Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Кража

Название: Кража
Раздел: Рефераты по уголовному праву и процессу
Тип: реферат Добавлен 00:23:36 15 сентября 2005 Похожие работы
Просмотров: 1693 Комментариев: 3 Оценило: 1 человек Средний балл: 5 Оценка: неизвестно     Скачать

Содержание:

1. Введение - 2

2. Понятие и признаки кражи - 3

3. Квалифицированные виды кражи - 12

4. Судебная практика по применению законодательства об ответственности за кражу - 18

5. Заключение

6. Список используемой литературы.

7. Задача.

Введение

Право собственности занимает особое место в системе гражданских прав. Оно является регулятором экономических отношений и показателем личного благополучия граждан. Способами законодательного регулирования и юридической защиты этого важнейшего права во многом определяется характер общественных отношений.

В статье 8 Конституции Российской Федерации закреплено принципиально важное положение о том, что в Российской Фе­дерации признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственно­сти. Это конституционное положение детализируется в Законе РСФСР «О собственности в РСФСР», принятом 24 декабря 1990 г. Согласно абз. 2 п. 3 ст. 2 названного Закона, «установ­ление государством в какой бы то ни было форме ограничений или преимуществ в осуществлении права собственности в зави­симости от нахождения имущества в частной, государствен­ной, муниципальной собственности и собственности обще­ственных объединений (организаций) не допускается» 1 .

Из приведенного положения вытекает, что равенство всех форм собственности не только декларируется, но и гаранти­руется прямым запретом государству устанавливать какие-либо ограничения или предоставлять какие бы то ни было преимущества тем или иным формам собственности.

Действующая Конституция Российской Федерации не только провозглашает право собственности, которое призна­ется и охраняется государством, но и раскрывает его содер­жание: «Каждый вправе иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами» (ст. 35).

Намеченные в Конституции Российской Федерации поло­жения о конкретных формах собственности более детально раз­виты в Законе «О собственности в РСФСР». Согласно ст. 3 этого Закона, имущество может находиться в частной, государствен­ной, муниципальной собственности и собственности обще­ственных объединений (организаций). Действующее законо­дательство отказалось от понятия личной собственности, кото­рая связывалась исключительно с личным трудом и целевым назначением удовлетворять личные потребности собственни­ка. Провозглашение равенства всех форм собственности озна­чает не только равную правовую защиту, но и равенство объек­тов права собственности, за исключением некоторых объектов, которые могут находиться в исключительной собственности го­сударства. Так, в отличие от законодательства, основанного на коммунистической идеологии, Закон «О собственности в РСФСР» устанавливает, что в собственности граждан могут находиться земельные участки, дачи, садовые дома, акции, об­лигации и другие ценные бумаги, средства массовой информа­ции, предприятия в различных сферах предпринимательской деятельности, а также любое иное имущество, за исключением того, которое по соображениям безопасности либо в соответст­вии с международными обязательствами не может принадле­жать гражданину. При этом количество и стоимость имущест­ва, законно приобретенного гражданином, законом не ограни­чивается.

Право собственности в Российской Федерации охраняется на равных основаниях независимо от формы собственности. Согласно п. 5 ст. 2 Закона о собственности, право собствен­ности на имущество, находящееся на территории России, ох­раняется законом независимо от места нахождения собствен­ника.

1 Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1990. № 30. Ст. 416.

С другой стороны, признается и охраняется право соб­ственности граждан России, юридических лиц, государства, местных органов власти и управления на имущество, находя­щееся за пределами Российской Федерации.

В разделе «Защита права собственности» названного Зако­на формулируются основные положения о защите этого пра­ва. При этом закон исходит из того, что право собственности может быть нарушено как путем лишения собственника вла­дения, так и иным путем. В случаях лишения владения соб­ственник имеет право истребовать свое имущество из чужого незаконного владения. Если нарушение права собственности не касалось права владения, то собственник может требовать устранения любых нарушений его права. Помимо гражданско-правовой защиты права собственности. Закон о собственности предусматривает и защиту этого права от преступных посягательств.

Аналогичным образом охраняются права лица хотя и не собственника, но владеющего имуществом на праве полного хозяйственного ведения, оперативного управления, пожиз­ненно наследуемого владения либо по иному основанию, предусмотренному законом или договором.

Равная защита всех форм собственности предполагает оди­наковые основания и пределы любой, в том числе и уголовной, ответственности за нарушение права собственности независи­мо от формы данного права. Однако регламентация уголовной ответственности за преступления против собственности в УК I960 года не соответствовала ни Конституции, ни Закону о соб­ственности, ни современной правовой идеологии. У К I960 года, подобно прежним советским законам, рассматривал социали­стическую собственность как элемент экономической основы советского государства и обеспечивал ее первоочередную и усиленную охрану. Это выражалось в следующем:

во-первых, преступления против социалистической и против личной соб­ственности предусматривались различными главами Кодекса;

во-вторых, способы посягательства на социалистическую собственность регламентировались гораздо шире и подробнее, чем способы посягательств на личную собственность;

в-третьих, преступления против социалистической собственности нака­зывались по закону гораздо строже, чем те же самые посяга­тельства на личную собственность. Параллельное существова­ние норм уголовного права, устанавливающих ответственность за одни и те же действия против социалистической и несоциа­листической собственности, превратилось в правовой анахро­низм, явно противоречащий Конституции Российской федера­ции. С принятием нового Уголовного Кодекса РФ 13 июня 1996 г. всем формам собственности обеспечивается действительно равная уголовно-правовая защита. Во-первых, теперь уголовной от­ветственности подлежат посягательства на любые формы соб­ственности, если они совершаются юридически тождественны­ми действиями. Во-вторых, законом установлен общий для преступлений против собственности, независимо от ее форм, набор квалифицирующих признаков. В-третьих, за одинако­вые посягательства на любые формы собственности предусмот­рены равные наказания.

Понятие и признаки кражи

Объект преступлений, в том числе и хищений, описанных в главе 21 УК, - общественные отношения собственности.

Собственность - важнейшее экономическое материальное отношение (совокупность которых образует экономический базис российского общества), имеющее исключительное значение в жизнедеятельности граждан, общества, государства.

Гражданский кодекс РФ в ст. 213, 214 и 215 выделяет следующие формы собственности и соответственно право на нее: 1) собственность граждан и юридических лиц (кроме государственных и муниципальных предприятий и учреждений, финансируемых собственником); 2) государственную собственность (федеральную собственность и собственность субъектов РФ) и 3) муниципальную собственность, т. е. имущество, принадлежащее на праве собственности городским и сельским поселениям, а также другим муниципальным образованиям. Все формы собственности с точки зрения их юридической защиты являются равноценными и подлежат одинаковой охране нормами уголовного законодательства. Это принципиально важное для уголовного права положение опирается не только на нормы ГК РФ, но и на прямое указание ч. 2 ст. 8 Конституции РФ: "В Российской Федерации признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности".

Примечание к ст. 158 УК, формулируя общее понятие хищения, прежде всего, говорит об изъятии и (или) обращении "чужого имущества" и тем самым определяет его как определенный предмет материального мира, как вещь, обладающую некими натуральными физическими параметрами (числом, количеством, весом, объемом и т.д.), иными словами, вещными свойствами. Поэтому корыстное завладение ценностями, лишенными этих признаков, например электрической и тепловой энергией, интеллектуальной собственностью, в силу отсутствия предмета не может образовать состав хищения чужого имущества. При определенных условиях незаконное корыстное пользование электрической или тепловой энергией может расцениваться как причинение имущественного ущерба собственнику путем обмана или злоупотребления доверием, а присвоение интеллектуальной собственности (плагиат) - как нарушение авторских и смежных прав.

Предметом любой формы хищения, известной новому российскому уголовному законодательству, могут быть только товарно - материальные ценности в любом состоянии и виде, обладающие экономическим свойством стоимости, а также деньги как всеобщий эквивалент стоимости, как особый товар, выражающий цену любых других видов имущества.

Предметом хищения может быть движимое и недвижимое имущество. Первое по делам о хищениях встречается значительно чаще. К недвижимым видам (недвижимое имущество, недвижимость) ст. 130 ГК РФ относит земельные участки, участки недр и все, что прочно связано с землей, т.е. объекты, перемещение которых без соразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе насаждения, здания, сооружения. К недвижимому имуществу гражданский закон относит также воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания и иное подобное имущество. К таковому надо отнести дачи, коттеджи, городские квартиры, фермерские хозяйственные постройки и т.д.

Надо признать, что в условиях рыночных отношений предметом хищения, например мошенничества, в отдельных случаях могут быть и частные предприятия как имущественные комплексы, используемые для осуществления предпринимательской деятельности, поскольку они также являются объектами гражданских прав и относятся к недвижимости (ст. 132 ГК РФ).

Предметом хищения могут быть неделимые и сложные вещи, главная вещь и ее принадлежность, плоды, продукция, домашние животные (см. соответственно ст. 133 - 137 ГК РФ), а также урожай на корню (фрукты, посевы сельскохозяйственных культур), поскольку он аккумулировал определенные производственные и трудовые затраты, т.е. овеществленный или "живой" труд, и в силу этого обладает стоимостью.

Предметом хищения, помимо денег, являются ценные бумаги, под которыми понимаются документы, удостоверяющие с соблюдением установленной формы и обязательных реквизитов имущественные права, осуществление и передача которых возможны только при их предъявлении. С передачей ценной бумаги частному или юридическому лицу к нему переходят все удостоверяемые ею права в совокупности (ст. 142 ГК РФ). К ценным бумагам относятся: государственная облигация, облигация, вексель, чек, депозитный и сберегательный сертификаты, банковская сберегательная книжка на предъявителя, коносамент, акция, приватизационные ценные бумаги, например ваучеры, и другие документы, которые законами о ценных бумагах или в установленном ими порядке отнесены к числу таковых (ст. 143 ГК РФ). Надо иметь в виду, что предметом оконченного хищения могут быть только ценные бумаги на предъявителя. В условиях рыночной экономики в товарно-денежном обороте все в больших масштабах используются гражданами пластиковые кредитные расчетные карты крупных российских коммерческих банков. Указанные обезличенные расчетные средства платежа, являющиеся эквивалентом соответствующих денежных сумм, также составляют предмет оконченного хищения чужого имущества.

Безвозмездное изъятие именных ценных бумаг, например аккредитивов, именных сберегательных книжек с целью последующих фальсификации и использования их для мошеннического получения имущественных ценностей, образует в соответствии с направленностью умысла приготовление к хищению (ст. 30, 159), а при наличии необходимых признаков и идеальную совокупность названного деяния с преступлением, предусмотренным ст. 325 УК ("Похищение или повреждение документов, штампов, печатей").

Не являются предметом хищения документы, которые не содержат каких-либо имущественных прав или являющиеся суррогатом валюты, в силу этого не выступающие в качестве средства платежа, например счета, подлежащие оплате, товарные чеки торговых предприятий, товарные накладные, квитанции и т.д. Если они похищались виновным с целью их последующей подделки и использования в дальнейшем в качестве средства обманного получения имущественных ценностей либо денежных средств, содеянное должно расцениваться как приготовление к мошенничеству. Аналогичным образом при доказанности умысла на последующее хищение верхней одежды гражданина из гардероба ресторана, кафе, театра должна квалифицироваться кража у потерпевшего легитимационных знаков, т.е. номерка, жетона, которые сами по себе предметом хищения не являются, но могут быть средством его совершения.

При уголовно - правовой оценке похищения ценных бумаг, отнесенных Законом РФ от 9 октября 1992 г. "О валютном регулировании и валютном контроле" <1> к категории валютных ценностей, в частности ценные бумаги в иностранной валюте - платежные документы (чеки, векселя и т.д.), фондовые ценности (акции, облигации) и другие долговые обязательства, следует учитывать, что последующие возмездные сделки расхитителя с такими ранее похищенными документами в настоящее время не влекут ответственности по совокупности еще и за совершение валютного преступления, как это предусматривалось ранее ст. 162.7 УК РСФСР. В настоящее время подобные действия декриминализированы и преступлением не признаются. При хищении ценных бумаг на предъявителя, являющихся валютными ценностями, содеянное квалифицируется только по соответствующей статье гл. 21 Особенной части УК.

К особой разновидности ценных бумаг, удостоверяющих определенные

<1> Ведомости РФ, 1992, N 45, ст. 2542.

имущественные права, например, право на неоплачиваемый проезд на городском транспорте, в пригородных электричках, на железнодорожном, водном и воздушном транспорте, осуществление которого возможно только при их предъявлении, относятся единые проездные билеты, проездные талоны, абонементные книжки, а также билеты на проезд (полет, плавание) на указанных видах транспорта. С экономической точки зрения названные документы по существу являются суррогатом валюты и выполняют в строго ограниченных пределах функцию средства платежа за оказание гражданину возмездной транспортной услуги, которая носит материальный характер. Эта разновидность ценных бумаг, имея номинальную стоимость, равную цене услуги, заменяет собой обычные деньги как средство платежа. Учитывая отсутствие в судебно - следственной практике единообразия в уголовно - правовой оценке корыстного безвозмездного изъятия указанных предметов, Пленум Верховного Суда РСФСР в п. 5 Постановления от 23 декабря 1980 г. "О практике применения судами законодательства при рассмотрении дел о хищениях на транспорте" специально разъяснил, что действия лиц, совершивших хищение абонементных книжек, проездных и единых билетов на право проезда в метро и на других видах городского транспорта, находящихся в обращении как документы, удостоверяющие оплату транспортных услуг, независимо от использования похищенных знаков по назначению или сбыта их другим лицам, должны квалифицироваться как оконченное преступление <1>.

Иначе решается вопрос об уголовно - правовой оценке корыстного завладения ценными бумагами, которые без соответствующего дополнительного оформления или, как говорит ст. 142 ГК РФ, без обязательных реквизитов сами по себе не являются носителями стоимости. К таким документам относятся, например, бланки билетов на различные виды транспорта. Квалификация их похищения во многом зависит от направленности умысла, мотива и цели преступления. Подобного рода документы как таковые не могут быть предметом хищения чужого имущества.

Пленум Верховного Суда РСФСР в упомянутом Постановлении от 23 декабря 1980 г. разъяснил, что действия лиц, похитивших билеты на проезд на железнодорожном, воздушном, водном или автомобильном транспорте, которые могут быть использованы по назначению после внесения в них дополнительных данных (заполнения текста, скрепления печатью, компостирования, указания фамилии владельца и т.д.), могут квалифицироваться как приготовление к хищению, а в случае частичной или полной реализации фальсифицированных документов соответственно как покушение или оконченное хищение. В этих случаях предметом преступления является не документ как таковой, а деньги, полученные от его продажи третьим лицам.

В случаях подделки похищенных билетов и предъявления их транспортной организации для оплаты (возврата денег) под видом отказа от поездки, фиктивным предлогом якобы опоздания к отправлению (вылету) транспортного средства и т.п. либо сбыта (продажи) таких фальсифицированных билетов гражданам действия виновных должны квалифицироваться как подделка документов по ст. 327 и мошенничество по ст. 159 УК.

Одним из сложных и зачастую неоднозначно решаемых в судебно- следственной практике является вопрос о разграничении хищений чужого имущества и экологических преступлений, связанных с незаконным корыстным безвозмездным завладением природными богатствами (золото, водные животные, дикие пушные звери, древесина и т.д.), т.е. действий, которые предусмотрены ст. 256, 258 и 260 УК.

<1> БВС РСФСР, 1981, N 4. С. 6 - 7.

Материальные объекты окружающей природной среды (природы) в естественном состоянии, не подвергавшиеся воздействию общественно необходимого труда и потому не обладающие экономическим свойством меновой стоимости и ее денежным выражением - ценой, товаром, имуществом не являются и в силу этого не могут быть предметом хищения. Однако на многие из них существуют утвержденные экологическим законодательством Российской Федерации или подзаконными нормативными актами так называемые таксовые расценки для исчисления и взыскания материального ущерба, причиненного их добычей, уничтожением или повреждением, которые ничего общего с экономической категорией стоимости товара не имеют.

Общее положение, согласно которому природное богатство, овеществившее человеческий труд, должно рассматриваться как имущество, могущее быть предметом хищения, не является безупречно точным и исчерпывающим критерием отнесения естественного природного ресурса к категории товарно-материальных ценностей, поскольку в настоящее время подавляющая часть материальных компонентов окружающей среды становится в той или иной мере предшествующим трудом человека. При этом отдельные виды естественных ресурсов (рыба, пушной зверь, декоративные деревья и кустарники) специально разводятся людьми с использованием биологических сил природы, с сохранением их связи с естественной средой обитания, но они - и в этом суть - включены в производственно - трудовой процесс, являются продукцией его незавершенного цикла, т.е. товарной продукцией.

Так называемые рукотворные материальные объекты окружающей природной среды, например искусственные лесополосы, лесовосстановительные посадки деревьев на месте вырубки, деревья, посаженные человеком в городах и населенных пунктах, ценная рыба осетровых и лососевых пород, молодь которых ранее была выращена на рыбозаводах, а затем выпущена в открытые водоемы и т.д., имуществом не являются и не могут быть предметом хищения. Они как элементы природы составляют предмет экологических преступлений, ответственность за которые предусмотрена соответствующими статьями гл. 26 Особенной части УК.

Самовольная незаконная добыча золота и последующее его безвозмездное корыстное обращение в свою пользу или в пользу третьих лиц, совершенные на территории золотодобывающего предприятия, с полным основанием квалифицируется как хищение чужого имущества. При этом незаконное корыстное завладение золотом, в том числе так называемым подъемным, т.е. самородком, золотоносной породой или концентратом, образует хищение имущества, когда субъектом преступления выступают не только работники предприятия, но и любые частные лица при условии их осведомленности об особом месте совершения деяния - территории предприятия (старательской артели). "Территория золотодобывающего предприятия" - понятие условное. Судебно-следственная практика обоснованно признает территорией предприятия те участки, на которых его силами и средствами ведется подготовка площадей (полигонов) к последующей промышленной эксплуатации недр, сооружение разведочных траншей для определения драгоценного металла в породах, а также непосредственная добыча золота.

Если похищенное на приисках золото или другие драгоценные металлы, являющиеся валютными ценностями, становится в последующем предметом незаконных сделок расхитителя с другими лицами, то содеянное образует реальную совокупность хищения чужого имущества и преступления, предусмотренного ст. 191 УК, устанавливающей ответственность за незаконный оборот драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга.

В иных, кроме рассмотренных выше, случаях драгоценные металлы и драгоценные природные камни в недрах земли или на ее поверхности являются естественным природным богатством. Их самовольная добыча или находка и последующее незаконное уклонение от обязательной продажи государству при определенных условиях может образовать самостоятельный состав преступления - нарушение правил сдачи государству драгоценных металлов и драгоценных камней - ст. 192 УК.

Предметом хищения может быть имущество, как находящееся в свободном гражданском обороте, так и частично или полностью изъятое из него на основании предписаний закона. В связи с этим надо иметь в виду, что хищение либо вымогательство радиоактивных материалов, оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, а также наркотических средств или психотропных веществ не квалифицируется по надлежащим статьям главы Особенной части УК и образует для виновного лица самостоятельное основание уголовной ответственности, предусмотренное соответственно ст. 221, 226 и 230 УК.

Объективная сторона хищения состоит в посягательстве на отношения собственности. Уголовное законодательство четко дифференцирует ответственность за хищения в зависимости от способа совершения преступления, выделяя и закрепляя в соответствующих статьях следующие формы хищения: кража (ст. 158), мошенничество (ст. 159), присвоение и растрата (ст. 160), грабеж (ст. 161) и разбой (ст. 162).

В ряду названных однородных посягательств на собственность, существенно различающихся, однако, друг от друга по способу совершения, исключение составляет лишь хищение предметов или документов, имеющих особую историческую, научную, художественную или культурную ценность, ответственность за которое предусмотрено ст. 164 УК. В диспозиции ч. 1 указанной статьи специально указывается, что это деяние может совершаться "независимо от способа хищения". Подобный признак состава названного преступления не означает, однако, что оно может совершаться каким-то любым иным, не известным действующему УК способом.

Полагаю, что состав вымогательства не может быть отнесен к самостоятельной форме хищения чужого имущества, так как практически во всех статьях о хищении и в ч. 4 примечания к ст. 158 УК закон прямо говорит о "лице, ранее судимом за хищение либо вымогательство" и тем самым выводит последнее из группы рассматриваемых преступлений.

Способ совершения хищений независимо от того, в какой конкретной форме он объективировался вовне, состоит, как говорит закон, в изъятии и (или) обращении чужого имущества в пользу виновного или других лиц.

Изъятие чужого имущества типично для кражи, мошенничества, грабежа и разбоя, когда он завершается фактическим завладением предмета посягательства. "Изъятие", о котором говорит закон, есть не что иное, как противоправное извлечение, вывод, удаление и любое другое обособление имущества из владения собственника с одновременным переводом его в фактическое незаконное физическое обладание преступника.

Для таких форм хищения, как присвоение и растрата, типичен второй обобщенный способ, о котором говорит закон, - обращение вверенного субъекту чужого имущества в свою пользу или в пользу других лиц.

Имущество, которое похищается тем или иным указанным в уголовном законе способом, может, как находиться в юридически оформленном фонде товарно-денежных ценностей, принадлежащих на праве собственности государственному, муниципальному, коммерческому предприятию, учреждению, организации, так еще и не быть должным образом документально оприходованным, т.е. формально не включенным в указанный фонд.

В судебно-следственной практике корыстное безвозмездное изъятие собранного урожая, например зерна, фруктов, выловленной рыбы, заготовленной древесины, последовательно квалифицируется как хищение, хотя это имущество еще и не было должным образом оприходовано на момент совершения преступления посредством оформления соответствующих приходных документов (акта инвентаризации, накладной, ордера, квитанции и т.д.).

Изъятие не оприходованных излишков сырья и материалов, созданных за счет недовложения или незаконного сокращения норм их расходования на производстве, также квалифицируется как хищение имущества.

Во всех подобных случаях, перечень которых не является исчерпывающим, похищаемое имущество, хотя и не было еще включено, юридически зачислено в фиксированный материальный фонд, но фактически находилось во владении соответствующей организации (леспромхоза, рыбозавода, колхоза), что и создает бесспорные основания для квалификации его корыстного изъятия как хищения.

Корыстное присвоение уже выбывших из владения собственника предметов, например ввиду их утраты, не являясь изъятием, не может образовать состав хищения. В настоящее время существовавший в УК РСФСР состав присвоения найденного или случайно оказавшегося у виновного чужого ценного имущества декриминализирован и, следовательно, такие действия по новому УК преступлением не признаются.

Вместе с тем имущество, юридически и фактически не выбывшее из владения собственника, но временно оставленное им в определенном месте, хотя бы и без специального присмотра, например вещи на пляже, когда их хозяин пошел купаться, велосипед, оставленный на 5 - 10 минут у дверей магазина и т.д., может быть предметом хищения.

Обязательным объективным признаком хищения является безвозмездность изъятия (обращения) чужого имущества в свою пользу или в пользу других лиц. Под безвозмездным следует понимать изъятие чужого имущества без предоставления его собственнику полного эквивалента стоимости похищенного в виде определенной суммы денег, другого равноценного имущества или трудовых затрат, например постройка дачи, садового домика. Неэквивалентное (частичное) возмещение собственнику стоимости изъятых из его фонда вещей не исключает хищения чужого имущества, но может повлиять на его размер, вплоть до мелкого хищения, например путем присвоения, ответственность за которое предусмотрена ст. 49 КоАП РСФСР.

Хищение чужого имущества - материальный состав преступления, в объективную сторону которого в качестве обязательного признака входят общественно опасные последствия. Преступный результат при хищении состоит в причинении собственнику реального материального ущерба, размер которого определяется стоимостью изъятого преступником имущества. Чем больше совокупная стоимость похищенного имущества, выраженная в денежной сумме, тем больший материальный ущерб причиняется собственнику, тем крупнее размер самого хищения. Иные убытки, причиненные хищением собственнику, в виде недополучения должного (упущенной выгоды), в содержание реального материального ущерба не входят. Во многих составах хищения (например, в краже, грабеже, присвоении, растрате и др.) размер причиненного ущерба как преступного результата предусмотрен в качестве квалифицирующего ("с причинением значительного ущерба гражданину") и особо квалифицирующего признака ("в крупном размере").

Между активными действиями расхитителя, выразившимися в изъятии и (или) обращении имущества в свою пользу или в пользу других лиц, и наступившими вредными последствиями должна быть установлена необходимая причинная связь.

Хищение признается оконченным преступлением с момента фактического изъятия имущества и наличия у виновного реальной возможности распоряжаться или пользоваться им по своему усмотрению как своим собственным. Отсутствие у субъекта реальной возможности распоряжаться или пользоваться похищенным исключает состав оконченного преступления. В подобных случаях преступные действия виновного надлежит квалифицировать как покушение на хищение чужого имущества <1>.

Поэтому вор, выходящий из обворованной квартиры с похищенными вещами и задержанный нарядом милиции на лестничной клетке, рабочий режимного предприятия, похитивший в цехе дорогостоящее изделие и спрятавший его на охраняемой территории военного завода, должны нести ответственность за покушение на кражу. Работник охраны, умышленно содействовавший совершившему хищение лицу в выносе имущества, похищаемого с охраняемой территории, или иным способом устраняющий препятствия для хищения, несет ответственность за соучастие в этом преступлении.

Исключение составляет разбой, который в соответствии с законодательной конструкцией его "усеченного" состава признается оконченным преступлением с момента нападения в целях хищения чужого имущества.

Субъективная сторона любой формы хищения характеризуется виной в виде прямого умысла. Виновный осознает общественную опасность противоправного изъятия чужого имущества, предвидит неизбежность причинения в результате этого реального материального ущерба собственнику и желает наступления этих последствий.

Корыстные мотив и цель - обязательные признаки субъективной стороны хищения.

Уголовную ответственность за хищение в форме кражи, грабежа и разбоя могут нести лица, достигшие к моменту совершения преступления 14-летнего возраста, а в форме мошенничества, присвоения, растраты, а также хищение предметов, имеющих особую ценность, - 16-летнего возраста. Кроме того, формы хищений, предусмотренные ст. 160 УК (присвоение или растрата), могут совершаться только специальными субъектами. Применительно к характеристике субъекта закон усиливает ответственность за хищение, если установлен рецидив, т.е. ранее неоднократная судимость расхитителя за хищения или вымогательство. Причем признак рецидива, характеризующий субъекта, кроме названных преступлений, образует также судимость за бандитизм (ст. 209), хищение или вымогательство радиоактивных материалов (ст. 221), оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (ст. 226), наркотических средств или психотропных веществ (ст. 229). Понятие рецидива применительно к рассматриваемой группе корыстных посягательств на собственность (примечание к ст. 158) рассматривается как особо квалифицирующий признак соответствующей формы хищения.

Кража с объективной стороны выражается в тайном хищении чужого имущества, сущностное содержание которого как объективно, так и субъективно заключается в том, что вор стремится избежать какого бы то ни было видимого контакта с собственником или титульным владельцем похищаемого имущества либо с посторонними лицами, могущими воспрепятствовать преступлению или изобличить преступника как очевидцы содеянного. В ряду всех форм хищения кража по способу совершения преступления может быть признана наименее опасной: она не сопровождается применением физического или психического насилия; виновный не использует при ее совершении имеющиеся у него правомочия или служебное положение, не применяет и обмана как способа завладения имуществом. Виновный противоправно и тайно, скрытно от других

<1> БВС РФ, 1994, N 1. С. 9.

лиц изымает чужое имущество против или вопреки волеизъявлению собственника, переводит похищенные предметы в свое незаконное обладание и устанавливает над ними свою власть, распоряжается ими как своими собственными. Однако кража, как свидетельствует статистика, является самой распространенной формой хищения чужого имущества. И это обстоятельство существенно повышает ее общественную опасность.

Необходимый объективный признак кражи как самостоятельной формы хищения составляет тайность изъятия чужого имущества, которое обеспечивается незаметностью, скрытностью преступного акта, как от собственника, так и от других лиц.

При решении вопроса о том, было ли хищение совершено тайно, скрытно, незаметно для других лиц, не считая, конечно, сообщников вора, или открыто, явно, очевидно для них, решается следственными органами и судами на основе объективного и субъективного критериев оценки способа совершения кражи.

Объективный критерий оценки способа хищения как тайного или, напротив, открытого состоит в отношении к совершаемому хищению собственника или владельца, которому первый передал имущество, а также других лиц в осознании им или отсутствии сознания того факта, что виновным совершается противоправное изъятие чужого, не принадлежащего ему имущества. Здесь возможно несколько вариантов признания хищения тайным, руководствуясь объективным критерием оценки способа его совершения. Первый из них, наиболее часто встречающийся на практике, это когда кража совершается при полном отсутствии очевидцев, например из неохраняемого склада, оптовой базы товарно-материальных ценностей в ночное время, из квартиры, в которую вор, взломав замок, проник в отсутствие ее хозяев, и т.д. Второй вариант связан с похищением имущества хотя и в присутствии собственника или других лиц, но незаметно, скрытно от них, когда они не наблюдают и не осознают факта противоправного завладения ценностями, например карманные кражи или кражи из сумок, ручной клади и т.п. В подобных случаях кража нередко ошибочно признается открытым хищением имущества, т.е. грабежом.

Основываясь на объективном критерии, следует признать, что хищение надлежит признать тайным и в том случае, когда имущество изымается непосредственно из владения собственника и в его присутствии в месте совершения преступления, но он по тем или иным причинам (глубокий сон, состояние сильного опьянения, обморок и т.п.) не мог осознавать значения и смысла происходящего криминального события. И, наконец, исходя из того же критерия, в судебно-следственной практике незаконное корыстное изъятие имущества признается тайным, когда оно совершается в присутствии многих лиц и, как говорится, на глазах у них, но они воспринимают акт завладения имуществом как вполне правомерный, не подозревая, что он в действительности носит преступный характер. Таковы, в частности, случаи, когда при разгрузке товара из фуры, железнодорожного вагона преступник под видом грузчика берет какую-либо тару (ящик, мешок, тюк) и обращает ее в свою пользу.

Тайным является и похищение, совершаемое вором в присутствии лиц, не способных по возрасту, например детей, умственному развитию сознавать уголовно противоправный характер изъятия чужого имущества и оказывать противодействие его совершению или, во всяком случае, свидетельствовать именно о таком характере действий расхитителя.

Субъективный критерий заключается в намерении самого расхитителя действовать тайно от всех не причастных к преступлению лиц, его внутреннем убеждении, что изъятие имущества из владения собственника совершается незаметно, скрытно как для последнего, так и посторонних граждан. Субъективное убеждение лица о том, что совершаемое им хищение незаметно, скрыто от посторонних лиц, должно основываться на определенных объективных фактах, соответствующих реальной ситуации события преступления. Они могут быть самыми разнообразными: полное отсутствие в месте совершения преступления каких-либо лиц, сон сторожа охраняемого объекта, временная отлучка работника, в распоряжение или под охрану которого передано имущество, передача последнего под присмотр собеседнику, оказавшемуся вором, без наделения его теми или иными правомочиями в отношении оставляемых на время вещей, и т.д. По этим соображениям, если расхититель субъективно убежден, исходя из реальной обстановки совершения преступления, что он действует тайно, незаметно от других лиц, но фактически кто-то наблюдает за процессом изъятия имущества (например, житель соседнего дома из окна своей квартиры обозревает событие изъятия чужого имущества, о чем преступник не знает и не предполагает), содеянное образует состав кражи.

Если вор обнаружил, что его действия по изъятию чужого имущества стали известны третьим лицам и что они осознают их преступный характер, прекращает посягательство и скрывается с места совершения преступления, содеянное образует покушение на кражу, квалифицируемую по ст. 30 и соответствующей части ст. 158 УК. При тех же объективных и субъективных обстоятельствах вор, игнорируя факт обнаружения его посягательства на собственность третьими лицами, в условиях очевидности, явности события преступления доводит его до конца и пытается скрыться с похищенными предметами, подлежит ответственности за открытое хищение чужого имущества - грабеж.

Квалифицированные виды кражи

Статья 158 УК предусматривает три вида краж: простая (основной состав) - ч. 1 ст. 158 УК; квалифицированная (ч. 2) и особо квалифицированная (ч. 3).

Часть 2 ст. 158 УК устанавливает повышенную ответственность за кражу.

Общее понятие признака "группа лиц по предварительному сговору" дается в ч. 2 ст. 35 УК. Однако применительно к рассматриваемому квалифицирующему признаку состава кражи чужого имущества требуются некоторые дополнительные пояснения. Они состоят в следующем.

Под предварительным сговором, о котором говорит закон, следует понимать договоренность о совместном совершении хищения между двумя или более лицами, состоявшуюся до его непосредственного совершения. Поскольку началом любого преступления признаются умышленные действия, непосредственно направленные на совершение преступления, т.е. покушение на него (ч. 3 ст. 30), следует признать, что предварительный сговор между соучастниками группового хищения может состояться в любой момент, включая и стадию приготовления к преступлению, но до начала действий, непосредственно направленных на тайное изъятие чужого имущества. Если сговор на совместное совершение преступления возник в процессе непосредственного изъятия имущества, он утрачивает свойство "предварительности" и, следовательно, исключает рассматриваемый квалифицирующий кражу признак. В этом случае каждый из соисполнителей будет нести ответственность за те преступные действия, которые он сам непосредственно совершил, в частности, при отсутствии иных квалифицирующих кражу признаков по ч. 1 ст. 158 УК как за оконченное или неоконченное преступление в зависимости от конкретных обстоятельств дела.

Совместное групповое хищение предполагает выполнение участниками таких действий, которые содержат в себе признаки объективной и субъективной сторон состава кражи чужого имущества. В Постановлении от 11 июля 1972 г. "О судебной практике по делам о хищении государственного или общественного имущества" Пленум Верховного Суда СССР указывал, что "под хищением, совершенным по предварительному сговору группой лиц, следует понимать такое хищение, в котором участвовало двое или более лиц, заранее договорившихся о совместном его совершении", а не об оказании, например, содействия исполнителю путем предоставления орудий преступления, плана объекта, расположения в нем хранилищ товарно-материальных ценностей и т.п. В состав группы лиц по предварительному сговору могут входить только соисполнители.

Следует также подчеркнуть, что группу лиц по предварительному сговору могут образовать только лица, подлежащие уголовной. Невменяемые и лица, не достигшие возраста, с которого наступает уголовная ответственность (в данном случае 14 лет), в состав группы юридически, т.е. с точки зрения требований уголовного закона, входить не могут, хотя бы фактически они непосредственно и участвовали в тайном изъятии чужого имущества. Например, если совершеннолетний преступник предварительно склонил, а затем договорился с подростком в возрасте до 14 лет, и оба они совершили тайное изъятие чужого имущества, "группа" как квалифицирующий признак состава кражи отсутствует. При отсутствии иных отягчающих обстоятельств взрослый преступник должен нести ответственность по ч. 1 ст. 158 УК и, кроме того, дополнительно по совокупности по ст. 150 УК.

Соучастник в виде подстрекателя, пособника, организатора (не принимавшего непосредственного участия в изъятии имущества) групповой кражи несет ответственность по ст. 33 и ч. 2 ст. 158 УК.

34. Неоднократность как квалифицирующий признак состава кражи есть разновидность уголовно - правового института множественности преступлений и в общем, плане раскрывается в ст. 16 УК. Применительно к хищениям понятие неоднократности содержится в п. 3 примечания к ст. 158 УК. Неоднократность хищения налицо, если за предшествующее преступление, указанное в п. 3 примечания к ст. 158 УК, не истекли сроки давности привлечения к уголовной ответственности (ст. 78), сроки давности обвинительного приговора суда (ст. 83), а также, если не снята или не погашена судимость (ст. 86). В противном случае неоднократность как квалифицирующий признак хищения отсутствует.

Для признака неоднократности хищения не имеет значения, был ли виновный ранее судим за предшествующее преступление (или преступления) или они вменяются ему в ответственность впервые. Во втором случае каждое из самостоятельных преступлений, образующих признак неоднократности, должен получить отдельную уголовно - правовую оценку, тем более, если первое из совершенных преступлений является значительно более общественно опасным, чем последующее второе. Причем второе преступление квалифицируется по признаку неоднократности его совершения.

Например, если М. ранее совершил бандитизм, а затем был признан виновным в краже чужого имущества, его действия надлежит квалифицировать по ст. 209 УК и ч. 2 ст. 158 УК. В подобных случаях имеется и неоднократность, и реальная совокупность двух самостоятельных преступлений, стечение которых образует по закону рассматриваемый квалифицирующий признак хищения. Иное решение вопроса, основанное на поглощении признаком неоднократности признака совокупности преступления, оставило бы по существу более опасное деяние без самостоятельной правовой оценки и, следовательно, вывело бы виновного за пределы основания уголовной ответственности за первое более тяжкое преступление.

Помимо истечения соответствующих давностных сроков или погашения (снятия) судимости за предшествующее преступление, неоднократность как квалифицирующий признак состава кражи, равно как и иных форм хищения чужого имущества, отсутствует в следующих ситуациях. Во-первых, когда лицо за предшествующее повторной краже ранее совершенное хищение было в установленном законом порядке освобождено от уголовной ответственности. Во-вторых, когда в действиях виновного содержатся признаки единого продолжаемого хищения, под которым понимается неоднократное незаконное безвозмездное изъятие (обращение) чужого имущества, складывающегося из ряда тождественных преступных действий, имеющих общую цель неправомерного завладения имуществом, которые охватываются единым умыслом виновного и составляют в своей совокупности одно преступление. Примером такого рода хищения являются ежедневные кражи лицом из цеха предприятия радиодеталей или других мелких изделий. Вопрос о правильном разграничении неоднократного и единого продолжаемого преступления имеет большое практическое значение, ибо он связан с основанием уголовной ответственности, с точной квалификацией действий виновного. При его решении необходимо учитывать не только объективные факторы и, в частности, то обстоятельство, что в продолжаемом хищении отдельные, тождественные преступные акты тесно взаимосвязаны друг с другом и по существу представляют собой отдельные звенья единой преступной цепи, эпизоды одного преступления, но и факторы субъективные, а именно то, что отдельные акты, хотя и разорванные во времени, охватываются единым умыслом, единым намерением достичь в результате такого рода продолжаемой преступной деятельности определенной заранее намеченной цели. Единство умысла и единства цели цементируют отдельные, казалось бы, внешне оторванные друг от друга преступные акты в эпизоды одного целостного с точки зрения юридической природы хищения чужого имущества. В-третьих, когда первое хищение, на которое покушалось лицо, не было доведено им до конца ввиду добровольного отказа от его завершения (ст. 31). В-четвертых, когда однократно похищенное имущество, будучи, например, спрятано виновным на охраняемой территории завода, выносится через проходную предприятия в несколько приемов. Точно так же квартирный вор, вскрыв двери жилища, выносит в ночное время похищенные вещи за два - три приема.

Таким образом, неоднократными могут признаваться лишь такие преступные действия виновного, когда каждое из них образует, признаки самостоятельного состава хищения в той или иной форме и отделено от последующего определенным промежутком времени. При этом на совершение каждого нового преступления у виновного должен вновь возникнуть самостоятельный умысел, который он и реализует в неоднократном хищении.

Незаконное проникновение в жилище, помещение либо иное хранилище существенно повышает общественную опасность содеянного. При совершении такого рода деяний виновные прилагают дополнительные, подчас весьма значительные усилия, ухищрения, чтобы преодолеть преграды и получить доступ к имуществу, находящемуся в жилище, помещении или ином специально оборудованном хранилище. При этом расхитители взламывают замки, двери, ворота, устраивают проломы в стенах, поле, потолке зданий, срывают рамы и решетки окон, повреждают вагоны, контейнеры, крытые кузова автофургонов и т.д., чем наносят серьезный ущерб материальным объектам собственности.

Решая вопрос о наличии в действиях виновного такого квалифицирующего признака, как проникновение в жилище, помещение или иное хранилище, органы следствия и суды должны иметь в виду следующее.

Проникновение - это вторжение в жилище, помещение или иное хранилище с целью совершения кражи, грабежа или разбоя. Оно может совершаться не только тайно, но, и открыто, как с преодолением препятствий или сопротивления людей, в том числе работников охраны, так и беспрепятственно, а равно с помощью приспособлений (например, крюков, "удочек", магнитов, засасывающих шлангов, щипцов и др.), позволяющих виновному извлекать похищаемые предметы без входа в соответствующее помещение (жилище, хранилище). Проникновением должно признаваться и появление в помещении путем использования обмана, в том числе и подложных пропусков, например, под видом сантехника, почтальона, курьера, инспектора пожарнадзора и т.д.

Проникновение - не самоцель, а способ получить доступ к хранящимся ценностям, которые виновный намерен похитить. Проникновению поэтому всегда предшествует формирование умысла на хищение в жилище, помещении или ином хранилище чужого имущества. В силу этого, если виновный вошел в квартиру с иными благими намерениями и целями и умысел на тайное или открытое изъятие материальных ценностей возник уже после этого, который он затем и реализовал, в содеянном отсутствует комментируемый квалифицирующий признак хищения.

Жилище - это помещение, предназначенное для постоянного или временного проживания людей (индивидуальный дом, квартира, комната в гостинице, санатории, дача, садовый домик и т.п.), а также те его составные части, которые используются для отдыха, хранения имущества либо удовлетворения других потребностей человека (балконы, застекленные веранды, кладовые и т.п.).

Не могут признаваться жилищем помещения, не предназначенные и не приспособленные для постоянного или временного проживания (например, обособленные от жилых построек погреба, амбары, гаражи и другие хозяйственные помещения <1>).

Под помещением, о котором говорит закон, следует понимать строение, сооружение, предназначенное для размещения людей или материальных ценностей. Оно может быть как постоянным, так и временным (например, надувной ангар, брезентовый шатер, палатка), как стационарным, так и передвижным.

Иное хранилище - это особое устройство или место, специально оборудованное, приспособленное или предназначенное для постоянного или хотя бы временного хранения в нем и сбережения от хищения, порчи и уничтожения, стихийных сил природы и т.п. товарно-материальных ценностей, которые, однако, не могут быть отнесены к категории "помещение". Это - все виды специальных устройств, специально предназначенных для хранения и сбережения различного имущества - товаров, денег, драгоценных металлов и драгоценных природных камней (сейфы, стальные шкафы, контейнеры, авторефрижераторы, морозильные камеры, охраняемые железнодорожные вагоны и платформы и т.п.).

В судебно-следственной практике "иными хранилищами" признаются также участки территории, специально предназначенные и приспособленные для постоянного или временного хранения материальных ценностей. К таким особым обособленным и охраняемым территориям относятся товарные дворы железнодорожных станций, речного или морского грузовых портов, аэропортов, элеваторов, огороженные загоны для скота, охраняемые зерновые тока сельскохозяйственных предприятий и т.д. <2>

В связи с комментируемым квалифицирующим признаком, а также обязанностью органов следствия и суда указывать в процессуальных документах все квалифицирующие деяние виновного признаки на практике возник вопрос: в каких

случаях налицо признак "группа лиц по предварительному сговору", когда в жилище и другие помещения вторгается (проникает) только один исполнитель, и имеется ли в

<1> БВС СССР, 1986, N 6. С. 4 - 5.

<2> БВС СССР, 1984, N 3. С. 22.

подобной ситуации вообще указанное обстоятельство. Отвечая на этот вопрос, Пленум Верховного Суда СССР в Постановлении от 5 сентября 1986 г. "О судебной практике по делам о преступлениях против личной собственности" <1> разъяснил, что при квалификации кражи с проникновением в жилище, совершенной группой лиц по предварительному сговору, следует иметь в виду, что действия виновного, который не проникал в жилище, но согласно договоренности о распределении ролей участвовал во взломе дверей, запоров, решеток в окнах либо выполнял в процессе совершения кражи иные действия, связанные с проникновением другого лица в жилище либо изъятием имущества оттуда, являются соисполнительством, не требующим дополнительной квалификации по ст. 17 УК РСФСР (соответствует ст. 33 УК РФ).

Если в действиях преступников содержится не только квалифицирующий признак "проникновение", но еще и "группа лиц по предварительному сговору", оба эти отягчающие хищение обстоятельства должны быть отражены в соответствующем процессуальном документе (обвинительном заключении, приговоре суда), хотя это и не оказывает влияния на квалификацию содеянного по ч. 2 ст. 158 УК, но будет, несомненно, учтено судом при назначении виновным конкретной меры наказания.

Последний квалифицирующий признак, указанный в п. "г" ч. 2 ст. 158 УК, - кража с причинением значительного ущерба гражданину. Как видно из текста закона, указанный признак, в известной мере характеризующий размер хищения, относится к тайному изъятию имущества, принадлежащего только гражданину на праве собственности или титульного владения и не касается корыстных посягательств на государственную и муниципальную собственность. Когда закон говорит применительно к хищению об "ущербе", не раскрывая его характера, надо иметь в виду, что речь может идти только о материальном, имущественном ущербе и притом лишь о реальном (положительном) ущербе, в структуре которого нет места убыткам собственника в виде упущенной выгоды, хотя она сама по себе, фактически может быть весьма существенной потерей для его имущественных интересов.

Значительный ущерб - сугубо оценочный признак: он никак не формализован в законе, и это не способствует единообразному применению последнего, стабильности судебно-следственной практики при квалификации хищений виновных лиц по данному отягчающему обстоятельству. Пленум Верховного Суда СССР в упоминавшемся выше Постановлении от 5 сентября 1986 г. в общей форме разъяснил: "Решая вопрос о квалификации действий виновного по признаку причинения преступлением значительного ущерба потерпевшему, следует учитывать стоимость похищенного имущества, а также его количество и значимость для потерпевшего, материальное положение последнего, в частности заработную плату, наличие иждивенцев".

Значительность ущерба зависит от совокупности факторов, определяющих материальное положение потерпевшего. Ущерб, расцененный органом, применяющим уголовный закон, как "значительный" для данного потерпевшего, не может быть по своим количественным параметрам в денежном отношении большим, чем "крупный размер" как особо квалифицирующий признак состава кражи. В противном случае действия виновного надлежит квалифицировать по ч. 3 ст. 158 УК.

Часть 3 ст. 158 УК предусматривает наиболее строгую ответственность за особо квалифицированный состав кражи, если она совершена: а) организованной группой; б) в крупном размере; в) лицом, ранее два или более раза судимым за хищение или вымогательство.

<1> БВС СССР, 1986, N 6. С. 5 - 6.

Организованная группа - одна из наиболее опасных форм соучастия в преступлении. Применительно к организованным группам расхитителей признак устойчивости объединения нескольких лиц чаще всего проявляется в относительной длительности преступной деятельности группы, ее криминальной специализации, разделе сфер деятельности с другими подобными группами, четком распределении ролей и функций каждого ее участника, наличии лидера (руководителя, организатора), жесткой внутренней дисциплине, планировании преступной деятельности в целом на определенный период времени и каждого преступного акта в отдельности.

Ввиду более высокой внутренней организации данной формы соучастия по сравнению, например, с группой лиц по предварительному сговору в соответствии с предписаниями п. 5 ст. 35 УК установлены и более жесткие требования к основанию, условиям и объему уголовной ответственности за совершенные участниками организованной группы хищения чужого имущества. В частности, организатор или руководитель воровской организованной группы подлежит уголовной ответственности в качестве исполнителя за все кражи чужого имущества, совершенные группой, если они охватывались его умыслом независимо от того, принимал ли он в их совершении непосредственное участие. Другие участники организованной группы несут ответственность в том же качестве за все хищения чужого имущества, в подготовке или совершении которых они участвовали. Для рядового участника организованной группы недостаточно простой осведомленности о той или иной краже, совершенной другими ее членами, для того, чтобы она была вменена ему в ответственность, если сам он не принимал участия в той или иной форме в подготовке и совершении преступления.

Кража, совершенная в крупном размере, - вторая разновидность особо квалифицированного состава данного преступления. В отличие от оценочного квалифицирующего признака "значительный ущерб" (ч. 2 ст. 158), "крупный размер" - признак жестко формализованный в самом уголовном законе (в частности, в п. 2 примечания к ст. 158).

Размер хищения в качестве крупного определяется только и исключительно суммарной стоимостью похищенного в денежном выражении. Такие натуральные и экономические критерии, как вес, объем, количество, хозяйственное значение похищенного имущества, его дефицитность и т.п., учитываться при определении размера хищения не могут.

Если совершено не одно, а несколько обособленных друг от друга по месту, источникам, способу учинения хищений, в которых реализован самостоятельно возникший умысел виновных на изъятие чужого имущества, суммирование стоимости похищенных вещей в каждом отдельном преступлении при исчислении размера кражи в качестве крупного не допускается. Исключение составляет лишь единое продолжаемое хищение, в котором отдельные тождественные акты, охватываемые единым умыслом, составляют эпизоды одного растянутого во времени преступления. Если при сложении стоимости похищенного в отдельных эпизодах суммарная его стоимость превысит пятьсот минимальных размеров оплаты труда, - налицо единое продолжаемое хищение, совершенное в крупных размерах, квалифицируемое по ч. 3 ст. 158 УК.

При совершении кражи группой лиц по предварительному сговору или организованной группой стоимость похищенного каждым ее участником в отдельности также может суммироваться, т.к. речь идет об одном преступлении. Если общий размер такой кражи в денежном выражении достигает предела, установленного законом для "крупного размера", действия каждого из участвующих в преступлении лиц надлежит квалифицировать по ч. 3 ст. 158 УК. При этом доля, полученная каждым соучастником группового хищения, при последующем дележе преступно приобретенных ценностей влияния на квалификацию их действий не оказывает, поскольку все они - соисполнители кражи, совершенной в крупном размере.

Часть 3 ст. 158 УК в качестве особо квалифицирующего признака состава кражи, по сути дела, признает опасный рецидив однородных преступлений. Закон повышает ответственность, если кража совершена лицом, ранее два или более раза судимым за хищение либо вымогательство (п. 4 примечания к ст. 158). Указанная судимость (или судимости) не должна быть снята или погашена в установленном ст. 86 УК порядке.

Судебная практика по применению законодательства об ответственности

ПОСТАНОВЛЕНИЕ № 6 ПЛЕНУМА ВЕРХОВОГО СУДА РСФСР О ПРАКТИКЕ ПРИМЕНЕНИЯ СУДАМИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ОБ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ХИЩЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОГО И

ОБЩЕСТВЕННОГО ИМУЩЕСТВА от 20 июня 1973 г.

(с изменениями и дополнениями, внесенными постановлением Пленума № 10 от 20 декабря 1983 г., вред. постановления Пленума М 11 от 21 декабря 1993 г.)

Пленум Верховного Суда Российской Федерации отмечает, что суды Российской Федерации проводят значительную работу по борьбе с хищениями государственного и общественного имущества.

Вместе с тем в практике применения судами законодательства об ответст­венности за хищения государственного и общественного имущества еще имеются серьезные упущения и недостатки.

При рассмотрении дел о хищениях и иных посягательствах на государствен­ную и общественную собственность судами далеко не полностью используются сила закона и возможности для предупреждения этих преступлений.

Не по всем делом суды принимают необходимые меры к установлению причин и условий, способствовавших совершению хищений, к выявлению и привлечению к ответственности всех участников хищения, бесхозяйственности и расточительства.

Судами нередко нарушаются требования закона о строго, индивидуальном подходе к назначению мер уголовного наказания.

В результате суды подчас допускают послабления в отношении злостных расхитителей материальных ценностей. Вместе с тем имеются случаи назначения чрезмерно суровых мер наказания лицам, впервые совершившим преступления, не представляющие большой общественной опасности, а также несовершенно­летним.

При назначении наказания в виде исправительных работ суды часто упускают из виду, что служебная деятельность некоторых осужденных связана с обслуживанием материальных ценностей или контролем за их использованием, и во многих случаях необоснованно назначают им исправительные работы по месту работы.

Вопреки требованиям ст. 29 УК РСФСР суды не применяют во всех необходимых случаях к осужденным по ст. 92 УК РСФСР, в том числе и к исправительным работам по месту работы, дополнительную меру наказания в ви­де лишения права занимать определенные должности или заниматься определен­ной деятельностью.

Не всегда в предусмотренных законом случаях применяется судами к расхитителям дополнительная мера наказания - конфискация имущества.

Указанные недостатки являются следствием того, что отдельные Верховные суды республик, краевые, областные и соответствующие им суды не изучают сис­тематически практику назначения судами мер уголовного наказания, не направляют эту практику и не принимают должных мер к установлению правиль­ного подхода к назначению судами мер наказания, а иногда и сами допускают ошибки при решении этих вопросов.

Недостаточную настойчивость в устранении недостатков проявлял и Верховный Суд Российской Федерации.

Некоторые суды не проявляют надлежащую оперативность в рассмотрении дел о хищениях, а иногда допускают факты волокиты.

Существенные недостатки имеются при разрешении вопросов о возмещении материального ущерба, причиненного хищениями государственного и общест­венного имущества.

В целях единообразного и правильного применения судами Российской Федерации законодательства об ответственности за хищения государственного и общественного имущества Пленум Верховного Суда Российской Федерации постановляет:

1. Президиуму Верховного Суда Российской Федерации, Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации, Верховным судам республик, краевым, областным и соответствующим им судам принять не­обходимые меры к дальнейшему повышению уровня судебной деятельности по рассмотрению дел о хищениях и иных посягательствах на собственность предприятий и организаций.

2. Усилить надзор и повысить требовательность к народным судам в отношении строжайшего соблюдения законности при рассмотрении дел, связан­ных с сохранностью государственной и общественной собственности.

Не оставлять без должного реагирования факты небрежности, нераспоряди­тельности и волокиты, допускаемые в работе отдельных судов при рассмотрении дал о хищениях государственного и общественного имущества.

3. Уделять больше внимания вопросам назначения наказания. Направлять практику судов на безусловное выполнение требований закона об индивидуали­зации наказания с тем, чтобы при назначении наказаний не допускались послаб­ления в отношении злостных расхитителей материальных ценностей и учитыва­лись не только данные о личности виновного, но и характер и степень обществен­ной опасности совершенного преступления. Вместе с тем не допускать назначения неоправданно суровых мер наказания несовершеннолетним, а также лицам, впервые совершившим преступления, не представляющие большой общественной опасности.

4. Суды должны обсуждать вопрос, возможно ли назначение лицам, осужденным за растраты и хищения, совершенные и использованием служебного положения, исправительных работ по месту работы.

Во всех случаях осуждения лиц за растраты и хищения, совершенные с использованием своего служебного положения, суды обязаны обсуждать вопрос о применении к ним дополнительной меры наказания в виде лишения права зани­мать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

5. Судам надлежит во всех случаях обсуждать вопрос о применении к виновным в хищении конфискации имущества, когда законом предусмотрена возможность ее назначения.

В случаях, когда конфискация имущества или лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью преду­смотрены законом в качестве обязательной дополнительной меры наказания, суд обязан привести в приговоре мотивы, по которым он счел возможным не приме­нять к осужденному эти меры наказания и сослаться на ст. 43 УК РСФСР.

6. Уделять больше внимания вопросам правильного разрешения судами гражданских исков в уголовном деле. Принимать все предусмотренные законом меры к полному возмещению материального ущерба, причиненного хищениями государственного и общественного имущества.

7. При рассмотрении дел о хищениях государственного и общественного имущества судам необходимо выяснять причины и условия, способствовавшие совершению преступлений, и принимать в установленном порядке меры к их устранению. Более остро реагировать на выявленные при рассмотрении дел факты бесхозяйственности и расточительства, добиваться устранения выявленных недостатков в работе предприятий, учреждений и организаций, обсуждать вопрос об ответственности хозяйственных руководителей и других должностных лиц за преступную халатность, потворство жуликам и дельцам, способствующих хищениям имущества.

8. Систематически изучать состояние судимости и обобщать судебную практику по делам о хищениях государственного и общественного имущества, а также по делам о должностных и хозяйственных преступлениях, координируя эту работу с органами юстиции.

Список используемой литературы

1. Учебник «Уголовное право РФ»

2. Уголовный кодекс РФ

3. Комментарий к Уголовному Кодексу РФ

4. Сборник Постановлений Пленумов Верховных судов РФ по уголовным делам.

Задача

Ответ: Исходя из данных задачи действие Чаплыгина, Ноздря и Горячева подлежат квалификации по ч. 3 ст. 321 УК РФ , так как Чаплыгин, Ноздря и Горячев отбывали наказание в местах лишения свободы и их действия подпадают под признаки ст. 321 УК РФ , т.е. угроза применения насилия в отношении сотрудника м/л свободы или мест содержания под стражей совершенное организованной группой с применением насилия опасного для жизни и здоровья, а также действия квалифицирующиеся ч. 3 ст. 111 УК РФ – деяния предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они совершены:

А) группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

Б) в отношении двух или более лиц;

В) неоднакратно или лицом, ранее совершившим убийство,

- наказываются лишением свободы на срок от пяти до двенадцати лет.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений21:38:01 18 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
13:44:48 24 ноября 2015
www.servisurist.narod.ru - для студентов юридического факультета
Андрей08:15:32 14 февраля 2011Оценка: 5 - Отлично

Работы, похожие на Реферат: Кража

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(149887)
Комментарии (1829)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru