Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Президентские выборы в Югославии в 2000 году

Название: Президентские выборы в Югославии в 2000 году
Раздел: Рефераты по политологии
Тип: реферат Добавлен 13:09:14 12 июля 2005 Похожие работы
Просмотров: 167 Комментариев: 2 Оценило: 1 человек Средний балл: 3 Оценка: неизвестно     Скачать

Санкт-Петербургский Государственный Университет

Факультет международных отношений

Кафедра европейских исследований

Курсовая работа

Студента I курса, 3 группы

Направление – Регионоведение

Специальность – Европейские исследования

Курносова Дмитрия

Тема:

Президентские выборы в Союзной Республике Югославия в 2000 г.

Научный руководитель:

Профессор, д.и.н. К.К. Худолей

Санкт-Петербург, 2001 г.

Оглавление

Введение ………………………………………………………………………………….3

1. Экономическая и политическая обстановка в СРЮ перед выборами ………………………………………………………………………………….……….

1.1. Экономические трудности............................................................................... 5

1.2. Ужесточение режима........................................................................................ 9

1.3. Проблема отношений центра и Черногории……………………………………………………………………………………....12

2. Основные политические силы СРЮ и выборы .......................................... 16

2.1. Социалистическая Партия Сербии - Югославские Левые............................... 18

2.2. коалиция "Демократическая оппозиция Сербии"............................................... 20

2.3. Методы ведения предвыборной кампании…………………………………….. 25

3. Голосование 24 сентября 2000 г …………..…………………….……………………..28

Заключение ....................................................................................................................... 31

Список использованной литературы………………………………………….……………31

Введение

Тема президентских и парламентских выборов в Союзной Республики Югославия (СРЮ) в сентябре-октябре 2000 г. привлекла внимание широкой мировой общественности. Одни круги увидели в победе на них представителя Демократической Оппозиции Сербии Воислава Коштуницы, разгром «последнего диктаторского режима в Европе, инициатора всех балканских войн, главного злодея современной Европы» Слободана Милошевича, другие же напротив - низвержение «последнего союзника России на Балканах» и «навязывание Западом своей воли суверенному государства». Но если отвлечься от этих экстремистских взглядов, предлагающих нам чёрно-белое видение международных проблем, то всё равно нельзя не отметить исторического значения этих выборов, которые скорее всего определят судьбу страны и всего региона на годы вперёд. События последних двух лет в СРЮ: арест Слободана Милошевича и последующая его выдача гаагскому трибуналу по бывшей Югославии, подписание соглашения о преобразовании СРЮ в «государство Сербия и Черногория», предъявление обвинений в шпионаже вице-премьеру сербского правительства и одному из видных деятелей оппозиции Момчило Перишичу, с моей точки зрения, являются прямым следствием событий, происходивших в югославском обществе накануне падения режима Слободана Милошевича. В этой связи, мне представляется актуальным и значимым подвергнуть анализу основные факторы общественной жизни в СРЮ, предшествовавшие эпохальным переменам октября 2000 г., когда СРЮ радикально изменила свой вектор развития. Я намеренно не затрагиваю в своей работе события, связанные с падением режима Слободана Милошевича 5 октября 2000 г., так как мне представляется, что эти события явились лишь следствием глубинных процессов в сербском обществе в предвыборный период. С моей точки зрения, значимость данной темы тем более возрастает, что режим Милошевича в СРЮ наряду с режимом Мечьяра в Словакии, Лукашенко в Белоруссии, Назарбаева в Казахстане, Акаева в Кыргызстане и Каримова в Узбекистане являлся характерным примером установления достаточного жёсткого авторитарного режима на переходном этапе от социалистической политической системы к демократической. В этой связи исследования событий в СРЮ, с моей точки зрения, могут в определённой степени полезными в прогнозировании ситуации в подобных странах, что немаловажно, учитывая большое количество таких стран в Содружестве Независимых Государств.

Целью данного исследования было выяснение того, являлась ли закономерной победа кандидата оппозиции Воислава Коштуницы и поражение действующего президента Слободана Милошевича. В рассмотрении данного вопроса я хотел бы выделить следующие основные факторы:

А) существовало ли в югославском обществе недовольство обстановкой в стране, вызванное имевшимеся трудностями.

Б) смог ли Воислав Коштуница представить себя в глазах электората как реальную и конструктивную альтернативу Слободану Милошевичу, способную решить проблемы стоявшие перед страной

В) смог ли Слободан Милошевич предложить избирателям программу решения проблем стоявших перед страной.

Г) каковы были ресурсы противостоявших кандидатов

В качестве источников мною были использованы: Конституция Союзной Республики Югославия от 12 апреля 1992 г., Закон СРЮ о выборах и отстранении от должности президента СРЮ, Закон Республики Сербия об общественной информации, Программа Социалистической Партии Сербии, утверждённая 4-ой конференцией СПС в феврале 2000 г., «Программа Демократической оппозиции Сербии для демократической Сербии» и Программу «Югославских левых». При этом, хотелось бы отметить, что я стремился рассматривать сербское и югославское законодательство в контексте его возможного применения, которое зачастую носило характер, противоречащий духу и норме закона. Использованная мною литература в основном относится к сообшениям информационных агенств и заметкам периодических изданий, которые обеспечивали достаточно полное и объективное освещение событий в СРЮ. В частности это Служба новостей Би-Би-Си (http://www.bbc.co.uk), агенство Alternativna Informativna Mreza (http://www.aimpress.ch), информационная служба веб-страницы http://www.beograd.com, информационную службу ассоциации сербских общественных организаций http://www.bbnet.org.yu/bdnet/elections.htm. Также мною была использована работа аналитика журнала “Time” Деяна Анастасьевича “Out of Time”, которая достаточно подробно освещает историю двух основных фигур сербской оппозиции: лидера Сербского движения обновления (СДО) Вука Драшковича и лидера Демократической Партии (ДП) Зорана Джинджича и работа Павла Канделя «Постсоциалистический авторитаризм (из югославского опыта)», которая даёт глубокий политологический анализ причин падения режима С. Милошевича.

1. Экономическая и политическая обстановка в СРЮ перед выборами

В ситуации в СРЮ в 2000 г., с моей точки зрения, можно в целом выделить 3 основных параметра. Во-первых, это нарастание экономического кризиса, связанного с эффектами бомбардировок НАТО, международными санкциями равно как и неэффективной экономической политикой руководства федерации. Во-вторых, это ужесточение режима власти Слободана Милошевича, выражавшееся в борьбе с оппозиционными партиями, оппозиционными средствами массовой информации и попытками устранения оппозиционных партий из органов местной власти. Несмотря на это очевидное усиление полицейских функций государства, а во многом и благодаря ему, в государстве установилось беззаконие и разгул криминала. Наконец, третий фактор, который я хотел бы отметить, это фактическая дезинтеграция югославского государства, выражавшаяся в постепенном появлении у находящегося под международным протекторатом автономного края Косово признаков самостоятельного государства и приобретение Черногорской республикой экономической и валютной независимости.

1.1. Экономические трудности

На протяжении 1990-х г.г. экономическое развитие СРЮ осложнялось 3 основными факторами: инфляцией, значительной долей теневой экономики, высокой степенью коррумпированности и различными международными санкциями. Гиперинфляция стала настоящим бичом югославской экономики ещё в последние годы существования СФРЮ. Лишь в середине 1990-х г.г. благодаря председателю Национального банка Югославии (НБЮ) доктору Драгославу Абрамовичу удалось сократить рост инфляции. Однако после отставки Аврамовича рост цен вновь стал достаточно существенным: в 1996 г. рост цен уже составил 58, 7 %, в 1997 г. - 18, 5 %, в 1998 г. - 29, 8 %[1] . Доля продукции, создаваемой в теневой экономике составляла: в 1991 – 33–34%, в 1993 – уже примерно 43%[2] , на этом уровне она оставалась до конца 1990-х годов. Так, доля контролируемой табачной промышленности в производстве сигарет составляла всего 6%[3] . Большой проблемой была, безусловно, высочайшая степень коррумпированности югославского, сербского и черногорского руководства. Прошедшая приватизация привела к передаче бывшей государственной собственности в руки бизнесменов, близких к режиму. Основой благополучия крупных финансово-промышленных групп (таких, как например группа братьев Каричей) была благосклонность власть предержащих. Сохранилась значительная доля т.н. «общественного сектора» (т.е. государственных предприятий) находившихся под контролем тех же коррумпированных государственных чиновников. Тяжёлые эффекты международных санкций также оказывали серьёзный негативный эффект. Внешнеэкономические связи страны стали оживляться лишь во второй половине 1990-х годов. Были созданы зоны свободной торговли в Смедерево, Ковине, Нише, Белграде, Нови-Саде, Прахово, Сомборе, Сремской Митровице, Суботице и Зренянине. В 1997-98 г.г. объём инвестиций в югославскую экономику главным образом из стран Европейского Союза составил 2 млрд. долларов США[4] . В 1998 г. наблюдалась активизация внешнеторговых связей СРЮ с европейскими странами, в особенности с Германией и Италией. Однако большая часть внешней торговли СРЮ по прежнему была связана с окружающим балканским регионом. Для активизации сотрудничества с этими странами югославское правительство также предпринимало активные меры. Так, на состоявшемся в 1998 г. втором саммите стран Юго-Восточной Европы в Анталии (Турция) было поддержано предложение Югославии об интенсификации процесса заключения этими государствами двусторонних соглашений по свободной торговле с целью создания в перспективе зоны свободной торговли во всем регионе. Однако несмотря на эти успехи, сохранялись достаточно серьёзные трудности.. В целом экономика СРЮ, несмотря на предпринимаемые иногда властями либеральные меры, оставалась под серьёзным государственным влиянием. Существовавшие проблемы были многократно усугублены 78-дневной операцией НАТО в марте-июне 1999 г.

Ведущий научный сотрудник Института мировой экономики и политических исследований РАН Л.Н. Тягуненко в своей статье «СОЮЗНАЯ РЕСПУБЛИКА ЮГОСЛАВИЯ НА РУБЕЖЕ XXI ВЕКА. ПРИРОДА ЮГОСЛАВСКОГО КРИЗИСА» в журнале Новая и новейшая история №3, 2001 г. приводит следующие данные официальной югославской статистики: «Общий экономический ущерб, причиненный Югославии натовскими бомбардировками, составляет 29, 6 млрд. Долл. Для срочного обновления стране требуется 1, 17 млрд., а в ближайшие пять лет в общей сложности - около 29 млрд. Долл. Из общей суммы ущерба в 29, 6 млрд. Долл. на объекты инфраструктуры (больницы, школы, радиоцентры и т. д.) приходится 805, 4 млн., в том числе на транспортную инфраструктуру (железнодорожные станции, все мосты на Дунае и т. д.) - 355 млн., на электроэнергетическую - 270 млн. Долл. ". Непромышленные гражданские объекты понесли ущерб на 373, 3 млн. Долл., причем больше всего пострадали жилые дома, находящиеся в частном владении - 201 млн. Долл. Ущерб от гибели людей оценен в 2, 3 млрд. Долл., а потерянный валовой внутренний продукт - в 23 - 25 млрд.»[5] Падение ВВП за 1999 г. составило 20%[6] , Наиболее серьёзный удар был нанесён по автомобильной промышленности – был почти полностью разрушен завод «Застава» в Крагуеваце, по транспорту – остановилось всё сообщение по Дунаю и по топливной промышленности – были уничтожены все нефтеперегонные заводы. Другим фактором наносившим серьёзный ущерб югославской экономике были различные международные санкции. Особенно деструктивной была так называемая «внешняя стена» санкций. Наиболее болезненным её проявлением был утверждённый Европейским Союзом список компаний с которыми европейские юридические лицам не рекомендовалось иметь отношений. Это привело к тому, что в первые четыре месяца 2000 г. внешнеторговый дефицит СРЮ вырос на две трети по сравнению с прошлым годом и составил 720 млн. долларов США[7] .

Проблемы промышленности усугубляла крупная задолженность многих предприятий перед банками во многом вызванная экономически неоправданной ставкой рефинансирования НБЮ в 15%[8] . Эту проблему режим также пытался решить административными методами. Летом 2000 г. федеральный парламент готовился принять закон о возможности конфискации имущества предприятий в случае, если они не выплатят свои долги. В свою очередь Скупщина Сербии приняла закон согласно которому предприятиям выполнившим обязательства перед республиканским бюджетом списывалась половина долгов. Однако этой возможностью предприятия практически не пользовались. Во многом проблемы сербских производителей были связаны с отсутствием у них серьёзного «лобби» в правительстве, у которого привилегированным статусом пользовались в основном владельцы крупных финансовых групп. В условиях такой хаотичной политики, значительная часть фирм находилась в теневом секторе. Так, в конце 1999 г. союзное правительство утвердило закон о введении налога на добавленную стоимость, который призван обеспечить единую систему налогообложения товарооборота. Предполагалось реализовать основной принцип, при котором все налогоплательщики будут одинаково платить налоги. Введение этого закона должно было способствовать ограничению деятельности "теневой экономики", помочь избежать практики двойного налогообложения. По этому закону предусматривалось три вида налоговых процентных ставок - две низкие ставки - от 3 до 9 % и одна - в 20 %[9] . Однако в целом система налогообложения оставалась крайне сложной.

Фактически существовавшая в стране обстановка принуждала предпринимателей уходить в «теневую экономику». В связи с постоянными конфликтами бизнес не мог расчитывать на стабильность столь важную для развития. Международные санкции не давали возможность получить значительные инвестиции столь необходимые после разрушительных авианалётов. Все вышеперечисленные факторы существенно затрудняли развитие предпринимательской инициативы в стране. В этой связи жесткий режим не могущий обеспечить стабильность терял привлекательность в глазах представителей среднего, а особенно мелкого бизнеса. Симпатии данных групп должны были, скорее всего, склониться к той партии, которая предложила бы серьёзные экономические реформы, могущие снять вышеобозначенные проблемы.

Экономические проблемы тяжело ударяли и по населению. Особо тяжелыми проблемами для населения были инфляция, недостаток энергоносителей и жизненно важных товаров и невыплаты зарплат и социальных пособий. В сентябре-октябре 1999 г. последовал серьёзный скачок цен, в среднем они выросли на 20%[10] . За весь 1999 г. инфляция составила 83%[11] . Подавший в отставку в сентябре 1999 г. вице-премьер правительства Сербии и лидер Сербской Радикальной Партии Воислав Шешель обвинил власти СРЮ в том, что НБЮ было выпущено 4 миллиарда ничем не необеспеченных динаров[12] . Премьер-министр СРЮ Момир Булатович и управляющий НБЮ Душан Влаткович опровергли эти заявления, объявив причиной инфляции циркуляцию динара в Республике Сербской и Черногории. Ограничить рост цен власти пытались административными методами, угрожая привлечь продавцов к ответственности за «спекуляцию»[13] . Несмотря на высокий размер инфляции, официальный курс динара к немецкой марке не менялся и как в сентябре 1999 г., так и в июне 2000 г. составлял 6 динаров за марку. В то же время параллельно с официальным курсом, федеральным таможенным комитетом был установлен курс для расчёта таможенных платежей в 14 динаров за марку. Курс для обмена переводов физическим лицам из зарубежных банков за марку составлял 20 динаров за марку[14] . При этом на чёрном рынке за марку давали 23 динара[15] . Естественно, что такое различие в курсах устраивало опять же прежде всего крупных бизнесменов, тесно связанных с режимом.

После бомбардировок НАТО, уничтоживших все основные нефтехранилища СРЮ, в стране возник серьёзный бензиновый голод. Ввиду нехватки бензина правительством были введены купоны, по которым автовладельцы могли купить 20 литров бензина на автомобиль в месяц на государственной бензоколонке. Однако купить бензин на эти купоны было практически невозможным. Неудивительно, что в этой обстановке большое развитие получил «чёрный рынок» топлива, на который, по слухам, многие импортёры топлива с ведома властей сбывали бензин. Не менее сложная обстановка сложилась и на рынке лекарств, которые тоже было практически невозможно купить в государственных аптеках, а приходилось покупать в частных за «конвертируемую валюту». Медикаменты в больницах больным также приходилось покупать за свой счёт. Недостаток топлива привёл к проблемам со снабжением населения теплом зимой 1999/2000 годов. Большинство населения крупных городов было вынуждено обзавестись печами – «буржуйками». Основным энергоресурсом страны стал российский газ. Но задолженность «Газпрому» за поставки газа составляла 302 млн. $ по состоянию на начало 2000 г. и 1 июня 2000 г. «Газпром» даже временно прекратил поставки газа в Югославию пока югославская сторона не начала выплачивать хоть какие-то деньги за его поставки[16] .

У государства возникла серьёзная задолженность перед гражданами. Практически прекратились выплаты материнских пособий 735 тысячам югославских женщин[17] . Учителя перед началом 1999/2000 учебного года не получали зарплату в течение 3 месяцев, как и деньги на питание и отпускные пособия[18] . Резервисты АЮ, вернувшиеся из Косова, даже проводили манифестации с требованием выплатить им «боевые». Как следствие негативных экономических процессов средняя зарплата в стране составляла лишь 4500 динаров, что лишь в 1,5 раза превышало прожиточный минимум[19] .

Подобное падение уровня жизни, безусловно, вызывало социальную напряжённость и подрывало доверие населения властям. Население начинало видеть причину своих бед во многом и в том, что политика властей изолировала страну от всего остального мира. Это, безусловно, могло способствовать росту популярности оппозиции. Никаких же реальных перемен в качестве жизни со стороны режима население практически не наблюдало, что, в отсутствие активного противостояния с внешним врагом, позволявшего мобилизовывать обшество, являлось решающим ударом по имиджу режима как «защитников народа».

Таким образом, неблагоприятная экономическая ситуация в стране представляла собой очень удобный объект для критики режима со стороны оппозиции.

1.2 Ужесточение режима

Политическую ситуацию в СРЮ характеризовало серьёзное ужесточение режима С. Милошевича. В очередной раз он пытался с максимальной выгодой использовать для себя определённую консолидацию общества, возникшую в результате военных действий. Хотя законы военного времени были постепенно отменены в июне-июле 1999 г., власть предержащие стремились подчеркнуть, что НАТО продолжает свою агрессию против СРЮ но теперь уже через неугодные режиму политические партии и средства массовой информации. 20 октября 1998 г. сербской скупщиной был принят республиканский закон «об общественной информации». Несмотря на то, что закон формально гарантировал все гражданские свободы в данной сфере, именно он создал юридическую основу для подавления неугодных властям средств массовой информации. Статья 11 данного закона гласила: «…Если общественные средства информации предают гласности неправдивую информацию, которая нарушает достоинство или интересы юридического или физического юридического лица, к которому относится данная информация, или который оскорбляет честь или честность индивидуума, обнаруживает или передает неправдивые утверждения о его жизни, знаниях, способностях, или в другим способом оскорбляет его достоинство, то данный человек имеет право обратиться с заявлением в подведомственный суд о требовании компенсации за ущерба, нанесённый учредителем и/или издателем средства общественной информации, ответственного редактора и автора информации». Статья 42 гласила: «Распространение печати и других средств общественной информации может быть приостановлено только на основании решения суда, определившего, что оно призывало к насильственному ниспровержению конституционного порядка, подвергало опасности территориальную целостность Республики Сербия и Союзной Республики Югославия, нарушала гарантируемые свободы и права Человека и гражданина, или разжигало национальную, расовую или религиозную нетерпимость и ненависть». В отношении радио и телевидения действовали статьи закона, предусматривавшие их лицензирование. Эти статьи также по форме нельзя было назвать дискриминационными и формально ими устанавливался значительно более демократичный порядок использования теле- и радиовещательного ресурса, чем, например, в России в соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 26 июня 1999 г. N 698 "О проведении конкурсов на получение права на наземное эфирное телерадиовещание, а также на разработку и освоение нового радиочастотного канала для целей телерадиовещания" . Но их применении носило карательный характер, так как размеры штрафов были несоразмерными нанесённому ущербу.

Штрафы по решению суда выносились 47 раз и в общей сложности составили 500 тыс. долларов США[20] , что сделало ряд газет убыточными. Газета «Danas» была вынуждена перевести выпуск своего тиража в Черногорию, самая популярная газета страны «Blic» была вынуждена резко сократить свой тираж. Ряд муниципальных телестанций в городах, где у власти были представители оппозиции были отключены от эфира как не имевшие лицензии. Телеканал «Студио Б», контролировавшийся оппозиционным политиком Вуком Драшковичем перешёл из собственности Белграда в федеральную собственность. Популярная информационная радиостанция Б-2-92 так же перешла под контроль властей.

Хотя ликвидация оппозиционных средств массовой информации существенно ограничила информационный ресурс оппозиции, именно эти события во многом позволили сплотить оппозиционно настроенных граждан и расширить их число. Ведь борьба со средствами массовой информацией обычно, в силу их роли в жизни общества, оказывается наиболее заметной. Оппозиционный митинг после захвата властями канала «Студио Б» стал самым многочисленным с момента окончания бомбардировок НАТО. Именно в этот момент оппозиционно настроенные граждане, наверное, уже окончательно утратили все иллюзии относительно возможности сотрудничества с режимом.

По определению Павла Канделя, характерной чертой режима Милошевича было «отношение к оппозиции как антисистемной силе, при формальном ее допущении к участию в политической жизни»[21] . Ещё в августе 1999 г. федеральный премьер-министр Момир Булатович назвал оппозиционную партию «Союз за перемены» «террористической организацией». В начале 2000 г. начнётся активная полицейская кампания против близкого оппозиции молодёжного движения «Otpor!», состоится показательный процесс над группой сербов, якобы готовивших покушение на Милошевича. Летом 2000 г. в Союзной Скупщине был подготовлен к принятию «закон о борьбе с терроризмом», носивший репрессивный характер. Этот закон также был направлен против оппозиции. В то же время Сербской Скупщиной был принят новый закон о муниципальных образованиях (многие из которых после выборов 1996 г. контролировались оппозицией), предусматривавший возможность отчуждения их собственности в пользу республики.

Фактом, свидетельствовавшим простым гражданам о том, что ужесточение режима не приносит порядка, стала волна убийств, потрясших СРЮ зимою-весною 2000 г. В декабре 1999 г. был убит Зоран Сиян, главарь мафиозной группировки, связанный с многими военными преступлениями балканских войн последнего десятилетия. 15 января 2000 г. в холле белградской гостиницы «Интерконтиненталь» был расстрелян владелец футбольного клуба «Обилич» и лидер националистической Партии Сербского Единства Желько Ражнатович, более известный как «Аркан». Военизированная группировка под названием "Тигры", которую возглавлял Ражнатович, в 1991 году принимала участие в жестокой трехмесячной осаде хорватского города Вуковар, а годом позже вместе с боснийскими сербами осуществляла вторжение в Северную и Восточную Боснию, где Ражнатович одним из первых начал проводить так называемые "этнические чистки" - убийства и изгнание представителей враждебных этнических групп. За это в 1997 он был заочно осуждён Международным трибуналом по бывшей Югославии. Наблюдателями выдвигались две основные версии убийства Ражнатовича: то, что он был устранён как опасный свидетель, много знавший о военных преступлениях Милошевича и то, что он поплатился за свою поддержку черногорского президента Мило Джукановича. 7 февраля 2000 г. в ресторане был убит министр обороны СРЮ, представитель черногорской Социалистической Народной Партии Павле Булатович. В качестве основной версии наблюдателями выдвигалась месть со стороны соратников Ражнатовича по организации «Тигры». 25 апреля 2000 г. неизвестными был убит приближённый Милошевича генеральный директор «Югославских авиалиний» (JAT) Живорад Петрович. Убийство произошло через несколько недель после того как Петрович объявил о предстоящей приватизации JAT. В мае того же года был убит Бошко Перошевич, председатель исполнительного совета автономного края Воеводина и лидер отделения правящей партии СПС в Воеводине. Задержанный на месте преступления убийца Миливой Гуторович был объявлен членом молодёжной организации «Otpor», что положило начало полицейской кампании против этого движения. Это далеко не полный перечень убийств, волна которых захлестнула югославскую политическую элиту в первой половине 2000 г. Характерно, что в средствах массовой информации приводились данные о том, что исполнителями большинства убийств были сотрудники сербской полиции[22] . Хотя политические убийства и до этого не были редкостью в СРЮ, подобное их количество свидетельствовало о предельной степени криминализованности югославской элиты и её готовности использовать любые средства для сохранения своего положения. В глазах простых граждан власть могла полностью утратить имидж гаранта безопасности внутри страны.

Венцом усиления режима стали конституционные поправки, принятые Союзной Скупщиной 6 июля 2000 г. Если до этого президент избирался не более чем на один срок в четыре года федеральным парламентом, то теперь он избирался не более чем на два срока в четыре года всеми гражданами СРЮ. Таким образом, С. Милошевич, избранный президентом СРЮ 23 июля 1997 г. получил возможность сохранить свою власть ещё на 8 лет, так как его срок по прошлой редакции конституции не учитывался. 27 июля Союзной Скупщиной были назначены досрочные президентские выборы на 24 сентября 2000 г. одновременно с очередными федеральными параламентскими выборами. Прежде всего, подобное решение можно связать со стремлением сохранить власть, однако примечательным является то, что Милошевич решился участвовать во всеобщих выборах. Подобной шаг можно объяснить, прежде всего, нуждой в собственной легитимизации необходимой такому лидеру как Милошевич, базирующемуся в основном на харизматической легетимности, пусть и через фальсифицированные выборы, в условиях резкого падения собственной популярности. Подобная легитимизация, скорее всего, переход к решительной кампании против оппозиции вплоть до полной её ликвидации. Другой причиной могло являтся стремление опередить оппозицию и начать активную предвыборную кампанию ещё до того как она выдвинет своего кандидата. Однако подобное решение было достаточно рискованным, ведь только в случае если оппозиционные партии выдвинут несколько кандидатов, выборы не превращались в своеобразный референдум о доверии руководству страны, что для Милошевича, которому не доверяло, по некоторым данным до 70%[23] было крайне невыгодным вариантом. Изменения в конституции в которых просматривалось явное желание продлить собственную власть, безусловно, лишь подорвали доверие избирателей к Милошевичу. Назначение досрочных выборов должно было аппелированием к «воле народа» определённым образом снизить воздействие этого эффекта, но, учитывая, что вступая на пост президента СРЮ в 1997 г. Милошевич обещал не баллотироваться на второй срок, это воздействие вряд ли удалось снизить. В целом, как я полагаю, большинством населения, учитывая такую степень недоверия Милошевичу, досрочные выборы были восприняты прежде всего как возможность быстрее лишить Милошевича поста президента.

1.3. Проблема отношений центра с Черногорией.

Республика Черногория (Република Црна Гора) наряду с Сербией является республикой в составе Союзной Республики Югославия. Черногория находится на юго-западе СРЮ в гористой местности. Площадь Черногории составляет 13 812 кв. км (площадь Сербии 88 412 кв. км), население – 616 тыс. человек (1995). В 1991 население составляло 615 270 человек; наиболее многочисленные национальные группы: черногорцы (69% всего населения), боснийские мусульмане (13%), албанцы (7%) и сербы (3%). Большинство черногорцев и сербов традиционно принадлежат к сербской православной церкви, а значительная часть боснийцев и албанцев исповедует ислам. Имеются небольшие меньшинства хорватов, сербов и албанцев католического вероисповедания. Черногория имеет границы с Хорватией (протяжённость-25 км.), Боснией-Герцеговиной (215 км.) и Албанией (173 км.). Также Черногория имеет административную границу с Автономным краем Косово[24] .

В марте 1992 черногорцы приняли участие в референдуме о вхождении Черногории в новое «совместное государство» Югославию. Несмотря на бойкот со стороны боснийцев и албанцев, в нем приняло участие 66% всего электората; 96% проголосовало за принятие этого предложения. 27 апреля была принята конституция новой Союзной Республики Югославии, объединявшей Сербию и Черногорию. Данная конституция продекларировала в своей 4 статье равноправие обеих республик. В целом статьи, регулировавшие отношения республик, закрепляли это право, хотя всё же определённое преимушество получала более многочисленная Сербия. Командование Армии Югославии осушествлялось Высшим Советом Обороны, состоявшим из федерального президента и президентов обеих республик. Изменение статуса республик без их согласия не допускалось. Федеральный президент избирался Союзной Скупщиной, где большее представительтво имела Сербия. Однако федеральный премьер-министр, который, согласно конституции, обладал значительно большей властью «как правило, не мог представлять ту же республику, что и федеральный президент». Эта статья схожая с положениями конституции СФРЮ, была призвана закрепить статус более малочисленной республики. Фактически же эта статья могла действовать лишь при наличии договорённости правящих партий Сербии и Черногории. В отсутствие же такого соглашения, пост премьер-министра доставался маргинальным партиям. Так, например, сегодняшний премьер-министр СРЮ является представителем партии, которая набрала 1/70 голосов от общего числа избирателей на выборах в сентябре 2000 г.

Не менее зависимыми от воли правящих партий, учитывая, что формально, и Черногорская и Сербская республика являются суверенными государствами, являются и другие органы федерального государства, так как конституцией СРЮ не выработано чёткого механизма взаимодействия республик. То, что де факто одна из республик может получить независимость показало президентство Мило Джукановича в Черногории.

В качестве протеже Милошевича, 19 января 1991 г. Мило Джуканович стал премьер-министром Черногории как один из лидеров пробелградской Демократической Партии Социалистов Черногории (ДПСЧ). Но в феврале 1997 г. он выступил с поддержкой выступлений сербской оппозиции в Белграде, что привело к фактическому расколу в ДПСЧ и в дальнейшем уходу сторонников Булатовича из ДПСЧ в образованную в марте 1998 г. Социалистическую Народную Партию Черногории (СНПЧ). В интервью белградской газете «Време» он назвал режим Милошевича устаревшим и ущемляющим интересы Югославии в корыстных целях, более того югославская федерация была названа им «так называемой». На президентских выборах октября 1997 г. в Черногории Джуканович был выдвинут ДПСЧ кандидатом в президенты, противостоя Булатовичу и победил его с разницей около 2%.

Конфликт Джукановича с федеральными властями начался через несколько месяцев после его избрания и проходил в трёх сферах: политической, экономической и военной. В политической сфере конфликт начался в апреле 1998 г., когда был отправлен в отставку союзный премьер-министр, представитель ДПСЧ Радойе Контич. Именно в это время черногорский парламент внес поправки в избирательное законодательство, призванные закрепить позиции Джукановича и его сторонников в верхней палате федерального парламента, изменив норму закона о представительстве республики в Вече Республик согласно фракциям в черногорском парламенте (Согласно статье 81 Конституции СРЮ, "избрание и прекращение мандата депутатов Вече Республик Скупщины СРЮ регулируется законодательством республик".) Однако Конституционный суд СРЮ признал неконституционным пересмотр избирательного законодательства. В ответ правительство Черногории объявило о том, что оно более не признает законным федеральный парламент и сформированное этим парламентом новое союзное правительство во главе с его бывшим конкурентом Булатовичем. Черногорское правительство не отступало от этой позиции всё последующее правление С. Милошевича. В феврале 1999 г. черногорское правительство, объявило, что намерено оставаться нейтральным в случае вооружённого противостояния между НАТО и СРЮ. Это вызвало жёсткую реакцию командования югославской армии, обвинившей руководство Черногории в нарушении союзной конституции, согласно которой оборона находится в ведении федерального руководства, а не отдельных республик. Формально подчеркнуть своё стремление к автономизации черногорское руководство решило 5 августа 1999 г., обнародован проект «Платформу новых отношений между Республикой Черногорией и Республикой Сербией», предлагавший превратить СРЮ фактически в конфедерацию под названием «Государство Сербии и Черногории». Согласно этому предложению, полномочия республик должны были быть существенно расширены. Существующий двухпалатный парламент было предложено заменить однопалатным с равным представительством от обеих республик. План предусматривал также разделение ряда важнейших федеральных министерств (обороны, внутренних и иностранных дел) на республиканские ведомства с поочередным исполнением ими на протяжении двух лет соответствующих функций в интересах всего Союза. Предполагалось сохранить Высший Совет обороны в качестве верховного органа военного командования, однако в каждой республике должно было быть создано общее военное командование, а призывники из Черногории не должны были направляться на службу на территории Сербии. Об единой валюте в проекте также не упоминалось. В случае если правительство СРЮ не приняло бы это предложение, черногорское руководство угрожало провести референдум о независимости. Федеральный премьер-министр Булатович пригрозил, что в случае попытки отделения против Черногории будут применены части АЮ. Однако ни та, не другая угроза так и не будут выполнены. Поправки, внесённые в конституцию СРЮ 6 июля 2000 г. фактически вывели федеральные органы власти из под контроля черногорских властей. То что федеральный президент избирался всенародным голосованием, минимизировало роль черногорцев в этом процессе. Введение прямых выборов в Вече республик – верхнюю палату федерального парламента вместо делегирования их туда парламентами республик, что следовало из другой поправки к конституции, фактически сводило на нет эффект от бойкота Союзной Скупщины черногорскими властями. Даже в случае участия в выборах близких к Джукановичу партий, лояльная Милошевичу Социалистическая Народная Партия Черногории получила бы значительную долю голосов (около 30-40%), что вкупе с большинством правящей коалиции в Сербии позволило бы Милошевичу получить большинство в Вече Республик. До этого же Милошевичу приходилось буквально «выторговывать» каждый голос черногорских представителей. Так согласно утверждениям телевидения Черногории черногорский депутат Милан Гайович был доставлен на заседание Союзной Скупщины 6 июля 2000 г. на специальном самолёте С. Милошевича[25] . Сначала черногорское руководство собиралось не допустить проведения федеральных выборов сентября 2000 г., но позже согласилось не препятствовать голосованию, развернув при этом массированную кампанию против выборов под девизом «Я выбираю Черногорию».

В экономической сфере конфликт начался в сентябре 1998 года, когда власти Черногории прекратили перечислять поступления от уплаты таможенных сборов и пошлин в федеральную казну. В чем-то напоминая столкновение между союзным правительством бывшей СФРЮ и властями Словении, имевшее место в конце 80-х годов, противостояние привело к фактическому прекращению товарооборота между Сербией и Черногорией. Режим блокады на межреспубликанской границе осуществляла со стороны Сербии пограничная полиция. Помимо этого, федеральное правительство ввело систему двойного налогообложения товаров, ввозимых из Черногории в Сербию. В ответ черногорские власти перевели в свою компетенцию все вопросы торговли, одновременно снизив таможенные пошлины на продовольственный импорт в Черногорию. Еще один шаг к экономической независимости власти Черногории сделали 2 ноября 1999 года, узаконив хождение немецкой марки на территории республики в качестве платежного средства наряду с югославским динаром. Одновременно республиканское правительство образовало валютный совет, хотя в соответствии со статьей 114 Конституции СРЮ, все вопросы валютно-финансовой политики составляли компетенцию Государственного банка СРЮ. Немедленно после принятия соответствующего решения правительство Черногории начало выплачивать пенсии и заработную плату в марках. Джуканович оправдывал это решение продолжавшимся обесцениванием динара. Курс динара к немецкой марке устанавливавшийся черногорским валютным советом был выше чем курс Национального банка СРЮ, но немного ниже курса «чёрного рынка». Советник президента Черногории по финансовым вопросам Стив Хенке, уточнял, что в качестве легального средства оплаты в республике сначала будет введена немецкая марка, а потом и черногорская[26] . Однако собственную валюту власти Черногории так и не ввели и на немецкая марка оставалась официальным платёжным средством на территории Черногории вплоть до 1 января 2002 года, когда её в этой роли сменило евро.

В военной сфере развернулось противостояние между частями Армии Югославии, размещёнными в Черногории, насчитывавшими до 30 тыс. человек и хорошо вооружённой черногорской полицией, насчитывавшей до 20 тыс. человек. Наиболее острые формы это противостояние принимало во время бомбардировок НАТО, когда подразделения АЮ установили ряд блокпостов вблизи государственной границы СРЮ. 17 сентября 1999 года Вук Драшкович предал гласности тот факт, что в период его пребывания в качестве вице-премьера в составе федерального правительства последнее планировало государственный переворот в Черногории. Драшкович утверждал, что председатель федерального правительства Момир Булатович предложил издать указ, который, по сути, вводил на территории республики чрезвычайное положение. Драшкович также подчеркнул, что он и министры федерального правительства от СДО воспротивились плану и что, к "счастью, предложение не прошло"[27] . Правительство СРЮ незамедлительно опровергло эту информацию. Во время бомбардировок НАТО федеральное правительство предъявило обвинения, а затем и возбудило уголовные дела против высокопоставленных должностных лиц Черногории - включая вице-премьера Новака Килибарды, министра юстиции Драгана Соча и министра финансов Миодрага Иванишевича - за уклонение от призыва на военную службу. В 2000 г. части АЮ вновь установят блокпосты у государственной границы СРЮ.

Противостояние Джукановича с центральным правительством сделало его одним из наиболее влиятельных оппонентов Милошевича. Однако Джуканович многократно показывал свою абсолютную незаинтересованность в судьбе югославской федерации. Ключевым вопросом для него являлась мера самостоятельности Черногории, а следовательно и мера своей личной власти. Поэтому поддержка сербской оппозиции со стороны Джукановича носила почти исключительно моральный характер. В целом можно сказать, что напряжённость в отношениях с Черногорией явно не прибавляла очков Милошевичу, но и оппозиция не могла пообещать ничего конкретного в решении этого вопроса.

Опрос Центра Политологических и Социологических Исследований Института Социальных Наук в Белграде, проведённый в период с 12 по 19 декабря 1999 г. и охвативший 2 039 человек показал существенную неудовлетворённость граждан режимом. 85% респондентов были недовольны международным положением СРЮ, 82% политической ситуацией в стране, 79% экономической ситуацией в стране, 72% республиканскими властями, 64% межэтническими отношениями, 58% положением с правами человека и гражданскими свободами[28] . Таким образом, можно констатировать, что происходившие в стране процессы определённо вызывали недовольство большинства населения.

II.Основные партии СРЮ и выборы

Согласно конституции СРЮ (статья 96) : «Президент Республики:

1) Представляет Союзную республику Югославию внутри её и за границей;

2) Провозглашает федеральные законы в соответствии с указом; международных соглашений;

3) Выдвигает кандидата на пост премьер-министра федерального правительства, после консультаций с депутатскими группами в Федеральном Собрании;

4) Рекомендует Федеральному Собранию кандидатов на посты судей Федерального Конституционного Суда, управляющего Национального Банка Югославии, после консультаций с президентами членов федерации;

5) Назначает выборы Федерального Собрания;

6) Назначает, и отзывает своим указом послов Союзной республики Югославия, в соответствии с рекомендациями федерального правительства; принимает верительные и отзывные грамоты иностранных дипломатических посланников;

7) Присуждает государственные награды и почётные звания Союзной республики Югославии, в соответствии с федеральным статутом;

8) Осуществляет помилование за установленные федеральным законом преступные нарушения;

9) Исполняет другие функции, установленные данной Конституцией». Однако особенность режима Милошевича заключалась в том, что формально не изменяя законов и полномочий, занимая определённый пост, он перемещал туда центр власти. С 1990 по 1997 г. этим центром являлся пост президента Сербии, а с 1997 по 2000 г. соответственно пост федерального президента. Таким образом, основной смысл выборов заключался в том сможет ли Милошевич сохранить свою власть. Согласно новому закону президентом СРЮ мог стать дееспособный гражданин СРЮ, достигший возраста 18 лет, получивший югославское гражданство не менее 10 лет назад и постоянно проживающий в СРЮ не менее 10 лет. Право выдвигать кандидатов на пост президента получили зарегистрированные политические партии и организации или группы граждан не менее чем из 25 тыс. человек. Избранным президентом становился кандидат, набравший более половины голосов избирателей, пришедших на выборы или большинство голосов избирателей, пришедших на выборы во втором туре. Второй тур назначался бы в случае, если ни один из кандидатов не набрал более половины голосов в первом туре и в нём должны были участвовать два кандидата, набравших наибольшее количество голосов в первом туре.

О предпочтениях югославских граждан можно говорить согласно тому же Опросу Центра Политологических и Социологических Исследований Института Социальных Наук. Самым высоким доверием среди политиков пользовался бывший управляющий НБЮ Драгослав Аврамович. На втором месте был лидер Демократической Партии Сербии (ДПС) Воислав Коштуница о котором равное количество респондентов имели отрицательное и положительное мнение. Только 20% ответивших доверяли С. Милошевичу, в то время как 56% не доверяли. 18% доверяли и 52% не доверяли Вуку Драшковичу – лидеру Сербского Движения Обновления (СДО), 13% доверяли и 57% не доверяли лидеру Демократической Партии (ДП) Зорану Джинджичу, 13% доверяли и 64% не доверяли лидеру Сербской Радикальной Партии Воиславу Шешелю[29] . Подобные результаты свидетельствовали о крайнем неудовлетворении общества ситуацией, но как показывает приведённая выше результаты, граждане были не удовлетворены и существовавшей оппозицией и доверие оказывалось только лидерам не запятнавшим себя сотрудничеством с режимом. Другим примером политических предпочтений может служить приведённая ниже таблица №1, где мы можем заметить стабильно невысокий рейтинг правящей партии СПС-ЮЛ и основной оппозиционной группы «Союз за перемены», постепенный рост популярности ДПС Коштуницы и значительное число не определившихся избирателей и голосующих против всех. Таким образом, настроения югославского общества можно было назвать в целом оппозиционными, при сохранявшемся недоверии к «основным» оппозиционным партиям (СДО и ДП), одна из которых в свое время входила в правительство, а вторая бойкотировала выборы в 1997, по слухам, из-за секретной договорённости с властями.

Говоря об основных партиях нужно отметить, что за годы многопартийности в СРЮ была чётко структурирована только правящая группа (т.н. «красно-коричневая» коалиция) СПС-ЮЛ - СРП. Условно же «оппозиционная» группа по-прежнему состояла из множества мелких партий (приблизительно, как в России в 1995 г.). И несмотря на то, что c 1992 г. правящая партия СПС не обладала абсолютным большинством в парламенте, ей постоянно удавалось либо подкупить, либо разъединить оппозицию. Лишь на описываемых выборах оппозиция объединилась в достаточно мощную силу, чтобы противостоять режиму.

ТАБЛИЦА №1 Предпочтения сербских избирателей в 1997-2000 г.г.


SPS-JUL- Социалистическая партия Сербии-Югосл. Левые SPO- Сербское движение обновления

SZP- “Союз за перемены» SRS-Сербская радикальная партия

DSS-Демократич. Партия Сербии

ИСТОЧНИК: Опрос центра исследования общественного мнения белградского Института социологии Декабрь 1999 http://www.bbnet.org.yu/bdnet/elections/eng/lutovac.htm

Социалистическая Партия Сербии - Объединённые Югославские Левые

Кандидат – Слободан Милошевич

Социалистическая Партия Сербии (Socialisticka Partija Srbije) была создана в июне 1990 г. в результате объединения Союза Коммунистов Сербии и Союза трудового народа Сербии. По утверждениям своего руководства в 2000 г. партия насчитывала более 600 тысяч членов и являлась крупнейшей партией СРЮ. Согласно утверждениям официальной веб-страницы СПС в 2000 г. каждый 20-й гражданин Сербии и каждый 10-й в возрасте старше 18 лет являлся членом СПС. 70 тысяч членов СПС, как утверждается, принадлежат к национальным меньшинствам. Рабочие, по официальным данным составляют 33% членов СПС, крестьяне – 12%, служащие –8%, учащиеся – 7%[30] . Несмотря на это, фактически СПС по классификации политических партий, предложенных М. Дюверже можно отнести к «кадровым партиям», так как фактически деятельностью партии руководили государственные чиновники и приближённые к режиму предприниматели. Организационно партия разделена на 10 тыс. местных организаций, 189 коммунальных организаций, 29 районных комитетов, 4 городских комитета и 2 краевых комитета. Лидером партии с 1992 г. по настоящее время является Слободан Милошевич. СПС представляет собою уникальный в истории восточноевропейских стран пример, когда реформированная коммунистическая партия смогла сохранить власть с введением многопартийности и удерживать её достаточно долго. Большинство исследователей выделяют в качестве основных причин силы СПС в использовании данной партией с одной стороны достаточно агрессивного национализма и социального популизма и харизматического образа С. Милошевича с одной стороны и огромного административного ресурса (заключавшегося, главным образом, в подтасовке голосов на выборах) с другой. Однако я бы всё же хотел бы согласиться с мнением Павла Канделя, изложенном в статье «О постсоциалистическом авторитаризме», где он также выделяет в качестве важного фактора устойчивости режима Милошевича «идейную всеядность и повышенную изменчивость политического курса, гибко реагирующего на смену общественных умонастроений»[31] . Именно это я бы назвал характерной чертою партии СПС. При этом, важно отметить, что политический курс СПС следовал за курсом Слободана Милошевича. Именно это, в конечном итоге, как я полагаю, и определило поражение этой партии на президентских выборах 2000 г. Так как никаких войн СРЮ больше не вела, Слободану Милошевичу приходилось убеждать народ, что именно он может восстановить страну. Политическая программа СПС, хотя и заявляла партию как истинное социалистическое движение, фактически в течение 1990-х годов эволюционировала от программы борьбы за объединение сербских земель в программу мирного развития «Восстановление, Развитие, Реформы», которая однако тоже была полна антизападной риторики, хотя на практике означала приведение экономики в соответствие с многими западными стандартами.

В этой программе, утверждённой четвёртым съездом СПС в феврале 2000 г., заявлено, что основными ценностями социалистов являются: свобода и независимость, мир, социальная справедливость и солидарность, равенство всех людей и народов, патриотизм и производительный труд. Также в этой программе было заявлено уважение прав человека, закреплённых во всеобщей декларации прав человека и хартии ООН. В экономической сфере приоритетными задачами объявляются поддержка предпринимательской активности и недопущение социальной катастрофы, связанной с банкротством многих предприятий с крупными долгами путём поддержки этих предприятий и их работников, введение антимонопольного законодательства, схожего с законодательством ЕС. В финансовой сфере первоочередной задачей было объявлено укрупнение банков, их финансовая реабилитация и усиление контроля со стороны НБЮ. Экономику СПС видело экспортно-ориентированной. В качестве основных торговых партнёров в программе виделись ЕС и Российско-Белорусский Союз. Законы о торговле предлагалось привести в соответствие с нормами ВТО. В отношении края Косово предлагалось требовать от органов, размещённых в Косове неукоснительного соблюдения резолюции СБ ООН №1244 и как можно более скорейшего политического решения проблемы с учётом интересов всех этнических групп. Отношения с Черногорией должны были базироваться на единстве территории СРЮ. В области внешней политики приоритетным направлением предлагалось сделать снятие санкций, сотрудничество с Россией, Китаем и иными дружественными странами, а также восстановление движения неприсоединения.

Однако в условиях разрухи в стране когда партия стремительно теряла свою популярность (так по данным на декабрь 1999 г. 42% проголосовавших за СПС на выборах 1997 г., не собирались больше голосовать за эту партию), простой смены лозунгов партии и её лидера было явно недостаточно, в такой ситуации современные западноевропейские партии часто меняют лидера, чтобы избавиться от него как от символа прошлой политики. Однако для СПС как политического оплота Милошевича подобное развитие событий было невозможно, поэтому хотя программа СПС и претерпела определённую эволюцию, фактически в глазах избирателей Милошевич не изменился, что, как мне кажется, и предопределило его неудачу на президентских выборах.

Партия-сателлит СПС – «Объединённые югославские левые» (Jugoslovenska Udruzena Levica) была образована в 1994 г. на базе правящей партии. С 1995 г. по настоящий момент директорат партии возглавляет жена Милошевича Мирьяна (Мира) Маркович. Существовали разные версии появления этого политического образования: по одной Милошевич хотел удовлетворить политические амбиции своей жены, по другой – партия создавалась для привлечения многочисленных людей, испытывавших ностальгию по СФРЮ. Однако какова бы не была причина, попытка создания партии вряд ли привлекла дополнительных сторонников правящему режиму, ввиду крайне низкой популярности Маркович в народе. Согласно программной декларации ЮЛ от 23 июля 1994 г. и программе партии на выборах 2000 г., партия позиционирует себя в политическом спектре как достаточно радикальная организация. ЮЛ считают своей глобальной целью достижение мира во всём мире, глобализации как процесса с равноправными участниками, исчезновение государств в их современном виде. ЮЛ выступает за объединение всех «истинно левых сил» не только в масштабе СРЮ и во всём мире. Однако в ближайшей перспективе ЮЛ выступало за концентрацию усилий общества по защите суверенитета страны и борьбы с «социальными патологиями» под руководством государства «в интересах мира и равенства». Мирьяна Маркович всячески стремилась подчеркнуть имидж своей партии как «передовой левой силы» и «партии интеллектуалов». В частности ЮЛ была создана дочерняя организация КУЛ (Комитет университетских левых), куда был привлечён ряд деятелей из академической среды. С моей точки зрения, участие ЮЛ в коалиции с СПС на президентских выборах, ещё более ослабило Милошевича, так как Мирьяна Маркович как одна из наиболее одиозных фигур времён Милошевича вряд ли могла способствовать обновлению имиджа правящего режима.

Демократическая оппозиция Сербии

Демократическая оппозиция Сербии (ДОС) стала наиболее успешной коалицией оппозиционных сил в истории СРЮ. В отличие от всех предыдущих попыток объединения многочисленных враждовавших друг с другом оппозиционных партий, эта попытка объединила все наиболее значительные и сильные оппозиционные партии, которые смогли выдвинуть по-настоящему сильного кандидата.

Если взглянуть на политическую сцену СРЮ в 1999 г., то существовавшие тогда оппозиционные партии, я бы разделил на 4 основные группы. Первую группу можно условно назвать либералы-«западники». Туда бы я отнёс крупнейшую на тот момент оппозиционную партию – Демократическую Партию (ДП) во главе с Зораном Джинджичем и Гражданский Союз Сербии (ГСС) во главе с Весной Пешич, которые осенью 1999 г. объединятся с ещё несколькими партиями в коалицию «Союз за перемены». Ко второй группе – консерваторам – умеренным националистам, я бы отнёс прежде всего Демократическую Партию Сербии (ДПС) во главе с Воиславом Коштуницей и Сербское движение обновления (СДО) во главе с Вуком Драшковичем. К третей группе можно отнести сепаратистские партии, прежде всего, мусульманскую коалицию «Санджак», выступающую за предоставление автономии мусульманам, проживающим в регионе Рашка на границе Сербии и Черногории, и венгерские партии Воеводины. К четвёртой группе можно отнести «партии одного человека», представляющие достаточно крупных деятелей оппозиции. Это, в частности, «Движение за демократическую Сербию» (ДДС), возглавлявшееся бывшим начальником генерального штаба АЮ генералом Момчило Перишичем, «Социал-Демократия» (СД), возглавляемая Вуком Обрадовичем и «Демократический Центр» во главе с одним из основателей ДП Драголюбом Мичиуновичем. Как можно видеть из таблицы 1 популярность оппозиционных партий в отдельности была достаточно низкой и такая ситуация раскола устраивала прежде всего правящий блок. Для победы же на предстоявших в 2000 г. федеральных парламентских выборах, судя по результатам опроса, требовалось не только объединить электораты оппозиционных партий, но и расширить их за счёт неопределившихся избирателей и избирателей, собиравшихся голосовать против всех.

Деятельность оппозиционных партий после прекращения действия законов военного времени выразилась в ряде митингов, организованных СЗП и СДО с требованием отставки Милошевича. Однако, эти митинги не были многочисленными.

3 августа 1999 года координатор "Независимой группы 17-ти" (НГ-17), состоящей из видных экономистов страны, Младьян Динкич обнародовал Пакт о стабильности в Сербии и Платформу переходного правительства. Сербская православная церковь (СПЦ) поддержала эту инициативу, о чем сообщило коммюнике по итогам встречи Святейшего Патриарха Сербского Павла с лидерами оппозиционных партий и групп 10 августа 1999 года. Самый большой стала манифестация, прошедшая в Белграде 19 августа 1999 года, в день празднования Преображения Господня, широко отмечаемого православным населением страны. По разным оценкам, в ней приняло участие от 120 до 150 тысяч человек, решивших таким образом выразить свой протест режиму Милошевича и призвать главу союзного государства уйти в отставку. К собравшимся обратились видные деятели оппозиции, включая Младьяна Динкича (НГ-17), Зорана Джинджича (СЗП), Владана Батича (СЗП), Драголюба Мичуновича (ДЦ), а также священники СПЦ. Неожиданное появление на митинге Драшковича вызвало эйфорию и ликование среди участников митинга. 19 августа 1999 г. «группой 17» независимых экономистов, предложивших свою экономическую программу для оппозиции. В этом митинге, в котором участвовали как представители СЗП, так и Вук Драшкович, приняли участие более 150 тысяч человек. Воодушевленные таким успехом, лидеры СЗП инициировали новую кампанию митингов, требовавших досрочных выборов федерального и сербского парламентов. Джинджич планировал завершить эти акции масштабным маршем сторонников СЗП на Белград, который бы вынудил Милошевича назначить новые выборы. Джинджич явно рассчитывал повторить успех 1997 г., когда оппозиционной коалиции «Заjедно» после нескольких месяцев многочисленных митингов протеста в центре Белграда, удалось вынудить Милошевича признать победу коалиции в муниципальных выборах. Однако осенняя кампания СЗП оказалась совершенно неудачной. Если в сентябре 1999 г. митинги СЗП собирали несколько десятков тысяч человек, то к декабрю их численность упала до нескольких сотен и лидеры СЗП были вынуждены были прекратить акции протеста[32] .[) Причиной этой неудачи я бы назвал в общем отсутствие информационного повода для деятельности СЗП, осенью 1999 не проводилось никаких выборов, что при небезопасности акций СЗП не могло привлечь на них никого, кроме очень активных граждан.

Однако центральной формой деятельности оппозиции осенью 1999 г. сталит.н. «круглые столы». Коренным отличием от предыдущих попыток объединения многочисленных оппозиционных партий (в частности, коалиции «Заjедно» в 1996), помимо того, что на этот раз в коалицию вошли не только крупные партии, но и большинство представителей 2 остальных выделенных мною групп, стало то, что на этот раз партии не только потребовали досрочных федеральных и республиканских выборов, но занялись проработкой общей программы конкретных действий, а также создание группы для детально проработки обозначенных вопросов. Более того на этот раз 21 партия и организация выдвинули общего Большое количество исследователей указывает на то, что

Данные модели были разработаны специалистами одной из негосударственных организаций. 14 октября 1999 года восемь крупнейших оппозиционных политических партий, за исключением СДО, подписали соглашение об образовании предвыборной коалиции с перечислением минимума приемлемых условий проведения избирательной кампании. Последний включал требования об использовании пропорционального представительства при выборах на федеральном и республиканском уровнях, о разделении территории Сербии на не более чем восемь избирательных округов, о снижении величины отбочного барьера при выборах в парламент до 4%, а также об отмене Закона об общественной информации. Проведенный несколько позже очередной "круглый стол" оппозиции - теперь уже без участия СДП, СДО и Демократической коалиции венгров Воеводины (ДКВВ), - официально потребовал проведения досрочных выборов и "круглого стола" с участием правительственной коалиции по поводу пересмотра действующего избирательного законодательства и иных нормативных актов, связанных с организацией и проведением выборов.

"Круглые столы" заставили многих поверить в то, что оппозиция в состоянии преодолеть внутреннюю разобщенность и что требование о проведении досрочных выборов являлось законным и демократическим способом привнесения перемен в политическую систему страны. Опросы общественного мнения свидетельствовали о том, что свыше 80% респондентов в Белграде поддерживают идею досрочных выборов. Оппозиция также выступила с заявлением о том, что, в случае отказа правящего режима от проведения "круглого стола" по вопросам изменения избирательного законодательства, единственным законным способом достижения своих политических целей для нее останется оказание давления в форме публичных акций протеста. В большинстве средств массовой информации в качестве основного спонсора и вдохновителя сербской оппозиции в то время называется владелец американской фармацевтической фирмы ICN и бывший премьер-министр СРЮ Милан Панич. По некоторым сведениям, финансирование сербской оппозиции и техническая помощь ей с осени 1999 г. осуществлялась через различные программы стран Европейского Союза, в частности, через германскую радиостанцию “Deutsche Welle”. По другим данным, опубликованным в газете The Washington Post в статье U.S. Advice guided Milosevic opposition от 11.12.2000 г. ещё в октябре 1999 г. сотрудник национального демократического института (связанного с демократической партией США) социолог Даг Шен организовал в Будапеште встречу с лидерами сербской оппозиции на которой представил план, разработанный его коллегами: «Первое: идеологические метания отложить до лучших времен, враг должен быть простым и понятным - это Милошевич, лично ответственный за развал страны. Второе: альтернативный кандидат должен быть единым и новым, старые оппозиционеры вроде Драшковича шансов не имеют. Наконец, третье: нужно организовать параллельную систему подсчета избирательных бюллетеней, чтобы режим не подправил итоги голосования задним числом»[33] .

Именно эти 3 пункта фактически станут основой деятельности будущей коалиции ДОС, хотя всё же я бы не стал называть участие государств Запада в конструировании ДОС решающим фактором в победе демократической оппозиции.

3 марта 2000 г. в закрепление договоренностей на «круглых столах», все основные оппозиционные политические партии (Демократическая Альтернатива, Демократическая Партия Сербии, ДЦ. Коалиция «Санджак» (мусульмане), коалиция «Воеводина», Лига Социал-Демократов Воеводины, Новая Демократия, Движение за Демократическую Сербию, Альянс венгров Воеводины, СЗП, Социал-Демократический Союз, Социал-Демократия, СДО и Сербский национальный совет Косово) подписали совместную декларацию о принципах демократической реорганизации государства. Согласно этой декларации, в Сербии должна была быть принята новая конституция, устанавливавшая принцип разделения властей и закреплявшая статус регионального самоуправления в Санджаке, и автономии в Воеводине и Косово, а также соответствующие декларации прав человека права национальных меньшинств. Также предусматривалось возвращение всех беженцев в Косово и фактическое исполнение резолюции СБ ООН № 1244 о статусе Косова, реорганизация отношений между Черногорией и Сербией согласно воле республик. В экономике предусматривалась отмена незаконных результатов приватизации. 10 июня лидеры всех этих партий за исключением СДО подписали предложенной «Группой 17+» «Предложение о Договоре Стабильности для Юго-восточной Европы для Доноров», предусматривавшее ряд мер по макроэкономической стабилизации для получения западных кредитов. Таким образом, к предстоявшим федеральном парламентским выборам была сформирована крупная коалиция, способная завоевать большинство в Вече граждан Союзной скупщины. Однако способность выдвинуть единого кандидата на досрочных президентских выборах многими ставилась под сомнение.

Выдвижение кандидатуры Воислава Коштуницы – по сути дела единственного реального кандидата способного победить Милошевича было большим достижением оппозиции. Коштуницу поддержали и мусульмане Санджака, хотя во время боснийской войны он активно поддерживал боснийских сербов, и Зоран Джинджич, хотя Коштуница вышел из его партии в 1992 г., не согласившись с его методами руководства. В целом политическое кредо Коштуницы можно сформулировать как «либерализм без оглядки на Запад и с условием соблюдения прав сербов». Коштуница многократно заявлял, что политика США в отношении СРЮ безумна, а гаагский трибунал «чудовищен». Основными внешнеполитическими партнёрами Коштуница видел Европейский союз и Россию. Будучи доктором права он выступал за всевозможное урегулирование законодательно-правовой базы страны. Во экономической политике Коштуница выступал за либеральные методы. Подобный кандидат, не вступавший в тесные отношения ни с режимом Милошевича, ни с западными лидерами, бомбившими СРЮ был, пожалуй, идеальным кандидатом для сербской оппозиции. Подобный кандидат должен был удовлетворить самые различные слои общества. Правда при этом нужно учитывать, что став президентом Коштуница не получал особых рычагов управления ситуацией в стране, основные рычаги в нормальной ситуации были сконцентрированы в руках федерального правительства и правительств республик. Поэтому большое значение имела программа ДОС, основанная на рекомендациях «Группы 17»

На выборах ДОС выступал с конкретной программой действий в период своего мандата (в первый день, в первые 100 дней, в первый год), основанной на принятой 3 марта декларации и программе «Группы 17+». Программа обещала комплексные реформы, нацеленные на восстановление прежнего положения Сербии в сообществе Европейских государств.ДОС обещал ввести законы,гарантирующие немедленную реформу денежно-кредитной системы и начало финансовой реформы системы, включая законодательство относительно сбалансированного бюджета. Существующий закон о приватизации обещали значительно изменить. Закон по социальному обеспечению и помощи для бедных обещалось разработать. Закон по внешней торговле предлагалось изменить таким образом, чтобы способствовать сокращению и эквивалентности тарифов. Предлагалосьотменить законы об общественной информации и высшей школе, упорядочить государственные расходы путём снижения расходов на оборону и рационализации системы государственного управления. Также предлагалось начать подготовку к принятию новой Конституции, которая бы устранила конституционный хаос, принять жесткий закон по борьбе с коррупцией, изменить принцип назначения судей и общественных обвинителей, перейти на профессиональный принцип комплектования АЮ, и радикальное и непосредственное(немедленное) упрощение налоговой системы (она должна была быть основана только на нескольких налоговых разрядах, вопреки существующей системе с более чем 250 разрядами),достижение конвертируемости динара или узаконивание хождения немецкой марки. Подобная программа, направленная на конкретные действия соответствовала образу ДОС, который обещал сохраниться как коалиция и после выборов для осуществления управления страной в переходный период. Таким образом, ДОС позиционировал себя на пространстве президентских выборов не просто как силу способную победить Милошевича, но и как силу, способную взять на себя ответственность за судьбу страны и провести серьёзные реформы. Как мне представляется, это вполне соответствовало запросам избирателей, представлявших как средний и мелкий бизнес, так и большинства других групп населения. Поэтому согласно социологическим исследованиям, Коштуницу поддерживали большинство социальных и возрастных групп населения, кроме пенсионеров.

2.3. Методы ведения предвыборной кампании

Агитационную кампанию обоих основных кандидатов, я бы охарактеризовал как достаточно агрессивную. В наглядной агитации оппозиция стремилась подчеркнуть честность и неподкупность своего кандидата, что было важным после многочисленных сделок с режимом в прошлом. Основным плакатом кампании ДОС был плакат с изображением глаз Коштуницы и надписью: «Кто может честно посмотреть вам в глаза?». Власть предержащие стремясь как-нибудь побороть эту удачную находку, выдвигали совсем изощрённые обвинения. Федеральный министр информации заявлял, что на самом деле эти глаза принадлежат актёру Ал Пачино. Правящая партия стремясь показать Милошевича как опытного и мудрого политика использовала плакаты с изображением портрета Милошевича в официальной одежде с лозунгом «Слобо-Да». «Слобода по-сербски «свобода», а Слобо это прозвище Милошевича. «Да» на этом плакате было обведено как в бюллетене. Активисты движения «Otpor» отвечали на это приклеиванием на глаза Милошевича на этих плакатах наклейки «Готов jе» («С ним покончено») Другой плакат изображал Милошевича на фоне силуэта карты Югославии и лент цветов югославского флага с лозунгом «За Jyгославиjy» («За Югославию»). Этот плакат должен был символизировать Милошевича как «истинного защитника интересов страны».

Основной удар правящие силы наносили через государственные или близкие им средства массовой информации. Основная линия, которая проводилась этими СМИ, заключалась в дискредитации ДОС, объявив их агентами Запада. Так, например, в августе-сентябре 2000 г. газета «Политика» публиковала ряд откровенно оскорбительных статей против ДОС, подписанных некимнеизвестным U.R. 5 сентября этот таинственный автор публикует в этой газете заметку «Проходя мимо ДОС, затыкайте нос». Лидеры ДОС в ней характеризуются следующим образом: «Единственная вещь, которую они имеют в общем - их ненависть к тем, кто более способны, более честны, и успешны, и особенно к левым патриотическим силам. У них также общие кассиры и обязательства выполнить задачи, за которые им заплатили. Их задача такова: принять выход Черногории из общего государства, уступить Рашку [Санджак], и уступить Воеводину». 17 сентября он же публикует в «Политике» статью «Усердствующий лжец», где повторяются уже озвучивавшиеся в своей время женой Вука Драшковича Даницей обвинения в том, что отец Коштуницы был судьёй военного трибунала и из-за этого Воислав тайно сменил своё отчество. Также в этой статье, Коштуница обвинялся в том, что постоянно изменяет своей жене, является «человеком нового мирового порядка, с которым вынуждены считаться трудолюбивые агенты западных спецслужб Зоран Джинджич и Весна Пешич». 26 марта 1999 г. (третий день бомбардировок НАТО), как утверждается в статье, Коштуница был в Брюсселе, где его готовили как главу переворота против Милошевича. В целом U.R. охарактеризовал Коштуницу следующим образом: «Он ограничен, незначителен, упрям и раздражителен». Государственное телевидение РТС откровенно сфабриковало ролик, где Коштуница показывался на одном заседании с Мэдлен Олбрайт. Помимо этого, Коштуницу обвиняли в гомосексуализме, связях с масонами и всячески иронизировали над проживанием у него в квартире 17 кошек. Но, конечно, о применении статей 11 и 42 упоминавшегося выше закона Сербской Республики об общественной информации, здесь не могло идти и речи.

Учитывая, что как уже упоминалось выше, большинство средств массовой информации СРЮ находилось под жёстким государственным контролем, основным ресурсом для оппозиции стали контакты на межличностном уровне. Одним из главных средств для таких контактов стало движение «Otpor» («Сопротивление»). Это движение возникло как совершенно спонтанная идея студентов филологического, юридического и электромеханического факультетов Белградского университета. Протесты студентов против назначения деканом филологического факультета Мирко Мароевича продолжались 3 месяца и в итоге завершились его отставкой. Однако настоящую силу это движение приобрело только в 2000 г. превратившись из чисто студенческого движения в организацию, охватывавшую самые разные слои общества. К весне 2000 г. движение насчитывало представительства более чем в 102 населённых пунктах Сербии. «Otpor!»[34] строился как организация с неиерархической структурой, а его отделения располагались в частных квартирах, что делало его менее уязвимым. Начав с разрисовывания стен в Белграде антиправительственными граффити, активисты движения перешли к остроумным акциям, пародирующим действия режима, чем завоевали себе большую популярность (например, строительство картонного моста через Дунай как пародия на торжественное открытие официальными властями понтонного моста). Также «Otpor!» хотя и поддерживал действия оппозиции, формально в ней не состоял, что позволяло его активистам дистанцироваться от её неудач. К весне 2000 г. движение насчитывало представительства более чем в 102 населённых пунктах Сербии. В мае 2000 г. «Otpor!» под названием Движение Народного Сопротивления попыталось даже официально зарегистрироваться как общественная организация, в чём, впрочем, властями им было отказано. Именно в это время власти начали активную кампанию по подавлению движения, которая мотивировалось участием якобы члена движения в убийстве председателя исполнительного совета автономного края Воеводина. Но посредством этой кампании деятельность организации пресечь не удалось и движение приняло самое активное участие в предвыборной кампании. Стратегия движения тесно связана с финансовой и консультативной помощью Национального Института Демократии, связанного с демократической партией США. Консультированием участников движения занимался отставной полковник американской армии Роберт Хелви, который обучал активистов движения различным методам ненасильственных акций. Перед выборами активистов движения стали обучать методам мониторинга выборов и независимого подсчёта голосов.

По утверждениям газеты «Вашингтон Пост», U.S. Advice guided Milosevic opposition от 11.12.2000 г.:

«Разработка предвыборной тактики и обучение оппозиции заняли год и обошлись налогоплательщикам США в 41 млн. долларов (от семинаров до баллончиков с краской, которой сербские студенты рисовали на заборах портреты Милошевича)». Я бы сказал, что влияние американских технологов было ключевым именно в области предвыборных технологий, которые оказались передовыми для СРЮ.

Наглядным выражением этих технологий является свободное общение Коштуницы с избирателями. За 20 дней Коштуница объездил большое количество городов в Сербии, включая Косовску-Митровицу. В своих речах он стремился всячески подчеркнуть свою независимость от Запада. Приводится несколько цитат из предвыборных речей Коштуницы с сайта www.beograd.com:

«Единственная цель США - окончательное разрушение Югославии и Сербии как целостного государства. Их решение открыть офис для помощи в течение кампании выборов в Будапеште - всего лишь вмешательство во внутренние дела нашей страны и очередной пример политики колониальных претензий текущей АМЕРИКАНСКОЙ Администрации»[35]

«Нет ни единого слова, чтобы оправдать тех, кто уничтожал мосты, но этого можно было бы избежать. Я не одобряю изоляцию и санкции, но как может мы изменить страну с людьми, кто вывели эту страну из нормального мира. Только изгнание их может спасти страну»

«Представители режима - ложные патриоты, которые думают только об их собственных интересах, и мы удалим их от власти, не силой насилия и полицейских дубинок, а демократическими выборами»

«Они называют нас предателями, в то время как они - истинные НАТОВСКИЕ партии. Сначала они привели к нам UNPROFOR и SFOR, теперь 50,000 солдат в Косово»

Основные проблемы государства Коштуница сформулировал в интервью газете «Време» 12 августа 2000 г.: «главные проблемы страны- разваливающиеся государство и пустые карманы его граждан <….> Наше государство подобно дому у которого разваливается крыша и оно вот-вот рухнет».

Кампания же Милошевича строилась вокруг восстановления экономики страны. Был торжественно открыт автомобильный завод «Zastava», были выплачены задолженности по зарплате и детским пособиям. Для кампании активно использовались административный ресурс (людей заставляли собирать подписи в поддержку Милошевича), государственные средства массовой информации.

. Согласно большинству опросов, за Коштуницу были готовы проголосовать 40-45%, а за Милошевича 30-35% Вот, например, результаты опроса, проведённого 21 сентября белградским центром социологических и политологических исследований[36] .

3. Голосование 24 Сентября 2000 г.

Голосование по выборам на пост президента, депутатов Вече Граждан и Вече Республик в этот день происходило по всей территории СРЮ, хотя черногорские власти официально бойкотировали федеральные выборы как организованные федеральным парламентом, который они не признавали, а албанское население Косова бойкотировало выборы органов власти Югославии и Сербии ещё с 1991 г. Таким образом, 444 тысячи голосов зарегистрированных избирателей от Черногории и более 600 тысяч зарегистрированных избирателей от Косова могли стать предметом подтасовок. В этой связи некоторые деятели оппозиции высказывали опасения по поводу исхода выборов и призывали всех избирателей прийти на выборы. Эти сомнения получили подтверждение, так как до 26 сентября (то есть два дня после выборов) федеральная избирательная комиссия не обнародовала никаких результатов. 26 сентября были обнародованы данные СДО согласно которым после подсчёта 53%[37] , Воислав Коштуница получил 54,66% голосов, а Слободан Милошевич – 35,96%. Тогда же были опубликованы данные ДОС, согласно которым после подсчёта 97,5% (без учёта Косово и Черногории) Воислав Коштуница получил 54,66% 27 сентября были обнародованы результаты подсчёта центра «за свободные выборы и демократию» согласно которым Воислав Коштуница получил 57% голосов, а Милошевич 33,41%. Наконец 27 сентября были опубликованы официальные результаты выборов:

Официальные результаты выборов в Югославии:

"Из всего зарегистрированных 7.848.818 избирателей, проголосовало 5.036.478 или 64.16 процента. Из этого числа президентские кандидаты получили следующее количество голосов:

1. Воислав Коштуница – 2.428.714 или 48.22 процентов 2. Слободан Милошевич – 2.026.478 или 40.23 процентов 3. Томислав Николич – 256.876 или 5.10 процентов 4. Воислав Михайлович – 130.598 или 2.59 процента 5. Миролюб Видойкович – 40.765 или 0.80 процентаНедействительных бюллетеней оказалось 3.03 процента."

(Источник: Информационный бюллетень № 19. Посольство Союзной Республики Югославии, г. Москва, 27 сентября 2000 г.)

"На основании всех данных из 10.673 избирательных участка, из всего зарегистрированных 7.249.831 избирателя, проголосовало 5.053.428 или 69.7 процентов. Недействительных бюллетеней оказалось 2.68 процента.

Из этого числа президентские кандидаты получили следующее количество голосов:

1. Воислав Коштуница – 2.474.392 или 48.96 процентов 2. Слободан Милошевич – 1.951.761 или 38.62 процентов 3. Томислав Николич – 292.759 или 5.79 процентов 4. Воислав Михайлович – 146.585 или 2.90 процента 5. Миролюб Видойкович – 46.421 или 0.92 процента

Второй тур президентских выборов будет проведен в воскресенье, 8 октября 2000 года."

(Источник: Информационный бюллетень № 20. Посольство Союзной Республики Югославии, г. Москва, 28 сентября 2000 г.)

Таким образом, 27 сентября недействительных бюллетеней было 3,3%, а 28 уже всего лишь 2,7% и при этом количество голосов, отданных за всех кандидатов кроме Милошевича существенно возросло. Подобные данные свидетельствуют, скорее всего, о подлоге голосов. 29 сентября федеральная избирательная комиссия опубликовала результаты по всем территориальным округам. В двух округах, включавших в себя территорию Косова – 24 и 26-м соответственно при явке в 50% в первом и в 53% во втором, Милошевич набрал 150 тыс. и, соответственно, 140 тыс. голосов, в то время как Воислав Коштуница получил всего 50 и 40 тыс. соответственно. Учитывая, что в данных округах проживало в основном албанское население, весьма сомнительно, что оно действительно голосовало за Милошевича. 29 сентября 2000 г. ДОС подаёт жалобу в федеральный конституционный суд, заявляя, что в 3 округах в которых входило Косово в пользу Милошевича было внесено 142 тыс. поддельных бюллетеней. 7 октября, уже после известных событий со штурмом Союзной Скупщины и признания Милошевичем своего поражения, федеральный конституционный суд принял решение о внесении изменений в протокол выборов и, таким образом, Коштуница набирал 2,470,304[38] голосов, что составляло 50,2% и становился президентом СРЮ, а Милошевич 1,826,799

Результаты выборов в Косове действительно выглядели подозрительно. Во всех трёх избирательных округах, в состав которых входила территория Косова с большим отрывом победил Милошевич. В прокуйлеском избирательном округе при явке в 50,65% Милошевич получил 150351 голос или 65,27%. В лесковацком избирательном округе при явке в 78,8% Милошевич получил 74010 голосов или 48,79%. Во враньевском избирательном округе при явке в 53,23% Милошевич получил 140573 голосов или 69,59%. В Черногории благодаря бойкоту местных властей Милошевич получил 111595 голосов или 91,5%. Из остальных 23 избирательных округов Милошевичу удалось победить лишь в двух: у себя на родине в пожаревацком округе он набрал 62510 голосов или 45,98%, в заечарском округе близ границы с Болгарией он получил 90312 голоса или 47,51%. Воислав Коштуница получил больше половины голосов в 18 из 27 округов. В 5 округах Коштуница набрал более 60% голосов. Это были округа Палилула в Воеводине, Чукаричский в окрестностях Белграда, Чачакский, где позиции оппозиционных партий были традиционно сильны, Субботице в Воеводине и Кралево на юге Сербии. Я хотел бы отметить, что более 50% голосов Коштуница получил в традиционно сочувствующих оппозиции крупных городах (Белграде, Нови-Саде, Нише и Крагуеваце), а также, что необычно, в районах компактного проживания венгров (автономный край Воеводина) и мусульман (район Рашка или Санджак). В субботицком избирательном округе на территории Воеводина Коштуница получил 72,52% голосов, что является его максимальным результатом по всей стране. В ужицком избирательном округе на территории района Рашка Коштуница получил 109564 голоса или 57,55% голосов. Подобный результат был достигнут во многом за счёт вхождения в ДОС всех основных венгерских партий Воеводины и мусульманской коалиции «Санджак», которая изначально хотела выдвинуть своего кандидата на пост президента. Но и в сельских районах Сербии, традиционно симпатизировавших Милошевичу, Коштуница тоже выступил достаточно успешно, набрав меньше 40% голосов лишь на родине Милошевича – пожаревацком избирательном округе. Помимо заечарского и пожаревацкого избирательных округов, в сельских районах Сербии Милошевич набрал более 40% голосов лишь в шабацком избирательном округе на границе с Республикой Сербской. В остальных сельских районах Сербии, Милошевич набрал не более 30-35%. В среднем около 30% Милошевич набрал и в крупных городах Сербии. Если сравнивать результаты выборов с результатами приведённого выше опроса, можно отметить, что если Коштунице удалось значительно расширить свой электорат за счёт не определившихся перед выборами избирателей, то Милошевичу этого сделать не удалось. Таким образом, я хотел бы сделать вывод, что ДОС за счёт выдвижения кандидата соответствовавшего настроениям большей части оппозиционного электората, мобилизовать большую часть этого электората, в то время как Милошевич допустил серьёзнейшую ошибку выставив свою кандидатуру на всенародные выборы, так как не предложив народу ничего, чтобы принципиально улучшило его жизнь, его результат в целом оказался ограничен кругом его традиционных приверженцев.

Заключение

Итак, рассмотрев материалы, собранные мною я пришёл к следующим выводам:

А) В югославском обществе безусловно существовало недовольство обстановкой в стране

Б) Воислав Коштуница смог организовать свою кампанию таким образом, чтобы максимальным образом представить себя в глазах электората как реальную и конструктивную альтернативу Милошевичу

В) Слободан Милошевич пытался представить программу решения проблем, стоявших перед страной, но он не мог представить программу решения основной проблемы, стоявшей перед страной – самого себя, что предопределило его поражение.

Г) Ресурсы обеих сторон следует признать достаточно значительными.

Исходя из вышеуказанного, результаты президентских выборов мне представляются закономерными. Причиной таких результатов я бы назвал снижение радикализма в югославском обществе. Я полностью согласен с мнением Павла Канделя о том, что югославский народ терпел Милошевича только до тех пор пока он (народ) хотел быть мобилизованным. Но когда все войны (в Хорватии, в Боснии, в Сербской Крайине, в Косове) были проиграны, мобилизованность потеряла смысл и внимание общества сконцентрировалось на своём уровне жизни, повысить который Милошевич мог только в новостях государственного телевидения. О снижении радикализма может свидетельствовать в частности тот факт, что кандидат националистической Сербской Радикальной Партии получил на этих выборах лишь 5% голосов, в то время как на сербских президентских выборах 1997 года лидер этой партии Воислав Шешель набрал более 40% голосов. И когда оппозиция смогла представить кандидата, соответствующего настроениям большинства с реальной программой действий, то он был практически обречён на успех.

Также закономерными, с моей точки зрения, являются процессы, последовавшие за победой ДОС на президентских выборах. Давняя вражда между Джинджичем и Коштуницей возобновилась и теперь представляет собой главный конфликт на политическом пространстве Сербии. Скорее всего, этот конфликт будет определяющим на выборах президента Сербии, которые предстоят в этом году. Ближайшее будущее СРЮ, которая в ближайшее время должна превратиться в «Государство Сербия и Черногория», как мне представляется зависит прежде всего от того сможет ли какая-нибудь политическая партия в Сербии обеспечить быстрые и эффективные экономические реформы, будет ли новая формула союзного государства работоспособной и как будут развиваться интеграционные процессы на Балканах.

Я бы сказал, что 24 сентября 2000 г. СРЮ выбрала жизнь без Милошевича. А вот какой она будет, предстоит ещё решать.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Constitution of Federal Republic of Yugoslavia // www.gov.yu

2. Republic of Serbia Law on Public Information // www.freeb92.net

3. FRY Law on Election and dismissal of Federal President // www.freeb92.net

4. “Reconstruction, Development, Reforms” Program of SPS // www.sps.org.yu

5. PROGRAMSKA DEKLARACIJA JUGOSLOVENSKE LEVICE // www.jul.org.yu

6. Program of Democratic opposition of Serbia for Democratic Serbia// www.freeb92.net

7. Интернет-архив корпорации Yahoo! // www.dailynews.yahoo.com/fc/World/Yugoslavia_Archive.htm

8. « Out of Time. Serbian opposition against Milosevic” Dejan Anastasijevic. // Institute for war and peace reporting. 2000

9. «СОЮЗНАЯ РЕСПУБЛИКА ЮГОСЛАВИЯ НА РУБЕЖЕ XXI ВЕКА. ПРИРОДА ЮГОСЛАВСКОГО КРИЗИСА» Л.В. Тягуненко // Новая и новейшая история №3, 2001 г

10. «Союзная Республика Югославия: время перемен» Е.Г. Хомяков // Харьков. 1998

11. «Постсоциалистический авторитаризм (из югославского опыта)» Павел Кандель // М. Российский Государственный Гуманитарный Университет. 2001

12. “Democracy Serbian Style” Slavko Zivanov // Central European Review № 14. 12.04.2000

13. «Поколение пепси и Сребреницы» Дмитрий Сабов // «Итоги» #51 2000 г.

14. Архив публикаций югославской прессы // www.free.freespeech.org/exyupress.html

15. Архив веб-страницы Beograd.com // www.beograd.com/en/izbori2000.htm

16. Ukujni resultati izbora predsednika SRJ // Савезни завод за статистику 29.09.2000

17. AIM. Independent Balkan Media // www.aimpress.ch

18. [NEWW/WEW] FW: BIB> USIP Newsbyte on Yugoslav Elections // www.neww.org

19. REGIME IN SERBIA: OLD ENERGY, NEW WEAKNESSES ” Prof. dr Ranko Petkovic .// www.beograd.com


[1] Л.Н. Тягуненко «Союзная Республика Югославия на пороге XXI века…», «Новая и Новейшая История» №3 2001 г.

[2] Л.Н. Тягуненко «Союзная Республика Югославия на пороге XXI века…»

[3] там же

[4] Е.Г. Хомяков «Союзная Республика Югославия: время перемен» Харьков 1998

[5] там же

[6] CIA World Factbook //www.milinfoserv.net

[7] Ratomir Petkovic Dramatic State of the Serbian Economy The Economy which "Ate Itself" AIM Podgorica, June 29, 2000

[8] ibid

[9] там же

[10] Misa Brkic Bankrupt State Serbia Faced with the Cost of the War AIM Podgorica 23 September 1999

[11] Ratomir Petkovic Growing Confusion in Economic Activities Six Foreign Exchange Rates AIM, Podgorica, June 2, 2000

[12] Misa Brkic Bankrupt State Serbia Faced with the Cost of the War AIM Podgorica 23 September 1999

[13] ibid

[14] Ratomir Petkovic Growing Confusion in Economic Activities Six Foreign Exchange Rates AIM, Podgorica, June 2, 2000

[15] ibid

[16] Ratomir Petkovic Dramatic State of the Serbian Economy The Economy which "Ate Itself " AIM Podgorica, June 29, 2000

[17] Bojana Martic Life in Belgrade: Abundance Only on TV AIM Podgorica, 10 September, 1999

[18] ibid

[19] Ratomir Petkovic Growing Confusion in Economic Activities Six Foreign Exchange Rates AIM, Podgorica, June 2, 2000

[20] Anne Swardson Milosevic's Media Muzzle
Washington Post Saturday, April 8, 2000; Page A11

[21] Павел Кандель «Постсоциалистический авторитаризм (из югославского опыта)» М. 2001

[22] Philip Schwarm Liquidations in Belgrade Balance Sheet Soaked with Blood AIM Podgorica, 1 May, 2000

[23] Vesna Bjekic Public Opinion of Serbia . Hope for change AIM Podgorica, December 31, 1999

[24] Энциклопедия «Кругосвет». Россия-Он-Лайн // www.rol.ru

[25] Roksanda Nincic Milosevic Prolongs Power Constitutional Coup D'Etat AIM Podgorica, July 8, 2000

[26] Черногория вводит свою валюту 03.11.2000// www.allnews.ru

[27] Конституционный мониторинг: Югославия// www.ilpp.ru/kpvo/kpvo130/constwatch/yugoslavia.htm

[28] Public Opinion of Serbia HOPE FOR CHANGE Vesna Bjekic AIM PODGORICA, December 31, 1999

[29] Public Opinion of Serbia HOPE FOR CHANGE Vesna Bjekic AIM PODGORICA, December 31, 1999

[30] -www.sps.org.yu

[31] Павел Кандель «Постсоциалистический авторитаризм (из югославского опыта)» М. 2001

[32] Dejan Anastasjevic Out of time p. 67Institute of war and peace reporting. 2000

[33] U.S. Advice Guided Milosevic Opposition Michael Dobbs
Washington Post Foreign Service
Monday, December 11, 2000; Page A01

[34] Vladimir Milovanovic What Is Otpor” AIM Podgorica, 21 May, 2000

[35] и далее, если не указано иное www.beograd.com/izbori2000

[36] Federal elections 2000 results prognosis 21.09.2000 // http://www.bbnet.org.yu/bdnet/elections/

[37] и далее, если не указано иное www.beograd.com/izbori2000

[38] и далее, если не указано – Избори за председника СРJ Савезни завод за статистику 29.09.2000

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений21:52:09 18 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
12:12:39 24 ноября 2015

Работы, похожие на Реферат: Президентские выборы в Югославии в 2000 году

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150900)
Комментарии (1842)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru