Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Проблемы укрепления законности и правопорядка

Название: Проблемы укрепления законности и правопорядка
Раздел: Рефераты по уголовному праву и процессу
Тип: реферат Добавлен 04:55:33 30 сентября 2005 Похожие работы
Просмотров: 658 Комментариев: 3 Оценило: 3 человек Средний балл: 4.7 Оценка: неизвестно     Скачать
Введение

Статья 1 Конституции Республики Беларусь провозглашает «Республика Беларусь – унитарное демократическое социальное правовое государство.

Республика Беларусь обладает верховенством и полнотой власти на своей территории, самостоятельно осуществляет внутреннюю и внешнюю политику.

Республика Беларусь защищает свою независимость и территориальную целостность, конституционный строй, обеспечивает законность и правопорядок ».

Проблема укрепления законности и правопорядка – это не абстрактное понятие. Она действительно существует и является одной из самых злободневных. Причины существования этой проблемы я вижу во многих составляющих. Это и несовершенство законодательства, и экономический кризис, и всеобщая неустроенность. Этот список можно продолжать еще долго, но я остановлюсь на самых существенных из них. Одной из них является преступность. Не так называемая «бытовая» преступность, а организованная. Коррупция, взяточничество, вымогательство и множество других реалий сегодняшнего времени – явное этому свидетельство. Придерживаясь тезиса Экклезиаста о том, что нет ничего нового под солнцем, я полагаю целесообразным предварить исследование групповой преступности небольшим историческим расследованием.

Сведения о групповой преступности уходят своими корнями в глубокую древность. Известный египтолог П. Монте сообщает, что организованные преступные группы известны уже Древнему Египту периода правления династии Рамсесов (около 1320 г. д.н.э.).

“Гробницы фараонов и частных лиц в начале привлекали только работников каменоломен, каменотесов и ремесленников Некрополя. Но вскоре к их шайкам присоединились мелкие чиновники западных храмов и самого Некрополя, а так же низшие жрецы. Бандиты шайки, в которой был Пенунхеб и его 4 священнослужителя, Хапиур и его сын Пайсан, Семди и Панхар , ухитрились снять ожерелье со статуи Нефертума , посвященной великому богу-фараону Усермаатра-Сетепенра.

Другая шайка, в которой были жрецы, писцы и погонщики волов ограбила “дом золота” фараона Усермаатра-Сетепенра . Жрец Кер и четверо его собратьев наведывались сюда не раз и уносили золото, которое обменивали в городе на зерно. Однажды один из соучастников, пастух, затеял с ними ссору: “Почему вы мне даете так мало?” Купив золотого быка они отдали его пастуху. Но писец царских документов услышал перебранку между ними и сказал им:”Я пойду и доложу верховному жрецу Амона !” Жрецы поняли с полуслова.

За две вылазки в гробницу они вынесли 4 с половиной кита золота и этим купили молчание писца царских документов”.

Резюмируя примеры из криминальной хроники древнего Египта, Монте пишет: «Пример был подан сверху и маленькие люди с маленькими средствами последовали ему, тем более, что в эти смутные времена жизнь неимоверно вздорожала. Продуктов не хватало, и меняли их только на золото и серебро”.

Я думаю, что анализ иллюстраций, которыми П. Монте снабдил характеристику Египта периода Рамсесов, приводит к выводу о наличии организованных групп, занимавшихся преступной деятельностью. Эти группы отличались сплоченностью, которая выражалась в долговременности преступных связей, планировании преступной деятельности, предварительном сговоре. Они состояли как из нищих сословий граждан государства, так и из высших (например, жрецов), которых в современном мире принято называть “коррумпированные чиновники”.

В истории России также имеется немало примеров, касающихся групповой преступности. Так, Земским Собором 1619 г., созванным при непосредственном участии молодого тогда еще царя Михаила Федоровича Романова , среди прочего был рассмотрен и вопрос о злоупотреблениях местной администрации. Такие злоупотребления не были редкостью для Российского государства, но именно в этот период вскрылся глобальный характер административных злоупотреблений. В связи с этим соборным приговором был образован сыскной приказ, которому вменялось в обязанность доносить царю обо всех злоупотреблениях со стороны царских чиновников. Но не столько царские чиновники, сколько родственники царя, организовав преступные группы, занимались злоупотреблениями. Так Илья Данилович Милославский , видный деятель России первой половины 17 века, едва ставший царским тестем, сразу начал использовать свое положение для наживы. Особенно наживались родственники его-окольничие, судья Земского приказа Леонтий Плещеев и заведовавший пушкарским приказом Траханиотов . В результате наглых злоупотреблений царских чиновников в народе поднялся ропот, дошедший до расправы с Плещеевым , которого народ вырвал из рук палача и убил. Милославский знал о злоупотреблениях своих родственников, которые делились с ним богатствами, за что он и защищал их перед царем.

Еще один пример из российской истории. Я думаю, заслуги и подвиги Александра Даниловича Меньшикова хорошо известны. Но мало кто знает о его преступных махинациях. А ведь князь Меньшиков создал преступную группу и руководил ей в течение нескольких лет. Это было знаменитое в ту пору дело о подрядных махинациях, в которых помимо Меньшикова участвовали адмирал Ф.М.Апраксин , канцлер Г.И.Головкин, А.В.Кикин, Ульян Синявин . Царские чиновники, пользуясь неограниченным доверием царя Петра , с помощью других служилых людей в течение 4 лет заключали подряды на поставку провианта по завышенным ценам. А для того, чтобы замаскировать свою причастность они заключали их не на собственное имя, а на подставных лиц. По некоторым сведениям начет князя Меньшикова составил 1581519 руб.

Эти примеры свидетельствуют о том, что корни у такого антисоциального явления, как групповая преступность ведут в далекое прошлое. Они говорят нам о том, что всегда находились люди, использовавшие свою власть в целях корыстных побуждений.

В наше время, когда страницы газет так и пестрят сообщениями об убийствах, “разборках” и т.п., возможно уже не осталось людей сомневающихся в существовании организованных преступных групп. Но зато принадлежность к этому сообществу (особенно среди подростков) считается престижной. Коррумпированность проникла во все сферы нашей сегодняшней жизни. Можно с уверенностью сказать, что везде, где существует возможность незаконных доходов (вплоть до высших эшелонов власти), работают люди, связанные с организованной преступностью.

В этой работе я попытаюсь раскрыть причины беспомощности властей в поддержании законности и укреплении правопорядка, а так же попытаюсь проанализировать ошибки в законодательстве, приведшие нас к столь пагубной ситуации. Ведь с явлением можно бороться лишь только, когда понятна его суть, а укрепление правопорядка и, следовательно, законности напрямую зависит от существования преступности.

I .Понятие и принципы законности .

Я считаю, что законностьэто основа нормальной жизнедеятельности цивилизованного общества,всех звеньев его политической системы. Охватывая своим действием наиболее важные сферы человеческого общежития, законность вносит в него соответствующую гармонию, обеспечивает справедливым дифференциацию интересов людей.

Известно, что, как устойчивое явление общественной жизни, законность возникает и формируется в условиях цивилизованного общества, способного обеспечить реальное равенство граждан перед законом. Такие условия в значительной мере создаются рыночными экономическими отношениями, при которых свобода частой собственности ставится равной возможностью для всех. Обеспечить равенство в сфере производства материальных благ, поставить производителей в одинакововыгодные условия - главная задача закона правового государства.

Имущественное же неравенство создается не юридическими законами, аестественными возможностями каждого человека. Поэтому до тех пор,пока в обществе существуют неравное положение людей в сферепроизводства материальных и духовных ценностей, нельзя говоритьоб их равенстве перед законом, а, следовательно, и о законности.

Я думаю, законность , как необходимое условие гармоничного функционирования человеческого общества, становится реальной силой в более позднее время, когда общественное отношение приобретает новое качество, то есть когда из отношений зависимости, подавление и угнетения они постепенно превращаются в отношения независимых исвободных производительных материальных благ. Этим создаетсянеобходимая база для действия справедливых, правовых, законов, водинаковой мере защищающих интересы всех членов общества, участвующих в его воспроизводстве.

В обществе, функционирующем в режиме прочной законности, реально существуют четкое разделение и гармоничное взаимодействие законодательной, исполнительной и судебной власти.

Что такое законность?

ЗАКОННОСТЬ ЕСТЬ СТРОГОЕ И ПОЛНОЕ ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ ПРЕДПИСАНИЙ ПРАВОВЫХ ЗАКОНОВ И ОСНОВАННЫХ НА НИХ ЮРИДИЧЕСКИХ АКТОВ ВСЕМИ СУБЪЕКТАМИ ПРАВА.

Законность характеризуется следующими основными признаками:

Во-первых , важнейшей чертой законности является её все общность. Требование соблюдать юридические нормы относится ко всем, кто находится в пределах действия права. Никто не может уклоняться от выполнения установлений, исходящих от государства, точно так же, как и государство не может уклониться от обеспечения и защиты законных прав личности. Приоритетным субъектом правового регулирования является граждане государства. Государство обязано создавать наиболее благоприятный режим для удовлетворения разнообразных интересов своих граждан.

Естественно, что всеобщность, как необходимая черта законности, в одинаковой мере относится и к государству, и к его гражданам. Государство ответственно перед гражданином, а гражданин перед государством.

Если в законах государства выражаются действительные интересы его граждан, то правовые предписания реализуются без принудительных мер государственного воздействия. Понятно, что государство не может учесть всю гамму индивидуальных интересов, да и не должно.

Однако посредством законодательной деятельности оно может и должно предоставлять своим гражданам возможность самостоятельно распоряжаться собственными благами и свободной деятельности.

Я думаю обеспечение всеобщности соблюдения правовых предписаний - одна из основных задач государства и его органов. Обладая необходимыми организационными, материальными и принудительными средствами, оно призвано надёжно охранять законные права и интересы граждан. Сами граждане и негосударственно - правовые структуры не могут установить режим законности в общественной жизни.

Во-вторых , законность неразрывно связана с правом, юридическими нормами. Однако оценить состояние режима законности в стране можно только на основании того, в какой мере законы государства отражают объективные потребности общественного развития. Если издаваемые государством правовые нормы закрепляют и охраняют интересы только отдельных лиц и определённых социальных групп, не учитывая общих и индивидуальных интересов всего населения страны - законность отсутствует. Если правовые нормы лишь формально отражают интересы различных слоёв населения, но не гарантируют их, то и здесь не может идти речи о законности.

Таким образом, режим законности в правовом государстве предполагает наличие двух взаимосвязанных факторов:

- совершенного, чётко отработанного законодательства, отвечающего потребностями общественного прогресса;

- - полной и безусловной реализацией предписаний законов и подзаконных правовых актов государственными органами, должностными лицами, гражданами и различными объединениями.

Что касается “совершенного, чётко отработанного законодательства”, здесь наше молодое суверенное государство, столкнулось с большими трудностями. Некоторые из них я могу продемонстрировать на примере взаимодействия уголовного, уголовно - процессуального и уголовно - исполнительного законодательства.

Известно, что выше названные законодательства образуют единый комплекс отраслей законодательства в борьбе с преступностью. Безусловно, каждая из этих отраслей выполняет общую задачу специфическими средствами и имеет свой самостоятельный предмет правового регулирования. Однако главным, определяющим моментом в их соотношении являются взаимозависимость этих отраслей законодательства и их взаимодействие.

К сожалению, при подготовке новых законов в сфере борьбы с преступностью в рамках проводимой правовой реформы необходимость взаимной “увязки” отраслей законодательства нередко просто игнорируется. В свое время проекты Основ уголовного, уголовно - процессуального и уголовно - исполнительного законодательств, а сейчас и проекты соответствующих кодексов Республики Беларусь разрабатывались и разрабатываются разными творческими коллективами, работающими в разное время и практически между собой не контактирующими.

Я думаю, что именно это игнорирование системообразующих связей между родственными отраслями законодательства по борьбе с преступностью, с одной стороны, и недостаточно четкое разграничение предметов отраслевого регулирования - с другой, нередко приводят к возникновению межотраслевых коллизий, а это создает значительные сложности в процессе правоприменительной деятельности.

Общее между уголовным и уголовно-исполнительным законодательствами состоит в том, что обе отрасли регулируют такое социальное и правовое явление, как наказание. Однако регулируют они разные общественные отношения, возникающие по поводу назначения, исполнения наказания и освобождения от него.

Понятие наказания, его цели, система и виды, содержание отдельных видов наказания, основания и порядок назначения наказания и освобождение от него являются предметом материального уголовного права. Предметом регулирования уголовно-исполнительного права, должны быть, по моему мнению, общественные отношения, возникающие в процессе и по поводу исполнения уголовных наказаний.

Действующее уголовное и уголовно-исполнительное законодательства дают множество примеров коллизий, возникающих в процессе и по поводу исполнения наказаний между нормами этих отраслей по причине не достаточно четкого разграничения предметов их правового регулирования.Так, ИТК Республики Беларусь зачастую содержит положения, являющиеся фактически институтами уголовного права. В лучшем случае эти нормы дублируют аналогичные положения в УК Республики Беларусь. Нередко в нормах исправительно-трудового закона содержатся уголовно-правовые по своему содержанию институты, которые вообще не имеют аналога в нормах уголовного права. Анализ действующего и уголовно-исполнительного законодательств приводит к выводу о том, что понятия и основные признаки некоторых видов наказания более подробно раскрываются в нормах исполнительного, нежели уголовного права.

Я считаю, что для устранения этих элементов несогласованности достаточно того, что содержание всех видов уголовного наказания, перечень основных карательных элементов (правоограничений) того или иного вида наказания должны быть закреплены в нормах уголовногозаконодательства;уголовно–исполнительноезаконодательство должно регулировать лишь порядок, процедуру исполнения уголовных наказаний, суть и содержание которых регулируются нормами материального права.

По-разному решаются в уголовном и уголовно-исполнительном законодательствах вопросы действия законов в пространстве.

В проектах уголовно-исполнительного законодательства нашей страны предусмотрено, что лица, осужденные к лишению свободы, должны, как правило, отбывать наказание в той местности, где они проживали до ареста. С точки зрения эффективности исправительного воздействия, а также дальнейшей ресоциализации, реадаптации осужденных такое решение является, возможно, наиболее правильным.

Сегодня же заложенный в проектах уголовно-исполнительного кодекса территориальный принцип наказания не соответствует политической ситуации в стране. Вместо СССР появилось новое образование, не являющееся ни государственным, ни надгосударственным институтом - Содружество независимых государств. Суверенитет государства включает в себя наряду с прочим полноту власти при решении всех вопросов государственной и общественной жизни, а так же верховенство законов государства на всей его территории. Полнота власти распространяется на уголовную юрисдикцию, в том числе и в области исполнения наказаний. Независимые суверенные государства сами будут привлекать к уголовной ответственности и наказывать всех лиц, совершивших преступления на их территории, причинивших ущерб гражданам этого государства либо интересам общества, независимо от того, где проживали ранее лица, совершившие преступления. Реализация исполнения наказаний по месту проживания лица становится невозможной.

Известные нам проекты уголовно-исполнительного законодательства вообще никак не регулируют вопрос о действии закона в пространстве с учетом гражданства лица, отбывающего наказание.

Я считаю, что этот вопрос становится более чем актуальным. Все бывшие союзные и многие бывшие автономные образования установили собственное гражданство. Значит ли это, что Белоруссия немедленно должна всех “чужих” граждан выдать их государствам для дальнейшего отбывания наказания? Должно ли при этом учитываться место совершения преступления, за которое они осуждены и отбывают наказание? Учитывать ли желание или нежелание этих государств принять у себя лиц, осужденных к лишению свободы?

Ядумаю, что все эти вопросы могут быть разрешены только на основе разработки международно-правовых норм и взаимодействия правовых структур.

Неправильная трактовка того или иного типа связана и с принципом презумпции невиновности. Например, в ст.11 Декларации и в параграфе 14 Международного пакта о гражданских и политических правах утверждается, что лицо, обвиняемое в совершении преступления, следует считать невиновным вплоть до того момента, пока его виновность не будет установлена в законном порядке. Во многих странах законным основанием для признания вины человека является вступивший в законную силу судебный приговор. Эта, на мой взгляд, узкая трактовка порождает противоречия. В частности, если вступает в силу оправдательный приговор, вынесенный судом второй инстанции, то тогда получается, что суд первой инстанции объявил преступником человека, являющегося невиновным ( с точки зрения права невиновного ) и назначил ему наказание. Подобный подход к принципу презумпции невиновности, а также связанный с ним тезис о том, что правосудие является монополией профессиональных государственных судов, изначально исключают возможность альтернативного рассмотрения уголовных дел, ведения процессов медиации, осуществления судопроизводства общественностью. Известно: право установления вины - компетенция лишь государственных судов. В то же время в странах Европы, в число которых мы так стремимся войти, мы встречаемся с применением альтернативного процесса (выведения за рамки уголовной юстиции) и т.п. Однако не зависимо от этого правильнее было бы заменить формулу «считать невиновным» выражением «нельзя считать преступником», так как последнее может относиться как к подозреваемому, так и к обвиняемому. Выражение же «считать невиновным» логически противоречит понятиям «подозреваемый», «обвиняемый», «находящийся в предварительном заключении». Ведь здесь речь идет о тех лицах, которых мы не считаем невиновными. Более того, мы как раз подвергаем их невиновность сомнению и имеем для этого достаточные основания.

Существуют такие же разногласия и вопросах, связанных с групповой преступностью. Вопросы, связанные с ней, являются сегодня, пожалуй, наиболее зловещей темой обсуждения правоведов. Я считаю, что актуальность темы обусловлена не столько повышенной опасностью деяний, совершенных группой, а возможностью их законодательного регулирования с учетом такой разновидности, как организованная преступность. Законоведы справедливо полагают, что современная дефиниция соучастия недостаточна для отображения существующих реалий на ниве групповой преступности и посему нуждается в законодательном закреплении разновидностей преступной группы.

Законодательная интерпретация разновидностей соучастия тем более актуальна, что в статьях Особенной части ныне действующего и нового УК квалифицирующий признак “группа лиц” представлен весьма широко и выступает под различными наименованиями, требующими определений: (банда, организация и т.п.).

Кроме того я считаю одним из серьезнейших упущений то, что до сих пор не установлена ответственность лиц, создавших преступную группу, но ни в каком качестве не учавствовавших в совершаемых ею деяниях.

Социальная база организованной преступности с спектр ее возможностей – это политические, социально – экономические и организационно-правовые условия. В период застоя росли неудовлетворенные государством обычные потребности народа в питании, одежде, других товарах, жилье; росло количество неотоваренных денег. В эти годы дремлющая организованная преступность взяла на себя обязанность неудовлетворенные потребности человека криминальными путями с большой выгодой для себя. Организованная преступность занималась хищениями, злоупотреблениями, шантажом, подкупом, насилием. Разрастание теневой экономики представляло собой основную тенденцию становления советской номенклатурной коррумпированной организованной преступности. Рэкет, грабеж, разбой, кража и другие преступления против личной собственности при любой степени организованности их совершения были очень опасными, но скорее всего вторичными. Становление нашей мафии кроется в недрах теневой экономики, распределительных отношений, неповоротливой государственной «ничейной» собственности.

По характеру, формам и преступной деятельности отечественную организованную преступность можно условно разделить на уголовную, или «гангстерскую», которая промышляет главным образом путем совершения краж, грабежей и разбоев, вымогательства, мошенничества, бандитизма, убийств и других аналогичных деяний; и экономическую , или «беловоротничковую», паразитировавшую на хищениях государственной и общественной собственности, злоупотреблениях служебным положением. С переходом к рыночным отношениям, приватизации государственной и общественной собственности и капиталу, добытому путем мошенничества, криминальные возможности экономической организованной преступности возросли.

На мой взгляд, экономическая форма организованной преступности в нашей стране является ведущей. Она существует внутри государственных образований или параллельно с ними и использует в своих целях государственные фонды, каналы сбыта, финансовую систему, аппарат: хозяйственный, контролирующий, административный, правоохранительный. Именно она тормозила перестроечные процессы и безнаказанно перекачивала государственные ресурсы в теневую экономику.

В каждой разновидности организованной преступности (уголовной, экономической, бюрократической, рыночной, «рациональной», «иррациональной») есть своя совокупность причин и условий. Однако в основном их суть схожа. Организованная преступность во всех своих проявлениях (в одних больше, в других меньше) – прежде всего явление экономическое. В самом общем виде эти причины сводились к противоречиям между законами экономики и волюнтаристскими административными методами хозяйствования в социалистическом обществе. Организованная преступность была криминальным средством разрешения этих противоречий, без которого тотальная бюрократическая система уже не могла бы существовать.

Организованная преступность, в отличии от неповоротливой социалистической бюрократии, мобильна и экономически грамотна так что бороться с ней можно только имея совершенное законодательство.

Я считаю, что уголовное, уголовно - процессуальное и уголовно - исполнительное законодательства должны образовывать единый комплекс отраслей законодательства о борьбе с преступностью, имеющий единую задачу охраны личности, ее прав и свобод, собственности, природной среды, общественнных и государственных интересов и всего правопорядка от преступных посягательств. Безусловно каждая из этих отраслей выполняет общую задачу специфическими средствами, имеет свой самостоятельный предмет правового регулирования. Однако главным, определяющим моментом в их соотношении являются взаимозависимость этих отраслей законодательства и их взаимодействие.

Cоциально - политическая пропагандистская атака, создавшая ауру такого оригинального для нашего общества явления, как организованная преступность, заставила правоведов предлагать, или, вернее говоря изобретать различные варианты ее понимания и законодательного закрепления, хотя в этой сфере по сути дела изобретать то нечего.

Известно, что кризисные периоды в жизни общества чреваты переоценкой прежних и бурным расцветом новых идей, порой недолговечных, но увлекающих слушателей. Кризисы особенно болезненны для тех областей знаний, которые изучают стабильные, устойчивые явления и процессы. Я думаю к ним и относится юриспруденция. Ведь формы права – островки стабильности в меняющемся мире, правовые системы в принципе малоподвижны; они меняются скачками, порой опережая события, но большей частью отставая от текущей жизни. Меняются и представления о праве, причем именно кризисные ситуации способны выявить, подчас в неожиданном ракурсе, все позитивное и негативное в теоретических построениях и постулатах, которые до этого казались бесспорными. Кризисные ситуации заставляют задуматься над многими известными понятиями и определениями, в том числе над фундаментальными идеями правоведения, связанными с правопониманием, соотношением права и государства, с проблемой легитимности и законности.

В наше время среди юристов теоретиков и практиков сложились уже довольно устойчивые демократические представления по ряду вопросов государственного и правового строительства, заметно отличающиеся от представлений прошлых лет. Это – убежденность в самостоятельной ценности права, в верховенстве закона и Конституции, как высшего звена в юридической иерархии, в обязательности права для всех, в том числе и для государства, его органов и должностных лиц, в важности утверждения и защиты прав человека, недопустимости нарушений закона, чем бы они не мотивировались и др. Все эти представления и идеи получили широкое распространение в правовой литературе и пользовались общим признанием как неотъемлемые элементы концепции правового государства. Теоретической предпосылкой многих из этих идей явилась последовательная критика догматически-коммунистической трактовки права, как возведенной в закон воли господствующего класса; критика эта активно развивалась еще в 70-е годы.

Тогда были подвергнуты сомнению все 4 элемента упомянутого определения: господство одного класса над другими в современном обществе; чисто государственное происхождение права, в том числе прав человека; полное совпадение права и закона; верховенство государства над правом.

Критика эта не была случайной; она выражала демократические настроения гуманитарной интеллигенции, в том числе юристов, направленные против беззаконий и произвола, которые по существу обосновывались приведенной выше формулой. В 70-е годы уже формировались идеи правового государства и нужно было найти новое определение права, которое утверждало бы законность и права человека, меняло привычное для многих соотношение права и государства в пользу первого. На этой основе возникли и получили развитие представления о так называемом широком понимании права, а также о различии права и закона.

В широкое понимание права были включены, как известно, не только юридические нормы но и правовые отношения, а также правовая идеология и правосознание. Этим преодолевался юридический формализм; демократическая цель данного подхода состояла в том , чтобы законность не только провозглашалась на бумаге, в тексте правового акта, но и воплощалась в жизни – в практической деятельности государственных органов и в правовом сознании граждан.

Конечно, наше законодательство далеко от совершенства, но я считаю, что основные направления его реформирования должны быть направлены на исправление указанных выше и подобных им двусмысленностей законодательства и на повышение уровня правовой базы ( до ее соответствия реалиям сегодняшнего дня ), что позволило бы достигнуть настоящей, а не “бумажной законности”.

Каковы же основные требования законности?

1. Верховенство закона по отношению ко всем другим правовым актам. В правовом государстве закон обладает высшей юридической силой. Он выступает главным, основополагающим регулятором общественных отношений. Те отношения, которые в силу объективных условий должны находиться в сфере правового воздействия, регулируются, как правило, законом. Подзаконные акты действуют лишь в том случаи, когда какие-либо отношения законодательно не урегулированы. При этом они должны издаваться в строгом соответствии с законом и на основе закона.

2. Единство понимания и применения законов на всей территории их действия. Законы представляют абсолютно одинаковые требования ко всем субъектам, находящемся в сфере временного и пространственного действия. Законы федеративного государства имеют одинаковую силу на территории все государственных образования, входящих в состав федерации. Единое понимание сущности и конкретного содержания законов обеспечивает законность правоприменительной деятельности компетентных органов и должностных лиц. Она соответствует действительному смыслу законов и проводит в жизнь заложенные в нём регулятивные функции.

3 . Равная возможность всех граждан пользоваться защитой закона и их равная обязанность следовать их предписаниям (равенство всех перед законом и судом). Прочий эффективный режим законности в обществе возможен только в условиях равенства всех людей перед законом и судом. С одной стороны, субъекты права должны в полном объёме выполнять возложенные на них обязанности, подчиняться требованиям закона. С другой стороны, государство должно создавать все необходимые условия для осуществления их законных прав и интересов.

4 . Осуществление прав и свобод человеком не должно нарушать права и свободы других лиц. В условиях правовой государственности это требование имеет принципиальное значение, поскольку свобода одного человека не может быть реализована в ущерб свободе другого. Закон не допускает ущемление прав одних за счёт прав других граждан государства.

5. Недопустимость противопоставления законности и целесообразности. Почему нельзя противопоставлять законность и целесообразность? Прежде всего, потому, что правовые законы сами обладают высшей общественной целесообразностью. В них максимально отражаются как общественные, так и индивидуальные интересы людей. Целесообразность закона не может игнорироваться целесообразностью житейской. Нарушая требование закона, некоторые должностные лица и граждане оправдывают свои противоправные действия местной и индивидуальной целесообразностью. Они утверждают, что в данных конкретных условиях соблюдение закона нецелесообразно, и подменяют его субъективными противозаконными действиями, с их точки зрения более полезными и нужными для данного случая.

6. Предотвращение и эффективная борьба с правонарушениями - важное требование законности. Правовое государство создаёт необходимые материальные, политические, социальные и другие предпосылки для предотвращения и пресечения правонарушений. Благоприятные материальные условия жизни, социальная защищённость населения, политическая стабильность в стране, наличие справедливых правоохранительных законов составляют реальную основу режима законности.

Непосредственная защита интересов субъектов права, любого гражданина, проживающего на территории государства, осуществляется специальными правоохранительными органами: судом, прокуратурой, арбитражем, милицией. Обеспечивая законное функционирование общественных отношений, эти органы в необходимых случаях применяют к правонарушителям различные меры государственного принуждения.

Решения конституционного суда являются окончательными, опротестованию и обжалованию не подлежат.

Я считаю эти требования вполне справедливыми и не противоречащими Конституции Республики Беларусь, и, думаю, их выполнение способно обеспечить и законность и правопорядок.

Таким образом, требования законности в единстве и взаимодействии обеспечивают стабильность и гармоничность общественной жизни, способствуют развитию гражданского общества в соответствии с объективными законами исторического процесса.

Законность представляет собой процесс осуществления законов. Режим законности означает такое состояние общественной жизни, при котором участники правоотношений свободно реализуют принадлежащие им юридические права и обязанности. Законность есть предпосылка такого порядка в общественной жизни, который соответствует предписания правовых норм. Другими словами, в результате действия законности в обществе складывается правовой порядок, являющийся целью правового регулирования общественных отношений.

Понятие правопорядка и общественного порядка: их соотношения.

ПРАВОПОРЯДОК - ЭТО СИСТЕМА ОБЩЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНЙИ, КОТОРАЯ УСТАНАВЛИВАЕТСЯ В РЕЗУЛЬТАТЕ ТОЧНОГО И ПОЛНОГО ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ПРЕДПИСАНИЯ ПРАВОВЫХ НОРМ ВСЕМИ СУБЪЕКТАМИ ПРАВА.

Я считаю, что правопорядок составляет реальную основу современной цивилизованной жизни общества. Качество и степень правопорядочности общественной жизни во многом определяет общее "здоровье" всего общественного организма и его индивидов. В условиях стабильного правопорядка эффективно функционирует экономика, достигается гармония в действиях законодательной, исполнительной и судебной власти, активно осуществляется деятельность различных общественных и частных организаций, реально гарантируется свободное развитие человека, максимально удовлетворяется его материальные и духовные потребности.

В формировании правового порядка участвует все элементы механизма правового регулирования общественных отношений. Их причинно - следственная связь составляет основу правовой жизни общества, которая и приводит, в конечном счете, к установлению правового порядка.

1. Нормы права - это нормативная предпосылка правопорядка, первичная звено механизма правового регулирования, моделирующее "идеальный" правопорядок.

2. Правоотношение - элемент механизма правового регулирования, обеспечивающий переход от идеального, предполагаемого законодателем правопорядка к установлению конкретного возможного или должного поведения участников общественных отношений, предусмотренного правовыми нормами. На этом этапе к механизму правового регулирования подключается законность, призванная гарантировать возможное и должное поведение субъектов правоотношений.

3. Акты реализации юридических прав и обязанностей являются завершающей предпосылкой правопорядка. В условиях режима законности права и обязательности участников правоотношений реально воплощаются в их поведении, достигают своей цели и, таким образом, переходят в такую систему общественных отношений, которая и образует правовой порядок. Содержание правопорядка составляет правомерное поведение субъектов, то есть такое поведение, которое урегулировано нормами права и достигло цели правового регулирования.

СТРУКТУРА ПРАВОПОРЯДКА - это единство и одновременное разделение урегулированной правовой системы общественных отношений в соответствии с особенностями их отраслевого содержания.

Правопорядок есть реализованная система права. Он включает конституционные, административные, финансовые, земельные, семейные и другие виды общественных отношений, урегулированные с нормами соответствующих отраслей права. В этой связи в структуре правопорядка выделяются не только отраслевые, но и более дробные группы отношений, которые урегулированы подотраслями и институтами права.

ОСОБЕННОСТЬ ПРАВОПОРЯДКА как специфической системы общественных отношений выражается в том, что складывается он только на основе правовых норм и в силу этого охраняется государством. Поэтому правопорядком охватывается далеко не все отношения, имеющие место в обществе. Определённая часть общественной жизни не нуждается в правовой регламентации. Она находится в сфере действия норм морали, норм различных общественных организаций и других неправовых нормативных регуляторов. В этом смысле правопорядок является лишь элементом общей системы общественных отношений, складывающийся под воздействием нормативного регулирования. Это часть общественного порядка.

ОБЩЕСТВЕННЫЙ ПОРЯДОК представляет собой всю совокупную систему общественных отношений, которая складывается в результате реализации социальных норм: норм права, норм морали, норм общественных организаций, норм неправовых обычаев, традиций и ритуалов.

В правовом государстве все элементы общественного порядка взаимодействуют между собой и находятся под его защитой. Однако только порядок охраняется специальными государственно-правовыми мерами. Другие элементы общественного порядка обеспечиваются своими средствами воздействия: моральными, собственно-общественными, естественными навыками и привычками, силой традиции.

Под общественным порядком в узком смысле обычно понимается охрана личности и прав граждан, нравственности и общественного спокойствия, обеспечение дисциплины граждан в общественных местах и в быту.

Правопорядок - одна из основных составных частей общественного порядка, складывающегося в результате осуществления различных видов социальных норм, регулирующих разнообразные сферы общественной жизни и различающихся между собой характером и несовпадающим способом воздействия на поведение людей.

Правопорядок регламентируется правовыми нормами, принятыми в установленном в данном государстве порядке.

Как определенное состояние регулируемых правом общественных отношений, правопорядок характеризуется реальным уровнем соблюдения законности, обеспечения и реализации субъективных прав, соблюдения юридических обязанностей всеми гражданами, органами и организациями.

Правопорядок предполагает также решительную борьбу с любыми нарушениями правовых норм, применение мер государственного принуждения к правонарушителям, восстановление нарушенных субъективных прав.

Правопорядок - воплощение законности в конкретных общественных отношениях, урегулированных правом, в системе прав и обязанностей их участников, результат неукоснительного исполнения юридических предписаний.

Правопорядок предполагает устойчивость юридических связей и отношений в общественной жизни.

Как будущий юрист я считаю, что моя основная цель - укрепление и поддержание правопорядка. Но в нашем обществе существует много причин, препятствующих этому. Одна из них – взяточничество. Движимые жаждой наживы, обогащения, должностные лица – взяткополучатели прибегают зачастую к самым разнообразным и изощренным (от завуалированных, замаскированных до открыто наглых, организованных) способам и формам воздействия на граждан с целью принудить их дать взятку. Коррупция и взяточничество парализуют нормальное функционирование органов власти и управления, формируют у граждан убеждение в том, что без взятки невозможно реализовать и защитить свои права, добиться правды и справедливости. Между тем в существующем законодательстве есть значительные недоработки. Они касаются такого понятия как «вымогательство взятки». Вымогательство значительно повышает общественную опасность получения взятки и личности виновного, и потому является квалифицирующим признаком состава данного преступления и влечет по закону более строгую уголовную ответственность. Вымогательство в законе названо в числе таких квалифицирующих признаков, как получение взятки по предварительному сговору или организованной группы лиц, неоднократно, в крупном размере. Вместе с тем в законе установлено, что лицо, давшее взятку, освобождается от уголовной ответственности, если имело место вымогательство взятки. Очевидно, что все эти нормы направлены на усиление борьбы со взяточничеством. Правильное понимание и применение закона должно отвечать этой цели. Между тем изучение судебной практики показывает, что еще не редки случаи, когда вымогатели взяток необоснованно не привлекаются к строгой ответственности, а лица, давшие взятку в результате вымогательства, не освобождаются от уголовной ответственности. Все это происходит вследствие разноречивого понимания в судебной практике и научной юридической литературе сущности вымогательства взятки и его последствий. Известны значительные трудности в расследовании дел о взяточничестве, в разоблачении взяткополучателей, в преодолении круговой поруки, сговора между ними и взяткодателями. Поэтому необходимо решительно применить поощрительную норму об освобождении взяткодателя о уголовной ответственности в случае дачи им взятки в результате вымогательства. Это поможет значительно облегчить преодоление названных трудностей.

Я считаю, что наиболее сильно поддержание правопорядка затруднено в городах, в которых, в отличие от сельской местности уровень преступности в несколько раз выше. Значительно выше в городах частота совершения крах из жилых строений, карманных краж, краж автотранспорта. Высока интенсивность совершения в городах грабежей и разбойных нападений, связанных с завладением личным имуществом. Они здесь совершаются соответственно в 3 раза чаще, чем в сельской местности. Изучив статистику совершенных преступлений и некоторые материалы дел, я сделал вывод, что значительная часть преступлений совершают неработающие, ранее судимые граждане. Как правило, похищаются дефицитные и дорогие вещи, импортная аудио- и видеоаппаратура, меховые, золотые и пр. В последнее время (я считаю, что это из-за финансового кризиса) все чаще стали похищаться спиртные напитки, продукты питания.

Многочисленными социологическими исследованиями установлено, что более половины населения страны находится ниже черты бедности, а после финансового кризиса 1998 года процесс обнищания масс еще больше усилился.

Я считаю, что с точки зрения влияния на преступность урбанизация- явление противоречивое. С одной стороны она порождает немалый антикриминогенный потенциал (о чем я расскажу ниже), с другой - ей могут сопутствовать такие процессы, которые становятся факторами преступности.

К числу криминогенных можно отнести следующие типичные для города явления: повышенную плотность населения, приводящую к частичному ухудшению условий жизни (с ней связан дефицит средств жизнеобеспечения, транспортная, жилищная проблемы и др.); миграцию населения (с ней связана проблема адаптации новоселов, возможности социального контроля за ними); маятниковую миграцию (с ней связана так называемая транспортная усталость, влекущая повышенные психологические нагрузки); текучесть кадров (с ней связана бытовая напряженность, социальный паразитизм и др.); возрастание нервных нагрузок на человека, влекущих увеличение стрессовых, конфликтных ситуаций; промышленный и транспортный травматизм; ослабление родственных и соседских связей (так называемая анонимность образа жизни).

В городских условиях менее эффективными являются традиционные формы социального контроля.

Некоторые негативные явления городской жизни непосредственно влияют на развитие тех или иных форм преступной деятельности. Так, высокая плотность населения способствует совершению, например, квартирных и карманных краж, сокрытию следов преступления, позволяет преступникам “растворяться ” в людской массе, вести антиобщественный образ жизни.

Жилищная проблема, дефицит средств жизнеобеспечения оказывают непосредственное влияние на уровень бытовой преступности. Установлено, что примерно 70% так называемого квартирного хулиганства совершается в коммунальных жилищах и общежитиях.

Анонимность образа жизни порождает у отдельных лиц психологическую установку на безнаказанность, безответственность за противоправное поведение.

Я считаю, что радикальное и подчас болезненное реформирование практически всех сфер жизни в настоящее время породило в городах ряд явлений, которые становятся серьезными криминогенными факторами. Это экономическая нестабильность; появление и увеличение уровня безработицы; усиление расслоения населения по уровню доходов; изменение на уровне государственной политики идеологических установок в отношении собственности, средств производства и психологическая неготовность многих людей воспринимать эти изменения; дефицит власти; проявление бюрократизма и распространение коррупции в государственном аппарате и др.

Другой не менее острой криминогенной проблемой, я считаю проблему беженцев. На сегодняшний день их становится все больше и больше, и эти люди встречаются с большими сложностями жилищного и имущественного характера, с проблемами устройства на работу, в определении детей в школу и детские учреждения, в добывании средств существования, установлении нормальных связей с новыми людьми. Многие из них, не справившись с трудностями, начинают добывать средства на жизнь противоправным путем, занимаются воровством, грабежами, разбоями и нередко организуют в этих целях преступные сообщества. У местного населения все это, естественно, вызывает раздражение и протест: возникают стычки, драки, иногда перерастающие в массовые побоища.

Наиболее распространенный вид преступности – квартирные кражи. Условий, которые способствуют их совершению, множество.

В частности, многие горожане лишены возможности (особенно в новых районах, где милиция часто отсутствует) вести надлежащий надзор за сохранностью своего имущества. Этот вид краж стимулирует излишняя доверчивость,беспечность, легкомысленность, проявляемые со стороны отдельных жильцов по отношению к охране собственного имущества. К числу факторов, способствующих правонарушениям относится слабая техническая укрепленность квартир. Кражам государственного и общественного имущества способствует бесхозяйственность, потери от которой во много раз превышают потери от преступных посягательств. Исправить подобное положение должен был переход к рыночным отношениям, при которых предполагалось утверждение новых производственных отношений, связанных с личной заинтересованностью работника в развитии и укреплении собственности. Однако сейчас еще в большей степени, чем в застойный период, наблюдается разворовывание государственного и общественного имущества.

Многие люди получили сейчас возможность удовлетворять свои потребности путем индивидуальной трудовой деятельности. Однако недостаточное обеспечение их сырьем; полуфабрикатами, топливом и другими материалами служит одним из условий совершения преступлений, в частности способствует коррупции, хищениям, скупке дефицитных товаров.

С развитием страны возрастает уровень социальных притязаний людей. Это естественно и нормально. Но часто эти притязания не подкрепляются необходимыми в таких случаях трудовыми усилиями, а обеспечиваются преступным путем. Я думаю, что именно расширение круга престижных вещей и услуг для части неустойчивых лиц предстает в качестве многочисленных соблазнов, вызывает стремление обладать ими любыми путями.

Росту преступности противостоит деятельность правоохранительных органов. Однако в современных условиях, к сожалению, наблюдается снижение их активности, а порой бездействие и даже растерянность. Дело в том, что в условиях демократии, экономических реформ, сопровождаемых разгулом стихийных рыночных отношений и правовым нигилизмом, им подчас трудно перестроиться, определить свою позицию по отношению к тому или иному явлению, распознать, какие действия являются правомерными, а какие криминальными.

Кроме того, участившиеся митинги, демонстрации, шествия требуют усиленных нарядов милиции для обеспечения порядка, что отвлекает милицию от непосредственной борьбы с преступностью.

Чем шире и глубже цивилизованные формы урбанизации охватывают явления социальной жизни, тем заметнее ее позитивное влияние на криминологическую обстановку. Это ключевой вывод в решении проблем городской преступности. Можно сказать, что урбанизация в целом обладает антикриминогенным, профилактическим свойствами.

С ростом городов изменяется структура населения. В ней увеличивается прослойка, имеющая высокий культурно-образовательный уровень. По социальному статусу это в основном служащие, творческая интеллигенция, специалисты в разных областях деятельности – самая законопослушная часть населения.

Я думаю, что концентрация в городах наиболее прогрессивных групп населения, производственного потенциала, материальных ресурсов позволяет успешнее решать проблемы, связанные с общесоциальным уровнем профилактики, формировать новые образцы социальных отношений в производстве и в быту. Наконец, для более успешного решения профилактических задач имеет значение и сосредоточенность в городах основных сил и средств правоохранительных органов, способных эффективно воздействовать на борьбу с преступностью.

Еще мне хотелось бы рассмотреть некоторые частные проблемы, например предупреждение квартирных краж, особенно распространенных в городах. Его эффективность во многом зависит от виктимологической профилактики, т.е. от активного привлечения населения к охране собственного имущества. К сожалению, данное направление в предупредительной работе милиции пока что находится в зачаточном состоянии, серьезных разработок не проводится.

Я считаю, что следует сказать о технической стороне укрепления жилых помещений. Опыт блокировки квартир в целом себя оправдывает, но, к сожалению, из-за недостаточной телефонизации квартир он не имеет широкого распространения.

Решение проблем профилактики краж во многом достигается путем повышения профессионального уровня сотрудников.

В 80-е годы широко проводились такие профилактические мероприятия по предупреждению хищений государственного имущества, как создание на крупных предприятиях заводских пунктов централизованной охраны, паспортизация торговых объектов, оборудование их химловушками и спецковриками. Со временем внимание к этим формам профилактики ослабло, но я думаю, настало время вернуться к ним.

Негативные социальные процессы в обществе способствовали росту преступности несовершеннолетних. Сейчас наблюдается тяга определенной части молодежи к коммерческим структурам, в том числе и мафиозным. Дельцы от этих структур, используя конформизм, утрату многими из них нравственных ориентиров, а также социальную незащищенность несовершеннолетних, втягивают их в деятельность криминального характера. Вот почему в предупредительной работе с несовершеннолетними нужно стараться выявлять подростков, втянутых в сферу организованной преступности, рэкета, криминального бизнеса, проституции, наркобизнеса, и переключать их интересы на полезные дела, в том числе и коммерческие.

Но все же основным фактором, дестабилизирующим правопорядок, является коррупция. Более широкое понятие коррупции я рассмотрю на примере работы доцента Московского института МВД России, кандидата юридических наук Л.В.Астафьева.

«К ВОПРОСУ О ПОНЯТИИ КОРРУПЦИИ»

... До сих пор не выработано само понятие коррупции. Это объясняется трудностью его определения. Даже рекомендации международных организаций по этому вопросу вряд ли могут быть однозначно приняты в нашей стране. Так, в результате проведения Генеральной Ассамблеи ООН 1979 года, межрегионального семинара по проблемамкоррупции (Гавана, 1990 год) в кодексе поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка коррупция была определена как злоупотребление служебным положением для достижения личной или групповой выгоды, а также незаконное получение государственными служащими выгоды в связи с занимаемым служебным положением. Злоупотребление служебным положением и получение выгоды, а точнее взяточничество, предусмотрены в ныне действующем Уголовном кодексе, но явно не достаточно полно отражают признаки коррупции.

На первой сессии Дисциплинарной Группы Совета Европы по проблемам коррупции (Страсбург, 22-24 февраля 1995 года) коррупция была определена как «подкуп (взятка), а равно любое иное поведение в отношении лиц, наделённых полномочиями в государственном или частном секторе, которое нарушает обязанности, вытекающие из этого статуса должностного лица, лица, работающего в частном секторе, независимого агента, либо других отношений такого рода, и имеющего целью получение каких бы то ни было ненадлежащих преимуществ для себя или иных лиц». Положительным здесь является то, что в сферу коррупции попадает и лицо, склоняющее к совершению таких действий. Однако неоправданное расширение круга субъектов коррупции, ограничение их противоправного поведения одним лишь взяточничеством, а также аморфность формулировки вряд ли могут позволить опираться на это определение при выработке понятия коррупции.

В проекте Федерального Закона "О борьбе с коррупцией" под этим социальным злом понимается использование лицами, уполномоченными на выполнение государственных функций или приравненными к ним, своего статуса и связанных с ним возможностей для непредусмотренного законами получения материальных, иных благ и преимуществ, а также противоправное предоставление им этих благ и преимуществ физическими и юридическими лицами. Причем под приравненным к лицам, уполномоченным на выполнение государственных функций, понимаются служащие, постоянно или временно работающие в органах местного самоуправления, должностные лица муниципальных хозяйствующих субъектов, лица, участвующие в выполнении функций местного самоуправления на общественных началах либо в порядке частной деятельности, кандидаты на занятие выборных государственных должностей или должностей в органах местного самоуправления.

В связи с этим возникает ряд вопросов. Предлагаемый состав субъектов коррупции (лица, работающие в государственных органах и органах местного самоуправления, должностные лица государственных и муниципальных хозяйствующих предприятий) определен достаточно полно. Но он не согласуется с ныне действующим определением должностного лица как занимающего должность, связанную с выполнением организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций в государственных или общественных предприятиях, учреждениях, организациях. Причем под общественными предприятиями, учреждениями и организациями согласно Закону РФ "Об общественных объединениях" понимаются только те, которые не имеют своей целью получение прибыли. Получается, что, с одной стороны, проект расширяет круг субъектов коррупции, включая в него должностных лиц государственных и муниципальных хозяйствующих субъектов, а, с другой стороны, сужает его за счет исключения из этого круга лиц, выполняющих соответствующие функции в общественных предприятиях, учреждениях, и организациях.

Обращает на себя внимание и то, что использование статуса и вытекающих из него возможностей связывается с непредусмотренным законами получением благ и преимуществ. Однако очень многие блага и преимущества предусматриваются в подзаконных нормативных актах: наставлениях, инструкциях, положениях и т.д. Кроме этого. коррупционное нарушение может быть не связано с получением благ и преимуществ. Например, преследуя цель спасти от привлечения к ответственности родственников, друзей и т.д.

Анализ международного и отечественного опыта, а также действующего законодательства позволяет сделать вывод о том, что определение понятия "коррупция" осуществляется по двум основным направлениям:

-установление круга субъектов коррупции:

-понятие личной заинтересованности.

На мой взгляд, ныне существующее в уголовном законе определение должностного липа должно быть кардинально изменено. Должен быть создан реестр государственных должностей, и если отнести к должностным лицам всех, кто занимает государственные должности и выполняет организационно-распорядительные и административно-хозяйственные функции в общественных организациях, то мы получим достаточно полный перечень должностных лиц. Из них субъектами коррупции, на наш взгляд, могут быть только те, кто занимает государственные должности.

Сложнее обстоит дело с корыстной заинтересованностью. С одной стороны, она может быть корыстной, а, с другой стороны, отступление от правильного выполнения функциональных обязанностей должностного лица иногда вызвано личной заинтересованностью (выручить родственника, просьба другого руководителя или авторитетного человека). То есть главное заключается в том, что совершается нарушение служебного долга. Я считаю, что подобного рода нарушения существуют в следующих формах:

1) должностное лицо незначительно отклоняется от существующих правил, действуя в интересах своей группы (семьи, друзей) и не получая за это вознаграждения;

2) должностное лицо отдает предпочтение членам своей группы (семьи, друзей, клана) при принятии решений, связанных с назначением на должность, заключением контрактов и т.д., при этом не получая материального вознаграждения;

3) должностное лицо получает подношения (деньги, подарки) в качестве условия надлежащего исполнения своих обязанностей (например, оформления документов в установленные сроки, без излишней волокиты и мелочных придирок);

4) должностное лицо получает вознаграждение в обмен на нарушение действующей процедуры рассмотрения вопроса или принятия решения, на базе нарушения законных оснований принятия самого решения. В этом случае при помощи взятки "покупается" ускоренная или облегчённая процедура при наличии законных оснований для того решения, которое нужно взяткодателю (например, принятие единоличного решения там, где требуется комиссионное рассмотрение);

5) должностное лицо получает вознаграждение в качестве условия надлежащею рассмотрения дела. Такая ситуация может сложился, если оно наделено широкими властными полномочиями и не обязано отчитываться в их использовании. Например, судья оценивает факты, характеризующие личность подсудимого на основании внутреннею убеждения и в соответствии с этой оценкой делает вывод об общественной опасности лица и индивидуализирует меру наказания. Но подобное рассмотрение вопроса может быть поставлено недобросовестным судьёй в прямую зависимость от получения взяток, в противном случае смягчающие обстоятельства, перечень которых в законе не является исчерпывающим и зависит от усмотрения суда, не будут должным образом учтены и будет назначено более суровое наказание;

6) должностное лицо получает вознаграждение за принятие незаконного решения в интересах взяткодателя;

7) должностное лицо получает вознаграждение за ненадлежащее выполнение своих прямых обязанностей (например, за попустительство, за терпимое отношение к каким-либо нарушениям);

8) должностное лицо создаёт такие условия обеспечивающие результаты голосования благоприятные для проведения выгодного для себя решения;

9) должностное лицо умышленно использует своё служебное положение вопреки интересам государственной службы в целях получения личной выгоды.

Таким образом, в определении коррупции необходимо учесть два основополагающих момента:

лицо должно быть должностным и использовать либо свой статус должностного лица, либо вытекающие из него возможности для придания приоритетного характера отношениям с отдельным лицом или лицами в противовес другим лицам . В связи с этим я считаю, что под коррупцией следует понимать незаконное использование должностным лицом своего статуса или вытекающих из него возможностей влиять на других лиц с целью получения личной выгоды. В этом определении фиксируется приоритет интересов одних лиц перед другими. Появление такого ничем не обоснованного преимущества и есть изначальный показатель коррупционного поведения должностного лица, которое это допустило. На мой взгляд, такое понимание коррупции позволит точнее определить границы правового регулирования этого опасного явления.

На основе рассмотренного материала я делаю вывод, что правопорядок возможен только в таком государстве, в котором все органы действуют на основе законности, обеспечивая охрану правопорядка, интересов общества, прав и свобод граждан. Такие явления, как коррупция, взяточничество и т.д. противоречат статье 22 Конституции Республики Беларусь, которая гласит: «Все равны перед законом и имеют право без всякой дискриминации на равную защиту прав и законных интересов». Ведь правопорядок предполагает наличие действенных гарантий охраны прав граждан и обеспечения исполнения юридических обязанностей; он основан на добровольном и сознательном соблюдении правовых норм большинством граждан. Развитие демократии, совершенствование законодательства, укрепление законности - основные факторы способствующие постоянному укреплению правопорядка.

Соотношение законности, правопорядка и демократии.

Соотношение прав и обязанностей человека и проблемы преступности.

На современном этапе развития для всех частей земного шара в равной степени характерны: рост преступности; энергичное провозглашение и акцентирование прав человека; оттеснение на второй план обязанностей человека. Я считаю, что декларирование на международной основе основных прав человека, а также подготовка и принятие соответствующих конвенций – важная веха в развитии человеческой жизни и общества в целом. Необходимость создания нового, более справедливого мира, а также решимость бороться с государственным террором и проявлениями диктатуры вынудили ООН после второй мировой войны собрать воедино основные гражданские и опубликовать «Всеобщую декларацию прав человека».

Статья вторая 1 раздела Конституции Республики Беларусь гласит: «Человек, его права, свободы и гарантии их реализации являются высшей ценностью и целью общества и государства.

Государство ответственно перед гражданином за создание условий для свободного и достойного развития личности. Гражданин ответственен перед государством за неукоснительное исполнение обязанностей, возложенных на него Конституцией.»

В последнее время стало обычным явлением перечислять хорошо известные всем права человека, а также требовать их соблюдения. Ознакомление граждан со своими правами и побуждение к их соблюдению – важнейшая задача нашего общества, один из принципов демократии.

Но в этом оттеснении обязанностей человека на второй план есть и отрицательные факторы. Я считаю, что отсутствие определения основных обязанностей человека на том же уровне, что и его прав, неизбежно приводит к перевесу в сторону требования немедленного и безоговорочного осуществления только его прав. Такой подход, как своеобразное искажение личностной ориентации, может привести к совершению преступления, а акцентирование же прав человека без соответствующего определения обязанностей может стать криминогенным фактором. Влияние данного фактора ощущается и в имеющем место в наши дни росте преступности.

Тот факт, что в настоящее время обязанности человека блекнут по сравнению с его правами, однозначно доказывают так называемые процессы медиации. В ходе примирительного процесса между лицом совершившим преступление и потерпевшим часто выясняется, что преступник не задумывается о жертве, о причиненных ею страданиях и ущербе, а стремится лишь любой ценой удовлетворить свои, по его мнению единственно законные потребности, причем противоправным путем. У такого лица нет чувства долга, он не понимает, что обязан считаться с последствиями своих действий для других людей.

Отсюда я делаю вывод, что энергичное ( часто совершенно неоправданное ) или чрезмерное акцентирование прав человека при оттеснении на задний план обязанностей человека или пренебрежение к ним во многих случаях приводит к обострению желания человека осуществить свои права немедленно и в полном объеме. В мотивационной борьбе, предшествующей совершению преступления, если таковая вообще имеет место, понимание индивидом своих обязанностей обычно не заходит дальше слабых импульсов, и, следовательно, легко рождаются волевые установки на преступное поведение. Отсутствие сознания обязанности находится в прямой связи с нарушением нормы. То есть возникает противоречие: демократические явления влекут за собой антидемократические. Я считаю, что когда подчеркиваются лишь права, а обязанности замалчиваются, это, к сожалению, часто приводит к искаженной трактовке верных по своей сути принципов.

Мы живем в демократическом обществе. Демократия (греч. demokratia, буквально народовластие) – форма, разновидность общественной власти, государства, основанная на признании народа в качестве источника власти. Соотношение законности, правопорядка и демократии это сложная система общественных отношений. Участники этой системы одновременно являются и взаимозависящими и противоречащими друг другу.

Ведь демократия это явление, находящееся в постоянном развитии. Процесс демократизации общественной жизни отнюдь не является необратимым. На его пути расставлено множество ловушек, оказавшись в которых борцы за демократию обрекают ее на поражение. Да и сама демократия не должна возводиться в абсолютный принцип. Демократия, как власть народа, выступает скорее нормативным идеалом, чем характеристикой реальных демократических государств. Противоречие, заключающееся в демократии, состоит в том, что власть народа означает его самоуправление и следовательно – отрицание политического государства, специального аппарата принуждения, других атрибутов государства. То есть демократия отрицает те основные элементы, на которых базируются законность и правопорядок. То же можно сказать и о законности и о правопорядке. Но на самом деле никогда и нигде демократия не существовала без государства. Идея отмирания государства, по мнению ряда ученых, является утопичной из-за того, что в обществе неизбежно расхождение интересов людей, а также из-за необходимости для социальной системы принимать по определенным вопросам обязательные для всех решения. (Основы политологии, М., 1992, c. 203).

Я думаю, наша страна еще не готова к установлению демократии. Ведь развитие демократии характеризуется не количеством партий, общественных организаций и других институтов, а положением человека в обществе. Демократия благо лишь тогда, когда она соответствует политической культуре и менталитету народа. Аксиоматично, что развитие демократии определяется состоянием культуры общества. Но эта проблема органической связи культуры и демократии осознается не всеми людьми. Поверхностное увлечение демократией, при которой появляется право говорить все, что угодно и не делать того, что наиболее трудно; неотлаженность механизмов демократического управления , неуважительное отношение к правовым и моральным нормам приводят к упадку культуры, разгулу анархии, беспорядкам, то есть к таким нормам, для устранения которых в государстве предназначаются законность и правопорядок. Я думаю, демократия - это образ жизни, в основе которого лежат зрелые политические, социально - экономические, психологические отношения, способные гарантировать стабильность государства и высокий жизненный уровень народа. Выход из противоречия, возникающего в результате взаимодействия демократии, законности и правопорядка я вижу в постепенном введении принципов демократии во взаимодействии с принципами законности и правопорядка.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Возможно к концу 20-го столетия мировому сообществу удастся выработать эффективный правовой механизм предупреждения, пресечения или приостановления глобальных войн. Если это произойдет, то самой большой опасностью для его демократического и экономического развития останется интенсивно растущая национальная и транснациональная преступность, особенно ее организованная составляющая. Борьба с ней может оказаться последней, долгой, позиционной, кровопролитной и разрушительной для человечества. Осознание общественно опасного характера и реальных масштабов угрозы, создаваемых организованной преступностью, является сегодня актуальным и, пожалуй, наиболее зловещим вопросом.

Еще в 1990 г. в одном из документов 9 Конгресса ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями: «Организованная преступность создает прямую угрозу национальной и международной безопасности и стабильности, и представляет собой фронтальную атаку на политическую и законодательную власти, а также создает угрозу самой государственности. Она нарушает нормальное функционирование социальных и экономических институтов и компрометирует их, что приводит к утрате доверия к демократическим процессам. Она подрывает процесс развития и сводит на нет достигнутые успехи. Она ставит в положение жертвы население целых стран и эксплуатирует человеческую уязвимость, извлекая при этом доходы. Она охватывает, опутывает и даже закабаляет целые слои общества, особенно женщин и детей. Я думаю, что данные выводы всецело подтверждаются сегодняшней реальностью.

Организованная преступность в «социалистической форме» у нас существовала давно. В условиях тотального контроля с мафиозными предприятиями как-то справлялись. Во время перестройки она стала бесконтрольно заполнять новые политические и экономические ниши. В июле 1988 г. в «Литературной газете» был опубликован диалог А. Гурова и Ю. Щекотихина «Лев прыгнул», громко известивший о прыжке организованной преступности. Два месяца спустя, в подборке откликов на него, один из знающих дело заключенных писал: « Лев действительно прыгнул, но обойма вашего пистолета на этот раз оказалась пуста ». И это было и останется горькой правдой. Только в случае существования соответствующих положений, позволяющих рассматривать организованную преступность на основе права, можно бороться с ней. Только в этом случае возможно ее более или менее статическое отслеживание, только в этом случае можно приблизиться к ее реальному пониманию и осознанию.

С момента объявления о «прыжке» организованной преступности прошло много лет. Отечественная мафия, «блестяще» используя правовой вакуум, укрепилась внутри страны и за ее пределами. А специалисты уголовного права, процесса и криминологии вместе с законодателями и политиками так и не пришли к консенсусу о борьбе с ней. Разноречий много, но я считаю наиболее важным из них одно: можно или нельзя бороться с организованной преступностью на основе уголовного и процессуального законодательства 60-х годов?

Некоторые считают, что можно. Опираясь на теорию классической школы уголовного права 18-го века, симпатии к романтической демократии и антипатии к низшим социологическим и статическим реалиям, они полагают, что организованная преступность в значительной мере является выдумкой беспомощных правоохранительных органов, которые, не умея ловить преступников, требуют для себя специальных законов и особых полномочий. Они считают, что все преступления совершаемые организованными преступниками, предусмотрены в действующем уголовном законодательстве, а институт соучастия позволяет привлечь к уголовной ответственности и организаторов, что криминализация организационной деятельности является ненужной и опасной.

Другие доказывают, что нельзя, так как при любой работе правоохранительных органов от уголовной ответственности уходят организаторы и руководители преступных сообществ, которые, «чтя уголовный кодекс», стремятся непосредственно не совершать и не организовывать конкретных преступлений, указанных в действующем законодательстве. Правоохранительные органы о многих из них знают, но к уголовной ответственности привлечь не могут, так как нет составов преступлений за создание преступных группировок и руководство ими. «Крестные отцы» таким образом выпадают из института соучастия, в связи с чем преступные сообщества не теряют управляемости, обладают исключительной жизнеспособностью и свойством быстрого восстановления потерь «шестерок». Число квалифицированных маргиналов из вооруженных сил, правоохранительных органов и спортивных обществ растет и некоторые из них вынуждены идти на работу к «мафии».

Следует подчеркнуть, что глубокого аналитического обсуждения противоположных позиций так и не получилось, хотя было много «круглых столов», семинаров и публикаций. Противники криминализации организационной деятельности, чаще всего специалисты уголовного права, как правило уходили от ее серьезного обсуждения, ссылаясь на то, что организованная преступность – проблема якобы криминологическая, а не уголовно правовая.

Западные ученые объективно, а не мифологически представляющие демократию и не по газетам знающие организованную преступность в своих странах, не разделяют позиции легкого отношения к ней. Американец С. Хендельмах , например, полагает, что крах КПСС и СССР разрушил систему социального контроля и систему уголовного правосудия. Новые условия, для которых характерно практически полное отсутствие законов о борьбе с организованной преступностью и низкая эффективность экономической системы, стали благоприятной средой, как для развития организованной преступности, так и преступности вообще.

Поиск объективной статистической и социологической информации, прагматизм и здравый смысл трудно приживаются в нашей социальной и юридической науке. Поверхностное представление о действенном социально-правовом контроле, на котором держится демократия развитых стран, неспособность исполнительных и судебных властей учредить и поддерживать правовой порядок способствовали образованию в нашей стране действительно беспрецедентной предпринимательской деятельности». В ней интенсивно формируется новая криминальная элита, для которой руководство и управление преступной средой стало высоко прибыльной и абсолютно безопасной, если не считать внутренних разборок, сферой приложения интеллектуальных и профессиональных способностей.

На основе отечественных исследований и мировых сопоставлений криминологи начали говорить об этом практически около 10 лет назад. Но, видимо, прав был Гегель, когда сделал свой грустный вывод: « История учит, что народы и правительства ничему не научаются из истории». Я думаю, что нашей стране, ошибочно принявшей обретение свободы за саморегулируемый процесс, нужно, видимо, было пройти через собственную большую кровь и собственный общенациональный страх, чтобы начать осознавать всю опасность государственной преступности ( так, как ее давно познали другие страны ). Появление политической и некоторой экономической свободы она использовала немедленно в своих интересах.

Известно, что в последнее время человеческая жизнь истребляется в таких количествах и так бесшабашно не только в ставших уже «привычными» национальных конфликтах, но и в быту, бизнесе, политических кругах, что она перестает считаться чем-то ценным. Утрачивается ее уникальность, ее важное значение для общества. Мы привыкли, просматривая каждый день прессу, читать ужасающие своей обыденностью сводки о преступлениях. Безусловно, многие преступления заставляют содрогнуться от хладнокровности и жестокости. Но при глубоком изучении этой проблемы выясняются некоторые нюансы. Конечно, вина за конкретное преступление всегда лежит на человеке, который его совершил. Он имел возможность выбора и он выбрал. Преступник должен быть наказан. Но есть и другая вина. Это от части вина общества, государства, семьи, не сумевших создать атмосферу добропорядочности, уважения к человеку, научить ценить людскую жизнь. Семья, школа, общественность, правоохранительные органы не привили этим людям необходимые навыки доброты, человеколюбия, нравственные принципы, которые бы воспитали у них чувство уважения к закону и т.д. конечно, все это не может быть, да и не должно быть основанием для освобождения преступника от ответственности.

На основе рассмотренного материала я делаю вывод, что благополучное существование нашей страны ( а равно и всего человечества ) возможно только при разрешении проблемы преступности. Разрешение этой проблемы я вижу в таком реформировании законодательства, которое позволило бы пресечь коррумпированность, взяточничество и тому подобные различные негативные явления, благодаря которым существование организованной преступности становится возможным. Естественным продолжением этих реформ будет укрепление и законности и правопорядка.

Список используемой литературы:

1) Вит.И. «Соотношение прав и обязанностей человека и проблемы преступности».//Государство и право, 1995 г., №7.

2) Иванов Н.Г. «Групповая преступность: содержание и вопросы законодательного регулирования».//Государство и право, 1996 г., №9.

3) Кудрявцев В.Н. «О правонарушениях и законности».// Государство и право, 1996 г., №4.

4) Лунев В.В. « Организованная преступность в России: осознание, истоки, тенденции.//Государство и право, 1996 г., №4.

5) Медведев А.М . «Вымогательство взятки».// Государство и право, 1996 г., №8.

6) Сурова Л.Б. «Проблема смертной казни в современном обществе».// Государство и право, 1996 г., №4.

7) Шабалин В.А «Организованная преступность в России: взгляд из Америки.// Государство и право, 1996 г., №1.

8) Кудрявцев В.Н . «О правопонимании и законности».// Государство и право, 1994 г., №3.

9) Мальцев В.А. «Демократические основы политической жизни общества».// Социально политический журнал, 1993 г., №7.

10) Казаченко И.Я., Николаева З.А. «Коллизии уголовного и уголовно-исполнительного законодательства».// Государство и право, 1993 г., №2.

11) Портнов И.П. «Город и преступность».// Государство и право, 1993 г., № 2

12) ) работа доцента Московского института МВД России, кандидата юридических наук Л.В.Астафьева. «К вопросу о понятии коррупции»

Сноски.

1, стр. 3 - Иванов Н.Г. «Групповая преступность: содержание и вопросы законодательного регулирования».//Государство и право, 1996 г., №9.

2, стр. 10 - Казаченко И.Я., Николаева З.А. «Коллизии уголовного и уголовно-исполнительного законодательства».// Государство и право, 1993 г., №2.

3, стр. 15 - Лунев В.В. « Организованная преступность в России: осознание, истоки, тенденции.//Государство и право, 1996 г., №4.

4, стр. 17 - Кудрявцев В.Н . «О правопонимании и законности».// Государство и право, 1994 г., №3.

5, стр. 26 - Медведев А.М . «Вымогательство взятки».// Государство и право, 1996 г., №8.

6, стр. 27Портнов И.П. «Город и преступность».// Государство и право, 1993 г., № 2.

7, стр. 33 - работа доцента Московского института МВД России, кандидата юридических наук Л.В.Астафьева . «К вопросу о понятии коррупции»

8, стр. 40 - Вит.И. «Соотношение прав и обязанностей человека и проблемы преступности».//Государство и право, 1995 г., №7.

9, стр. 42 - Мальцев В.А. «Демократические основы политической жизни общества».// Социально политический журнал, 1993 г., №7.

10, стр. 44 - - Лунев В.В. « Организованная преступность в России: осознание, истоки, тенденции.//Государство и право, 1996 г., №4.

11, стр. 48 - Сурова Л.Б. «Проблема смертной казни в современном обществе».// Государство и право, 1996 г., №4.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений21:39:45 18 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
13:45:31 24 ноября 2015
ну ничего....некоторый плагиат, конечно, но скачать стоит
я13:37:09 08 мая 2006Оценка: 4 - Хорошо

Работы, похожие на Реферат: Проблемы укрепления законности и правопорядка

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(151312)
Комментарии (1844)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru