Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Убийство и проблемы его классификации

Название: Убийство и проблемы его классификации
Раздел: Рефераты по уголовному праву и процессу
Тип: реферат Добавлен 20:23:21 04 августа 2005 Похожие работы
Просмотров: 704 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

тюменский государственный университет

институт государства и права

специальность “юриспруденция”

кафедра уголовного права и криминологии

Допущено к защите ГАК

Зав.кафедрой уголовного

права и криминологии

кандидат юридических наук

доцент

______________ Г.В.Бушуев

“____” __________ 2000г.

д и п л о м н а я р а б о т а

убийство и проблемы его квалификации

Выполнил студент 6 курса

Заочного отделения

Сафонов Руслан Валерьевич

Научный руководитель

кандидат юридических наук

В.В.Петров

г.Тюмень - 2000

CОДЕРЖАНИЕ

1. Введение стр. 3

2. Глава 1. Общая характеристика преступлений

против жизни стр. 5

3. Глава 2. Спорные вопросы при квалификации убийств

при отягчающих обстоятель­ствах. стр. 25

&1. Отягчающие обстоятельства, относящиеся

к объективным признакам стр. 27

&2. Отягчающие обстоятельства, относящиеся

к субъективным признакам стр. 39

4. Заключение стр. 67

5. Список использованных источников и литературыстр. 70

Введение

Россия на фоне становления рыночной экономики, в обстановке системного экономического и периодического политического кризи­сов, слабого финансового, экономического, налогового, таможенного, пограничного и иного контроля, запредельного роста между бедными и богатыми (1:24, при социально опасном 1:10 и социально терпимом 1:5), роста нищеты, безработицы, невыплаты заработной платы и пен­сий, роста всех негативных явлений (пьянства, наркомании, психичес­ких болезней, самоубийств, распада семей, детской беспризорности и т.д.) не могла и не может избежать все большей криминализации об­щества по всем направлениям жизнедеятельности.

Наиболее высокие темпы прироста преступности были в 1991г. (+18,4%), 1992г. (+27,2%), а в 1994г. (-6%). 1995г. (+4,7%). 1996г. (-4,7%), 1997г. (-8,7%).[1] На фоне кажущегося в последние годы снижения прес­тупности, руководители правоохранительных органов соглашаются с оценками криминологов, что в стране ежегодно совершается около 10 - 12 млн. преступлений, а регистрируется 2,5 млн., то есть на лицо большая латентность преступности. Успехи наших правоохранитель­ных органов в раскрываемости преступлений, по официальной статис­тике, в 2 - 4 раза выше, чем в США (где она не превышает в целом 22%).[2] Но за счет чего это происходит?

Так например,в 1996г. было зарегистрировано 29,4 тысячи убийств. В том же году устанавливалась личность 49,8 тысяч неопознанных трупов (установлена была в 15,4 тысячи человек).[3] В этих цифрах скрывается большая доля убитых, число которых может превышать число зарегистрированных убийств. Поэтому факты столь высокой раскрываемости преступлений подлежат критической оценке.

Особо обеспокаивает рост тяжких и особо тяжких преступлений, в том числе таких общественно опасных, как убийства.

Так в США, число убийств в расчете на 100 тысяч населения составляет 8,2 , а в России - 19,9 без учета убийств военнослужащих, сотрудников правоохранительных органов, насильственных смертей, наступивших в связи с умышленным причинением тяжкого вреда здоровью, без­вестных пропаж граждан, которые квалифи­цируются по другим статьям УК РФ.[4] Хотя США считается самой криминализированной страной в мире.

Тенденция роста убийств, а особенно наиболее общественно опасных -квалифицированных убийств (убийств при отягчающих обстоятельствах) вызывает необходимость более углубленной и тщательной борьбы с ними со стороны правоохранительных органов - это требует от работников юрисдикционных органов необходимых теоретических знаний для правильной квалификации данных видов преступлений.

Смена приоритетов уголовно-правовой охраны, где во главу угла поставлена личность, высокая степень общественной опасности убийств при отягчающих обстоятельствах, суровость наказания предусмотренного за их совершение в том числе смертной казни, а также ряд дополнительных негативных последствий для осужденного касающихся вида исправительного учреждения, условий досрочного освобождения, исчисления сроков судимости говорит о необходимости уделения должного внимания со стороны правоохранительных органов на данную группу преступлений.

Осознавая важность данной темы, дадим уголовно-правовую квалификацию всех видов убийств и раскроем основные проблемы, возникающие при квалификации убийств при отягчающих обстоятельствах.

Глава 1

Общая характеристика преступлений против жизни

Жизнь человека представляет собой важнейшее, от природы дан­ное ему благо, основополагающую социальную ценность. При совер­шении преступлений против жизни наступают последствия, которые не поддаются восстановлению или возмещению: утрата жизни необра­тима. Первой заповедью Христа, как известно, является принцип “не убий”, то есть не посягай на жизнь другого человека. Это подчеркивает особую общественную опасность преступлений против жизни.

Объектом преступлений против жизни является жизнь человека, не­зависимо от его национальной и расовой принадлежности, происхожде­ния и возраста, социального положения, рода занятий, состояния здо­ровья и других личностных характеристик.

С какого момента начинается жизнь? Так Шаргородский М.Д. счи­тает, что моментом начала самостоятельной жизни младенца является либо начало дыхания, либо момент отделения пуповины.[5] Загородников.Н.И. указывает, что началом жизни человека следует признать на­чало физиологических родов, так как этот момент свидетельствует о том, что плод достаточно созрел и приобрел все необходимые качества для внеутробной жизни.[6] На мой взгляд, правильнее будет вторая позиция(Н.И Загородникова). Также, по-моему, содержание содеянного и степень его общественной опасности не ме­няется от того, умертвили ли ребенка, когда он весь вышел из утробы матери или когда часть его была еще в чреве матери.

Также спорным, до сих пор вызывающим дискуссию является воп­рос о моменте смерти. Различают клиническую и биологическую смерть. Клиническая наступает с момента остановки сердца. Биологическая смерть характеризуется возникновением необратимого процесса распада клеток коры головного мозга. В юридической литературе утверди­лось мнение, что таким моментом является биологическая смерть[7] , также согласно Закону РФ "О трансплантации органов и (или) тканей челове­ка" от 22 декабря 1992г. заключение о смерти дается на основе констата­ции необратимой гибели всего головного мозга.[8] Хотя в связи с широко распространившейся в последнее время коммерческой деятельностью, связанной с изъятием органов и тканей человека для трансплантации, отдельные авторы высказывают мысль о пересмотре этого момента.[9]

Все преступления против жизни по УК РФ 1996г. подразделены на: убийство (ст. 105 УК РФ); убийство матерью новорожденного ребенка (ст. 106 УК РФ); убийство, совершенное в состоянии аффекта (ст. 107 УК РФ); убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания ли­ца, совершившего преступление (ст. 108 УК РФ); причинение смерти по неосторожности (ст. 109 УК РФ); доведение до самоубийства (ст.110 УК РФ). Видно, что за исключением двух последних составов преступле­ний, именно убийство образует основную группу преступлений против жизни.

В уголовном кодексе РФ впервые в истории нашего уголовного законодательства дается определение понятия убийства. Убийством признается только умышленное причинение смерти другому человеку.

Объективная сторона убийства состоит в противоправном лишении жизни другого человека. Указание закона на противоправность рассматриваемого деяния имеет важное значение. Так, отсутствие такого важного слова как "противоправность" в определении убийства, дан­ном в ч.1 ст. 105 УК РФ позволяет при буквальном толковании отнести к убийству приведение в исполнение вступившего в законную силу приговора к смертной казни, причинение смерти посягающему в сос­тоянии правомерной необходимой обороны и т.д., что на самом деле не так. Все виды убийства выражаются в лишении потерпевшего жиз­ни, без наступления смерти человека это преступление не может приз­наваться оконченным (материальный состав). Убийство может быть совершено как путем действия, так и путем бездействия. Чаще всего убийство совершается путем активного поведения-действия, нарушаю­щего функции или анатомическую целостность жизненно важных ор­ганов человека удар(ы) ножом в жизненно важную область тела, стал­кивание с высоты, утопление, отравление и т.п.). Обычно действия, ко­торыми причиняется смерть - физические, но также убийство может быть осуществлено путем психического воздействия. Например, челове­ку, страдающему тяжелой формой кардиологического заболевания, посылают ложную телеграмму о смерти его близких в расчете на то, что он скончается от сердечного приступа. Так и происходит. Од­нако лишение жизни возможно и путем бездействия со стороны лиц, обязанных и имеющих возможность предотвратить смерть другого че­ловека (например, мать не кормит своего новорожденного ребенка).

Не имеет значения, наступила ли смерть сразу или последовала спустя какой-то промежуток времени после преступного деяния. Главное, что между этим деянием и смертью потерпевшего была установлена причинная связь, а именно смерть потерпевшего должна явиться необходимым и закономерным результатом действий (бездействий) винов­ного, а не случайным ее последствием. Так, суд признал необоснованным осуждение А. и И. за причинение смерти 3., который скончался от острого малокровия, вызванного длительным и значительным носовым кровотечением в результате перелома костей носа с разрывом хряща, так как смерть 3. обусловлена не тяжестью травмы, а тяжким заболе­ванием крови (гемофилия), которым тот страдал.[10]

Уголовный закон в равной степени считает убийством не только случай лишения жизни помимо воли потерпевшего, но и с его согласия.

При выяснении объективной стороны убийства необходимо также уделять внимание месту, времени, способам и орудиям, всей обстанов­ке совершения данного преступления. Так некоторые способы убийст­ва учитываются в качестве отягчающего обстоятельства (особая жесто­кость, общеопасный способ - п.п.”д”,”е” ч.2 ст. 105 УК РФ). Обстоятель­ством, снижающим степень общественной опасности убийства, в статьях 106 и 108 УК РФ выступает обстановка совершения преступле­ния (убийство матерью новорожденного ребенка сразу же после родов, убийство при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление).

Субъективная сторона убийства характеризуется только умышлен­ной виной. Умысел при убийстве может быть как прямым, так и кос­венным. При прямом умысле виновный сознает, что он посягает на жизнь другого человека, предвидит, что его деяние содержит в себе ре­альную возможность или неизбежность наступления смерти, и желает ее наступления. При косвенном умысле на убийство виновный осоз­нает, что он своим деянием ставит в опасность жизнь человека, предви­дит, что от этого деяния может наступить смерть, не желает ее наступ­ления, но сознательно допускает либо безразлично относится к ее нас­туплению.

Установление вида умысла имеет важную роль. Как разъясняет пос­тановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999г. покуше­ние на убийство возможно только с прямым умыслом, то есть тогда, когда деяние лица свидетельствовало о том, что он предвидел наступле­ние смерти, желал ее, но этого не произошло по причинам не завися­щим от его воли.[11] При доказанности покушения на убийство дополни­тельной квалификации по фактически наступившим последствиям не требуется.

К субъективной стороне относятся мотив, цель и эмоции, правильное определение которых играет большую роль, так как они могут высту­пать в качестве обязательных признаков состава (например, цель скрыть другое преступление является обязательным признаком убийства, квалифицируемого по п.”к” ч.2 ст. 105 УК РФ, состояние аффекта -обязательный признак ст. 107 УК РФ ) либо учитывается при индивидуализа­ции наказания в качестве смягчающих или отягчающих обстоятельств.

Субъектом ответственности за убийство, предусмотренное ст. 105 УК РФ, может быть любое лицо, достигшее 14-го возраста. За остальные преступления против жизни ответственность наступает с 16-ти лет.

Составы, предусмотренные статьями 109 и 110 УК РФ включены в группу преступлений против жизни по признаку объекта преступления. Проанализируем данные составы.

По УК 1996г. причинение смерти по неосторожности не относится к видам убийства (как было в УК 1960г.), а является отдельным самос­тоятельным преступлением. Предложения на этот счет делались давно.[12] В основе убийства всегда лежит умышленное деяние, а неосторожное причинение смерти происходит при несоблюдении каких-либо правил (обращения с оружием, по технике безопасности, обычной житейской предосторожности), когда виновный не предвидит возможности наступ­ления смерти, хотя должен был и мог их предвидеть либо легкомысленно надеется с помощью каких-то реальных сил предотвратить наступление смерти.

С субъективной стороны неосторожное лишение жизни возможно как по легкомыслию, так и по небрежности. Хотя в основе причинения смерти по неосторожности может лежать и умышленное уголовно нена­казуемое деяние. Например, предположим, что виновный и потерпевший заключили спор, кто кого перетолкнет за черту, проведенную у каждого за спиной. Действие происходило в тесном помещении, обставленном мебелью с острыми углами, где хозяином был виновный. Потерпевший явно уступал по физической силе виновному. Толкать друг друга они должны были по очереди. После первого же точка потерпевший был выброшен за черту и при этом ударился головой об край шкафа, что послужило его смертью.

Причинение смерти по неосторожности следует отграничивать от преступлений с двойной формой вины. В них отношение к основному действию и ближайшим последствиям характеризуется умышленной формой вины, а к отдаленным последствиям- смерти потерпевшего -неосторожной.

Отграничение состава причинения смерти по неосторожности от других составов преступлений (ст. 105, ч.4 ст. 111 УК РФ) сходных с ним по объекту и объективной стороне следует проводить по субъективной стороне.

Ст.105 УК РФ предполагает умысел на лишение жизни, ч.4 ст.111 УК РФ - умысел на причинение тяжкого вреда здоровью, а ст. 109 УК РФ - отсутствие умысла и на лишение жизни и на причинение тяжкого вреда здоровью.

Часть 2 ст. 109 УК РФ предусматривает два отягчающих признака. Это ненадлежащее исполнение лицом своих профессиональных обязан­ностей, повлекшее смерть по неосторожности и причинение смерти по неосторожности двум и более лицам. В первом случае подразумеваются лица, которые по долгу своей службы должны были и могли предотвра­тить смерть тех, кому они не оказали должного внимания, контроля, по­мощи.

К ним относятся врачи, учителя, воспитатели, тренера, а также лица, чья профессия связана с источником повышенной опасности (например, электрики ). Ко второму относятся случаи причинения смерти по неосторожности двум и более лицам. Такие ситуации возможны у подростков при взрыве найденной гранаты, устройстве пожара из озорства и др.

Субъект преступления, предусмотренного ч.1 ст. 109 УК РФ- лицо, достигшее 16-летнего возраста. Субъект преступления, предусмотрен­ного ч.2 ст. 109 УК РФ, когда смерть по неосторожности причинена вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональ­ных обязанностей, - специальный; им является лицо определенной профессии, осуществляющее функции в соответствии с данной профес­сией.

Объективная сторона преступления, предусмотренного ст.110 УК РФ выражается преимущественно в активных действиях по доведению ли­ца до самоубийства или до покушения на самоубийство. Оконченным это преступление является не только при причинении себе смерти по­терпевшим, но и при попытке самоубийства (покушения на него), поэ­тому состав данного преступления формально-материальный. Описывая объективную сторону данного преступления, законодатель указал и способы его совершения: угрозы, жестокое обращение с потерпевшим или систематическое унижение достоинства.

Угрозы могут касаться самых разных сторон жизни потерпевшего (например, оставить его без покровительства, лишить жилища и мате­риальной помощи, разгласить нежелательные сведения, лишить жизни и т.п.). Под жестоким обращением с потерпевшим понимается факти­ческое причинение ему физических страданий - лишение пищи и воды (истязание голодом), избиение, лишение медицинской помощи, а так же изгнание из жилища, помещение в заведомо не приспособленное для проживания место и др. Систематическое унижение человеческого достоинства - это ряд тождественных действий (не менее 3-х в течении фактического года), которые могут проявляться в оскорблениях, особен­но с использованием сведений о каких-то физических недостатков потерпевшего, а также травм, клевете. Семернева Н.К считает, что до­ведением до самоубийства может стать единственный случай угрозы или жестокого обращения с потерпевшим. Однако по оценке суда он должен быть настолько интенсивным, что решение принятое потерпев­шим, становится вполне объяснимым.[13]

Вменение ст. 110 УК РФ невозможно, если к самоубийству лицо по­будили чьи-то правомерные действия (задержание по подозрению в со­вершении преступления, оглашение биографических данных, выдворе­ние из неправомерно занятого помещения и т.п.). Также между деянием виновного и самоубийством потерпевшего должна существовать причин­ная связь, устанавливающая, что именно она толкнула потерпевшего на самоубийство, а не какая-то другая причина.

Субъективная сторона доведения до самоубийства вызывает ожив­ленные споры в теории уголовного права. На сегодняшний день сущест­вуют две основные позиции.

1) Вина в данном случае может быть только умышленной (умысел прямой и косвенный). Такую позицию поддерживают доктор юр. наук Дубовко О.Л. и доцент Никулин Н.И.[14] Они опираются на то, что указание формы вины в диспозиции ст. 110 УК РФ отсутствует, тогда действует положение, согласно которому вина в данном случае может быть толь­ко умышленной (ч.2 ст.24 УК указывает, что деяние совершенное по неосторожности признается преступлением только в том случае, когда это специально предусмотрено соответствующей статьей Особенной час­ти).

2) Доцент Семернева.Н.К и профессор Здравомыслов.Б.В. считают,что субъективная сторона доведения до самоубийства характеризуется неосторожностью либо косвенным умыслом по отношению к послед­ствиям. Аргументируя, что при наличии прямого умысла на доведение до самоубийства виновный должен нести ответственность за убийство.[15]

На мой взгляд, это действительно будет убийством, когда умышленно (прямой умысел) склоняют к самоубийству малолетнего, невменяемого и ограниченно - вменяемого, оказывая на него психическое воздействие и предвидя вследствие этого неизбежность лишения им себя жизни. Если же это взрослый, вменяемый человек, то виновный при доведении до самоубийства не совершает действий, кото­рые непосредственно причиняют смерть потерпевшему, бездействуя, он также лично не прекращает жизнь другого человека - причинение смер­ти себе здесь всегда опосредованно волеизъявлением человека, потерпевший должен сам лишить себя жизни.

Мотивы доведения до самоубийства могут быть различными: ко­рысть, неприязнь, хулиганство, злоупотребление властью или превышение властных (служебных) полномочий.

Ответственность по ст. 110 УК РФ наступает в том случае, когда самоубийство или покушение на него совершается потерпевшим умы­шленно, о чем могут свидетельствовать его действия, специально нап­равленные на лишение себя жизни.

Субъектом уголовной ответственности за доведение до самоубий­ства могут быть любые вменяемые лица, достигшие на момент совер­шения преступления 16-ти лет.

Все убийства в юридической литературе традиционно делятся на три вида:

1) убийство без отягчающих и смягчающих обстоятельств, указанных в законе ( ч.1 ст. 105 УК РФ);

2) убийство при отягчающих обстоятельствах (ч.2 ст. 105 УК РФ);

3) убийство при смягчающих обстоятельствах (ст.ст. 106-108 УК РФ). Пункт 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.1999г.“О судебной прак­тике по делам об убийстве” гласит: “По ч.1 ст. 105 УК РФ квалифици­руется убийство, совершенное без квалифицирующих признаков, ука­занных в ч.2 ст.105 УК РФ, и без смягчающих обстоятельств, предусмот­ренных ст.ст. 106, 107 и 108 УК РФ ( например, в ссоре или драке при отсутствии хулиганских побуждений, из ревности, по мотивам зависти, неприязни, ненависти, возникшим на почве личных отношений)”.[16]

Убийство при смягчающих обстоятельствах содержит три состава (ст.ст. 106-108 УК РФ).Проанализируем данные составы.

В новом УК впервые предусмотрено убийство матерью новорожден­ного ребенка. Законодатель, учитывая специфику этого убийства, счел возможным выделить его в самостоятельный состав.

С объективной стороны ответственность законодателем устанавли­вается за три вида действий: а) убийство ребенка во время или сразу же после родов;

б) убийство ребенка в условиях психотравмирующей ситуации;

в) убийство ребенка в состоянии психического расстройства матери, не исклю­чающего вменяемости. Каждое из альтернативных действий предста­вляет отдельный состав преступления и может вменяться самостоя­тельно либо в совокупности. Наказание в любом случае назначается в пределах санкции ст. 106 УК РФ.

Убийство во время или сразу после родов означает, что оно должно быть совершено только в относительно непродолжительный промежу­ток времени-во время начавшихся физиологических родов или сразу же после них. Состояние женщины во время родов оказывается в данном случае смягчающим обстоятельством.

Самостоятельное значение закон придает наличию психотравмирующей ситуации, в которой оказывается роженица. Эта ситуация может возникнуть как в непосредственной связи с процессом родов, так и быть обусловленной иными причинами (в частности, с категорическим отка­зом отца ребенка признать его своим, травлей женщины родственниками).

Состояние психического расстройства, не исключающего вменяемости означает, что у роженицы в результате психотравмирующей ситуации или других причин снижена способность сознавать свои действия либо руководить ими.

С субъективной стороны данное преступление может быть соверше­но как с прямым, так и с косвенным умыслом. Мотивы и эмоции могут быть различными.

Субъект специальный - мать ребенка, достигшая шестнадцатилет­него возраста. Иные лица, соисполнители такого убийства, подлежат ответственности по ст. 105 УК РФ, так как, те обстоятельства, на основа­нии которых смягчается ответственность матери, на них не распро­страняются.

Убийство в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), спровоцированного противоправным или амо­ральным поведением потерпевшего, традиционно относится к привелигированным, менее опасным видам данного преступления (ст. 107 УК РФ).

Основанием смягчения ответственности в таких случаях является, прежде всего, виктимное (неправомерное или аморальное) поведение потерпевшего и вызванное им состояние сильного душевного волне­ния у виновного. В психологии и психиатрии последнее носит назва­ние физиологического аффекта. Он представляет собой “крайне резко выраженную, но кратковременную эмоцию, возникающую в ответ на воздействие чрезвычайного раздражения”.[17]

От физиологического аффекта необходимо отличать патологический аффект, который является одним из видов временного расстройства ду­шевной деятельности и исключает вменяемость. Физиологический аф­фект, наоборот, не исключает вменяемости, поскольку даже в самый сильный момент аффективной вспышки человек может “взять себя в ру­ки”.[18] Чтобы определить, совершено ли деяние в состоянии физиологи­ческого или патологического аффекта, необходимо провести комплекс­ную психолого-психиатрическую экспертизу.

Мнение учёных криминалистов сходно в признании аффектирован­ного убийства, совершенного при смягчающих обстоятельствах лишь при наличии следующих условий: 1) сильное душевное волнение и умысел на преступление должен возникнуть внезапно; 2) они вызваны неправомерным или аморальным поведением потерпевшего.

Внезапность сильного душевного волнения, по общему правилу состоит в том, что оно возникает немедленно, как ответная реакция на противоправное или аморальное поведение потерпевшего. Умысел здесь должен быть также внезапно возникший. Между убийством и провокационным поведением потерпевшего, вызвавшим состояние физиологического аффекта и умысел на преступление, в подавляющем большинстве случаев не должно быть разрыва во времени. Одна­ко возможно возникновение аффекта не сразу после противоправных действий потерпевшего, а спустя определенное время. Например, чело­век случайно встретил на улице прохожего, который в свою очередь надругался над его ребенком.

Состояние физиологического аффекта может возникнуть в резуль­тате самых разных обстоятельств, но уголовный закон признает его смягчающим обстоятельством только при наличии данных о неправомер­ном поведении потерпевшего, которое и вызвало состояние аффекта. За­конодатель дает перечень таких обстоятельств: а) насилие; б) издевательство­; в) тяжкое оскорбление; г) иные противоправные действия (бездей­ствие) потерпевшего; д) аморальные действия (бездействие) потерпевше­го; е) систематическое противоправное или аморальное поведение потерпевшего.

Насилие со стороны потерпевшего может быть физическим (на­несение удара, побои, истязания, причинение вреда здоровью различ­ной тяжести, насильственное ограничение свободы, изнасилование) или психическим (угроза применить физическое насилие). Насилие, вызывающее аффект, должно быть противоправным. При убийстве в состоянии аффекта, вызванного насильственными действиями по­терпевшего, виновный не должен находиться в ситуации необходи­мой обороны. В противном случае правовая оценка содеянного бу­дет даваться по правилам о необходимой обороны.

Издевательство, которое может вызвать состояние аффекта, пред-ставляет собой злую усмешку, глумление над виновным. В отличие от тяжкого оскорбления, которое всегда выражается в неприличной фор­ме, издевательство может осуществляться в пристойном виде, хотя по своему содержанию является столь же циничным и оскорбительным, глубоко ранящим психику человека.

Под тяжким оскорблением, которое может вызвать состояние аф­фекта, понимается грубое, циничное, глубокое унижение чести и дос­тоинства личности, выраженное в неприличной форме. Вопрос о том, какое оскорбление-это вопрос факта, решаемый в каждом отдельном случае с учетом всех конкретных обстоятельств дела. При оценке степени тяжести оскорбления учитываются и индивидуальные особен­ности виновного (болезненное физическое и душевное состояние, бе­ременность и т.п.).

Под иными противоправными действиями (бездействием) потер­певшего следует понимать такие поведенческие акты, которые хотя и не являются насилием, издевательством и оскорблением, но вместе с тем характеризуется грубым нарушением прав и законных интере­сов виновного или других лиц. Эти акты могут быть выражены прес­тупными деяниями (например, уничтожение имущества, злоупотребле­ние должностными полномочиями) и не преступными, но противозакон­ными (дерзкое самоуправство и т.д.).

Под аморальными действиями (бездействием) потерпевшего пони­маются противоречащие нормам морали поступки, которые могут ока­заться поводом для возникновения аффекта, например, очевидный факт супружеской измены, предательство близких и т.д.. Так гр. Лигновский, застав свою жену полуобнаженной и лежащей в постели с гр. Талалаевым, в состоянии сильного душевного волнения совершил убийст­во жены и покушение на убийство гр.Талалаева. Суд правомерно приз­нал данное убийство, совершенным в состоянии аффекта и квалифици­ровал его действия по ч.1 ст.107 и ч.З ст.30, ч.2 ст.107 УК РФ.[19]

В результате систематического противоправного или аморального поведения потерпевшего может возникнуть длительная психотравмирующая ситуация, вызывающая порой состояние физиологического аффекта. В такой ситуации психическое напряжение у виновного пос­тепенно накапливается, и когда “чаша терпения” переполняется, воз­никает сильное душевное волнение, которое приводит к совершению убийства. Это характерно для убийств, совершаемых в семейно- быто­вой сфере.

Субъективная сторона рассматриваемого преступления характери­зуется виной в виде прямого или косвенного умысла. Умысел здесь всегда внезапно возникший. Однако это не исключает в некоторых случаях наличия неприязненных, враждебных отношений между ви­новным и потерпевшим, относящихся к более раннему времени. Важ­но, чтобы умысел на убийство возник внезапно, в состоянии аффекта, спровоцированного конкретными противоправными или аморальными действиями потерпевшего. Убийство, предусмотренное ст. 107 УК РФ, в большинстве случаев совершается по мотивам мести или ревности. На квалификацию данного преступления мотивы влияния не оказы­вают, однако их выяснение часто необходимо для ответа на вопрос, было ли состояние сильного душевного волнения у лица совершив­шего убийство.

Субъект преступления - лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста.

Часть 2 ст. 107 УК РФ устанавливает ответственность за убийство двух и более лиц, совершенное в состоянии аффекта. Разграничение с п.”а” ч.2 ст. 105 УК РФ проводится по субъективной стороне. Сов­падая по форме и виду вины, убийство, предусмотренное ч.2 ст. 107 УК РФ, содержит, в отличие от п.”а” ч.2 ст. 105 УК РФ, обязательный признак - состояние физиологического аффекта.

Не должно квалифицироваться как совершенное при отягчающих обстоятельствах убийство в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения при обстоятельствах, предусмотренных п.п.”а”, “г” “е”,”д”,”н” ч.2 ст.105 УК РФ.[20]

Статья 108 УК РФ устанавливает ответственность за два, хотя и близ­ких по своему содержанию, но самостоятельных преступления: а) убий­ство при превышении пределов необходимой обороны (ч.1); б) убийство при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ч.2), В УК РСФСР была предусмотрена ответственность только за первое преступление.

По мнению профессора Жалинского.А.Э.[21] ответственность по ч.1 данной статьи наступает в случае, если убийство совершено при защите от общественно опасного посягательства, но с превышением пределов необходимой обороны, то есть при явном несоответствии защиты харак­теру и степени общественной опасности посягательства. В этих случаях, прежде всего, необходимо констатировать возникновение ситуации необ­ходимой обороны и совершение действий с целью защиты от общест­венно опасного посягательства, а затем уже оценивать, имело ли место явное несоответствие защиты характеру и опасности посягательства, вышло ли лицо за пределы правомерной обороны.

Явным в уголовно-правовой литературе считается очевидное для всех, бесспорное, внешне резко выраженное несоответствие. При этом надо, чтобы несоответствие было не только объективным фак­тором, но и субъективно осознавалось обороняющимся. Если он не сознавал и не мог сознавать в данных условиях, что причиняемый им вред излишен, то уголовная ответственность за превышение необходи­мой обороны исключается.

При решении вопроса, о том, имело ли место превышение пределов необходимой обороны п.8 постановления Пленума Верховного Суда СССР “О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств” от 16 августа 1984г. обязывает учитывать “характеропасности, угрожающей оборонявшемуся, его силы и возможностипо отражению посягательства а также все иные обстоятельства которые могли повлиять на реальное соотношение сил посягавшего и защищавшегося (количество пося­гавших и оборонявшихся, их возраст, физическое развитие, наличие оружия, место и время посягательства и т.д.). При совершении посяга­тельства группой лиц обороняющийся вправе применить к любому из нападающих такие меры защиты, которые определяются опасностью и характером действий всей группы".[22] Так, Мещанским межмуници­пальным районным судом г. Москвы сотрудник милиции Поворов был осужден по ст. 105, ст.ст. 15,105 УК РСФСР. Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебного решения и прекращения дела за отсутствием состава преступления. Пре­зидиум Московского городского суда протест удовлетворил, указав сле­дующее: суд не дал оценку характера опасности, угрожавшей Поворову, обстановке, при которой было совершено нападение (ночное время, чис­ленное превосходство нападавших в пьяном виде, а конкретно 5-6 чело­век против одного, их агрессивность), при таких обстоятельствах следует признать действия Поворова как совершенные в условиях необходимой обороны без превышения ее пределов.[23]

Субъективная сторона рассматриваемого преступления характери­зуется виной в форме прямого или косвенного умысла (ч. 3 ст.37). Винов­ный осознает, что обороняясь от общественно опасного посягательства, сам совершает противоправное деяние, предвидит возможность или неизбежность причинения смерти посягающему и желает либо созна­тельно допускает ее наступление или относится к этому факту безраз­лично. Умысел здесь всегда внезапно возникший.

Отграничение убийства при превышении пределов необходимой обороны от ст. 105 УК РФ проводится по объективной и субъективной сторонам состава преступления. С объективной стороны надо учиты­вать обстоятельства совершения преступления, с субъективной - мо­тив и цель убийства.

Отсутствие состояния необходимой обороны в момент лишения жизни означает и отсутствие превышения ее пределов. Действия ви­новного в таком случае могут быть квалифицированны по ч.1 или ч.2 ст. 105 УК РФ (мотивы убийства- страх, месть, хулиганство и т.п.).

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.99г. указывает, что убийство не должно расцениваться как совершенное при квалифи­цирующих признаках, предусмотренных п.п. “а”г”,”е”,”д”,”н” ч.2 ст. 105 УК РФ, если оно совершено при превышении пределов необходимой обороны.[24]

Разграничение убийства при превышении необходимой обороны (ч.1 ст. 108 УК РФ) и убийства, совершенного в состоянии физиологи­ческого аффекта (ст. 107 УК РФ), проводится также по объективной и субъективной сторонам. По объективной стороне убийство, преду­смотренное ст. 107 УК , совершается после насилия, издевательства, тяжкого оскорбления и других действий, названных в диспозиции статьи, убийство же, предусмотренное ст. 108 УК РФ, совершается в момент нападения или его реальной угрозы. По субъективной сто­роне состав преступления, предусмотренный ст. 107 УК РФ, имеет в виду умышленную форму вины обоих видов. Убийство, о котором идет речь в ст. 108 УК РФ, совершается чаще с косвенным умыслом на лишение жизни. Обязательным признаком состава преступления содержащегося в ст. 107, является состояние физиологического аффек­та, вызванного неправомерным поведением потерпевшего. Состав убийства в ст. 108 УК РФ аффекта не предполагает. Различают эти составы по мотивам и целям. Мотив совершения убийства, о котором идет речь в ст. 107 УК РФ, заключается в гневе, мести потерпевшему за его противоправное поведение. Цель - лишить жизни (при установ­лении прямого умысла на убийство). Цель при убийстве по ст. 108 УК РФ - защита правоохраняемых интересов, мотив - полезный.

Часть 2 ст. 108 УК РФ устанавливает ответственность за убийство в результате превышения мер, необходимых для задержания преступ­ника.

Условия правомерности причинения вреда лицу, совершившему преступление, называются в ч.1 ст.38 УК РФ.

В ч.2 ст.38 УК РФ указываются признаки превышения мер, необхо­димых для задержания преступника. Они схожи с аналогичными поня­тиями, названными в ч. 3 ст.37 УК РФ, относящейся к превышению пределов необходимой обороны.

Потерпевшим по ч.2 ст. 108 УК РФ является лицо, совершившее преступление. Лица, управомоченные на задержание, должны знать, что задерживают именно преступника.

С объективной стороны преступление, предусмотренное ч.2 ст. 108 УК РФ, имеет в виду действия, содержащие признаки явного превы­шения мер по задержанию преступника. Решая вопрос о наличии или отсутствии этого признака, надо учитывать следующие условия право­мерности задержания:

а) своевременность;

б) тяжесть совершенного преступления и личность преступника;

в) обстановку задержания.

Своевременность предполагает задержание в пределах сроков дав­ности привлечения к уголовной ответственности либо исполнения обвинительного приговора (ст.ст. 78 и 83 УК РФ). Отсутствуют основания для задержания лица, деяние которого подпадает под акт амнистии, либо уголовное дело было прекращено по реабилитирующим обстоя­тельствам, либо по делу был вынесен оправдательный приговор. Хотя эти обстоятельства чаще всего неизвестны лицу, осуществляещему задержание, поэтому несоблюдение таких положений не должно нару­шать правомерность задержания. В таких случаях должна тщательно ис­следоваться субъективная сторона данного деяния, так как если будет установлено, что лишение жизни задерживаемого произошло по неос­торожности , ответственность его по ч.2 ст. 108 УК РФ исключается.

Тяжесть преступления является определяющим моментом при вы­боре средств, необходимых для задержания лица. Чем тяжелее прес­тупление, тем большая степень насилия может применяться к задер­живаемому, и наоборот.

Сведения о личности могут существенно повлиять на выбор мер задержания. Задерживая лицо с агрессивно-насильственной ориентацией психики (террориста, бандита, убийцу или лицо много­кратно отбывавшего наказание в местах лишения свободы за насиль­ственные преступления), возможно избрание наиболее строгих мер, в том числе специальных средств, огнестрельного оружия и причинения задерживаемому любого по тяжести вреда здоровью, если иными способами его задержать невозможно.

Обстановка является наиболее важным условием , так как о своев­ременности задержания и тяжести преступления могут и не знать. Факторами, определяющими обстановку задержания, считаются: пове­дение задерживаемого, количество задерживаемых и наличие у них оружия, место (улица, общественный транспорт, безлюдная террито­рия за пределами селения и т.п.), время (день, ночь) и т.д.

Субъективная сторона характеризуется виной в виде прямого или косвенного умысла. Виновный осознает, что задерживая преступника, сам совершает противоправное деяние, предвидит возможность или неизбежность причинения смерти задерживаемому и желает либо сознательно допускает ее наступление или относится к этому безразлично.

Субъект по ст. 108 УК РФ - физическое, вменяемое лицо, достигшее на момент совершения преступления 16 лет.

Глава 2

Спорные вопросы квалификации убийств при

отягчающих обстоятельствах.

Убийство при отягчающих обстоятельствах (ч.2 ст. 105 УК РФ), или так называемое квалифицированное убийство имеет место в тех слу­чаях, когда в действиях виновного содержатся признаки, предусмот­ренные п.п.”а-н” ч.2 ст.105 УК РФ. Перечень предусмотренных этими пунктами отягчающих обстоятельств является исчерпывающим. В юри­дической литературе принято делить эти обстоятельства на группы. Критерии деления при этом различны.[25] В новом УК отягчающие об­стоятельства расположены в определенном порядке, а именно: внача­ле перечисляются обстоятельства, относящиеся к объекту и объектив­ной стороне, а затем к субъективной стороне и субъекту. Хотя следует заметить, что этот порядок не всегда соблюдается. Отягчающее обстоя­тельство, предусмотренное п.”д” ч.2 ст. 105 одновременно относится как к объективным, так и субъективным признакам состава преступления, но так как вменение данного квалифицированного состава, на мой взгляд, возможно лишь при доказанности умысла на особую жесто­кость, логичнее данное деяние отнести к субъективным признакам.

Проклассифицируем данные отягчающие обстоятельства по элемен­там состава.

а) отягчающие обстоятельства, относящиеся к объективным приз­накам: убийство двух или более лиц; лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выпол­нением общественного долга; лица, заведомого для виновного находя­щегося в беспомощном состоянии, а равно сопряженное с похищением человека или захватом заложников; убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности ; убийство общеопасным способом;

б) отягчающие обстоятельства, относящиеся к субъективным приз­накам: убийство, совершенное с особой жестокостью, совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организо­ванной группой, из корыстных побуждений или по найму, а равно сопряженные с разбоем, вымогательством или бандитизмом; из хули­ганских побуждений, с целью скрыть другое преступление или облег­чить его совершение, а равно сопряженное с изнасилованием или на­сильственными действиями сексуального характера, по мотиву нацио­нальной, расовой, религиозной ненависти или вражды либо кровной мести, с целью использования органов или тканей потерпевшего, неод­нократность. Наличие одного из отягчающих обстоятельств, указанных в ч.2 ст.105 УК РФ, является обязательным условием для квалификации по данной статье. В деянии лица может быть сразу несколько таких обстоятельств, например, убийство женщины, находящейся в состоянии беременности, совершенное группой лиц из хулиганских побуждений. В этих случаях необходимо вменять каждое обстоятельство отдельно.

Вместе с тем следует иметь в виду, что некоторые обстоятельства реально сосуществовать не могут. Так, хулиганский мотив убийства не может сочетаться с мотивом мести за служебную или общественную деятельность потерпевшего или с корыстным мотивом. При установлении конкуренции мотивов необходимо выявить тот, который определяет деяние виновного.

Проведем уголовно-правовую квалификацию вышеперечислен­ных составов убийств при отягчающих обстоятельствах.

&1. Отягчающие обстоятельства, относящиеся к

объективным признакам

1. Убийство двух или более лиц (п.” а” ч. 2 ст. 105 УК РФ).

Убийство двух или более лиц, предусмотренное п.”а” ч.2 ст. 105 УК РФ вменяется в тех случаях, когда действия субъекта преступления охватывались единством умысла и совершались, как правило однов­ременно. Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 27 января 1999г. прямо указал, что квалификация содеянного как убийства двух и более лиц возможна, “.......если действия виновного охваты­вались единством умысла и совершены , как правило одновременно”[26] .

Вместе с тем по данному признаку можно квалифицировать и разновременные убийства. Главным условием такой квалификации является единство умысла, т.е. доказанность, что намерение лишить жизни двух и более лиц возникло до начала или в момент соверше­ния действия виновного. При разновременном убийстве единый умы­сел на убийство двух и более лиц должен быть только прямым.

В тех случаях, когда убийство двух и более лиц совершенно в раз­ное время и не охватывалось единым преступным намерением винов­ного, содеянное квалифицируется как неоднократное убийство по п.”н”.2 ст. 105 УК РФ.

О единстве преступного намерения в некоторых случаях может свидетельствовать один и тот же мотив лишения нескольких лиц жиз­ни, но они могут и не совпадать. Так совершая убийство по найму, виновный вдобавок лишает жизни свидетеля преступления.

При одновременном убийстве единство умысла может проявляться в следующих вариациях: прямой умысел на убийство двух и более лиц, прямой умысел на убийство одного и косвенный на убийство других лиц, косвенный умысел на убийство двух и более лиц. Примером по­добного вида убийства можно привести дело по обвинению А. Осуж­денный изготовил из ранее приобретенного взрывчатого вещества и детонатора взрывное устройство и установил его у входа на свой зе­мельный участок. Когда группа подростков пыталась проникнуть на его участок, взрывное устройство сработало, и взрывом было убито три человека. В данном случае виновный сознавал, что, устанавливая взрывное устройство, он посягает на жизнь других людей, предвидел, что от его действий могут погибнуть несколько человек и сознательно допускал наступление этих последствий.[27]

Способ совершения убийства двух и более лиц не является обя­зательным признаком п. “а” ч.2 ст. 105 УК РФ. Однако если такое убий­ство осуществляется общеопасным способом , содеянное следует квалифицировать дополнительно по п.”е” ч.2 ст. 105 УК РФ.

Убийство одного человека и покушение на жизнь другого в тех случаях, когда умысел виновного был направлен на лишение жизни двух и более лиц, не может рассматриваться как оконченное прес­тупление - убийство двух или более лиц, поскольку преступное наме­рение убить двух лиц не было осуществлено по независящим от ви­новного обстоятельствам.

В этих случаях, как указал Пленум Верховного Суда РФ в постано­влении от 27 января 1999г., содеянное следует квалифицировать по ч.1 или 2 ст. 105 и ст. 30 и п.”а” ч.2 ст. 105 УК РФ.

Пункт “а” ч.2 ст. 105 УК РФ не может вменяться в вину, если одно из убийств законодателем отнесено к числу преступлений с привиле­гированным составом.

2. Убийство лица или его близких в связи с осуществле­нием данным

лицом служебной деятельности или выпол­нением общественного долга

(п.” б” ч.2 ст. 105 УК РФ).

Потерпевшими по данному виду убийства являются две категории: гражданин, осуществляющий служебную деятельность или выполняющий общественный долг, либо его близкие.

На основании п.6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999г. под осуществлением служебной деятельности следует пони­мать действия лица входящие в круг его обязанностей, вытекающих из трудового договора (контракта) с государственными, муниципальными, частными и иными зарегистрированными в установленном порядке предприятиями и организациями независимо от формы собственности, с предпринимателями, деятельность которых не противоречит дейст­вующему законодательству, а под выполнением общественного долга - осуществление гражданином как специально возложенных на него обязанностей в интересах общества или законных интересах отдельных лиц так и совершение других общественно полезных действий (пресе­чение правонарушений, сообщение органам власти о совершенном или готовящемся преступлении, либо о местонахождении разыскиваемого в связи с совершением им преступлений, дача свидетелем или по­терпевшим показаний, изобличающих лицо в совершении преступле­ния и др.).

К близким потерпевшему лицам, наряду с близкими родственника­ми могут относиться иные лица, состоящие с ним в родстве, свойстве (родственники супруга), а также лица, жизнь, здоровье и благополучие которых заведомо для виновного дороги потерпевшему в силу сложив­шихся личных отношений.[28] Незаконная деятельность исключает воз­можность вменения данного квалифицирующего признака.

Квалификация по п.”б” ч.2 ст. 105 УК РФ возможна за обществен­но полезную деятельность как в течение определенного времени, так и при разовом выполнении гражданином служебных обязанностей или общественного долга.

На первый взгляд может сложиться мнение, что под данный сос­тав преступления попадают те деяния, которые были направлены на пресечение законной деятельности потерпевшего, но Постановление Верховного Суда РФ от 27 января 1999г. разъясняет - убийство может быть совершенно после выполнения потерпевшим его правомерных дейст­вий по мотиваммести. Поэтому момент убийства может быть различ­ным, и так если целью убийство было пресечение законной деятель­ности потерпевшего, то оно может быть осуществлено до начала ли­бо в момент ее выполнения. Если убийство было совершено по моти­вам мести за уже выполненную служебную обязанность (обществен­ный долг), то оно совершается после выполнения потер­певшим его правомерных действий. Время, прошедшее с мо­мента совершения указанных действий, значения для квалификации не имеет. Главное, чтобы убийство было совершено в связи с их выполне­нием.

С субъективной стороны это преступление может совершаться только с прямым умыслом . Виновный знает, что посягает на жизнь лиц, выполняющих служебные обязанности (общественный долг), или их близких и желает путем лишения жизни воспрепятствовать этой деятельности, пресечь ее или отомстить за уже выполненный долг (обязанность). При ошибке в личности потерпевшего (хотел убить ра­ботника милиции, а убил другое лицо, внешне схожее с ним) мотив убийства полностью реализуется. Уголовно правовая теория гласит: ошибка в личности не меняет квалификации виновного.

3. Убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном

состоянии , а равно сопряженное с похи­щением человека либо захватом

заложника ( п.” в” ч.2 ст. 105 У К РФ).

Это новый квалифицированный вид рассматриваемого прес­тупления. УК РСФСР его не предусматривал. Включение данного об­стоятельства в качестве квалифицирующего убийства в новый УК РФ объясняется, во-первых, крайне неблагоприятными тенденциями та­ких преступлений, как похищение людей и захват заложников, их экстремальным ростом и увеличением тяжести причиняемых ими пос­ледствий и, во-вторых, определенной переоценкой отношения в об­ществе к посягательствам на жизнь человека, находящегося в беспо­мощном состоянии. Следует иметь в виду, что похищенные лица и заложники в большинстве случаев также находятся в беспомощном состоянии.

Состояние беспомощности означает, что потерпевший лишен возможности оказать преступнику эффективное сопротивление. Это осознается убийцей, и он, осуществляя преступление, использует та­кое состояние жертвы.

Состояние беспомощности можно подразделить на две группы :

а) вызванное причинами, непосредственно связанными с психикой че­ловека (вследствие малолетства и даже в некоторых случаях несовер­шеннолетия, глубокого сна, сильного опьянения, обморока и т.д.);

б) отсутствие физической возможности защитить себя (престарелый возраст, тяж­кое заболевание и т.д.), (см. п.7 постановления Пленума Верховного Су­да РФ “О судебной практике по делам об убийстве”).[29]

Беспомощность жертвы для убийцы должна быть заведомой, толь­ко в том случае возможно вменение данного состава.

Просьба об убийстве со стороны другого лица (например, без­надежно больного, испытывающего невыносимые физические страда­ния) не исключает ответственности за эти преступления. Некоторые врачи, по существу, уже практикуют эвтаназию - оказание помощи наз­ванным лицам по уходу из жизни и считают ее правомерной в отно­шении смертельно боль­ных пациентов, которые ясно и отчетливо выразили свое стремление к смерти. Законодательство РФ считает эвтаназию абсолютно недопустимой, сюда относится и прекращение искусствен­ных мер по поддержанию жизни.[30] Квалифицировать эвтаназию нужно по п. “в” ч.2 ст. 105 УК РФ при наличии признака беспомощности , при этом необходимо учитывать, что “помощь” по уходу из жизни по мотиву сострадания является обстоятель­ством, смягчающим наказание (ст.61 УК РФ). Но на мой взгляд это не обеспечивает соблюдения принципа справедливости в соответствии с которым меры уголовно-правового характера применяемые к лицу, совершившему преступление, должны соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения. Очевидно, что лицо из сострадания оказывающее помощь по уходу из жизни неизлечимо больному, испытывающему невыносимые страдания и неспособному совершить суицид человеку, совершает менее общественно опасное деяние чем к примеру убийство из корыстных побуждений, а санкция наказания предусмотренного ч.2 ст.105 УК РФ одна.

Для соразмерности наказаний совершенному деянию было бы целесообразным убийство из сострадания в определенных случаях выделить в самостоятельный привелигированный состав.

Убийство, сопряженное с похищением человека либо захватом заложника, следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных п.”в” ч.2 ст.105 УК РФ и соответственно ст. 126 либо ст.206 УК РФ. Пунктом “в” ч.2 ст. 105 УК РФ при этом охватывается не только убийство похищенного или заложника, но и убийство других лиц в связи с похищением человека или захватом заложника (см.п.7 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999г.). Та­кое убийство совершается в процессе совершения этих преступлений или по мотивам мести за оказанное сопротивление.

Нередко возникают трудности в правоприменительной практике в отграничении состава убийства сопряженного с похищением чело­века либо захватом заложника (п.”в” ч.2 ст. 105 УК РФ) от похищения человека, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего (ч. 3 ст. 126 УК РФ) и захвата заложника, повлекшего по неосторожности смерть человека (ч. 3 ст.206 УК РФ). Разграничение следует проводить по субъективной стороне преступления. При убийстве, сопряженном с похищением человека либо захватом заложника субъективная сто­рона характеризуется умышленной формой вины. При похищении человека и захвата заложника, повлекшего смерть человека субъектив­ная сторона выражается в форме неосторожности. Смерть наступает из-за несоблюдения элементарных правил предосторожности субъек­тами преступления (обращения с оружием, взрывчатыми веществами и т.д.). Сюда следует относить и те случаи, когда похищенный или захва­ченный в заложники пытается любым способом обрести свободу и причиняет себе смерть (например, срывается вниз с верхнего этажа при попытке перебраться на балкон соседней квартиры).

4. Убийство женщины, заведомо для виновного

находящейся в состоянии беременности (п.” г” ч.2 ст. 105 УК РФ).

Данный вид убийства представляет повышенную общественную опасность.. Она обусловлена тем, что лишается жизни не только женщина, но и плод человека - зародыш будущей человеческой жиз­ни.

В качестве обязательного условия для применения п. “г” ч.2 ст. 105 УК РФ закон выдвигает обязательную осведомленность виновного о беременности потерпевшей, заведомость такого знания. Данная норма должна применяться лишь в тех случаях, когда виновному в момент совершения убийства достоверно известно, что женщина находилась в состоянии беременности.

Осведомленность виновного может базироваться на собственном визуальном наблюдении (при большом сроке беременности), на озна­комлении с официальным документом, выданным соответствующим лечебным учреждением, либо вытекать из сообщения самой потер­певшей. Во всяком случае это должны быть объективные и достовер­ные сведения. Предположения , вероятностные суждения об указан­ных обстоятельствах исключают возможность вменения п.”г” ч.2 ст.105 УК РФ.

Продолжительность беременности, а также источник осведомлен­ности о ней не имеют значения для квалификации содеянного по дан­ной норме. На правовую оценку содеянного не влияет также то об­стоятельство, погиб ли в результате убийства беременной женщины ее плод или нет.

Данное преступление может совершаться как с прямым, так и с косвенным умыслом по отношению к причинению смерти потерпев­шей. Мотивы убийства беременной женщины для квалификации со­деянного по п.”г” ч.2 ст. 105 УК РФ значения не имеют.

Сложная ситуация возникает, когда виновный действовал в усло­виях фактической ошибки. Фактическая ошибка - это неправильное представление, заблуждение лица относительно фактических обстоя­тельств содеянного, его объективных признаков. Ответственность ви­новного в таких случаях должна определяться в соответствии с виной, т.е. исходя из того, что виновный сознавал или должен был сознавать в момент совершения преступления. Такое решение вопроса соот­ветствует принципу субъективного вменения, на позициях которого стоит уголовное законодательство РФ.

Для данного вида убийства вызывают вопросы в квалификации два вида фактической ошибки :

а) Ошибка относительно объекта посягательства (считал, что лишает жизни беременную женщину, а она таковой не была). По это­му поводу в уголовно-правовой литературе высказаны различные суждения.[31] По мнению Бородина С.В , меньшей неточностью будет признание убийства при указанных обстоятельствах оконченным и применение пункта об убийстве беременной женщины.[32] С подобным мнением нельзя согласиться, закон для квалификации по такому пун­кту требует наличия состояния беременности потерпевшей, а его нет, оно только в воображении виновного. Здравомыслов Б.В призывает квалифицировать данный случай по ч. 3З ст.30, по п.”г” ч.2 ст. 105 и ч.1 или ч.2 ст. 105 УК РФ,[33] По мнению Семерневой Н.К. квалификация данного деяния происходит по ст.30 и п. “г” ч.2 ст. 105 УК РФ.

б) Ошибка в личности потерпевшей (вместо беременной женщины по ошибке убивают другую, не находящуюся в таком состоянии). По общему правилу ошибка в личности при убийстве не меняет ква­лификации виновного. Однако с учетом особенностей объекта по п.”г” ч.2 ст. 105 УК РФ (жизнь не только матери, но и ее будущего ребенка) здесь имеет место идеальная совокупность, которую образуют одно­родные составы - названный специфический объект и жизнь посто­роннего пострадавшего. При такой ситуации виновный должен отве­чать по ст. 30 и п.”г” ч.2 ст. 105 УК РФ за покушение на жизнь бере­менной женщины и ч.1 ст. 105 УК РФ либо ч.2 ст. 105 УК РФ с другим пунктом. Одним действием он выполняет два самостоятельных одно­родных преступления.

5. Убийство, совершенное общеопасным способом

(п.”е” ч.2 ст.105 УК РФ).

Для квалификации убийства по этому признаку необходимо, чтобы, осуществляя умысел на убийство, виновный сознательно применяет такой способ причинения смерти, который представляет опасность для жизни не только потерпевшего, но и хотя бы еще одного лица (п.9 постанов­ления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999г.).[34]

К числу таких способов следует отнести убийство путем взрыва, поджога, затопления, обвала, разрушения строений и сооружений в местах, где помимо потерпевшего находятся другие лица, организации аварии автомашины, отравления воды и пищи, которой помимо потер­певшего пользуются другие лица, удушение газом многих людей, применение иных источников повышенной опасности и т.п.

Особое внимание в судебной практике уделяется общеопасным случаям, связанным с применением огнестрельного оружия. В этих случаях для квалификации действий по п.”е” ч.2 ст.105 УК РФ важно учитывать не только поражающие свойства оружия, но и конкретную обстановку совершения преступления, а также содержание умысла виновного. Особенно важно это учитывать, когда убийство производит­ся из охотничьего ружья, заряженного дробью. В таких случаях должна проводиться баллистическая экспертиза, устанавливающая площадь рас­сеивания дроби и тщательно выясняться субъективное отношение ви­новного к избранному способу убийства. Так, Верховный Суд РФ не ус­мотрел общественно опасного способа в действиях С., убившего с близ­кого расстояния (2 метра) прицельным выстрелом из ружья дробовым зарядом К., так как эти действия не угрожали стоящим неподалеку лю­дям.

Для вменения п.”е” ч.2 ст. 105 УК РФ неважно, наступили или нет вредные последствия для других лиц. Если в результате примененного виновным общеопасного способа убийства наступила смерть не только определенного лица. но и других лиц, содеянное надлежит квалифици­ровать помимо п.”е” ч.2 ст105 УК РФ, по п.”а”ч.2 ст. 105 УК РФ, а в слу­чае причинения другим лицам вреда здоровью - по п.”е” ч.2 ст. 105 УК РФ и по статьям УК, предусматривающим ответственность за умыш­ленное причинение вреда здоровью(а именно ст.ст. 111, 112 и 115 УК РФ).

Если при совершении убийства общеопасным способом, кроме смерти намеченной жертвы, наступает смерть других лиц, причем от­ношение к их смерти имеет форму неосторожной вины, то деяние сле­дует квалифицировать помимо п.”е” ч.2 ст.105 УК РФ, и по ст.109 УК . Точно так же по совокупности преступлений должна происходить ква­лификация при неосторожном причинении тяжкого или средней тяжес­ти вреда здоровью другим лицам (дополнительно по ст. 118 УК РФ),Та­кой позиции придерживается Здравомыслов Б.В. , но ее разделяют не все авторы. На мой взгляд, она правильная, так как законодатель в ка­честве отягчающего обстоятельства предусматривает здесь не смерть или причинение телесных повреждений другим лицам, а реальную опас­ность их причинения при обязательном осознании виновным этой опасности. Если виновный, осознавая эту опасность, сознательно допускает, а в ряде случаев даже желает эти последствия, налицо умысел по отноше­нию к ним, прямой или косвенный. Если же виновный сознавая опас­ность своих действий, понимая, что они, помимо жертвы намеченной, могут привести к смерти или причинению вреда здоровью другим ли­цам, рассчитывает на какие-то реальные, по его мнению, обстоятельс­тва, которые, как он считает, позволят избежать наступления этих до­полнительных последствий, то он и должен отвечать по совокупности, как за умышленное, так и за неосторожное преступление. Например, в случаях, когда виновный имея умысел устранить потерпевшего путем производства взрыва его автомашины, сознавал возможность гибели и других, посторонних людей, но по легкомыслию рассчитывал, что в такое раннее время (например, в 4 часа утра) их около автомашины не будет. Однако, его расчет оказался несостоятельным и в результате взрыва автомашины погибли не только водитель, но и другие, оказав­шиеся поблизости от автомашины люди. Очевидно, что здесь виновный совершил убийство общеопасным способом и что он сознавал. что он применяет такой способ лишения жизни, который опасен для жизни не только одного человека. Несомненно и то, что его отношение к воз­можным иным последствиям (кроме запланированной смерти) имеет форму неосторожной вины и не охватывается квалификацией только по п.”е” ч.2 ст.105 УК РФ.

Для правильной квалификации при анализе субъективной стороны следует выяснять отношение виновного как к факту смерти потерпев­шего, так и к факту создания реальной угрозы для жизни неопределен­ного круга лиц.

В правоприменительной практике немалую сложность вызывает случай, когда орудием убийства общеопасным способом является ав­томобиль. Нередко, субъект преступления, маскируя истинные цели и мотивы совершаемых действий, заявляет, что не справился с управ­лением и совершил наезд по неосторожности. Разграничение в данном случае между составами, предусмотренными п.”е” ч.2 ст. 105 и ст.264 УК РФ следует проводить по субъективной стороне преступления (форма вины), установлении истинных мотивов преступления, а также взаимоотношения между потерпевшим и виновным до наезда, с при­менением всестороннего анализа всей обстановки преступления.

&2. Отягчающие обстоятельства, относящиеся к субъективным признакам.

1. Убийство, совершенное с особой жестокостью

(п.”д” ч.2 ст. 105 УК РФ).

Всякое убийство - жестокое преступление, однако в данном случае закон указывает на “особую” жестокость. Это, безусловно, оценочное понятие, которое требует детального рассмотрения ряда признаков, присущих такого рода убийствам.

Пленум Верховного Суда РФ от 27 января 1999г. подчеркивает, что понятие особой жестокости необходимо связывать как со способом убийства, так и с другими обстоятельствами, свидетельствующими о проявлении виновным особой жестокости. Способ убийства должен быть заведомо для виновного связан с причинением потерпевшему осо­бых физических страданий (нанесение большого числа телесных пов­реждений, использование мучительно действующего яда, сожжение за­живо, длительное лишение пищи ,воды и т.д.).[35]

Но не только сам по себе способ убийства свидетельствует об осо­бой жестокости. Закон связывает этот признак и с иными обстоятель­ствами, отражающими особую изощренность лишения жизни потерпев­шего. Это когда перед лишением жизни или в процессе убийства к потерпевшему применялись пытки, истязания или над жертвой глу­мились. Особая жестокость может выражаться в совершении убийства в присутствии близких потерпевшему лиц, когда виновный сознавал, что своими действиями причиняет им особые страдания.

Убийство с особой жестокостью не обязательно предполагает, что виновный специально действовал с целью причинить потерпевшему (или его близким) особые страдания. Однако необходимо установить, что он сознавал особую жестокость своего деяния.

Особая жестокость понятие юридическое. Поэтому следует иметь в виду, что установление особой жестокости не входит в компетенцию судебно-медицинской экспертизы, так как понятие “жестокость” не яв­ляется медицинским. Этот вопрос разрешается следственными и судеб­ными органами, решение которых базируется на анализе всех объек­тивных и субъективных признаков состава преступления, в том числе и на заключении судебно-медицинской экспертизы, устанавливающей причины смерти, количество и локализацию ранений, наличие особых повреждений, характере и времени их нанесения. Так, вывод суда о ви­новности Хайруллина обоснованный, подтвержден исследованными су­дом доказательствами. По заключению судебно-медицинского эксперта, смерть потерпевшего Хисматуллина наступила от трав­мы груди, живота, головы, с повреждением внутренних органов: сердца, печени, ободочно-желудочной связки, сопровождавшимся внутриплев­ральным и внутрибрюшным кровотечением и шоком. Из заключения эксперта усматривается, что на трупе было обнаружено, без учета пов­реждений в области живота, не менее 16 тяжких телесных поврежде­ний. Исходя из характера действий, суд пришел к выводу: Хайруллин признан виновным в убийстве с особой жестокостью.[36]

Глумление над трупом само по себе не может расцениваться в ка­честве обстоятельства, свидетельствующего о совершении убийства с особой жестокостью. Содеянное в таких случаях, если не имеется дру­гих данных о проявлении виновным особой жестокости перед лише­нием жизни потерпевшего или в процессе совершения убийства, сле­дует квалифицировать по соответствующей части ст. 105 и по ст.244 УК РФ, предусматривающей ответственность за надругательство над телами умерших (см. п.8 постановления П.В.С. РФ от 27 января 1999г.).

Особенно важно детально выяснять субъективное отношение ви­новного к избранному им способу преступления. Так, расчленение трупа потерпевшего не может быть отнесено к убийству с особой жестокостью, если у виновного отсутствовал умысел на глумление над жертвой, и целью его действий было лишь сокрытие следов преступ­ления.

Вменение п.”д” ч.2 ст. 105 УК РФ возможно только при доказанности умысла на особую жестокость, п.8 постановления П.В.С. РФ от 27.01.99г. разъясняет: “Для признания убийства совершенным с особой жесто­костью, необходимо установить, что умыслом виновного охватывалось совершение убийства с особой жестокостью”. Мотивы в данном случае могут быть различными, здесь учитывается лишь способ убийства.

Однако, как упоминалось, в двух случаях особо жестокий способ убийства, исключает квалификации по п.”д” ч.2 ст. 105 УК РФ - это убийства, предусмотренные ст. 107 и 108 УК. Предпочтение при квали­фикации здесь отдается привилегированным составам.

2. Убийство, совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организо­ванной группой, (п.” ж” ч.2 ст. 105 УК РФ).

Формулировка в законе данного отягчающего обстоятельства осно­вывается на понятии вида соучастия, данных в ст.35 УК РФ. Вменение п.”ж” ч.2 ст. 105 УК РФ возможно в том случае, когда по делу установлены признаки, обязательные для названных видов соучастия. Раскроем их содержание в соответствии со ст.35 УК РФ.

О наличии какой-либо формы соучастия можно говорить лишь тог­да, когда в совершении преступления участвовало два и большее чис­ло лиц (ст.32 УК РФ) и все соучастники достигли возраста, установлен­ного законом, позволяющего привлечь их к уголовной ответственности (ч.1 ст.20 УК РФ), а также что все соучастники были вменяемы во время совершения преступления (ст.21).

Преступлением совершенное группой лиц признается преступление, осуществленное соисполнителями без предварительного сговора (ч.1 ст.35 УК РФ). Для данной формы соучастия свойственна минимальная степень согласованности, что обусловлено невозможностью сговора до момента начала преступления. Эта форма соучастия предполагает воз­можность сговора между участниками лишь во время совершения прес­тупления, после начала выполнения объективной стороны преступле­ния. Ситуация не меняется, если другой соучастник присоединяется к преступлению по своей инициативе и при отсутствии такой просьбы в указанном содействии.

Группа лиц с предварительным сговором имеет место, когда соучаст­ники договариваются о совместном совершении преступления (ч.2 ст. 35 УК РФ). В результате сговора соучастникам становятся известными не только общие сведения о готовящемся преступлении, но и некото­рые обстоятельства их будущей преступной деятельности. Сговор мо­жет быть в словесной, письменной форме. Очень редко соучастники достигают соглашения в результате конклюдентных действий (молчали­вое согласие). Для данной разновидности соучастия сговор характери­зуется чаще всего уяснением объекта и предмета преступления, иногда способа посягательства, что не может свидетельствовать о прочных связях. Заметим, что число исполнителей законодателем не оговаривает­ся.

Организованная группа является более опасной разновидностью соучастия с предварительным соглашением. Под организованной груп­пой понимается два или большее число лиц, предварительно сорганизо­вавшихся для совершения одного или нескольких преступлений. Этой разновидности соучастия свойственен профессионализм и устойчи­вость. Организованная группа характеризуется обязательными призна­ками, к которым следует отнести предварительный сговор и устойчи­вость. Под устойчивостью организованной группы следует понимать наличие постоянных связей между членами и специфических методов деятельности по подготовке или совершению одного или нескольких преступлений. Устойчивость предполагает предварительную договоренность и сорганизованность. Эта разновидность в отличие от соучастия с предварительным сговором группы лиц отличается большей степенью устойчивости, согласованности между участниками. Членами организо­ванной группы могут быть лица, которые участвовали в разработке пла­на совершения преступления или же лица, которые знали о плане и ак­тивно выполняли его. Деятельность организованной группы чаще свя­зана с распределением ролей, но это не исключает соисполнительство. Как правило, тщательная организация таких групп объединяет большое количество людей, работающих в органах государственного управления, руководителей предприятий, и т.д. Все это обуславливает устойчивость группы.

В п.10 постановления П.В.С. РФ от 27.01.99г. указывается, что убий­ство признается совершенным группой лиц, когда два и более лица, дей­ствуя совместно, с умыслом, направленным на совершение убийства, не­посредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего, применяя к нему насилие, причем необязательно, чтобы повреждения повлекшие смерть, были причинены каждым из них (например, один подавлял сопротивление потерпевшего лишая его возможности защи­щаться. а другой причинил ему смертельные повреждения). Убийство следует признавать совершенным группой лиц и в том случае, когда в процессе совершения одним лицом действий, направленных на умыш­ленное причинение смерти, к нему с той же целью присоединилось дру­гое лицо (другие лица).[37] Умысел всей группы должен быть определен­ным, четко представляемым, но не исключен и неконкретизированный умысел. Это может быть при групповом избиении потерпевшего, когда сознанием каждого из соисполнителей, охватывалось предвидение смерти потерпевшего, наступления которой они желали либо относи­лись к этому безразлично. Судить об истинных намерениях каждого из виновных следует по активному нанесению ударов потерпевшему, из­бранной для этой цели, орудиям, локализации ранений и другим объек­тивным признакам.

Предварительный сговор на убийство предполагает выраженную в любой форме договоренность двух и более лиц, состоявшуюся до нача­ла совершения действий, непосредственно направленных на лишение жизни потерпевшего.[38] Судебная практика признак группы лиц по пред­варительному сговору вменяет лишь при наличии соисполнительства. Иначе, по п.”ж” ч.2 ст. 105 УК РФ квалифицировались бы случаи, когда, например, два лица заранее договорились об убийстве и один из них совершил объективную сторону преступления (исполнитель), а другой содействовал в предоставлении орудия преступления (пособник). Так, Читинским областным судом осуждены С. по п.п. “а”,”н” ст. 102 УК РСФСР, а Ц., П., и М. - по ст. 17, п.п. “а”, “н” ст. 102 УК РСФСР. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ приговор изме­нила, указав, что убийство Малыгина совершено одним лицом - С., дру­гие осужденные по делу - соучастники преступления. При таких обсто­ятельствах суду необходимо было учесть, что в совершении преступле­ния, предусмотренного п.”н” ст. 102 УК РСФСР, виновными могут быть признаны только те лица, которые принимали непосредственное учас­тие в лишении жизни потерпевшего, т.е. содействовавшие совершению указанного преступления путем применения в отношении потерпевшего какого-либо физического насилия. Организаторы этого преступления, подстрекатели и пособники, непосредственно не применявшие физичес­кого насилия к потерпевшему на момент лишения его жизни, не могут нести ответственность за совершение убийства по предварительному сговору группой лиц.[39]

Если же при убийстве группой лиц по предварительному сговору наряду с соисполнителями преступления, есть другие участники прес­тупной группы, выступающие в роли организаторов, подстрекателей или пособников убийства, их действия надлежит квалифицировать по соответствующей части ст. 33 и п.”ж” ч.2 ст.105 УК РФ.[40]

При признании убийства совершенным организованной группой действия всех участников независимо от их роли в преступлении сле­дует квалифицировать как соисполнительство без ссылки на ст. 33 УК РФ. Остальные члены организованной группы, не участвующие в дан­ном преступлении (и не знающие о нем) несут ответственность лишь за участие в группе и за лично содеянное ими во исполнение плана ее преступной деятельности по соответствующим статьям Особенной час­ти УК РФ.

Правильное установление определенной формы соучастия и вида соучастников в убийстве позволяют убедиться, являются ли данные лица соисполнителями этого преступления и возможно ли им вменение п.”ж” ч.2 ст.105 УК РФ.

Хотя законодатель не отнес в качестве отягчающего обстоятель­ства совершение убийства преступным сообществом, уголовно-право-применительная практика показывает, что совершение такого прес­тупления следует квалифицировать по п.”ж” ч.2 ст. 105 УК РФ, так как преступное сообщество является наиболее опасной из всех разновид­ностей соучастия.

3. Убийство из корыстных побуждений или по найму, а равно

сопряженное с разбоем,вымогательством или бандитизмом.

(п.”з” ч.2 ст. 105 УК РФ).

В УК РСФСР речь шла только об убийстве из корыстных побуждений (п.”а” ст. 102). Дополнения нового Кодекса носят в основном уточняющий характер, ибо и при убийстве по найму, и при убийстве сопряженным с разбоем, вымогательством или бандитизмом, домини­руют корыстные мотивы. Правда, бандитизм иногда может совершать­ся и при отсутствии корыстного мотива (то же касается и “наемных” убийств).

По определению Толкового словаря Даля, корысть - это “страсть к приобретению, наживе, добыче”. Корысть как мотив убийства есть стремление к извлечению материальной выгоды в самом широком смысле слова. Убийство из корыстных побуждений имеет место в тех случаях, когда мотивом совершения этого преступления явилось полу­чение материальной выгоды для виновного или других лиц (денег, имущества или прав на его получение, прав на жилплощадь, возна­граждения от третьих лиц и т.п.), или намерение избавиться от мате­риальных затрат (возврат имущества, долга, оплаты услуг, выполнения имущественных обязанностей, платежа алиментов и др.) (п. 11 постанов­ления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999г.).[41] Так Оренбур­гский областной суд, рассматривая дело об убийстве Удачиным Чернова установил, что гр. Удачин попросил Чернова, который управлял автомо­билем, довезти его за плату. Чернов согласился. Удачин, стремясь избе­жать оплаты за проезд, умышленно с целью убийства нанес Чернову несколько ударов нунчаками по голове, от которых тот скончался. На предварительном следствии Удачин признал, что действительно наносил удары нунчаками по голове, чтобы избежать оплаты за проезд. Удачин был признан виновным в убийстве из корыстных побуждений.[42]

Вовсе не обязательно, чтобы корыстные побуждения получили удов­летворение в результате убийства. Важно, чтобы посягательства на жизнь потерпевшего обуславливалась этим мотивом, чтобы он возник до совершения убийства.

Это не означает , что при корыстном убийстве категоричес­ки исключаются иные мотивы. В этом преступлении (как и в других) вполне может проявиться конкуренция либо сочетание различных мо­тивов (бытовой мести, зависти, злобы и т.п.). Однако в этом случае нужно, определив соотношения всех мотивов, установить тот из них, который решающим образом воздействовал на волю субъекта престу­пления, и в соответствии с этим выявить целевую направленность его деятельности. В тех случаях, когда поведение лица обуславливается сразу несколькими мотивами, каждый из которых имеет самостоя­тельную правовую оценку, все они должны учитываться при квалифи­кации деяния.

Многие современные юристы все корыстные убийства разделяют между собой по цели к достижению которой стремится преступник: 1) с целью завладеть имуществом или правом на него; 2) с целью осво­бодиться от обязанностей имущественного характера; 3) с целью полу­чить вознаграждение, то есть по найму.

Как убийство по найму, указывает п. 11 постановления П.В.С. РФ от 27.01.99г. надлежит квалифицировать убийство, обусловленное получе­нием исполнителем преступления материального или иного вознаграж­дения.[43] Такой вид убийства неразрывно сопряжен с соучастием в нем других лиц (организатор, пособник, подстрекатель). Наличие всех видов соучастников в убийстве по найму необязательно, достаточно присут­ствие лица, заказывающего убийство, роль которого обычно играет ор­ганизатор или подстрекатель. Мотивы его могут быть самые различные (бытовая месть, зависть, ревность и т.д.). В соответствии с постановле­нием П.В.С. РФ от 27.01.99г. лица, организовавшие убийство за вознаг­раждение, подстрекавшие к его совершению или оказавшие пособни­чество в совершении такого убийства, несут ответственность по соот­ветствующей части ст. 33 и п.”з” ч.2 ст.105 УК РФ.[44]

Если же убийство по найму осуществляется организованной груп­пой (преступным сообществом), то все соучастники, независимо от ро­ли, подлежат привлечению за все убийства, в том числе и по найму без ссылки на ст.33 УК РФ, т.к. на основании п. 10 постановления П.В.С. РФ от 27.01.99г. все они признаются соисполнителями. Но здесь важно до­казать, что совершение убийства по найму охватывалось умыслом дан­ного члена организованной группы (преступного сообщества).

Иногда убийство квалифицируется как совершенное из корыстных побуждений, в то время как в действительности имеют место иные мотивы (месть, ревность, семейные неурядицы и проч.). Как правило, это делается в тех случаях, когда совершению убийства предшествуют какие-либо споры имущественного характера (например потерпевший не платит обусловленную сумму денег, не отдает долг). При этом за­бывается, что лишь стремление получить благодаря лишению жизни потерпевшего какие-либо выгоды материального характера либо наме­рение избавиться от материальных затрат дают основание квалифици­ровать убийство как совершенное из корыстных побуждений. В силу этого не расцениваются как корыстные убийства, совершаемые с целью удержания или сохранения имущества, уже принадлежащего виновному (например, убийство мелкого воришки при отсутствии сос­тояния необходимой обороны).

Как сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом следует квалифицировать убийство в процессе совершения указанных преступлений. Содеянное в таких случаях квалифицируется по п.”з” ч.2 ст. 105 УК РФ в совокупности со статьями УК, предусматривающими ответственность за разбой, вымогательство или бандитизм (п. 11 поста­новления П.В.С. РФ от 27.01.99г.).[45] Поэтому для справедливого назна­чения наказания, в таком случае, важно отграничивать просто корыст­ное убийство и корыстное убийство, сопряженное с разбоем, вымога­тельством, бандитизмом. Два последних преступления резко отличаются от убийства и потому затруднений при квалификации вызвать не могут.

Корыстное убийство и убийство сопряженное с разбоем не имеет четких разграничительных признаков. В юридической литературе для этого были выдвинуты самые различные критерии: способ совершения убийства, момент перехода имущества, сам факт изъятия имущества и др.[46] Правильным на мой взгляд, будет мнение Бородина С.В., считающе­го, что критерием разграничения корыстного убийства сопряженного с разбоем и корыстного убийства без признаков разбоя является наличие или отсутствие обязательной совокупности трех признаков. Если убий­ство совершено, во-первых путем нападения, во-вторых, с целью завладения имуществом (похищения его), и если, в-третьих, завладение имуществом осуществлено в момент совершения убийства или непос­редственно после него, то налицо совокупность корыстного убийства и разбоя.[47]

Корыстное убийство “в чистом виде” по способу обычно не связа­но с нападением. Потерпевшего могут, например, отравить либо убить путем бездействия (лишение пищи. питья парализованного или по другим причинам беспомощного человека).

Кроме того, корыстное убийство может преследовать цель завладения имущественными правами, что исключено при разбое. Если же целью убийства выступает, как и при разбое, завладение имуществом, то желаемый момент достижения этой цели переносится на значи­тельно отстоящий от убийства срок. Например, завладение личными вещами, квартирой убитого родственника через какой-то промежуток времени.

Разграничивая корыстное убийство “в чистом виде” и умышленное лишение жизни при разбойном нападении, следует обращать внима­ние на содержание умысла виновного по отношению к смерти потер­певшего. При разбойном нападении умысел может быть как прямым, так и косвенным, как заранее обдуманным, так и внезапно возникшим.

Субъективная сторона убийства из корыстных побуждений, харак­теризуется только прямым умыслом. Волевой момент его в этих слу­чаях характеризуется желанием смерти потерпевшего, после чего становится возможным достижение указанных выше целей.

Хочется обратить внимание, что корыстное убийство сопряженное с разбоем необходимо отграничивать от убийства с целью скрыть или облегчить совершенное преступление. Важность правильного решения данного вопроса обусловлена тем, что квалификация убийства по сово­купности п.п. “з” и “к” исключается. Отграничение проводится по вре­мени совершения убийства. При совершении убийства во время раз­бойного нападения, до его окончания, убийство должно расцениваться как корыстное. Если же убийство совершено после разбойного нападе­ния, то правильно было бы считать это убийство совершенным с целью сокрытия разбойного нападения.

При убийстве с целью избавления от долга “чести” или карточного долга квалификация такого преступления может вызвать затруднение.

Данный вид обязательств (долг “чести” и карточный долг) не предус­мотрен на законодательном уровне. Ст.8 ГК РФ дает исчерпывающий перечень оснований возникновения гражданских прав и обязанностей, где видно, что данные псевдообязательства туда не входят. Получается, что с юридической точки зрения карточный долг и долг “чести” абсурд­ны, не правомерны и соответственно может возникнуть мнение, что ко­рыстного мотива нет в данном преступлении и квалификация должна производиться по ч.1 ст. 105 УК РФ.

Но Уголовное право России основывается на принципе субъектив­ного вменения и поэтому, здесь явно, на лицо корыстный мотив (избав­ление от материальных затрат). Но виновный допускает ошибку в объекте посягательства (думал, что должен потерпевшему, а по зако­ну - нет). Поэтому, исходя из теории уголовного права данное деяние должно квалифицироваться как покушение на убийство из корыстных побуждений (ст. 30 и п.”з” ч.2 ст.105 УК РФ).

4. Убийство из хулиганских побуждений (п.” и” ч.2 ст.105 УК РФ).

Это убийство, совершенное на почве явного неуважения к обществу и общепринятым моральным нормам, когда поведение виновного явля­ется открытым вызовом общественному порядку и обусловлено жела­нием противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное к ним отношение. Нередко это преступление совершает­ся без повода или с использованием незначительного повода, как пред­лога для убийства (п.12 постановления П.В.С. РФ от 27.01.99г.).[48]

Так, в качестве примера подобного убийства можно привести дело по обвинению Ш. Обстоятельства дела таковы: Ш. в нетрезвом состоя­нии пришел в свою квартиру, повесил на ручку двери сумку с докумен­тами и сразу же ушел на улицу. Через некоторое время Ш. решил вер­нуться домой и обнаружил, что в его руках нет сумки. Во дворе дома он подошел к группе подростков и необоснованно подозревая, что кто-то из них спрятал сумку, потребовал ее вернуть. Подростки, среди кото­рых был и С., заявили Ш., что сумку не видели, и предложили поискать ее там, где он выпивал. В ответ на это Ш. пошел домой, взял самодель­ный нож, вернулся к подросткам и, используя незначительный повод для расправы, нанес удар ножом в область сердца ближе других стояв­шему к нему С. От полученного ранения сердца потерпевший С. скон­чался. В данном случае Ш. действовал из хулиганских побуждений, де­монстрируя открытый вызов общественному порядку, пренебрежение к окружающим, нормам закона и морали.[49]

Хулиганские побуждения включают в себя различные низменные мотивы, под влиянием которых у лица возникает намерение проявить явное неуважение к обществу, пренебрежение к общественному поряд­ку, путем бесчинства, буйства, выразить свой эгоизм, надругаться над людьми, продемонстрировать свое бесстыдство, жестокость. В основе формирования хулиганских побуждений лежит, как правило, низмен­ная психологическая установка личности, злоба, ненависть, пренебре­жение к людям.[50]

В данном составе хулиганский мотив является обязательным призна­ком преступления, без установления которого вменение п.”и” ч.2 ст. 105 УК РФ невозможно. Для хулиганства особенно часто наблюдается кон­куренция мотивов и поэтому для признания данного убийства совер­шенным из хулиганских побуждений, необходимо установление главен­ствующей роли хулиганских побуждений в совершении убийства, что именно они послужили мотивом убийства.

Так, при квалификации убийств из хулиганских побуждений возни­кает задача отграничения их от убийств по мотивам личных неприяз­ненных отношений. Чаще всего этот вопрос возникает при отграниче­нии хулиганских побуждений от ревности и мести.

Если хулиганские побуждения направлены против общественного по­рядка и характеризуются циничным отношением виновного к потер­певшему, то ревность и месть являются мотивами, при которых отно­шения между обвиняемым и потерпевшим, предшествующие убийству, носят личный характер.

О мотиве, которым руководствовался виновный, позволяют судить сами его действия, а в ряде случаев и повод, явившейся внешней причи­ной совершения преступления. Поскольку при убийстве речь идет о действиях виновного, направленных против другого человека-потерпев­шего, то для установления мотива убийства приобретают определенное значение и действия последнего, а также отношения между виновным и потерпевшим.

Убийство, совершенное из мести, ревности и других побуждений, возникших на почве личных связей, независимо от места его соверше­ния не должно считаться хулиганским.

Чаще всего убийство из хулиганских побуждений совершается в тех случаях, когда оно оказывается продолжением хулиганских действий. Так, Белгородским областным судом Рубан признан виновным в совер­шении злостного хулиганства в отношении Лифенцева и умышленном убийстве из хулиганских побуждений с особой жестокостью Тация при следующих обстоятельствах. Рубан в поисках спиртного зашел в дом Лифенцева. Когда Лифенцев предложил Рубану уйти, сделав замечание о его нетрезвом виде, Рубан из хулиганских побуждений стал избивать Лифенцева и прекратил свои действия лишь после вмешательства мате­ри потерпевшего. Продолжая поиски спиртного, Рубан встретил гр.Та­ция. Из хулиганских побуждений Рубан ударил Тация кулаком в лицо а затем с целью убийства стал наносить множественные удары ножом в шею, от которых тот скончался.[51] Наличие хулиганских побуждений в этом случае очевидно, они обусловлены предшествующим поведением виновного.

Пункт 12 постановления П.В.С. РФ от 27.01.99г. разъясняет, что если виновный, помимо убийства из хулиганских побуждений совершил иные умышленные действия, грубо нарушавшие общественный порядок выражавшие явное неуважение к обществу и сопровождавшиеся при­менением насилия к гражданам или угрозой его применения, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества , то содеянное над­лежит квалифицировать по п.”и” ч.2 ст.105 УК РФ и соответствующей части ст.213 УК РФ.[52]

Проявление хулиганских побуждений при убийстве вполне возмож­но и внезапно, когда виновный до убийства не совершал хулиганских действий.

В тех случаях, когда хулиганские побуждения выступают в качест­ве единственного мотива убийства, их установление вызывает меньше затруднений. Прав в определенной степени И.Н. Даньшин, который счи­тает, что для хулиганских мотивов характерна наглядность и явность проявления. Хулиганские мотивы, по его мнению, отчетливо выражены внещне, они “кричат”, “бьют в глаза”.[53] Сложнее обстоит дело в случа­ях, когда хулиганские мотивы сопряжены с другими мотивами, когда они оказываются завуалированными. От следователей и судей по таким делам требуется высокий уровень знаний, чтобы отграничить хулиган­ские побуждения от других мотивов.

Достаточно часто убийцы - хулиганы на вопросы о причине совер­шения преступления дают неопределенные ответы: не помню, так как был пьян; убил ни за что, просто так. Отсюда возникают суждения, что такое убийство - безмотивное деяние. Ошибочность этой позиции оче­видна, так как любая осознанная и целенаправленная деятельность (в том числе и преступная) всегда мотивирована. Другое дело, что истин­ные мотивы сознательно вуалируются преступниками либо установить их сложно по объективным причинам (потерпевший убит, а преступ­ник намеренно скрывает мотивы убийства). Выяснение истинных мо­тивов возможно при тщательном анализе обстоятельств совершения преступления и личности преступника.

Явная немотивированность, нелогичность действий преступника, по мнению Семерневой Н.К. должна послужить поводом для углубленного изучения его психического состояния в момент совершения убийства, ибо то, что обыкновенно выглядит как хулиганство, может оказаться расстройством психики, поэтому термин “безмотивное убийство” мож­но употреблять только в тех случаях, когда убийца признан невменяе­мым. Во всех других случаях надо доказать наличие именно хулиганско­го мотива, помня при этом, что хулиганство и безмотивность - разные вещи.[54]

От убийства из хулиганских побуждений на практике нередко при­ходится отграничивать убийство, совершенное в драке или ссоре. Пункт 12 постановления П.В.С. РФ от 27.01.99г. поясняет, что для правильного отграничения убийства из хулиганских побуждений от убийства в ссоре или драке следует выяснять, кто явился их инициатором, не был ли кон­фликт спровоцированным виновным для использования его в качестве повода к убийству. Если зачинщиком ссоры или драки явился потерпев­ший, а равно в случае, когда поводом для конфликта послужило его противоправное поведение, виновный не может нести ответственность за убийство из хулиганских побуждений.[55]

В литературе было высказано мнение о том, что убийство в драке или в ссоре должно всегда признаваться совершенным из хулиганских побуждений, если установлено, что субъект убийства является инициа­тором и активной стороной преступления.[56] С такой рекомендацией трудно согласиться. Чаще всего по обстоятельствам преступления это может быть действительно так, но все же для признания убийства со­вершенным из хулиганских побуждений недостаточно сослаться на то, кто был “инициатором” или “активной стороной” преступления, необхо­димо установить именно хулиганский мотив действий виновного.

Обычно убийство из хулиганских побуждений совершается лицами в нетрезвом состоянии, но сам факт опьянения не может служить дока­зательством хулиганского мотива.

Убийство, предусмотренное п. “и” ч.2 ст. 105 УК РФ, может быть со­вершено не только с прямым, но и с косвенным умыслом, виновный хо­тя и не ставит перед собой цели убийства, которая имеется при прямом умысле, но и не исключает, что смерть потерпевшего все же может нас­тупить.

Иногда трудно разграничить покушение на убийство из хулиганских побуждений с применением оружия (ст. 30 и п.”и” ч.2 ст. 105 УК РФ) и ч. 3 ст.213 УК РФ, предусматривающую ответственность за хулиганские действия, совершенные с применением оружия. Разграничение прово­дится по субъективной стороне состава преступления, а именно по нап­равленности умысла.

Покушением на убийство следует считать действия, совершенные с прямым умыслом именно на лишение жизни. Применение же ору­жия и других предметов в процессе хулиганских действий, создающих реальную угрозу жизни и здоровью окружающих, должно быть квали­фицированно только по ч. 3 ст.213 УК РФ. Волевой момент умысла ви­новного характеризуется желанием нарушить общественный порядок, используя при этом оружие либо иные опасные предметы.

5. Убийство с целью скрыть другое преступление или облегчить его

совершение, а равно сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера (п..” к” ч.2 ст.105 УК РФ).

Повышенная опасность для общества данного вида убийства состоит в том, что виновный совершает фактически два преступления, пресле­дуя при этом низменную цель облегчения другого преступления или ос­вобождения от ответственности за предыдущее преступление, не оста­навливаясь перед лишением жизни другого человека.

Убийство с целью скрыть другое преступление характеризуется тем, что виновный лишая жизни потерпевшего, преследует цель скрыть как ранее совершенное преступление, так и другое преступление которое, предполагается совершить в будущем. Для квалификации по п. “к” ч. 2 ст.105 УК РФ не .имеет значения, какое именно по степени обществен­ной опасности преступление намеревался скрыть виновный.

Когда такое убийство и другое преступление совершаются в разное время, то в таких случаях возникает вопрос о разграничении в квалификации по п.п. “к” и “б” ч.2 ст. 105 УК РФ. Так, убийство потерпевшего или единственного свидетеля с уничтожением доказательств обвинения, если следственные органы еще не знают, кто преступник, либо не успе­ли изъять документы и другие вещественные доказательства, квалифи­цируется по п. “к” ч.2 ст. 105 УК РФ. Убийство свидетеля, который уже дал уличающие показания, должно быть квалифицированно по п.” б” ч.2 ст. 105 УК РФ как убийство по мотивам мести лицу, выполнившему свой общественный долг.

В данном случае не имеет значения, достиг ли убийца в действитель­ности поставленной цели, то есть сумел ли скрыть преступление с по­мощью совершения убийства. Если виновный сам совершил то преступ­ление, которое стремился скрыть, то ответственность наступает по со­вокупности преступлений. Если лицо заранее обещает скрыть чужое преступление (до его окончания) путем убийства и затем, выполняя обещание, совершает убийство, оно несет ответственность и по п. “к” ч.2 ст. 105 УК РФ, и за пособничество в первом преступлении (ч.5 ст.33 УК РФ и соответствующая статья Особенной части УК). Заранее не обе­щанное убийство должно быть квалифицированно только по п.”к” ч.2 ст.105УК РФ.

Убийство с целью облегчить совершение другого преступления ха­рактеризуется тем, что виновный, лишая потерпевшего жизни, пресле­дует цель создать условия, облегчающие совершение задуманного пре­ступления. Такие действия виновный может осуществить как до со­вершения намеченного преступления, так и в процессе его осущест­вления (например, лишение жизни водителя с целью угона).

Поскольку в законе указана специальная цель совершения данных преступлений (“с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение”), содеянное предполагает наличие у виновного толь­ко прямого умысла.

Убийство определенного лица с целью с целью скрыть другое прес­тупление или облегчить его совершение исключает возможность ква­лификации этого же убийства, помимо указанного пункта, по какому-либо другому пункту ч.2 ст. 105 УК РФ, предусматривающему иную цель или мотив убийства. Поэтому, если установлено, что убийство по­терпевшего совершено, например, из корыстных или из хулиганских побуждений, оно не может одновременно квалифицироваться по п.”к” ч.2 ст.105 УК РФ.

Под убийством, сопряженным с изнасилованием или насильствен­ными действиями сексуального характера, следует понимать убийство в процессе совершения указанных преступлений или с целью их сок­рытия, а также совершенное, например, по мотивам мести за оказанное сопротивление при совершении этих преступлений.[57]

Убийство, сопряженное с изнасилованием или насильственными дей­ствиями сексуального характера, может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом. С прямым умыслом совершаются убий­ства, сопряженные с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера, когда виновный заранее готовится лишить жиз­ни жертву после указанных действий. Убийство с косвенным умыслом обычно происходит, когда виновный, стремясь преодолеть сопротивле­ние потерпевшей в процессе насилия причиняет ей смерть. Потерпев­шими при этом виде убийства могут быть не только жертва насилия, но и другие лица, которые пытались предотвратить преступление либо ока­зать помощь в изобличении виновного.

При убийстве сопряженным с изнасилованием или насильственны­ми действиями сексуального характера, как указывает п. 13 П.В.С. РФ совершаются два самостоятельных преступления поэтому содеянное следует квалифицировать по п.”к” ч.2 ст. 105 УК РФ и в зависимости от конкретных обстоятельств дела по соответствующим частям ст. 131 или ст. 132 УК РФ.[58]

6. Убийство по мотиву национальной, расовой , рели­гиозной ненависти или вражды либо кровной мести (п.” л” ч.2 ст. 105 УК РФ).

Важнейшим условием реальной гарантированности равенства прав и свобод человека и гражданина независимо от национальности, расы и отношения к религии (ст. 19 Конституции РФ) является уголов­ная ответственность за преступления, совершенные по мотиву на­циональной, расовой, религиозной ненависти или вражды.

Действия, направленные на возбуждение национальной, расовой и религиозной вражды сами по себе содержат состав преступления и влекут ответственность по ст.282 УК РФ.

Для применения п.”л” ч.2 ст. 105 УК РФ необходимо установить конкретный специальный мотив из числа названных в законе (побуж­дения национальной, расовой или религиозной ненависти или вражды либо кровной мести). Этот мотив может сочетаться с другими побуж­дениями (месть, корысть, хулиганские мотивы), в то же время он дол­жен среди них доминировать. Так по направленности умысла и моти­ву, убийство, предусмотренное п.”л” ч.2 ст. 105 УК РФ, отличается от убийства из хулиганских побуждений, при котором потерпевший - ли­цо иной национальности, чем убийца, - может быть подвергнут соот­ветствующим оскорблениям. В этом виде убийства отсутствует нацио­нальная вражда или ненависть. Умысел направлен на нарушение об­щественного порядка, бытовое унижение или оскорбление потерпев­шего.

Доминирующим побуждением в п.”л” ч.2 ст. 105 УК РФ выступает стремление виновного учинить расправу с потерпевшим в связи с его национальной или расовой принадлежностью или вероисповеданием и тем самым унизить честь и достоинство определенной нации, расы. Сюда также относится желание возбудить, спровоцировать националь­ную вражду или рознь (например, вызвать путем убийства обострение межнациональных отношений, массовые беспорядки и т.п.). Это мо­жет быть также отмщение потерпевшему за несогласие поддержать националистическую или религиозную дискриминацию.

Как правило, такие убийства совершаются с прямым умыслом, пос-кольку реализуют специальную цель виновного. Однако в отдельных случаях возможен и косвенный умысел, когда причинение смерти по­терпевшему сознательно допускается ради достижения других целей, связанных с реализацией мотивов национальной, расовой и религиоз­ной ненависти или вражды (например, поджог храма, в котором нахо­дились люди, к судьбе которых субъект относится безразлично).

По п.”л ч.2 ст. 105 УК РФ квалифицируется также убийство, совершенное по мотиву кровной мести. Такое убийство обусловлено стрем­лением отомстить обидчику или членам его семьи или рода за подлин­ную или мнимую обиду, нанесенную убийце или членам его семьи или рода. Как правило, кровная месть возникает в связи с убийством родственника.

В Российской Федерации кровная месть как родовой обычай рас­пространена в некоторых республиках Северного Кавказа (Чечня, Ин­гушетия, Дагестан, Кабардино-Балкария, Северная Осетия).

Кровная месть грозит нередко не только обидчику, но и членам его семьи или рода независимо от времени возникновения кровной обиды. По чеченским обычаям, при смерти обидчика, в отношении которого должен быть осуществлен акт кровной мести, месть переходит на его брата, отца и других родственников по мужской линии.

Женщина вне кровной мести. Убить женщину считается делом, не­достойным мужчины. Если сама женщина совершила убийство, то за нее отвечает ее брат, отец и т.д., а в некоторых случаях - муж и дети по мужской линии.

Субъектом такого преступления может быть только лицо, принад­лежащее к той национальности или группе населения, где еще встре­чается родовой обычай кровной мести. Убийство по мотиву кровной мести может быть совершено и за пределами той местности, где встре­чается этот обычай.

Распространительному толкованию термин “кровная месть” не под­лежит, поэтому необходимо отграничивать, как поясняет Семернева Н.К. данное преступление от убийства по мотивам бытовой мести, совершае­мого так называемыми “кровниками”, то есть лицами, объявившими се­бя родственниками по причине “обмена кровью”. Такого рода “кровни­ки” чаще всего встречаются среди лиц, пребывающих в местах лише­ния свободы. Убийство из мести за обиду такого “кровника” при отсут­ствии других квалифицирующих признаков влечет ответственность по ч.1 ст.105 УК РФ.[59]

7. Убийство в целях использования органов или тканей

потерпевшего (п .”м” ч.2 ст. 105 УК РФ).

Это новое отягчающее убийство обстоятельство, неизвестное УК РСФСР. Его принятие связано с расширением возможностей медицины по пересадке органов и тканей от одного человека к другому ( в нас­тоящее время производятся операции по пересадке сердца, печени, селезенки, роговицы глаз и т.д.),что обуславливает потребность в донорском материале. Это может привести к совершению убийства с целью использования органов и тканей потерпевшего для трансплантации.

Субъектами такого преступления могут быть любые лица, включая медицинских работников. Цель данного убийства свидетельствует о возможности его совершения только с прямым умыслом. Мотивы совершения данного преступления преимущественно носят корыстный характер (содеянное в таких случаях надлежит квалифицировать по п.”з” и “м” ч.2 ст. 105 УК РФ), но возможны и иные мотивы (например, стремление спасти жизнь близкого человека за счет жизни посторон­него лица, обеспечение успешного проведения медицинского эксперимента и проч.).

Следует иметь в виду, что рассматриваемое преступление может совершаться в целях использования органов и тканей потерпевшего не только для трансплантации. Возможны и иные цели (например, при каннибализме, садизме, половом фетишизме и проч.). Возможно также использование человеческих органов и тканей в промышленных це­лях. Главное здесь состоит в том, что убийство совершается в целях использования органов и тканей потерпевшего, характер же их ис­пользования может быть различным. Реализация намерений виновно­го для квалификации значения не имеет.

8. Убийство, совершенное неоднократно (п.”н”ч.2 ст.105 УК РФ ).

Пункт 14 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.99г. разъясняет, что в соответствии со ст. 16 УК РФ, определяющей понятие неоднократности преступлений, по п.”н” ч.2 ст.105 УК РФ квалифици­руются действия виновного, совершившего два или более убийства при отсутствии единого умысла на их совершение и, как правило в разное время. Убийство признается совершенным неоднократно, если ему предшествовало совершение преступлений, предусмотренных ст. 105 УК РФ.[60]

Каждое из убийств, входящих в понятие неоднократности, может совершаться как с прямым так и с косвенным умыслом, быть окончен­ным преступлением или покушением на убийство, может совершаться одним исполнителем либо в соучастии (п. 14 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999г.).[61]

Признак неоднократности может вменяться независимо от наличия судимости за первое деяние, но убийство не может квалифициро­ваться по п.”н” ч.2 ст. 105 УК РФ, если судимость за ранее совершен­ное убийство снята с виновного в порядке амнистии или помилования, либо погашена или снята в установленном законом порядке, а также если к моменту совершения убийства истек срок давности привлече­ния к уголовной ответственности за ранее совершенное преступление.[62] Кроме того, следует иметь в виду, что убийство в состоянии аффекта или при превышении мер необходимой обороны либо при превыше­нии мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступ­ление, а также убийство матерью новорожденного ребенка не образуют неоднократности с убийством, предусмотренным ст.105 УК РФ.

Если виновный в разное время совершил два убийства, за первое из которых он не был судим, содеянное в целом должно квалифицироваться по п.”н” ч.2 ст. 105 УК РФ, а при наличии других квалифицирующих признаков - также по соответствующим пунктам ч.2 ст.105 УК РФ.

Аналогично решается вопрос при совершении виновным двух покушений на убий­ство, за первое из которых он не был судим, содеянное в целом квалифицируется по п.3 ст.30 и п.”н” ч.2 ст. 105 УК РФ, и кроме того, по соответствующим ее пунктам, предус­матривающим квалифицирующие признаки обоих покушений на убий­ство.

В случае, когда виновный совершил убийство при отягчающих об­стоятельствах и не был осужден за него, а затем совершил такое же преступление, оба деяния должны квалифицироваться лишь по ч.2 ст. 105 УК РФ с соответствующими пунктами, включая п.”н” ч.2 ст. 105 УК РФ.

Убийство, которому предшествовало умышленное причинение смерти, охватываемое статьями других разделов УК РФ (посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, посяга­тельство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предвари­тельное расследование, посягательство на жизнь сотрудника правоох­ранительного органа, геноцид - соответственно ст.ст.277, 295, 317, 357 УК РФ), подлежит квалификации по п.”н” ч.2 ст. 105 УК РФ.[63]

Если виновный, совершая деяние, предусмотренное ст.ст. 277, 295, 317, 357 УК РФ и за которое он не был осужден, впослед­ствии совершает убийство, то действия его квалифицируются по сово­купности преступлений (ст.ст.277, 295 ,317 , 357 и п.”н” ч.2 ст. 105 УК и кроме того по соответствующим пунктам, предусматриваю­щим другие отягчающие обстоятельства).

В такой ситуации важно правильно разграничить статьи 277, 295, 317 с п. “б” ч.2 ст.105 УК РФ, так как виновный может получить незаслуженно мягкое или строгое наказание.

Эти составы соотносятся между собой как общая (п. “б” ч.2 ст. 105 УК РФ) и специальные нормы (ст.ст.277, 295, 317 УК РФ) и при их кон­куренции предпочтение отдается специальной норме. Разграничение проводится по нескольким признакам, прежде всего по категории по­терпевших. В ст.277 потерпевшими являются государственные и об­щественные деятели: где государственным деятелем следует считать ответственных лиц высших эшелонов государственной власти, непос­редственно определяющих и направляющих государственную полити­ку в различных областях государственной, экономической, социальной деятельности государства в целом и его суверенных республик, а рав­но краев и областей на уровне руководящего звена этих регионов; к общественным деятелям следует отнести лиц, осуществляющих в тех или иных общественных организациях руководящую деятельность, связанную с политикой, экономикой или социальной сферой, а равно военной политикой. Статья 295 потерпевшими признает следующие лица: судьи судов любой инстанции, присяжные и народные заседате­ли, прокурор, следователи независимо от ведомственной принадлеж­ности, лица, производящие дознание, защитник, эксперт, судебный пристав, судебный исполнитель, лица, участвующие в отправлении правосудия, а также их близкие. А в ст. 317 потерпевшими являются сотрудники правоохранительных органов, военнослужащие и их близ­кие.

В п.”б” ч.2 ст. 105 УК РФ потерпевшими могут быть любые иные лица, выполняющие как служебные обязанности, так и общественный долг (народные дружинники, иные общественные работники, рядовые граждане).

Данные нормы различаются также по признакам объекта преступления. В ст. 105 УК РФ основным непосредственным объектом являе­тся жизнь потерпевшего; нормальная служебная или общественная деятельность данных лиц - лишь факультативный объект преступления против личности. В статьях 277, 295, 317 УК РФ основным непосред­ственным объектом выступает нормальная управленческая и служеб­ная деятельность, жизнь человека здесь - дополнительный объект.

Разграничение можно проводить и по признакам объективной сто­роны преступления. Ст. 105 УК РФ сформулирована законодателем, как мате­риальный состав, и для признания его оконченным преступлением необходимо наступление смерти потерпевшего. Покушение на убий­ство не заканчивается смертью потерпевшего, и его следует квалифи­цировать по ст. 30 и ст. 105 УК РФ. Статьи 277, 295, 317 УК РФ являют­ся усеченными составами преступления: покушение на убийство ох­ватывается данными составами и ссылки на ст. 30 УК РФ не требуется.

Наконец, отличаются субъектом преступления. Ответственность за убийство наступает с 14 лет, а по ст.ст.277, 295, 317 УК РФ - с 16 лет.

Уголовный кодекс РФ 1996 г. это конечно большое достижение российской уголовно-правовой доктрины и законотворческой прак­тики. Этот нормативный акт учитывает состояние российского об­щества, характеристики и тенденции преступности и тем самым соз­дает достаточные правовые предпосылки для борьбы с криминальны­ми проявлениями. Но, как известно, идеальных законов не существу­ет. В этом плане новый Уголовный кодекс также не является исклю­чением: в нем определенные пробелы и неудачные нормы, которые нуждаются в совершенствовании.

Сразу же после принятия УК 1996 г. выявилась недоработка ст.35 УК РФ. Законодатель, определяя преступление совершенное группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом не уточнил, действия каких соучастников, в данных фор­мах приравниваются к исполнению объективной стороны преступления. Что позволило бы избежать пояснения, для каждого вида преступления, количественных признаков исполнителей. В том числе и для убийства (см. П.14 постановления П.В.С. РФ от 27.01.99г.).[64]

В ч.2 ст. 105 УК РФ законодатель при построении квалифицирован­ных составов применяет большое количество оценочных категорий. Уголовно - правовая теория гласит: оценочные признаки в квалифицированных составах должны применяться в ограниченных случаях, так как необходимо, чтобы квалифицирующие обстоятельства, исполь­зуемые в качестве средств дифференциации уголовного наказания, имели четко фиксированное содержание, были формально определе­ны.

Конечно, без оценочных категорий, в данной статье не обойтись, но, для упрощения и облегчения применения нормативного материала, раскрытие понятий оценочных категорий ч.2 ст. 105 УК РФ лучше про­водить непосредственно в Законе - Уголовном Кодексе (так необходимо перечислить составы преступлений, которые могут образовывать приз­нак неоднократности для ст.105 УК РФ), как это делается в ст. 158 УК РФ, а в постановлении Пленума Верховного Суда рассматривать спор­ные вопросы квалификации убийств - отграничение смежных составов, их критерии и т.д.

27 января 1999г. вышло новое постановление Пленума Верховного Суда РФ “О судебной практике по делам об убийстве”, но оно как и старое постановление от 22..12.92г. не решило наболевших проблем. Не­мало спорных моментов по квалификации убийств при отягчающих обстоятельствах не разъяснены в данном постановлении П.В.С.

Так при вменении п.”г” ч.2 ст. 105 (убийство женщины, заведомо находящейся в состоянии беременности), п.”б” ч.2 ст. 105 УК РФ (убийство лица и его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга) квалификация виновного в условиях фактической ошибки должна быть отражена в пос­тановлении П.В.С.

Возможность наступления вредных последствий для других лиц (причинение смерти, тяжкого вреда и среднего вреда здоровью) по неосторожности, при убийстве общеопасным способом и соответст­вующей с этим квалификацией, также должна быть закреплена в таком Пленуме.

Необходимо расширить смысл понятия близких лиц, фигурирующих в составе убийства, совершенного с особой жестокостью (п.”д” ч.2 ст. 105 УК РФ), по аналогии с п.”б” ч.2 ст. 105 УК РФ. Иначе убийство в присутствии таких лиц. как жених, невеста, любовник, любовница по­терпевшего, которые по настоящему близки и дороги друг другу, при заведомом знании этого виновным, будет расцениваться как “простое” не квалифицированное убийство, (ст.34 УПК РСФСР не дает расшири­тельного толкования).

Постановление П.В.С. РФ от 27.01.99г. указывает, что убийство, сопряженное с разбоем должно квалифицироваться по п.”з” ч.2 ст. 105 и ст. 162 УК РФ,[65] поэтому для объективного назначения наказания важно отграничивать корыстное убийство и убийство, сопряженное с разбоем, что вызывает немалую сложность в правоприменительной среде. Поэтому в постановлении П.В.С. необходимо указать критерии разграничения данных составов (способ совершения преступления, цель, желаемый момент ее достижения, содержание умысла), что не­сомненно будет способствовать правильной квалификации таких дея­ний.

Много раз обращалось внимание на назначение наказания виновному за убийство одного лица и покушение на жизнь другого, когда умысел был направлен на лишение жизни двух и более лиц. Содеянное в этих случаях как указал Пленум Верховного суда РФ от 27 января 1999г. следует квалифицировать по ч.1 или ч.2 ст.105 УК и по ч.3 ст.30 и п.”а” ч.2 ст.105 УК РФ. По данной совокупности возможно назначение наказания до 25 лет лишения свободы, а п.”а”,ч.2 ст.105 УК предусматривает максимальное наказание до 20 лет лишения свободы. Получается, что виновный за то, что не смог убить двух людей, а убил только одного, а второго допустим не догнал, может понести большее наказание, чем если бы он убил двух лиц. Конечно такого не должно быть и необходимо чтобы наказание по данной совокупности не превышало максимально возможного назначения наказания за убийство двух или более лиц.

Осуществление вышеперечисленных изменений явится прогрессив-ным шагом в доктрине уголовного права и будет способствовать из­бавлению от части ошибок, допускаемых при оценке квалифицирован­ных убийств.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

Нормативные акты:

1. Конституция РФ. 1993г. // M. 1999г.

2. Уголовный кодекс РФ, 1996г. .// M. 1999г.

3. Уголовный кодекс РСФСР, 1960г. // M. 1990г.

4. Закон РФ "О трансплантации органов и (или) тканей человека" от 22 декабря 1992г. // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета

РФ, от 1993г. N1 ст.б2

Специальная литература:

Авдеев М.И. Курс судебной медицины.// М. 1959г.

Аниянц М.К. Ответственность за преступления против жизни.// М. 1964г.

Бородин С.В. Ответственность за убийство: квалификация и на­казание по российскому праву. // M.1994г.

Бородин С.В. Квалификация преступлений против жизни.//М.1974г.

Борзенков Г. Что ждет убийцу? //Ж..Человек и закон, 1997г. N8

Беляев В.Г. Свидлов.Н.М, Вопросы квалификации убийств.// Волгоград. 1984г.

Бюллетень Верховного Суда РФ, 1998г. N1,2,4.5.12

Бюллетень Верховного Суда РФ, 1997г. N5,6,7.

Бюллетень Верховного Суда РФ, 1996г. N5,6.

Бюллетень Верховного Суда РФ, 1993г. N5

Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка.

Даньшин И.Н. О мотивах хулиганства. //Ж.Правоведение, 1965г. N2

Журнал Уголовное право. 1998г. N1.

Загородников Н.И. Преступления против жизни по советскому уголовному праву.// M.1961г.

Здравомыслов Б.В. Уголовное право. Особенная часть.// М.2000г.

Кардова А. Соотношение умышленного убийства из корыстных побуждений и разбоя.// Ж.Социалистическая законность, N4 1976г.

Кириченко. В. Ф. Значения ошибки по советскому уголовному праву.// M.1952г.

Козаченко И.Я. Уголовное право. Особенная часть.// М. 1997г.

Козаченко И.Я. Преступление с квалифицированными состава­ми и их уголовно-правовая оценка.// Екатеринбург. 1994г.

Комментарий к уголовному кодексу РФ. Скуратов Ю.И., Лебедев В.М.// М. 1996г.

Кудрявцев В.И., Наумов А.В. Российское уголовное право. Особенная часть. // M. 1997г.

Кузнецова И.Ф. Вопросы квалификации умышленного убийства. // M. 1961г. N2.

Леонтьев А.Н. Практикум по психологии.// М. 1972г.

Лунеев В.В. Преступность в России при переходе от социализма к ка

Никонов В.А. Научные основы квалификации преступлений.// Тюмень1996г.

Основы законодательства об охране здоровья граждан. //М. 1993г.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.99г. "О су­дебной практике по делам об убийстве", Бюллетень Верховного суда РФ, 1999г. N 3.

Постановления и определения по уголовным делам Верховного Суда РСФСР 1981-1988г. M.1989г.

Рарог А.И. Уголовное право России. Особенная часть. // M.1996г.

Семернева Н.К.. Вопросы квалификации умышленных убийств. //Свердловск. 1984г.

Сборник Постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (РФ) по уголовным делам. // М. 1997г.

Сборник действующих постановлений Пленумов Верховных Судов СССР, РСФСР и Российской Федерации по уголовным делам. //M.1999.

Шаргородский М.Д. Преступление против жизни и здоровья.// М. 1948г.


[1] Лунеев.В.В Преступность в России при переходе от социализма к капитализму./ Ж.Государство и право. 1998г. № 5 ст.53

[2] Там же

[3] Там же. ст. 56

[4] Лунеев В.В. Преступность в России при переходе от социализма к капитализму.

/ Ж.Государство и право/. 1998г. N 5 с. 57

[5] М.Д. Шаргородский. Преступление против жизни и здоровья. М. 1948г. с.59

[6] Н.И.Загородников. Преступления против жизни по советскому уголовному праву. М.1961г. с.89

[7] Советское уголовное право. Особенная часть. М. 1968г. с. 143

[8] Ведомости Сьезда народных депутатов РФ и Верховного совета РФ 1993г. N 1 с. 62

[9] Уголовное право. Особенная часть. М. 1995г.

[10] Постановления и определения по уголовным делам Верховного Суда РСФСР. 1981-1988гг. М.,1989 ст. 9

[11] Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999г. N3 с.2

[12] Шаргородский.М.Д . Преступления против жизни и здоровья. М. 1948г. с.38,194

[13] Козаченко.И.Я Уголовное право. Особенная часть. М. 1997г. ст.39

[14] Скуратов.А.И. Комментарий к уголовному кодексу РФ. М. 1996г. ст.250

Рарог.А.И Уголовное право. Особенная часть. М. 1996г. ст.36

[15] Козаченко.И.Я.Уголовное право. Особенная часть. М. 1997г. ст.250

Здравомыслов.Б.В. Уголовное право России. Особенная часть. М. 1996г. ст.50

[16] Бюллетень Верховного Суда РФ . 1999г. N3,с.2

[17] Леонтьев.А.Н Практикум по психологии. изд. МГУ 1972г. с,208

[18] Иванов.П.И Психология М. 1959г. ст. 206

[19] Бюллетень Верховного Суда РФ 1997г. N 6 ,с,12

[20] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.99г. // Бюллетень Верховного Суда РФ 1999г, N3.

[21] Скуратов.Ю.И Комментарий к уголовному кодексу РФ- М. 1996г.

[22] Бюллетень Верховного Суда СССР, 1984г. № 5 с. 11

[23] Бюллетень Верховного Суда 1998г. № 1 с,8

[24] Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999г. N 3,с.5

[25] Загородников.Н.И. Преступления против жизни. М. 1961г. ст.116-121

[26] Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999г. N3, с. 3

[27] Бюллетень Верховного Суда РФ. 1993г. № 5с.7

[28] Бюллетень ВС РФ . 1999г. N3 с.3

[29] Бюллетень Верховного Суда РФ.1999г. N 3, с.3

[30] Основы законодательства РФ "Об охране здоровья граждан" от 23.07.93г. ст.45

[31] Бородин.С.В. Ответственность за убийство: квалификация и наказание по российскому праву,

М. 1994г. с. 107-108

[32] Там же с. 108

[33] Здравомыслов.Б.В Уголовное право Р Ф. Особенная часть. М.2000г.стр.31

[34] Бюллетень Верховного Суда РФ.1999г. N 3, с.3.

[35] Бюллетень Верховного Суда РФ.1999г N 3, с.3.

[36] Бюллетень Верховного Суда РФ 1998г. № 4

[37] Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999г. N 3, с.4.

[38] Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999г. N3, с.4.

[39] Бюллетень Верховного Суда РФ 1998г. № 1

[40] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.99г. БВС 1999г. N3.

[41] Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999г. N3. с.4.

[42] Бюллетень Верховного Суда РФ . 1997г. № 6

[43] Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999г . N3, с.4

[44] Бюллетень Верховного Суда РФ.1999г. N 3,с.5.

[45] Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999г. N3,с.

[46] Кардова.А. Соотношение умышленного убийства из корыстных побуждений и разбоя,

Социалистическая законность. 1976г. № 4

[47] Бородин.С.В Квалификация преступлений против жизни. 1972г. ст.89

[48] Бюллетень Верховного Суда РФ1999г. N 3. с.4.

[49] Бюллетень Верховного Суда РФ 1993г. № 5

[50] Ткаченко.В.И Квалификация преступлений против общественного порядка, М. 1982г. с.15-18

[51] Бюллетень Верховного Суда РФ за 1997г. N б

[52] Бюллетень Верховного Суда РФ, 1999г. N 3.

[53] Даньшин.И.Н. О мотивах хулиганства. Ж. "Правоведение", 1965г. N 2.

[54] Козаченко.И.Я .Уголовное право. Особенная часть. М. 1997г.

[55] Бюллетень Верховного Суда РФ.1999г. N3. с.4

[56] Кузнецова.Н.Ф. Вопросы квалификации умышленного убийства, серия Право. 1961г. N 2.

[57] П.13 постановления П.В.С. РФ от 27.01.99г. БВС РФ 1999г. N3

[58] Бюллетень Верховного Суда РФ 1999г . N3. с.4

[59] Козаченко.И.Я.Уголовное право. Особенная часть. М. 1997г

[60] Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999г . N3.

[61] Там же

[62] Бюллетень Верховного Суда РФ.1999г. N 3. с.4

[63] Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999г. N3 .с. 4

[64] Бюллетень Верховного Суда РФ.1999г. N3. с.5.

[65] Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999г. N3. с.4.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений21:40:34 18 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
13:45:50 24 ноября 2015

Работы, похожие на Реферат: Убийство и проблемы его классификации

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150242)
Комментарии (1830)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru