Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Особенности монополии и монополизма в условиях рыночных и нерыночных отношений

Название: Особенности монополии и монополизма в условиях рыночных и нерыночных отношений
Раздел: Рефераты по экономической теории
Тип: реферат Добавлен 06:02:45 05 октября 2005 Похожие работы
Просмотров: 2431 Комментариев: 3 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Министерство высшего и профессионального образования

Российской Федерации

Иркутская государственная экономическая академия

Кафедра экономической теории

Курсовая работа

На тему:

«Особенности монополии и монополизма в условиях рыночных и нерыночных отношений»

Выполнил:

студентка ЗФ-98-2

Проверил:

г. Иркутск, 1999

Оглавление

Оглавление ...........................................................................................................… …… 2

Роль государства в экономике ...............................................................................…..3

Причины существования монополий ..................................................................….. 3

Сущность монополии. Её формы, типы и виды ...............................................…..7

Ущерб, наносимый монополиями, и необходимость государственного

регулирования ..........................................................................................................….10

Государственное вмешательство в деятельность монополий в условиях

экономики рыночного типа .................................................................................…..13

Активизация конкурентных рыночных структур. Либерализация рынков …1 3

Государственное регулирование монополий ..........................................................14

Прямое недопущение, подавление или устранение монополий на основе

антимонопольного законодательства (на примере США).............................….1 8

Направления антимонопольной политики в постсоциалистической

экономике ...............................................................................................................…...2 5

Преобладание нерыночного мышления у населения .......................................…. 2 6

Административный монополизм и структурные сдвиги в экономике ............27

Особенности монопольных структур в условиях директивной экономики и при переходе к рынку ………………………………………………………………..29

Несовершенство законодательства, связанного с преодолением чрезмерной власти монополий и монополизма ...................................................................……30

Монополии Иркутской области .........................................................................…..3 4

Список литературы .............................................................................................…...3 8

Роль государства в экономике

Проблема взаимоотношения государства и хозяйствующих субъектов является одной из наиболее сложных в экономике. Государство выполняет важнейшие функции в хозяйственной системе. Объективные экономические предпосылки усиливают роль государства в регулировании общественного производства.

Особенно наглядно проявляется роль государства в так называемые переломные, переходные периоды. Поэтому исключительную роль в формировании инструментария государственного вмешательства и регулирования сыграл мировой экономический кризис 1929-1933 гг. Он привёл к тому, что объём производства в главных странах упал вдвое, замерла международная торговля. Поэтому государства вынуждены были взять на себя широкие экономические функции в борьбе с кризисами. Оказалось, что рыночный механизм объективно должен быть дополнен мерами государственного регулирования.

Одним из важных видов государственного регулирования является регулирование монополий.

Причины существования монополий

Отсутствие конкурентов, которое характеризует чистую монополию, в значительной степени объяснимо с точки зрения барьеров для вступления в отрасль, то есть соображений, которые мешают дополнительным фирмам войти в отрасль.

Экономия, обусловленная ростом масштабов производства: издержки.

Современная технология в некоторых отраслях такова, что эффективное малозатратное производство может быть достигнуто, только если производители являются чрезвычайно крупными как в абсолютном выражении, так и относительно рынка. Там, где эффект роста масштаба производства очень существен, кривая средних издержек фирмы будет понижаться на протяжении большого отрезка в сторону горизонтальной оси объёма производства (рис. 1). При данном рыночном спросе достижение низких затрат на единицу продукции и, следовательно, низких цен единицы продукции для потребителей зависит от существования небольшого числа фирм или, в крайнем случае, только одной фирмы. Автомобильная, алюминиевая и базовая сталелитейная промышленность являются несколькими из многих отраслей тяжёлой промышленности, которые отражают такие условия. Если три фирмы в настоящее время в полной мере пользуются эффектом масштаба и каждая контролирует приблизительно 1 /3 рынка, легко понять, почему новым конкурентам чрезвычайно трудно войти в эту отрасль. С другой стороны, новые фирмы, вступающие на рынок как мелкие производители, будут иметь небольшой или не будут иметь никакого шанса для выживания и расширения. Почему? Потому что, являясь мелкими предприятиями, они не в состоянии получить экономию на издержках, которую получает существующая “Большая тройка”, и, следовательно, будут не в состоянии получать прибыли, необходимые для выживания и роста. Новые конкуренты в базовых сталелитейной и автомобильной отраслях не появятся в результате успешного функционирования и расширения небольших производителей “с задворок отрасли”. Они просто будут недостаточно эффективны, чтобы выжить. Другой вариант - войти в отрасль, будучи крупным производителем. На практике это чрезвычайно трудно. Новому и непроверенному предприятию будет очень сложно получить денежный капитал, необходимый для того, чтобы приобрести оборудование, сопоставимое с тем, которое накоплено любым из “Большой тройки” в автомобильной отрасли. Финансовые препятствия на пути крупных предприятий во многих случаях настолько велики, что равносильны запретительным.

Рис.1


Издержки

на единицу

продукции

Долгосроч. АТС


0 Количество продукции

АТС – средние общие издержки.

Естественные монополии

В нескольких отраслях экономия, обусловленная ростом масштаба производства, особенно резко выражена и в то же время конкуренция неосуществима, затруднительна или просто неприменима. Такие отрасли называются естественными монополиями, и большинство из так называемых предприятий общественного пользования - электрические и газовые компании, автобусные фирмы, кабельное телевидение, предприятия водоснабжения и связи - могут быть классифицированы таким образом. Этим отраслям обычно предоставляются государством исключительные привилегии. Но в обмен на это исключительное право снабжать электричеством, водой или услугами автобусов в данной географической области правительство сохраняет за собой право регулировать действия таких монополий, чтобы не допускать злоупотребления монопольной властью, которую оно предоставило.

Давайте рассмотрим несколько примеров. Было бы чрезвычайно расточительно для общества иметь несколько фирм, снабжающих водой или электричеством. Технология в этих отраслях такова, что требуются большие постоянные издержки на генераторы, насосное и очистное оборудование, водопроводы и линии высоковольтной передачи. Эта проблема обостряется тем, что капитальное оборудование должно быть пригодным, чтобы удовлетворять пиковым нагрузкам, которые случаются в жаркие летние дни, когда поливаются газоны и работают воздушные кондиционеры. Эти большие постоянные издержки означают, что издержки производства на единицу продукции уменьшаются с числом кубических футов воды или киловатт-часов электроэнергии, поставленных каждой фирмой. Присутствие нескольких поставщиков воды и электроэнергии поделило бы весь рынок и сократило бы продажи каждого конкурента. Каждая фирма была бы отжата выше её понижающейся кривой средних издержек. Фирмы стали бы использовать не полностью своё постоянное оборудование, в результате чего издержки на единицу продукции и, следовательно, тарифы на электричество и воду были бы неоправданно высоки. Вдобавок конкуренция могла бы оказаться чрезвычайно затруднительной. Например, присутствие полудюжины телефонных компаний в городе могло бы повлечь за собой неудобство иметь шесть телефонов и шесть телефонных книг, не говоря о шести телефонных счетах, чтобы обеспечить связь со всеми другими постоянными жителями того же самого города.

Естественные монополии имеют низкие предельные издержки и, следуя правилу MR=MC, считают выгодным расширять производство. В результате ценовая конкуренция не на жизнь, а на смерть имеет тенденцию вспыхивать, когда существует ряд фирм в этих отраслях коммунального обслуживания. Следствием могут быть убытки, банкротство более слабых соперников и возможное слияние уцелевших. Развивающаяся чистая монополия может стремиться компенсировать прошлые убытки и полностью извлечь пользу из своего нового положения господства на рынке, назначая непомерные цены на свои товары и услуги.

Чтобы избавить общество от таких неприятных результатов, правительство будет обычно предоставлять исключительную привилегию одной фирме поставлять воду, природный газ, электричество, телефонные услуги или осуществлять автобусные перевозки. В обмен правительство сохраняет за собой право определять географическую сферу деятельности монополиста, регулировать качество его услуг и контролировать цены, которые он может назначать. Результатом является регулируемая или государственно-организованная монополия, предназначенная для того, чтобы достичь низких издержек на производство единицы продукции, но регулируемая для того, чтобы гарантировать, что потребители будут извлекать выгоду от этой экономии в издержках.

Легальные барьеры: патенты и лицензии

Уже отмечалось, что правительство зачастую предоставляет естественным монополиям исключительные привилегии. Государство создаёт также легальные барьеры для вступления, выдавая патенты и лицензии.

Патенты . Они обеспечивают создателям новых продуктов, технологий, произведений искусства исключительные права на продажу их «продукции». Смысл таких патентов состоит в том, чтобы поощрять фирмы (или отдельных лиц) изобретать новые продукты, процессы и т.п., поскольку с помощью патентов гарантируется получение дохода именно авторам изобретений.

Предоставляя изобретателю исключительное право контролировать продукт в течение 17 лет, американские патентные законы нацелены на защиту изобретателя от незаконного захвата продукта или технологического процесса конкурирующими предприятиями, которые не участвовали в расходах времени, усилий и денег, которые пошли на его разработку. К тому же, патенты могут обеспечивать изобретателя монопольным положением на время действия патента. Патентный контроль сыграл видную роль в росте многих современных индустриальных гигантов - “Нэшнл кэш реджистер”, “Дженерал моторз”, “Ксерокс”, “Полароид”, “Дженерал электрик”, “Дюпон”, если назвать нескольких. Деятельность компании “Юнайтед шу машинери” - ярчайший пример того, как можно злоупотребить патентным контролем, чтобы достигнуть монопольной власти. “Юнайтед шу” стала исключительным поставщиком некоторых важнейших станков для изготовления обуви благодаря патентному контролю. Она распространила свою монопольную власть на другие типы сапожного оборудования, требуя от пользователей её патентованных машин подписывать “привязывающее соглашение”, в котором производители обуви соглашались также брать в аренду всё другое сапожное оборудование у “Юнайтед шу”. Это позволило “Юнайтед шу” монополизировать рынок, пока правительство не предприняло в 1955 г. антитрестовские расследования, имевшие частичный эффект.

Научно-исследовательская работа, конечно, лежит в основе разработки пригодной для патентования продукции. Прибыли, обеспеченные одним важным патентом, могут быть использованы для того, чтобы финансировать научно-исследовательскую работу, требуемую для разработки новой пригодной для патентования продукции. Монопольная власть, достигнутая благодаря патентам, вполне может усиливаться.

Фирмам, частным предпринимателям г. Иркутска выдавался патент на право торговли на неопределенный период времени, пока фирма будет его оплачивать (например, для оптовой торговли - 0,2 % от объема реализации). (В связи с введением налога с продаж с 1.11.98г. патент на право торговли был отменен).

Лицензии . Вступление в отрасль или род деятельности могут быть ограничены государством путём выдачи лицензий. Например, на государственном уровне Федеральная комиссия по связи выдаёт лицензии радио - и телевизионным станциям. Во многих крупных городах нужно получить муниципальную лицензию, чтобы водить такси. Общепризнанно, что ограничение вследствие этого предложения такси создаёт монополистические доходы владельцев и шофёров такси. В некоторых случаях государство может выдать лицензию себе на снабжение каким-нибудь продуктом и тем самым создать государственную монополию. Например, продажа алкогольных напитков в ряде штатов осуществляется только через принадлежащие государству розничные магазины.

Собственность на важнейшие виды сырья

Институт частной собственности может быть использован монополией как средство создания эффективной преграды для потенциальных конкурентов. Фирма, владеющая или контролирующая сырьё, которое является необходимым в процессе производства, может препятствовать созданию конкурирующих фирм. Существует несколько классических примеров. “Алюминиум компани оф Америка” удерживала своё монопольное положение в алюминиевой отрасли многие годы благодаря своему контролю над всеми основными источниками бокситов - главного сырья, используемого в алюминиевом производстве. Одно время “Интернэшнл никель компани оф Кэнада” (называемая теперь “Инко”) контролировала приблизительно 90% известных мировых запасов никеля. Также трудно развиваться новым профессиональным спортивным лигам, когда существующие лиги имеют контракты с лучшими игроками и договоры об аренде главных стадионов и арен.

Нечестная конкуренция

Соперники фирмы могут быть устранены, и вступление новых конкурентов заблокировано посредством агрессивных, жестоких действий. Привычными приёмами являются поношение продукта, давление на поставщиков ресурсов и банки, чтобы отказывать в материалах и кредите, переманивание ведущего персонала, резкое снижение цен, задуманное, чтобы довести до банкротства конкурентов. Хотя многие из этих аспектов нечестной конкуренции теперь являются незаконными или граничащими с беззаконием, они представляют больше чем исторический интерес. Например, хотя федеральное законодательство запрещает снижение цен, направленное для ослабления конкуренции, как можно на практике провести различие между законной ценовой конкуренцией, основанной на преимуществах в издержках, и ценовой конкуренцией, предназначенной для того, чтобы сделать банкротами соперников? [4, с. 93-96]

Сущность монополии. Её формы, типы и виды

Монополия представляет собой сложное, многоплановое явление, поэтому при ее определении целесообразно применять комплексный подход. Как правило, используется троякое определение монополии, а именно монополия определяется:

· как такая рыночная структура или рыночная ситуация, когда имеется только один продавец какого-либо товара (при отсутствии заменителей этого товара) и множество покупателей (не случайно «монополия» в переводе с греческого дословно означает «один продаю») ;

· как сам факт исключительного права какого-либо субъекта на что-либо (на производство или реализацию какого-либо товара, на те или иные действия, решения и т.п.);

· как непосредственно само крупное предприятие (фирма) или объединение предприятий (фирм), сосредоточивающие в своих руках большую часть производства и продажи какого-либо товара и контролирующие в этой связи ситуацию в определенной сфере деятельности.

Монополии - это крупные хозяйственные объединения, находящиеся в частной собственности (индивидуальной, групповой или акционерной) и осуществляющие власть над отраслями, рынками и макроэкономикой в целом с целью установления монопольно высоких цен и извлечения монопольных прибылей.[5, с.326]

Монополия обладает возможностью контролировать цену на производимый ею товар. Графически это обстоятельство отражается с помощью отрицательного наклона графика индивидуального спроса на продукцию монополии (рис.2).

Рис. 2

P


P=d=AR

Q

0

MR

Эта особенность приводит к тому, что график спроса для монополиста уже не совпадает с графиком предельного дохода, как это наблюдается в случае совершенной конкуренции. Каждый последующий экземпляр товара не только сам имеет меньшую цену, чем предыдущий, но и удешевляет всю партию товара, предназначенную монополистом к продаже. Поэтому график предельного дохода монополиста имеет более крутой наклон, нежели график индивидуального спроса на его продукцию.

Попытаемся определить правило максимума прибыли для монополиста. Монополист пытается максимизировать прибыль, увеличивая разницу между общим доходом и общими издержками. Следовательно, для монополиста, верно, что в точке максимума прибыли MR=MC (т.е. предельный доход равен предельным издержкам).

Рис. 3

P, MR,

MC D

MC

P

m

E

D(AR)


0 Q MR Q

m

Равенство предельного дохода предельным издержкам для монополиста также является критерием для определения оптимального объёма продаж(Qm). А поскольку монополист не может повлиять на спрос потребителей, то для определения монопольной цены при данном объёме Qm необходимо подняться до кривой спроса D. Итак, монопольная цена будет равна Pm .

Если монополист захочет сократить объем продаж, то он явно недополучит определенную часть возможной прибыли, так как предельный доход MR будет превышать предельные издержки MC. На графике возможный проигрыш монополиста в этом случае характеризуется заштрихованным участком слева. Если же монополист захочет выиграть за счет реализации больших объемов продукции, чем Qm , то его прибыль уменьшится по сравнению с максимально возможной из-за того, что его предельные издержки MC будут во все большей мере превышать предельный доход MR. На графике возможный проигрыш в этом случае характеризуется заштрихованным участком справа. Таким образом, условиями максимизации прибыли для фирмы-монополиста являются выпуск продукции в объеме, при котором MR=MC, и реализация данного объема выпуска по цене Pm, соответствующей цене спроса (для этого объема).[5, с. 328-331; 11, с.279-280]

Исторически необходимо выделить следующие основные формы монополистических объединений:

1) простейшие объединения. К ним относятся конвенции, пулы, ринги, концерны. В этих низших формах монополистических объединений достигались временные соглашения о ценах;

2) картели. Картель представляет собой объединение ряда предприятий одной отрасли промышленности, не ликвидирующее их производственной и коммерческой самостоятельности, но предусматривающее между ними соглашение по ряду вопросов;

3) синдикаты. Синдикат- это объединение ряда предприятий одной отрасли промышленности с ликвидацией их коммерческой самостоятельности;

4) тресты. Трест- это объединение собственности и управления ряда предприятий одной или нескольких отраслей промышленности с полной ликвидацией их самостоятельности как в коммерческом, так и в производственном отношениях;

5) комбинаты. Комбинаты объединяют предприятия различных, связанных друг с другом отраслей промышленности, например, каменноугольную, металлургическую и машиностроительную;

6) концерны. Концерн представляет собой объединение ряда предприятий различных отраслей макроэкономики путём установления единого финансового контроля над ними через скупку их акций. Концерны являются высшей формой монополистических объединений.

Различия между формами монополий относительны. С развитием наблюдается переплетение различных форм монополий[11, c.598-600].

Поскольку монополизм в ХХ веке предстал как явление весьма “ёмкое” по структуре и содержанию, то сложилось уже несколько подходов к его классификации.

Из отечественных классификаций наиболее известной является классификация типов монополизма в экономике А. Лившица. Опираясь на анализ современной мировой экономической теории и практики, Лившиц считает правомерным выделить, по меньшей мере, 6 основных разновидностей данного явления:

1) монополизм, вырастающий из конкуренции, базирующийся на концентрации производства и капитала;

2) технологические (или естественные) монополии и олигополии, характерные для коммунальных служб, а также отраслей металлургии, электроэнергетики, железнодорожного транспорта и т.д.;

3) монополизм, вызываемый дифференциацией производимой однотипной продукции;

4) монополизм предприятий, лидирующих в тех или иных направлениях современного НТП;

5) естественные государственные монополии (типа монополии государства на эмиссию денег, на продажу отдельных видов потребительских товаров неэластичного спроса и т.п.);

6) монополизм, характерный для командно-административного типа экономики[3, c.100-102].

Монополии также можно классифицировать по видам:

закрытая монополия. Она защищена от конкуренции с помощью юридических ограничений. Примером может служить монополия почтовой службы США на доставку почты первым классом. Другими вариантами возникновения закрытой монополии является патентная защита, институт авторских прав;

естественная монополия. Это отрасль, в которой долгосрочные средние издержки достигают минимума только тогда, когда одна фирма обслуживает весь рынок целиком;

открытая монополия. В этом случае фирма на некоторое время становится единственным поставщиком какого-либо продукта, не обладая никакой специальной защитой от конкуренции. В ситуации открытой монополии часто оказываются фирмы, впервые вышедшие на рынок с новой продукцией[1, 190].

Ущерб, наносимый монополиями, и необходимость государственного регулирования

Итак, мы выяснили, что такое монополия, каковы её формы, виды и типы. Теперь было бы целесообразным разобраться, почему установление монополий является нежелательным, с общественной точки зрения. Для этого удобно провести графическое сравнение совершенной конкуренции и простой монополии. В части А рисунка 4 представлен рынок совершенной конкуренции, в части Б этого же рисунка ситуация в условиях монополии.

А).

Цена,

доход,

издержки Излишки потребителя

тыс. руб. Д(Ипред)

K Cпред.


Излишки производителя

Сотрасл.

0 Q

Количество продукции

Б).

Цена,

доход, излишки потребителя

издержки

тыс. руб M

чистые потери


N

К

излишки

производителя Дпред. С

0 Q

Количество продукции

Рассмотрим более подробно ситуацию для монополии. Для простоты ситуации кривые спроса и предложения оставляем теми же, что и в случае совершенной конкуренции. Для извлечения максимальной прибыли фирма-монополист ограничивает объём производства на уровне не 7, а 4 единиц продукции и устанавливает цену 310 тыс. рублей за единицу. Потребители получают излишек, равный площади, ограниченной кривой спроса и линией цены. Монополист со своей стороны получает существенный излишек производителя. Четвёртая единица выпуска, проданная за 310 тыс. рублей, заключает в себе лишь 150 тыс. рублей издержек производства и приносит тем самым излишек в размере 160 тыс. рублей. Общие размеры излишков производителя-монополиста равны площади заштрихованной части рисунка 4 Б.

Сравнение чистой монополии и совершенной конкуренции позволяет сделать вывод о том, что в условиях монополии излишек потребителя меньше, тогда как излишек производителя больше, а суммарные излишки потребителя и производителя в условиях чистой монополии меньше совокупных излишков в условиях чистой конкуренции.

Последнее положение отражает экономическую неэффективность монополии, как следствие не использования ряда потенциальных преимуществ, получаемых от торговли. Дело в том, что в данном примере при расширении производства от 4 до 7 единиц продукции выигрыш и потребителей, и производителей увеличивается. Однако эти потенциальные преимущества остаются неиспользованными. Мало того, они к тому же никому не достаются. На рисунке 4 чистые потери обозначены треугольником, лежащим между кривыми спроса и предложения и линией, указывающей объём выпуска продукции, соответствующий максимуму прибыли монополиста. Площадь этого треугольника символизирует собой ущерб, который терпят агенты рынка из-за монополистического диктата.

Большинству чисто монополизированных отраслей в условиях рыночной экономики присущи черты естественной монополии. В связи с этим возникает необходимость общественного регулирования цен и тарифов монополизированных рынков.

Проиллюстрируем выбор государственного регулирования естественной монополии, используя рисунок 5.

Рис. 5 Регулируемая монополия.


Цена,

доходЦm M

издержки

Цn N


Цk К

Дпред.

С

Qm Qn Qk Q

Предположим, что предприятие-монополист несёт большие постоянные издержки, в результате чего кривая спроса пересекает кривую средних издержек в точке, где средние издержки всё ещё снижаются.

В случае отсутствия регулирования рынка предприятие-монополист с целью максимизации прибыли выбирает объём выпуска продукции, равный Qm , при цене Цm . В результате монополист получает значительную экономическую прибыль, что иллюстрируется превышением цены над средними общими издержками (отрезок ML). Однако данный уровень цены вызывает ограниченный спрос на предлагаемый монополией товар или услугу.

Требование эффективного распределения ресурсов и более полного удовлетворения потребностей в данном товаре или услуге вынуждает государственные органы устанавливать верхнюю цену для монополиста, равную предельным издержкам, как соответствующую общественно оптимальным условиям реализации продукции. Такой ценой на рисунке 5 является Цк . При данной административно установленной цене (Цк ) монополист будет максимизировать прибыль или минимизировать убытки, производя Qk единиц продукции, т.к. в новых условиях именно при этом выпуске будет выполняться условие равенства Дпред (Ц) =Ипред . В данном случае мы сталкиваемся с ситуацией, при которой путём назначения цены происходит как бы имитация условий и результатов чистой конкуренции, связанных с распределением ресурсов. Равенство Цкпред указывает на эффективное распределение ресурсов для этого продукта или услуги.

В то же время установленная общественно оптимальная цена может породить ситуацию, при которой цена, равная предельным издержкам, будет столь низкой, что средние общие издержки не будут покрываться. Эта ситуация показана на рисунке 5: кривая средних общих издержек (Иср общ ) находится над ценой спроса (Цк ). Такое навязывание общественно оптимальной цены регулируемому монополисту означает для него убытки в краткосрочных периодах и банкротство в долгосрочном аспекте его деятельности.

Поэтому весьма важен в этом деле взвешенный подход к системе ценообразования на рынке монополиста, который обеспечивал бы установление цены, включающей в себя “справедливую” прибыль. Исходя из того, что валовые издержки включают в себя нормальную или “справедливую” прибыль, цена должна совпадать со средними общими издержками. Такой ценой на рисунке 5 является Цn . В точке N пересекаются кривая спроса и кривая средних издержек. Поэтому цена Цn обеспечивает получение монополисту справедливой прибыли.

Очевидно, что регулирование цен, каким бы способом оно не происходило, может одновременно содействовать и снижению цены, и увеличению объёма производства и вызвать сокращение экономической прибыли монополиста[2, c.471-475].

Государственное вмешательство в деятельность

монополий в условиях экономики рыночного типа

Учитывая свойство монополий стремиться к приобретению чрезмерной экономической власти, государства практически всех стран с рыночным типом экономики проводят в тех или иных формах и масштабах вмешательства в деятельность монополий, сообразуясь со своими представлениями о степени общественной опасности тех или иных монопольных структур. Более того, эта политика в последние десятилетия всё чаще выступает не в форме отдельных разовых мероприятий, а в качестве одной из постоянных функций государства.

Существуют различные подходы к характеристикам направлений данной экономики. Например, П. Самуэльсон и В. Нордхаус применительно к США выделяют следующие пять направлений вмешательства государства в деятельность монополий. Во-первых, их прибыли сокращаются за счет высоких налогов. Во-вторых, устанавливается контроль над ценами (для сдерживания инфляции и для давления на цены в высококонцентрированных отраслях). В-третьих, устанавливается государственная собственность на монополии. В-четвертых, осуществляется государственное регулирование промышленности, которое позволяет регулирующим органам наблюдать за ценами, объемами производства, входом и выходом фирм из регулируемых отраслей. В-пятых, государство проводит специальную антитрестовскую политику.

В разных странах и в различные периоды преобладают те или иные государственные воздействия на монополии. Но, как правило, в наиболее общем плане в странах с рыночным типом экономики выделяется три основных направления: 1)активизация конкурентных рыночных структур, противостоящих монополии, с помощью тех или иных мер по либерализации рынков; 2) государственное регулирование монополий путем контроля над ценами и уровнем рентабельности; 3) прямое предотвращение, подавление или ликвидация монополий с помощью специального антимонополистического законодательства. Рассмотрим подробнее каждое из этих направлений.

Активизация конкурентных рыночных структур.

Либерализация рынков

Данное направление не связано с подавлением монополий непосредственно. Оно исходит из такого очевидного факта, что сила монополии тем слабее, чем эффективнее работают конкурентные рыночные механизмы и чем, соответственно, более развитыми являются конкурентные рыночные структуры. Соответственно, главная задача данного направления сводится к тому, чтобы создать в экономике обстановку, затрудняющую или делающую просто невыгодным отдельным фирмам злоупотреблять их монопольным положением, обеспечить своеобразную антимонопольную профилактику в экономике и обществе.

Как правило, к таким профилактическим антимонопольным мерам относят снижение таможенных налогов, отмену квот, ликвидацию других барьеров, препятствующих поступлению на внутренний рынок продукции иностранных предприятий, создание для зарубежных вкладчиков капитала условий, стимулирующих их инвестиционную деятельность. Внутри страны немалую роль могут сыграть меры по стимулированию процессов диверсификации, поддержке малого бизнеса, венчурных фирм, либерализации процедур лицензирования, государственная помощь фирмам, осваивающим такие виды технологии, которые позволяют производить продукцию, выпускаемую монополиями, меры по поддержке независимых изобретателей и т. п.

Особо впечатляющими в этом отношении являются мероприятия рыночных стран по поддержке и стимулированию развития новых фирм, в первую очередь - малого бизнеса. В настоящее время в большинстве стран сформировались целые системы мер по обеспечению такой поддержки, которые включают в себя, как правило, помощь малым фирмам в финансовом, материально-техническом, информационном и консультационном отношениях. Финансовая поддержка заключается, прежде всего, в обеспечении новым фирмам многочисленных источников венчурного капитала. Поддержка и помощь в материально-техническом отношении предполагает создание возможности покупки (или получения в аренду) для новых фирм на льготных условиях производственных помещений, транспортных средств, оборудования. Информационная поддержка включает в себя обеспечение для новых фирм возможности пользования техническими библиотеками, информационными сетями, банками данных. Консультативная помощь состоит в развитии доступных консультативных служб, способных сориентировать новых предпринимателей в вопросах налогообложения, страхования, оформления патентов, маркетинга и т. п.

Наряду с развитием малого бизнеса для многих стран исключительно важным направлением либерализации рынка и активизации конкурентных рыночных сил является снижение таможенных барьеров.

Подрыву монополизма с помощью активизации конкурентных рыночных механизмов нередко способствует процесс ускорения развития науки и техники, т.к. благодаря некоторым достижениям НТП отдельные естественные монополии перестают быть таковыми. В последние годы особенно заметной была данная тенденция в отрасли связи. Например, если еще двадцать лет назад передачу информации на сверхдальние расстояния могли осуществлять только немногие особо крупные компании, то затем, благодаря появлению спутниковой связи реализация подобных функций стала доступной многим фирмам, избавившимся таким образом от необходимости прибегать к услугам компаний-монополистов[12, c.304-305].

Государственное регулирование монополий

Немаловажным направлением государственного вмешательства в деятельность монополий в условиях экономики рыночного типа является государственное регулирование фирм, обладающих монопольной властью, с помощью фиксации верхнего уровня цены, установления “справедливой” цены или “справедливой нормы прибыли”. Как правило, регулированию подвергаются, прежде всего, и главным образом, естественные монополии. К естественным монополиям, как уже отмечалось, относятся в первую очередь различные коммунальные услуги: почта, телеграф, телефонные станции, местные электрические или газовые компании и т.п. Поскольку технологически невозможно и экономически бессмысленно формирование конкурентных рынков подобных коммунальных услуг, то для обеспечения удовлетворения потребностей населения в данных услугах в необходимых объемах и по приемлемым ценам, остается только один путь - государственное регулирование естественных монополий, главным образом путём воздействия на их цены (тарифы) и уровни прибыльности.

Для осуществления регулирования естественных монополий, как правило, создаются специальные государственные органы. В США в этой связи создан целый ряд государственных отраслевых комиссий, типа Федеральной комиссии по управлению энергетикой (создана в 1920 г.), или Федеральной комиссии по связи (функционирует с 1934 г.). Данные комиссии наделены значительными регулирующими полномочиями. Так, Федеральная комиссия по энергетике с 1930 г. регулировала и контролировала оптовые цены и тарифы в торговле электроэнергией между штатами. ( Регулирование осуществлялось, как правило, либо в виде установления предельного уровня цен, либо в виде вилки цен, в пределах которой допускались колебания цен в зависимости от изменения спроса и предложения и времени года).

Цены и тарифы на электроэнергию, потребляемую внутри штата, контролировались штатными органами или контролировались стихийно, отражая нередко диктат крупных компаний. Со временем, после принятия в 1978 г. закона о регулирующей политике в отношении коммунальных энергокомпаний, федеральное регулирование цен и тарифов на электроэнергию распространялось и на розничные цены на электроэнергию внутри штатов. Федеральная комиссия по энергетике много делает для того, чтобы процесс регулирования через ценообразование был доступен эффективному контролю. В частности, комиссией разработана единая система отчетности для коммунальных энергокомпаний, на основе которой с конца 30-х годов публикуются соответствующие статистические ежегодники. Коммунальным энергокомпаниям вменено в обязанность использовать единые нормы амортизации и единые методы оценки объёмов капиталовложений, что играет важную роль при контроле над нормами прибыли.

Хотя государственное регулирование объективно необходимо только в отношении естественных монополий, оно нередко применяется и в отраслях, структура рынков которых не исключает конкуренцию. Так, например, в США до недавнего времени подвергались регулированию автотранспортные перевозки, банковско-финансовая система, гражданская авиация, хотя данные отрасли по своей природе относятся к таким, чью рыночную структуру можно рассматривать как олигополистическую, монопольно-конкурентную или даже близкую к совершенной конкуренции. Как правило, регулирование подобных отраслей также объясняется заботой о потребителях, т.е. стремлением государства обеспечить население достаточным объёмом услуг по доступным ценам.

По мнению западных экономистов, позитивный эффект может дать и регулирование монополий с помощью налогов. Если на конкурентном рынке введение государством налога с продаж нередко полностью оплачивается покупателями, то в случае монополии последствия для населения от введения подобной меры могут быть более благоприятными. Рассмотрим возможные последствия установления налога на продукцию монополии с помощью графика (рис. 6).

Рис. 6

P,

MC,

AC

PM1= 85

P M1=80

70 AC+10; MC+10

60 AC=MC

MR

0 QM1 QM QK1 QK Qк

Для упрощения анализа предположим, что издержки фирмы-монополиста (и MC , и AC) равны и неизменны, т.е. проходят по одной и той же линии. Предположим, что фирма-монополист производит сигареты, монопольная цена которых составляет 80 центов за штуку. Предположим также, что издержки фирмы составляли первоначально 60 центов. Учитывая характер продукции, государство считает себя в праве установить налог с продаж в размере 10 центов за штуку. Как известно, введение налога с продаж для любого предприятия равнозначно росту его издержек. Следовательно, на нашем графике введение налога в 10 центов отразится таким образом, что линия издержек поднимется вверх, на расстояние, соответствующее 10 центам. Поскольку любая фирма при выборе объёмов производства руководствуется равенством MC=MR , то, очевидно, данная монополия в связи с ростом MC на 10 центов, перейдёт с обычного для монополии объёма выпуска в размере Qm на объём Qm1 , что вызовет повышение цены на её продукцию с уровня Pm до уровня Pm1 . Конечно, как видим, благодаря введению налога фирма сократила объём производства и повысила цену. Но нельзя не учитывать, что: 1) благодаря установлению налога сократились доходы монополиста и в то же время возросли доходы государства (т.к. налоги идут в государственный бюджет); 2) что если бы подобный налог был введён на продукцию конкурентной фирмы, то ущерб для потребителя был бы более значительным: цена поднялась бы не на 5 центов (80 до 85 центов), как в данном примере, а на всю величину налога, т.е. с 60 до 70 центов (первоначальная цена сигареты на конкурентном рынке была бы равна издержкам, т.е. составляла бы 60 центов); в то же время объём выпуска сократился бы на величину, вдвое большую, чем в случае, когда данная фирма выступает в качестве монополии. То есть, фирма-монополист на нашем графике при введении налога поднимает цену в размере только половины налога, потому что объём производства у неё сокращается из-за введения налога на величину, вдвое меньшую, чем у конкурентной фирмы.

Наименее выгодный для общества вариант - предоставление монополиям субсидий. В отличие от конкурентной фирмы, монополия в этом случае снизит цену не на всю величину субсидии - в расчете на единицу продукции, а только на 1 /2 этой величины, т.е. она отдаст потребителю меньшую часть субсидий, чем конкурентная фирма.

Несмотря на такие очевидные достоинства государственного регулирования монополий в США в последнее десятилетие были существенно пересмотрены оценки данного регулирования, по итогам чего была резко сокращена сфера его действия.

Данные новые оценки базируются на глубоком анализе долговременных последствий государственного регулирования монополий, обнаруживающих целый ряд негативных эффектов для экономики и потребителей. Негативные эффекты регулирования могут быть и общими (как для естественных, так и прочих монополий), и присущими только естественным или только обычным монополиям.

Иногда отрицательные эффекты государственного регулирования (характерные для ситуации и естественной, и обычной монополии) сводят лишь к такому очевидному факту, как исчезновение у регулируемой монополии стимула минимизации издержек.

Наряду с данным отрицательным эффектом в западной экономической литературе выделяется целый ряд и других, также весьма нежелательных последствий государственного регулирования монополий. Так и применительно к естественной, и применительно к обычным монополиям нередко отмечается в качестве возможного негативного эффекта государственного регулирования, так называемый “поиск политической ренты”. Один из вариантов данного эффекта состоит в том, что возможно сращивание регулирующих органов с теми предпринимательскими структурами, которые данными органами должны регулироваться и контролироваться. В этом случае контролирующие органы могут оказаться чересчур лояльными по отношению к отдельным фирмам (особенно к тем, в которые предполагается переход государственных чиновников после истечения сроков их полномочий на государственной службе), неизбежным становится развитие коррупции и взяточничества. Возможна и ситуация другого плана, когда потребители в отдельных сферах оказывают такое сильное давление на регулирующие органы, что заставляют их идти на чрезмерное занижение цен, несмотря на объективные нужды и потребности регулируемых предприятий, лишая предприятия возможности своевременного обновления и расширения производственных мощностей и т.п.

Серьёзные негативные последствия для экономики и населения могут возникнуть из-за такого объективного обстоятельства, как трудности и сложности точного измерения нормы прибыли на капитал с учётом альтернативной стоимости его использования. Если такие расчёты были недостаточно точными, возможно возникновение серьёзных диспропорций в экономике. Например, по некоторым оценкам, в США были сильно завышены нормы прибыли в электроснабжении и электроэнергетике в 50-60-х годах. В результате оказалось несложным выделить значительные средства на строительство целого ряда новых электростанций, что в последующем было оценено как расточительные и излишние вложения в электроэнергетику. В 80-х годах сложилась ситуация, противоположная первой, а именно, нормы прибыли в этой отрасли оказались слишком низкими, что не позволило осуществить инвестиции, необходимые для нормальной работы отрасли.

Особо серьёзной критике подвергается в последние десятилетия регулирование в тех отраслях, которые объективно не предполагают естественную монополию. Дело в том, что если естественные монополии стремятся избежать государственного регулирования (справедливо полагая, что смогли бы получать более высокие прибыли без такого регулирования), то большинство предпринимателей конкурентных отраслей, регулируемых государственными органами, стремятся к сохранению контроля государства.

И это не случайно. В отличие от воздействия на естественные монополии, государственное регулирование в конкурентных отраслях фактически, как правило, ведёт не к снижению цен, а к их росту (или поддержанию цен на высоком уровне), препятствует проникновению в отрасль новых фирм-конкурентов, фактически обеспечивает связанным с соответствующими отраслями предпринимателям выгодное для них деление рынков и т.п.

Учитывая наличие явных негативных для экономики и общества последствий регулирования в конкурентных в принципе отраслях, США в 80-х годах провели существенные преобразования в управлении данными отраслями, что получило название дерегулирования. Прежде всего, заметно изменилась система управления транспортом. Имеются ввиду, в первую очередь, авиационные и автотранспортные перевозки пассажиров. В авиации вместо бывшего регулирующего органа-Управления гражданской авиации - было создано Федеральное авиационное управление, имеющее лишь одну функцию-обеспечение безопасности полётов. На автотранспорте традиционный регулирующий орган- Комиссия по торговле между штатами- хотя и была сохранена, но круг её функций и полномочий(так же, как и численность персонала)сократились в 10 раз. Что касается банковского дела, то в 1980 году был принят специальный Закон о Контроле и Дерегулировании банковских учреждений. В соответствии с этим законом был отменён значительный ряд запретов и ограничений на рост банковских учетных ставок и оказание новых услуг.

В отличие от США, в ряде других стран государственное регулирование конкурентных по своей природе отраслей до сих пор остаётся довольно распространённым явлением[12, c.305-313].

Прямое недопущение, подавление или устранение монополий на основе антимонопольного законодательства

Очевидное зло, приносимое чрезмерной экономической властью тех или иных монополий, заставляет страны с рыночным типом экономики прибегать нередко к прямому недопущению, подавлению или устранению монополистических структур с помощью специального антимонопольного законодательства.

При характеристике данного направления политики государственного вмешательства в деятельность монополий целесообразно обращаться прежде всего к опыту США, поскольку здесь антимонопольное законодательство возникло раньше, чем в других странах, и проводится наиболее последовательно по сравнению с другими странами.

Значительный интерес при этом представляет содержание важнейших антимонопольных законов США: Закон Шермана (1890 г.), Закон Клейтона(1914 г.), Закон Уилера-Ли(1938 г.), Закон Селлера-Кефовера(1950 г.) и др.

Согласно решению Конгресса США, за судебной властью оставлено право самостоятельно определять применительно к тем или иным конкретным случаям, имеет ли место “существенное уменьшение конкуренции на свободном рынке”, была ли “попытка монополизации”, использовались ли “нечестные методы ведения конкурентной борьбы” и т.п. Как следствие нередки случаи различной трактовки судами степени нарушения антимонопольного законодательства при весьма схожих внешне ситуациях.

Первым этапом в развитии антимонопольного законодательства США является период с 1890 по 1920 годы. Для этого этапа характерно стремление судебных органов наивозможно четко и бескомпромиссно следовать требованиям первого антимонопольного закона США, т.е. Закона Шермана. Данный закон объявлял: 1)что любое тайное соглашение, объединение в форме треста или иной форме, или тайный сговор, имеющие целью ограничение производства или торговли между несколькими штатами или с иностранными государствами, объявляются незаконными; 2) что любое лицо, которое будет или попытается монополизировать, или объединиться, или сговориться с каким-либо лицом или лицами, чтобы монополизировать какую-нибудь часть производства или торговли между штатами или иностранными государствами, будет считаться виновным в совершении преступления. Закон определял весьма строгие наказания в случае нарушения его требований, а именно, по решению суда признанные виновными фирмы могли быть ликвидированы или обязывались прекратить те виды деятельности, которые признавались незаконными. Руководство и административный персонал фирм-нарушителей могли быть подвергнуты крупным штрафам или тюремному заключению.

Уже первые попытки практического применения закона Шермана убедили не только судебные органы США, но и общественность, что, пользуясь этим законом, далеко не всегда можно прийти к разумным с точки зрения эффективной экономики результатам. Поэтому уже в рамках данного первого этапа закон Шермана был дополнен и уточнён законом Клейтона, во-первых, из антимонопольной деятельности была исключена сфера труда, во-вторых, были предприняты меры для более четкого определения незаконной деятельности фирм, чтобы уменьшить вероятность произвольных толкований и, соответственно, ошибочных решений судебных органов. В частности, параграфом 7 было запрещено приобретение акций конкурирующих фирм, если это может привести к ослаблению конкуренции, а параграфом 8 запрещалось формирование взаимопереплетающихся директоратов в крупных компаниях, если результатом такого переплетения опять-таки было бы уменьшение конкуренции. (Закон Клейтона включал в себя и ряд положений, просто уточняющих смысл закона Шермана. В частности, параграфом 2 объявлялось незаконной ценовая дискриминация покупателей, если она не оправдана разницей в издержках. Параграф 3 запрещал “принудительные” соглашения, т.е. такие действия фирм-производителей как принуждение покупателя, когда поставщик обязуется предоставить товар покупателю лишь в случае, если покупатель будет приобретать и какие-то другие товары у данного продавца, а не у его конкурентов). Важной частью характеристики Закона Клейтона является также то, что он, в отличие от первого антимонопольного закона США, главный упор сделал не на наказание уже сформировавшихся монополий, а на предотвращение возникновения их в будущем.

Наряду с принятием закона Клейтона первый этап действия антимонопольного законодательства США знаменуется так же тем, что в 1914 г. был принят закон о Федеральной торговой комиссии, т.е. была создана организация, играющая до сих пор ведущую роль в проведении антимонопольной политики США.

В качестве второго этапа в развитии антимонопольного законодательства в США целесообразно, очевидно, выделять период с двадцатых до конца тридцатых годов. Этот этап в основном связан с годами самого глубокого в истории США экономического кризиса и Великой депрессии. Не случайно, поэтому для данного этапа характерно существенное ослабление антитрестовской деятельности. Более того, в этот период в США был принят ряд законов, которые фактически (хотя и назывались антимонопольными) способствовали усилению монополистических тенденций в американской экономике. Например, в 1933 г. был принят Закон о восстановлении промышленности, который фактически поощрял тайные сговоры между фирмами об установлении единых цен, т.е. способствовал формированию артелей. В 1936 году появился закон Робинсона-Пэтмана, согласно которому поощрялось сохранение даже малоэффективных предприятий путём искусственного поддержания завышенной цены товаров (за счет продажи одних и тех же товаров под разными названиями). Законами Миллера-Тайдингса и Макгайра предпринимателям запрещалось продавать товары по ценам, более низким, чем у других фирм, производящих аналогичную продукцию. Со временем, когда обществу удалось справиться с депрессией, данные законы либо подверглись сильной критике со стороны судов и общественности, либо были объявлены не соответствующими конституции США.

Поскольку в глазах общественности одной из причин особой длительности Великой депрессии было чуть ли не искусственное сдерживание государством роста цен, лишавшее предпринимателей необходимых стимулов к расширению производства, именно в этот период случались факты отступления от “принципа разумности”. В частности, именно в этот период был возбуждён процесс против компании “Грейт атлантик енд пасифик теа компани”, которую пытались уличить в нарушении антимонопольного законодательства только за то, что цены на её продукцию были ниже, чем у других фирм, благодаря значительному положительному эффекту масштаба и, как следствие, низким издержкам производства.

Третий этап в развитии антимонопольного законодательства США охватывает период с конца 30-х до конца 70-х годов. Этот период отличается, во-первых, особо активным применением антимонопольной политики, и, во-вторых, осуществлением дальнейших шагов по пути применения “принципа разумности” в борьбе с монополиями различных типов.

Активизация антимонопольной политики на данном этапе базировалась, прежде всего, на дальнейшем усовершенствовании антимонопольного законодательства. Принципиально значимую роль в этом отношении сыграло принятие в 1950 году Закона Селлера-Кефовера (поправки к параграфу 7 Закона Клейтона).

Благодаря принятию этого закона стал не только возможен, наконец, реальный контроль за слиянием фирм и предприятий, но и фактически изменилась общая направленность антимонопольных действий законодательных органов. Фактически именно осуществление контроля над слияниями и поглощениями фирм стало основной частью разрабатываемых антитрестовских программ.

На данном этапе был предпринят и ряд других шагов по ужесточению антимонопольного законодательства. Так, в 1974 году была принята поправка к закону Шермана, согласно которой нарушение его статей стало квалифицироваться как “тяжкое преступление”.

Период с конца 70-х начала 80-х годов и до настоящего времени представляет собой четвёртый этап в развитии антимонопольного законодательства США. Для данного этапа характерно в целом дальнейшее продвижение по пути развития принципа “разумности” при анализе ситуаций, связанных с оценками поведения фирм, обладающих монопольной властью. Как известно, данный период называют “консервативным сдвигом”, выделяя общее усиление позиций сторонников свободного рынка, сокращения масштабов вмешательства в экономику со стороны государства.

Главный упор в данном законодательстве, с позиций реформаторов, должен быть сделан на пресечение фактов фиксации цен, деления рынков и практики горизонтальных слияний, поскольку именно данные действия несут реальную угрозу конкурентной борьбе. Что же касается практики вертикальных слияний или соглашений о дискриминации цен, то данные действия нецелесообразно подвергать чрезмерным ограничениям.

С несколько иных позиций критикуют антимонопольное законодательство сторонники теории общественного выбора. Представители данного направления исходят из того, что государство, проводя экономическую и социальную политику, вообще, как правило, руководствуется не общенациональными интересами, а стремлением различных государственных органов к расширению и усилению их бюрократической власти (росту размеров бюджетов, численности бюрократического аппарата, количества подведомственных им дел).

С позиций представителей австрийской школы, антитрестовское законодательство представляет собой одно из искусственных и вредных для экономики препятствий на пути развития свободного эффективного рынка. Запрещаемые данным законодательством соглашения, направленные на фиксацию цен, организацию маркетинговых компаний, слияния фирм и т.п., являются, по мнению представителей австрийской школы, разновидностями взаимовыгодных добровольных соглашений, важной составной частью механизма координации и настройки в рыночной экономике.

Учитывая итоги богатого и противоречивого опыта антимонопольной политики и практики предыдущих лет, усиливающуюся критику сложившегося антимонопольного законодательства, изменяющиеся внешнеполитические реалии, антимонопольные органы США за период с конца 70-х годов существенно изменили свой подход к оценкам многих происходящих фактов и процессов. Обычно специфику антимонопольной политики США на данном этапе рассматривают отдельно применительно:1)к уже сложившимся рыночным структурам, 2)к слияниям, 3)к соглашениям по поводу фиксации цен и сигментации рынков. Остановимся вкратце на каждом из данных трёх направлений.

Наиболее лояльно современное законодательство относится к уже сложившимся фирмам, обладающим той или иной степенью монопольной власти. Даже если фирма владеет 60% выпуска или рыночных продаж, она может не подвергаться судебному преследованию, устанавливая нередко цены как ей заблагорассудится. Компания с такой или более высокой долей на рынке может стать объектом интереса со стороны антимонопольных органов, как правило, только в том случае, если станут вдруг известны факты злонамеренного поведения данной компании (подавления и обмана конкурентов и т.п.) с целью достижения или поддержания своего монопольного положения на рынке. В качестве крайней меры в таком случае может быть принято решение о дроблении фирмы. Наиболее известным из дел такого рода является достигнутое в 1982 году соглашение между правительством США и АТТ (крупнейшей телефонной компании страны). Уличив АТТ в совершении ряда антиконкурентных действий и нарушений, таким образом, закона Шермана, правительство добилось отделения от АТТ двадцати двух телефонных компаний. Но в целом за данный период подобных процессов было крайне мало.

Значительно более строги современные антимонопольные законы к практике слияний, хотя большую роль при этом играет тип и характер данных слияний, т.е. “наказания” носят не сплошной, а выборочный характер.

Как правило, выделяют три возможных типа слияний: горизонтальные, вертикальные и конгломератные. Горизонтальные слияния, т.е. слияния таких фирм, которые производят однородную продукцию и являются конкурентами, действуя на одном и том же рынке, как правило, допускаются только в том случае, если общая доля на рынке объединяющихся фирм не превысит 15%. Согласно инструкции 1984 года, возможны слияния и более крупных фирм и корпораций, если “имеются ясные и убедительные доказательства повышения в этом случае эффективности производства, сокращения непроизводственных затрат, либо в случае близкого краха одной из фирм”. Например, в 1987 году антимонопольные органы не чинили препятствий слиянию двух крупных автомобильных компаний США “Крайслер” и “Америкэн Моторс”, т.к. “Америкэн Моторс” была близка к банкротству.

Вертикальные слияния - это слияния, связанные с различными стадиями производства в одной и той же отрасли или с объединениями типа “поставщик-потребитель”. Обычно допускаются только в тех случаях, когда доля каждой из компаний до объединения не превышала 10% соответствующего рынка. При более высоких долях продукции той или иной фирмы на рынке считается, что подобного рода объединение лишит другие фирмы возможности продать свою продукцию. Так, в случае приобретения фирмой “Дюпон” контрольного пакета акций компании “Дженерал Моторс” именно последовавший за данной сделкой факт преимущественной покупки красок и тканей для автомобилей “Дженерал Моторс” у фирмы “Дюпон” послужил для антимонопольных органов основанием признать данное слияние незаконным.

Конгломератные слияния, к которым относятся такие, когда объединяются фирмы, производящие продукцию не связанных между собой отраслей, как правило, не подвергаются преследованию со стороны антимонопольных органов вообще, поскольку в результате подобных слияний доли фирм на тех или иных рынках не изменяются.

Рынок, в пределах которого для данного предприятия складываются действительные отношения конкуренции и монополии, обозначается термином “релевантный”.

Различают технологические и географические границы релевантных рынков. При определении технологических границ учитываются, во-первых, все предприятия, производящие данный вид продукции (причём имеется ввиду не только та её часть, которая продаётся на рынке, но и продукция, идущая на собственное потребление, а также - объём неиспользуемых мощностей данного предприятия); во-вторых, все предприятия, создающие товары­­­­-субституты; в-третьих, предприятия, производящие продукцию совершенно другого назначения, но по такой технологии, которая позволяет быстро изменить специализацию и начать производство продукции нового профиля.

Необходимость выделения географических границ релевантных рынков связана с тем, что различные виды продукции объективно предполагают разные географические границы их потребления. Общая зависимость такова, что чем больше стоимость продукции и чем сложнее её производство, тем шире географические границы её рынков. Самые узкие географические границы имеют рынки скоропортящихся продуктов, необработанных вообще, или прошедших обработку по традиционной технологии (например, свежие овощи или молочные продукты). Аналогично обстоит дело с трудно транспортируемыми видами продукции (например, бетон или цемент). Что же касается таких видов продукции, как автомобили, то для них релевантным является весь национальный рынок, а для наиболее совершенных компьютеров - весь мировой рынок.

При определении границ релевантных рынков считается необходимым также учитывать возможности доступа к рынку соответствующих фирм.

После того, как определены границы рынка, можно перейти к конкретным расчетам удельного веса в общем объёме производства и продаж того или иного количества фирм или той или иной конкретной фирмы. Такие расчеты нужны для определения характера рыночной структуры той или иной отрасли, от чего может зависеть реакция антимонопольных органов на предполагаемое слияние каких-либо фирм, или уже на состоявшееся слияние. Как правило, государственная статистика в “рыночных” странах уделяет большое внимание характеристикам рыночных структур отдельных отраслей, подотраслей и товарных групп. Соответственно, с конца 60-х годов разработан и используется целый ряд показателей, призванных отражать изменения в уровнях концентрации производства в отраслевом и “натуральном” разрезах. Антимонопольными органами чаще всего используются такие способы измерения концентрации, как доля фиксированного числа предприятий и так называемый индекс Герфиндаля.

Этот индекс определяется по формуле:

H= ,

где xi - это доля объёма продаж i-й фирмы (как правило, в процентах), и n- количество фирм в данной отрасли.

Как видно из формулы, данный индекс может иметь значения от 0 в случае наличия на рынке огромного множества бесконечно малых по рыночной доле фирм в условиях свободной конкуренции до 10000(в случае, если в данной отрасли господствует безраздельно одна фирма, то есть при абсолютной монополии).

В соответствии с данными о значениях индекса Герфиндаля, все отрасли в экономике США делятся на три группы: с малым уровнем концентрации (если H- индекс составляет 1000 или менее), со средним уровнем концентрации (если Н- индекс колеблется в интервале 1000- 1800) и с высоким уровнем концентрации(если Н- индекс превышает 1800). Слияние фирм признаётся незаконным, если благодаря ему Н- индекс возрастает более чем на 100 в отраслях средней концентрации и более чем на 50 в отраслях высокой концентрации. Например, если в отрасли со средним уровнем концентрации предполагается слияние двух фирм, обладающих соответственно 10% и 2% от общего объёма рынка, то такое слияние будет признано незаконным. Не случайно, поэтому в США фирмы, намечающие слияние, должны поставить об этом в известность Федеральную комиссию по торговле не менее чем за 30 дней.

Если к сложившимся монополиям антимонопольное законодательство США относится весьма снисходительно и терпимо, слияния допускаются или не допускаются в зависимости от множества различных обстоятельств, т.е. несколько таких действий, которые вызывают судебное преследование без каких- либо исключений или поблажек. К ним относятся в первую очередь соглашения между фирмами с целью раздела рынка и установления цен. Если какие-либо фирмы уличены в подобных действиях, против них неизбежно будет возбуждён судебный процесс, причем принцип “разумного подхода” в этих случаях не используется. То есть, для того, чтобы добиться вынесения приговора, обвиняющей стороне достаточно лишь доказать акт фиксации цен или раздела рынка. (Особая суровость закона к подобным фактам, по мнению западных экономистов, не в силах искоренить стремление фирм к сговорам относительно уровня цен и дележа рынков. Следствием ужесточения наказаний является лишь то, что подобные сговоры становятся особо засекреченными, и многие фирмы вместо заключения официальных соглашений используют практику лидерства в ценах и ценообразования в соответствии с формулой “издержки плюс”).

Основные различия в антимонопольной политике и практике “рыночных” стран связаны с неодинаковыми акцентами в использовании направлений регулирования монополий и прямого недопущения, подавления или устранения их в форме дробления на отдельные самостоятельные предприятия. В этой связи различают особенности европейского и американского подходов в антимонопольной политике. Антимонопольная политика в европейских странах в большей мере направлена на регулирование уже сложившихся монополий независимо от того, какими путями они добились своего монопольного положения, причем данное регулирование не предполагает структурных изменений, т.е. не содержит требований о деконцентрации, дроблении фирм на самостоятельные предприятия. Одной из причин преобладания в европейских странах именно “регулирующего” подхода по отношению к монополиям является то, что данные страны в отличие от США располагаются на сравнительно малых территориях. В таких условиях для достижения минимально эффективного масштаба производства в рамках национальной экономики бывает необходимо разрешать ведущим фирмам укрупнять своё производство до такого уровня, когда они начинают определять собой целые отрасли.

Что же касается особенностей государственной политики воздействия на монополии в США, то для неё, прежде всего, и безусловно, характерна гораздо меньшая опора на регулирование. Такое воздействие считается целесообразным и необходимым только применительно к естественным монополиям. В отношении же обычных монополий американское законодательство исходит из того, что совсем необязательно лишать фирму монопольно высоких прибылей, если монопольное положение на рынке достигнуто ею “благодаря более высоким деловым качествам, изобретательности или же просто счастливому случаю”. При этом учитываются как минимум два объективных обстоятельства: 1)то, что если фирма не будет уверена в получении максимально высоких прибылей (в случае её объективных успехов на пути совершенствования производства и продукции), то она не станет должным образом заниматься совершенствованием техники, технологии, потребительских свойств своих товаров, нахождением незанятых “ниш” в структуре рыночного спроса и т.п.;2)то, что если ведущие фирмы не будут получать максимальных прибылей, то у других фирм ослабнет или вообще исчезнет стимул конкурировать с лидерами и стремиться для этого к совершенству, т.е., что антимонопольная политика в этом случае может превратиться в политику ослабляющую, а не стимулирующую развитие рыночных механизмов в экономике.

Сложившиеся особенности государственной политики по отношению к монополиям в различных странах не обязательно сохраняются неизменными на перспективу. С одной стороны, под влиянием США, происходят некоторые изменения в этой политике у европейских стран, направленные на усиление конкуренции. С другой, на характер антимонопольного законодательства США не может не влиять такой важный фактор, как постоянно усиливающиеся позиции Японии на мировом рынке вообще и на внутреннем рынке США в частности. Уже в середине 80-х годов США, как отмечается в печати, столкнувшись с мощной конкуренцией японских компаний, пошли на серьёзные изъятия из антитрестовского законодательства в пользу наукоёмких отраслей.

Вместе с тем, поскольку именно США с их наиболее последовательным курсом на сохранение института конкуренции являлись и являются до сих пор лидером в развитии большинства направлений науки и техники, то, соответственно, продолжение курса на поддержание конкуренции может быть расценено ими как главный фактор сохранения их ведущего положения в сфере научно-технического прогресса[12,с.314-324].

Направления антимонопольной политики в

постсоциалистиской экономике

Накопленный странами с “рыночной” экономикой опыт антимонопольной борьбы, хотя и интересен сам по себе и, безусловно, должен активно изучаться и использоваться в различных конкретных случаях обуздания конкретных монополий, в целом не может служить основой для разработки общей программы действий по демонополизации постсоциалистической экономики. Антимонопольная политика рыночных стран не носит “системоотрицающего” характера, т.е. не направлена на качественные преобразования сложившегося типа экономической системы. Достаточно эффективное функционирование экономики в современных, преимущественно рыночных странах, невозможно без постоянного балансирования между элементами монополии и конкуренции, без обеспечения того или иного сочетания двух важнейших начал эффективности современного общественного воспроизводства. Эта политика направлена не на устранение монополий, а лишь на поддержание необходимого равновесия между двумя основными составляющими эффективности.

Иной, гораздо более широкий и сложный круг задач встаёт при осуществлении антимонопольной политики в бывших социалистических странах, к которым относится и Россия.

За годы реформ, с одной стороны, система тотального командно-административного монополизма в значительной её части оказалась разрушенной, а с другой,- существует ещё огромное множество весьма серьёзных по своей роли и возможностям элементов монополизма, тормозящих развитие экономики. Борьба с чрезмерным монополизмом в постсоциалистическом обществе затрудняется рядом объективных обстоятельств. К важнейшим из них в условиях нашей страны можно, очевидно, отнести следующие: преобладание не только и не просто антирыночного, но и даже явно “промонополистического” мышления у значительной части населения; специфические позитивные возможности элементов административного и производственного монополизма в решении проблем выхода из экономических кризисов и обеспечения прогрессивных структурных сдвигов в экономике; несовершенство российского приватизационного и антимонопольного законодательства. Остановимся подробнее на каждом из выделенных обстоятельств.

Преобладание нерыночного мышления у населения

Если даже рыночные страны сталкиваются с фактами тяготения населения к монополиям, то не удивительно, что в постсоциалистических странах достаточно велика часть населения, воспринимающая их как нечто естественное.

Из факта преобладания нерыночного и “промонополитического” мышления населения России на момент современных экономических реформ можно сделать выводы двоякого плана. Один из вариантов состоит в том, что поскольку Россия объективно не рыночного типа страна и никогда не воспримет рынок и его ценности как нечто естественное, то следует признать это как данность и не навязывать ей чуждых форм и принципов. Такой подход не предполагает сколько-нибудь активных действий по преодолению пережитков тотальной системы государственного монополизма.

Возможен и несколько иной вариант рассуждений и действий. А именно, факт преобладания промонополистического мышления у значительной части населения сам по себе совсем необязательно расценивать как непреодолимое препятствие в борьбе с элементами чрезмерного монополизма. Ведь близкий к современному российскому тип мышления был всего несколько десятилетий назад весьма характерен для жителей многих стран мира, включая, например, такие страны как Япония, Испания, Германия, Корея и т.д. Однако данное обстоятельство не помешало этим странам впоследствии перейти к таким вариантам общества смешанной экономики, в рамках которых фактически оказался в основном преодолённым чрезмерный и административный, и производственный монополизм.

Главной поддержкой для антимонопольной политики в этом отношении могла бы быть, безусловно, сама экономическая действительность. Имеется в виду, что сторонников монополий и монополизма было бы меньше, в случае, если бы результаты развития экономики в России достаточно очевидно отражали уже превосходство конкурентной экономики над монополизированной.

Вместе с тем, в этой связи отнюдь не лишним был бы и своеобразный антимонопольный ликбез[3, с.151-154].

Административный монополизм и структурные сдвиги

в экономике

Особо сложный круг задач встаёт в настоящее время перед антимонопольной политикой России в плане преодоления элементов чрезмерного административного монополизма, в первую очередь, монополизма центральных государственных органов управления.

К элементам чрезмерного государственного монополизма в настоящее время можно отнести сохранение всё ещё весьма высокой доли государственного сектора в ведущих отраслях индустрии, замедленные темпы разгосударствления в деревне, сохранение за государством контрольного пакета акций значительной части приватизированных предприятий, сохранение возможностей для значительной части государственных предприятий получения существенной финансово-кредитной поддержки от государства вне прямой зависимости от результатов их производственной деятельности, попытки сплошного “охвата” предприятий различными формами государственного административного контроля, насильственного объединения нежизнеспособных производств с сильными предприятиями с целью поддержания на плаву фактических банкротов, промонополистическая политика государства по отношению к естественным монополиям.

Одним из специфических обстоятельств, характерных для современного периода осуществления антимонопольной политики в России, является то, что решение задачи преодоления элементов чрезмерного государственного административного монополизма предполагает в ближайшей перспективе определённое оживление самого же этого монополизма. Так получается потому, что хотя чрезмерный административный монополизм - большое зло, но, в то же время, только благодаря усилению прямого вмешательства государства в экономику можно добиться ускоренного выхода страны из состояния глубокого кризиса и расчищения дороги для становления эффективных рыночных структур.

В условиях перехода к рынку, точнее, при тех обстоятельствах, в которых сейчас находится экономика России, при решении вопроса о допустимости или недопустимости использования тех или иных элементов государственного административного монополизма целесообразно, не упуская, безусловно, из виду критерий ущерба для конкурентной борьбы, учитывать всё же в первую очередь критерий оздоровления экономики. То есть, решая вопрос о том, прогрессивна или не прогрессивна та или иная конкретная форма государственного административного монополизма в наших условиях, необходимо (хотя бы в ближайшие годы) руководствоваться, прежде всего, оценкой способности той или иной монополистической формы повлиять на достижение прогрессивных структурных сдвигов в экономике.

Безусловно, трудности перехода к рынку многим предприятиям легче переносить в рамках различного рода объединений и холдингов. Но в условиях современной отечественной экономики важно не допускать таких форм, которые позволяли бы предприятиям возвращаться опять к удобному и привычному для них административному распределению ресурсов, гарантиям сбыта, размыванию экономической ответственности, гарантиям поддержки нежизнеспособных за счет сильных и передовых, которые при этом становятся донорами поневоле. Если государство пойдёт на то, чтобы насильно опять заставлять жизнеспособные предприятия кормить слабых, то вместо ожидаемого оживления экономики может быть получен прямо противоположный результат.

Сложности встают перед антимонопольной политикой России и при решении вопроса о сдерживании или стимулировании отечественных производственных монополий. С одной стороны, безусловно, необходимо подавление безудержных стремлений предприятий-монополистов к взвинчиванию цен на свою продукцию, как одного из главных факторов усиления инфляции. С другой стороны, учитывая кризисное состояние экономики России и объективно большие возможности крупных предприятий по увеличению объёма выпуска продукции, снижению издержек, проведению научно-исследовательских работ и освоению новых видов продукции, неизбежно сочетание курса на сдерживание производственных монополий с разумной поддержкой определённой их части.

Безусловно, формирование концернов, обеспечивающих более рациональную и эффективную организацию целой группы ведущих предприятий отрасли, объединяющих предприятия с общей сырьевой базой и технологией, активно проводящих курс на диверсификацию производства, совершенно не равнозначно многочисленным попыткам воспроизводства былых замкнутых гигантских искусственных монополий, объединявших все предприятия той или иной отрасли, независимо от интересов этих предприятий, и координировавшихся соответствующими министерствами или госкомитетами.

Разграничение монопольных структур различного характера, т.е. выделение тех из них, которые способны оздоравливать экономику, и тех, которые тянут её назад, к временам массового экономического иждивенчества, является важной задачей современной российской антимонопольной политики.

Особенно перспективным представляется создание концернов и финансово-промышленных групп, центрами которых являются предприятия, выпускающие конкурентоспособную наукоёмкую экспортную продукцию.

Конечно, создание крупных организационно-хозяйственных структур несёт в себе прямую угрозу усиления тенденции к росту производственного монополизма. Но, во-первых, наличие большого количества малых раздробленных предприятий далеко не во всех случаях является гарантом наиболее развитой и эффективной конкуренции. Во-вторых, правы авторы, полагающие, что должны быть исключения из антимонопольного законодательства для тех предприятий и объединений, которые успешно отстаивают позиции страны на внешних рынках. В-третьих, речь ни в коем случае не должна идти о сплошном объединении всех предприятий в промышленно-финансовые группы или концерны. С позиции эффективной антимонопольной политики не противоречащими ей являются лишь такие промышленно-финансовые группы и концерны, которые связаны преимущественно с вертикальной интеграцией входящих в них структурных звеньев. В-четвёртых, антимонопольная политика в современных условиях России не может выступать как самоцель, и должна использоваться лишь как один из рычагов и инструментов преодоления отсталой отраслевой структуры экономики и повышения уровня её эффективности[3, с.154-170].

Особенности монопольных структур в условиях директивной экономики и при переходе к рынку.

Если в странах с рыночным типом экономики явление монополии существует, как правило, только на уровне отдельных фирм и их объединений, то для стран с директивной экономикой характерны монополии самых разных уровней, включая и такие, которые господствуют над экономикой в целом. Суть данных «директивных» монополий уже не может быть раскрыта с помощью определений типа «один продавец предлагает товар, не имеющий заменителей». Их смысл заключается в почти полной замене рыночного механизма, работающего в «автоматическом режиме», сознательно организованным управлением, идущим какого-либо единственного в своем роде центра (или ограниченной совокупности таких центров). Если рыночные монополии реализуют свою экономическую власть главным образом через монопольно высокие цены, то власть над экономикой «директивных» монополий обеспечивается преимущественно нерыночными рычагами (административные акты, декреты, призывы), а нередко и элементами прямого принуждения и насилия.

Существуют различные пути формирования «директивных» монополий. Один из них связан непосредственно с господством государства в экономике, другой- с возможностью повышения роли в экономике традиционных рыночных монополий, если они не будут получать достаточно серьезного противодействия со стороны общества, третий – с установлением в ряде стран диктаторских режимов правления.

В наиболее развитом и завершенном варианте «директивный» монополизм в XX в. сложился в странах, относившихся к социалистической системе и строивших свою экономику на основе марксистской экономической концепции. В соответствии с этой концепцией в данных странах были провозглашены отмена частной собственности и установление общенародной собственности, сформирована система единого директивного народнохозяйственного планирования и созданы органы, призванные обеспечивать развитие экономики как единого народнохозяйственного комплекса. В результате экономика этих стран оказались в полной зависимости от сложившейся специфической монополистической иерархии. Главную роль в этой иерархии играла монополия марксистской идеологии (в лице единственной политической партии) на формирование экономического мышления у населения, разработку стратегий развития и управления экономикой. При этом приходилось различать деятельность монополий, охватывающих экономику в целом (монополизм центральных государственных экономических органов управления), и монополизм ведомственный. Так получалось потому, что непосредственное управление в разрезе отраслей и других крупных подсистем экономики обеспечивали министерства и госкомитеты, бюрократический аппарат которых нередко стремился проводить в жизнь и реализовывать свои интересы, существенно отличающиеся от общегосударственных. На самой нижней ступени этой своеобразной монополистической пирамиды находились производственные предприятия и другие первичные хозяйственные ячейки, лишенные какой-либо реальной самостоятельности и обязанные выполнять задания вышестоящих монопольных структур. Рынок и стоимостные рычаги при этом полностью не исключались, но их использование было подчинено целям и задачам директивного планирования.[5, с.364-380]

Несовершенство законодательства, связанного с

преодолением чрезмерной власти монополий и монополизма

Немало проблем при проведении современной антимонопольной политики в России возникает в связи с недостаточной проработанностью широкого круга законодательных материалов и других официальных нормативных актов, связанных с монополиями и монополизмом. При этом в условиях современной России большую роль при проведении антимонопольной политики играют содержание и направленность нормативно-правовых актов по многим другим вопросам, особенно по вопросам, связанным с процессами разгосударствления и приватизации, развитием малого бизнеса, организацией налоговой системы страны.

Прежде всего, не способствует проведению антимонопольной политики слабая законодательная проработка вопроса о мерах государственной поддержки малого предпринимательства в Российской Федерации.

Фактически до сих пор в законодательстве России нет достаточно развёрнутого и действенного закона о системе мер государственной поддержки малых предприятий, системе гарантий достаточно полной реализации намеченных государством мероприятий по поддержке и стимулированию развития малого бизнеса. В общем, в современных законодательных материалах не выделено даже достаточно чётко само явление “малый бизнес” и не отражено его место в обновлении экономической системы страны. До сих пор есть только один официальный документ, в котором особо выделяется понятие малых предприятий и разъясняются критерии такого выделения. Имеется в виду Постановление Совета Министров РСФСР №406 от 18 июля 1991 г. “О мерах по поддержке и развитию малых предприятий в РСФСР”.

Что касается льгот, предоставляемых современным российским законодательством малому бизнесу, то они пока касаются лишь некоторых вопросов, связанных с выплатами налогов, прежде всего на прибыль. Очевидно, российским законодателям представлялось, что данный объём льгот является достаточным для успешного развития малого бизнеса. Между тем в других странах государства оказывают поддержку малым предприятиям в гораздо больших размерах.

Как известно, к настоящему времени издано Постановление Совета Министров- Правительства Российской Федерации от 11 мая 1993 г. №446 “О первоочередных мерах по развитию и государственной поддержке малого предпринимательства в Российской Федерации”. В этом постановлении правительство только ещё обязывает соответствующие органы обеспечить разработку проекта закона о внесении изменений и дополнений в налоговое законодательство Российской Федерации, расширяющих льготы для малого предпринимательства при внесении налогов на прибыль и добавленную стоимость, о предоставлении льгот по налогообложению доходов коммерческих банков, обеспечивающих кредитами малые предприятия, занимающиеся производственной деятельностью. Данное постановление, как и большинство других официальных документов России, не имеет очень важного раздела - о механизме обеспечения реализации намеченных актуальных мероприятий и даже в случае его самой активной реализации, не сможет обеспечить развитие малого бизнеса в таких масштабах и с такой эффективностью, какие необходимы для формирования действенной альтернативы сложившимся производственным монополиям, господствующим пока на российском “полурынке”. В данном документе фактически вообще не выделяется организация необходимой рыночной инфраструктуры для малого бизнеса.

Не отличается достаточной последовательностью и “приватизационная часть” современного российского законодательства.

Что касается закона о приватизации и программы приватизации, то в них нет достаточно чёткой увязки задач приватизации с проблемой оздоровления и качественного обновления структуры российской экономики. В данных документах имеются положения, которые фактически способствуют увеличению круга монополий, особенно активных лишь в реализации главного негативного эффекта монопольных форм (росте цен), и в то же время препятствуют обеспечению нормального функционирования таких структур, которые в состоянии сочетать монопольную форму с активной реализацией основного позитивного эффекта крупных производств (снижения издержек). Если говорить о возможностях усиления монополий, имеется, прежде всего, ввиду содержащееся в документах о приватизации положение, позволяющее самостоятельное акционирование структурных подразделений действующих предприятий, объединений и комплексов. Поскольку такое разрешение распространяется на любые объединения, то в числе прочих в России стали самостоятельно акционироваться и многие предприятия, входившие в объединения вертикального типа.

Что же касается других монопольных форм, то есть таких, которые способны реализовать значительный позитивный эффект масштаба и ускорить развитие современных технологий и НИОКР, то в законе о приватизации и программе приватизации содержатся положения, способные существенно затруднить их нормальное функционирование.

Определенные проблемы при проведении антимонопольной политики в России порождает и непосредственно современное антимонопольное законодательство.

Поскольку антимонопольные акты разрабатываются в нашей стране впервые, причём, в условиях не только отсутствия надлежащего опыта и знаний у разработчиков, но и при наличии явного и сильного противодействия со стороны целого ряда инстанций и дисциплин, они пока не являются совершенными и нуждаются в доработках и уточнениях. Антимонопольные законы слабее пока антитрестовских законов США, хотя бы потому, что не содержат чётких мер, направленных против сложившихся монополий, и предполагают весьма слабые, неэффективные формы ответственности нарушителей законов. Наряду с недостаточной жестокостью наших антимонопольных законов по одним вопросам в них присутствует одновременно чрезмерная жёсткость, негибкость, по другим вопросам[3, с.171-180].

Если говорить о естественных монополиях, то, например, до настоящего времени тарифы на услуги электроэнергетики регулируются “Положением о Государственном регулировании тарифов на электроэнергию и тепловую энергию в Российской Федерации”. Анализ этого “Положения” показывает, что, собственно, о государственном регулировании в нём нет и речи, поскольку всё “регулирование” заключается в утверждении представляемых проектов тарифов на тепловую и электроэнергию энергетическими региональными комиссиями. Если комиссии не рассмотрели эти проекты и не ввели их официально через 20 дней с момента представления им расчетных материалов по установленным формам, то вне зависимости от причин задержки тарифы вводятся автоматически, т.е. даже не пройдя процедуру согласования.

Это “Положение” вместо организации государственного регулирования открывает широкие возможности для полного произвола в установлении тарифов на электроэнергию со стороны организаций, осуществляющих её производство и распределение, т.е. в первую очередь РАО “ЕЭС России” и региональных АО.

Результатом диктата цен на тепло и электроэнергию явилось резкое возрастание доли затрат на них в себестоимости многих видов продукции промышленности[8, с.98-100].

Не лучше обстоят дела и с другими антимонопольными документами. Так, в законе “О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках” нет никаких указаний о критериях и методах определения границ монопольных рынков, а антимонопольные управления на местах и (главное) сами предприятия не имеют необходимых разъяснительных документов или инструкций. В результате для антимонопольных органов сохраняется возможность неоправданно широко толковать понятие “доминирующее положение на рынке”, а для многих предприятий возможность защиты от обвинений в монополизме выглядит как умышленно затруднённая.

Не совсем удачными представляются и некоторые приведенные в законах формулировки, например, формулировка в законе о конкуренции понятия “монополистическая деятельность”. Эта деятельность определяется здесь как “противоречащие настоящему закону действия... хозяйствующих субъектов..., направленные на недопущение, ограничение или устранение конкуренции и (или) причиняющие ущерб потребителям”. То есть при сохранении нынешней формулировки понятия “монополистическая деятельность”, под антимонопольные статьи можно, в принципе, подвести любые предприятия.

Уточнения целесообразно было бы внести и в официальные документы о регулировании цен на продукцию предприятий-монополистов. В частности, следовало бы, очевидно, внести определённые изменения в пункт 2 “Положения о порядке регулирования цен на продукцию предприятий-монополистов”, где отмечается, что это Положение распространяется на хозяйствующие субъекты, занимающие доминирующее положение на рынке определённого товара, дающие им возможность оказывать решающее влияние на конкуренцию, затруднять доступ на рынок другим хозяйствующим субъектам или иным образом ограничивать свободу их экономической деятельности и что “Положение не распространяется на отношения, регулируемые нормами правовой охраны изобретений, промышленных образцов, товарных знаков и авторских прав”. Можно сделать вывод о том, что государственное регулирование цен будет распространяться на все предприятия, занимающие доминирующее положение на соответствующих рынках, независимо от того, злоупотребляют ли они реально данным положением, или только имеют возможность для таких злоупотреблений. Именно здесь заложена база для расширительных толкований антимонопольного законодательства со стороны заинтересованных организаций и лиц. Далее в тексте Положения (а именно лишь в 12 пункте) сказано, наконец, о том, что решение о введении государственного регулирования цен принимается Министерством экономики и финансов Российской Федерации по представлению Государственного комитета по антимонопольной политике на основе “анализа последствий злоупотреблений доминирующим положением на товарных рынках... со стороны предприятия-монополиста”. Очевидно, это обстоятельство надо было бы выделить уже в названии самого данного Положения. Оставляют желать лучшего и другие пункты с указанными в них формулировками.

При таком подходе со стороны разработчиков антимонопольного законодательства представляется более целесообразным вообще бы не издавать данного положения. Лучше надеяться, что когда-нибудь сильно “завравшихся” монополистов от производства поставит на место сама жизнь, чем помогать (с помощью таких формулировок) нынешним чиновникам удержаться на плаву путём создания для них попросту ещё одного способа взимания взяток с зависящих от их произвола предприятий.

Недоработки антимонопольного законодательства сочетаются с непродуманной практикой его исполнения. Особенно неудовлетворительной представляется практика преобладающего использования метода установления предельного норматива рентабельности не по отношению к фондам предприятий-монополистов, а по отношению к себестоимости их продукции. Такой метод критикуется в печати как побуждающий предприятия “не к снижению цен, а к накручиванию издержек, снижению качества и расточительству, снижению инвестиционной активности предприятий”[3,c.180-190].

Недостаточно эффективно ведётся реализация принятой в 1994 году государственной антимонопольной программы. На заседании Президиума Правительства РФ исполняющий обязанности председателя Государственного антимонопольного комитета Вадим Белов сообщил, что за трёхлетний период работы Комитета в него поступило более 11 тыс. жалоб на нарушение антимонопольного законодательства. К рассмотрению, по его словам, было принято 2 тыс. дел, но в 1,9 тыс. случаев нарушения были устранены до передачи материалов в суд.

В. Белов отметил при этом, что на долю естественных монополий приходилось 40% от общего числа принятых к рассмотрению дел. Около 700 дел касались злоупотреблений местных органов власти, которые устанавливали незаконные барьеры на пути рыночной конкуренции и перемещения партий товаров[6, c.10].

Что касается направлений антимонопольной политики в России на ближайшие годы, то в декабре 1996 года на заседании Правительства РФ была утверждена концепция среднесрочной правительственной программы на 1997-2000 гг. “Структурная перестройка и экономический рост”. Она содержит специальный раздел, посвящённый антимонопольной политике. Антимонопольная политика в среднесрочной перспективе будет реализовываться по следующим основным направлениям:

Совершенствование правовой базы, форм и методов антимонопольного контроля и регулирования в целях предупреждения и пресечения злоупотреблений рыночной властью, сговоров, соглашений и согласованных действий, имеющих результатом ограничение конкуренции и (или) ущемление интересов хозяйствующих субъектов или граждан, недобросовестной конкуренции.

Демонополизация экономики и создание условий для развития конкуренции на монополизированных товарных рынках с высокой степенью концентрации поставок, устранение барьеров для развития конкуренции и входа на рынки других хозяйствующих субъектов.

Противодействие созданию новых монополистических структур в результате перераспределения собственности, реализации корпоративной инвестиционной политики и интеграционных процессов, в том числе при формировании ФПГ.

Распространение антимонопольных требований на рынки финансовых, в том числе банковских и страховых, услуг.

Согласование целей, задач и мер по демонополизации и развитию конкуренции на товарных рынках, гармонизации антимонопольного законодательства в рамках единого экономического пространства СНГ, адаптации конкурентной политики в целях вхождения России в мировое экономическое сообщество[7, c.14].

Разработчикам российского антимонопольного законодательства предстоит ещё большая работа, при этом было бы целесообразно учитывать опыт зарубежных стран, не забывая при этом специфики российского рынка.

Монополии Иркутской области

Иркутская область расположена в южной части Восточной Сибири. Её территория составляет 767,9 тыс. км2 . Численность населения области на начало 1996 г. - 2795 тыс. чел.

Иркутская область, в которой проживает 1,9 % населения России, занимает 4,5 % её территории.

Природно-ресурсный потенциал региона разнообразен. Лесопокрытая площадь составляет 66,8 млн. га, или 86 % площади. Запасы древесины оцениваются в 8,3 млрд. м3 , или 11 % от российских. Иркутская область - крупнейшая лесосырьевая база страны. Её расчётная лесосека равна 54 млн. м3 , в том числе по хвойным породам-37 млн. м3 . В настоящее время она используется на 28 %.

Область обладает высокоэффективными топливно-энергетическими ресурсами: гидроэнергетическими ресурсами Ангары (7 % от СНГ), углями Иркутского бассейна (запасы по категориям А+В+С1 - 7,5 млрд. т), перспективными запасами нефти и газа.

Значительны запасы железной руды, каменной и калийной солей, золота, слюды, магнезита и редких металлов.

Геоэкономическое и геополитическое положение Иркутской области определяется тем, что она является одним из наиболее индустриально развитых районов на Востоке страны (здесь производится 3,1 % объёма промышленной продукции страны), а также её территориальной близостью к странам Азиатско-Тихоокеанского региона (Китай, Монголия, Корея...).

Характерные особенности области - обширность территории, разнообразие и масштабы природно-ресурсного потенциала, направленность экономики на освоение природных ресурсов со значительной экспортной ориентацией.

На долю промышленности области приходится более половины имеющихся фондов и валового общественного продукта, более трети национального дохода. Отраслями её специализации являются электроэнергетика, цветная металлургия (главным образом, алюминиевая промышленность), химическая, целлюлозно-бумажная, нефтеперерабатывающая, лесозаготовительная, деревообрабатывающая промышленность. Они заняли видное место в экономике страны и оказывают существенное влияние на её развитие. Электростанции области вырабатывают 7 % электроэнергии России. Производство электроэнергии на душу населения, равно как и показатель электровооруженности труда, в 4,5 - 5,0 раз превышают соответствующие российские показатели. Высокого уровня достигло производство алюминия - 40 % объёма производства страны. Значителен вклад в развитие экономики лесного комплекса. Втрое сократив объём лесозаготовок, область остаётся лидирующей в России - 12 %. На её предприятиях выпускается одна пятая вырабатываемой в стране целлюлозы, в том числе почти вся кордная и более половины вискозной, 10-11% пиломатериалов, фанеры, картона. Большое развитие получила химическая промышленность. Здесь производят 51 % поливинилхлоридной смолы, 14 % каустической соды, 30 % карбида кальция, 10-50 % хлорных продуктов, синтетических спиртов и органических кислот.

Удельный вес электроэнергетики, цветной металлургии, химической промышленности, лесопромышленного комплекса в основных фондах области составляет 75 %, а по стране - около 30 %, тогда как основные фонды чёрной металлургии, машиностроения, топливной, лёгкой и пищевой промышленности - всего 16 %, а по России в целом - около 55 %.

Себестоимость многих основных видов продукции топливно-энергетической, химической, целлюлозно-бумажной промышленности, цветной металлургии в области ниже, чем в среднем по стране, а рентабельность, соответственно, выше.

Промышленная структура характеризуется чрезмерно высокой концентрацией мощностей. Эффект от строительства и эксплуатации предприятий-гигантов в топливно-энергетическом, лесном, металлургическом и химическом комплексах начинает перекрываться ростом затрат на транспорт сырья и готовой продукции. Преобладание производств с незавершённым технологическим циклом, к тому же сконцентрированных часто на предприятиях-гигантах, обусловливает малую приспособляемость производственной структуры области к быстроменяющимся условиям рынка и, соответственно, необходимость дополнения рыночных механизмов элементами государственного регулирования.

Главной задачей транспортного комплекса области является обеспечение транспортировки транзитных грузов и пассажиров в широтном направлении (запад - восток), а также в меридиональном (юг - север).

Вследствие неконтролируемости рынка усилилось влияние предприятий-монополистов на эффективность деятельности многих отраслей экономики области. В первую очередь это касается железнодорожного транспорта и энергетики. Железнодорожные тарифы сделали неэффективной доставку потребителям многих видов промышленной продукции, особенно сырья и продуктов неглубокой степени переработки. Например, цена круглого леса, вывезенного в районы европейской территории страны и Среднюю Азию, за счёт транспортных расходов возрастает от 75 до 170 %, пиломатериалов - от 40 до 100 %. Железнодорожные перевозки от Ангарска до Находки увеличивают цену бензина на 44 %, азотных удобрений - на 35-40 %.

Постоянно растущие тарифы на железнодорожном транспорте вынуждают предприятия отказываться от перевозок грузов по железным дорогам внутри области и использовать свой или арендуемый автомобильный парк. Монопольное положение железнодорожного ведомства можно изменить с помощью ускоренного развития автомобильного и трубопроводного видов транспорта, поддерживаемых, в первую очередь, из средств областного бюджета.

На эффективности работы промышленных предприятий области сказывается и монополия Иркутскэнерго, произвольно устанавливающего тарифы на электрическую и тепловую энергию. В этой связи показателен пример обострения отношений между Братским ЛПК и энергосистемой после того, как ей была передана ТЭЦ-6, ранее входившая как технологический объект в ЛПК. Из-за непомерно высокой цены на теплоэнергию её доля в себестоимости братской целлюлозы составляет 34 %, тогда как в себестоимости усть-илимской - 9 %. Хотя Усть-Илимская ТЭЦ, которая осталась в составе ЛПК, работает на тех же ирша-бородинских углях, что и Братская, причём они обходятся для первой даже дороже, так как их приходится везти дальше почти на 400 км [9, с.5-15].

Наибольшая по сравнению с другими странами площадь территории России, наличие различных климатических поясов и районных коэффициентов, значительное количество труднодоступных районов, неудовлетворительное состояние транспортной инфраструктуры приводят к существованию обособленных торговых рынков не только в масштабе федерации, но и в масштабе одного региона, что тоже способствует монополизму. Так, даже внутри одной Иркутской области можно выделить несколько природно-климатических зон с частично обособленными товарными рынками:

· Южная зона - вдоль Транспортно-Сибирской магистрали, включая экономически развитые районы;

· Ближний Север - районы Приангарья и Верхней Лены;

· Северная зона с условиями Крайнего Севера (Катангский, Киренский, Бодайбинский, Мамско-Чуйский районы).

Также следует отметить крайне высокую неравномерность в размещении производства и несоответствие технического состояния многих предприятий практически во всех отраслях экономики требованиям технического прогресса. В определённой мере этому способствует низкая инвестиционная активность в производственной сфере.

Правительством РФ предусматривались следующие меры по увеличению инвестиционной активности:

· изменения в порядке налогообложения в направлении снижения доли, идущей от предприятий, и увеличение налогов с физических лиц;

· ежегодная переоценка основных фондов пропорционально уровню инфляции, введение ускоренной амортизации, выделение амортизационного фонда, создание рынка амортизационных средств;

· снижение ставки рефинансирования Центрального банка России;

· долевое государственно-коммерческое финансирование, конкурсное размещение государственных капитальных вложений;

· предоставление гарантий государством в виде покупки части ценных бумаг по проверенным проектам с последующей их продажей после стабильного получения прибыли по мере реализации проектов;

· законодательное оформление на рынке капиталов частных пенсионных фондов, инвестиционных фондов, страховых компаний;

· развитие рынка облигаций, внутреннего валютного займа.

Предполагается, что перечисленные меры позволят активизировать инвестирование в производственную сферу, будут способствовать последовательному снижению концентрации производства, демонополизации товарных рынков.

Развитие экономики области рассматривается во взаимосвязи с развитием экономики других регионов и России в целом, а укрепление мирохозяйственных связей и выход отдельных предприятий на внешний рынок способствуют расширению границ товарных рынков и последовательному снижению уровня монополизации экономики [10, с.16-18].

Список литературы

1. Долан Э.Дж., Линдсей Д. Микроэкономика /Пер. с англ. В. Лукашевича и др.; Под общ. ред. Б. Лисовика и В. Лукашевича. - С.-Пб.: АО “Санкт-Петербург оркестр”, 1994. - 448 с.

2. В. Я. Иохин. Экономическая теория: введение в рынок и микроэкономический анализ: Учебник. - М.: ИНФРА - М, 1997. - 512 с.

3. Макарова Г.Н. Командно-административный монополизм и его модификация в условиях постсоциалистической экономики / ИГЭА; Науч. ред. Демина М.П. - Иркутск: Изд-во иркут. ун-та, 1994.- 220 с.

4. Макконнелл К. Р., Брю С. Л. Экономикс: Принципы, проблемы, политика. В 2 т.: Пер. с англ. О. Н. Антипова и др.; Под общ. ред. А.А. Пороховского. - Т.2.-Таллинн: АО “Реферто”, 1993. - 402 с.

5. Винокурова М.А., Демина М.П. Экономическая теория. Ч1.

Изд-во ИГЭА, 1998г.- с.326-380

6. Миклина О. Официальные новости // Экономика и жизнь. - 1997. - май (№20). - с.10.

7. Никифоров А.А. Концепция антимонопольной политики и реформа // Вестн. Моск. ун-та. Сер.6., Экономика. - 1998. - №1. - с.14-30.

8. Скрыпник В.И. Энергетика России: естественная монополия на свободе // Общество и экономика. - 1995. - №9. - с. 94-102.

9. Современное состояние и направления социально-экономического развития Иркутской области: Учеб. Пособие / Под ред. А.П. Черникова. - Иркутск: Изд-во ИГЭА, 1996. - 48 с.

10.Солодков В.Т. Проблемы и перспективы демонополизации экономики региона // Вестн. ИГЭА. - 1998. - №13. - с.16-26.

11.Шишкин А.Ф. Экономическая теория: В 2-х кн.: Учебник для вузов. - 2-е изд. Ч.1. - М.: Гуманитарный издат. центр ВЛАДОС, 1996. - 650 с.

12.Экономическая теория: курс лекций. Ч.1./ В.П. Горев, С.В. Сергеев; Под ред. М.П. Деминой. - Иркутск: Изд-во ИГЭА, 1995. - 456 с.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений22:16:59 18 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
14:18:02 24 ноября 2015
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
14:01:44 24 ноября 2015

Работы, похожие на Реферат: Особенности монополии и монополизма в условиях рыночных и нерыночных отношений

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150899)
Комментарии (1842)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru