Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Уголовный процесс

Название: Уголовный процесс
Раздел: Рефераты по уголовному праву и процессу
Тип: реферат Добавлен 11:06:43 29 августа 2005 Похожие работы
Просмотров: 1819 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Министерство образования РФ

Тюменский государственный университет

Институт государства и права

Специальность: юриспруденция

Курсовая работа

по уголовному процессу

Тема: суд присяжных: история и современность.

Выполнил: студент 4 курса 0811 гр. ОЗО

Вередин Е.В.

Проверил: Старостин В.Е.

Тюмень, 2002 г.

Содержание:

Введение________________________________________стр.3 – 6.

Глава I

Становление суда присяжных____________________ стр.7 – 21.

1.1.История возникновения судов присяжных______стр.7 – 10.

1.2.Возникновение судов присяжных в России_____ стр.10 – 17.

1.3. Военный суд присяжных _____________________стр.17 – 21.

Глава II

Развитие суда присяжных на современном этапе___ стр.21 – 31.

2.1. Особенности производства в суде присяжных___стр.21 – 31.

Заключение____________________________________стр.32 – 34.

Список использованной литературы______________стр.35 – 36.

Введение.

Демократические преобразования общественного устройства, происходящие в Российской Федерации, с неизбежностью вызывают глубокие изменения в её правовой системе. Наиболее значимым направлением в этой области преобразований стала судебная реформа, включающая в себя реформу уголовно-процессуального законодательства и судебной системы РФ. Одним из важнейших направлений судебной реформы является возвращение в Россию суда с участием присяжных заседателей. В Концепции судебной реформы этому процессуальному институту отводится центральное место в демократизации уголовной юстиции. Авторы концепции, подчеркивая ряд преимуществ суда присяжных перед советским правосудием (состязательность, независимость, "привнесение в атмосферу казенной юстиции житейского здравого смысла и народного правосознания"), указывали, что суд присяжных "выступает в качестве средства разрешения нестандартных ситуаций, где из-за тяжести возможных последствий опаснее погрешить против справедливости, нежели, против веления абстрактной правовой нормы".1

С момента первого упоминания о суде присяжных в действующем законодательстве Российской Федерации (ст. 11 Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик в ред. от 13 ноября 1989г.), до момента закрепления этого института в уголовно-процессуальном законодательстве РФ ( 16 июля 1993 г.), прошло около четырех лет. За это время произошло переосмысление сущности суда присяжных от "расширенной коллегии народных заседателей" до процессуального института, кардинально отличающегося от традиционной формы участия представителей народа в отправлении правосудия. Суд присяжных закреплялся в Декларации прав и свобод человека и гражданина от 22 ноября 1991 года, дважды оформлялся на конституционном уровне ( в Конституциях РФ 1992 г. и 1993 г.), но оставался "декларативной конструкцией", пока после полугодичного рассмотрения в ВС РФ не был закреплен в качестве действующего процессуального института Законом РФ от 16 июля 1993 г. В действующей Конституции РФ суду присяжных отведено место важнейшей гарантии прав и свобод человека, в т.ч. и права на жизнь, т.к. именно возможность выбора этой формы судопроизводства законодатель называет обязательным условием применения самой жесткой меры наказания - смертной казни.

Закрепление в законодательстве положений о суде присяжных сопровождалось оживленными научными дискуссиями на данную тему. Пожалуй, ни одно нововведение судебной реформы в России не вызывало таких ожесточенных споров, такого непримиримого противостояния оппонентов, как идея возрождения суда присяжных. Горячие споры, полярность взглядов, непрекращающиеся дискуссии, своего рода, сопутствующий признак самого суда присяжных, который проявился и во время судебной реформы в России в 1864 г. Тогда, также как и в наши дни, дискуссии вокруг суда присяжных носили исключительно ''воинствующий" характер.

В современной России споры о целесообразности введения института суда присяжных начались с конца 80-х годов, отразившись в многочисленных публикациях и материалах научно-практических конференций. Начавшиеся дискуссии фазу же выявили противников новой формы судопроизводства, среди которых оказались: бывший председатель Верховного Суда СССР Е.А.Смоленцев, Генеральный прокурор СССР А.Л. Сухарев и др. В то же время, в защиту суда присяжных выступили Т.Г. Морщакова, А.М.Яковлев, ученые сектора теоретических проблем правосудия ИГЛ АН СССР. Спустя восемь лет после введения суда присяжных, споры о целесообразности введения этого процессуального института не только не утихают, но, обогащаясь анализом практического опыта его функционирования, постепенно переходят на новый уровень. И это не удивительно, ведь суд присяжных посягнул на самые основы традиционного советского уголовного процесса, бросил вызов профессионализму юристов в осуществлении правосудия.

В тех странах, где издавна действуют суды с участием присяжных заседателей, рассматриваемые ими дела приобретают широкий общественный резонанс, выходящий подчас за национальные границы. Эти суды способствуют формированию правового сознания, психологического облика граждан, придают им чувство собственного достоинства, уверенности в своей правовой защищенности.

Главной особенностью современных судов присяжных является решающее непосредственное участие населения в осуществлении правосудия. Центральный вопрос уголовного дела – виновен ли подсудимый в преступлении? – решается в этом суде не постоянным (штатным) судьей-профессионалом, а местными гражданами, случайно, по жребию отобранными из последнего списка избирателей в органы власти или участников референдума и включенными в состав суда, рассматривающего данное дело. Присяжные в отличие от судьи-профессионала не всегда способны последовательно обозначить и сгруппировать доводы, обосновывающие вердикт, и закон этого от них не требует. Достаточно, чтобы на вопрос, поставленный судом и сторонами, они ответили: «да, виновен» или «нет, невиновен». В формировании убеждения присяжных непосредственное, первостепенное значение имеет художественное интуитивное восприятие доказательств и их интерпретация сторонами судебного состязания. Поэтому мастерство судебного деятеля-прокурора, адвоката – это не только владение логикой, юриспруденцией, но и артистизм, способность воздействовать не на один лишь разум, но и на чувства присяжных, от которых здесь зависит все.

После введения суда присяжных в дореволюционной России регулярный характер приняли оправдательные приговоры по делам о нарушениях правил паспортной системы, в которых фактические обстоятельства были неоспоримы, и сами подсудимые признавали себя виновными. Объяснение этому А.Ф.Кони увидел в том, что присяжным, в основном крестьянам, «чуждо понятие о преступлениях против системы, в которых, с одной стороны, совершенно отсутствует, прямо или косвенно потерпевший, а с другой – бытовые условия, вызывавшие очень часто нарушения установленных правил, возбуждают живое сострадание к обвиняемому».2

В преддверии нынешней судебной реформы руководители Генеральной прокуратуры выражали сомнения: смогут ли сегодня прокуроры успешно поддерживать обвинение в судах с участием присяжных. Сегодня российские суды большинство уголовных дел рассматривают без прокуроров. Государственное обвинение фактически поддерживает судья. Он допрашивает обвиняемых, добивается от них показаний по поводу уличающих предметов и документов, проводит очные ставки и т.д. Суд, штампующий обвинительные приговоры, не затрудняясь даже отсутствием обвинителя, это уже пародия на орган правосудия.3 В новых условиях ряды обвинителей, хотелось бы думать, пополнятся людьми, способными и стремящимися выполнить свое процессуальное назначение.

Присяжные не мотивируют свой вердикт, и их вывод о виновности или невиновности подсудимого проверке в суде кассационной инстанции не подлежит. Поэтому нередко приобретают законную силу решения, весьма неожиданные для обвинения. Большинство таких решений отменяется вышестоящими судами и выносится новое решение. Возникает вопрос: а нужны ли вообще России суды присяжных? Стоит ли перенимать культуру «запада» или же искать другие способы совершенствования судебной системы.

Именно этот вопрос я и рассмотрю в данной работе и постараюсь максимально объективно на него ответить.

Глава I

Становление суда присяжных.

1.1.История возникновения судов присяжных.

Родиной суда присяжных считается Англия. Однако многие считают, что суды присяжных появились во Франции, где есть свидетельства появления какого-то их подобия во времена правления Людовика Благочестивого в 829 году нашей эры. Эти суды были занесены в Англию норманами после вторжения в 1066 году и твердо закрепились там, как неотъемлемая часть английской правовой системы к началу XII века.[4] Английский юрист Р.Уолкер отмечает, что присяжные участвовали в судах англосаксонских королей еще до распространения в этой стране христианства, когда судебные дела разрешались посредством ордалий, т.е. обращения к сверхъестественным силам с вопросом о виновности или невиновности обвиняемого. Одним из способов ордалий была очистительная присяга. Обвиняемому предлагалось назвать 12 человек, которые могли бы клятвенно подтвердить его невиновность. В те времена к клятве относились серьезно, и найти 12 человек, согласных произнести ее при сомнении в невиновности подсудимого, было трудно. С распространением в Англии христианства в церемонии присяги стали участвовать священники.

Присягу давали лица, которые, исходя из известных им обстоятельств дела и личности обвиняемого, полагали его невиновным, и их совместная клятва служила оправдательным вердиктом. За неправильный же вердикт присяжным грозило суровое наказание. Таким образом, в то время это были скорее свидетели, нежели судьи в современном понимании – незаинтересованные в исходе дела, незнакомые с обвиняемым лица.

В 1215 году на Лютеранском соборе папа Иннокентий III запретил священникам участвовать в ордалиях, и этот способ судебного следствия в Англии был упразднен.

В том же году произошло еще одно событие, которые англичане поныне торжественным слогом называют большим краеугольным камнем британского храма свободы. В солнечный июньский день на маленьком островке посреди Темзы между Купер-Хиллом и Стейнсом прижатый к воде мятежными баронами Иоанн Безземельный подписал Великую Хартию Вольностей. Спасая жизнь и личную свободу, король отказывался в пользу баронов о многого. Статья 39 подписанной злополучным королем Хартии гласила: «Ни один свободный человек не будет задержан или заключен в тюрьму, или лишен имущества, или объявлен вне закона, или изгнан, или как-нибудь иначе обездолен, и мы (король) не пойдем на него и не пошлем на него иначе как по законному приговору равных ему и по законам страны». Смысл этого положения тогда состоял в ограждении баронов – и только их, никого более – от королевского произвола. Отныне феодал мог быть лишен свободы и прав не иначе как судом равных ему по сословному положению. Но важно, что принцип суда равных уже получил в Великой Хартии юридическое закрепление. В дальнейшем, по мере включения в политическую жизнь новых и новых слоев населения этот принцип – отнюдь не гладко, не легко, преодолевая кровопролитное сопротивление – распространялся на мелких дворян, зажиточных и средних крестьян – иоменов, на городской промышленный и торговый люд. И всего через каких-то 750 лет стал действительно всеобщим.

Примерно с начала XVI века в английском процессе происходило постепенное разграничение функций свидетелей и присяжных: первые сообщали известные им сведения, а вторые постановляли вердикт – решали вопрос о виновности. Только в 1670 году утратили силу правила, по которым присяжный мог быть наказан за свой вердикт.[5]

Рассмотрение дела судом присяжных по английским обычаям испокон веку рассматривалось как право обвиняемого, отрицающего свою вину, и обуславливалось его согласием.

При обвинении в преступлениях средней тяжести молчание подсудимого на вопрос, согласен ли он подвергнуться суду присяжных, приравнивалось к признанию своей вины, что влекло обвинительный приговор без дальнейшего судебного разбирательства. При обвинении же в тяжком преступлении в случае несогласия обвиняемого на суд присяжных он подвергался особой процедуре: на грудь ему клали тяжелые железные брусья и давили на них, добивались согласия. В предвидении пытки, которой они могут подвергнуться после согласия на суд присяжных, иные обвиняемые предпочитали смерть под брусьями. Это влекло прекращение дела и избавляло от конфискации имущества. Процедура с брусьями отменена в 1772 году, когда было предписано молчание обвиняемого во всех без исключения случаях расценивать, как признание своей вины. Только в 1827 году был принят закон, содержащий противоположное правило, по которому «стоящий молча» предполагается отрицающим вину.[6]

Под давлением общественного мнения в XVIII – XIX веках в английских судах постепенно прекратились пытки и – это уже противоположная крайность – в делах, рассматриваемых с участием присяжных заседателей, вообще вышел из употребления допрос обвиняемого.

Не имея возможности изложить известные ему оправдывающие или смягчающие ответственность обстоятельства, подсудимый лишался наиболее доступного ему средства защиты. Положение было исправлено Законом об уголовных доказательствах 1898 года, который установил: «Всякий обвиняемый в преступлении, может, а также его супруг или супруга могут быть компетентными свидетелями в интересах защиты».

Впоследствии в результате ряда законодательных актов, отменяющих имущественный ценз для участия граждан в суде в качестве присяжных, предусматривающих бесплатную юридическую помощь обвиняемым и другие прогрессивные нововведения, английский уголовный процесс принял современные гуманные формы.

В XVII – XVIII веках англичане установили свои судебные порядки в заморских владениях: Индии, Бирме, Австралии, Новой Зеландии, Северной Америке, Южной Америке и др. Позже, освободившись от колониальной зависимости, эти государства сохранили прежний называемый теперь англосаксонским, или англо – американским, тип процесса.

1.2. Возникновение судов присяжных в России .

Когда в позапрошлом веке в России вышли на первый план проблемы реформации судов ученые обратились к истокам отечественной государственности и отметили обнадеживающее сходство в развитии судебных учреждений Древней Руси и Западной Европы.

Так, Русская Правда, один из первых сохранившихся памятников отечественного права (IX век), за двести лет до Великой Хартии Вольностей устанавливала, что лицо, уличенное в краже, но отрицающее свою вину, должно предстать перед 12 мужами, которые и решат вопрос о его ответственности. Стойкость этого обычая подтверждается упоминаниями о подобных выборных судьях в договоре Смоленска с немецкими городами (1229 год) и в Псковской судной грамоте (1467 год).

Россия в начале XIX века оставалась страной экономически и политически отсталой. Внутренняя политика ее служила сохранению и укреплению крепостного права.

Неудовлетворенность российского права и суда в начале XIX века, несоответствие их западноевропейским стандартам эпохи просвещения и буржуазных революций были очевидны не только радикальным мыслителям, но и верховной власти – императору и его окружению. Работу по пересмотру законодательства возглавил тогда еще молодой прогрессивно мыслящий правовед М.М.Сперанский. Он предложил законопроекты, предусматривающие участие в уголовном деле с первых его стадий адвоката, судебный контроль за арестами, освобождение обвиняемого под залог не позднее трех суток после задержания и другие достижения западноевропейского права. Однако Александр I противоречивыми распоряжениями всячески сдерживал реализацию этих проектов. Общий развал государственного аппарата с особой силой проявился в судебной системе.

Уездные суды и уголовные палаты значились общими судами. Но они существовали, как писал А.Ф.Кони, для немногих и за немногое. Лишь в случаях совершения наиболее тяжких преступлений обвиняемый горожанин или крестьянин мог быть передан общему суду. Во всех же остальных случаях над крестьянином, обвиняемым в преступлении против помещика, его семейства и управляющего, его крестьян и дворовых или даже посторонних, обратившихся к заступничеству к помещика, вершил суд и применял наказание сам помещик.

Для горожан ближайшей судебной инстанцией были квартальный надзиратель и его непосредственное начальство – становой пристав. В их руках соединялись административная и судебная власти. Они рассматривали и разрешали «маловажные», а значит и наиболее распространенные дела. Существовали особые суды для духовенства во главе с Синодом, а также суды ведомств: военные, морские и др. Крупнейших сановников в качестве суда первой инстанции мог судить Сенат.

Ситуация, сложившаяся в России на рубеже 50-60-х годов XIX в., обусловившая введение суда присяжных, сходна с нынешней: вдруг осознали колоссальное отставание России от развитых капиталистических стран, поняли, что дальше продолжаться так не может, надо что-то делать, и начался поиск путей выхода из создавшейся ситуации. В результате были проведены реформы, носившие ярко выраженный буржуазный характер и охватившие различные сферы: крестьянская, местного самоуправления, народного просвещения, военная, судебная. Если наиболее значимой, обусловившей проведение всех других реформ, была крестьянская, то наиболее последовательной – судебная. А суд присяжных рассматривался современниками как центральный институт судебных уставов 1864 года, имевший не только юридическое, но и политическое значение. Однако этот институт попал на неподготовленную почву. Ведь он был учрежден в стране, где 9/10 населения составляли крестьяне, только что получившие личную свободу, в экономике сохранялись пережитки крепостничества, существовал сословный строй с его привилегиями и ограничениями, формой правления являлась абсолютная монархия, граждане были лишены политических прав и свобод и т. д.

Судебными уставами 1864 года (учреждения судебных установлений, устав уголовного судопроизводства, устав гражданского судопроизводства, устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями) создавалась оригинальная и эффективная система правосудия. Она имела две ветви, две подсистемы, которые объединял высший судебный орган – Сенат: общие суды и мировые суды.[7]

Составители уставов 1864 года, стремясь обеспечить определенный интеллектуальный и социальный уровень присяжных судей в России, установили довольно высокий служебный и имущественный ценз для их выборов: занятие на государственной службе должностей не ниже 5 класса, избрание в органы дворянского и городского самоуправления или обладание землей в количестве не менее 100 десятин, недвижимостью на сумму от 500 до 2 тыс. руб., годовым доходом от 200 до 500 руб. (нижняя граница соответствовала уездным городам, верхняя - столицам). Крестьяне могли входить в состав суда присяжных лишь в том случае, если они занимали в волостном и сельском управлении должности волостных старшин, сельских старост, судей волостных судов и другие равные должности. Однако когда по всей России открылись окружные суды – инстанции, в которой при рассмотрении уголовных дел участвовали присяжные заседатели, представители привилегированных сословий стали уклоняться от выполнения этой обязанности. Согласно статистике, большинство присяжных заседателей в России составляли крестьяне. Крестьяне вынуждены были оставлять хозяйство, отправляться в уездный или губернский город, при этом им не предоставлялись ни жилье, ни денежное пособие. Процессы, по которым участвовали присяжные заседатели, длились, как правило, не один день. По свидетельству министерства юстиции по мере открытия новых судов стали поступать заявления губернских и уездных земских собраний и управ о том, что присяжные заседатели из крестьян для своего пропитания и найма помещения в городе вынуждены закладывать носильное платье, наниматься на поденную работу, даже просить подаяния на улицах, т.е. прибегать к средствам, совершенно несовместимым с судейскими обязанностями. По сути дела, участие в суде в качестве присяжного заседателя в России стало не правом, а еще одной повинностью, легшей на плечи крестьян. И надо сказать, что несмотря на трудности., крестьяне относились к этому добросовестно.[8]

Вообще же присяжными заседателями могли быть только мужчины в возрасте от 25 до 70 лет, русские подданные. Для них были установлены ценз оседлости – два года и имущественный ценз. Не могли быть присяжными заседателями лица, состоявшие под судом и следствием, слепые, глухие, умалишенные, объявленные несостоятельными должниками, впавшие в крайнюю бедность, домашняя прислуга. Кроме того, не подлежали включению в списки присяжных священнослужители и монашествующие, лица, занимавшие генеральские должности, работники суда и прокуратуры, чиновники полиции, военнослужащие, учителя и некоторые другие.

Все лица, обладавшие необходимым цензом, включались в общие списки присяжных заседателей. Система общих списков является одним из главных достоинств суда присяжных, так как присяжные – не выборные судьи, а все лица, обладавшие необходимым цензом. Недаром у противников суда присяжных он получил наименование : «суд улицы», «суд толпы».[9]

К началу судебного заседания вызывались 30 заседателей. Стороны – обвинение и защита – имели право немотивированного отвода по 6 присяжных. Из оставшихся 18 путем жеребьевки оставались 12 основных и 2 запасных присяжных, непосредственно участвовавших в судебном разбирательстве. Причем, для каждого дела формировался новый состав. Все это должно было исключить влияние сторон на присяжных, обеспечить их беспристрастность. Право отвода иногда очень умело использовала защита.

Присяжные участвовали при рассмотрении наиболее сложных уголовных дел, по которым Уголовное уложение предусматривало меры наказания, связанные с лишением или ограничением прав состояния (сословных, имущественных, семейных и т.д.). Очевидно, что санкция уголовного закона отнюдь не всегда служит показателем сложности и серьезности рассматриваемого дела. Поэтому критерий, избранный уставами 1864 года для отнесения дела к ведению суда с участием присяжных заседателей, видимо, нельзя считать удачным.

Суд присяжных отличается от других форм участия общественности в отправлении судопроизводства большей самостоятельностью. Уголовно-процессуальная наука в России, опираясь на опыт западноевропейских государств, последовательно проводила мысль о том, что при объединении в одну коллегию представителей общественности и профессиональных судей одни невольно подчинятся знаниям, опыту, авторитету других.[10] Присяжные заседатели же выносили вердикт независимо от судей. При вынесении вердикта присяжные решали вопрос о виновности или невиновности лица, представшего перед судом, и если человек признавался виновным, заслуживает он снисхождения или нет. Для решения этого вопроса не требовалось специальных юридических познаний, следовало руководствоваться лишь житейски опытом и здравым смыслом. После вынесения присяжными вердикта к своим обязанностям приступали коронные судьи. Выбор статей закона, определение меры наказания – это было в компетенции профессиональных юристов. Теоретически присяжные разрешали в процессе вопросы факта, не требующие специальной юридической подготовки, судьи – вопросы права. Закон, казалось бы, ограждал представителей общества в суде от решения тех вопросов, к которым они не подготовлены. Практически же разграничить вопросы факта и вопросы права довольно сложно, если не невозможно вообще. Присяжные заседатели, решая вопрос о действительности события преступления, о том, совершено ли оно подсудимым и должно ли быть вменено ему в вину, вторгались в сферу юридической оценки деяния. Если вспомнить, что большинство присяжных заседателей в России составляли крестьяне, часто неграмотные, то перед ними ставилась необычайно сложная задача.

Заслуживает внимания ст. 818 Устава уголовного судопроизводства, свидетельствующая о демократизме судебной реформы. Она устанавливала право судей единогласно отменить обвинительное решение присяжных, представляющееся им неправосудным, и, наоборот, не давала им такого права в отношении оправдательных решений присяжных. То есть действовало правило, согласно которому профессиональные судьи, приступившие к своим обязанностям после вынесения присяжными вердикта, могли изменить положение подсудимого только в лучшую сторону.

Как свидетельствует статистика, в период с 1876 по 1891 гг. оправдывалось до 40% подсудимых. По нашим представлениям, основанным на сложившемся в судебной практике обвинительном уклоне, это очень большая цифра. Но в то время и другие судебные инстанции России выносили довольно много оправдательных приговоров. Для сравнения: окружными судами без участия присяжных заседателей за тот же период были оправданы от 24 до 30% подсудимых, судебными палатами с участием сословных представителей – от 46,5% в 1881г. до 20% в 1885г.[11]

Высокий процент оправдательных решений присяжных объясняется в первую очередь несовершенством уголовного и уголовно – процессуального законодательства. Высокие санкции Уголовного уложения зачастую несоразмерные с общественной опасностью деяния, норма уставов 1864 г., запрещавшая судьям знакомить присяжных заседателей с уголовным законом, который мог быть применен к подсудимому, тем более разъяснять им его, - все это вело к тому, что присяжные предпочитали в ряде случаев вынести оправдательный вердикт, нежели подвергнуть подсудимого наказанию, которое, по их мнению не соответствовало тяжести содеянного.

Если проанализировать оправдательные решения присяжных по категориям дел, то процент оправданий был значительно выше по делам, носившим «политический оттенок»: о сопротивлении властям, насильственных против них действиях, нарушении паспортных правил и др. Дела о государственных преступлениях, о преступлениях должностных лиц были с самого начала предусмотрительно изъяты составителями уставов 1864 г. из ведения суда присяжных. Ведь отношения профессиональных судей и представителей общества в суде к одному и тому же преступлению может быть различно. Над последними не довлеют профессиональные знания, служебный долг, у них может быть свое понимание правды и справедливости. Представители общества, ощущая на себе в повседневной жизни экономические трудности, социальную несправедливость, политическую нестабильность, имеют полное право выразить свое отношение к существующим порядкам в форме оправдательного вердикта – оправдывая преступление они тем самым осуждают правительство. Чем сложнее ситуация, складывающаяся в обществе, тем более непредсказуемый характер могут приобрести вердикты присяжных.

У суда присяжных были защитники, были и противники. Одни называли его «судом общественной совести», другие – «судом улицы», «судом черни», «игрушкой в руках защиты». Отношения в обществе к этому институту было неоднозначно.

Суд присяжных был упразднен вместе с другими судебными органами декретом о суде № 1, принятым Совнаркомом 22 ноября 1917 года.

1.3. Военный суд присяжных.

Военный суд присяжных – уникальное явление в мировой практике. Действовал в России чуть более полугода в период первой мировой войны при Временном правительстве. Необычность ситуации заключается в том, что в ходе мировой войны в 1914-1918 гг. во многих странах подсудность дел суду присяжных была существенно ограничена, а в некоторых государствах этот институт вообще был упразднен. В России же Временное правительство пошло по иному пути: компетенция присяжных была расширена, отменялись сословные, религиозные и прочие разграничения, обсуждался вопрос о допущении женщин в число заседателей и т.п. Более того, демократизация общественной жизни отразилась и на армейском судопроизводстве – постановлениями Временного правительства от 6 и 28 мая 1917 года в стране вводился военный суд присяжных.[12]

Были созданы временные военно-морские суды в Петроградском, Свеаборгском, Ревельском, Севастопольском и Владивостокском портах для разбора дел о воинских преступлениях и преступлениях служебных, совершенных чинами флота и морского ведомства. Если в пределах Европейской России, Прибалтики и Дальнего Востока военно-морским судам общеуголовные дела не были подсудны, то в Финляндии, где русских судебных установлений не было, в их компетенцию входило рассмотрение вообще всех уголовных дел (о кражах, грабежах, убийствах и пр.). При рассмотрении каждого дела состав присутствия кроме председательствующего (одного из постоянных судей местного военно-морского суда) и двух выборных судей (из матросов или солдат) входили 6 присяжных заседателей. Правительство учитывало революционность армии и, чтобы не вызывать недовольство, установило определенный паритет: половина присяжных избиралась из числа офицеров, другая - из солдат и матросов. На три месяца советами депутатов соответствующих портов составлялись списки заседателей из 24-х человек, из которых путем жеребьевки для конкретного дела выбирались двое судей, двое запасных и шестеро присяжных заседателей.

Более четко было разработано постановление о введении присяжных заседателей в состав военно-окружных и временных военных судов. Военно- морские суды создавались как временные, военно-окружные с присяжными как постоянные, рассчитанные не только на военное, но и на мирное время. Подсудность сухопутных военных судов была такой же, как и морских, но в районе театра военных действий она расширялась - в их компетенцию переходило решение всех преступных деяний, совершенных как солдатами и офицерами, так и гражданским населением.

Для избрания военных заседателей оставлялись два отдельных списка- офицерский и солдатский. В первой вносились генералы, штаб-офицеры, обер-офицеры и чиновники, находящиеся на службе в войсковых частях. Исключение составляли командиры корпусов, полков и т.п., так как их нецелесообразно было отвлекать от исполнения прямых обязанностей.

Во второй список вносились все солдаты, состоящие в списках выборщиков в полковые судьи. В общие списки не могли попасть лица, опороченные судом, следствием или ограниченные в правах и преимуществах по службе; неграмотные, оказавшиеся несостоятельными должниками (так как на них кредитору легко было оказать давление), а также находящиеся на службе менее одного года в мирное время и менее трех месяцев в военное. Последнее вызывалось тем, что только человек, прослуживший в армии определенное время, в состоянии полностью понять смысл и последствия совершенного военного преступления или поступка. В мирное время общие списки составлялись на 6 месяцев, в военное - на особые сроки, в зависимости от сложившейся обстановки. После различных проверок общие списки утверждались военным судом в распорядительном заседании корпусного комитета. Тогда же назначались сроки сессии, которая должна была длиться не более двух недель.

Незадолго до открытия сессии публично проводилась жеребьевка- из общих списков избирались 10 солдат и 10 офицеров (в районе военных действий – по 8). За участие в суде присяжные получали денежное довольствие, предусмотренное особыми правилами военного ведомства, при этом солдаты приравнивались к младшим офицерам.

Судебные заседания с участием военных присяжных проходили публично, за исключением дел, где были затронуты религиозные чувства или нравственность. Сессия начиналась с привода заседателей к присяге и объяснения им их прав и обязанностей. Имеющие на то законные причины могли быть уволены от участия в суде. Далее прокурору или подсудимому (или его адвокату) предъявлялись списки присяжных для отвода, которые стороны могли производить немотивированно. Прокурору и защитнику разрешалось отвести не более чем по 2 человека, причем только по одному офицеру и одному солдату. В морских судах отвести можно было лишь по одному заседателю. После отводов в сухопутных судах должно было не менее 12, в районах военных действий – не менее 10 заседателей. Из их числа по жребию избиралось 10 (8) комплектных и 2 запасных присяжных, причем солдат и офицеров должно было быть поровну.

Судопроизводство с военными заседателями происходило так же, как и в гражданских судах – в соответствии с Уставом уголовного судопроизводства. Дело разбиралось устно, проводилось судебное следствие, имело место состязательность сторон и т.д. Затем присяжные удалялись в совещательную комнату, где решали вопрос о виновности или невиновности подсудимого. Интересно, что для морских судов была разработана процедура, отличающаяся от норм Устава уголовного судопроизводства: присяжные давали ответ на поставленные вопросы не устно, а путем тайной подачи голосов.

При оправдательном вердикте обвиняемого сразу же освобождали из – под стражи и объявляли свободным. В противном случае проводились прения относительно последствий виновности подсудимого. Далее следовало любопытное нововведение, которого ранее российские законы не предусматривали. Вместе с присяжными в совещательную комнату удалялся председатель суда для определения подсудимому наказания.

Временное правительство лишь воспользовалось накопленным багажом и узаконило то, что давно назрело. Председатель суда объяснял заседателям, какое наказание полагается по закону за преступление, совершенное подсудимым, и в каких пределах его можно увеличить или смягчить. Вопрос об избрании наказания определялся совместно присяжными и председателем. Кстати, он имел право лишь совещательного голоса. Решение выносилось большинством голосов, а при его равенстве принималось то, которое было в пользу обвиняемого.

Приговоры военных и морских судов с участием присяжных заседателей являлись окончательными и подлежали обжалованию только в кассационном порядке. В исключительных случаях суд мог направить на имя военного министра или командующего армией ходатайства о помиловании или смягчении наказания подсудимому.

С июня 1917 года военный суд присяжных стал реально действовать в России. Практика показала некоторое несовершенство законодательства. Так, оказалось, что предусмотренное законом число солдат и офицеров, избранных из общих списков (по 10 человек), слишком мало. По – видимому, условия военного времени приводили к тому, что многие из заседателей были не в состоянии явиться в суд и их наличное число оказывалось менее требуемого, а это делало, в свою очередь, судопроизводство невозможным. 5 августа 1917 года было издано постановление Временного правительства «Об увеличении числа военных присяжных заседателей…». Теперь во время войны избирались из общего списка 30 присяжных (15 офицеров и 15 солдат), а в районе военных действий – 24 (по 12 солдат и офицеров).

Закончил свое недолгое существование военный суд присяжных вскоре после Октябрьской революции. Декретом Совнаркома о суде № 1 от 22 ноября (5 декабря) 1917 года упразднялись «доныне существующие общие судебные установления, как – то: окружные суды, судебные палаты, … военные и морские суды всех наименований». Соответственно, был уничтожен и институт присяжных заседателей (гражданских и военных), действовавший в этих судах.[13]

Глава II

Развитие суда присяжных на современном этапе.

2.1. Особенности производства в суде присяжных.

Попытка возрождения суда присяжных – это возвращение к российской судебной реформе 1864 года. Ее цель, как об этом писал в докладе правительственному Сенату император Александр II, «водворить на русской земле суд скорый, правый, милостивый и равный для всех подданных».[14] Такой суд в России появился. И просуществовал более пятидесяти лет. Исчез же он, как только в России возникла «революционная законность», а вместе с ней – судебные «тройки» и лагеря для политзаключенных.

Главная, коренная черта суда присяжных – обеспечение принципа состязательности двух сторон – защиты и обвинения. Бремя ответственности в этом суде лежит не на председательствующем, а на сторонах защиты и обвинения. Присяжные же, выносящие свой вердикт, подлинно независимы. Не только от телефонного права и других попыток влиять на решение суда, но и от так называемой профессиональной деформации, когда уставший от конвейера уголовных дел судья чуть ли не в каждом подсудимом, еще до рассмотрения всех обстоятельств происшедшего, видит преступника. И именно поэтому – не обращает внимания на натяжки, а то и грубую фальсификацию в работе следователя.

В суде присяжных подсудимый надежно защищен от обвинительного уклона профессионального судьи тем, что решение основных вопросов о фактической стороне, виновности (доказано ли, что соответствующее деяние имело место; доказано ли, что это деяние совершил подсудимый; виновен ли подсудимый в совершении этого деяния) отнесено к компетенции не судьи – профессионала, а коллегии присяжных заседателей (ст.449 УПК РСФСР). Согласно ст.452 УПК, вердикт по этим вопросам присяжные выносят в совещательной комнате в условиях, обеспечивающих тайну совещания, без участия председательствующего судьи и других лиц, что ограждает присяжных от обвинительного уклона судьи-профессионала, его психологического давления и внешних влияний заинтересованных лиц.

Следует отметить, что в некоторых странах, например во Франции, присяжные заседатели и профессиональные судьи образуют единую судебную коллегию при вынесении вердикта. Такая форма судопроизводства не обеспечивает надежной защиты внутреннего убеждения присяжных заседателей от психологического давления профессиональных судей при разрешении вопросов о виновности.[15]

Как отмечают С. В. Боботов и Н. Ф. Чистяков, после того, как во Франции в 1945 году жюри присяжных и судей объединили в единую судебную коллегию, «влияние профессиональных судей стало решающим, вплоть до того, что в ряде случаев обвинительный приговор навязывался присяжным вопреки мнению большинства».[16]

К счастью, процессуальная форма нашего суда присяжных исключает возможность оказания на присяжных такого психологического давления со стороны судьи-профессионала.

В соответствии с ч. 6 ст. 80 Закона «О судоустройстве РСФсР» и ч. 4. ст. 438 УПК председательствующий судья освобождает от исполнения обязанностей присяжного заседателя по конкретному делу всякого, чья объективность вызывает обоснованные сомнения, вследствие оказанного на это лицо незаконного воздействия, наличия у него предвзятого мнения, знания им обстоятельств дела из непроцессуальных источников, а также по иным причинам.

Представляется, что для обеспечения защиты неповинных людей, заподозренных в совершении опасного преступления, по указанному основанию необходимо освобождать от исполнения обязанностей присяжных заседателей прежде всего кандидатов, обладающих следующими социально – психологическими особенностями, ставящими под сомнение их способность быть беспристрастными:

- лиц, которые сами (или их родственники, близкие им люди) пострадали от преступления, аналогичного или сходного рассматриваемому, поскольку они психологически повышенно предрасположены к формированию хотя бы подсознательной обвинительной установки;

- лиц, одобряющих смертную казнь. (Как отмечает известный американский психолог Дэвид Майерс, в уголовном процессе людям, которые ничего не имеют против смертной казни, более свойственно встать на сторону обвинения, ощущать, что суд «нянчится с преступником»[17] );

- лиц, подверженных влиянию негативных стереотипов общественного сознания, различных предрассудков. «Предрассудки по отношению к известным сословиям или профессиям, расам или религиям, пристрастие к некоторым чертам характера, антипатия к некоторым физиономиям…- все это может нанести тяжелый удар объективности судопроизводства, несмортря на наличность нормальной доброй воли со стороны судьи». [18]

Вот беспристрастная статистика: у судов присяжных до 40% приговоров – оправдательные. У обычных судов – «троек» (судья и два заседателя) – до 1-го процента.

Сейчас я приведу схему, полученную в результате опроса присяжных и экспертов на тему «какими качествами должен обладать государственный обвинитель» (в эксперименте участвовали 15 присяжных заседателей и 15 экспертов, в качестве последних выступили работники прокуратуры, имеющие непосредственное отношение к Управлению по надзору за законностью судебных постановлений по уголовным делам прокуратуры Алтайского края).[19]

Ранги качеств государственного обвинителя, данные присяжными и экспертами.

Группа присяжных группа экспертов

Профессионализм, поведение, внешние признаки 1 Профессионально значимые психологические качества
Сдержанность осмотрительность в поведении 2 Рационализм и внешняя выразительность
Волевой характер и прямота в общении 3 Самоконтроль
Убежденность в правоте 4 Предусмотрительность
Активность в позиции 5 Коммуникативная компетентность
Умение быть интересным 6 Способность вызвать доверие

Несмотря на определенные сходства структур восприятия присяжных и экспертов полученные результаты указывают на преобладание различий, что прежде всего выражено в факте доминирования в восприятии присяжных внешних поведенческих качеств над объективными критериями оценки, следствием чего является подмена одних другими. Если для экспертов в генеральный фактор вошли четко профессионально – значимые психологические характеристики, то для присяжных они оказались разбавленными признаками внешнего поведения и антропометрическими свойствами. Этим, на мой взгляд, полностью объясняется тот факт, что оправдательные приговоры в суде присяжных выносятся примерно в 50 случаях из 100, т.е. по сути каждый второй приговор оправдательный. То, что в нем постановляется сравнительно больше оправдательных приговоров, имеет свои объективные причины. Так, с участием присяжных заседателей запрещено исследовать обстоятельства, связанные с прежней судимостью подсудимого, даже упоминать о фактах судимости и признания подсудимого особо опасным рецидивистом (ст. 446 УПК РСФСР). В новом УПК РФ, вступающим в действие с 1 июля 2002 года, дополнительно запрещено исследовать факты «признания подсудимого хроническим алкоголиком или наркоманом, а также иные данные, способные вызвать предубеждение присяжных в отношении подсудимого» (ст. 335 ч.8 УПК РФ). Но ведь следователь и прокурор обязаны доказывать и такого рода обстоятельства (ст. 68 УПК РСФСР, ст. 73 ч. 3 УПК РФ). Кроме того, в суде присяжных запрещено упоминать о существовании доказательств, исключенных председательствующим судьей из разбирательства дела (ст. 435 УПК РСФСР). Поэтому, когда вопрос о виновности на стадии предварительного расследования решают следователь и прокурор, они используют иной объем информации, в отличие от того, что имеется у присяжных. Если же в деле содержится, например, информация о фактах прежней судимости обвиняемого, то очевидно, что следователю и прокурору легче достичь внутреннего убеждения в виновности обвиняемого и передать дело в суд, чем присяжным достичь внутреннего убеждения в виновности подсудимого и проголосовать за обвинительный вердикт.[20]

Длительное время в уголовно – процессуальной науке и судебной практике под основаниями постановления оправдательного приговора подразумевались случаи, указанные в ч.3 ст.309 УПК РСФСР. После дополнения УПК главами, регламентирующими производство в суде присяжных, создалась ситуация, когда в ч.1 ст.461 указан иной набор случаев вынесения оправдательного приговора: «Разбирательство дела в суде присяжных председательствующий судья заканчивает одним из судебных решений, вынесенных соответственно по правилам, предусмотренных ст.261 или главой 25 настоящего Кодекса, а именно: …2) оправдательным приговором … когда коллегия присяжных заседателей дала отрицательный ответ хотя бы на один из трех основных вопросов, указанных в ч.1 ст.449 настоящего Кодекса, либо когда председательствующий судья признал отсутствия в деянии состава преступления…». Создалась двойственная ситуация. Во – первых, наборы оснований вынесения оправдательного приговора, указанные в ст.309 и в ст.461 УПК РСФСР, не совпадают ни по количеству, ни по содержанию. Во – вторых, законодатель, с одной стороны, дал в ч.1 ст.461 УПК РСФСР исчерпывающий перечень случаев вынесения оправдательного приговора в суде присяжных, а с другой – здесь же предписал председательствующему судье при постановлении оправдательного приговора следовать правилам главы 25 УПК РСФСР (а значит и ч.3 ст.309 УПК). Это осложняет для председательствующего в суде присяжных выбор в каждом конкретном случае адекватного основания оправдания.[21]

А теперь будет уместно рассмотреть вопрос о том, каким образом и из кого формируется этот «гуманный» суд.

Формирование скамьи присяжных заседателей – сложная процедура, включающая в себя как организационные (составление списков присяжных заседателей, приглашение их в судебное заседание), так и процессуальные меры (выявление судьей объективности и непредвзятости при рассмотрении данного дела у приглашенных в суд присяжных заседателей, заявлении присяжными самоотводов, использование сторонами права на мотивированный и безмотивный отвод присяжных заседателей). В результате остаются 12 основных и два запасных присяжных заседателя. По предложению председательствующего они принимают присягу следующего содержания: «Клянусь исполнять свои обязанности честно и беспристрастно, принимать во внимание все рассмотренные в суде доказательства, доводы, обстоятельства дела и ничего, кроме них, разрешать дело по своему внутреннему убеждению и совести, как подобает свободному гражданину и справедливому человеку» (ч.1 ст. 443 УПК).[22]

Клятва конечно это очень хорошо, но страшно видеть, когда присяжные приходят в процесс в пьяном виде. Или с синяком под глазом. Или в таком виде, который свидетельствует, что ночевал он не дома, а где то . . . Сегодня мы сталкиваемся с такими фактами. Почему? Списки присяжных заседателей формируются очень формально. И не судьями, а губернаторами краев, администрациями и т.д. Так вот, до тех пор, пока на этой стадии не поставят препятствия для проникновения в правосудие людей, которые вообще не должны присутствовать в суде, до тех пор мы будем иметь несправедливые вердикты.

В идеале суд присяжных – уменьшенная модель общества. В присяжные заседатели граждане попадают на основе случайной выборки, независимо от социального статуса, национальной принадлежности, пола, образования. Законодатель заботится о том, чтобы в присяжные заседатели попадали те граждане, которым можно доверить выполнение этой обязанности. Отсюда требования гражданской зрелости (25-летний возраст), дееспособности, отсутствия судимости. Препятствиями к участию в суде в качестве присяжного заседателя могут служить неправильное восприятие происходящего в ходе судебного разбирательства (лица, не владеющие языком, на котором ведется судопроизводство, немые, слепые и глухие), состояние здоровья (инвалидность, возраст выше 60 лет), профессиональный долг (врачи, учителя, пилоты авиалиний), другие основания, перечень которых в законе не является исчерпывающим и которые судья признает уважительными (ст. 80 Закона РСФСР «О судоустройстве РСФСР»).

На деле же все обстоит «немного» иначе. Судья краевого суда Карпенко Надежда Анатольевна заявляет, что если к ней в процесс из 250 или 300 вызванных пришло 50 человек, из них она просто никого не может выбрать, потому что видит списки и заполненные анкеты. Видит, здесь разве что человек 5 действительно смогут работать, и тогда будет справедливый вердикт. Не обвинительный или оправдательный, а справедливый. А судья должен оставить не только этих пятерых, а должен оставить, как минимум, двадцать, чтобы жребий был.[23]

В итоге мы имеем ситуацию: женщины – присяжные рыдают, когда подсудимый, убивший трех человек, бьет себя кулаком в грудь: «Да что вы, посмотрит, какой я хороший! Какой я красивый! Разве я мог?!» Он рыдает, присяжные рыдают рядом. И все, они уходят в совещательную комнату. Что дальше? Ну хорошо, если прокурор умный, грамотный. Ведь хоть и звучат упреки в адрес председательствующего, но судьи в суде присяжных жестко связаны рамками уголовно-процессуального закона. Никоим образом судья не имеет право, во всяком случае формально, показать свое отношение к делу. И очень важно, как ведет себя прокурор. Если он сумеет эмоционально, четко, даже при том минимальном перечне доказательств, которые у него есть, убедить присяжных, что да, этот человек виновен, то – конечно, при наличии доказательств виновности – скорее выносится правильный вердикт. А когда нет такого обвинителя, когда адвокат – опять-таки, имеется в виду ситуация, когда имеются доказательства виновности – более красноречиво убеждает присяжных, что человек невиновен, выносится совсем другой вердикт.

На мой взгляд, самое большое впечатление на присяжных производят потерпевшие: конкретные люди, которым причинено горе. И если в процессе есть потерпевший, и присяжные видят, как он переживает, плачет – это очень важно. Потому что, присяжные понимают, что государственный обвинитель просто выполняет свою работу, как бы хорошо он ее не делал, а вот если нет потерпевшего или потерпевший сам сомневается, его ли родственника это труп – такие случаи тоже бывают – то, конечно, судьба вердикта в таком случае очень сомнительна.

Хочу обратить внимание на то обстоятельство, что в законе о суде присяжных не совсем понятен один момент. Оправдательный вердикт, абсолютно обязателен для председательствующего, тут же освобождается подсудимый из-под стражи. А с обвинительным вердиктом председательствующий может и не согласится. Но мне не совсем ясно, почему закон не дал такой же возможности не согласиться с оправдательным вердиктом.

Чем лучше буде обеспечена соответствующими администрациями в контакте с судами организационная стадия формирования скамьи присяжных заседателей, тем легче будет судье в ходе судебной процедуры. К тому же многие основания для самоотводов, заявляемых присяжными заседателями, нуждаются в подтверждении соответствующими документами, в предварительной проверке, что входе судебной процедуры осуществить невозможно. Следует максимально использовать возможности органов исполнительной власти и местного самоуправления при составлении списков присяжных заседателей, чтобы в ни вносились лица, имеющие и право, и возможность участвовать в судебном разбирательстве в качестве присяжных заседателей.[24]

Негативное отношение к суду присяжных со стороны многих работников правоохранительных органов, среди которых распространено мнение о том, что эта форма судопроизводства затрудняет борьбу с преступностью (с этим я, пожалуй, соглашусь), обусловлено тем, что суд присяжных предъявляет повышенные требования к качеству предварительного и судебного следствия, прений сторон, не прощает ошибок, нарушений уголовно-процессуального закона при собирании доказательств.

Как отмечает А.П.Шурыгин, «новая форма судопроизводства осложнила борьбу с преступностью тех, кто борется с ней «неумеючи», то есть, не зная, либо сознательно нарушая действующие уголовно-процессуальные нормы закона, считая их пустой формальностью».[25]

Почему обвиняемые выбирают такую форму судопроизводства, как суд присяжных? Потому что имеют глаза и уши, им в СИЗО подскажут, где больше шансов быть оправданным. Подскажут адвокаты, в каком процессе более 30 % подсудимых оправдывают, а в каком и полпроцента не наберется. В суде присяжных шанс уйти от уголовной ответственности налицо, и тут, по-моему, комментарии не нужны.

Таким образом «аллергия» работников правоохранительных органов на суд присяжных – это нормальная психологическая реакция обыкновенных следователей, прокуроров, судей и адвокатов. В условиях недостаточного финансирования правоохранительных органов сотрудники этих органов психологически предрасположены относиться к недавно возрожденному в России суду присяжных как к «подброшенному с сытого Запада» прожорливому растущему ребенку, для содержания которого необходимо себе отказывать в самом необходимом.[26]

Заключение.

Споры о суде присяжных не только не смолкают, но и приобретают иное звучание в преддверии вступления в действие нового УПК и в свете реализации государственной политики по борьбе с организованной преступностью в России. Несмотря на то, что возможность осуществления правосудия в суде присяжных установлена в Конституции РФ, нельзя считать положения Основного Закона раз и навсегда данными и не подлежащими какой-либо коррекции.

Прежде всего, стоит вернуться к сущности самого института суда присяжных с учетом его функционирования в ряде субъектов Федерации.

Суд присяжных противоречит самой гносеологической природе судебной деятельности в результате искусственного разделения единого процесса познание и установления истины на фактическую и юридическую стороны. Обе они настолько взаимосвязаны, обуславливают одна другую, что не подлежат никакому чисто условному разделению. Особенно рельефно это видно в современном уголовном судопроизводстве, когда предмет доказывания настолько сложен, что требует не только специальных познаний в области права, но и немалого опыта правоприменительной деятельности. Так разрешаемый присяжными заседателями основной вопрос – о виновности – пронизывает все исследуемое событие и совершенное деяние, поэтому отдавать его на суд довольно случайно отобранных людей, мягко говоря, вряд ли правильно.

Мыслимо ли относить к компетенции суда присяжных большинство составов преступлений против правосудия, сложнейшие вопросы по делам о взяточничестве или основные составы, связанные с организованной преступностью (ст. 209 и ст. 210 УК РФ). Как показывает практика, присяжные во многих случаях не в состоянии оценивать доказательства, особенно если они косвенные, даже по делам об умышленных убийствах.

Правильно отмечал философ В. Розанов, в решениях суда присяжных скорее сказывается «не знаю», чем «не виновен».

Нечто иррациональное содержит и сама процедура формирования скамьи присяжных. Заявления немотивированных отводов больше похоже на игру в лотерею, а не на подготовку к серьезному поиску истины по делу.

Несостоятельные доводы сторонников суда присяжных о его независимости от институтов публичной власти. Эта независимость полностью растворяется в «независимости» присяжных от элементарных знаний основ права, опыта судебной деятельности и любой персональной ответственности за принимаемые решения.

После почти восьми десятилетий отсутствия в России суда присяжных была реальная возможность идти вперед по пути прогрессивного развития судебной системы и уголовного судопроизводства. Однако вместо этого мы вернулись к институту присяжных.

Когда высказаны основные контраргументы против суда присяжных, логично поставить вопрос: а что же дальше? Конституцией РФ предусмотрено рассмотрение дел с участием присяжных (ч.2 ст.20). Это означает, что дальнейшая судьба суда присяжных должна быть сбалансирована с ее требованиями. Прежде всего, не следует распространять данный институт шире конституционных рамок, допуская его применение только по делам, о тех преступлениях, за которые действительно может быть назначена смертная казнь.

Далее: целесообразно несколько сократить количество присяжных, что позволит более динамично и оперативно формировать скамью присяжных и удешевит судопроизводство.

Но не это все главное. Радикальное реформирование суда присяжных должно состоять в предоставлении возможности осужденному и его защитнику, потерпевшему или его представителю обжаловать, а государственному обвинителю и прокурору соответствующего уровня опротестовывать вердикт присяжных по мотивам несоответствия вердикта фактическим обстоятельствам дела.

Список использованных источников и литературы

1. Нормативно правовые акты

1. Конституция Российской Федерации. М.: Инфра, 1999. 35 с.

2. Уголовно – процессуальный кодекс РСФСР. М.: Бизнес-информ, 1999. 176 с.

2. Научная и учебная литература

1. Комментарий к Уголовно – процессуальному кодексу Российской Федерации. / Под общ. ред. В. В. Мозякова. – М.: «Издательство «Экзамен XXI»», 2002. – 864 с.

2. Концепция судебной реформы в Российской Федерации. С.А.Пашин. Москва. 1992. с.81.

3. Английская судебная система. Р.Уолкер. Москва. 1980. с. 272 – 274.

4. Из истории суда присяжных в России. А.М.Ларин. Москва.1995. с. 7,9 – 10.

5. Суд присяжных заседателей. Уильям Бернэм. Москва. 1995. с.6.

6. Собрание сочинений. А.Ф.Кони. Москва. 1967. том 4, с.267.

7. Суд присяжных в России: громкие уголовные процессы 1864-1917г. С.М.Казанцев. Лениздат. 1991. с. 4-5.

8. Суд присяжных. Пять лет спустя. Дискуссии. Под ред. Л.М. Карнозовой. Москва. 1999. С. 15 – 16.

9. Российский суд присяжных. М. В. Немытина. Москва. 1995. С. 35.

10.И.Овсянников. Основания оправдания в суде присяжных // Российская юстиция. № 7. 1999. С. 10.

11.М.Немытина. Суд присяжных в России // Советская юстиция. № 21/22. 1992. С. 21 – 22.

12.В.В.Мельник. Суд присяжных в России: ретроспектива и день сегодняшний // Журнал российского права. № 5/6. 1999. С. 35, 40.

13.А.П.Шурыгин. Защита в судопроизводстве с участием коллегии присяжных заседателей // В кн.: Защитник в суде присяжных. Москва. 1997. С. 105.

14.И.Овсянников, А.Галкин. Одни ругают суд присяжных, другие – прокурора // Российская юстиция. № 3. 1999. С. 7 – 8.

15.Д. Майерс. Социальная психология. СПб. 1997. С.424.

16.Г. Мюнстерберг. Основы психотехники. Т. 2. СПб. 1996. С. 149.

17.Н. Г. Янова. Суд присяжных и государственный обвинитель // Социологические исследования. № 5. 1998. С. 85.

18.С.В. Боботов, Н.Ф.Чистяков. Суд присяжных: история и современность. Москва. 1992. С.37.

19.И. Гамаюнов. 12 независимых // Смена. № 6. 1999. С. 39.

20.А.Демичев. Военный суд присяжных // Законность. № 8. 1997. С. 57-58.


1 С.А.Пашин. Концепция судебной реформы в Российской Федерации. Москва. 1992. с.81.

2 А.Ф.Кони. Собрание сочинений. Москва. 1967. том 4, С. 267.

3 А.М.Ларин. Из истории суда присяжных в России. Москва .1995. С. 7.

[4] Уильям Бернэм. Суд присяжных заседателей. Москва. 1995. С. 6.

[5] А.М.Ларин. Из истории суда присяжных в России. Москва.1995. С. 9-10.

[6] Р.Уолкер. Английская судебная система. Москва. 1980. С. 272 – 274.

[7] С.М.Казанцев. Суд присяжных в России: громкие уголовные процессы 1864-1917г. Лениздат. 1991. С. 4-5.

[8] М.Немытина. Суд присяжных в России // Советская юстиция. № 21/22. 1992. С. 21.

[9] С.М.Казанцев. Суд присяжных в России: громкие уголовные процессы 1864-1917г. Лениздат. 1991. С. 7.

[10] М.Немытина. Суд присяжных в России // Советская юстиция. № 21/22. 1992. С. 21-22

[11] М.Немытина. Суд присяжных в России // Советская юстиция. №21/22. 1992. С. 22.

[12] А.Демичев. Военный суд присяжных // Законность. № 8. 1997. С. 56.

[13] А.Демичев. Военный суд присяжных // Законность. № 8. 1997. С. 57-58.

[14] И. Гамаюнов. 12 независимых // Смена. № 6. 1999. С. 39.

[15] В.В. Мельник. Суд присяжных в России: ретроспектива и день сегодняшний // Журнал российского права. № 5/6. 1999. С.35.

[16] С.В. Боботов, Н.Ф.Чистяков. Суд присяжных: история и современность. Москва. 1992. С.37.

[17] Д. Майерс. Социальная психология. СПб. 1997. С.424.

[18] Г. Мюнстерберг. Основы психотехники. Т. 2. СПб. 1996. С. 149.

[19] Н. Г. Янова. Суд присяжных и государственный обвинитель // Социологические исследования. № 5. 1998. С. 85.

[20] И.Овсянников, А.Галкин. Одни ругают суд присяжных, другие – прокурора // Российская юстиция. № 3. 1999. С. 7 – 8.

[21] И.Овсянников. Основания оправдания в суде присяжных // Российская юстиция. № 7. 1999. С. 10.

[22] М. В. Немытина. Российский суд присяжных. Москва. 1995. С. 35.

[23] Суд присяжных. Пять лет спустя. Дискуссии. Под ред. Л. М. Карнозовой. Москва. 1999. С. 15 – 16.

[24] Российский суд присяжных. М. В. Немытина. Москва. 1995. С. 36-37.

[25] А.П.Шурыгин. Защита в судопроизводстве с участием коллегии присяжных заседателей // В кн.: Защитник в суде присяжных. Москва. 1997. С. 105.

[26] В.В.Мельник. Суд присяжных в России: ретроспектива и день сегодняшний // Журнал российского права. № 5/6. 1999. С.40.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений21:40:56 18 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
13:45:57 24 ноября 2015

Работы, похожие на Реферат: Уголовный процесс

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(151310)
Комментарии (1844)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru