Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Курсовая работа: Военная социология в России: история, современное состояние и перспективы

Название: Военная социология в России: история, современное состояние и перспективы
Раздел: Рефераты по философии
Тип: курсовая работа Добавлен 21:53:58 17 марта 2005 Похожие работы
Просмотров: 2086 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

И. В. Образцов

В отечественном обществоведении военной социологии, пожалуй, как ни одной другой из отраслей социологических знаний традиционно уделялось очень мало внимания. Вплоть до начала 1990-х годов упоминания о ней не содержалось ни в одном из учебных пособий, словарей или справочников, посвященных проблемам социологии*. К сожалению, и в настоящее время данная отрасль является в значительной степени неизвестной как для широкого круга обществоведов, так и для профессионалов, имеющих базовое социологическое образование.

Это прежде всего объясняется тем, что отечественная военная социология, ведущая отсчет своей новейшей истории начиная с середины 1960-х годов, изначально формировалась и развивалась в качестве “ведомственной” научной отрасли: разработка ее теоретико-методологических и методических основ, подготовка профессиональных кадров, проведение социологических исследований в армии и на флоте осуществлялись исключительно в структуре Министерства обороны.

Ведомственное же развитие, прежде всего связанное с неоправданной закрытостью результатов проводимых исследований, способствовало определенной изоляции этой отрасли, выражавшееся в ограниченных контактах военных социологов с представителями академической науки и весьма незначительном числе публикаций в научной периодике. Кроме того, это ставило перспективы развития военной социологии в прямую зависимость от воли ограниченного круга высокопоставленных должностных лиц, имевших весьма смутное представление о потенциальных возможностях данной отрасли научных знаний.

Помимо этого определенной отчужденности военной социологии от академической науки способствовало отсутствие исследований, раскрывающих истоки возникновения и особенности развития этой отрасли социологических знаний в России. В частности, долгое время было принято вести отсчет исторического пути военной социологии начиная исключительно с октября 1917 года, а значительное научное наследие наших соотечественников периода конца XIX - начала XX веков попросту игнорировалось и в научном обиходе не использовалось**.

*Впервые термин “социология военная” был включен в издание: Социологический словарь. Минск: Университетское, 1991. - С. 379-380.

**Одна из первых публикаций по этой проблеме: Ведерников В. Н., Регентов Г. П. К вопросу о развитии русской военной социологии // Социологические исследования -1985. -№4. - С. 98-101.

Между тем, военная социология в России имеет богатую столетнюю историю и несомненные достижения как в области разработки теории и методологии, так техники и методики военно-социологических исследований, и уровень ее современного развития в целом позволяет успешно решать социальные проблемы Вооруженных сил.

1. 1. Этапы развития отечественной военной социологии

За период своего существования военная социология в России переживала как периоды бурного развития и подъема, так и годы полного забвения и трудного существования в жестких идеологических рамках, неоправданной закрытости и невостребованности результатов социологических исследований органами военного управления. В её истории, неразрывно связанной с процессом возникновения и развития социологической науки в целом, можно выделить несколько этапов:

I. Этап возникновения и становления социологического подхода к изучению войны: конец XIX века - Первая мировая война (до 1917 года).

II. Этап становления методики и техники военно-социологических исследований и формирования теоретико-методологических основ социологии войны. 1917 г. - середина 1930-х годов;

III. Этап институционального запрета: конец 1930-х - начало 1960-х годов;

IV. Современный этап - возрождения и институционализации военной социологии: середина 1960-х годов - по настоящее время.

Все они были тесно взаимосвязаны между собой и имеют важное значение для анализа современного состояния этой отрасли научных знаний (Таблица 1).

Таблица 1. Этапы развития военной социологии в России

П№

/п/п

Наименования этапов Временной интервал Содержание этапов
I Этап возникновения и становления социологического подхода к изучению войны Конец XIX века - Первая мировая война (до 1917 года) Появление первых теоретических работ, введение в научный обиход термина “военная социология” (1897) и проведение в армии эмпирических прикладных исследований; аналогичен этапу в мировой военной социологии
II Этап становления методики и техники социологических исследований и формирования теоретико- методологических основ социологии войны 1917 г. - середина 1930-х годов. Наличие двух разрозненных ветвей развития военно-социологического знания: а) в Советской России: вытеснение “буржуазной” социологии, формирование марксистского подхода; рост прикладных исследований в войсках и силах флота на фоне отсутствия теоретических работ; б) в русском зарубежье: разработка теоретико-методологических основ социологии войны.
III Этап институционального запрета Конец 1930-х - начало 1960-х годов Утрата социологией статуса самостоятельной науки и подменой ее абстрактно-теоретическими положениями исторического материализма и запретом на проведение прикладных исследований
IV Этап возрождения и институционализации военной социологии Середина1960-х годов - по настоящее время Окончательное оформление военной социологии в специальную отрасль социологического знания, интенсивное развитие как прикладных исследований, так и разработка теоретико-методологических основ

1. 2. Возникновение и становление социологического подхода к анализу войны. Зарождение военной социологии (конец XIX века - Первая мировая война (до 1917 года))

Первоначально военная социология возникла в виде социологии войны*. При этом процесс ее формирования находил свое отражение как в социальной философии и общей социологии, так и в военной науке.

*В настоящее время вопрос определения предметной области военной социологии во многом продолжает оставаться дискуссионным. Один из подходов к его решению предполагает включение в область военной социологии двух основных составляющих: “социологии войны” и “социологии армии”. На наш взгляд, это является наиболее конструктивным решением.

Реализация философско-социологического подхода к изучению войны как общественного явления в период (с конца XIX века до 1917 года) осуществлялось преимущественно путем теоретического анализа характера и последствий воздействия военной стихии на различные сферы общественной жизни [1-18]. При этом армия как социальный институт общества из предмета рассмотрения, как правило, исключалась.

Военная наука в лице ее лучших представителей пыталась самостоятельно выйти на путь “положительного” знания с целью “установить принципы, правила или даже системы ведения войны” [19, с. 70]. Под “положительным” же было принято понимать, согласно закону “трех стадий”, выведенному основоположником социологической науки О. Контом, высшее состояние науки, уже прошедшей теологическую и метафизическую стадии. Такой наукой, по замыслу военных ученых, должна была стать стратегия в качестве “высшего” синтетического учения о войне, способного объяснить сущность любого ее явления.

Начиная с Генри Ллойда (1720-1783), пытавшегося еще в XVIII веке выяснить закономерности войны в виде определенных принципов и первым поставившего вопрос о стратегии, как “положительной” науке (первая посмертная публикация - “Военные и политические мемуары” в 1801 г.), его последователи пытались определить те методологические основы, которые должны были составить базис новой отрасли научных знаний. Так, Г. фон Бюлов (1757-1807), видел их в геометрии (учении “о базе и магазинах”), эрцгерцог Карл (1771-1847) - в географии (теории “ключа территории”), А. Жомини (1779-1869) - в механике (теории “внутренних операционных линий”) и т. д. Французский же военный деятель Ипполит Гибер (1743-1790) в своих “Очерках по общей тактике” (1772-1790) ставил изучение войны в “тесную связь с политикой и той областью знания, которая со времен О. Конта называется социологией” [20, с. 58].

Их последователь русский военный ученый генерал от инфантерии Г. А. Леер (1829-1904) - с 1865 г. профессор, в 1889-1896 гг. - начальник Николаевской академии Генерального штаба, признавая определенную односторонность “элементарных” военных наук (тактики, фортификации, артиллерии и т. п.) в познании явлений войны, единственный путь к получению объективных знаний видел в том, чтобы “смотреть на дело в целом, исследовать со всех сторон, во взаимной связи последних между собой, т. е. синтетически... ”. Именно эту задачу и призвана решать наука стратегия, “...понимаемая в самом широком смысле, как философия военного дела” [21, с. 2].

Таким образом, исследуемая отрасль знаний подразделялась Г. А. Леером на стратегию - искусство (“науку о ведении войны”) и стратегию - науку (“науку о войне”). И если первая понималась в узком смысле, как “тактика театра военных действий”, то во втором значении (широком) - это “философия военного дела”, или войны. Именно последней и отводились функции выявления закономерностей в явлениях военной стихии, формулирования общих принципов и открытия законов войны.

Взгляды Леера были творчески развиты другим видным ученым Николаевской академии Генерального штаба генералом Н. П. Михневичем (1849-1927), рассматривавшим войну с двух сторон: “1) как явление в жизни человеческих обществ и 2) с точки зрения специально-военной, т. е. употребления силы для одержания победы над врагом”. Изучением войны в первом смысле, по его мнению, занимается “один из отделов динамической социологии, степень точности ее выводов в этой области находится в полной зависимости от развития общественных наук вообще” [22, с. 1].

Следовательно, разработка военными учеными концепции “синтетической” науки - стратегии привела их постепенно от принятия за её первооснову сначала точных наук (математики, механики, химии и др.) к выделению в качестве таковой философии и социологии. К началу XX столетия это послужило методологической основой для формирования социологии войны (военной социологии) в качестве самостоятельной науки.

Ученик и последователь Г. А. Леера и Н. П. Михневича Генерального штаба капитан барон Н. А. Корф (1866-1917?) в конце 90-х годов XIX столетия приступает к разработке проблемы “о связи военных наук с общественными”. В 1897 году увидела свет его работа “Общее введение в стратегию, понимаемую в широком смысле. (Этюды военных наук)”. Анализ содержания данной книги позволяет сделать вывод о глубоком знакомстве её автора не только с трудами основоположников стратегии, но также и с работами Г. Спенсера, Ф. Гиддингса, Г. Тарда, Л. Гумпловича, П. Лилиенфельда и других классиков социологической науки.

В своей работе Корф, развивая взгляды своих предшественников на стратегию “как в широком смысле философию войны”, во-первых, предложил новое и неординарное определение войны как “вооруженной борьбы сил социальных групп” [20, с. 114], а во-вторых, впервые поставил вопрос о необходимости создания новой отрасли научных знаний, которая “занялась бы специально изучением социальных явлений с военной точки зрения”. Роль последней, по мнению Н. А. Корфа, должна выполнить “наука о военно-социальных явлениях, [которая] в параллель с военной психологией может быть названа военной социологией” [20, с. 66].

Имеющиеся на сегодняшний день в распоряжении исследователей данные позволяют предположить, что именно Н. А. Корфу, а в его лице и всей отечественной науке принадлежит приоритет во введении в научный обиход термина “военная социология”, определении ее предметной области и постановке вопроса об институционализации данной отрасли научных знаний.

Вместе с тем специфика социологического анализа такого сложного социального явления, как война, требовала помимо теоретических разработок применения эмпирических методов исследования.

И они были найдены в таких отраслях научного знания, как военная статистика и военная психология, получивших к тому времени в России значительное развитие: основание в Николаевской академии Генерального штаба в 1847 г. впервые в мировой практике кафедры военной статистики и преподавание в ее стенах начиная с осени 1896 г. военной психологии, возникновение в годы Русско-японской войны 1904-1905 гг. практической военной психиатрии и т. д.

В области военной статистики широкую известность в то время получили исследования Л. И. Золотарева, А. И. Макшеева, Д. Ф. Масловского, Д. А. Милютина, А. З. Мышлаевского, К. М. Оберучева, П. А. Режепо П. А. Языкова [23-32] и др.

Психологическими исследованиями в Российской армии в рассматриваемый период активно занимались Н. Д. Богуславский, П. И. Изместьев, А. А. Коропчевский, В. Е. Пепелищев, А. С. Резанов, Н. А. Угах-Огорович, Г. Е. Шумков [33-44].

Наряду с психологическими и статистическими исследованиями в русской армии в начале XX в. успешно использовались и социологические методы сбора информации, например, анкетные опросы.

Русско-японская война вскрыла существенные недостатки в подготовке русской армии к ведению боевых действий в условиях применения новейших технических достижений в военном деле. Со всей очевидностью проявилась несостоятельность прежних схоластических методов обучения, свойственных отечественной высшей военной школе того времени.

В целях выявления подлинных причин поражений в минувшей войне феврале-марте 1906 г. по инициативе начальника Генерального штаба генерал-лейтенанта Ф. Ф. Палицына и начальника Академии Генерального штаба генерал-лейтенанта Н. П. Михневича был проведен письменный опрос офицеров - выпускников Академии Генерального штаба 1880-1903 гг., участников войны.

Перед респондентами были поставлены два вопроса: 1) какие недочеты выявила война в специальной подготовке и практических навыках офицеров; 2) какие следует произвести изменения в академическом образовании с учетом опыта войны. Письма с вопросами разослали по 300 адресам в военные округа и центральные управления. К сентябрю 1906 года поступило лишь 20% от числа разосланных анкет. Однако, по заключению комиссии, созданной в Генеральном штабе, их количество было признано достаточным, чтобы сделать выводы, “которые являлись бы обобщением взгляда на поставленные вопросы” [45].

Лейтмотивом в полученных ответах проходила мысль о неготовности России и ее армии к войне. Высказывались интересные предложения по улучшению качества обучения офицерского состава и боевой подготовки войск. Некоторые из них были учтены руководством Военного министерства и Генерального штаба в ходе осуществления военной реформы 1906-1912 годов.

По аналогичной теме, но с использованием обширного инструментария (анкета содержала 36 вопросов), в 1907-1908 гг. под эгидой Общества ревнителей военных знаний был проведен почтовый опрос офицеров-участников войны.

Некоторые из методов прикладных исследований находили свою реализацию и в годы Первой мировой войны. Например, использование формализованного анализа документов - писем, отправленных с фронта для оценки настроений солдатских масс [46, с. 158] или анкетные опросы - для изучения “влияния войны на хозяйство и жизнь населения деревни” [47].

Не смотря на то, что подобного рода исследования носили эпизодический и фрагментарный характер, можно сделать вывод, вплоть до 1917 года отечественная военная социология как в теории, так и в практике прикладных исследований развивалась в русле мировой науки. Более того, как уже указывалось ранее, есть основания полагать, что именно российским ученым принадлежит приоритет во введении в научный обиход термина “военная социология”, определении ее предметной области и постановке вопроса об институционализации данной отрасли научных знаний.

К сожалению, многое из накопленного на рубеже Х1Х-ХХ веков научного теоретического и эмпирического наследия российских ученых оказалось утраченным или невостребованным в последующие годы развития военной социологии.

1. 3. Этап становления методики и техники военно-социологических исследований и формирования теоретико-методологических основ социологии войны (1917 - середина 1930-х годов) и этап институционального запрета в развитии военной социологии (конец 1930-х - начало 1960-х годов)

В качестве основных характерных тенденций послеоктябрьского периода в развитии социологической науки на территории Советской России прежде всего следует выделить: бурный рост числа прикладных и свертывание теоретических исследований, вытеснение представителей “буржуазных” концепций, становление и развитие коммунистической идеологии.

В период 1920-х - начала 1930-х годов в Красной Армии проводились широкомасштабные эмпирические исследования и социально-статистические обследования войск, 80% которых было посвящено изучению “военно-социальных проблем через призму социально-классовых отношений, социально-классовой структуры армии и флота” [48, с. 144].

Наибольшее распространение в этот период получили исследования молодого пополнения в масштабах войсковых соединений, а также проводимые Главным управлением военно-учебных заведений (Гувуз) исследования среди курсантов и слушателей военных школ и курсов [49, с. 5].

Преимущественно эмпирический уровень этих исследований был вызван “недостаточностью их теоретического обоснования, неразработанностью их исследовательских программ и инструментария… отсутствием единого центра организации и проведения военно-социальных исследований, а также отсутствием системы подготовки профессиональных социологов” [48, с. 153-154].

В этом отношении счастливым исключением стало исследование, проведенное в войсках Московского военного округа в 1924-1925 гг. учеными Лаборатории промышленной психотехники Наркомата труда и Секции прикладной психологии Государственного института экспериментальной психологии, известное под названием “Язык красноармейца”. Отчет о данной работе являет собой образец глубоко научного подхода к разработке программы и инструментария исследования, обработки и интерпретации полученных результатов.

Группа из 13 сотрудников научно-исследовательского подразделения под руководством И. Н. Шпильрейна в начале 1924 года получила задание от агитотдела ПУ РККА и РККФ “установить словарь красноармейца и словарь политвоздейственной работы: устный и письменный”. С применением формализованного анализа документов и анкетирования учеными был экспериментально обследован 1241 красноармеец (язык красноармейца - II 223 слова), подвергнуто обработке 12 стенограмм политзанятий на различные темы (язык политрука - 12 806 слов), 141 письмо красноармейцев в редакцию окружной газеты “Красный воин” (20 456 слов), 2 номера названной газеты за 1924 г. (красноармейская пресса - 54 338 слов) [50, с. 18-19, 22]. Кроме того, в ходе исследования изучалась грамматическая форма языка красноармейцев.

Результаты исследования, организованного и проведенного в три этапа: весна, осень 1924 года и весна 1925 года (выборочная совокупность составляла около 30 тыс. чел.), показали низкий политический, культурный и образовательный уровень красноармейцев с одной стороны, и слабую эффективность “политвоздейственной” работы на них со стороны политорганов - с другой. Представленный военно-политическому руководству отчет содержал богатейший статистический и иллюстративный материал: фотографии, таблицы, гистограммы и т. п.

Политические режимы тоталитарного характера, имеющие мощную систему репрессивных органов, как правило, не нуждаются в альтернативных источниках информации о состоянии общества и социальных институтов государства. Поэтому социологическая наука с ее обширными потенциальными диагностическими и прогностическими возможностями в таких условиях часто оказывается невостребованной и даже представляющей для политической системы определенную опасность.

К рубежу 1920-1930-х годов “социология практически стала свертываться и фактически была заменена абстрактно-упрощенной системой догм и апологетикой... Cугубо политическими приемами было приостановлено развитие социологической науки” [51, с. 6, 39].

Проведение исследований в армии и на флоте (как и в целом в обществе) было ограничено, а ко второй половине тридцатых годов -полностью прекращено.

Однако утверждение о том, что отечественные ученые в рассматриваемый период не смогли внести существенного вклада в развитие мировой военной социологии и все их достижения конца XIX - начала XX веков были сведены на нет в годы расцвета тоталитаризма, нам представляется верным лишь в части касающейся развития социологии на территории СССР.

Российские ученые, разрабатывавшие проблемы социологии в период до 1917 года, вынужденные в добровольном или принудительном порядке покинуть территорию страны, продолжали свою научную деятельность в зарубежье.

Анализируя документы Международного института социологии (Париж) и зарубежную социологическую периодику межвоенного периода, можно порой обнаружить русские фамилии в самых неожиданных сочетаниях с названиями стран, научных и учебных заведений. Так, в 1920-1930-е годы разработкой социологических проблем занимались: в Гарвардском университете - Питирим Сорокин и Николай Тимашев, Страсбургском - Георгий Гурвич, Парижском - Евграф Ковалевский, Женевском - Александр Миллер и Дмитрий Мериманов, Дрезденской высшей технической школе - Федор Степун, Тегеранском университете - Эльбургский-Серебряков.

Был в их числе и ученый, ранее работавший на поприще военной социологии, - бывший профессор Николаевской академии Генерального штаба генерал-лейтенант Н. Н. Головин, чьи научные изыскания получили за рубежом международное признание*.

Предшествующая научная деятельность позволила Головину во второй половине 1930-х годов вплотную подойти к обоснованию целостной концепции и плана создания “социологии войны”, нашедших свое отражение в его работах**.

*Есть основания полагать, что исследования русского ученого оказали влияние на формирование во Франции после Второй мировой войны “новой науки о войне” - полемологии, получившей в настоящее время широкое развитие во многих странах.

**См. основные работы Н. Н. Головина [52-55]. Кроме того, он привлекался П. А. Сорокиным к совместной работе над 3-м томом (посвященным социологическому анализу войн и революций) фундаментальной работы последнего “Социальная и культурная динамика” (Sorokin P. A. Social and Cultural Dynamics, 4 v. New York, 1937-1941. – V. 3: Fluctuation of Social Revolutionships, War and Revolution. Chaps 9-14).

Признавая необходимость наличия отрасли научных знаний, изучающей войну “как явление социальной жизни”, русский ученый предлагал в качестве таковой рассматривать “социологическое исследование, объектом которого будет изучение процессов и явлений войны с точки зрения существования, сосуществования, сходства и последовательности их. Иначе говоря, наука о войне должна представлять собою социологию войны” [56, с. 7].

В социологическом наследии Н. Н. Головина, помимо обоснования научного статуса и места “социологии войны” в ряду общественных и военных наук, определения ее проблематики, структуры, задач и пределов возможностей в решении конкретных проблем социальной практики, выработки методологических основ и формирования методических приемов, представлены и обоснованы такие социальные показатели как “военное напряжение страны” и “моральная упругость войск”. Для определения последнего из них им была предложена определенная система индикаторов, включавшая, в частности: соотношение кровавых потерь и потерь пленными; соотношение количества попавших в плен и количества бежавших из плена; уровень заболеваемости войск, в том числе случаи симуляции и членовредительства; процент дезертиров в войсках; содержание писем как показатель настроения солдатской массы и др.

Трагедия русской военной социологии периода 1920-1930-х годов заключается в том, что в то время, как в зарубежье без опоры на исследовательскую практику предпринимались попытки создания теоретических основ военной социологии (“социологии войны”), в Советской России в условиях жестких идеологических рамок без должного теоретико-методологического обеспечения проводилось значительное количество прикладных военно-социологических исследований. В результате эти обе разрозненные ветви научных поисков зачахли в конце 1930-х годов, не сумев в полной мере реализовать значительный научный и творческий потенциал, заложенный в них всем предыдущим периодом развития отечественной военной социологии.

Наступивший с середины 1930-х годов период институционального запрета социологии, продлился вплоть до начала 1960-х годов. Эти три десятилетия в значительной степени затормозили поступательное развитие военной социологии в СССР и способствовали забвению всего предшествовавшего опыта организации и проведения военно-социологических исследований.

1. 4. Этап возрождения и институционализации военной социологии (середина 1960-х годов - по настоящее время)

Возрождение военной социологии в СССР было непосредственно связано с процессом институционализации советской социологической науки в целом. Оживление общественно-теоретической мысли, связанное с решениями XX съезда КПСС (1956 г.), инициировало начало процесса институционализации социологии.

Образование 19 июня 1958 года Советской социологической ассоциации при Президиуме АН СССР, создание к середине 1960-х годов первых социологических учреждений - отдела социологических исследований в Институте философии АН СССР и аналогичных подразделений и лабораторий в университетах и институтах Москвы, Ленинграда, Свердловска, Новосибирска и других городов способствовало формированию интереса военных ученых к возрождавшейся отрасли научных знаний.

Начало современного этапа в истории военной социологии было связано функционированием с сентября 1965 г. в Военно-политической академии имени В. И. Ленина в составе военно-научного общества кружка конкретных военно-социологических исследований под руководством кандидата философских наук капитана 1 ранга В. М. Пузика.

За время существования кружка (в рамках военно-научного общества слушателей и курсантов кружок по социологии функционирует и в настоящее время) через него прошли сотни слушателей, преподавателей и адъюнктов Военно-политической академии. Гуманитарной академии ВС и Военного университета, способствовавших впоследствии распространению социологических знаний в армии и на флоте. Наиболее продуктивно кружок функционировал в период с 1965 по 1975 год.

Занятия в кружке отнюдь не ограничивались изучением основ социологической теории и методики. Первые серьезные социологические исследования в Советских Вооруженных Силах были проведены именно участниками кружка. Своеобразным итогом деятельности кружка явился выход в свет в 1971 году первой отечественной работы по теории, методологии и методике военно-социологических исследований [57].

В период 1965-1970 гг. социологические исследования начинают активно использоваться в и деятельности некоторых органов военного управления, военно-учебных заведений и редакций армейских и флотских газет. Для их организации и проведения начинают создаваться нештатные социологические подразделения (группы изучения общественного мнения, бюро социологических исследований и т. п.).

Первое же крупномасштабное социологическое исследование в Вооруженных Силах СССР, санкционированное и организованное под эгидой Главного политического управления СА и ВМФ было проведено в июле-августе 1966 года на базе Одесского и Белорусского военных округов по проблеме: “Пути совершенствования деятельности офицеров в воспитании подчиненных, укреплении воинской дисциплины” (опрошено свыше 1000 военнослужащих). Его результаты были доведены до сведения Министра обороны СССР и получили высокую оценку.

Предпосылки к решению вопроса о создании в структуре Вооруженных Сил штатных социологических подразделений были созданы Постановлением ЦК КПСС “О мерах по улучшению партийно-политической работы в Советской Армии и Военно-Морском Флоте” от 21 января 1967 г., в котором от политорганов было потребовано глубокое изучение состояния дел в частях и подразделениях и своевременное вскрытие недостатков в жизнедеятельности войск и сил флота.

Главное политическое управление Советской Армии и Военно-Морского Флота (ГлавПУ), выполняя в Вооруженных Силах функции военного отдела ЦК КПСС, приняло постановление к исполнению и с 13 ноября 1967 года директивой Министра обороны СССР был образован Отдел военно-социологических исследований Главного политического управления СА и ВМФ.

Штатная численность первого в Вооруженных Силах социологического подразделения была невелика (5 военнослужащих и 1 служащий СА), его комплектование было полностью завершено в феврале-марте 1968 г. Ввиду отсутствия в тот период в Вооруженных Силах (как и в стране в целом) профессиональных социологов в состав отдела были включены представители различных отраслей знаний: философии, истории, психологии, права, журналистики, вычислительной техники. На протяжении всего десятилетнего периода функционирования отдела его возглавлял доктор философских наук генерал-майор В. К. Коноплев.

Функционирование отдела в структуре Главного политического управления СА и ВМФ, с одной стороны, способствовало повышению статуса и авторитета данного научно-исследовательского подразделения в войсках, а с другой, - в определенной степени сдерживало инициативу ученых и не способствовало доведению результатов исследований до широких слоев командно-политического состава войск и сил флота.

Явления, вскрываемые социологами, носили, как правило, массовый и застарелый характер, обладали свойствами быстрого самовоспроизводства и распространения. К последним, в частности, относились пресловутые “неуставные взаимоотношения”, суицидальные происшествия, недостатки социально-бытовой сферы военных гарнизонов и городков, сокрытие должностными лицами преступлений и нарушений воинской дисциплины, низкая эффективность института младших командиров, бесправие и отсутствие действенных механизмов социальной защиты военнослужащих от произвола командиров и начальников и другие.

Это с первых лет существования научно-исследовательских подразделений сделало военную социологию “неудобной наукой”, способствовало неоправданной закрытости результатов исследований, организационным преобразованиям социологических подразделений. Симпатиями и антипатиями тех или иных представителей высших армейских властных структур, а не насущными задачами социальной реальности зачастую определялось его назначение, состав и структура (Таблица 2).

Таблица 2. Динамика развития в вооруженных силах научно-исследовательских подразделений социологического профиля

П№

п

Наименование научно-исследовательских подразделений Период функционирования
1 Отдел военно-социологических исследований Главного политического управления СА и ВМФ 13 ноября 1967 г. -10 августа 1977 г.
2 2-е Управление (социально-политических и психологических исследований) Института военной теории и истории МО СССР 8 августа 1977 г. -30 октября 1985 г.
3 1-е Управление (социально-политических и психологических исследований) Института военной истории МО СССР 30 октября 1985 г. -30 июля 1989 г.
4 Проблемная лаборатория военно-правовых исследований при военно-юридическом факультете Военного института МО СССР 29 декабря 1979 г. -30 июля 1989 г.
5. Группа военно-психологических проблем Управления пропаганды и агитации Главного политического управления СА и ВМФ 18 апреля 1985 г. -30 июля 1989 г.
6. Центр изучения общественного мнения военнослужащих при Главном политическом управлении СА и ВМФ 6 ноября 1987 г. -30 июля 1989 г.
7. Центр исследований социальных и психологических проблем при Главном политическом управлении СА и ВМФ 30 июля 1989 г. -23 декабря 1991 г.
8. Отдел военно-социологических исследований Комитета по работе с личным составом МО РФ 1 января -3 сентября 1992 г.
9. Центр военно-социологических, психологических и правовых исследований Вооруженных Сил (Российской Федерации) 24 декабря 1991 г. -31 декабря 1994 г.
10. Отдел военно-социологических и правовых исследований Главного управления воспитательной работы Вооруженных Сил Российской Федерации 1 января 1995 г. - по настоящее время

Тем не менее, за период с середины 1960-х и до конца 1980-х годов военным социологам удалось сосредоточить свои усилия и внести значительный вклад в изучение следующих актуальных проблем армии и флота:

морально-политической и психологической подготовки войск в ходе крупномасштабных войсковых учений (в том числе с боевой стрельбой и применением боевых отравляющих веществ) и дальних походов;

политико-морального состояния и психологической устойчивости военнослужащих в экстремальных условиях боевой обстановки (при вводе советских войск в Чехословакию в 1968 г., в ходе участия подразделений и частей СА в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС, при выполнении военнослужащими боевых задач в составе Ограниченного контингента советских войск в Республике Афганистан);

проблем взаимоотношений в воинских коллективах (соотношение формальной и неформальной структур, “дедовщина”, межнациональные отношения, суицидальных происшествий и т. п.);

эффективности партийно-политической и идеологической работы в войсках и силах флота;

социальных проблем кадровых военнослужащих и членов их семей (свободное время офицеров, состояние социально-бытовой сферы военных гарнизонов и городков);

преподавания общественных наук в военно-учебных заведениях МО СССР;

проблем военной прессы (читательские интересы военнослужащих, связь публикаций в военных СМИ с жизнью войск и сил флота, рейтинг периодических изданий и т. п.);

разработки и апробации ряда новых исследовательских подходов и технологий: применение комплексного подхода к использованию исследовательских процедур, сочетавшего методы социологических, социально-психологических, криминологических и социолингвистических исследований; создание и практическая апробация в 1973-1975 гг. портативного устройства для опроса абонентов - “Социометр”; развертывание и функционирование в ходе стратегических учений “Запад-81” полевой психологической лаборатории; создание на базе одного из соединений Дальневосточного военного округа полигона для практической апробации и доработки социальных и психологических технологий и методик и др.

Наряду с созданием и функционированием отдела военно-социологических исследований, процесс институционализации военной социологии в нашей стране сопровождался появлением первых публикации по теории, методологии и методике конкретных военно-социологических исследований [58-71].

В конце 1960-х годов учеными, работавшими в отделе военно-социологических исследований Главного политического управления СА и ВМФ и Военно-политической академии имени В. И. Ленина, было сформировано военное отделение Советской социологической ассоциации, что способствовало установлению научных контактов с зарубежными военными социологами.

Важное значение имело создание и развитие системы подготовки кадров военных социологов. На базе Военно-политической академии имени В. И. Ленина с 1982 г. впервые в стране (в Московском государственном университете - с 1984 г.) началась подготовка дипломированных социологов-исследователей, первый выпуск которых состоялся в 1985 году.

Мощный импульс процессу институционализации социологии в СССР придал выхода в свет 7 июня 1988 г. постановления Политбюро ЦК КПСС “О повышении роли марксистско-ленинской социологии в решении узловых социальных проблем советского общества”. Благодаря постановлению социология вновь получила права самостоятельной дисциплины, тем самым подошла к концу целая эпоха истории советской общественной науки, в которой социология подменялась историческим материализмом.

Для военной социологии данное постановление также имело исключительно важное значение - осенью 1988 года им был инициирован приказ Министра обороны СССР “О социально-психологической службе в Советской Армии и Военно-Морском флоте”, согласно которому в войсках и силах флота были развернуты подразделения социально-психологической службы, в некоторых военных вузах (военно-политических училищах) военная социология получила статус учебной дисциплины.

С этого момента начался новый, более интенсивный период развития этой научной отрасли, который, с одной стороны, характеризовался устранением определенного параллелизма в работе научно-исследовательских подразделений, повышением статуса, их организационным укреплением, а с другой, - созданием научно-педагогических и учебных подразделений социологического профиля (Таблица 3).

Таблица 3. Динамика развития в вооруженных силах научно-педагогических и учебных подразделений социологического профиля

пп Наименование подразделений Период функционирования
Научно-педагогические подразделения
1. Предметно-методическая комиссия по социологии Кафедры социальной и военной психологии Военно-политической академии имени В. И. Ленина 27 августа 1985 г. -25 августа 1990 г.
2. Кафедра военной социологии Военно-политической академии имени В. И. Ленина 24 августа 1990 г. -31 декабря 1991 г.
3. Кафедра социологии Гуманитарной академии Вооруженных Сил (Военного университета МОРФ) 1 января 1992 г. -наст. время.
4. Диссертационный Совет по социологическим наукам по специальностям: 20. 00. 01. - история, теория и методология социологии; 20. 00. 08. -социология управления Май 1994 г. -наст. время
5. Группа военно-психологических проблем Управления пропаганды и агитации Главного политического управления СА и ВМФ 18 апреля 1985 года -30 июля 1989 года
6. Кафедра социологии Омского высшего общевойскового командного училища 23 июня 1994 г. -наст. время
Учебные подразделения
1. Отделение социологов-исследователей Военно-политической академии имени В. И. Ленина (Гуманитарной академии Вооруженных Сил, Военного университета МО РФ) Август 1982 года -июль 1997 года
2. Отделение преподавателей социологии военно-педагогического факультета Военно-политической академии имени В. И. Ленина (Гуманитарной академии Вооруженных Сил, Военного университета МО РФ) Август 1990 года -наст. время
3. Отделение социологов факультета военно-социальной работы Военного университета МОРФ Июль 1996 г. -наст. время
4. Военно-социологический факультет Омского высшего общевойскового командного училища Июнь 1994 г. - по настоящее время

Деятельность научно-исследовательских подразделений в период с 1989 года по настоящее время можно охарактеризовать как один из наиболее продуктивных периодов их функционирования, что обусловлено следующими факторами:

ростом количества (только за период 1989-1997 гг. - реализация свыше 200 исследовательских проектов) и качества исследований (проведением по всеармейской выборке опросов, охватывавших в год до 30 тыс. военнослужащих);

наличием интереса к исследованиям и заказов на их проведение не только со стороны руководства Министерства обороны РФ, но и высших органов государственного управления;

разработкой теоретико-методологических основ военной социологии, появлением значительного количества учебной и учено-методической литературы [72-87];

более тесным взаимодействием с учеными академических институтов и центров социологического профиля;

освоением передовых исследовательских процедур и новых информационных технологий;

повышением актуальности и расширением проблематики социологических исследований: проблемы морально-психологического состояния личного состава армии и флота и пути повышение его эффективности в повседневной деятельности войск; структура ценностных ориентаций кадровых военнослужащих Вооруженных Сил РФ; проблемы комплектования Вооруженных Сил военнослужащими на контрактной основе; повышение престижа военной службы; проблемы психологической устойчивости военнослужащих в боевых условиях (по опыту боевых действий в Чеченской Республике в 1994-1996 гг.)и др.

С начала 1990-х годов проблемы военной социологии перестали быть прерогативой только социологов силовых структур. Весьма интенсивно это направление, в частности, исследуется в Центре социологии национальной безопасности при Институте социально-политических исследований РАН [88-92], а также получает развитие и в некоторых высших учебных заведениях [93, 94]. Проблемы военной социологии все активнее находят свое отражение на страницах научной социологической периодики*.

Всё это создает большие потенциальные возможности для дальнейшего развития военной социологии, обретения ею в России общественного признания и полноправного статуса специальной отрасли социологических знаний.

*Так, в 1993 году впервые вышел специальный номер журнала “Социологические исследования” (№12), полностью посвященный только одной отрасли специальных социологических знаний - военной социологии (22 материала). С 1994 года в данном журнале функционирует постоянно действующая рубрика “военная социология”. Свидетельством этого служит и появление данной статьи на страницах “Журнала социологии и социальной антропологии”.

Список литературы

1. Стронин А. И. Мир и война. СПб., Тип. Акад. Наук, 1870.

2. Апостольский П. Нравственные основы настоящей войны. СПб., 1877.

3. Чурилов М. П. Историческое значение военного подбора // Слово. 1878. №1–3, 5.

4. Трубников К. В. Мир и война. СПб., Тип. В. В. Комарова. 1882.

5. Новиков Я. Война и предполагаемые выгоды. Париж, 1894 (на фр.).

6. Шидловский А. О. О значении войны и мира для современного общества // Научное слово. 1895, №3-4.

7. Блиох И. С. Будущая война в техническом, экономическом и политическом отношениях. В 5 т. СПб.: Тип. И. А. Ефрона, 1898.

8. Гейсман П. А. Война, ее значение в жизни народа и государства СПб.: Тип. А. А. Пороховщикова, 1898.

9. Заболотный В. С. “Опыт к рациональному разрешению вопроса: “Что такое война?” (Философский эскиз на почве субъективизма” Варшава: Тип. Окружного штаба, 1900.

10. Соловьев В. С. Три разговора о войне, прогрессе и конце всемирной истории. СПб.: Труд, 1901.

11. Введенский А. И. Дальневосточная война с философской точки зрения, в связи с вопросом о войне вообще. СПб., 1905.

12. Пильский П. Армия и общество // Мир Божий. 1906, №6-8.

13. Заболотный В. Роль войны в истории развития культуры. Варшава: “Офицерская жизнь”, 1909.

14. Гуревич Б. А. Социологический анализ проблемы мира и Первый конгресс. Киев: Тип. С. В. Культенко, 1912.

15. Бехтерев В. М. Моральные итоги великой мировой войны. Пг.: Психо-невр. ин-т, 1915.

16. Булгаков С. Н. Война и русское самосознание. М.: Тип. Т-ва И. Д. Сытина, 1915.

17. Кареев Н. И. О происхождении и значении теперешней войны // Речь. 1916. №3.

18. Сорокин П. А. Причины войны и пути к миру. Пг.: Н. Н. Кабареников, 1917.

19. Клаузевиц К. О войне /Пер. с нем. В 2-х т. -М. -Л.: Госвоениздат, 1932. -Т. 1.

20. Корф Н. А. Общее введение в стратегию, понимаемую в широком смысле. (Этюды военных наук). -СПб.: Тип. шт. Отд. корп. жандармов, 1897.

21. Леер Г. А. Стратегия. (Тактика театра военных действий). Изд. 5-е, испр. и дополн. В 3-х частях. 4. 1. -СПб.: Тип. С. Н. Худекова, 1893.

22. Михневич Н. П. Стратегия. В 2-х кн. Кн. 1. -СПб.: Типо-литогр. А. Е. Ландау, 1899.

23. Языков П. А. Опыт военной географии, СПб., 1838.

24. Милютин Д. А. Первые опыты военной статистики. В 2-х томах. СПб.: Тип. военно-учеб. заведений, 1847-1848.

25. Макшеев А. И. Военно-статистическое обозрение Российской империи. СПб., 1867.

26. Золотарев Л. И. Записки военной статистики России. В 2-х томах. СПб., 1895-1898.

27. Богуславский Н. Д. Военно-статистическое обозрение Российской империи и основы военной статистики. 1906.

28. Режепо П. А. Статистика генералов. СПб., 1903.

29. Режепо П. А. Статистика полковников. СПб.: Столич. Тип. С. Х. Золотарика, 1905.

30. Режепо П. А. Офицерский вопрос. СПб.: Русская скоропечатня, 1909.

31. Оберучев К. М. Наши командиры. Опыт статистического исследования служебного движения офицеров. Киев: Тип. Р. К. Лубковского, 1910.

32. Военно-статистический ежегодник армии. СПб.: Тип. Гл. штаба, 1910-1914.

33. Коропчевский А. А. Психология войны. СПб.: М. М. Ледерле. 1892.

34. Халтурин В. Н. Психологическое обоснование воинской дисциплины. СПб., Эконом. типо-литография, 1896.

35. Зыков А. А. Как и чем направляются люди. Опыт военной психологии. СПб., 1898.

36. Шумков Г. Е. Психика бойцов во время сражений. СПб., 1905.

37. Шумков Г. Е. Первые шаги психиатрии во время русско-японской войны за 1904-1905 гг. Киев: Просвещение, 1907.

38. Изместьев П. И. Из области военной психологии. Варшава: Офицерская жизнь, 1907.

39. Резанов А. С. Военная психология как наука // Приложение к журналу “Русский инвалид”. 1909. №26.

40. Резанов А. С. Армия и толпа. Опыт военной психологии в связи с психологией толпы. Варшава: Варшавская эстетич. Тип., 1910.

41. Угах-Огорович Н. А. Военная психология. Киев: Тип. Киев. округа, 1911.

42. Угах-Огорович Н. А. Психология толпы и армии Киев: Тип. Киев. округа, 1911.

43. Кузьмин С. А. Война народов. (Психол. очерк). Пг., 1915.

44. Пепелищев В. Е. Душа русского воина. (Историко-психологический очерк). Пг.: В. Карабасников, 1917.

45. Записка по вопросу о постановке преподавания в Николаевской академии Генерального штаба. (Составлена на основании ответов офицеров Генерального штаба - участников войны 1904-1905 гг. на обращение начальника академии в марте 1906 года) от 15 сентября 1906 г. /РГВИА. ф . 544, оп. 1,д. 1353.

46. Головин Н. Н. Военные усилия России в Мировой войне. В 2-х т. -Париж: Тов-во объединенных издателей, 1939. -Т. 1.

47. Война и Костромская деревня (По данным анкеты статистического отделения). -Кострома: Типография Х. А. Гелиш, 1915.

48. Сергеев В. П. Эмпирические социологические исследования в РККА и РККФ в 20-е годы: состояние, проблемы, опыт. / В. И. Ленин и актуальные проблемы военного строительства: Сб. науч. статей. -М.: ВПА, 1990. -С. 144.

49. Военный вестник. -1922. -№1.

50. Шпильрейн И. Н., Рейтынбарг Д. И., Нецкий г. О. Язык красноармейца: Опыт исследования красноармейца Московского гарнизона. -М. -Л.: Госиздат, 1928.

51. История становления советской социологической науки в 20-30-е годы. -М.: Ин-т социологии, 1989.

52. ГоловинН. Н. The Russian Army in the World War. A sociological study. (New-Haven (Conn.): Yale University Press, 1931.

53. Головин Н. Н. О социологическом изучении войны // Белград, 1937.

54. Головин Н. Н. Наука о войне. О социологическом изучении войны. Париж: Изд-во газеты “Сигнал”, 1938.

55. Головин Н. Н. Военные усилия России в Мировой войне. В 2-х томах. Париж: Товарищество объединенных издателей, 1939.

56. Головин Н. Н. О социологическом изучении войны [Доклад на XII Международном социологическом конгрессе в Брюсселе 26 августа 1935 г. ] // Осведомитель. -Белград. -1937. -№4.

57. Пузик В. М. Предмет и методы конкретных военно-социологических исследований. -М.: ВПА, 1971.

58. Волкогонов Д. А. Проблемы, которые выдвигает жизнь ( о конкретных военно-социологических исследованиях) // Красная звезда, 1964. 21 июля.

59. Сахаров Е. Конкретные социальные исследования в Вооруженных Силах // Коммунист Вооруженных Сил. -1965. -№16.

60. Глоточкин А. Д. О конкретных социальных исследованиях в войсках //Труды академии. -№57. -М.: ВПА, 1967.

61. Ильин С. К. Некоторые вопросы содержания и организации конкретных социологических исследований в войсках // Коммунист Вооруженных Сил. -1967. №12.

62. Ладанов И. Социологические исследования в армии США //Военный зарубежник. -1967. -№5.

63. Китов А. Методологические вопросы конкретных социологических исследований в Вооруженных Силах // Военная мысль. -1968. №10.

64. Оськин В. И. Конкретно-социологические исследования в практике партийно-политической работы. Лекция. -М.: ВПА, 1968.

65. Читатель и газета. Отчет о социологическом исследовании состава и интересов читателей газеты “Красная звезда”, проведенный в 1969 году. -М.: Красная звезда, 1969.

66. Ковалев В. Лицо коллектива: Военно-социологический очерк о соотношении личности и коллектива. Пример из жизни войск //Советский воин. -1971. №24.

67. Коноплев В. К. Методологические основы и проблемы военно-социологических исследований // Военная мысль. -1971. -№2.

68. Федоров Ю. М. Научный коммунизм и конкретные военно-социологические исследования. Лекция. -М.: ВПА, 1972.

69. Военная история и социология: Сборник / Под ред. А. И. Бабина. -М.: Ин-т воен. истории МО СССР, 1973.

70. Дмитриев А. П. Методология и методы военного исследования. -М.: ВПА, 1973.

71. Рыбкин Е. Основные категории социологического анализа войн //Военно-историч. журнал. -1973. №2.

72. Ковалев В. Н. Социалистический воинский коллектив: Социологический очерк. -М.: Воениздат, 1980.

73. Средин Г. В., Волкогонов Д. А., Коробейников М. П. Человек в современной войне. -М.: Воениздат, 1981.

74. Военно-социологическое исследование: Методическое пособие по организации и проведению / Под ред. Н . И. Бородина, В. М. Чепурова. -М.: ИВИ МО СССР, 1987.

75. Актуальные проблемы развития военной социологии в условиях перестройки армии и флота: Материалы науч. -практ. конф. -М.: ВПА, 1990.

76. Кузьменко Б. В., Соловьев С. С. Обработка и анализ данных военно-социологического исследования. -М.: ВПА, 1991.

77. Воробьев В. Я. Социология военная / Социологический словарь - 2-е изд., перераб. и доп. -Минск: Университетское, 1991. - С. 379-380.

78. Введение в профессию: Учебно-методическое пособие для войсковых психологов и социологов. - М.: ЦВСППИ ВС, 1992.

79. Общественное мнение в воинском коллективе / Под ред. А. В. Возженникова. -М.: Воениздат, 1993.

80. Ведерников В. Н. Военная социология: вопросы теории, методологии, истории и практики. -М.: ГАВС, 1994.

81. Как организовать и провести военно-социологическое исследование (Учеб. пособие) /Колл. авт. под рук. Г. П. Андреева и Ф. И. Макарова - М.: ЦВСППИ ВС РФ, 1994.

82. Социология: Учебное пособие. -М.: Военная академия экономики, финансов и права, 1994.

83. Скок А. С. Технологические основы военно-социологического исследования. -М.: АПС, 1995.

84. Соловьев С. С. Основы практической военной социологии. -М.: Анкил-ВОИН, 1996.

85. Пилипонский А. Г., Кибакин М. В. Военно-социологическое обследование: Расчет и обоснование выборки. -М.: Воен. ун-т, 1997.

86. Образцов И. В., Пилипонский А. Г., Соловьев С. С. Век российской военной социологии (1897-1997). -М.: Воен. ун-т, 1997.

87. Соловьев С. С., Образцов И. В. Российская армия от Афганистана до Чечни: Социологический анализ. -М.: Национ. ин-т им. Екатерины Вел., 1997.

88. Дерюгин Ю. И., Образцов И. В., Серебрянников В. В. Проблемы социологии армии. -М.: ИСПИ РАН, 1994.

89. Серебрянников В. В., Дерюгин Ю. И., Ефимов Н. Н., Ковалев В. И. Безопасность России и армия. -М.: ИСПИ РАН, 1995.

90. Серебрянников В., Хлопьев А. Социальная безопасность России. -М.: ИСПИ РАН, 1996.

91. Серебрянников В. В., Дерюгин Ю. И. Социология армии. -М.: ИСПИ РАН, 1996.

92. Серебрянников В. В. Социология войны. -М.: Научный мир, 1997.

93. Кабакович Г. А. Социальные аспекты воспроизводства кадрового потенциала Вооруженных Сил в системе высшей школы России. -Уфа: УГАТУ, 1985.

94. Гильманов А. З. Военная интеллигенция как социально-профессиональная группа. -Уфа: Уфимский гос. ун-т, 1992.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений21:40:43 18 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
08:55:58 24 ноября 2015

Работы, похожие на Курсовая работа: Военная социология в России: история, современное состояние и перспективы

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150782)
Комментарии (1840)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru