Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Роль СМИ в избирательных кампаниях 1999-2000 гг.

Название: Роль СМИ в избирательных кампаниях 1999-2000 гг.
Раздел: Рефераты по политологии
Тип: реферат Добавлен 00:08:04 24 июля 2005 Похожие работы
Просмотров: 1222 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Введение

В становлении гражданского общества исключительную роль играют средства массовой информации.

В. Путин

Данное исследование посвящено положению российских средств массовой информации в переломный для них момент. Выборы 1999 и 2000 гг. подвели определенный итог под более чем десятилетней историей раз­вития отечественных СМИ.

Ситуация со средствами массовой информации в России в конце де­вяностых годов двадцатого века охарактеризовалась как переходная[1] .

Постепенно уходили в прошлое государственный патернализм и со­пряженные с ним диктат и цензура. Как писал в 1999 году исследователь прессы Михаил Федотов[2] , на смену плотной опеке пришло безразличие государства; одновременно наблюдалось пре­вращение независимых СМИ в инструмент политического влияния финан­сово-промышленных групп, а объективное информирование – в целена­правленное манипулирование общественным сознанием либо в тривиаль­ное замусоривание информационной среды.

В экономическом плане мы могли наблюдать смену государственно-партийной монополии сначала “натуральным хозяйством” редакций, а за­тем олигархическим капиталом. Убыточность инвестиций в печатную прессу, а также в электронные СМИ окупалась обретаемым через нее по­литическим влиянием.

Все эти крайне негативные явления особенно ярко проявились во время последней кампании по выборам в Государственную думу, а также (менее ярко – по причинам, которые будут изложены ниже) во время ко­роткой, “скомканной” президентской кампании. Именно в 1999-2000 годах российские СМИ продемонстрировали свои лучшие и худшие качества, и, кроме того, сами послужили неплохим индикатором, отражающим поло­жение дел в стране. Как выразился В. Путин, “какое общество, какая власть – такая у нас и журналистика”[3] .

8 июля 2000 года в своем первом послании к Федеральному собра­нию Российской федерации новый президент посвятил немало времени положению российских СМИ. Затронув вопрос цензуры, Путин подчерк­нул, что она бывает не только государственной, а вмешательство в редак­ционную политику – не только административным. Среди главных про­блем СМИ в стране Путин назвал “экономическую неэффективность зна­чительной части средств массовой информации”, которая “делает их зави­симыми от коммерческих и политических интересов хозяев и спонсоров, позволяет использовать СМИ для сведения счетов с конкурентами, а иногда - даже превращать их в средства массовой дезинформации, средства борьбы с государством”.

Нет ни малейших сомнений в том, что текст данного выступления писался во многом под впечатлением от последних двух избирательных кампа­ний, прошедших под аккомпанемент информационных войн.

“Мы обязаны гарантировать журналистам реальную, а не показную свободу, создать в стране правовые и экономические условия для цивилизованного информационного бизнеса”, - сказал российский президент, чей приход к власти стал возможен исключительно благодаря поддержке средств массовой информации. Между тем, по словам В. Путина, “без действительно свободных СМИ российской демократии просто не выжить, а гражданского общества - не создать”.

К сожалению, констатировал Путин, пока не удалось выработать четкие демократические правила, гарантирующие подлинную независимость "четвертой власти".

Со всем сказанным президентом трудно не согласиться. Рассмотрев положение российских СМИ в последние годы и их деятельность во время выборов, мы сможем увидеть весьма любопытную с исследовательской точки зрения, хотя и не радостную картину.

В первой главе данной работы рассматриваются избирательные кампании 1999­­ - 2000 гг., их специфика (прежде всего деидеологизация и возросший контроль над СМИ со стороны их хозяев), и роль средств массовой информации в этих кампаниях. Здесь приводятся довольно подробные данные по соотношению сил трех избирательных объединений, являвшихся основными претендентами на победу на парламентских выборах, которые позволяют проследить источники грандиозной информационной войны, которая шла между СМИ, поддержавшими Кремль и представлявший его блок «Единство» («Медведь») с одной стороны, и СМИ, выступившими на стороне блока «Отечество - Вся Россия», с другой. Также рассматривается положение блока «КПРФ - За Победу!» и поддерживавшей его левой прессы. Особое внимание уделено все возрастающей роли телевидения в период избирательных кампаний и относительно скромной роли печатной прессы.

Вторая глава посвящена непосредственно анализу наиболее значительных публикаций в различных российских СМИ. В ней рассматриваются важнейшие эпизоды избирательных кампаний, и прежде всего - имевшей определяющее значение парламентской кампании. Отдельные параграфы анализируют журналистские материалы, посвященные каждому из блоков, претендовавших на власть. Также отмечаются свои особенности в освещении деятельности каждого из блоков. Среди прочего в главе имеется анализ публикаций газеты «Известия» как своеобразного феномена.

В заключении делается вывод о превращении современных российских СМИ из рупора демократии в послушный инструмент в руках манипуляторов, которые с помощью газет, радио и телевидения добиваются (либо пытаются добиться) необходимых результатов в частности, на выборах федерального уровня.


Глава 1.

Расклад сил перед информационной войной

§ 1. Деидеологизация и ее влияние

на три ведущие тенденции в СМИ

На последних выборах в нижнюю палату парламента и на пост президента идеологическая состав­ляющая была выражена крайне слабо : противостояние ОВР и Кремля но­сило отнюдь не идеологический характер. На выборах в Думу Коммуни­стическая партия оказалась в своеобразной информационной изоляции, а “Отечество – Вся Россия” и “Единство” тщетно пытались выработать еди­ную, внятную идеологию. Принявшие ту или иную сторону СМИ помочь в этом не могли.

К 1999 году, как мне представляется, в нашей стране, кроме традиционной левой (коммунистической и патриотической) окончательно сформировалась немногочисленные представители правой оппозиционной печати. Последние выделились из стана прессы, которую ранее было принято называть довольно расплывча­тым термином – “демократические СМИ”. Вообще “демократическая пресса” была названа именно так – “демократической” - еще в конце 1980-х годов, и тогда это прилагательное означало не столько приверженность редакций тех или иных изданий принципам демократии, сколько незави­симость этой редакции от государства. Тогда, несомненно, имелся смысл называть почти все некоммунистические издания либерального толка “демократиче­скими”. Кстати, левая пресса уже десять лет, упоминая оппонентов, пишет слова “демократия” и “демократический” исключительно в кавычках. В нынешней ситуации пора изменить терминологию и привести ее в соответствие с реалиями времени.

Еще выборы 1993 г. высветили проблему объективности и беспри­страстности средств массовой информации в обеспечении связей кандида­тов с массовым избирателем. Российская «четвертая власть» уже тогда довольно четко размежевалась по принципу: наши и не наши. Исключением могла бы стать платная реклама избирательных объединений и партий, но и здесь политическое лицо газеты не позволяло ей публиковать рекламу противоположного лагеря. Политическая ангажированность “непартийной” прессы бросалась в глаза. Тенденциозность многих публикаций на тему выборов усиливала у читателей агрессивную аполитичность[4] . Вот какого мнения придерживались аналитики, комментируя выборы 1993 года: “Фиаско ангажированных средств массовой информации объясняется, как ни странно, наличием демократии . Они занимались не анализом, а пропагандой. Как выяснилось, в условиях демократии пропаганда не срабатывает так, как она срабатывала при тоталитаризме. Если люди действительно свободны, они для самостоятельного выбора нуждаются лишь в одном – в полной, непрепарированной информации”[5] .

Год 1999 значил много для всей страны. Выборы в Государственную думу, предстоящие в конце декабря, могли определить будущее страны на несколько лет вперед. Успех на парламентских выборах той или иной стороны во многом обеспечивала лидеру партии победу на выборах главы государства в 2000 году. Поэтому фактически главные претенденты на власть собирались вести свои избирательные кампании без перерыва, пользуясь набранными в ходе парламентских выборов ресурсами для новой, уже президентской кампании. Как нам теперь известно, перенос выборов президента на март 2000 года поменял условия борьбы, и у аутсайдеров гонки просто не имелось времени для выправления ситуации. Таким образом, главной для России была парламентская кампания - именно в ней определились роли всех участников.

Итак, несмотря на опасения, что Борис Ельцин постарается удержать власть любым, в том числе и неконституционным способом, противники Кремля надеялись на лучшее и тщательно готовились к выборам в Государственную думу. Познавшим эффективность избирательных технологий политикам казалось уже немыслимым идти на парламентские выборы “по старинке”, так, как в 1991 году пришел к власти Борис Ельцин. Да и не применять пресловутых технологий тоже было невозможно: противник немедленно перехватил бы инициативу, а значит, и голоса избирателей. Таким образом, к лету 1999 года основные претенденты на власть были готовы вести крупномасштабную информационную войну.

Совершенно ясно было, что основная схватка состоится между двумя группировками: той, что была на стороне Кремля, и оппозиционной “лужковской”. Такой серьезный противник, как Коммунистическая партия, в предстоящую информационную войну предпочел не ввязываться по нескольким причинам. Одной из основных, несомненно, являлось отсутствие у левой оппозиции своих электронных средств массовой информации, прежде всего телевидения.

Информационная мощь сторонников Кремля впечатляла. Наличие в их распоряжении таких телеканалов, как ОРТ, РТР и ТВ-6, во многом предопределило исход войны; кроме телевидения, Кремль опирался на лояльные ему газеты и журналы и имел поддержку таких влиятельных изданий, как “Независимая газета”, “Новые известия”, “Время МН”, “Коммерсантъ”, “Власть” и др. Особая роль была у входящего во ВГТРК “Радио России”: вещающая во всей стране, не требующая даже радиоприемника станция оказала сильнейшее влияние на многие небогатые слои населения. Среди радиостанций, поддерживавших Кремль, следует также упомянуть “Маяк” - вторую станцию проводного вещания.

Ю. Лужков и его “Отечество” сильно отставали от Кремля в таком важном средстве массовой информации и манипуляции, как телевидение, и могли опираться на низкорейтинговый ТВЦ (новое название старого ТВ-Центра) и ряд дециметровых телевизионных каналов, у которых был очень невелик охват аудитории. Все эти каналы не могли даже сравниться по эффективности с прокремлевскими ОРТ и РТР, у которых сигнал охватывает практически всю страну. Лужков также рассчитывал на поддержку популярного НТВ, которое во многих моментах симпатизировало московскому мэру. (Впрочем, стоит сразу сказать, что НТВ не оправдало надежд Лужкова и не стало заниматься открытой пропагандой. Попытки руководства НТВ изобразить плюрализм мнений на телеканале, несомненно, отобрали у блока ОВР немало голосов.) Из печатных изданий “Отечество” поддерживали сверхпопулярный “Московский комсомолец” и газеты холдинга “Совершенно секретно” – одноименный ежемесячник и “Версия”; также Лужков опирался на городские (“Вечерняя Москва”, “Московская правда”, бесплатное «Метро» с тиражом в 700 тыс. экз.) и на муниципальные издания. В радиоэфире у “Отечества” самой влиятельной была станция “Говорит Москва” (так называемая “третья кнопка”) с аудиторией в два миллиона слушателей. Под контролем Лужкова было и еще несколько радиостанций, таких как “Радио Спорт” и “Русский хит”.

Расклад сил у этих двух противников, кстати, мог быть совсем иным. В начале лета 1999 года много шума произвел странный слух о том, как «группа близких к президенту людей - Татьяна Дьяченко, Александр Волошин, Владимир Путин (выделено мною - И.Л.), Джахан Поллыева и Глеб Павловский» обсуждали «возможные меры воздействия на телеканалы НТВ и ТВ-Центр. В этой связи были даны распоряжения разобраться в короткое время с юридическими основами существования этих телеканалов и изучить возможность максимального усложнения их деятельности вплоть до отзыва лицензий на право вещания»[6] .

Коммунисты имели самые скромные, если не сказать ничтожные, ресурсы. Все, чем располагали левые – это тремя центральными изданиями (“Советская Россия”, “Завтра”, “Правда”) и поддержкой местных СМИ в «красных» регионах.

Сам выбор издания - за которое, что немаловажно, аудитория платит свои собственные деньги - часто уже сам по себе свидетельствует об определенных идеологических взглядах читателя. Потому некоммунистическая аудитория не могла подробно ознакомиться с тем, каких взглядов придерживается КПРФ и ее лидеры Г. Зюганов и Г. Селезнев по тому или иному вопросу, в том числе по отношению к политическим конкурентам. Как неоднократно заявлял Зюганов, его партия находится в информационной изоляции от широких масс и может рассчитывать лишь на верных, давно определившихся в своих взглядах сторонников - в том числе сторонников среди СМИ.

Кстати, утвердившаяся в обществе точка зрения о том, что электорат коммунистов увеличить невозможно и в дальнейшем число сторонников Зюганова и его партии будет только сокращаться (в основном избиратели КПРФ - люди немолодые), не совсем верна. Невозможность увеличить число сторонников обусловлена почти исключительно нынешним финансовым положением Компартии. При наличии достаточных средств можно организовать и поддержку телевидения (как у «Медведя» или ОВР), и массовые акции и концерты (как у ОВР и СПС), и т.п. Наличие информационного ресурса вообще сложно переоценить, и итоги губернаторских выборов в Подмосковье в начале 2000 подтверждают это утверждение. Как известно, поддержанный Кремлем и его СМИ коммунист Геннадий Селезнев совсем немного уступил своему сопернику Борису Громову. При наличии большего времени на обработку подмосковных избирателей чаша весов качнулась бы в другую сторону. Повторное избрание на губернаторских выборах в Туле Василия Стародубцева - во многом итог поддержки местных СМИ; этим же можно объяснить плавный переход власти в Краснодарском крае от «батьки» Кондратенко к его «преемнику».

§ 2. Значение телевидения и прессы

в предвыборных схватках

Чтобы понять, насколько важно в нынешних условиях наличие ТВ-поддержки, приведу данные опроса, проведенного ВЦИОМ незадолго до последних парламентских выборов. Вот как распределились ответы граждан на вопрос:

“Когда вы будете принимать решение о том, как голосовать на выборах за ту или иную партию или кандидата, на какие средства массовой информации вы будете полагаться более всего?” [7] (ответы даны в процентах)

Центральные телеканалы

62

Местное телевидение

20

Центральное радио

20

Местное радио

9

Центральные газеты

23

Местные газеты

7

Плакаты, листовки, различные агитационные материалы

9

Как мы видим, при таком влиянии телевидения на умы не имеющему полноценного доступа на телеканалы Г. Зюганову и его партии рассчитывать на то, чтобы “отбить” голоса избирателей у соперников, вряд ли приходилось. Другие претенденты на власть знали о почти волшебном влиянии картинки в телевизоре на мнение обывателя и использовали эти ресурсы в полной мере.

Эра телевыборов началась в России с президентских выборов 1991 г., когда в каждый дом вошли все шесть кандидатов. Была избрана довольно удачная форма бесед с телекомментаторами, или теледуэлей. На исход выборов, правда, все эти теледуэли повлияли мало. Единственный кандидат, который отличился - никому тогда не известный Владимир Жириновский. Риторика Жириновского - эмоциональная и агрессивная, - запомнилась избирателям.

Скоротечность кампании 1993 года заставила обратиться к телевидению как к самому массовому средству общения. В этих условиях пропагандистская часть избирательной кампании 1993 года телевидении, была, пожалуй, единственной сферой применения методов политического маркетинга, правда, применения своеобразного. Без особого преувеличения можно утверждать, что основным полем пропагандистского соревнования в общенациональном масштабе стало телевидение. (Такие традиционные формы общения с избирателями, как предвыборные митинги, встречи с избирателями, кампания из двери в дверь, отошли на второй план и использовались в основном кандидатами КПРФ, отдавшей дань традиции, а также кандидатами ДПР, имеющей региональные организации). Телевидение полностью поддержало власть и блок “Выбор России”[8] .

В 1995-1996 годах история повторилась. Обработка масс привела к тому, что в Государственную Думу попал черномырдинский “Наш дом – Россия”. Апофеозом стали президентские выборы. Задача команды Ельцина – кандидата с рейтингом, колеблющимся в пределах от 0 до 3% - казалась практически невыполнимой. Однако сторонникам Ельцина с помощью своих СМИ удалось искусственно сузить выбор и внушить обществу, что приход к власти Зюганова – величайшая опасность для страны и единственная альтернатива – Борис Ельцин.

Важно заметить, что все телеканалы, в том числе оппозиционное НТВ, поддержало кампанию “Ельцин – наш президент”, а тогдашний директор НТВ Игорь Малашенко стал в ельцинском Совете по выборам "ответственным за создание имиджа президента".

"Назначение выглядело верхом цинизма, пишет А. Коржаков[9] , также член Совета, в своих мемуарах. - НТВ, возглавляемое именно Малашенко, в последние годы разрушало имидж Ельцина, а теперь за выборные миллионы должно было реанимировать когда-то приятный облик вождя.

С комсомольским энтузиазмом журналисты НТВ принялись за обратный процесс. Это, наверное, признак истинной независимости".

Как мы уже сказали, успех Кремля определил прежде всего тот факт, что суммарная аудитория телеканалов лояльных ОРТ (охватывает 99% территории России) и РТР (96%) значительно превышала суммарную аудиторию критически настроенных и оппозиционных НТВ и ТВЦ.

По данным отчета Национального института социально-психологических исследований (НИСПИ) о мониторинге СМИ за 1999 год, 97% домохозяйств имеют телевизоры[10] . Исследование показало, что вообще не смотрят телевизор только 5% населения. При этом информационные программы смотрит 65% от числа опрошенных, в то время как кино по телевизору предпочитает 55% зрителей, а развлекательные программы смотрит только 37%. О чем говорят эти цифры? О том, что телевидение охватывает практически всю страну, и о том, что информационные программы, через которые можно оказывать воздействие на поведение избирателей, пользуются наибольшей популярностью. Никакой другой вид СМИ не имеет столь мощного воздействия и столь крупной аудитории, как телевидение. Радио, газеты, журналы, сетевые издания – все они сильно отстают по своему манипуляционному потенциалу ТВ.

Мы уже говорили о том, что основная борьба развернулась между блоками “Единство” (ОРТ, РТР и ТВ-6) и ОВР (НТВ и ТВЦ). Ознакомимся теперь с данными статистики.

Согласно опросу российских телезрителей, проведенному совместно Европейским институтом СМИ (ЕИСМИ) и компанией Russia Research[11] , 87% зрителей, регулярно смотрящих телевизор, в течение последних двух недель перед выборами в Государственную думу отдавали предпочтение ОРТ, 83% зрителей смотрели РТР, 72% - НТВ, 51% - ТВ-6, 35% - ТВЦ. Таким образом, очевидно, что проправительственные партии заручились гораздо более мощной поддержкой в стране, поставив под контроль ОРТ и РТР, не только вещающие, в отличие от НТВ и ТВЦ, на всей территории страны, но и более популярные.

Именно ОРТ стало наилучшим примером, демонстрирующим понятие “грязные политтехнологии”. Речь идет, прежде всего, о пользовавшейся огромной популярностью программе Сергея Доренко. Распределение эфирного времени на контролируемом Б. Березовским канале ОРТ было неравномерным. 28% новостных программ, согласно исследованиям ЕИСМИ, было посвящено блоку “Единство”, в то же время блок ОВР получил 14% эфира ОРТ, блок Жириновского - 15%, НДР - 12%, КПРФ - 10%, СПС - 6%, “Яблоко” - 4%. Нужно отметить, что из времени вещания, посвященного ОВР, более 50% носило резко негативный характер.

Что касается РТР, то освещение избирательных объединений на этом канале было распределено более равномерно: 18% было отведено “Яблоку”, 17% - “Единству”, 15% - ОВР, 10% - Жириновскому. В то же время главный ведущий политических программ на РТР Николай Сванидзе не скрывал, что канал поддерживает правительство. Это было особенно заметно в агрессивной кампании против лидеров ОВР, которая велась в программе “Зеркало” с середины сентября. Стоит также заметить, что существование такого серьезного избирательного объединения, как “КПРФ – За Победу!”, на государственном телеканале не замечали вовсе . Еще один проправительственный канал - ТВ-6 - при освещении кампании посвятил большую часть эфирного времени Блоку Жириновского, СПС и “Движению в поддержку армии”.

Что касается телеканалов, поддержавших ОВР, то, если смотреть на цифры, то выяснится, что дискриминация политических конкурентов здесь была более очевидна. Так, на ТВЦ блоку ОВР отвели 69% эфирного времени новостных программ, тогда как Блоку Жириновского - 3%, КПРФ - 3%, “Единству” - 2%, СПС - 1%. Один из руководителей ТВЦ, заявив, что канал не может участвовать в пропаганде и обязан предоставлять избирателям “полную и объективную информацию”, отметил также, что канал не должен забывать, что он “существует на деньги московского правительства”. На небольших городских телеканалах, таких, как «Столица», «31 канал», перекос в освещении деятельности различных избирательных объединений был еще более значительным.

Среди российских телеканалов выделяется коммерческий канал НТВ, контролировшийся Владимиром Гусинским. Мониторинг новостных программ на этом канале показывает, что ОВР было отведено 31% времени, КПРФ - 19%, Блоку Жириновского - 11%, “Яблоку” - 13%, “Единству” - 4%, СПС - 3%. В целом по всем программам НТВ отвел 21% времени Блоку Жириновского, 21% - СПС и 20% - ОВР. Необходимо отметить, что освещение ОВР было в основном нейтральным, тогда как четверть программ, посвященных “Единству”, носила негативный характер. В ходе предвыборной борьбы НТВ выделился, как считают аналитики РИА “РосБизнесКонсалтинг”, “хорошо организованными и справедливо проводившимися дебатами”[12] между лидерами блоков на программе “Глас народа”.

Весьма любопытным и симптоматичным является тот факт, что в дебатах на НТВ не участвовали лидеры блоков-победителей Сергей Шойгу и Геннадий Зюганов, которые, по сведениям из различных источников, отказались от приглашения. Как показывает современная история избирательных кампаний в России, настоящие фавориты всегда избегали участвовать в подобных программах. Так, в 1996 году Борис Ельцин пренебрег приглашениями, которые неоднократно делал его оппонент Зюганов; спустя четыре года по пути первого президента пошел и Владимир Путин, которого Зюганов через самые разные СМИ также настойчиво призывал участвовать в теледебатах[13] .

Как и Ельцин в 1996 году, Путин давал интервью только лояльным и приближенным журналистам, не вступал в открытые дискуссии с другими кандидатами, заявляя, что ему некогда заниматься саморекламой.

Левая оппозиция в лице Зюганова также усвоила этот прием. Кандидат от КПРФ, не получив ответа от и.о. президента, также не стал участвовать в теледебатах, посчитав это унизительным. Как пишет исследователь политических манипуляций Автандил Цуладзе[14] , эти дебаты должны были продемонстрировать ничтожность основной массы претендентов на президентский пост перед “преемником” – Путиным. Попадись Зюганов в эту нехитрую ловушку, он мог бы пусть ненадолго, но упасть в глазах своего электората.

Мы уже видели красноречивые цифры освещения московским телеканалом ТВЦ последних парламентских выборов. Для полноты картины стоит рассмотреть особенности освещения выборов в некоторых других российских регионах.

Наблюдатели по окончании выборов-1999 отмечали, что во многих регионах успех или неудача той или иной партии сильно зависели от политических предпочтений губернаторов. Очевидно, это также во многом связано с телевидением, а точнее, с подконтрольными местным властям региональными телеканалами. Не секрет, что у журналистов в регионах крайне ограничены возможности для альтернативного трудоустройства, в связи с чем они находятся под еще более жестким контролем властей, чем работники столичных (по месту вещания) телеканалов. Местные лидеры стремятся контролировать содержание новостных программ в своих регионах. Не защищены от этого и центральные каналы. Так, во время выборов в Государственную думу в 1999 году во Владивостоке трижды отключали программы новостей НТВ, в которых героем был губернатор Приморья Евгений Наздратенко[15] . В то же самое время парламент Башкирии с подачи президента Муртазы Рахимова, по совместительству - одного из лидеров «Отечества - Всей России» принял решение приостановить с 21 ноября по 19 декабря 1999 трансляцию на территорию республики аналитических программ Сергея Доренко (ОРТ) и Николая Сванидзе (РТР). Сотрудник избирательного штаба ОВР Вячеслав Никонов заявил в связи с этим, что местные власти просто вынуждены защищаться таким образом от грязных информационных технологий, поскольку власть никак не реагирует[16] .

В Екатеринбурге кандидаты и партии высказывали недовольство негативной окраской освещения предвыборной кампании. Руководитель местной телекомпании “4-й канал” и кандидат от “Яблока” Игорь Мишин заявлял о попытках областной администрации заставить канал придерживаться определенной линии в выборах местного мэра[17] .

Интересная ситуация сложилась накануне декабря 1999 года в Санкт-Петербурге. Основным каналом в этом городе является “Петербург - ТВ” с аудиторией около 6 млн. человек. Губернатор В. Яковлев в 1998 г. приватизировал ранее принадлежавший государству канал и назначил его руководителем своего зама. В этой связи новостная и политическая программы “Событие” оказывали безоговорочную поддержку губернатору лично и ОВР в целом и вели энергичную кампанию против “Яблока”. Незадолго до выборов в Госдуму редактор программы Чернядьев дал простой ответ на вопрос, почему его программа позитивно показывает Яковлева: “Он купил нас”[18] .

В перспективе влияние телевидения в избирательных кампаниях будет только возрастать. В то же время по объективным причинам будет продолжать падать значение печатных СМИ. В прошедших кампаниях газеты и журналы являлись отнюдь не самыми эффективными средствами информации и пропаганды. Однако совсем не замечать печатные СМИ было бы неправильно.

Традиционным средством общения кандидата с избирателями до недавнего времени была газета, в которой излагалась программа кандидата, печатались интервью с ним, письма поддержки.

У газеты есть свои уникальные преимущества перед другими средствами массовой информации. Статичность газетного листа, фиксированность печатного текста дают возможность подробно ознакомиться с предлагаемыми фактами[19] . Важной особенностью является возможность перечитать текст того или иного газетного материала повторно, и тщательно, без спешки, проанализировать каждое заявленное положение.

В связи с этой спецификой газетное сообщение предназначено прежде всего внимательному избирателю, склонному к критическому анализу. Поэтому крайне важно, пользуясь газетой как средством пропаганды, рассчитывать на достаточно высокий интеллектуальный уровень читателя.

Специалисты считают, что большие, объемные тексты редко дочитываются до конца, гораздо чаще, судя по исследованиям социологов, читаются статьи в 2-3 колонки или умело составленные интервью с достаточно точно сформулированными вопросами. Такую серию интервью опубликовала, например, осенью 1993 г. газета “Известия”, ознакомив своих читателей с программами всех 13 избирательных объединений.

Т. Гринберг полагает, что два жанра - очерк-политический портрет и интервью - самые удачные для газеты в период избирательных кампаний. В политическом портрете четко прослеживается авторская тональность. Публицист может, прервав повествование, сделать отступление: непосредственно обратиться к читателю, рассказать о своих размышлениях, подчеркнуть собственное отношение к герою. Исследовательница также выделяет подвид очерка-политического портрета - публицистический портрет-исследование, который, в общем-то, отличается лишь претензией на некую объективность. Образцы статей этого жанра регулярно появлялись в российской печати накануне парламентских и президентских выборов, особенно в партийной (в широком смысле этого слова) печати[20] . Однако в целом жанр очерка-политического портрета в избирательной кампании был, мягко говоря, переосмыслен и использовался для уничтожения конкурентов. Так, в «Огоньке» появилась статья небезызвестного Александра Мамута[21] , в которой громился Юрий Лужков, а лужковские СМИ обрушивались на Сергея Кириенко[22] . А наиболее ярко жанр политического портрета проявился в газете «Юго-восточный фронт», которая появилась в почтовых ящиках жителей нескольких районов столицы, образовывавших один из избирательных округов. В округе баллотировались такие люди, как бывший пресс-секретарь Ельцина Павел Вощанов, руководитель телефонной службы 310 (ритуальные услуги) А. Александров, действующий депутат Государственной думы Е. Панина, а также владелец компании «Майский чай», член ОВР И. Лисиненко. «Юго-восточный фронт» облил грязью почти всех кандидатов, опубликовав очерки-портреты Вощанова, Александрова, Паниной[23] . Не упоминался никак лишь Лисиненко, который, кстати, и прошел в результате в Думу.

Такие жанры, как интервью-портрет и интервью-зарисовка, не претерпели столь серьезных трансформаций. Несомненно, самым знаменитым интервью двух избирательных кампаний стала беседа Владимира Путина с тремя лояльными Кремлю журналистами издательского дома «Коммерсантъ» - Натальей Тимаковой, Наталией Геворкян и Андреем Колесниковым. Итогом бесед стала книга «От первого лица. Разговоры с Владимиром Путиным»[24] , фрагменты которой были опубликованы сразу в двух изданиях: в газете «Коммерсантъ» от 10 марта 1999 года и 14 марта того же года - в журнале «Власть». Другой пример предвыборного интервью - публикация в «Известиях» беседы со Сергеем Степашиным[25] .

Стоит сразу сказать, что в прошедших предвыборных кампаниях 1999 и 2000 годов роль печатной продукции была невелика. По данным Союза журналистов России, подписка на периодику сейчас составляет всего лишь 12% от уровня 1990 г., а по общенациональным изданиям этот показатель составляет 6,7%. В связи с этим падают и тиражи (в 1995 году тираж газет составил всего 7% от тиража 1985-1986 гг.[26] ). Таким образом, многие избиратели оказались лишены газет и журналов - источнику информации, к которому они давно привыкли. Закономерным итогом стало то, что общенациональные ежедневные газеты и местные издания имеют гораздо меньшую аудиторию, чем «бесплатные» электронные СМИ.

По итогам мониторинга 20 общенациональных газет с 28 ноября по 14 декабря, 33% публикаций были посвящены ОВР, 15% - "Единству", 12% - КПРФ, 8% - "Яблоко", 8% - Блоку Жириновского, 7% - СПС.

В итоге, поскольку телеканалы и печатные СМИ разделены в России между одними и теми же медиа-магнатами, ситуация с освещением предвыборной борьбы в прессе и на ТВ была идентична. Показательно, что рассчитанный аналитиками РИА “РосБизнесКонсалтинг” коэффициент корреляции между долями эфирного времени и печатного пространства, предоставленного той или иной партии, составил 0,97, то есть распределение внимания к партиям в газетах и на ТВ практически совпало.

В выборах 1999 и 2000 годов свои интересы имели не только политики, но и крупный российских бизнес. Как за Кремлем, так и за Лужковым стояли СМИ, принадлежащие так называемым олигархам. Россияне и не заметили, как множество средств массовой информации перешло из рук государства в частные руки.

Самый мощный ресурс на 1999 год был у предпринимателя, члена кремлевской “семьи” Бориса Березовского. Этот бизнесмен, сам публичный политик, выбрал продолжение ельцинского курса и проделал немалую работу для того, чтобы “убедить” общество в правильности собственной точки зрения. Именно благодаря Березовскому и подконтрольным ему СМИ в России появилась партия “Единство” и феномен Путина. Иначе говоря, нынешняя власть обязана Борису Абрамовичу самим своим существованием. Рассмотрим, какими СМИ располагал Березовский.

Во-первых, конечно, это самый большой по охвату телеканал страны – ОРТ. Безоговорочная поддержка, которую оказывало Общественное российское телевидение всем действиям власти, плюс активная пропаганда и контрпропаганда в духе Геббельса – все это сыграло свою важную роль в том, что “Единство” заняло на парламентских выборах второе место, а Владимир Путин был вне конкуренции на выборах президентских. Шестой канал, по существу развлекательный, не имел в штате таких влиятельных журналистов, как С. Доренко, М. Леонтьев и П. Шеремет, и потому в информационной войне участвовал вяло, хотя и здесь, по словам представителя ТВ-6[27] , Б. Березовский, владеющий контрольным пакетом акций канала, зачастую высказывает редакциям разного рода “рекомендации”.

Печатные издания олигарха Березовского – “Независимая газета”, “Новые известия” и поглощенный через подставных лиц незадолго до выборов 1999 года Издательский дом “Коммерсантъ” со всеми его изданиями – также активно поддержали виртуальное “Единство” и премьера, а позже и.о. президента Путина.

Можно сказать, что позиция Березовского (и отражающих его точку зрения СМИ) оказала решающее воздействие на исход обоих выборов.

Вторая могучая медиа-империя, принявшая участие в выборах, принадлежала Владимиру Гусинскому. В холдинг “Медиа-МОСТ” входили: телеканал НТВ и спутниковое “НТВ-плюс”, радиостанция “Эхо Москвы”, а также издательство “Семь дней” (газета “Сегодня”, журнал “Итоги” и др.).

Видимо, Гусинский разрывался между личными симпатиями к Григорию Явлинскому и его “Яблоку”, и необходимостью ставить на кандидата, имеющего реальные шансы на победу. Избирательная кампания по выборам в президенты в 1996 году, когда империя олигарха поддержала Бориса Ельцина, довольно негативно сказалась на имидже НТВ и других СМИ, входящих в холдинг. Поэтому три года спустя олигарх долго стоял перед выбором, что ему важнее: репутация или результат. В результате этих колебаний “Медиа-МОСТ” занял в информационной войне не слишком последовательную позицию.

Поэтому редакции средств массовой информации, входящих в “Медиа-МОСТ”, действовали “как придется”. Например, журнал “Итоги” и радио “Эхо Москвы” открыто симпатизировали Союзу правых сил. Даже главная составляющая «Медиа-МОСТа» - телекомпания НТВ - не смогла удовлетворить Гусинского и обеспечить ОВР нужный результат. Итогом стал уход с поста президента НТВ Олега Добродеева. Комментируя это событие, «Независимая газета» писала: «Совершенно очевидно, что Гусинский, мягко говоря, недоволен тем, как на НТВ была проведена осенне-зимняя предвыборная кампания»[28] .

Нерешительность владельца холдинга привела к тому, к чему и должна был привести: поражению ОВР на выборах, сходу с дистанции Евгения Примакова - вероятного кандидата на президентский пост, и, наконец, к ослаблению личных позиций Гусинского, а впоследствии – к фактическому распаду медиа-холдинга.

Лужковский холдинг АФК “Система”, в котором состояли “ТВ-Центр”, концерн “Радио-Центр” (“Говорит Москва”, “Радио Спорт”, “Русский хит”), а также газеты “Московский комсомолец”, “Вечерняя Москва” и “Московская правда”, всецело поддерживал своего фактического хозяина и, несомненно, сделал все, что мог сделать для раскрутки “Отечества” и уничтожения конкурентов. Впрочем, в одиночку “Система” не смогла справиться с поставленной перед ней задачей, поскольку была ограничена относительно небольшим охватом аудитории.

Контролируемые Владимиром Потаниным газеты “Известия” и “Комсомольская правда” долго не могли найти нужный тон в освещении происходящего и кидались из одной крайности в другую. Впрочем, странные метания объяснялись до конца не определенной точкой зрения этого предпринимателя. Потанин, когда-то сам мечтавший стать президентом России, трезво оценивал, что после краха большей части своего бизнеса в августе 1998 года он не готов участвовать в политической борьбе. Таким образом, одна из влиятельнейших и респектабельных газет страны – “Известия” умудрялась вплоть до 10 декабря 1999 года сохранять относительный нейтралитет; с этого дня в каждом номере газеты появлялся как минимум один материал, в котором авторы безжалостно громили блок ОВР и его лидеров. Как заметила по этому поводу газета «Сегодня», «Потанин заключил с Кремлем что-то вроде бартерной сделки. Суть контракта состояла в следующем: потанинские газеты ведут лояльную Кремлю информационную политику, а кремлевская администрация помогает Потанину удовлетворять его хозяйственные и прочие нужды»[29] .

Выборы 1999-2000 годов проводились при активной поддержке и участии представителей молодого российского бизнеса. Причем, это были вторые выборы общенационального масштаба, в исходе которых олигархи были заинтересованы (в 1991 году, когда в первый раз выбирали Ельцина, они были самыми обычными гражданами, а в 1993 их бизнес не успел еще набрать силу). Президентские выборы 1996 года, в результате которых у власти остался Б. Ельцин, заставили всех медиа-магнатов консолидироваться – у них появились общие интересы. Потому принадлежащие олигархам СМИ и стали тогда “проельцинскими”. В награду за хорошую службу, как известно, Березовский тогда получил полный контроль над каналом ОРТ, а НТВ Гусинского наконец-то получило в свое полное и единоличное распоряжение частоту четвертого канала.

Во время последних парламентских и президентских выборов положение поменялось. На этот раз интересы у представителей бизнеса различались очень сильно, и Гусинский с Березовским не бросали свои телеканалы и печатные издания в бой ради общей победы. Было видно, что в большой информационной войне 1999-2000 гг. Гусинский и его СМИ проигрывают; Березовский в это время чувствовал себя вполне уверенно.

Анализируя имеющеюся расстановку сил, “Советская Россия”[30] писала:

“Существует мнение, что контроль олигархов и Кремля над СМИ заранее предопределяет результаты выборов. Но это слишком фатали­стичная точка зрения. Да, СМИ оказывают большое влияние на предпоч­тения избирателей, но опросы показывают, что чем дальше, тем больше избирателей не доверяет СМИ. Часто навязывание избирателям той или иной позиции или личности приводит прямо противоположный эффект. Помимо СМИ настроения избирателей определяются их материальным положением, так называемыми “грязными технологиями” и другими фак­торами”.

Глава 2.

Деятельность СМИ

в период выборов 1999-2000 гг.

§ 1. Начало кампании 1999 г.

Прокремлевские средства массовой информации оказались летом 1999 года в неловком положении. У их хозяев не сформировалось еще сколько-нибудь определенной позиции по насущным вопросам, а положе­ние было очень непростым.

Президент Ельцин, всерьез увлеченный чехардой с премьер-минист­рами, постоянно болеющий, демонстрировал, что медленно, но верно те­ряет свою власть. Разворачивающийся вокруг “семьи” коррупционный скандал напрямую затрагивал и самого Бориса Николаевича. В то же время мэр Москвы Юрий Лужков и его оппозиция набирали силу и попу­лярность в народе. Известные политологи и журналисты всерьез говорили о конце эпохи Ельцина и наступлении эпохи Лужкова. Типичным был та­кой комментарий:

“Б. Ельцин, разумеется, остается лидером государства. При этом Ю. Лужков вынужден брать на себя роль неформального лидера российской политической элиты в условиях переходного периода от ельцинской эпохи к постельцинской”[31] . Казалось, что все идет именно к такому варианту, поскольку в Кремле полностью исчерпали ресурс народного доверия. Однако прези­дентскую администрацию недооценили.

Политическая элита давно уже гадала, кого именно президент наме­рен сделать своим наследником. В том, что Ельцин хотел бы продолжения своего курса после ухода на пенсию, сам президент не скрывал, и вопрос был только в том, кого назначат преемником. В разное время Борис Нико­лаевич уже делал попытки найти человека, которому можно было бы пере­дать власть. Претендентами становились такие фигуры, как В. Черномыр­дин, Ю. Лужков, О. Сосковец, Б. Немцов[32] , а позже - также Е. Примаков и С. Степашин. Однако все кандидатуры в тот или иной момент отбрасывались; да и желающих полу­чить сомнительный титул преемника Ельцина было мало. Поэтому отказ президента в интервью “Известиям”[33] назвать имя “счастливчика” под тем предлогом, что этому человеку “не дадут спокойно жить, заклюют”, обществом был воспринят с некото­рой иронией.

Действительно, воспринимать всерьез заявления дряхлеющего Ель­цина уже никто и не пытался. Элита жила завтрашним днем в предвкуше­нии серьезных перемен.

В начале августа 1999 года рейтинги политиков и партий выглядели (по данным РОМИР) следующим образом[34] :

«Если бы выборы президента России состоялись сегодня, за кого бы вы проголосовали?»

Политик

% к числу опрошенных

Примаков

15,9

Зюганов

10,4

Лужков

8,9

Жириновский

7,0

Степашин

5,4

Явлинский

4,9

Кириенко

2,1

Как видно по этой таблице, в лидерах было три оппонента Кремля, причем кроме традиционного противника – Г. Зюганова, в списке был не­давний бывший председатель правительства Е. Примаков, который скло­нялся к тому, чтобы возглавить свежеиспеченный блок “Отечество - Вся Россия”. Два рейтинга - московского мэра и экс-премьера – в сумме могли “прижать” кого угодно, и прежде всего лидера КПРФ, а также увеличить число желающих проголосовать за блок Лужкова (по данным июльского опроса ВЦИОМ, 25% избирателей готово было отдать свой голос “Отече­ству”, если первым в списке ОПОО окажется Прима­ков[35] .

Вот данные второго опроса, проводившегося РОМИР в те же сроки[36] :

«Если бы выборы в Государственную думу состоялись завтра, за ка­кую партию, движение или блок вы бы голосовали?»

Партия

% к числу опрошенных

КПРФ

16,0

«Отечество»

11,5

«Яблоко»

7,6

ЛДПР

6,9

«Новая сила»

2,0

«Вся Россия»

1,8

АПР

1,0

«Голос России»

0,5

“Отечество” настигало КПРФ, и для закрепления успеха Лужкову необходимо было получить надежных союзников, с которыми можно было прийти к 19 декабря лидерами и образовать после победы в Думе крупную центристскую фракцию. Среди будущих партнеров “Отечество” видело губернаторский блок “Вся Россия” и политического тяжеловеса Евгения Прима­кова. Видя, насколько опасным может получится новый союз, кремлевская администрация через подконтрольные ей СМИ начала распространять слухи о том, что лидер “Всей России” президент Татарстана М. Шаймиев настроен против объединения с Лужковым. “Не получается” – так зло­радно называлась статья, помещенная в газете “Время МН”[37] . В статье выражались серьезные сомне­ния в возможности союза. Однако Шаймиев выдержал давление, и 4 авгу­ста было официально объявлено о создании блока “Отечество – Вся Рос­сия”. В тот день Ельцин вызвал Шаймиева в Кремль, пытаясь отговорить того от подобного поступка, но ничего не вышло. Руководители ОВР заявили, что по-прежнему ждут Евгения Примакова у себя в блоке. Более того, в интервью программе “Итоги” Лужков прямо заявил, что готов отказаться от собственных президентских амбиций в пользу бывшего премьера и что “Примаков будет достойным президентом России”. На самого Примакова к тому времени уже началась «охота». Слухи о грядущих поправках в Законе о выборах, запрещающие участвовать в президентских выборах кандида­там старше 65 лет, которые якобы инициирует президентская администра­ция[38] , из­рядно потрепали нервы как самому Евгению Максимовичу, так и его по­тенциальным союзникам.

Кремлю необходимо было действовать, чтобы не потерять инициа­тиву. И вот тут-то воплотилась в жизнь старая идея Ельцина о преемнике.

Становящийся все более популярным действующий председатель правительства Сергей Степашин “своим” для Кремля так и не стал. Вполне правдоподобной выглядит версия причины отставки Степашина, изложен­ная главным редактором “Независимой газеты” Виталием Третьяковым[39] . По мнению Третьякова, виной отставки стала “излишняя мягкость и деликатность” премьера, в то время как “политическая обстановка требует совсем других качеств”. Зато необходимым требованиям соответствовал, видимо, мало известный широкой публике директор ФСБ Владимир Путин.

У общества не сложилось впечатления, что очередная президентская “загогулина” – продуманный шаг. По крайней мере, прокремлевские СМИ еще не были достаточно мобилизованы и не смогли подобающим образом отреагировать на очередную отставку правительства. “Независимая га­зета” довольно неуклюже и неубедительно попыталась изобразить про­изошедшее началом реализации гениального плана Кремля, по которому основным претендентом на президентский пост в 2000 году будут вовсе не Примаков, Лужков или Зюганов, а Степашин. “Рейтинг Степашина неук­лонно рос и едва ли не сравнялся с лужковским”, писал В. Третьяков, по­ясняя, что рост рейтинга у не обремененного неблагодарной работой Сте­пашина продолжится и далее, а на козла отпущения Путина за оставшийся до выборов год можно будет списать любую ошибку[40] .

Сохраняющая нейтральную позицию газета “Известия” с некоторой брезгливостью в тоне отозвалась об очередных перестановках: “назначе­ние Путина – дворцовые интриги” и “подковерная борьба, не имеющая ничего общего со стратегией”[41] .

Оппозиционная “Советская Россия” прокомментировала событие так: “Действующий президент использует свое служебное положение для работы с электоратом в личных целях, стремясь навязать народу угодного лично ему преемника”[42] и выразила сомнение, что из “назначения Путина выйдет что-ни­будь путное”.

Кстати, в «Известиях» появилась наиболее жесткая версия причин, по которым преемником назначили именно директора ФСБ. «Спецслужбы, заблаговременно выстроенные под Путина, смогут проконтролировать подготовку и проведение избирательной кампании так, чтобы ее результаты не слишком отличались от запланированных», заявила газета[43] .

Человек, на нейтрализацию которого, собственно, и были направ­лены эти перестановки, решил высказать свое мнение по поводу прави­тельственной чехарды только 17 августа – в тот самый день, когда Евгений Примаков наконец дал согласие возглавить координационный совет блока ОВР.

«Профессиональная подготовка Владимира Путина лежит вне той области, которая требуется для работы в правительстве», - заявил москов­ский мэр[44] .

Юрий Лужков был уверен в своих силах и мог позволить себе гово­рить откровенно по самым принципиальным темам. Появление в списке ОВР Примакова обещало фантастический рост рейтинга этого избира­тельного блока.

Между тем именно окончательное решение бывшего премьера войти в союз с Лужковым и Шаймиевым стало командой к действию для всех оп­понентов – как кремлевских, так и коммунистов, которые также хотели ви­деть Примакова в своем списке.

Два августовских события – назначение председателем правитель­ства никому не известного Владимира Путина и заключение союза между Евгением Примаковым и фаворитом избирательной гонки блоком “Отече­ство – Вся Россия” – стали знаковыми. Впереди была информационная война.

§ 2. Отражение в СМИ конфликтов:

Кремль против ОВР и КПРФ против ОВР

Существование столь сильного игрока, как новый блок «Отечество - Вся Россия», чрезвычайно не нравилось всем прочим участникам президентской гонки. Мы уже знаем, что усиление блока союзом с бывшим премьер-министром Примаковым еще более упрочило положение лужковского «Отечества».

Колебания Евгения Примакова, к началу августа являвшегося, по уже упомянутым выше данным РОМИР, самым вероятным претендентом на кремлевское кресло и опережавшего ближайшего конкурента Геннадия Зюганова более чем на пять процентов, были вполне понятны. Примкнуть к одному из блоков означало для Евгения Максимовича самому сузить свою политическую базу, связать себя определенными обязательствами и невольно ввязаться в драку, которая могла серьезно повредить имиджу «политического тяжеловеса». Риск растратить накопленный политический капитал был велик. Гораздо выгоднее Примакову было идти на президентские выборы как самостоятельному кандидату, стоящему над схваткой и выступающему консолидирующей силой.

Однако Примаков согласился на настойчивые предложения Лужкова. Почему? Дело было в том, что идти на выборы, не заручившись поддержкой СМИ, губернаторов и олигархов было бессмысленно и привело бы к поражению. Блок ОВР мог обеспечить все это, при этом, что важно, не требовал от бывшего председателя правительства подстраиваться под идеологию движению - таковой у ОВР просто не имелось.

Лужков, Яковлев и блок ОВР, были не единственными, кто желал союза с Примаковым. Определенные «виды» на Примакова имела КПРФ. Бывший премьер мог сильно расширить очень четко очерченный электорат коммунистов, позволив КПРФ привлечь дополнительно голоса огромного числа людей, симпатизировавших лично Примакову и не «отягощенных» четкими политическими убеждениями. Вероятно, если бы у коммунистов имелось то, что смог предоставить ОВР - мощные организационные, информационные, административные и, конечно же, финансовые ресурсы, - Примаков подумал бы, на союзе с кем остановить свой выбор.

Но Примаков выбрал в партнеры Лужкова, и это послужило сигналом к началу конфронтации. Когда стало ясно, что Примаков не войдет в коалицию с КПРФ, Геннадий Зюганов наконец заявил, что не собирается блокироваться с ОВР[45] .

Тем более что в Аграрной партии России (АПР), постоянного союзника КПРФ, произошел серьезный раскол: добрая половина членов партии во главе с ее лидером Михаилом Лапшиным ушла от коммунистов и вступила в блок «Отечество - Вся Россия»[46] .

Лужковский блок был назван «административно-буржуазным», Лапшин и ушедшие с ним люди - «предателями». Левая пресса начала атаки на Примакова и ОВР, опасаясь, что бывший председатель правительства отобьет у КПРФ часть голосов. Особенно агрессивными были нападки газеты «Завтра», которая выпустила серию разоблачительных статей. Читателя пытались убедить в том, что Примаков - всего-навсего послушная игрушка в руках кремлевских хозяев; из той кампании Примаков вынес обидное прозвище - «дутый тяжеловес» - по названию первой из статей[47] .

Досталось от левой оппозиционной прессы и союзнику Примакова Юрию Лужкову. Московскому мэру припомнили и поддержку, оказанную Ельцину на президентских выборах 1996 года («и ступил на эстраду мэр столицы Юрий Лужков. И вознес кулаки над лысиной. И возвестил городу и миру: Ельцин - это свобода! Ельцин - это будущее России!»[48] , и относительно хорошее по сравнению с глубинкой финансовое состояние Москвы («строить подземные торговые центры, храмы, и автодороги за счет нищей российской провинции гораздо приятнее, чем каждое воскресенье получать увесистые щелчки от «телекиллера» Доренко»[49] , и сомнительное происхождение денег в некоторых московских проектах («Никогда до этого не подводило лидеров ОВР их номенклатурное чутье, помогавшее пересаживаться с одних теплых мест на другие - с КПСС в НДР, с НДР в ОВР, с ОВР в КПЗ... Шутка. Хотя в каждой шутке есть доля истины - никогда еще их любимый лозунг «Судите по делам!» не носил для них такого зловещего смысла»[50] ).

Впрочем, как мы знаем, эта критика доходила главным образом до постоянных читателей левых изданий - а их аудитория и так прекрасно знала, за кого надо голосовать, а за кого - не стоит.

Однако враги у «Отечества - Всей России» были не только и не столько среди коммунистов. Как в общем-то, правильно отметила газета «Завтра», «в то время, как лучшие силы российского агитпропа брошены на драку с московской мэрией», компартия в этой драке почти нейтральна[51] .

Действительно, по сравнению с тем, как агрессивно вели себя прокремлевские средства массовой информации, нападки коммунистической прессы на Лужкова и Примакова можно было назвать практически незаметными. (Кстати, СМИ, выступавшие на стороне ОВР на критику коммунистов вообще не отвечали - было просто не до них.)

О том, как уничтожали блок «Отечество - Вся Россия» проправительственные СМИ , рассказывать можно чрезвычайно долго. Главной ударной силой Кремля и Бориса Березовского в информационной войне с Лужковым и Примаковым был, бесспорно, телеканал Общественного российского телевидения. Кроме уже имевшихся программ «Однако» Михаила Леонтьева и субботнего «Времени» Павла Шеремета (с постоянным комментатором Александром Невзоровым), на телеканале появилась знаменитая «Аналитическая программа Сергея Доренко».

В конце августа 1999 года Березовский вернул журналиста на телеканал. После чего всем стало совершенно понятно, что в информационной войне наступают активные боевые действия. «Известия» писали по этому поводу[52] : «Доренко по призванию - типичный король нищих. Как и его хозяин - Березовский. Вот они и будут манипулировать общественным мнением толпы. Прочие функции на канале исполнят другие персонажи. Для работы с политической элитой есть всегда желчный Михаил Леонтьев. Более широкую публику по субботам будет забавлять простодушный Павел Шеремет, все более походящий на героя Ильфа и Петрова - застенчивого Альхена. Видно, что Шеремет стесняется, ему неловко, но не может не передернуть факты и обстоятельства».

Именно Сергей Доренко похоронил все надежды лидеров ОВР на триумфальную победу на парламентских, а затем - и на президентских выборах. Его программа, поставленная в сетке вещания первого канала на воскресенье, 21.00, очень быстро набрала популярность и стала самой популярной аналитической программой на всем отечественном телевидении. «Итоги» Евгения Киселева остались далеко позади[53] , что, по мнению известного телекритика И. Петровской, закономерно: «Далеко не всем зрителям охота вникать в подробности событий и хитросплетения политических коллизий»[54] . Доренко начал атаки с того, что предпринял атаку на «семью Лужкова». В программе были продемонстрированы документы, из которых следовало, что некто А. Батурин - брат супруги Лужкова и казначей московский «семьи», по утверждению Доренко - получал от фирмы «Мабетекс» деньги. И хотя человек по имени Андрей Батурин уже на следующий день провел пресс-конференцию, в которой заявил, что к семье московского мэра никакого отношения не имеет, а деньги получал от «Мабетекса» вполне законно - за оказанные фирме услуги, уже в следующем выпуске своей программы - 3 октября 1999 года - Доренко поделился со своими зрителями «секретом»: оказывается, ведущий дал Лужкову «глубже заглотить крючок». После чего зрители узнали от Доренко, что «крестный отец отрекается от своей семьи», что всю последнюю неделю «московский мэр стремительно терял честь и достоинство». Длинные словесные экзерсисы Доренко привели к тому, что Лужков был назван «членом семьи своей жены»[55] . Доренко не стал приводить новых фактов, обличающих Лужкова, но эффект эта программа имела шумный. «Его «конек», как и прежде, обличение, гневная риторика, сверкание очами и рокотание голосом. А еще тяга к образности, которая затуманивает смысл сообщения», - эти слова Ирины Петровской из ее статьи «Возвращенец» хорошо отражают суть псевдоаналитики от Доренко.

«Московский комсомолец» отреагировал на выпады в адрес мэра Москвы статьей с характерным заголовком «Д.Д.Д. Диагноз для Доренко: абсолютно здоровый подлец»[56] .

В атаках на Лужкова Доренко и его заказчики применили несколько довольно простых приемов:

- Бить противника его же оружием (Доренко обвинил Лужкова в том, в чем тот сам неустанно обвинял Кремль - в связях со скандальной фирмой «Мабетекс». Позднее этот ход был усилен, когда один из обвиняемых по делу «Мабетекса» Павел Бородин был выдвинут кандидатом в московские мэры);

- От великого до смешного один шаг (Кремль не стал ступать с Лужковым в полемику, а просто поднял его на смех. Для этого использовались эпитеты, употребляемые Доренко в адрес лидера ОВР (вроде такого: «мы переоденем Лужкова мужчиной»), а также разнообразные манипуляции с внешностью Лужкова. Лужков стал оправдываться, чем дал Доренко бесценный материал для ерничанья и дальнейшей раскрутки политического фарса. Избирательная кампания начиналась как драма, но была превращена в комедию.

- Большая ложь (принцип, разработанный Геббельсом, который говорил: «Чем больше ложь, тем она убедительнее. Ложь должна быть чудовищной». Суть этого приема в том, что людям надо говорить не правду, а правдоподобные вещи, не то, что есть на самом деле, а то, что они хотят услышать. Зритель, уверенный в поголовной коррумпированности власти, получил от аналитика первого канала «подтверждение» своих догадок.

- Негативное позиционирование Лужкова (Доренко начал представлять Лужкова и Лужкова как «крестного отца», главу крупного клана, мафиозной «семьи». Организация убийства американского бизнесмена Пола Тейтума, финансовые махинации, вымогательство - Лужков был обвинен во всех этих преступлениях. «Крепкий хозяйственник» на глазах превращался в сицилийского «дона» - Доренко даже называл мэра «доном Джорджио».

Рейтинг московского градоначальника стремительно пошел вниз - Лужков перестал рассматриваться населением как реальный претендент на президентский пост. Однако Лужков не раз заявлял, что не собирается бросать Москву и потому отказывается от президентских амбиций в пользу авторитетного Евгения Примакова.

Уничтожив Лужкова и устроив пляску на его «политическом трупе», Доренко не забыл о бывшем премьер-министре, который в середине октября все еще опережал действующего премьера - Путина (26% против 17%). Примакова тоже надо было нейтрализовывать, для чего 24 октября в «Аналитической программе Сергея Доренко» устроил репортаж из клиники, где подробно показал операцию на суставе - с кровью, мясом, костями, медицинскими инструментами. Подобную операцию делали летом Евгению Примакову...

Примаков был показан старым, безнадежно больным человеком. Комментируя рейтинг экс-премьера, Доренко сказал: «Примакова поддерживают в основном его же сверстники, в то время как за Шойгу голосую в основном молодые люди и люди среднего возраста»[57] . Зритель отсылался к образу бесконечно «работающего с документами» Ельцина и особенно - к образу Леонида Ильича Брежнева.

Рассматривая впоследствии причины поражения блока ОВР и отказа его лидеров от борьбы за Кремль, все исследователи единодушно заявляли, что Лужков и Примаков и их команда советников просто не смогли грамотно построить свою защиту[58] . Примерно так посчитал и сам Лужков, заявив, что «информационная кампания со стороны нашего штаба, мягко говоря, не была победоносной»[59] . Вероятно, в неумелом построении стратегии поведения лидеров отчасти виноваты и советники ОВР, однако, как мне представляется, не в этом основная причина поражения. Вот какими «секретами мастерства» поделился в интервью «Известиям» еще один «телекиллер» Николай Сванидзе (на его счету показ в авторской программе «Зеркало» на РТР оказавшегося впоследствии фальшивкой фильма о проверке деятельности ГУВД Москвы):

«Я извлек из информационных войн только один урок: у нас нет технологии защиты, есть только технология атаки. Да, защищать сложно, атаковать сегодня - легко. Дайте мне любой объект - и я сделаю из него просто кашу. Мне даже не нужен будет компромат. Достаточно одной словесной атаки и издевки в эфире»[60] .

Газеты, выступившие в этой схватке на стороне Кремля, с удовольствием обсуждали очередные выпуски аналитических телепрограмм на первом и втором каналах, подхватывали темы и подключались к травле ОВР и ее лидеров. Но, повторяю, печатные СМИ в основном лишь повторяли критику, высказанную телевизионщиками Доренко, Леонтьевым, Сванидзе и другими.

Наиболее изобретательной среди прочих изданий была «Независимая газета», с самого начала резко отзывавшаяся обо всех действиях и поступках лидеров ОВР.

Так, 12 августа 1999 года в «НГ» появляется большое интервью с Геннадием Зюгановым. В нем лидер КПРФ выступил с резкой критикой в адрес Евгения Примакова, который «упустил исторический шанс спасти страну от катастрофы»[61] .

Напомню, тогда еще Примаков не дал согласия стать союзником Лужкова. Одновременно с критикой Примакова газета до самого последнего момента пыталась расстроить союз экс-премьера и ОВР, выступив в номере от 17 августа с заявлением, что, по некоторым сведениям, союз может и не состояться[62] . В этот самый день Примаков вошел в политсовет блока «Отечества - Всей России». Вообще распространение непроверенных слухов стало в этой избирательной кампании одним из самых ходовых приемов. Например, убедившись в том, что союз ОВР и Примакова все-таки состоялся, «НГ» сообщила читателям, что, по слухам, в новом блоке зреет раскол. Многие члены «Отечества», по словам анонимного источника, очень недовольны тем, что к ним и к их полярности «подмазались» люди из низкорейтинговой «Всей России»[63] .

Активно использовала «НГ» и старый прием «от великого до смешного - один шаг». Острому, талантливому перу Виталия Третьякова принадлежит несколько фельетонов, в которых высмеивается название и символика нового движения. Так, именно Третьяков (он же - Титус Советологов) в статье «ОПЛЯ!»[64] придумал переставить буквы в аббревиатуре ОВР так, что получилось слово ВОР (эта аббревиатура, пояснил автор, расшифровывается как «временный оккупационный режим»), а затем предложил назвать движение по первым буквам фамилий трех его лидеров - Примакова, Лужкова и Яковлева. Получилось почти нецензурное слово ПЛЯ, которое было подхвачено другими прокремлевскими СМИ. Так, «Новые известия» поместили фельетон «Немолодая ПЛЯ ждет ответа от Кремля», в котором высмеяли письмо лидеров ОВР к Ельцину[65] . Фельетон заканчивался запоминающейся фразой: «Не царское это дело - с ПЛЯ переписываться». Титус Советологов написал также статью «Голубые в городе», в которой пожаловался, что у него засорилась канализация. К Титусу пришел сантехник в голубой куртке с эмблемой «Отечества», который «долго возился над унитазом, однако засор так и не устранил»[66] .

Однако от «безобидных» игр со словами вернемся к серьезным вещам. 27 сентября 1999 года Михаил Леонтьев обвинил лидеров ОВР в том, что те инициировали финансовый скандал с «Bank of New York» с целью свергнуть Ельцина и его окружение, создали внутри России «пятую колонну» и т. д.[67] . С этой программы началась операция, целью которой было доказать населению злонамеренную связь ОВР с Западом. Комментируя эти активно распространяемые слухи, газета «Завтра» вовсю потешалась на этими сообщениями, выдаваемыми за доказанные факты[68] . Однако прокремлевские СМИ гнули свое. Легенда о «заговоре ОВР» развивалась вполне логично: как истинные «враги народа», Примаков с Лужковым хотят погубить страну и россиян, для чего «создали план смещения Владимира Путина с поста премьер-министра»[69] на предстоящем в Турции саммите ОБСЕ через своих американских и европейских хозяев, недовольных действием российской армии в Чечне. «Известия» выразили сомнение в том, что эта версия подтвердится[70] .

Путин остался на своем месте, но ярлык предателей уже прочно приклеился к ОВР. Появилась «проверенная» информация о готовящемся союзе «Отечества - Всей России» и КПРФ в будущей Думе, целью которого остается смещение Путина с поста председателя правительства[71] . Такие публикации должны были убедить самых верных сторонников ОВР в том, что голос за Примакова - это фактически голос за Зюганова.

Слухи о связях Лужкова с мафией также стали излюбленной темой для прокремлевских СМИ. Как сообщила «НГ», родственники убитого в 1996 году в Москве американского бизнесмена Пола Тейтума подали в окружной суд Аризоны с требованием наказать заказчика этого убийства Юрия Лужкова. «Независимая газета» с сожалением прокомментировала, что выдать Лужкова американскому правосудию не удастся[72] , позже дала слово адвокатам родственников Тейтума, в котором те популярно объяснили, почему считают московского мэра заказчиком убийства и вором, захватившим принадлежавшие Тейтуму акции гостиницы «Рэдиссон-Славянская»[73] .

«По мелочи» били и других лидеров ОВР. Так, Муртаза Рахимов, президент Башкирии, предстал в публикациях настоящим чудовищем, восточным тираном, который, отключив любимые народом программы Доренко и Сванидзе, посмел нарушить свободу слова в своей республике[74] , а Владимир Яковлев оказался бездарным губернатором, с которым не хочет иметь дела ни один бизнесмен Санкт-Петербурга[75] . Заодно досталось и французскому специалисту по политической рекламе Жаку Сегела, который приезжал осенью в России на презентацию русского издания своей книги[76] и имел неосторожность заявить о том, что поддерживает Лужкова. «Ex Libris НГ» немедленно дал на книгу убийственную рецензию, а самого француза представил дураком и рохлей[77] .

Опасность переусердствовать в травле ОВР первой отметили Борис Абрамович, который сказал буквально следующее: «Лужкова надо сначала ввинтить в землю, а затем медленно отвинчивать. Тогда он будет рад, что еще мэром остался», и Татьяна Дьяченко[78] , а «НГ» пояснила, в чем же главная опасность.

«Кампания по добиванию ОВР, как представляется, перешла в свою контрпродуктивную стадию. Конечно, административный ресурс ОВР сильно разрушен. А миллионы рядовых потенциальных избирателей уже отшатнулись от этого блока, набравшего образ «исчадия политического ада». Однако еще две недели такой агрессивной антиовровской пропаганды - и все лидеры «Отечества - Всей России» превратятся в глазах избирателей из тех, кем они являются, вождей одного из олигархо-номенклатурных кланов, в чуть ли ни единственных единомыслящих правдолюбцев Святой Руси, гонимых злыми силами сатаны, камарильи и Семьи»[79] .

Особо стоит упомянуть потанинские «Известия». Газета почти всю кампанию сохраняла нейтралитет, не принимая ни одной из сторон и оставалась источником наиболее объективной, наименее ангажированной информации. Продолжалось это до 8 декабря 1999 года включительно, когда на первой полосе в последний раз прозвучали слова обозревателя газеты Г. Бовта в защиту блока ОВР, который травят СМИ Кремля[80] . Начиная со следующего дня и вплоть до самых выборов газета в каждом своем номере сама принялась травить ОВР и все, что как-то связано с этим блоком. Максим Соколов, до того имевший возможность лишь хвалить Путина, наконец взялся за Лужкова, и читатели «Известий» наконец-то узнали, что Лужков - главный тиран и его СМИ - самые несвободные в стране, а потому и самые грязные[81] . Следом было интервью с Александром Мамутом, представителем «Семьи», в котором бизнесмен заявил, что подает в суд на Примакова за клевету (Примаков утверждал, что Мамут пытался подкупить некоторых членов ОВР). Кроме нечестности, Мамут обвинил ОВР в сепаратизме: «Москва, Питер, Татарстан, Башкирия опосредуют центробежные тенденции, что фактически разрушает страну»[82] . 11 декабря выходит статья Д. Горелова под названием «Сеньор Помидор против графа Вишенки»[83] , в которой Лужков - Сеньор Помидор снова предстает чудовищем, устроившим травлю Кириенко - милого Графа Вишенки. 14 декабря выходит статья «Пиарова победа», рассчитанная на эмоции, а не на логическое мышление читателя. Автор ни в чем конкретно не обвиняет ни Лужкова - тот ему просто не нравится, ни Примакова - его назвали «старым и занудным», ни поддерживающую ОВР телекомпанию НТВ, которая была названа «интеллигентски-безвольной»[84] .

15 декабря в газете появляется крайне глумливый отчет о митинге в поддержку Лужкова с большим, на целую полосу фоторепортажем[85] . 16 декабря за мэра снова взялся М. Соколов, который пытался доказать, что Лужков - отвратительный хозяйственник, не умеет привлекать инвесторов и вообще популист[86] . Наконец, в последний день, когда была разрешена предвыборная агитация, «Известия» обрушились на лужковско-примаковкие СМИ в статье «В играх грязи и лицемерия блок НТВ - «Столица» вырвал боевую ничью у блока ОРТ - РТР»[87] . В статье прозвучали недвусмысленные обвинения в антисемитской позиции телеканалов НТВ и ТВЦ, а также в связях их боссов с криминалом. В пример Евгению Киселеву был поставлен... «курва Сергей Доренко», который лучше уже хотя бы тем, что не претендует «на Журналистику с большой буквы».

Многие из обвинений, высказанных в адрес руководителей блока ОВР и их СМИ, были, вероятно, справедливыми. Другое дело, что «Известия» как-то очень неожиданно «спохватились». Причину удивительной перемены в информационной политике «Известий» объяснила газета «Сегодня»: «на днях Потанин обратился к главе правительства Владимиру Путину с просьбой вмешаться в его тяжбу за приобретение пакета акций ТНК. Однако в Кремле, вероятно, решили, что бартерная сделка с Потаниным не вполне равноценна. То есть администрация президента помогает Потанину хорошо, а вот олигарх не все заказы отрабатывает. Перед Потаниным были поставлены жесткие условия предоставления ему дальнейших «кремлевских услуг». «Известия» и прочие подконтрольные СМИ должны занять более жесткую позицию по отношению к недругам Семьи»[88] .

Непрерывные нападки со стороны прокремлевских средств массовой информации на блок «Отечество - Вся Россия» и на его лидеров Евгения Примакова и Юрия Лужкова выполнили свою основную задачу - привели к серьезному поражению блока ОВР на выборах в Государственную думу и к отказу Примакова от участия в президентской кампании. Незначительные уколы левых СМИ в адрес ОВР прошли незамеченными некоммунистической аудиторией. Газета «Известия», не принявшая в кампании ни одной из сторон и потому имевшая возможность наиболее объективно подбирать факты и анализировать происходящее, выделялась своей позицией, но в результате незадолго перед выборами в Думу присоединилась к тем СМИ, кого до того отчаянно критиковала за манипуляции и откровенную тенденциозность. Этот пример с «Известиями» стал одним из печальных примеров, показывающих, насколько зависимы отечественные СМИ от позиции своих хозяев.

§ 3. Феномен «Единства» и феномен Путина

Рассмотрим теперь публикации, посвященные блоку «Единство» и прочно связанному с ним Владимиру Путину, которые столь триумфально завершили свои избирательные кампании.

Опубликованный в журнале “Власть” опрос, который провел фонд “Обще­ственное мнение”, довольно красноречив[89] :

Партия (объединение)

% ( от числа опрошенных)

КПРФ

20

ОВР

18

«Яблоко»

9

«Единство»

7

ЛДПР

4

«Союз правых сил»

3

НДР

1

Как видно из таблицы, в списке появилось новое, неизвестное доселе объединение - «Единство» (известное также как «Медведь»). С самого начала было ясно, что создателем движения является Борис Березовский (и он же - автор названия), но дурная слава олигарха практически не повлияла на запланированный рост рейтинга «Единства». «Большинство наблюдателей считают, что новый блок и все прокремлевские структуры будут работать на раскрутку Владимира Путина с целью оттянуть на него как можно больше влияния от ныне лидирующих на политической арене ОВР и КПРФ»[90] .

Сам Березовский, кстати, яростно опровергал информацию о своей причастности к созданию «Медведя», заявляя, что ему не до политики - надо восстанавливаться после перенесенного гепатита. Как писали в статье агентства РосБизнесКонсалтинг[91] «губернаторы твердят в телекамеры, что "Медведь" – их собственное изобретение, единственная цель которого – "привести в Думу честных и ответственных людей". Чукотский руководитель Александр Назаров так и вовсе назвал версию о причастности Березовского к новоиспеченному формированию "преступной" – "непорядочно говорить о том, что можно купить губернатора"».

Как писала «Независимая газета» 17 декабря, «на сегодняшний день «Единство» реально может второй по численности фракцией нового парламента, так что позиции Кремля в Госдуме удалось сделать очень приличными в кратчайший срок благодаря использованию новейших PR-технологий[92] .

Информационная война практически закончилась после парламентских выборов, на которых Лужков, Примаков и их блок ОВР потерпели сокрушительное поражение. Причиной поражения стали прежде всего успешные нападки прокремлевских СМИ. Почему же рейтинг «Единства» все время только рос и никакие нападки лужковских СМИ не могли справится с альтернативным блоком?

Кроме уже названного перевеса Кремля в информационно-пропагандистском («информационные возможности ОРТ и ВГРТК, переманивших к себе на сегодня самых талантливых киллеров от тележурналистики, оказались огромными. Они попросту забили ТВЦ и НТВ» - писала газета «Слово»[93] ) и административном ресурсах, необходимо упомянуть важный аспект. Средства массовой информации, поддерживавшие ОВР, почти не нападали на Кремль, Путина и «Единство».

Поддержанную народом антитеррористическую операцию в Дагестане и позднее в Чечне критиковать было равносильно политическому самоубийству - это относилось и к политическим деятелям, и к изданиям. Кстати, высокий и продолжающий расти рейтинг Путина так и был назван - «военным»[94] .

Среди СМИ, поддерживавших ОВР, самая жесткая публикация в адрес властей появилась в «Московском комсомольце». Авторы прямо обвинили Кремль в организации взрывов в Буйнакске, Москве и Волгодонске:

«По сути «семья» назначила не премьера, а ответственного за проведение операции. Напомним, что на место главы Белого дома рассматривались две кандидатуры: Рушайло и Путин. Но в последний момент то ли «семья» предпочла Путина, то ли Рушайло сам решил отойти в тень... С назначением Путина и.о. премьера операция перешла в заключительную стадию. Помещения под закладки уже сняты. «Сахар» заложен. В ночь с 8 на 9 сентября на куски развалился дом на улице Гурьянова, а ранним утром 13 сентября кирпичная восьмиэтажка на Каширском шоссе сложилась как карточный домик»[95] .

Более страшного обвинения на тот момент невозможно было придумать. Продолжай все лужковские СМИ действовать в том же духе, неизвестно, чем бы закончилась избирательная кампания. По крайней мере, от одного этого обвинения Путину пришлось отмываться вплоть до президентских выборов. Так, за три дня до выборов в прессе появилось обращение ветеранов спецслужб, в котором они призвали не верить в причастность ФСБ к взрывам, а подобные публикации «кощунственны» и «снижают рейтинг Путина»[96] .

Однако после этой жесткой атаки на Кремль «московские» СМИ сбавили обороты, а вскоре переключились на полемику с Сергеем Доренко и на обличение Бориса Березовского, а также на уничтожение Кириенко, которого называли «недомэрком», и СПС. Довольно типичным выглядит такой текст:

«Немцов рекламирует себя и своих товарищей примерно так: мы, мол, идем во власть не воровать - мы уже наворовались. Во избежание судебного иска напомню, что буквально Немцов сказал следующее: "Мы идем во власть не за деньгами - мы люди небедные". Но очевидно, что иначе понять нельзя, и если Немцов вообще о чем-то думал, произнося этот предвыборный слоган, то о том, что его поймут именно так. рассчитывал, видимо, что такой поворот народу понравится»[97] .

Приведенный фрагмент, принадлежащий перу известного журналиста Леонида Радзиховского, между тем был бы совершенно немыслим в журнале «Итоги», что еще раз подтверждает, что внутри «Медиа-МОСТа» не существовало четкой и определенной позиции по самым главным вопросам.

Критика Березовского, которая ставила своей задачей ударить по «Единству», успеха не принесла. Тот факт, что за «Единством» незримо маячила фигура Путина, нельзя было использовать в целях контрпропаганды, учитывая популярность премьера. Путин не столько поднял рейтинг «Медведя», сколько прикрыл его от нападок и расстрела прямой наводкой. Дружественные ОВР СМИ лишь «покусывали» грозного хищника, выискивая малозначительные дефекты в его обороне, типа обвинения Карелина в дружбе с Отари Квартришвили и проч., и проч.

Таким образом, ОВР проиграл, и «лужковская» «Литературная газета» признала поражение, выпустив статью Александра Ципко «Неизбежность Путина», в которой предлагалось смириться с фактом: президентом будет Владимир Путин[98] . Через две недели после публикации Евгений Примаков заявил, что не будет участвовать в президентской гонке, и это стало окончательной сдачей на милость победителя.

В качестве наглядного примера можно взять два номера газеты «Метро»: один - от 17 декабря 1999 года, второй - 23 марта 2000 года.

В первом - напутственное слово избирателю, который знает, за кого голосовать:

«Они уже поздравляют друг друга. Все кремлевские газеты, все кремлевские каналы прочат сами себе победу на выборах и уверяют, что результат известен: семья победила!

...Ну и что с того, что г-да Волошин и Березовский велели голосовать так? Мы, слава богу, у них не работаем и ничем им не обязаны. А потому будем выбирать тех, кого захотим.

Нет, рано они празднуют.»[99]

Спустя три месяца в той же газете - репортаж из избирательного штаба Владимира Путина, в котором автор выражает радостную уверенность в победе Путина на выборах[100] . Таким образом, лужковские СМИ осторожно поддержали Путина, того, за кого еще совсем недавно призывали ни в коем случае не голосовать.

По сути, единственными, кто занимался контрпропагандой Путина после парламентских выборов, были СМИ «Медиа-МОСТа» - в тот момент интересы Владимира Гусинского и Юрия Лужкова разошлись, и левая (коммунистическая) пресса.

СМИ Гусинского вели свою войну с Кремлем и с его телеканалами и газетами и до президентских выборов, и после них. Поэтому каждая неудача противников вызывала у этих телеканалов прилив энтузиазма. Так, когда сразу после победу Путина в первом туре канал ОРТ решил избавиться от «Аналитической программы Сергея Доренко», газета «Сегодня» выразила удивление этим решением:

«В последние несколько месяцев ОРТ фактически превратилось в Отдел контрпропаганды кремлевской администрации и своего самого влиятельного акционера-депутата Бориса Березовского. Первый канал ежедневно и ежечасно разоблачал "неправильную" информацию тех телеканалов и иных СМИ, которые недостаточно горячо любят Родину и Путина»[101] [U1] .

В целом можно сказать, что все попытки противников Кремля с помощью своих СМИ не пустить «Единство» в Думу, а Владимира Путина - на президентское кресло, оказались неэффективными и не привели в желаемому результату.

§ 4. Роль левой прессы в кампании 1999-2000 гг.

Основной ресурс КПРФ - традиционно идеологический. Однако в последних кампаниях не стоило сбрасывать со счетов и значение административного ресурса в регионах так называемого «красного пояса».

Коммунисты нашли самое мудрое решение, когда ушли «в тень» накануне и во время информационной войны. Газета «Завтра» писала: «Фаворит нынешней предвыборной гонки - Компартия Российской Федерации. Но фаворит она - невидимка. Каждый знает, что по числу сторонников КПРФ лидирует, но далеко не все замечают ее в информационном поле»[102] . Их газеты сосредоточились на внутрипартийный делах и подготовке к выборам своих избирателей. Подробное освещение деятельности партии, активное использование несколько подзабытой в других СМИ «обратной связи» - вот каковы отличительные особенности левой прессы образца 1999-2000 годов.

Прекрасно понимая, что до «постороннего избирателя» информация все равно не дойдет, СМИ, поддержавшие КПРФ, тем не менее проводили свою информационную политику, показывая, почему Путин и Лужков - плохие кандидаты.

Интересно, что часть критики в адрес московского мэра коммунистическая пресса позаимствовала у упорно не замечавшего КПРФ Сергея Доренко. Подсчет квадратных метров в конюшне Лужкова превратился в целую серию материалов.

Коммунисты поддержали антитеррористическую операцию в Чечне и Дагестане; действия российской армии освещались позитивно. Что не мешало левым вовсю громить власть. Вот что, в частности, писала про тогда еще премьер-министра «Советская Россия»:

«Путина поддержал не только Ельцин, но и такие видные «патриоты», как Чубайс и Березовский, поэтому телевизионный рейтинг Путина поднялся выше Останкинской башни. И вот Владимир Владимирович, чье правительство на самом деле так же далеко от народа, как и все предыдущие правительства «демократов», решил, что пришло время с пользой вложить свой политический капитал в созданное под него движение «Единство», оно же «Медведь»[103] .

Ближе к выборам президентским тон был все более резким:

«Кандидатом в президенты Владимира Путина выдвинули очень сытые граждане. Граждане, у которых есть все. Все, кроме спокойствия. Они чувствуют себя, как кошка, съевшая чужое мясо. И им нужна сегодня крепкая государственная власть, способная навсегда сохранить награбленное и гарантировать защиту от возможного недовольства ограбленных.

В заявлениях Путина отчетливо просматривается его намерение стать отцом нации. Обстановка в стране позволяет ему установить бархатную диктатуру, и он, вероятно, вероятно, не с гонениями обрушится на оппозицию, а попытается задушить ее в своих объятиях»[104] .

Комментируя очередное собрание Совета глав государств СНГ, «Правда» пишет:

«Владимир Путин избран председателем Совета глав государств СНГ. Может, за этим и собрались президенты стран СНГ? Да еще накануне выборов президента России. Такое впечатление, что они хотели подать сигнал населению Российской Федерации: мол, кроме Путина, видеть никого не желаем на высшем государственном посту в России. Налицо проявление явного неуважения к русскому избирателю, давление на него»[105] .

В целом можно сказать, что коммунисты действовали наиболее чисто среди всех участников выборов. Другое дело, что связано это, скорее всего, с уже упоминавшимися финансовыми причинами.
Заключение

Для исследования такой проблемы, как роль средств массовой информации в период выборов, были отобраны самые разные издания. В данной работе, разумеется, приводится лишь небольшая часть цитат, но, с одной стороны, здесь присутствуют самые значительные публикации, а с другой - наиболее типичные , позволяющие увидеть те или иные тенденции.

Анализ публикаций в российской прессе за период 1999 - 2000 гг. подвел к двум важным выводам:

Во-первых, современные российские СМИ находятся в крайне зависимом положении от своих хозяев, будь то власть или частный бизнес. Во время избирательных кампаний зависимость СМИ становится особенно очевидной. Печальным примером служит история с газетой «Известия», которая поменяла свою позицию, когда у ее владельца Владимира Потанина появилась договоренность с Кремлем.

Во-вторых, итоги выборов в нашей стране чрезвычайно сильно зависят от манипуляций, проводимых сильными мира сего на массовом уровне. И у средств массовой информации здесь незавидная роль инструмента для манипулирования . Термин «четвертая власть», который так любили употреблять в российских СМИ несколько лет назад, в современных условиях представляется неактуальным и не соответствующим действительности.

Любопытно, что в среде российской политической элиты немало таких сторонников идеи манипулирования массами, которые не стесняются говорить о необходимости «подталкивать» избирателя к тому или иному решению. Среди основных аргументов, приводимых этими людьми в пользу своей точки зрения, основные таковы: российский народ не готов к демократии и не может делать осознанный выбор в силу отсутствия соответствующего, хотя бы минимального, исторического опыта; в тоже время к демократии не готовы и российские политики – у них нет ни навыков, необходимых публичному политику, ни соответствующей политической культуры. Потому, считают манипуляторы и их сторонники, реальная демократия в Российской Федерации – дело далекого будущего. В таких условиях появляется иллюзия демократии, явление, которое социолог А. Цуладзе предложил называть виртуальной демократией [106] . Впрочем, главный редактор «Независимой газеты» Виталий Третьяков назвал это явление управляемой демократией и в статье, подводящей итоги выборов в Государственную Думу, выразил убеждение, что на нынешнем этапе управляемая демократия не только полезна, но и необходима[107] .

«Управляемая демократия - это демократия (выборы, альтернативность, свобода слова и печати, сменяемость лидеров режима), но корректируемая правящим классом», - пишет Третьяков, в качестве превосходного примера такой «коррекции» приводя успех «Единства» - партии, к которой уже тогда прочно приклеился ярлык «виртуальная». По мнению автора, только управляемая демократия образца осени 1993 года (имеются в виду неконституционные решения Б. Ельцина) спасла страну от охлократии - власти толпы[108] , и осенью 1999 история повторилась.

И, словно вступая с Третьяковым в заочную полемику, Цуладзе отмечает признаки наступления в нашей стране как раз той формы власти, которую управляемая демократия должна была, по мнению Третьякова, предотвратить - охлократии.

«Мнение большинства еще не есть воля большинства, - напоминает Цуладзе[109] . Рейтинг превратился в единственное мерило значимости политика , что, конечно же, неверно. Это произошло вследствие подмены реальных политических шагов и решений их имитацией.

Ориентация на рейтинг превратила ведущих российских политиков в законченных популистов. Они говорят то, что хотят слышать от них избиратели. Путин пришел к власти благодаря рейтингу, но вынужден постоянно поддерживать его на высоком уровне. Для этого он совершает «подвиги Геракла», цель которых - угодить толпе [110] .

На толпу работал и главный «телекиллер» страны Сергей Доренко. Доренко и не скрывал этого:

«Моя обязанность как человека работающего в сфере шоу-бизнеса поддерживать интерес публики и коллег»[111] .

Доренко - шоумен, замаскированный под политического аналитика - сумел заставить ОВР и его лидеров играть по своим правилам - правилам шоу-бизнеса, где зрелищность, сенсационность, эпатаж, эмоции, артистизм преобладают над разумными доводами или даже вовсе не оставляют для них места.

Но если Доренко считает такое превращение нормальным, то обозреватель «Известий» скорбит: «Одно из несчастий минувшей кампании - это трансформация рационального процесса обсуждения и размышления в шоу-игру. Мечта все манипуляторов общественным сознанием - сделать неразличимой границу между беллетристикой и реальностью, между мифом и историей. Чтобы легче было передергивать»[112] .

Разумеется, в создании виртуальной (управляемой) демократии средства массовой информации служат всего лишь посредниками между манипуляторами и их жертвами - народом.

Пресса, как совершенно справедливо заметил наш президент, хо[U2] роший индикатор состояния дел в стране. Увлечение манипулированием привело к тому, что в России нет реальной сильной оппозиции власти, СМИ впали в бóльшую, чем прежде, зависимость от своих хозяев, а демократические институты так и не окрепли. Все это вызывает определенную тревогу: не наблюдается ли откат нашей страны назад?

Время покажет.


[1] “Законы и практика СМИ в странах СНГ и Балтии”, М., “Галерия”, 1999, стр. 111.

[2] См. там же.

[3] См. Послание Президента Федеральному собранию от 8.07.2000.

[4] А. Ковлер. “Избирательные технологии: российский и зарубежный опыт”. М., 1995, стр. 97)

[5] Меньшиков В., Челышев В., Якимец В. «Смерть пропаганды» // “Российская газета”, 25 декабря 1993.

[6] Ульянов Н. «То ли сенсация, то ли провокация» // «Независимая газета», №98, 2 июня 1999, стр. 3.

[7] «Советская Россия», №151, 28 декабря 1999, стр. 3.

[8] Ковлер А. «Избирательные технологии: российский и зарубежный опыт», М., 1995, стр. 97.

[9] Коржаков А., “Борис Ельцин: от заката до рассвета”, М., 1997, стр. 326.

[10] См. А Цуладзе. “Большая манипулятивная игра”. М., 2000, стр. 50.

[11] «Выборы-99: кто владеет СМИ, тот владеет Думой» // РИА “РосБизнесКонсалтинг” электронная библиотека “Ваше право”, октябрь 2000 г. (обновление от 25 января 2000).

[12] «Выборы-99: кто владеет СМИ, тот владеет Думой» // РИА “РосБизнесКонсалтинг” электронная библиотека “Ваше право”, октябрь 2000 г. (обновление от 25 января 2000).

[13] См, напр.: “Советская Россия”, №№19-23, 2000

[14] Цуладзе А. “Большая манипулятивная игра”, М., 2000, стр. 286

[15] «Выборы-99: кто владеет СМИ, тот владеет Думой» // РИА “РосБизнесКонсалтинг” электронная библиотека “Ваше право”, октябрь 2000 г. (обновление от 25 января 2000).

[16] Бабаева С., Колесников А. «Премьер и данайцы» // «Независимая газета», №224, 29 ноября 1999, стр. 1, 3.

3 «Выборы-99: кто владеет СМИ, тот владеет Думой» // РИА “РосБизнесКонсалтинг” электронная библиотека “Ваше право”, октябрь 2000 г. (обновление от 25 января 2000).

[18] «Выборы-99: кто владеет СМИ, тот владеет Думой» // РИА “РосБизнесКонсалтинг” электронная библиотека “Ваше право”, октябрь 2000 г. (обновление от 25 января 2000).

[19] См.. Гринберг Т. «Политическая реклама - портрет лидера», М., 1995.

[20] См., напр.: Волкова М., Кузьмичев В. «Сто дней одиночества» // «Независимая газета» - в газете «Мир за неделю», №13, 20-27 ноября 1999, стр.3.

[21] Мамут А. «Одноблочники» // «Огонек» - в газете «Мир за неделю», стр. 1, 2.

[22] См., напр.: Плужников С., Соколов С. «Банзай! «Железный малыш» всегда любил авантюры» // «Метро», №228, 17 декабря 1999, стр. 5; Прянишников П., Самохина И. «Кремленыш» // «Версия», №31, 13-19 июля 1999, стр.1)

[23] Звонков М. «История пикейного жилета-2», стр. 1-3; Козинцев М. «Семейный» депутат», стр. 4; Крымов А. «Москва-Воронеж - хрен догонишь!», стр. 4; Россал В. «...И Думу можно будет хоронить», стр. 5 - все в газете «Юго-восточный фронт», №2, декабрь 1999.

[24] Геворкян Н., Колесников А., Тимакова Н. «От первого лица. Разговоры с Владимиром Путиным». М., 2000.

[25] Зотов Г. «Сергей Степашин: Жизнь прижмет - смогу и пироги печь» // «Известия», №193, 14 октября 1999, стр. 9.

[26] Ковлер А., "Избирательные технологии: российский и зарубежный опыт", М., 1995, стр. 95.

[27] «Выборы-99: кто владеет СМИ, тот владеет Думой» // РИА “РосБизнесКонсалтинг” электронная библиотека “Ваше право”, октябрь 2000 г. (обновление от 25 января 2000).

[28] Барабаш Е. «Оголение конкурентов» // «Независимая газета», №18, 2 февраля 2000, стр. 3.

[29] Фролов Н. «Потанин: олигарх-меняла» // «Сегодня», №286, 18 декабря 1999, стр. 1

[30] “Советская Россия”, №92, 10 августа 1999.

[31] Долгополов А. «Раскол правящей элиты» // “Аргументы и Факты”, № 30, июль 1999 г., стр. 3.

[32] Коржаков А. “Борис Ельцин: от заката до рассвета”. М., 1997, стр. 306-317.

[33] Ельцин Б. «На выборы мне не идти" // “Известия”, № 120, 6 июля 1999, стр. 1.

[34] Цуладзе А. “Большая манипулятивная игра”. М., 2000, стр.134-135.

[35] Цуладзе А. “Большая манипулятивная игра”. М., 2000, стр. 143.

[36] См там же, стр. 134-135.

[37] Шпак В, Петров Л., Таран Е. «Не получается» // “Время МН”, № 132, 26 июля 1999, стр. 1

[38] “Московский комсомолец”, №139-Б, 26 июля.1999, стр. 2.

[39] Третьяков В. «И Путин, и Степашин» // “Независимая газета”, №145, 10 августа 1999, стр. 1, 3.

[40] См. там же.

[41] Привалов А. «Ельцин прозрел» // “Известия”, №146, 10 августа 1999, стр. 1.

[42] «Ельцин назначил себе преемника» // “Советская Россия”, №92, 10 августа 1999, стр. 1.

[43] Корсунский Е. «Власть симулирует дееспособность» // «Известия», №147, 11 августа 1999, стр. 1.

[44] “Независимая газета”, №151, 18 августа 1999, стр. 1.

[45] «Советская Россия», №96, 12 августа 1999, стр. 3.

[46] См., напр.: Чикин В., Проханов А. «Раскол в АПР» // «Советская Россия», №96, 19 августа 1999, стр. 1)

[47] Николаев А. «Дутый тяжеловес» // «Завтра», №32, 1999; см. также: Проханов А. «Примак Примака видит издалека» // «Завтра», №34; Анисин А. «Проект «Примаков» // «Завтра», №36; Иванов Ю. «Что такое Примаков?» // «Завтра», № 39 (все - за 1999 год).

[48] Михайлов Н. «Тень Бородина» // «Завтра» - в газете «Мир за неделю», №13, 20-27 ноября 1999, стр. 5.

[49] Аграновский Д. «Полный отстой» // «Советская Россия» - в газете «Мир за неделю», №14, 27 ноября - 4 декабря 1999, стр. 4.

[50] См. там же.

[51] Анисин А. «Затишье перед бурей» // «Завтра» - в газете «Мир за неделю», №14, 27 ноября - 4 декабря 1999, стр. 4.

[52] Богомолов Ю. «Доренко спускают с цепи» // «Известия», №156, 24 августа 1999, стр. 1.

[53] Правосудов С. «ОВР и НТВ проигрывают» // «Независимая газета», №231, 9 декабря 1999, стр. 3.

[54] Петровская И. «Возвращенец» // «Известия», №169, 10 сентября, стр. 12.

[55] Цуладзе А. «Большая манипулятивная игра». М., 2000, стр. 181.

[56] Мельман А. «Д.Д.Д. Диагноз для Доренко: абсолютно здоровый подлец» // «Московский комсомолец», №192, 7 октября 1999, стр. 8.

[57] Цуладзе А. «Большая манипулятивная игра». М., 2000, стр. 192.

[58] См., например: Третьяков В. «Уроки выборов: победили прагматики» // «Независимая газета», №238, 21 декабря 1999, стр. 1, 3; Крюков А. «Битва за Москву» // «Новая газета», №6-Д, 17-20 февраля 2000, стр. 5.

[59] Лужков Ю. «Выбирая компромисс без компромата» // «Аргументы и факты», №5, февраль 2000, стр. 3.

[60] Литова А. «Николай Сванидзе: Я никогда не занимался политической рекламой» // «Известия», №199, 22 октября 1999, стр. 8.

[61] Камакин А. «Геннадий Зюганов: Ни один солдат не выступил бы против правительства, поддержанного народом» // «Независимая газета», №147, 12 августа 1999, стр. 8.

[62] Владимиров Н. «Момент истины для экс-премьера» // «Независимая газета», №150, 17 августа 1999, стр. 1, 3.

[63] «Очередные разногласия в «Отечестве - Всей России» // «Независимая газета», №155, 24 августа 1999, стр. 1.

[64] Советологов Т. «ОПЛЯ!» // «Независимая газета», №153, 20 августа 1999, стр. 1.

[65] Агафонов С. «Немолодая ПЛЯ ждет ответа от Кремля» // «Новые известия», № 203, 30 октября 1999, стр. 1.

[66] Советологов Т. «ОПЛЯ!» // «Независимая газета», №192, 14 октября 1999, стр. 1.

[67] Цуладзе А. «Большая манипулятивная игра», М., 2000, стр. 241 - 242.

[68] Михайлов Н. «Тень Бородина» // «Завтра» - в газете «Мир за неделю», №13, 20-27 ноября 1999, стр. 5.

[69] Ульянов Н. «Операция «Преемник для России» // «Независимая газета», №205, 5 ноября, стр. 1; Отдельнов И. «В Стамбуле западные страны потребуют от Ельцина отправить в отставку Владимира Путина?» // «Независимая газета» - в газете «Мир за неделю», №11, 6-13 ноября 1999, стр. 2.

[70] Бабаева С., Степанов А. «Будни заговорщиков» // «Известия» - в газете «Мир за неделю», №11, 6-13 ноября 1999, стр. 2.

[71] Григорьева Е. «Отечество - Вся Россия» и КПРФ все-таки планируют создание парламентской коалиции» // «Независимая газета», №226, 2 декабря 1999, стр. 1.

[72] Соколов В. «Лужкова не удастся вызвать в американский суд» // «Независимая газета», №227, 3 декабря 1999, стр. 3.

4 Соколов В. «Обвинители активизировались» // «Независимая газета», №231, 9 декабря 1999, стр. 3

[74] Бабаева С., Колесников А. «Премьер и данайцы» // «Независимая газета», №224, 29 ноября 1999, стр. 1, 3.

[75] Владимиров Н «Элиты против Яковлева» // «Независимая газета», №235, 16 декабря 1999, стр. 3.

[76] Сегела Ж. «Национальные особенности охоты за голосами», М., «Вагриус», 1999.

[77] Федотова Л. «Сеанс магии с последующим разоблачением» // «Ex Libris НГ» - в «Независимой газете», №196, 21 октября 1999, стр. 9.

5 Линник В. «Выборы: все схвачено, за все заплачено» // «Слово» - в газете «Мир за неделю», № 13, 20-27 ноября 1999, стр. 4.

[79] Третьяков В. «О разном - 3» // «Независимая газета», №228, 4 декабря 1999, стр. 3.

[80] Бовт Г. «Хвост виляет собакой. Грядущие выборы могут потонуть в грязи» // «Известия», №231, 8 декабря 1999, стр. 1.

[81] Соколов М. «1996 против 1999» // «Известия», №232, 9 декабря 1999, стр. 2.

[82] Колесников А. «Александр Мамут: Мессы в бардаке не бывает» // «Известия», №233, 10 декабря 1999, стр. 1, 2.

[83] Горелов Д. «Сеньор Помидор против графа Вишенки» // «Известия», №234, 11 декабря 1999, стр. 3.

[84] Архангельский А. «Пиарова победа» // «Известия», №234-М, 14 декабря 1999, стр. 3.

[85] Демченко В. «Власти спуску не дадим!» // «Известия», №235, 15 декабря 1999, стр. 3.

[86] Соколов М. «Последний день Помпея» // «Известия», №236, 16 декабря 1999, стр. 2.

[87] Горелов Д.. «В играх грязи и лицемерия блок НТВ - «Столица» вырвал боевую ничью у блока ОРТ - РТР» // «Известия», №237, 16 декабря 1999, стр. 1.

[88] Фролов Н. «Потанин: олигарх-меняла» // «Сегодня», №286, 18 декабря 1999, стр. 1.

[89] «Власть», №41, 19 октября 1999, стр. 20.

[90] Кириченко Н. «Кремль и Путин: что у них общего?» // «Известия», №171, 14 сентября 1999, стр. 2.

[91] «ПолитХит Парад РБК», 27 сентября 1999 года.

[92] Ульянов Н. «Предвыборная гонка близка к финишу» // «Независимая газета», №238, 17 декабря 1999, стр. 1,3.

[93] Линник В. «Выборы: все схвачено, за все заплачено» // «Слово» - в газете «Мир за неделю», № 13, 20-27 ноября 1999, стр. 4.

[94] Никонов В. «Особенности национальных выборов» // «Известия» - в газете «Мир за неделю», №10, 30 октября - 6 ноября 1999, стр. 1-2.

[95] Кочергин Ю., Крутаков Л. «Операция взорванный мир» // «Московский комсомолец», №183, 24 сентября 1999, стр. 3.

[96] «Взрывная волна» // «Метро», №52, 23 марта 2000, стр. 1.

[97] Радзиховский Л. "Из грязи в грязь перелетая"// «Сегодня", №194, 31 августа 1999, стр. 2.

[98] Ципко А. «Неизбежность Путина» // «Литературная газета» - в газете «Мир за неделю», №1, 15-22 января 2000, стр. 1, 5.

[99] «Накануне» // «Метро», №228, 17 декабря 1999, стр. 1.

[100] Бородина Е. «Как слышите? Прием!» // «Метро», №52, 23 марта 2000, стр. 3.

[101] Борейко А., Хренников И. "Контпропагандисты на ОРТ могут лишиться эфира" // «Сегодня», 29 марта 2000, №68.

[102] Анисин А. «Затишье перед бурей» // «Завтра» - в газете «Мир за неделю», №14, 27 ноября - 4 декабря 1999, стр. 4.

[103] Аграновский Д. «Полный отстой» // «Советская Россия» - в газете «Мир за неделю», №14, 27 ноября - 4 декабря 1999, стр. 4.

[104] Анисин Н. «Тиски объятий» // «Завтра» - в газете «Мир за неделю», №2, 22-29 января 2000, стр. 3.

[105] Басегин И. «Все радовались, никто не огорчался» // «Правда» - в газете «Мир за неделю», №2, 22-29 января 2000, стр. 5.

[106] Цуладзе А. «Большая манипулятивная игра», М., 2000, стр. 26.

[107] Третьяков В. «Диагноз: управляемая демократия». // «Независимая газета», № 4, 13 января 2000. Стр. 1, 3.

[108] См. там же.

[109] Цуладзе А. «Большая манипулятивная игра», М., 2000: стр. 307.

[110] Цуладзе А. «Большая манипулятивная игра», М., 2000, стр. 308.

[111] Ланкина Е. «Доренко берет выходной». // «Сегодня», №7, 15 января 2000, стр. 6.

[112] Богомолов Ю. «Тогда считать мы стали раны»// «Известия», № 238-М, 20 декабря 1999, стр. 2.

[U1]

[U2]

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений21:52:35 18 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
12:12:47 24 ноября 2015

Работы, похожие на Реферат: Роль СМИ в избирательных кампаниях 1999-2000 гг.

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150653)
Комментарии (1838)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru