Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Сочинение: RlinC

Название: RlinC
Раздел: Сочинения по литературе и русскому языку
Тип: сочинение Добавлен 10:36:02 09 августа 2005 Похожие работы
Просмотров: 696 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ.

2

1.

Влияние русского языка на народы

Северного Кавказа через

периодическую печать.

3

2.

РУССКИЙ ЯЗЫК И КУЛЬТУРНО-ПРОСВЕТИТЕЛЬСКИЕ УЧРЕЖДЕНИЯ

СЕВЕРНОГО КАВКАЗА

6

3.

РУССКИЙ ЯЗЫК И НАЦИОНАЛЬНАЯ ШКОЛА НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ.

8

4.

ВЛИЯНИЕ РУССКОГО ЯЗЫКА НА

НАЦИОНАЛЬНУЮ ЛИТЕРАТУРУ НАРОДОВ

СЕВЕРНОГО КАВКАЗА.

15

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

19

ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА.

20

ВВЕДЕНИЕ

Народы Северного Кавказа были связаны с народами России многовековыми узами, уходящими в древность и средние века. На протяжении столетий они поддерживали с Россией торговые, политические и культурные связи. Говорят, что язык – это главное орудие человека – это то, что выделило человека из мира животных. Наверное, это действительно так. Русский язык оказал огромное влияние на жизнь горских народов. Не секрет, что Россия помогла многим народам Северного Кавказа в их хозяйственном, политическом, экономическом и культурном становлении. Можно сказать, что торговля была началом всех отношений между Россией и Северным Кавказом. Но даже для того, чтобы продать или купить, людям нужно общаться. И, начиная с XI века, «великий и могучий» русский язык начинает распространяться на Северном Кавказе.

Начиная с 1567 года, многие горские народы добровольно входят в состав России. С этого времени русский язык является для кабардинцев, балкарцев, народов Дагестана, адыгейцев, народов Грузии и Армении, а позднее – и народов Чечни, Карачая и Азербайджана – государственным языком и языком межнационального общения.

Так как к слову в России всегда относились с благоговением и трепетом, а русский язык был открыт для влияния новых слов – происходит процесс взаимопроникновения и взаимообогащения языков, а также усиливается влияние русского языка на языки народов Северного Кавказа.

Русский язык накладывает свой отпечаток на все сферы жизни и деятельности горцев. На продолжении уже многих десятилетий продолжается взаимное обогащение культур: русской, которая впитала в себя богатства национальных традиций, и культуры горских народов, которая испытывала и продолжает испытывать влияние русской культуры.

Русский язык и литература помогли становлению национальной литературы народов Северного Кавказа, а русские школы стали источником знаний для горцев.

Знакомство горцев с русской культурой, а через нее с культурой мировой – шло постепенно, начиная с восприятия и изучения русского языка, знакомства с произведениями русских классиков, с русской драматургией, с русским театром (т.е. с живым русским языком).

1. Влияние русского языка на народы Северного Кавказа через периодическую печать.

В 1828 г. появилась первая русская газета на Кавказе «Тифлисские ведомости», на страницах которой часто выступали отбывавшие на Кавказе ссылку декабристы Бестужев-Марлинский, Сухоруков, Бурцов, Лачинов и другие.

Первые и наиболее яркие ростки влияния русского языка на культуру горских народов можно увидеть в появлявшихся в XIX веке периодических изданиях Северного Кавказа. Периодическая печать играла значительную роль в развитии культуры и общественно-политической мысли.

Первенец северокавказской периодической печати, газета «Ставрополь­ские губернские ведомости», выходившая с 1850 г., печатала в 50- 60-е годы много разнообразных сведений о народах Северного Кавказа, но центр публикации периодических изданий, содержащих материалы по этнографии, истории, экономике и культуре Северного Кавказа, в начале второй половины XIX в. находился еще в Тифлисе, где размещалось кав­казское наместничество, без ведома которого не выходил ни один из ор­ганов кавказской печати.

Во второй половине XIX в. в связи с ростом социально-политических, хозяйственных, административных и культурных потребностей периоди­ческие издания появляются во Владикавказе, Екатеринодаре и в других городах Северного Кавказа: «Кубанские войсковые ведомости» (с 1863г.), «Кубанские областные ведомости» (Екатеринодар), «Терские областные ведомости» (Владикавказ, с 1868 г.), «Кубань» (Екатеринодар, в 1883-1885 гг.). С 80-х годов появляются и частные газеты. В 1881—1882 гг. во Вла­дикавказе издается «Владикавказский листок объявлений» — первая частная газета на Северном Кавказе.

Именно в периодической печати публиковались историко-этнографические, экономические, публицистические и иные материалы, статьи, доку­менты, касавшиеся Северного Кавказа и их соседей — русского казачьего населения станиц. Передовые деятели русского и горских народов ис­пользовали страницы периодики для публикации материалов, освещавших различные аспекты социально-экономической и духовной жизни горских народов. На страницах местной русской печати протекало развитие про­грессивной общественно-политической мысли горцев. Прогрессивные дея­тели из горцев использовали печать для налаживания связей и плодо­творных контактов между передовыми людьми Северного Кавказа и России.

Общественно-политическое положение в стране и крае, участие в орга­нах печати носителей тех или иных воззрений определяло различие в на­правлениях газет или журналов. Официальные газеты как органы мест­ных царских властей в основном тенденциозно излагали факты и сведе­ния, нелестно отзывались о горцах, высказывая в их адрес различные оскорбительные эпитеты и порицания. Не случайно К. Хетагуров назвал газету «Терские ведомости» по принятому в ней в конце 80—90-х годах направлению «ведомостями мерзкими». Не отставали от официозов и не­которые частные газеты.

Однако в местных газетах, особенно в период сотрудничества в них передовых деятелей горских народов и русского общества, публиковались и статьи по злободневным вопросам русской и горской действительности. В 1868—1871 гг. выдающуюся роль в развитии истории и этнографии горцев, в формировании горской интеллигенции играла газета «Терские ведомости», редактором которой в эти годы был демократически настро­енный, талантливый журналист А.-Г. Кешев. Газета «Северный Кав­каз» в 1893—1897 гг., когда в ней работал ответственным сотрудником К. Л. Хетагуров, стояла па прогрессивно-демократических позициях. Ин­тересные материалы о жизни народов Северного Кавказа продолжали пе­чататься в издававшихся в Тифлисе и Баку газетах «Кавказ», «Новое обозрение» (с 1894 г.), «Тифлисский листок» (с 1878 г.), «Каспий» (с 1880 г.) и др. Во 2-й половине XIX в. по Северному Кавказу расходи­лись такие газеты, как «Кавказ», «Новое обозрение» (с 1894 г.), «Тиф­лисский листок» (с 1878 г.), «Каспий» (Баку, с 1880 г.). В них публи­ковались важные материалы культурно-исторического и политического характера о жизни народов Северного Кавказа.

С 1868 по 1881 г. при Кавказском горском управлении в Тифлисе вы­шло 10 томов издания, специально посвященного истории и этнографии народов Кавказа,— «Сборник сведений о кавказских горцах». Редактором издания был Н. И. Воронов, который ранее (1861 г.) общался с корифея­ми русской эмиграции — А. И. Герценым и Н. П. Огаревым. В сбор­никах впервые были напечатаны некоторые собрания адатов кавказских горцев, сказания о нартах. Для материалов сборника характерно добро­желательное освещение истории горцев. Важные статьи по истории и этнографии народов Северного Кавказа печатались также в «Сборниках материалов для описания местностей и племен Кавказа» (с 1881 г.), а также «Записках» (с 1852 г.) и «Известиях» (с 1872 г.) Кавказского отдела императорского Русского географического общества. Издавались «Кавказский сбор­ник» (с 1876 г.), «Кавказский календарь» (с 1845 г.), «Сборник сведений о Кавказе» (1871—1885 гг., 9 выпусков), журнал «Юридическое обозре­ние» (1881—1886 гг., 17 томов), «Медицинский сборник» Кавказского медицинского общества (с 1866 г.) и др.

Серийные и периодические сборники и календари в описываемое вре­мя стали издавать областные органы царской администрации на Север­ном Кавказе. Это такие издания, как «Кубанский сборник» (с 1883 г.), «Терский сборник» (с 1890 г.).

Однако во второй половине XIX в. па Северном Кавказе еще не было национальной печати. Борьба прогрессивных и реакционных тенденций в общественной жизни народов многоплеменного Северного Кавказа, по­ступательное развитие культуры находили отражение на страницах местной русской печати. Русская периодика на Северном Кавказе была средством выражения и важным стимулятором развития общественно-политической мысли горцев.

В начале XX века стали появляться газеты и журналы на национальных языках народов Северного Кавказа: «Зонд» в 1907 г., «Афсир» - 1910 г., «Чырыстон уард» - во Владикавказе на осетинском языке; издательское дело развивалось и в городах Дагестана, особенно в Темир-Хан-Шуре. В местных типографиях печатались обзоры Дагестан­ской области, произведения местных авторов по истории и этнографии области.

В начале XX в. в Дагестане девствовало пять типографий, правда, приспособленных к печатанию небольших работ. Более крупная типогра­фия появилась в Темир-Хан-Шуре в 1902 г., в которой стали печататься книги. В 1911 г. эта типография выпустила 256 названий книг на араб­ском, аварском, даргинском, кумыкском, лакском языках. В Темирхан-шуринской типографии М. Мавраева печатались книги и для кабардин­цев и балкарцев. Две типографии имелись в г. Владикавказе. В начале XX в. небольшие типографии были открыты в Баталпашинске и в Наль­чике, а в 1917 г. и в Баксане.

2. Русский язык и культурно-просветительские учреждения Северного Кавказа.

Центрами просветительства. распространения передовых идей были библиотеки городов Северного Кавказа. Их фонды знакомили читателей с жизнью других народов и стран, с работами великих мыслителей, с замечательными произведениями русской литературы.

Богатыми фондами отличались библиотеки Ставрополя и Владикавка­за, Пятигорска и Екатеринодара, Майкопа и Темир-Хан-Шуры. Только в школьной библиотеке Темирханшуринского реального училища насчи­тывалось 11 тыс. томов. В Порт-Петровске была открыта в 1900 г. Пуб­личная библиотека им. А. С. Пушкина. Всего же в Дагестане было 16 библиотек. Майкопской городской библиотеке было присвоено имя Л. П. Толстого, что было приурочено к 80-летию великого писателя.

Хранителями прошлого, сокровищницами образцов природных бо­гатств и творчества народов являются музеи. В них были собраны коллекции минералов и чучела животных, кустарные изделия народных умельцев и предметы быта, боевые знамена и орудия земледельческого труда, образ­цы одежды, посуды, домашней утвари, народного ремесла.

Основателем Ставропольского музея был нотариус Г. К. Праве, кото­рый увлекся собиранием естественноисторических коллекций еще в пери­од его жизни в Петербурге. Приехав в Ставрополь, он вел большую рабо­ту по сбору растений и образцов насекомых, а также предметов, имею­щих историческую ценность. Собирал он и книги по различным отраслям знаний. Все свои коллекции и библиотеку он подарил городу для основа­ния музея. Первое время музей располагался в здании женской гимна­зии, затем его перевели в верхний этаж торговых рядов. Музей попол­нялся новыми экспонатами и вскоре стал одним из крупнейших музеев Северного Кавказа.

В Екатеринодарском музее были собраны интересные коллекции по истории казачества, а также по природе этого богатого края. В 1912 г. в Темир-Хан-Шуре первый музей был открыт в результате самоотвер­женного труда врача И. С. Костемеревского, пожертвовавшего на музей все свои сбережения. В том же году был открыт и Кустарный музей, где экспонировались до 300 образцов изделий кустарной промышленности Дагестана.

Первым русским театром на Кавказе был Ставропольский. Труппа не ограничивала своей деятельности городом Ставрополем, а вы­езжала с гастролями в другие города Северного Кавказа и Закавказья.

Огромное влияние оказывал театр, особенно Владикавказский, на раз­витие культуры и общественной мысли горских народов, на формирова­ние национальной интеллигенции и воспитание у нее художественных вкусов. Многие представители горской интеллигенции были горячими поклонниками театра. К. Л. Хетагуров работал во Владикавказском теат­ре художником-декоратором, оформляя спектакли высокохудожественны­ми декорациями. Человек разносторонних талантов, он играл в любитель­ских спектаклях, оформлял сцену и писал пьесы на злободневные темы. Его пьеса «Дуня» рассказывала о тяжелом положении женщины.

Актером и режиссером театра стал осетин А. А. Туганов, унаследовав­ший лучшие традиции владикавказской сцены. С успехом выступал он и в столичных театрах и в других городах, стал опытным режиссером. С рецензиями на спектакли русского театра выступали многие выдаю­щиеся деятели осетинской интеллигенции, например экономист Г. Цагалов. Зрителями же были не только образованные представители осетин­ского народа, но и самые простые крестьяне, которые, приезжая во Вла­дикавказ, стремились посетить и театр.

Любительские труппы возникали и в Грозном. Грозненский театр по­становкой пьес А. П. Чехова и Л. Н. Толстого пробудил интерес к сцене у широкой группы любителей. Самым ценным было то, что любитель­ские труппы появились не только в среде интеллигенции, но и среди ра­бочих нефтяных промыслов. Любительскими спектаклями в Грозном, Владикавказе, Кизляре руководил такой выдающийся русский актер и режиссер, как Е. Б. Вахтангов. Он поставил в Грозном пьесу Г. Гауптмана «Праздник мира, или Вольные люди», и А. П. Чехова «Дядя Ваня».

Став режиссером городского театра, Вахтангов установил льготные билеты для рабочих и учащихся. Интерес к театру в Чечне и Ингуше­тии породил и своих драматургов. Назарбек Шерипов написал на родном языке и поставил пьесу «На вечеринке», которая заслужила одобритель­ный отзыв местной печати. Позже им были написаны еще несколько пьес. В период первой русской революции 1905—1907 гг. Шерипов высту­пил со сцены с чтением «Песни о буревестнике» и «Песни о соколе» А. М. Горького.

В 1912 г. в Грозном на сцене местного парка был поставлен спек­такль «На вечеринке» на чеченском языке, в котором участвовал и веду­щий, дающий пояснение на русском языке всему происходящему на сце­не. Автором и режиссером этого спектакля был Назарбек Шерипов. Наря­ду с автором в пьесе выступали три местных любителя-артиста, чеченцы и целый ряд танцоров и танцовщиц. По сообщению печати пьеса была написана с большим знанием сцены, и к ней проявили большой интерес и русские и чеченские зрители.

Екатеринодарская адыгейская труппа по мотивам народных сказаний в 1914 г. поставила героическую драму «Набег Канчука на Азов». Грим и парики, костюмы, свет и музыка все было подчинено идейному замыслу спектакля. Чувствовалась крепкая рука режиссуры, стремив­шейся и в малом, и большом к конкретизации образов, психологической глубине и художественному обобщению, хотя и с ясно выраженным стремлением идеализировать историческое прошлое.

Приблизительно в то же самое время в Нальчике в стенах реально­го училища был создан кабардинский любительский театр во главе с Та-султаном Шеретлоковым. Им были написаны и поставлены «Кушук и его невеста», «Джабаги Казаноко» и другие небольшие пьесы, в которые он обильно вводил элементы народной хореографии и мелодрамы.

На развитие сценического и музыкального искусства городов Север­ного Кавказа большое влияние оказывали гастроли многих замечатель­ных артистов и музыкантов, театральных коллективов, приезжавших из Москвы и Петербурга и других городов.

На сценах кавказских городов пели Ф.И. Шаляпин и Л.В. Собинов, поражали своей игрой драматические актрисы М.Г. Савина и В.Ф. Ко-миссаржевская, Г.Н. Федотова, играли В.И. Качалов, С.В. Рахмани­нов и др.

3. Русский язык и национальная школа

на Северном Кавказе.

С конца XIX в. в результате изменяющихся социально-эко­номических отношений и влияния передовых общественных сил, царское прави­тельство несколько расширило школьную сеть на национальных окраи­нах империи. С одной стороны, открывая школы, царизм по-прежнему рассчитывал подготовить из представителей имущих классов послушных чиновников — опору самодержавия. С другой стороны, развитие экономи­ки края настоятельно требовало увеличения числа грамотных людей, могущих обслуживать производство.

И все же общий уровень просвещения в Северо-Кавказском крае оставался низким. По данным переписи 1897 г., грамотность среди населения Дагестана со­ставляла 9,2%, Кабарды - 3,2, Балкарии - 1,4, Адыгеи - 7, Карачая-4,6%. На каждые 1 тыс. человек населения в Дагестане приходи­лось 3 учащихся, а одна школа — па 25 тыс. человек.

Тем не менее на нужды народного просвещения края царское прави­тельство отпускало незначительную сумму. В начале XX в. на просве­щение в Дагестане отпускалось в среднем 13,5 коп. на душу населения, на одного жителя Нальчикского округа всего 9 копеек, тогда как на одного жителя России приходилось 80 коп.

Мизерные средства, отпускавшиеся на просвещение, обусловили убо­гую материальную базу школ. В начале XX в. около 70% школ Даге­станской области и Адыгеи размещалось в неприспособленных зданиях. Ни одна школа Чечни, Ингушетии, Кабарды и Балкарии, за исключе­нием реального училища, не имела сколько-нибудь удовлетворительного помещения. Из 44 учтенных в Нальчикском округе школ в начале XX в. 40 имели лишь по одной классной комнате, а 4 школы вообще не имели помещения. Во многих сельских школах отсутствовало учебное оборудование. Обучение велось только на русском языке. Алфавиты, со­зданные на русской графической основе П. К. Усларом (для дагестан­ских и чеченских школ), Л. Г. Лопатинским (для адыгских), абадзехом X. Ш. Анчеком, кабардинцем К. X. Атажукиным, балкарцем С. Урусбиевым и другими, были преданы забвению.

Общественно-демократическое движение за развитие народного обра­зования в стране в начале XX в. охватило и Северный Кавказ. Это заставило царизм пойти на некоторые уступки и даже при­знать, что обучение в начальных училищах края должно вестись на род­ном языке, а на учительские должности следует назначать лиц, владею­щих родным языком учащихся.

Были сделаны попытки создать новые буквари на русской основе, в Тифлисе был издан кабардинский букварь, а также лакский и даргин­ский буквари.

Количество школ и учащихся на Северном Кавказе в 1914 и 1916 гг.

Год

Район

Школы

Учащиеся

1914

Дагестанская область

93

7092

»

Нальчикский округ

112

6700

»

Чечня и Ингушетия

153

12800

»

Северная Осетия

87

6469

1916

Баталпашинский отдел (куда

входили Карачай и Черкесия)

125

Нет сведений

»

Адыгея (только в адыгских

селениях)

12

682

(Таблица составлена на основе «Кавказских календарей» за 1914 и 1916 гг.

Несмотря на некоторое расширение количества школ, учебой была охвачена незначительная часть детей школьного возраста (балкарцев — 2,3%, народов Дагестана — 10, кабардинцев — 12,8, осетин и русских— 33%). Особенно мало школ было в Балкарии (всего 3), Чечне и Ингу­шетии, Адыгеи и т. д. В Аварском, Андийском и Самурском округах Дагестана, в которых насчитывалось от 33 до 70 тыс. человек населения, даже в 1912 г. имелось по 2 школы, что позволяло охватить обуче­нием всего 1,0—1,5% детей школьного возраста.

Особенно незначительным было число девочек, охваченных обуче­нием. Адат, религиозный фанатизм, патриархально-родовые предрассуд­ки, сохранившиеся среди горцев, мешали просвещению женщин, обуче­нию девочек в школе. И если благодаря настоянию энтузиастов из среды передовых учителей кое-где удавалось открыть школы для девочек, то под давлением мусульманского духовенства они вскоре закрывались. Так, женское отделение, открывшееся в 1904 г. в Карачае при Учкуланском 2-классном училище (благодаря настойчивости передового учителя М.Дм. Карабаша), уже в 1906 г. стараниями духовенства было закрыто.

Все сельские школы пародов Северного Кавказа были однокласснымп или двухклассными. Программы этих школ ограничивались узкими рам­ками элементарного курса русского языка и математики (одноклассное училище) и краткими сведениями по истории, географии и естествозна­нию (двухклассное училище). В то время как родной язык был исклю­чен из школьного образования, чиновники Кавказского учебного округа ревностно следили за преподаванием христианского «закона божьего» и мусульманского вероучения. Эти предметы считались важными и зани­мали значительное место в учебной программе школы.

Для народов Северного Кавказа светские школы, вопреки намерениям царизма, сыграли объективно прогрессивную роль. Несмотря на ограни­ченность программы и большие педагогические и организационные поро­ки, дореформенная светская школа стояла неизмеримо выше школ рели­гиозных: она давала учащимся полезные знания и навыки, в них дети горцев усваивали русскую грамоту и язык, служившие основным сред­ством приобщения местного населения к передовой русской культуре.

Среднее образование для детей крестьян оставалось недоступным, хотя в конце XIX - начале XX в. было открыто несколько специальных средних учебных заведений: в Нальчикском округе — окружная горская школа, преобразованная в 1909 г. в реальное училище, и Баксацское ду­ховное училище, в Северной Осетии — Ардоиская духовная семинария и т. п. Но детей горцев в средних учебных заведениях было мало. В Темирханшуринском реальном училище, например, к началу 1900 г. обучалось всего 64 горца, или 18,7% от общего количества учащихся, В Баталпашипском училище к 1914 г. из 286 учащихся насчитывалось только 56 карачаевцев и черкесов и одна горянка.

В начале XX в. па Северном Кавказе появились и первые школы с профессиональным уклоном. 30 мая 1894 г. было принято решение об открытии низшей сельскохозяйственной школы 2-го разряда с трехлет­ним приготовительным классом и трехлетним специальным курсом в Нальчикском округе.

В 1904 г. в Дербенте была открыта школа садоводства с подготови­тельным отделением. Обучение общеобразовательным дисциплинам соче­талось в школе с практическими занятиями по садоводству, огородниче­ству и виноградарству.

В 1905 г. в Порт-Петровске была открыта вторая специальная шко­ла - трехлетнее электротехническое училище для подготовки электротех­ников для телефонно-телеграфных станций. Однако в связи с трудностью с материальным обеспечением в 1909 г. училище было переведено в Харьков. Спустя несколько лет, в 1911 г., в Темир-Хан-Шуре была открыта низшая ремесленная школа, которая должна была готовить грамотных подмастерьев по слесарно-кузнечному и столярному делу. Профессио­нальное образование давали Майкопское техническое училище и реаль­ные училища Северного Кавказа.

В подготовке специалистов сельского хозяйства определенную роль сыграла и двухгодичная низшая сельскохозяйственная школа Терского казачества, открытая в 1912 г. близ станицы Прохладной.

В начале XX в. в связи с расширением сети сельских школ и необ­ходимостью подготовки мало-мальски грамотных людей Управление Кавказским учебным округом вынуждено было обратить больше внима­ния на специальную подготовку учителей. В связи с этим дирекция на­родных училищ Терской области открыла при Нальчикской окружной горской школе двухгодичные педагогические курсы, на которых в первый год обучалось 18 человек. В 1900 г. при Порт-Петровском город­ском училище Дагестана были открыты одногодичные педагогические курсы, преобразованные в 1911 г. в двухгодичные. Такие же курсы открылись в 1909 г. и в Темир-Хан-Шуре.

Деятельность прогрессивных учителей сыграла положительную роль в формировании и росте местной интеллигенции, в развитии передовой общественной мысли на Северном Кавказе.

Рука об руку с представителями местного населения и учителями школ работали русские педагоги. Они сделали многое для приобщения горцев к русской грамоте, для подня­тия их культурного уровня. Многие из них, будучи передовыми людьми, по своим убеждениям и воззрениям, способствовали пробуждению гор­ских масс к борьбе за свое освобождение.

Русские учителя выступали и инициаторами в деле создания алфави­тов, букварей и грамматик для национальных языков. Они вместе с местными передовыми учителями боролись за демократическую и свет­скую школу. Н. Кириченко — учитель Карт-Джуртского училища (Карачай) — в 1897 г. подготовил грамматику и словарь балкаро-карачаевского языка. Л.Г.Лопатинский сделал попытку создания письменности кабар­динского языка на русской графической основе. В 1891 г. он издал в Тифлисе «Краткую кабардинскую грамматику» и «Русско-кабардинский словарь», занимался собиранием кабардинского фольклора. Будучи ин­спектором Кавказского учебного округа, Лопатинский горячо поддержи­вал идею преподавания родного языка в школах. Благодаря его стара­ниям в 1906 г. в Тифлисе были изданы кабардинский букварь, состав­ленный П. Тамбиевым, а в 1916 г.— книга «Родная речь» И. Акбаева для карачаево-балкарских школ. В 1911 г. известный чеченский просве­титель, депутат Государственной думы, Т. Эльдерханов издал в Тифлисе па русской графической основе «Чеченский букварь». Таких передовых деятелей просвещения на Северном Кавказе было немало, но их попытки не всегда имели успех.

Наряду с русскими школами на Северном Кавказе продолжали суще­ствовать религиозные мусульманские школы (мектебе и медресе), право­славные церковно-приходские и иудаистские горско-еврейские школы. Накануне Октябрьской революции 1917 г. в одном Баталпашинском отде­ле насчитывалось 36 православных церковно-приходских и 8 мусульман­ских училищ. В Дагестанской области насчитывалось более 740 мусуль­манских и 20 горско-еврейских школ, охватывавших 7,5 тыс. учащихся. Дагестан не без основания считался поставщиком кадров духовенства для всего Северного Кавказа. Едва ли где-либо на Кавказе до такой степени было развито изучение арабского языка и духовной литературы на этом языке, как в Дагестане.

Значительным было число религиозных мусульманских школ и в дру­гих районах Северного Кавказа. Так, в Нальчикском округе в 1914 г. насчитывалось 97 школ, охватывавших 1,5 тыс. учащихся. Почти при каждой мечети Адыгеи, Карачая и Черкесии, Чечни и Ингушетии име­лись религиозные школы - «мектебе».

Зарождавшаяся горская интеллигенция стремилась нспользовать культурно-просветительские организации для просвещения народа. С конца XIX в., как известно, в Нальчике было создано «Нальчикское благотворительное об­щество», позднее в Кисловодске – «Общество образования горцев Северного Кавказа», а в Адыгее — «Черкесское благотворительное общество». Во Владикавказе — «Терское медицинское общество», «Терское сельско­хозяйственное общество», Терский музей, а на Кубани — «Общество лю­бителей изучения Кубанской области», Екатеринодарский музей краеве­дения, Публичная библиотека. В Пятигорске — «Горское общество». Деятельность этих обществ содействовала не только развитию народного образования, но и распространению среди населения медицинских, есте­ственнонаучных и сельскохозяйственных знаний, изучению истории а экономики края, а следовательно, развитию культуры, изучению русского языка, распространению научных и экономических знаний.

Активную работу по просвещению народных масс проводило и «Об­щество по распространению образования и технических знаний среди горцев Терской области». Общество это возникло по инициативе актив­ных деятелей демократической интеллигенции Терской об­ласти — М. 3. Кипиапи, К. Л. Хетагурова, В. Г. Шредерса, Дж. Шанаева, М. Далгата и др

В начале XX в. в Кабарде и Балкарии работали «Общество распро­странения образования среди кабардинцев и горцев Нальчикского окру­га», «Просветительский кружок кабардино-горской молодежи» и «Наль­чикское благотворительное общество вспомоществования больным и бед­ным учащимся высших учебных заведений и учащимся народных учи­лищ». В организации «Общества распространения образования среди кабардинцев и горцев Нальчикского округа» видную роль сыграли про­грессивные деятели просвещения И. Кармов, Т. Блаев, П. Кешоков, М. Абаев и др. Общество оказывало материальную помощь кабардинцам и балкарцам, обучавшимся в средних и высших учебных заведениях.

В 1907 г. в Майкопе был создан кружок любителей природы, а с 1908 г.- народный университет для распространения знаний среди населения.

Деятельность передовых учителей, представителей местной и русской интеллигенции, различных обществ по развитию культуры и распростра­нению знаний среди горского населения и обучению детей на родном языке встречало ожесточенное сопротивление со стороны мусульманско­го духовенства Северного Кавказа. Оно выступало против новых алфави­тов на русской графической основе, против светского образования, под­рывавших, по представлению служителей ислама, влияние духовенства на массы.

В 1900 г. в Порт-Петровске была открыта первая в Дагестане пуб­личная библиотека в несколько тысяч томов книжного фонда с неболь­шой читальней. Имелась частная читальня в Дербенте, располагавшая в основном периодическими изданиями. В 1914 г. в Дагестане функциони­ровало 16 библиотек, из которых 11 библиотек было при учебных заве­дениях. Книжный фонд всех библиотек не превышал 70 тыс. томов, причем фонд библиотек при учебных заведениях состоял из 55 томов.

В Северной Осетии передовые учителя и демократическая интелли­генция организовали библиотеки не только в городе Владикавказе, но и в сельских населенных пунктах — Ардоне, Христиановском, Алагире, Ольгинском, Гизеле и т. д. Первая общественная библиотека в Нальчике появилась лишь в 1910 г., ее книжный фонд не превышал 1 тыс. томов.

4. Влияние русского языка на национальную литературу

народов Северного Кавказа.

Среди русских писателей, которые не только близко познакомились с кавказскими народами, но и верно отразили их жизнь в своих произведениях, первыми были декабристы, сосланные на Кавказ. Декабристы оказали большое воздействие и на развитие местной национальной литературы. Средством укрепления литературных связей явилось печатное слово на русском языке. Большая заслуга в этом принадлежала Пушкину, Грибоедову и декабристам.

В конце XIX века особенно активной стала тяга горцев к русской культуре, к русскому языку и литературе. Передовые предста­вители горской интеллигенции явились активны­ми поборниками усвоения горскими народами передовой русской куль­туры. Они понимали, что для достижения этой цели необходимо знание русского языка, изучение его как в школе, так и в обыденной жизни, в тесном общении с русским населением.

Передовые деятели горских народов Северного Кавказа X. Уруймагов (Осетия), И. Крымшамхалов (Карачай), Т. Эльдерханов (Чеч­ня) и многие другие указывали на значение русской культуры и русского языка в прогрессивном развитии горцев, выступали за широкое распространение русской грамоты среди своих народов. Они также отме­чали важную роль, которую должен был сыграть русский язык в эконо­мическом и духовном развитии народов Северного Кавказа.

Прогрессивные представители образованной части горцев знакомили своих соотечественников с произведениями русских писателей, переводи­ли на местные языки творения А. С. Пушкина, М. Ю. Лермонтова, И. А. Крылова, К. Д. Ушинского и других и выступали, таким образом, пропагандистами передовой русской культуры.

К концу XIX в. на Северном Кавказе вырос довольно многочисленный отряд национальной интеллигенции. Роль горской интеллигенции, и преж­де всего ее передовой части, была важна не только в ее практической деятельности, на поприще просвещения и культуры своих народов, но и в том, что ее представители, находясь за пределами своего края, в Рос­сии, работали с пользой для общего блага Родины, достойно представля­ли свой народ и его культуру среди других народов страны.

Русский язык не только приобщал горцев к богатой русской культуре, но и раскрывал перед ними достижения мировой цивилизации.

Горские народы не только заимствовали многое у русской культуры, но и щедро делились богатствами собственной культуры с русским насе­лением края. Русские на Северном Кавказе позаимствовали немало доб­рых обычаев и традиций у горцев, многие из них хорошо знали языки местных народов, переняли многие черты их материальной культуры, се­мейного и общественного быта. Еще Л. Н. Толстой подчеркивал, что «ка­заки... усвоили себе обычаи жизни и нравы их». Даже военный быт ка­зачества приобрел ставшие традиционными кавказско-горские черты, находясь и развиваясь под непосредственным влиянием военного дела и традиций горцев.

Процесс зарождения художественной литературы у не­которых народов Северного Кавказа происходил еще в XIX в. и притом разновременно. Осетины и народы Дагестана встретили конец XIX - начало XX в., имея уже сформировавшуюся как искусство письменного слова литературу. У карачаевцев, черкесов, кабардинцев и балкарцев одновременно с творчеством самобытных поэтов-одиночек, писавших на родных языках, на изобретенных ими самими алфавитах (Б. Пачев, К. Мечиев, И. Крымшамхалов), продолжали творить народные певцы и поэты (адыги - Цуг Теучеж, Джанчатов Куйпеш, Хамахоков Хапат, Пшизов Татун; чеченцы — Мази из Катарюрта, Уддин Эфи из Гехи; ка­рачаевцы — Каспот Кочкаров, Аппа Джанибеков, Исмаил Семенов; но­гайцы - Баймурза Моната, Негмота Айбата и др.).

Конец XIX — начало XX в. в истории развития литературы наро­дов Дагестана закономерно называ­ют периодом глубоких и сложных процессов, временем смены и обнов­ления литературных традиций. В это время еще продолжали творить пред­ставители блестящей плеяды лири­ческих поэтов XIX в.: Чанка (1860— 1909), Сукур Курбан (1848-1922), Омарла Батырай (1826-1910), Мах­муд из Кохаб-Росо (1873-1919), ярких и самобытных пред­ставителей романтического направ­ления дагестанской литературы. Вместе с ними активно включились в создание и развитие национальной литературы поэты нового поколения, многим из которых суждено было впоследствии стать основоположника­ми многонациональной советской литературы Дагестана.

Большие эпические произведения - повести и романы уже появились тогда в дагестанской литературе, в которой в конце XIX - начале XX с. Нухай Батырмурзаев выступил со своими повестями «Бедная Хабибат», «Давуд и Лейла», «Несчастная Джанбике», Сайд Габиев - с повестью «В народ», А. Ибрагимов - с романом «Аманхор». В переводе на даге­станские языки вышли в свет «Кавказский пленник» Л.Н. Толстого, «Бэла», «Узник» М.Ю. Лермонтова, а также ряд произведений азербайд­жанской, татарской и других литератур.

Тематика северокавказской литературы начала XX в. не так уж об­ширна. В поэзии и прозе главное внимание уделяется обездоленному и угнетенному положению горцев и горянок. В произведениях эта тема на­ходит свое выражение в констатации отдельных факторов из жизни гор­цев. Но в них совершенно отчетливо проводится разграничительная ли­ния между людьми, сословиями, линия, за которой стоят противоборст­вующие классы.

В творчестве многих поэтов не ощущалось еще призыва к револю­ционному преобразованию существующего строя. Свобода воспринима­лась ими как далекая мечта.

Кязим Мечиев (1859—1945) основоположник балкарской письменной поэзии, скажет в 1910 г.:

Скорбит земля родная, плачут реки,

И топчет сильный тех, кто послабей.

Чтоб мой народ свободным стал навеки,-

Помочь прошу я бога и людей.

Но в северокавказской поэзии появились и иные голоса. Поэты мень­ше теперь говорят о своих мечтах и надеждах, смело осуждают мир про­извола и тирании, призывно утверждая необходимость коренной ломки всей системы общественных отношений. В этом направлении выступал великий осетинский поэт Коста Хетагуров. Обращаясь к господствующе­му классу общества, он писал:

Вы жизнь превратили в забаву,

Гнушаетесь честным трудом

И, совесть меняя па славу,

Насилье зовете судом,

Вы были всегда палачами

И прав, и свободы чужой,

Топтали святыни ногами, -

Так будьте же счастливы сами

С такой озверелой душой!

………………………………….

Мне вашего счастья не нужно, -

В нем счастья народного нет...

В начале XX в. в литературе народов Северного Кавказа накаплива­лись черты реализма. Реалистическая литература постепенно вытесняла романтическую. Особенно ярко это проявлялось в творчестве Сулеймана Стальского (1869—1937), Гамзата Цадаса (1877—1951) и Цуга Теучежа (1855—1950). Становление нового человека стало предметом художест­венного воплощения в их реалистической поэзии.

В эпоху сложной борьбы различных литературных и идеологических течений - религиозно-клерикального, националистического, демократи­ческого - поэзия С. Стальского, Г. Цадасы, Ц. Теучежа твердо и последовательно защищала интересы народа, с большой художественной силой типизировала и обобщала явления и события, факты и детали из окружающей жизни. Наряду с изображением зреющего в пароде само­сознания, пробуждающихся в его недрах духовных сил, критика пороков современной социальной жизни являлась чертой, присущей реалистиче­ской поэзии Дагестана. А для творческого облика Гамзата Цадасы сати­рическое изображение действительности составляло самую сильную сто­рону его реализма. Нацеленные против патриархально-родового наследия старины и отвратительных черт социального быта, произведения Г. Ца­дасы высмеивали представителей духовной и светской иерархии даге­станского аула, разоблачали праздность духовных лиц.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Русский язык сыграл огромную роль в развитии социальной культуры народов Северного Кавказа. Русский язык явил собой плацдарм для межнационального общения. Многие горские народы стали считать русский своим вторым языком, пополнив словарный запас своих национальных языков русскими словами и выражениями. Одновременно и русский язык многое почерпнул из языков горских народов, т.е. происходило взаимопроникновение и взаимообогащение языков и культур русского и горских народов Северного Кавказа. Со временем русский язык все более и более проникал в языки горцев (особенно слова и понятия, в т.ч. технические, ранее вообще отсутствующие в их лексике).

Как было отмечено в пропедевтике, русский язык явился своеобразным огранщиком всей социальной культуры горцев, своеобразным ее оформителем. Многие горские народы благодарны русским просветителям за их неоценимый вклад в формирование культуры этносов Северного Кавказа. Русский язык дал возможность народам Северного Кавказа познакомиться с богатством и разнообразием мировой культурой, ощутить себя ее неотделимой частичкой и внести свой вклад в ее (мировой культуры) развитие и обогащение.

ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

1. История народов Северного Кавказа (конец XVIII в. – 1917 г.) – М.:

Наука, 1988 г.

2. Очерки истории Ставропольского края. Редактор Куликова.

3. Иванов. Русский язык.

4. Современный русский язык. Под ред. Иванова.

5. Проблемы современного русского языка. Редактор Замятина.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений22:06:15 18 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
11:46:28 24 ноября 2015

Работы, похожие на Сочинение: RlinC

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(151191)
Комментарии (1843)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru