Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Полупредикативные единицы в сербском переводе романа М.Е. Салтыкова-Щедрина

Название: Полупредикативные единицы в сербском переводе романа М.Е. Салтыкова-Щедрина
Раздел: Рефераты по языковедению
Тип: реферат Добавлен 22:58:47 16 октября 2005 Похожие работы
Просмотров: 861 Комментариев: 3 Оценило: 1 человек Средний балл: 5 Оценка: неизвестно     Скачать

министерство общего и профессионального образования российской федерации

красноярский государственный университет

кафедра общего языкознания и риторики

Полипредикативные единицы в сербском переводе романа М.Е.Салтыкова – Щедрина

«Господа Головлёвы».

Дипломное сочинение

студентки факультета

филологии и журналистики

Коголь Светланы Валериевны

ДОПУЩЕНА К ЗАЩИТЕ

«___»________________1999 г.

Научный руководитель С.А.Агапова

канд. филол. наук, доцент

Заведующий кафедрой А.П.Сковородников

«___»________________1999 г. профессор, доктор филол. наук

Красноярск 1999

Оглавление.

0. Введение……………………………………………………………..3

1. Глава 1. Типология предложений………………………………..5

1.1 Предложение как единица синтаксиса……………………..__

1.2 Сложное предложение в современном русском языке: теории и классификации………………………………...…….7

1.3 Сложное предложение в сербском языке……………….…..23

2. Глава 2. М.Е.Салтыков – Щедрин……………………………..34

2.1 Язык произведений М.Е.Салтыкова – Щедрина…….……__

2.2 Роман «Господа Головлёвы»…………………………………37

3. Способы передачи сложных предложений с русского языка на сербский язык в романе «Господа Головлёвы»…………………39

3.1 Сложноподчинённые предложения……………………….…..__

3.2 Сложносочинённые предложения…………………………… . .47

4. Заключение………………………………………………….……..53

5. Библиография……………………………………………….…….54

5.1 Источники……………………………………………….….…….­­__

5.2 Словари и справочники…………………………….…….…….__

5.3 Список литературы…………………………………….….…….__

6. Приложение 1…………………………………………….…….….61

7. Приложение 2……………………………………………..……….62

Введение.

Объектом исследования данной работы являются сложные предложения в сербском переводе романа М.Е.Салтыкова – Щедрина «Господа Головлёвы», переведённого с русского языка Исидорой Секулич в 1949 году.

Выбор темы обусловлен недостаточным освещением данной проблемы в русской и югославской сербистике, а также преобладанием в романе сложных синтаксических конструкций.

Целью работы является комплексное описание сложносочинённых и сложноподчинённых предложений в русском и сербском языках и выявление закономерностей передачи русских полипредикативных единиц в сербском переводе, их структурное оформление.

В соответствии с заданной целью в работе поставлены следующие задачи:

-Определить критерии выделения сложносочинённых и сложноподчинённых предложений как синтаксических образований;

-Изучить структурно – семантические особенности сложносочинённых и сложноподчинённых предложений в русском языке и сербском переводе романа «Господа Головлёвы»:

-Определить частоту употребления сложносочинённых и сложноподчинённых предложений в тексте оригинала и тексте перевода;

-Описать средства связи между предикативными единицами сложного предложения в русском и сербском языках.

В работе использовались методы системно – структурного и функционального анализа в рамках сравнительно – сопоставительного подхода.

В отечественном языкознании имеется богатый исследовательский материал, посвящённый сложному предложению в русском языке: работы Ф.И. Буслаева по грамматике русского языка («Опыт исторической грамматики»), которые спустя сто лет читают как лекции в университетах и педагогических институтах; А.А.Потебни по русской грамматике («Из записок по русской грамматике») и сопоставительному синтаксису восточно-славянских языков; А.А.Шахматова по современному русскому литературному языку и синтаксису русского языка («Синтаксис русского языка»); А.М.Пешковского по русской грамматике русского языка в общем и по синтаксису в частности («Русский синтаксис в научном освещении»); Ф.Ф.Фортунатова по сравнительно-историческому языкознанию («Сравнительное языковедение»); работы В.В.Виноградова по истории русского литературного языка («Исследования по русской грамматике»); В.А.Белошапковой, посвящённые синтаксису русского языка («Сложное предложение в современном русском языке» и др.; в сербском языке – учебные пособия по сербохорватскому языку П.А.Дмитриева, Г.Ш.Сафронова, Т.П.Поповой, И.В.Арбузовой. В югославском языкознании это работы Р.Мароевича, А.Милутиновича и др.

Работа состоит из Введения, трёх глав, Заключения, прилагается библиографический список и два Приложения в виде статистических таблиц, составленных на основе 432 единиц исследуемого текста.

Работа была апробирована на XVIII научной конференции факультета филологии и журналистики, посвящённой 200–летию А.С.Пушкина, а также на Вторых параславянских чтениях, опубликованных в сборнике научных тезисов «Сибирская локальноэтническая ситуация в конце ХХ века» в 1998 году.

1. Глава 1

1.1. Предложение как единица синтаксиса.

Сложность, многоаспектность предложения затрудняет выработку его определения. Существует множество определений этой синтаксической единицы, к которым продолжают присоединяться новые. Адекватное определение должно содержать указание на родовую принадлежность определяемого явления, и, вместе с тем, в нем должны быть отмечены те из множества присущих ему свойств, которые обуславливают специфику именно данного явления, составляя, таким образом, его сущность.

В истории разработки русского синтаксиса можно отметить попытки определения предложения в плане логическом, психологическом и формально-грамматическом.

Представитель первого направления Ф.И. Буслаев определял предложение как «суждение, выраженное словами». [Буслаев, 1959, с.258]

Буслаев так же полагал, что «в языке находят свое выражение точное отражение и выражение логические категории и отношения». [Буслаев, 1959, с.270].

Исходя из того, что «грамматическое предложение вовсе не тождественно и не параллельно с логическим суждением», представитель второго направления А.А. Потебня рассматривал предложение как «психологическое (не логическое) суждение при помощи слова, т.е. соединение двух мысленных единиц: объясняемого (психологического субъекта) и объясняющего (психологического предиката), образующих сложное предложение». Существенным признаком предложения он считал наличие в нем глагола в личной форме. [Потебня, 1958, с. 81-84].

Ф.Ф. Шахматов построил свою теорию предложения на логико-психологической основе и так определил предложение: «Предложение - это единица речи, воспринимаемая говорящим и слушающим как грамматическое целое, служащее для словесного выражения единицы мышления». Психологической основой предложения Шахматов считал сочетание представлений в особом акте мышления [Поспелов, 1990, с. 127].

Основоположник формально-грамматического направления Ф.Ф. Фортунатов рассматривает предложение как один из видов словосочетания: «Среди грамматических словосочетаний, употребляющихся в полных предложениях речи, господствующими являются в русском языке те именно словосочетания, которые мы в праве назвать грамматическими предложениями, т.к. они заключают в себе, как части, грамматическое подлежащее и грамматическое сказуемое». Члены предложения представителями этого направления определялись с морфологической точки зрения, т.е. характеризовались как части речи. [Фортунатов, 1956, с.188-189].

В.В. Виноградов за основу определения предложения берет структурно-семантический принцип: «Предложение - это грамматически оформленная по законам данного языка целостная единица речи, являющаяся главным средством формирования, выражения и сообщения мысли». [Виноградов, 1955, с.254].

Для того, чтобы дать операционно применяемое определение предложения, следует исходить из его формальных или функциональных признаков.

В академическом языкознании мы находим такое определение предложения:

«Предложение - минимальная единица человеческой речи, представляющая собой грамматически организованное соединение слов, обладающее известной смысловой и интонационной законченностью. Будучи единицей общения, предложение вместе с тем является единицей формулирования и выражения мысли, в нем находит свое проявление единство языка и мышления. Предложение может выражать вопрос, побуждение и т.д. Грамматическую основу предложения образуют предикативность, складывающаяся из категорий времени, лица, модальности и интонация сообщения». [Розенталь, 1976, с.311].

Мы считаем возможным остановиться на данном определении как на наиболее объективном и доказательном. Хотя мы не можем не заметить, что до сих пор существуют прения по поводу определения синтаксической единицы, что еще раз доказывает то, что предложение - это сложная по своему устройству единица.

1.2. Сложное предложение.

Нет единого мнения и по поводу определения сложного предложения.

Если простое предложение является монопредикативной единицей и в нем выражается «единая соотнесенность с ситуацией речи, оценка говорящим сразу всего объективного содержания» [Белошапкова, 1981, с.367], то сложное предложение является полипредикативной единицей, в нем дается «раздельная соотнесенность с ситуацией речи, оценка говорящим объективного содержания по частям». [там же].

Предикативные единицы сложного предложения, хотя и построенные по моделям простого предложения, находятся в таком тесном взаимодействии в смысловом и грамматическом отношении, что расчленить сложные предложения на отдельные самостоятельные простые предложения бывает большей частью невозможно, так как части сложного предложения объединены и структурно, и по смыслу, и интонационно. Такого мнения придерживаются такие ученые, как Ф.И. Буслаев: «Из совокупности двух или нескольких предложений составляется сложное, так называемое в отличие от простого, не соединенного с другим». [Буслаев, 1959, с.279].

«Синтаксическим целым» называет В.В. Виноградов сложные предложения. [Виноградов, 1955, с.287].

Д.Э.Розенталь даёт более широкое определение сложного предложения: «Сложные предложения - предложения, состоящие из двух или нескольких частей, по форме однотипных с простым предложением, но образующих единое целое, смысловое, конструктивное и интонационное целое». [Розенталь, 1976, с.432].

В германистике следующее определение: «Сложное предложение по структуре противостоит простому, оно полипредикативно, т.е. предикативное отношение, характеризующее взаимные отношения подлежащего и сказуемого, представлено в предложении два и более раза.

Составляющие сложного предложения традиционно рассматриваются тоже как предложения. Возможно, впрочем, это просто не совершенство терминологии». <…> (Так, в английском языке для обозначения полипредикативной единицы используется термин «clause»*). «Придаточное - не предложение уже потому, что оно лишено самостоятельной коммуникативной значимости. Оно используется в процессе и в целях речевой коммуникации лишь в качестве составляющей большей синтаксической единицы - сложного предложения. Даже части сложносочиненного предложения неадекватны как единицы коммуникации. Зачастую их взаимные отношения причины - следствия, определенной временной организации и т.п., и разорвать их, выделить каждую из частей сложносочиненного предложения в самостоятельное предложение, значит

___________________________________________________________________

* clause – 1. грамматическое предложение (часть сложного предложения). – НБАР.

ослабить или разорвать существующие между ними синтаксическую и семантическую связи. К тому же неоконченные части сложного предложения свою синтаксическую связь с себе подобными могут передавать и интонацию. Будучи изолированными от остальной части сложного предложения, такие конструкции оказываются и интонационно отличными от предложения. <...>

Таким образом, сложные предложения - это структурное и семантическое единство двух или более синтаксических единиц, каждая со своим предикативным центром, складывающееся на основе синтаксической связи...» [Иванова, 1981, с. 230].

«The composite sentence as different from the simple sentence, is formed by two or more predicative lines. <...>... the composite sentence reflects two or more elementary situational events viewed as making up a unity. Each predicative unit in a composite sentence makes up a clause in it, so that a clаuse as part of a composite sentence corresponds to a separate sentence as part of a contextual sequence». [Blokh,1994,p.288]*

*Сложное предложение, в отличие от простого, состоит из двух и более предикативных единиц.<...>... Сложное предложение отражает два или более элементарных события, рассматриваемых как одно целое. Каждая единица предикативной единицы в сложном предложении представляет собой предложение, поэтому это предложение как часть сложного предложения соответствует отдельному предложению, целого текста. [Блох, 1994, с. 288]

Связь между частями сложного предложения осуществляется посредством союзов, указательных слов (местоимений), других специальных слов (наречий, вводных слов и т.п.), структурной неполноты какой-либо части и общая для всех частей предикативной единицы.

«Порядок следования предикативной единицы в сложном предложении может быть относительно свободным или закрытым:

В связи с этим сложные предложения могут быть:

Классификация сложных предложений определяется средствами связи их предикативной единицей: в зависимости от того, что связывает в одну синтаксическую единицу их предикативные единицы - союзы или интонация, различаются сложные предложения с союзной связью и с бессоюзной.

Сложные предложения с союзной частью делятся на сложносочиненные и сложноподчиненные предложения в зависимости от типа союза:

Данная классификация не является единственной. Наряду с союзными и бессоюзными предложениями выделяются предложения с разнотипной связью. [Современный русский язык, 1978, с. 384].

Среди союзных сложных предложений выделяются структуры, которые представляют собой переходный тип между сложносочиненными предложениями и сложноподчиненными предложениями. Это прежде всего предложения с так называемым взаимным подчинением, т.е. предложения, оформленные как сложноподчиненные предложения, но с такими смысловыми отношениями между частями, что практически невозможно выделить в них главную часть и действия, о которых сообщается в обеих частях, происходит почти одновременно, что характерно не для сложноподчиненных предложений, а для сложносочиненных.

К предложениям переходного типа относятся и такие, в которых наблюдается подчинительный союз, но выражаются сопоставительные отношения, свойственные сложносочиненным предложениям.

С другой стороны, среди сложноподчиненных предложений встречаются и такие, части которых связаны между собой сочинительными союзами, но отношение между ними характерны для сложноподчиненных предложений.

Сложносочиненные и сложноподчиненные предложения различаются не только по форме (по характеру союза), и не только по значению (по характеру синтаксических отношений между частями), но и структурно.

«Структурные различия» между этими типами сложных предложений состоят в том, что:

1. в сложносочиненных предложениях союзы не относятся ни к одной из частей, тогда как в сложноподчиненном они входят в структуру придаточной части, а союзные слова выполняют ту или иную синтаксическую функцию;

2. некоторые сложносочиненные предложения могут быть открытыми структурами, тогда как сложноподчиненные - структуры неизменно закрытые;

3. в сложносочиненном предложении ни одна предикативная единица не может располагаться в середине другой, тогда как в сложноподчиненном предложении интерпозиция предикативной единицы внутри другой встречается часто». [Козырева, 1987, с.40]

А . Пешковский нашел и доказал важное свойство сложносочиненных предложений, отличающее его от сложноподчиненных:

«1. сочинение выражает отношения обратимые, т.е. такие, при которых одно представление относится к другому также, как это второе представление к первому». [Пешковский, 1956, с.462].

«Обратимость или необратимость отношений, выражаемых союзами, зависит, конечно, только от значения самих союзов». [Пешковский, 1956, с.465].

Очень своеобразную точку зрения на природу сложносочиненных предложений мы находим у Блоха М.Я.: «The semi - compound sentence of predicate coordination is derived from minimum two base sentences having identical subjects . By the act of semi - compounding, one of the base sentences in most cases of textual occurrence becomes the leading clause of complete structure, while the other one is transformed into the sequential coordinate semi - clause (expansion) referring to the same subject.

E.g.1.The soldier was badly wounded. + The soldier stayed in the ranks.® The soldier was badly wounded, but stayed in the ranks.

2. He tore the photograph in half. + He threw the photograph in the fire. ® He tore the photograph in half and threw it in the fire.». [Blokh, 1986, p.343] *

__________________________________________________________________

* Сложносочиненное предложение основано на согласовании не менее двух простых предложений, имеющих общий (тождественный) субъект.

В процессе сочинения одно предложение становится ведущим, а другое согласуется с первым (подчиняется первому) и относится к тому же субъекту:

1. Солдат был неприятно удивлен. + Солдат стоял в строю. ® Солдат был неприятно удивлен, но стоял в строю.

2. Он разорвал фотографию пополам. + Он бросил фотографию в огонь. Он разорвал фотографию и бросил ее в огонь. [Блох. 1986, с.343]

Как мы видим, не все ученые придерживаются одной точки зрения по поводу определения и отношений внутри сложносочиненных предложений. В своей работе мы придерживаемся классического определения сложносочиненных предложений, которое заключается в том, что сложносочиненное предложение - это предложение, которое состоит из двух и более предикативных единиц, соединенных между собой сочинительной связью. [Розенталь Д.Э., Белошапкова В.А., Поспелов Н.С. и др.]

«Она характеризуется тем, что соединяемые ею компоненты (или предикативные единицы, выполняют одну и ту же синтаксическую функцию относительно друг друга и образуемого ими целого. <...> В сложном предложении с сочинительной связью нет различий в функции части, вводимой союзом, и части, не содержащей союза, и ни одна из соединяемых предикативных единиц не занимает синтаксического места формы слова в составе других частей». [Белошапкова, 1989, с.732]

Так Д.Э.Розенталь даёт следующую структурно-семантическую классификацию - классификацию сложносочиненных предложений по отношениям между предикативными единицами:

«1. соединительные (со значением одновременности, последовательности, причины и следствия и т.д.)

2. разделительные (со значением несовместимости, чередования, взаимоисключения)

3. противительные (со значением противопоставления, несоответствия)

4. присоединительные ». [Розенталь, 1976, с.432 - 433]

Одна из распространенных - классификация В.А. Белошапковой. Все сложносочиненные предложения Белошапкова делит на предложения открытой структуры и закрытой. Предложения открытой структуры в свою очередь делятся на соединительные, которые имеют открытую структуру саму по себе, однотипные части и разделительные части, в которых союзы являются необходимым элементом структуры и вносит в предложение модальный оттенок потенциальности, значение выбора.

Предложения закрытой структуры делятся на предложения, допускающие второй союзный элемент: со вторым союзным элементом и без него. Причем первые делятся на предложения следствия и вывода, противительно - уступительные, противительно - возместительные, ограничительные, отождествительно - соединительные и соединительно - дополнительные. А предложения без второго союзного элемента делятся на предложения с союзом И и союзами А, НО . [Белошапкова, 1989, с.744]

Также в лингвистике существуют различные точки зрения на природу сложноподчиненных предложений. В словаре - справочнике Д.Э. Розенталя и М.А. Теленковой [Розенталь, 1976, с.492] дается следующее определение сложноподчиненных предложений:

«Сложноподчиненное предложение - это предложение, части которого связаны между собою подчинительными союзами или союзными средствами. Подчинительная связь между частями сложноподчиненного предложения выражается в синтаксической зависимости одной части (придаточной) от другой (главной)».

В германистике следующее определение сложноподчиненного предложения:

«Сложноподчиненное предложение предполагает наличие главного и зависимого предложений. «Главная» и «зависимая» – здесь весьма условные наименования, поскольку возможны такие построения, в которых «главная» часть представлена даже не членом предложения, а его компонентом. сложноподчиненные предложения, построенные на основе подчинительной связи, четко соотносятся с простым предложением и строятся по единым структурам».[Иванова, 1981, с.237]


Там же приводится классификация сложноподчиненных предложений:

«1. классификация на основе соотносительности с членами предложения: придаточные подлежащные, сказуемные, дополнительные, обстоятельственные, определительные

2. классификация на основе соотносительности с частями речи: придаточные присубстантивные (подлежащные, сказуемные, дополнительные), наречные (обстоятельственные), адъективные (определительные)». [там же]

Одной из первых классификаций сложноподчиненных предложений в русском языкознании является классификация Ф.И. Буслаева, вышедшая в «Опыте исторической грамматики русского языка» в 1858 году. Данная книга выдержала пять изданий под названием «Историческая грамматика русского языка». Последнее издание было в 1959 спустя столетие после первого. [Буслаев, 1959, с.407]

Автор исходит из того, что «каждый из членов главного предложения, кроме сказуемого, может быть выражен придаточным предложением». На этом основании Буслаев различал придаточные подлежащные, дополнительные, определительные, обстоятельственные места, времени, образа действия, меры и счета, причины, основания, цели, условные, уступительные, сравнения. Эта классификация стала традиционной в науке - функционально - семантическая, т.к. основывается на том, что придаточное предложение может выполнять по отношению к главному ту же функцию, какую выполняет тот, или иной член предложения, главный или второстепенный.

Но, несмотря на кажущуюся последовательность, эта классификация противоречива внутренне, т.к. в разных сложноподчиненных предложениях для уподобления придаточной части члену простого предложения в основу положены разные основания. При наличии соотносительного слова тип придаточной части определялся по синтаксической функции слова: Тот, кто преград не страшится . (придаточное подлежащное). При отсутствии соотносительных слов тип придаточного определялся в значительной мере по смыслу, по тому, какое значение вносят придаточные. В результате разные по структуре и значению конструкции включались в один разряд: Было ясно, что надо уходить. и Не тот силен, кто кричит . (Пословица), а структурно и семантически однородные придаточные относились к разным типам: Туман был такой, что ничего не было видно. (придаточное сказуемное) и Опустился такой туман, что ничего не было видно. (придаточное определительное). Поэтому в 1904 году В.А. Богородицкий в «Общем курсе русской грамматики» впервые выдвинул структурно - семантический принцип анализа сложноподчиненного предложения. Он рассматривает сложное предложение как «одно связное целое». По его мнению, исследователь должен определять типы связей и отношений между частями предложения и способы формального выражения этих связей. [Богородицкий, 1957, с.229]

Но последователи при рассмотрении структуры сложноподчиненного предложения наибольшее внимание уделяли значению союзов и союзных слов - формально - грамматическая классификация, представителем которой является А.М. Пешковский:

«1. подчинение посредством союзов (союзное подчинение). Все подчинительные союзы можно разбить по значению на следующие девять разрядов: союзы причинные, цели, следствия, изъяснительные, пояснительные, условные, уступительные, сравнительные и временные. <...>

2. подчинение посредством союзных слов (относительное)». [Пешковский, 1956, с.494]

Таким образом, классификация придаточных заменяется классификацией союзов и союзных слов. Многозначные союзы попадают одновременно в разные разделы.

Виды сложноподчиненных предложений, выделяемые по значению союзов, частично совпадают с традиционными, т.к. многие однозначные союзы (временные, причины и др.) выражают строго определенный вид отношений.

В последние годы исследователи все больше обращают внимание на структуру обеих частей сложноподчиненного предложения и смысловые отношения между главной и придаточной частью. Структурно - семантический принцип положен в основу классификации сложноподчиненных предложений Н.С. Поспелова [ Вопросы языкознания, 1959, №2, с.19 - 27] и В.А. Белошапковой [Белошапкова, 1967, с.50]

При изучении следует исходить из понимания структуры предложения как единого целого с взаимосвязанными частями.

В связи с этим термины «главное предложение» и «придаточное предложение» заменены другими – «главная часть» и «придаточная часть». Все сторонники структурно - семантической классификации выделяют два основных типа сложноподчиненных предложений:

1. предложения, в которых придаточная часть соотносится со всей главной частью в целом, - это двучленные, или расчлененные структуры;

2.предложения, в которых придаточная часть относится к одному слову в главной части, дополняя или конкретизируя его, - это одночленные, или нерасчлененные структуры.

Классификация двучленных предложений не вызывает разногласий: сложное предложение с придаточным времени, причины, условия, уступительные, цели, сравнения, следствия.

Нет единодушия в выделении присоединительных и пояснительных придаточных.

Значительно больше споров возникает при классификации одночленных структур.

Поспелов и Белошапкова считают, что деление этих предложений должно основываться на грамматических и лексических свойствах того слова, к которому относится придаточная часть. [Вопросы языкознания, 1959, с.19 - 27; Белошапкова, 1967, 50]. В связи с этим выделяется три типа:

1.присубстантивно-определительный (определяется существительное);

2. местоименно-соотносительный (конкретизируется соотносительное слово);


К этим типам могут быть прибавлены еще два, в связи с чем получается пять основных типов одночленных предложений: различают еще местоименно-союзный и изъяснительно-союзный типы. [Крюков, Максимова, 1977, с.191].

Но следует обратить внимание на структуру сложноподчиненных предложений, если в него входят несколько - больше двух - предикативных единиц:

«1. Сложноподчиненные предложения с соподчинением - такая связь частей, при которой придаточные предложения непосредственно относятся к главной части или к одной и той же части. Такие придаточные считаются соподчиненными.

В зависимости от значения придаточных и отношения их к главной части и к друг к другу принято различать:

1.) однородные соподчиненные - предложения, в которых придаточные одного и того же вида относятся к одному, общему для них члену главной части;

2.) неоднородные - разные по значению придаточные относятся к одному члену главной части;

3.) неоднородные - придаточные одного и того же вида относятся к разным членам главной части;

4.) неоднородные - разные по своему значению придаточные относятся к разным членам главной части.

2. Сложноподчиненные предложения с последовательным подчинением - связь придаточных частей, при которой каждая последующая придаточная часть связывается с предшествующей, а с главной частью непосредственно связана лишь первая придаточная часть. В результате получается своеобразная цепочка.

3. Сложноподчиненные предложения с соподчинительным и последовательным подчинением. Оба вида связи могут сочетаться одном сложном предложении. Комбинации возможны самые разнообразные: последовательное подчинение комбинируется с однородным соподчинением; с неоднородным соподчинением; с однородным и неоднородным соподчинением одновременно.

Возможны две параллельные группы последовательно подчиненных придаточных». [Козырева, 1987, с.68 - 69, 120 - 125]

Особое внимание следует уделить бессоюзным сложным предложениям.

Бессоюзное сложное предложение представляет собой явление синтаксической системы, во многом еще не познанное наукой. В значительной степени это объясняется тем, что долгое время внимание было обращено на факты кодифицированного литературного языка, который отождествлялся с литературным языком вообще. Между тем, сферой бытования бессоюзных сложных предложений является преимущественно разговорный язык.

В «Русской грамматике» 1980 года описание бессоюзных сложных предложений «вынесено» за рамки раздела «Сложных предложений», который включает только такие конструкции, в основе которых лежит тот или иной вид формально выраженной (грамматической) связи, т.е. сочинение или подчинение. [Русская грамматика, 1980, с.465]

В бессоюзном сложном предложении смысловые отношения между частями не имеют эксплицитного выражения и должны извлекаться адресатом речи из содержания частей с опорой на фонд общих знаний у слушающего и говорящего.

До 50 - х гг., как отмечает В.А. Белошапкова [Белошапкова, 1989, с.765], в науке господствовал взгляд, согласно которому бессоюзные сложные предложения рассматривались не как особая синтаксическая структура, а как предложения с “опущенными” союзами. В связи с этим бессоюзные сложные предложения подводились под типы союзных

С 50 - х гг. данный вид предложений был признан особым структурно- семантическим классом сложных предложений.

Это повлекло за собой разработку классификации бессоюзных сложных предложений на основе специфики их структуры и семантики.

Наибольшую известность получила классификация Н.С. Поспелова.

Различаются два основных типа:

1. предложения однородного состава, части которых однотипны в смысловом отношении и одинаково относятся к образуемому ими целому;

2. предложения неоднородного состава, части которых разнотипны в смысловом отношении и представляют разные стороны образуемого ими целого.[Поспелов, 1990, с.131]


Но эта классификация не направлена на изучение формальной организации предложения, поэтому приведем ниже классификацию бессоюзных сложных предложений В.А. Белошапковой, в основе которой лежат формальные различия частей данного рода сложных предложений: бессоюзные сложные предложения делятся на предложения открытой структуры, которые входят в сложносочиненные предложения одновременности и следования; закрытой структуры, где нет противопоставления сочинительной и подчинительной связи (недифференцированная синтаксическая связь). [Белошапкова, 1989, с.766 - 769]

1.3 Сложное предложение в сербском языке.

Структуру сложного предложения в сербском языке, как и в русском, составляют функционирующие как единое целое две или более взаимосвязанные предикативные единицы, подобные простым предложениям. Связь между ними в сербском языке выражается союзами, союзными словами или иными лексемами –структурными грамматическими средствами, являющимися аналогами союзов.

Существуют некоторые отличия сербского предложения:

1. в предложении обязательно должно присутствовать глагольное сказуемое, выраженное чаще всего связкой ЈЕ: Jугославиjа jе балканска земља. – Югославия – балканская страна.

2. в предложении чаще отсутствует подлежащее, выраженное личными местоимениями единственного и множественного числа: СМО, ТИ. Присутствие такого подлежащего обычно обусловлено его логическим выделением. Што ти ниси дошао? – Почему не пришёл (именно) ты?

3.порядок слов в предложении чаще всего свободный, хотя от него зависят смысловые и стилистические особенности высказывания: Професор улази у слушаоницу. – помимо общего сообщения о приходе преподавателя, содержится и указание на то, что преподаватель входит в аудиторию, а не в коридор. При ином порядке слов: У слушаоницу улази професор. – основной акцент высказывания сконцентрирован на субъекте действия, т.е. на том, что входит именно преподаватель.

Наиболее семантически акцентированной в сербском предложении является финальная позиция: так, из двух предложений: Ову книгу нисам прочитала и Ову книгу прочитала нисам отрицательное значение невыполненного действия во второй фразе выражено сильнее и категоричнее. Но существует нейтральный, как и в русском языке, порядок слов в предложении: подлежащее, сказуемое, прямое дополнение и обстоятельство.

4.постоянное место в предложении имеют безударные энклитические формы слов, которые фактически не являются членами предложения. В простом предложении они помещаются чаще всего после первого акцентированного слова или короткого словосочетания: Мајка га гледа или гледа га мајка. – Мать на него смотрит. При этом энклитики могут находиться между определением и определяемым словом. Све су мајке биле забринуте. – Все матери были встревожены. При наличии в предложении конструкции с частицей ДА, заменяющей инфинитив, место энклитики, относящейся к глаголу – сказуемому, - после частицы. Није хтео да му се јави. – Он не хотел с ним поздороваться. В придаточном предложении энклитики помещаются сразу после союза или союзного слова, исключая союзы А, И, АЛИ – Прошло је лето па су почеле кише. – Прошло лето, и начались дожди.

В зависимости от вида связи между предикативными единицами выделяются сложносочинённые и сложноподчинённые предложения.

«Предложения, объединённые при помощи сочинительной связи представлены несколькими типами: соединительные, присоединительные, разделительные и сопоставительно – противительные». [Попова, 1986, с.145]

Главными средствами связи в соединительных предложениях в сербском языке являются: недифференцированный по своему значению союз И, употребляющийся в отрицательных предложениях в форме НИТИ, многоместный союз И…И и его отрицательные аналоги НИТИ…НИТИ,НИТИ…НИ, НИ…НИ, которые совмещают соединительные функции с функцией усилительной частицы, а также союзы ПА и ТЕ, привносящие в соединительные предложения некоторые семантические оттенки: последовательности, следственной связи.

Соединительный союз ПА вносит оттенок следственной связи между предложениями или указывает на последовательность совершения их действия.

Союз ТЕ, выполняя соединительную функцию, может сообщить оттенок следственной или причинной связи между предложениями.

Причинно – следственные оттенки, сообщаемые союзами ПА и ТЕ, могут быть усилены употреблением в предложении наречий или местоименно-предложных сочетаний. Подобные сложносочинённые предложения по своему значению приближаются к сложноподчинённым, а сочинительные союзы ПА и ТЕ – к функции подчинительного союза ДА.

В структуре соединительных предложений различие в употреблении союзов И, ТЕ, ПА состоит в том, что союзом И могут связываться несколько предложений, в то время как союзы ТЕ и ПА выступают как единичные.

2.Близкими по значению к соединительным являются присоединительные предложения, выражающие такое отношение между элементами сложносочинённого предложения, при котором вторая часть имеет характер добавочного сообщения, замечания или заключения. Связь в подобных предложениях осуществляется при помощи соединительных и противительных союзов и большого набора различных союзных слов и аналогов союзов: А, И, АЛИ, ТЕ, ЧАК, ЈОШ, ДАКЛЕ, С ОБЗИРОМ НА ТО, СТОГА, ВАЉДА, НАПРИМЕР, ОСИМ ТОГА и др., что соответствует русским: А, И, НО, ДАЖЕ, ЕЩЁ, СЛЕДОВАТЕЛЬНО, УЧИТЫВАЯ ТО, ПОТОМУ, ВЕРОЯТНО, НАПРИМЕР, КРОМЕ ТОГО и др.

Особый вид присоединительных предложений составляет также те, вторая часть которых представляет собой как бы вывод или заключение из предшествующей. В таких сложносочинённых предложениях союз может отсутствовать или имеются союзы и их аналоги в виде модальных слов: ПРЕМА, ТОМЕ, ДАКЛЕ, ИНАЧЕ и др.

3.Разделительные отношения между частями сложносочинённого предложения выражаются при помощи союзов АЛИ, БИЛО, ЈА, ЕМ. Эти союзы, как и в русском языке, вносят в предложение модальный оттенок потенциальности, значение выбора.

В данных предложениях разделительный союз - необходимый структурный элемент.

4.Сопоставительно - противительные отношения выражаются союзами: А, АЛИ, ВЕЋ , НЕГО, НО, ДОК и др., которые соответствуют русским: А, НО, ОПЯТЬ ЖЕ, и такими союзными средствами, как ПА ИПАК, МЕЂУТИМ, И ПОРЕД ТОГА, русские: ВСЁ ЖЕ, МЕЖДУ ТЕМ, КРОМЕ ТОГО

В противительном предложении нередко наблюдается синтаксический параллелизм.

Сопоставительно-противительные предложения всегда двучленны.

Некоторые из противительных союзов, например, НЕГО, НО могут употребляться и в противительном и в сопоставительном значении, другие - лишь в противительном, например, ВЕЋ .

Разновидностью сопоставительно - противительных предложений можно считать предложения с градационным значением, в основе которых лежит сопоставление или противопоставление по значимости. Соотношение двух частей сложного предложения в данном случае осложняется субъективным оценочным компонентом. Они присоединяются при помощи сочинительных союзов и различных вводных слов: НЕ САМО...НО И, НЕГО...И, ЧАК...И, ПА ЈОШ, БОЉЕ РЕЋИ, ДРУГИМ РЕЧЕМА и др., их русские соответствия НЕ ТОЛЬКО... НО И, НО... И, ДАЖЕ И, И ЕЩЁ, ЛУЧШЕ СКАЗАТЬ, ДРУГИМИ СЛОВАМИ.

К сопоставительно - противительным примыкают и предложения с эксклюзивным значением, т.е. такие, в которых вторая часть указывает на некое частичное противопоставление, исключение по отношению к высказанному в первой части. В роли союзных средств выступают противительные союзы и наречия: САМО, ЈЕДНО, ВЕЋ ШТО, ТЕК, ТЕК ШТО, русские: ТОЛЬКО, ТОЛЬКО...ЧТО

«Сложноподчинённое предложение – это предложение, которое состоит из главного предложения и одного или нескольких зависимых, присоединённых союзами или союзными словами». [Попова, 1986, с.151]

Придаточные предложения могут распространять, объяснять или дополнять один из членов главного предложения или всё предложение в целом.

В зависимости от характера связи придаточного предложения с главным, а также в зависимости от выражаемого ими значения придаточные предложения делятся на несколько типов:

1.по характеру связи делятся на одночленные, или нерасчленённые по структуре предложения, и двучленные, т.е. расчленённые.

2.в зависимости от того, с каким словом в главном предложении соотносится придаточное, выделяются три типа нерасчленённых предложений: присубстантивные, местоименно-соотносительные и изъяснительные.

3.двучленные предложения, или предложения с расчленённой структурой, выражают различные обстоятельственные значения: временные, условные, причинные, уступительные, цели, следствия и сравнительно – сопоставительные. В данных предложениях придаточные относятся не к отдельному члену предложения, а соотносятся с ним в целом.

1.Присубстантивные предложения по своему значению являются определительными, т.е. соотносятся с одним из членов главного предложения, выраженного существительным, характеризуют его, отвечая на вопрос КОЈИ (КОТОРЫЙ), КАКАВ (КАКОЙ).

Подобные предложения с союзами КОЈИ, ШТО широко распространены в сербском языке. В русском им соответствуют как сложные, так и простые предложения с причастным оборотом.

В данной функции в качестве союзного слова в сербском языке значительно чаще, чем в русском употребляется относительное местоимение ЧИЈИ (ЧЕЙ). В русском языке его использование стилистически ограничено (обычно в книжной речи). В современном сербском языке таких ограничений нет, и конструкция с ЧИЈИ является обычной. Другие средства связи: ГДЕ,КУДА, ОТКУД, КАД, КАКО, КОЛИКО.

3. Изъяснительные предложения в своей главной части содержат некую смысловую или структурную недостаточность, которая восполняется придаточным предложением. Обычно придаточное предложение относится к сказуемому, выраженному глаголом восприятия, мышления, сообщения, волевых и эмоциональных состояний. Придаточные могут быть подлежащными и дополнительными.

В качестве союзных средств в данном типе предложений используются союзы и многочисленные союзные слова.

Очень употребительным является союз ДА, соответствующий русским ЧТО и ЧТОБЫ. В сербском языке широко представлены изъяснительные предложения с союзом ДА, которым в русском языке соответствуют простые предложения с инфинитивными сочетаниями, обозначающими действие, субъект которого совпадает или не совпадает с субъектом действия основного глагола, к которому он примыкает.

4.Связь между частями временных сложноподчинённых предложений осуществляется особыми временными союзами, которые могут выражать значение одновременности и разновременности. Среди предложений со значением одновременности действия можно выделить следующие разновидности:

1. действие главного и придаточного предложений совершается одновременно и параллельно. В таком случае соединительными средствами выступают союзы КАД и ДОК и сказуемое в обеих частях выражено глаголами несовершенного вида.

2. Действие главного происходит в какой – то момент придаточного. Соединительные союзы те же, причём сказуемое главного предложения выражено глаголом совершенного вида, а придаточного – несовершенного.

3. Действие придаточного предложения происходит в какой – то момент действия главного. В данном случае возможно употребление только союза КАД, а соотношение вида в глаголах – сказуемых обратно предыдущему.

4. Одновременность действия представлена и в таких предложениях, где придаточное указывает на некий предел (начальный или конечный) действия главного предложения. Такие предложения связываются союзами: ДОК, СВЕ ДОК, ДОК ГОД, ОТКАД, ДОКЛЕ, которым в русском языке соответствуют: ПОКУДА, С ТЕХПОР КАК, ДО ТЕХ ПОР КАК.

Среди предложений со значением разновременности действия можно выделить следующие разновидности:

1. действие главного совершается после действия придаточного. С союзами КАД, ПОШТО сказуемое придаточного предложения выражается глаголом совершенного вида, а главного – совершенного и несовершенного вида. С остальными союзами: ЧИМ, ПОШТО, ТЕК, ТЕК ПОШТО, САМО ШТО, сказуемые представлены глаголами совершенного вида.

2. действие главного предложения совершается до действия придаточного. Сказуемые придаточного выражаются глаголами совершенного, а главного – и совершенного и несовершенного.

3. особую разновидность последовательности действия представляют предложения, в которых придаточная часть указывает на предел, на границу действия главной части. Союзные средства: ОТКАД, ОТКАКО(КАК, С ТЕХ ПОР), с этими союзами сказуемое придаточной части выражено глаголом совершенного вида, а с союзами ДОК ГОД, СВЕ ДОК, ДОК глаголы – сказуемые представлены совершенным видом в отрицательной форме.

Егорова Е.Г. отмечает, что сложноподчинённые предложения с придаточным времени в современном сербском языке обладают набором специфических средств связи, имеющих временное значение. [Егорова, 1995, с.5]. Она же делит временные союзы на полисемантические, выступающие не только в сложных предложениях времени: КАД(а), КАКО, ДОК, ПОШТО, ЧИМ, и на моносемантические, способные оформлять только временные предложения: ОТКАД(а), ОТКАКО, ДОК НЕ. [там же] Средства связи она называет скрепами. Скрепы делятся на одноместные и двухместные:

1) простые союзы: КАД(а), ДОК, КАКО, ЧИМ

2) составные союзы: ДОК НЕ, СВЕ ДОК НЕ

3) союзные соединения с конкретизаторами.

Информация, заключённая в придаточной части сложноподчинённого предложения, выделяется посредством использования сочетаний временного союза и соответствующей лексемы с усилительным значением (ЧАК, ЈОШ), выделительно-ограничительным значением (ТЕК, САМО), уточнительным значением (БАШ) или значением модальности (ВАЉДА). Как правило, в таких сочетаниях участвует союз КАД(а), реже – ДОК, ПРЕ НЕГО.

Двухместные, двойные союзы: КАД(а) и наречие ТАД(а), ОНДА, или частица ТО.

5.В условных предложениях придаточная часть обозначает условие, при котором может осуществиться то, что высказано в главной. Части условного предложения связываются союзами АКО, УКОЛИКО, КАД, ДА. Роль союзного средства выполняет частица ЛИ. В русском языке им соответствуют: ЕСЛИ, ЛИ, КАБЫ, КОЛИ, КОГДА, РАЗ, ЕЖЕЛИ.

Учитывая отношения высказанного в придаточной части предложения условия к действительности и соответственно осуществимость или неосуществимость действия главной части, можно выделить следующие типы условных предложений:

1. в придаточном предложении выражено нереальное условие, которое осознаётся говорящим как несоответствующее действительности. Среди предложений данного типа выделяют:

1) условие придаточной части противоречит реальному положению вещей;

2) условие придаточной части также нереально, но высказано в виде предложения, при котором действие главного могло бы быть не таким, как оно есть на самом деле.

В придаточном предложении выражено реальное или возможное условие, хотя говорящий не знает, реализуется ли оно. Такие предложения содержат союзы АКО, УКОЛИКО, частицу ЛИ.

Союзом АКО могут вводиться и такие предложения, в которых не содержится обоснование или пояснение заключения, высказанного в главной части.

Следует отметить зависимость союза от формы глагола - сказуемого:

Части предложения

Союзы

Придаточная Главная

АКО

УКОЛИКО

1.изъяснительное наклонение, глагол совершенного и несовершенного вида, настоящее, прошедшее, будущее II

2. сослагательное наклонение

1.изъяснительное наклонение, глагол совершенного и несовершенного вида, настоящее, прошедшее, будущее I

повелительное наклонение

2. сослагательное наклонение

КАД Сослагательное наклонение Сослагательное наклонение
ДА

Изъявительное наклонение, настоящее время, глагол несовершенного времени,

Прошедшее время, глагол совершенного и несовершенного вида

Сослагательное наклонение

6.В причинных предложениях отношения придаточного и главного выражаются союзами:ЈЕР, ЗАТО ШТО, КАКО, ЧИМ, ЗБОГ ТОГА ШТО, УСЛЕД ТОГА ШТО, ТОШТО, КАД(а), БУДУЋИ ДА, КАД ВЕЋ , ГДЕ, соответствующие русским: ПОТОМУ ЧТО, ТАК КАК, ОТТОГО ЧТО, ИБО, ИЗ – ЗА ТОГО ЧТО, ПОТОМУ КАК, ПОСКОЛЬКУ, ВВИДУ ТОГО ЧТО, РАЗ, ВСЛЕДСТВИЕ ТОГО ЧТО.

Наиболее часто употребляется союз ЈЕР.

7. В предложениях следствия в придаточной части выражается следствие того, что было констатировано в главной части. Главное и придаточное соединяются союзами ДА, ТАКО ДА, КАКО, соответствующие русским ТАК ЧТО, ВСЛЕДСТВИЕ ЧЕГО, В СИЛУ ЧЕГО, В СВЯЗИ С ЧЕМ.

В ряде сербохорватских грамматик к подобным предложениям относятся также те, которые в главной части содержат корреляты в виде указательных местоимений и местоименных наречий. Однако, наличие коррелятов требует рассматривать данные предложения как одночленные, с нерасчленённой структурой.

8. Предложения цели содержат в придаточной части указание на цель действия главной части.

В отличие от русского языка, где в придаточной части глагол – сказуемое стоит в форме прошедшего времени или сослагательного наклонения. Форма сослагательного наклонения употребляется чаще, если придаточное предложение стоит перед главным.

9.В предложениях сравнительно –сопоставительных придаточная часть поясняет главную часть путём сравнения или сопоставления. Придаточная и главная части связаны союзами КАКО, КАО, ШТО, КАО ДА, соответствующие русским: КАК, БУДТО, СЛОВНО, КАК БУДТО, ТОЧНО, ПОДОБНО ТОМУ КАК.

Оттенки значений сравнительно – сопоставительных предложений определяются лексическим значением союзов. Союзы КАКО, КАКО ШТО выражают непосредственное сравнение, сходство; союз КАО ДА, указывая на сходство, вносит модальный оттенок предположительности.

10. В уступительном предложении мысль, высказанная в главной части, как бы противоречит тому условию, которое сообщается в придаточном предложении. Союзы МА, КО, МА ШТА придают предложению обобщённо – уступительное значение, указывая, что препятствующее условие придаточной части исчерпано до предела, и тем не менее это не мешает высказанному в главной части. Уступительное значение придают предложению союзные слова, состоящие из сочетания местоименных наречий ГДЕ, КАД и частицы ГОД.

Таким образом, средства связи между предикативными единицами сложного предложения в сербском языке такие же, как и в русском, за исключением соединительных союзов ПА, ТЕ , не имеющих своих аналогов в русском языке. В романе «Господа Головлёвы» сложные предложения преобладают, поэтому, исследуя данный текст, мы получаем богатый материал.

2. Глава 2. М.Е.Салтыков - Щедрин.

М.Е.Салтыков - Щедрин, писавший под псевдонимом Щедрин - вершина русской сатиры. Главное своеобразие его фигуры в русской литературе заключается в том, что Щедрин был и остаётся в ней крупнейшим писателем социальной критики и обличения.

Произведения Щедрина при всём их жанровом многообразии - романы, хроники, повести, рассказы, очерки, пьесы - сливаются в одно огромное художественное полотно, изображающее целое историческое время. «У Щедрина, отличительной чертой личности которого и главной мерой вещей был разум, а главным орудием борьбы с враждебным ему миром - «меч мысли», созданное им обличительное полотно можно назвать «Глуповской комедией», или же, по определению самого писателя, трагедией жизни, находящейся «под игом безумия» [Макашин, 1991, с.7]

Сила и пафос его публицистики обычно не только не наносилиущерба художественности произведений, но идейно углубляли и возвышали их. Органическое слияние художественного и публицистического - одна из характернейших особенностей творчества Щедрина.

2.1 Язык произведений М.Е.Салтыкова - Щедрина.

Явления жизни, становившиеся предметом критики Щедрина, воспринимались им в двух плоскостях. В одной они представлялись во всей конкретности своего «физического» существования, в другой - как объективности, не соответствующие идеалу, поэтому отрицаемые и в идейно - моральном плане как бы не существующие.

Одним из способов литературного выражения такого восприятия служит у Щедрина система «ирреальных» образов: «призраки», «тени», «миражи», «трепеты», «сумерки» и др.

«Исследуемый мною мир есть воистину мир призраков», - заявлял Щедрин. - «Но я утверждаю, что эти призраки не только не бессильны, но самым решительным образом влияют на жизнь». [Макашин, 1991, с.8]

С миром «призраков» сосуществует в щедринской сатире близкий к нему мир «кукол» и «масок», мир «картонной жизни», и «жизни механической». Эта система образов служит писателю для изображения, с одной стороны, мощных бюрократических механизмов царизма, а с другой - разного рода явлений «мнимой», «ненастоящей», «обманной» жизни - её примитивов, стереотипов и всякого рода социальных искажений облика и поведения людей. Глубокое развитие получил у Щедрина приём использования представителей животного мира для выражения человеческих характеров.

Щедринское искусство гротеска и гиперболы многообразно, но во всех своих формах и приёмах оно направленно на достижение единых главных целей: обнажать привычные явления жизни от покровов обыденности, привлекать внимание к этим явлениям различными способами их заострения и показывать их подлинную суть в увеличительном стекле сатиры. Щедринские гротески и гиперболы исполнены яркой художественной выразительности, беспримерного остроумия и удивительной ёмкости обобщения.

Поэтика и стилистика произведений Щедрина чрезвычайно богаты острым, идеологически действенным фразеологическим и лексическим материалом, применимым и поныне. Он содержит множество ярких образцов искусства «заклеймения» социально отрицательных явлений действительности.

Для литераторов художественно - публицистических жанров поэтика и стилистика Щедрина представляют выдающуюся ценность как школа мастерства слова и редкого искусства пользоваться языковым оружием идейных противников для борьбы с ними и защиты своих идеалов. Ведь Щедрин - только он один - умел, например, пользоваться самыми матёрыми штампами русской приказной речи, канцелярского и делового языка царской бюрократии для её полного посрамления.

Одна из главных особенностей поэтики и стиля Щедрина - эзопов язык, т.е. совокупность семантических, синтаксических и ряда других приёмов, придающих произведению или его отдельным элементам двузначность, когда за прямым смыслом сказанного таится второй план понимания, который и раскрывает подлинные мысли и намерения автора. Эзопов, или «рабий», язык был одним из средств защиты щедринских произведений от терзавшей их царской цензуры. Кроме того в этом языке Щедрин нашёл дополнительный и богатый источник художественной выразительности.

В основе «эзоповской манеры» Щедрина лежит иносказание, предполагающее ориентированность сатирических сюжетов, фабул, характеров на реальные события, факты и проблемы действительности.

Эзопов язык Щедрина имеет разнообразную «технику» - своего рода условные «шифры», рассчитанные в условиях эпохи на понимание их «читателем - другом». Наиболее часто «зашифровка» осуществляется приёмом сатирических псевдонимов или парафраз со скрытым значением: например: Департамент отказов и удовлетворений. - Сенат.

Псевдонимами со скрытым значением обозначаются не только отрицательные и обличительные, но и положительные, утверждаемые явления и факты, прямое название которых по цензурным условиям было невозможно, например: Гневные движения истории. - Революция.

Непревзойдённый мастер сатирического «цеха» и условных форм поэтики, Щедрин был в то же время в высшей степени одарён главнейшими качествами великого художника - реалиста, способностью создавать мир живых людей, глубокие человеческие характеры, видеть и изображать трагическое, причём даже в таких судьбах и ситуациях, которые, казалось бы, не могли заключать в себе никакого трагизма.

2.2 «Господа Головлёвы».

Абсолютная вершина Щедрина в искусстве его беспощадного реализма - роман «Господа Головлёвы». «Это роман - монография» [Бондарев, 1991, с.19], в центре которого судьба одной семьи, история гибели всех её членов. Повествование в каждой главе «истории умертвений» представителей головлёвского рода создаёт форму семейно - психологического романа, использованную для выражения острых общественных и нравственно - психологических проблем. Это определило основу синтаксической системы романа: беспристрастный рассказ, хроника жизни семьи. Автор то комментирует необычные по логике поступки героев, то сливается с персонажем, и повествование переходит в рассказ с позиций героя.

Форма эпического повествования определила частотность сложносочинённых предложений изъяснительного типа, в том числе в составе сложных предложений с развёрнутыми предикативными единицами. Подобные структуры предложения, являющиеся доминантными в тексте, служат органической передаче сложной философско - психологической мысли писателя, его рассуждающей манере.

Сложные предложения в тексте обладают текстообразующей функцией, т.е. участвуют в формировании текста, в концентрировании вокруг себя определённых лексических и синтаксических единиц, а также обладают определёнными целевыми установками, что тесно связано с особенностями стиля Салтыкова - Щедрина и жанра его произведения.

Синтаксическую организацию романа характеризуют два типа повествования. С одной стороны, здесь присутствует синтаксически замедленный темп, снимающий напряжённость тона изложения: «Иудушка приехал рано утром на другой день; Арине Петровне было уже значительно хуже. Обстоятельно расспросил он прислугу, что маменька кушала, не позволила ли себе чего лишненького, но получил ответ, что Арина Петровна уже с месяц почти ничего не ест». [Салтыков - Щедрин, 1979, с.137]. С другой стороны, в них даётся добавочное комментирование, пояснение, оценка, возникающие в процессе высказывания: «Но Арина Петровна очень хорошо поняла, что Порфишка - кровопивец только петлю закидывает, и потому окончательно рассердилась». [Салтыков - Щедрин, 1979, с.43]

Таким образом, мы обнаружили, что в романе М.Е.Салтыкова- Щедрина «Господа Головлёвы» преобладают сложные синтаксические конструкции, играющие текстообразующую функцию, в связи с чем мы получили богатый исследовательский материал. Обратившись к сербскому переводу романа, мы увидели, что в этом тексте сложные предложения преобладают над простыми. В соотвествии с этим проследим способы передачи русских сложносочинённых и сложноподчинённых предложений в тексте перевода.

3. Глава 3. Способы передачи сложных предложений с русского языка на сербский язык в романе «Господа Головлёвы».

В русском тексте романа «Господа Головлёвы» насчитано всего 432 сложного предложения, а в сербском варианте – 414. Из них сложносочинённых предложений в тексте оригинала – 146, в тексте перевода – 142; а сложноподчинённых – 213 – 184 соответственно.

Из всех сложных предложений в русском и сербском текстах преобладают сложноподчинённые предложения.

3.1.Сложноподчинённые предложения.

Сложноподчинённых предложений в русском тексте насчитано 213, что составляет 50% от общего числа сложных предложений, а в сербском тексте – 184, что составляет 44% от общего числа сложных предложений в данном тексте. [см. Приложение 1]

Наибольшее количество в русском и сербском текстах насчитано изъяснительных предложений: в русском – 87, это 40% от сложноподчинённых предложений , а в сербском – 63, что составляет 34% от общего числа сложноподчинённых предложений [см. Приложение 1]:

Она и сама смутно понимала, что вологодская деревнюшка только на время освободит её… (русс.,с ). В данном предложении использован союз ЧТО, указывающий на изъяснительные отношения, также в составе предложения присутствует в качестве опорного слова глагол мысли – понимала , который обуславливает семантическую структуру как сообщение о каком – либо факте. В сербском предложении используется союз ДА , соответствующий русскому союзу ЧТО: И она је мутно есећала да ће вологодско сеоце њу само за неко време ослободити… (серб., с.).

Следующий пример демонстрирует переход сложноподчинённого предложения изъяснительного типа в бессоюзное сложное предложение:

…можно обязательно с него стребовать, что он от папеньки отделён и всем доволен. (русс., с.). Это изъяснительное сложноподчинённое предложение, и союз ЧТО выражает данный тип отношений, слово стребовать является опорным, обозначая продукт мыслительной деятельности. …може се од њега узети документ : да је са очевином намирен, и потпуно задовааљан. (серб., с.). В этом предложении предикативные единицы соединены знаком препинания, таким образом сложноподчинённое предложение становится бессоюзным.

Ещё один пример бессоюзия: Но он бледнел всё больше и больше и чувствовал, что начинает знобить. (русс., с.). Здесь использован союз ЧТО и опорным словом является слово чувствовал . На сербский язык это предложение переведено как бессоюзное предложение перечислительного характера: Степан Владимирић све је блеŋу и блеŋу ; осетио је да га зној пробија. Несмотря на такое построение предложения, общий смысл не меняется, поэтому мы можем считать перевод адекватным: Степан Владимирович всё бледнел и бледнел; чувствовал, что его пробирает озноб.

Наблюдались случаи перехода сложноподчинённых предложений изъяснительного типа в бессоюзные, но, как правило, предложения данного типа передаются с русского языка на сербский соответственно. В связи с чем мы можем говорить об адекватности перевода изъяснительных сложноподчинённых предложений.

Следующими по количеству идут определительные сложноподчинённые предложения: в русском и сербском текстах насчитано 45 единиц [см. Приложение 1]: При разборе наблюдались случаи перехода предложений данного типа в сложносочинённые предложения соединительные, но это компенсировалось передачей этими предложениями русских причастных оборотов. Например:

Признаки нравственного отрезвления, появившиеся было в те часы… (русс., с.31). Это простое предложение с причастным оборотом переведено на сербский язык как определительное предложение: Знаци моралног освешћења, који су се били показали… (серб., с.48). Причастный оборот заменён придаточным определительным, таким образом мы получили: признаки нравственного отрезвления, которые появились было в те часы…. Общий смысл предложения не изменился, поэтому мы можем признать такой способ передачи русских причастных оборотов следующим образом.

Как правило, для выражения определительных отношений в сербском переводе используются однозначные с русскими союзные средства:

Степан Владимирыч, старший сын , о котором преимущесвенно идёт речь… (русс., с.8). – Степан Владимирић, најстарији син, о којем ће у овој причи пре свих осталих бити разговора… (серб., с.14) В русском и сербском предложениях употреблены типичные для обоих языков изъяснительные союзы О КОТОРОМ – О КОЈЕМ , одинаково определяющие подлежащее главного предложения Степан Владимирыч .

Но наиболее употребляемым в сербском тексте является союз ЧИЈИ :

Павлуша не мог оторвать глаз от своих новых сапог, на кончиках которых так и переливались лучи солнца. (русс., с.45), а в сербском тексте стоит другой союз: Павлуша изгледало је своих нових чизама, на чијм врховима се преливали зраци сунцо. (серб., с.68), причём замена союза не приводит к изменению смысла предложения, можно было и оставить тот же союз. В выборе союза здесь, возможно, сильно повлияла традиция сербского языка, в связи с чем употребление конструкций с ЧИЈИ очень распространено.

При разборе наблюдались случаи перехода предложений данного типа в сложносочинённые предложения соединительные, но это компенсировалось передачей этими предложениями русских причастных оборотов.

Говоря о другом виде сложноподчинённых предложений – предложениях времени следует заметить, что их количество в русском и сербском текстах 26 [см. Приложение 1]:

…как говорил преосвященный Смарагд, когда мы через Обоянь проходили… (русс., с.) - …по речима преосвећенор Смарагда, кад смо оно кроз Обојањ пролазили… (серб., с.) Действие главного предложения происходит в момент действия придаточного: когда мы проходили через Обоянь, Смарагд говорил….

Ещё один пример одновременности, но теперь уже действие придаточного происходит в какой – то момент главного: …говорит и тогда, когда Иван Михайлыч слушает его… (русс., с.) - …говори и кад га Иван Михаилић слуша… (серб., с.) В сербском предложении с таким значением возможно употребление только союза КАД , а сказуемое главного предложения обязательно выражено глаголом несовершенного вида.

Следующий пример на разновременное значение: Когда он явился к матери с дипломом, Арина Петровна только пожала плечами. (русс., с.) – Кад је приступио матери с дипломом у руци, Арина Петровна само је слегла раненима. (серб., с.) Действие главного предложения совершается после действия придаточного.

Как можем заметить, в сербских предложениях, как и в русских, существует разделение на предложения одновременности и разновременности, средства связи между предикативными единицами в сложноподчинённых предложениях времени в русском и сербском текстах идентичны.

Сложноподчинённых предложений условия насчитано одинаковое число в обоих текстах – 22 [см. Приложение 1]:

Если вы позаолите мне, …, выразить моё мнение, то вот он в двух словах… (русс., с.40). Данное предложение относится к такому типу условных, когда в придаточном предложении выражено возможное условие, хотя говорящий не знает, реализуется ли оно. Такое предложение переводится на сербский язык при помощи союза АКО : Ако ми дозволите,…, да кажем своје мишлење, мишлење је речено у две речи… (серб., с.61). Здесь говорящий не уверен, можно ли ему высказать своё мнение, и воспримется ли оно должно.

Следующий пример указывает на употребление другого союза – КАД : Если сидели бы все мирно, то ничего бы этого не было… (русс., с.37). – Кад би сви седели на миру,…, свега тога не би било… (серб., с.57). В данном случае союз КАД указывает на сослагательное наклонение глагола – сказуемого главной и придаточной частей.

Пример на употребление союза ДА , которому соответствует русский союз КАБЫ: Кабы не ты, понтировал бы я теперь… (русс., с.23) – Да тебе није било, ја би сад уз пешачку… (серб., с.36). Здесь условие придаточной части также нереально, как и главной части, но высказано в виде предложения, при котором действие главного предложения могло бы быть не таким, как оно есть на самом деле. ].

Все примеры указывают на адекватную передачу предложений данного типа с русского языка на сербский.

Сложноподчинённых предложений причины в русском тексте насчитано 9, а в сербском – 7, это связано с тем, что в сербском тексте обнаружено 2 случая перехода предложений данного типа в бессоюзные сложные предложения. Приведём в пример одно из них: Но он… даже полюбил темноту, потому что . в темноте сильнее разыгрывалось воображение. (русс., с.33) Здесь стоит типичный для сложного предложения причины союз ПОТОМУ ЧТО , а в сербском предложении союз как таковой отсутствует: Степан Владимирић се… заволео таму : у тами се јаче распаљује машта. (серб., с.51). Вместо союза стоит «:», указывающей на причинные отношения. Таким образом, сложноподчинённое предложение становится бессоюзным.

Но, как правило, русские предложения переведены соответственно сербским, употреблены соответствующие союзы:

Вечера он проводил в конторе, потому что АринаПетровна, по – прежнему, не отпускала для него свечей. (русс., с.50). – Вечери је проводио у канцеларији, зато што Арина Петровна, као и раније, није допуштала да му се даду свеће. (серб., с.75). Причинные отношения в предложениях выражены однозначными союзами ПОТОМУ ЧТО – ЗАТО ШТО.

Но наиболее часто употребляемым является в сербском тексте союз ЈЕР, равнозначный по своему значению и функции русскому союзу ПОТОМУ ЧТО : …и тут мы не смеем роптать, потому что пути провидения скрыты от нас. (русс., с.40). - …и тада ми не смемо роптати, јер су путиви провиŋења од нас скрпвени. (серб., с.62).

Так же небольшое количество в тексте сложноподчинённых предложений следствия – 10 [см. Приложение 1]. Предложения данного типа соответственно передаются на сербский язык при помощи однозначных, с русскими, союзов:

…он скоро сделался любимчем отца, что ещё больше усилило нелюбовь к нему матери. (русс., с.8) - …ускоро је постао љубимац очев, шта је, наравно, само појачало нељубав матере. (серб., с.14). В этих предложениях следствие выражено однозначными союзами, поэтому, если мы заменим союз ЧТО –ШТА на союз ВСЛЕДСТВИЕ ЧЕГО, то получим: он скоро сделался любимцем отца, вследствие чего ещё больше усилилась нелюбовь к нему матери.

Следующий пример указывает на употребление союза наиболее часто встречающегося в тексте: …так мало привык обращаться с деньгами, что сказочной годовой тысячи рублей достало очень ненадолго. (русс., с.10) - …тако је слабо он умео да се опходи с новацем, да је она чаробна годишња хиљада рубаља ишчезла за кратко време. (серб., с.17). Здесь придаточное предложение является следствием того, о чём говорилось в главном: так как он не привык обращаться с деньгами, они быстро у него кончились.

Всего 4 единицы сложноподчинённых предложений цели было найдено в тексте.

…он вёл себя с таким расчётом , что самая придирчивая подозрительность и та должна была признать себя безоружной. (русс., с.13). - …али се држао тако смишљено , да је кротост његова розоружавала. (серб., с.22) Здесь явно выраженные отношения цели, на которые указывает словосочетание вел себя с таким расчётом , а союз ЧТО – ДА раскрывает намерения.

…мать давала ему денег ровно столько, сколько требовалось, чтоб не пропасть с голода. (русс., с.9). - …мати му је давала тачно толико новаца колико је требало да не умре од глади. (серб., с.15) Единственной целью матери являлось то, чтобы он не умер от голода, а остальное неважно. Здесь на отношения цели указывают союзные слова столько – сколько.

Одно предложение сравнительное было обнаружено: …он остановился… словно сам не верил ушам своим. (русс., с.41) - …прекину… као да својим ушима не верује. (серб., с. 63). Здесь союз КАО ДА вносит модальный оттенок предположительности: не верил своим ушам, как будто ничего не видел.

Сложноподчинённых предложений уступительных не обнаружено в текстах вообще.

Необходимо сказать об особом роде подчинения – соподчинении и последовательном подчинении. Как мы уже говорили выше, в русском языке такое явление встречается неоднократно.

Попытаемся проследить, как передаётся на сербский язык последовательное подчинение:

Именье, которым он управлял , имело своим центром значительное торговое село, в котором было большое число тракторов. (русс., с.3) - это последовательное подчинение. А на сербский язык это предложение переведено следующим образом: Имање које је он надзиравао имало је у средишту своим једно врло прметно село, А у том селу било је не мало гостионица. (серб., с.8). Полипредикативная единица с двумя последовательными подчинениями разбита на полипредикативную единицу с одним подчинением и одним сочинением, в результате чего предложение упрощается, а предложение с последовательным подчинением превращается в обычное сложное предложение с подчинением и сочинением.

Иван Михайлов был мужик обстоятельный, об котором и в голову не могло прийти , чтобы над ним могла стрястись какая – нибудь беда. (русс., с.5) – это последовательное подчинение с двумя подчинениями. На сербский язык оно переведено следующим образом: Иван Михаилов је био сељак од свакого реда, И никоме не би у главу ушло да се на њега може сручится таква беда. (серб., с.10) Полипредикативная единица с двумя подчинениями заменяется полипредикативной единицей с одним сочинением и одним подчинением, в результате чего предложение упрощается, а предложение с последовательным подчинением превращается в обычное сложное предложение с подчинением и сочинением.

А теперь рассмотрим примеры с соподчинением:

Жил у них тогда в доме некоторый благочестивый и прозорливый старик, которого называли Порфишей – блаженненьким , и к которому она всегда обращалась… (русс., с.12) – это однородное соподчинение: подчинительные одного порядка относятся к одному и тому же члену главного предложения. В сербском варианте – Живео је тада код њих у кући неки побожан и проницљив старац, кога су звали Порфиша – блажени . Њему се Арина Петровна обраћан… (серб., с.21). – предложение разбилось на одну полипредикативную единицу с подчинением и монопредикативную единицу. В связи с чем соподчинение исчезает.

Если б ей сказали, что Степан Владимирович кого –нибудь убил, что головлёвские мужики взбунтовались…, - и тут она не была бы до такой степени поражена. (русс., с.4) – однородное соподчинение, подчинительные одного порядка относятся к одному члену главного предложения. Да јој је било речено: Степан Владимирић некого убио; сељаци головљовски побунили се…; - свим тим би у мањој мери остала поражена. (серб., с.9). Это предложение состоит из бессоюзных предложений, в связи с чем соподчинение исчезает.

В заключение мы можем сказать, что в романе не встречается предложений с последовательным подчинением и соподчинением. Возможно это связано со стремлением переводчика к упрощению стиля.

В основном отношения в сложноподчинённых предложениях в сербском языке выражаются также, как и в русском, за небольшим количеством исключений, связанных, с традициями сербского языка.

Наблюдались случаи перехода сложноподчинённых предложений в бессоюзные, простые и сложносочинённые предложения соединительные, но эти переходы в другие типы предложений некоторым образом компенсировались при переводе русских причастных оборотов, которые переводились как сложноподчинённые определительные предложения.

3.2 Сложносочинённые предложения.

В тексте оригинала обнаружено всего 146 предложений данного типа, что составляет приблизительно 34% от общего числа сложных предложений. В тексте перевода количество сложносочинённых предложений 142, что составляет 34% от общего числа сложных предложений [см. Приложение 2].

Большим по количеству обнаруженных в тексте единиц являются сложносочинённые предложения разделительные – в русском тексте 48, а в сербском – 42. [см. Приложение 1]:

Вспомнилась ему евангельская притча о блудном сыне, … но он тотчас же понял, что по отношению к нему это не соотносимо . (русс., с. 29). Данное предложение является разделительным, выразителем такого рода отношений здесь выступает союз НО , также он является необходимым элементом структуры. В сербском переводе тоже присутствует разделительный союз АЛИ , но предложение имеет другую структуру: Сетио се приче из Јеванŋеља о блудном сину… . Али одмах му би јасно…. (серб., с.45). Как мы видим, сложносочинённое предложение передаётся в сербском варианте как два простых, хотя между ними остаются разделительные отношения, присутствующим союзом АЛИ . Несмотря на изменения в конструкции предложения смысл его не меняется.

Следующий пример, наоборот, демонстрирует нам аналогичное употребление союза и передачу структуры предложения: Барская усадьба смотрела из – за деревьев так мирно,…, но на него её вид произвёл действие медузиной головы. (русс., с.28) – Господска кућа Головљових помаљала се иза дрвећа мирно,…, али на њега је учинила утисак Медузине главе. (серб., с.46). В обоих предложениях союзы НО и АЛИ указывают на разделительные отношения и вносят модальный оттенок потенциальности: несмотря на то, что усадьба смотрела мирно на него, она была похожа на голову медузы, т.к. была крайне неприятна ему.

Конечно, он не мог не воздержаться,… , но эти выражения совершенно незаметно утонули… (русс., с.47). Это разделительное предложение с русского языка переведено аналогично на сербский: Наравно, није прошло,…, али ти су изрази не како утонули (серб., с.71). здесь мы также наблюдаем адекватную передачу разделительных отношений с русского языка на сербский при помощи равнозначных союзов.

Уменьшение числа таких предложений в сербском тексте связано с тем, что некоторые предложения передавались как простые.

Следующим по количеству выступают сложносочинённые предложения сопоставительно – противительные: в русском тексте – 44, в сербском – 38 [см. Приложение 1]:

Как хотите меня судите, а на вашем месте… я бы так не поступила. (русс., с.42). в этом предложении союз А выражает сопоставительно – противительные отношения, усиленные отрицательной частицей НЕ . В сербском же предложении сопоставительный союз заменяется другим синтаксическим средством связи: Судите ми како хоћете ја, на вашем месту, не бих тако поступио. (серб., с.64). В связи с заменой средства связи, сложное предложение становится бессоюзным.

Но, как правило, русские предложения данного типа передаются на сербский язык аналогичными:

…проходил час, другой, третий, а они всё стояли. (русс., с.49). - …проŋе час, два, три, а они све на истом месту. (серб., с.74). В данных предложениях союз А указывает на противительные отношения: проходило время, а они, как бы назло его движению, всё также стояли на одном месте.

Следующий пример указывает на особый вид сопоставительно – противительных отношений в предложениях данного типа в сербском языке: Ну уж там как хочешь разумей, а только истинная это правда… (русс., с.32). – Ти сад тумачи како хоћеш, само је правр правцата истина… (серб., с.49). Это предложение с эксклюзивным значением, т.е. такое, в котором вторая часть указывает на противопоставление по отношению к высказанному в первой, исключение. В роли союзного средства здесь выступает наречие САМО – ТОЛЬКО.

Уменьшение количества предложений данного типа связано со случаями передачи этих предложений в сербском тексте в виде сложных бессоюзных предложений.

На третьем месте по количеству единиц, обнаруженных в тексте стоят сложносочинённые соединительные предложения: в русском тексте – 28, а в сербском – 36. [см. Приложение 2]:

Если б ей сказали, …, - и тут она не была бы до такой степени поражена. (русс., с.4). Это русское предложение является сложносочинённым соединительным предложением. Сочинительный союз И здесь выражает соединительные отношения и вносит условно – следственное значение: если бы ей сказали…, то она меньше была бы поражена. Посмотрим, как это предложение переведено на сербский язык: Да јој је било речено:…, - свим тим би у мањој мери остала поражена. (серб., с.9). Сочинительный союз исчез, и в роли соединителя частей сложного предложения выступает «-», таким образом предложение становится бессоюзным.

Этот пример показывает переход соединительного предложения в присоединительное:

Дом обещал давать тысячу рублей серебром доход, и сравнительно с прежним эта сумма представлялась ему… (русс., с.10). Это типичное соединительное предложение, а союз И вносит распространительное значение, в сербском же предложении вместо союза И стоит союз А , вносящий причинно – следственное значение: Кућа је уливала наду да ће доносити хиљаду рубаља у сребру годишње, а та сума упореŋена са оним… (серб., с.17). Таким образом, это предложение является присоединительным, вторая часть становится выводом из первой.

Но, как правило, предложения данного типа переводятся с русского языка на сербский соответственно, используются те же средства связи:

…только мыши скреблись…, да часы назойливо чикали в конторе. (русс., с.50). В роли соединительного средства выступает союз ДА , приближающийся по своему значению к союзу И с распространительным значением, или значением добавления: мыши скреблись, и часы чикали. В сербском предложении стоит недифференцированный по своему значению соединительный союз И : …само мишеви што стружу…, и сат у канцеларији што наметљиво куцка. (серб., с.76).

При анализе этих предложений были замечены случаи их перехода в сложносочинённые присоединительные предложения и сложные бессоюзные.

Близкими по значению и по количеству с соединительными являются присоединительные сложносочинённые предложения : в русском и сербском текстах их насчитано 26 [см. Приложение 2]:

Глава семейства, Владимир Михайлович Головлёв, ещё смолоду был известен своим безалаберным характером, и для Арины Петровны,…, никогда ничего симпатичного не представлял. (русс., с.6). – Глава породице, Владимир Михаиловић Головљов, већ је у младости био познати по раскалащном карактеру, дакле , пред Арином Петровном,…, никада и ни по чему није могао значити човека симпатична. (серб., с.12). В русском предложении союз И выражает причинно – следственную связь: Владимир Михайлович был известен своим безалаберным характером, именно за это Арина Петровна его не любила. В сербском предложении такое значение, когда вторая часть является как бы заключением из первой, выражена модальным словом ДАКЛЕ – СЛЕДОВАТЕЛЬНО : Иван Михайлович имел безалаберный характер, следовательно такой человек не может быть кому – либо симпатичным, а тем более Арине Петровне.

Следующий пример указывает на другой союз, также выражающий присоединительные отношения – противительный союз НО : Целые часы проводились в подобных разговорах, но средств всё – таки не обреталось. (русс., с.32). – Читаве сате су у таквим разговорима проводили, али средства нису налазили. (серб., с.50). Присоединительные отношения в обоих предложениях выражены противительным союзом НО – АЛИ : несмотря на то, что они целыми часами пытались найти выход, ничего не получалось, не было никаких средств. Как в тексте оригинала, так и в тексте перевода, для выражения присоединительных отношений используются однозначные союзы.

В заключение мы можем сделать вывод, что русские сложносочинённые предложения передаются соответственно сербским сложносочинённым предложениям при помощи соответствующих союзов – ЧТО - ЧТО, НО - АЛИ, И – И, ТОЛЬКО – САМО и др. Исключение составляют случаи перехода предложений данного типа в бессоюзные сложные предложения и простые предложения.

Несмотря на это, количество сложносочинённых предложений в обоих текстах практически одинаково. Это связано с тем, что нам встретились случаи перехода сложноподчинённых определительных предложений в сложносочинённые соединительные предложения.

4. Заключение.

В заключении нашего исследования, мы пришли к следующим выводам, что при переводе сложных предложений с русского языка на сербский наблюдаются следующие закономерности: полипредикативные единицы русского языка передаются соответственно полипредикативным единицам сербского языка: используются соответствующие синтаксические средства, структура предложений также остаётся без изменений.

Однако встречаются случаи передачи сложных предложений при помощи двух и более простых предложений, что ведёт к уменьшению числа данных единиц (432 – 414). С нашей точки зрения связано с реформой Вука Караджича, в результате которой к сербскому литературному языку была приближена разговорная речь, значительно упростившая нормированный язык.

Русские причастные обороты передаются на сербский язык при помощи определительных сложноподчинённых предложений, т.к. в сербском языке отсутствует техника создания причастных оборотов. Причём мы считаем такой способ передачи оборотов вполне приемлемым.

Наблюдаются случаи перехода сложноподчинённых предложений в бессоюзные сложные предложения, но количество данного типа предложений от этого не уменьшается, а восполняется большим количеством определительных предложений.

Союзные слова и союзы как синтаксические средства связи подчинения и сочинения, сербского языка , как правило, имеют аналоги в русском языке: И – И, ЧТО – ЧТО, АЛИ – НО, А – А, ЈЕР – ПОТОМУ ЧТО и т.д. Исключение составляют сочинительные союзы ПА, ТЕ.

5. Библиография.

5.1 Источники.

1. Салтыков – Щедрин М.Е. Господа Головлёвы, сказки. – М.: Художественная литература, 1979. – 334с.

2. Салтиков – Шчедрин М.Е. Господа Головљовы. – Београд, 1949. – 428 с.

5.2 Словари и справочники.

1. Большая советская энциклопедия. / Под ред. А.М. Прохорова. – М.: , 1994. – 1628с.

2. Золотова Г.Э. Синтаксический словарь. – М.: Наука, 1988. – 118с.

3. Новый большой англо – русский словарь: В 3 т. Т.1. – М.: Русский язык, 1999. – 853с. ---- НБАР

4. Ожегов С. Словарь русского языка. – М.: Русский язык, 1984. – 800с.

5.Энциклопедический словарь юного филолога. – М.: Педагогика, 1984. – 342с.

5.3 Список литературы.

1. Акимова Г.Н. Новое в синтаксисе современного русского языка. – М.: Высшая школа, 1990. – 166с.

2. Арбузова И.В. Сербохорватский язык: Учебник для ун-тов. – Л.: Изд-во Лен. Ун-та, 1965. – 291с.

3. Бабайцева В.В., Максимов Л.Ю. Современный русский язык: Пунктуация. – М.: Просвещение, 1986. – 255с.

4. Бархударов Л.С., Колшанский Г.В. К проблеме структуры сложного предложения: Сб. ст. по языкознанию. – М.: ,1956. –

5. Бархударов Л.С., Штелинг Д.А. Грамматика английского языка. – М.: Высшая школа, 1973.- 423с.

6. Белошапкова В.А. Сложное предложение в современном русском языке.(Некоторые вопросы теории). – М.: Просвещение, 1967. – 160с.

7. Белошапкова В.А. Современный русский язык: Учебник для филолог. Спец. Ун-тов. / [В.А.Белошапкова, Е.А. Брызгунова и др.]; Под ред. В.А.Белошапковой. – 2-е изд., испр. И доп. – М.: Высшая школа, 1989. – 799с.

8. Блох М.Я. Вопросы изучения грамматического строя языка. – М.: МГПИ, 1976. – 108 с.

9. Блох М.Я. Теоретические основы грамматики.: [Учебное пособие для пед. Ин-ов]. – М.: Высшая школа, 1986. – 159с.

10. Богородицкий В.А. Общий курс русской грамматики. – 5-е изд. – М.-Л.: Наука, 1935. – 360с.

11. Буслаев Ф.И. Историческая грамматика русского языка. –М.: Учдепгиз, 1959. – 626с.

12. Валгина Н. Синтаксис современного русского языка. – М.: высшая школа, 1973. – 423с.

13. Виноградов В.В. Исследования по русской грамматике: Избр. Тр. – М.: Наука, 1975. – 559с.

14. Виноградов В.В. Некоторые задачи изучения синтаксиса простого предложения. // ВЯ. - №1. – 1954. – с.3 –29.

15. Виноградов В.В. Основные вопросы синтаксиса предложения. // Вопросы грамматического строя. – М.: Изд-во АН СССР, 1955.-482с.

16. Горбунова М.П. Модальные слова в сложном предложении с придаточными причины. // РЯШ. – 1991. - №2.- с.87-90.

17. Дмитриев П.А., Сафронов Г.Ш. Сербохорватский язык.: Учебн. Пособие. / Под ред. Н.И. Сокаль. – Л.: ЛГУ, 1975. – 151с.

18. Егорова Е.Г. Сложноподчиненное предложение с придаточным времени в современном сербохорватском языке.-Автореферат…-СпбГУ, 1995.-20с.

19. Иванова И.П. и др. Теоретическая грамматика современного английского языка: Учебник для ин-тов.- М.: Высшая школа, 1981.- 285с.

20. Ильиш Б.А. Структура сложноподчиненного предложения в современном английском языке. – Л.: ЛГПИ, 1962. – 356с.

21. Инвариантные синтаксические значения и структура предложения. // Доклады на конференции по теоретической проблематике синтаксиса. / Отв. Ред. Н.Д. Арутюнова.-М.: Наука, 1969.-180с.

22. Калашникова Г.Д. Переходные конструкции в сложном предложении усложненного типа. // РЯШ. – 1978. - №3. – с.96-104

23. Классическое наследие и современность. – Л.: Наука, 1981. – 276с.

24. Козырева Т.Г., Астафьева Н.И. Современный русский язык: Понятие о сложном предложении. – Минск: Вышейшая школа, 1987. – 156с.

25. Конюшкевич М.И. Синтаксис близкородственных языков. – Минск: Университетское, 1989. – 156с.

26. Кручинина И.Н. Некоторые тенденции развития современной теории сложного предложения. // ВЯ. - №2. – 1973. – с.111 –120

27. Кузнецов С.Н. Скандинавские языки: Актуальные проблемы грамматической теории. – М.: , 1984. –

28. Кузнецов С.Н. Теоретическая грамматика датского языка: Синтаксис.- М.: Наука, 1984. – 224с.

29. Лаврентьева Н.М. Синтаксические отношения и связи уровня простого предложения. – Саранск: Изд-во Сарат. Ун –та, 1987. – 162с.

30. Левицкий Ю.Н. Синтаксическая система языка.- Пермь: ПГУ, 1983. - с.

31. Ломтев Т.П. Структура предложения в славянских языках как выражение структуры предложения. // Славянское языкознание. – М.: Наука, 1968. –

32. Ломтев Т.П. Структура предложения в современном русском языке. / Под ред. Н.Д. Арутюновой. – М.: Наука, 1979. – 198с.

33. Методы сопоставительного изучения языка. – М.: , 1988. –

34. Мурзин Л.Н. Синтаксическая деривация.-Автореферат…- Л., 1976.

35. Мухин А.М. Структуры предложения и их модели. – Л.: Наука, 1968. – 230с.

36. Пешковский А.М. Русский синтаксис в научном освещении. – 7-е изд., неперераб. – М.: Учпедгиз, 1956.-511с.

37. Покусаев Е.И. “Господа Головлевы”. – Л.: Просвещение, 1977. – с.

38. Попова Т.Г. Сербохорватский язык: Учебник для студентов. – М.: Высшая школа, 1986.- 272с.

39. Поспелов Н.С. Сложноподчиненное предложение и его структурные типы. // ВЯ. - №2. – 1959. – с.19 –27.

40. Потебня А.А. Из записок по русской грамматике. – т. 1-2. – М.: Просвещение, 1958. – 536с.

41. Предложение и его структура в языке: Рус. Яз.: Межвуз. Сб. научн. Трудов./ Редкол.: В.В. Бабайцева и др. – М.: МГПИ,1986.- 97с.

42. Предложение и текст: семантика, прагматика и синтаксис.: Межвуз. Сб. / ЛГУ им. А.А. Жданова; отв. Ред. В.В. Богданов. – Л.: Изд-во ЛГУ, 1988. – 166с.

43. Предложение как многоаспектная единица языка / Под ред. В.В. Бабайцевой.- М.: МГПИ, 1984.- 101с.

44. Проблемы современной филологии. – М.: Наука, 1965. – 178с.

45. Русская грамматика: Синтаксис. – М.:

46. Салтыков – Щедрин и русская литература: [Сб.ст.] / Отв. Ред. В.Н. Баскаков. – Л.: Наука, 1991. – 315с.

47. Салтыков – Щедрин, 1826 – 1976: материалы и библиография. / [Редкол.: А.С.Бушмин (отв. Ред.) и др.]. – Л.: Наука, 1976. – 340с.

48. Синтаксис и норма: [Сб.ст.] / Отв. Ред. Д –р филолог.н. Г.А.Золотова.- М.:Наука, 1974. – 283с.

49. Синтаксис предложения и сверхфразового единства: Сб. ст. / Рост н/Д. Гос.пед. ин –т; [Отв. Ред. Ю.Н.Власова]. – Ростов н/Дону: Рост. Н/Д. ГПИ, 1977. – 163с.

50. Синтаксис предложения и текста: Сб. науч. Тр. – Воронеж: Воронеж гос. Пед. Ин – т, 1985. – 150с.

51. Синтаксис предложения: Сб. науч. Трудов. / Калинин. Гос. Ун – т; [Редкол.: Г.П.Уханов (отв. Ред.) и др.]. – Калинин: КГУ, 1983. – 110с.

52. Синтаксис сложного предложения: Учеб. Пособие. / [Науч. Ред. Н.А.Андроманова]. – Казань: Изд –во Казан. Ун-та, 1985. – 135с.

53. Синтаксические отношения в сложном предложении.: Сб. науч. Тр. / Калинин. Гос. Ун-т; [Редкол.: Р.Д. Кузнецова (отв. Ред.) и др.]. – Калинин: КГУ, 1989. – 156с.

54. Сложное предложение в конструктивно – семантическом аспекте: Сб.науч. тр. / Калинин. Гос. Ун –т; [Редкол.: Г.П.Уханов (отв. Ред.) и др.]. – Калинин: КГУ,1984. – 107с.

55. Сложное предложение в системе других синтаксических категорий: Межвуз. Сб. науч. Трю / Ленингр. Гос. Пед. Ин –т им. А.И.Герцена; [Редкол.: С.Г.Именко (отв. Ред.) и др.]. – Л.: ЛГПИ, 1984. – 130с.

56. Сложное предложение в тексте: Межвуз. Сб. науч. Тр. / Калинин. Гос. Ун –т; [Редкол.: Р.Д.Кузнецова (отв. Ред.) и др.]. – Калинин: КГУ, 1988. – 146с.

57. Сложное предложение и диалогическая речь: Сб. науч. Тр. / .Твер. гос.ун –т; [Редкол.: Р.Д.Кузнецова (отв. Ред.) и др.]. – Тверь: ТГУ, 1990. – 113с.

58. Сложное предложение. / [Л.Л.Бабалова, А.В.Величко и др.]; Под ред. С.А.Шуваловой. – М.: Изд –во МГУ, 1983. – 200с

59. Смоленская А.К. О синтаксическом аспекте маскулинизации в сербохорватском языке. // Славянская филология. – 1986. – вып. 5. –с.129 –138.

60. Современный русский язык. / [Редкол.: Р.Н.Попов,Д.П.Валькова и др.]. – М.: Просвещение, 1978. – 464с.

61. Современный русский язык: Синтаксис. [Учебник для вузов по спец. “Журналистика”] / Под ред. Д.Э.Розенталя. – М.: Высшая школа, 1979. – 256с.

62. Средства выражения синтаксических связей в сложном предложении.: Межвуз. Сб. науч. Тр. / Калинин. Гос. Ун-т. – Калинин: КГУ, 1987. – 162с.

63. Текстовый аспект в изучении синтаксических единиц: Межвуз. Сб. науч. Тр. / [Редкол.: С.Г.Именко и др.]. – Л.: Изд – во ЛГУ, 1990. – 166с.

64. Учебник сербохорватского языка. / [Редкол.: В.Н.Зенчук и др.]. – М.: Изд-во МГУ, 1986. – 415с.

65. Фигуровский И.А. Синтаксис целого текста и ученические письменные работы. – М.: ,1961. – 171с.

66. Фортунатов Ф.Ф. Сравнительное языковедение: Избр. Тр., т.I. – М.: Наука, 1956. – 340с.

67. Холодов Н.Н., Джамалов Ф.Р. Сложное предложение с союзом “не только…но и” в современном русском языке. // РЯШ. – 1992. - №1. – с.87 – 92.

68. Хомский Н. Синтаксические структуры. // Новое в зарубежной лингвистике, вып. 2. – М., ИЛ, 1962. –

69. Черемисина М.И. Некоторые вопросы теории сложного предложения в языках разных систем. – Новосибирск: , 1979. – с.

70. Широкова Н.П. Синтаксические конструкции результативности и их роль в тексте. – М.: ,1993. – с.

71. Шувалова С.А. Смысловые отношения в сложном предложении и способы их выражения. / Под ред. В.А.Белошапковой. – М.: Изд- во МГУ, 1990. – 159с.

72. Юрченко В.С. Структура предложения и система частей речи. // Филологические науки. – 1992. - №2. – с.49 –58.

73. Ясковец Е.Г. Выражение последовательности событий в сложноподчиненном предложении с союзом кад/када в сербохорватском языке. // Вестник СпбГУ. – 1993. - №9. – вып. 2. – с.60 –65.

74. Ясковец Е.Г. Придаточные предложения, вводимые словом кад/када , с дополнительным значением времени в сербохорватском языке. – Волгоград: ,1992. – 12с.

75. Р.Мароjевиħ Лингвистика и поетика превођења. – Београд: Научна књига, 1988. – 238с.

Приложение 1.
Русские предложения
Сложноподчинённое предложение
Определит. Изъяснит. Времени Условия Причины Следствия Цели Сравнительные Уступительные
Количество
45 87 26 22 9 10 4 1 0
% от сложноподчинённых предложений
21 40 12 10 4 5 2 0,5 0
% от сложных предложений
10 20 6 5 2 2,5 1 0,2 0
Всего сложноподчинённых предложений
213

Сербские предложения

Сложноподчинённое предложение
Определит. Изъяснит. Времени Условия Причины Следствия Цели Сравнительные Уступительные
Количество
45 63 26 22 7 10 4 1 0
% от сложноподчинённых предложений
24 34 14 12 4 5,5 2 0,5 0
% от сложных предложений
11 15 6 5 1,5 2,5 1 0,2 0
Всего сложноподчинённых предложений
184

Приложение 2.

Сложносочиненные предложения

русские сербские
соединит. присоединит. разделит. противит. соединит. присоединит. разделит. противит.
количество количество
28 26 48 44 36 26 42 38
% от сложносочиненных % от сложносочиненных
19 18 33 30 25 18 29.5 27
% от сложных предложений % от сложных предложений
6,4 6 11 10 9 6 10 9
всего сложносочиненных предложений всего сложносочиненных предложений
146 142
Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений22:25:38 18 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
14:05:17 24 ноября 2015
просто отлично. вот только примеров не хваьает
ксюшка14:44:40 26 февраля 2008Оценка: 5 - Отлично

Работы, похожие на Реферат: Полупредикативные единицы в сербском переводе романа М.Е. Салтыкова-Щедрина

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150061)
Комментарии (1830)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru