Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Российская экономика переходного периода

Название: Российская экономика переходного периода
Раздел: Рефераты по экономической теории
Тип: реферат Добавлен 15:26:35 30 июня 2005 Похожие работы
Просмотров: 1213 Комментариев: 2 Оценило: 1 человек Средний балл: 2 Оценка: неизвестно     Скачать

Институт Государственной Службы при Президенте Республики Татарстан

Контрольная работа по предмету: «Макроэкономика»

На Тему: «Российская экономика переходного периода»

Выполнил: т.гр.1011 ФГМУ

Мукминов М.Р.

Проверил: к.э.н. доц.

Гайсин Н.М.

КАЗАНЬ-2002

Содержание:

Введение............................................... 3

1. Кризис советской модели экономики

2. Формирование Российской модели рыночной экономики... 9

2.1. Этапы и пути формирования

2.2. Итоги трансформации экономики

3. Перспективы развития Российской экономики в 2003-2015 гг....................................................... 27

3.1. Объективные цели и условия реализации антикризисной стратегии

Заключение............................................ 37

Список литературы..................................... 40


Введение

Актуальность темы исследования связана с необходимостью определения целей и условий реализации антикризисной стратегии формирования новой российской рыночной модели экономики.

Объектом исследования послужили учебные, теоретические материалы и источники, правительственные документы и программы по формированию российской модели рыночной экономики.

Целью исследования является изучение условий и путей формирования экономики в переходный период, ее содержание и перспективы развития.

Хронологические рамки исследования охватывают период 1990 - 2015 гг.

Степень научной разработанности проблемы.

Несмотря на наличие значительного количества теоретического материала включающего в себя изучение категорий и законов микроэкономики с учетом тех специфических форм, которые возникают на этапе трансформации плановой экономики в рыночную, за последние десятилетия проблема перехода к рыночной модели экономики остаётся актуальной.

В книге «Теория переходной экономики» под ред. д-ра экон. наук В.В. Герасименко речь идет о той переходной экономике, которая существует сегодня в постсоциалистических стра­нах, и прежде всего в России. По убеждению большинства экономистов и политиков, мы нахо­димся сегодня в некоем переходном состоянии, в движении от центра­лизованного хозяйства к рыночной экономике. До развитой рыночной системы еще предстоит пройти долгий путь, и мы прошли пока лишь небольшую его часть.

Книга «Теория переходной экономики» под ред. канд. экон. наук Е.В. Красниковой посвящена изложению макроэкономических проблем переходной экономики. Рассматриваются вопросы этапов реформиро­вания плановой экономики, становления новых форм собственности и преобразования социальной структуры общества; дается структурный анализ макроэкономических пока­зателей, исследуются различные модели макроэкономической стабилизации, раскрыва­ются причины экономического кризиса; рассматриваются факторы, способные обеспе­чить опережающее развитие российской экономики.

Современная российская экономика, по опре­делению ООН, имеет переходный характер - от централизованно планируемой к рыночной. На­верное, точнее было бы сказать, что это эконо­мика, переходная от плановой, функционирующей на основе принципов перераспределения ресурсов государством, - к рыночной, основанной на прин­ципах самоокупаемости всех субъектов. Значительная про­тяженность территории, ее недостаточная хозяй­ственная освоенность за пределами европейской части страны, расположенность основных природ­ных ресурсов в удаленных необжитых районах обусловили довольно высокие издержки их освое­ния. Тот факт, что основные земельные ресурсы России расположены в зонах континентального климата, в относительно высоких широтах делает наше сельское хозяйство менее продуктивным, чем в других крупных сель­скохозяйственных центрах мира. Это также требует боль­ших государственных дотаций, чем, скажем, в США или в Западной Европе.

Наконец, почти полностью самодостаточную обрабатывающую промышленность, ориентиро­ванную в первую очередь на расширение произ­водства средств производства и вооружений, мож­но было создать лишь путем постоянного перерас­пределения ресурсов в пользу весьма энерго- и материалоемких отраслей тяжелой и военной про­мышленности, что также снижало общую эффек­тивность экономики.

В настоящее время Центр России остается донором по отношению ко многим регионам РФ (из 89 субъектов Федерации положительное сальдо межрегионального движе­ния ресурсов имеют лишь 15).

Единый народнохозяйственный комплекс Со­ветского Союза в таких условиях мог сложиться лишь благодаря широкому межрегиональному перераспределению экономических ресурсов при максимально высоком уровне политической и экономической централизации.

Следует отме­тить, что при плане нет рынка в смысле экономического пространства. Мы раз­деляем мнение тех экономистов, которые счита­ют, что советской экономике была присуща спе­цифическая форма рынка с особыми условиями реализации продукта. Общесоюзный националь­ный рынок существовал. Однако продукт на этом рынке реализовывался по преимуществу не как товар, подлежащий купле-продаже, а в процессе централизованного распределения. Вероятно, бу­дет точнее говорить о едином советском нацио­нальном экономическом пространстве, а не о еди­ном советском национальном рынке. Тем не ме­нее накануне реформ такой рынок был, а условия его функционирования диктовались властями и отражали централизованные плановые цели. Ре­ализация продукции имела рыночный характер лишь при смене форм собственности на продукт государственной на личную или колхозно-коопе­ративную, национальной на иностранную.

Эффективная реализация экономической политики в России в условиях проводимых реформ определяется рядом обстоя­тельств. Назовем лишь некоторые из них:

1. полная открытость национальных рынков для иностранных воздействий;

2. потеря рычагов управления отраслями;

3. разрушение национального научного и про­мышленного потенциала.

Кардинальные преобразова­ния отраслевой структуры российского производ­ства начались в 1991-1992 годах. Россия перешла от «структурной спячки» конца 80-х годов в состояние «структурной лом­ки» в 1991-1992 гг. и медленно вернулась в исход­ное положение. К 1997 г. наметилась слишком яв­ная структурная стабилизация, которая очень на­поминает очередной структурный застой.

Это означает, что эко­номисты-аналитики и управленцы начинают иметь дело все-таки с более или менее стационар­ной системой. Это позволит реанимировать тради­ционный аппарат экономической науки и актуали­зировать весь арсенал отработанных в мировой практике методов государственного регулирова­ния рыночной экономики.

1. Кризис советской модели экономики

Для того чтобы действительно перейти к рынку, нужно последова­тельно решить две взаимосвязанные группы задач. Первая группа за­дач связана с формированием равновесной экономики, ибо рынок — это всегда есть определенное равновесие, есть система общественных отношений, в которой предложение товаров уравновешивает спрос на них. Кстати, для предшествовавшей плановой системы хозяйства бы­ло характерно централизованнное распределение производственных ресурсов и продуктов, что обычно приводило к их дефициту, т.е. не­равновесию.

Можно сказать, что первая группа задач — самая простая, и реша­ется она путем ряда макроэкономических преобразований рыночного характера. Здесь мы уже добились определенных успехов: потреби­тельский рынок насыщен различными товарами и услугами, развива­ются рынки рабочей силы, недвижимости, ценных бумаг, финансовых ресурсов. Возник валютный рынок внутри страны, происходит актив­ное вхождение в мировой рынок. Кроме того, отдель­ные секторы рынка в России еще совершенно не развиты: у нас нет рынка земли — отсюда неполноценность рынка недвижимости, слабо развит финансовый рынок, практически отсутствует рынок инвести­ций, только началось становление рынка ценных бумаг, много ограни­чений при выходе на мировой рынок и т.д. Инфраструктура внутрен­него товарного рынка тоже еще недостаточно развита, т.е. вроде бы все где-то продается, но информация о насыщении товарных рынков идоступность товаров пока ограниченны. И все-таки можно сказать, что большая часть задач этой группы уже решена или решается.

Но есть и другая, более серьезная группа задач в области рыночных преобразований. Ведь настоящий рынок начи­нается не там, где есть равновесие, а там, где рынок приводит в дви­жение экономику, запускает производство товаров, т.е. там, где ры­нок превращается в двигатель экономического развития, где рыноч­ный механизм заставляет экономику двигаться вперед, требует, чтобы росла эффективность, снижались затраты, обновлялась продукция, шел технологический прогресс.

Рыночный механизм — это лишь определенный инструмент, дви­гатель экономического прогресса через использование присущих ему стимулов. В условиях рынка главное, что движет экономическим развитием, — это получение прибыли. Но увеличить прибыль легче всего за счет повышения цен, что вполне позволяет де­лать переходная экономика вследствие неразвитости рынков и меха­низма конкуренции.[15]

К современному кризису экономики привела, по мнению экспертов, прежде всего «традиционная система хозяйства», которая, исчерпав к концу 60-х годов возможности экстенсивного развития, обусловила «устойчивое снижение темпов роста» с 8% во второй половине 60-х годов до 2-3% и ниже в первой половине 80-х.

Кампании в 1985-1987 гг., как считают, «снизили фактический темп роста почти до нуля. Концентрация капиталовложений в машиностроение не привела, как надеялись, к его качественному преобразованию, зато приостановила развитие других отраслей. Свертывание выпуска спиртных напитков, раскорчевка виноградников, в общем, не обеспечили укрепления дисциплины и снижения преступности, зато больно ударили по государственному бюджету и сельскому хозяйству южных регионов страны. Не менее вредной оказалась и политика усиления материального стимулирования за счет нарастания эмиссии бумажных денег. При этом дефицит бюджета возрос с 2,5% валового национального продукта (ВНП) в 1985 г. до 8,5% к 1987 г.»[10]

В ходе реформ 1987-1988 гг. были допущены новые серьезные ошибки: контроль над предприятиями (в отношении цен, зарплаты и др.) был ослаблен, а жесткое ограничение на их финансирование (через кредит, бюджет) не было введено. Госбанку не была предоставлена возможность бороться с инфляцией. Дефицит бюджета увеличился в 1988 г. до 11% ВНП. Хотя кредиты предприятиям были уменьшены, ежегодный прирост денежной массы составлял в 1987-1990 гг. в среднем. 14 - 15%. Началось бегство от ликвидности (т.е. стремление поскорее вложить наличные деньги в материальные ценности).

Темпы роста основных фондов были низки и продолжали сокращаться. Чистые инвестиции в основной капитал (без учета незавершенного строительства) сократились с 14% чистого материального продукта (ЧМП) в 1988 г. до 11% в 1990 г. Долю военных расходов оценивают в 1990 г. в 19% ВНП и считают, что на протяжении 80-х годов она возрастала. Позитивный момент состоит в том что в 1988-1990 гг. производство гражданских товаров оборонными предприятиями увеличивалось на 9% в год и в 1990 г. составило около 40% их продукции.

В 1990 г. сокращение ЧМП составило 4% (а ВНП -2% ввиду того, что падение материального производства частично компенсировалось некоторым ростом в сфере услуг) [10]. Снижение произошло за счет промышленности, строительства и транспорта. Сельское хозяйство в целом осталось на уровне 1989 г.

Прибыли предприятий в 1986-1989 гг. увеличивались в среднем более чем на 10%, а в 1990 г. сократились. Зарплата увеличилась в 1990 г. на 12%, безработица составляла 1,5% всей рабочей силы. Предпринимались попытки ужесточить финансовую политику. Бюджетный дефицит сократился с 11 до 8,5% ВВП. Однако инфляция усилилась, ее общий уровень достиг почти 12%. Если общая сумма финансовых активов составляла примерно 750 млрд. руб., то «излишних денег» было 250 млрд., из них у населения более 160 млрд. руб. (на руках и на сберкнижках).

Кризис смягчается и маскируется тем, что реальное потребление по официальным оценкам в 1990 г. возросло за счет сбережений населения, сокращения капиталовложений на 3% (что лишь немного ниже средних показателей за 1986-1989 гг.). Но по ряду товаров нехватка обострилась.

«Традиционная система централизованного планирования потерпела крах, но и не была заменена дееспособной рыночной системой».[10] В результате происходила дезинтеграция основ организации экономики. Об этом говорят переход к бартерной торговле, официальное нормирование распределения предметов потребления.

Внешнеэкономическая сфера играла значительную роль в создании предпосылок для кризиса. Вначале огромный выигрыш от скачков цен на нефть на мировом рынке в 1973-1974 гг. и 1979-1980 гг. сгладил, завуалировал и тем самым как бы загнал вглубь кризисные процессы в советской экономике.

В 1986 г. резкое падение цен на нефть (и вынужденное увеличение физического объема экспорта различного сырья и сокращение импорта товаров) усугубило начавшуюся стагнацию производства.

С того же 1986 г. правительством СССР проводилась политика децентрализации внешней торговли, расширения самостоятельности предприятий в области экспорта, формирования ими собственной валютной выручки в расчете на расширение ассортимента вывозимой продукции. Однако указанные меры «не принесли успеха в стимулировании роста экспорта готовой продукции в страны с конвертируемой валютой».

Дефицит платежного баланса в конвертируемой валюте в 1990 г. составил 14 млрд. долл., что привело к увеличению задолженности поставщикам (более чем на 5 млрд. долл.), к сокращению валютных резервов (на 5-6 млрд. долл.). Доступ к международным рынкам капитала стал возможен лишь на условиях гарантирования кредитов правительствами стран-кредиторов.[20]

Наша страна не могла при таком состоянии дел рассчитывать на экспорт и займы как на средство спасения от кризиса. Более того, он, что необоснованная, «неравномерная» либерализация усугубила кризис торгового и платежного балансов, а тем самым и кризис производства.

2. Формирование Российской модели рыночной экономики

2.1. Этапы и пути формирования

Программа «Основные направления перехода к рынку» была разработана правительством и одобрена Верховным Советом СССР осенью 1990 г. В ней выдвигались задачи по стабилизации экономики и сокращению дефицита государственного бюджета прежде всего за счет повышения цен (лишь частично компенсируемого населению), а также меры по переходу к рынку через постепенное разгосударствление собственности крупных предприятий и приватизацию мелких (особенно в сфере торговли и услуг). Программа предусматривала также индексацию доходов трудящихся, введение пособий по безработице, создание системы переподготовки рабочей силы и другие меры социальной защиты населения. «Трансформация советской экономики будет чрезвычайно сложным процессом и потребует для завершения многих лет. Ее сердцевину составляют три тесно связанных элемента: макроэкономическая стабилизация, ценовая реформа в условиях возрастающей внутренней и внешней конкуренции и реформа собственности».[18]

В «Основных направлениях» упор сделан на изменения отношений собственности, на разгосударствление и приватизацию как главном содержании перехода к рынку. Это вполне соответствует советской теоретической традиции выводить всю хозяйственную систему из этих отношений. Но главное содержание рыночных отношений в наличии эффективной конкуренции на рынках товаров, услуг и ресурсов. Поэтому и вопросы приватизации необходимо решать, исходя из этого главного критерия.

Кроме того, если одновременно с разгосударствлением и приватизацией не создаются условия для свободной внутриотраслевой и межотраслевой конкуренции, перелива ресурсов между отраслями и регионами, то рыночного механизма не получится. Просто одна форма монополии сменит другую. Можно сформулировать три требования к эффективной рыночной реформе:

4. все основные аспекты рынка должны создаваться одновременно и во взаимосвязи;

5. процесс реформы должен быть максимально сжат во времени;

6. необходимо четкое понимание главного содержания, критерия всех проводимых мероприятий.

Все три требования в «Основных направлениях» были нарушены.

Несовместимость устаревшей исходной базы и качественно новых задач неизбежное противоречие всякой глубокой реформы. И для каждой страны в конкретную эпоху приходится искать собственное, оригинальное решение. Особенно необходимы «нестандартные» решения для такой гигантской страны, как СССР. Советская правительственная программа «Основные направления» привела к разрушению старого административного хозяйственного механизма, не создавая при этом нового, рыночного. Предусмотренное программой и президентскими указами сохранение системы государственных заказов и сложившихся хозяйственных связей будет ограничивать рыночную самостоятельность предприятий, сдерживать управленческую инициативу и перестройку структуры экономики.

Жесткий контроль государства над договорными ценами не позволит формироваться свободным рыночным ценам сохранится многократный разрыв между внутренними и мировыми ценами.

В программе не предусмотрено:

7. сохранится ли государственная поддержка убыточных предприятий;

8. масштабы и порядок приватизации, этот процесс растянут на неопределенно длительный срок.

В программе указываются основные меры:

9. сокращение бюджетного дефицита до 2-3% ВНП (т. е. в 3-4 раза);

10. освобождение цен от контроля (за некоторыми исключениями);

11. отмена ценовых субсидий;

12. приватизация мелких предприятий и коммерциализация (т.е. полная рыночная самостоятельность без смены собственника) крупных;

13. ликвидация отраслевых министерств, отмена государственных заказов;

14. введение социальной защиты, аналогичной другим странам с рыночной экономикой;

15. установление допустимой нормы увеличения заработной платы.

Достаточно ли этих мер, чтобы заработал главный двигатель рынка - конкуренция? Видимо, нет. Мощные иностранные фирмы и обеспечат острую конкуренцию со стороны международных рынков.[18]

Они учитывают, что ускоренная либерализация внешнеэкономических связей приведет к банкротству части предприятий, особенно в черной металлургии, нефтехимии, машиностроении, даже если предусмотреть меры защиты. В этих и многих других отраслях резко возрастет безработица. Точные масштабы неспособности советских предприятий конкурировать на мировых рынках, определить сейчас невозможно. Слишком долго эти предприятия не занимались сопоставлением своих затрат и качества продукции с издержками и качеством зарубежных фирм. Единственное надежное «преимущество» СССР в конкуренции - это низкая заработная плата, но и она, видимо, должна еще более понизиться, чтобы как-то компенсировать отставание от Запада в эффективности и качестве. Однако, как полагают эксперты, если выдержать эти трудности, продолжать преобразования, то через два года, когда заработает рыночная конкуренция, по всей вероятности, начнется устойчивый подъем и в оставшийся до 2000 г. отрезок времени темпы роста могут быть даже выше, чем в большинстве промышленных стран Запада. Этому будут способствовать богатые естественные ресурсы страны, сравнительно малый внешний долг и приток финансовой помощи Запада, которая начнет поступать, когда будет сделан «первый большой шаг».

Регулирование цен необходимо сохранить:

16. на коммунальные услуги (постоянно),

17. на жилье (временно),

18. в экспорте и импорте (временно).

Для нормального функционирования рыночного механизма необходимы свободные цены, устанавливаемые в ходе конкуренции, на подавляющее большинство товаров и услуг. Предложение о «высвобождении цен» базируется на концепции включения хозяйства СССР в систему всемирной конкуренции и переходе на мировые цены за трехлетний срок.

Рост цен можно ограничить жесткой финансовой политикой.

По существу:

19. сократить военные и управленческие издержки;

20. значительно урезать ценовые и иные субсидии;

21. ограничить ассигнования на пенсии, повысив пенсионный возраст и увеличив необходимый стаж.

В то же время авторы считают, что доходы государства следует увеличить за счет:

22. выплаты дивидендов в бюджет государственными предприятиями;

23. введения новых налогов (например, в виде отчислений от добычи нефти) и др.

Помимо изменения финансовой политики, необходимо структурно перестроить как систему финансов, так и кредита.

Должны быть пересмотрены база налога на прибыль и налог на сверхприбыль, а также личный подоходный налог.

Вместо налога с оборота рекомендуется ввести фиксированную ставку налога пропорционально цене товара, а через 2-3 года - налога на добавленную стоимость, т. е. на цену товара и услуги за вычетом стоимости использованного сырья, энергии, материалов.

Предлагается ограничить число внебюджетных социальных фондов для введения жесткого контроля над расходами.

Налогообложение внешней торговли должно быть пересмотрено, исходя из «необходимости ускоренной интеграции экономики в мировую систему торговли».

«Кредитно-денежная политика должна осуществляться административными методами» (при отсутствии развитых финансовых рынков).

Политика в области доходов и социальной помощи самым непосредственным образом затрагивает жизненный уровень населения.[12]

Во-первых, при переходе к рынку значительный рост денежных доходов населения подтолкнет (через повышение издержек и спроса) и без того огромный скачок общего уровня цен и превратит этот единовременный (как они полагают) скачок в бесконечную спираль инфляции. Поэтому в своих рекомендациях эксперты предусматривают жесткое ограничение роста денежной заработной платы.

Во-вторых, в не меньшей степени их опасения вызывает и неизбежный в переходный период высокий уровень безработицы. Однако здесь они ограничиваются указанием на необходимость изыскать источники финансирования пособий по безработице. В социальном аспекте массовая безработица поставит страну перед неразрешимой проблемой. На Западе безработица давно уже сосуществует с экономическим ростом и высоким общим жизненным уровнем, к ней трудящиеся в той или иной мере социально и психологически приспособились. К тому же безработицу на Западе удается сдерживать в определенных границах. В СССР же условия могут сложиться прямо противоположные, и результат будет тогда разрушительный: массовые забастовки, политические протесты, обострение межнациональных конфликтов.

Что касается переходного периода к рынку, то главная слабость рекомендаций в том, что в них нет ни расчета возможного падения жизненного уровня населения (рабочих в особенности), ни обоснованных оценок размеров безработицы, ни масштабов сокращения национального дохода в целом. Между тем при значительном падении объемов производства доходы всех предприятий и государственного бюджета резко сократятся. Не известно, за счет каких средств можно будет тогда содержать армию безработных, выплачивать пенсии, пособия, стипендии.

Поэтому, перестраивая на рыночных основах нашу инертную, оторванную от результатов труда систему доходов, нельзя односторонне увлекаться рыночно - конкурентным принципом, забывая о необходимости сохранения минимума твердых социальных гарантий.

Вырабатывая будущую модель хозяйствования в России, нужно четко различать в ней три группы характеристик.[13]

1) требования, обусловленные современным глобальным уровнем производительных сил, потребностей и культуры общества и проверенные мировым общечеловеческим опытом;

2) свойства, которые будут обусловлены нашим социальным выбором;

3) наконец, черты, продиктованные специфическими особенностями страны.

Для нашей промышленности, где производство каждого из большинства видов продукции сконцентрировано на трех-пяти предприятиях и, следовательно, монополизировано, есть два пути перехода на рыночные рельсы. Один, по примеру Запада, - открыть границы для иностранных конкурентов. Это самый «легкий» и «быстрый» путь, чреватый, однако, гибелью для многих отраслей нашего отсталого производства. Другой путь - трудный, сложный, но единственно безопасный: реорганизовать всю производственную структуру экономики, планомерно создать национальный конкурентный рынок и в этих целях широко привлекать иностранные фирмы (подробнее об этом будет еще сказано).

Второе требование к цивилизованному рынку - наличие экономически зрелого, организованного и самостоятельного профсоюзного движения.

Развертывание экономического кризиса в СССР весной 1991 г., обостренного забастовками и межнациональными конфликтами, заставило Кабинет Министров СССР разработать антикризисную программу. Фактически это означает, что пришлось признать несостоятельность «Основных направлений» и искать иные пути стабилизации экономики и перехода к рынку, а именно:[9]

24. выявление реального соотношения спроса и предложения по каждой товарной группе и мер, необходимых для обеспечения свободной конкуренции между производителями и между оптовыми покупателями, при соблюдении требования прибыльности;

25. разработку, исходя из расчетов по товарным рынкам, на каждом предприятии программы перехода к условиям рыночной конкуренции без снижения общего выпуска и при выявлении дефицита или избытка трудовых ресурсов для их переподготовки и перераспределения;

26. проведение мер по инвестированию, разукрупнению, перепрофилированию, модернизации, реорганизации с ориентацией на достижение равновесия спроса и предложения на оптовых рынках;

27. настройку банковской и финансовой систем на содействие организации товарных рынков, находящихся в состоянии конкурентного равновесия, при изъятии избыточности ликвидности у предприятий в одних случаях и при целевом, дополнительном кредитовании (и финансировании) - в других;

28. создание системы конечной подчиненности оптовых рынков регулируемым розничным и временной системы дотационного перехода от оптовых к розничным ценам (чтобы дефицит на розничном рынке не препятствовал установлению конкурентных цен на оптовом, если по ряду товаров первой необходимости розничные цены «освобождать» нецелесообразно);

29. организованный допуск на товарные рынки в качестве продавцов, покупателей и инвесторов иностранных фирм, исходя из интересов обеспечения конкурентного равновесия;

30. жесткое подчинение реформы отношений собственности требованию создать механизм рыночной конкуренции. Для этого: на крупных и средних предприятиях (с числом занятых более 200 человек) собственность отделить от управления (используя опыт Запада). Отраслевые и вертикальные «ассоциации» запретить одновременно с созданием конкурентных условий.

В том, что можно в течение 1,5-2 лет превратить монополизированные рынки в конкурентные, сомневаться не приходится, есть опыт Запада. Помимо разукрупнения, этому будет способствовать:

31. быстрая организация сборочных производств на базе импортных деталей, особенно в импортозамещающих сферах;

32. целенаправленное поощрение мелкого производства (шагом в правильном направлении является недавнее решение Кабинета Министров СССР поощрять создание мелких металлургических заводов, использующих металлолом);

33. ограничение экспорта товаров, дефицитных в стране (при условии, что это не обостряет дефицит на других жизненно важных направлениях);

34. льготные условия для иностранных инвесторов и торговых фирм в наиболее монополизированных отраслях. Из сказанного ясно, что «третий путь» не отвергает идею «интеграции в мировое хозяйство», напротив, включает ее. Но он предполагает, что эта интеграция будет протекать не стихийно, а организованно и не в интересах только зарубежных фирм, а прежде всего в интересах ускоренного формирования национального рынка в СССР.

Организация конкурентных рынков позволит относительно быстро расширить производство, повысить эффективность, что и будет решением проблемы «избыточного спроса населения» иначе государство не будет продолжать самоубийственную политику обманчивого повышения денежных доходов за счет эмиссии.

2.2. Итоги трансформации экономики

В нашей стране реформы, направленные на трансформацию планово-рас­пределительной централизованно управляемой системы в рыночную многоук­ладную экономику, проводятся уже более десяти лет. В этот немалый срок включается попытки решить проблемы трансформации экономики по социал-демократическому варианту, по модели «рыночного социализма» (1987-1990 гг.), а затем и период праворадикальных преобразований по либерально - монетаристской модели (после 1991 г.).[16]

Следует отметить важные с точки зрения формирования хозяйственного порядка рыночного типа изменения: преодолены тотальное огосударствление экономики и монопольное положение государства в организации экономиче­ской жизни общества; хозяйство стало многоукладным с равноправным поло­жением субъектов рынка различных форм собственности и преобладанием ча­стной собственности; начали складываться отношения конкурентности меду предприятиями в борьбе за рынок, за доступ к ресурсам, за покупателя товаров и услуг; созданы институты инфраструктуры рынка, обслуживающие взаимо­отношения его субъектов; динамика и изменения структуры производства в основном подчиняются объему и структуре платежеспособного спроса. Вслед­ствие преобразования отношений собственности и либерализации хозяйствен­ных отношений изменилась социальная структура общества (появился класс предпринимателей, а класс наемных работников в основном переместился в частный, негосударственный сектор хозяйства), изменилась структура источ­ников доходов населения, формируется рынок труда с таким его признаком как резервная армия труда (безработица), с углублением дифференциации населе­ния по доходам.

Вместе с тем экономические результаты реформ по либерально - монетаристской модели оказались в целом негативными, а в некоторых отношениях и катастрофическими: небывалый спад производства, резкое снижение реальных доходов подавляющей части населения, потеря управляемости хозяйством и социальными процессами.

Более десяти лет страна живет в условиях «инвестиционных каникул», в значительной мере за счет проедания ресурсов, мощностей, запасов прочности, сформировавшихся в дореформенное время. Не удалось войти в стабильный режим экономического роста, масштабных инвестиций и планомерно ориенти­руемых структурных сдвигов. Утеряны ранее занимаемые позиции в мировом табеле о рангах: по объему ВВП (см. прилож. № 1) Россия теперь занимает 16 место в мире, а в расчете его на душу населения - 110-е место. Возникла поистине противоесте­ственная ситуация: находящаяся в экономическом нокдауне Россия является финансовом донором для внешнего мира, если иметь в виду вывоз капитала и импорт валютной наличности. Иностранный капитал на­правляется преимущественно в топливно-сырьевые и перерабатывающие сырье отрасли, а также в важнейшие оборонные и ключевые граждан­ские промышленные предприятия. Происходит интенсивный отток из страны научно-техничес­ких и технологических знаний, имеющих страте­гически важное значение. Россия же получает не самые новые (и уж во всяком случае не стратеги­чески важные) технологии преимущественно для отраслей распределения и производства потреби­тельских товаров и услуг.

Неуправляемость экономики и инвестицион­но-финансовый кризис. Реализация неолибераль­ных доктрин привела к разрушению механизмов управления производственными процессами в от­раслевом и общестрановом масштабе. Продол­жающиеся попытки атомизировать некогда высо­коконцентрированную промышленность вызвали распад многих существовавших ранее технологи­ческих цепочек и, соответственно, распад внут­ренних рынков на постсоветском экономическом пространстве. Это стало следствием не только ликвидации централизованного функционального управления промышленностью, но и отсутствия комплексной промышленной политики, имеющей целью сохранить и развить индустриальный по­тенциал страны в условиях реформ.

Провозглашенная в конце 80-х и практически реализуемая до сих пор так называемая политика адаптации промышленных предприятий к новым условиям (открытость рынков, мировые цены, са­моокупаемость) поставила большинство этих пред­приятий в условия, близкие к катастрофическим.

В нашей стране стратегическими националь­ными целями объявлены чисто институциональ­ные перемены, связанные со сменой собственно­сти во всех сферах хозяйства. Произошла своеоб­разная подмена понятий - не реформы ради улучшения экономики, а либерализация, несмот­ря на кризис экономики. В результате вопросы руководства и управления хозяйством были ото­двинуты на задний план.

Тенденции такого развития в отсутствие соот­ветствующей государственной политики уже яс­но просматриваются по итогам истекших 10 лет реформ.

Произошло «утяжеление» структуры народ­ного хозяйства: возросла доля производства средств производства, преимущественно топлива и сырья в продукции промышленности и ВВП. Несмотря на попытки форсировать развитие по­требительского сектора в первые годы реформ, страна во все большей степени живет за счет экс­порта энергоносителей, металлов, химической продукции (например удобрений, несмотря на их нехватку на полях страны).

Доля потребительского сектора в ВВП уменьшилась из-за разрушения отечественного производства продовольствия и промышленных потребительских товаров.

Отечественное машиностроение, в том числе гражданское, уменьшило свое производство в 4-5 раз, многие предприятия остановлены. Про­исходит деиндустриализация страны, Россия во все большей степени становится производителем сырья, живет за счет продажи других националь­ных ресурсов, например основных фондов и го­родской недвижимости.

Чрезвычайно расширился спекулятивно-по­среднический бизнес, в котором определяющую роль до последнего времени играли коммерческие банки, фактически обслуживавшие не производст­венное накопление, а перераспределение собст­венности и ресурсов в интересах меньшинства на­селения и вывоза этих ресурсов за границу. Этому способствует (фактически являясь основой пере­распределения) допущение СКВ в качестве меры стоимости, платежного средства, кредитных де­нег и средства тезаврации внутри страны.

К перераспределению национального досто­яния до последнего времени были допущены и значительные слои мелких собственников, что делало их заинтересованными участниками перераспределительных процессов.[19]

Программы развития потребительского сек­тора и социальные программы не выполняются в полном объеме, прежде всего из-за сокращения платежеспособного спроса. До сих пор продолжа­ется падение уровня и качества жизни основной массы населения, хотя, казалось бы, предел этого падения уже достигнут.

Таким образом, фактическими результатами либеральных реформ экономики стали:[18]

35. потеря позитивных ориентиров националь­ной промышленной политики, фактическое от­сутствие такой политики;

36. обескровливание экономики вследствие от­тока финансовых ресурсов за границу, блокирую­щего нормальный инвестиционный процесс внут­ри страны;

37. критическое уменьшение государственных финансовых ресурсов, что чрезвычайно ограни­чивает возможности реализации перспективной промышленной политики, создает основу для по­стоянного дефицита бюджета и роста государственного долга.

Иными словами, кризис либеральной полити­ки реформ и вызванный ею общий кризис эконо­мики России при их продолжении обрекают нацио­нальную промышленную политику на неэффек­тивность практически во всех ее разновидностях.

Сложившийся в стране хозяйственный порядок крайне несовершенен (да­же уродлив) в сравнении с мировыми образцами развитой рыночной социаль­но ориентированной экономики. «Уродство» нашего рынка выражается в том, что он в течение ряда лет существовал без платежеспособного спроса (вслед­ствие спада доходов населения и разорения значительной части предприятий реального сектора), без внутреннего предложения (поскольку две пятилетки и более отечественное производство сокращалось), без достаточной денежной массы (вследствие жесткой денежной политики, крайне низкого коэффициента монетизации ВВП, сосредоточения денежного обращения в трансакционном секторе и денежного голода в секторе реальном). Хозяйственный порядок по­ражен зияющими правовыми и институциональными пустотами, образовав­шимися после разрушения организационно-экономических структур планово-распределительной системы и незаполненных из-за вялости институциональ­ных преобразований. Многие из созданных рыночных институтов оказались неработоспособными в условиях относительной финансовой стабилизации, поскольку изначально рассчитывались на спекулятивную деятельность, на сня­тие «сливок» с инфляции, другие - непрочными, неустойчивыми и разруша­лись под ударами финансового кризиса осени 1998 г. (значительная часть бан­ковской системы, фондовый рынок).

Хозяйственные отношения (да и вся общественная жизнь в стране) дефор­мированы под давлением антирыночных, антилиберальных, рэкетных по при­роде своей сил. Прежде всего, это организованная преступность, орудующая повсеместно и в широком диапазоне - от выбивания незаконной платы с ла­вочника на городском рынке до заказного физического устранения конкурен­тов - банкиров, руководителей компаний.

Это - бюрократический произвол, коррупция в государственном аппарате на всех его уровнях. По данным Мирового банка, аналитики которого по 50 странам мира рассчитали индекс коррумпированности,- Россия находится на 46-м месте. Наименее коррумпированные страны - Дания, Финляндия, Шве­ция. США занимали 16-е место в двадцатке наиболее благоприятных стран.[14]

Российская общественность, да и многие представители политических и деловых кругов за рубежом дают резко негативную оценку указанным выше результатам праворадикального эксперимента над нашей экономикой. Всеобщим стало требование выработать новые подходы к углублению и обеспечению позитивного характера рыноч­ных преобразований в стране, придания им стратегического характера и пол­ного соответствия национальным интересам. Политическая ситуация дает под­тверждение и одновременно важные предпосылки реализации этого требова­ния: прошли выборы в Государственную думу, избран новый президент дейст­вующих институтов социально ориентированного рыночного хозяйства.

В числе предложений по совершенствованию экономической политики пе­реходного периода, углублению реформационных преобразований, пожалуй, наиболее популярной стала идея усиления регулирующей функции государст­ва. На ней сходятся как представители «партии власти», так и их оппоненты из левой оппозиции.

Популярность этой идеи вполне объяснима. Это естественная реакция на либерализационное доктринерство праворадикальных реформаторов первой волны и утрату управляемости социально-экономическими процессами, но по­следующее бездействие исполнительной власти по важнейшим направлениям рыночных преобразований, на отсутствие у правящих сил, понятных широкой общественности концепции и программ действия по важнейшим стратегиче­ским, политическим, национальным, экономическим вопросам жизни россий­ского государства, включая вопрос о сохранении его единства, а следовательно и о самом его существовании.

Реальная ситуация в стране весьма противоречива. С одной стороны, про­изошло резкое ослабление роли государства в экономике вследствие либерали­зации всех видов хозяйственной деятельности и приватизации преобладающей части государственного имущества, слабости и недостаточного профессиона­лизма государственного аппарата. Такой результат соответствует основным положениям примененной в России либерально - монетаристской модели эко­номического реформирования: рыночные отношения возникают спонтанно как результат либерализации хозяйственных отношений, а разгосударствление, самоустранение государства от управления экономикой - решающая предпо­сылка либерализации.

Однако отказ от применения одних правил организации хозяйственных взаимоотношений не сопровождался столь же стремительными достижениями в установлении новых, соответствующих рынку правил, кодексов хозяйствен­ного поведения, правовых норм. Либерализация без установления хозяйствен­ного порядка неизбежно превращается в хозяйственную анархию, перерожда­ется в свою противоположность - пристанище антирыночных сил - экономиче­ской преступности, коррупции, недобросовестной конкуренции.

С другой стороны, реальная ситуация характеризуется и тем, что по каким-то направлениям давление государства на экономику возрастает. Государство сохраняет и реализует возможности нарушать либеральный принцип равенства возможностей для конкурирующих структур, создавать усилиями бюрократии в индивидуальном порядке особые условия для некоторых из субъектов рынка - или особо благоприятные, или удушающие.

Действительно, за годы реформ не уменьшилось, а возросло бремя госу­дарственных расходов в ВВП. Государство ушло от распределения дефицит­ных средств производства и инвестиционных ресурсов; по бюрократическому усмотрению выделяло уполномоченные банки для выгодной работы с немалы­ми бюджетными средствами, всякого рода квоты, лицензии, льготы, оказывало содействие определенным субъектам и группам в залоговых аукционах и дру­гих выгодных приватизационных программах.

Многократно возросшая налоговая нагрузка на предприятия в условиях дефицита денежной массы, платежеспособного спроса приводила к образова­нию задолженности, т.е. угрожающей зависимости предприятий от государст­ва, бюрократических решений. Иначе говоря, включение государства в эконо­мический процесс на микро уровне обесценивает меры по рыночной либерали­зации экономики. Усиление позиций государства в этих случаях противоречит задачам повышения эффективности хозяйствования.[15]

Учитывая противоречивость сложившейся ситуации, можно определить, что современный подход к осуществлению политики рыночного реформиро­вания состоит в поисках путей оптимизации сочетания либеральных и дирижистских начал. Усиление государственного регулирования в смешанной эконо­мике предполагает прежде всего содействие развитию свободного предприни­мательства и конкурентной среды ради максимизации эффективности произ­водства и достижения соответствия объемно-структурных его параметров об­щественному спросу. Синтез этих направлений призван обеспечить ориента­цию усилий субъектов рынка на достижение не только локальных, но и обще­экономических целей.

Курс на усиление государственного регулирования вовсе не означает по­давление либеральных начал в экономике и возвращение к ситуации, когда государство было главным предпринимателем.

В этой связи представляется необходимым и в теории, и в практике уточ­нить содержание понятий государственного регулирования. Ныне оно чаще всего трактуется, как та или иная форма или степень вмешательства государст­ва в экономическую жизнь. И в такой ограниченной трактовке государствен­ное регулирование встречает критику с либеральных позиций как содержащее потенциальную угрозу свободам рынка. В действительности его содержание включает следующие основные элементы: регламентация хозяйственной жиз­ни (производственной, финансовой, коммерческой и пр.), образующая свод правил, кодекс поведения хозяйствующих субъектов, определяющая их права и обязанности, круг возможностей и меру взаимной ответственности, включая и введение определенных запретов, нацеленных на недопущение ущерба субъ­ектам рынка, на защиту интересов как производителей товаров и услуг, так и потребителей; формирование системы государственных и негосударственных организационно-экономических структур, обеспечивающих строгий контроль за соблюдением общепринятых норм регламентации хозяйственного поведе­ния субъектов рынка и обслуживающих хозяйственные отношения; выработка социально-экономической политики, определение и результативное примене­ние организационных и экономических механизмов ее реализации (собственно регулирование социально-экономических процессов).

В соответствии с этим формируется следующее требование к продолже­нию рыночных реформ: перенесение центра тяжести реформационных усилий на институциональную и управленческую деятельность, т.е. на выработку рег­ламентов хозяйственной деятельности и создание необходимых организацион­но-экономических структур-институтов.

Дело в том, что существенные институциональные преобразования, по су­ти, прекратились сразу по завершении ваучерного этапа приватизации (которая и в «постваучерной» своей фазе не привела к появлению эффективного собст­венника). После этих преобразований можно указать лишь на формирование рынков государственных и корпоративных ценных бумаг. Но их конструкция была хрупкой: первый строился как финансовая пирамида, которая при разо­ренном производстве не могла не обрушиться; оба рынка отличались весьма высокой долей нерезидентов, уродливо разбухали на фоне вопиющего ухуд­шения реального состояния экономики (волны мирового финансового кризиса легко разрывают подобные спекулятивные пузыри, это произошло и у нас).[15]

Во всем же остальном был застой. Никак не продвигались реформы: нало­говая, социальная, жилищно-коммунальная, кредитной системы, предприятий, финансовых отношений Федерации и ее субъектов и т.п. Не получил цивили­зованного развития институт банкротства, не занял подобающего рыночной экономике места малый бизнес, запутанными оказались земельные отношения, не решены вопросы трудового законодательства и охраны труда, защиты вкладчиков банков. Сужалась и ослабевала социальная база рыночных реформ. Вместо проведения четко выверенной стратегии рыночных преобразований правительственные структуры все более погружались в рутинную практику латания экономических дыр.

Задача и предназначение нового этапа рыночной реформы - преодоление застоя в инвестициональных преобразованиях. Предстоит перейти от простей­ших и преимущественно административных по своей сути решений относи­тельно либерализации и дерегулирования экономики к тщательно выверенно­му выстраиванию хозяйственного порядка. Речь идет о таком порядке, кото­рый учитывал бы общие закономерности рынка и особенности страны и при котором самостоятельность субъектов рынка сочеталась бы с консолидацией их усилий в интересах всего общества. Индивидуальная инициатива и стрем­ление хозяйствующих субъектов к увеличению своих доходов должны в ко­нечном счете результатироваться в стабилизации и повышении эффективности общественного производства, в росте благосостояния населения.

В ближайшей перспективе важнейшее направление реформаторской дея­тельности - создание определенной системы институтов, правил хозяйствова­ния, юридических законов и кодексов поведения субъектов рынка и самого государства в экономике. Предназначение этой системы - защита позитивных либеральных ценностей в экономике (многоукладное и хозяйственного рав­ноправия различных по формам собственности субъектов рынка, конкуренции, свободы предпринимательства, внешней открытости, роста доходов предпри­нимателей на основе их созидательной деятельности по удовлетворению об­щественных потребностей), содействие отладке механизмов регулирования национального хозяйства - рыночного, корпоративного, государственного.

Решающее значение в период рыночной трансформации экономики при­обретает преобразование и упорядочение такого общественно-экономического и правового института как отношения собственности. Вполне легитимная постприватизационная корректировка отношений собственности в целях по­вышения экономической и социальной эффективности народнохозяйственного комплекса возможна на основе конкуренции, выявляющей структуры, неспо­собные рационально использовать отчужденное от государства имущество, с применением процедур банкротства под наблюдением государственных органов.[15]

Весьма существенно также формирование наряду с государственным и корпоративного сектора экономики (производственно-коммерческих объеди­нений - концернов, холдингов финансово-промышленных групп, других форм объединений производителей и потребителей) Крупные корпорации в смешан­ной экономике способны выступать стратегическими партнерами государства в проведении реформ, взять на себя функции планирования и организации об­мена деятельностью предприятий в ключевых народнохозяйственных сферах, используя как рыночные, так и планово-распределительные методы (последнее практикуется прежде всего в рамках внутрикорпоративного оборота).

На современном этапе реформационных преобразований необходима кон­центрация усилий на восстановлении и развитии реального сектора экономики, общественного производства. Здесь тоже предстоит смена приоритетов в эко­номической политике.

Ведь соответственно по идеологии либерально-монетаристского толка приоритет экономической политики - это финансовая стабилизация. А судьба реального сектора должна складываться в зависимости от уровня и динамики основных макропоказателей. Теоретически предполагалось, что преодоление в основном инфляции, достижение бездефицитности государственного бюджета, устойчивость национальной валюты есть необходимые и вполне достаточные условия для возобновления экономического роста и активной инвестиционной деятельности в условиях рынка.

В соответствии с такого рода определениями экономическая политика по­следних лет в основном была сосредоточена на либерализации хозяйствования и достижении финансовой стабилизации - подавлении инфляции путем жест­кой денежно-кредитной политики и поддержки курса рубля относительно кон­вертируемой валюты, преодолении бюджетного дефицита путем увеличения налогов, внутреннего и внешнего долгов и всемерного сокращения государст­венных расходов. Такая реструктивная политика имела временные положи­тельные результаты с точки зрения финансовой стабилизации, но оказалась недостаточной для возобновления экономического роста. Она была самодоста­точной для трансакционного сектора, но не давала положительного эффекта для реального сектора и социальной сферы. Более того, чем жестче была де­нежно-кредитная и финансовая политика, тем негативней были ее следствия для общественного производства и благосостояния основной массы населения. Страна заплатила за жесткость монетарной политики разрушением значитель­ной (минимум 50%-ной) части производства и обнищанием основной массы населения. Инфляцию как бы разменяли на рост государственного долга (и внутреннего, и внешнего), переведя страну в режим жизни взаймы. Средства иностранных займов использовались на неотложные текущие нужды (выдачу зарплат и пенсий, обслуживание накапливавшихся задолженностей) и в реаль­ный сектор не попадали. Произошла «порча» качества национальной денежной системы: решающую роль в обслуживании оборота ВВП стали играть бартер и суррогаты рубля. Жертвы оказались напрасными, достигнутая, казалось, фи­нансовая стабилизация - крайне ненадежной.

Это показал финансовый кризис августа 1998 г., потрясший страну дефолтом по государственному долгу, одномоментной почти четырехкратной де­вальвацией рубля и очередным витком инфляции, снижением сразу на 30% реальных доходов населения. Он обозначил и кризис российских экономиче­ских реформ, и несостоятельность праворадикальной экономической политики. Новый этап экономических реформ должен сформировать предпосылки для экономического роста и глубокой, динамичной перестройки структуры хозяйства в соответствии с общественными потребностями, современными технико-технологическими возможностями, требованиями экономической эф­фективности, социальной направленности и экологически безопасного устой­чивого развития со стратегической ориентацией на подготовку условий для вступления в перспективе страны в постиндустриальную (информационную) стадию общественного развития.

В ближайшей перспективе в целях восстановления и развития реального сектора необходимо найти способы повышения всех видов платежеспособного спроса на продукцию и услуги, перекрыть незаконный отток российского ка­питала за рубеж, обеспечить в необходимых случаях защиту национального производства от внешней конкуренции и стимулировать экспорт.

Среди мер по стимулированию реального сектора на современном этапе реформ особое значение имеет такой макроэкономический фактор, как плано­мерное и контролируемое смягчение денежно-кредитной и финансовой поли­тики. Главные проблемы здесь, как представляется, - снижение налоговой на­грузки, удешевление кредита и кредитная эмиссия, преодоление неплатежей, при необходимости их денежным подкреплением, обеспечение государствен­ного макроконтроля над финансовыми потоками и четкое их анализирование в соответствии с их целевым назначением. Последнее особенно важно. Необхо­димо сосредоточить усилия на создании четкого механизма доведения финан­совых ресурсов (бюджетных средств, амортизационных отчислений, налого­вых платежей, платежей во всевозможные внебюджетные фонды, кредитной эмиссии и т.п.) до запроектированных пунктов их использования, полностью исключив шансы на их нецелевое применение, не говоря уж о хищениях. Здесь потребуются: совершенствование кредитной системы, в том числе, возможно, создание новых ее звеньев (в виде банков развития или инвестиционных ком­паний) в центре и в регионах, более строгая специализация кредитных и иных финансовых институтов и более четкая регламентация круга их ведения, прав и обязанностей; повышение уровня работы казначейских органов и др. Необхо­дима система мер по регулированию (если надо и по перекрытию) связи де­нежной эмиссии и валютного рынка, усилению валютного контроля, чтобы в конце концов прекратить укоренившийся в российской практике «денежный сквозняк» - эмиссия - валютный рынок - конвертация рублей - вывоз валюты за рубеж.

Наряду с решением неотложных текущих и масштабных среднесрочных проблем на современном этапе рыночной трансформации государственная власть должна мобилизовать интеллектуальные и предпринимательские силы общества на определение путей решения стратегических, долгосрочных задач ускорение научно-технического прогресса, включая информативные техноло­гии, совершенствование транспортной инфраструктуры и качественное улуч­шение всех видов связи и коммуникаций, преобразование топливно-энергетического баланса, определение достойного места страны в процессах глоба­лизации экономики.

Дело в том, что правые радикалы, взявшие было рычаги государственного и хозяйственного управления и начавшие либерально-монетатскую рефор­му, фактически установили приоритетными не социальные и экономические критерии, а критерии и цели идеологические, политические, властные: уско­ренное преодоление социалистических, коллективистских признаков в органи­зации хозяйственной и общественной жизни, быстрое формирование крупных капиталов путем облегчения условий первоначального накопления на путях отчуждения государственного имущества и масштабных финансовых спекуля­циях и в целях создания немногочисленного, но финансово сильного слоя под­держки и укрепления государственного и политического режимов, утвердив­шихся в стране после распада Советского союзного государства.[2]

Если не учитывать идеологической предвзятости и политической заданности реформирования на минувшем его этапе, то многое в действиях облечен­ных властью правых радикалов не имеет рационального объяснения. Действи­тельно, с точки зрения экономической эффективности нельзя объяснить сле­дующие меры, наносившие вред национальной экономике, но способствовав­шие скорейшему обогащению тех, кто должен был бы поддержать новую авто­ритарную власть: отказ от государственной монополии на продажу спиртного, что резко осложнило формирование государственного бюджета страны; экс­клюзивные льготы по импорту алкоголя, табака, по участию в так называемых залоговых аукционах, «нацеленные» на определенные и потому невиданно обогатившиеся структуры; форсированная приватизация государственного имущества или вовсе бесплатно, или практически за бесценок - по балансовой его оценке с учетом износа; отсутствие в течение ряда лет после либерализа­ции внешнеэкономической деятельности эффективного валютного контроля, превратившего эту сферу экономики и деятельность многих банков в способ нелегального перевода экспортной валютной выручки за рубеж, что на многие десятки (а может быть и на сотни) миллиардов долларов сократило воспроиз­водственный потенциал российской экономики и на столько же обогатило лов­ких дельцов; аналогичная бесконтрольность в отношении бюджетных средств (средств налогоплательщиков), доверяемых исполнительной властью так на­зываемым уполномоченным банкам и «прокручиваемых» ими во всякого рода спекуляциях, в том числе и валютных.

Все это не просто цепь случайных ошибок, а определенная линия на реше­ние приоритетной задачи укрепления складывавшегося политического режима и сохранения правых радикалов у власти. Ради этого предпринимались и дру­гие экономические акции. Например, резкое увеличение бремени государст­венного долга посредством выпуска ГКО и других государственных заемных обязательств ради получения финансовых ресурсов для выборов 1995 и 1996 гг. А активизация мер по преодолению задолженностей государства по заработной плате, пенсиям и пособиям также обычно связана с предвыборными периодами ради привлечения электората на сторону «партии власти».

Сейчас видно, что приоритет политических задач и праворадикальных идеологических критериев перед экономическими задачами и критериями - одна из основных причин катастрофических для народного хозяйства и боль­шинства населения итогов так называемого демократического правления в России с 1990 г. и рыночных экспериментов в стране с 1992 г.

Сегодня же предстоит включить истинный вектор экономического рефор­мирования - повышение эффективности производства и хозяйствования, рост благосостояния населения. Всякий размен экономических целей и критериев на политические выгоды должен быть исключен. Более того, развитие полити­ческих процессов следует в конечном счете подчинить интересам экономики, прежде всего задачам ее выведения из кризиса. Этому способны послужить, в частности: выстраивание единой властной вертикали по всем уровням государ­ственной иерархии; преодоление националистистическо-сепаратистских тен­денций; налаживание подлинно союзнических стратегических отношений в рамках СНГ и с постсоциалистическими странами Европы и Азии; восстанов­лению доверия международной общественности к России как демократиче­скому миролюбивому государству.[7]

3. Перспективы развития Российской экономики в 2003-2015 гг

3.1. Объективные цели и условия реализации антикризисной стратегии

Особенности предстоящего периода — в крайней ограниченности выбора целе­вых направлений конструктивной анти­кризисной стратегии. Масштабы угроз ближайшего десятилетия и располагае­мые ресурсы достаточно жестко опре­деляют параметры и качественное со­держание экономического развития, необходимые для преодоления нового обострения системного кризиса.

Первое направление — повышение уров­ня и качества жизни основной массы населения.

В ближайшее десятилетие эта задача является императивом антикризисной стратегии по целому ряду причин. С од­ной стороны, уход от сегодняшней ситу­ации, когда, по разным оценкам, 35-50% населения имеет доходы ниже прожи­точного минимума, необходим для того, чтобы сохранить «человеческий капи­тал», демографический, образовательный и культурный потенциал общества и со­здать благоприятную социальную среду для мотиваций к труду и предпринима­тельской деятельности. С другой сторо­ны, рост благосостояния необходим и как фактор экономического оживле­ния: запустить российскую экономику невозможно, если не будет создан эф­фективный платежеспособный спрос на массовую потребительскую продукцию отечественных товаропроизводителей.

В конечном счете за десять лет требу­ется создать российский «средний класс» — массовый слой обеспеченного населения с уровнем потребления не ни­же дореформенного. Он должен охва­тить, по крайней мере, 40% населения. Одновременно следует резко, до 10-15%, сократить долю населения с доходами ниже прожиточного минимума. Как по­казывают расчеты, для реализации таких условий средний уровень потребления должен возрасти по сравнению с сего­дняшним в 1,8 раза.

Второе направление — резкая активи­зация инвестиций для качественной модернизации производственно - технологического аппарата и поддержания сырьевой базы экономики. Для того, чтобы сохранить необходимые производственные мощности и при этом нормализовать процесс их качественно­го обновления, объем производственных инвестиций должен возрасти в 2,4 раза. При этом необходимо:

38. расширить внутренние финансовые источники инвестиций, прежде всего, за счет роста доходов и накоплений предприятий реального сектора;

39. перейти к режиму интенсивного обновления производственного аппарата;

40. обеспечить структурный маневр ин­вестициями в пользу обрабатываю­щей промышленности и сельского хозяйства;

41. восстановить и развить собственную базу инвестиционных ресурсов (ма­шин, технологического оборудова­ния), максимально задействовав име­ющийся инновационный и технологи­ческий потенциал.

Третье направление — обеспечение воен­ной безопасности страны. Уровень прогнозируемых в период с 2000 по 2010 год военных угроз, а также требования военно-технологической безопасности требуют увеличения рас­ходов на национальную оборону по сра­внению с бюджетом 1998 года в 2,2 раза, до 175-180 миллиардов рублей. Нормали­зация расходов на оборону подразуме­вает, в частности:

42. поддержание численности вооружен­ных сил, необходимой для ведения одного-двух вооруженных конфликтов средней интенсивности на различных театрах военных действий, то есть не менее 1,2 миллиона человек (это потребует не менее 54 миллиардов рублей, исходя из ежегодных расходов на одного военнослужащего в 45 ты­сяч рублей);

43. значительное увеличение в структуре военного бюджета доли инвестицион­ной компоненты — закупок вооруже­ний и военной техники, оборонных НИОКР, капитального строительства. Модернизация вооружений четвертого поколения, доработка и начало закуп­ки образцов пятого поколения для от­дельных видов войск (авиация, тан­ковые войска), начало разработки вооружений шестого поколения по­требуют увеличения расходов на инве­стиционные статьи военного бюджета как минимум в три раза.

Четвертое направление (поддержание и развитие социальной инфраструкту­ры, обеспечивающей воспроизводство человеческого капитала». Для того, чтобы сохранить систему от­раслей социально-культурной сферы (образование, здравоохранение, культу­ра), поддержать ее развитие и обеспе­чить проведение необходимых реформ, требуется увеличить расходы на конеч­ное потребление государственных уч­реждений, оказывающих индивидуаль­ные услуги как минимум на 40%.

Пятое направление — сохранение и раз­витие инновационного потенциала.

Поддержка инновационного потенциала страны означает, прежде всего, стимули­рование эффективного спроса на инно­вации. В обозримом будущем это может

быть обеспечено только в рамках по­вышения инвестиционной активности и развертывания технической реконст­рукции производственного аппарата на базе новой отечественной техники, когда каждый рубль капиталовложений имеет высокое инновационное напол­нение.

В то же время необходимо резкое по­вышение расходов на науку. За послед­нее десятилетие валовой продукт науки и научного обслуживания снизился с 3% ВВП (1989-1990 годы) до 0,6-0,8% Для того чтобы обеспечить нормальное функционирование гражданских и во­енных НИОКР, соответствующие расхо­ды должны быть увеличены не менее, чем втрое.

Шестое направление — обеспечение внешней платежеспособности страны. Для того чтобы гарантированно обес­печить платежеспособность страны и иметь возможность наращивания ва­лютных резервов (не прибегая к чрезвы­чайным мерам в валютной и внешнеэко­номической сферах) в ближайшее деся­тилетие, необходимо иметь активное сальдо торгового баланса по товарам и услугам на уровне не менее 15-20 миллиарда долларов США при сокращении вывоза капитала как минимум вдвое.

Реализация отмеченных шести целевых направлений определяет параметры необходимого увеличения объема ВВП — на 60-65%. Другими сло­вами, если мы хотим решить отмечен­ные выше проблемы в течение десятиле­тия, необходимо уже в ближайшие годы не просто добиться оживления экономи­ки, но и перейти к ее росту с темпами не ниже 40% в среднем за год, поддержи­вая такой режим в течение восьми - деся­ти лет. Только такие параметры позволят одновременно решать неотложные зада­чи повышения благосостояния, разви­тия социальной сферы, обновления производственного аппарата, обеспече­ния оборонной достаточности, обслужи­вания государственного долга.

Сложившаяся в период с 1992 по 1998 год модель российской экономики ра­дикально не соответствует этим объек­тивным требованиям. По многим конку­рентным позициям российская эконо­мика в нынешнем виде уступает не толь­ко промышленно развитым странам, но и ведущим экспортерам сырьевых товаров. Как показали сценарные расче­ты, в долгосрочной перспективе «пото­лок» ее роста, определяемый, с одной стороны, предложением энергосырьевых ресурсов, с другой стороны, воз­можностями расширения конечного спроса (потребления, валового накоп­ления, экспорта, импортозамещения), не превысит 2—3% в год.

Из этого вытекает ключевая объективно заданная цель антикризисной стратегии на ближайшее десятилетие. Необходимо сформировать новую модель российской экономики, которая, в отличие от сло­жившейся, обладает потенциалом долго срочного динамичного роста, позволяя решать задачи повышения уровня жизни эффективности и конкурентоспособности, сохранения целостности и обеспече­ния безопасности страны.

Данные условия задают одновременно и минимальные границы повышения эффективности экономики. Экономиче­ский рост не может быть равномерным он будет складываться за счет одновре­менного увеличения темпов развития обрабатывающей промышленности и сохранения инерционной динамики в первичных секторах. Такой режим развития на протяжении длительного времени может обеспечиваться только за счет мобилизации всех источников по­вышения эффективности — структурны» технологических, организационных.

Создание новой модели экономики и выход на траекторию динамичного роста потребуют изменений основных макроструктурных пропорций.

1. Переориентация производства на внутренний спрос и сокращение доли импорта в его покрытии. В ближайшие один-два года основным источником роста со стороны конечного спроса ос­танется импортозамещение, в дальней­шем — производственные инвестиции, и, в меру ослабления финансовых огра­ничений, государственный спрос, во второй половине десятилетия — потре­бительские расходы.

2. Разблокирование источников роста внутреннего спроса, прежде всего — уве­личение доходов и накоплений реального сектора, замороженных в неденежных формах расчетов. В течение ближайших пяти-шести лет доля валовой прибыли товаропроизводителей (без учета бан­ков) в совокупных доходах экономики должна оставаться стабильно высокой на уровне 30-35%. Необходимо изменение ценовых пропорций между первичными) и конечными секторами экономики, и обеспечивающее ускоренное формиро­вание накоплений в обрабатывающей промышленности и аграрном секторе.

3. Обеспечение опережающего, по срав­нению с конечным потреблением, рос­та валовых сбережений и инвестиций. Доля валовых национальных сбереже­ний в ВВП должна оставаться примерно на уровне 1999 года, вплоть до середины десятилетия, 28-30%. В последующем она может несколько снизиться. Доля валового накопления основного капи­тала должна возрасти с нынешних 16% ВВП до 18-20% к 2005 году и продол­жить свой рост до конца десятилетия (до 20-23% ВВП) за счет снижения нагрузки на валовые сбережения со сто­роны вывоза капитала и других капитальных операций с внешним миром.

4. Изменение структуры товарного про­изводства в пользу обрабатывающей промышленности. Основными очагами роста на разных этапах рассматривае­мого периода станут: отрасли потреби­тельского комплекса, обеспечивающие импортозамещение; отрасли машиност­роения, производящие инвестиционное оборудование; отрасли высокотехноло­гичного машиностроения, позволяющие обновлять оборудование на современ­ном качественном уровне.

5. Опережающий по сравнению с дина­микой производства и инфляции рост денежной массы с одновременным изме­нением её структуры в пользу средств на счетах предприятий. Основными факторами замедления скорости оборо­та денег в экономике станут: снижение уровня неплатежей, вытеснение бартера и денежных суррогатов, ужесточение требований к платежеспособности предприятий, дедолларизация нацио­нального хозяйства и повышение склонности населения к сбережению. Для выхода на требуемую траекторию роста необходимо, чтобы доля бартера в продажах сократилась с сегодняшних 35 % до 25-30% к 2005 году и 15-20% к 2010 году.

Формирование качественно новой моде­ли российской экономики предполагает осуществление ряда ключевых условий. Следует подчеркнуть, что эти условия сами по себе еще не создают импульс динамичного экономического разви­тия — они лишь образуют требуемый формат конструктивной среднесрочной стратегии.

Первое — формирование субъекта эко­номической политики, интересы и воз­можности которого соответствовали бы системным целям конструктивной антикризисной стратегии. Для этого, прежде всего необходимо за­дать жесткий формат «правил игры», пе­реводящий взаимодействие ключевых экономических игроков в конструктив­ное целеориентированное русло. А это возможно только в рамках консолида­ции одновременно на трех социальных уровнях: власти (групп элиты); власти и общества; самого общества (основных социальных групп).

Такую консолидацию можно практиче­ски обеспечить только одним способом: превратить повышение уровня жизни граждан в реально работающий крите­рий для действий властей всех уровней, корпоративных структур (предпринима­телей, профсоюзов и других) и социаль­ных групп. Конкретные организацион­ные механизмы, реализующие данный подход, активно разрабатывались в пе­риод с 1997 по 1999 год и были законо­дательно оформлены в ряде субъектов Российской Федерации.

Второе — концентрация банковского и промышленного капитала, формиро­вание крупных производственно-финан­совых корпораций и мощных банковских структур.

Выполнение данного условия абсолют­но необходимо для решения целого ря­да задач:

44. обеспечения конкурентоспособности отечественных товаропроизводителей на внутреннем и внешнем рынках, где разрозненные российские предприя­тия, как правило, многократно уступа­ют своим иностранным конкурентам по масштабам капитала, организаци­онным и ресурсным возможностям и другим критериям;

45. создания целостных производст­венно-технологических комплексов, восстановления технологической кооперации;

46. реструктуризации отдельных предпри­ятий, их финансовой санации и выво­да из эксплуатации устаревших про­изводственных мощностей;

47. реализации крупных инвестиционных проектов, направленных на техниче­скую реконструкцию производствен­ного аппарата;

48. восстановления единой управленче­ской вертикали, создания партнеров для государства при формировании и реализации крупных государствен­ных проектов и программ;

49. создания противовеса, препятствую­щего экономическому сепаратизму регионов;

50. укрепления платежеспособности и ликвидности предприятий.

Третье — создание эффективной верти­кали государственной власти, без чего невозможна никакая последовательная экономическая политика. В сегодняшних российских условиях формула сильного государства включает:

51. экономический союз между государ­ством и национальным капиталом, основанный на единстве цели — пре­одолении кризиса и достижении эко­номического благополучия страны (такой союз предполагает, в частнос­ти, развитие партнерских отношений между государством и крупными кор­порациями);

52. социальную ответственность крупно­го капитала, развитие социального партнерства;

53. реальную ответственность всех уров­ней власти за поддержание и рост бла­госостояния населения;

54. безусловное сохранение федеративно­го формата и территориальной цело­стности государства;

55. укрепление демократических механиз­мов контроля за исполнительной влас­тью и местного самоуправления;

56. подавление коррупции и криминализации государственного аппарата.

Четвертое — развитие эффективных механизмов реализации государствен­ной экономической политики. В настоящее время текущая экономиче­ская политика государства на федераль­ном уровне осуществляется преимуще­ственно в двух формах:

1) принятия нормативных актов, регла­ментирующих деятельность экономи­ческих агентов;

2) операций Центрального банка, свя­занных с регулированием денежного обращения и финансовых рынков.

По мере реализации трех предшествую­щих условий механизм государственной экономической политики на федеральном уровне должен быть расширен, по край­ней мере, в следующих направлениях:

57. превращения федерального бюджета в активный инструмент управления го­сударственным спросом;

58. развития государственного целевого программирования как инструмента решения системных задач;

59. качественного повышения управления государственной собственностью.

Пятое — осуществление социальных реформ, направленных, прежде всего, на усиление адресности социальной поддержки, а также на сохранение и качественное развитие общедоступ­ной социальной инфраструктуры (об­разование, здравоохранение, культура, социальное обеспечение).

В ближайшие годы необходимо одновре­менно решить две трудно совмещаемые задачи. Первая — согласовать социальные расходы государства с реально имеющи­мися ресурсными возможностями. Вто­рая — сохранить общедоступную систе­му социальных институтов, повысив при этом качество оказываемых ими услуг.

Решение этих задач состоит в том, что­бы, с одной стороны, повысить приори­тетность финансирования социальных расходов, наложив запрет на снижение в реальном выражении соответствую­щих бюджетных статей. С другой сторо­ны, необходимо усилить адресность со­циальной поддержки и обеспечить строго целевое использование финан­совых ресурсов, направляемых на соци­альные нужды.

Шестое — расширение денежной эмис­сии и превращение денежного предло­жения в инструмент экономической политики.

В настоящее время на денежную эмис­сию как экономический инструмент на­ложено табу, однако задача состоит не в том, чтобы запрещать денежную эмиссию, а в том, чтобы выстроить такую организацион­ную схему, которая позволила бы напра­влять эмиссионный ресурс на снятие ак­туальных экономических угроз, миними­зировав при этом ее негативные послед­ствия (инфляция, падение валютного курса рубля). Для этого необходимо:

60. осуществлять гибкое регулирование денежного предложения, выдерживая его соответствие со спросом на деньги (ликвидность) со стороны предприя­тий и населения;

61. осуществлять меры по замедлению скорости оборота денег, используя процентную политику, ужесточение требований к уровню ликвидности и прочее;

62. эффективно задействовать «антиинф­ляционные якоря» — например цены на товары и услуги естественных мо­нополий, валютный курс и другое.

Возможности расширения предложения денег будут существенно зависеть от ре­структуризации банковской системы и налаживания системы банковского кредитования предприятий реального сектора.

Седьмое — сокращение оттока капита­ла и конвертация валютных активов резидентов в инвестиции.

Во-первых, это необходимость расши­рения инвестиционных ресурсов.

Объективно возникла альтер­натива:

63. либо ресурсы, полученные за счет активного торгового сальдо, уйдут во внутренние валютные активы или за рубеж в форме вывоза капитала;

64. либо будут созданы каналы для на­правления этих ресурсов в инвести­ции.

Во-вторых, это стабилизация валютного курса. В условиях крайней недостаточно­сти валютных резервов Центрального банка перекрытие каналов оттока капи­тала становится ключевым фактором предотвращения падения курса рубля.

Восьмое — повышение сбалансирован­ности государственных доходов и рас­ходов.

Снижение возможностей внешних и вну­тренних заимствований и необходи­мость выплачивать часть платежей по внешнему долгу за счет налоговых доходов бюджета резко обострили про­блему его сбалансированности. Эта про­блема усиливается еще и тем, что для стимулирования экспорта и импортозамещения нужно поддерживать низкий валютный курс рубля — но чем ниже курс, тем большую часть доходов бюд­жета нужно направлять на обслуживание внешнего долга и тем меньше ресурсы для непроцентных расходов.

Конструктивное решение данной про­блемы предполагает комбинацию одно­временно нескольких подходов.

1. Расширение налоговой базы бюджета. В ближайшие годы основными источни­ками возможного увеличения налогов останутся: повышение монетизации обо­рота и сокращение неплатежей; упорядо­чение налоговых льгот; доходы, получен­ные за счет девальвации рубля; увеличе­ние прибыли производителей; усиление контроля за доходами и расходами фи­зических лиц.

2. Бюджетное администрирование, повы­шение эффективности использования средств бюджета и внебюджетных фон­дов, налаживание контроля за полнотой и целевым использованием государст­венных средств.

3. Гибкое использование заимствований на внутреннем и внешнем рынках.

Девятое — урегулирование проблемы го­сударственного внешнего долга. В ближайшее десятилетие платежи по внешнему долгу станут одним из глав­ных факторов, определяющих характер и возможности экономической полити­ки. Без реструктуризации «советского» • долга общая сумма платежей (проценты плюс погашение основной части-долга) в отдельные годы может достигать 6-7% ВВП. Такая величина является абсо­лютно неподъемной для нашей эконо­мики, тем более, в условиях ограничения возможностей внешних заимствований.

Наиболее адекватными условиями рест­руктуризации внешнего долга представ­ляются следующие:

65. полные выплаты по российскому вне­шнему долгу, образованному с 1992 года;

66. полное списание или перенос за пре­делы десятилетия выплат по погаше­нию основной части «советского» внешнего долга;

67. выплаты процентов по «советскому» внешнему долгу в пределах 70-100% от сумм по графику.

Десятое — преобразования на уровне предприятий, связанные с повы­шением прозрачности хозяйственной деятельности и защитой прав собст­венника и кредитора.

В настоящее время нерешенность мно­гих экономических проблем обусловле­на не столько недостатком ресурсов, сколько недостатком хозяйственных мотиваций и неопределенностью стату­са собственности. Для того, чтобы осла­бить ограничения в этой области, необ­ходимо, по крайней мере:

68. повысить прозрачность деятельности предприятий, в том числе за счет ре­организации бухгалтерского учета и статистической отчетности;

обеспечить правовую защиту кредито­ров и инвесторов, позволяющую сни­зить их риски до приемлемого уровня.

Заключение

Сложилась довольно странная ситуация: в стране с сильными плановыми традициями в на­стоящее время нет ни принятых и одобренных об­щественностью национальных целей развития, без которых не обходится ни одна развитая стра­на, ни комплексной межотраслевой промышлен­ной политики, которая связала бы в единое целое существующие элементы структурной, инвести­ционной, налоговой и амортизационной полити­ки, приближая достижение долгосрочных и средне­срочных целей развития. В отсутствие такой поли­тики экономический процесс происходит стихийно со всеми вытекающими отсюда издержками и по­терями при господстве закона прибыли и закона сравнительных издержек.

Разработка программы промышленной поли­тики неотделима от общеэкономического курса государства. Представляется, что ее реализация потребует существенной корректировки неолибе­рального курса, прежде всего концентрации сво­бодных ресурсов внутри страны. Последнее пред­полагает введение временного запрета на вывоз капитала за границу (возможно прямым декретом президента), а также протекционистского экспорт­но-импортного режима. Концепция государствен­ной политики должна быть разработана высшей исполнительной властью в лице администрации президента (Совета национальной безопасности) с участием всех заинтересованных ведомств, включая предпринимательский, особенно промы­шленный и банковский, сектор и профсоюзы. По­становка национальных целей и очередности их достижения должна сопровождаться оценкой не­обходимых для этого финансовых и иных ресур­сов, а также способов реализации этих целей через научно-техническую (технологическую), инвести­ционно-инновационную, структурную, налоговую, амортизационную и иные виды промышленной политики.

В условиях России дальнейшее проведение экономических реформ требует усиления госу­дарственного воздействия на экономический про­цесс. Это обусловлено как структурными особен­ностями национальной экономики, так и истори­ческими условиями развития страны. Повторим, что сердцевиной экономического развития явля­ется инвестиционный процесс, без которого это развитие попросту невозможно.

Таким образом, необходимо создать условия, стимулирующие инвестиционный процесс. Пока же сложившиеся в России условия этот процесс уг­нетают. Напомним их: открытие экономики для более развитых западных экономик с крайне от­рицательными влияниями на промышленность и сельское хозяйство; приватизация государствен­ной собственности и либерализация цен с потерей управляемости промышленным и инвестицион­ным процессом; ликвидация централизованных форм управления перераспределительной эконо­микой с угрозой разрушения основных систем жизнеобеспечения страны; подчинение экономи­ческой политики государства давлению (диктату) международных финансово-экономических инсти­тутов; создание системы обеспечения оттока эко­номических ресурсов за границу с помощью бивалютного стандарта с жесткой привязкой рубля к доллару при полном господстве последнего на внутреннем рынке России.

Из сказанного следует, что конструктивная экономическая политика для современной России невозможна в отрыве от общеэкономической по­литики, направленной на обеспечение независимо­сти и безопасности страны. Эта политика должна способствовать не уничтожению главных систем жизнеобеспечения государства путем их «адапта­ции» к условиям, в которых они заведомо не могут существовать (средние условия мирового капитали­стического рынка), а их модернизации и развитию. Необходимо дозированное открытие националь­ной экономики и целенаправленная - в духе мо­дернизации и развития - защита основных промышленно-экономических систем государства.

Эта политика по определению не может быть чисто либеральной, поскольку перераспределение ресурсов является неотъемлемым условием суще­ствования целостности национальной экономики. Либеральная же доктрина, которая изначально исходит из принципа экономической самоокупаемо­сти хозяйственных субъектов, отрицает возмож­ность и целесообразность существования сбалан­сированных в целом, но несбалансированных в отдельных частях крупных эффективных эконо­мических систем. Либеральная доктрина в прин­ципе губительна для экономики России, которая не может существовать как целостная система без высокого уровня централизации и монополи­зации.

Отсюда необходимость модификации полити­ки приватизации и политики цен, подчинения их целям сохранения целостности национальной эко­номики.

Наконец, принципиальное значение имеет так­же финансовая политика государства. Достижение так называемой финансовой стабилизации на базе низкой для условий России инфляции при нулевом или минимальном экономическом росте означает на деле либо клиническую смерть, либо продолже­ние мучительной депрессии хозяйства, которая не­избежно закончится хозяйственным развалом. Ре­альная финансовая стабилизация непременно предполагает расширение производства матери­альных ресурсов. Отсюда следует, что одной из центральных задач становится стимулирование производства.

Правительство в течение ряда лет ожидало, что этот стимул даст частный капитал. Однако ожида­ния оказались напрасными и завершились колос­сальным национальным дефолтом, дополнитель­но обесценившим наши реальные ресурсы в 5 раз (в долларовом исчислении). Процесс обесценения продолжается и будет нарастать, если не будет за­креплена наметившаяся как будто бы тенденция роста производства и если придет, наконец, осо­знание того, что дополнительный стимул

разви­тию должно дать само государство.

В этом случае придет и понимание необходимости весьма существенного, отвечающего нацио­нальным условиям усиления роли государства в экономическом процессе путем целенаправлен­ных влияний не только через денежно-финансо­вую политику, но и политику инвестиций, налогов, цен и доходов в интересах экономической безопас­ности и развития страны. Но для этого необходимо программирование позитивных национальных це­лей, политическая воля для их выполнения и адек­ватные организационные формы и ресурсы для их реализации в рамках национальной экономической политики.

Список литературы:

1. Законодательные, нормативные, распорядительные акты, документальные источники.

2. Монографии, статьи.

2.1. Альтернативы модернизации российской экономики. Под ред. Бузгалина А.В. - М.: Таурус Альфа, 1997.

2.2. Аукуционек С.П. Теория перехода к рынку. М., 1993.

2.3. Бузгалин А.В. Переходная экономика. М.: БЕК, 1994.

2.4. Гайдар Е.Г. Государство и эволюция - М.: Евразия 1995.

2.5. Герасименко В.В. Ценовая политика фирмы. М.: Финстатинформ, 1995.

2.6. Кульков В.М. В координатах смешанной экономики - М.: Знание, 1994.

2.7. Ослунд А. Россия: рождение рыночной экономики - М., 1996.

2.8. Переходы и катастрофы: опыт социально-экономического развития - М., Экономика 1994.

2.9. Преодоление кризиса российской экономики под ред. Осипов Н.Г. - М., 1994.

2.10. Рекомендации доклада «4-х»: Стратегия для России? – М.: Знание, 1991.

2.11. Сакс Дж. Рыночная экономика и Россия - М., 1994.

2.12. Синицын К.Ю. На пути к экономической демократии - М.: Знание, 1993.

2.13. Современный цивилизованный рынок. Зарубежный опыт и его рас­пространение в СНГ - М.: Знание, 1995.

2.14. Справочник Госкомстата РФ: Социально-экономическое положение России в 1995 г. М., 1996.

2.15. Теория переходной экономики. Т.1, Под ред. д-ра экон. наук В.В. Герасименко. - М.: ТЕИС, 1997.

2.16. Теория переходной экономики. Т.2, Под ред. канд. экон. наук Е.В.Красниковой. — М.: ТЕИС, 1998.

2.17. Шаванс Б. Экономические реформы в Восточной Европе - М., 1994.

2.18. Эклунд К.Р. Эффективная экономика - М.: Экономика, 1991.

2.19. Экономика. Под ред. А.С. Булатова М., 1994.

2.20. Экономика переходного периода. Под ред. Радаева В.В. Бузгалина А.В. - М., 1995.

3. Зарубежные издания на иностранных языках.

4. Периодические издания.

Альтернативы. 1994–1996.

Вопросы экономики. 1995–1997.

Проблемы теории и практики управления. 1999-2000.

Российский экономический журнал. 1996.

Экономические стратегии. 2000.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений22:18:10 18 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
14:02:18 24 ноября 2015

Работы, похожие на Реферат: Российская экономика переходного периода

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150049)
Комментарии (1830)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru