии с п. 2 ст. 1128 ГК завещательное распоряжение относительно прав на денежные средства в банке должно быть собственноручно подписано завещателем с указанием даты его составления и удостове­рено служащим банка, имеющим право принимать к исполнению распоряжения клиента в отношении средств на его счете.

Совершение завещательного распоряжения в отношении денеж­ных средств, находящихся в банках, в самом банке в целом вызывает те же последствия, что и совершение и удостоверение обычного заве­щания. Как следует из п. 3 ст. 1128 ГК, права на денежные средства, в отношении которых в банке совершено завещательное распоряже­ние, входят в состав наследства и наследуются на общих основаниях по правилам ГК. Эти средства выдаются наследникам на основании свидетельства о праве на наследство и в соответствии с ним.

Вместе с тем из общего правила есть исключение. Так, до полу­чения свидетельства о праве на наследство наследник, указанный в завещательном распоряжении, вправе в любое время, но до истече­ния шести месяцев со дня открытия наследства, получить из вклада или со счета наследодателя средства, необходимые для его похорон. Их размер определяется наследником самостоятельно и не может превышать 100 установленных законом на день обращения за полу­чением этих средств минимальных размеров оплаты труда (п. 3 ст. 1174).

Заметим, что теперь денежные средства, находящиеся в кредитных учреждениях входят в состав наследственного имущества и наследуются на общих основаниях. (ч. 3 ст. 1128 ГК РФ).

Существенно расширена по объему статья ч. 3 ГК РФ (ст. 1130 ГК РФ), посвященная отмене и изменению завещания по сравнению с ранее действовавшей аналогичной ст. 543 ГК РСФСР «Отмена и изменение завещания». В ст. 1130 ГК РФ вошли и ряд новых норм.

Как и по ранее действовавшему законодательству завещатель в соответствии с принципом свободы завещания вправе отменить или изменить (в т.ч. и дополнить составленное им завещание в любое время после его совершения и не обязан при этом указывать причины отмены или изменения, а также получать чье-либо согласие, в том числе и лиц, назначенных им наследниками в отменяемом или изменяемом завещании. По прежнему завещание можно отменить двумя способами: во-первых, удостоверением нового завещания; во-вторых, посредством распоряжения об отмене завещания, которое должно быть совершено в форме, установленной для совершения завещания (т.е. удостоверено нотариально. Соответствующее заявление подается завещателем нотариусу или должностному лицу, совершающему нотариальные действия. Отмена завещания через представителя не допускается. Оговорка об аннулировании прежнего завещания может содержаться также и в новом завещании.

В ст. 1130 ГК РФ сохранилось положение, согласно которому завещание, составленное позднее отменяет ранее составленное завещание полностью или в части, в которой оно противоречит завещанию, составленному позднее. Но в ч. 2 ст. 1130 ГК РФ это дополнено нормой, по которой завещание, отмененное полностью или частично последующим завещанием не восстанавливается, если последующее завещание отменено завещателем полностью или в соответствующей части.

Согласно ч.3 ст. 1130 ГК РФ в случае недействительности последующего завещания наследование осуществляется в соответствии с прежним завещанием. В ГК РСФСР данная норма отсутствовала, но нотариальная и судебная практика шла по этому пути.

В соответствии с ч. 6 ст. 1130, ГК РФ завещательным распоряжением в банке (ст. 1128 ГК РФ) может быть отменено или изменено только завещательное распоряжение правами на денежные средства в соответствующем банке.

В силу ч. 5 ст. 1130 ГК РФ завещанием, совершенным в чрезвычайных обстоятельствах (ст. 1129 ГК РФ) может быть отменено или изменено только такое же завещание. Очевидно, что повторное чрезвычайные обстоятельства должны наступить в течение месяца с момента первоначального составления завещания в чрезвычайных обстоятельствах, поскольку в соответствии с ч.2 ст. 1129 ГК РФ данное завещание, сделанное в простой письменной форме, утрачивает силу, если завещатель в течение месяца после прекращения чрезвычайных обстоятельств не воспользуется возможностью совершения завещания в какой-либо иной форме, предусмотренной законом.

Впервые в ч. 3 ГК РФ введена ст. 1131: «Недействительность завещания».

Введение в законо­дательство о наследовании отдельной нормы о недействительности завещания является новел­лой. Ранее в ГК РСФСР такого правила не суще­ствовало, но завещание могло признаваться и признавалось судом недействительным по осно­ваниям, предусмотренным для признания недей­ствительными прочих сделок.

Такое же правило сохранилось и сейчас. Так, если при совершении завещания были допущены нарушения, влекущие признание недействитель­ной сделки по основаниям, предусмотренным главой 9 Кодекса, то такое завещание будет при­знано недействительным. Кроме общих основа­ний недействительности сделок в главе 62 Кодек­са теперь предусмотрены специальные требова­ния, предъявляемые к порядку совершения заве­щания. Нарушение этих требований также влечет недействительность завещания.

Таким образом, при нарушении положений Кодекса, влекущих за собой недействительность завещания, в зависимости от основания недей­ствительности, завещание является недействи­тельным в силу признания его таковым судом (оспоримое завещание) или независимо от тако­го признания (ничтожное завещание).

Общие последствия признания недействи­тельным завещания установлены в ст. 167 Кодекса. Очевидно, что недействительное завещание не влечет никаких юридических последствий с мо­мента его совершения. Естественно, не наступают юридические последствия по недействительному завещанию и после открытия наследства полюбому из оснований. Исполнение недействительного з авещания невозможно. Следует согласиться с точкой зрения3 , согласно которой Кодексом не предусмотрены специальные последствия недей­ствительности завещания, а лишь уточняющие.

Так, нельзя признать исключением из общего пра­вила положение о том, что недействительность за­вещания не лишает лиц, указанных в нем в каче­стве наследников или отказополучателей, права наследовать по закону или на основании другого, действительного, завещания. Завещание может быть признано недействительным как все в целом, так отдельными частями. Могут быть признаны недействительными отдельные содержащиеся в завещании завещательные распоряжения, но их недействительность не затрагивает остал ьной час­ти завещания, только в том случае, если можно предположить, что она была бы включена в заве­щание и без недействительных частей завещания. Это правило также носит уточняющий характер по отношению к завещанию, если сравнить его с общим положением, содержащимся в ст. 180 Ко­декса. Специальным последствием недействи­тельности завещания является то, что в случае не­действительности последующего завещания на­следование осуществляется в соответствии с пре­жним завещанием (п. 3 ст. 11. 30 Кодекса). Эта норма, безусловно, является исключением из об­щего правила о последствиях недействительности сделок. Ибо законом не предусмотрено признание действующей сделки, действие которой прекра­щено заключением последующей сделки, в случае признания последней сделки недействительной.

Законом определен круг лиц, по требованию которых завещание может быть признано судом недействительным. К ним отнесены лица, права пли законные интересы которых нарушены этим завещанием. Представляется, что ими могут быть наследники, отказополучатели и исполнитель за­вещания, указанные в завещании. Кроме них в суд могут обратиться лица, лишенные наследства завещателем, обязательные (необходимые) на­следники, наследники по закону, наследники по ранее составленному завещанию, органы опеки и попечительства (в защиту прав несовершенно­летних наследников) и другие заинтересованные лица. В любом случае все они могут оспорить действительность завещания только после от­крытия наследства (п. 2 ст. 1131 Кодекса).

Основаниями признания завещания нич­тожным могут быть: неполная дееспособность завещателя (п. 2 ст. 1118 Кодекса), т.е. порок воли; отсутствие свидетелей в случаях, предус­мотренных законом (п. 3 ст. 1124 Кодекса), или несоблюдение требований к оформлению заве­щания (п. 1 ст. 165, п. 1 ст. 1124 Кодекса), а также отсутствие места и даты его удостоверения в случаях, предусмотренных законом (п. 4 ст. 1124 Кодекса), т.е. порок формы; совершение заве­щания через представителя (п. 3 ст. 1118 Кодек­са), т.е. порок соответствия воли и волеизъявле­ния; совершение одного завещания двумя или более людьми (п. 4 ст. 1118 Кодекса), т.е. порок содержания.

Основаниями признания завещания недей­ствительным (оспоримым) могут быть: несоот­ветствие свидетеля требованиям, предусмотрен­ным законом (п. 3 ст. 1124 Кодекса); сомнения в собственноручной подписи завещателя (п.З ст. 1125. п. 2 ст. 1126, п. 2 ст. 1127, п. 1 ст. 1129 Ко­декса); отсутствие чрезвычайности обстоятельств, явно угрожавших жизни завещателя при составле­нии завещания в чрезвычайных обстоятельствах (п. 3 ст. 1129 Кодекса); совершение завещания под влиянием угрозы или насилия (ст. 179 Кодекса): такое состояние завещателя в момент совершения завещания, когда он не отдавал отчета своим дей­ствиям (ст. 177 Кодекса) и другие.

Выше уже говорилось о том, что одним из оснований признания завещания ничтожным является отсутствие свидетелей в случаях, предусмотренных законом. Введение института свидетелей также является одной из новелл нового законодательства о наследовании. Привлечение свидетелей может быть обусловлено желанием завещателя либо в силу прямого требования закона. Так, участие свидетелей необходимо при удостоверении закрытого завещания (ч. 3 ст. 1126 ГК РФ) и при совершении завещания в чрезвычайных обстоятельствах (ч. 1 ст. 1129 ГК РФ). Законодателем в ч. 2 ст. 1124 ГК РФ определен и круг лиц, которые не могут быть свидетелями и не могут подписывать завещание вместо завещателя. Таковыми не могут быть: нотариус или другое лицо, удостоверяющее завещание; лицо, в пользу которого составлено завещание или сделан завещательный отказ, супруг такого лица, его дети и родители; неграмотные; лица, не обладающие дееспособностью в полном объеме; граждане с физическими недостатками, явно не позволяющие им в полной мере осознавать существо происходящего; лица, не владеющие в достаточной степени языком, на котором составлено завещание (за исключением случаев составления закрытого завещания). Несоответствие свидетеля предъявляемым к нему требованиям делает завещание оспоримым, поскольку в судебном порядке оно может быть признано недействительным.

В целом следует признать такое нововведение весьма положительным, поскольку случаи обращения в суд недобросовестных наследников с исками о признании завещаний недействительными по мотиву отсутствия у наследодателя способности понимать значение своих действий и руководить ими (ст. 177 ГК РФ) стали сегодня масштабными явлением. Привлечение же свидетелей сможет обеспечить в значительной мере осуществление последней воли наследодателя.

Сохранены в ч. 3 ГК РФ в практически неизменно виде институт рукоприкладчиков. Норма ст. 542 ГК РСФСР дополнена положением, согласно которому при подписании завещания рукоприкладчиком (заметим, что сам термин «рукоприкладчик» в законе отсутствует) по просьбе завещателя, должны быть не только причины, по которым завещатель не мог подставить завещание собственноручно, но также и фамилия, имя, отчество и место жительства гражданина, подписавшего завещание по просьбе завещателя, в соответствии с документом, удостоверяющем личность. Впервые в ГК РФ определен круг лиц, которые не могут подписывать завещание за завещателя. Об этих лицах мы говорили при рассмотрении института свидетелей (ч. 2 ст. 1124 ГК РФ).

Воплощением принципа учета не только действительной, но и предполагаемой воли наследодателя стало введение в ч. 3 ГК РФ ст. 1132 «Толкование завещания», где говорится о том, что при толковании завещания нотариусом, исполнителем завещания или судом предпринимается во внимание буквальный смысл содержащихся в нем слов и выражений. В ч. 2 данной статьи указывается, что в случае неясности буквального смысла слов и выражений истолковать завещание следует так, чтобы было обеспечено наиболее полное осуществление предполагаемой воли завещателя. Под буквальным значением слов и выражений, содержащихся в завещании, должен пониматься их обычно употребляемый смысл, если из содержания завещания не следует иного намерения завещателя. Кроме того, действительная воля завещателя должна определяться на момент составления завещания, а не момент его толкования.

В случаях, когда толкование завещания нотариусом или исполнителем завещания затруднительно или вызывает выражения наследников, возможно толкование завещание судом. Последний, обладая более широкими возможностями в силу своих полномочий, может привлечь специалистов, экспертов, допросить свидетелей с целью обеспечения толкования завещания в соответствии с правилами ст. 1132 ГК РФ.

Некоторые изменения произошли и относительно исполнения завещания. Ст. 1133 ГК РФ воспроизводит положение ст. 544 ГК РСФСР о том, что исполнение завещания на назначенных в завещании наследников по завещанию за исключением случаев, когда исполнение завещания осуществляется полностью или в части исполнителем завещания. Ч. 1 ст. 1134 ГК РФ представляет право завещателю поручить исполнение завещания указанному им в завещании гражданину – душеприказчику вне зависимости от того, является ли данный гражданин наследником (такая же норма содержалась и в ст. 544 ГК РСФСР 1964 г.). По-прежнему необходимо согласие гражданина быть исполнителем завещания, которое теперь можно выразить не только в надписи на самом завещании или в заявлении, прилагаемом к завещанию, но и в заявлении, поданном нотариусу в течение месяца со дня открытия наследства. Гражданин также признается давшим согласие быть исполнителем завещания, если он в течение месяца со дня открытия наследства фактически приступил к исполнению завещания (я. 1 ст. 1134 ГК РФ). Важным нововведением является ч. 2 ст. 1134 ГК РФ, согласно которой после открытия наследства в случае возникновения обстоятельств, препятствующих исполнению завещания (например, тяжелая болезнь) исполнитель завещания может быть освобожден от исполнения своих обязанностей в судебном порядке по своей просьбе, либо по просьбе наследников.

О полномочиях исполнителя завещания говорится в ст. 1135 ГК РФ. Полномочия исполнителя завещания основываются на завещании. Которым он назначен исполнителем, и удостоверяются свидетельством, выдаваемом нотариусом. В ч. 2 ст. 1135 ГК РФ приводится перечень полномочий исполнителя. Если завещанием не предусмотрено иное, то исполнитель завещания должен принять необходимые меры для исполнения завещания меры, в т.ч.:

1) обеспечить переход к наследникам причитающегося им наслед­ственного имущества в соответствии с выраженной в завещании волей наследодателя и законом;

2) принять самостоятельно или через нотариуса меры по охране наследства и управлению им в интересах наследников;

3) получить причитающиеся наследодателю денежные средства и иное имущество для передачи их наследникам, если это имущество не подлежит передаче другим лицам;

4) исполнить завещательное возложение либо требовать от наслед­ников исполнения завещательного отказа или завещательного возло­жения (ст. 1135 ГК).

Кроме того, в соответствии с п. 3 ст. 1135 ГК, исполнитель завеща­ния вправе от своего имени вести дела, связанные с исполнением за­вещания, в том числе в суде, других государственных органах и уч­реждениях.

В отличие от ранее действовавшего законодательства исполнитель завещания имеет право на возмещение за счет наследства не только необходимых расходов, связанных с исполнением завещания, но и на получение сверх расходов вознаграждения за счет наследства, если это предусмотрено завещанием (ст. 1136 ГК РФ).

Перейдем к рассмотрению других видов завещательных распоряжений. Помимо назначения наследника завещатель может подназначить ему в завещании другого наследника. Если ранее (ст. 536 ГК РФ) это было возможно сделать на случай, если назначенный в завещании первоначальный наследник умрет до открытия наследства или не примет его, то теперь законом предусматривается подназначение наследника не только наследнику по завещанию, но и наследнику по закону. Причем, не только на тот случай, если наследник умрет до открытия наследства или не примет его, но и на случай, если наследник умрет одновременно с завещателем, а также, если наследник не будет иметь права наследовать, или будет отстранен от наследования как недостойный (ч. 2 ст. 1121 ГК РФ). По-прежнему, количество подназначений законом не ограничивается.

Другим видом завещательных распоряжений является завещательный отказ. В ч. 3 ГК РФ воспроизводятся нормы рассмотренной в § 3 Главы II данной работы ст. 538 ГК РСФСР 1964 г. Эти нормы в ст. ст. 1137, 1138, 1140 детализируются. К тому же, появились и новые положения, неизвестные ранее действовавшему законодательству. Остановимся на них подробнее.

Оставив неизменными понятие завещательного отказа как права завещателя возложить на наследника исполнения за счет наследства обязанности имущественного характера в пользу одного или нескольких лиц (отказополучателей), которые получают право требования исполнения этой обязанности, законодатель предоставил завещателю право обременять такой обязанностью не только наследников по завещанию, но и наследников по закону, что ранее не предусматривалось. В соответствии с этим в ч. 1 ст. 1137 ГК РФ подчеркивается, что завещательный отказ может быть установлен только в завещании, содержание которого может исчерпываться завещательным отказом.

В ч. 2 ст. 1137 ГК РФ раскрыт предмет завещательного отказа, которым по мысли законодателя может быть передача отказополучателю в собственность, во владение на ином вещном праве или в пользовании вещи, входящей в состав наследства, передача отказополучателю входящего в состав наследства имущественного права, приобретение для отказополучателю и передача ему иного имущества, выполнение для него определенной работы или оказание ему определенной услуги либо осуществление в его пользу периодических платежей. Данный перечень не является исчерпывающим.

Согласно ч. 3 ст. 1137 ГК РФ к отношениям между отказополучателем (кредитором) и наследником, на которого возложен завещательный отказ (должником), применяются положения ГК РФ об обязательствах, если из правил развела V ГК РФ или существа завещательного отказа не следует иное.

Право на получение завещательного отказа действует в течение трех лет и не переходит к другим лицам. Дискуссионный вопрос о возможности подназначения отказополучателю другого отказополучателя, обсуждавшийся в литературе[96] , нашел свое законодательное разрешение в ч. 4 ст. 1137 ГК РФ. Теперь такое подназначение возможно на случай если назначенный в завещании отказополучатель умрет до открытия наследства или одновременно с наследодателем, либо откажется от принятия завещательного отказа или не воспользуется своим правом на получение завещательного отказа, либо лишится права на его получение по основаниям, предусмотренным для признания наследника недостойным по правилам ст. 1117 ГК РФ. При этом, в случае, когда предметом завещательного отказа было выполнение определенной работы для недостойного отказополучателя или оказание ему определенной услуги, последний обязан возместить наследнику, исполнившему завещательный отказ, стоимость выполненной для недостойного отказополучателя работы или оказанной ему услуги.

В ч. 23 ГК РФ законодателем в отдельную статью сведены правила об исполнении завещания (ст. 1138 ГК РФ). В данной статье воспроизводятся положения ст. 538 ГК РСФСР, согласно которой обязанность наследника, на которого возложен завещательный отказ, ограничивается действительной стоимостью перешедшего к нему наследства за вычетом приходящихся на него долгов наследодателя. Сохранено также правило о том, что наследник, на которого возложен завещательный отказ в том случае, когда он же является необходимым наследником, имеющим право на обязательную долю в данном наследстве, исполняет завещательный отказ в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества, превышающую размер его обязательной доли.

Принцип свободы завещания при обременении наследства завещательным отказом, проявляется в том, что завещатель может в различных пропорциях обременить доли нескольких наследников завещательным отказом. Если в завещании этого не сделано, сто в соответствии с ч. 2 ст. 1138 ГК РФ завещательный отказ обременяет право каждого из наследников на наследство соразмерно его доле в наследстве.

Ранее в ГК РСФСР 1964 г. не содержалось основания освобождения обремененного наследника от исполнения завещательного отказа. В ч. 3 ст. 1138 ГК РФ говорится о том, что такое освобождение наступает в случаях, когда отказополучатель умер до открытия наследства или одновременно с завещанием, либо отказался от получения завещательного отказа по правилам ст. 1160 ГК РФ или не воспользовался своим правом на получение завещательного отказа в течение 3-х лет со дня открытия наследства, либо лишился права на получение завещательного отказа как недостойный отказополучатель. Причем, в силу того, что теперь возможно подназначение отказополучателя, освобождение наследника от обязанности исполнить завещательный отказ по приведенным выше основаниям наступает только в случае, когда отказополучателю не подназначен другой отказополучатель.

Как уже говорилось выше ст. 1160 ГК РФ предусматривает право отказополучателя на отказ от получения завещательного отказа. При этом такой отказ в пользу другого лица, а также с оговорками и под условием не допускается.

Данная норма не может вызвать никаких возражений, но в связи с этим возникает вопрос, не урегулированный в ч. 3 ГК РФ, а именно: переходят ли уже возникшие права отказополучателя (например по наследству) в том случае, если отказополучатель умрет после открытия наследства, т.е. когда обременение уже возникло?

Верховный Суд РФ, выполнив не присущую ему законотворческую функцию, установил, что права и обязанности отказополучателя прекращаются его смертью и не могут быть переданы им по наследству, только если иное не предусмотрено наследодателем, оставившим завещательный отказ. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23 апреля 1991 г. № 2, п. 15).[97] Верховный Суд РФ ограничился указанной формулировкой, но проблема этим не исчерпывается, и многие ученые не соглашаются с подобным решением с разных позиций. Так, некоторые авторы [98] указывают, что решение вопроса о том, могут ли переходить по наследству права отказополучателя, зависит от содержания права, принадлежащего отказополучателю. Обычно право на получение завещательного отказа, как и любое другое имущественное право, переходит к наследникам отказополучателя. Например, если наследодатель возложил на наследника обязанность передать отказополучателю какую-либо вещь в собственность, то в случае смерти отказополучателя его наследники могут требовать от наследника, обремененного отказом, его исполнения, то есть передачи им этой вещи в собственность. Исключение составляют те завещательные отказы, исполнение которых тесно связано с личностью отказополучателя (например, предоставление пожизненного права пользования жилым помещением). Такие права отказополучателей в силу нормы ст. 383 ГК РФ о недопустимости перехода к другим лицам прав, неразрывно связанных с личностью кредитора, не могут переходить по наследству, даже если такая возможность предусмотрена завещанием. С другой стороны, эти положения можно истолковать таким образом, что никакие права отказополучателя не могут переходить по наследству. Действительно, все эти права тесно связаны с личностью отказополучателя, так как именно ему они отказаны наследодателем. При таком подходе разъяснение Верховного Суда РФ о том, что в силу специального указания в завещании права отказополучателя могут переходить по наследству, является некорректным, противоречащим закону. Думается, данный вопрос нужно решать также с учетом правила об исполнении завещательного отказа в пределах стоимости наследственного имущества. Эта норма позволяет ограничить вторжение в право собственности наследника и делает возможным сохранение обременяющих наследника прав отказополучателей наряду с другими имущественными правами без причинения собственнику убытков.

Новеллой ч. 2 ст. 1160 является признание того, что отказополучатель может быть одновременно и наследником, в т.ч. по завещанию. В этом случае его право на отказ от получение завещательного отказа не зависит от его права принять наследство или отказаться от него. Фактически отказополучатель в данной ситуации вправе:

- отказаться и от получения завещательного отказа, и от принятия наследства;

- отказаться от завещательного отказа, но принять наследство;

- получить завещательный отказ, но отказаться от принятия наследства;

- получить завещательный отказ и принять наследство.

Возможности для дальнейшего законодательного совершенствования представляет собой перенесенная из ст. 538 ГК РСФСР норма ч. 2 ст. 1137 ГК РФ, согласно которой на наследника завещатель вправе возложить обязанность предоставить другому лицу пожизненное пользование жилым помещением, которое переходит по наследству, или его определенной частью.

Вопрос о пределах существования такого обременения необходимо решать в совокупности с I проблемой возмездности или безвозмездности права проживания в доме наследника. Как представляется, целям защиты собственников от чрезмерного вторжения в их права в наибольшей степени соответствовало бы закрепление презумпции возмездности проживания отказополучателя в доме наследника, обязание отказополучателя, если иное не установлено завещанием, компенсировать расходы собственника по содержанию занимаемой отказополучателем части жилья. Следующим шагом законодателя должно стать решение, какой характер должна носить эта возмездность и каков должен быть порядок определения материальной выгоды собственника вследствие наличия в отношении его имущества обременяющих его прав третьих лиц. Как видно, существует два подхода к регулированию подобных ситуаций. Во-первых, можно установить, что вознаграждение за установленное обременение должно носить компенсационный характер, возмещать собственнику причиненные неудобства, второй вариант - предоставить собственнику право извлекать определенную выгоду от наличия обременения в отношении его имущества. Так, можно определить цену ежемесячного проживания отказополучателя в доме наследника в соответствии с п. 3 ст. 424 ГК РФ исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах в данном регионе обычно взимается за проживание в жилом помещении определенной площади. Следуя иному решению, стоимость проживания отказополучателя необходимо определять исходя из затрат собственника (наследника) на содержание той части жилого помещения, которую занимает отказополучатель (в эти затраты включаются, например, оплата тепло- и электроэнергии, водоснабжения и др.). Учитывая, что пользование жилым помещением наследника в соответствии с условиями завещания зачастую является для отказополучателя жизненной необходимостью, равно как и в других подобных случаях обременения прав собственника (например, правами членов семьи бывшего собственника в соответствии со ст. 292 ГК РФ), а также исходя из целей установления таких обременении (целей наибольшей защиты интересов управомоченных лиц), целесообразным представляется утвердить компенсационный характер вознаграждения собственнику - субъекту обременения.

Действительно, если предположить, что отказополучатель может проживать в доме собственника полностью безвозмездно, т.е. не только не обеспечивать наследнику определенный доход, но и не участвовать в содержании жилья, то признание за отказополучателем его права в качестве пожизненного может чрезмерно нарушить права наследника. В таких случаях (например, при наличии специального указания о безвозмездности отказа завещателем) правило об исполнении завещательного отказа в пределах стоимости наследственного имущества следует распространить на случаи установления права пожизненного проживания. При таком подходе становится ясно, что в случае безвозмездного проживания отказополучателя в доме наследника фактически имеет место не «пожизненное проживание», как указано в п. 2 ст. 1137 ГК РФ, а постоянное проживание до того момента, как расходы собственника дома на содержание жилой площади, занимаемой отказополучателем, не превысят стоимость перешедшего ему наследственного имущества. Думается, чтобы не вводить субъектов гражданских отношений в заблуждение относительно их прав (наследодателей - по поводу возможности обеспечить бесплатным жильем определенных лиц пожизненно, отказополучателеи - по поводу возможности пожизненно проживать в отказанном им жилом помещении на безвозмездной основе), не вносить путаницу в практику решения наследственных дел, необходимо внести в закон изменения: исключить норму о возможности возложения на наследника обязанности обеспечить пожизненное пользование переходящим по наследству домом другим лицам или специально предусмотреть, что правило об исполнении завещательного отказа в пределах действительной стоимости наследственного имущества распространяется на случаи предоставления права пожизненного пользования жилым помещением

Новый ГК сохранил разновидность завещательного распоряжения, как возложение, формулировка которого в целом сохранена, как сохранено правило о применении норм о завещательном отказе, если данные действия для достижения общеполезной цели носят имущественный характер. Фактически законодателем в вопросе о завещательном возложении внесены в ст. 1139 ГК РФ три новшества. Во-первых, обязанность по исполнению завещательного возложения может быть теперь возложена завещателем не только на наследников, но и на исполнителя завещания. Во-вторых, в качестве одного из видов завещательного возложения специально выделено право завещателя обязать одного или нескольких наследников содержать принадлежащих завещателю домашних животных, а также осуществлять надзор за ними. И, в третьих, заинтересованным лицам, исполнителю завещания и любому из наследников представлено право требовать исполнения завещательного возложения в судебном порядке, если завещанием не предусмотрено иное.

Существенные изменения произошли и в ограничивающем принцип свободы завещания праве необходимых наследников на получение обязательной доли в наследственном имуществе. Круг лиц, имеющих такое право остался прежним. Так, в соответствии с ч. 1 ст. 1149 ГК РФ несовершеннолетние или нетрудоспособные дети наследодателя (в т.ч. и усыновленные); нетрудоспособные супруг и родители (усыновители) наследодателя; нетрудоспособные иждивенцы наследодателя, подлежащие призванию к наследованию на основании ч. 1 и ч. 2 ст. 1148 ГК РФ, наследуют независимо от содержания завещания не менее половины доли, которая причиталась бы каждому их них при наследовании по закону (обязательная доля).

Нетрудоспособными иждивенцами, призываемым к наследованию в качестве обязательных наследни­ков на основании п. 1 и 2 ст. 1148 ГК, являются:

- граждане, относящиеся к наследникам по за­кону всех установленных семи очередей, нетрудо­способные ко дню открытия наследства, но не вхо­дящие в круг наследников той очереди, которая призывается к наследованию, если не менее года до смерти наследодателя находились на его иждиве­нии, независимо оттого, проживали они совместно с наследодателем или нет;

- граждане, которые не входят в круг наследни­ков по закону, но ко дню открытия наследства явля­лись нетрудоспособными и не менее года до смерти наследодателя находились на его иждивении и про­живали совместно с ним.

Как известно, понятие нетрудоспособности применительно к различного рода правоотношени­ям также различно.

Понятие нетрудоспособности применительно к наслед­ственным правоотношениям до настоящего времени со­держится в единственном документе — постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 1 июля 1966 года № 6 «О судебной практике по делам о наследовании» К нетрудоспособным относятся женщины, дос­тигшие 55 лет, и мужчины, достигшие 60 лет (нетру­доспособные по возрасту), а также инвалиды I, II. III групп (нетрудоспособные по состоянию здоро­вья), независимо от того, назначены ли этим лицам пенсия по старости или инвалидности. При этом лица, ушедшие на пенсию на льготных основаниях (в связи с тяжелыми условиями труда), в круг на­следников как нетрудоспособные не включаются.

Несовершеннолетние дети наследодателя при всех обстоятельствах имеют право на обязательную долю в наследстве, независимо от того, учатся ли они или работают, а также в случаях, когда до дости­жения совершеннолетия они вступили в зарегист­рированный брак либо в отношении их имела место эмансипация.

Для призвания к наследованию в качестве обя­зательных наследников иждивенцев наследодателя необходимо одновременное наличие нескольких оснований:

1) нетрудоспособность; при определении этого понятия следует исходить из тех же принципов, что и при определении нетрудоспособности наследни­ков (исключение составляют несовершеннолетние дети, которые могут быть признаны иждивенцами до достижения ими 16 лет. а учащиеся — 18 лет);

2) для признания лиц иждивенцами наследода­теля они должны находиться либо на полном содер­жании наследодателя, либо получать от него по­мощь, которая являлась бы для них основным и по­стоянным источником средств к существованию;

3) иждивенчество должно продолжаться не ме­нее 1 года до момента открытия наследства.

Как мы видим, по сравнению с ранее действовавшим законодательством размер обязательной доли снизился (согласно ст. 535 ГК РСФСР она составляла не менее двух третей от доли, причитавшейся наследнику по закону). Как известно, это уже второе снижение размера обязательной доли. В 20-30 гг. прошлого столетия размер обязательной доли равнялся законной доле, На наш взгляд, законодатель, весьма последовательно следуя расширению пределов свободы завещательных распоряжений, в данном случае перегнул палку. Категория необходимых наследников по сути дела является социально защищенной частью нашего населения. Нередко в условиях экономической нестабильности эти лица весьма существенно материально зависят от наследодателя, который и по морально-нравственным соображениям обязан и при своей жизни материально заботиться о своих близких.

Положения ст. 535 ГК РСФСР существенно дополнены новыми норами, которые по мысли законодателя направлены на упрочнение принципа свободы завещания, в котором наиболее полно выражается действительная воля завещателя. Согласно ч. 2 ст. 1149 ГК РФ право на обязательную долю в наследстве удовлетворяется из оставшейся незавещанной части наследственного имущества даже если это приведет к уменьшению прав других наследников по закону на эту часть имущества, а при недостаточности незавещанной части имущества для осуществления права на обязательную долю – из той части имущества, которая завещана. Стоимость обязательной доли определяется из всего завещанного и незавещанного имущества. Напомним, что в соответствии с ч. 3 ст. 1128 ГК РФ денежные средства в банках теперь входят в состав наследственного имущества и наследуются на общих основаниях. Это означает, что данные денежные средства также учитываются и при определении размера обязательной доли.

В обязательную долю засчитывается все, что наследник, имеющий на нее право, получает из наследства по какому-либо основанию, в т.ч. и стоимость установленного в пользу такого наследника завещательного отказа (ч. 3 ст. 1149 ГК РФ).

Новеллой современного законодательства является ч. 4 ст. 1149 ГК РФ, в которой предусматривается возможность в исключительных случаях с учетом имущественного положения наследников, имеющих право на получение обязательной доли, уменьшения в судебном порядке размера обязательной доли, или даже отказа в ее присуждении. Это возможно в тех случаях, когда осуществление права на обязательную долю в наследстве повлечет за собой невозможность передать наследнику по завещанию имущество, которым наследник, имеющий право на обязательную долю, при жизни наследодателя не пользовался, а наследник по завещанию пользовался для проживания (жилой дом, квартира, иное жилое помещение, дача и т.п.) или использовал в качестве основного источника средств к существованию (орудия труда, творческая мастерская и т.п.). В целом можно положительно оценить такой подход законодателя, поскольку, как отмечает С. П. Гришаев «… не всегда претендентами на получение обязательной доли являются люди малоимущие и нуждающиеся в защите»[99] .

Заключение

Принятие ч. 3 ГК РФ безусловный шаг вперед, и шаг своевременный. Указанный нормативный акт должен заложить основу развития наследственных правоотношений в нашей стране на новом, более качественном уровне.

В данном нормативном акте нашли свое отражение не только положения, традиционно воспринимаемые правом, но и ряд норм, отражающих современные тенденции развития правовой материи. Прежде всего, это нормы, направленные на упрочнения принципа свободы завещания.

Новеллы законодательства о наследовании по завещанию способствуют упрочнению статуса граждан как субъектов гражданских правоотношений.

Но, несмотря на положительные моменты, нельзя не отметить и ряд недостатков и пробелов ч. 3 ГК РФ.

Так, не нашли своего законодательного разрешения также вопросы, дискутирующиеся еще с революционных времен, как возможность фиденкомиссарной субституции и вопрос о действительности завещаний под отлагательным или отменительным условием. Законодатель не высказался четко по данным проблемам.

Безусловным положительным моментом современного законодательства о наследовании по завещанию является курс на упрочнение и дальнейшую детализацию требований к форме и порядку совершения завещаний, введение института свидетелей. Вместе с тем законодатель, как указывалось выше, ввел новую форму завещаний, совершаемых уже в простой письменной форме по правилам ст. 1129 ГК РФ – завещание в чрезвычайных обстоятельствах. Но легально определения данных обстоятельств дано не было, что вызывает трудности отнесения определенных обстоятельств к чрезвычайным.

Введение норм, законодательно закрепляющих основные принципы наследования по завещанию (свобода завещания – ст. 1119 ГК РФ; тайна завещания – ст. 1126 ГК РФ и другие) в ч. 3 ГК РФ можно только приветствовать. В развитие этих и других принципов внесены новые формы и в ряж других статей ч. 3 ГК РФ. Так, представленное завещателю в случае нарушения тайны завещания право требования компенсации морального вреда, а также право воспользоваться другими способами зашиты гражданских прав, предусмотренными ГК РФ (ст. 1123 ГК РФ), безусловно способствует дополнительной защите права граждан свободно распоряжаться своим имуществом на случай своей смерти.

Новеллой, направленной на укрепление принципа тайны завещания, является введение другой, не известной советскому наследственному праву, формы завещания – закрытого завещания (ст. 1126 ГК РФ). Но и здесь не все однозначно, вследствие того, что не все субъекты наследственных правоотношений могут воспользоваться данной формой составления завещания по причине наличия у них определенных физических недостатков. К тому же неучастие нотариуса в составлении текста закрытого завещания может в дальнейшем вызвать сложности при решении вопроса о действительности завещания.

Положительно можно отозваться и таком подходе законодателя, как детализация установившихся и вполне применимых ныне положений ГК РСФСР 1964 г. Хотя, на наш взгляд, ряд практически дословно перенесенных из ГК 1964 г. норм нуждаются в дальнейшем совершенствовании. Это, в частности, касается нормы о завещательном отказе, согласно которой на наследника, к которому жилой дом, квартира или иное жилое помещение, завещатель может возложить обязанность предоставить другому лицу на период жизни этого лица или на иной срок право пользования этим помещением или его определенной частью (ч. 2 ст. 1137 ГК РФ). Учитывая, что наследник, обремененный завещательным отказом, исполняет его в пределах стоимости перешедшего нему наследства за вычетом приходящегося на него долгов наследодателя (ч. 1 ст. 1138 ГК РФ), законодательно решить вопрос о возмездности (или безвозмездности) пользования отказополучателем данным имуществом.

Не сняты в ч. 3 ГК РФ и некоторые противоречия с действующим законодательством. Так, авторское право допускает переход по наследству некоторых личных неимущественных прав, автора (например, право на опубликование произведения). В ст. 1112 ГК РФ говорится прямо противоположное – личные неимущественные права и другие нематериальные блага в состав наследства не входят.

Из всего изложенного выше мы можем сделать вывод что, несмотря на отдельные недостатки, современное наследственное право в целом сегодня позволяет адекватно регулировать нынешние наследственные правоотношения и отвечает потребностям сегодняшнего дня. Но жизнь не стоит на месте. В дальнейшем необходим тщательный анализ положений новой «наследственной конституции России», включающей как теоретические исследования, так и судебную, нотариальную и адвокатскую практику.

Только применение на практике положений части третьей ГК РФ, посвященных регулированию вопросов наследственного права, покажет, насколько оправдана некоторая усложненность ряда правовых конструкций, использованных в данном нормативном правовом акте.

Список литературы

1. Алексеев С. С. Общие теоретические проблемы системы советского права. М., 1961

2. Алексеев С. С. Структура советского права. М., 1975

3. Ананьева Е. В. Наследование авторского права и часть третья ГК РФ// Современное право, 2002, №9

4. Анненков К. А. Система русского гражданского права. СпБ., 1909, т.VI

5. Антимолов В. И., Граве К. А. Советское наследственное право. М., 1955

6. Барцевский М. Ю. Если открылось наследство. М., 1989

7. Барцевский М. Ю. Наследственное право. М., 1996

8. Барышев А. И. Приобретение наследства и его юридические последствия М., 1960

9. Бондарев Н. И. Завещания, приравненные к нотариальным. М., 1975

10. Бондарев Н. И. Право на наследство и его оформление, М., 1971

11. Братчикова Н.В. Новые правила совершения завещательных распоряжений правами на денежные средства в банках// Адвокат, 2002, №1

12. Власов Ю. Н. Калинин В. В. Наследственное право.М., 2001

13. Власов Ю. Н. Наследование по закону и по завещанию. М., 2001

14. Власов Ю.Н. Нотариат в РФ. М., 2002

15. Гаврилов В. Н. Наследование в условиях проведения правовй реформы в России. Дисс… канд. юр. наук: 12.00.03. - М.: РГБ, 2002.

16. Гордон М. В. Наследование по закону и по завещанию. М., 1967

17. Граве К. А. Вопросы наследственного прав в практике Верховного Суда СССР. М., 1949

18. Гражданское право: Учеб [в 3 т.: По сост. на 1 сентября 1999 г.]/ Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. М., 1999., т.3.

19. Грибанов В. П. Границы свободы завещания вкладов// Советское государство и право, 1968, № 3

20. Гришаев С. П. Наследственное право, М., 2003

21. Губанов А. А. Закон о наследовании М., 1984.

22. Данилов Е. П. Наследование. Нотариат. Похороны. М., 2001

23. Диордиева О. Н. Плюсы и минусы нового наследственного права и проблемы нотариата и суда при применении нового законодательства// Нотариус, 2002, №3

24. Дроников В. К. Наследование по завещанию в советском праве. Киев, 1957.

25. Зайцева Т. И. Крашенинников П. В. Наследственное право. Комментарий зоконодательства и практика его применения. М., 2003

26. Зайцева Т. И. Наследственное право. М., 2000.

27. Зайцева Т.И. Защита наследственных прав// Нотариус, 2003, №4

28. Иоффе О. С. Советское гражданское право Т. 3, Л., 1965.

29. Иоффе О. С. Структурные подразделения системы права: (На материалах гражданского права)// Ученые записки ВНИИСЗ, М., 1968, вып. 13

30. Костычева А. И. Наследование по завещанию// Бюллетень нотариальной практики, 2003, №2

31. Краюшкин И. А. Институт наследования: прошлое, настоящее, современные тенденции развития// Нотариус, 2002, №1

32. Крылова З. И. Новеллы наследственного права в части третьей ГК РФ // Российская юстиция. 2002, №3

33. Маканников О. В. Наследование по завещанию и недействительность завещания// Нотариус, 2003, №1

34. Макрюков В. Пределы обращения наследственных прав завещательным отказом// Российская юстиция, 2004, №1

35. Мейер Д. И. Русское гражданское право. М., 1997. ч. 2

36. Мусаев Р. М. Наследование по завещанию: История и современность: Дисс… канд. юр. наук: 12.00.03. М.: РГБ, 2003

37. Немков А. М. Основные принципы советского наследственного права// Ученые записки Пермского университета, 1965, № 129.

38. Немков А. М. Очерки истории наследственного права. Воронеж, 1979

39. Никитюк П. С. Наследственное право и наследственный процесс. Кишинев, 1973.

40. Памятники русского права М. 1952

41. Победоносцев К. И. Курс гражданского права. СпБ, 1873, ч. 1

42. Разинкова М. Н. Закрытое завещание// Нотариус, 2002, №№4

43. Рождественский МС. Н. Завещание как сделка по гражданскому законодательству// Бюллетень нотариальной практики, 2003, №5

44. Серебровский В. И. Очерки советского наследственного права. М., 1953

45. Синайский В. И. Русское гражданское право. М., 2002

46. Сосиспатрова Н. В. Особенности наследования жилых помещений// Российкая юстиция, 2002, № 10

47. Справочник государственного процесса. М., 1972

48. Степаненко Г. М. Наследственное право РСФСР. Саратов, 1965 г.

49. Толстой Ю. К. Наследственное право М., 1999.

50. Флейшиц Е. А. Завещание и легат в советском гражданском праве/ Учебник записки ВИЮН, вып. VI, М.,1947

51. Храмцов К. В. Правовое регулирование наследования в Российской Федерации. Омск, 2002

52. Черепахин Б. Б. Правопреемство по советскому гражданскому праву

53. Шершеневич Г. Ф. Учебник русского гражданского права. М., 1911


[1] Храмцов К. В. Правовое регулирование наследования в РФ. Омск, 2002 г. стр. 3.

[2] Толстой Ю. К. Наследственное право. М., 1999 г., стр. 5.

[3] Ю. К. Толстой. Указ. соч., стр. 5.

[4] Никитюк П. С. Наследственное право и наследственный процесс. Кишинев, 1973 г.

[5] Шершеневич Г. Ф. Учебник русского гражданского права. М. 1911 г., с. 701.

[6] Поскольку, как уже отмечалось выше, наследование по завещанию по «Русской Правде» не имело самостоятельного значения, хотелось бы остановиться подробнее на институте наследования по закону

[7] Памятники русского права. М., 1952., вып. 1, с. 133

[8] Шершеневич Г. Ф. Указ. соч., с. 703.

[9] См. напр.: Шерешневич Г. Ф. Указ. соч. с. 715

[10] Синайский В. И. Русское гражданское право. – М., 2002 г. с. 593

[11] Синайский В. И. Указ соч., с. 599.

[12] Шершеневич Г. Ф. Указ. соч.с. 725-726.

[13] Шершеневич Г. Ф. Указ. соч., стр. 731.

[14] Шершеневич Г. Ф. Указ соч. стр. 741.

[15] Шершеневич Г. Ф. Указ соч. стр. 743,

[16] Шершеневич Г. Ф. Указ. соч. стр. 800.

[17] СУ РСФСР 1917-1918 гг. №4, ст. 50.

[18] В ст. 418 ГК определялся круг наследников по закону.

[19] Антимолов Б. С. Граве К. А. Советское наследственное право. М., 1955. стр. 142.

[20] Серебровский В. И. Очерки советского наследственного права. М., 1953. стр. 112.

[21] Антимолов Б. С., Граве К. А. Указ соч. стр. 143

[22] Ч 2. § 9 Инструкции Министерства юстиции РСФСР от 2 февраля 1948 года по применению Положения о государственном нотариате РСФСР от 31 декабря 1947 года.

[23] Ч 3 § 9 той же инструкции

[24] Постановление Пленума Верховного суда СССР от 20 июня 1947 года №9/4/У

[25] Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда СССР от 23 октября 1947 года по делу № 1068.

[26] См. Антимонов Б. С., Граве К. А. Указ соч. стр. 156-157.

[27] Флеймиц Е. А. Завещание и легат в советском гражданском праве. «Ученные записки ВИЮН» вып. VI, М., 1947 г., стр. 89.

[28] СЗ СССР 1929 г. № 61, ст. 567.

[29] СЗ СССР 1929 года № 41, ст. 366

[30] СЗ СССР 1930 года № 55, ст. 582.

[31] Антимонов Б. С., Граве К. А. Указ. соч. стр. 190.

[32] Здесь и далее в данном параграфе имеется в виду ГУ РСФСР 1964 гю

[33] Никитюк П. С. Наследственное право и наследственный процесс. – Кишинев, 1973 г. стр. 119.

[34] «Бюллетень Верховного Суда РСФСР» 1967 г. № 1, с. 4.

[35] Ведомости Верховного Совета СССР, 1973 г., № 3, ст. 393.

[36] Справочник государственного нотариуса. М., 1972 г., стр. 129-131

[37] Справочник государственного нотариуса стр. 128-129, 133-134.

[38] Ведомости Верховного Совета РСФСР, 1974 г., № 51, ст. 1346.

[39] Ведомости ВС СССР, 1976 г. № 27, ст. 404.

[40] Нититюк П,.С. Указ. соч. стр. 135; Черепакон Б. Б. Правопреемство по советскому гражданскому праву. М., 1962 г. стр. 140; Степаненко Г. М. Наследственное право РСФСР, Саратов, 1965 г. стр. 50.

[41] Серебровский В. И. Указ. соч. стр. 40-41; Иоффе О. С. Советское гражданское право. Т. III. Л., 1965 г. стр. 292-293

[42] Никитюк П. С. Указ. соч., стр. 135. Грибанов В. П. Границы свободы завещания вкладов// Советское государство и право, 1968 г. № 3, стр. 115-116.

[43] Ведомости Верховного Совета РСФСР, 1987 г., №9, ст. 250.

[44] Справочник государственного нотариуса. М., 1972 г., стр. 160.

[45] «Судебная практика Верховного Суда СССР», 1952 г. № 7, с. 47.

[46] «Бюллетень Верховного суда СССР», 1960 г. № 2. с. 4-6

[47] См. например, Серебровский В. И. Указ. соч., стр. 135; Дроников В. К. Наследование по завещанию в советском праве. Киев, 1957 г. стр. 73.

[48] Эйдинова Э. Б. Наследование по закону и по завещанию М., 1985 г. стр. 48.

[49] Никитюк П. С. Указ. соч. стр. 160-161.

[50] Сборник постановлений пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (РФ) по гражданским делам. М., 1994 г., стр.125.

[51] См.напр.. Власов Ю. Н., Калинин В, В. Наследственное право. М., 2001 г., стр. 5. Эйдинова Э. Б. Наследование по закону и по завещанию. М., 1985 г., стр. 3.

[52] Толстой Ю. К. Наследственное право. М., 1999 г., стр. 3.

[53] Алексеев С. С. Общие теоретические проблемы системы советского права. М., 1961 г., стр. 7.

[54] См.: Алексеев С. С. Структура советского права. М., 1975 г., стр. 155.

[55] См.: Иоффе О. С. Структурные подразделения системы права: (На материалах гражданского права)// Уч. зап. ВНИИСЗ. М., 1968 г., вып 13., стр. 50.

[56] Общий институт, закрепляя нормативные обобщения, касающиеся содер­жания регулируемых отношений, является показателем юридического своеобра­зия подотрасли. Предметным может быть назван правовой институт, который формируется или начинает формироваться применительно к определенному уча­стку общественных отношений (предмету регулирования). Функциональные институты, являясь продуктом функциональной дифференциации права, при­званы дать "сквозное" регулирование отдельной операции в правовом регули­ровании, касающейся многих разновидностей данных отношений. Функциональ­ные институты могут быть рассмотрены в качестве таковых лишь по отноше­нию ко всем другим предметным институтам, поскольку у каждого из них тоже есть свой участок общественных отношений. См.: Алексеев СС. Структура советского права. стр. 140-146.

[57] Ведомости РФ, 1993 г., № 32, ст. 1242.

[58] Бюллетень Верховного Суда РФ, 1997 г., №1

[59] Бюллетень Верховного Суда РФ, 1993 г., № 11.

[60] СЗ РФ, 1997 г., № 47, ст. 5340; 2001. № 44. ст. 4149.

[61] См. ст. 2 Закона РФ от 25 июня 1993 г. «О праве граждане Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации»// Ведомости РФ, 1993 г., № 32, ст. 1227.

[62] Гаврилов В. Н. Наследование в условиях проведения правовой реформы в России. Дис. … канд. юр. наук: 12.00.03. – М.: РГБ, 2002 г.

[63] Храмцов К. В. Правовое регулирование наследования в Российской Федерации. Омск, 2002 г., стр. 15.

[64] Никитюк П. С. Наследственное право и наследственный процесс. Кишинев, 1973 г., стр. 12

[65] «Ученые записки Пермского университета». № 129, 1965 г., стр. 109.

[66] Никитюк П. С. Указ. Соч., стр. 15.

[67] Там же.

[68] Гришаев С. П. Наследственное право., М., 2003 г. стр. 9-10.

[69] Толстой Ю. К. Наследственное право. М., 1999 г., стр. 35.

[70] Ведомости Съхезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР., 1991 г., № 26, ст. 733.

[71] См.: СЗ РФ, 1995 г., № 50, ст. 4870; 1999 г., № 8, ст. 973

[72] См.: СЗ РФ, 1996 г., № 1, ст. 1; 1999 г., № 22, ст. 2672.

[73] См.: СЗ РФ, 1996 г., № 20, ст. 2321; 2001 г., № 21, ст. 2062.

[74] См.: СЗ РФ, 1996 г., № 25, ст. 2963; 2002 г., № 1, ч. 2, ст. 2.

[75] См.: СЗ РФ, 1998 г., № 7, ст. 785; 1999 г., № 1, ст. 2.

[76] См.: СЗ РФ, 1998 г., № 16, ст. 1801; 2000 г., № 48, ст. 4632.

[77] См.: СЗ РФ, 1998 г., № 30, ст. 3611.

[78] См.: СЗ РФ, 2003 г., № 24, ст. 2249.

[79] См.: Ведомости Съезда Народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации, 1992 г., № 42, ст. 2319; СЗ РФ № 53, ч. 1, ст. 5030.

[80] См.: Ведомости Съезда Народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации, 1992 г., № 42, ст. 2325.

[81] Там же, ст. 2328.

[82] Там же, 1993, № 32, ст. 1243; СЗ РФ, 1995 г., № 30, ст. 2866.

[83] См.: Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Вер­ховного Совета Российской Федерации. — 1993. - - № 10. — Ст. 357.

[84] См., напр.: Инструкция о порядке совершения нотариальных действий должностными липами органов исполнительной власти от 19 марта 1996 г. № I 055 // Бю.г Н1стень нормативных актов министерств и ведомств Российской Федерации. 1946. №6.

[85] См.: Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Вер­ховного Совета Российской Федерации. — 1992. — № 12. — Ст. 593; Собрание законодательства Российской Федерации. —- 1995. — №5. — Ст. 346.

[86] См.: Бюллетень нормативных актов министерств и ведомств Российской Федерации. 1995. - №9.

[87] См.: Бюллетень Верховного суда СССР. 1966 г., № 4. " Там же; 1985 г., № 4.

[88] Там же, 1985 г., №4.

[89] См.: Сборник постановлений Пленумов Верховного суда СССР и РСФСР (Российской Федерации) по гражданским делам. 2-е изд., М., 1995 г., стр. 292; Бюллетень Верховного суда Российской Федерации. 1997 г. № 1, стр. 14.

[90] Бюллетень Верховного суда Российской Федерации. 2000, № 3.

[91] Подробнее см.: Свердлык Г. А. Принципы советского гражданского права. Красноярск, 1985. —С. 169; Толстой Ю.К. Наследственное право - М 1949 С. 34-39.

[92] Гражданское право. Том 3. / Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К.Толстого. М., 1999 г., стр. 603.

[93] Гражданское право. Том 3. / Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К.Толстого. М., 1999 г., стр. 603.

[94] Мусаев Р. М. Наследование по завещанию: История и современность: Дисс…. канд. юр. наук: 12.00.03. М.: РГБ, 2003 г., стр. 51.

[95] Мусаев Р. М. Указ. соч., стр. 152-153.

[96] См., наприм.: Серебровский В. И. Очерки наследственного права. М., 1965 г., стр. 140.

[97] Бюллетень Верховного Суда РФ, 1997 г., №1.

[98] см., например: Гражданское право: Учебник: Ч. 3 / Отв. ред. Ю.К. Толстой. М., 1999. С. 545

[99] Гришаев С П. Указ. соч., стр. 61

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений22:33:25 18 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
14:08:46 24 ноября 2015
лохи
09:27:18 19 марта 2009
лохи
09:27:18 19 марта 2009
лохи
09:27:18 19 марта 2009

Смотреть все комментарии (6)
Работы, похожие на Реферат: Наследование по завещанию
Регулирование и охрана гражданских прав
1. Понятие и метод гражданского права Украины Термином "гражданское право" охватывается несколько взаимосвязанных, но не тождественных понятий ...
Завещатель имеет право за своим усмотрением завещать имущество любым лицам, любым чином определить частицы наследников в наследстве, лишить наследства одного, нескольких или всех ...
Нотариус, заведующий государственным нотариальным архивом при получении заявления о скасування или изменение завещания, а также при наличии нового завещания, которое отменяет или ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: шпаргалка Просмотров: 523 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Содержание и виды завещания
ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА 1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЗАВЕЩАНИЯ 1.1 Понятие и юридическая природа завещания 1.2 Содержание завещания 1.3 Форма завещания и ...
Завещатель может указать в завещании другого наследника на случай, если назначенный им в завещании наследник или наследник завещателя по закону: умрет до открытия наследства, либо ...
Поэтому данное нотариальное действие состоит не только в простом заверении подписи завещателя и учинении нотариальной надписи: при его совершении нотариус должен разъяснить ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Просмотров: 2148 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Основы теории государства и права
1 Понятие, признаки, функции государства. Форма государства Государство - это особая форма организации общества, обладающая определёнными средствами и ...
Завещатель может указать в завещании другого наследника на случай, если назначенный им в завещании наследник или наследник завещателя по закону умрет до открытия наследства, либо ...
Наследник, которому завещаны денежные средства, внесенные во вклад или находящиеся на любых других счетах наследодателя в банках, в том числе в случае, когда они завещаны путем ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: шпаргалка Просмотров: 26634 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 2 человек Средний балл: 4.5 Оценка: неизвестно     Скачать
Субъектный состав, характерные принципы и особенности наследования по ...
СОДЕРЖАНИЕ ГЛАВА 1. ОБЩАЯ ХАРАКЕРИСТИКА НАСЛЕДОВАНИЯ ПО ЗАВЕЩАНИЮ 1.1 Понятие наследования по завещанию 1.2 Форма завещания и правила его составления ...
В соответствии с п.8 Правил завещатель вправе изменить или отменить завещательное распоряжение, руководствуясь положением ст.1130 ГК РФ, путем оформления нотариально ...
Если смысл отдельных распоряжений завещания не вполне ясен или противоречит другим распоряжениям, нотариус обязан рекомендовать завещателю устранить недостатки текста завещания ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Просмотров: 2441 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Понятие, принципы и субъекты завещания
СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА I. ПОНЯТИЕ, ПРИНЦИПЫ И СУБЪЕКТЫ ЗАВЕЩАНИЯ 1.1 Понятие и значение завещания как односторонней сделки 1.2 Принципы завещания 1 ...
1121 "завещатель может указать в завещании другого наследника (подназначить наследника) на случай, если назначенный им в завещании наследник или наследник завещателя по закону ...
Завещатель вправе в завещании подназначить другого отказополучателя на случай, если назначенный им отказополучатель умрет до открытия наследства или одновременно с наследодателем ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Просмотров: 1331 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Понятие наследования
СОДЕРЖАНИЕ Введение 1. Общие положения о наследовании. 1.1 Понятие, значение наследования 1.2.Субъекты наследственных правоотношений 2. Особенности ...
Наследственную трансмиссию следует отличать от тех случаев, когда наследник, призванный к наследованию, успел принять наследство (путем подачи нотариусу соответствующего заявления ...
Так, если наследник, призванный к наследованию по закону или по завещанию, умер после открытия наследства, не успев его принять, то его наследники могут получить свидетельство о ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Просмотров: 8324 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Наследование по завещанию
Оглавление Введение. 3 1.Общие методологические положения наследования по завещанию.. 5 1.1. Понятие завещания. 5 1.2.Свобода завещания. 9 2. Форма и ...
Обратим внимание на то, что завещательный отказ должен быть установлен только в завещании (ни в каком другом распоряжении наследодателя он не может быть установлен), что содержание ...
Таким образом, надлежит прийти к выводу, что к наследникам, к которым переходит обязанность исполнить завещательный отказ, относятся не только наследники одного и того же ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Просмотров: 712 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 1 человек Средний балл: 4 Оценка: неизвестно     Скачать
Наследование по завещанию
... законодательстве за последние несколько лет наиболее полной переработке подверглась третья часть Гражданского кодекса РФ - наследственное право. По ...
Согласно ст. 427 ГК приведение в исполнение воли наследодателя, выраженной им в завещании, возлагается на самих наследников; при отсутствии в завещании иных распоряжений все ...
Институт исполнителя завещания в СССР - особый институт, установленный в советском праве для облегчения выполнения воли завещателя, но вместе с тем и для наилучшего обеспечения ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Просмотров: 743 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Правовое регулирование нотариальной деятельности в Республике Беларусь
... НОТАРИАТА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 1.1 Общая характеристика системы нотариата Республики Беларусь 1.2 Место осуществления нотариальной деятельности 1.3 ...
По истечении срока для принятия наследства нотариус истребует из государственной нотариальной конторы (от частного нотариуса) по месту открытия наследства сведения об открытии ...
Для выдачи свидетельства о праве на наследство по завещанию подлежат установлению и проверке: факт смерти наследодателя; время и место открытия наследства; состав и принадлежность ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Просмотров: 3056 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Завещание как основание наследования
Негосудартственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Восточная экономико-юридическая гуманитарная академия (Академия ...
Содержание завещания может состоять лишь из одного распоряжения завещателя: указания о лишении всех своих наследников по закону наследства; указания лишь завещательного отказа или ...
Перечень наследников, имеющих право на получение части наследственного имущества независимо от содержания завещательного распоряжения, является исчерпывающим: указанные наследники ...
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: дипломная работа Просмотров: 3378 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 1 человек Средний балл: 5 Оценка: неизвестно     Скачать

Все работы, похожие на Реферат: Наследование по завещанию (3248)

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150375)
Комментарии (1830)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru