Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Право обвиняемого на защиту и его соотношение с презумпцией невиновности

Название: Право обвиняемого на защиту и его соотношение с презумпцией невиновности
Раздел: Рефераты по уголовному праву и процессу
Тип: реферат Добавлен 02:48:32 08 июля 2005 Похожие работы
Просмотров: 1992 Комментариев: 2 Оценило: 1 человек Средний балл: 5 Оценка: неизвестно     Скачать

Введение

          Неотъемлемым содержанием правового государства является охрана и обеспечение прав и законных интересов лиц, участвующих в уголовном процессе, и, в частности, обвиняемых.

          Проблемы обеспечения прав и законных интересов обвиняемого, совершенствования деятельности органов дознания, прокуратуры, суда и адвокатуры являются актуальными. Нельзя бороться с преступностью, не уделяя должного внимания правам личности, и, в частности, правам обвиняемого в уголовном процессе.

          В современных условиях развития и совершенствования правого государства свобода личности, ее права и гарантии возрастают, следовательно, это свойственно и уголовному судопроизводству.

          Возрастание гарантий прав и законных интересов лиц, участвующих в уголовном процессе соответствует как интересам личности, так и интересам общества в целом. Только при условий гарантированности прав и законных интересов лиц, участвующих в уголовном процессе и прежде всего обвиняемого, возможно выполнение задач уголовного судопроизводства.

          Таким образом, вопрос о гарантиях прав обвиняемого имеет большое практическое и теоретическое значение. Этим и объясняется выбор темы дипломной работы.

          В настоящей работе делается попытка рассмотреть основные вопросы процессуальных гарантий обвиняемого в стадии досудебного расследования, и, прежде всего права обвиняемого в стадии досудебного расследования и обязанности прокурора, направленные на охрану и обеспечение законных интересов и прав обвиняемого.

          В работе не дается исчерпывающего изложения всех вопросов темы. Объем настоящей работы позволил остановиться только на наиболее важных и спорных вопросах темы, которые различно решаются в теории уголовно-процессуального права Российской федерации и практике расследования уголовных дел. Работа основана на анализе действующего уголовно-процессуального закона, практике его применения и специальной литературе, посвященной процессуальному положению обвиняемого.

Глава 1

Сущность и значение процессуальных гарантий

в уголовно-процессуальном праве

          Основное содержание правового положения личности в Российской Федерации составляют ее права и обязанности. Российская Конституция предоставляет своим гражданам широкие демократические права и свободы во всех областях хозяйственной, государственной, культурной и общественно-политической жизни. Однако, государство не ограничивается только закреплением прав и свобод граждан, а гарантирует соблюдение и реализацию этих прав, что несомненно является одним из важнейших признаков правового государства.

          В правовом государстве должно быть обеспечено всестороннее развитие личности, ее творчества, политической активности, что требует дальнейшего развития политических, социальных и личных прав граждан и разнообразных гарантий их обеспечения. В связи с этим возникает вопрос, что же представляет собой действующая в России система гарантий прав и свобод граждан, каковы конкретные виды этих гарантий и как они обеспечивают охрану прав и свобод граждан?

          Можно указать следующие виды гарантий: экономические, политические, правовые (юридические) и идеологические. Большинство юристов считают, что "классификация видов гарантий  прав граждан на экономические, политические, юридические и идеологические является наиболее полной и правильной. Критерием этой классификации должно служить содержание или социальное назначение средств, обеспечивающих осуществление прав граждан, и что вопрос о методах, способах обеспечения прав граждан о том, как обеспечивается реализация прав... А это уже другой критерий классификации, приводящий к различию юридических и общественно-моральных гарантий. Однако с этой точки зрения (по методу) нельзя отличать экономические гарантии от политических и юридических".  Указанные виды гарантий тесно связаны между собой и взаимно дополняют друг друга. "Классификация гарантий полезна и необходима. Она позволяет лучше и глубже проследить и раскрыть эти гарантии, указать на эффективность и неэффективность, достоинства или недостатки, сделать соответствующие рекомендации, способствует научному анализу и т.д."

          Следует также отметить, что гарантии прав и свобод граждан тесно связаны, и, по существу, совпадают с гарантиями законности. Там, где гарантируется законность, гарантируются тем самым и субъективные права граждан.

          Ниже будет рассмотрены понятие и классификация юридических гарантий, как наиболее полно относящихся к теме настоящей работы. В научной литературе высказываются различные соображения в отношении понятия юридических гарантий. Так, например, А.В. Мицкевич считает, что "под юридическими гарантиями следует понимать средства охраны прав граждан от каких бы то ни было посягательств".[1] Как мы видим, А.В.Мицкевич не дает четкого определения - что же из себя представляют "средства охраны прав граждан", каково их происхождение? Поэтому такое понимание юридических гарантий - слишком общее, и, естественно, не дает возможности раскрыть их содержание как особой категории гарантий.

          М.С. Строгович полагает, что юридические гарантии - "это те установленные законом, нормами права средства и способы, которыми охраняются и защищаются права граждан, пресекаются и устраняются нарушенные права".[2] В данной формулировке мы находим ответ на поставленный нами выше вопрос о понятии юридических гарантий. Мы вполне согласны с мнением М.С. Строговича, считающего, что эти средства и способы установлены законом, нормами права и поэтому в дальнейшем будем придерживаться данного им понятия юридических гарантий. На наш взгляд в формулировке понятия юридических гарантий следовало бы сказать, что этими средствами не только "охраняются и защищаются права граждан", но и обеспечиваются ими.

          Теперь рассмотрим проблему классификации юридических гарантий.

          Среди ученых - юристов нет единого мнения по этому вопросу. Так, Н.И. Матузов ограничивается только перечислением наиболее основных, на его взгляд, видов юридических гарантий: прокурорский надзор, судебная защита, правоохранительная деятельность органов власти и управления, институт жалоб и заявлений.[3] П.Т. Васьков полагает, что "юридические гарантии можно классифицировать, выделив в особые группы юридические гарантии, относящиеся к различным отраслям права".[4]

          Другое мнение встречается у М.С.Строговича. Он считает, что

"правовые (юридические) гарантии можно классифицировать и по объектам

действия, то есть по тем важнейшим экономическим, политическим и иным

отношениям, которые охраняются при помощи норм права - законность, основные права граждан и т.д.".

          На наш взгляд все приведенные выше классификации являются до некоторой степени условными и эта условность заключается в том, что между юридическим гарантиями нет резко очерченных границ. Они тесно связаны между собой, переплетаются, дополняя друг друга.

          Остановимся теперь на юридических гарантиях, существующих в

уголовно-процессуальном праве РФ.

          Установленные уголовно-процессуальным законом правила производства по уголовным делам направлены на охрану прав и законных интересов граждан, государства, общественных организаций, предприятий и учреждений, участвующих в уголовном процессе, и, таким образом, являются процессуальными.

          По мнению Д.С. Карева, "процессуальные гарантии - это нормы уголовно- процессуального права, обеспечивающие осуществление задач  правосудия, охрану прав и законных интересов всех участвующих в уголовном процессе лиц, организаций, учреждений и предприятий".[5] Д.С. Карев видит две задачи, стоящие перед процессуальными гарантиями, а именно: создание надлежащих условий для осуществления задач правосудия и охрану прав и законных интересов всех участвующих в уголовном процессе лиц, предприятий, учреждений и организаций. Мы считаем, что наиболее точное и обоснованное понятие процессуальных гарантий дает М.С. Строгович, который считает, что "процессуальные гарантии - это установленные процессуальным законом средства, которые обеспечивают правильное осуществление по каждому уголовному делу задач  правосудия".[6] Как правило, уголовно-процессуальные гарантии определяются как  установленные законом средства и способы, содействующие успешному осуществлению правосудия, защите прав и законных интересов личности. Такое определение, будучи недостаточно полным, в то же время правильно  ориентирует на неразрывную связь процессуальных гарантий надлежащего осуществления правосудия и гарантий интересов личности. Иначе говоря, значение уголовно-процессуальных гарантий нельзя связывать только с охраной интересов правосудия или только с охраной интересов личности  и  нельзя  противопоставлять  их  друг другу.  В то же  время  нужно иметь в виду, что гарантии правосудия не поглощают собой гарантий прав личности, поскольку в этом случае вообще исключается возможность конфликтов и несовпадений общественных и личных интересов. Между тем в уголовном судопроизводстве несовпадение этих интересов наблюдается чаще в других областях отношений государства и физического лица. В уголовном судопроизводстве нередко обвиняемый прибегает к различным ухищрениям, чтобы избежать заслуженного наказания, однако и при таком поведении он пользуется всеми гарантиями его процессуальных прав. Сказанное означает необходимость различать и исследовать "как научную проблему процессуальных гарантий правосудия, так и проблему процессуальных гарантий прав личности, но... в качестве основного вида процессуальных гарантий правосудия" .

          Система процессуальных норм и процессуальных отношений в уголовном процессе РФ построена так, что для органов дознания, прокуратуры и суда создаются все условия, обеспечивающие правильное расследование и разрешение уголовных дел, выяснение по ним всех существенных обстоятельств, установление истины. Процессуальные гарантии - гарантии правосудия; уголовный процесс есть система таких процессуальных гарантий. В этом смысле любой институт уголовного процесса, любой процессуальный принцип выступает как процессуальная гарантия полного, всестороннего и объективного расследования уголовного дела и справедливого его разрешения.      Уголовно-процессуальные институты служат защите как прав граждан, участвующих в уголовном процессе, так и их законных интересов.

          Право личности и законный интерес личности - категории нетождественные. Но права гражданина выражают его законные интересы, служат их защите. Поэтому вполне правомерно постановка вопроса о процессуальных  гарантиях прав и законных интересов граждан, участвующих в процессе, как особого вида процессуальных гарантий правосудия.

          По своим целям и существу уголовно-процессуальные гарантии прав и законных интересов лиц, участвующих в уголовном процессе, являются демократическими гарантиями и служат задачам правосудия. При этом необходимо отметить, что "система процессуальных прав и гарантий личности в уголовном процессе имеет целью обеспечить не всякий, а только законный интерес участника уголовного судопроизводства, то есть такой интерес, который соответствует задаче познания компетентными органами государства объективной истины, изобличению и справедливому наказанию виновных и только в меру их действительной вины. ”

Уголовно-процессуальные гарантии, например, не могут охранять стремление обвиняемого (подсудимого) ввести в заблуждение органы дознания, прокуратуры и суда, избежать ответственности, которая соответствовала бы содеянному. Поэтому всем участникам уголовного судопроизводства предоставляется возможность отстаивать свои интересы не любыми средствами и способами, а только предусмотренными законом.

          Важное значение в системе процессуальных средств охраны прав и законных интересов лиц, участвующих в уголовном процессе, имеют:

- обязанности должностных лиц - дознавателя, прокурора, судей - по обеспечению прав и законных интересов указанных лиц;

- совокупность прав, предоставленная каждому лицу, участвующему в уголовном процессе.

          Содержание процессуальных гарантий не исчерпывается вышеперечисленными элементами, но важно отметить, что все элементы взаимосвязаны и обеспечивают друг друга. Например, обязанность прокурора предъявить обвиняемому обвинение, служит одной из гарантий его права знать, в чем он обвиняется. В системе процессуальных гарантий прав и законных интересов лиц, участвующих в уголовном процессе, обязанности дознавателя, прокурора и суда по охране этих прав и интересов имеют очень важное значение. Это определяется тем, что расследование и рассмотрение уголовных дел - исключительная компетенция названных выше лиц. Только суду и судье, прокурору, дознавателю принадлежит право принимать в пределах своей компетенции решения по вопросам, возникающим в ходе расследования и рассмотрения уголовных дел. В области уголовно-процессуальной деятельности свои права граждане могут реализовать, как правило, лишь через действия соответствующих должностных лиц. "При этом существенной гарантией уголовно-процессуальных прав одних субъектов правоотношения является безусловное выполнение корреспондирующих обязанностей другими участниками правоотношения". Отсюда понятно то большое значение, которое имеют обязанности должностных лиц для подлинного, реального значения процессуальных прав лиц.

Чем последовательнее и шире, конкретнее выражены в законе обязанности дознавателя, прокурора, суда по охране прав и интересов участвующих в уголовном процессе лиц, тем тщательнее эти права и интересы гарантируются.

          Мы вполне согласны с мнением П.С. Элькинд по вопросу о корреспондировании уголовно-процессуальных прав и обязанностей субъектов уголовно-процессуальных отношений.[7] Однако было бы неправильным значение процессуальных гарантий прав лиц, участвующих в уголовном процессе, ограничивать лишь той частью обязанностей должностных лиц, которым прямо корреспондируют соответствующие права участвующий в деле лиц.

          Э.Ф. Куцова полагает, что "значение процессуальных гарантий прав и законных интересов граждан, участвующих в уголовном процессе, имеют обязанности дознавателя, прокурора, суда:

- непосредственно связанные с соответствующими правами граждан и прежде всего обвиняемого;

- состоящие в разъяснении гражданам, участвующим в процессе, их прав;

- состоящие в совершении по инициативе самих должностных лиц всех иных действий, необходимых для защиты прав и законных интересов граждан, участвующих в процессе".[8] Мы считаем, что выделение в самостоятельную группу обязанностей дознавателя, прокурора, суда, которые непосредственно связаны с разъяснением прав  лицам, участвующим в процессе, не вполне обоснованно, ибо эта группа обязанностей по существу корреспондирует правам участников процесса и, следовательно, относится к первой группе обязанностей, о которой говорит Э.Ф.Куцова.

          Следует отметить, что для обеспечения прав и законных интересов граждан, участвующих в уголовном процессе, существенен тот факт, что закон не только возлагает на должностных лиц большие обязанности по охране прав и законных интересов, но и содержит гарантии исполнения этих обязанностей. Уголовно-процессуальное законодательство РФ предусматривает целую систему таких гарантий.

          Важнейшей гарантией надлежащего исполнения должностными лицами рассматриваемых обязанностей являются процессуальные права, предоставленные гражданам. Особое значение в системе этих прав имеют процессуальные права обвиняемого, но было бы неправильно ограничивать систему прав и гарантий личности в уголовном процессе только правами обвиняемого (подсудимого). Необходимый объем процессуальных прав законодатель обеспечивает всем, участвующим в уголовном процессе лицам."

Следует отметить важное значение права на обжалование действий и решений дознавателя, прокурора и суда, предоставленного всем участвующим в процессе лицам.

           Вся система принципов уголовного процесса, а также процессуальная форма служат гарантией должного исполнения дознавателем, прокурором, судом их обязанностей по охране прав и законных интересов участников процесса.

          "Наиболее отчетливое выражение широкий объем процессуальных прав участников процесса получает в принципе их процессуального равенства в судебном заседании".

          Статья 245 УПК РФ, говоря о равенстве прав участников судебного разбирательства, называет среди них подсудимого, защитника, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей.[9] В силу различного процессуального интереса законодатель гарантирует только этим участникам уголовного процесса равные процессуальные права, точно оговоренные в законе, по представлению доказательств, участию в исследовании доказательств и заявлению ходатайств. Такое равенство процессуальных прав в судебном заседании является важной гарантией против одностороннего и субъективного разрешения дела, а также условием познания истины по каждому уголовному делу. Преимущество в названных областях процессуальной деятельности одного из участников судебного разбирательства умаляло бы возможность защиты своих интересов другим, даже если права этого другого участника судебного разбирательства достаточно широки.

          Уголовный процесс в РФ построен так, что в каждой из последующих стадий проверяется законность и обоснованность действий, совершенных на предшествующих стадиях процесса. Существенное нарушение процессуальных прав личности, обнаруженное на каждой из последующих стадий, влечет процессуальные санкции. Например, отмена приговора влечет за собой возвращение дела на дополнительное расследование. Следовательно, сама система стадий уголовного процесса, закрепленная в законе, служит гарантией должного исполнения дознавателем, прокурором, судом их обязанностей по охране прав и законных интересов участвующих в уголовном процессе лиц.

          Не менее важно то обстоятельство, что существенной гарантией должного исполнения дознавателем, судом их обязанностей по охране прав и законных интересов лиц является надзорная деятельность прокурора. В соответствии с  УПК РФ "прокурор обязан во всех стадиях уголовного процесса своевременно принимать предусмотренные законом меры к устранению любого нарушения закона, от кого бы это нарушение не исходило". Для обеспечения прав личности важно, чтобы деятельность прокурора была нацелена не только на  устранение уже допущенных нарушений, но и на их предупреждение. Поэтому законодатель обязал прокурора предупреждать нарушения закона, которые, возможно, только будут совершены (ст. 18 "Закона о прокуратуре").

          Значительное расширение и демократизация гарантий прав и законных интересов лиц, участвующих в уголовном процессе, определяется широким привлечением общественности к решению задач правосудия, например, участие в раскрытии преступлений (ст. 128 УПК РФ).

          Деятельность общественности служит процессуальной гарантией прав и законных интересов личности, поскольку участие общественности (например, судебных заседателей) способствует наиболее всестороннему, полному и объективному исследованию обстоятельств дела; содействует соблюдению требований закона. Представители общественности наделены такими правами, которые дают им возможность активно воздействовать на ход процесса, оказывать влияние на характер решений, принимаемых судом.

          Важной чертой развития уголовно-процессуального законодательства РФ является возрастание процессуальных гарантий прав и законных интересов лиц, участвующих в уголовном процессе.

          Направления укрепления и развития процессуальных гарантий различны. Ввиду того, что в данной работе не представляется возможным подробно рассмотреть этот вопрос, мы остановимся только на некоторых основных направлениях укрепления и развития процессуальных гарантий.

1. Реальное возрастание процессуальных гарантий обеспечивается как наличием соответствующего законодательства, так и существенным возрастанием социально-экономических и политических гарантий законности.

2. Совершенствование уголовно-правовых норм и институтов, находящихся в тесной связи с уголовным процессом и, естественно, оказывающих влияние на процессуальные гарантии.

3. Усиление правовой регламентации деятельности дознавателя, прокурора, судей по расследованию уголовных дел и их разрешению.

4. Возрастание обязанностей дознавателя, прокурора и суда по обеспечению прав и законных интересов  лиц, участвующих в уголовном процессе, а также гарантий их исполнения. "Чем шире процессуальные гарантии предусмотрены в законе, тем с большей тщательностью и полнотой они применяются на практике, тем в большей степени обеспечиваются и государственные публичные интересы и законные личные права граждан".

Глава 2

Гарантии прав обвиняемого на защиту.

          Законодатель, возлагая на соответствующие органы обязанность, решительно изобличать каждого, совершившего преступление, в то же время строго требует от них, чтобы ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден (ст. 4 УПК РФ).

          Уголовно-процессуальное законодательство РФ (ст. 143 УПК РФ) регламентирует основание привлечения к уголовной ответственности следующим образом: "При наличии достаточных доказательств, дающих основание для предъявления обвинения в совершении преступления, следователь выносит мотивированное постановление о привлечении соответствующего лица в качестве обвиняемого".[10]

          По поводу определения степени доказанности фактов, составляющих основание уголовной ответственности, предела их доказывания и другим вопросам в части привлечения к уголовной ответственности в процессуальной литературе нет необходимой четкости и последовательности.

          В.З. Лукашевич, В.М. Савицкий и ряд других процессуалистов считают недопустимым обвинение человека, если у прокурора имеются колебания, сомнения в его виновности.  Эта позиция сейчас нашла всеобщее признание.

          Мы также стоим на той точке зрения, что прокурор, строго разбираясь в собранных по делу доказательствах, объективно и всесторонне оценивая их, должен твердо убедится в том, что факты, образующие основание уголовной ответственности и содержание формулируемого им обвинения, установлены в соответствии с действительностью, что принимаемое по ним решение единственно правильное, строго законное и обоснованное, ибо привлечение к уголовной ответственности только тогда отвечает интересам правосудия, когда оно является законным и обоснованным".

          Что же служит правовой основой для появления обвиняемого в уголовном процессе?

          В юридической литературе по данному поводу нет единого мнения. Если

М.С.Строгович, М.А.Чельцов и многие другие процессуалисты связывают появление обвиняемого с вынесением постановления о привлечении к уголовной ответственности, то другие, в том числе Р.Д.Рахунов, связывают это с непосредственным предъявлением обвинения.

          По общему правилу лицо признается обвиняемым с момента предъявления ему обвинения. Но если известно, что это лицо преднамеренно скрывается от расследования, то в таком случае лицо можно признать обвиняемым с момента вынесения постановления. Это объясняется тем, что согласно ст. 196 УПК РФ розыск объявляется в отношении обвиняемого.

           С таким решением данного вопроса необходимо согласиться, так как именно с момента предъявления обвинения лицо полностью узнает, какое деяние и в какой степени ему инкриминируется, какими процессуальными правами оно обладает, и следовательно, возникает реальная возможность для защиты.

          Как активный участник уголовного процесса, обвиняемый наделен широким комплексом прав на защиту. Под правом на защиту следует понимать совокупность процессуальных прав, обеспечивающих обвиняемому реальную возможность защищать свои законные интересы. Это право складывается из права на личную защиту и права на помощь защитника.

          В соответствии со ст. 19 УПК РФ право обвиняемого на защиту выражается в предоставлении обвиняемому возможности защищаться установленными законом средствами и способами. В обязанность прокурора и дознавателя входит обеспечение охраны личных и имущественных прав обвиняемого.

На первый взгляд такое требование закона может показаться непонятным. Следователь должен привлечь к ответственности лицо, совершившее преступление. Он собрал доказательства виновности и обвиняет лицо в преступлении. Как же он должен заботиться о том, чтобы обвиняемый мог защищаться от обвинения, и даже охранять его личные и имущественные права? Возложение на следователя этой обязанности является разумным и необходимым. "Не только в интересах обвиняемого, но и в интересах расследования в целях правильного, объективного выяснения всех обстоятельств дела дать обвиняемому возможность выдвинуть все имеющиеся у него возражения, выслушать и внимательно проверить все его объяснения. Следователь обязан обеспечить право обвиняемого на защиту для того, чтобы самому не допустить ошибки и правильно разрешить дело". [11]

          Разумеется, что "обеспечение обвиняемому права на защиту имеет значение не только для субъекта этого права. Оно составляет, вместе с тем, одно из необходимых условий познания истины, как и достижения других задач уголовного процесса". Объем процессуальных прав, предоставленный обвиняемому, как и средства его осуществления "устанавливается в пределах, необходимых для познания истины и, тем самым, для охраны законных интересов обвиняемого".

          В соответствии с ч. 3 ст. 58 УПК  РФ обвиняемый имеет право: знать, в чем он обвиняется, и давать пояснения в связи с предъявленным ему обвинением; представлять доказательства; заявлять ходатайства; знакомиться со всеми материалами дела с момента окончания досудебного расследования и выписывать из дела необходимые сведения или же с помощью технических средств копировать необходимые материалы дела; иметь защитника; участвовать в судебном разбирательстве в суде первой инстанции; заявлять отводы; приносить жалобы на действия и решения дознавателя, прокурора и суда. Как видно, данная статья не содержит специального перечня прав, которыми обладает обвиняемый только в стадии досудебного расследования. Указанными правами он наделен как участник всего уголовного процесса.

          Процессуальные права, предоставленные законом обвиняемому, и средства  их обеспечения некоторыми процессуалистами условно делятся на группы.  В частности Н.В. Жогиным и Ф.Н. Фаткуллиным - на две группы.[12] К первой группе они относят те права и процессуальные гарантии, которые непосредственно вытекают из конституционного права на защиту. Во вторую группу входят те права обвиняемого на досудебном расследовании, которые связаны с охраной его личных прав и имущественных интересов.

          Уточнение классификации прав и средств защиты обвиняемого в уголовном процессе облегчает уяснение процессуальных возможностей обвиняемого в различных стадиях уголовного процесса, помогает исследовать глубже и детальнее проблему обеспечения прав обвиняемого в стадии досудебного расследования.

          Одной из важнейших процессуальных гарантий прав обвиняемого считается презумпция невиновности.

          Проблема презумпции невиновности обвиняемого является одним из наиболее спорных вопросов в науке уголовного процесса.

          Так, например, М.Л. Якуб считает, что "презумпция невиновности означает, что в уголовном процессе всякий предполагается невиновным до тех пор, пока не доказано обратное, то есть вина".[13] Другие процессуалисты, в частности, И.Л. Петрухин, В.З. Лукашевич, М.С. Строгович предлагают следующую формулировку презумпции невиновности: "... обвиняемый предполагается невиновным, пока его виновность не доказана в установленном законом порядке ".[14]

Одни авторы считают, что презумпция невиновности - это не презумпция как таковая, а лишь метод исследования или логический прием, применяемый во всех стадиях процесса. Другие и вовсе отрицают существование презумпции невиновности в уголовном процессе. Например, М.А. Чельцов утверждал, что презумпция невиновности не содержит реальных гарантий правосудия, не налагает обязанностей на органы прокуратуры и суда по объективному, всестороннему, полному исследованию обстоятельств дела и не обеспечивает прав обвиняемого на защиту. "Процессуальные гарантии прав обвиняемого вытекают не из презумпции невиновности, никогда не формулированной в нашем процессуальном праве, а из принципа законности, как высшей гарантии демократизма и справедливости уголовного процесса".

          Как же разрешает вопрос о презумпции невиновности действующее уголовно-процессуальное законодательство?

          Обратимся к ст. 13 УПК РФ, которая гласит: "Никто не может быть признан виновным в совершении преступления и осужден, пока его вина не доказана в установленном законом порядке и признана вступившим в законную силу приговором суда".

          Презумпция невиновности - это одна из важнейших гарантий права обвиняемого на защиту и установления истины в уголовном процессе. Следователь, исполняя возложенную на него задачу изобличать виновных в совершении преступления, собирает доказательства, необходимые и достаточные для признания судом данного лица виновным. Он по своему внутреннему убеждению оценивает собранные доказательства под углом зрения их достаточности для признания лица виновным и приходит к убеждению в виновности данного лица, но следователь не вправе своим постановлением признать лицо виновным в совершении преступления.

          "Значение презумпции невиновности в основном состоит в том, что ею обеспечиваются права привлеченного к уголовной ответственности лица и в то же время обеспечивается непредвзятое, объективное исследование обстоятельств дела.

Нарушения же презумпции невиновности, отступления от нее неизбежно придают исследованию обстоятельств дела односторонне обвинительный характер, что не содействует обнаружению истины по делу, а наоборот, уводит от нее".

          Право обвиняемого знать, в чем он обвиняется, обеспечивается по закону рядом процессуальных гарантий. "Осуществление этого права обвиняемого служит необходимой предпосылкой дальнейшего деятельного участия его в процессе доказывания. Обвиняемый недостаточно осведомленный о том, какое деяние ему инкриминируется, практически лишен возможности противопоставлять свои доводы формуле обвинения".[15]

          Следователь, собрав доказательства, достаточные для предъявления обвинения, обязан вынести мотивированное постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого (ст. 143 УПК РФ).

          Л.М. Карнеева считает, что "в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого впервые формулируется и обосновывается обвинение, предъявляемое определенному лицу".[16]  На мой взгляд, закон не предусматривает обязательности изложения в постановлении доказательств, обосновывающих обвинение. Необходимо и достаточно изложить фактические обстоятельства деяния и юридическую основу привлечения к уголовной ответственности. Однако, все утверждения, содержащиеся в постановлении должны основываться на имеющихся в деле доказательствах, а не на догадках или внепроцессуальных данных, что неоднократно подчеркивалось ранее.

          Содержание постановления в общем виде регламентируется в ч.1 ст. 144

УПК РФ, где сказано, что в данном постановлении указывается: "место и время составления постановления; кем составлено постановление; фамилия, имя, отчество и возраст обвиняемого; место, время совершения преступления, мотивы и способ его совершения, квалифицирующие признаки, последствия и другие обстоятельства, поскольку они установлены материалами дела; статья, часть и пункт уголовного закона".

          Процессуальный порядок привлечения лица в качестве обвиняемого, требование закона о праве на защиту и об обеспечении этого права обусловливают необходимость указывать в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого все элементы состава преступления.

          Для реального осуществления защиты очень важно точное указание в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого на конкретный признак преступления, когда диспозиции уголовного закона содержит несколько квалифицирующих признаков.

Особенно необходимо в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого по статье с бланкетной диспозицией указывать, какие конкретно правила и их пункты нарушены. Так, например, по уголовному делу № 35630297 прокурором г. Тамбова было вынесено постановление о привлечении в качестве обвиняемого Дмитрия К-ва по обвинению в том, что он "управляя транспортным средством, нарушил правила безопасности движения, чем причинил потерпевшим легкие телесные повреждения и телесные повреждения средней тяжести, а именно:

          19 августа 1998 г. около 22.30 час. водитель Д.М. К-ев., в нарушение п. 25.1 и 27.1 Правил дорожного движения (ПДД), без водительского удостоверения и находясь под воздействием алкогольных напитков, управлял а/м “FORD” и следовал на ней по Рассказовской дороге в направлении с. Тулиновка. На 13 км указанной дороги Д. К-ев. проявил невнимательность к окружающей обстановке и ее изменениям, не действовал в соответствии с требованиями п.п. 3, 7, 47, и 102 ПДД, совершая левый поворот, не убедился в безопасности данного маневра, в том, что не создаст препятствий для других участников дорожного движения, в результате чего вызвал столкновение с а/м “Жигули”, водитель которой Павел Г-кий. ехал по Рассказовской дороге навстречу.

В результате преступных действий Д. К-ва потерпевшим С.Г-му были причинены телесные повреждения вида ушиба головы с ушибленной раной в области лба, которые по своему характеру относятся к легким телесным повреждениям, вызвавшим кратковременное расстройство здоровья на срок свыше 6, но не более 21 дня; П. П-го - телесные повреждения вида ушиба головы с ушибленной раной в области лба слева, ушиб левой кисти с ушибленно-рваной раной и повреждением сухожилия 3-го пальца, которые по своему характеру относятся к телесным повреждениям средней тяжести, вызвавшим длительное расстройство здоровья на срок свыше 21 дня; К. К-нок - телесные повреждения вида ушиба головы с ушибленными ранами в области темени, ушиб обеих стоп с кровоподтеком на правой стопе, которые по своему характеру относятся к легким телесным повреждениям, не вызвавшим кратковременного расстройства здоровья на срок свыше 6 дней; А. П-го - телесное повреждение вида перелома шейки левой бедренной кости, которое относится к телесным повреждениям средней тяжести, вызвавшим длительное расстройство здоровья на срок свыше 21 дня. Своими  действиями  Д. К-ев совершил  преступление, предусмотренное  ст. 264 ч. 1 УК РФ".

Анализируя практику, прокуратуре Тамбовского района при предъявлении обвинения лицу в совершении преступлений, предусмотренных статьями 263 УК РФ, следует отметить, что в основном прокуроры предоставляют обвиняемым возможность ознакомиться с теми пунктами Правил дорожного движения, которые указаны в постановлении.

          В ч. 3 ст. 144 УПК РФ сказано: "Если обвиняемому вменяется несколько преступлений, которые совершены не связанными вместе преступными деяниями (реальная совокупность), в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого следует отдельно указать обстоятельства совершения каждого преступления и их квалификацию".[17] Естественно, нарушение этого требования закона создает серьезные трудности в защите от предъявленного обвинения.

          Если инкриминируемое обвиняемому преступление охватывает несколько эпизодов, то в формулировке обвинения каждый из них необходимо излагать отдельно, так как это позволяет обвиняемому дать развернутые объяснения по каждому пункту обвинения.

          Прокурор обязан строго индивидуализировать обвинение в зависимости

от степени вины, характера и общественной опасности совершенного преступления, личности обвиняемого и обстоятельств дела, смягчающих и отягчающих ответственность.

          В соответствии с требованиями ст. 154 УПК РФ изменение и дополнение обвинения влечет за собой вынесение нового постановления, которое предъявляется обвиняемому. "Постановление о привлечении в качестве обвиняемого, вынесенное во изменение ранее предъявленного обвинения, должно быть мотивированным  и содержать ссылку на те изменения, которые послужили основанием для вынесения нового постановления."

          Как указано в ч. 2 ст. 154 УПК РФ, "если предъявленное обвинение в ходе досудебного расследования в какой - либо части не нашло подтверждения, следователь своим постановлением уголовное дело в этой части прекращает и сообщает об этом обвиняемому." Следовательно и эта статья УПК РФ направлена на обеспечение права обвиняемого знать, в чем он обвиняется.

          Резолютивная часть постановления о привлечении в качестве обвиняемого должна быть изложена в соответствии с формулировкой обвинения.

          Постановление о привлечении в качестве обвиняемого следователь обязан предъявить обвиняемому не позднее сорока восьми часов с момента его вынесения и во всяком случае не позднее, чем в день явки обвиняемого или его принудительного привода (ч. 1 ст. 148 УПК РФ).

          "Соблюдение установленных законом сроков ознакомления обвиняемого с процессуальными актами, в которых формулируется обвинение, - необходимый элемент права обвиняемого на защиту". [18] Нарушение сроков нужно рассматривать как незаконное ограничение права на защиту.

          Закон требует, чтобы прокурор ознакомил обвиняемого с постановлением о привлечении в качестве обвиняемого, разъяснил сущность предъявленного обвинения и его права на досудебном расследовании (ч. 3 ст. 148 УПК РФ).

          Отсюда совершенно очевидно, что само содержание постановления о привлечении в качестве обвиняемого обязательно в силу прямого требования закона должно быть доведено до сведения обвиняемого.

          Мы согласны с мнением Г.М. Миньковского, что "предъявление обвинения включает объявление постановления, разъяснение его сущности и разъяснение обвиняемому его прав".

          Следователь знакомит обвиняемого с постановлением о привлечении последнего в качестве обвиняемого путем предъявления ему текста этого постановления. В тех случаях, когда обвиняемый не может сам прочитать постановление, например, в случае незнания языка, на котором написано постановление, малограмотности, плохого зрения и т.д., оно должно быть прочитано прокурором вслух или переводчиком на языке, которым владеет обвиняемый.

          Обвиняемому может быть предъявлено обвинение в совершении нескольких преступлений, охватываемых несколькими статьями уголовного закона, или в преступлении, состоящем из нескольких разновременных и совершенных в различных местах и при различных обстоятельствах противоправных действий.

Естественно, что при однократном ознакомлении с постановлением о привлечении в качестве обвиняемого последнему нелегко запомнить все фактические обстоятельства обвинения, которые ему вменяются в вину и выдвинуть обоснованные доводы в свою защиту. Поэтому ряд процессуалистов, в частности, Н.С. Алексеев, В.З. Лукашевич стоят на точке зрения, что "для обеспечения законных интересов и прав обвиняемого было бы правильнее выдавать ему копию постановления или разрешить самому снимать копию этого постановления",  что не вызывает возражения, ибо такой порядок предъявления обвинения более надежно обеспечивал бы права обвиняемого в уголовном процессе и повысил бы ответственность прокурора за правильность и обоснованность предъявляемого обвинения.[19] Право обвиняемого получить копию постановления о привлечении в качестве обвиняемого зафиксировано в проекте готовящегося к принятию уголовно - процессуального Кодекса.

          Разъяснение сущности предъявленного обвинения заключается в обязательном разъяснении прокурором юридической терминологии, ознакомлении обвиняемого с текстом соответствующей статьи закона, если диспозиция статьи закона бланкетная, то и с текстом соответствующих правил, например, "Правил дорожного движения" и т.д.

          "При предъявлении обвинения лицам, которые в силу психических или физических недостатков не могут сами осуществлять свое право на защиту, присутствует защитник; может быть вызван законный представитель".

          "Гарантии же соблюдения прав обвиняемого состоят в том, что они прежде всего должны быть подробно ему разъяснены, а затем обеспечена возможность полной их реализации."

          Разъяснение обвиняемому его прав должно производиться путем оглашения ст. 58 УПК РФ в части, относящейся к досудебному следствию и разъяснения смысла каждого ее положения. "Разъяснение обвиняемому его прав при предъявлении обвинения не исключает необходимости разъяснить таковые при производстве отдельных процессуальных действий, если эти права не охватываются общим перечнем."  На практике выполнение этих требований закона подчас сводится к тому, что прокурор просто зачитывает и не разъясняет достаточно подробно весь перечень принадлежащих ему прав, а равно сущность и значение реализации этих прав, что несомненно ущемляет законное право обвиняемого знать свои, предусмотренные уголовно-процессуальным законом права. Можно согласиться с мнением Н.С. Алексеева, В.З. Лукашевича, Е. Шеина и других процессуалистов, что "для обеспечения действительно своевременной реализации предоставленных обвиняемому по закону прав в стадии предварительного следствия, необходимо вручать ему печатный бланк, перечисляющий все права обвиняемого в этой стадии процесса, о чем делать соответствующую отметку в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого. [20]

При таком порядке разъяснения прав обвиняемый сможет после окончания допроса в спокойной обстановке ознакомиться со всеми правами, которыми он обладает в этой стадии и принять меры для действительной реализации своих прав".  Такое решение вопроса о разъяснении обвиняемому его прав на досудебном расследовании следовало бы закрепить в законе.

          Нельзя согласиться с В.М. Савицким, который предлагает составлять отдельный протокол о разъяснении прав обвиняемому в стадии досудебного расследования,  ибо это просто нецелесообразно потому, что прокурор достаточно загружен составлением разного рода процессуальных документов.

          Право давать объяснения по предъявленному обвинению обвиняемый осуществляет при допросе, к которому согласно требованиям ч.1 ст.150 УПК РФ следователь обязан немедленно приступить после предъявления обвинения. Если же допрос не мог быть произведен немедленно, то о причинах промедления должен быть составлен протокол.

          Установление законом такого срока создает гарантии реального использования обвиняемым его права давать объяснения по предъявленному обвинению. Если бы обвиняемого допрашивали не в течении определенного законом срока после предъявления обвинения, а в зависимости от усмотрения прокурора, то данное право обвиняемого могло бы оказаться недостаточно обеспеченным. Кроме того, "соблюдение указанного правила направлено также к созданию условий для установления истины по делу".

          Статья 58 УПК РФ говорит об объяснениях обвиняемого, статьи 49 и 150 УПК РФ - о показаниях обвиняемого. В связи с этим возникает вопрос: являются ли показания обвиняемого и его объяснения идентичными, тождественными понятиями или между ними есть разница? На наш взгляд в УПК РФ законодатель не делает различия между объяснениями и показаниями обвиняемого. Того же мнения придерживается большинство процессуалистов, в частности, М.С. Строгович пишет по этому поводу следующее: "Показания обвиняемого, то есть его сообщения о тех или иных фактах, обстоятельствах дела, в то же время являются и его объяснениями, в которых выражается отношение обвиняемого к предъявленному ему обвинению и при помощи которых обвиняемый защищается от этого обвинения". [21]

          Обвиняемому должна быть предоставлена возможность давать объяснения в полном объеме по поводу предъявленного ему обвинения, независимо от того, допрашивался ли он ранее.

          Давать объяснения (показания) - право обвиняемого, а не обязанность, поэтому в случае отказа от дачи показаний, а равно дачи ложных показаний, он не несет уголовной ответственности. Сам обвиняемый решает, какие объяснения следует привести по предъявленному обвинению. "Объяснения обвиняемого могут касаться: а) фактической стороны деяния, указанного в акте, формулирующем обвинение; б) юридической его стороны (квалификация, смягчающие и отягчающие ответственность обстоятельства, мера наказания); в) достаточности доказательств для вывода о виновности; г) отношения обвиняемого к отдельным доказательствам, исследованным на досудебном расследовании или суде; д) изложения фактов, как они известны самому обвиняемому, в связи с исследованием отдельных доказательств".

          В уголовном процессе РФ право обвиняемого давать объяснения по существу предъявленного обвинения гарантируется обязанностью следователя разъяснить ему сущность предъявленного обвинения, после чего немедленно начать допрос.

          В начале допроса обвиняемому ставиться вопрос, понятно ли ему предъявленное обвинение и признает ли он себя виновным в инкриминируемом ему преступлении. Обвиняемый может признать себя виновным полностью, частично или вообще не признать себя виновным.

          Принуждение к даче показаний при допросе путем применения незаконных действий со стороны прокурора, является преступлением (ст. 302 УК РФ).

          Гарантируя совершенно свободное изложение обвиняемым своих показаний, уголовно-процессуальное законодательство РФ (ст. 151 УПК РФ) требует от следователя, чтобы протокол допроса перед его подписанием предъявлялся обвиняемому для прочтения или по просьбе обвиняемого прочитывался ему следователем, о чем необходимо сделать отметку в протоколе. Большинство авторов придерживаются мнения, что прочитывание протокола допроса самим обвиняемым следует признать более правильным. Дополнения и поправки, вносимые в протокол, после прочтения представляют по существу дополнительные показания обвиняемого и подлежат обязательному занесению в протокол. Поэтому протокол в этой части вновь подписывается всеми лицами, принимавшими участие в допросе.

          Важной гарантией рассматриваемого права обвиняемого является требование закона занести показания в протокол по возможности дословно и в первом лице.

          Я согласен с И.Л. Петрухиным, считающим, что объяснения обвиняемого могут быть изложены в письменных заявлениях, ходатайствах, "в некоторых предусмотренных законом случаях объяснения обвиняемого могут фиксироваться прокурором в протоколах процессуальных действий, не связанных с допросом обвиняемого". [22]

          Все высказанные (либо изложенные письменно) обвиняемым доводы и соображения подлежат тщательной и всесторонней проверке. Судебной практике известны случаи, когда из-за нарушения этого требования отменялись судебные приговоры с передачей дела на новое рассмотрение со стадии досудебного расследования.

          С вопросом о процессуальных гарантиях обвиняемого тесно связано применение мер пресечения.

          В соответствии со ст. 89 УПК РФ "мерами пресечения являются: подписка о невыезде, личное поручительство, залог, передача под надзор милиции, домашний арест, заключение под стражу, передача военнослужащего под надзор командования воинской части, передача несовершеннолетнего под надзор родителей, опекунов или попечителей".

          Мера пресечения - это не мера наказания, ибо наказание применяется к лицу, признанному судом виновным в совершении преступления, а мера пресечения - лишь к лицу, обвиняемому в совершении преступления. Так как меры пресечения ограничивают свободу обвиняемого и затрагивают его интересы, избираемая в отношении обвиняемого мера пресечения всегда соразмеряется с тем наказанием, которое может быть применено к обвиняемому согласно статье уголовного Кодекса, по которой квалифицируется инкриминируемое обвиняемому преступление. Этим преследуется цель избежать применения к обвиняемому в процессе расследования и разбирательства дела таких мер пресечения, которые были бы тяжелее, чем то наказание, к которому обвиняемого может приговорить суд, что является существенной гарантией обвиняемого от необоснованного применения меры пресечения.

          О принятии меры пресечения прокурор выносит мотивированное постановление, которое в соответствии с требованиями ст. 92 УПК РФ обязан объявить лицу, в отношении которого оно вынесено.

          Уголовно-процессуальный закон требует, чтобы прокурор при избрании меры пресечения учитывал тяжесть совершенного преступления, личность обвиняемого, вероятность уклонения обвиняемого от расследования и суда, воспрепятствование установлению истины, род занятий обвиняемого, его возраст, состояние здоровья, семейное положение и другие обстоятельства.

          Применение того или иного вида мер пресечения точно регламентируется специально предусмотренными статьями уголовно-процессуального законодательства.

          Согласно ст. 96 УПК РФ, заключение под стражу, являясь наиболее тяжелой из всех мер пресечения, применяемых на практике, "применяется лишь  по делам о преступлениях, за которые законом предусмотрено наказание в виде  лишения свободы. В отношении несовершеннолетних заключение под стражу в качестве меры пресечения можно применять только в исключительных случаях, если это необходимо в связи с тяжестью совершенного преступления, личностью виновного или повторного совершения преступления".

"Основным содержанием неприкосновенности личности как принципа уголовного процесса является такой процессуальный порядок производства по уголовным делам, при котором обвиняемый будет огражден от незаконного или необоснованного ареста, а также любой другой меры пресечения и вообще любой меры процессуального принуждения, будет гарантирован от какого-либо произвола в применении принудительных мер".

          Неприкосновенность личности в стадии досудебного расследования гарантируется тем, что ни одно лицо не может быть арестовано без санкции судьи.

          Одной из важнейших гарантий обвиняемого является его право обжаловать избранную в отношении его меру пресечения.

          В уголовно-процессуальном Кодексе РФ установлен ряд дополнительных гарантий при заключении обвиняемого под стражу. Какие же это дополнительные гарантии?

          Согласно ст. 98 УПК РФ "при наличии у лица, заключенного под стражу, несовершеннолетних детей, остающихся без надзора, прокурор обязан передать их на попечение родственников или других лиц или учреждений." Дети в подобных случаях могут быть помещены, например, в детский дом, школу-интернат и т.п. Если у заключенного под стражу остается без надзора имущество или жилище, то прокурор обязан принять меры к обеспечению их охраны, что четко выражено в ст. 99 УПК РФ.

О принятых мерах в отношении детей, имущества или жилища, прокурор обязан сообщить заключенному под стражу. Так, по уголовному делу № 02206693, возбужденному по факту убийства Галины А-вой, по признакам преступления, предусмотренного ст. 105 УК РФ, к уголовной ответственности был привлечен ее муж А. А-в, к которому в качестве меры пресечения было применено заключение под стражу. Ввиду того, что у обвиняемого без надзора осталась его квартира, прокурор направил ходатайство в самоуправление района об охране квартиры А . А-ва.

          В указанных статьях УПК РФ, как мы видим, законодатель не говорит о процессуальной форме принятия мер попечения о детях, охраны имущества и жилища заключенного под стражу. Представляется, что следовало бы установить процессуальную форму данных действий следователя, ибо на практике часто встречаются уголовные дела, где соответствующий орган выполнил требования ст. 98 и 99 УПК РФ, однако это не нашло отражения в материалах дела и, следовательно, в суде об этом не будет известно.

          Законом предусмотрена обязанность прокурора сообщать об аресте по месту работы и семье обвиняемого (ст. 96 УПК РФ).

          Указанные дополнительные гарантии прав обвиняемого Н.В. Жогин, Ф.Н. Фаткуллин относят к группе гарантий, "которые связаны с охраной иных личных прав и имущественных интересов обвиняемого".

          Важной гарантией законности и обоснованности заключения под стражу является требование ст. 96 УПК РФ указывать в постановлении о заключении под стражу, какие конкретные обстоятельства явились основанием для применения этой меры пресечения.

          Мы согласны с мнением Ю.Д. Лившиц, что "данное положение не только не противоречит общему требованию - мотивировать избрание любой меры пресечения, но и усиливает его применительно к такой мере, как заключение под стражу".[23] Следует отметить, что из мотивированного постановления обвиняемый может уяснить причины его ареста и обжаловать приведенные в нем факты.

          Уголовно-процессуальный закон ограничивает содержание под стражей определенными сроками (ст. 97 УПК РФ). Более того, эти сроки закон четко отграничивает от сроков расследования.

          Продление срока содержания под стражей равносильно даче санкции на арест, поэтому закон обязывает прокурора мотивировать постановление о продлении срока содержания обвиняемого под стражей. Если срок содержания под стражей не продлен в установленном законом порядке, то его истечение является основанием для освобождения лица, заключенного под стражу в качестве меры пресечения. Начальник места предварительного заключения (следственного изолятора) обязан не позднее семи суток до истечения срока письменно уведомить об этом прокурора, в производстве которого находится уголовное дело, который своим постановлением освобождает заключенного.

В соответствии с ч. 5 ст. 97 УПК РФ время, которое затрачено обвиняемым на ознакомление с материалами дела в порядке ст. 220.1, 220.2 УПК РФ, не входит в срок содержания под стражей. На основании ст. 72 УК РФ, в срок отбывания наказания засчитывается время, проведенное под стражей во время досудебного расследования.

          Из презумпции невиновности вытекает важное положение - обязанность доказывания виновности обвиняемого лежит на обвинителе, а не на обвиняемом, что закреплено в статье 13 УПК РФ.

          Исходя из положений, закрепленных в ст. 58 УПК РФ, мы можем сказать, что представление доказательств обвиняемым является лишь его правом, вытекающим из права за защиту. Этого мнения придерживается большинство процессуалистов.

          Право предоставлять доказательства в стадии досудебного расследования обвиняемый осуществляет, непосредственно передавая прокурору письменные доказательства и давая показания; заявляя ходатайства о допросах свидетелей, производстве осмотров, вызов специалистов, назначении экспертиз, истребовании письменных доказательств и т.д.; участвуя в следственных действиях.

          Прокурор обязан обеспечить обвиняемому возможность осуществить право на представление доказательств, однако к представленным доказательствам он должен подходить критически. Прокурор не вправе отклонить представленные обвиняемым доказательства, если они имеют существенное значение для дела, то есть направлены на выяснение обстоятельств, которые в соответствии с требованиями ст. 69 УПК РФ подлежат доказыванию.

          Используя первую форму осуществления рассматриваемого права обвиняемого, последний представляет различные справки, характеристики и другие документы, которые представляют по его просьбе также учреждения, предприятия, родственники.

          В случаях, когда определенное доказательство не находится в распоряжении обвиняемого, последний ходатайствует о его истребовании и приобщении к делу. В следственной и судебной практике часто встречаются случаи, когда обвиняемый ходатайствует о допросе свидетелей, которые, как правило, прокурору неизвестны.

          Следует отметить, что процедура представления доказательств прокурору УПК РФ не предусмотрена. Так в ч. 3 ст. 77 УПК РФ говорится только о том, что доказательства могут быть представлены по своей инициативе обвиняемым и другими участниками процесса, а каково процессуальное закрепление в уголовном деле указанных доказательств, законодатель не говорит. И.Л. Петрухин предлагает два варианта:

1) представление доказательств производить в присутствии понятых и оформлять протоколом, в котором следует изложить заявление обвиняемого о представляемом доказательстве, место и время его обнаружения, необходимость его приобщения к делу, ходатайство обвиняемого о приобщении доказательства к делу, а равно данные осмотра представленного доказательства. Вслед за этим прокурор выносит постановление о приобщении представленного доказательства к делу или постановления об отказе в ходатайстве обвиняемого о приобщении доказательства.

2) производится выемка представленного доказательства с последующим допросом обвиняемого по поводу этого доказательства и вынесением постановления о приобщении его к делу.  Автору представляется более целесообразным такой порядок, при котором в ходе допроса обвиняемый сообщает о доказательстве, находящемся в его распоряжении, месте и времени его обнаружения, о необходимости его приобщения к делу. Далее прокурор выносит постановление о выемке представленного доказательства и приобщении его к делу после осмотра или выносит постановление об отказе в удовлетворении ходатайства обвиняемого о приобщении доказательства.[24]

          Осуществление обвиняемым права заявлять ходатайства - одна из форм участия его в процессе доказывания. Круг вопросов, по которым обвиняемый может заявлять ходатайства, законом не определен. Ходатайства могут быть заявлены обвиняемым по различным вопросам, возникающим в процессе доказывания, от правильного разрешения которых зависит установление истины по делу.

Заявлять ходатайства обвиняемый может в любой форме - письменной или устной. Это право обвиняемого гарантируется обязанностью прокурора принять ходатайство, приобщив его к делу наряду с другими материалами, если оно подано в письменной форме; если же обвиняемый заявляет устное ходатайство - занести его в протокол допроса и исполнить, если факты, об установлении которых ходатайствует обвиняемый, имеют значение для дела. Другой гарантией правильного решения этого вопроса является требование закона, чтобы об отклонении ходатайства обвиняемого прокурор вынес мотивированное постановление (ст. 131 УПК РФ). Это постановление сообщается заявившему его обвиняемому, который вправе его обжаловать вышестоящему прокурору.

          Если ходатайство было однажды заявлено и отклонено, то это не означает, что нельзя заявить то же ходатайство вновь при наличии к тому оснований. Отказ удовлетворить ходатайство только потому, что оно ранее отклонялось, недопустимо без рассмотрения его по существу. "Отклоняя необоснованные, противоречащие закону ходатайства, следственные органы не должны отказывать в ходатайствах, направленных на защиту прав обвиняемого, гарантированных законом. Необоснованное отклонение законных ходатайств обвиняемого наносит ущерб не только его интересам, но и интересам следствия".

          Естественно, что обвиняемый, заявляя ходатайство, должен указать для установления каких фактов он просит выполнения того или иного действия со стороны прокурора, без выполнения этого требования ходатайство не будет иметь процессуального значения.

          "При разрешении заявленных ходатайств прокурор должен исходить из необходимости обеспечить всестороннее, полное и объективное исследование обстоятельств дела с тем, чтобы момент суда был максимально приближен к моменту совершения преступления".

          В случае удовлетворения ходатайства прокурор может ограничиться устным сообщением или письменным уведомлением. Обвиняемые иногда возбуждают ходатайства о своем участии в производстве следственных действий. На досудебном расследовании обвиняемый имеет право участвовать в следственных действиях, в ходе которых обнаруживаются, процессуально закрепляются и проверяются доказательства. Известно, что некоторые следственные действия невозможно проводить без обвиняемого.

          Мы согласны с мнением В.З. Лукашевич, что "участие обвиняемого в производстве отдельных следственных действий может оказать серьезную помощь расследованию в установлении обстоятельств, имеющих существенное значение по данному делу". [25]

          Для обеспечения всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств и для вынесения законного и обоснованного решения по уголовному делу закон (ст. 22 УПК РФ) требует, чтобы те лица, которые занимаются расследованием, разрешением уголовного дела и осуществлением надзора за соблюдением законности в уголовном судопроизводстве, а также другие участники были объективны и беспристрастны.

          Гарантией такой объективности и беспристрастности является установление требования обязательности отвода лиц, перечисленных в ст. 22 УПК РФ, "если они лично, прямо или косвенно заинтересованы в этом деле". В стадии досудебного расследования это требование относится к дознавателю, прокурору, эксперту и переводчику.

          "Под прямой личной заинтересованностью понимается такая заинтересованность в данном конкретном деле, при котором участник судопроизводства имеет материальный или иной личный интерес, который будет или может быть затронут в процессе расследования или судебного разбирательства уголовного дела.

          Под косвенной личной заинтересованностью понимается такая заинтересованность, при которой участник судопроизводства, хотя непосредственно не заинтересован в исходе досудебного расследования, судебного разбирательства или решения суда, но заинтересованные лица, интересы которых не безразличны участнику в силу родственных связей, близких отношений и тому подобных причин". [26]

          Если у прокурора имеются причины, по которым ему может быть дан отвод обвиняемым, он обязан заявить самоотвод, о чем должен уведомить вышестоящего прокурора.

          Обвиняемый, заявляя отвод прокурору, обращается непосредственно к нему, либо к вышестоящему прокурору. О факте заявления отвода отмечается в материалах дела.

          Отвод должен быть мотивирован, то есть обвиняемый (или его защитник) должны указать причины отвода, те факты, которые подтверждают личную заинтересованность прокурора.

          Это право обвиняемого гарантируется, во-первых, тем, что прокурор обязан направить вышестоящему прокурору заявление об отводе; а во-вторых, установленной законом обязанности вышестоящего прокурора разрешить заявленный отвод, однако все это не приостанавливает проведения расследования до разрешения заявления об отводе (ст. 23 УПК РФ).

          Автор отмечает, что в отличие от сроков отвода дознавателя (ст. 23 УПК РФ), сроки рассмотрения заявлений об отводе прокурора в действующем уголовно-процессуальном законодательстве не предусмотрены. В связи с чем считаю необходимым для обеспечения полной гарантии объективности и беспристрастности ввести аналогичные сроки рассмотрения отвода следователя. Однако, следует предостеречь от легковерного принятия любого отвода, заявляемого прокурору по мотиву, что его действия якобы, вызывают сомнения в его беспристрастности. Под этим предлогом обвиняемые иногда пытаются отвести от расследования дела инициативного, способного прокурора, в котором они чувствуют опасного противника, могущего полностью раскрыть совершенные ими преступления. Например, при расследовании уголовного дела № 04100297 по обвинению Владимира П-ка в совершении преступления, предусмотренного ст. 162 УК РФ, ему в качестве меры пресечения было применено заключение под стражу. В связи с тем, что обвиняемый, находясь под стражей, посредством нелегальной переписки с родственниками пытался оказать давление на свидетелей и потерпевших по делу, прокурор добился перевода обвиняемого в другой следственный изолятор. После этого обвиняемый В. П-к заявил отвод прокурору, усмотрев в таких его действиях предвзятое к нему отношение. Вышестоящим прокурором заявление об отводе отклонено как необоснованное.

          Заявление об отводе эксперту и переводчику разрешает прокурор, в производстве которого находится уголовное дело.

          Согласно статьям 23, 61 и 63 УПК РФ отвод этим лицам может быть заявлен, если они являются: потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком по делу, имеют родственные связи с одним из этих участников процесса или с обвиняемым, а также при наличии обстоятельств, вызывающих сомнение в их беспристрастности, недостаточно компетентны.

Эксперту, помимо того, отвод может заявляться по той причине, что он находился или находится в служебной или иной зависимости от какого-либо участника процесса или уже производил по данному делу ревизию, материалы которой послужили основанием к возбуждению уголовного дела.

          Возможность обжалования решений и действий следователя имеет важное значение как для охраны интересов государства, так и для охраны прав лиц, в частности, обвиняемого.

          В отличии от отвода жалобы, подаваемые на действия следователя, не содержат в себе ходатайств об устранении прокурора от дела и преследуют более узкие цели, а именно: восстановление нарушенных, по мнению заявителя, отдельных его прав или устранение установленных действиями прокурора ограничений. Жалобы на действия следователя могут приноситься в течение всего периода расследования. Они могут приноситься на отказ в допросе того или иного свидетеля или приобщении к делу тех или иных доказательств, на отказ в проведении следственного эксперимента, на необоснованно строгую меру пресечения, о домогательстве показаний, на неправильность составления следственных документов и т.п. Таким образом, жалобы могут быть принесены на любое действие и решение следователя, которое по мнению обвиняемого ограничивает или нарушает его права.

          Закрепляя право обвиняемого на обжалование, уголовно-процессуальный закон гарантирует его обеспечение путем возложения ряда обязанностей на следователя, на действия которого эти жалобы приносятся (ст. 218-220.2 УПК РФ). Так, устные жалобы закон обязывает прокурора занести в протокол, который подписывает жалобщик.

          Жалобу обвиняемого следователь обязан разрешить в течение трех суток по ее получении (ч. 1, ст. 219 УПК РФ), что обеспечивает быстрое реагирование на жалобу и, естественно, гарантирует интересы жалобщика.

          Если же в удовлетворении жалобы прокурор отказывает, то он обязан уведомить об этом жалобщика и изложить мотивы, по которым жалоба признана необоснованной.

          Обвиняемый вправе обжаловать решение прокурора по жалобе вышестоящему прокурору и кроме того подать жалобу на действия прокурора (ст. 220 УПК РФ).

          Необходимо отметить, что в УПК РФ не решен вопрос о приобщении жалобы и ответа на нее к уголовному делу. Как показывает практика, иногда на судебном следствии возникает и обсуждается вопрос о результатах разрешения жалобы обвиняемого на досудебном расследовании. Но так как в деле отсутствует жалоба и ответ на нее, это обстоятельство иногда затрудняет ход судебного следствия.

Поэтому многие процессуалисты, в частности, П.С. Элькинд предлагают, "в интересах дальнейшего укрепления законности в уголовном судопроизводстве и усиления гарантий прав обвиняемого, закрепить в УПК положение, согласно которому жалоба обвиняемого (и др. участников процесса) и копия ответа или постановления прокурора по ней приобщались бы к уголовному делу". [27] Автор полностью согласен с этим мнением, Также по практике рассмотрения жалоб, сложившейся в прокуратурах при расследовании уголовных дел, отмечено, что следователи по собственной инициативе приобщают жалобы с ответами к материалам дела.

          Важным шагом для обеспечения гарантий прав обвиняемого в уголовном

процессе является допущение защитника к участию на досудебном расследовании.

Деятельность защитника оказывает положительное влияние на качество расследования, его объективность, полноту и всесторонность, создает наилучшие условия для судебного разбирательства и вынесения законного и обоснованного приговора, так как обеспечивает направление в суд достаточно полно и объективно расследованных уголовных дел. Поэтому можно сказать, что защита наиболее реально и полно осуществляется при участии в процессе защитника. Если, с одной стороны, совершенно бесполезен защитник, когда обвиняемому не предоставлены необходимые права для защиты, то, с другой стороны, наиболее действенная и полная реализация прав, принадлежащих обвиняемому, возможна только при участии в деле защитника.

          Право обвиняемого иметь защитника гарантируется установленным в процессуальном законодательстве порядком приглашения, назначения и замены защитника; свободным выбором обвиняемым защитника, независимо от материального положения; возложением законом определенных прав и обязанностей на защитника.

          По общему правилу защитник допускается к участию в деле с момента, когда лицо в установленном законом порядке признано подозреваемым. В случаях, предусмотренных в ст. 49 УПК РФ законодатель требует обязательного участия защитника.

          Уголовно-процессуальный закон обязывает прокурора обеспечить обвиняемому возможность защищаться установленными законом средствами и

способами от предъявленного обвинения (ст. 19 УПК РФ), а, следовательно, обязывает обеспечить обвиняемого помощью защитника, что является существенной гарантией рассматриваемого права обвиняемого.

           По делам о преступлениях, по которым участие защитника является обязательным (ст. 49 УПК РФ), его участие обеспечивается прокурором через бюро присяжных адвокатов, если обвиняемый или его родственники не пригласили защитника сами. По остальным делам защитник может вступить в дело по инициативе самого обвиняемого. Для этого, как указано ранее, при предъявлении обвинения обвиняемому разъясняется его право иметь защитника, при объявлении об окончании досудебного расследования это право разъясняется обвиняемому повторно.

          Приглашение защитника обвиняемым, находящимся на свободе, обычно не вызывает затруднений. Сложнее обстоит дело, когда обвиняемый содержится под стражей. На практике этот вопрос решается по-разному. Некоторые обвиняемые ходатайствуют о приглашении конкретного защитника. Это ходатайство прокурор доводит до сведения самого защитника и (или) родственников обвиняемого, которые затем заключают с защитником соглашение. Другие просят об участии в деле любого защитника, который затем обращается сам к родственникам обвиняемого с предложением заключить с ним соглашение.

          Обвиняемый вправе отказаться от защитника (ст. 50 УПК РФ). Отказ от защитника должен быть добровольным, сделанным только по инициативе самого обвиняемого. Такой отказ обязателен для прокурора и влечет устранение защитника от участия в деле. Если обвиняемый в дальнейшем изменит свое решение и будет ходатайствовать о приглашении защитника, такое ходатайство о приглашении защитника должно быть удовлетворено. В последнее время, как правило, отказ от защитника мотивируется невозможностью заплатить за оказанную юридическую помощь.

          Отказ от защитника, заявленный взрослым обвиняемым, который в силу своих физических или психических недостатков не может осуществлять свое право на защиту, не является обязательным для прокурора (ст. 50 УПК РФ). В то же время закон не позволяет адвокату самому отказаться от принятой  на себя защиты обвиняемого. Вместе с тем адвокат называет обстоятельства, при наличии которых он не может принять на себя защиту, а если уже принял, то обязан отказаться от нее. Эти обстоятельства четко указаны в ст. 67.1 УПК РФ.

          Важной гарантией обвиняемого является возможность использовать им свое право на защиту независимо от своих материальных возможностей. Отказ адвоката принять участие в процессе, по которому его участие обязательно, по мотивам отсутствия средств у обвиняемого на данный момент для оплаты защиты является серьезным дисциплинарным проступком.

          "Признав собранные доказательства достаточными для составления обвинительного заключения и выполнив требования ст. 200 УПК РФ, прокурор обязан объявить обвиняемому, что следствие по его делу окончено и что он имеет право на ознакомление со всеми материалами дела как лично, так и с помощью защитника. После этого обвиняемому предъявляются для ознакомления все материалы дела в подшитом и пронумерованном виде" (ч. 1 ст. 201 УПК РФ).

          Если обвиняемый ходатайствует о вызове защитника, прокурор откладывает предъявление материалов дела  до явки защитника, но не более чем на пять суток.

При невозможности избранного обвиняемым защитника явиться в указанный срок, прокурор принимает меры для вызова другого защитника (ст. 203 УПК РФ).

          Обязанность прокурора ознакомить обвиняемого со всем производством по делу является серьезной гарантией его права на защиту. В этот момент обвиняемый получает возможность познакомиться полностью со всем доказательственным материалом, узнать, какими доказательствами подтверждается обвинение, все ли обстоятельства, опровергающие обвинение или смягчающие его ответственность, установлены, указать на новые факты, заявить ходатайства и т.п.

          До предъявления дела для ознакомления обвиняемый имеет право знакомиться с некоторыми доказательствами. В частности, знакомясь с постановлением о назначении экспертизы, обвиняемый получает представление о том, какие материалы направляют в распоряжение эксперта, задавать собственные вопросы эксперту, просить о приглашении конкретного эксперта, представлять документы, давать пояснения эксперту. Знакомясь с заключением экспертизы, обвиняемый может давать пояснения, высказывать возражения, задавать дополнительные вопросы и заявлять ходатайства о назначении дополнительной или повторной экспертизы. Полное ознакомление с материалами дела происходит при окончании досудебного расследования.

          Значительную помощь при этом может оказать обвиняемому защитник. Ознакомившись со всеми материалами дела, защитник может помочь обвиняемому понять значение тех или иных доказательств, указать, какие обстоятельства могут смягчать его ответственность, помочь сформулировать ходатайства о дополнении досудебного расследования. Кроме того, сам защитник после ознакомления с материалами дела должен дать оценку собранным по делу доказательствам, расследовано ли дело всесторонне, полно и объективно.

          Прокурор в соответствии со ст.  201-203 УПК РФ обязан:

1. Предъявить обвиняемому и его защитнику все производство по делу в подшитом и пронумерованном виде для ознакомления. Смысл этого правила заключается в том, что защитнику и обвиняемому предъявляются все материалы, чтобы все акты, документы доказательств были бы им известны. Если же оно не выполняется, защитник обязан потребовать от  прокурора выполнения ст. 202 УПК РФ, так как прокурор здесь нарушает не только право защитника, но и право обвиняемого на защиту.

2. Если обвиняемый не владеет языком, на котором велось производство по делу, обеспечить участие переводчика при ознакомлении.

3. Предоставить обвиняемому и его защитнику неограниченное время, необходимое для ознакомления со всеми материалами  дела. Однако, в случае умышленного затягивания обвиняемым и его защитником процесса ознакомления, прокурор вправе своим мотивированным постановлением установить определенный срок, вполне достаточный для ознакомления.

4. Если по делу привлечено несколько обвиняемых, каждому из них представить все производство по делу. Здесь прокурор должен вести график ознакомления.

5. Представить обвиняемому и его защитнику возможность выписывать и копировать материалы уголовного дела.

6. По ознакомлении с материалами дела спросить обвиняемого и его защитника, ходатайствуют ли они о дополнении расследования и чем именно.

7. Составить протокол объявления обвиняемому об окончании досудебного расследования и о предъявлении обвиняемому всех материалов дела с соблюдением  правил  статей 87 и 88 УПК РФ. Здесь прокурор отмечает, что с

соблюдением требований ст. 201-203 УПК РФ объявил обвиняемому об окончании досудебного расследования и разъяснил, что он имеет право на ознакомление со всеми материалами дела как лично, так и с помощью защитника, а равно на заявление ходатайств о дополнении досудебного расследования; какие именно материалы (количество томов и листов дела) были предъявлены для ознакомления обвиняемому и его защитнику и знакомились ли они с делом; участвовал ли защитник (фамилия защитника, наименование документа, удостоверяющего полномочия), где и в течение какого времени происходило ознакомление; участвовал ли переводчик; какие ходатайства были заявлены обвиняемым и его защитником. Затем протокол прочитывается обвиняемым и его защитником и подписываются ими, прокурором и переводчиком (если он участвовал).

8. Рассмотреть заявленные ходатайства и в случае полного или частичного отказа в их удовлетворении вынести мотивированное постановление. [28]

          На практике защитники чаще всего заявляют ходатайства о приобщении к делу дополнительных доказательств; о производстве следственных действий, направленных на обнаружение и закрепление доказательств, опровергающих обвинение, смягчающих или освобождающих обвиняемого от ответственности, на получение данных, характеризующих личность обвиняемого, об установлении или проверке факта, который не был исследован или исследован неполно; о прекращении дела, об изменении юридической квалификации; об изменении или отмене меры пресечения.

          Спорным оказался вопрос, должен ли защитник всегда заявлять ходатайство о восполнении пробелов досудебного расследования. Например, И.Д. Перлов считал, что решение этого вопроса определяется односторонним характером деятельности защитника. Если восполнение пробелов расследования будет на пользу обвиняемому, защитник обязан заявить ходатайство о восполнении таких пробелов. И наоборот, защитник не вправе привлекать внимание прокурора (суда) к таким пробелам, восполнение которых может причинить ущерб интересам защиты. Такая "объективность" защитника противоречила бы его задачам". [29]

9. После производства дополнительных следственных действий прокурор обязан вновь предъявить для ознакомления все материалы досудебного расследования обвиняемому и его защитнику с соблюдением правил статей 201-203 УПК РФ.

          Такие же требования уголовно-процессуальный закон предъявляет к прокурору в случаях, когда обвиняемый, не заявивший желание иметь защитника, лично знакомится со всеми материалами дела, что служит гарантией его права на защиту.

Глава 3.

 

 Презумпция невиновности - одна из важнейших процессуальных гарантий прав обвиняемого.

 

3.1. Понятие принципа презумпции невиновности.

Осуществление правосудия определяется рядом презумпций (принципов) в интересах прав и свобод человека и гражданина. Наиболее важные из них: презумпция невиновности, освобождение обвиняемого от бремени доказательства своей вины, толкование сомнений в пользу подсудимого.

Одним из основных принципов правосудия является принцип презумпции невиновности, закрепленный в ст. 49 Конституции. “Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда”.[30]

 Прежде чем назначить наказание следует доказать, что преступление совершено именно этим лицом.

Изобличить преступника и доказать его вину призваны органы дознания и предварительного следствия. При доказывании вины лицо, производившее дознание, следователь, прокурор должны строго руководствоваться нормами Уголовно-процессуального кодекса. Нарушение требований УПК может привести к утрате доказательств, которые впоследствии невозможно будет восполнить. Доказательства, полученные с нарушением закона, признаются не имеющими юридической силы, не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания обстоятельств, подлежащих установлению по делу (п. 2, 3 ст. 69 УПК). При достаточности доказательств вины органы расследования выносят постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого.

Предъявляя лицу обвинение, органы расследования считают его виновным в совершении преступления, однако вину обвиняемого они должны доказать. Обвиняемый считается невиновным до тех пор, пока по делу не будет вынесен обвинительный приговор суда, вступивший в законную силу. Приговор суда вступает в законную силу по истечении срока его обжалования (опротестования), если он не был обжалован или опротестован.

В случае принесения кассационной жалобы (кассационного протеста) приговор, если он не отменен, вступает в законную силу по рассмотрении вышестоящим судом. Приговор, не подлежащий кассационному обжалованию, вступает в законную силу с момента его провозглашения.

Согласно ч. 2 ст. 49 Конституции запрещается возлагать на обвиняемого обязанность доказывать свою невиновность. Суд, прокурор, следователь и лицо, производящее дознание, не вправе перелагать обязанность доказывания на обвиняемого. Сам обвиняемый имеет право доказывать свою невиновность, однако это только его право, которое он может использовать для своей защиты, но не обязанность.

Обвиняемый может давать любые показания, полностью отказаться от дачи показаний, от ответов на отдельные вопросы. Однако ни отказ от показаний и ответов, ни дача противоречивых или ложных показаний не являются основанием для обвинительного приговора. Непредставление обвиняемым доказательств своей невиновности не может рассматриваться как доказательство его виновности.

Признание обвиняемым своей вины может быть положено в основу обвинения только тогда, когда оно подтверждено совокупностью доказательств. Обязанность доказывания вины обвиняемого возлагается на органы расследования и прокурора. Таким образом, не обвиняемый обязан доказать, что он невиновен, а органы уголовного преследования обязаны доказать его виновность.

Из презумпции невиновности вытекает и еще одно положение: всякое сомнение толкуется в пользу обвиняемого (ч. 3 ст. 49). Это означает, что если доказательства по делу спорны или противоречивы и возможно их различное толкование, то решение должно быть вынесено в пользу обвиняемого.

Правило о толковании всякого сомнения в пользу обвиняемого относится лишь к тем сомнениям, которые не могут быть устранены после самой тщательной проверки всех обстоятельств дела. Только неустранимые сомнения истолковываются в пользу обвиняемого. Обвинение должно быть основано на доказанных, а не предположительных фактах, и вывод о виновности лица в совершении преступления может быть сделан на основании объективно и точно установленных доказательств.

Содержащиеся под стражей обвиняемые и подозреваемые считаются невиновными, пока их виновность не будет доказана и установлена вступившим в законную силу приговором суда; они пользуются правами и свободами, а также несут обязанности, установленные для граждан Российской Федерации, с ограничениями, предусмотренными федеральным, прежде всего вышеназванным, законом. Эти ограничения не могут быть произвольными и должны вводиться лишь в той мере, в какой они обусловливаются требованиями изоляции от общества.

3.2. Место принципа презумпции невиновности в системе

принципов уголовного процесса.

В статье 49 Конституции РФ закреплено одно из важнейших положений демократического правового государства, нашедшее свое отражение, и в ст. 11 Всеобщей декларации прав человека, и в ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, - презумпция невиновности.[31]

Принцип презумпции невиновности определяет характер отношений между государством, его органами, должностными лицами и гражданами, с одной стороны, и лицом, против которого выдвинуты обвинения в преступлении, - с другой. Хотя этот принцип сформулирован как уголовно-процессуальный, его действие выходит за рамки собственно уголовного процесса и требует от всех - не только от органов, осуществляющих уголовное судопроизводство (следователя, прокурора, суда), но и от других лиц (в сфере трудовых, жилищных и пр. отношений) - относиться к человеку, чья вина в совершении преступления не доказана во вступившем в законную силу приговоре, как к невиновному.

Следует отметить, что статья 49 Конституции текстуально относит презумпцию невиновности только к обвиняемому, т.е. к лицу, в отношении которого вынесено постановление о привлечении в качестве обвиняемого (ч. 1 ст. 46 УПК), однако ее положения в равной мере относятся и к подозреваемому - лицу, задержанному по подозрению в преступлении или до предъявления обвинения подвергнутому мере пресечения (ст. 52 УПК).

Обвиняемый (подозреваемый) может быть признан виновным лишь при условии, что его вина будет доказана в предусмотренном законом порядке (т.е. надлежащими субъектами - органом дознания, следователем, прокурором, потерпевшим; с помощью допустимых доказательств; при соблюдении установленных законом сроков и иных условий) и будет установлена в обвинительном приговоре суда. Вынесение в отношении лица оправдательного приговора независимо от оснований оправдания (за отсутствием события преступления, за отсутствием в деянии состава преступления, ввиду недоказанности участия подсудимого в совершении преступления) - исключает возможность постановления его невиновности под сомнение.

Я считаю, не позволяет говорить о виновности обвиняемого и вынесение в отношении его постановления (определения) о прекращении уголовного дела ввиду истечения сроков давности уголовного преследования, амнистии или помилования, смерти обвиняемого, изменения обстановки, применения мер, заменяющих уголовную ответственность, и по некоторым другим так называемым "нереабилитирующим" основаниям (п. 3, 4, 8 ст. 5; ст. 6-9 УПК РСФСР; прим. к ст. 174, 224, 218 УК и др.). Несмотря на то что в перечисленных случаях в постановлении (определении) о прекращении уголовного дела не содержится вывод о невиновности обвиняемого, а даже наоборот, как бы предполагается его виновность, вынесение такого решения не должно порождать для лица никаких негативных правовых последствий, обусловливаемых фактом совершения преступления. Недопустимость признания лица виновным в совершении преступления постановлением о прекращении уголовного дела была подтверждена еще в 1990г. Заключением Комитета конституционного надзора СССР от 13 сентября 1990 г. "О несоответствии норм уголовного и уголовно-процессуального законодательства, определяющих основания и порядок освобождения от уголовной ответственности с применением мер административного взыскания или общественного воздействия, Конституции СССР и международным актам о правах человека" (ВВС СССР, 1990, N 39, ст. 775).

Таким образом, после вступления обвинительного приговора в законную силу презумпция невиновности в отношении конкретного лица как бы прекращает свое действие. Однако это характерно лишь для отношений, складывающихся вне рамок уголовного судопроизводства. В уголовном же процессе при проверке законности и обоснованности вступивших в законную силу приговоров принцип презумпции невиновности не утрачивает своего значения в качестве правила, определяющего направление и порядок осуществления правосудия: и прокурор, и суд, оценивая обоснованность сделанных в приговоре выводов о виновности осужденного, должны исходить именно из этого принципа, а не из презумпции истинности приговора.

Из принципа презумпции невиновности вытекает ряд правовых последствий, получивших закрепление в других частях ст. 49 Конституции.

Одним из таких последствий является освобождение обвиняемого от обязанности доказывать свою невиновность (ч. 2 ст. 49). Бремя доказывания в уголовном судопроизводстве возлагается на прокурора, следователя, лицо, производящее дознание, а по делам частного обвинения - также на потерпевшего. Как указывается в ст. 20 УПК, суд, прокурор, следователь и лицо, производящее дознание, обязаны принять все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, выявить как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого, а также смягчающие и отягчающие его ответственность обстоятельства. Причем эти органы и лица не вправе перелагать обязанность доказывания невиновности на обвиняемого.

Ненадлежащее выполнение органами, осуществляющими уголовное судопроизводство, своей обязанности по доказыванию либо переложение ее на обвиняемого может приводить к прекращению уголовного дела, оправданию подсудимого, отмене постановленного обвинительного приговора, а также к мерам дисциплинарного и иного правового воздействия в отношении виновных.

Подтверждение этому можно найти и в судебной практике. Так Верховным судом  Башкирской республики 7 февраля 1998г. Цквитишвили Д.В. признан виновным в злостном хулиганстве и умышленном убийстве из хулиганских побуждений гр-на Герадзе.

Председатель Верховного Суда РФ в своем протесте поставил вопрос об отмене судебных решений, вынесенных по этому делу, и направлении его на новое расследование.

Рассмотрев материалы дела, Пленум Верховного Суда РФ согласился с протестом по следующим основаниям.

В соответствии со ст.14 Основ уголовного судопроизводства РФ суд, прокурор, следователь и лицо, производящее дознание,обязаны принять все предусмотреннные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела.

По данному же делу отдельные обстоятельства не исследованы с достаточной полнотой, в частности те, от которых зависит определение характера преступных действий Цкитишвили.

Как видно из приговора, вывод о виновности Цкитишвили в умышленном убийстве основан на оценке всего его поведения в отношении потерпевшего и главным образом того факта, что он, нападая на Герадзе, применил удар ребром ладони по горлу, который свидетельствует, по мнению суда, о наличии умысла на лишение жизни. С таким выводом можно было бы согласиться, если бы было установлено, что смерть наступила непосредственно вследствие указанного удара.

Между тем из описания происшедшего события усматривается, что еще до этого удара, во время борьбы с Цкитишвили, падая, Герадзе сильно ударился головой о землю. Согласно заключению судебно-медицинского эксперта у Герадзе было сотрясение мозга с последующим кровоизлиянием, что и явилось причиной смерти. Такое повреждение по мнению эксперта, могло возникнуть при падении Герадзе и ударе головой о твердый предмет.

Что касается повреждений, возникших в результате удара ребром ладони по горлу, то эксперт, ограничившись констатацией некоторого смещения хрящей гортани, не определил, к какой степени тяжести эти повреждения относятся и какое воздействие они могли оказать, т.е. могли ли они самостоятельно вызвать смерть потерпевшего или усугубить его тяжелое состояние, вызванное ударом головой о землю, и явиться тем самым причиной смерти.

Между тем от выяснения этого вопроса зависит квалификация действий Цкитишвили, поскольку его умысел, как можно заключить, был первоначально направлен просто на избиение Герадзе, и из тех обстоятельств, которые установлены судом, следует, что по отношению к тяжким последствиям, наступившим непосредственно от удара Герадзе головой о землю при падении, у Цкитишвили имеется лишь неосторожная вина.

Материалы дела не дают оснований и для категорического утверждения о направленности умысла Цкитишвили на убийство при нанесении им удара ребром ладони по горлу Герадзе. В деле нет данных, указывающих на то, что Цкитишвили обладал особыми навыками в нанесении таких ударов и что подобный удар заведомо должен был привести к смерти.

Эти обстоятельства, имеющие существенное значение, не были надлежаще исследованы, в связи с чем дело подлежит возвращению на новое расследование, при котором необходимо тщательно проверить их.

В зависимости от добытых данных и надлежит решить вопрос о квалификации действий Цкитишвили.

На основании изложенного Пленум Верховного Суда РФ отменил приговор Верховного суда Башкирской респубоики от 7 февраля 1998г. и постановление президиума Верховного суда республики от 27 апреля 1998г. в отношении Цкитишвили, направив дело на новое расследование. (Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 6.07.1971г.)

Также, согласно ст.20 УПК РФ, должны тщательно проверяться органами предварительного следствия и судом доводы обвиняемого об отсутствии умысла на хищение. На этом основании Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ от 19 мая 1997г. приговор народного суда и определение судебной коллегии Верховного суда республики Чувашия  в отношении Чернова отменила и дело направила на новое расследование.

В судебной практике по ст.20 УПК РФ есть дело Учанбриной осужденной по ч.2 ст.89 УК РФ приговором Егорьевского городского народного суда. В данном деле органы предварительного следствия и суды обязаны были выявить всех участников хищения и полностью вскрыть их преступную деятельность, на этом основании Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ определением от 20 апреля 1998г. приговор народного суда, определение судебной коллегии по уголовным делам и постановление президиума Московского областного суда отменила и дело возвратила на новое рассмотрение со стадии предварительного расследования.

То, что обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность означает, что 1) он не может быть понужден к даче показаний или к представлению имеющихся в его распоряжении других доказательств; 2) признание обвиняемым своей вины не является "царицей доказательств" и может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении признания совокупностью имеющихся доказательств по делу (ч. 2 ст. 77 УПК); 3) отказ от участия в доказывании не может влечь для обвиняемого негативных последствий ни в части признания его виновным, ни в части определения вида и меры его ответственности.

Из судебной практики следует, что самооговор при отсутствии в деле объективных доказательств, подтверждающих обвинение, не может быть положен в основу обвинительного приговора. Так по делу Лебедева В.В. и Бегларяна В.М. Пленум Верховного Суда РФ приговор областного суда г. Казани от 25 марта 1997г. и определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда республики Татарстан  от 8 июня 1997г., в части осуждения Лебедева по ст.106,п.п.3 и 8, УК республики Татарстан и Бегларяна по ст.106,п.п.3,6 и 8, того же УК, а также постановлениея президиума от 22 ноября 1976г. и пленума Верховного суда республики Татарстан от 16 декабря 1997г. в отношении Лебедева отменил и дело в этой части передал на новое расследование.

При новом расследовании было установлено, что убийство А. совершил Бегларян , в связи с чем дело в отношении Лебедева по данному эпизоду обвинения было прекращено.

Судебная практика показывает, что признание обвиняемым своей вины может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении признания совокупностью имеющихся доказательств по делу.

Так, Смидовичским районным судом Еврейской автономной области от 27 ноября 1998г. Бурдун осужден по ч. 2 ст.144 УК РСФСР. Он признан виновным в хищении личного имущества граждан, совершенном повторно. 9 июля 1978г. Бурдун похитил мотоцикл, принадлежащий Шалькину. 16 июля 1978г. он украл мотоцикл Зайцева.

Вечером 28 июля 1978г. Бурдун похитил мотоцикл, принадлежащий Ларину, а через три дня – мотоцикл Колодкина.

Судебная коллегия пол уголовным делам областного суда Еврейской автономной области приговор оставила без изменения.

Заместитель прокурора РФ в протесте поставил вопрос об исключении из приговора  обвинения Бурдуна в краже мотоцикла, принадлежащего Зайцеву.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 18 декабря 1979 г. протест удовлетворила, указав следующее.

Обвинение Бурдуна в краже мотоцикла, принадлежащего Зайцеву, суд обосновал признанием осужденным вины в совершении этого преступления и , кроме того, показаниями потерпевшего, ссылками на протоколы выемки вещественных доказательств и проверки показаний Бурдуна на месте происшествия.

Между тем приведенные в приговоре доказательства недостаточны для осуждения Бурдуна за кражу принадлежащего Зайцеву мотоцикла, поскольку не подтверждают его вины. Согласно ст.77 УПК РФ признание обвиняемым своей вины может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении признания совокупностью имеющихся доказательств по делу. В данном же случае признание Бурдуна не только не подтверждено другими доказательствами, но и опровергается ими. Он дал противоречивые показания по поводу кражи мотоцикла Зайцева.

Таким образом, у суда первой инстанции не было объективных доказательств вины Бурдуна в краже мотоцикла у Зайцева и осужден за это преступление он необоснованно. Не были учтены эти обстоятельства и кассационной инстанцией, оставившей приговор суда без изменения.

Освобождение обвиняемого от обязанности доказывать свою невиновность не лишает его права участвовать в доказывании по уголовному делу. При желании обвиняемый может давать показания по делу, представлять другие доказательства (документы, вещественные доказательства), ходатайствовать о принятии мер к установлению и получению дополнительных доказательств. При этом закон не предусматривает для обвиняемого, участвующего в представлении доказательств, ответственность за дачу заведомо ложного показания, если, конечно, такое показание не сопряжено с обвинением невиновного лица в совершении преступления. Обвиняемый вправе также участвовать в доказывании, давая оценку собранным доказательствам в своих ходатайствах и заявлениях, а также в выступлении в судебных прениях.

Положения ч. 2 ст. 49 распространяются не только на самого обвиняемого, но и на его законного представителя и защитника, однако лишь в той мере, в какой эти положения исключают возможность установления для обвиняемого каких-либо негативных последствий в связи с неэффективно осуществляемой его защитой. Вместе с тем, в отличие от обвиняемого, его защитник - адвокат согласно ч. 6 ст. 51 УПК - не вправе отказаться от принятой на себя защиты обвиняемого или подозреваемого.

 Из презумпции невиновности вытекает также правило, что неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого (ч. 3 ст. 49).

Следовательно, неустранимыми сомнения признаются в тех случаях, когда собранные по делу доказательства не позволяют сделать однозначный вывод о виновности или невиновности обвиняемого, а предоставляемые законом средства и способы собирания доказательств исчерпаны. Когда же в процессе доказывания есть возможность устранить возникающие сомнения, их толкование в пользу того или иного решения недопустимо - такие сомнения должны устраняться.

Правило о толковании сомнений может касаться лишь фактической стороны уголовного дела: уголовно-релевантных признаков деяния (способ совершения, мотив, цель, размер ущерба и т.д.); свойств личности обвиняемого; допустимости и достоверности отдельных доказательств, с помощью которых устанавливаются событие преступления и виновность конкретного лица в его совершении.

В вопросах квалификации преступления или назначения наказания сомнения устраняются не путем их толкования, а с помощью уяснения смысла закона или принятия волевого решения.

Решение, принятое в результате истолкования неустранимых сомнений в пользу обвиняемого, имеет такое же значение и порождает такие же юридические последствия, как если бы оно основывалось на однозначно доказанной невиновности обвиняемого. В первую очередь это касается основного решения по уголовному делу - приговора: независимо от того, установлено ли было в ходе судебного заседания алиби подсудимого или возникшие сомнения в доказанности обвинения были истолкованы в его пользу, по делу должен быть вынесен оправдательный приговор "ввиду недоказанности участия подсудимого в совершении преступления" (п. 3 ч. 3 ст. 309 УПК). Оправдание, как, впрочем, и прекращение дела по этому основанию, несмотря на несколько неудачную его формулу, ставящую под сомнение невиновность обвиняемого, означает полную его реабилитацию.

Из в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. N 8 “О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия" дается толкование принципа презумпции невиновности.

Так, пункт 15 гласит: “При рассмотрении уголовных дел должен соблюдаться закрепленный в ст. 49 Конституции Российской Федерации принцип презумпции невиновности, согласно которому каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. При этом с учетом положений данной конституционной нормы недопустимо возлагать на обвиняемого (подсудимого) доказывание своей невиновности.

Судам необходимо иметь в виду, что в соответствии с ч. 3 ст. 49 Конституции Российской Федерации неустранимые сомнения в виновности обвиняемого (подсудимого) должны толковаться в его пользу.

Из всего вышеизложенного можно сделать только один вывод, что презумпция невиновности – принцип, выражающий подлинный демократизм, гуманизм и законность в уголовном процессе.

Заключение.

          Процессуальные гарантии - это установленные процессуальным законом средства, которые обеспечивают правильное осуществление по каждому уголовному делу задач правосудия и по своим целям и существу являются демократическими.

          Особый вид процессуальных гарантий правосудия - процессуальные гарантии прав и законных интересов лиц, участвующих в процессе, то есть, установленные законом средства, которыми охраняются и обеспечиваются права и законные интересы лиц, участвующих в процессе.

          Действующее уголовно-процессуальное законодательство РФ предусматривает систему процессуальных гарантий обеспечения прав обвиняемого в стадии досудебного расследования.

          1. Уголовно-процессуальный закон установил гарантии надлежащего исполнения дознавателем и прокурором обязанностей по обеспечению прав и законных интересов обвиняемого.

          2. Презумпцией невиновности обеспечиваются права лица, привлеченного к уголовной ответственности, и объективное расследование обстоятельств дела.

          3. Право обвиняемого знать, в чем он обвиняется обеспечивается соблюдением прокурором ряда процессуальных гарантий, из которых одни относятся ко времени сообщения обвиняемому сведений о предмете обвинения, другие - к объему этих сведений, то есть реально это право обеспечивается принципами полноты и индивидуализации обвинения, требованием своевременного предъявления обвинения и разъяснения обвиняемому его сущности в ясных и понятных ему выражениях.

          4. Право обвиняемого давать показания по предъявленному обвинению гарантируется обязанностью прокурора допросить обвиняемого, а также теми требованиями закона, которые предъявляются к данному процессуальному действию.

          5. Система гарантий обвиняемого при применении к нему мер пресечения обеспечивает принцип неприкосновенности личности.

          6. Объективное и беспристрастное производство по уголовному делу является условием осуществления процессуальных прав обвиняемого и одной из гарантий установления истины.

          7. Право обвиняемого иметь защитника гарантируется установленным в процессуальном законодательстве порядком приглашения, назначения и замены защитника, свободой выбора обвиняемым защитника.

          8. В целях обеспечения личных и имущественных интересов обвиняемого, к которому в качестве меры пресечения применено заключение под стражу, законодатель установил ряд дополнительных гарантий.

          9. С учетом совокупности возрастных особенностей подростков и задач правосудия законодатель установил дополнительные гарантии для несовершеннолетних обвиняемых, направленные на защиту их прав и законных интересов.

Список   использованных   источников.

1. Алексеев Н.С., Даев В.Г., Кокорев Л.Д. Очерк развития науки уголовного процесса. Воронеж, 1997 г.

3. Альперти С.А., Бажанов М.И. Законность и обоснованность актов обвинения в стадии предварительного следствия. "Правоведение" № 3 1995 г.

4. Божович Л.И. Личность и ее формирование в детском возрасте.

"Просвещение", М. 1968. г.

5. Брегман М., Вишневский А. Из опыта защиты по делам несовершеннолетних. "Советская юстиция" № 22, 1998 г.

6. Васьков П.Т. Основы теории государства и права, М. 1997 г.

7. Васильев А.Н., Карнеева Л.М. Тактика допроса. "Юридическая литература", М. 1997 г.

8. Воробьев Г.А. О расширении права обвиняемого на защиту в уголовном судопроизводстве. Уч. зап. ВЮЗИ, вып. 17, М. 1998 г.

9. Галкин Б.А. Советский уголовно-процессуальный закон. Госюриздат. М. 1992 г.

10. Добровольская Т.Н. Основания предварительного заключения. Комментарий к Положению о предварительном заключении под стражу под ред. З.А.Кирина. "Юридическая литература" М. 1997 г.

11. Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие в советском уголовном процессе. "Юридическая литература", М. 1995 г., с. 217-223

12. Кац Ц.М. Об обязанности доказывания в уголовном процессе. Сб. Развитие прав граждан РФ. Саратов, 1996 г.

13. Каминская В.И. Охрана прав и законных интересов граждан в уголовно-процессуальном праве. "Советское государство и право" № 10, 1998 г.

14. Карев Д.С. Сущность и задача уголовного процесса. Учебник " Уголовный процесс" М. 1998 г.

15. Карнеева Л.М. Привлечение в качестве обвиняемого, Госюриздат, М.1992

16. Карнеева Л.М. Привлечение к уголовной ответственности. Законность и обоснованность. М. "Юридическая литература" 1997 г.

17. Кобликов А.С. Право обвиняемого на защиту при производстве предварительного следствия. Государственное издательство юридической литературы. М. 1996 г.

18. Курс советского уголовного процесса. Общая часть под ред А.Д.Бойкова, И.И.Карпина, М. 1989 г.

19. Лившиц Ю.Д. Меры пресечения в уголовном процессе. "Юридическая литература", М. 1996 г.

20. Лукашевич В.З. Гарантии прав обвиняемого в уголовном процессе. ЛГУ 1997 г.

25. Миньковский Г.М. "Предъявление обвинения" Научно-практический комментарий УПК РФ под ред. Л.Н.Смирнова, "Юридическая литература", М. 1997 г.

26. Миньковский Г.М. Особенности расследования по делам о преступлениях несовершеннолетних. Сборник "Руководство для следователей". Юридическая литература", М. 1997 г.

27. Миньковский Г.М. Особенности допроса несовершеннолетних. Сб. "Руководство для следователей". "Юридическая литература" М. 1997 г.

28. Мицкевич А.В. О гарантиях прав и свобод  граждан РФ. " Российская юстиция" № 8, 1997 г.

29. Куцова Э.Ф. Совершенствование демократических гарантий прав и законных интересов граждан в  уголовном процессе. МГУ, 1997 г., с. 211

30. Перлов И.Д. Право на защиту. "Знание", М. 1998 г.

31. Петрухин И.Л. Участие обвиняемого и подозреваемого в доказывании. Теория доказательсв в советском уголовном процессе. Часть общая под ред. Н.В.Жогина, "Юр. лит-ра", М. 1996 г.

32. Г.Козырев “Роль адвоката в судебном контроле за арестами” // Российская юстиция, 1995 год, № 6

33. А.Лобанов “Участие защитника в следственных действиях” // Законность, 1995г., № 6 //

34. Р.Лисицин “Участие защитника подозреваемого в доказывании” // Законность, 1996г., №5 //

35. А.Лобанов “Оценка защитником допустимости доказательств” // Законность, 1995г., №11//

36. Ю.Лубнев “ Защита подсудимого - высокий профессионализм” //Российская юстиция, 1997г., № 4//

37. П.Яни “Доследственная проверка: Ваши права” // Человек и закон, 1996г., №1//

          2. НОРМАТИВНАЯ ЛИТЕРАТУРА

1. Конституция РФ.

2. Уголовно-процессуальный кодекс РФ 1997 г.

3. Уголовный кодекс РФ.



[1] Мицкевич А.В. О гарантиях прав и свобод  граждан РФ. " Российская юстиция" № 8, 1997 г.

[2] Строгович М.С. Правовые гарантии законности в РФ. Госюриздат. М.

1995 г.

[3] Матузов Н.И. Субъективные права  граждан РФ. "Юридческая литература" М. 1996 г., с. 129

[4] Васьков П.Т. Основы теории государства и права, М. 1997 г.

[5] Карев Д.С. Сущность и задача уголовного процесса. Учебник " Уголовный процесс" М. 1998 г.

[6] Строгович М.С. Правовые гарантии законности в РФ. Госюриздат. М.

1995 г.

[7] Элькинд П.С. Сущность  уголовно-процессуального права.

ЛГУ, 1993 г.

[8] Куцова Э.Ф. Совершенствование демократических гарантий прав и законных интересов граждан в  уголовном процессе. МГУ, 1997 г., с. 211

[9]УПК РФ 1997г.

[10] УПК РФ 1997г.

[11]  П.Яни “Доследственная проверка: Ваши права” // Человек и закон, 1996г., №1

[12] Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие в советском уголовном процессе. "Юридическая литература", М. 1995 г., с. 217-223

[13] Якуб М.Л. Доказательства в советском уголовном процессе. Советский

уголовный процесс под ред. Д.С.Карева, "ВШ", М. 1995 г.

[14] Петрухин И.Л. Участие обвиняемого и подозреваемого в доказывании. Теория доказательсв в советском уголовном процессе. Часть общая под ред. Н.В.Жогина, "Юр. лит-ра", М. 1996 г.

[15] А.Лобанов “Оценка защитником допустимости доказательств” // Законность, 1995г., №11

[16] Васильев А.Н., Карнеева Л.М. Тактика допроса. "Юридическая литература",

М. 1997 г.

[17] УПК РФ 1997г.

[18] УПК РФ 1997г.

[19] Лукашевич В.З. Гарантии прав обвиняемого в  уголовном процессе.

ЛГУ 1997 г.

[20] Шеин Е. Вступление защитника в дело на предварительном следствии.

"Российская юстиция", 1996 г., №  20, с. 9

[21] Строгович М.С. Правовые гарантии законности в РФ. Госюриздат. М.

1995 г.

[22] Петрухин И.Л. Участие обвиняемого и подозреваемого в доказывании. Теория доказательсв в советском уголовном процессе. Часть общая под ред. Н.В.Жогина, "Юр. лит-ра", М. 1996 г.

[23] Лившиц Ю.Д. Меры пресечения в уголовном процессе. "Юридическая литература", М. 1996 г.

[24] Петрухин И.Л. Участие обвиняемого и подозреваемого в доказывании. Теория доказательсв в советском уголовном процессе. Часть общая под ред. Н.В.Жогина, "Юр. лит-ра", М. 1996 г.

[25] Лукашевич В.З. Гарантии прав обвиняемого в  уголовном процессе.

ЛГУ 1997 г.

[26] УПК РФ 1997г.

[27] Элькинд П.С. Сущность  уголовно-процессуального права.

ЛГУ, 1993 г.

[28] УПК РФ 1997г.

[29] Перлов И.Д. Право на защиту. "Знание", М. 1998 г.

[30] Конституция РФ

[31] Конституция РФ

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений21:39:16 18 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
13:45:19 24 ноября 2015

Работы, похожие на Реферат: Право обвиняемого на защиту и его соотношение с презумпцией невиновности

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(149887)
Комментарии (1829)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru