Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Дети раздоров

Название: Дети раздоров
Раздел: Рефераты по психологии
Тип: реферат Добавлен 21:36:23 07 июля 2005 Похожие работы
Просмотров: 280 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

ВВЕДЕНИЕ:

Семья –это общество в миниатюре, от

целостности которого зависит

безопасность всего большого

человеческого общества.

Ф.Адлер.

Семья приносит полноту жизни, семья

приносит счастье, но каждая семья…

является прежде всего большим

делом, имеющим государственное

значение.

А.С. Макаренко.

Что такое семья? Это семь Я: отец, мать да пятеро детей. Именно столько детей было в средней российской семье сто лет тому назад. Конечно, не все дети выживали, некоторые умирали в младенчестве от болезней и голода, но тем не менее семью, состоящую из родителей и пятерых детей, в те времена никто бы многодетной не назвал. Это было нормой, обусловленной нормой жизни, экономической и хозяйственной необходимостью. К однодетной семье в то время относились как к чему-то немощному, ненормальному больному.

Совсем иначе выглядит семья сегодня. Редко в какой увидишь более двух детей. Зато количество «хромающих» семей,( так с грустной иронией называют демографы семью из трех человек: мать, отец и ребенок, где всегда налицо половой перекос ее членов) неуклонно растет. А ведь для нормального воспроизводства населения (с учетом бездетных семей, которых тоже немало: свыше 20%) в семье должно быть не менее трех детей. Подобное положение отрицательно сказывается не только на воспроизводстве населения. Жизнь показывает, что в семье с одним, двумя детьми появляются условия для формирования у ребенка эгоистических черт. Характерологические качества единственных детей: неуступчивость, капризность, неподготовленность к товариществу –малоприятны и для их семейной жизни в будущем в качестве мужа, жены, отца, матери. Как свидетельствует статистика, семьи, созданные выросшими единственными детьми, нередко неустойчивы, часто распадаются, в них так же бывает не больше одного ребенка. «Однодетная эстафета», которая истощает не только людские ресурсы страны, но и духовные психологические ресурсы советской семьи, передается все дальше и дальше.

Существенным образом изменился не только состав семьи.

Изменились и отношения супругов между собой, главным образом в связи с изменением их ролевых семейных функций.

Раньше отношения полов строились исключительно на фундаменте мужской ответственности за семью. Теперь значительная доля этой ответственности перешла к женщине. Процесс этот объективен, он связан с ее экономическим раскрепощением. Однако, психология семейных отношений меняется не так быстро, как социально-экономические факторы нашей жизни.

Традиции, привычки, обычаи, связанные с семейным укладом жизни, довольно живучи. Здесь, как говорят психологи, довлеет стереотип, то есть совокупность прошлых установок, привычек и взглядов, не только приобретенным самим человеком, но и переданных ему как бы по наследству опытом прошлых поколений, и в первую очередь опытом родителей.

В этой связи сегодня следует констатировать, что мужской семейный стереотип поведения оказался более консервативным, более негибким, чем женский. Женщина, получив экономическую самостоятельность и социальное равенство с большим успехом сумела приспособиться, адаптироваться к новым условиям и использовать их в системе семейных отношений, тогда как для мужчины социальные перемены сыграли не столь очевидную положительную роль.

Более того, до сих пор психологический стереотип, о котором упоминалось, тащит мужчину назад, если не в «домострой», где муж (отец) был властелином и повелителем, то во всяком случае в семью с авторитарным стилем управления, где муж, выполнял роль ее главы. Но семья-то в реальной жизни стала уже иной! В этой семье женщина из рабыни и домашней хозяйки превратилось в главное действующее лицо на семейной сцене. В результате в сегодняшней семье царит своеобразное семейное «двоевластие». Он (мужчина) –номинальный глава семьи, она (женщина) –фактический.

Такое двоевластие, как и любое другое в социальной общности, долго продолжаться не может. При нормальных отношениях оно должно перерасти в семейное содружество, как в хозяйственно-бытовой сфере, так и в сфере воспитания детей. Одним из необходимых условий такого сотрудничества должно явиться выравнивание семейной нагрузки. Существенные эволюционные изменения произошли не только во взаимоотношениях мужа и жены, но и во взаимоотношениях родителей с детьми. В основе этих изменений лежит переход от преимущественно материально-профессиональной заботы родителей о детях к заботе об их духовном развитии, от воспитания отдельных личностных свойств и качеств к целенаправленному формированию всесторонне развитой личности.

Если раньше, например, мать хотела воспитать дочь по своему образу и подобию и старалась вылепить из нее прежде всего верную жену и хорошую хозяйку, то сейчас задачи материнского воспитания значительно шире.

Еще более зримыми стали изменения, происходящие в сфере отношений отца с дочерью. С учетом особенностей малодетной семьи (преимущественно однодетной) усилились эмоциональные контакты, возросла потребность во взаимной поддержке, в совместном проведении свободного времени.

Меняются цели и задачи отцовского и материнского воспитания по отношению к сыну. Растут их требования к его нравственному, социальному и профессиональному становлению, усилилась необходимость борьбы с различными вековыми отрицательными мужскими привычками (курение, злоупотребление алкоголем, высокомерное отношение к женщине).

Отец в современной семье все больше и больше меняет амплуа законодателя и строгого судьи на роль учителя и старшего друга своего сына. А мать все чаще и чаще задумывается о его будущем как работника, что раньше было заботой одного отца.

Все изменения необходимо учитывать в своей работе воспитателям всех уровней, в том числе и профсоюзным активистам, когда им приходиться иметь дело с трудными семьями и трудными детьми.

В моей курсовой работе речь пойдет о родителях и детях. Мы поговорим о разных семьях – полных, где есть мать, отец, а нередко и бабушки с дедушками, и не полных, где ребенка воспитывает одна мать; познакомимся с особенностями воспитания мальчиков и девочек и задачами, которые в связи с этими особенностями встают перед каждым из родителей; вместе поразмышляем о роли отцовского и материнского воспитания.

РОДИТЕЛИ И ДЕТИ, ИЛИ

ПЕДАГОГИКА СЕМЕЙНЫХ ОТНОШЕНИЙ.

«Все мы родом из детства», «Все –и хорошее и плохое –человек получает в семье». Эти педагогические мудрости известны наверное всем. Именно семья была, есть, и по- видимому, всегда будет важнейшей средой формирования личности и главнейшим институтом воспитания отвечающим не только за социальное воспроизводство населения, но и за воссоздание определенного образа жизни.

Факторы, которые влияют в семье на личность ребенка, специалисты условно подразделяют на три группы. Первая –это социальная микросреда семьи, в которой осуществляется приобщение детей к социальным ценностям и ролям, введение их в сложности и противоречия современного мира. Вторая –это внутри – и внесемейная деятельность, по преимуществу бытовой труд, являющейся могучим оружием социализации человека и его приобщение к будущей жизнедеятельности. Эта группа факторов полностью сохраняет свое значение на селе, но, увы, основательно слабо в городе. Третья группа –это собственно семейное воспитание, некий комплекс целенаправленных педагогических воздействий.

Вряд ли кто ни будь возьмется оспаривать утверждение, по которому первые две группы факторов (1 >, 2<), могут быть представлены педагогикой семейных отношений, -той самой, о которой с гениальной прозорливостью писал великий педагог А.С.Макаренко. «Ваше собственное поведение, - утверждал он в своей «книге для родителей», -самая решающая вещь. Не думайте, что вы воспитываете ребенка только тогда, когда с ним разговариваете или поучаете его, или приказываете ему. Вы воспитываете его в каждый момент вашей жизни, даже тогда, когда вас нет дома. Как вы одеваетесь, как вы разговариваете с другими людьми и о других людях, как вы обращаетесь с друзьями и с врагами, как вы смеетесь, читаете газету –все это имеет для ребенка большое значение. Малейшее изменение в тоне ребенок видит или чувствует, все повороты вашей мысли доходят до него невидимыми путями, вы их не замечаете. А если дома вы грубы или хвастливы, или вы пьянствуете, а еще хуже, если вы оскорбляете мать, вы уже воспитываете их плохо, и ваше недостойное поведение будет иметь самые печальные последствия!

Так изучая детей из благополучных семейных союзов –полных, материально обеспеченных и впрямую плохо не влияющих на ребенка –ученые обнаружили два типа семей, в которых они выросли. Первый –с потребительским стилем воспитания, где материальное благополучие сочеталось с полной бездуховностью, с мещанскими и стяжательными интересами, и второй –с отсутствием эмоциональных контактов родителей с детьми, нормальных, теплых взаимоотношений.

Наконец, изучая воспитанников спецшколы –интерната (с явными дефектами воспитания), специалисты выяснили, что в их семьях наблюдался один из трех типов явных нарушений правильного отношения к ребенку. Гиперопека со стороны матери. Полное равнодушие к ребенку. И жестокое, агрессивное отношение со стороны одного из родителей. Нельзя не отметить, что именно нравственно-психологическое благополучие родительской семьи, по обобщенным данным целого ряда работ, является едва ли не главным фактором, определяющим стабильность семейного союза выросших в этой семье юношей и девушек. Особенно это выражается в сохранении своеобразной преемственности отношений. Так, например, оказалось, что характер взаимоотношений супругов –родителей определяет установки на взаимоотношения, сложившиеся у их детей, а стиль этих взаимоотношений, зачастую усваивается как эталонный.

Важной областью в семейных отношений выступают «горизонтальные» взаимоотношения между супругами-родителями и прочими взрослыми членами семьи и ее близлежащего семейного окружения –взаимоотношения, которые более всего и задают особенности морально-психологического климата семьи.

В современной социальной психологии принято делить все виды отношений между людьми на следующие:

Сотрудничество –идеальный случай взаимоотношений, предполагающий взаимоотношения и взаимоподдержку.

Паритет –равные, союзнические отношения, основанные на взаимной выгоде членов союзов.

Соревнования –желание добиться большего и лучшего в благожелательном соперничестве.

Конкуренция –стремление главенствовать над другими, подавлять их в каких-либо сферах.

И наконец, синтагонизм –резкие противоречия между членами групп, при которых их объединение носит явно вынужденный характер, сохраняется из-за сильного давления извне. Естественно, что наилучшим видом для последующего воспроизводства выступает сотрудничество.

К сожалению, возможность сохранение подобных взаимоотношений дарована далеко не всем семьям, и в случае избыточного взаимопривыкания, усталости, а то и эрозии семейных чувств общесемейные взаимоотношения могут перейти в паритет, то есть, равенство и равноправие сторон при разбирательстве каких либо конфликтов. Что ж, это тоже не плохо, хотя момент необходимый для приоритета взаимовыгодны может временами становиться излишне острым: далеко не всегда то, что выгодно одному, является таковым же и для другого, да и для детей холодноватая атмосфера паритета не может быть признана идеальной –слишком важна для них эмоциональная связь с родителями, а вот эмоций –то здесь как раз и не достает. Однако, еще раз подчеркнем, что паритет –это все-таки не плохо.

И конкурентные, и антогонистические отношения пагубны для семьи в целом, но еще страшнее они сказываются на детях, которые в подобной семье непрерывно сталкиваются с целым рядом препятствующих нормальному формированию личности моментов. По мнению специалистов, отрицательный опыт конфликтной семьи для будущей брачной семейной жизни детей может быть сведен к следующему:

1. Ребенок растет в условиях противоречивых, несогласованных требований матери и отца, что препятствует формированию адекватных брачно-семейных представлений.

2. Духовная атмосфера семьи лишена покоя, мира, благополучия и стабильности, то есть необходимых условий для полноценного духовного и психического развития детей.

3. Резко возрастает риск нервно-психических заболеваний детей.

4. Растет безнадзорность и бесконтрольность поведения.

5. Снижается способность ребенка к адоптации.

6. Ребенок не усваивает целый ряд нравственных общечеловеческих норм.

7. У него очень часто формируются противоречивые чувства к своим родителям, а иногда и враждебное отношение к одному из них.

Остановимся на одном важном моменте педагогике семейных отношений –на роли отца в семье. Дело в том, что с возрастом детей его влияние на психику ребенка увеличивается. В частности в школьном возрасте социальный статус отца важен для чувства уверенности и стабильности психики ребенка, тогда как статус матери определяет для него специфику его будущей семьи и собственной роли в ней, а братья и сестры расширяют общественное познание ребенка, его социальную активность и способность ориентироваться в микрогруппах.

Именно активное, деятельное участие отца в жизни семьи делают ее подлинно благополучной. В связи с этим в работе с семьей учителю следует уделять внимание разъяснению значения отца в воспитании, прежде всего ориентируя представителей сильного пола на осуществление воспитательных воздействий в сфере досуга. Не будем скрывать, что пока только сравнительно небольшая часть родителей приблизительно 1,3 постоянно организует досуг своих детей, реализуя тем самым возможности воспитания содержащиеся в совместных досуговых и любительских занятиях.

Однако весьма симптоматично, что по данным социологов, участие детей в длительном семейном отдыхе современные отцы и матери расценивают как одно из решающих условий его эффективности.

А как определить, на кого именно из учащихся в первую очередь следует обратить внимание в связи с возможными нежелательными последствиями педагогики семейных отношений? Можно предложить учителю некоторые инструменты психологического изучения взаимоотношений в системе «родители и дети» в своей семье. С одним из них –тестом психолога из ГДР Т. Шрайбера мы и хотели бы познакомиться.

Предложите учащимся выразить с помощью пятипунктовой шкалы степень своего согласия с нижеприведенными высказываниями.

Индекс высказывния

Высказывание

Шкала
Полностью согласен согласен Не знаю Не согласен Совершенно не согласен
А Охотнее всего, я уехал бы из дома
Б Если семья не выполняет моих желаний, я скандалю

В

В моей семье меня никто не может понять, поэтому я обсуждаю свои проблемы с друзьями, которые меня понимают.
Г Для семьи я делаю только то, что мне поручают.
Д Если в семье возникают какие-либо проблемы, я иногда способствую их разрешению.
Е Я старалась использовать малейшую возможность чтобы доставить радость своей семье.

Ж

Я стараюсь понять родителей, братьев и сестер, даже тогда, когда не считаю правильным то, что они от меня требуют.
З Если я чем ни будь озабочен, то говорю об этом откровенно с родителями, братьями и сестрами и прошу у них совета.

Теперь можно подсчитать сумму баллов, которую набрал каждый из учеников, с учетом «веса» суждения и «веса» высказывания по таблице. Для этого необходимо последовательно перемножить эти «веса» по каждому из высказываний а потом суммировать результаты произведений. Последнее, что осталось сделать, это рассчитать процентное выражение отношения каждого из учащихся к жизни в своей семье по формуле:

1) «Вес» суждений оценочной шкалы.

Оценочные суждения Их «вес» в

Положительных

высказываниях

(Д, Е, Ж, З)

Отрицательные

высказывания

(А, Б, В, Г)

Полностью согласен

Согласен

Не знаю

Не согласен

Совершенно не согласен

5

4

3

2

1

1

2

3

4

5

2) «Вес» высказываний.

Индекс высказывания Его «вес»

А

Б

В

Г

Д

Е

Ж

З

1,10

1,95

3,0

4,0

6,0

7,0

8,0

8,95

Объектом самого пристального внимания должны стать семьи, выходцы из которых продемонстрировали относительно низкие оценки отношения к жизни в своей семье.

ОСНОВНЫЕ ФАКТОРЫ СЕМЕЙНЫХ ЗАТРУДНЕНИЙ.

РАЗВОДЫ, ИХ ПРИЧИНЫ И СЛЕДСТВИЯ.

Первое, что необходимо сделать учителю, - это проанализировать и оценить некоторые характеристики семьи, что бы с их учетом и осуществлять педагогические взаимодействия. При этом, целесообразно учитывать следующие факторы, раскрывающие в первом приближении особенности отношений в семье:

1) Образ жизни и поведение в семье.

2) Нравственный и культурный уровень отца и матери.

3) Взаимоотношения их друг с другом.

4) Отношения матери и отца к своему ребенку.

5) Осознание и понимание ими целей, задач семейного воспитания и средств, способов их достижения.

Особое внимание следует уделить неблагополучным семьям, характеризующимся той или иной степенью дезорганизации семейных связей. Это исходно неполные семейные группы (незаконнорожденность), где потенциальный «отец-муж» не может выполнять свои ролевые функции по отношению к матери и ребенку, распавшиеся и «заброшенные» (частые отлучки одного из родителей) семьи (в первых из них к отсутствию одного из родителей добавляется еще и психотравмирующее влияние разрыва семейных отношений); семьи –пустые «оболочки», где их члены поддерживают минимальные контакты и связи друг с другом и не способны выполнять свои обязанности, особенно связанные с эмоциональной поддержкой; «внешне кризисные» семьи, в которых какие либо события извне привели к длительному временному или постоянному отсутствию одного из супругов (тюремное заключение, смерть, семьи с внутренним кризисом, в которых существует сложившиеся невыполнения своей роли члена семьи –из-за болезни или патологии.

Однако, хотелось бы написать, что внешне вполне благополучные семьи так же могут оказаться неблагополучными в отношении к своим детям, если в них процветает потребительство и бездуховность, что может сформировать у детей гипертрофированные потребности или, напротив, не сформировать эмоциональные связи детей с родителями, совместные положительные эмоциональные переживания, что препятствует к развитию нравственных чувств [1] .

Так, специалисты занимающиеся проблемой семейных разногласий, подразделяют все относительно неблагополучные семьи на три типа:

конфликтные, кризисные и проблемные. К конфликтным супружеским союзам они относят такие, в которых между супругами имеются сферы, где их интересы, потребности, намерения и желания постоянно приходят в столкновение, порождая особо сильные и продолжительные отрицательные эмоции. К кризисным –такие, где противостояние интересов и потребностей супругов носит особо резкий характер и захватывает важные сферы жизнедеятельности семьи. Наконец, к проблемным супружеским связям относят такие, перед которыми возникли особо трудные жизненные ситуации, способные нанести ощутимый удар стабильности брака: отсутствие жилья и средств, тяжелая и продолжительная болезнь одного из супругов, осуждение на длительный срок и.т.д.

Вторая из выделенных нами частых причин семейных конфликтов –злоупотребление алкоголем –заслуживает отдельного разговора. К сожалению, исследования ученых показали, что еще не все молодые люди смогли выработать в себе не просто пассивно-снисходительное, но активно отрицательное отношение к «зеленому змию». Оказалось, что трезвость и воздержанность были включены ими в число второстепенных качеств, причем юноши были, судя по ответам, более снисходительны к употреблению алкоголя своими будущими женами, чем девушки –к алкогольному пристрастию будущих мужей. Печальней всего то, что большинство невест не обнаружили должной тревоги по поводу «умеренного» употребления своими женихами спиртных напитков.

Алкоголь и семья не совместимы!

Именно этот тезис должен последовательно, но безоговорочно внедряться в сознание будущих семьянинов! И хотя первые годы брака обычно характеризуются некоторым спадом пагубного влечения, дальнейшее не редко бывает отмечено усугубляющимся алкоголизмом. Размолвки и недоразумения в этом случае становятся опять-таки поводом для употребления, а потом и злоупотреблением спиртными напитками, что в свою очередь приводит к новым, уже более серьезным семейным конфликтам. Увеличение употребления алкоголя приводит к нарушениям интимных отношений супругов –и на почве прогрессирующей импотенции мужчин, и в силу невозможности совершения полноценного любовного акта в состоянии опьянения, когда на смену нежности и ласки приходит развязанность и грубость, обычно чреватая имеющим далеко идущие последствия пересечением границ пристойности, что порождает новые, еще более глубокие разногласия. Последующее злоупотребление неизбежно сопровождается деградацией личности, падением чувства ответственности и сужением круга интересов.

Постоянная угроза со стороны «зеленого змия» последовательно ухудшает семейный микроклимат. Семья становится тягостно-ненужной для всех ее членов и прочно дефектной для нормального воспитания детей. Поэтому, если супруга павшего жертвой пагубной страсти, не находит сил и воли для борьбы с болезненным пристрастием, а окружающие оказываются не в состоянии вывести его на правильный путь, вернуть к здоровому образу жизни, единственный выход для такой семьи –развод.

Юридическому прекращению брака предшествует эмоциональный развод, выражающийся в утрате любви и доверия супругов друг к другу и возникновении чувства отчужденности. После него иногда следует «физический» развод, -временный разъезд супругов, когда они уже думают о разводе, но не считают его единственным выходом из ситуации. Затем возможен «пробный» развод, когда супруги живут порознь что бы убедиться если у них желание восстановить отношения. Правда, пробный развод крайне редко способствует восстановлению супружества, обычно наступает формой смягчения перехода к разведенному состоянию. Именно на стадии пробного развода супруги подают на алименты и начинают решать вопросы раздела имущества. Затем наступает собственно, юридический процесс.

По результатам одного исследования первое место среди причин развода занимает нарушение супружеской верности, далее по значимости располагаются утраты чувств, несоответствие характеров, неспособность одного из супругов иметь детей или половая неудовлетворенность в браке. Согласно второму исследованию среди причин разводов лидирует загруженность женщин домашними делами, после чего следует отсутствие взаимопомощи, низкий уровень сотрудничества и измена.

Сопоставимы ли эти исследования? В том-то и дело, что не слишком, ибо единственным совпадающим моментом в списках «главных причин» оказалась супружеская измена (да и то с различным рангом).

Может быть, здесь, что-то упущено? Возможно. Ведь, если смотреть на главные причины разводов с точки зрения мужчин и женщин, их список несколько расширяется. Для женщин может главенствовать пьянство мужа, его грубость и жестокость, после чего последует опять таки нарушение супружеской верности.

Мужчины же рьяно будут ссылаться на несоответствие характеров, утраты чувств к жене и все ту же измену. В чем тут дело? Здесь полезно вспомнить, например, о различие между знаемыми и реально существующими мотивами, т.е. о мотивировках и действительно мотивах. Или о мотивах –смыслах, в дальнейшем объясняющих нам самим наши действия и поступки. Во всех случаях подлинные причины разводов оказываются столь глубоко «запрятанными» в нашей психике, что вряд ли можно надеяться на то, что они окажутся вскрытыми в обычных опросах или в самонаблюдении непривычного к нему человека.

ПСИХОЛОГИЯ СЕМЕЙНЫХ КОНФЛИКТОВ.

Важным понятием, которое должно быть усвоено, является «Семейный конфликт». Обсуждение этого в целом негативно для семейной жизни явления следует начинать с опровержения бытующего в обыденном сознании представления об идеальной семье как заведомо бесконфликтной. Учителю следует подчеркнуть не только неправомерность, но и опасность подобного представления, поскольку в соответствии с ним супруги, в семье которых время от времени возникают разногласия, весьма далеки от критических, вправе решить, что брак их является неудачным.

В последующем обсуждении темы конфликта следует обратить внимание на основные элементы их теории, объясняющие своеобразную «скрытость» подлинных причин разногласий, ограниченные возможности для их опознания и определения. В социальной психологии в качестве составных элементов конфликта выделяется объективная конфликтная ситуация – с одной стороны, и ее образцы у участников разногласия – с другой. В связи с этим, американский психолог М.Дойч предложил рассматривать следующие 6 типов конфликтов:

1. Подлинный конфликт, существующий объективно и воспринимаемый адекватно (жена хочет использовать свободную комнату как кладовку, а муж как фотолабораторию).

2. Случайный или условный конфликт, который легко может быть разрушен, хотя это и не осознается его участниками.

3. Смешанный конфликт когда за «явным» конфликтом скрывается нечто совсем другое.

4. Неверно приписанный конфликт, когда например, жена ругает мужа за то, что он сделал, выполняя ее же распоряжение, о котором она уже прочно забыла.

5. Латентный (скрытый) конфликт –по тем или иным причинам неосознаваемое супругами противоречия, которое тем не менее объективно существует.

6. Лонный конфликт, который существует только из-за ошибок восприятия супругов, без подлинно объективных причин.

Следует добавить, что подлинные причины конфликта весьма трудно обнаружить и из-за других психологических моментов. Во-первых, в любом конфликте рациональное начало, как правило, ослаблено шорами эмоций. Во-вторых, подлинные причины конфликта могут быть надежно скрыты и психологически защищены в глубине подсознания и проявляться на поверхности только в виде приемлемых для Я –концепции мотивировок. В-третьих, причины конфликтов могут быть неуловимы из-за так называемого закона круговой наузальности (причинности) семейных отношений, который сполна проявляется и в супружеских конфликтах

Что же касается конкретного методического инструмента анализа разногласий, то здесь можно предложить сравнительную несложную методику анализа конфликтной ситуации (МАКС) советского психолога В.А.Смехова, сущность которой сводится к последовательному разбору конфликта посредством ответа на 10 вопросов:

1. Как реально я себя вел(а) ?

2. Как я хотел(а) бы вести себя в подобной ситуации?

3. Как я должен был вести себя в подобной ситуации?

4. Как реально он(а) себя вел(а)?

5. Как он(а) должен был вести себя в подобной ситуации?

6. Как он(а) хотел(а) бы вести себя в подобной ситуации?

7. Каким он(а) видел(а) меня в этой ситуации?

8. Каким он(а) предпочел бы видеть меня в подобной ситуации?

9. Каким я предпочел бы видеть (ее) его в подобной ситуации?

10. Каковы причины, цели и обстоятельства всего происходящего?

Главный смысл и цель семейной жизни

– воспитание детей.

Главная школа воспитания детей –это взаимоотношение мужа и жены, отца и матери.

В. Сухомлинский.

КАКИЕ БЫВАЮТ СЕМЬИ.

Раньше мужчины и женщины расходились из-за измены, из-за пьянства одного из супругов, иногда из-за материальных трудностей. А сейчас? Сейчас чаще всего и привычек-то объяснить не могут. И не задумываются над судьбой детей, над их исковерканным детством и исковерканной душевной жизнью. Вырастают дети и помня, как вели себя родители продолжают их путь. Или станут циниками или одинокими, или еще какими ни будь, но в любом случае – несчастливыми.

Неужто для того развивалась цивилизация чтобы узаконить невозможность детского счастья? Счастья, немыслимого без полноценной семьи?

Дефекты воспитания –это и есть первейший и главнейший показатель неблагополучной семьи.

Атмосферу проблемной семьи чувствуешь очень быстро.

В проблемных семьях лица и тела людей говорят об их страданиях. Их тела скованны и напряжены или неуклюже сутулятся. Их лица кажутся мрачными, угрюмыми или печальными или могут ничего не выражать словно маска. Глаза смотрят в пол, они не видят других людей. Кажется, что они не только не видят, но и не слышат. Голоса их звучат резко и скрипуче, или почти не слышны.

Трудно заметить хоть какие то проявления дружеского расположения между членами этих семей, где никто никогда не улыбается. Кажется, что эти люди живут друг с другом исключительно по обязанности. Юмор в таких семья чаще превращается в иронию, сарказм или даже насмешку. Взрослые настолько заняты, ибо без конца диктуют детям и друг другу, что должно и не должно делать, что у них просто не остается возможности для радостного общения. Не редко члены проблемной семьи искренне поражаются тому, что можно наслаждаться обществом друг друга. Не материальные, ни бытовые, не престижные показатели не охарактеризует степень благополучия или неблагополучия семьи, -только отношение к ребенку. Поэтому, когда рассказываем о тех психических расстройствах, в основе которых лежит неблагополучие семьи или которые усиливаются и уж во всяком случае не прекращаются опять не из- за неблагополучия в семье, во всех этих случаях рассказываем о неправильном воспитании подрастающего поколения.

Мы говорим о детях из неблагополучных семей, т.е. о детях, о неблагополучных семьях, о том, что случается с ребенком если он окажется в неблагополучной семье;

А что такое неблагополучная семья?

Социологи выделяют разные типы семьи.

Вот некоторые из них:

1. Гармоничная

2. Распадающаяся

3. Распавшаяся

4. Неполная

Встречаются семьи полные, деструктивные, где нет согласия, где постоянные ссоры. Иногда семья внешне кажется крепкой, сплоченной, а копнешь глубже, посмотришь, какова она на самом деле, и увидишь, что ее сплоченность лишь видимость. По существу она псевдосолидарная, раздираемая противоречиями, в ней нет взаимного уважения друг к другу, все друг другу если не враги, то уже недоброжелатели и соперники наверняка. Так какая эта семья благополучная, а какая нет?

Психологи и психиатры по разному отвечают на этот вопрос. Ясно, что неблагополучная семья –это в первую очередь та, где имеются явные дефекты воспитания, хотя и это не единственный критерий выделения неблагополучной семьи.

Какие дефекты воспитания встречаются чаще всего?

Воспитание по «типу Золушки», или явное или скрытое эмоциональное отторжение . Ребенка не любят, ему это постоянно показывают, на сей счет у него нет никаких иллюзий. Ребенок тоже реагирует на эту горькую истину по разному: замыкается, входит в мир фантазий и мечтаний о сказочном разрешении собственных проблем, пытается вызвать к себе жалость, угождает родителям, чтобы они его полюбили, старается обратить на себя внимание (иногда хорошей учебой, порой хулиганством) , ожесточается, мстит родителям за презрение к нему. Есть и другие способы реагирования – все не перечислишь. Педагоги это замечают, видят, что ребенок озлобился, что с ним что-то происходит. А как помочь школьнику? Поговорить с родителями, объяснить им плоды их сухого, недоброжелательного отношения к сыну или дочери? Кто же скажет это родителям? Ведь когда ребенок заболеет и попадет к детскому психиатру (на почве дурного к нему отношению), может быть уже поздно. А с помощью педагога можно исправить положение значительно раньше.

Еще один вид дурного воспитания – гиперопека , или как ее ныне многие называют, гиперпротекция . Она бывает скрытая и явная. При гиперопеке очень часто с ребенка “сдувают пылинки”, содержат его в оранжерейных условиях, не дают ему проявить элементарную самостоятельность, не позволяют вести себя ответственно и решительно. Бабушки, дедушки, родители (а при нынешней частоте разводов и повторных браков у одного ребенка может оказаться по 2-3 матери и по столько же отцов) норовят внести свой вклад в изоляцию ребенка от прозы жизни.

Из таких школьников, лишенных бойцовских качеств, нередко вырастают капризные, привередливые, инфантильные мужчины и женщины, не способные отстаивать свои житейские принципы. Ученые называют таких людей конформными. Склонны такие люди к пьянству, социальной пассивности и другим, много не украшающим формам поведения. Особенно заметно это у представителей мужского пола. Жалобы на то, что нынешние мужчины нередко оказываются вялыми, ленивыми, неприспособленными к жизни, не способными взять на себя ответственность, должны быть обращены к семье -–именно в ней истоки этого социально-психологического уродства. Сейчас пора перейти от констатации явления к решительной борьбе с ним. А без педагогов тут не обойтись – на них вся надежда.

Гипоопека (гиперпротекция) в наши дни видимо встречается, реже, чем прежде.

Приводит она к безнадзорности, замедлению формирования социальных навыков, к хулиганству и безделью. Однако нельзя забывать, что к этим формам нарушенного поведения также часто приводит и гиперопека и иные виды дурного воспитания, - тут прямых пропорций между типом воспитания и видом нарушенного поведения нет. Да и виды воспитания тоже могут меняться: сегодня гипоопека, после-завтра еще что-то.

В некоторых семьях дети детей воспитывают сурово и сухо, формируя в них повышенную моральную ответственность. Все хорошо в меру, а когда все чересчур – добра не жди. Некоторые из таких детей, хотя внешне и успевают в школе и не вызывают опасений в семье, потом страдают разными психическими расстройствами (в частности, навязчивостью).

Очень распространено противоречивое воспитание: одна бабушка говорит одно, другая другое, родители тоже каждый в свою сторону тянут, требуя от ребенка взаимоисключающих форм поведения. Что делать бедному школьнику? Неврозами и другими нарушениями психики нередко расплачивается он за несогласованность и противоречивость воспитания (да еще и в школе нередко ему внушают совсем не то, что дома). Например, мать несколько раз выходила замуж. Каждый отчим воспитывал сына по-своему. Нет каждый воспитывал правильно, ничего в этом воспитании плохого не было, никаких крайностей. Важно тут другое: всякий раз воспитание было разным . А это уже плохо. Такая смена воспитательных приемов в зависимости от психологии, темперамента и образования воспитателя весьма распространена в конце XX столетия. А всякая крайность может не пройти бесследно для хрупкой психики ребенка.

Итак, что такое неблагополучная семья? Односложно ответить невозможно. Ведь все в мире относительно – и благополучие, и не благополучие. Мы имеем лишь неблагополучие по отношению к ребенку . Но ведь дети все разные: одни более выносливые, другие нет, одни ранимые, на все реагирующие, все замечающие (особенно семейные неурядицы), а другим все трын-трава, ничем их не проймешь, всякий объективно существующий раздор и развал семьи для них таковым не является. Стало быть, говорить о ребенке в неблагополучной семье – значит говорить о том:

1. Какие бывают неблагополучные семьи;

2. Какие бывают дети со своими психологическими и психопатологическими особенностями, подверженные чрезмерному реагированию на семейное неблагополучие;

3. Как отражается семейное неблагополучие на ребенке, склонном к обостренному реагированию на всевозможные неблагоприятные факторы;

4. Как больной ребенок может нарушать спокойствие семьи, вызывать у родителей раздражение, злость, нетерпеливость их. Т.е. превращать семью в неблагополучную, а последнее в свою очередь, может еще больше усугублять психическое состояние ребенка;

5. Что должны – хотя бы в общих чертах – предпринимать педагоги, чтобы помочь ребенку – ведь он-то не виноват, что живет в неблагополучных условиях.

1. Объяснить родителям, что из-за их конфликтов друг с другом страдает ребенок, что мальчик или девочка не должны быть разменной монетой в сложной игре взрослых, соперничающих, а не сотрудничающих друг с другом;

2. Если не удастся образумить родителей, создающих своему ребенку психотравмирующую обстановку, способную изуродовать его душу, нужно как-то изолировать ребенка от подобных родителей: посоветовать передать на время ребенка другим родственникам;

3. Если у школьника уже появились психологические аномалии на почве семейных раздоров, его следует проконсультировать у детского психиатра, приходящего в школу для профилактических осмотров.

Педагог обязан неустанно следить за социально-психологическим климатом в семье школьника, сохранять спокойствие, мужество и чувство собственного достоинства независимо от социального престижа родителей, их самомнения и давления на него.

И как бы хорошо в материальном отношении ни жили многие школьники, какие бы высокие посты ни занимали их родители, учителя никогда не должны пасовать перед ними, если им очевидно, что неблагополучие семьи породило неблагополучие школьника.

Помогите детям.

Неблагополучная для ребенка семья – это не синоним антисоциальной или асоциальной семьи. Существует великое множество семей, о которых ничего плохого с формальной точки зрения сказать нельзя, но тем не менее для данного конкретного ребенка – эта семья будет неблагополучной. Конечно, семья пьяницы или хулигана для любого ребенка будет неблагополучной, однако в большинстве случаев, понятие неблагополучной семьи может возникнуть лишь в отношении с конкретным ребенком, на кого это неблагополучие действует. Для одного ребенка семья может быть подходящей, а для другого эта же семья станет причиной тягостных душевных переживаний и даже психического заболевания. Разные бывают семьи, разные встречаются дети, так что только система отношений “семья - ребенок” имеет право рассматриваться как благополучная или неблагополучная .

Семья может быть неполной. Может быть полной, но с противоречивым воспитанием, или с воспитанием, подавляющим ребенка, или с оранжерейными условиями.

Порой неполная семья более полезна для ребенка, чем неполноценная, хотя и полная (скажем отец-пьяница, терроризирующий семью, потом, наконец-то он уходит из семьи, семья вздыхает с облегчением, в ней воцаряется мир).

Встречаются внешне хорошие отношения в семье, но родители, чрезмерно занятые своими производственными делами, мало внимания уделяют детям, - это тоже может приводить к дурным последствиям для ранимой души маленького человека.

А если ребенок родился от ненормальных родов, часто болел, если у него плохой характер из-за каких-то наследственных причин? Такой ребенок Такой ребенок может слишком обостренно или как-то парадоксально воспринимать отношения к себе родителей.

Все дети разные, у каждого свой характер, свои привычки и особенности, у каждого своя нервная система. Поэтому к каждому педагог должен подобрать индивидуальный ключик, найти свой подход.

Между нормой и патологией.

Развитие цивилизации неумолимо требует, чтобы дети раньше начинали учиться чем прежде. Чем раньше дети будут приступать к обучению, тем больше будут выявляться индивиды с теми или иными психоневрологическими расстройствами, которые не были бы заметны, если бы на ребенка не пали непосильные для него нагрузки. Иными словами, число детей, которым будут ставить диагноз “задержка интеллектуального и эмоционально-волевого развития”, зависит не только от абсолютного количества таких лиц в обществе, но и от социальных требований к ним предъявляемым.

Помимо легких, обратимых расстройств, так называемых пограничных нарушений , пребывающих на грани нормы и аномалии, существуют и самые настоящие психические болезни, которые могут надолго и основательно нарушить социальную адаптацию ребенка. Положение таких детей – школьников, страдающих шизофренией, эпилепсией, и другими психическими заболеваниями, зачастую очень драматично. В редких случаях они растут в полноценных семьях. Даже если в семье и нет других душевнобольных, то чаще всего это неполные семьи. Обычно отцы не выдерживают совместного пребывания в душевнобольным сыном или дочерью, начинают пить или вообще покидают семью, и без того обделенный судьбой ребенок оказывается еще и без отца. Понятно, что проблем у матери становится больше, порой нервы ее не выдерживают и она выходит из себя, чем еще более травмирует ребенка и делает атмосферу в семье очень непростой.

По Фрейду, у ребенка имеется сексуальная привязанность к родителю противоположного пола и враждебность по отношению к однополому родителю. В случаях патологии такие взаимоотношения действительно порой наблюдаются. А в норме? Мнения тут противоречивы, но все-таки большинство ученых считают, что идентификация со своим полом обычно сочетается с эмоционально теплым отношением к родителю противоположного пола, т.е. зависти, враждебности тут почти не встретишь. Дело не в извечных комплексах, которые якобы борются в душе ребенка, а в том, как относятся к нему родители, - в зависимости от этого по-разному проявляется или нарушается и индентификация. Если один из родителей пытается в ущерб другому родителю привлечь ребенка на свою сторону, приблизить его, заменить собою обоих родителей, то к добру это не приводит.

Психиатр А.И. Захаров пишет: “Подобная картина нередко наблюдается в тех случаях, когда тревожная мать привязывает к себе мальчика в такой степени, что он лишается общения с отцом и сверстниками. В итоге мальчик не может выработать навык соответствующего полу поведения, особенно в тех ситуациях, когда мать односторонне доминирует в семье и ревниво относится к влиянию отца на сына.

К тем же результатам приводит искусственное культивирование одним из родителей своего авторитета, особенно если он при этом использует излишние строгие ограничения и наказания, отрицая ценность эмоционального контакта с другим родителем. В обоих случаях возможно появление эффективной зависимости от расположения одного из родителей и инфантилизма, а так же стремления к компенсаторному, реактивно заостренному самоутверждению среди сверстников.”

Уже доказано, что возраст наиболее выраженной индентификации [2] с родителем того же пола составляет у мальчиков 5-7 лет, а у девочек – 3-8 лет. Успешность идентификации зависит главным образом от престижности родителя того же пола в представлении детей, т.е. опять не от воспитания, от поведения родителей в собственной семье. Есть отцы, которые на работе ведут себя очень решительно и властно, а в семье “тряпки”, “подкаблучники”. Ребенок, как правило, тонко чувствует это, улавливает двусмысленность поведения отца и не хочет ему подражать, т.е. может нарушиться идентификация со своим полом.

Начиная » с 9-10 летнего возраста дети стремятся освободиться от родительского авторитета и вести себя независимо. Чтобы этот процесс был безболезненным и не приводил к аномалиям, необходимо разумное терпеливое поведение родителей, не навязывающих свою волю детям, а исподволь, собственным примером, стремящихся завоевать авторитет в собственном доме. Иными словами все опять сводится к проблеме благополучия и неблагополучия в семье.

Пример: Дети раздоров.

Училась девочка хорошо, занималась общественной работой, учителя и родители не могли нарадоваться. Но счастье редко длится слишком долго. Отец влюбился в другую женщину. Самую ненавистную для героини нашего рассказа. Было это в маленьком городе, где все друг друга хорошо знали. Девочка быстро почувствова­ла что случилась беда: мать часто плакала, бабушка уединялась с мамой и успокаивала се. Что-то происходило. Девочке сказали, что отец по служебным делам снял себе комнату в другом доме. Через несколько дней одноклассницы громко и ре­шительно заявили девочке: «Вот ты нас тут всех воспитывала, показывала, как нужно учиться, а пока ты пятерки получала, у тебя отца увели. Он теперь с другой женой живет и счастлив».

Ночью девочка не спала - плакала. Утром не пошла в школу: было стыдно перед одноклассниками. После занятий пришла учительница. Вместо того чтобы выяснить, в чем дело, и подумать, как помочь девочке, учительница чуть ли не с порога заявила: без справки от врача не приходи, иначе на собрании обсудим и уж, конечно, осудим. И хлопнув дверью, выскочила. Еще хуже стало настроение, еще больше слез - тихих, стыдливых. Утром под­нялась температура. Пришел врач, зафиксировал в амбулаторной карте темпе­ратуру, выдал справку. Едва он покинул квартиру, температура сама по себе прошла. В школу не могла идти — при одной только мысли, что девочки опять будут злорадствовать и учительница станет грубить, бросало то в жар, то в холод, покрывалась потом. И на следующее утро опять поднялась температура. Это было то расстройство, которое психиатры именуют термоневрозом, т. е. появлением темпе­ратуры в рамках невроза.

Все-таки девочка пошла в школу, потом немногоуспокоилась, хотя обиду наотца и на одноклассниц затаила.

Все было бы ничего, если бы не машина. В семье были «Жигули» — краси­вая, яркая, привлекательная машина. В городе мало кто имел собственную ма­шину. «Жигули» были предметом особой гордости всей семьи. При разводе отец оставил машину бывшей жене. Но прошло несколько месяцев, и новая жена потре­бовала отобрать машину и передать ей. Отец сопротивлялся, но жена настаивала, и он пошел к прежней жене просить машину, та в сердцах оскорбила его и назло новой жене отказала ему в просьбе. После этого он пообещал подать в суд и выполнил угрозу. Суд присудил машину ему.

Через несколько дней после суда, когда мать и дочь ехали на машине по каким-то делам, их догнала милицейская машина. Милиционер потребовал, чтобы «Жигули» немедленно были отданы отцу. А тот был тут как тут. Он вытолкнул бывшую жену из машины, сел за руль и крикнул дочери: «А ну, выматывайся!»

В это время мимо проходили девочки из ее школы, собралась толпа, оживленно обсуждавшая это событие (городок-то маленький, событий мало, а тут такое). Когда отец стал вытаскивать дочь из машины, у нее отнялись ноги: они стали как ватные, подкосились, девочка упала на шоссе. Мать подняла ее, вызвала такси и повезла домой. С тех пор начались разъезды больной по различным клиникам. Какие только диагнозы ей не ставили! В конце концов большинство врачей пришло к выводу, что это истерическое нарушение, именуемое астазией-абазией, при котором нет органических поражений мышц и нервов, но тем не менее человек не может ходить без посторонней поддержки. Диагнозы ставили, утешали мать, что все пройдет, что нужно ждать. И та ждала.

Шли годы. Астазия-абазия не проходила. Девочка все больше замыкалась в себе, обозлилась на весь свет. Училась она индивидуально, ее посещали учителя. Но с ними сладу тоже не было: они прослышали, что нарушение истерическое (будто это синоним симуляции), и относились к больной как к притворщице. Та еще больше нервничала из-за этого, еще больше чувствовала себя одинокойи непонятой.

Когда ей было лет она оказалась в кабинете М.И. Буянова. Зафиксировавшаяся астазия-абазия нуждалась в срочном лечении, причем только в гипнотическом.

Сеанс длился около часа. Девочка ушла с него без всякой поддержки. Впервые за много лет она пошла самостоятельно. Впервые за много лет она улыбалась. На работу доктору позвонила бабушка пациентки. Та благополучно добралась домой, все было нормально, посещала школу, ходила по улицам, но вчера случайно увидела новую жену своего отца разчезнавлеую на их пламине , подкосились ноги, упала, и все началось вновь.

По телефону М.И. Буянов повторил внушение и девочка выздоровела. Но не об этом сейчас речь. Главное другое – девочка стала жертвой семейных раздоров. То, что другой бы перенес легко и без особых переживаний, для нее стало катастрофой, и виноваты в этом ее родители.

Ответственность выбора.

Психиатр сталкивается в основном с плохими родителями. Они могут быть блестящими производственниками, выдающимися учеными, популярными режиссерами или писателями, но в отношении к конкретному ребенку –своему собственному! –они оказались не на высоте.

Пример:

Она переводчица, ей 36 лет. Есть сын 8 лет. Год назад она влюбилась в случайного человека, «увела» его от жены, стала с ним жить. Стал вопрос с кем останется сын. Новый муж переводчицы заявил: «Не для того я бросил своего сына, чтобы воспитывать твоего, будем жить для себя. Сына оставь его отцу. Пусть он им занимается.» Так и решили. Отец принимал героические усилия, чтобы воспитать сына. Но материнское сердце ныло. Хотелось к сыну. Отец настроил того против матери. Когда мать караулила сына возле школы, сын от нее убегал. Мать пошла к завучу школы и просила ее образумить мальчика. Завуч не знала как поступить. Да и кто может в такой ситуации быть специалистом.

Бывают обстоятельства, когда невозможно дать ответ. Эта женщина сама себя наказала за то, что бросила сына. Ей можно посочувствовать, но оправдать трудно.

Когда на сердце тяжесть. Невроз.

Невроз- психогенное расстройство, т.е. оно вызвано ссорами людей друг с другом, испугом, конфликтами, неожиданными катастрофами и.т.п.

Еще в 1913 году известный немецкий психиатр Карл Ясперс подчеркивал, что невроз должен отвечать трем основным критериям:

1) вызывается психической травмой;

2) содержание травмы отражается на клинической картине болезни;

3) невроз появляется, как правило, вслед за психической травмой. При неврозе всегда имеется сознание своей болезни и стремление избавиться от страдания.

Пример: (рассказывает мать одного пациента М.И. Буянова.)

Когда я в третий раз вышла замуж сын очень переживал это, ревновал к новому мужу (отца своего он не знает), отношения у них не сложились: муж ругал его по поводу и без повода, уговаривал меня сдать ребенка в детский дом. Мальчик замкнулся, стал плаксивым, раздражительным, нетерпеливым, ночью вскрикивал, куда то мчался очертя голову, утром ничего не помнил о своих ночных похождениях.

По ночам он еще стал мочиться в постель. Обмочится –проснется, сменит простыню, потом долго не может заснуть, утром глаза боится поднять. Очень переживал это. Чем больше отчим его ругал, тем чаще мальчик мочился во сне в постель. Но заметила, что есть он стал очень много. Как только поест хорошо, настроение улучшается, веселее глядит.

Много пациентов, которые для того, чтобы как бы компенсировать свои неприятные переживания, нейтрализовать их, улучшить настроение, забыть о неприятностях в семье, в школе или на производстве, начинают много есть. Вот почему среди невротиков встречается много обжор и толстяков. Это такая же крайность, как и потеря аппетита из-за неприятных переживаний.

Прогноз невроза зависит как от непосредственных причин болезни, так и от факторов и условий, способствовавших появлению болезни. Нередко внешние причины явились лишь пусковым механизмом, и болезнь в таких случаях, не исчезает даже после устранения этой внешней причины. Описываются остаточные невротические состояния, как следствие длительно протекающих неврозов. В более легких случаях, когда в происхождении невроза, внешние психотравмирующие факторы играли большую роль, чем внутренние условия, прогноз значительно улучшается.

Пример: Эхо давних времен.

Родители мальчика драчливы, любители выпить, склонны ссориться по пустякам. Когда мать забеременела, она твердо решила избавиться от плода. Было напрасно: ребенок родился. Был он недоношенный, хилый, развивался медленно, плохо гово­рил, очень переживал дурное отношение к нему со стороны родителей - ведь те во­обще не хотели иметь детей и к родившемуся относились порой равнодушно, а чаще, откровенно враждебно. Единственной отрадой для мальчика был дед, он защищал его от побоев родителей, смотрел, чтобы внук был одет, сыт и т. д.

Уже с трех- четырехлетнего возраста было видно, что у мальчика имеются многочисленные остаточные явления и внутриутробное поражение центральной нервной системы, по поводу которых мальчика консультировал детский психиатр.

В семь лет мальчик пошел к школу: учился средне, мало чем отличался от большинства сверстников, но с годами все больше переживал плохое отношение к себе со стороны родителей и все больше тянулся к деду. Когда мальчику было один­надцать лет, он полез в подпол и случайно наткнулся на револьвер. Этот револьвер принадлежал деду, который в годы первой мировой войны дезертировал из армии. Когда гражданская война закончилась, дед почистил и смазал оружие, спрятал его и больше к нему не прикасался. И вот спустя более чем полвека этот револьвер, нашел внук и, играя им, прицелился в деда, находившегося рядом. Нажал курок. Дед упал как подкошенный: револьвер был заряжен. Мальчик обомлел, потом закри­чал: «Я не виноват. Что я наделал?» Он плакал, не мог найти себе места, ночами не спал, затем стал засыпать, но снился убитый дед, звал к себе, укорял мальчика за то, что тот его убил. Одновременно со всем этим возникли сильное невротическое заикание, ночное недержание мочи, головные боли, плаксивость и пр.

Спустя несколько недель, закончились летние каникулы, и мальчик пошел в школу. Учительница встретила его словами: «А вот и убийца пришел». Отношения с классом резко ухудшились. Мальчик и до этого не блистал знаниями н сообразительностью, а теперь, после всех переживаний и натянутых отношений с учителями и одноклассниками, стал учиться еще хуже.

Участились конфликты с ребятами, этой же зимой на катке трое мальчишек сильно избили его хоккейными клюшками. Старались бить по голове, успокоились лишь тогда, когда увидели,что мальчик потерял сознание. Его привезли в хирургическое отделение, там диагностировали сотрясение мозга. Отлежался, стало получше, но и после выписки были головные боли, тошнота, плохая переносимость жары, ду­хоты, шум в ушах, звуки музыки (особенно при усталости), раздражительность. Редко ухудшилась память, а с нею и успеваемость. По поводу остаточных явлений сотрясения мозга лечился у психиатра и невропатолога, улучшения были кратковре­менными. Летом (спустя год после гибели дедушки) утонул отец: зашел пьяный в реку и захлебнулся. Мать не очень переживала это, сын - тоже; у него к отцу было двойственное отношение: с одной стороны, он его не любил, так же как, в свою очередь, не любил его и отец, а с другой стороны –«все же отец». Мать несколько раз спе­циально приводила сына в морг, требовала чтобы он лучше запомнил мертвого отца: « И ты будешь такой же, если станешь пить».

После смерти отца отношения с матерью на время несколько улучшились, хотя она в общем продолжала относиться к сыну жестоко и злобно. Если ей нужно было куда-нибудь уехать, она отправляла мальчика в детское отделение психиатрической больницы: «Тебе место там, ты убийца и невезучий вообще, да и к тому же молчун, заи­ка и дурак» И на селе мать всем говорила то же самое. Поэтому и окружающие относились к мальчику в общем недоброжелательно. Мальчик это очень переживал, стремился улучшить отношения с ребятами, но это не получалось, а он еще сильнее замыкался и нервничал.

Учился посредственно. Переходил из класса в класс, но фактически школьную программу не знал: учителя жалели его, либо ставили положительные оценки, лишь бы только не ссориться с мальчиком и его матерью. Недержание мочи сохранялось, заика­ние становилось все сильнее, временами вообще не мог ничего говорить. Настроение обычно было подавленным, хотелось плакать, все видел в мрачном свете, особенно свою будущую жизнь. Изводили головные боли и снижение памяти. С 15 16лет стал все больше уходить в свои переживания, в свои реально существующие ощущения, связанные с тяжелой травмой головы. Вся жизнь превратилась в фиксацию неприятных ощущений, он был занят только этим, искал помощи, ходил к врачам. Добился консультации в Москве, приехал с надеждой, что быстро вылечат.

По характеру он нерешителен, очень впечатлителен, склонен застревать на своих переживаниях, «из мухи делает слона», с годами все более переживает свою интеллектуальную недостаточность.

Этот человек болен, и болезнь его складывалась из разных воздействий, которые отмечались с того времени, когда он еще не родился. Нерожденный, он был уже не любим своими родителями, мать пыталась убить его в чреве. При таких обстоятельствах ребенок наверняка не мог родиться нормальным. Он, конечно развивался с задержкой и нес на себе клеймо человека, пришедшего в мир вопреки желанию своих родителей. Потом началась цепь трагических совпадений, «ударов судьбы» : случайное убийство дедушки, избиение мальчика ребятами, ссоры с педагогами, смерть отца. Нарастала интеллектуальная недостаточность, появилось недержание мочи, заикание. Подросток ушел в свои переживания, болезненные ощущения, вся жизнь превратилась в постоянный анализ болезни и ожидания выздоровления. Это патологическое формирование характера сложного происхождения.

Невроз –всегда следствие несовершенства людских отношений, результат человеческих драм и трагедий.

Какой бы ни была причина невроза, у таких пациентов всегда имеется множество специфических переживаний, которые свойственны только невротику. Все больные неврозом испытывают чувство неполноценности из-за своих реальных нарушений. Все пациенты с неврозами предполагают и постоянно ощущают, что их мало любят, что к ним равнодушны. В этом звучит обостренная эмоциональная чувствительность невротиков.

Пример:Кто повинен в ООД?

Жители этого небольшого городка были потрясены: 14-летний подросток убил свою мать. Иногда в газетах пишут, что тот или иной подросток убил отца: не вынес его пьянства, драк, обид. Но мать! Нет, что-то тут не то: может, сын душевнобольной?

Через несколько месяцев было сообщено, что мальчик побывал на судебно-психиатрической экспертизе в Москве и судебные психиатры не нашли у него ни шизофрении, ни слабоумия, ни эпилепсии, ни других нарушений, традиционно отно­сящихся к признакам душевной болезни, а расценили подростка как психически здорового человека. Правда, со своими личностными особенностями, но у кого их нет? Да и не ясно, отчего они возникли: от природы или от жизни в доме матери.

Когда подростка спросили, почему он совершил это «особо опасное действие» (ООД—на языке юристов и судебных психиатров), мальчик злобно ответил: «Так дальше продолжаться не могло, я измучился с ней».

И действительно, весь город знал, что мать пьет, что она превратила свою квартиру в притон, что за глоток вина она чуть ли не на виду всего города отдавалась первому попавшемуся, не стыдилась не то что сына, а даже случайных прохожих и соседей.

Убийца винил во всем не себя и даже не мать, а окружающих людей: как же они вовремя не протянули ей руку помощи, почему отмахивались от его просьб о помощи матери? Ведь он и в милицию ходил, и в райисполком, и в другие организации. Везде просил полечить мать, везде его выслушивали, обещали помочь, но никто палец о палец не ударил, чтобы попытаться вернуть к жизни спившуюся, опустив­шуюся женщину. Весь этот клубок причин и следствий, приведших мальчика в конце концов в тюремную камеру, начал образовываться давно, когда мальчик еще и в школе не учился.

Кто его отец, мальчик не знал. Мать каждый раз называла очередного своего сожителя: приведет нового и объявляет, что на самом деле он и есть отец мальчика, а предыдущий самозванец. Пока очередной сожитель — такой же алкоголик, как и мать, не пропивал все ее деньги, всю мебель, он не уходил. Потом, когда сожитель ее покидал, мать плакала, обещала сыну не пить. И в самом деле, несколько недель она держалась (порой и несколько месяцев), деньги все шли в дом, комната вновь приобретала человеческий вид. Но объявлялся очередной сожи­тель — и все шло прахом.

Все это отражалось на психике ребенка. Не по годам информированный об интимных сторонах жизни взрослых людей, он жалел мать и одновременно не­навидел ее. Особенно, когда очередной сожитель выгонял его из комнаты, иногда даже на мороз. Мальчик плакал, стыдил мать. Со временем понизилось настроение, ходил всегда хмурый, боялся показаться ребятам на глаза, ведь все знали о его позорном житье-бытье.

Когда подрос, уже где-то с 8—9 лет, все свободное время проводил в фантазиях о том, как он выгонит из дома сожителей матери, как отведет ее в милицию, чтобы ее направили на лечение от пьянства, как она вернется здоровой и они начнут хорошую, радостную жизнь. Подобные сцены снились ему и по ночам. Но когда просыпал­ся, видел печальную картину полного распада семейных отношений, абсолютную атрофию у матери элементарных родительских чувств и обязанностей.

В 13—14 лет стал активнее фантазировать, как он собственноручно поубивает сожителей, но настроение падало, чувство безысходности одолевало, надежд на будущее не было: мать спилась, никто ее не хотел лечить. Соседи и бывшие сослуживцы походили по кабинетам, наталкиваясь везде на стену равнодушия и дема­гогии, потом и они махнули рукой на судьбу матери героя нашего рассказа,— в конце концов пусть сама и расхлебывает заваренную ею кашу.

Когда мать привела очередного собутыльника, и тот стал гнать мальчика из дому (дескать, не мешай нам делать то, что мы захотим), мальчик схватил собутыльника за плечи и поволок его к двери. Но тут мать закричала: «Как ты смеешь его выгонять, он мне дороже тебя, сам уходи». Кровь ударила подростку в голову, он весь сжался от обиды, от горя, от предательства. Он уже не соображал, что творил. Бросил собутыльника, схватил кухонный нож и всадил его в шею матери. Брызнула кровь, он хотел перевязать мать, отвести ее в поликлинику, но тут вспомнил, как она гнала его из дому, и все ради подзаборного, случайного пьянчужки, с которым она через 10—15 минут улеглась бы в постель, не обращая никакого внимания на сына.

Когда подумал обо всем этом, мысль помогать матери мгновенно улетучилась. На душе была одна злость. Нет, было еще и чувство какого-то облегчения: наконец-то кончится эта сумасшедшая, эта мерзкая, унизительная жизнь.

Соседи вызвали милицию. Пришел милиционер, увидал мальчишку, сидящего у грязного стола, почти уже окоченевшую мать, спросил, где собутыльник (тот сбежал, и имя его неизвестно), и увез мальчика в камеру предварительного заключения. На допросе он все подробно рассказал, а в конце спросил следователя: как бы вы поступили на моем месте? Тот помолчал, потом раздраженно ответил: «Каждый сам себе выбирает место».

Мальчик знал, что как несовершеннолетний он не будет судим сурово, что в общем его жизнь как-то наладится. Как сложилась его дальнейшая судьба, я не знаю, но надеюсь, что она будет куда более светлой, чем до совершения этого преступления.

Итак, кто не повинен в ООД? Всегда взрослые, и в основном родители. Что здесь посоветовать? В каждом конкретном случае совет будет конкретным.

О некоторых расстройствах.

Все или почти все пограничные психоневрологические расстройства у детей так или иначе связаны с проблемой семейного благополучия или неблагополучия: в одних случаях семейное неблагополучие вызывает или провоцирует болезни, в других –неспособствует их излечению, в третьих –появление этих болезней лишает семью всякого благополучия.

Родители первые видят болезнь своего ребенка, именно они и посвящают врача в сущность проявления болезни своего сына или своей дочери. Поэтому важно и родителям, и врачам, и учителям вычислить главное, безусловное, решающее.

Заикание.

Чаще всего результатом подобных неблагоприятных воздействий бывает заикание, т.е. расстройство, проявляющееся в нарушении плавности речи, возникновение запинок, судорожных сокращений мышц, образующих звук.

Логоневроз.

Помимо совсем непатологических или не совсем патологических форм заикания, в школьном возрасте существуют патологические формы, которые условно делятся на два типа: неврологическое заикание и неврозоподобное заикание. Оба эти расстройства не являются самостоятельными болезнями, они лишь симптомы разных нарушений, входят как частное в структуру двух основных поражений речи: в картину логоневроза, т.е. неврологического поражения речи, и в картину неврозоподобного логосиндрома , т.е. неврозоподобного нарушения речи. На фоне этих нарушений появляется страх речи (логофобия) , когда ребенок боится говорить. По началу речь таких детей плохая, потом, когда они привыкают к новой обстановке, к новым людям, они говорят уже без страха, т.е. без заикания.

Привели на прием семилетнего мальчика. Он сильно заикался — и все из-за страха речи. Потом успокоился и рассказал о своей беде.

- Ну как не любить мою маму! Она такая добрая, мягкая, ласковая, всегда защитит, поможет, все ее любят, уважают, она самая хорошая из всех мам. Я не представляю, как можно ее не любить. Нет, наверное, на земле никого, кто бы ее не любил. А я ее люблю больше всех. Папы у нас нет: он уехал в командировку, и я его никогда не видел. Мама о нем редко вспоминала. Однажды она сообщила, что папа приехал. Я обрадовался, стал ждать его, а он все не шел и не шел. Наконец пришел. Какой-то хмурый, злой, ни разу не улыбнулся, от меня держался подальше. Я к нему: «Папа, папа, как я рад, что ты вернулся!» А он как рявкнет:

«Какой я тебе папа! У тебя свой есть». Смотрю на маму, она вся покраснела и укоризненно смотрит на дяденьку. Я ему опять: «Ты меня забыл, ты долго был в командировке». А он мне ни слова.

Посидели, помолчали. Папа выпил бутылку водки и говорит маме: «Чтобы твоего щенка я не слышал. Пикнет -вмиг по морде дам». Я перепугался. И маму стало жалко. И себя. Значит, это не папа. А мама меня успокаивает, просит, чтобы я тише вел себя, не бегал, не кричал. Вот и стал я бояться говорить. А потом и заикаться. Когда дяденька уходит из дома, я не боюсь, говорю нормально. Приходит - опять заикаюсь. Ну ничего, скоро я вырасту, стану сильным, не буду его бояться, маму защищу, выгоню дяденьку из дома, а то папа вернется и его застанет.

Помимо неврологического заикания, вызванного страхом речи, выделим еще одну форму неврологического заикания –истерическое заикание. Оно вызвано сильной психической травмой, в результате которой у ребенка отнимается речь, а потом, когда она возобновляется, то проходит с заиканием. Вылечить ребенка от логоневроза, не используя психотерапию невозможно.

Одним из важных компонентов психотерапии является игровая психотерапия. Проводится она обычно специалистами- врачами, педагогами, психологами, но ее могут освоить и родители. Цель игровой психотерапии –отвлечь ребенка от неприятных переживаний, вызывающих и усиливающих его заикание, научить его самого подавлять эти переживания, сделать мальчика или девочку более смелыми, уверенными, решительными, менее пугливыми и впечатлительными. Всякая терапия лишь ликвидирует крайности.

В 1986 году ко мне привели на консультацию 12-летнего мальчика. Он боялся ходить в школу, по утрам отнимались ноги, плакал, скакало артериальное давление, отмечались обморочные состояния. Мальчик ушел в свои переживания, у него можно было диагностировать патологическое формирование личности.

А началось все после обыска. Когда он был один, пришла милиция, начала обыскивать квартиру, нашла много ценных вещей, они были конфискованы. После обыска мальчик боялся ходить в школу, стыдился случившегося. Почему же был обыск? Когда мальчику было два года, мать ушла от его отца и вышла замуж за одного крупного работника районного масштаба. Они уехали в другой район, ибо у этого работника были какие-то неприятности. Через 8 лет он ушел из этой семьи и стал жить с другой женщиной. Был он человеком нечестным, думавшим только о себе. Впоследствии его деятельность была подвергнута ревизии, и оказалось, что он воровал и предавал людей. Вот почему в доме его бывшей жены и устроили обыск.

Мальчик раньше гордился своим отчимом — точнее, не им, а его служебным положением. Даже когда отчим покинул семью, это не очень опечалило ребенка: все равно на семью распространялось то внешнее уважение, которое оказывалось ей со стороны начальства и прежде. А тут все рухнуло: отчим оказался жуликом. Отчима не любили, поэтому, узнав о его аресте и обыске, никто его не жалел.

Если все в семье построено на лжи, воровстве, эгоизме, праве сильного, предательстве, то рано или поздно это все вскроется, и тогда беды не миновать. Особенно тяжело переживают это дети.

Справедливое воздаяние рано или поздно случится –об этом должны помнить взрослые, совершая тот или иной поступок. И если вы не хотите, что бы этот суд наказывал ваших внуков и правнуков не совершайте таких поступков. Ведь этим отцы и матери так или иначе наказывают своих и чужих детей, ломая их жизни, внося в их души смятение и чувство вины, заставляя их расплачиваться за грехи в коих последующие поколения не повинны.

Тики.

Одним из распространенных в наши дни психологических расстройств у школьников являются тики, то есть, непроизвольные подергивания различных мышц, особенно лица. Тики, как и заикания, бывают неврологическими и неврозоподобными.

Одни тики ликвидируются очень быстро, другие требуют длительного лечения. В частности, есть одна болезнь, при которой соседствуют неврозоподобное заикание и непроизвольные подергивания мышц лица, шеи, конечности.

(Шперкинезы). Такие пациенты выкрикивают отдельные звуки –мяукают, стонут, хрюкают, произносят по мимо своей воли бранные слова.

Девятилетнюю, спокойную, беззащитную, «домашнюю» девочку избили одно­классники, били жестоко, больно, унизительно. Девочка плакала, просила помощи, но отклика ни у кого не встретила. Били ее просто так, как потом выяснилось, от «нечего делать». Через некоторое время у девочки нарушился сон и аппетит, появились непроизвольные подергивания мышц лица, а затем шеи и плечевого пояса. Одновре­менно с этим она стала как бы помимо воли постанывать, хмыкать, произносить и другие непонятные звуки. Вскоре помимо звуков появились и слова, и что более всего поразило мать, так это то, что слова были нецензурные. Мать ругала дочь, стыдила ее, однажды в сердцах даже избила, но все было без толку: девочка дергалась, лицо ходило ходуном, из нее извергались звуки и бранные слова. Де­вочка не переживала это (что более всего удручало мать) и зачастую вела себя так, словно она специально это делает. А это выводило мать из терпения - она ведь не знала, что дочь больна и что не ругать ее надо, а лечить.

Вскоре мать догадалась привести дочь к врачу, но тот заявил, что если каждую хулиганку и матерщинницу будут водить по врачам, то врачи перестанут лечить своих пациентов и переключатся на перевоспитание разболтанных неучей. В конечном итоге девочка оказалась в моем кабинете. Ей было назначено длительное лечение. Матери разъяснено, как себя вести, та исполняла все советы; примерно через полгода девочка была полностью здорова, хотя какое то время и после исчезновения признаков болезни продолжала получать лечение. Важную роль в ее выздоровлении играла и школа: учителя не подтрунивали над девочкой, из которой извергались нечленораздельные звуки, а иногда и ругательства, а деликатно, щадяще, но по прежнему, требовательно и ровно относились к ней. Одноклассницы давно извинились перед подругой, но мать все таки настояла на том, что бы дочь перевели в другой класс, иными словами, союз медиков, родителей, педагогов и сверстников излечили девочку.

Раненое сердце.

«За тяжелый характер родителей, за их поведение, эгоизм, раздоры, за их капризы расплачиваются в первую очередь дети. Все это может настолько исковеркать психику ребенка, что порой уже трудно понять, что в ней отчего и еще труднее помочь такому человеку, даже если за дело возьмется самый сердечный, разумный и знающий психиатр.»

Он родился, когда они –молодые, уверенные в своей гениальности –искали пути в жизни, метались, мучались, не знали, чего же им надо. В конце концов каждый из них нашел что то такое, что их в минимальной степени устраивало, но пока они искали себя, ребенок был позабыт-позаброшен, никому не нужен –и в первую очередь его родителям. Они к тому времени разошлись, друг с другом не виделись, а о мальчике забыли, он годами вообще не получал никаких известий. Ребенок мучительно переживал свое двусмысленное состояние. С одной стороны, все знали, что он сын известных людей, которым людская молва приписывала все существующие и несуществующие достоинства. Да если бы можно было хотя бы чуть-чуть поверить тому, что родители писали в своих сочинениях, то они были действительно чуть ли не ангелами, сошедшими на землю, что бы научить грешных людей жить по законам красоты, добра и справедливости. Но уж кто-кто, а сын-то знал, что все это не так, что его родители –патологически эгоистичные люди, глубоко равнодушные ко всему, что не связано с удовлетворением их творческих устремлений. Он-то знал, что и отец и мать, так красочно поучающие человечество, как надо жить, на самом деле ведут себя диаметрально противоположно тому, что они проповедуют.

Ребенок носил их фамилию и тем самым был в глазах посторонних самым близким человеком своим знаменитым родителям, но как он мог сказать чужим людям, что его родители давно его забыли, что они не хотят его видеть, что он живет в чужом городе, находится на содержании у дальних родственников, которые при всей своей доброте и отзывчивости, в общем, люди интеллектуально ограниченные и недалекие.

Шли годы. Отец случайно погиб. Мать, сменив немало любовников, с каждым из которых она быстро расходилась, так как не могла ничего делать по хозяйству и была способна лишь рассуждать о красоте и добре, оказалась в качестве при­живалки в одном семействе, где могла сколько угодно записывать свои фантазии и выдавать их за последние откровения, могущие помочь погрязшему в разврате и цинизме человечеству. Сын закончил среднюю школу. К этому времени умерли его благодетели, он остался один, на все его письма мать не отвечала. Чем больше окружающие интересовались его матерью, чем больше восхищались ее художествен­ными творениями, тем больше в сыне нарастало раздражение против матери, протест против ее двуличия, эгоизма и равнодушия к своим родительским обязанностям.

«Тебя никто не заставлял меня рожать, но уж коль родила, то хотя бы символически уделяй мне внимание; волчица и та никогда не бросает в беде своего детеныша, а ты великая женщина, поучаешь человечество, развлекаешь его и совершенствуешь своими художественными произведениями, но к единственному своему ребенку относишься как к врагу, как к существу, отрывающему тебя от твоих литературных дел, от любовников, от свободы»,— так рассуждал этот юноша.

В 18 лет он приехал в столицу, пошел к матери, которую не видел более 5 лет и от которой получал в лучшем случае 1—2 письма в год.

Но она даже отказалась принять его и разрешить ему переночевать. По существу она выгнала сына на улицу и запретила ему впредь к ней приходить. Он жил где попало, общался со случайными людьми, голодал, в конце концов попал в тюрьму, просидел несколько лет, вернулся, но мать вообще запретила ему даже звонить ей. В своих произведениях она показывала, как горевала по поводу ареста сына, как плачет ее материнское сердце, как несправедлива жизнь и пр. А на самом деле все было не так. Чем больше легенд создавалось о ее взаимоотноше­ниях с сыном (а сама мать вовсю их идеализировала), чем больше молва жалела этого молодого человека как жертву обстоятельств, тем больше сын мучился из-за несоответствия всего того, что было, с тем, как это представляла в своих сочинениях мать и восхищающиеся ею люди. Произведения ее действительно были прекрасными, они жили уже самостоятельной жизнью, независимо от их создательницы. Миллионы людей воспринимали жизнь родителей героя этого рассказа и его самого сквозь призму этих произведений, которые в конечном итоге ни в какой степени не соответ­ствовали действительности. Сын стал пленником легенд, он мучился из-за этого, был одинок и несчастен. «Не могу же я всем говорить, что все это не так, что я с голоду подыхал, а мать на меня не обращала внимания! О том, как было все на самом деле, знаю я, известно это и двум-трем десяткам близких к матери людей, видевших ее истинное отношение ко мне, но и они и я вынуждены молчать, чтобы не позорить известную писательницу, а потом мы умрем, и в истории останется лишь версия матери, а истина забудется, никто не захочет ее, она никому не нужна. Но пока я не умер, я мучаюсь из-за этого, я отказался от фамилии своих родителей, лишь бы меня не путали с ними. Я всю жизнь страдаю из-за них, на самом деле они мне чужие люди».

Шли годы. Герой этого рассказа в конце-концов добился своего, стал извест­ным и уважаемым человеком, но в то же время к нему обращаются сотни людей не как к самостоятельной и яркой личности, а как к сыну известных родителей. Эти люди восхищаются его матерью и отцом, они их искренне любят за их произведения и хотят чтобы сын давал им еще больше информации, подтверждающей величие и совершенство его родителей. Все это глубоко мучало его, но что он мог поделать, кроме того что выгонять из своего дома всех, кто восторженно задавал ему вопросы о родителях?

Из-за этого о нем сложилась слава как о неприветливом, завистливом, ревнивом человеке которого совершенно заслуженно не любила его мать. Близкие же люди, зная истинные взаимоотношения матери и сына, все понимали, но: «Против истории не пойдешь, а история работает на мать. Через 100 лет, когда все умрут, останутся ее произведения, из которых читатель узнает не то, как все было на самом деле, а то что хотела мать».

Мать умерла, после похорон множество людей выражали сыну соболезнования, говорили о его тяжелой утрате и.т.д. Это его бесило, в еще большей степени, чем расспросы о его родителях.

Сейчас это пожилой человек. Он еще более замкнулся, мучается из-за того, что многие считают его только наследником знаменитых родителей, без конца о них расспрашивают, что его взаимоотношения с отцом и матерью все больше обрастают украшательскими легендами, что люди больше верят мифам, а в истине не нуждаются.

Все эти переживания –стержень его личности, они определяют его поведение, отношение с людьми, систему ценностей. Он раб несоответствия правды и легенд, а это делает его внутренне раздвоенным, измученным, живущим не в ладу с собой и временем.

Знали ли родители, родившие его много десятков лет назад, на что они обрекли своего единственного ребенка? Они, так часто цитировавшие слова Достоевского о том, что будет проклят мир, в основании которого лежит хотя бы одна детская слезинка, сами же обрекли своего сына на эти слезы, они изуродовали его характер, превратили в нелюдима и мизантропа. Фанатичные поклонники красоты и милосердия, эти люди любили все человечество, но не способны были хотя бы на капельку отрешиться от своих эгоистических устремлений, что бы как-то скрасить жизнь ненужного, чужого им ребенка, свою необыкновенную любовь к которому они так замечательно воспевали.

Поэтому постарайтесь в жизни относиться к своим детям иначе, чем это делали те, для кого важнее правда искусства.

Исковерканные судьбы.

Внебрачная семья.

Внебрачные дети и неполная семья –проблема очень серьезная. Тут нужно сказать с уверенностью, что дети, воспитывающиеся во внебрачных семьях, как правило, более нервны, ранимы, чувствительны, закомплексованы, нежели дети из обычных семей. Поэтому, прежде чем решить зачать ребенка вне брака, женщина должна подумать не только об удовлетворении своих прихотей, но и о том, как сложится судьба ее ребенка.

В наши дни из таких семей, наиболее распространена семья, в которой мать и ребенок, зачатый от случайного мужчины, который нередко даже и не знает, что у него растет сын или дочь. Рано или поздно ребенок начинает интересоваться, где его отец. Обычно мать отвечает, что он погиб при исполнении ответственного задания, но в конце концов ребенок узнает тайну своего рождения. В любом случае это оказывает на него невротизирующее действие. Порой возникают и иные проблемы.

Пример:

Много лет назад мне позвон один хороший знакомый.

- Что делать? –нервно спросил он меня и сразу же перешел к существу дела.

А выглядело оно следующим образом.

У него есть дочь — десятиклассница. Хорошая девочка, труженица, мечтает стать археологом. Некоторое время назад она заявила матери, что беременна и скоро родит. Мать сказала отцу, и вся эта большая и дружная семья лишилась покоя.

На все вопросы дочь отвечала примерно так.

— Люди ходят в магазин, едут в туристические поездки, приобретают кра­сивые вещи, а я захотела приобрести себе ребенка. Я давно мечтала о нем. Когда же я поступлю в институт, мне будет не до родов, потом тем более. Лишь к тридцати годам — уже после аспирантуры — я смогу родить. Но какой это будет ребенок? Вероятность, что он будет слабеньким, требующим особого ухода, очень велика. Ведь вы, мои родители, меня зачали, когда вам было под сорок, Я хочу, чтобы все шло свое­временно, по законам природы. От кого зачала? Не все ли равно. Во всяком случае, от молодого здорового парня с хорошей наследственностью. Вы хотите заста­вить его на мне жениться? Он и сам этого хочет, да я не хочу. Зачем мне он? Он еще мальчишка. То, что целуется хорошо, это еще не аргумент, чтобы выходить за него. Мне с ним неинтересно — за такого, как он, никогда замуж не выйду. А вот родить от него хочу; он здоров, красив, правда, глуповат, ну так подрастет, а свой хороший ум вы, мои родители, вложите во внука.

Школьница рассуждала цинично, а ведь было ей всего лишь 16 лет. Родила. Нормальный сын. Окончила школу, потом институт, затем аспирантуру, сейчас готовится к защите диссертации. В двадцать пять лет вышла замуж. С новым мужем живет душа в душу. Сын его тоже любит, считает отцом. Но однажды маль­чик случайно узнал об обстоятельствах своего рождения. Залился горькими слезами, потом стал придирчив к матери, отчима вообще перестал замечать, замкнулся, иногда допытывался у матери, кто его истинный отец: «Мне он не нужен, просто поглядеть на него хочется, мне же любопытно». Замкнутость, капризность, придирчивость, вредность нарастали.

Мать показала его детскому психиатру. Тот несколько успокоил мальчишку, но рану залечил в его душе не полностью. Врач не может всем детям дать полноценных родителей, не может ликвидировать многие последствия родительского легкомыслия. Он не может распутывать клубок, образующийся вследствие эгоизма взрослых, жертвами которого становятся дети. Когда эти дети станут взрослыми, многие из них поведут себя так же, как их родители, и тогда, эстафета зла станет бесконечной.

КАК ПРОЯВЛЯЕТСЯ СТРАХ У ДЕТЕЙ.

«Любовь к детям –одно из главнейших условий их гармонического развития. Если ребенок чувствует вашу любовь, защиту, то оснований для развития страхов значительно меньше, принимайте ребенка таким каким он есть! Будьте своему ребенку настоящим другом».

А.И.Захаров

Страх –неотъемлемое звено в эволюции человеческого рода, так как, он предотвращал слишком опасные для жизни, безрассудные и импульсивные действия.

По мере развития психики человека и усложнения форм его жизни страх приобрел социально –опосредованный характер и стал выражать все более психологически тонкую гамму нравственно-этических чувств и переживаний.

На частоту появления страхов оказывает влияние количественный состав семьи (полной или неполной). Надо сказать, что каждый пятый мальчик и каждая четвертая девочка проживает в неполной семье. Чаще всего отец уходит из семьи, если у него растет девочка, с которой мать находит язык быстрее и легче. Чем с мальчиком.

В 6 лет у мальчиков и девочек число страхов значительно выше в неполных семьях, что подчеркивает особую чувствительность этого возраста к разрыву отношений между родителями. Так отсутствие отца способствует появлению у мальчиков чувства незащищенности и неуверенности к себе, что сказывается на увеличение числа их страхов, так и чрезмерно опекающее, замещающее отца отношение матери ведет к несамостоятельности и инфантильности. У девочек ролевая индетификация

(восприятие себя подобным другому) с матерью нарушается не прямо, а косвенно, так как они могут быть не согласны с матерью как инициатором развода и переживать уход отца из семьи, с которым у них были, в отличие от матери достаточно хорошие эмоциональные отношения.

В неполных семьях страхи чаще всего встречаются у тех детей, которые имеют брата или сестру одного с ними пола. По-видимому, разведенной матери трудно эмоционально поровну «поделить» детей разного пола, что и отражается на эмоциональной сфере детей в семье.

Мальчики из неполных семей чаще, чем девочки, «обязаны» своей нервностью предшествующему их рождению алкоголизму отца. Одним из последствий алкоголизма родителей является понижение чувствительности эмоциональной сферы мальчиков, к тому же всегда более биологически уязвимых, чем девочки. Эмоциональное недоразвитие мальчиков, их недостаточная эмоциональная отзывчивость приводят к уменьшению остроты восприятия и выраженности страхов в целом.

Большинство детей проходят в своем психологическом развитии ряд возрастных периодов повышенной чувствительности к страхам. Все эти страхи носят переходящий характер, но они способны оживлять аналогичные страхи, сохраняющиеся в памяти тревожных родителей.

Страхи взрослых передаются детям в процессе непосредственного общения в семье, это наиболее типичный психологический путь передачи страхов. Поэтому можно утверждать, что вероятность появления страхов у детей всегда выше при наличии их у родителей, особенно если на лицо общие свойства высшей первичной деятельности, а так же когда родители пользуются у детей авторитетом и когда между ними существует тесный эмоциональный контакт. Большинство страхов передается детям неосознанно, но некоторые страхи, точнее опасения, могут сознательно культивироваться родителями в процессе воспитания или внушаться детям навязываемой им в системе ценностных ориентаций.

Таким образом, наследуются не сами страхи, а некоторые общие свойства реагирования.

ВОЗРАСТНАЯ ДИНАМИКА СТРАХОВ.

От 7 до 11 лет.

Для детей 7-11 лет характерно уменьшение эгоцентрической и увеличение социоцентрической направленности личности. С 6-7 лет ребенок идет в школу. Социальная позиция школьника налагает на него чувство ответственности дома, обязанности, и это является одной из сил. Формирующих и развивающих нравственные стороны личности.

Итак, первый раз в первый класс. Отчего же зависит благополучное вхождение детей в новую трудовую деятельность? Ну, конечно, от физического здоровья и от того, как психически они к ней подготовлены.

Особенно труден переход к новой учебной деятельности для детей, плохо подготовленных к школе (как правило, большинство из них живут в неблагополучных семьях); для детей ослабленных, избалованных –им трудно привыкнуть к школьной дисциплине, к коллективу; для детей с задержкой психического развития.

Ребенок с задержкой психического развития с большими усилиями усваивает требования школы, не подчиняется правилам школьной жизни, не проявляет интереса к школьным занятиям, не умеет сосредоточить внимание, сдержать эмоции.

У детей, которые перенесли нервные заболевания, могут усилиться заикание, появиться первичны тики, возобновиться ночное недержание мочи. Это не позволяет им активно и свободно включиться в работу, затягивает адаптационный период.

Первоклассники, которые по различным причинам не справляются с учебной нагрузкой, со временем попадают в разряд неуспевающих, что в свою очередь приводит как к неврозам, так и школобоязни.

Пример:

Мальчик 7 лет, один из тех, про которого говорят «звезд с неба не хватает.» У него появились трудности с освоением учебного материала в первом классе. В семье он был «заброшенный» и никто из вечно занятых собой взрослых не помогал ему войти в нормальный ритм школы. А ребенок все больше замыкался в себе и вскоре перестал отвечать на задаваемые ему учителем вопросы. Внешне это было похоже на заикание, фактически же такое состояние было обусловлено страхом сказать что-либо невпопад и еще больше ухудшить и так не завидное положение. От обуревавшего его страха возникал спазм гортани и затруднялось произношение слов. Вскоре он перестал вообще говорить. По рекомендации психотерапевта его стали оставлять после уроков на дополнительные задания, где он, чувствуя внимание учителя и главное, отсутствие спешки, мог вразумительно говорить и формировать мысли. Со временем мальчик догнал своих сверстников.

КАК ПОМОЧЬ РЕБЕНКУ ПРЕОДОЛЕТЬ СТРАХИ.

Когда страхи вырастают у детей в семье с «пониженным тонусом», то они (страхи) имеют настолько разветвленные корни, что выкорчевывать их можно только вместе с изменением семейных отношений.

Для того, чтобы предупредить страхи. Родители должны знать и понимать, как их методы воспитания, их отношение к ребенку влияет на него.

Так, если оба родителя все разрешают ребенку, излишне мягки, нерешительны, все время сомневаются, то число страхов у детей может быть максимальным вследствие отсутствия опоры у ребенка в ближайшем окружение. Относительно меньше, но все же достаточно выраженное число страхов наблюдается, когда оба родителя очень строги.

Но в том случае одновременно со страхами нарастает и возбудимость детей. Излишняя строгость к ребенку того же пола увеличивает число страхов, что особенно заметно у девочек.

Если же родители и не строги по отношению к детям, но без конца дают советы, проверяют, делают замечания, это рождает у них боязнь несоответствовать родительским требованиям.

Если родители, которые призывают детей не бояться вообще, требуют обещания исправиться, стыдят и покрывают позором за страхи или даже пытаются обманывать, обещая полное отсутствие каких либо страхов, если ребенок во всем их будет слушаться.

Все это, как и излишнее раннее, непосильное физическое и особенно психическое закаливание, игнорирующее реальные возможности детей, их психофизическое развитие, темперамент, особенности формирования характера, неприемлемы, в лучшем случае бесполезны, в худшем –только способствуют усилению страхов.

В большинстве случаев страхи уходят сами, так и не заявив о себе в полный голос. Звучащая в них тема перестает волновать ребенка, и он забывает свой страх, поглощенный новыми впечатлениями. С возрастом происходит интеллектуальная переработка страхов, они все более теряют эмоциональное звучание и наивно-детский характер. Если упоминание о Бармалее, способно вызвать дрожь у 3-4 летних детей, то подросток откровенно рассмеется. Однако этот же подросток может боятся смерти родителей и войны, что аналогично страху смерти, скрывающемуся у малышей в образе Бармалея. Таким образом, несмотря на возрастную динамику страхов, их мотивация может оставаться неизменной, а борьба с ними в этом случае превратится в борьбу с ветряными мельницами. Гораздо полезнее узнать и понять, почему сохраняется данный страх, нет ли причин в самих родителях. Правда, задать такой вопрос гораздо легче, чем ответить на него.

РИСУЕМ СТРАХ.

Рисование –творческий акт, позволяющий детям ощутить радость свершить свою способность действовать по наитию, быть самим собой, выражая свободно свои чувства и переживания, мечты и надежды. Рисование, как игра, это не только отражение в сознании детей окружающей их социальной действительности, но и ее моделирование, выражение отношения к ней. Поэтому через рисунки можно лучше понять интересы детей, их глубокие, не всегда раскрываемые переживания и учесть это при устранении страхов. Рисование представляет естественную возможность для развития воображения, гибкости и пластичности мышления. Действительно, дети, которые любят рисовать, отличаются большой фантазией, непосредственностью выражении чувств и гибкостью суждения. Они легко могут представить себя на месте того или иного человека и выразить свое отношение к нему, поскольку это происходит каждый раз в процессе рисования.

Именно это позволяет использовать рисование и игру в терапевтических целях. Рисуя, ребенок дает выход своим чувствам и переживаниям, желаниям и мечтам, перестраивает свои отношения в различных ситуациях и безболезненно соприкасается с некоторыми пугающими, неприятными и травмирующими образами.

СЕМЬЯ ГЛАЗАМИ РЕБЕНКА.

Ребенок –не просто объект воспитания, но и человек –мыслящий, чувствующий, своеобразно обобщающий свой жизненный опыт, выбирающий, как вести себя, каким быть.

Поэтому, для того чтобы понять, почему ребенок именно такой, какой он есть, поступает так, а не иначе, необходимо знать, как он видит семью и вас. Как интерпретирует происходящее. Его хорошее или плохое поведение не навык, который надо поощрять или пресечь, а личностное отношение. Оно является результатом внутренней активности ребенка и имеет для него определенный смысл, который не всегда может быть очевиден со стороны, но именно отношения, а не внешние обстоятельства определяют его поведение, формируют его личность. Ребенок во многом сам определяет каким ему быть, воспитывает себя.

Изображение семьи –это не просто тематический рисунок, но и психологическая методика, исследование личностных отношений ребенка. Группируя членов семьи, раскрашивая, декорируя одних и небрежно рисуя других, пропуская отдельных членов семьи и другими средствами ребенок невольно выражает и свое отношение к ним. В рисунке часто проявляются и те чувства, которых ребенок сознательно не признает или не может выразить другими средствами. Поэтому рисунок семьи в отдельных случаях может дать глубокую и содержательную информацию об отношениях ребенка.

Посмотрите на рисунок семьи 6-ти летнего Томаса. Нередко происходящие изменения в семье для первенца сопоставимы со свержением с престола, так как часто с появлением нового члена семьи старший вообще теряет былые привелегии. Ребенок, ранее бывший в центре внимания, вдруг ощущает себя в стороне от жизни семьи. Томас нарисовал семью, в которой изобразил отца, мать и малыша. Когда его спросили, почему на рисунке нет его, он со слезами на глазах четко ответил: «Не осталось места».

Часто ребенок начинает испытывать недостаток внимания родителей и вынужден искать новые формы и средства, чтобы добиться внимания, любви родителей, ощутить свою значимость в семье. Этот сложный период не всегда протекает гладко и без проблем. Этот период будет проходить легче и без проблем, если родители обратят внимание на следующие обстоятельства: 1.После появления в доме новорожденного надо избегать существенных изменений в жизни семьи, отношениях родителей со старшими и, если есть, другими детьми. 2. Как и прежде, старшему необходимо уделять столько же внимания, демонстрировать свои нежные чувства.

Иную внутреннюю позицию иллюстрирует рисунок семьи 6-ти летнего Ярика. В окружении мамы и папы он изобразил себя ничтожно маленьким, беспомощным, требующим заботы. Если в большой семье малыш никак не может застегнуть пуговицу и после десятой неудачной попытки, разразившись плачем, получает помощь, то единственный ребенок всегда на глазах у родителей. Они бдительны, замечают, когда ему что-либо не удается, когда ему трудно, и спешат на помощь. Единственным детям, как правило, слишком много помогают, и со временем, они начинают осмыслять себя постоянно нуждающимися в помощи.

Каждый ребенок в семье развивается в несколько различающихся условиях. Более того, сама семья в которую приходят дети, для каждого иная. Первый ребенок встречается только с вами, а второй ребенок общается и с вами и со старшей сестрой или братом: строит свое поведение, ориентируясь не только на вас, но и на личность старшего. Отличается и опыт, приобретаемый в семье. Ребенок осмысляет отношения не только между братьями, сестрами, взаимоотношения родителей к другим детям и к нему лично, но и родителей друг к другу. Жизнь семьи не сводится к воспитанию детей –это очевидно. Тем не менее, обсуждая ситуацию развития ребенка, очень часто отменовываемся от супружеских отношений, как будто они никак не причастны к психическому состоянию детей. Дети и их родители не живут раздельными перегородками. Поведение отца и матери по отношению друг к другу, есть такая же реальность, как и отношения родителей к ребенку.

Сам факт, что супруги живут вместе и их отношения оцениваются окружающими как хорошие, вовсе не означают, что муж и жена удовлетворены в браке. Под зеркальной поверхностью жизни семьи иногда бурлят страсти. В семье рассматриваемой окружающими как «примерное», муж и жена могут просто ненавидеть друг друга, между ними простирается «зона арктического холода» или «море безразличия». Супруги практически разошедшиеся, продолжают жить вместе из самых различных соображений.

Дело в том, что ссоры, частые разногласия между родителями, их конфликтные отношения, более пагубно действуют на ребенка, чем сам развод и последующая жизнь с одним из родителей. На это особо обратили внимание психологи, которые показали, что наибольший вред детям приносит не сам развод, а ссоры между супругами, предшествующие расторжению брака. Ребенок чутко воспринимает межличностную дистанцию, образовавшуюся вследствие их ссор. На рисунке 17 6-ти летняя девочка Инна в период перед разводом изобразила своих родителей как уже разведенных. На рисунке маму и отца разделяет не только значительное пространство, но и предметы, расположенные между ними. Конечно же, часто истинные причины ссор родителей остается ребенку неизвестной (родителям впрочем тоже).

Более того – встречаясь с необъяснимым, дети додумывают причину- простую, обыденную и в последствие даже стремятся ее устранить. Вот несколько рассказов семилетних детей по картинке рис.18, побуждающих детей на раскрытие того, как они понимают отношения родителей: «Родители злые, ругаются. Мама сердится, что отец смотрит в окно. Отец тоже злится, что ему не разрешают смотреть в окно.»

«Отец стоит и смотрит в окно, мама стоит рядом. Они не разговаривают. Отец злой. Разбилась ваза. Мама ее разбила. Он злится, что она разбила. Мама не очень хорошо себя чувствует. Она говорит: «Куплю новую вазу». Отец: «Откуда деньги возьмешь?» Мама: «Заработаю».

«Отец пришел с работы. Мама говорит: «Почему так поздно пришел?» Отец: «Было собрание». Мама: «Почему не сказал?» Отец: «Я же не знал».

Дети думают, почему родители так долго ругаются.

В этих примерах, как и большинстве экспериментально собранных детских высказываний о родительских конфликтах, выявляется стремление детей объяснить семейные конфликты, им понятными житейскими обстоятельствами, причинами которые нам со стороны кажутся наивными. Дети хорошо улавливают типичные внешние обстоятельства, с которыми связан конфликт, но его суть остается для них скрытой. Нередко дети на основе своих суждений даже пытаются устранить «причину» ссор родителей. В одной семье, в которой ссоры происходили на финансовой почве, 6-ти летний мальчик со всей серьезностью обратился к отцу и матери: «Бабушка вчера мне подарила рубль. Если я вам его отдам, вы прекратите ссориться?»

Семей без конфликтов не бывает, в каждой хоть изредка, да и возникает неудовлетворенность браком. Это естественно. Противоречия побуждают к изменению, к поиску более удовлетворяющих отношений. В общем они –двигатель прогресса семьи. Однако нередки случаи когда нерешенные проблемы ускоряются, потому что на них закрывают глаза, маскируют и от себя, и от других. Возникает иллюзия, что если делать вид, что все хорошо, проблемы сами собой исчезнут. Скрываемые трения в семейных отношениях со временем все больше их «изнашивает» и наносит вред и самим супругам, и их детям –проблемы требуют решения, а не хранения за раскрашенным в праздничные цвета фасадом семейного благополучия.

ИССЛЕДОВАНИЕ МЕЖЛИЧНОСТНЫХ

ОТНОШЕНИЙ РЕБЕНКА С РОДИТЕЛЯМИ.

Для оценки отношений в семье можно использовать проективный тест «Рисунок семьи».

Для работы необходимо использовать лист белой бусаги 15х20 см или 21х29 см, ручку, карандаш, ластик.

Инструкция 1

к тесту «Рисунок семьи», «Нарисуй свою семью» При этом не рекомендуется объяснять, что означает слово «семья», а если возникают вопросы «что нарисовать?», следует лишь еще раз повторить инструкцию. При индивидуальном обследовании время выполнения задания обычно длится около 30 минут. При групповом выполнении теста время чаще ограничивается 15-30 минутами.

Применение теста предполагает (допускает) использование дополнительных заданий, выраженных в следующих инструкциях:

Инструкция 2:

«Нарисуй свою семью, где все заняты обычным делом».

Инструкция 3:

«Нарисуй свою семью, как ты ее себе представляешь».

Инструкция 4:

«Нарисуй свою семью, где каждый член семьи изображен в виде фантастического (несуществующего) существа».

Инструкция 5:

«Нарисуй свою семью в виде метафоры, некоторого образа, символа, который выражает особенности вашей семьи».

При индивидуальном тестировании следует отмечать в протоколе:

a) последовательность рисования деталей;

b) паузы более 15 секунд;

c) стирание деталей;

d) спонтанные комментарии ребенка;

e) эмоциональные реакции и их связь с изображаемым содержанием.

После выполнения задания следует стремиться получить максимум дополнительной информации (вербальным путем), обычно задаются следующие вопросы:

1. скажи, кто тут нарисован?

2. где они находятся?

3. что они делают? Кто это придумал?

4. им весело или скучно? Почему?

5. кто из нарисованных людей самый счастливый? Почему?

6. кто из них самый несчастный? Почему?

Последние два вопроса провоцируют ребенка на открытое обсуждение чувств, что не каждый ребенок склонен делать. Поэтому, если он не отвечает на них или отвечает формально, не следует настаивать на явном ответе.

При опросе психолог должен пытаться выяснить смысл нарисованного ребенком: чувства к отдельным членам семьи, почему ребенок не нарисовал кого-нибудь из членов семьи (если так произошло). Следует избегать прямых вопросов, не настаивать на ответе, так как это может индуцировать тревогу, защитные реакции.

Часто продуктивным оказываются проективные вопросы (например: «Если бы вместо птички был нарисован человек, то кто бы это был?» «Кто бы выиграл соревнование между братом и тобой?», «Кого мама позовет идти с собой?» и.т.п.).

Можно задать ребенку для выбора решения 6 ситуаций: три из них должны выявить негативные чувства к членам семьи, три позитивные:

1. Представь себе, что ты имеешь два билета в цирк. Кого бы позвал с собой?

2. Представь, что вся твоя семья идет в гости, но один из вас заболел и должен остаться дома. Кто он?

3. Ты строишь из конструктора дом (вырезаешь бумажное платье для куклы), и тебе не везет. Кого ты позовешь на помощь?

4. Ты имеешь… билетов (на один меньше, чем членов семьи) на интересную кинокартину. Кто останется дома?

5. Представь себе, что ты попал на необитаемый остров. С кем бы ты хотел там жить?

6. Ты получил в подарок интересное лото. Вся семья села играть, но вас одним больше, чем надо. Кто не будет играть?

Для интерпретации также надо знать:

a) Возраст исследуемого ребенка;

b) Состав его семьи, возраст братьев и сестер;

c) Если возможно, иметь сведения о поведении ребенка в семье, детском саду или школе;

Обработка теста «Рисунок семьи» проводится по следующей схеме.

№ п/п Выделяемые границы Отметки о наличии признаков
1 Общий размер рисунка
2. Количество членов семьи
3.

Соответствующие размеры членов семьи

мать

отец

сестра

брат

дедушка

бабушка и.т.д.

4.

Расстояние между членами семьи

Наличие каких-либо предметов между ними

5. Наличие животных
6.

О виде изображения:

схематическое изображение

реалистическое изображение

эстетическое изображение

в интерьере, на фоне пейзажа и.т.д.

метафорическое изображение

в движении, действии

7.

Степень проявления положительных эмоций (в баллах 1,2,3).

Степень проявления негативных эмоций (в баллах 1,2,3).

Степень аккуратности исполнения (1,2,3)

При выполнения задания по данным инструкциям оценивается наличие или отсутствие совместных усилий в тех или иных ситуациях, которые изображены, какое место занимает сам ребенок, выполняющий тест, и.т.д.

Интерпретируя тест «Рисунок семьи», на основании особенностей изображения можно определить:

1) Степень развития изобразительной культуры, стадию изобразительной деятельности, на которой находится ребенок. Примитивность изображения, или четкость и выразительность образов, изящество линий, эмоциональная выразительность –те характерные черты, на основе которых можно различить рисунки;

2) Особенности состояния ребенка во время рисования. Наличие сильной штриховки, маленькие размеры часто свидетельствуют о неблагоприятном физическом состоянии ребенка, степени напряженности, скованности, и.т.п., тогда как большие размеры, применение ярких цветовых оттенков часто говорят об обратном: хорошем расположении духа, раскованности, отсутствии напряженности и утомления;

3) Особенности внутрисемейных отношений и эмоциональное самочувствие ребенка в семье можно определить по степени выраженности положительных эмоций у членов семьи, степени их близости (стоят рядом, взявшись за руки, делают что-то вместе методично изображены на плоскости места, далеко стоят друг от друга, сильно выражены отрицательные эмоции и.т.д.). При интерпретации результатов обращают внимание на случаи, когда испытуемый рисует большую или меньшую семью, чем она есть на самом деле (считают, что это указывает на функционирование определенных защитных механизмов, чем больше несовпадение, тем больше неудовлетворенность существующей ситуацией).

«Рисунок семьи» доступен и детям с пониженным интеллектуальным развитием. Анализ таких рисунков, выполненных учащимися воспитательной школы показывает, что дети «читают» свои рисунки, вкладывая в них определенное эмоциональное содержание. Характерно, что они адекватно осознают и оценивают свое одиночество в семье, улавливают симпатии и антипатии к себе со стороны членов семьи, передают в рисунке отношение к членам семьи. Техника «Рисунка семьи» в отечественной психологии нашла применение в клинических исследованиях. А.И. Захаровым предложен вариант методики, состоящей из двух заданий. Для выполнения первого из них ребенку нужно нарисовать в четырех «комнатах», расположенных на «двух этажах», по одному из членов семьи, включая себя. При интерпретации рисунка обращается внимание на размещение членов семьи по этажам и на то, кто из них находится с ребенком (т.е. эмоционально более близок). Второе задание –выполнения рисунка в свободной форме без каких-либо дополнительных инструкций.

Методика «Рисунка семьи» доступна и удобна в применении в условиях психологического консультирования, обладает значимостью с точки зрения выбора тактики деятельности психолога-консультанта по психологической коррекции межличностных отношений, так как дает представление о субъективной оценки ребенком своей семьи, своего места в ней, о его отношениях с другими членами семьи. В рисунках дети могут выразить то, что им трудно высказать словами, т.е. язык рисунка более открыто и искренне предает смысл изображенного, чем вербальный язык.

Вследствие привлекательности и естественности задания эта методика способствует установлению хорошего эмоционального контакта, психолога с ребенком, снимает напряжение, возникающее в ситуации обследования. Особенно продуктивно применение рисунка семьи в старшем дошкольном и младшем школьном возрасте, так как полученные с помощью этого результаты мало зависят от способности «вжиться» в воображаемую ситуацию, т.е. от тех особенностей психической деятельности, которые существенны при выполнении заданий, основанных на вербальной технике.

27 апреля. Четверг. 1600 .

Мною была проведена методика «Клиетический рисунок семьи», в школе №1 г.Новомичуринска, в третьем классе, с непосредственным участием педагога начальных классов Коняхиной Елены Валентиновны. В обследовании приняло участие 22 школьника. Для работы детям предложили взять простой альбомный лист, цветные карандаши, ластик.

Детям было дано задание нарисовать свою семью. Ребятам тема урока очень понравилась и они приступили к выполнению своего задания, которое продолжалось в течении 30 минут.

В ходе задания мы наблюдали за поведением детей. Небольшая группа детей, примерно человек 5, выполняли задание спокойно, не отвлекались от рисунка, остальные вели себя более активно –смотрели у товарищей, стирали, сравнивали рисунки. Некоторые дети переспрашивали: «Что рисовать?», «Как рисовать?», «А себя рисовать?» , «А я тоже семья?».

После того, как задание было выполнено, мы беседовали с детьми. Общались с педагогом, которая сообщила некоторые сведения о семьях детей. Для интерпретации «Рисунка семьи» возьмем рисунок №1 Данилова Артема 10 лет.

На рисунке изобразил маму, папу и себя, хотя живет с отчимом. При контакте с ребенком были заданы следующие вопросы:

1) Скажи, кто тут нарисован?

2) Кто это придумал?

3) Кто первым был нарисован?

4) Им весело или скучно?

В ходе разговора была получена следующая информация:

1) Первой Артем нарисовал маму, затем папу, потом себя.

2) Все довольны, он видит всех счастливыми и с улыбкой на лице.

3) Рисунок он придумал сам, он ему очень нравится.

При разговоре с педагогом выяснилось, что семья неблагополучная, ребенок живет с отчимом и со своим отцом практически не общается. На основании изображения рисунка можно определить следующее:

Наиболее авторитетна в семье мама, потом папа, выражает желание видеть вместе обоих родителей несмотря на то, что не живут вместе. Отчима отрицает –несуществует для него (несмотря на то, что воспитывает отчим).

Руки за спиной –нет контакта в общении, есть уши –то есть прислушиваются друг к другу. Ближе ребенок к папе нежели к маме. В глазах присутствует страх или тревога. Длинная шея –доля любопытства, особенно у ребенка. Нет стабильности в жизни, опоры, так как ног на рисунке не видно. Правая нога опора за пределами семьи (у ребенка).

Далее хочу привести в пример рисунок семьи Сухаревой Юли 10 лет . Рисунок №2.

На рисунке Юля изобразила папу, маму и сестру. Нет на рисунке себя. У Юли занижена самооценка из-за своей полноты. Первым на рисунке изобразила папу, затем маму и сестру. Девочка по натуре стеснительная, отвечая на вопрос: «Почему нет тебя на рисунке?» ответила: «Не захотела себя рисовать», махнула рукой и убежала из класса на перемену. Интерпретируя рисунок можно сказать следующее:

1) Всю семью она нарисовала за столом.

2) Глава в семье –отец.

3) Тревожность со стороны папы.

4) Со стороны сестры тоже тревожность.

5) Прежде чем общаться с семьей, нужно преодолеть преграду –стол.

6) Отсутствует общность с семьей, так как не нарисовала себя.

Далее хочу привести еще несколько примеров. Двое из детей, рисовавших эти рисунки, живут в неполных семьях. Атмосфера внутрисемейных отношений отчетливо прослеживается на рисунке. Рисунок №3 Каширина Димы 10 лет .

Свою семью он нарисовал на рыбалке. Первым он изобразил папу, затем себя и брата. На рисунке отсутствует мама. На вопрос: «Почему нет на рисунке мамы?»

Ответил: «Забыл». При интерпретации рисунка можно выяснить следующее –

1) Папа главный член семьи.

2) Шапки –символ защиты от окружающей сферы.

3) Вода –депрессивное настроение, тревога.

4) Большое влияние отца на детей.

5) Тревожность со стороны отца.

Слабый контакт между членами семьи, нет опоры в жизни. Не нарисовал маму. С мамой контакт отсутствует. Брат источник угрозы –скорей всего он его часто обижает.

Далее идет рисунок №4. Его изобразила Прокопьева Наташа 10 лет . На рисунке мама была нарисованной первой, затем себя, тетю и папу. На рисунке улыбающихся лиц мы не наблюдаем, все нарисованы грустные, невеселые. При разговоре с педагогом выяснилось, что у Наташи умерла мама, живет с папой, в семье пьют. Интерпритируя рисунок можно сделать следующий вывод:

В ее фантазиях потребность общения с мамой. Большое значение имеет мама. Нет взаимного контакта с папой. Но папа занимает не последнее место. Он слушатель. Мама с тетей по всей вероятности общались. Нет ушей, то есть друг друга не слушают. Хорошая опора у всех членов семьи, есть ноги. Повышенная тревожность (волосы заштрихованы) в семье.

Далее идет рисунок семьи Леднева Ильи 10 лет . Рисунок №5. При разговоре с Ильей выяснили следующее: свою семью нарисовал играющими на футбольном поле. Себя нарисовал первым и в центре поля, папа стоит в воротах, а сестра и мама изображены на лавочке в виде болельщиков.

Елена Васильевна рассказала мне, что у Ильи 2 года назад умер папа, живет с мамой и сестрой. Интерпретация рисунка следующая:

У ребенка хорошая самооценка. Себя нарисовал в центре поля. Ребенок имеет тревожность. Мало пальцев на руке –бессилие, зависимость себя по отношению к другим. Нет шеи –не контролирует свои действия. Нечетко изобразил голову –застенчивость, робость. В семье общение больше –правая рука. Чувствует себя больше уверенным чем в не семьи. Папа играет большую роль нежели остальные. Потребность в соперничестве –спортивная игра на рисунке. Стремится к превосходству к чему-либо.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

«Семья строго говоря, только тогда семья, когда в ней есть дети, иначе супружеское сожитие неполно, без родителей и детей нет семьи…

Нормальная семья представляется нам союзом, в котором, при индивидуальности ее членов, царят дружественные отношения, взаимная поддержка и помощь, неразделимость радостей и горестей, словом, совместный труд с целью сделать жизнь и лучше и легче.

Дети в семье не первые и последние, а равноправные члены ее. Но появление их в семье составляет событие с которого начинается новая полоса жизни. Если бездетный муж или жена имеют право искать свое личное счастье в той мере, в какой оно доступно людям, то дети вносят в их жизнь альтруистический элемент, который суживает рамки эгоистического счастья, открывая горизонты в других направлениях. Дети порождают много забот, огорчений, лишений, но зато дарят и много радостей, недоступных бездетным супругам. В настоящем месте следует указать, что дети вызывают необходимость строже относиться к самим себе, к взаимным отношениям, к своим отношениям к детям…к родным, к друзьям. Справедливо говорят, что воспитывая других, мы воспитываем прежде всего и самих себя, ибо присутствие детей часто служит уздой против распущенности, несдержанности, требует обдуманности и труда, чтобы придать жизни больше порядка, удовлетворить разнообразным запросам и потребностям, материальным и духовным…»

А.Острогорский.

Дети в семье –дополнение, обогащение жизни двух людей, связавших себя узами брака. Они приносят радость и заботу, которые расширяют любовь друг к другу, делают между мужем и женой более глубокой, осмысленной, человеческой. Несомненно, что ребенку нужны оба родителя –любящие отец и мать. Однако продолжающаяся десятилетиями жизнь эмоционально разъединенных людей «ради ребенка», часто является тщетной попыткой создать иллюзорный фасад семейного благополучия, нерешенные супружеские проблемы хотя и спрятаны под семью замками, вешают на ребенка посредством психологических механизмов: «козла отпущения», отвержения супруга через ребенка, ребенка –члена «военного союза», ребенка объединяющего родителей звена и др. Иногда приходиться констатировать, что скрытые супружеские проблемы столь пагубно действуют на ребенка, что выгоды от сохранения брака очень сомнительны.

Во многих семьях время от времени трения возникающие между супругами, способствуют появлению психологических проблем у ребенка. Решить эти проблемы, и таким образом, помочь ребенку часто очень невозможно без коррекции супружеских отношений. Семья –единый организм. Нарушение эмоционального состояния ребенка, его «плохое» поведение, как правило, является симптомом других семейных «болезней». Самая хорошая профилактика –оздоровление, улаживание супружеских отношений, решение собственных проблем. Они не изолированы, а прямо вплетены в ваши отношения с ребенком. Ваши супружеские и собственные проблемы –не только ваше личное дело, но и важный фактор развития личности вашего ребенка.

Список литературы:

1) Махов Ф.С.

Кого мы растим: Беседы о материнском и отцовском воспитании. –М.: Профиздат, 1989. –144с. –(Библиотека семейного воспитания).

2) Ковалев С.В.

Психология современной семьи:

Информ. –Методические материалы к курсу «Этика и психология семейной

жизни»: Книга для учителя. –М.: Просвещение, 1988.-208с.

–(Психологическая наука –школе).

3) Буянов М.И.

Ребенок из неблагополучной семьи: Записки детского психиатра: книга для

учителей и родителей. –М.: Просвещение, 1988. –207с.

4) Сатир В.

Как строить себя и свою семью: Перевод с английского: улучш.изд. –М.: Педагогика –Пресс, 1992. –192с.

4) Захаров А.И.

Как преодолеть страхи у детей. –М.: Педагогика, 1986. –112с., ил.(Педагогика родителям).

5) Хоментаускас Г.Т.

Семья глазами ребенка. –М.: Педагогика, 1989. –160 с.: ил.

6) Хрестоматия по этики и психологии семейной жизни: учебное пособие для учащихся ст.классов. (сост. И.В.Гребенников, Л.В. Ковинько. –М.: Просвещение, 1986. –271 с.

7) Рогов Е.И.

Настольная книга практического психолога.: Учебное пособие: В 2 кн.- 2-е изд., перераб. И доп. –М.: Гуманит. Изд. центр ВЛАДОС, 1999. –кн.1.:

Система работы психолога с детьми разного возраста. –384с.: ил.

8) Анзорг Л.

Дети и семейные конфликты. М.: Просвещение, 1988

10) Сысенко В.А.

Супружеские конфликты. М.: Финансы и статистика, 1983

11) Гребенников И.В.

Основы семейной жизни М.: Просвещение. 1985

12) Карклина С.Э.

Проблемы семейного воспитания. М.: Просвещение, 1983

13) Андронов Д.М.

Твой и наш враг. Правда об алкоголе. М.: Медицина, 1978

14) Колесов Д.В.

Беседы об антиалкогольном воспитании: кн. для учителя. –М.: Просвещение, 1987. –80С

15) Иванов М.А.

Брак, семья, дети. Педагогика родителям. М.: Педагогика, 1988

[1] Более подробно см.: Буянов М.И. «Ребенок из неблагополучной семьи»: записки детского психиатра. –Н., 1988.-прим.автора.

[2] Более подробно об этой проблеме можно узнать из книги Д. Н. Исаева и В. Е. Калана “Психогигиена пола у детей”, (Л. 1986)

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений22:15:44 18 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
13:27:41 24 ноября 2015

Работы, похожие на Реферат: Дети раздоров

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150727)
Комментарии (1839)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru