Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Жизненные ценности выпускников

Название: Жизненные ценности выпускников
Раздел: Рефераты по социологии
Тип: реферат Добавлен 20:55:55 09 августа 2005 Похожие работы
Просмотров: 2373 Комментариев: 3 Оценило: 2 человек Средний балл: 4 Оценка: неизвестно     Скачать

Министерство образования Российской Федерации

Уральский государственный университет им. А.М. Горького

Факультет политологии и социологии

Кафедра теории и истории социологии

Жизненные ценности современных выпускников

общеобразовательных учреждений

Курсовая работа

студентки 1 курса (гр.102)

Шредер Т.А.

Научный руководитель

доцент, канд.филос.наук

Ксенофонтова В.В.

Екатеринбург, 2001

СОДЕРЖАНИЕ

Введение 3

Глава 1. Молодёжь как социально-психологическая группа.

Молодёжная субкультура. 9

Глава 2. Жизненные планы, ценностные ориентации и

моральный облик молодёжи. 23

Заключение 42

Список литературы 44


ВВЕДЕНИЕ

Одна из актуальных отраслей современной социологии - социология молодежи. Эта тема очень сложна и включает в себя целый ряд аспектов: это и возрастные психологические особенности, и социологические проблемы воспитания и образования, влияние семьи и коллектива и целый ряд других. Особенно остро проблема молодежи и ее роли в общественной жизни стоит в постперестроечной России. Системный кризис, затронувший социальную структуру общества с началом перестройки и усугубившийся в связи с распадом СССР и переходом к рыночной экономике, закономерно привел к смене социальных ориентиров, переоценке традиционных ценностей. Конкуренция на уровне массового сознания советских, национальных и так называемых «западных» ценностей не могла не привести население в состояние растерянности, непосредственным образом повлиявшее на ценностный мир молодежи, крайне противоречивый и хаотичный.

Социология молодежи как одна из отраслей социологического знания возродилась в годы хрущевской оттепели. На первых порах своего становления она опиралась на целый комплекс серьезных исследований, проведенных в 20-е годы.

Именно в этот период в ожесточенной полемике с догматическим восприятием мира были заложены основы социологии молодежи как более или менее самостоятельного направления исследований. Молодежь исследовалась с точки зрения жизненных планов, ценностных ориентации, мотивации поведения в самых разных сферах жизнедеятельности, от школьной скамьи до производства, в свободное от учебы и работы время, в повседневной бытовой жизни и жизни коллективов. Постепенно складывался соответствующий понятийный аппарат таких исследований (собственно основания научного знания) и его методология— инструменты сбора и анализа фактической информации.

В 80-е годы значительно расширяются направления исследований, в них включаются новые авторы и коллективы. Возникает возможность проведения сравнительного анализа проблем молодежи в разных регионах.

Социология молодежи - отрасль социологической науки, изучающая молодежь как социальную общность, особенности социализации и воспитания вступающих в жизнь поколений, процесс социальной преемственности и унаследования молодежью знаний и опыта от старших поколений, особенности образа жизни молодежи, формирование ее жизненных планов и ценностных ориентаций, в том числе профессиональных, социальную мобильность, выполнение социальных ролей различными группами молодежи.

Академик Российской академии образования И. С. Кон пишет: «В социологии молодежи основное внимание уделяется исследованию проблем молодежи как общественной группы, ее места и роли в социальной структуре (С. Н. Иконникова, В. Т. Лисовский), процесса становления личности у молодежи (И. С. Кон), влияния социальных различий на выбор профессии и на социальное продвижение молодежи и его влияния на систему ценностных ориентаций (М. X. Титма), особенностей отношения молодежи к труду, проблем молодежной семьи и др.».[1]

Попытки реализации целостной программы гуманитарной социализации в государственном масштабе не увенчались успехом. Сегодня единая система гуманитарного воспитания практически отсутствует, а частные инициативы в этой сфере, осуществляемые в экспериментальных или негосударственных учебных заведениях, охватывают лишь немногочисленные группы молодежи крупных российских городов. В большинстве же школ гуманитарная социализация ограничивается стандартным набором гуманитарных дисциплин и так называемой «внеучебной работой», которая не столько приобщает молодых людей к культурным ценностям, сколько отвращает от них в пользу развлекательной самореализации. Нередко гуманитарная социализация носит коммерческий характер (так называемое «элитное образование»), и характер гуманитарной социализации все заметнее обусловлены уровнем доходов родителей школьника или самого молодого человека.

С одной стороны, властные структуры не осознают того, что без достаточного внимания к культурному развитию населения невозможно осуществление социальных проектов, а, тем самым, и выход из кризиса. С другой стороны, коммерция все глубже проникает в самые разные области культурной жизни. Нормы и ценности высокой культуры подменяются усредненными образцами массовой культуры.

Основные проблемы социологии молодежи, имеющие теоретическое и практическое значение, следующие: изучение роли и места молодежи в социальном развитии общества, анализ «социального портрета» различных групп молодежи, изучение запросов, интересов, потребностей, ценностных ориентаций, социальных ожиданий молодежи во всех сферах жизнедеятельности; формирование активной жизненной позиции, стиля жизни и поведения; рассмотрение особенностей адаптации в различных социальных сферах; изучение жизненных планов молодежи и определение оптимальных условий их реализации; исследование резервов социальной активности и причин пассивности, включенности молодежи в социальное управление и самоуправление на различных уровнях; определение морально-психологической готовности к труду и к безработице и т.д. Как пишет А. В. Шаронов в предисловии к кн.: «Социология молодёжи»: «Социология молодежи как наука выстраивается на трех взаимосвязанных уровнях: 1) общеметодологическом, основанном на подходе к познанию молодежи как общественного феномена; 2) специально-теоретическом, раскрывающем специфику, структуру молодежи как социально-демографической группы, особенности ее сознания и поведения, возрастную и социально-психологическую специфику образа жизни, динамику ценностных ориентации; 3) эмпирическом, анализирующем на основе социологических исследований конкретные факты в различных сферах жизни.»[2]

Исследование любой категории молодежи, любого аспекта ее жизни и деятельности с необходимостью предполагает прежде всего конкретизацию самого понятия «молодежь», отдельных, изучаемых групп (городская, сельская, рабочая, учащаяся, другие общности молодежи), принятие концепций ее самоопределения, социальной ситуации, в которой живет и трудится молодежь.

Нетрудно заметить, насколько раздвигаются границы конкретного видения молодежи социологом в процессе исследования, когда он определяет ее не просто как возрастную группу, а как специфическую социально-демографическую группу, которая характеризуется, с одной стороны, присущими ей психолого-физиологическими особенностями, осуществлением преимущественно деятельности, связанной с подготовкой и включением в общественную жизнь, в социальный механизм; с другой— со своей субкультурой, внутренней дифференциацией, соответствующей социальному делению общества.

Научный, социологический подход к молодежи как специфической группе общества предполагает, следовательно, учет целого комплекса обстоятельств и особенностей образа жизни молодежи.

Социология молодежи очень тесно связана с отраслевыми социологиями: это и военная социология, социология воспитания, города, искусства, коллектива, культуры, литературы, личности, массовых коммуникаций, медицины и здравоохранения, морали, народонаселения, образования, общественного мнения, организаций, политики, права, религии, свободного времени села, семьи, труда, управления, физической культуры и спорта.

Поэтому проблемы молодежи исследуются как в контексте всего общества, его основных характеристик, структурных сдвигов и изменений, так и дифференцировано — как особой социальной группы, с присущими ей признаками и свойствами. Следует заметить, что проблемы молодежи России во многом связаны и с теми объективными процессами, которые протекают в современном мире: урбанизацией, повышением удельного веса в обществе пенсионеров, лиц преклонного возраста, сокращением рождаемости и т. д. Но вместе с тем молодежные проблемы в России имеют и свою специфику, опосредованы российской действительностью во всей полноте, той политикой, которая проводилась по отношению к молодежи.

Современная молодежь проходит свое становление в очень сложных условиях ломки старых ценностей и формирования новых социальных отношений. Отсюда растерянность, пессимизм неверие в будущее.

Наша сегодняшняя жизнь проходит под знаком глобальных перемен в обществе, общественном сознании, и от нашего сегодняшнего выбора путей развития зависит наше будущее. Несомненно, выбор современных выпускников школ закладывает основы их будущего положения, и этот выбор, жизненные ценности молодёжи формируются не без помощи старшего поколения - родителей, учителей. Но здесь возникает противоречие: нынешняя молодёжь будет жить в совершенно новых условиях, а что о них знает старшее поколение? Наши родители даже не могут себе это представить, и поэтому нет и не может быть готовых схем жизни в 21 веке. Очевидно, нужно предоставить молодым полную самостоятельность, без которой они не смогут выработать из себя настоящих людей. Противоречие между зарождающимся самосознанием личности и степенью готовности общества принять его и способствовать его дальнейшему саморазвитию - одно из наиболее фундаментальных противоречий общественной жизнедеятельности, сопряжённое со стремлением к сохранению стабильности и в то же время к постоянному самообновлению. Способность к такому обновлению зависит от того, насколько та или иная общественная организация учитывает реальные потребности и интересы молодёжи. От того, каковы ценности сегодняшней молодёжи, зависит её будущее и будущее общества в целом, поэтому важно прививать такие общественно-полезные ценности, которые являются вечными, которые существовали и в предшествующие времена. А недоверие к юности, её ценностям - это недоверие к своему будущему.

Очень часто приходится слышать от старшего поколения, что наша жизнь сегодня не та, что прежде, что наше общество должно измениться. Но что нужно сделать для этого? В первую очередь, только из глубокой убеждённости всех и каждого в том, что общество нуждается в коренном обновлении, вырастает энергия массового созидания, без которой немыслим крутой перелом во всех сферах общественной жизни. Процесс обновления также предполагает небывалое повышение удельного веса творческого потенциала, которым так богата юность. У молодёжи всегда самые близкие и непосредственные отношения с будущим общества, поэтому необходимо взять курс на повышение ответственности и самостоятельности, расширения прав молодёжи. И, наконец, залог успешного разрешения проблем - в нерасторжимом единстве слова и дела.

Итак, жизненные ценности сегодняшней молодёжи определяют образ нашего “завтра”, поэтому актуальность темы не ставится под сомнение. Выяснить, каковы же эти ценности и под влиянием чего они формируются, - вот задача данной работы.


ГЛАВА 1.

МОЛОДЁЖЬ КАК СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ГРУППА.

МОЛОДЁЖНАЯ СУБКУЛЬТУРА.

Чтобы рассматривать проблемы молодёжи, необходимо представлять себе, что же такое молодёжь, чем она отличается от других общественных групп. Именно поэтому первая глава посвящена анализу индивидуально-личностных особенностей, свойственных молодому возрасту, и закономерностей усвоения норм, ценностей, установок, присущих обществу, различным организованным и неорганизованным группам, оказывающим воздействие на личность.

Полемика между учеными по поводу определения молодежи, критериев выделения ее в самостоятельную группу, возрастных границ имеют давнюю историю. Ученые разделяют разные подходы к предмету изучения—с позиций социологии, психологии, физиологии, демографии, а также традиции классификации, сформировавшиеся в тех или иных научных школах. Немалую роль играют идеологические факторы, так как молодежь находится. на острие политической борьбы.

В отечественном обществоведении долгое время молодежь не рассматривалась как самостоятельная социально-демографическая группа: выделение такой группы не укладывалось в существовавшие представления о классовой структуре общества, и противоречила официальной идеологической доктрине о его социально-политическом единстве. Одно дело говорить о молодежи как о составной части рабочего класса, колхозного крестьянства, советской интеллигенции, другое—признавать ее социальные особенности как некоей целостности. В этом усматривалось противопоставление молодежи другим социальным группам

Одно из первых определений понятия «молодежь» было дано в 1968 г. В.Т.Лисовским: «Молодежь—поколение людей, проходящих стадию социализации, усваивающих, а в более зрелом возрасте уже усвоивших, образовательные, профессиональные, культурные и другие социальные функции; в зависимости от конкретных исторических условий возрастные критерии молодежи могут колебаться от 16 до 30 лет»[3] . Позднее более полное определение было дано И. С. Коном: «Молодежь—социально-демографическая группа, выделяемая на основе совокупности возрастных характеристик, особенностей социального положения и обусловленных тем и другим социально-психологических свойств. Молодость как определенная фаза, этап жизненного цикла биологически универсальна, но ее конкретные возрастные рамки, связанный с ней социальный статус и социально-психологические особенности имеют социально-историческую природу и зависят от общественного строя, культуры и свойственных данному обществу закономерностей социализации».[4]

В последние годы с изменением общенаучного подхода к решению ряда социальных проблем возникла потребность в целостном подходе к изучению всего многообразия общих связей и закономерностей молодого поколения, в рассмотрении молодежи как органического субъекта развития общества.

Сегодня ученые определяют молодежь как социально-демографическую группу общества, выделяемую на основе совокупности характеристик, особенностей социального положения и обусловленных теми или другими социально-психологическими свойствами, которые определяются уровнем социально-экономического, культурного развития, особенностями социализации в российском обществе.

В книге «Социология молодёжи» под редакцией В.Т. Лисовского молодежные проблемы подразделяются на две группы:

К первой относятся специфически молодежные социальные проблемы: определение сущности молодежи как общественной группы, ее роли и места в воспроизводстве общества; установление критериев ее возрастных границ; изучение запросов, потребностей, интересов и способов деятельности молодого поколения; исследование специфики процесса социализации молодых людей, их социально-профессиональной ориентации и адаптации в коллективе, анализ социальных аспектов деятельности неформальных объединений и движений молодежи.

Другую важную область социологического анализа составляют такие проблемы, которые являются общесоциологическими и в то же время либо преимущественно касаются молодежи (проблемы образования, семьи, брака), либо находят специфическое проявление в молодежной среде (особенности воспитания молодежи, эффективность его различных форм, средств и методов, развитие социальной и политической активности молодежи, ее роль и место в структурах власти и т. д.).

Процесс становления социальной зрелости молодёжи, выбор ею жизненного пути происходят во всех основных сферах жизнедеятельности личности, реализуясь посредством обучения и воспитания, усвоения и преобразования опыта старших поколений. Основными социально-психологическими регуляторами этого процесса и одновременно показателями положения молодёжи в обществе и в структуре исторического процесса развития выступают ценностные ориентации, социальные нормы и установки. Они определяют тип сознания, характер деятельности, специфику проблем, потребностей, интересов, ожиданий молодёжи, типичные образцы поведения.

Молодость - это путь в будущее, который выбирает сам человек. Выбор будущего, его планирование - характерная черта молодого возраста; он не был бы таким притягательным, если бы человек заранее знал, что с ним будет завтра, через месяц, через год.

В возрастной психологии молодость характеризуется как период формирования устойчивой системы ценностей, становления самосознания и формирования социального статуса личности. Сознание молодого человека обладает особой восприимчивостью, способностью перерабатывать и усваивать огромный поток информации. В этот период развиваются критичность мышления, стремление дать собственную оценку разным явлениям, поиск аргументации, оригинального решения. Вместе с тем в этом возрасте ещё сохраняются некоторые установки и стереотипы, свойственные предшествующему возрасту. Это связано с тем, что период активной ценностно-созидательной деятельности сталкивается у молодого человека с ограниченным характером практической, созидательной деятельности, неполной включённостью молодого человека в систему общественных отношений. Отсюда в поведении молодёжи удивительное сочетание противоречивых черт и качеств - стремление к идентификации и обособление, конформизм и негативизм, подражание и отрицание общепринятых норм, стремление к общению и уход, отрешённость от внешнего мира.

Неустойчивость и противоречивость молодёжного сознания оказывают влияние на многие формы поведения и деятельности личности. Однако было бы упрощением рассматривать это свойство молодёжного сознания только негативно или как проявление только возрастных особенностей. Такая характеристика молодёжного сознания определяется рядом объективных обстоятельств.

Во-первых, в современных условиях усложнился и удлинился сам процесс социализации личности, и соответственно другими стали критерии её социальной зрелости. Они определяются не только её вступлением в самостоятельную трудовую жизнь, но и завершением образования, получением профессии, реальными политическими и гражданскими правами, материальной независимостью от старших. Действие данных факторов не одновременно и не однозначно в разных социальных группах, поэтому усвоение молодым человеком системы социальных ролей взрослых оказывается противоречивым. Он может быть ответственным и серьёзным в одной сфере и чувствовать и вести себя как подросток в другой.

Во-вторых, становление социальной зрелости молодёжи происходит под влиянием многих относительно самостоятельных факторов - семьи, школы, трудового коллектива, средств массовой информации, молодёжных организаций и стихийных групп. Эта множественность институтов и механизмов социализации не представляет собой жёсткой иерархированной системы, каждый из них выполняет свои специфические функции в развитии личности.

Социальная зрелость представляет собой целостность осознания и реализации в деятельности личности её основных социальных и психологических качеств и свойств. Также нужно учитывать отношение личности к своим потенциальным возможностям. На этом уровне исследования можно проследить, когда у человека появляются собственные взгляды и отношения, какие для него характерны требования, оценки и самооценки. Вероятно, многие ошибки в воспитании молодёжи определяются тем, что мы стремимся решать частные вопросы (профессиональной подготовки, моральной стойкости, умения соблюдать законы и другие), не сформировав главного: умения размышлять над непростыми проблемами современной жизни и действовать в ней, ориентируясь на общечеловеческие ценности и своё собственное совершенствование.

Однако не только необходимость перехода к частностям и мелочам жизни, к которым современная молодёжь часто не готова, составляет трудность её взросления. Она определяется и другими социально-психологическими факторами. Современный молодой человек имеет гораздо большую свободу выбора профессии, образцов поведения, спутников жизни, стиля мышления, чем его сверстник 20-30 лет назад. Уровень его запросов, притязания, ожидания характеризуются максимализмом, не соотносятся с его призванием, способностями, что часто ведёт к нереализованности планов и связанными с этим разочарованием, неудовлетворённостью сделанным выбором. И дело здесь не только в соответствии или несоответствии природных задатков, склонностей и интереса к той деятельности, в которой личность видит главную сферу самореализации. Выбор будущей профессии, будущей деятельности для молодого человека - это во многом вопрос о смысле жизни, о жизненной перспективе. Эта проблема скорее мировоззренческая, чем профориентационная, и все попытки профориентации будут во многом бесплодны, пока молодой человек не разберётся в себе, пока не осознает свои интересы, ценности, склонности.

Система норм и ценностей, отличающих группу от большинства обществ, называется субкультурой. Она формируется под влиянием таких факторов, как возраст, этническое происхождение, религия, социальная группа или местожительство. Ценности субкультуры не означают отказа от национальной культуры, принятой большинством, они обнаруживают лишь некоторые отклонения от нее. Однако большинство, как правило, относится к субкультуре с неодобрением или недоверием.

Иногда группа активно вырабатывает нормы или ценности, которые явно противоречат господствующей культуре, ее содержанию и формам. На основе таких норм и ценностей формируется контркультура. Известный пример контркультуры— хиппи 60-х годов или «система» в России 80-х годов.

Элементы как субкультуры, так и контркультуры обнаруживаются в культуре современной молодежи в России.

Под молодежной субкультурой понимается культура определенного молодого поколения, обладающего общностью стиля жизни, поведения, групповых норм, ценностей и стереотипов.

Ее определяющей характеристикой в России является феномен субъективной «размытости», неопределенности, отчуждения от основных нормативных ценностей (ценностей большинства).

Так, у немалого числа молодых людей отсутствует четко выраженная личностная самоидентификация, сильны поведенческие стереотипы, обусловливающие деперсонализацию установок. Позиция отчуждения в его экзистенциональном преломлении просматривается как в отношении к социуму, так и в межгенерационном общении, в контркультурной направленности молодежного досуга.

Социальное отчуждение проявляется чаще всего в апатии, безразличии к политической жизни общества, образно говоря, в позиции «стороннего наблюдателя». На уровне самоидентификации проявление каких-либо определенных политических установок минимально. Вместе с тем эмоциональность, легковерность и психологическая неустойчивость молодых людей умело используются политическими элитами в борьбе за власть.

«Участие в политической жизни» в шкале ценностных суждений, предложенных в ходе анкетного опроса учащимся старших классов петербургских школ, заняло последнее место (это занятие привлекает лишь 6,7% опрошенных). Только каждый четвертый из старшеклассников (25,5%) готов жить для других, даже если придется поступиться своими интересами, в то же время почти половина выборки (47,5%) полагает, что «в любом деле нельзя забывать о собственной выгоде».

«Политикой» интересуется лишь 16,7% опрошенных, отсюда закономерно проистекают и неопределенные политические позиции старшеклассников: лишь треть из них (34,4%) имеет сложившиеся политические убеждения (по самооценке), в то время как вдвое большее число либо вообще ими не обладает, либо никогда не задумывалось об этом (соответственно 29,5 и 37,1%).[5]

Существует мнение, что аполитичность молодежи закономерный результат чрезмерной идеологизации воспитания прошлых лет, а активная политизированность граничит с социологией. Вряд ли можно согласиться с подобной позицией: если в стабильном обществе приоритеты частной жизни закономерны и естественны, то в ситуации системного кризиса социальная индифферентность молодых чревата необратимыми последствиями для будущего страны. Не менее тревожно и то, что политизация отдельных групп молодежи приобретает черты политического и национального экстремизма.

Усугубляется и межгенерационное отчуждение, включающее широкий спектр неприятия—от разрушения внутрисемейных контактов (по критериям взаимопонимания и взаимного доверия) до противопоставления «нас» (как ценностного, так и деятельностного) всем предшествующим, «советским» поколениям.

Противопоставление образа «мы» и «они» традиционна, достаточно вспомнить хотя бы хрестоматийный роман И. С. Тургенева «Отцы и дети». Однако сегодня у молодого поколения нередко выливается в полное отрицание всех «папиных» ценностей, включая историю собственного государства. Эта позиция особенно уязвима, если иметь в виду собственную аполитичность молодых людей, их устраненность от участия в решении социальных проблем для общества, а не только групповых или корпоративных (сотрудничество)—для себя.

Особенно явственно это противопоставление прослеживается на уровне собственно культурных (в узком смысле) стереотипов молодежи: есть «наша» мода, «наша» музыка, «наше» общение, а есть—«папино», которое предлагается институциональными средствами гуманитарной социализации. И здесь обнаруживается третий (наряду с социальным и межгенерационным) аспект отчуждения молодежной субкультуры—культурное отчуждение.

Именно на этом уровне субкультура молодого поколения приобретает заметные контркультурные элементы: досуг, особенно юношеством, воспринимается как основная сфера жизнедеятельности, и от удовлетворенности им зависит общая удовлетворенность жизнью молодого человека. Общее образование для школьника и профессиональное для студента как бы отходят на другой план перед реализацией экономических («зарабатывать деньги») и досуговых («интересно провести свободное время») потребностей.

Наряду с коммуникативной (общение с друзьями) досуг выполняет в основном рекреативную функцию (около одной трети старшеклассников отмечают, что их любимое занятие на досуге—«ничего неделание»), в то время как познавательная, креативная и эвристическая функции не реализуются вовсе или реализуются недостаточно

Ценности национальной культуры, как классической, так и народной, вытесняются схематизированными стереотипами—образцами массовой культуры, ориентированными на внедрение ценностей «американского образа жизни» в его примитивном и облегченном воспроизведении.

Любимыми героями и в определенной степени образцами для подражания становятся, по данным опросов, героини так называемых «мыльных опер» (для девушек) и видеотриллеров типа Рэмбо (для юношей). Однако “вестернизация” культурных интересов имеет и более широкую сферу приложения: художественные образы экстраполируются на уровень группового и индивидуального поведения молодых людей и проявляются в таких чертах социального поведения, как прагматизм, жестокость, стремление к материальному благополучию в ущерб профессиональной самореализации.

Потребительство проявляется как в социокультурном, так и в эвристических аспектах. Эти тенденция присутствует в культурной самореализации учащейся молодежи, что косвенно обусловлено и самим потоком преобладающей культурной информации (ценности массовой культуры), способствующей фоновому восприятию и поверхностному закреплению ее в сознании.

Выбор тех или иных культурных ценностей чаще всего связан с групповыми стереотипами достаточно жесткого характера (не согласные с ними легко попадают в разряд «отверженных»), а также с престижной иерархией ценностей в неформальной группе общения.

Групповые стереотипы и престижная иерархия ценностей обусловлены половой принадлежностью, уровнем образования, в определенной мере местожительством и национальностью реципиента, однако в любом случае суть их одна: культурный конформизм в рамках неформальной группы общения и неприятие других ценностей и стереотипов, от более мягкого в среде студенческой молодежи до более агрессивного в среде учащихся средней школы. Крайним направлением этой тенденции молодежной субкультуры являются так называемые «команды» с жесткой регламентацией ролей и статусов их членов.

Данные исследований показывают, что досуговая самореализация молодежи осуществляется вне учреждений культуры и относительно заметно обусловлена воздействием одного лишь телевидения—наиболее влиятельного институционального источника не только эстетического, но и в целом социализирующего воздействия. Народная культура (традиции, обычаи, фольклор и т. п.) большинством молодых людей воспринимается как анахронизм. Попытки внесения этнокультурного содержания в процесс социализации в большинстве случаев ограничиваются приобщением к православию, между тем как народные традиции, безусловно, не ограничиваются одними лишь религиозными ценностями. Кроме того, этнокультурная самоидентификация состоит а прежде всего в формировании положительных чувств в отношении к истории, традициям своего народа, т. е. того, что принято называть «любовью к Отечеству», а не в знакомстве и в приобщении к одной, пусть даже самой массовой, конфессии.

Возникновение такой, а не иной, с указанными особенностями молодежной субкультуры обусловлено целым рядом причин, среди которых наиболее значимыми представляются следующие.

Молодежь, живет в общем социальном и культурном пространстве, и поэтому кризис общества и его основных институтов не мог не отразиться на содержании и направленности молодежной субкультуры. Именно поэтому не бесспорна разработка любых специально молодежных программ, за исключением социально-адаптационных или профориентационных. Любые усилия по коррекции процесса социализации неизбежно будут наталкиваться на состояние всех социальных институтов российского общества и прежде всего системы образования, учреждений культуры и средств массовой информации. Каково общество — такова и молодежь, а следовательно, и молодежная субкультура.

Кризис института семьи и семейного воспитания, подавление индивидуальности и инициативности ребенка, подростка, молодого человека как со стороны родителей, так и педагогов, всех представителей «взрослого» мира, не может не привести, с одной стороны, к социальному и культурному инфантилизму, а с другой—к прагматизму и социальной неадаптированности (в некоторых случаях опосредованно)—и к проявлениям противоправного или экстремистского характера. Агрессивный стиль воспитания порождает агрессивную молодежь, самими взрослыми приуготовленную к межгенерационному отчуждению, когда выросшие дети не могут простить ни воспитателям, ни обществу в целом ориентации на послушных безынициативных исполнителей в ущерб самостоятельности, инициативности, независимости, лишь направляемых в русло социальных ожиданий, но не подавляемых агентами социализации.

Коммерциализация средств массовой информации, в какой-то мере и всей художественной культуры, формирует определенный «образ» субкультуры не в меньшей степени, чем основные агенты социализации—семья и система образования. Ведь именно просмотр телепередач наряду с общением, как уже говорилось,—наиболее распространенный вид досуговой самореализации. Во многих своих чертах молодежная субкультура просто повторяет телевизионную субкультуру, которая лепит под себя удобного зрителя.

Молодежная субкультура есть искаженное зеркало взрослого мира вещей, отношений и ценностей. Рассчитывать на эффективную культурную самореализацию молодого поколения в больном обществе не приходится, тем более что и культурный уровень других возрастных и социально-демографических групп населения России также постоянно снижается.

Наблюдается тенденция к дегуманизации и деморализации в содержании искусства, что проявляется прежде всего в принижении, деформации и разрушении образа человека. В частности, это фиксируется в нарастании сцен и эпизодов насилия и секса, в усилении их жестокости, натуралистичности (кинематограф, театр, рок-музыка, литература, изобразительное искусство), что противоречит народной нравственности и оказывает негативное воздействие на молодежную аудиторию. Отрицательное влияние на аудиторию эскалации сцен насилия и секса в кино, на телевидении и видео доказывается многочисленными исследованиями. С конца 80-х годов ситуация в нашем массовом искусстве, особенно в экранных видах искусства, стала резко изменяться, приобретая все более негативный характер. В частности, «идолы потребления» (поп-, рок-музыканты, шоумены, королевы красоты, культуристы, астрологи, экстрасенсы и т. п.) вытеснили «идолов производства» (рабочие, крестьяне, ИТР и т.д.) на теле- и киноэкранах. По данным исследований, проведенных сотрудником лаборатории социальной психологии НИИКСИ А. Т. Никифоровым, среди 100 фильмов, наиболее популярных в ленинградских видеосалонах в 1989 г., 52% имели жанровые признаки боевика, 51%—эротики (порой неотличимой от порно), 27%—комедии (преимущественно эротической), 18%—кунг-фу (фильмы о карате), 14%—ужасов и т.д. (в одном фильме могут присутствовать признаки нескольких жанров). При этом, по мнению экспертов-киноведов Я. Б. Иоскевича и С. Л. Шолохова, среди этих фильмов не было ни одного, отличающегося высокой художественно-эстетической ценностью, и только 5% обладали «определенными художественными достоинствами». Следует отметить, что число видеосалонов в Ленинграде в конце 80-х годов достигало 1 тыс. С начала 90-х годов типичный репертуар видеосалонов распространился и на экраны кинотеатров. По данным А. Т. Никифорова, репертуар кинотеатров по частоте демонстрации с конца 1991 г. более чем на 80% состоит из зарубежных фильмов указанных жанров (боевики, эротика, ужасы, карате). В 1994 г. это число превысило 90%. Среди отечественных фильмов преобладает подражание тем же западным образцам.[6]

На телевизионном экране все чаще также демонстрируются насилие и эротика, особенно в связи с распространением негосударственного местного и кабельного телевидения, по которому обычно идут все те же западные малохудожественные фильмы.

С социально-психологической точки зрения несомненно, что экранное насилие и агрессивная эротика вносят свой вклад в криминализацию современной жизни, особенно влияя на детей, подростков и молодежь, которые составляют основную аудиторию кинотеатров и видеосалонов. Как известно, преступность среди них неуклонно продолжает расти. Не случайно в развитых западных странах общественностью созданы организации типа Международной коалиции борьбы против телевизионного насилия (США). Применяются всевозможные возрастные ограничения. В российском обществе против подобных негативных явлений пока выступают только отдельные высокодуховные и истинно культурные люди, такие как Патриарх всея Руси Алексий II; митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн, академик Д.С.Лихачев; директор Пушкинского дома проф. Н.Н.Скатов.

Пока воспитание понимается только как процесс передачи чего-то от старших младшим: передачи опыта, знаний, убеждений, ценностей, т.е. именно как процесс подготовки к жизни, в котором молодое поколение, наследуя, должно быть похожим на своих родителей, - ответственность за его результаты берут на себя взрослые - родители, воспитатели, учителя с их постоянным контролем, опекой, назиданиями, и молодой человек постоянно находится в двойственном положении: его призывают к самостоятельности, трезвости суждений и одновременно поощряют не инициативу и активность, а послушание и исполнительность, порождая, таким образом, феномен социального инфантилизма.

К счастью, человеку вообще, а молодым в особенности свойственны дух противоречия, стремление игнорировать многие запреты старших. Стремление перебороть традиционные формы поведения ведёт к созданию собственных норм, часто противоречащих общепринятым. Это ведёт к ослаблению влияния родителей, взрослых воспитателей, выливается в создание различных неформальных групп, специфической молодёжной субкультуры. Отсутствие запретов в таких группах создаёт ощущение свободы, раскованности. Но так у каждого рамки дозволенного свои, понимание свободы приобретает различные формы, вплоть до отрицания всего, что было “до нас”.

Социально-психологический негативизм - обратная сторона конформизма. Это способ самоутверждения в мире, доказательство самостоятельности “от противного”. Хотя многие неформальные группы объединяются на основе общих интересов, последние выступают не в своей действительной сути, а в иллюзорной или извращённой форме. Интерес в этом случае отражает стремление личности упрочить или повысить свой личный статус, престиж. Он носит скорее символический характер, так как происходит лишь частичное, внешнее усвоение того, что лежит в основе данного интереса. Принцип, на основе которого группа консолидируется, - противопоставление возникающего группового “мы” обществу взрослых людей и их ценностям. Однако неформальные группы выполняют функции удовлетворения потребностей и интересов, которые по разным причинам не реализованы в других общностях - семье, школе, творческой студии. Вступление в неформальную группу для многих молодых людей обозначает реальный путь изменить свою жизнь, возможность на что-то влиять своей собственной активностью, сделать что-то по собственному желанию, а не по указке старших, способ самоактуализации. Правда, в большинстве случаев противопоставление себя старшим представляет собой не сущностную, а скорее словесную и поведенческую непримиримость, ведь каждое отрицание определяется не столько тем, как, а что оно отрицает. Поэтому в оценке различных сторон молодёжного сознания и поведения следует исходить не из внешних, специфических возрастных признаков, а из общего социального контекста.

В нашем обществе есть причины, которые благоприятствуют или обусловливают воспроизводство и существование отрицательных явлений. К таким причинам относятся слабая идейно-воспитательная работа в семье, школе, общественных организациях, трудовом коллективе, недостатки в планировании и организации труда, его оплате, нарушение принципов социальной справедливости, бюрократизм и формализм в решении некоторых вопросов. При столкновении с такими недостатками у отдельных групп и конкретных личностей может возникнуть значительное расхождение интересов, оценок, ценностей и их критериев. При этом социально-психологическое содержание тех или иных оценок тяготеет к интересам и ценностям группового, профессионального, семейного характера, проявляясь в форме определённых установок и стереотипов.

Работа с неформальными молодёжными объединениями не должна быть основана на запрете. Более эффективный с психологической точки зрения метод - путь “отрицания отрицания”, т.е. не запрет группы, а сохранение её формы существования, интересов, но с изменением её целей, содержания и направленности деятельности.

В настоящее время главным критерием работы с молодёжью становится то, как она готова и умеет принимать решения, брать на себя ответственность. Человеку очень важно, чтобы его судьба была результатом его собственных действий. Многое в этом процессе упускается, если воспитание сводится к назидательным монологам.

Сознание молодого человека обладает особой восприимчивостью, способностью перерабатывать и усваивать огромный поток информации. В этот период развиваются критичность мышления, стремление дать собственную оценку разным явлениям, поиск аргументации, оригинального решения. Вместе с тем в этом возрасте ещё сохраняются некоторые установки и стереотипы, свойственные предшествующему возрасту. Это связано с тем, что период активной ценностно-созидательной деятельности сталкивается у молодого человека с ограниченным характером практической, созидательной деятельности, неполной включённостью молодого человека в систему общественных отношений. Отсюда в поведении молодёжи удивительное сочетание противоречивых черт и качеств - стремление к идентификации и обособление, конформизм и негативизм, подражание и отрицание общепринятых норм, стремление к общению и уход, отрешённость от внешнего мира.

Неустойчивость и противоречивость молодёжного сознания оказывают влияние на многие формы поведения и деятельности личности. Однако было бы упрощением рассматривать это свойство молодёжного сознания только негативно или как проявление только возрастных особенностей. Такая характеристика молодёжного сознания определяется рядом объективных обстоятельств.

Во-первых, в современных условиях усложнился и удлинился сам процесс социализации личности, и соответственно другими стали критерии её социальной зрелости. Они определяются не только её вступлением в самостоятельную трудовую жизнь, но и завершением образования, получением профессии, реальными политическими и гражданскими правами, материальной независимостью от старших. Действие данных факторов не одновременно и не однозначно в разных социальных группах, поэтому усвоение молодым человеком системы социальных ролей взрослых оказывается противоречивым. Он может быть ответственным и серьёзным в одной сфере и чувствовать и вести себя как подросток в другой.

Во-вторых, становление социальной зрелости молодёжи происходит под влиянием многих относительно самостоятельных факторов - семьи, школы, трудового коллектива, средств массовой информации, молодёжных организаций и стихийных групп. Эта множественность институтов и механизмов социализации не представляет собой жёсткой иерархированной системы, каждый из них выполняет свои специфические функции в развитии личности.

Социальная зрелость представляет собой целостность осознания и реализации в деятельности личности её основных социальных и психологических качеств и свойств. Также нужно учитывать отношение личности к своим потенциальным возможностям. На этом уровне исследования можно проследить, когда у человека появляются собственные взгляды и отношения, какие для него характерны требования, оценки и самооценки. Вероятно, многие ошибки в воспитании молодёжи определяются тем, что мы стремимся решать частные вопросы (профессиональной подготовки, моральной стойкости, умения соблюдать законы и другие), не сформировав главного: умения размышлять над непростыми проблемами современной жизни и действовать в ней, ориентируясь на общечеловеческие ценности и своё собственное совершенствование.

Однако не только необходимость перехода к частностям и мелочам жизни, к которым современная молодёжь часто не готова, составляет трудность её взросления. Она определяется и другими социально-психологическими факторами. Современный молодой человек имеет гораздо большую свободу выбора профессии, образцов поведения, спутников жизни, стиля мышления, чем его сверстник 20-30 лет назад. Уровень его запросов, притязания, ожидания характеризуются максимализмом, не соотносятся с его призванием, способностями, что часто ведёт к нереализованности планов и связанными с этим разочарованием, неудовлетворённостью сделанным выбором. И дело здесь не только в соответствии или несоответствии природных задатков, склонностей и интереса к той деятельности, в которой личность видит главную сферу самореализации. Выбор будущей профессии, будущей деятельности для молодого человека - это во многом вопрос о смысле жизни, о жизненной перспективе. Эта проблема скорее мировоззренческая, чем профориентационная, и все попытки профориентации будут во многом бесплодны, пока молодой человек не разберётся в себе, пока не осознает свои интересы, ценности, склонности.

Система норм и ценностей, отличающих группу от большинства обществ, называется субкультурой. Она формируется под влиянием таких факторов, как возраст, этническое происхождение, религия, социальная группа или местожительство. Ценности субкультуры не означают отказа от национальной культуры, принятой большинством, они обнаруживают лишь некоторые отклонения от нее. Однако большинство, как правило, относится к субкультуре с неодобрением или недоверием.

Иногда группа активно вырабатывает нормы или ценности, которые явно противоречат господствующей культуре, ее содержанию и формам. На основе таких норм и ценностей формируется контркультура. Известный пример контркультуры— хиппи 60-х годов или «система» в России 80-х годов.

Элементы как субкультуры, так и контркультуры обнаруживаются в культуре современной молодежи в России.

Под молодежной субкультурой понимается культура определенного молодого поколения, обладающего общностью стиля жизни, поведения, групповых норм, ценностей и стереотипов.

Ее определяющей характеристикой в России является феномен субъективной «размытости», неопределенности, отчуждения от основных нормативных ценностей (ценностей большинства).

Так, у немалого числа молодых людей отсутствует четко выраженная личностная самоидентификация, сильны поведенческие стереотипы, обусловливающие деперсонализацию установок. Позиция отчуждения в его экзистенциональном преломлении просматривается как в отношении к социуму, так и в межгенерационном общении, в контркультурной направленности молодежного досуга.

Социальное отчуждение проявляется чаще всего в апатии, безразличии к политической жизни общества, образно говоря, в позиции «стороннего наблюдателя». На уровне самоидентификации проявление каких-либо определенных политических установок минимально. Вместе с тем эмоциональность, легковерность и психологическая неустойчивость молодых людей умело используются политическими элитами в борьбе за власть.

«Участие в политической жизни» в шкале ценностных суждений, предложенных в ходе анкетного опроса учащимся старших классов петербургских школ, заняло последнее место (это занятие привлекает лишь 6,7% опрошенных). Только каждый четвертый из старшеклассников (25,5%) готов жить для других, даже если придется поступиться своими интересами, в то же время почти половина выборки (47,5%) полагает, что «в любом деле нельзя забывать о собственной выгоде».

«Политикой» интересуется лишь 16,7% опрошенных, отсюда закономерно проистекают и неопределенные политические позиции старшеклассников: лишь треть из них (34,4%) имеет сложившиеся политические убеждения (по самооценке), в то время как вдвое большее число либо вообще ими не обладает, либо никогда не задумывалось об этом (соответственно 29,5 и 37,1%).[7]

Существует мнение, что аполитичность молодежи закономерный результат чрезмерной идеологизации воспитания прошлых лет, а активная политизированность граничит с социологией. Вряд ли можно согласиться с подобной позицией: если в стабильном обществе приоритеты частной жизни закономерны и естественны, то в ситуации системного кризиса социальная индифферентность молодых чревата необратимыми последствиями для будущего страны. Не менее тревожно и то, что политизация отдельных групп молодежи приобретает черты политического и национального экстремизма.

Усугубляется и межгенерационное отчуждение, включающее широкий спектр неприятия—от разрушения внутрисемейных контактов (по критериям взаимопонимания и взаимного доверия) до противопоставления «нас» (как ценностного, так и деятельностного) всем предшествующим, «советским» поколениям.

Противопоставление образа «мы» и «они» традиционна, достаточно вспомнить хотя бы хрестоматийный роман И. С. Тургенева «Отцы и дети». Однако сегодня у молодого поколения нередко выливается в полное отрицание всех «папиных» ценностей, включая историю собственного государства. Эта позиция особенно уязвима, если иметь в виду собственную аполитичность молодых людей, их устраненность от участия в решении социальных проблем для общества, а не только групповых или корпоративных (сотрудничество)—для себя.

Особенно явственно это противопоставление прослеживается на уровне собственно культурных (в узком смысле) стереотипов молодежи: есть «наша» мода, «наша» музыка, «наше» общение, а есть—«папино», которое предлагается институциональными средствами гуманитарной социализации. И здесь обнаруживается третий (наряду с социальным и межгенерационным) аспект отчуждения молодежной субкультуры—культурное отчуждение.

Именно на этом уровне субкультура молодого поколения приобретает заметные контркультурные элементы: досуг, особенно юношеством, воспринимается как основная сфера жизнедеятельности, и от удовлетворенности им зависит общая удовлетворенность жизнью молодого человека. Общее образование для школьника и профессиональное для студента как бы отходят на другой план перед реализацией экономических («зарабатывать деньги») и досуговых («интересно провести свободное время») потребностей.

Наряду с коммуникативной (общение с друзьями) досуг выполняет в основном рекреативную функцию (около одной трети старшеклассников отмечают, что их любимое занятие на досуге—«ничего неделание»), в то время как познавательная, креативная и эвристическая функции не реализуются вовсе или реализуются недостаточно

Ценности национальной культуры, как классической, так и народной, вытесняются схематизированными стереотипами—образцами массовой культуры, ориентированными на внедрение ценностей «американского образа жизни» в его примитивном и облегченном воспроизведении.

Любимыми героями и в определенной степени образцами для подражания становятся, по данным опросов, героини так называемых «мыльных опер» (для девушек) и видеотриллеров типа Рэмбо (для юношей). Однако “вестернизация” культурных интересов имеет и более широкую сферу приложения: художественные образы экстраполируются на уровень группового и индивидуального поведения молодых людей и проявляются в таких чертах социального поведения, как прагматизм, жестокость, стремление к материальному благополучию в ущерб профессиональной самореализации.

Потребительство проявляется как в социокультурном, так и в эвристических аспектах. Эти тенденция присутствует в культурной самореализации учащейся молодежи, что косвенно обусловлено и самим потоком преобладающей культурной информации (ценности массовой культуры), способствующей фоновому восприятию и поверхностному закреплению ее в сознании.

Выбор тех или иных культурных ценностей чаще всего связан с групповыми стереотипами достаточно жесткого характера (не согласные с ними легко попадают в разряд «отверженных»), а также с престижной иерархией ценностей в неформальной группе общения.

Групповые стереотипы и престижная иерархия ценностей обусловлены половой принадлежностью, уровнем образования, в определенной мере местожительством и национальностью реципиента, однако в любом случае суть их одна: культурный конформизм в рамках неформальной группы общения и неприятие других ценностей и стереотипов, от более мягкого в среде студенческой молодежи до более агрессивного в среде учащихся средней школы. Крайним направлением этой тенденции молодежной субкультуры являются так называемые «команды» с жесткой регламентацией ролей и статусов их членов.

Данные исследований показывают, что досуговая самореализация молодежи осуществляется вне учреждений культуры и относительно заметно обусловлена воздействием одного лишь телевидения—наиболее влиятельного институционального источника не только эстетического, но и в целом социализирующего воздействия. Народная культура (традиции, обычаи, фольклор и т. п.) большинством молодых людей воспринимается как анахронизм. Попытки внесения этнокультурного содержания в процесс социализации в большинстве случаев ограничиваются приобщением к православию, между тем как народные традиции, безусловно, не ограничиваются одними лишь религиозными ценностями. Кроме того, этнокультурная самоидентификация состоит а прежде всего в формировании положительных чувств в отношении к истории, традициям своего народа, т. е. того, что принято называть «любовью к Отечеству», а не в знакомстве и в приобщении к одной, пусть даже самой массовой, конфессии.

Возникновение такой, а не иной, с указанными особенностями молодежной субкультуры обусловлено целым рядом причин, среди которых наиболее значимыми представляются следующие.

Молодежь, живет в общем социальном и культурном пространстве, и поэтому кризис общества и его основных институтов не мог не отразиться на содержании и направленности молодежной субкультуры. Именно поэтому не бесспорна разработка любых специально молодежных программ, за исключением социально-адаптационных или профориентационных. Любые усилия по коррекции процесса социализации неизбежно будут наталкиваться на состояние всех социальных институтов российского общества и прежде всего системы образования, учреждений культуры и средств массовой информации. Каково общество — такова и молодежь, а следовательно, и молодежная субкультура.

Кризис института семьи и семейного воспитания, подавление индивидуальности и инициативности ребенка, подростка, молодого человека как со стороны родителей, так и педагогов, всех представителей «взрослого» мира, не может не привести, с одной стороны, к социальному и культурному инфантилизму, а с другой—к прагматизму и социальной неадаптированности (в некоторых случаях опосредованно)—и к проявлениям противоправного или экстремистского характера. Агрессивный стиль воспитания порождает агрессивную молодежь, самими взрослыми приуготовленную к межгенерационному отчуждению, когда выросшие дети не могут простить ни воспитателям, ни обществу в целом ориентации на послушных безынициативных исполнителей в ущерб самостоятельности, инициативности, независимости, лишь направляемых в русло социальных ожиданий, но не подавляемых агентами социализации.

Коммерциализация средств массовой информации, в какой-то мере и всей художественной культуры, формирует определенный «образ» субкультуры не в меньшей степени, чем основные агенты социализации—семья и система образования. Ведь именно просмотр телепередач наряду с общением, как уже говорилось,—наиболее распространенный вид досуговой самореализации. Во многих своих чертах молодежная субкультура просто повторяет телевизионную субкультуру, которая лепит под себя удобного зрителя.

Молодежная субкультура есть искаженное зеркало взрослого мира вещей, отношений и ценностей. Рассчитывать на эффективную культурную самореализацию молодого поколения в больном обществе не приходится, тем более что и культурный уровень других возрастных и социально-демографических групп населения России также постоянно снижается.

Наблюдается тенденция к дегуманизации и деморализации в содержании искусства, что проявляется прежде всего в принижении, деформации и разрушении образа человека. В частности, это фиксируется в нарастании сцен и эпизодов насилия и секса, в усилении их жестокости, натуралистичности (кинематограф, театр, рок-музыка, литература, изобразительное искусство), что противоречит народной нравственности и оказывает негативное воздействие на молодежную аудиторию. Отрицательное влияние на аудиторию эскалации сцен насилия и секса в кино, на телевидении и видео доказывается многочисленными исследованиями. С конца 80-х годов ситуация в нашем массовом искусстве, особенно в экранных видах искусства, стала резко изменяться, приобретая все более негативный характер. В частности, «идолы потребления» (поп-, рок-музыканты, шоумены, королевы красоты, культуристы, астрологи, экстрасенсы и т. п.) вытеснили «идолов производства» (рабочие, крестьяне, ИТР и т.д.) на теле- и киноэкранах. По данным исследований, проведенных сотрудником лаборатории социальной психологии НИИКСИ А. Т. Никифоровым, среди 100 фильмов, наиболее популярных в ленинградских видеосалонах в 1989 г., 52% имели жанровые признаки боевика, 51%—эротики (порой неотличимой от порно), 27%—комедии (преимущественно эротической), 18%—кунг-фу (фильмы о карате), 14%—ужасов и т.д. (в одном фильме могут присутствовать признаки нескольких жанров). При этом, по мнению экспертов-киноведов Я. Б. Иоскевича и С. Л. Шолохова, среди этих фильмов не было ни одного, отличающегося высокой художественно-эстетической ценностью, и только 5% обладали «определенными художественными достоинствами». Следует отметить, что число видеосалонов в Ленинграде в конце 80-х годов достигало 1 тыс. С начала 90-х годов типичный репертуар видеосалонов распространился и на экраны кинотеатров. По данным А. Т. Никифорова, репертуар кинотеатров по частоте демонстрации с конца 1991 г. более чем на 80% состоит из зарубежных фильмов указанных жанров (боевики, эротика, ужасы, карате). В 1994 г. это число превысило 90%. Среди отечественных фильмов преобладает подражание тем же западным образцам.[8]

На телевизионном экране все чаще также демонстрируются насилие и эротика, особенно в связи с распространением негосударственного местного и кабельного телевидения, по которому обычно идут все те же западные малохудожественные фильмы.

С социально-психологической точки зрения несомненно, что экранное насилие и агрессивная эротика вносят свой вклад в криминализацию современной жизни, особенно влияя на детей, подростков и молодежь, которые составляют основную аудиторию кинотеатров и видеосалонов. Как известно, преступность среди них неуклонно продолжает расти. Не случайно в развитых западных странах общественностью созданы организации типа Международной коалиции борьбы против телевизионного насилия (США). Применяются всевозможные возрастные ограничения. В российском обществе против подобных негативных явлений пока выступают только отдельные высокодуховные и истинно культурные люди, такие как Патриарх всея Руси Алексий II; митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн, академик Д.С.Лихачев; директор Пушкинского дома проф. Н.Н.Скатов.

Пока воспитание понимается только как процесс передачи чего-то от старших младшим: передачи опыта, знаний, убеждений, ценностей, т.е. именно как процесс подготовки к жизни, в котором молодое поколение, наследуя, должно быть похожим на своих родителей, - ответственность за его результаты берут на себя взрослые - родители, воспитатели, учителя с их постоянным контролем, опекой, назиданиями, и молодой человек постоянно находится в двойственном положении: его призывают к самостоятельности, трезвости суждений и одновременно поощряют не инициативу и активность, а послушание и исполнительность, порождая, таким образом, феномен социального инфантилизма.

К счастью, человеку вообще, а молодым в особенности свойственны дух противоречия, стремление игнорировать многие запреты старших. Стремление перебороть традиционные формы поведения ведёт к созданию собственных норм, часто противоречащих общепринятым. Это ведёт к ослаблению влияния родителей, взрослых воспитателей, выливается в создание различных неформальных групп, специфической молодёжной субкультуры. Отсутствие запретов в таких группах создаёт ощущение свободы, раскованности. Но так у каждого рамки дозволенного свои, понимание свободы приобретает различные формы, вплоть до отрицания всего, что было “до нас”.

Социально-психологический негативизм - обратная сторона конформизма. Это способ самоутверждения в мире, доказательство самостоятельности “от противного”. Хотя многие неформальные группы объединяются на основе общих интересов, последние выступают не в своей действительной сути, а в иллюзорной или извращённой форме. Интерес в этом случае отражает стремление личности упрочить или повысить свой личный статус, престиж. Он носит скорее символический характер, так как происходит лишь частичное, внешнее усвоение того, что лежит в основе данного интереса. Принцип, на основе которого группа консолидируется, - противопоставление возникающего группового “мы” обществу взрослых людей и их ценностям. Однако неформальные группы выполняют функции удовлетворения потребностей и интересов, которые по разным причинам не реализованы в других общностях - семье, школе, творческой студии. Вступление в неформальную группу для многих молодых людей обозначает реальный путь изменить свою жизнь, возможность на что-то влиять своей собственной активностью, сделать что-то по собственному желанию, а не по указке старших, способ самоактуализации. Правда, в большинстве случаев противопоставление себя старшим представляет собой не сущностную, а скорее словесную и поведенческую непримиримость, ведь каждое отрицание определяется не столько тем, как, а что оно отрицает. Поэтому в оценке различных сторон молодёжного сознания и поведения следует исходить не из внешних, специфических возрастных признаков, а из общего социального контекста.

В нашем обществе есть причины, которые благоприятствуют или обусловливают воспроизводство и существование отрицательных явлений. К таким причинам относятся слабая идейно-воспитательная работа в семье, школе, общественных организациях, трудовом коллективе, недостатки в планировании и организации труда, его оплате, нарушение принципов социальной справедливости, бюрократизм и формализм в решении некоторых вопросов. При столкновении с такими недостатками у отдельных групп и конкретных личностей может возникнуть значительное расхождение интересов, оценок, ценностей и их критериев. При этом социально-психологическое содержание тех или иных оценок тяготеет к интересам и ценностям группового, профессионального, семейного характера, проявляясь в форме определённых установок и стереотипов.

Работа с неформальными молодёжными объединениями не должна быть основана на запрете. Более эффективный с психологической точки зрения метод - путь “отрицания отрицания”, т.е. не запрет группы, а сохранение её формы существования, интересов, но с изменением её целей, содержания и направленности деятельности.

В настоящее время главным критерием работы с молодёжью становится то, как она готова и умеет принимать решения, брать на себя ответственность. Человеку очень важно, чтобы его судьба была результатом его собственных действий. Многое в этом процессе упускается, если воспитание сводится к назидательным монологам.

Глава 2.

Жизненные планы, ЦЕННОСТНЫЕ ОРИЕНТАЦИИ

И МОРАЛЬНЫЙ ОБЛИК МОЛОДЕЖИ.*

Молодежь ругали всегда - и в папирусах Древнего Египта, и в письмах и эссе древних греков можно встретить сетования на то, что “молодежь пошла не та”, что утрачена прежняя чистота нравов и т.д., и т.п. Вот и сегодня со всех сторон доносятся упреки молодежи в аморальности, в отказе от традиционных для россиян ценностей, в меркантилизме и т.п. Насколько справедливы эти упреки? Как показывает проведенное исследование, они справедливы ничуть не более чем упреки древних египтян.

Прежде всего, отметим, что у подавляющего большинства молодежи (70%) есть главная цель жизни. Нет её только у 9,0% молодых людей (21,0% над этим не задумывались). На поставленный в открытой форме вопрос, в чем заключается эта главная цель, мечта жизни, были получены ответы, приведенные в рисунке 1.

Таблица 1. Распределение главныхжизненных целеймолодежи.

жизненные цели % ответивших
иметь хорошую семью 11,3
получить хорошее образование 13,9
устроиться на хорошую работу 12,0
иметь свою квартиру 6,3
заработать много денег 3,4
обеспечить будущее детям 6,9
открыть свой бизнес 2,0
жить в достатке 9,6
приобрести дорогие вещи 21,3

Как видно, для современной российской молодежи свойственны и духовно-нравственные, и сугубо прагматичные, материальные жизненные цели.

А каким образом молодые люди оценивают свои возможности реально, практически добиваться целей в различных сферах жизни? Ответы на данный, уже закрытый, вопрос (в сравнении со старшим поколением) приводятся в таблицах 2 и 3.

Таблица 2.

К чему стремилась, стремится и чего уже добилась в жизни молодежь, %

Сферы достижения успехов Уже добились Пока не добились, но считают, что им это еще по силам Хотели бы, но вряд ли уже смогут добиться этого В их жизненных планах этого не было Итого
Получить хорошее образование 33,4 48,2 11,4 7,0 100
Получить престижную работу 15,5 59,5 19,4 5,6 100

Создать прочную, счастливую

семью

27,8 59,9 6,9 5,4 100
Создать собственный бизнес 5,9 28,3 26,3 39,5 100
Стать богатым человеком 2,0 40,4 37,8 19,8 100

Заниматься

любимым делом

27,7 55,6 13,2 3,5 100
Стать знаменитым, чтобы привлечь внимание людей 1,6 13,3 11,4 73,7 100
Побывать в разных странах мира 7,6 49,4 34,5 8,5 100

Таблица 3.

К чему стремилось, стремится и чего уже добилось в жизни старшее поколение, %

Сферы достижения успехов Уже добились Пока не добились, но считают, что им это еще по силам Хотели бы, но вряд ли уже смогут добиться этого В их жизненных планах этого не было Итого
Получить хорошее образование 54,0 5,9 27,1 13,0 100
Получить престижную работу 28,2 15,8 38,2 17,8 100
Создать прочную, счастливую семью 63,6 12,9 19,9 3,6 100
Создать собственный бизнес 9,3 9,0 12,9 68,8 100
Стать богатым человеком 3,1 17,1 47,0 32,8 100
Заниматься любимым делом 42,1 19,4 34,9 3,6 100
Стать знаменитым, чтобы привлечь
внимание людей
1,6 3,6 7,5 87,3 100
Побывать в разных странах мира 11,9 19,1 48,1 20,9 100

Нетрудно заметить, что по своим жизненным целям оба поколения во многом схожи, с той только разницей, что в силу возраста старшим многого достичь уже удалось, а молодежи это ещё предстоит. Вместе с тем, молодое поколение гораздо выше, чем старшее поколение, оценивает свои возможности в том, чтобы создать прочную, счастливую семью, получить хорошее образование и престижную работу, побывать в разных странах мира, основать свой собственный бизнес и т.п. Что оказывает большее влияние на эти различия: меньший социальный опыт и более выраженный жизненный оптимизм молодых людей или их уверенность в том, что в новых социально-экономических и политических условиях им будет легче, чем их родителям, добиться желаемых результатов?

Скорее всего, имеет место и то, и другое. Важно, однако, подчеркнуть, что у “благополучной” и “неблагополучной” молодежи представления о своих достижениях и будущих возможностях существенно расходятся. Достаточно сказать, что среди “благополучных” считают, что они уже стали богатыми 11,7% и ещё 63,2% считают, что добьются этого. В то же время среди “неблагополучных” число тех, кто насчитывает разбогатеть, всего 25,7%, а большинство (52,3%) уверено, что они никогда не смогут стать богатыми, хотя и желают этого. Остальные (22,0%) считают, что богатство им не нужно.

А может ли что-то помешать молодым людям в реализации их жизненных планов? И вообще, опасается ли чего-либо нынешняя молодежь в своей жизни? Как вытекает из данных, представленных на рисунке 18, больше всего молодежь боится сегодня остаться без материальных средств существования, опасается разгула преступности, боится остаться без друзей, потерять работу и диктатуры власти, которая может привести к ограничению свободы её действий.

Таблица 4.

Чего опасается сегодня российская молодежь.

Опасения % ответивших
невозможность получить образование 9,6
остаться без средств существования 52,1
преступность 38,2
проблемы с устройством на работу 18,7
потерять работу 19,8
остаться без друзей 28,0
не встретить любимого человека 9,9
не суметь создать семью 13,6
диктатура власти 19,4

В основном эти же опасения характерны и для старшего поколения. Единственное, что обращает на себя внимание, так это естественный для молодых людей более высокий жизненный тонус, который позволяет им психологически легче переживать реальные и возможные жизненные трудности, чаще пребывать в хорошем настроении (см. табл. 3).

Таблица 5. Какие чувства чаще всего испытывали в 1997 году молодежь и старшее поколение, %.

Молодежь Чувства Старшее поколение
14,7 Эмоциональный подъем, чувство бодрости 4,4
32,4 Обычный жизненный тонус, ровные чувства 21,4
18,7 Состояние неуравновешенности, чувство тревоги 45,2
4,6 Состояние безразличия, чувство апатии 8,0
27,0 Когда как 18,6
2,6 Затруднились ответить 2,4
100 Итого 100

Переходя к вопросу о ценностных ориентациях, к их межпоколенческому сопоставлению, следует сразу подчеркнуть выявленную преемственность ценностных систем поколений “отцов” и “детей”. Хотя, разумеется, в них существуют и определенные различия, вытекающие из характера нынешних социально-экономических условий. В качестве подтверждения этого тезиса сошлемся, прежде всего, на данные таблицы 5, которые весьма красноречиво отражают выбор альтернативных ценностных суждений представителями молодежи и старшего поколения.

Таблица 6. Ценностные ориентации молодежи и старшего поколения, %

Молодое поколение Ценностные ориентации Старшее поколение
64,9 Мое материальное положение в настоящем и будущем зависит прежде всего от меня 40,5
35,1 От меня мало что зависит — важно, какая экономическая ситуация будет в стране 59,5
49,4 Для достижения успеха в жизни надо рисковать, это дает шанс 37,3
50,6 В жизни лучше не рисковать, а постепенно, но зато надежно строить свою карьеру 62,7
53,9 Материальных успехов люди должны добиваться сами, а те, кто этого не хочет, пусть живут бедно — это справедливо 46,0
46,1 Надо проявлять гуманность, те, кто материально преуспел должны помогать и заботиться о тех, кто не преуспел 54,0
59,0 Только на интересную работу стоит потратить значительную часть жизни 53,7
41,0 Главное в работе — это сколько за нее платят 46,3
32,4 Надо стремиться иметь любые доходы, независимо от того, как они получены 18,0
67,6 Человек должен иметь те доходы, которые заработал честным путем 82,0
70,5 Свобода — то, без чего жизнь человека теряет смысл 58,5
29,5 Главное в жизни — материальное благополучие, а свобода второстепенна 41,5
60,7 Выделяться среди других и быть яркой индивидуальностью лучше, чем жить как все 45,9
39,3 Жить как все, лучше, чем выделяться среди других 54,1
43,8 Современный мир жесток, чтобы выжить и преуспеть, необходимо драться за свое место в нем, а то и переступить через некоторые нормы морали 24,2
56,2 Я лучше не достигну материального благополучия и не сделаю карьеру, но никогда не перешагну через свою совесть и моральные нормы 75,8

Как видим, базовые ценности молодежи (четвертая и шестая пары)истаршего поколения очень близки. И те, и другие ориентированы в большей степени на интересную работу, чем на заработок. И те, и другие в большинстве своем предпочитают свободу материальному благополучию. Не случайно число молодых россиян, называвших своей мечтой цели, связанные с материальным потреблением (иметь свою квартиру, заработать много денег, жить в достатке, съездить в путешествие и т.п.), меньше тех, кто был ориентирован на цели “непотребительского” плана (иметь хорошую семью, воспитать хороших детей, получить хорошее образование и т.п.).

В то же время анализ ряда инструментальных ценностей, отвечающих не столько на вопрос, “что в жизни важнее”, сколько на вопрос, “в каких условиях и как реализовывать жизненные цели”, демонстрируя достаточно высокий уровень преемственности, показывает в то же время основной вектор изменений ценностных систем поколения, выросшего вусловиях рыночныхреформ. В первую очередь здесь следует упомянуть ценность солидарности, готовности заботиться о бедных членах общества. Казалось бы, сдвиг, прошедший в этой области, очень небольшой, и число сторонников солидарности среди старших возрастов всего на 7% больше, чем среди молодежи. Но в результате этого сдвига знак выбора молодым поколением меняется на противоположный. И если среди старшего поколения большинство считает, что те, кто материально преуспел, должны помогать и заботиться о тех, кто не преуспел, то среди молодежи большинство убеждено, что материальных успехов люди должны добиваться сами.

Однако убеждение молодых россиян в том, что бедность — справедливый удел тех, кто не обеспечил свое материальное благополучие, отнюдь не является проявлением их жестокости или эгоизма. Здесь мы имеем дело с явлением более глубокого порядка — сломом коллективистско-патерналистского типа сознания, берущего свое начало ещё в русской общине, которая заботилась о своих беднейших членах. На смену ему в современную молодежную среду входит модель индивидуалистического утилитарного сознания западного типа. Краеугольная основа этого типасознания —человек, “сам себя делающий”, а, следовательно, сам несущий ответственностьза последствия всех своих действий. И не случайно в первых трёх и седьмой парах ценностных суждений, отражающих противоположность инициативно-индивидуалистического и патерналистско-коллективистского типов сознания, ответы представителей молодежи распределялись качественно иначе, чем ответы представителей старшего поколения.

Определенные различия здесь выявляются и в среде самой молодежи. Если у “благополучных” молодых россиян 84,3% были убеждены в том, что их материальное положение в настоящем и будущем зависит прежде всего от них самих, то среди “неблагополучных” — только 49,6%. Соответственно, две трети “благополучных” молодых россиян были убеждены, что материальных успехов люди должны добиваться сами, а те, кто этого не хочет, пусть живут бедно — и это справедливо (см. табл.7).

Таблица 7.

Распространенность инициативных и патерналистских идеалов среди “благополучной” и “неблагополучной” российской молодежи, %.

“благополучные” идеалы “неблагополучные”
35,4 помогать бедным 52,6
64,6 добиваться успеха самим 47,4

В целом для старшего поколения характерна та же тенденция. Считают, что благополучие каждого должно зависеть от его собственных усилий 55,6% “благополуч­ных” и 38,9% “неблагополучных” представителей старших возрастных групп. Из них же — сторонниками того, что материально преуспевшие должны заботиться об остальных, было соответственно 44,4% и 58,2%. Приведенные данные позволяют говорить о том, что существующие в молодежной среде (как и среди старшего поколения) индивидуалистические и патерналистские ориентации приобрели у молодежи относительно завершенную форму. Это выразилось в росте индивидуалистических настроений и падении распространенности патерналистских ожиданий. “Благополучные” молодые россияне ещё менее склонны помогать бедным, чем их “отцы”, зато и “неблагополучные” представители молодежи меньше ждут помощи от преуспевших сограждан, чем их родители.

Наконец, как показывают приведенные данные, в группе ценностей морального плана (пятая и восьмая пары), молодые россияне продемонстрировали определенную преемственность со старшим поколением, хотя происшедшие в этой области сдвиги все же не могут не насторожить. Так, большинство молодых россиян убеждено, что лучше не достичь материального благополучия и не сделать карьеры, чем перешагнуть ради этого через свою совесть и мораль. Но все же 43,8% из них, т.е. почти половина, готовы драться за свое место в жизни и переступить ради своего благополучия через моральные нормы. Среди старшего поколения данное соотношение составило соответственно 75,5% и 23,8%.

Однако эти расхождения отражают скорее различия в целевых установках у молодежи и старшего поколения, чем реальную готовность к нарушению молодыми людьми норм морали, а тем более — права. Убеждение в том, что можно иметь только “честные” доходы, а не любые, разделило, например, уже две трети молодых россиян. Вместе с тем то, что каждый третий представитель молодежи убежден в том, что хороши любые доходы, независимо от того, как они получены — факт очень тревожный. У старшего поколения этот показатель вдвое меньше — 17,6%.

Обращает на себя внимание и правовой нигилизм молодежи, впрочем, практически тождественный правовому нигилизму старшего поколения. Достаточно отметить, что только каждый десятый представитель молодежи и каждый седьмой представитель старшего поколения готовы безоговорочно подчиняться требованиям закона. Основная же масса и тех, и других готовы это делать только при одном условии — что закон един для всех, и представители власти будут следовать нормам закона так же, как и все остальные граждане.

Единственное, что внушает оптимизм в ответах на вопрос об отношении к закону — выявленная относительно небольшая часть (около трети) тех, кто в своем поведении склонен ориентироваться не столько на закон, сколько на свое понимание справедливости. Это позволяет надеяться, что строительство правового государства, в основе которого лежат нормы закона, имеет в России определенные перспективы.

Важным аспектом настоящего исследования была также попытка рассмотреть не только декларируемые позиции, но и реальные формы негативного поведения молодежи. В целом опрос показал (см. табл. 6), что доля тех, в чьем социальном опыте такое поведение имело место, весьма значительна, но все же меньше, чем можно было бы предположить, судя по наиболее популярным газетным штампам. Достаточно широко распространены среди молодежи курение, употребление крепких спиртных напитков, вступление в добрачные половые связи.
Таблица 8. Степень распространенности среди молодежи различных форм негативного поведения, %

Приходилось ли Да, часто Редко, только пробовали Сами этого не делали, но других за это не осуждают Не приходилось, являются противниками подобных действий Не захотели отвечать на вопрос Итого
Курить 47,6 27,3 10,8 12,7 1,6 100
Пить крепкие напитки 36,9 44,7 4,4 7,0 7,0 100
Сознательно обманывать кого-то для достижения своих целей 12,6 33,3 12,0 34,2 7,9 100
Употреблять наркотики 1,9 8,0 8,2 79,1 2,8 100
Давать взятки 6,3 16,3 26,2 45,6 5,6 100
Уклоняться от налогов 6,0 6,3 32,6 45,1 10,0 100
Вступать в половые связи до брака 36,0 16,1 15,4 10,5 22,0 100
Использовать сексуальные связи для достижения корыстных целей 3,1 5,1 30,2 49,1 12,5 100
Иметь сексуальные отношения с человеком своего пола 0,5 1,9 21,5 68,5 7,6 100

По другим формам негативного поведения показатели заметно ниже. В то же время высокий процент тех, кто отказался определить свою позицию по ним, позволяет предположить, что реальные цифры, характеризующие их распространенность в молодежной среде, могут быть несколько выше.

Кто же в первую очередь попадает в группы с негативным поведением? Разумеется, здесь действуют одновременно очень много факторов, связанных в значительной степени с индивидуальными особенностями молодых людей, и все же некоторые общие закономерности выделить можно. Для этого надо, прежде всего, развести входившие в исследование формы поведения на девиантное экономическое поведение (взятки, уклонение от налогов), и бытовое девиантное поведение (наркотики, гомосексуализм, секс в корыстных целях).

Экономические формы девиациихарактерны в основном для мужчин старшей возрастной группы молодежи (от уплаты налогов уклонялись 8,4% молодежи в возрасте до 20 лет, и 15,0% в возрасте 24-26 лет; взятки давал каждый четвертый россиянин старше 24 лет и каждый шестой в возрасте до 20 лет). Работники частных предприятий давали взятки вдвое чаще, чем работники государственных предприятий. Важным фактором экономической девиации оказалась и профессиональная деятельность молодежи: молодые предприниматели втрое чаще уклонялись от налогов и давали взятки, чем, например, гуманитарная интеллигенция, у которой уровень этих форм девиации самый низкий. По значимости фактор профессиональной принадлежности был сопоставим только с вертикальной мобильностью в ходе реформ (но не с уровнем материального благосостояния, который практически не имел значения!). Среди тех, кто выиграл в ходе реформ, экономическая девиация распространена вдвое больше, чем среди тех, кто считает себя проигравшим.

Что касается бытовой девиации, то здесь картина довольно пестрая. Сексуальные связи в корыстных целях в большей степени склонны использовать молодые люди, чьи родители не добились в жизни успеха (12,6% при 8,1% у тех, чей отец добился успеха в жизни); жители села, рабочие и работники сферы обслуживания (12,6%, 10,2% и 10,0% соответственно), выигравшие в ходе реформ (11,8% при 6,9% у проигравших). Пол, возраст, материальное положение и образование (за исключением отсутствия даже среднего образования) значения не имели.

Сексуальные отношения с человеком своего пола в равной степени распространены и среди юношей, и среди девушек, причем шире всего они имеют место в среде сельской молодежи (3,8%) и гуманитарной интеллигенции (3,4%). В среде предпринимателей, в целом характеризующейся повышенной экономической девиацией, гомосексуализм практически отсутствовал. Однако любые выводы в этом вопросе должны делаться очень осторожно, так как число тех, кто по собственному признанию имел гомосексуальные связи, в общей выборке оказалось очень небольшим (47 человек), и количественные методы оценок на столь малой совокупности респондентов практически не работают. Единственное, что можно сказать уверенно — гомосексуализм выявляется там, где встретить его мало кто предполагал, т.е. в сельской местности. 7 человек из 182 обследованных сельских жителей, пробовавшие заниматься гомосексуализмом (по самой “рискованной” в соответствии с расхожими штампами группе студенчества этот показатель составлял 6 человек из 266), позволяют говорить о распространении гомосексуализма далеко за пределы крупных промышленных центров.

Употребление наркотиков также оказалось на селе весьма распространено. Достаточно сказать, что если среди гуманитарной интеллигенции в выборке не оказалось ни одного наркомана, а число пробовавших наркотики было всего 3,0%, то среди сельских жителей наркоманов было 2,2%, и ещё 10,2% молодых людей пробовали наркотики. Более высокий показатель только у предпринимателей (соответственно 2,9% и 12,5%) и студентов (2,3% и 12,8%). При этом, что особенно тревожно, наркотики шире распространены среди самой младшей части молодежи (11,6% в возрастной группе до 20 лет при 8,9% в группе 24-26 лет). Юноши употребляют наркотики в два с половиной раза чаще, чем девушки, а дети не добившихся успеха родителей — в полтора раза чаще, чем их более благополучные сверстники. При этом реальное материальное положение молодых людей значения не имеет.

Самый высокий процент постоянного употребления наркотиков среди тех, кто не имеет среднего образования — 7,7%. Эта наименее образованная группа молодежи вообще дает ярко выделяющий её на общем фоне всплеск девиантного поведения, несмотря на то, что подавляющая часть этой группы (84,6%) в возрасте до 20 лет и проживает вместе с родителями (89,7%). 12,8% из них уже регулярно используют сексуальные связи для достижения корыстных целей, а каждый четвертый давал взятки. Однако это не было связано с занятиями предпринимательской деятельностью, так как предпринимателей в этой группе всего 12,8%. Остальные — в основном сельские жители (43,6%), рабочие (28,2%) и работники сферы услуг (12,8%). Очевидно, взятки здесь были связаны в основном с решением каких-то бытовых проблем. Главное же, что отличало эту группу — чувство принадлежности к социальным аутсайдерам. 51,3% из них (при 23,8% по массиву в целом) считали, что их отец успеха в жизни добиться не смог.

Таким образом, при относительно высоком уровне негативного поведения у молодежи в целом, распределение различных форм девиации по группам молодежи неравномерно. Наименее распространены они среди женщин из гуманитарной интеллигенции, а шире всего — среди той относительно небольшой части молодежи, которая происходит из “низших” слоев общества и не смогла получить даже среднего образования, обрекая себя на невозможность успешно конкурировать со своими сверстниками на рынке труда.

Дополним моральный облик современной российской молодежи данными исследования о том, какие качества она в наибольшей степени ценит в людях. В анкете имелась возможность отметить не более трех из 14-ти предлагаемых положительных качеств человека. Результаты ответов приводятся в таблице по степени от наибольшего к меньшему предпочтению качеств.


Таблица 9.

Какие качества молодежь в наибольшей степени ценит в людях, %

Человеческие качества Данные в % к числу ответивших
Ум 63,6
Доброта 36,7
Юмор 34,4
Уверенность в себе 28,8
Целеустремленность 24,7
Отзывчивость 22,5
Обязательность 17,5
Воспитанность 17,5
Общительность 11,2
Независимость 9,8
Независимость 9,8
Инициативность 9,5
Сила 8,5
Оригинальность 5,6
Красота 5,0

Прежде всего обращает на себя внимание явное предпочтение ума над всеми остальными качествами. Скорее всего, это объясняется тем, что ум в рамках российской культуры понимается как всеохватывающее свойство человека, противостоящее, как известно, глупости. Нередко ум противопоставляется также силе. Однако только 8,5% молодых людей обращают внимание на силу как на очень значимое человеческое качество.

Данные специального анализа показывают, что наиболее часто встречающейся комбинацией свойств высоко ценимых молодыми людьми, оказываются ум, доброта и чувство юмора. Если угодно, в этом сочетании мы имеем некую социально-психоло­гическую характеристику предпочитаемой личности. Об уме было сказано. Но ум сам по себе может быть чрезмерно рационален и даже жесток. Вот этой жесткости и противостоит доброта как, скорее всего, некоторое нормативное свойство российской культуры, противостоящее чрезмерной рациональности в отношениях между людьми. Ум и доброта вряд ли пересекаются между собой в контексте иных европейских культур. Эти свойства хотя противостоят друг другу, но их объединению способствует чувство юмора, которое как бы призывает не воспринимать все трудности жизни, с которыми сталкивается нынешний молодой человек в России, слишком серьезно. Чувство юмора позволяет дистанцироваться и от крайне рационалистической позиции, и от чрезмерной доброты, позволяя сохранить определенное ироническое отношение к самому себе и к тому, что с тобой происходит.

Обращает на себя внимание, что такие качества, как обязательность, стремление к независимости и инициативность занимают гораздо более низкие позиции, чем это требуется логикой и содержанием развития рыночных отношений. Независимость, разумеется, коррелирует со стремлением к свободе, но это качество выбирают в данном контексте только 9,8% молодежи. Обязательность — безусловное условие успеха в складывающейся системе общественных отношений, в рыночных взаимосвязях, но и оно получает поддержку только 17,5% молодежи. Большее число молодых людей избирает отзывчивость (22,5%). Представленные данные, скорее всего, говорят о том, что российская молодежь ещё недостаточно активно повернулась в сторону рыночных отношений, проявляет слабую требовательность к себе и явно недооценивает необходимость повышения культуры делового общения.

Особое место среди жизненных ценностей молодёжи занимает образование. В сложных условиях всеобщего изменения жизни обостряется вопрос о ценности образования. Для чего нужны школьные знания, что даёт высшее образование? Известно, что многие выпускники вынуждены работать не по специальности, т.к. найти работу нелегко. Однако конкурс в ВУЗы не только не сокращается, но и растёт. Увеличивается доля получающих высшее образование на платной основе. Это, видимо, связано с внутренними скрытыми тенденциями изменения интереса к учёбе в школе. Раньше у старшеклассников он был обусловлен стремлением получить в будущем желаемую специальность, поэтому они делали упор на освоение того предмета, который был как-то связан с ней. В настоящее время, когда гарантий работы по специальности никто не даёт, возрастает ценность высшего образования как такового, следовательно должны изменяться и ориентации старшеклассников на учёбу.

Проведённое исследование показало, что родители и педагоги не всегда могут обосновать значимость каждого блока знаний в учебной программе. Часто фиксируют внимание на цели учёбы только 27% учителей, никогда на неё не указывают 11%, остальные педагоги, по словам учеников, лишь иногда указывают на неё. Выходит, что господствует традиционное механическое включение детей в образовательный процесс.

В сознании детей ценность учёбы в школе выглядит следующим образом:

Таблица 10. Ценность учёбы в школе.

Учёба позволяет % к числу опрошенных
приобрести профессию 61
стать образованным 58
подготовиться к самостоятельной жизни 46
стать богатым 29
быть не хуже других 20
утвердиться среди близких 13
почувствовать себя взрослым 12
превзойти других 11

Полученные данные указывают на то, что у подростков господствует ориентация на приобретение с помощью школьных знаний профессии. Получается, что ценность знаний, которые связаны с расширением кругозора, понимание общих законов организации природной и человеческой жизни изначально умаляется. Идёт интуитивное, неосознанное деление приобретаемых в школе и вне её знаний на нужные для будущей профессии и лишние. Но если не придётся по ней работать, как же без общей широкой подготовки молодые люди смогут приспособиться к жизни? Обнаружилось, что чем старше учащиеся, тем ярче у них выражена ориентация только на те знания, которые дают возможность поступить на желаемую специальность. Узкоутилитарный подход господствует уже в 7-9 классах, а к выпускному ещё усиливается.

Более предпочтительным выглядит выбор, связанный с желанием стать образованным человеком. Он будто бы ориентирует на ценность знания как средства развития культуры, познания законов организации жизни природы, людей, самого себя. Однако он снижается с 7 по 11 класс в 3 раза: с 20 до 8%! Видимо, выпускники приходят к выводу, что полученные за годы учёбы знания не повлияли существенно на их культуру, представления о мире, приобретаемые на основе жизненного опыта, под влиянием друзей, родителей и т.д. Лишь 17% опрошенных связывают своё образование с культурой. Это значит, что родители и учителя не довели подлинный смысл образованности, и учащиеся не рассматривают полученные знания как важнейший способ развития своей культуры. При этом всё-таки 80% указывают, что планируют получить необходимые знания именно на уроках.

Противоречие сегодняшнего образования заключается в том, что, с одной стороны, оно ориентировано на формирование культурных, освоивших нормы и правила современной жизни, стремящихся к постоянному самосовершенствованию индивидов. С другой стороны, детям постоянно внушают, что знания нужны прежде всего для поступления в ВУЗ на конкретную специальность. Не осознаётся необходимость более широкого общего развития, позволяющего человеку заниматься широким спектром деятельности.

Пока каждый урок не станет конкретным шагом к приобщению ребёнка ко всё более и более высоким нормам и ценностям культуры, до тех пор дети не будут воспринимать школьное образование как действительно нужное для них, и их степень самостоятельных усилий по освоению знаний останется невысокой. Этот вывод подтверждается тем, что только 6% опрошенных самостоятельно занимаются в библиотеке или дома.

Узкопрагматический подход ведёт к тому, что учащиеся имеют весьма низкие оценки по многим предметам. Без троек учатся лишь 8% старшеклассников.

Проводимые в школе инновации должны создать новую модель формирования интереса к учёбе на основе развития у детей в ходе освоения любого предмета культурных навыков взаимодействия с природой, дюдьми, с самим собой не в отдалённом будущем, а в повседневной жизни учащегося. Тогда можно надеяться на то, что дети будут учиться не только ради приобретения профессии, а прежде всего для того, чтобы постоянно самосовершенствоваться и тем самым всегда соответствовать времени.*


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Как показало проведенное исследование, российская молодежь в своём подавляющем большинстве плоть от плоти своих родителей, и преемственность этих поколений достаточно очевидна. Она проявляется и в жизненных планах, и в ценностных ориентациях. И хотя, разумеется, у поколений “отцов” и “детей” есть определенные отличия, но они не настолько серьезны, чтобы можно было говорить о каком-то конфликте этих поколений.

В своих стремлениях, ценностях и жизненных целях молодежь очень близка к старшему поколению, и в этом смысле можно говорить скорее о преемственности, чем о кризисе ценностей и какой-то особой меркантильности современной молодежи. Особенно наглядно это проявляется в том, что касается базовых ценностей (что важно вжизни, и к чему в ней следует стремиться обязательно, а чем можно и пожертвовать). Наиболее важными для современной молодежи оказываются возможность заниматься любимым делом и создать счастливую семью.

При всей близости базовых ценностей молодежи и старшего поколения ряд “инструментальных” ценностей, отвечающих не столько на вопрос “что в жизни важнее”, сколько на вопрос “в каких условиях и как реализовать эти жизненные цели”, демонстрируют основное направление изменений ценностных систем поколения, выросшего в условиях рыночных реформ. Главное в реальном ценностном сдвиге — слом коллективистско-патерналистского типа сознания, берущего свое начало ещё в русской общине, и формирование индивидуалистического утилитарного сознания западного типа. Краеугольная основа этого типа сознания — человек “сам себя делающий”, а следовательно, сам несущий ответственность за последствия всех своих действий.

В группе ценностей морального плана, при достаточно большой преемственности, наблюдаются определенные изменения, которые не могут не насторожить. В целом, опрос показал, что представления о тотальном аморализме современной молодежи и широкой распространенности различных негативных форм поведения сильно преувеличены. Достаточно широко распространены среди молодежи курение, употребление крепких спиртных напитков, вступление в добрачные половые связи и обман ради достижения собственных целей. Что касается форм бытовой и экономической девиации (употребление наркотиков, гомосексуализм, дача взяток и т.д.), то они затронули небольшую часть молодых россиян. Однако тревожно весьма толерантное отношение к ним в молодежной среде. Даже к наркомании, которая из всех форм девиантного поведения встречает наибольшее осуждение среди молодежи, лояльно относится около 20% молодых россиян.

Хотелось бы еще раз сказать об актуальности исследований, связанных с проблемами молодежи. Исследования в этой области социологии необходимы для разрешения того кризиса, который переживает сегодня Россия. Только тщательные и систематические исследования в области социологии молодежи могут помочь понять причины происходящего в нашем обществе конфликта поколений .Необходимо понять суть молодежных исканий, отрешиться от безусловного осуждения того, что несет с собой молодежная культура, дифференцированно подходить к явлениям жизни современной молодежи.

В заключение можно сказать, что в молодежи 90-х годов заложен прообраз российского будущего. В каком направлении пойдет дальнейшее развитие России будет зависеть не только от успешного хода социально-экономических реформ, но и от того, насколько настроена к активному участию в них российская молодежь. И, как показывают результаты проводящихся исследований, в большинстве своем молодежь готова к выполнению тех непростых задач, которые требуется решить в ходе глобальной трансформации российского общества.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Молодёжь новой России: Какая она? Чем живёт? К чему стремится? // Аналитический доклад Российского независимого института социальных и национальных проблем по заказу московского представительства Фонда им. Ф. Эберта/ Л. Бызов, Н. Давыдова и др.; рук-ль группы М. Горшков. - http://referat.kulichki.net/000/07/more2.html

Молодёжь и демократизация советского общества: Социологический анализ. Под ред. С.А. Шавеля, О.Т. Манаева. - Минск: Навука і тэхніка, 1990.

Никольский Д. Социология молодёжи (Молодёжный экстремизм и молодёжная субкультура)/ http://www.romic.ru/referats/0703.htm

Перов И.М Неформальные молодёжные объединения/ http://www.romic.ru/referats/0701.htm

Руткевич М.Н., Рубина Л.Я. Общественные потребности, система образования, молодёжь. - М.: Политиздат, 1988.

Социология молодежи. Под ред. В. Т. Лисовского Изд-во СПбГУ. 1996.

Уральская школа молодых социологов (сборник тезисов научных работ студентов и аспирантов). - Екатеринбург, 1998.

Формирование мировоззренческой культуры молодёжи. Под ред. В.Г. Табачковского. - Киев: Наукова Думка, 1990.


[1] Цит. по: Никольский Д. Социология молодёжи (Молодёжный экстремизм и молодёжная субкультура)/ http://www.romic.ru/referats/0703.htm, стр.5

[2] Там же, стр.6

[3] Социология молодежи. Под ред. В. Т. Лисовского. Изд-во СПбГУ. 1996. Стр.32.

[4] Никольский Д. Указ. соч. стр.10

[5] Использованы данные, приведённые в работе Д. Никольского

[6] Использованы данные, приведённые в работе Д. Никольского

[7] Использованы данные, приведённые в работе Д. Никольского

[8] Использованы данные, приведённые в работе Д. Никольского

* Данная глава подготовлена по материалам аналитического доклада “Молодёжь новой России: Какая она? Чем живет? К чему стремится?”(см. список литературы)

* И.В. Дунаева. Особенности ориентаций на учёбу современных старшеклассников.// Уральская школа молодых социологов. Сборник тезисов. - Екатеринбург, 1998

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений22:30:43 18 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
13:34:38 24 ноября 2015
спасибо вам
сергей06:33:44 30 марта 2007Оценка: 5 - Отлично

Работы, похожие на Реферат: Жизненные ценности выпускников

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150741)
Комментарии (1839)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru