Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Принятие политических решений: Создание СНБ и деятельность в период администрации Р Рейгана

Название: Принятие политических решений: Создание СНБ и деятельность в период администрации Р Рейгана
Раздел: Рефераты по международным отношениям
Тип: реферат Добавлен 12:14:12 06 августа 2005 Похожие работы
Просмотров: 848 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Часть I

Создание СНБ и его деятельность в период администрации Трумэна, 1947-1953гг.

Важное место во внешнеполитическом механизме США занимает Совет нацио­нальной безопасности (СНБ) — консультативный орган при президенте. За всё время существования его значение и роль меня­лись с приходом каждой новой админи­страции. За эти годы была создана целая система СНБ.

Тревожные военные годы заставили правительствен­ные и военные круги усиленно искать новые методы ру­ководства вооруженными силами и планирования по­литики. В 1943 г. начальник штаба армии Дж. Маршалл беседовал по этому вопросу с У. Черчиллем, который предложил создать соответствующий орган в американ­ской системе по образцу Британского военного каби­нета. Чуть позже он прислал описание механизма его действия. Ознакомив с полученным документом Г. Гопкинса и адмирала В. Леги, Дж. Маршалл стал энер­гично отстаивать идею создания подобного органа перед президентом Рузвельтом и военными министрами.

Министр военно-морских сил Дж. Форрестол уви­дел в этом возможность объединения вооруженных сил в одно министерство и создания единого планирующего и координирующего органа. По его инициативе была создана небольшая группа во главе с Ф. Эберштадтом, бывшим в то время вице-президентом Управления военного снаряжения, которая в течение длительного времени изучала опыт Импер­ского совета обороны, существующего в Англии с 1908 г. Особое внимание было обращено на то, что Имперский совет не представлял премьер-министру свою программу действий, а лишь собирал и классифицировал полученную информацию.

В декабре 1945 г. Г. Трумэн в специальном посла­нии конгрессу высказал свои соображения по поводу организации системы национальной безопасности. Клю­чевыми вопросами доклада были: объединение воору­женных сил и создание Совета национальной безопас­ности. Через полтора года Белый дом опубликовал программу национальной безопасности, в которой боль­шое внимание уделялось развитию возможных видов вооружения и всеобщей воинской повинности. В целях координации при разработке единой политики нацио­нальной безопасности в разведывательной деятельности и в вопросах военной, промышленной и гражданской мобилизации предусматривалось создание Совета на­циональной безопасности, Центрального разведыва­тельного управления и Управления ресурсов националь­ной обороны.

Наконец после долгого обсуждения 26 июля 1947 г. Трумэн подписал законопроект, и Закон о национальной безопасности 1947 под № 253 вступил в силу. В соответ­ствии с этим законом были созданы министерство оборо­ны, Совет национальной безопасности, Центральное раз­ведывательное управление, подчиненное СНБ, и Управ­ление ресурсов национальной обороны.1

Совет национальной безопасности должен был кон­сультировать президента по всем аспектам внутренней, внешней и военной политики, касающейся вопросов на­циональной безопасности, в целях более эффективной координации деятельности военных ведомств и других правительственных департаментов и учреждений. Боль­шое место в работе Совета должно быть уделено оценке действительной и потенциальной военной мощи страны, выявлению кризисных ситуаций для США, экономиче­ским и психологическим аспектам национальной безопас­ности. Анализируя проводимую Соединенными Штатами внешнюю политику и координируя действия министерств и правительственных учреждений, занимающихся вопро­сами национальной безопасности, Совет национальной безопасности должен был давать президенту рекомен­дации, какие ему представлялись необходимыми, или те, которые требовал президент.

Таким образом, Совет понимался как сугубо совеща­тельный орган при президенте. Это должен был быть своего рода «придворный круг», в котором различные департаменты, в первую очередь государственный депар­тамент и министерство обороны, могли высказать свою точку зрения, провести обсуждение интересующего их вопроса. Сбор, классификация и оценка информации для президента также входили в задачу Совета. Только рас­полагая всеми доступными фактами, президент мог оце­нить различные курсы действия, взвесить все возможные последствия, прежде чем взять на себя ответственность за принятие окончательного решения. Цель заседаний Совета состояла не в том, чтобы избавить президента от необходимости выбора, а в том, чтобы сделать этот выбор более обоснованным. Но какое бы решение ни принял президент после рекомендаций и разъяснении Совета, воплощать в жизнь это решение будет не Совет, а президент. Г. Трумэн всегда подчеркивал, что ответственность ложится на одного человека — на президента. Это да­вало возможность каждому президенту организовывать работу и использовать Совет в зависимости от собствен­ного стиля руководства.

Закон 1947 г. определил не только задачи и функции Совета национальной безопасности, но и его состав. В него вошли: президент, государственный секретарь, ми­нистр обороны, министр армии, министр военно-морского флота, министр военно-воздушных сил, председатель Уп­равления ресурсов национальной обороны. Эти семь человек, которые, за исключением президента, юридиче­ски обладали лишь совещательными правами, фактиче­ски подменяли собой кабинет при определении внешней политики Соединенных Штатов.

Кроме основных членов, президент имел право, с со­гласия конгресса, приглашать на заседания Совета пред­ставителей любых ведомств в качестве консультантов в зависимости от обсуждаемого вопроса. Закон предусма­тривал также создание аппарата чиновников во главе с исполнительным секретарем, который назначался прези­дентом. Этот аппарат составлял основное административ­ное ядро, которое формулировало точки зрения отдель­ных ведомств и готовило заседания Совета националь­ной безопасности.

Положение закона, позволявшее по мере необходимо­сти набирать штат сотрудников, создало возможность для организации целой системы органов Совета. Форми­рование их проходило в основном по трем направлениям: создание постоянного штата работников, различных межведомственнных комиссий и комитетов при Совете и ор­ганов по делам Совета в составе других учреждений. Постоянный штат и различные межведомственные комис­сии Совета являлись основными компонентами в его структуре. Постоянный штат сотрудников состоял из 28 человек административного и секретарского персона­ла. Из них 11 человек во главе с исполнительным секре­тарем составляли «группу анализа», которая «добросове­стно и не делая политики... дает объективный анализ по­литических документов».

В 1950 г. в состав Совета вошла «группа второго уров­ня» — Штат ответственных сотрудников. Каждый член Совета национальной безопасности был представлен в Штате административным лицом в ранге помощника. В состав Штата вошли также начальники плановых от­делов военных министерств. Штат ответственных сотруд­ников стал своего рода планирующим центром, куда сте­кались рекомендации всех ведомств.

В 1951 г. в систему Совета вошел новый орган—Бюро психологической стратегии. Бюро должно было стать руководящим органом пропагандист­ского аппарата, занимающегося разработкой общих це­лей политики и программы в области психологической стратегии. Оно должно было объединить отделы пропа­ганды, находящиеся в подчинении разных ведомств, та­ких, как госдепартамент, Центральное разведывательное управление, военное министерство и др. Однако все его чи­новники оставались сотрудниками различных департа­ментов и старались выполнять их указания, а работа Бюро не была успешной. Специальная комис­сия сената в 1953 г. поэтому и рекомендовала на основе Бюро психологической стратегии создать Управление по координации дей­ствий.

Создание системы органов Совета национальной безо­пасности повлекло за собой организацию специального аппарата по делам Совета во многих министерствах и ве­домствах. В госдепартаменте делами Совета в первую очередь стала заниматься Группа планирования полити­ки. В министерстве обороны ответственность за сотруд­ничество с Советом нес специально выделенный помощ­ник заместителя министра обороны. Специальные сотруд­ники по делам Совета были и в комитете начальников штабов и в штабах каждого рода вооруженных сил.

Заседания Совета в основном были двух типов:

  • По выработке проектов решений. Проходили в узком кругу (председатель комитетов начальников штабов, директор ЦРУ, директор информационного агент­ства, директор Бюро бюджета и др.). На этих заседаниях присутствовало 11—15 человек.

  • Заседания, носившие «информаци­онный» характер. На таких заседаниях заслушивались доклады комиссий Совета или сообщения департаментов. Обсуж­дения докладов на расширенных заседаниях не проводи­лись, и проекты решения не готовились. Присутствовало 30-40 человек.

Для заседаний, на которых вырабатывались проекты решений, готовились так называемые политические об­зоры. К 1952 г. была принята стандартная форма этого документа. В строго определенном порядке располага­лись следующие разделы: вступление, общие соображе­ния, возможные возражения и пути их преодоления, фи­нансовое приложение, материалы группы, поддерживаю­щей данную точку зрения. Такая последовательность сохранялась в каждом документе, что обеспечивало опе­ративность в работе.

Министерства или ведомства, зани­мающиеся вопросами национальной безопасности, на­правляли свои соображения в Совет национальной безо­пасности. Полученные материалы тщательно исследова­лись во всех органах Совета, проводились консультации с заинтересованными департаментами. В результате дли­тельного обсуждения составляли проект документа, кото­рый обсуждался на заседании Совета.

Решения по рассматриваемому документу могли быть приняты только после одобрения президента, и «это вы­ражение одобрения делало его официальной политикой Соединенных Штатов». Политические документы, кото­рые президент не подписывал, оставались «документами-пожеланиями». Выполнение решений возлагалось на со­ответствующие ведомства. Если для выполнения решения требовалось согласие других правительств, то это дости­галось путем дипломатических переговоров.

Совет национальной безопасности занял ведущее ме­сто в правительстве и доминирующее положение в воен­ной системе США, основными компонентами которой стали министерство обороны и Управление ресурсов на­циональной обороны. Совету принадлежало первое ме­сто в пятерке основных учреждений, определявших поли­тику США, наряду с Управлением ресурсов национальной обороны, секретариатом Белого дома, министерством фи­нансов, Группой экономических советников.

Работа Совета национальной безопасности тесно свя­зана с деятельностью Центрального разведывательного управления, непосредственно подчиненного СНБ. Прове­дение «глобальной внешней политики» Соединенными Штатами Америки после второй мировой войны потре­бовало, по мнению американских политиков, создания «глобальной системы разведки».

Отсутствию разведывательной информации приписы­вается катастрофа в Пирл-Харборе. Комиссия Гувера отмечала в 1955 г., что своим существованием ЦРУ мо­жет считать себя полностью обязанным внезапному на­падению на Пирл-Харбор и послевоенному расследова­нию той роли, которую сыграла разведка (или, скорее, ее отсутствие) в том, что вооруженным силам США не удалось получить соответствующее своевременное пред­упреждение о готовящемся нападении Японии.

Согласно закону, ЦРУ должно было консультировать СНБ по вопросам разведывательной деятельности правительственных учреждений и ведомств, касающимся национальной безопасности; давать реко­мендации СНБ в отношении координации разведыватель­ной деятельности министерств; сопоставлять и оценивать разведывательную информацию и следить за правиль­ным ее распределением между правительственными уч­реждениями.

Летом 1948 г. проведение «специальных операций» было официально узаконено постановлением Совета на­циональной безопасности, в котором подчеркивалось, что операции подобного рода должны быть тайными и про­водиться так, чтобы правительство могло достаточно убе­дительно отрицать свою причастность к ним.

Президент Г. Трумэн вначале отнесся к СНБ очень настороженно. Он склонен был пред­полагать, что создан­ный орган будет покушаться на его конституци­онные прерогативы, поэтому использовал Совет выбороч­но. Часто, помимо Совета, он консультировался с пред­ставителями кабинета, госдепартамента и других ве­домств.

И хотя регулярные заседания СНБ стали проводить­ся с сентября 1947 г., президент редко посещал их, и, как правило, председательствовал в Совете государственный секретарь. Несмотря на это, СНБ работал активно. За пять с половиной лет деятельности Совета в администра­ции Г. Трумэна было проведено 128 совещаний и приня­то 699 политических решений. Но в «критические» для США моменты Совет созывался еженедельно, а с некоторыми из его членов Трумэн со­вещался каждый день.

22 апреля 1948 г. на заседании Совета национальной безопасности заместитель государственного секретаря Ловетт доложил об основных положениях резолюции се­ната по вопросам создания НАТО. На заседаниях Совета были обсуждены все основные положения Североатлан­тического пакта.

Ликвидация атомной монополии США побудила Г. Трумэна организовать в ноябре 1949 г. в составе Со­вета национальной безопасности комиссию по атомной энергии. Комиссия занялась разработкой вопросов о соз­дании водородного оружия и военном сотрудничестве в области атомной энергии между США, Англией и Ка­надой. После проведения тщательного исследования и обсуждения на заседании Совета Комиссия предста­вила президенту документ «СНБ-68», в котором намеча­лись долгосрочные задачи в области внешней и военной политики США при значительном увеличении военного бюджета. Подписанный президен­том Трумэном в апреле 1950 г. документ «СНБ-68» на долгие годы определил направление внешней политики США.

С началом войны в Корее значение СНБ значительно возросло. Стала очевидна необходимость улучшения разработки военной и внешней политики и координации действий. Трумэн признал важность работы Совета в об­ласти военной мобилизации и оценке стратегических ин­тересов США. С этого времени президент стал регулярно посещать заседания СНБ и практически использовал его для проведения почти всех наиболее важных внешнепо­литических мероприятий.

Тревожная ситуация в районе Юго-Восточной Азии требовала активной деятельности Совета национальной безопасности. Многочисленные анализы разведки, поли­тические и общенациональные оценки были предметом повседневных обсуждений на заседаниях СНБ.

В начале 1950 г. на заседании Совета был поставлен вопрос об отношении Соединенных Штатов к событиям во Вьетнаме. Когда стало ясно, что коло­ниальная война в Индокитае затянулась, правительство США решило вмешаться во вьетнамский конфликт. В феврале 1950 г. Совет национальной безопасности представил президенту Г. Трумэну резолюцию № 64 о Вьетнаме, в которой указывалось, что государственный департамент и министерство обороны в качестве перво­начальной задачи должны разработать программу дей­ствий США в Индокитае. Резолюция СНБ была принята правительством Сое­диненных Штатов за основу внешнеполитического курса и задала тон дальнейшим событиям. 2

Особое недовольство вызывало засилье военных в Со­вете, поскольку до 1949 г. из семи постоянных членов Совета четыре человека являлись руководителями воен­ных министерств: министр обороны и министры трех ви­дов вооруженных сил. Трое из них занимались практи­ческой военной деятельностью. И даже располагался Совета помещении Национального военного управления.

Деятельность СНБ в период администрации Эйзенхауэра, 1953-1961гг.

Реорганизация коснулась почти всех сторон деятель­ности правительственных органов, определявших полити­ку национальной безопасности США или в какой-то сте­пени влиявших на нее. Особое место в реорганизационной деятельности пра­вительства было уделено Совету национальной без­опасности. Рекомендации комиссии Гувера по улучшению структуры и работы Совета нашли поддержку у новой администрации.

В правительстве Д. Эйзенхауэра Совет национальной безопасности стал такой силой при определении прави­тельственной политики, какой никогда не был в предше­ствующей администрации. Президент не принимал ни­каких решений и не предпринимал важных внутриполи­тических действий до тех пор, пока они не были обсуж­дены и одобрены на заседаниях Совета.

В 1953 году был создан пост помощника президента по национальной безопасности. Советник должен был лично докладывать президенту по вопросам, касающимся национальной безопасности. Это усилило роль аппарата Белого дома при принятии прези­дентом внешнеполитических решений и вместе с тем положило начало постепен­ному ослаблению влияния государственно­го секретаря.3 По распоряжению президента с июля 1953 г. каждое предложение СНБ дополнялось финансовым приложени­ем, определявшим стоимость предложенного курса, что­бы установить «связь между национальной безопасностью и финансовой ответственностью». В связи с этим ми­нистр финансов и директор Бюро бюджета были вклю­чены в число постоянных членов СНБ. Кроме того, в его состав вошли директор Центрального разведыватель­ного управления, председатель комитета начальников штабов и директор Программы взаимной безопасности.

В период администрации Д, Эйзенхауэра большое развитие получили отделы Совета национальной без­опасности. Созданный Г. Трумэном Штат ответственных сотрудников был реорганизован и переименован в Совет по планированию (СП). Каждый член СНБ был представлен в Совете официальным лицом в ранге помощника. Воз­главлял СП специальный помощник президента по делам национальной безопасности. Пер­вым председателем Совета был Р. Катлер, затем этот пост занимали Д. Андерсон, Г. Джексон и Г. Грей. Совет по планированию сосредоточил всю работу по подготовке политических обзоров в своих руках.

Основываясь на рекомендациях специальной комиссии сената, президент исполнительным приказом №10483 от 2 сентября 1953 г. преобразовал Бюро психологической стратегии в Совет по координации действий (СКО) в составе помощника государ­ственного секретаря (председатель), помощника мини­стра обороны, директора ЦРУ, директора Информационного агентства, дирек­тора Администрации международного сотрудничества. В качестве временных членов в его состав входили так­же представители тех ведомств, которые отвечали за проведение какого-либо мероприятия в области нацио­нальной безопасности. 50 межведомственных рабочих групп составляли основной штат сотрудников. Каждая группа была ответственна за отдельную область поли­тики, отдельную страну или проблему. Главная функция СКО заключалась в детальной разработ­ке той основной линии политики, которая была сфор­мулирована Советом национальной безопасности и одоб­рена президентом, а также в координации действий министерств и ведомств, призванных проводить эту по­литику в жизнь. Оно решало задачи претворения поли­тики в формы и методы действий.4

Организационная система СНБ при Д. Эйзенхауэре отличалась большой активностью всех его органов. Соз­дав СП и СКО, президент разграничил проблемы разработки политики и ее осуществления. Детализированному про­цессу принятия политических решений уделялось глав­ное внимание, вопросы же осуществления политики бы­ли отодвинуты на второй план. Особенно углубился этот разрыв при последующих администрациях.

Концентрация всех вопросов разработки внешнепо­литического курса страны в Совете и усиление роли военных ведомств в области внешней политики повлекли за собой определенное ослабление значения государ­ственного департамента.

Главный документ СНБ, который ежегодно тщатель­но готовили и анализировали на заседаниях,— «Основ­ная политика в области национальной безопасности» — представлял собой глобальный обзор внешнеполитиче­ских проблем. Он давал общую политическую директиву всем правительственным учреждениям, связанным с на­циональной безопасностью. Документ содержал широкий обзор целей национальной стратегии США, а также подробное изло­жение военных, политических, экономических и внутри­политических факторов, необходимых для реализации этой стратегии. Несмотря на чрезвычайную важность, его объ­ем не превышал 25 страниц.

Все внешнеполитические акции правительства Д. Эй­зенхауэра были неразрывно связаны с деятельностью Совета национальной безопасности. С 1953 г. Совет при­ступил к разработке плана реорганизации Пентагона и вооруженных сил США. Программа реорганизации, получившая позже название «New Look», предусматривала создание таких вооруженных сил страны, которые, по замыслу их авторов, были бы лучшими в мире и вклю­чали в себя все достижения науки середины XX в.

  • В 1954 г. Совет национальной безопасности санкцио­нировал так называемый «банановый переворот» в Гвате­мале, приведший к свержению правительства Хакобо Арбенса Гусмана, в котором видную роль играли комму­нисты.

  • В 1956 г. англо-франко-израильские агрессоры совер­шили нападение на Египет, которое произошло незадолго до президентских выборов в США. 24 августа государст­венный секретарь Даллес сделал сообщение о Суэце на заседании Совета национальной безопасности. Опасе­ние за исход избирательной кампании вынудило Соеди­ненные Штаты воздержаться от поощрения агрессии.

  • В 1957 г. Советом национальной безопасности был разработан план поддержки мятежников в Индонезии, стремившихся свергнуть правительство Сукарно.

  • В августе 1957 г. была сделана попытка спровоцировать нападение на Сирию. В июле 1958г. пал монархический режим в Ираке, что нанесло серьез­ный удар по замыслам США.

  • 5 апреля 1954г. Совет национальной безопасности рассматривал меморандум Пентагона «О позиции армии», в котором говорилось, что, «если США намерены принять участие в наземных военных действиях для победы в Индокитае—в том слу­чае, если французы уйдут, а китайские коммунисты не станут вмешиваться,— потребуется семь американских дивизий или эквивалентные вооруженные силы с соответ­ствующей поддержкой с моря и с воздуха».

При администрации Эйзенхауэра структура Совета национальной безопасности непомерно усложнилась. Из оперативного органа при президенте, каким он был задуман, Совет превратился в тяжелый и неповоротливый механизм, в некое подобие сверхкабинета, подменявше­го до определенной степени деятельность таких ведомств, как госдепартамент, министерство обороны и др. Крити­ка СНБ нашла свое концентрированное выражение в докладе сенатской подкомиссии, занявшейся тщатель­ным расследованием не только механизма принятия и осуществления решений в области внешней политики, но и всей системы национальной безопасности США. Рабо­ту подкомиссии возглавил сенатор Г. М. Джексон.

Говоря в целом о работе Совета национальной без­опасности, подкомиссия Джексона констатировала, что основная работа СНБ концентрируется скорее вокруг вопросов внешней политики, нежели вокруг проблем на­циональной безопасности. В меньшей степени Совет по­могает принимать решения по наиболее важным пробле­мам, которые определяют будущий курс внешней поли­тики. В целях более плодотворной деятельности Совета на­циональной безопасности предлагалось: сокра­тить штат СНБ и в дальнейшем подбирать его более тщательно; представлять на рассмотрение президента все возможные точки зрения по обсуждаемому вопросу; использовать СП главным образом для подготовки и комментирования политических докумен­тов, предлагаемых учреждениями; расформировать СКО; ответственность за осуществление политики возложить, где это возможно, на определенное ведомство или чиновника, которому мо­жет помогать межведомственная группа; согласовывать рекомендации СНБ с решениями бюджетных органов.

Деятельность СНБ в период администрации Кеннеди, 1961-1963гг.

В течение короткого време­ни Кеннеди провел коренную реорганизацию Совета, ликвидировав сложный механизм СНБ и заменив его гибкой и четкой системой. Администрация Дж. Кеннеди считала, что в новом виде СНБ будет лучше подходить для выполнения вновь принятой оперативной доктрины внешней политики США — «гибкого реагирования».

Реорганизация СНБ в какой-то мере ликвидировала перекос, обозначившийся в деятельности Совета при президенте Д. Эйзенхауэре с его военным видением ос­новных процессов, происходивших в мире. В результате СНБ в известной степени утратил свои чисто военно-штабные черты и превратился в орган военно-политиче­ского руководства США, что в сущности отвечало его задачам, намеченным при создании.

Менее чем через месяц после вступле­ния в должность Дж. Кеннеди упразднил СКО, а позднее и СП, возложив эти функ­ции на государственного секретаря и его помощников, возглавлявших региональные отделы. Аппарат был укомплектован постоянными сотрудниками, которые должны были отстаивать интересы президента, а не отдельных ведомств. Этим были ликвидированы адми­нистративные различия между планирова­нием и оперативной работой. Процедура работы аппарата и самого СНБ при Дж. Кеннеди стала более простой и неформальной. Следующим шагом стало упразднение издания общих ежегодных директив СНБ.

При всем том, что деятельность аппарата СНБ приобрела более динамичный характер, нововведения имели негативные последствия. В частности, по оценке ряда экспертов, в результате упразднения СП и СКО взаимодействие спецслужб с другими правительственными ведомствами заметно ослабло, что привело к их изоляции и увеличило риск ошибки. Недостатки подобной системы выявились особенно зримо в период операции в Заливе Свиней и кризиса в Лаосе.5

Важным инструментом в эти годы в об­ласти формулирования внешней политики и «большой» стратегии стали специальные группы, создаваемые для решения опреде­ленных проблем. Их членами были пред­ставители различных ведомств, а их руко­водителями обычно назначался помощник государственного секретаря по соответ­ствующему региону.

Президент активно участвовал в заседа­ниях СНБ. Были введены в практику ежедневный заседания аппарата СНБ с приглашением внешнеполитических советников Белого дома и представителей различных ведомств. Аппарат СНБ состоял всего из 10 сотрудников и был организован по ре­гиональным направлениям. Его сотрудники обязательно входили в состав специальных групп. Они участвовали в подготовке засе­даний СНБ. После провала американской акции в заливе Кочинос в апреле 1961 г. и особенно во время Карибского кризиса в октябре 1962 г. Дж. Кеннеди все больше отказывается от «персо­нальной дипломатии» и ищет совета у сво­их ближайших друзей и единомышленни­ков. Создается знаменитый «исполком СНБ», имевший в принципе мало отноше­ния к СНБ и состоявший в первую очередь из людей персонально подобранных прези­дентом по принципу личной к нему лояль­ности. В эту группу помимо министра обо­роны Р. Макнамары и государственного секретаря Д. Раска входили брат прези­дента Роберт Кеннеди, специальный помощ­ник по вопросам национальной безопасно­сти М. Банди, министр финансов Д. Диллон, председатель Комитета начальников штабов М. Тейлор, директор ЦРУ Д. Маккоул, заместители государственного секре­таря Д. Болл и министра обороны Р. Гилпатрик, посол по особым поручениям Л. Томпсон и специальный советник прези­дента Т. Соренсен.6

Деятельность СНБ в период администрации Джонсона, 1963-1969гг.

Президент Л. Джонсон сохранил прин­ципы и методы организационной структу­ры, установленной Дж. Кеннеди. Немало­важное значение имел тот факт, что три важных поста в кабинете Л. Джонсона со­хранили за собой члены предыдущей адми­нистрации. Это—Р. Макнамара, Д. Раек и М. Банди.

При Л. Джонсоне, продолжился рост влияния СНБ. В этот период была создана система региональных и функциональных межведомственных групп при СНБ, которая с некоторыми дополнениями существует и поныне. Американский ученый Дж. Прадос отмечает, что именно при Л. Джонсоне началось использование аппарата СНБ (пока лишь его отдельных сотрудников) для проведения тайных операций за рубежом – порочная практика, приведшая к “ирангейту”.7

В то время непосредственное влияние аппарата СНБ на формирование решений уменьшилось, несмотря на увеличение чис­ла его сотрудников до 16 человек в 1967 г. Привычка полагаться на своего помощника по национальной безопасности и временные рабочие группы при решении внешнеполитических вопросов привела к тому, что сам СНБ как коллегиальный орган к концу администрации Л. Джонсона потерял свое былое значение. На это в немалой степени оказало воздей­ствие назначение в начале 1966 г. на пост специального помощника президента по вопросам национальной безопасности У. Ростоу. В противоположность М. Банди, редко позволявшему себе высказывать личные взгляды, У. Ростоу стремился на­вязать президенту свои взгляды весьма «ястребиного» толка. Его назначение нару­шило единство цели внешнеполитических советников президента.8

Хотя состав и функции СНБ менялись, он все больше превращался во внешнеполитический аппарат президента и все меньше выступал в роли «нейтрально­го», координирующего органа; наконец, произошло значительное увеличение техни­ческих, информационных и административ­ных возможностей аппарата СНБ.

Президенту стали доступны новые тех­нические, административные и управленче­ские возможности. В то время позиции го­сударственного департамента как основного органа координации внешней политики еще более ослабли.


Деятельность СНБ в период администрации Никсона, 1969-1974гг.

Внешнеполитический курс США конца 60-х — начала 70-х годов нашел свое отра­жение в выдвижении «доктрины Никсо­на», представлявшей собой «прагматико-консервативную реакцию на изменения, происходящие в мире, характеризующуюся попытками сблизить уровень американских возможностей с некоторыми реальностями международной жизни».

6 февраля 1969 г. циркуляром № 521 президент Р. Никсон ввел новую систему СНБ в действие. Циркуляр определял роль Совета национальной безопасности как «основного форума для рассмотрения проб­лем политики национальной безопасности, требующих принятия решений со стороны президента». Реорганизация системы включала три основных момента:

  • преобразование межведомственных регио­нальных групп и военно-политической группы в межведомственные группы (МГ) СНБ под руководством помощников государ­ственного секретаря. Образовалось шесть МГ: по Европе, Дальнему Востоку, Ближнему Востоку, Африке, Латинской Америке и военно-политических вопросам. За первые 33 месяца работы администрации Никсона группа по Ближнему Востоку получила 14 заданий, по Дальнему Востоку –12, по Латинской Америке –9, по Африке –4, по Европе –11,9

  • подтвержда­лась возможность создания специальных временных групп СНБ,

  • создание группы анализа СНБ во главе с Г. Кис­синджером для изучения документов, по­ступающих от межведомственных групп, специальных групп СНБ или ведомств до их представления в СНБ.

Создавался также Комитет заместителей министров (КЗМ) под председательством первого заместителя государственного сек­ретаря, который должен был рассматривать проблемы, переданные ему группой анали­за, а также оперативные вопросы, не тре­бующие рассмотрения на уровне президен­та или СНБ.

Таким образом, группа анализа получила широкие полномочия, выступая в качестве регулятора потока документов, направляя их на четыре уровня в зависимости от степени важности — президент, СНБ, КЗМ, межведомственные группы. Кроме того, бу­дучи поставленной над двумя органами СНБ, возглавлявшимися представителями государственного департамента, она поста­вила под свой контроль отношения между высшим и средним уровнями ведомства. Это в какой-то степени положило начало новому распределению власти во внешне­политическом механизме США.

В течение 1969 г. роль помощника пре­зидента по национальной безопасности еще больше возросла, когда он возглавил четы­ре комитета, дополнительно созданные в системе СНБ. Каждый из этих комитетов имел дело с соответствующей важной Об­ластью политики и был создан в соответ­ствии с внешнеполитическими направления­ми, провозглашенными в «доктрине Никсона».

  • Группа проверки, в состав которой во­шли представители ведомств на уровне заместителей министров, была создана для рассмотрения вопросов контроля над во­оружениями и разоружением.

  • Рабочая группа по Вьетнаму в составе помощника президента по национальной безопасности, заместителей государственно­го секретаря и министра обороны, директо­ра ЦРУ и председателя КНШ, имела своей основной задачей изучение фактической обстановки во Вьетнаме и подготовку рекомендаций по «вьетнамизации» войны.

  • На Комитет анализа оборонных программ, созданный на уровне заместителей мини­стров, возлагалась ответственность по со­гласованию внутренних ресурсов с внеш­ними целями США, а также за координацию военной и политической деятельности США за рубежом. Кроме представителей ведомств — членов СНБ в него были вклю­чены директор Административно-бюджет­ного управления и председатель Экономи­ческого совета при президенте.

  • После инцидента с американским разве­дывательным самолетом, сбитым над КНДР в апреле 1969 г., была создана Вашингтон­ская группа специальных действий в составе заместителей министров все тех же ведомств. Она была основным органом Белого дома в период «кризисных ситуа­ций» и включала как планирование, так и координацию действий в случае возник­новения кризисов.

В результате реорганизации «разведыва­тельного сообщества» в конце 1971 г. в рам­ках системы СНБ был создан Комитет по вопросам разведки, ставший вершиной всей иерархии информационно-аналитиче­ских органов внешнеполитического механиз­ма США. Председателем этого комитета, так же как и всех вышеуказанных, был помощ­ник президента по национальной безопас­ности Г. Киссинджер. Кроме того, он воз­главлял и небезызвестный «Комитет 40», существовавший при СНБ и занимавшийся утверждением тайных операций ЦРУ и дру­гих ведомств. 10

Стержнем всей этой системы была сеть межведомственных комитетов, большая часть которых возглавлялась Г. Киссиндже­ром. Другим важным элементом данной системы был аппарат СНБ, который под руководством Г. Киссинджера с 1969 по 1975 г. увеличился почти до 132 человек. Роль аппарата разбивалась на четыре функ­ции: текущие операции, программирование, планирование, делопроизводство в канце­лярии помощника президента по вопросам национальной безопасности.

Что касается деятельности системы СНБ и его органов, то в первые годы админи­страции Р. Никсона эта система действо­вала по задуманному плану: ведомства участвовали в подготовке проектов иссле­дований СНБ, включая формулирование альтернатив, в работе межведомственных комитетов и рабочих групп, могли изложить свою точку зрения на заседаниях СНБ. Тем не менее постепенно заседания СНБ в полном составе проходили все реже и реже: 37—в 1969 г., 21—в 1970 г. и толь­ко 7 за первые шесть месяцев 1971 г.

Г. Киссинджер всячески стремился оттеснить госсекрета­ря У. Роджерса от формирования международного курса США, особенно в таких вопросах, как арабо-израильский конф­ликт и советско-американские отношения. Стремясь привлечь на свою сторону средства массовой информации и обществен­ное мнение, Г. Киссинджер ввел практику регулярных пресс-конференций по международной тематике, пытаясь внушить, что именно советник президен­та по национальной безопасности, а не госсекретарь является рупором администрации в этой сфере политики.

Наконец, Г. Киссинджер стал активно вмешиваться и не­посредственно в дипломатический процесс, разъезжая по всему миру в качестве личного посланника президента. Он фактиче­ски монополизировал переговорный процесс в таких сферах, как Ближний Восток («челночная дипломатия»), отношения с Китаем («пинг-понговая дипломатия») и разработка догово­ров ОСВ-1 и ПРО.

В конце концов, Г. Киссинджер совсем выжил У. Роджерса из администрации, заняв в августе 1973 г. его пост и оставив на некоторое время за собой и пост помощника президента по национальной безопасности. Все это привело к новому кризису системы СНБ, которая, по словам американского исследователя И. Дестлера, все боль­ше стала походить на модель Кеннеди—Джонсона, когда со­вет превратился в прикрытие для автоматического одобрения решений, принятых его аппаратом. 11

Деятельность СНБ в период администрации Форда, 1974-1977гг.

Президент Форд, вступивший в должность в августе 1974г., не имел достаточного опыта в международных отношениях, поэтому почти исключительно полагался на авторитет Киссинджера и его советы. В течение 1975г., однако, разрасталось сильное недовольство со стороны конгресса и общественности, так как слишком большая власть в сфере внешней политики сконцентрировалась в руках одного человека. Во время перестановки в правительстве 3 ноября 1975г. Форд назначил генерал-лейтенанта Брента Скоукрофта, заместителя Киссинджера в СНБ, советником по национальной безопасности.

Киссинджер был сперва обижен из-за потери своего уникального, двойного положения. Но он скоро обнаружил, как писал он в своих мемуарах, что назначение Скоукрофта никоим образом не уменьшило его реальную власть в пределах администрации, потому что он сохранил доверие Форда и огромные полномочия, и Скоукрофт никоим образом не стремился отстаивать политический курс, конкурируя с госсекретарем. Киссинджер продолжал поддерживать теплые отношения со Скоукрофтом, что способствовало постоянному обмену идеями. Скоукрофт очень ответственно подходил к обязанности предоставления президенту ясных анализов и выборов для решения. Он управлял ослабленной системой СНБ Киссинджера, которая была похожа на роль госсекретаря в качестве главного советника президента по внешней политике. 12

Деятельность СНБ в период администрации Картера, 1977-1981гг.

С приходом к власти администрации Дж. Картера струк­тура и процедура работы, СНБ опять подверглась реорганиза­ции. Прежде всего новый президент декларировал принцип «коллективного правления» (или «кабинетного правления») в противовес чрезмерной централизации процесса выработки по­литики при Р. Никсоне. СНБ в своей деятельности стал боль­ше полагаться на департаменты и агентства. В состав совета были включены новые члены — представитель США в ООН, председатель Совета экономических консультантов, директоры Агентства по контролю за вооружениями и разоружению, ЦРУ, Администрации по исследованиям в области энергетики. Ад­министрации по развитию, председатель КНШ.

Особо было подчеркнуто, что «СНБ будет главным фору­мом для рассмотрения президентом вопросов международной безопасности — внешнеполитических, военных, разведыватель­ных, внешнеэкономических».

Существенно изменили и систему межведомственных коми­тетов при СНБ. Она была значительно упрощена. Вместо се­ми было учреждено два основных комитета. Первый — Комитет по анализу политики (председатель — госсекретарь, чле­ны — министры обороны, финансов, директор ЦРУ, председа­тель КНШ, помощник президента по национальной безопас­ности) — должен был рассматривать внешнеполитические и военные проекты долгосрочного характера. Второй — Специальный координационный комитет (председатель — помощник; президента по национальной безопасности, члены — госсекретарь, министр обороны, директор ЦРУ, председатель KHШ наблюдатели — министр юстиции и директор АБУ) — занимался вопросами исполнения принятых решений в области тайных операций, программ военной помощи, управления кризисными ситуациями. Было предусмотрено и создание других межведомственных групп и временных комитетов по мере надобности. Изменилось название документов, вырабатывае­мых СНБ: их стали именовать президентскими директивами.

Дж. Картер, обещавший в период избирательной кампании уменьшить раздутые штаты правительства, существенно сокра­тил аппарат ИУП и СНБ. В начале правления Дж. Картера аппарат его помощника по национальной безопасности 3. Бжезинского составлял не более 35 чел. Однако со временем штаты СНБ были существенно увеличены, и, хотя они не до­стигли таких размеров, как при Г. Киссинджере, уже в конце 1977 г. в аппарате совета работали около 100 сотрудников. 3. Бжезинский разделил свой штат помощников на «команды» по функциональному и региональному принципам, заложив тем самым современную структуру аппарата СНБ.

Сам «Збиг» всячески отрекался от намерения сосредоточить в своих руках управление внешней и военной политикой США и заверял конгресс и общественность, что возврата ко време­нам «диктатуры» Г. Киссинджера не будет. Однако он не сдержал своего слова. С первых же дней пребывания в адми­нистрации началось его противоборство с госсекретарем С.Вэнсом. Дело было здесь не только в личных амбициях «Збига», хотя и их тоже хватало, но и в политических разногласиях этих государственных деятелей. С. Вэнс, принадлежал к категории политиков умеренного толка, призывавших продолжить курс разрядки, 3. Бжезинский же придерживался более консерва­тивных позиций. В конце концов С. Вэнс был вынужден подать в отставку в апреле 1980 г. в связи с неудачной акцией американских «коммандос» по ос­вобождению заложников в Иране, против которой он возражал, а «Збиг» настаивал на ее проведении.

Ослабление централизованного контроля за деятельностью правительственных учреждений в сфере национальной безопас­ности в сочетании с противоречиями между 3. Бжезинским и С. Вэнсом послужили причиной того разнобоя, который царил во внешнеполитической деятельности администрации на протя­жении всего периода ее правления. Так что и Дж. Картеру не удалось создать эффективной модели координационного меха­низма, хотя некоторые из нововведений (упрощенная структу­ра межведомственных комитетов, четкое распределение обязан­ностей между сотрудниками штата СНБ) заслуживают внима­ния и были использованы последующими президентами.13

Деятельность СНБ в период администрации Рейгана, 1981-1989гг.

Администрация Рейгана, подобно ее предшественникам, стояла перед дилеммой: какое должностное лицо или агентство возьмет на себя ответственность за руководство, управление и проведение американской внешней политики. В течение кампании 1980г. Рональд Рейган заверял, что уменьшит полномочия советника по национальной безопасности, чтобы положить конец конкуренции между СНБ и госдепартаментом. Он недвусмысленно заявил, что его основным советни­ком по международным проблемам будет госсекретарь.14

Однако госсекретарь А. Хейг слишком буквально понял обе­щание президента сделать его главным лицом в сфере внешней политики. Прямо в день инаугурации Р. Рейгана он явился в Белый дом с проектом реформы СНБ, которая подчинила бы все основные межведомственные коми­теты при совете госдепартаменту. Более того, он даже хотел пе­ренести центр по управлению кризисными ситуациями из СНБ в госдепартамент. Интересно, что Р. Аллен был знаком с со­держанием предложений А. Хейга и даже дал свое согласие на их осуществление. Однако меморандум госсекретаря встре­вожил других высших чиновников Белого дома — начальника аппарата президента Дж. Бейкера и советника президента по политическим вопросам Э. Миза, которые и заблокировали предложения А. Хейга.15

Хотя инициатива Хейга потерпела неудачу, госсекретарь, казалось, достиг какое каких результатов. Впервые в истории СНБ Советник по национальной безопасности потерял прямой доступ к президенту и стал докладывать через Миза. В последующих публичных заявлениях президент подчеркнул свою веру в то, что Госсекретарь это его «основной советник по международным отношениям и, следовательно, главный разработчик и представитель во внешней политике текущей администрации.» Аллен, у которого было меньше полномочий, взял на себя роль Советника по национальной безопасности, подчеркивая «интеграцию» всех предложенных политических решений и предложений, исходящих из различных ведомств, занимающихся международными отношениями. 16

В январе 1982г., после отставки А. Хейга, Рейган сделал аппарат СНБ ведущим внешнеполитическим ведомством, руководство которым передавалось советнику по безопасности У. Кларку, затем Макфарлайну и Дж. Пойндекстеру. Дополнительно фактором, усиливающим роль СНБ, послужило его организационно-техническое отношение, которое обеспечило передачу и прием текущей информации по линии госдепартамента, МО и ЦРУ непосредственно в Белый дом, в так называемую “Ситуационную комнату”, минуя штаб-квартиры соответствующих ведомств.17

Изменения были внесены в структуру СНБ с самого начала рейганского президентства. Основной замысел был в том, чтобы добиться коллегиальности в механизме выработки политики. Руководящую роль в СНБ сыграли рабочие группы, создаваемые внутри Совета на неформальной основе под председательством вице-президента. Они были предназначены для руководства межведомственными группами и доклада президенту о текущих и предполагаемых кризисах.18 25 февраля 1981г. заседание под председательством Миза, в котором приняли участие главы основных ведомств иностранных дел, решило создать три высшие межведомственные группы (ВМГ) по внешней политике, по политике в области обороны и по политике в области разведки под председательством соответственно госсекретаря, министра обороны и директора ЦРУ. В пределах ВМГ решено было создать ряд вспомогательных групп – межведомственных групп (МГ), каждая из которых занималась бы определенными вопросами. Штат СНБ был ответствен за назначение определенных вопросов каждой группе.19

Одним примером неудавшихся попыток создания обновленного СНБ в надеждах улучшения координации межведомственных органов и уменьшения разногласий между госдепартаментом, министерством обороны, ЦРУ и СНБ было указание президента Рейгана от 24 марта 1981г. о назначении вице-президента Джорджа Буша главой группы по особым ситуациям. СНБ был обязан обеспечить группу необходимым числом сотрудников. Она получила название Группы по особым ситуациям (ГОС). Группа получила формальный устав 14 декабря 1981г.. Госсекретарь Хэйг немедленно выразил свое неодобрение по поводу создания группы, посчитав что она лишит его возможности координирования.20 Для аппаратной поддержки этой группы стали использовать центр по управле­нию международными кризисными ситуациями, входивший в систему СНБ. В период правления Р. Рейгана в составе цент­ра были учреждены еще две группы — по прогнозированию и планированию кризисных ситуаций во главе с заместителем помощника президента по национальной безопасности и специ­альная группа по борьбе с терроризмом во главе с Дж. Бушем. Образование этих органов в системе совета отражало внешне­политические реалии периода рейгановского правления, когда США активно вмешивались в события в различных регионах мира.21 Специальным распоряжением президента деятельность СНБ была окружена повышенными мерами секретности.22

Еще одна попытка улучшить координацию политического курса была предпринята летом 1981г. Президент учредил Группу планирования по национальной безопасности (ГПНБ), в которую вошли вице-президент, госсекретарь, министр обороны, директор ЦРУ, председатель комитета начальников штабов и советник по национальной безопасности. Эта группа еженедельно встречалась с президентом и формировала политику до формальных заседаний СНБ.23 Группа рассматривала документы, касающиеся долгосрочного планирования и прогно­зирования международных отношений, а также проекты тай­ных операций за рубежом. Группа планирования в области на­циональной безопасности во главе с Дж. Бушем не была включена ни в одно из звеньев совета и продолжала работать в самостоя­тельном режиме.24

В январе 1982г., после отставки советника по национальной безопасности Аллена, президент назначил своего близкого друга, заместителя госсекретаря Уильяма Кларка, имевшего мало опыта в международных и военных вопросах и имевшего непомерные амбиции, своим новым советником. Кратковременный период ослабления роли советника по национальной безопасности был завершен. Кларк стал докладывать непосредственно президенту, а не через Миза, чем задел Дж. Бейкера и особенно самого Миза, счи­тавшего руководство работой СНБ своей привилегией.25

В январе 1982 г. президент Рейган подписал директиву, указывающую структуру и функций Совета национальной безопасности. Директива возложила ответственность за развитие, координирование политики национальной безопасности на советника по национальной безопасности, а также на членов аппарата СНБ. На госсекретаря возлагались «полномочия и ответственность» за «полное руководство, координацию и наблюдение за межведомственными органами, занимающимися формированием внешней политики и действиями исполнительных властей и агентств за границей», кроме военных действий. Данная директива обозначила функции трех ВМГ. Госсекретарь был назначен председателем ВМГ по внешней политике. Был также создан «постоянный секретариат, состоящий из персонала государственного департамента», увеличивающийся «по мере необходимости» за счет сотрудников других агентств, по усмотрению госсекретаря, занимающихся международными отношениями.26

Чтобы помогать ВМГ по внешней политике госсекретарь основывает межведомственные группы (МГ) для каждого географического региона, а также группы по военно-политическим и по международным экономическим отношениям. МГ в свою очередь создали полные рабочие группы. Две другие ВМГ также были преобразованы по этой схеме, только уже под руководством министра обороны и ДЦР. В конце 1984 г. к трем указанным ВМГ была добавлена еще одна — по экономике и внешнеэкономической политике во главе с министром финансов.27

Старые функциональные и региональные межведомственные группы, руководимые различными помощниками госсек­ретаря, в основном были переподчинены ВМГ по внешней политике. В заявлении Белого дома было сказано, что «регио­нальные межведомственные группы будут готовить планы на случай чрезвычайных обстоятельств, рассчитанные на потенциальные кризисы в соответствующих районах». При этом дан­ные группы должны были согласовывать свои планы с группой по военно-политическим вопросам. К числу функциональных групп была добавлена группа по международным экономиче­ским делам.

Почти во всех группах были представлены три основных внешнеполитических ведомства — госдепартамент, министерство обороны и ЦРУ. Три человека — ДЦР, председатель КНШ и помощник президента по национальной безопасности — были представлены лично во всех без исключения ВМГ и группах более низкого уровня.28

За последующие 5 лет администрация Рейгана создала дополнительно еще 22 ВМГ и 55 МГ в пределах системы СНБ. Некоторые комитеты собирались только один раз. В отличие от предыдущего периода, когда главы меж­ведомственных групп докладывали президенту через его по­мощника по национальной безопасности, руководители вновь образованных органов имели право сами выходить на прези­дента, минуя аппарат СНБ. Стало быть, это опять свидетель­ствовало о повышении статуса госсекретаря, министра обороны и ДЦР.29

Подобная организация СНБ позволила в некоторой степени преодолеть институ­циональный конфликт между помощником президента по национальной безопасности и госсекретарем. Во время правления Р. Рейгана только У. Кларк претендовал на равное положение с главой Фогги Боттэм, что и служило причиной их столкно­вений.

В то же время понижение статуса помощника президента по национальной безопасности и возвышение госсекретаря и других руководителей внешнеполитического аппарата США привело к тому, что аппарат СНБ все больше стал замыкаться на проведении тайных операций за рубежом и вообще обле­кать свою деятельность строжайшей секретностью (даже от госдепартамента, министерства обороны и ЦРУ). Изданная Р. Рейганом в январе 1982г. директива об обеспечении повышенного режима секретности в работе СНБ дала сотрудни­кам совета юридическую базу для этого.30

Кларк очень активно взялся за координацию политики среди ведомств в таких областях как разведка и защита секретной информации. Он поменял много высокопоставленных сотрудников СНБ и реорганизовал свой офис для создания трех «групп», которые имели бы дело с политическими, военными и разведывательными вопросами. Кларк стал основным представителем внешней политики администрации Рейгана, особенно в Конгрессе. Он публично подтвердил позицию президента Рейгана, что госсекретарь является основным «разработчиком внешней политики.» В то же самое время Кларк настаивал, чтобы роль президента как окончательного арбитра по вопросам внешней политики являлась достоянием общественности. Он также отстаивал юрисдикцию штата СНБ по долгосрочной разработке политики, прежде являвшейся функцией госдепартамента.31

Координационные проблемы системы СНБ при Кларке не были решены. Трения между госдепартаментом и СНБ продолжались и достигли пика во время интенсивных дебатов в пределах администрации о том, как Соединенные Штаты должны поступить в Ливанском кризисе весной 1982г. после израильского вторжения. Споры закончились 25 июня 1982г. отставкой госсекретаря Хэйга и назначением П. Шульца новым госсекретарем. Шульц подчеркнул первичную роль президента в формировании политики и коллегиальный характер формирования политики администрации Рейгана.

Очевидное изменение полномочий госсекретаря иронически совпало с постоянно возрастающей активностью в области международных отношений. СНБ часто не соглашался с госдепартаментом по вопросам проведения повседневной внешней политики. Заместитель советника по национальной безопасности Роберт Макфарлайн сменил Филипа К. Хабиба, занимавшегося Ближневосточными вопросами, в июле 1983г., таким образом, советник по национальной безопасности стал непосредственно заниматься внешней политикой. Все это привело к важным изменениям работы СНБ.

В октябре 1983г., пост советника по национальной безопасности занял Макфарлайн, а адмирал Джон Поиндекстер стал его заместителем. Новый советник имел опыт и в военных, и в дипломатических делах. Сохраняя структурные изменения СНБ, введенные Кларком, Макфарлайн стал активно пытаться разрешать межведомственные споры. У McFarlane уже не было таких тесных отношений с президентом, какие были у Кларка. За все время своей работы советник по национальной безопасности уже не так часто появлялся на публике, но стал больше заниматься управлением ключевых областей внешней политики.

В ноябре 1987г. советником по национальной безопасности стал Фрэнк Карлуси, а его заместителем - генерал-лейтенант Колин Пауелл. За три месяца Карлуси преобразовал СНБ, заменив более половины всех сотрудников. Карлуси в значительной степени оградил СНБ от его управляющей роли, но по вопросу Никарагуа продолжил осуществлять четкую координацию.

Осенью 1988г. Карлуси был переведен в Министерство обороны, и в третий раз из шести назначений на должность советника по национальной безопасности Рейган назначил заместителя. Генерал Пауел, управляя СНБ, стремился обеспечивать сбалансированную координацию основных предложений по проведению внешней политики для президента. Новый советник активно привлекал к работе Группу политического обзора (ГПО) и группу планирования по вопросам национальной безопасности (ГНП). ГПО – была создана в июне 1987г.- под руководством Дж. Буша заменила наи­более влиятельную Группу кризисного планирования, а также Рабочую группу по борьбе с терроризмом и получила функцию координатора раз­ведывательной деятельности. Ключевыми фигурами группы были К. Пауэл (заместитель советника по национальной безопасности), Р. Эрмитидж (МО), Дж. Моллеринг (КНШ), Д. Керр (ЦРУ), Д. Грегг (помощник вице-президента по национальной безопасности).32

Привлекая в СНБ в качестве полноправных членов глав ведущих поли­тических ведомств и своего аппарата и сделав акцент на межведомственной структуре Совета, Р. Рейган рассчитывал избежать столкновений в своем ближайшем окружении. На практике, по оценкам госсекретаря Дж. Шульца и сотрудника аппарата Совета К. Менгеса, внутри СНБ не было един­ства. В целом Р. Рейган не сумел добиться эффективной работы СНБ, по­скольку фактически Совет, получив большие полномочия, помимо основ­ных функций втянулся в непосредственное и бесконтрольное руководство секретными акциями, закончив незаконными поставками оружия «Иран-контрас» и судебным разбирательством.33

За этот период произошли очень важные события: кризис в Персидском заливе 1987 –1988гг., последствия аферы “Иран-контрас”, а также переговоры Рейган-Горбачев, которые достигли кульминации в Москве на Встрече на саммите в июне 1988г.


Часть II

Вторжение на Гренаду


В начале 1980-ых президент Рейган послал более 1000 американских военных в охваченный войной Ливан. Ни одному из военнослужащих не разрешалось использовать оружие. В сущности, американские морские пехотинцы в Бейруте находились в бездействии. В 1983г. 241 американец был убит, когда грузовик, управляемый экстремистами-самоубийцами из “Хизбалла”, взорвался у казарм морских пехотинцев. Это событие оказалось одним из наиболее неприятных и разрушительных событий во внешней политике Рейгана.

Чтобы отвести внимание от событий на Ближнем Востоке Рейган двумя днями позже совершил вторжение на маленький остров Гренада, c населением около 110000 человек и площадью 133 кв. Миль. Хотя потребовались недели, чтобы полностью захватить Гренаду, результат был положителен для Рейгана - его популярность заметно возросла.

Рейган мотивировал вмешательство несколькими причинами. Сначала он смог убедить некоторые государства карибского бассейна, что Гренада представляет угрозу Западному полушарию. Только шесть карибских стран, которые были членами Организации восточно-карибских стран (ОВКС), осудили гренадского социалистического премьер-министра Мориса Бишопа.

Во вторых, администрация Рейгана упорно утверждала, что тысячи кубинцев на этом крошечном острове достраивают взлетно-посадочную полосу длиной 10000 футов для советских бомбардировщиков. Бишоп заявил, что они строили взлетно-посадочную полосу, чтобы позволить приземляться большим коммерческим самолетам, так как Гренада - туристский остров. По словам Бишопа, из 784 кубинцев, работавших в Гренаде, 636 были строителями, 44 докторами и преподавателями и 43 военнослужащих.34 Слова Р. Рейгана не соответствовали действительности. По мнению экспертов Пентагона, аэропорт не имел военного значения. В его строи­тельстве участвовали страны ЕЭС и даже одна американская фирма из Флориды, что также говорит о гражданском характере аэродрома в Пойнт-Салинос, не имевшего ни спецоборудования, ни соответствующей охраны. Канада вложила 16 млн долл. в туристический отель в непосред­ственной близости от аэропорта. Позже был запущен тезис о том, что Гренада готовится стать базой советских атомных подводных лодок. Но он имел меньше популярности, так как морское дно вокруг острова на­столько неглубокое, что может быть приспособлено только для пляжей.35

В третьих, Рейган заявил, что американские студенты из гренадской медицинской школы Святого Джорджа находятся в опасности. Представители администрации, включая Элвина Снайдера, знали, что студентам на самом деле ничего не угрожало, так как прокубинское правительство предложило вывести их еще задолго до американского вторжения. После вторжения директор школы свидетельствовал, что никто не находился в опасности и что студенты не хотели эвакуироватьcя. Тем временем американцам говорили, что их жизни были в опасности и что они были освобождены американскими военнослужащими.36

Хотя М. Бишоп стремился наладить с США добрососедские отноше­ния, администрация Р. Рейгана заняла позицию «дистанцирования» от Гренады. Осенью 1983 г. вопрос о ситуации в Гренаде ежедневно обсуждался на утренних совещаниях СНБ. Эксперты Совета: специалист по Латинской Америке К. Менгес, посол США в организации Американских госу­дарств В. Миддендорф, заместитель госсекретаря по межамериканским вопросам Л. Моутли - считали момент кризиса удобным для захвата Гренады и устранения в ней советско-кубинского влияния, хотя госсекретарь Дж. Шульц, вице-президент Дж. Буш, министр обороны К. Уайнбергер и глава КНШ генерал Дж. Весси придерживались более умеренных пози­ций.

Идея захвата Гренады и основные моменты официальной позиции Вашингтона были предложены и разработаны К. Менгесом, пришедшим в СНБ из ЦРУ в октябре 1983 г. по рекомендации директора У. Кейси. К. Менгес был известен как правый консерватор и приверженец силовых методов, причем даже больший, чем сам Кейси. Именно К. Менгес убедил в необходимости решительных действий советника президента по национальной безопасности Р. Макфарлайна и советника вице-президента по международным отношениям Ф. Хьюга, которые готовили документы для участия первых лиц в работе СНБ. Вместе с Ф. Икле (заместитель министра обороны по планированию по­литики), Т. Моутли (госдепартамент), О. Нортом (СНБ) и Дж. Пойндекстером (советник президента) К. Менгес координировал действия МО, ЦРУ и госдепартамента по подготовке операции и готовил черновики официальных меморандумов Р. Рейгана как по линии СНБ, так и для средств массовой информации.

4 октября была подписана директива СНБ за номером 105, по кото­рой К. Менгес получил от президента полномочия на форсирование кам­пании по дестабилизации режима М. Бишопа экономическими, полити­ческими и военными средствами. Через две недели М. Бишоп был убит в результате разногласий внутри политического руководства Гренады, в стране начался хаос. План вторжения К. Менгеса обсуждался 20 октября на заседании Группы предварительного планирования кризисов (ГППК), ее рекомендации легли в основу дальнейших решений на более высоком уровне - в Группе по особым ситуациям (ГОС). В тот же день ГОС поручила К. Менгесу подготовить для Р. Рейгана черновик дирек­тивы СНБ 110 о санкции на вторжение.37

Формальным основанием интервенции США по­служил запрос проамериканского премье­ра Доминиканской Республики, хотя представите­ли двух стран ОВКС воздержались, а четверо соседних государств, чле­нов Карибского общего рынка, были против военного вмешательства. Группа амери­канских военных кораблей во главе с авианосцем «Индепенденс», на­правлявшихся в Бейрут, получила от Р. Рейгана приказ сменить курс на Гренаду.

На другой же день на заседании ГОС было утверждено решение о во­енном вторжении и определены следующие цели: спасение студентов - граждан США; восстановление демократии на Гренаде; устранение советско-кубинского влияния. Официально вопрос об эвакуации ставился на первое место. По оцен­кам дипломатов, которые позже были подтверждены на слушаниях кон­гресса, опасность для студентов возникла как раз с началом высадки аме­риканского десанта.

Конгресс вообще не участвовал в процессе подготовки решения по вторжению на Гренаду, который проходил в обстановке особой секрет­ности. Лишь за сутки до операции Р. Макфарлайн сообщил об этом пяти лидерам конгресса. Официальное письмо Р. Рейгана конгрессу о вторжении было направ­лено в день проведения операции. В нем не были упомянуты конкретные пункты Закона о военных полномочиях (ЗВП), что не давало возможности конгрессу вмешаться, посколь­ку ЗВП не вводился в действие. В послании президент отметил, что войс­ка США находятся на Гренаде по просьбе стран ОВКС и «будут оста­ваться столько, сколько потребуется» для «восстановления порядка, за­щиты и эвакуации граждан США». В то же время ЗВП предписывает президенту в подобном докладе четко определить необходимость введе­ния ВС США, представить этому законное обоснование, оценить масш­таб и сроки боевых действий.38

Вторжение потерпело фиаско, так как морские пехотинцы, армия и морское руководство не смогли координировать действия друг с другом. Солдатам дали устаревшие туристские карты для обследования острова. Потребовалось две недели, чтобы обнаружить последних кубинцев. Американскими самолетами была уничтожена психиатрическая больница, множество гражданских жителей были убиты и ранены.39

Часть демократов (П. Костмайер, Г. Уолп, Д. Бонкер) выступила с откровенной критикой действий Р. Рейгана,отметив:

• незаконность его действий, поскольку опасность для граждан США не очевидна, как и угроза национальной безопасности;

• нарушение США международных норм и отсутствие моральных и

иных оправданий вторжения;

• нарушение статьи 4 договора Организации американских госу­дарств, которая предписывает «воздерживаться от угрозы или использо­вания силы против территориальной целостности или политической не­зависимости любого государства и любых других действий, противоре­чащих целям ООН».

Идея и инициатива оккупации Гренады созрела в недрах «разведыва­тельного сообщества», которое имело в администрации Р. Рейгана воз­росшее влияние на внешнюю политику. Оно обеспечивалось участием руководства ЦРУ в работе СНБ и его неформальных рабочих групп по планированию политики. Планы интервенции были поддержаны в гос­департаменте и в меньшей степени в МО.

В условиях нарушения со стороны США норм между­народного права, полного неодобрения оккупации Гренады в СБ ООН, конгресс голосовал за вывод войск, но его позиция, как и мнение мирово­го сообщества, не влияли на реальную политику Вашингтона. Часть кон­грессменов усмотрела в действиях администрации опасный прецедент, когда США взяли на себя миссию силового решения внутренних проблем другого государства. В принятии резолюции о выводе войск свою роль сыграли военный провал в Ливане накануне вторжения на Гренаду, пол­ное игнорирование администрацией мнения конгресса, а также произ­вольное толкование Р. Рейганом ЗВП, что нашло отражение в докладе конгрессу: информирование Капитолия постфактум вместо «совета и согласия», отсутствие законных обоснований интервенции, указание на неопределенность сроков военных действий.40


Иран-контрас”

После свержения в Иране в январе 1979 г. шахского режима, который был надежным проводником американского влияния на Среднем Востоке и послушным военным союзником США, американо-иранские отношения стали исключительно напряжен­ными. В ноябре 1979 г., когда сотрудников посольства США в Тегеране захватили в качестве заложников, Соединенные Штаты заморозили иранские авуары в своих банках, ввели эмбарго на торговлю с Ираном и разорвали с ним дипломатические отно­шения. 19 января 1981 г. было достигнуто соглашение об осво­бождении заложников, и США отказались от мер по бойкоту Ирана, но сохранили в силе запрет на продажу ему оружия.

Определенную роль в налаживании контактов США с Ираном сыграли надежды администрации добиться осво­бождения нескольких американских заложников, которые были захвачены в Ливане экстремистской шиитской группировкой «Хизбалла», находящейся под политическим контролем Тегерана. При рассмотрении побудительных мотивов, приведших адми­нистрацию к сделке с Ираном, нельзя обойти вниманием роль Израиля, который настойчиво советовал Рейгану начать этот торг.

Новым помощником президента стал Роберт Макфарлайн, одна из ключевых фигур в «ирангейтских» событиях.

Комиссия Тауэра в своем отчете выделила семь основных этапов в процессе американо-иранского «сближения» в 80-е годы.

На первом этапе, который приходится на 1984 г., в Ва­шингтоне развернулась аналитическая работа по пересмотру иран­ской политики США. В начале года Макфарлайн получил от директора отдела СНБ по проблемам Ближнего Востока и Южной Азии Джоффри Кемпа меморандум, где содержалась рекомен­дация изменить подход Соединенных Штатов к Ирану. Кемп писал, что «правительство Хомейни представляет угрозу аме­риканским интересам» и необходима активизация против него тайных операций. В этой связи он сообщал, что иранские эми­гранты, с которыми он имел дело, надеются «с иностранной по­мощью посадить прозападное правительство» в Иране. Вдобавок выяснилось, что Соединенные Штаты не имеют контактов с влиятельными лицами в Тегеране, через которых можно было бы воздействовать на политику иранского руко­водства, но имелась возможность возобновления поставок оружия Ирану, если со стороны последнего будет выражено желание нормализовать отношения с США.

В 1984 г. попытки установить контакт с иранскими «уме­ренными» элементами предпринимались Центральным разведыва­тельным управлением. В ноябре сотрудник ЦРУ Теодор Шекли встретился в Гам­бурге с бывшим начальником контрразведки в шахской охранке «Савак» М. Хашеми, и тот представил ему М. Горбанифара, которому впоследствии выпало сыграть немаловажную роль в «ирангейтской» истории. Горбанифар, бывший офицер «Савак», одно время сотрудничавший с ЦРУ, являлся международным торговцем оружием, сохранившим связи в официальном Тегера­не. Горбанифар дал понять, что он готов взять на себя роль посредника на переговорах об обмене американских заложников на оружие. Шекли доложил о беседах в Гамбурге своему руководству, но оно сочло тогда фигуру Горбанифара не внушающей особого доверия.

На втором этапе развития событий, в первой половине 1985 г., Совет национальной безопасности продолжил попытки в рамках легальных каналов государственного механизма принятия внешне­политических решений добиться сдвигов в подходе США к Ирану. Сотрудники СНБ Дональд Фортиер и Го­вард Тичер в тесном контакте с ЦРУ готовили очередные доку­менты для обоснования необходимости «сближения» с Ираном. В июне 1985 г. они предложили Макфарлайну развернутый проект директивы СНБ, который должен был пойти на подпись президен­ту. В нем в качестве долговременных целей политики США в отношении Ирана фигурировали следующие:

«1) восстановить умеренную и конструктивную роль Ирана в некоммунистическом политическом сообществе, в регионе Пер­сидского залива и в мировой нефтяной экономике;

2) обеспечить сопротивление Ирана советской экспансии».

Главным средством достижения поставленных в проекте ди­рективы целей было названо поощрение «западных союзников и друзей оказывать помощь Ирану... Это включает в себя по­ставку определенных военных материалов». Проект директивы так и не лег на стол президента. Протолкнуть планы военных поста­вок Ирану через формальный вашингтонский процесс принятия решений оказалось невозможно, и чиновники из Совета нацио­нальной безопасности и ЦРУ начали искать обходные «нефор­мальные» пути. Направление этих поисков подсказал Израиль, ставший главным каналом, через который начали осуществляться американские сделки с Ираном на третьем этапе аферы.

В самом Израиле крайнюю заинтересованность в налажива­нии контактов с Ираном путем поставок ему вооружений прояв­лял тогдашний премьер-министр Ш. Перес. С января 1985 г. он неоднократно собирал на «военный совет» генерального ди­ректора МИД Израиля Д. Кимхе, своего помощника по вопросам борьбы с терроризмом А. Нира, торговцев оружием А. Швиммера и Я. Нимроди. Последние были прекрасно осведомлены о том, какое именно оружие нужно Ирану — противотанковые ракеты ТОУ и зенитные ракеты «Хок» американского производства», но по соображениям политическим и чисто правовым Израиль не мог переправлять это вооружение третьей стране, не получив пред­варительного разрешения правительства Соединенных Штатов. Кроме того, Перес хотел иметь твердые гарантии, что США пополнят Израилю арсенал этих ракет после того, как часть из них окажется в Иране.

Подготовка операции по доставке оружия в Иран велась Израилем одновременно в нескольких направлениях. Швиммер связался с миллиардером из Саудовской Аравии Д. Хашогги, предложив ему выступить ведущим маклером-финансистом. На роль посредника между Тель-Авивом и Тегераном был пригла­шен Горбанифар. Вскоре он привез в Израиль список оружия, которое требовалось предоставить в обмен на Бакли и, возможно, других заложников. В начале мая 1985 г. Перес встретился с первым из официальных американских эмиссаров, консультантом СНБ Майклом Лидиным, непосредст­венным подчиненным заместителя директора аппарата СНБ под­полковника Оливера Норта. Лидин был послан в Тель-Авив самим Макфарлайном, и формально он должен был обсудить с Пересом состояние израильской разведывательной службы в Иране. Но содержание разговоров, естественно, выходило за эти рамки. Перес, по словам Лидина, прямо попросил его довести до сведения Макфарлайна намерения Израиля продать оружие Ирану в случае, если не последует возражений от правительства США. По возвращении в Вашингтон Лидин информировал по­мощника президента по национальной безопасности о своих пере­говорах, и вскоре Макфарлайн дал Лидину указание ответить Пересу: «0'кей. Но только это, ни слова больше».

13 июля 1985 г. Макфарлайн получил от Переса уже прямое послание. Доставивший его Швиммер клялся, что контрагенты Израиля в Тегеране смогут добиться вызволения всех захвачен­ных в Ливане американцев, если в Иран поступят 100 ракет ТОУ, и что это послужит поводом для начала «частного» американо-иранского диалога. Выслушав со­держание послания израильского премьера, Рейган сказал: «Да. Начинайте». Сам же Рейган впоследствии так и «не припомнил», что еще в июле 1985 г. дал добро на реализацию израильского (точнее, американо-израильского) сценария.

6 августа Макфарлайн рекомен­довал президенту созвать заседание Группы планирова­ния по национальной безопасности (ГПНБ). Поскольку на официальные заседания СНБ он имел обыкновение приглашать большое число людей, включая и многих сотрудников аппарата СНБ, президент предпочитал обсуждать самые деликатные воп­росы в узком кругу, для чего и понадобилась ГПНБ. Были приглашены Дж. Шульц, К. Уайнбергер, У. Кейси, Д. Риган, вице-президент Дж. Буш, Р. Макфарлайн и его заместитель адмирал Джон Пойндекстер. Разногласия в ГПНБ не позволили Рейгану сразу прийти к определенному заключению. Вообще, одна из характерных черт его стиля руководства — принимать окончательное решение толь­ко на тех заседаниях, где царит полное единодушие. В про­тивном случае президент сам через какое-то время сообщает свой вердикт заинтересованным лицам в правительстве. По словам Макфарлайна, спустя несколько дней после заседания ГПНБ Рейган позвонил ему, чтобы заявить о своем согласии на продажу Израилем запрошенного Ираном оружия и соответствующую компенсацию Тель-Авиву.

Основным статутом США, регулирую­щим продажу оружия за рубеж, является закон о контроле над экспортом оружия. В нем оговариваются условия, при соблюдении которых президент может дать согласие на реэкспорт во­оружений американского производства в третью страну (в данном случае из Израиля в Иран). В числе условий есть и такое: должно быть получено письменное обязательство от третьей стра­ны, что она не будет продавать это оружие (скажем, четвертой стране) без соответствующей санкции правительства Соединенных Штатов. Никаких письменных обязательств от Ирана, естест­венно, получено не было. Кроме того, президент должен заранее поставить в известность, опять-таки в письменной форме, кон­гресс, если сумма передаваемых вооружений составляет более 14 млн долл.

Другим статутом, под действие которого попадает афера с про­дажей оружия Ирану, является закон о национальной безопасно­сти. В соответствии с его положениями директор ЦРУ и руко­водители других шпионских ведомств должны «подлостью и сра­зу» информировать комитеты по разведке сената и палаты пред­ставителей о своей деятельности. Если по каким-то «высшим соображениям» такая информация задерживается, она должна быть представлена в «кратчайший срок». Никаких данных насчет тайных поставок оружия Ирану, которые осу­ществлялись при самом прямом участии ЦРУ, в соответствую­щие комитеты конгресса не поступало. Более того, согласно поправке Хьюза — Райана к закону о помощи иностранным госу­дарствам, ЦРУ не имело права начинать новые «значительные» операции до тех пор, пока президент не подпишет так называе­мого заключения по разведке. До января 1986 г. Рейган никакого заключения, где бы речь шла об Иране, не подписывал.

Выданное Израи­лю разрешение на продажу оружия, является более чем сомнительным с точки зрения американских законов. Если Рейган не давал санкции в августе 1985 г., то сделка сама по себе остается незаконной. В этом случае виноватыми оказываются скорее Макфарлейн, якобы самовольно вершивший всей опера­цией, и Израиль. Если же Рейган распорядился дать «добро» Израилю, то тогда вся ответственность ложится на него. Комис­сия Тауэра пришла к выводу, что действительности соответствует второй вариант.

20 ав­густа Макфарлайн послал Лидина в Лондон, где он передал Кимхе секретный код, с помощью которого тот мог сообщать помощнику президента по национальной безопасности все новости. А 30 августа первая партия из 100 ракет ТОУ оказалась в Иране. Однако освобождения заложников не последовало. Как сообщают израильские источ­ники, Горбанифар кричал: «Мы договаривались о поставках 500 ракет, а вы прислали только 100». Израиль согласился добавить еще 400 ТОУ. 14 сентября в иранском городе Тебризе были разгружены доставленные из Израиля 408 аме­риканских ракет, а на следующий день на свободу вышел свя­щенник Бенджамин Уэйр, захваченный в Ливане шиитскими экстремистами.

Техническая сторона операции выглядела следующим обра­зом. Саудовский миллиардер Хашогги клал крупную сумму денег на указанный ему израильтянами счет в одном из швейцарских банков. На эти деньги закупалось оружие у правительства Израи­ля. Затем Горбанифар выдавал Хашогги на ту же сумму чек с отложенным (до специального разрешения) сроком получения денег со счета Горбанифара. После доставки и проверки ка­чества оружия в Тебризе иранцы переводили деньги на счет Горбанифара в Швейцарию, и Хашогги мог получить деньги по чеку. Как видно из этой схемы, сами американцы на этом этапе аферы еще не имели никакого финансового «навара» от по­ставок ракет Ирану, хотя израильтяне продавали их втридорога. Прибыль оседала в карманах посредников, а также в самом Израиле, который имел возможность пополнять свой арсенал ракет, закупая их у министерства обороны США по обычной цене. Осенью 1985 г. Уайнбергер дал указание своим ближай­шим помощникам быть готовыми «возместить» Израилю ракеты, отправленные в Иран. При этом, сообщают некоторые из них, министр обороны заявил, что в данном вопросе он подчиняется против своей воли приказу президента. Другие помощники это отрицают.

В Белом доме явно были разочарованы итогами первой опера­ции с оружием. Никаких каналов для расширения американ­ского влияния в Иране не открылось, а Бакли так и не был освобожден. Неудивительно, что в конце 1985 г., на четвертом этапе аферы, высшие чины администрации несколько утратили к ней интерес. Их внимание было обращено на подготовку к 40-летию Орга­низации Объединенных Наций, по случаю которого Рейган произ­носил очередную речь о «приверженности» Соединенных Штатов идеалам мира и международного права.

Но и американо-иранские отношения не выпали из сферы дея­тельности Совета национальной безопасности. Осенью 1985 г. од­ним из основных действующих лиц аферы «Иран-контрас» ста­новится заместитель директора аппарата СНБ Оливер Норт. Еще в конце августа госдепартамент выдал ему подложный паспорт на имя Уильяма Гуди для использования «в деликатной операции в Европе, связанной с освобождением наших залож­ников в Ливане».

В сентябре и октябре 1985 г. Норт и его помощник Лидин неоднократно встречались в Вашингтоне и во многих европейских городах со Швиммером, Нимроди и Горбанифаром (он пред­ставлялся как Николае Кралис). После этих переговоров Кимхе привез Макфарлайну в начале ноября предложение об отправке третьей партии оружия в Иран - зенитных ракетах «Хок». Тогда же помощник прези­дента по национальной безопасности положительно ответил на за­прос израильского министра обороны И. Рабина о том, собирают­ся ли США и далее «компенсировать» ракетный арсенал Израиля. Макфарлайн и Рабин договорились и о разработке деталей третьей сделки.

Сценарий ее готовился при активном участии Норта. Ап­парат СНБ уже не хотел пускать дело на самотек. Со­гласно плану операции Норта, 80 ракет «Хок» необходимо доставить 22 ноября из Израиля в некую, не названную в материалах комиссии Тауэра, третью страну (по единодушному заключению амери­канских журналистов — в Португалию). Там оружие предусмат­ривалось перегрузить на три специально зафрахтованных само­лета, которые отправлялись бы в Иран один за другим с интер­валом в два часа. Когда получение груза, доставленного первым самолетом, будет подтверждено Горбанифаром, иранцы должны дать команду освободить пятерых американских заложников в Бейруте. Другие два самолета не приземляются в Тебризе, пока заложники не попадут в посольство США в Ливане. В слу­чае успеха операции и гарантий иранской стороны в том, что шиитские экстремисты не будут в дальнейшем похищать аме­риканских граждан, предполагалось доставить Ирану дополни­тельно 40 зенитных ракет.

Столь тщательно подготовленная Нортом опе­рация с треском провалилась. Правительство Португалии от­казалось выдать разрешение на приземление на ее территории израильского самолета с грузом ракет на борту. По согласованию с Макфарлайном Норт на следующий же день командировал туда отставного генерала ВВС Ричарда Сикорда, агента ЦРУ и большого специалиста по нелегальным воздушным перевозкам и попросил ЦРУ предоставить в распоряжение Сикорда какой-нибудь американский самолет для переправки оружия из Израиля в Португалию. Но внесение корректив в ход операции привело к ее задержке. 22 ноября Швиммер сообщил из Португалии, что истек срок, в течение которого он мог держать на аэродроме три зафрахтованных для полета в Иран самолета, и он вынужден был их отпустить. Сикорду пришлось использовать «свой» самолет. ЦРУ потребовалось полу­чать новые разрешения от правительств третьих стран на его пролет над их территориями. В итоге груз был доставлен в Тебриз с трехдневным опозданием и лишь одним самолетом, в ко­тором было 18 ракет «Хок». Ни один из американских за­ложников не был освобожден, а от ракет отказались. В ка­честве одной из главных причин, по которым ракеты не устроили Иран, комиссия Тауэра назвала недовольство получателей их малым количеством, а также тем, что на них была израильская маркировка.

Ноябрьская операция была первой в «ирангейтской» истории, в которой открытое участие приняло ЦРУ. И это участие противо­речило американскому законодательству. Руководство ЦРУ в конце ноября 1985 г. дало указание срочно подготовить проект заключения по разведке, чтобы хотя бы задним числом придать видимость законности участию ЦРУ в афере.

Начало пятого этапа ознаменовалось некоторой перестановкой действующих лиц. 30 ноября в отставку подал Макфарлайн. Помощником по национальной безопасности 4 декабря 1985 г. Рейган назначил адмирала Джона Пойндекстера, работавшего в СНБ еще при Аллене в качестве военного советника, а затем перемещенного на пост заместителя Макфарлайна. В тот же день Норт предложил Пойндекстеру новый план: поставку 3300 ракет ТОУ и 50 «Хок» в Иран. Оружие должно было поступать в Тебриз пятью партиями, после получе­ния каждой из которых на волю выходили бы по два заложника.

В результате обсужде­ния проекта с президентом, Уайнбергером, Шульцем, Риганом, Макмэхоном и еще не сдавшим свои дела Макфарлайном родился компромисс, удовлетворивший всех присутствовав­ших. Было решено отправить Макфарлайна как уже неофициаль­ное лицо в Лондон для встречи с Горбанифаром. Бывший по­мощник президента должен был сообщить ему, что США хотели бы освобождения заложников и «улучшения отношений» с Ира­ном, но не предлагать никакого оружия.

Макфарлайн в сопровождении Норта сразу же отбыл в Лондон, встретился там с Горбанифаром и изложил ему позицию пра­вительства США. Конструктивного диалога не получилось.

Возвратившийся из Лондона Норт привез иные, нежели его бывший босс, впечатления от беседы с хорошо ему знакомым Горбанифаром. Подполковник быстро подготовил меморандум для Пойндекстера, где предлагал осуществить прямые поставки оружия из США в Иран, приставив к Горбанифару для контроля за всеми его действиями генерала Сикорда. Помощник по нацио­нальной безопасности после совещания 10 декабря не дал хода этому меморандуму. Но и не запретил Норту вместе с Лидином и Сикордом встречаться на протяжении всего декабря с Гор­банифаром и помощником израильского премьер-министра по воп­росам борьбы с терроризмом А. Ниром. 2 января 1986 г. Нир испросил аудиенции у Пойндекстера и изложил ему захватываю­щий план. Израиль дает команду освободить около 20 членов группировки «Хизбалла», которые захвачены марионеточным произраильским «правительством» на Юге Ливана, и поставляет Ирану 4000 ракет ТОУ. Взамен «Хиз­балла» освобождает всех американских заложников в Бейруте.

Пойндекстер, как и Рейган, были в восторге от плана. Президент подписал заключение по разведке, дававшее зеленый свет возобновлению поставок Израилем американского оружия в Иран. В этом первом в «ирангейтской» истории документе, под которым стояла подпись главы государства, целями сделки США с Ираном объявлялись:

«1) насаждение более умерен­ного правительства в Иране;

2) получение важной разведыва­тельной информации, которую нельзя получить иным путем, о на­мерениях настоящего правительства Ирана в отношении его со­седей и террористических актов;

3) освобождение американских заложников в Бейруте».

Для достижения провозглашенных целей правительство США «будет поддерживать усилия третьих сторон и третьих стран по установлению контактов с умеренными эле­ментами внутри иранского правительства и вне его через снаб­жение этих элементов оружием, оборудованием и другими мате­риалами, чтобы повысить авторитет этих элементов в их усилиях по насаждению более проамериканского правительства в Иране путем демонстрации их способности добывать необходимые ре­сурсы для защиты страны от Ирака и интервенции Советского Союза».

17 января Рейган под­писал еще одно заключение по разведке: «Израиль осуществит подготовку продажи 4000 ракет ТОУ Ирану. Необходимые средства для покрытия расходов будут пере­ведены агенту ЦРУ. ЦРУ закупит оружие у министерства обороны и доставит его в Иран через своего агента».

После подписания Рейганом этих документов министр обороны и государствен­ный секретарь перестали выражать свое робкое несогласие с «ирангейтской» аферой. Начался ее шестой этап прямые поставки оружия из США в Иран.

Совет национальной безопасности незамедлительно принялся выполнять предписания президента. 18 января Пойндекстер, Норт, заместитель директора оперативного отдела ЦРУ Клэр Джордж, генеральный советник ЦРУ Стэнли Споркин начали готовить план новой операции. Наибольшие опасения в тот период вызывал главный посредник — Горбанифар. Он давно был известен аме­риканской разведке. СНБ сомневался, не водит ли Горбанифар за нос и американ­цев, и израильтян, выдавая себя за влиятельное лицо в кругах иранских «умеренных». Но в Вашингтоне так сильно хотели довести аферу до конца, что не желали откла­дывать операцию из-за поиска новых посредников.

24 января 1986 г. Норт вручил Пойндекстеру план опе­рации «Восстановление». Предусматривалось, что начнется она с передачи Соединенными Штатами Ирану разведывательной информации об иракских вооруженных силах. После этого Гор­банифар переводит деньги за первую тысячу ракет ТОУ на израильский счет в швейцарском кредитном банке в Женеве, откуда они поступают в том же банке на другой счет, нахо­дящийся под контролем Сикорда. Поскольку Иран должен платить за оружие гораздо больше его реальной стоимости, Сикорд мог оставить часть денег на своем счете, а часть перевести на отдельный счет в ЦРУ. Оттуда они поступают в министерство обороны США, которое передает 1000 ракет ТОУ в распоряжение ЦРУ. Сикорд организует их пере­правку из США в город Эйлат на юге Израиля. Там они пере­гружаются в израильский самолет, который пилоты из ЦРУ приводят в иранский город Бендер-Аббас. На обратном пути они забирают ненужные Ирану ракеты «Хок». На следующий день освобождаются американские заложники в Бейруте, и США организуют в дальнейшем отгрузку еще 3000 ТОУ в Иран.

Этот план был утвержден, и первая партия из 500 ракет ТОУ была доставлена в Бендер-Аббас 18 февраля (тогда же были вывезены в Израиль ракеты «Хок»), а вторая (также 500 ра­кет) — 27 февраля. Но никто из заложников освобожден не был. Горбанифар объяснил недовольной американской стороне, что первая тысяча ракет предназначалась для «восстановления доверия к добрым намерениям США» в Иране, подорванного в нояб­ре 1985 г. поставками устаревшего оружия.

В тот же день, когда все 1000 ракет оказались в Бендер-Аббасе, а заложники выпущены не были, адмирал Пойндекстер по указанию президента предложил Макфарлайну совершить конфиденциальный вояж для встречи с «высокопоставленными иранцами». 8 марта Норт и Кейв встретились с Горбанифаром в Па­риже и заявили ему о желании американского правительства начать прямые контакты с представителями иранского руководст­ва. Горбанифар обещал все организовать, но, в свою очередь, передал список из 240 наименований запасных частей для ракет «Хок», в которых Иран остро нуждался. 3 апреля Горбанифар объявился в Вашингтоне и беседовал с Нортом, Кейвом и не­которыми другими сотрудниками ЦРУ. По завершении перегово­ров Норт сообщил Макфарлайну, что подготовил для рассмот­рения президентом план предстоявшей встречи с иранскими деятелями. В соответствии с ним предпола­галось, что ЦРУ закупает запасные части для ракет «Хок» и пересылает их в Израиль. Американская делегация во главе с Макфарлайном прибывает в Тегеран, через семь часов после этого освобождают заложников в Ливане, а через четырнадцать — в- Бендер-Аббасе садится самолет с запасными частями.

Горбанифар уверял, что «высшие иранские должностные лица» согласятся принять Макфарлайна только в случае, если он приве­зет с собой затребованные запасные части. Сошлись на том, что в самолет Макфарлейна будет загружена четвертая их часть. Остальные привезут после освобождения заложников.

Наконец, 23 мая команда в составе Макфарлайна, Норта, Кейва, сотрудника СНБ Тичера и одного «координатора» ЦРУ отбыла из Соединенных Штатов в Тель-Авив. Там израильский премьер-министр настоял на включении в делегацию своего пред­ставителя — А. Нира, которого в Тегеране выдавали за американ­ца. В столице Израиля в самолет, который был предоставлен ЦРУ, загрузили запчасти для ракет «Хок». Запаслись и другим подарком. Купили большой шоколадный торт.

Воскресным утром 25 мая самолет с американской делега­цией, «усиленной» Ниром и Горбанифаром, приземлился в аэро­порту Тегерана. Вечером того же дня начались переговоры. Их участников с иранской стороны Макфарлайн описывал как «неуверенных, напуганных и робких третье- и четвероразрядных официальных лиц». Продуктивного диалога не вышло. Иранцы требовали недовезен­ных запасных частей. Макфарлайн настаивал на освобождении всех заложников, его собеседники соглашались выпустить только некоторых их них, к тому же не сразу. Встреча, которая замышлялась творцами внешней полити­ки Соединенных Штатов как грандиозный дипломатический «про­рыв» в американо-иранских отношениях, обернулась для них еще одним крупным провалом.

21 июля Норт, Кейв и Нир встретились с Горбанифаром в Лондоне для обсуждения в очередной раз вопроса об освобождении заложников в обмен на так и не получен­ные Ираном полностью запасные части для ракет «Хок». А через пять дней в Бейруте вышел на свободу преподобный Лоренс Дженко. Рейган дал команду доставить в Тегеран обещанные запасные части ракет, и они благополучно прибыли туда 3 августа.

В сен­тябре — октябре 1986 г. шиитскими экстремистами в Ливане в качестве заложников были захвачены один за другим три граж­данина США. В Вашингтоне пришли к выводу, что главный виновник случившегося — Горбанифар, который, очевидно, не имел достаточного влияния, чтобы заставить иранское руководст­во отказаться от террористических актов против американцев. Горбанифар получил полный отвод, и взоры администрации США переместились на новый посреднический канал, что означало вступление аферы в ее седьмой этап.

Нового «связного» разыскал в Лондоне А. Хаким, приближенный генерала Сикорда. Хаким и свел Сикорда с неким «родственником могущественного иранского деятеля», именуемым в американской печати «вторым каналом». Явно не без санкции президента «второй канал» с двумя сопро­вождающими его лицами был приглашен в Вашингтон на 19— 21 сентября, где был принял Нортом и Кейвом. Норт ознакомился с предложенным ему списком необходимых Ирану военных материалов и выразил предварительное согласие выполнить все пожелания иранцев. «Второй канал» настолько понравился Норту, что он решил про­давать ему ракеты ТОУ по 8 тыс. долл. за штуку, тогда как с Горбанифара брал по 10 тыс. Было решено также создать американо-иранскую комиссию из восьми человек для обсуждения деталей тайных сделок.

Президенту сообщили об итогах этих переговоров 23 сен­тября, и он приказал продолжить контакты. «Второй канал» соглашался добиться освобождения од­ного, максимум двух заложников, если США продадут Ирану еще 500 ТОУ, запасные части для «Хок» или сами эти ракеты и будут регулярно предоставлять шпионскую информацию об иракской армии. Американскую сторону условия иранского по­средника устроили.

Условия доставки первой партии оружия через нового связного обсуждались во Франкфурте 26— 28 октября 1986 г. Эйфорические ожидания успеха будущей операции были несколько омрачены сообщением «второго канала» о том, что в газетенке группировки «Хизбалла», которая изда­валась в Ливане, появились сведения о поездке Макфарлайна в Тегеран в мае 1986 г.

29 октября Рейган утвердил отправку 500 ракет ТОУ в Иран, совершив таким образом еще одно, мягко говоря, правонарушение (27 августа вступила в силу новая статья в законе о контроле над экспор­том оружия, которая запретила продавать американское оружие странам, поддерживающим международный терроризм. В списке таких стран фигурировал Иран.).

«Второй канал» не подвел: 2 ноября был освобожден американский заложник Дэвид Джэкобсен. Но уже на следующий день грянул гром. Публикация мате­риалов о визите Макфарлайна в Иран в достаточно авторитет­ном ливанском журнале «Аль-Шираа» уже не могла пройти неза­меченной. Источником «утечки» этой сенсационной новости мож­но с достаточной определенностью назвать самих иранских «уме­ренных». Видимо, поняв, что высшее руководство Ирана не простит им связей с «Великим сатаной» (так на языке официаль­ного Тегерана именуются Соединенные Штаты), они поспешили отвести от себя удар.

В Соединенных Штатах сообщение вызвало бурю негодования и недоуменных вопросов. Журналисты ринулись за разъяснениями в Белый дом. Но Рейган дал указание всем членам правительства держать язык за зубами, что еще больше возму­тило американскую и мировую общественность. Скандал стал неминуем. Однако тогда еще не было известно об оборотной стороне «ирангейтской» медали — о незаконном финансировании администрацией Рейгана никарагуанских «контрас» и исполь­зовании для этого средств, вырученных от продажи оружия Ирану.

Никарагуа страдала от американского империализма ничуть не меньше, чем другие страны региона. После свержения там кровавой диктатуры Сомосы, которое пришлось на период президентства Дж. Картера, администрация Соединенных Штатов взяла курс на подрыв сандинистского пра­вительства, объявив, что маленькая Никарагуа угрожает «жиз­ненно важным интересам национальной безопасности США». Но предпринимать открытую интервенцию против Никарагуа Бе­лый дом опасался: времена не те.

В декабре 1981 г. Рейган подписал заключение по разведке, разрешавшее ЦРУ начать финансирование антиникарагуанских сил. На эти деньги стали нанимать сомосовцев, создавать на территории Гондураса разветвленную сеть баз «контрас», снабжать их оружием, боеприпасами, обмун­дированием, продовольствием и т. д.

21 декабря 1982 г. была принята поправка Боулэнда, согласно которой ЦРУ и министерству обороны запрещалось предоставлять средства «для свержения правительства Никарагуа или для провоцирования военного конфликта между Никарагуа и Гондурасом».

В сентябре 1983 г. Рейган поставил свою подпись под заклю­чением по разведке, вновь позволившим ЦРУ активизировать поставки для «контрас». В конце 1984 г. конгресс принял решение, ограничившее размеры военной помощи «конт­рас» суммой в 24 млн долл.

Демократы, стремившиеся предложить программу действий, отличную от курса республиканского правительства, добились принятия второй по­правки Боулэнда к закону о военных ассигнованиях, где было записано: «В течение 1985 финансового года никакие фонды Центрального разведывательного управления, министерства обо­роны или любого другого ведомства Соединенных Штатов, участ­вующего в разведывательной деятельности, не могут быть ис­пользованы для оказания прямого или косвенного воздействия на военные или полувоенные операции в Никарагуа со стороны любой страны, группы, организации, движения или частного лица». Начался поиск различных путей обхода введенных конгрессом ограниче­ний, и здесь на сцену вновь вышел СНБ.

Однако администрация сочла, что поправка Боулэнда к СНБ не относится. На его штат Рейган и решил переложить основные полномочия по оказанию помо­щи «контрас». Подполковник Норт взялся за ре­шение проблем «контрас» по крайней мере в сентябре 1984 г., хотя, вне всякого сомнения, сотрудники СНБ и ранее принимали самое прямое участие в этом деле. В начале 1985 г. по поручению СНБ генерал ВВС США в отставке Джон Синглауб направился в поездку по Азии, где пробовал выбивать деньги для «контрас». В результате его уси­лий марионеточные режимы в Южной Корее и на Тайване «пред­ложили оказать помощь» в размере как минимум по 10 млн долл. В марте 1985 г. Синглауб посетил базы «контрас» и обещал их главарям прислать на подмогу дополнительных американских военных советников. По согласованию с аппаратом СНБ их начали набирать в целях конспирации из числа отставных военных и сотрудников ЦРУ.

Норт вместе с Сикордом контролировали разветвленную сеть неправительственных организаций, занимающихся сбором средств для «контрас» и снабжением их оружием, которую сам под­полковник называл «Проектом демократии». В рамках «Проекта демократии» осуществлялись создание складов боеприпасов вблизи границ Никарагуа, покупка само­летов, морских судов, джипов, радиопередатчиков и другой воен­ной техники для «контрас». Всего в сеть «Проекта демократии» было объединено более 20 частных корпораций. Ряд из них (в частности, специально созданная в мае 1985 г. компания «Лейк рисорсез», через нее перекачивалась львиная доля средств «Проекта демократии») выступали в качестве каналов движения денег, предоставляя в распоряжение Норта и Сикорда свои банковские счета. Другие, типа панамской «Юдалл корпорейшн», оказывали необходимые предпринимательские услуги. Третьи — переправляли оружие.

Существовали и многие частные фонды, в основном постав­щики финансовых средств. Размеры «частного» финансирования «контрас» постоянно росли. Но руководству СНБ этого казалось недостаточно. Ставилась цель срочно раздобыть еще 15—20 млн, чтобы довести число «контрас» до 30—35 тыс.

Эти деньги вскоре были получены. Источником их поступле­ний Макфарлайн назвал комиссии Тауэра «иностранное офи­циальное лицо» (установлено, что это был представитель пра­вительства Саудовской Аравии), которое согласилось вносить добровольные «пожертвования» и которому Норт сообщил номера банковских счетов «контрас» в городе Майами во Флориде. Из этого источника, как свидетельствовали Уайнбергер и Весси, в 1985 г. было получено по меньшей мере 25 млн долл.

В августе 1985 г. Конгресс после многомесячного давления на него администрации ассигновал 27 млн. долл. для оказания «гумани­тарной», то есть строго невоенной, помощи никарагуанским «бор­цам за свободу» на период до 31 марта 1986 г. Всем было ясно, что разница между «гуманитарной» и военной поддерж­кой была чисто условной. В любом случае «контрас» получали деньги для борьбы за свержение сандинистского прави­тельства.

В ноябре 1985 г. Норт договорился с ЦРУ о выделении ему самолета, который должен был сбрасы­вать военные материалы уже непосредственно на территорию Никарагуа, где действовали банды «контрас». Но отправку само­лета пришлось задержать, поскольку он срочно понадобился гене­ралу Сикорду в Португалии для пересылки в Иран ракет «Хок» из Израиля. Иранская и никарагуанская линии аферы пере­секлись, чтобы впредь стать двумя сторонами единого «иран-контрасгейта». Вскоре и два отдельных оперативных кода, ко­торые Норт использовал для параллельного руководства опе­рациями в отношении Ирана и Никарагуа, для простоты дела были заменены одним, общим. Состоялось слияние и участников обеих операций в объединенную команду.

После возвращения самолета ЦРУ из Ирана грузы для «конт­рас» были спешно отправлены по назначению. В конце 1985 г. дебаты вокруг «контрас» вновь активизирова­лись в конгрессе и были приняты два противоречащих друг другу решения: с одной стороны, действие поправки Боулэнда продлевалось на весь текущий финансовый год, то есть до 1 ок­тября 1986 г.; с другой — в законе об ассигнованиях на нужды разведки предусматривалось выделение ЦРУ засекреченной сум­мы на «обучение» «контрас» и «поддержание связи» с ними.

Ассигнованных средств, считала администрация, было явно недостаточно. В январе 1986 г. Рейган запросил у конгресса еще 100 млн долл. на прямые военные поставки «контрас». Но борьба вокруг этого требования в стенах Капитолия при­няла затяжной характер. К апрелю истекал срок, в течение которого США могли субсидировать «борцов за свободу» под флагом «гуманитарной» помощи. Вот тут-то и возникла идея использовать деньги, вы­рученные от продажи оружия Ирану.

Горбанифар припоминал, что в те дни, когда обсуждались детали отправки первой партии ракет ТОУ, Норт и Сикорд вы­глядели очень озабоченными. Но они буквально на глазах воспряли духом, когда Горбанифар согласился выкладывать за каж­дую ракету по 10 тыс. долл. вместо предварительно оговорен­ной суммы в 6,5 тыс. Сделка с Ираном породила настоящий фонтан неподотчетной наличности: 6,3 млн долл. от продажи февральской партии ТОУ, 8,5 млн — за запчасти к ракетам «Хок» и 5 млн — за ТОУ, отправленные в октябре 1986 г., то есть около 20 млн долл.

Переправку оружия осуществляли несколько подставных авиа­компаний. Крупнейшей из них была «Сазерн эйр трэнспорт», до 1972 г. принадлежавшая ЦРУ официально, а сейчас — неофи­циально. Когда в разгар «ирангейтского» скандала стало известно, что самолеты «Сазерн эйр трэнспорт» появлялись в небе Никарагуа, государственный департамент США заявил, что они использовались якобы в связи с «гуманитарной» помощью. Другой подставной компанией была фирма «Корпорейт эйр сервис». Именно от нее получал жалованье Ю. Хазенфус, который был захвачен в плен, когда его грузовой самолет «С-123К» сбили в Никарагуа 5 ок­тября 1986 г. (все 4 члена экипажа самолета были американцами, трое из них погибли41). Хазенфус в ходе судебного процесса над ним подтвердил, что ЦРУ руководило обширной операцией снабжения «контрас», предусматривавшей до 70 полетов. Свой вклад вносила и «Америкэн маркетинг энд консалтинг инкорпорейтед», директором которой был отставной генерал Сикорд. Все эти и, вероятно, многие другие авиакомпании перевозили грузы, которые были приобретены не только на «иранские» деньги, но и на «частные» вклады и тайные средства различных аме­риканских спецслужб.

Весной и летом 1986 г. мероприятия по снабжению «контрас» приобрели такой размах, что их уже невозможно было скрыть от посторонних глаз. Пойндекстер советовал Норту еще больше законспирироваться, чтобы до его тайных операций не докопа­лись в конгрессе, где все чаще заявляли, что в нарушение поправки Боулэнда администрация продолжает военную помощь антиникарагуанским формированиям. Норту уже тогда, по существу, предписывалось взять на себя роль «козла отпущения». 24 ию­ня палата представителей, где большинство принадлежало демо­кратам, приняла специальную резолюцию, которая требовала от Рейгана предоставить «некоторую информацию в отношении дея­тельности подполковника Норта или любого другого сотрудника аппарата Совета национальной безопасности в поддержку сил сопротивления» в Никарагуа. В июле подполковник предложил Пойндекстеру начать свертывать участие СНБ в снабжении «конт­рас» и вручить все его «хозяйство» ЦРУ после выделения кон­грессом столь желанных Белым домом 100 млн долл. 6 августа Норт сам пошел объясняться при закрытых дверях с комитетом по разведке палаты представителей. Показания его сводились к следующему: с «контрас» Норт «имел контакты для вооружения их жизнеспособной, демократической политической стратегией... не давал военных со­ветов, не был в курсе никаких военных операций»; не давал ука­заний Синглаубу и не видел его 20 месяцев; Оуэн никогда не рабо­тал с Нортом и не получал от него указаний.

Осенью 1986 г. администрация Рейгана, казалось, могла пере­вести дух. Выкручиванием рук одним законодателям и веле­речивыми обещаниями другим президент добился от конгресса выделения для «контрас» 100 млн долл.

Под градом накапливающихся разоблачений президент Рейган при­знал 6 декабря в радиообращении к стране, что в политике администра­ции были «допущены ошибки» в отношениях с Ираном.42

Это скандальное дело нарастало с 25 ноября, когда на пресс-конферен­ции президент Рейган с необычным для него весьма мрачным выраже­нием лица предстал перед аккредитованными при Белом доме журнали­стами. Он объявил об отставке своего помощника по национальной безопасности Дж. Пойндекстера и об увольнении заместителя начальника отдела Совета национальной безопасности по политическим и военным вопросам подполковника О. Норта. В осуществлении политики в отно­шении Ирана, сказал тогда президент, допущены промахи. Также президент мотивировал это тем, что его “полностью не информировали” об “одном из аспектов” секретных поставок оружия в Иран. Он объявил об учреждении специальной комиссии «для рассмотрения роли и методов деятельности аппарата СНБ в проведении внешней политики и политики в области национальной безопасности». Комиссию было поручено возгла­вить одному из ближайших политических сторонников президента, быв­шему сенатору республиканцу Дж. Тауэру. В ее состав вошли также государственный секретарь в администрации Картера Э. Маски и помощ­ник президента по национальной безопасности в администрации Форда генерал-лейтенант Б. Скаукрофт.43

Президент отказался отвечать на посыпавшиеся было вопросы жур­налистов и передал слово находившемуся рядом министру юстиции Э. Мизу. Тот огорошил собравшихся новой сенсацией. Он объявил, что его министерство проведет «тщательное расследование» деятельности под­полковника Норта, который непосредственно руководил поставками вооружений в Иран и прибегал к методам и акциям, якобы не согласо­ванным с руководством СНБ и с президентом. В частности, Норт, как заявил Миз, направлял «часть» полученных от Ирана денег на секрет­ный счет в один из швейцарских банков, откуда они переправлялись «силам в Центральной Америке, выступающим против сандинистов», т. е. «контрас». По свидетельству Миза, с января 1986г. каналами ЦРУ в Израиль было переброшено оружия на 12 млн. долларов. Через свою агентуру в Иране Израильские “посредники” продали американское снаряжение этой стране по более высокой цене, выручив 22-40 млн. дол., которые поступили не счета в швейцарский банк. Пентагону было выплачено 12 млн. дол. В качестве “компенсации” за стоимость вооружений. Остаток же 10-30 млн. дол. Пошел на финансирование войны “контрас” против сандинистского правительства Манагуа. Деньги поступали антиникарагуанским бандам в то время, когда еще действовал запрет конгресса США на оказание им американской военной помощи. Миз явно пытался свалить всю ответственность на подполковника Норта. Он утверждал, что только Норт был “в курсе дела”, тогда как его шеф Пойндекстер хотя, дескать, что-то подозревал, но значение этому “не придал”.

Многие конгрессмены расценили этот шаг как отвлекающий маневр, направленный на то, чтобы принести в жертву “козлов отпущения”, постараться скрыть подлинные масштабы и последствия этой истории.44

4 августа 1987г. на Капитолийском холме закончились слушания по “Иран-контрас”. Слушания продолжались почти 3 месяца и стоили американским налогоплательщикам около 10 млн. дол. Выступили 29 вызванных для дачи показаний высокопоставленных деятелей администрации Р. Рейгана и СНБ. Только Норт и Пойндекстер заявили, что действовали сознательно, “исходя из высших интересов страны”.45


За время аферы “Иран-контрас” был брошен вызов нескольким американским законам:

Закону о национальной безопасности. Специальные комитеты в конгресса должны быть информированы о всей разведывательной информации, собранной ЦРУ.

Поправке Хьюза — Райана (1974г.). ЦРУ может только использовать фонды, которые предназначены для получения необходимых разведданых. ЦРУ должно пройти по крайней мере через восемь отдельных комиссий конгресса в отношении любых тайных операций помимо сбора разведданых.

Поправке Боулэнда (1984г.) Соединенные Штаты не могут использовать финансовые фонды, для поддержки любых военных действий в Никарагуа, если они не согласованны с Конгрессом.

Закону о государственном нейтралитете (1794г.) Незаконно вести, организовывать, и/или обеспечивать деньгами военные действия против любой страны, с которой Соединенные Штаты не состоят официально в мире. Соединенные Штаты официально разорвали дипломатические отношения с Ираном, который был официально объявлен террористической нацией.46

Оливер Норт получил иммунитет Конгресса, и, следовательно, большинство его обвинительных приговоров было опрокинуто апелляционным судом. Как ни странно, Норт был приговорен нескольким сотням часов общинных работ, чтобы помогать решать проблему наркотиков в Вашингтоне, Округе Колумбия.

На судебных разбирательствах по делу "Иран-контрас" Норт был признан виновным в изменении и уничтожении документов, принятии взяток и препятствии деятельности конгресса. Он был приговорен к трехлетнему тюремному сроку условно и двум годам испытательного срока; оштрафован на 150000 долл. и подвергнут 1200 часам общинных работ. В июле 1990г. обвинительный приговор Норта был отменен апелляционным судом, потому что показания на основе которых его обвиняли, были получены во время слушаний перед Конгрессом, за которые он получил иммунитет.

Бывший Советник по национальной безопасности Джон Поиндекстер был обвинен в пяти уголовных преступлениях, включавших заговор, препятствие деятельности конгресса и лжесвидетельство. Он был приговорен к шести месяцам тюрьмы.

Роберт Макфарлайн признал себя виновным в сокрытии информации от конгресса. Он был приговорен к двум годам испытательного срока и оштрафован на 20000 долл. и подвергнут 200 часам общинных работ.

Каспер Веинбергер был обвинен в сокрытии информации о незаконных Саудовско-арабских капиталовложениях; также как и во лжесвидетельстве дважды, отрицая свою осведомленность об израильских поставках оружия Ирану и потребности снабжать Израиль оружием для продажи Ирану.

Ричард Секорд, который помогал доставлять незаконно купленное оружие для мятежников, признал себя виновным в высказывании ложных утверждений комиссии по расследованию "Иран-контрас". Он был приговорен к двум годам испытательного срока.

Также были выдвинуты обвинения против Ричарда Миллера, Карла Ченнела, Клер Джорджа, Эллиотта Абрамса, Альберта Фиерса, Альберта Хакима, Томаса Клинеса.

Другие высокопоставленные чиновники Белого дома не пострадали, кроме директора ЦРУ Уильяма Кейси, который непосредственно организовывал и контролировал тайную войну мятежника и умер, прежде ем какие-либо обвинения были выдвинуты против него.

Перед тем как специальный прокурор Валш закончил расследование, президент Буш амнистировал участников "Иран-контрас" в 1992г., за две недели до своего ухода с поста президента. Это сделало фактически невозможным обвинить любого, включая непосредственно самого Буша. Он помиловал Веинбергера, Абрамса, Макфарлайна, Феиерса, Джорджа.47


Заключение

Итак, США имеют весьма разветвленный механизм внеш­неполитической координации, появившийся в связи с потреб­ностью согласовывать деятельность многочисленных правитель­ственных учреждений, действующих в данной сфере политики. Кратко суммируя сказанное, подчеркнем, что к числу особен­ностей американской системы относятся, во-первых, незначи­тельная роль кабинета министров, во-вторых, сосредоточение центра принятия решений в первую очередь в СНБ. Оценивая степень эффективности этого координирующего ме­ханизма, отметим, что, хотя он и выполняет в целом возложен­ные на него функции, но в то же время его функционированию присущи и серьезные недостатки, выражающиеся в попытках президентского помощника по национальной безопасности по­ставить под свой контроль всю систему выработки внешней по­литики, необоснованном вмешательстве других высокопостав­ленных чиновников в процесс принятия решений, в увле­чении аппарата СНБ участием в тайных операциях и пр. (например, Гренада и “Иран-контрас”), что особо проявилось в период администрации Р. Рейгана. Оче­видно, эти проблемы будут присущи координирующему меха­низму и в обозримом будущем, ибо они обусловлены как объ­ективными причинами (сложность согласования разнообраз­ных интересов ведомств), так и субъективными факторами (стремление отдельных личностей и учреждений преобладать в данной сфере политики).


Приложение


Источник: Колобов О. А., Корнилов А.А., Макарычев А.С., Сергунин А.А. Процесс принятия внешнеполитических решений: исторический опыт США, государства Израиль и стран Западной Европы. Н. Новгород: ННГУ, 1992. С. 65.


Источник: Menges C. C. Inside the National Security Council: the true story of the making and unmaking of Reagan’s foreign policy. NY: A Touchstone Book, 1988. P. 355.


Примечания агентства:

  1. Контрас – поддерживаемые США антисандинистские элементы

  2. Суммы в $ указаны приблизительно

  3. Схема составлена на базе материалов брифинга министра юстиции США Эдвина Миза. 25.11.86

Источник: Как сработал “Ирангейт”. // Правда, 1987, 28 января.


Примечания

См.: USA. American Cold War strategy: Interpreting NSC-68. Boston, 1993.

1 Агафонова Г. А. Совет национальной безопасности США: история создания и начальный период деятельности 1947-1960 гг. М.: Наука, 1977

2 Ibid.

3 Menges C. C. Inside the National Security Council: the true story of the making and unmaking of Reagan’s foreign policy. NY: A Touchstone Book, 1988. P. 391.

4 Агафонова Г. А. Совет национальной безопасности США: история создания и начальный период деятельности 1947-1960 гг. М.: Наука, 1977. С. 79.

5 Колобов О. А. Актуальные вопросы американистики. Н. Новгород, 1996. С. 79.

6 Филатов А. И. Совет национальной безопасности США // США - экономика, политика, идеология, 1977. №9. С. 118.

7 Колобов О. А., Корнилов А.А., Макарычев А.С., Сергунин А.А. Процесс принятия внешнеполитических решений: исторический опыт США, государства Израиль и стран Западной Европы. Н. Новгород: ННГУ, 1992.

8 Филатов А. И. Совет национальной безопасности США // США - экономика, политика, идеология, 1977. №9. С. 118.

9 Leacacos J.P. The Nixon NSC. // Foreign Policy, #4.

10 Филатов А. И. Совет национальной безопасности США // США - экономика, политика, идеология, 1977. №9. С. 118.

11 Колобов О. А., Корнилов А.А., Макарычев А.С., Сергунин А.А. Процесс принятия внешнеполитических решений: исторический опыт США, государства Израиль и стран Западной Европы. Н. Новгород: ННГУ, 1992. С. 100.

12 См.: History of the National Security Council, 1947-1997. // http://www.whitehouse.gov/WH/EOP/NSC/html/NSChistory.html

13 Колобов О. А., Корнилов А.А., Макарычев А.С., Сергунин А.А. Процесс принятия внешнеполитических решений: исторический опыт США, государства Израиль и стран Западной Европы. Н. Новгород: ННГУ, 1992. С. 101.

14 См.: History of the National Security Council, 1947-1997. // http://www.whitehouse.gov/WH/EOP/NSC/html/NSChistory.html

15 Колобов О. А., Корнилов А.А., Макарычев А.С., Сергунин А.А. Процесс принятия внешнеполитических решений: исторический опыт США, государства Израиль и стран Западной Европы. Н. Новгород: ННГУ, 1992. С. 102.

16 См.: History of the National Security Council, 1947-1997. // http://www.whitehouse.gov/WH/EOP/NSC/html/NSChistory.html

17 Конышев В.Н. Принятие решений о военных интервенциях: отношения президента и конгресса США (1982 – 1991гг.). С.-Петербург: СпбГУ, 1999. С. 44.

18 Ibid.

19 См.: History of the National Security Council, 1947-1997. // http://www.whitehouse.gov/WH/EOP/NSC/html/NSChistory.html

20 Ibid.

21 Колобов О. А., Корнилов А.А., Макарычев А.С., Сергунин А.А. Процесс принятия внешнеполитических решений: исторический опыт США, государства Израиль и стран Западной Европы. Н. Новгород: ННГУ, 1992. С. 104.

22 Конышев В.Н. Принятие решений о военных интервенциях: отношения президента и конгресса США (1982 – 1991гг.). С.-Петербург: СпбГУ, 1999. С. 45.

23 См.: History of the National Security Council, 1947-1997. // http://www.whitehouse.gov/WH/EOP/NSC/html/NSChistory.html

24 Колобов О. А., Корнилов А.А., Макарычев А.С., Сергунин А.А. Процесс принятия внешнеполитических решений: исторический опыт США, государства Израиль и стран Западной Европы. Н. Новгород: ННГУ, 1992. С. 102-104.

25 См.: History of the National Security Council, 1947-1997. // http://www.whitehouse.gov/WH/EOP/NSC/html/NSChistory.html

26 Ibid.

27 Колобов О. А., Корнилов А.А., Макарычев А.С., Сергунин А.А. Процесс принятия внешнеполитических решений: исторический опыт США, государства Израиль и стран Западной Европы. Н. Новгород: ННГУ, 1992. С. 103.

28 Ibid. С. 104.

29 См.: History of the National Security Council, 1947-1997. // http://www.whitehouse.gov/WH/EOP/NSC/html/NSChistory.html

30 Колобов О. А., Корнилов А.А., Макарычев А.С., Сергунин А.А. Процесс принятия внешнеполитических решений: исторический опыт США, государства Израиль и стран Западной Европы. Н. Новгород: ННГУ, 1992. С. 105.

31 См.: History of the National Security Council, 1947-1997. // http://www.whitehouse.gov/WH/EOP/NSC/html/NSChistory.html

32 Конышев В.Н. Принятие решений о военных интервенциях: отношения президента и конгресса США (1982 – 1991гг.). С.-Петербург: СпбГУ, 1999. С. 45.

33 Ibid.

34 См.: Imperialism in Central America. // http://

35 Конышев В.Н. Принятие решений о военных интервенциях: отношения президента и конгресса США (1982 – 1991гг.). С.-Петербург: СпбГУ, 1999. С. 68.

36 См.: Imperialism in Central America. // http://

37 Конышев В.Н. Принятие решений о военных интервенциях: отношения президента и конгресса США (1982 – 1991гг.). С.-Петербург: СпбГУ, 1999. С. 69.

38 Ibid. C. 71.

39 См.: Imperialism in Central America. // http://

340 Конышев В.Н. Принятие решений о военных интервенциях: отношения президента и конгресса США (1982 – 1991гг.). С.-Петербург: СпбГУ, 1999. С. 77.

41 Калашников М. По ступеням эскалации // Правда, 1986, 8 октября

42 Никонов В.А. Афера “Иран-контрас”. М.: МГУ, 1987.

43 Туркатенко Н.Д. Иранская афера и ее последствия. // США – экономика, политика, идеология, 1977. №1. С. 60.

44 Ган В. Кризис двуличия // Правда, 1986, 27 ноября

45 Васильев Г. Когда король голый. // Правда, 1987, 5 августа

46 См.: Imperialism in Central America. // http://

47 Ibid.


Литература

  1. Агафонова Г. А. Совет национальной безопасности США: история создания и начальный период деятельности 1947-1960 гг. М.: Наука, 1977

  2. Колобов О. А. Актуальные вопросы американистики. Н. Новгород, 1996. С. 79.

  3. Колобов О. А., Корнилов А.А., Макарычев А.С., Сергунин А.А. Процесс принятия внешнеполитических решений: исторический опыт США, государства Израиль и стран Западной Европы. Н. Новгород: ННГУ, 1992.

  4. Конышев В.Н. Принятие решений о военных интервенциях: отношения президента и конгресса США (1982 – 1991гг.). С.-Петербург: СпбГУ, 1999.

  5. Никонов В.А. Афера “Иран-контрас”. М.: МГУ, 1987.

  6. Туркатенко Н.Д. Иранская афера и ее последствия. // США – экономика, политика, идеология, 1977. №1. С. 60.

  7. Филатов А. И. Совет национальной безопасности США // США - экономика, политика, идеология, 1977. №9. С. 118.

  8. Васильев Г. Когда король голый. // Правда, 1987, 5 августа

  9. Ган В. Кризис двуличия // Правда, 1986, 27 ноября

  10. Как сработал “Ирангейт”// Правда, 1987, 28 января

  11. Калашников М. По ступеням эскалации / Правда, 1986, 8 октября

  12. Koening Louis W. The Chief Executive. N.Y: New York University, 1975.

  13. Menges C. C. Inside the National Security Council: the true story of the making and unmaking of Reagan’s foreign policy. NY: A Touchstone Book, 1988.

  14. Kornbluh Peter. The Iran-contra scandal: a postmortem. // World Policy Journal, Volume V, No. 1 Winter 1987-88

  15. Leacacos J.P. The Nixon NSC. // Foreign Policy, #4.

  16. History of the National Security Council, 1947-1997. // http://www.whitehouse.gov/WH/EOP/NSC/html/NSChistory.html

  17. Imperialism in Central America. // http://

  18. Walz R. D. U.S. National Security and Process. DJCO Selected Readings Book. U.S. Army Command and General Staff College.


37



Государственный Комитет Российской Федерации по Высшему Образованию


Санкт – Петербургский Государственный Университет


Факультет Международных Отношений

Направление “Регионоведение”



Кафедра Северо-Американских исследований


Курсовая работа на тему:


“Принятие политических решений: Создание СНБ и деятельность в период администрации Р. Рейгана.”


Выполнил студент Попов П. В.

Научный руководитель Конышев В. Н.


Санкт-Петербург, 1999 год


Содержание


Часть I

Создание СНБ и его деятельность в период администрации Трумэна, 1947-1953гг.

Деятельность СНБ в период администрации Эйзенхауэра, 1953-1961гг.

Деятельность СНБ в период администрации Кеннеди, 1961-1963гг.

Деятельность СНБ в период администрации Джонсона, 1963-1969гг.

Деятельность СНБ в период администрации Никсона, 1969-1974гг.

Деятельность СНБ в период администрации Форда, 1974-1977гг.

Деятельность СНБ в период администрации Картера, 1977-1981гг.

Деятельность СНБ в период администрации Рейгана, 1981-1989гг.


Часть II

Вторжение на Гренаду

“Иран-контрас”


Заключение


Приложение


Примечания


Литература



1


5


8


9


9


11


12


13


17


20


33


34


36


37

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений22:34:09 18 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
11:59:03 24 ноября 2015

Работы, похожие на Реферат: Принятие политических решений: Создание СНБ и деятельность в период администрации Р Рейгана
Процесс принятия внешнеполитических решений: Деятельность СНБ в период ...
Введение Данная курсовая работа посвящена деятельности Совета Национальной Безопасности (СНБ) США. Она является логическим продолжением работы ...
Советник по национальной безопасности президента Буша Брент Скроукрофт входил в состав Комиссии Тауэра, во время скандала Иран-Контрас и ещё в то время рекомендовал многие из тех ...
Члены СНБ/КР - госсекретарь, министр обороны, помощник президента по национальной безопасности (является председателем), директор ЦРУ и председатель Объединённого Комитета ...
Раздел: Рефераты по международным отношениям
Тип: реферат Просмотров: 2749 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Кризис института президенства в США
ДИПЛОМНАЯ РАБОТА НА ТЕМУ: "КРИЗИС ИНСТИТУТА ПРЕЗИДЕНТСТВА В США" СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ........................3 ГЛАВА 1. История возникновения института ...
Президенты Д. Ф. Кеннеди (1961-1963) и Линдон Б. Джонсон (1963-1969) оба были пламенными защитниками привилегий исполнительной власти, причем оба заверяли конгресс в том, что ...
Выступая перед конгрессменами, министр юстиции и ближайший советник, и друг Рейгана Э. Миз заявил, что если президент и давал соглашение на первую поставку оружия Ирану, то это ...
Раздел: Рефераты по политологии
Тип: дипломная работа Просмотров: 777 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Иран во второй половине XX века. Исламская революция в Иране
Министерство образования и науки Республики Казахстан Северо-Казахстанский государственный университет им. М. Козыбаева Факультет истории и права ...
Цель исследования данной работы состоит в освещение вопроса о процессах происходящих на территории Ирана во второй половине XX века, анализе причин, сущности "исламской революции ...
Конечно, болевым точками в отношениях Ирана с мировым сообществом остается поддержка исламских организаций, определяемых Израилем и США, как террористические и программа создания ...
Раздел: Рефераты по истории
Тип: дипломная работа Просмотров: 7374 Комментариев: 3 Похожие работы
Оценило: 1 человек Средний балл: 5 Оценка: неизвестно     Скачать
Особенности внешней политики государства Израиль в период премьер ...
Министерство образования Российской Федерации НИЖЕГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ им. Н. И. ЛОБАЧЕВСКОГО Факультет международных отношений ...
Благодаря привлечению к конференции таких людей, как Джордж Буш, Джордж Шульц, Ричард Перил (человека, руководившего торговлей оружием в администрации президента Рейгана), она ...
Кроме того, по некоторым данным, которыми якобы располагал Израиль, помимо официального бушерского контракта существует соглашение, по которому Россия поставляет Тегерану ...
Раздел: Рефераты по истории
Тип: реферат Просмотров: 1024 Комментариев: 4 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Внешняя политика Ирана и значение на международной арене как актера ...
Содержание Введение Глава 1. Исторические, экономические, политические составляющие Ирана 1.1. История образования Ирана 1.2. Внутриполитические ...
Проанализированы также материалы документальных сборников по истории России, Ирана и их внешнеполитической и внешнеторговой деятельности.
15 августа 2004 - Иран заявил, что вся территория Израиля теперь находится в радиусе поражения новых иранских баллистических ракет "Шехаб-3". Были проведены демонстрационные ...
Раздел: Рефераты по международным отношениям
Тип: курсовая работа Просмотров: 2095 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 1 человек Средний балл: 4 Оценка: неизвестно     Скачать
СОИ (стратегическая оборонная инициатива США)
ГТУ им. Н.Э. Баумана Кафедра СМ-8 РЕФЕРАТ "СОИ" Выполнил: Благих В.Ю. Группа: СМ8-61 Проверил: Перфильев Ю.П. -2001- СОДЕРЖАНИЕ: ОСНОВНЫЕ ...
Рейган призывал отказаться от стратегии гарантированного взаимного уничтожения и сделать ставку на оборонительную стратегию с созданием глобальной противоракетной обороны, которая ...
Наступление продолжил конгресс, палаты которого 17 и 18 марта приняли раздельные, но весьма схожие законы, предусматривающие начало развертывания так называемой "ограниченной ...
Раздел: Остальные рефераты
Тип: реферат Просмотров: 1889 Комментариев: 3 Похожие работы
Оценило: 3 человек Средний балл: 4.7 Оценка: неизвестно     Скачать
Внешнеполитическая стратегия США в период президентства Джорджа Буша ...
Внешнеполитическая стратегия США в период президентства Джорджа Буша (младшего). План Введение. 3 Глава I. Штрихи к политическому портрету Джорджа У ...
Примером такого рода и является намерение республиканской администрации реанимировать идею Рейгана и создать национальную противоракетную оборону (НПРО) для защиты США от так ...
На встрече в Конгрессе выступили с речами такие влиятельные политики, как бывший госсекретарь США Дж.Бейкер, советник Президента США по национальной безопасности С.Бергер, бывший ...
Раздел: Рефераты по международным отношениям
Тип: дипломная работа Просмотров: 2924 Комментариев: 3 Похожие работы
Оценило: 1 человек Средний балл: 5 Оценка: неизвестно     Скачать
Основные направления внешней политики Барака Обамы
КАЗАХСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ АЛЬ-ФАРАБИ ФАКУЛЬТЕТ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ КАФЕДРА МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ И ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ РЕСПУБЛИКИ ...
Клинтон заявила, что администрация Обамы будет относиться с глубоким сочувствием к желанию Израиля обезопасить себя от ракет ХАМАС.
Буша, вышеперечисленные советники кандидата-демократа соглашаются с республиканцами и администрацией лишь в одном - неизменной поддержке Израиля. /6, с.27/
Раздел: Рефераты по истории
Тип: дипломная работа Просмотров: 11431 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 1 человек Средний балл: 5 Оценка: неизвестно     Скачать
Сущность сионизма
Содержание Содержание 1 Введение. 2 §I Сионизм: сущность и формы 7 1.1. Всемирная сионистская организация 7 1.2. Сионизм и религия. 15 1.3. Цели и ...
... спонсора, который через неформальные сионистские организации и прямо от лица конгресса ежегодно субсидирует Израиль, с которым он находится в "особых отношениях", многомиллиардными ...
... и средствах массовой информации.2 Указывая на большое значение для Израиля внешней финансовой помощи, лидеры международного сионизма призывали еврейские общины западных стран ...
Раздел: Рефераты по политологии
Тип: реферат Просмотров: 463 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Все работы, похожие на Реферат: Принятие политических решений: Создание СНБ и деятельность в период администрации Р Рейгана (1765)

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150918)
Комментарии (1842)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru