Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Начало самодержавия в России, государство Ивана IV

Название: Начало самодержавия в России, государство Ивана IV
Раздел: Рефераты по истории
Тип: реферат Добавлен 22:39:51 27 июня 2005 Похожие работы
Просмотров: 1463 Комментариев: 2 Оценило: 1 человек Средний балл: 3 Оценка: неизвестно     Скачать

ГОСУДАРСТВЕННАЯ АКАДЕМИЯ СФЕРЫ БЫТА И УСЛУГ

УФИМСКИЙ ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ СЕРВИСА

Кафедра истории и культуры

Начало самодержавия в России.

Государство Ивана IV (Грозного)

Контрольная работа

Студентка

заочного факультета

группа ГУЗ 01-40 Буренин А.А.

шифр 2399 – 303

Проверила:

доцент кафедры истории

и культуры,

канд.ист.наук

Шафикова А.В.

г.Салават, 1999 г.

Содержание

стр.

1. Иван IV (Грозный) – первый Российский царь ……..….. 2

2. Реформы середины XVI в. Формирование сословно-представительной монархии …………………………………. 8

3. Опричнина, её причины и последствия …………….… 18

4. Внешняя политика Ивана IV ………………………….. 25

5. Список использованной литературы ……………………. 32


1. Иван IV (Грозный) – первый Российский царь

К исходу первой трети XVI века Россия была большой страной, но все же намного меньше, чем в последующее время. На западе пограничной областью была Смоленская земля (в 1514 г. отвоевана у Литовского княжества), Калуга была границей на юго-западе, за ней простиралась степь, находившаяся под постоянной угрозой нападения крымского хана. На востоке Россия кончалась Нижегородским и Рязанским уездами. На востоке с Россией граничили Казанское и Астраханское ханства. Лишь на севере рубежи страны, как и сейчас, доходили до Ледовитого океана. На северо-западе в руках России было и побережье Финского залива.

Объединение русских земель завершилось при сыне Ивана 3-го Василии 3-м, который княжил в Москве с 1505 г. по 1533 г. В Восточной Европе возникло огромное Российское государство, раскинувшееся на 2800 тысяч квадратных километров. Это было единое централизованное государство, все города и земли которого подчинялись великому московскому князю. Население России составляло 9 миллионов человек.

Государство было уже единым, но объединение его закончилось лишь за полвека до вступления на престол Ивана IV (для средневековых темпов жизни срок совсем небольшой). Политическое объединение было отнюдь не равнозначно централизации. Князья многих из тех территорий, что вошли в состав единого государства, владели еще обломками своих прежних княжеств как вотчинами, сохраняли частички своей былой власти. Феодалы из разных частей страны перемещаются, получают вотчины и поместья в новых местах. Постепенно складывается единый общерусский класс феодалов. К концу княжения Василия III осталось всего два удельных княжества. Принадлежали они младшим братьям Василия III: Юрию, владевшему Дмитровом и Звенигородом, и Андрею, в удел которого входили Старица в Тверской земле и Верея на юго-западе.

Бывшие удельные князья стали боярами великого князя. Они вошли в состав Боярской думы - сословного органа княжеско-боярской аристократии. Боярская дума ограничивала власть великого князя. Все важнейшие вопросы внутренней и внешней политики князь решал вместе с ней. В правительственных указах так и писали: ”Великий князь приказал, и бояре приговорили”.

Но в стране оставались значительные следы феодальной раздробленности. Потомки удельных князей - их называли бояре-княжата - сохранили свои земельные владения. В своих вотчинах они чувствовали себя полновластными правителями, имели дружины, устанавливали свои порядки и не всегда выполняли указания Москвы.

В 16 веке Московское правительство вело напряженную борьбу с сепаратизмом бояр-княжат за укрепление центральной власти. Эта внутренняя борьба осложнялась непрерывными войнами с соседними государствами.

Брак Василия III с Соломонией Сабуровой оказался неудачным: у супругов в течение 20 лет не было детей. В конце концов, Василий III решился на неслыханный поступок развод, а Соломонию заточили в Покровский женский монастырь. Новой женой Василия III стала княжна Елена Глинская молодая красавица.

Перед смертью в 1533 г., Василий III завещал московский престол трехлетнему сыну Ивану. Государством стала управлять мать Ивана княгиня Елена с братьями князьями Глинскими. Воспользовавшись малолетством государя, различные группы бояр начали борьбу за престол. Претендентами выступили братья Василия III - удельные князья Юрий из Дмитрова и Андрей из Старицы. Но Глинские сурово расправились с ними. Отправленные в заточение они там и погибли.

Правительство Глинских проводило политику укрепления централизованной власти. В 1538 г. мать Ивана IV неожиданно умерла. Ходили слухи, что ее отравили. Власть захватили противники централизации - князья Шуйские. Вскоре их оттеснили князья Бельские. В 1543 г. к власти пришли сторонники возвышения Москвы бояре Воронцовы; затем снова Шуйские. Наконец в 1546 г. к управлению государством вернулись Глинские во главе с бабкой Ивана IV княгиней Анной. Каждый раз смена правящей группировки сопровождалась кровавой расправой с противниками. Боярские временщики использовали пребывание у власти для своего обогащения.

Иван родился 25 августа 1530 г. II. Будучи трех лет от роду, он лишился отца, а в неполных восемь лет - матери Елены Глинской. Его четырехлетний брат Юрий не мог делить с ним детских забав. Ребенок был глухонемым от рождения. В соответствии с завещанием отца правление государством перешло в руки бояр, которые должны были передать власть княжичу по достижении им совершеннолетия.

От природы он получил ум гибкий и бойкий, вдумчивый и немного насмешливый, настоящий великорусский, московский ум. Но обстоятельства, среди которых протекало его детство, рано испортили этот ум, дали ему неестественное, болезненное развитие. В душе его рано и глубоко врезалось и на всю жизнь сохранилось чувство сиротства, брошенности и одиночества, о чем он твердил при всяком случае: "родственники мои не заботились обо мне". Как все люди, выросшие среди чужих, Иван рано усвоил привычку ходить, оглядываясь и прислушиваясь. Это развило в нем подозрительность, которая с летами превратилась в глубокое недоверие к людям. В детстве ему часто приходилось испытывать равнодушие и пренебрежение со стороны окружающих. Необходимость сдерживаться, дуться, глотать слезы питала в нем раздражительность и затаенное, молчаливое озлобление против людей. Сцены боярского своеволия и насилия, среди которых рос Иван, превратили его робость в нервную пугливость, из которой с годами развилась наклонность преувеличивать опасность, что заставляло его быть всегда настороже. Как все люди, слишком рано начавшие борьбу за существование, Иван преждевременно повзрослел.

Иван быстро развивался физически и в 13 лет выглядел сущим верзилой. Посольский приказ официально объявил за рубежом, что великий государь “в мужеский возраст входит, а ростом совершенного человека уж есть, а с божьею волею помышляет уже брачный сезон приняти”. Дьяки довольно точно описали внешние приметы рослого юноши, но они напрасно приписывали ему степенные помыслы о женитьбе. Подросток очень мало напоминал прежнего мальчика, росшего в “неволе” и строгости; освободившись от опеки и авторитета старейших бояр, великий князь предался диким потехам и играм, которых его лишали в детстве.

Окружающих поражали буйство и неистовый нрав Ивана. Лет в 12 он забирался на островерхие терема и спихивал оттуда кошек и собак “тварь бессловесную”. В 14 лет он начал “человечков уроняти”. Кровавые забавы тешили “великого государя”. Мальчишка отчаянно безобразничал. С ватагой сверстников, детьми знатнейших бояр, он разъезжал по улицам и площадям города, топтал конями народ, бил и грабил простонародье “скачущие и бегающие всюду неблагочинно”.

Создавшееся в следствие “бесчиния и самовольства” бояр положение представляло серьезную опасность для целостности государства и должно было вызвать попытки укрепить власть со стороны тех групп государствующих классов, которые опасались развала государствующего единства. Под руководством высокообразованного для того времени митрополита Макария Иван IV получил хорошее образование. Он много читал, глубоко изучил историю Киевской Руси, Владимирского княжества и европейских государств. Иван IV рано понял, что многие княжата и бояре не заинтересованы в укреплении единства России, а хотят остаться самовластными правителями в своих вотчинах. Он поставил своей целью упрочить централизованное Российское государство.

Первую такую попытку сделал Митрополит Макарий. По убеждениям он был горячим сторонником сильной самодержавной власти. Под несомненным влиянием Макария сложилась и политическая идеология Ивана Грозного. Макарию, вероятно, принадлежала мысль о венчании на царство молодого Ивана. Этот акт должен был не только повысить международное значение Русского государства, но и укрепить расшатавшуюся центральную власть.

В 17-20 лет он поражал окружающих непомерным количеством пережитых впечатлений и передуманных мыслей, до которых его предки не додумались и в зрелом возрасте. Когда Великому князю исполнилось 17 лет он собрал двор и объявил о своем намерении жениться, но еще до своей женитьбы он объявил им свое намерение венчаться на царство. Принятие царского титула знаменовало начало его самостоятельного правления.

Венчание на царство происходило 16 января 1547 г. Было сделано все, чтобы придать ему как можно больше блеска и торжественности.

Над Москвой плыл колокольный звон. Звонили во всех кремлевских соборах, им вторили окраинные церкви и монастыри. Они возвещали московским жителям о торжественном событии - венчании молодого государя великого князя всея Руси Ивана Васильевича на царство.

В Кремле медленно и чинно двигалась процессия. Из великокняжеского дворца она направлялась к главному московскому собору Успения Богородицы, отстроенному при Иване III, деде нынешнего великого князя. В тяжелых меховых шубах, соболиных, горностаевых, беличьих, крытых то восточными шелками с яркими разводами, то итальянским бархатом, то фландрским сукном, плавно двигались бояре. Завороженная великолепием шествия и серьезностью происходящего, толпа застыла. Шутка ли, венчание на царство. Такого Москва еще не видела.

В Успенском соборе Кремля в присутствии дворцовой знати и иностранных послов впервые в истории России был совершен обряд коронации. Во время долгой, по обычаю православной церкви, торжественной службы митрополит возложил на Ивана крест, венец и бармы и провозгласил его самодержавным царем. В торжественной речи он подчеркнул божественное происхождение власти царя.

Устами митрополита была начертана программа деятельности царя: в союзе с церковью, которая отныне объявлялась “матерью” царской власти, царь должен был укрепить “суд и правду” внутри страны, вести борьбу за расширение государства.

По завершении чина венчания великий князь стал “боговенчаным царем”. По алому бархату, струившемуся, словно поток крови, на ослепительно белом снегу, шел в свои хоромы первый русский царь, носивший этот титул на законных, с точки зрения того мира основаниях.

Столица государства, Москва, отныне украсилась новым титулом - она стала “царствующим городом”, а русская земля - Российским царством. Но для народов России начался один из самых трагических периодов его истории. Наступало “время Ивана Грозного”.

Венчание на царство укрепляло авторитет Ивана IV и способствовало росту международного престижа Российского государства.

С этого времени российские монархи начали не только в сношениях с другими державами, но и внутри государства, во всех делах и бумагах, именоваться царями , сохраняя и титул великих князей.

А между тем знатные сановники объехали Россию и представили лучших невест государю, он избрал из них юную Анастасию, дочь вдовы Захарьиной, которой муж был окольничий, а свекор - боярином Иоанна III. Но не знатность, а личные достоинства невесты оправдывали его выбор. Современники приписывают ей все женские добродетели: целомудрие, смирение, набожность, чувствительность, благость, ум; не говоря о красоте.

В феврале 1547 г. Иван IV женился на Анастасии. С момента женитьбы по русскому обычаю Иван IV признавался совершеннолетним и мог самостоятельно управлять страной.

Венчание прошло в храме богоматери. Прервав веселые пиры двора, Иоанн и супруга ходили пешком зимою в Троицкую Сергиеву лавру и провели там первую недели великого поста, ежедневно молясь над гробом святого Сергия. Но такая набожность Иоаннова, неискренняя любовь к добродетельной супруге не могли укротить его пылкой беспокой души, приученный к неуемной праздности, к грубым, неблагочинным забавам. Он любил показывать себя царем, но не в делах мудрого правления, а в наказаниях, в необузданности прихотей. Играл, «милостями и опалами»; умножал число любимцев, еще более умножал число отверженных; своевольничал, чтобы доказать свою независимость; он не знал, что государь истинно независимый бывает только государь добродетельный. Никогда Россия не управлялась хуже. Глинские, подобно Шуйским, делали что хотели именем юноши-государя; наслаждались почестями, богатством и равнодушно видели неверность частных властителей; требовали от них раболепства, а не справедливости.

Иван IV обладал природным острым умом, блестящим красноречием и талантом писателя-публициста. Он был тонким политиком, искусным дипломатом и крупным военным организатором. Но человек бурных страстей, нервный, резкий, вспыльчивый, Иван IV был наделен очень тяжелым деспотичным характером. Он быстро терял самообладание, приходил в страшную ярость. С ранней юности у него проявились две черты: подозрительность и жестокость. Иван IV не терпел ни малейшего ослушания. Князя Репнина по распоряжению царя казнили за отказ надеть шутовскую маску. Мстительность Ивана IV приводила к тому, что гибли ни в чем не повинные люди. Вместе с боярами казнили их слуг, дворню, даже холопов и крестьян. Первый царь России вошел в историю как беспощадный тиран, прозванный народом Грозным.

Для исправления Иоаннова надлежало сгореть Москве. Столица ежегодно разрастила своим пространством и числом жителей. Дворы более и более стеснялись, новые улицы примыкали к старым, дома строились лучше для глаз, но не безопаснее прежнего: тленные громады зданий ждали только искры огня, чтобы сделаться пеплом. Летописцы Москвы часто говорят о пожарах, называя некоторые великими; но никогда огонь не свирепствовал в ней так ужасно, как в 1547 г. Сгорели все дома от Арбата и Неглинной до Яузы и до конца Великой улицы, Варварской, Покровской, Мясницкой, Дмитровской, Тверской. Ни огороды, ни сады не уцелели: дерева обратились в уголь, трава - в золу. Сгорело 1700 человек, кроме младенцев. Нельзя, по сказанию современников, ни описать, ни вообразить сего бедствия. Обратились в пепел 25 тысяч дворов.

Почти все московские жители остались без крова. Пожар нарушил снабжение столицы продовольствием. Начались эпидемия, голод. В народе поползли слухи, что Москву подожгли Глинские. Посадские люди восстали. Толпа ворвалась в Успенский собор и растерзала князя Юрия Глинского. Восставшие разгромили московские дома Глинских, затем пришли в село Воробьево, где находился Иван IV, и стали требовать выдачи бабки Анны и других Глинских. Царь с трудом убедил их, что Глинских он не прячет.

Прошли долгие и долгие годы, прежде чем Иван IV добился послушания от бояр, пока же он сам стал орудием в руках придворных.

В период боярского правления жизнь крестьян и городских масс резко ухудшились. Бояре распоряжались в свою пользу государственным земельным фондом, государственная казна была разграблена Боярские наместники беззастенчиво грабили население, взимали большие подати. В ряде мест вспыхнули народные восстания.

Народные восстания произвели на Ивана IV сильное впечатление. Он писал: «От этого вошел страх в душу мою и трепет в кости мои» Царь отстранил от управления Глинских и других бояр, злоупотреблявших властью, и приблизил к себе родственников жены бояр Захарьиных-Романовых. Не доверяя княжеско-боярской аристократии, он стал больше опираться на служилых людей - дворян, получивших свое название от дворецкого, управляющего царским дворцом, в распоряжении которого они находились.

Дворяне (они же помещики) были заинтересованы в укреплении власти царя, который предоставлял им поместья и должности.

К концу 40-х годов при молодом царе складывается кружок придворных деятелей, которым он доверяет ведение государственных дел. К власти пришла новая группировка, которая вошла в история под названием Избранной рады. Всего десятилетие суждено было существовать “Избранной раде”, всего десятилетие было отпущено исторической судьбой для деятельности решительных и энергичных реформаторов, протекавшей в условиях относительного мира между всеми классами и сословиями русского общества. Но за этот краткий период государственное и социальное устройство России претерпело столь сильные изменения, какие не происходили за целые века спокойного развития. “Избранная рада” возникла в 1549 г., а в 1560 г. ее уже не существовало.


2. Реформы середины XVI в. Формирование сословно-представительной монархии.

За это время, во-первых, сформировалась развитая система “приказов” (свод действующих законов). Каждый из приказов отвечал за определенную сферу управления: так, например, Посольский приказ - за дипломатическую службу, Разрядный приказ - за большую часть военных дел, Челобитный приказ - за контроль над остальными приказами.

Во-вторых, в 1550 г. был введен в действие новый Судебник (свод действующих законов), расширенный, систематизированный, включающий все новое, что накопилось в судебной практике со времен введения старого Судебника в 1497 г.

В-третьих, было реорганизовано местное управление. Власть наместников, которые раньше назначались великим князем на определенное время, была заменена властью выборных земских органов.

В-четвертых, церковный собор 1551 г. привел к единообразию все обряды, поставил задачу улучшить нравы духовенства. Этот собор вошел в историю под названием Стоглавого, так как его решения были сведены в сто глав.

Наконец, наиболее целенаправленным изменениям подверглось военное дело. Было подготовлено и принято Уложение о военной службе, определяющее, с какого количества земли (поместья) воин должен был выходить в поход “конно, людно, оружно”. Под Москвой была выделена земля для привилегированных дворян, из числа которых впоследствии назначались воеводы, “головы” (низшие офицеры), дипломаты и администраторы. Возник корпус первого русского постоянного войска - стрельцов получавших из казны жалованье, вооружение и обмундирование.

Государственный и политический талант Ивана Грозного раскрывают реформы 50-х годов XVI века. Важнейшей чертой политической истории Русского государства 50-х годов являются многочисленные реформы, направленные на дальнейшее развитие и укрепление Русского централизованного государства.

Общей чертой реформ 50-х годов является их антибоярская направленность. Провозглашая эти реформы, правительство Ивана IV изображало их как мероприятия, цель которых заключалась в том, чтобы ликвидировать последствия боярского правления и укрепить экономические и политические позиции тех социальных групп, чьи интересы оно выражало и на которые опиралось, - дворян, помещиков и верхи посада. При этом есть основание говорить о наличии у правительства Ивана IV целого плана реформ, охватывающих широкий круг вопросов внутренней политики и включавших в себя мероприятия в области землевладения, и финансовые реформы, и, наконец, реформы церковные.

Исходным моментом в проведении реформ явилась речь Ивана IV 27 февраля 1549 г. на заседании Боярской думы совместно с “освященным собором” (т. е. высшими представителями церкви). Эта речь носила программный характер и представляла собой декларацию, излагавшую основные принципы политики правительства; давалась резко отрицательная оценка боярского правления как времени. Основной вопрос, рассматриваемый в декларации Ивана IV, - это вопрос о боярских детях и их интересах. Дети боярские занимают центральное место в декларации Ивана IV, все три пункта которой посвящены им: сначала оценке положения детей боярских в прошлом, во время боярского правления, затем требованию о недопустимости продолжения “сил”, “обид” и “продаж” по отношению к детям боярским и формулировке санкций в случае, если они все же будут иметь место.

В прямо противоположном плане трактуется вопрос о боярах. Бояре рассматриваются как основной источник насилий, “обид” и “продаж”, причинявшихся детям боярским в прошлом, в годы боярского правления, и как потенциальный источник таких же действий в настоящем и будущем. Поэтому обращение Ивана IV ко “всем боярам” носило характер ультимативного требования о прекращении таких актов насилий со стороны бояр в отношении детей боярских под угрозой опал и “казни” для тех бояр, кто попытался бы продолжать или возобновить такого рода действия.

В тот же день, 27 февраля 1549 г., состоялось другое выступление Ивана IV. По своему значению оно представляло как бы повторение правительственной декларации, но только не перед боярами, против которых было направлено острие политики, провозглашенной в декларации Ивана IV, а перед детьми боярскими и дворянами, чьи интересы отражала и защищала декларация правительства.

Закономерным итогом политических событий 27 февраля явился закон 28 февраля 1549 г., представляющий собой начало реализации политики, провозглашенной в декларациях Ивана IV от 27 февраля. Закон 28 февраля был принят без участия “всех бояр”: добившись от них принятия требований, сформулированных в царской декларации, правительство Ивана IV не сочло нужным передавать на рассмотрение “всех бояр” текст нового закона и он был принят на заседании “ближней думы” с участием митрополита Макария.

К времени февральской декларации Ивана IV, политика правительства уже определилась как политика защиты интересов помещиков (детей боярских) и борьбы за ликвидацию последствий боярского произвола времен боярского правления.

Правительство Ивана IV, выступая против бояр и в защиту детей боярских - помещиков, стремилось представить себя защитником также и “всех крестьян царствия своего”. Очевидна цель, состоящая в том, чтобы заявлениями о защите всех “крестьян” прикрыть классовый характер политики Ивана IV как органа власти господствующего класса феодалов-крепостников. Особенно ярко тенденция изобразить политику правительства Ивана IV как имеющую “всенародный” характер выступает в речи Ивана IV на Стоглавом соборе 1551 г. Царь выносил на рассмотрение освященного собора и “всех бояр” следующие вопросы (“Царские вопросы”):

1. О борьбе с местничеством

2. О пересмотре вотчин, поместий и кормлений

3. О монастырских, княжеских и боярских слободах

4. О ликвидации корчем

5. О ликвидации мытов

6. О пошлинах за перевоз через реку и за проезд по мосту

7. О заставах по рубежам

8. Об установлении вотчинных книг и о регламентации службы с вотчин

9. Об упорядочении дела раздачи поместий

10. О порядке обеспечения вдов боярских детей

11. О порядке надзора за ногайскими послами и гостями

12. О всеобщей переписи земель

Главное место в программе правительственных мероприятий занимает земельный вопрос. Удельный вес земельного вопроса в разработанном правительством Ивана IV плане реформ выступает уже в том факте, что из 12-ти пунктов, из которых состоят “Царские вопросы”, пять посвящены земельным делам. План правительства намечал общий пересмотр земель, находящихся во владении служилых людей. Необходимость этого мероприятия мотивировалась тем, что годы боярского правления привели к крупнейшим переменам в области землевладения, выражавшимися в сосредоточении огромного количества земель, по сравнению с временами до смерти Василия III, в руках одних и в столь же больших масштабах обезземеления других. Задача, стоявшая перед правительством, заключалась в том, чтобы пожаловать “недостаточного” за счет “лишков” земель, выявленных у тех, кто увеличил свои владения в годы правления бояр.

Судебник 1550 г.

Издание Судебника 1550 г. было актом огромной политической важности. Основные стадии, через которые проходит вновь издаваемый закон:

1 Доклад царю, мотивирующий необходимость издания закона

2 Приговор царя, формулирующий норму, которая должна составить содержание нового закона.

Само же составление закона и окончательная редакция текста производится в приказах, точнее, казначеями, по приказу царя выполняющими эту работу. Наконец, на основе новых законов составляются дополнительные статьи Судебника, которые и приписываются к его основному тексту. Такова общая схема законодательного процесса в Русском государстве второй половины XVI века. Она конкретизируется указанием на разновидность законов. Основанием для установления нескольких разновидностей законов служит то, что различные законы по-разному проходят намеченные выше стадии законодательного процесса. Основные различия падают на вторую стадию. Если доклад является общим для всех разновидностей законов второй половины XVI века, то вторая стадия законодательного процесса - “приговор” - осуществляется для различных законов по-разному:

1. Приговором одного царя.

2. Приговором царя с боярами.

3. Устным приказом царя (“государевым словом”).

Вряд ли можно говорить о какой-либо зависимости применения той или иной законодательной процедуры от содержания закона. Привлечение или непривлечение Боярской думы к обсуждению закона зависело целиком от конкретных обстоятельств момента.

Традиция предписывала участие бояр в обсуждении новых законов и для большинства их отмечено участие бояр в “приговорах” об издании законов. Дает ли участие бояр в законодательном процессе основание говорить о дуализме законодательных органов Русского государства? Можно ли рассматривать царя и Боярскую думу как два фактора законодательства, как две самостоятельные политические силы? Ответ на это может быть только отрицательным. Боярская дума во второй половине XVI века представляла собой одно из звеньев в государственном аппарате Русского централизованного государства. И хотя аристократический состав думы давал ей возможность занимать позицию защиты княжеско-боярских интересов, но как учреждение дума являлась царской думой, собранием советников царя, к выяснению мнений которых по тем или иным вопросам обращался царь, когда он считал это нужным. Поэтому видеть в обсуждении закона в Боярской думе нечто похоже на обсуждение закона в парламенте - значит совершенно произвольно переносить на Боярскую думу Русского самодержавного государства черты законодательного учреждения конституционного государства. Поэтому нельзя видеть в обсуждении законов в Боярской думе ограничения царской власти.

Рассмотрение вопроса о законодательстве в Русском государстве второй половины XVI века дает возможность сделать еще один вывод большой важности. Это вывод об огромной роли приказов в законодательстве. Сосредоточивая свое внимание на вопросе о Боярской думе и ее роли, дворянско-буржуазная историография недооценила роль приказов. Между тем именно приказы, в частности казначеи, фактически держали в своих руках московское законодательство как в подготовительной стадии, разрабатывая проекты законов, так и в заключительных этапах законодательного процесса, где именно в руках казначеев находилось формулирование и редактирование текста законов на основе норм царского приговора.

В этой роли приказного аппарата в законодательстве нашло свое яркое выражение развитие и укрепление централизованного Русского государства.

Приговор о местничестве.

Местничество являлось одним из тех институтов феодального государства, которые обеспечивали монопольное право на руководящую роль в важнейших органах государства представителям феодальной знати. Сущность местничества состояла в том, что возможность занятия тем или иным лицом какого-либо поста в административных органах или в армии предопределялась местническими счетами, то есть взаимными соотношениями между отдельными феодальными - княжескими или боярскими - фамилиями, а внутри этих фамилий - взаимными соотношениями между отдельными членами этих фамилий. При этом исключалась возможность изменения этих соотношений, так как это означало бы изменение порядка мест в служебной, придворной или военной иерархии. Это приводило к тому, что для занятия каким-либо лицом того или иного поста нужно было, чтобы положение данного лица в местнической иерархии соответствовало тому положению, какое занимал в этой иерархии тот пост, на занятие которого претендовало данное лицо.

Московские великие князья (а затем цари) вели упорную борьбу против местничества, так как местничество связывало их и ставило их действия под контроль феодальной знати. Однако феодальная знать в свою очередь упорно боролась за сохранение местнических привилегий. Выражением и проявлением этой борьбы вокруг проблемы местничества являются местнические счеты, рост которых на протяжении XVI века отражает в себе усиливающееся стремление русских государей к слому местнической иерархии.

Особую остроту местничество и местнические счеты приобрели в области военной, в армии. Здесь с особой очевидностью выступала реакционная роль местничества.

Основным недостатком в организации русской армии того времени было то, что управление армией было построено на местнических началах. Это лишало командование армии возможности оперативного руководства войсками и, напротив, позволяло княжатам и боярам, недовольным политикой правительства Ивана IV, саботировать путем местнических счетов и распрей распоряжения верховного командования. Местнические счеты лишали правительство возможности руководствоваться при назначении на посты воевод соображениями политического и персонального порядка, а требовали предоставления воеводских постов тем, кто имел на них привилегию в соответствии с местнической иерархией.

В ноябре 1549 г. был издан приговор о местничестве. В “Вопросах” Ивана IV Стоглавому собору обстоятельства и мотивы издания приговора о местничестве изложены следующим образом: “Отец мой, Макарий митрополит, и архиепископы, и епископы, и князи, и бояре. Нарежался есми х Казани со всем хрисолюбивым воинством и положил есми совет своими боляры в пречистой и соборной перед тобою, отцем своим, о местех в воеводах и в сяких посылах в всяком разряде не местничатися, кого с кем куды ни пошлют, чтобы воиньскому делу в том порухи не было; и всем бояром тот был приговор люб”. Таким образом, целью издания приговора “О местах” было создать условия, позволяющие не допустить “порухи” “воинскому делу” во время похода, проистекавшие от местничества в “посылках” и в “разряде”.

Приговор о местничестве от ноября 1549 г. состоит из двух частей. Первая часть приговора посвящена воеводам основных пяти полков, на которые делилась армия: Большого, Правой руки, Левой руки, Передового и Сторожевого. Во второй части речь идет об остальных служилых людях - невоеводах.

По своему содержанию приговор 1549 г. формально представляет собой акт, определяющий местнические соотношения между отдельными воеводскими должностями. В рамках признания правомерности местничества находится и другая группа норм, формулируемых приговором: о порядке регулирования тех случаев, когда служебные отношения между теми или иными служилыми людьми не соответствуют местническим счетам между ними. Однако существо приговора 1549 г. о местничестве заключалось не в простой регламентации местнических счетов в полках, а в борьбе против местничества.

Для понимания политической направленности приговора о местничестве очень много дает то толкование, которое было дано этому приговору во время похода 1549-1550 гг. после приезда во Владимир митрополита Макария, когда вопрос о местничестве являлся предметом обсуждения царя, митрополита и бояр, и только что принятый приговор о местничестве был вновь подтвержден. Опираясь на это подтверждение, Макарий в своем обращении к служилым людям следующим образом сформулировал тот порядок, которым должна была определяться служба всех категорий служилых людей во время похода: “А лучитца каково дело, кого с ким царь и великий князь на свое дело пошлет, а хотя будет кому с кем и не пригож быти своего для отечества, и бояре б, и воеводы, и князи, и дети боярские для земского дела все ходили без мест. А кому будет каково дело о счете, и как, оже даст бог, с своего дла и с земского придет, и государь им счет тогды даст”.

Речь Макария, внесенная в текст официальной Разрядной книги, может рассматриваться как своего рода официальный комментарий к тексту приговора о местничестве. Совершенно так же излагается существо приговора 1549 г. и в “Царских вопросах” Стоглавому собору, где приговор о местничестве характеризуется как закон, устанавливающий принцип: “О местех в воеводах и в всяких посылках в всяком разряде не местничатися, кого с кем куды ни пошлют”.

Таким образом, как по свидетельству Макария, так и по заявлению самого Ивана IV, смысл приговора о местничестве заключался в установлении службы в полках “без мест” и в запрете “местничаться” во время похода.

Будучи одной из наиболее ранних по времени политических реформ 40-50 годов, приговор о местничестве отразил в себе общий характер политики правительства и продемонстрировал формы и пути реализации этой политики.

Испомещение “тысячи”.

Центральным вопросом внутренней политики 50-ых годов являлся земельный вопрос. Характер земельной политики 50-ых годов определился вполне уже в первом крупном мероприятии в области земельного вопроса. Этим мероприятием было испомещение приговором 3 октября 1550 г. знаменитой “1000” детей боярских вокруг Москвы.

Приговор устанавливал: “учинить. . . помещиков, детей боярских - лутчих слуг 1000 человек” путем раздачи им поместий в местностях вокруг Москвы “верст за 60 и 70” - “в Московском уезде, да в половине Дмитрова, да в Рузе, да в Звенигороде, да в Числяках, и в Ординцах, и в перевесных деревнях, и в тетеревинчих, и в оброчных деревнях”. Размеры подмосковных поместий детям боярским определялись в 200, 150 и 100 четвертей в зависимости от того, к какой из трех статей (на которые была разбита “1000”) относится данный сын боярский. При этом делалась оговорка: “А за которыми бояры или за детьми боярскими вотчины в Московском уезде или в-ыном городе, которые блиско Москвы верст за 50 или за 60, и тем поместья не давати”. Приговор далее устанавливал порядок пополнения “1000” в случае смерти кого-либо из входивших в нее лиц: “А который по грехам ис той тысячи вымрет, а сын его не пригодитца к той службе, ино в того место прибрать иного”.

Земельное законодательство.

Одним из важнейших актов политики правительства Ивана IV является приговор 11 мая 1551 г. Значение этого приговора заключается в том, что он формулирует основные принципы политики правительства Ивана IV в отношении двух важнейших категорий феодального землевладения: монастырского и княжеского. Приговор устанавливал целый ряд мер, направленных против монастырского землевладения. Во-первых, запрещалась покупка монастырями (и другими представителями церковного землевладения) вотчин “без доклада” царю. Другой пункт приговора распространял обязательность “доклада” и на земельные вклады в монастырь: “а кто без государева ведома в которой монастырь вотчину свою дасть по душе, и та вотчина у монастырей безденежно имати на государя”. Третье положение приговора устанавливало особые ограничения для вотчинников ряда местностей, для князей в первую очередь. Наконец, особый раздел приговора регулировал порядок “выкупа” родичами вотчин, данных в монастыри.

Перечисленные пункты, однако, не исчерпывали содержания приговора 11 мая 1551 г. Более того, можно сказать, что основное политическое острие приговора заключалось не в них.

Регулируя вопросы монастырского землевладения на будущее, приговор 11 мая 1551 г. одновременно включал в себя и ряд пунктов, направленных на ревизию прошлого в вопросах развития монастырского землевладения. И здесь перед нами вновь выступает тот основной политический мотив, который с неизменностью обнаруживается во всех мероприятиях 50-ых годов в области земельной политики, - ликвидация в интересах дворянства результатов земельной политики времен боярского правления.

Приговора 11 мая 1551 г., - это последовательно проведенный принцип восстановления “старины”, понимаемый как восстановление тех порядков, которые были при Василии III, и ликвидации тех “новшеств”, которые относятся ко времени после Василия III. Приговор дает яркую характеристику монастырской экспансии в земельном вопросе, которой отличалась деятельность монастырей во время боярского правления. Деятельность шла по четырем направлениям:

1) приобретение поместных и черных земель за долги;

2) насильственный захват земель “у детей боярских и у христиан”;

3) расширение владений путем подкупа писцов;

4) постановка монастырских починков “на государевых землях”.

Эта характеристика методов и путей увеличения монастырями своих земельных владений, применявшихся монастырями в годы боярского правления, дается в приговоре 11 мая 1551 г. с вполне определенной целью - полной ликвидации результатов монастырской экспансии: в отношении всех земель, приобретенных монастырями в годы боярского правления, предписывалось “сыскати, чьи земли были изстари, за тем же земли и учитини”.

Ставя под правительственный контроль дальнейший рост монастырского землевладения, приговор одновременно устанавливает ряд мероприятий, сводящих на нет все те успехи, которые сделало монастырское землевладение за годы господства княжеско-боярской реакции.

Наряду с монастырским землевладением другой категорией земель, о которых идет речь в приговоре 11 мая 1551 г., является княжеское землевладение.

В вопросе о княжеских вотчинах и вотчинах Твери и других городов, как и в вопросе о монастырском землевладении, приговор 11 мая 1551 г. восстанавливал нарушенную после Василия III “старину” и означал возвращение к той политике по отношению к княжескому землевладению, которая проводилась до времени господства княжеско-боярских группировок 30-40 годов XVI века. Сформулированная в приговоре 11 мая 1551 г. эта политика характеризуется одной особенностью. Вводимые приговором 11 мая ограничения относительно вотчинного землевладения не носили всеобщего характера, а распространялись лишь на три княжеских рода и на определенную группу местностей Русского государства. Такой “местный” характер приговора 11 мая не являлся случайным. Ярославские, Стародубские и Суздальские князья “были особенно густо разросшимися ветвями генеалогического дерева северо-восточных Всеволодовичей”. Таким образом, приговор 11 мая, знаменующий собой начало политики борьбы правительства Ивана IV за ликвидацию экономической основы мощи княжат, - их вотчин, - наносил первый удар по наиболее мощной группе бывших независимых феодалов - княжат.

Выражением той же самой политики являются и положения приговора 11 мая, направленные против всех вотчинников в целом Твери и других перечисленных в нем местностей. Все эти местности представляли собой территории бывших самостоятельных феодальных государственных образований, вошедшие в состав Русского централизованного государства во второй половине XV века и в первые десятилетия XVI века, и установление контроля центрального правительства над вотчинным землевладением этих местностей выражало собой политику борьбы за подчинение бывших феодальных землевладельцев удельных княжеств правительству Русского централизованного государства.

Следующим этапом в законодательстве о княжеских вотчинах явился закон 15 января 1562 г. По сравнению с приговором 11 мая 1551 г., закон 15 января 1562 г., во-первых, охватывал более широкий круг княжеских родов, во-вторых, еще больше стеснял права распоряжения княжескими вотчинами со стороны их владельцев. Закон 15 января не только запрещал мобилизацию земель для основного ядра княжеских вотчин, но и устанавливал возможность ликвидации княжеских вотчин путем поимания их “на государя” в случае отсутствия у владельца вотчины сыновей, которые только и могли наследовать княжеские вотчины. Развивая постановление приговора 11 мая 1551 г. о княжеском землевладении, закон 15 января 1562 г. продолжает и ту линию приговора 1551 г., которая состояла в борьбе за ликвидацию мероприятий в области земельного вопроса, осуществлявшихся княжеско-боярскими группировками в период боярского правления. Законы о княжеском землевладении, будучи ярким выражением земельной политики правительства Ивана IV, определили принципиальную линию этой политики, выражавшуюся в стремлении к ликвидации княжеского землевладения. И хотя окончательная реализация этой политики относится уже ко времени опричнины, тем показательнее то, что начало и общая формулировка политики правительства Ивана IV в отношении княжеских вотчин падает именно на период реформ 50-ых годов.

Завершением земельного законодательства 50-ых годов является “Уложение о службе” 1555 г.. Будучи издано одновременно с приговором об отмене кормлений, точнее говоря, являясь составной частью единого “Приговора царского о кормлениях и о службе”, как этот законодательный акт назван в Никоновской летописи, “Уложение о службе” по своему содержанию и значению выходит за рамки земельного законодательства, представляя собой в такой же степени земельный закон, как и закон об армии.

“Уложение о службе” 1555 г. завершает не только выработку правовых основ поместного землевладения, но вместе с тем является и завершением процесса перестройки армии Русского государства - процесса, начало которого падает еще на вторую половину XV века и который заключался в создании армии нового типа на месте старых военных дружин времен феодальной раздробленности. К середине XVI века эта армия окончательно определяется как “дворянское войско”, армия, центральной фигурой которой является служилый человек - помещик, отражая своим классовым обликом и социальную природу Русского государства как крепостнического государства, и тот факт, что именно помещики, дворянство составляли главную политическую силу в этом государстве.

Характер земельной политики 50-ых годов, выясняемый вполне точно на основании законодательства и политической практики этого времени, заставляет определить ее как политику защиты дворянско-помещичьих интересов и вместе с тем как политику, направленную против земельных интересов боярства.

В государственной деятельности Ивана IV выделяются два этапа: до опричнины и после нее. Основная часть реформ падает именно на первый период. На резкую перемену реформаторской политики Ивана IV повлияло негативное отношение привилегированных слоев русского общества к его реформам плюс личная драма царя, связанная со смертью его жены Анастасии. Иван IV был доведен до крайности опричнины разочарованием в природе человека, который чаще думает о себе, чем о “государственной пользе”. Иван же ставил перед собой задачи улучшения Русского государства не только в высших слоях, но и на общенародном уровне, как ему казалось, хотя в работе больше прослеживается путь реформ только на уровне высших сословий. Некоторые разночтения между основной частью и выводами связаны с тем, что в работе преобладает формальный подход к исследованию материала, но мы знаем, что в истории существуют вещи, стоящие выше фактов и часто носящие личный характер. Именно эти стороны исторического процесса дают возможность сделать вывод, что положительные реформы 50-х годов продолжались бы, если бы не натолкнулись на сопротивление русской аристократии и не трансформировались в опричнину. Но с другой стороны, реформы 50-х годов XVI века сыграли огромную положительную роль в истории Русского государства.

В молодые годы государь вместе со своими избранными советниками повел смелую внешнюю и внутреннюю политику, целью которой было: с одной стороны - привести в порядок законодательство, устроить областное управление и привлечь к нему выборных людей из различных сословий, с другой - расширить границы государства на Востоке и Западе, добиться берега Балтийского моря, укрепить связи с Западной Европой.

Между тем царь повзрослел, приобрел некоторый опыт в государственных делах и уже тяготился деятельным правлением “Избранной рады”. Воля его, стесненная в юности, теперь распрямилась, словно отпущенная пружина, стремясь к самовластию.


3. Опричнина, её причины и последствия

Глубокие душевные потрясения, испытанные в детстве, на всю жизнь лишили царя доверия к подданным. Человек сложный, противоречивый и неуравновешенный, он в периоды крайнего внутреннего напряжения, когда его необузданные страсти выходили за нормы разумного, творил правый и неправый суд над своими действительными и мнимыми противниками.

Политика Избранной рады не удовлетворяла феодалов. Бояре были недовольны отменой кормлений и других привилегий, а дворяне тем, что не получили новых поместий за счет вотчинников и монастырей. Положение усугублялось неудачами во внешней политике. Бесконечные интриги, имевшие место вокруг государя, подорвали его психику.

Первый кризис, оставивший глубокий след в обостренном сознании Ивана Васильевича, был связан с его внезапной и тяжелой болезнью после возвращения из Казанского похода и составлением в марте 1553 г. завещания в пользу младенца Дмитрия (первого сына, рожденного от Анастасии). Царь потребовал принесению присяги наследнику в пеленках, но у некоторых ближних бояр, которые первыми целовали крест, появились сомнения, и они, сказавшись больными, уклонились от присяги. Ходили слухи, что они «хотели. . . на государство» старицкого князя Владимира Андреевича, двоюродного брата Ивана IV.

Больной царь говорил боярам: «Если вы сыну моему Димитрию креста не целуете, то значит, у вас другой государь есть. . . Я вас привожу к крестному целованию, велю вам служить сыну моему Димитрию, а не Захарьиным; вы души свои забыли, нам и детям нашим служить не хотите, в чем нам крест целовали уже не помните; а кто не хочет служить государю - младенцу, тот и большому не захочет служить». По известию одной летописи, бояре насильно заставили присягнуть князя Владимира Андреевича, объявивши ему, что иначе не выпустят из дворца; к матери его посылали трижды с требованием, чтобы и она привесила свою печать к крестоприводной записи. «И много бранных речей она говорила. И с тех пор пошла вражда, между боярами смута, а царству во всем скудость», - говорит летопись.

7 августа 1560г. после болезни умерла Анастасия. Ее смерть потрясла Ивана Васильевича. Анастасия занимала особое место в его жизни - он любил ее и уважал как самого близкого человека. Окружение Ивана IV воспользовалась состоянием его полной растерянности тупого отчаяния и пустило слух, что Анастасия умерла не своей смертью, что «извели царицу своими чарами» Сильвестр и Адашев. Этого было достаточно - царь решил судить оговоренных заочно.

Церковный собор осудил Сильвестра на заточение в Соловки (по-видимому, он там и умер). Алексей Федорович тоже не избежал печальной участи; его взяли под стражу, перевезли в Дерпт, где он и умер в заточении в 1561 г.

Потом начались массовые казни. Сторонники Сильвестра и Адашева, все близкие и дальние родственники Алексея Федоровича, многие знатные бояре и князья, их семьи, включая детей - подростков, были либо физически уничтожены, либо отправлены в заточение, несмотря на их заслуги в прошлом.

Теперь у государя появились новые любимцы. Среди них особенно выделялись боярин Алексей Данилович Басманов, его сын кравчий Федор Басманов, князь Афанасий Иванович Вяземский и незнатный дворянин Григорий Лукьянович Малюта Скуратов-Бельский. Этот последний был довольно колоритной фигурой. Малюта ведал у Ивана Грозного сыском и пытками. Однако, несмотря на это, сам Малюта был неплохим семьянином. Одна из его дочерей, Мария, была замужем за выдающимся человеком того времени - Борисом Годуновым. Умер Малюта Скуратов на поле боя - немцы изрубили его на стене крепости Витгенштейн в Ливонии во время штурма в 1573 г.

Массовые казни вызвали бегство многих московских бояр и дворян в чужие земли. Ивана Грозного особенно поразило и вывело из себя предательство Андрея Курбского, которого он ценил не только как заслуженного воеводу и ближайшего государственного советника, но и как личного и доверенного друга. И не просто измена, а позорное бегство русского воеводы с поля боя в стан неприятеля в один из самых трудных для России моментов в ее затянувшейся войне с Ливонией. Польский король милостиво принял Курбского, сохранил за ним все его высокие почести и пожаловал богатым имением.

Сам Курбский впоследствии писал, что бежал, опасаясь готовящейся над ним расправы. В письме к царю, он осуждал его за разгон Избранной рады, за самовластие. Иван Грозный истребил близких родственников Курбского, брошенных им в Москве, отомстив недругу.

В ответе на гневное послание Курбского Иван IV исчерпывающе и лаконично изложил кредо самодержца: неограниченность воли монарха, власть которого санкционирована церковью и Богом, и полное подчинение божественной воле монарха всех подданных.

Иван Грозный придумывает невиданное на Руси лицедейство - добровольно оставляет трон и покидает царствующий град Москву. Эта царская игра имела свой политический смысл.

В воскресенье 3 декабря 1564 г. Иван со своими детьми и царицей под охраной и в сопровождении большого обоза уехал из Кремля «неведомо куда бяше». Он отслужил молебен в Троице - Сергиевом монастыре, а затем отъехал в Александрову слободу, где обосновался надолго. Через месяц Иван Васильевич прислал в Москву гонца с двумя грамотами. Первая, «гневная» грамота была направлена митрополиту Афанасию. В ней государь описывал все беззакония боярского правления, перечислял вины бояр и обвинял митрополита и духовенство в зловредном пособничестве боярам. Вторая, «слезная», грамота предназначалась «посаду, всем людям» и читалась в собрании народа. В этой грамоте царь заверял московских посадских людей в том, что зла и гнева на них не держит, явно стремясь заручиться их поддержкой.

Отъезд царя ошеломил столицу. Духовенство, бояре, сановники, приказные люди просили митрополита умилостивить государя. Чтобы «ударить челом царю и плакаться», в Александрову слободу отправилась представительная делегация от духовенства, бояр, дворян, приказных людей, купцов и посадских. Выслушав этих посланцев «всего народа», Иван Грозный согласился вернуться в Москву, но на определенных условиях. В самом общем виде они заключались в следующем: отныне царь будет по своему усмотрению «невозбранно казнить изменников опалою, смертию, лишением достояния», без всяких претензий со стороны духовенства.

2 февраля 1565г. Иван Васильевич торжественно въехал в столицу, а на другой день объявил духовенству, боярам и знатнейшим чиновникам об учреждении опричнины.

Что же такое опричнина Ивана Грозного? Термин «опричнина» происходит от старославянского «опричь» кроме, поэтому опричников называли еще кромешниками. В Древней Руси опричниной называли ту часть княжества, которую после смерти князя выделяли его вдове «опричь» всех уделов. Суть опричнины состояла в том, что Грозный применил к территории старых удельных княжеств, где находились вотчины служилых князей-бояр, тот порядок, какой обыкновенно применялся Москвой в завоеванных землях.

И отец, и дед Грозного, следуя московской правительственной традиции, при покорение Новгорода, Пскова и иных мест выводили оттуда наиболее видных и для Москвы опасных людей в свои внутренние области, а в завоеванный край посылали поселенцев из коренных московских мест. Это был испытанный прием ассимиляции, которой московский государственный организм усваивал себе новые общественные элементы.

В особенности ясен и действителен был этот прием в Великом Новгороде при Иване III и в Казане при самом Иване IV. Лишаемый местной руководящей среды завоеванный край немедля получал такую же среду из Москвы и начинал вместе с ней тяготеть к общему центру-Москве. То, что удавалось с врагом внешним, Грозный задумал испытать с врагом внутренним. Он решил вывести из удельных наследственных вотчин их владельцев-княжат и поселить их в отдалённых от их прежней оседлости в местах, там, где не было удельных воспоминаний и удобных для их оппозиции условий. На место же выселенной знати он селил служебную мелкоту на мелко поместных участках, образованных из старых больших вотчин.

Новый двор Грозного состоял из бояр и дворян, новой "тысячи голов", которую отобрали так же, как в 1550 году отобрал тысячу лучших дворян для службы в Москве. Первой тысячи дали тогда подмосковные поместья; второй-Грозный даёт поместья в тех городах, "которые городы поймал в опришнину"; это и были опричники, предназначенные сменить опальных княжат на их удельных землях. Число опричников росло, потому что росло количество земель, забираемых в опричнину. Грозный на всем пространстве старой удельной Руси, по его собственному выражению, «перебирал людишек», иных «отсылал», а других «принимал». В течение 20 последних лет царствования Грозного опричнина охватила полгосударства и разорила все удельные гнезда, разорвав связь "княженецких родов" с их удельными территориями и сокрушив княжеское землевладение.

Царская реформа включала три группы мероприятий:

1. В системе централизованного государства Иван Васильевич выделил «опричь» всей земли значительные территории на западе, севере и юге страны, которые и составили его особое личное владение - государев узел или опричнину. Верховное управление и суд в государевом уделе осуществляла опричная Боярская дума. В опричнину вошли города Можайск, Вязьма, Козельск, Перемышль, Суздаль, Шуя, Галич, Юрьевец, Вологда, Устюг, Старая Русса и ряд высокодоходных волостей. К опричнине отошли важные торговые пути на север и восток, основные центры соледобычи и стратегически важные форпосты на западных и юго-западных границах. Из всех городов, уездов, волостей и с улиц, перешедших в государственный удел, надлежало насильственно выселить всех князей, бояр, дворян и приказных людей, если они добровольно не записывались опричниками.

2. Для своей охраны государь создал из князей, бояр, дворян и детей, боярских гвардию телохранителей. Первоначально опричный корпус не превышал 1000 человек, но вскоре особое войско было доведено до 5000 человек. Отбор опричников производил сам Иван Васильевич в торжественной обстановке в Большой палате Кремлевского дворца. Каждый опричник отрекался от своих родных и обязывался служить только царю. За все это государь жаловал всех отобранных имениями и землей в тех городах и волостях, откуда выселялись князья, бояре, дворяне и приказные люди, не пожелавшие вступить в опричнину. Опричники носили черную одежду. К седлу они прикрепляли собачью голову и метлу. Это были знаки их должности, состоявшей в том, чтобы выслеживать, вынюхивать и выметать измену и грызть государевых злодеев - крамольников. Князь Курбский в своей Истории царя Ивана пишет, что царь со всей Русской земли собрал себе «человеков скверных и всякими злостью исполненных» и обязал их страшными клятвами не знаться не только с друзьями и братьями, но и с родителями, а служить единственно ему и на этом заставлял их целовать крест.

3. Та часть государства, которая осталась за пределами государева удела- опричнины, стала именоваться земщиной. Текущими государственными делами здесь по-прежнему занималась земская Боярская дума и приказы, но часть дьяков царь взял в опричнину. Высшей инстанцией и в судебных делах, и в области международных отношений, как и прежде, был царь.

4 февраля 1565г., т. е. на второй день после учреждения опричнины, началась новая полоса жестоких расправ за «великие изменные дела» с теми, кто до сих пор исправно служил государю. Одних бояр и князей казнили, других постригли в монахи и сослали в отдаленные монастыри и т. д. Имущество всех опальных было конфисковано. Опричники громили боярские дома, растаскивали имущество, угоняли крестьян. Опричники расправлялись с неугодными царю лицами.

Очевидно, царь видел в своем двоюродном брате Владимире Старицком главного противника. В 1556 г. он отобрал у него в опричнину значительную часть его удела. Таким образом, Иван Грозный лишил старицкого князя последней опоры - поддержки старицких феодалов. Итак, главная цель ведения опричнины - борьба с пережитками политической децентрализации.

Опричный террор наносил безжалостные удары не только по боярской и княжеской знати, но и по всему населению тех владений, куда врывались опричники, где они бесчинствовали и грабили «всех и вся» без какого-либо разбора. Опричнина была в руках царя мощной военно-карательной организацией.

Естественно, что опричнина очень скоро вызвала недовольство и озлобление против царя не только среди феодальных верхов, но и в массе простого народа.

Александрова слобода стала второй столицей Российского государства. В ней Иван IV прожил семнадцать лет, замаливая с опричниками грехи перед Богом и, продолжая чинить суд и расправу над своими противниками. Государь уничтожил много честных, нужных России людей (дело боярина Федорова; убийство митрополита Филиппа; убийство старицкого князя Владимира Андреевича и др.)

Княжата были выброшены на окраины государства, оставшиеся в старом порядке управления и носившие названия "земщины", или "земского". Так как управление опричнинскими землями требовало сложной организации, то в новом "дворе" Грозного мы видим особых бояр (думу), особых "дворовых", дьяков, приказы, словом, весь правительственный механизм, параллельный государственному: видим особую казну, в которую поступают податные платежи с опричнинских земель.

Для усиления средств опричнины Грозный "поймал" в опричнину весь московский север. Мало-помалу опричнина разрослась до громадных размеров и разделила государство на две враждебных одна другой половины.

На Земском соборе в 1566 г. группа князей и бояр обратилась к царю с челобитной, в которой просила отмены опричнины. Грозный ответил на это усилением кровавого террора. Около двухсот челобитчиков было казнено. Против опричнины выступило высшее духовенство. Его недовольство было вызвано стремлением царя полностью подчинить церковь государству и отнять у монастырей часть их земельных владений. Митрополит Филипп открыто осуждал действия опричников. Однажды в Успенском соборе он гневно спросил царя: «До каких пор будешь ты без вины проливать кровь верных людей?» По распоряжению Грозного Филиппа сослали в монастырь. Через некоторое время он был задушен в келье главарем опричников Малютой Скуратовым.

Братоубийство вызвало смутные толки в народе, и тогда очень кстати появился безымянный донос о том, что новгородцы замышляют измену и намереваются «отдаться под власть Литовского княжества».

Тогда еще никто не понимал, что этот террор большего всего подрывал силы самого правительства и готовил ему жестокие неудачи вне и кризис внутри государства. До каких причуд и странностей могли доходить эксцессы Грозного, свидетельствует, с одной стороны, новгородский погром, а с другой, вокняжения Симеона Бекбулатовича.

В конце 1568 г. Иван Грозный с сыном Иваном возглавил карательную экспедицию в Новгород. Втайне подготовленный поход 15-тысячного опричного войска по родной земле был отмечен проявлением крайней жестокости царя и бессмысленным кровавым и разбойным разгулом его слуг-опричников. Были разграблены Клин, Тверь и Торжок. В самом Новгороде из 6000 дворов (круглым счетом) опустошил около 5000 и навсегда ослабил Новгород.

В самом Новгороде безудержная расправа над горожанами продолжалась 40 дней. За это время из церквей и монастырей были изъяты все ценности, опричники избивали и грабили всех подряд, не разбирая правых и виноватых. Потом царь направился в Псков. Псковичам посчастливилось избежать погрома, но не казней. Царь ушел из Пскова, прихватив церковную казну. Новгородско-псковский поход Грозного нанес большой урон наиболее развитым районам России и этим ухудшил ее экономическое и военное положение. Самые скромные подсчеты числа казненных в Новгороде говорят о 2-3 тысячах жертв.

Царь взял в опричнину половину разоренного города и две новгородские пятины, а вернувшись в Москву, опалился на тех, кто внушил ему злобу новгородцев.

Многие знатные новгородцы были под стражей отправлены в Александрову слободу. 5 месяцев велось следствие, результаты которого стали известны летом 1570 г., и неожиданно в число обвиняемых по делу о «новгородской измене» попали многие из руководителей самих опричников. Жестокой казни подверглись фактически глава опричнины Алексей Данилович Басманов и его сын Федор, любимец царя и др. Тогда в течение нескольких дней было казнено свыше 100 человек.

В 1575 г. он сделал "великим князем всея Руси" крещёного татарского "царя" (т. е. хана) Симеона Бекбулатовича, а сам стал звать себя "князем московским". Царский титул как бы исчез совсем, и опричнина стала "двором" московского князя, а "земское" стало великим княжением всея Руси. Менее чем через год татарский князь был сведен с Москвой на Тверь, а в Москве всё стало по-прежнему.

В годы опричнины и Ливонской войны положение главных производителей страны крестьян - еще больше ухудшилось: возросла не только барщина, но наряду с ней увеличился и оброк. Опричная дубина, ударяя одним концом по вельможной знати, еще сильнее ударила по крестьянину и посадскому человеку, причинив им неисчислимые беды.

В конечном счете, опричнина ликвидировала политическую раздробленность, но вызвала в стране еще большее обострение противоречий. В 1572 г. Иван Грозный отменил опричнину и даже запретил под страхам наказания кнутом упоминать это ненавистное в народе слово. Опричные и земские территории, опричные и земские войска, опричные и земские служилые люди были объединены, восстановилось единство Боярской думы. Некоторые земские получили назад свои конфискованные вотчины. Но казни продолжались и после опричнины.

Целая эпоха кровавых казней, которым русское общество подвергалось в период опричнины, является карой несоответственно тяжкой. Ведь умели же дед и отец Иоанна IV управлять державой без всяких массовых репрессий. А их внук и сын использовал опричные порядки в качестве боевого топора, обрушившегося на головы виновных и невинных порой без суда и следствия.

Опричнина оказалась страшной аномалией в жизни страны, зловеща переплетя новое со старым. Политика укрепления центральной власти проводилась в весьма архаичной форме, и нередко под лозунгом возврата к старине: ликвидация последних удельных владений сопровождалась созданием нового, государева удела - опричнины и системы, дублирующих друг друга приказов и дум, что повлекло за собой обособление земщины. Безудержное стремление Грозного к усилению личной власти и его варварские методы борьбы с политическими противниками накладывали на все мероприятия опричных лет ужасающий отпечаток деспотизма.

Введя опричнину, он стремился разрешить задачи завершения централизации государства, преодолеть сопротивление боярской оппозиции, добиться укрепления режима личной власти и разделаться с врагами. И если отец и дед Ивана IV умело привлекали на свою сторону бывших независимых князей, давая им щедрые посулы и реальные привилегии, то Грозный внес в этот процесс непредсказуемую жестокость и деспотизм.


4. Внешняя политика Ивана IV.

Одновременно с внутренними реформами правительство Ивана IV вело энергичную и успешную внешнюю политику. Первым его великим успехом было завоевание татарского Казанского царства.

На Востоке рядом с Русским государством по берегам Волги находились татарские ханства - Казанское и Астраханское.

Отношения Российского государства с его восточным соседом - Казанским ханством оставались сложными, неустойчивыми и противоречивыми до середины 16-го века. Казанское ханство выделилось из состава Золотой Орды в 30-40-х годах 15-го века и располагалось на территории Среднего Поволжья и Приуралья. Среди казанских феодалов не утихала борьба между сторонниками русской и крымско-османской ориентации.

Русско-казанские отношения резко обострились в 1521 г., когда власть в Казани перешла от золотоордынской династии к крымской и на казанском престоле оказались противники Москвы. Татарские ханы держали в повиновении народы Поволжья - марийцев, чувашей, мордву. Они брали с них большую дань. Вооруженные отряды татар часто совершали набеги на русские земли, разоряли их, угоняли и продавали людей в рабство. В результате восточные и северо-восточные окраины Российского государства были совсем разорены и обезлюдели. В Казани же скапливались десятки тысяч русских рабов. Русские пленные продавались в Османскую империю и страны Средиземноморья. Вопрос о выкупе пленных решался на Стоглавом соборе. Казань и Астрахань препятствовали проезду русских купцов по Волге в восточные страны.

У Москвы было два пути решения казанской проблемы: либо дипломатическим путем добиться от казанского хана вассальной зависимости, либо военным путем ликвидировать очаг агрессии в Казанском ханстве и посадить на Казанский престол своего ставленника.

По сравнению с дипломатией военное решение проблемы давало России два важных преимущества: открывало возможность “испоместить” дворян за счет плодородных и неосвоенных земель ханства и поставить под свой контроль волжский путь торговли со странами Востока.

Московское правительство предприняло два похода на Казань, но оба раза неудачно. Походы не дали положительных результатов, так как распутица не позволила русским воинам пройти дальше реки Свияги. К третьему походу Иван Грозный решил тщательно подготовиться. В 1551 г. на правом берегу Волги по его приказу заложили крепость. Строительством руководил талантливый мастер Иван Выродков. За 4 недели напротив Казани на высоком берегу Волги выросла русская крепость - город Свияжск. Иван IV собрал 150-титысячное войско. Оно состояло из боярских и дворянских конных отрядов, стрелецких полков и артиллерии, насчитывающей около 150 пушек.

В июне 1552 г. Иван Грозный с армией выступил в поход. Союзник Казанского ханства - крымский хан Гирей пытался помешать этому. Он организовал вторжение татар в центральные области России. Русские предвидели опасность и расположили свои войска в районе Каширы-Коломны. 22 июня 1552 г. крымцы начали штурм Тулы, но 24 июня тулякам на помощь пришли наши войска. Девлет-Гирей не рискнул начать сражение, снял осаду с Тулы и ушел обратно в Крым.

В августе русские войска собрались у Свияжска. Казанскому хану послали предложение о сдаче, но он отказался. Тогда русские войска переправились через Волгу и подступили к Казани. Во главе войска стояли сам царь Иван Васильевич, князья А. М. Курбский, М. И. Воротынский и другие воеводы. В городе находилось около 30 тысяч войска. Кроме того, многотысячный отряд татарских всадников скрывался в лесу.

Казань находилась на высоком холме, защищенном со всех сторон реками и болотами. Русские войска окружили войска со всех сторон. Русская артиллерия вела обстрел по городу. Осада Казани продолжалась полтора месяца.

Попытки русских взять Казань штурмом были отбиты. Татары стреляли из пушек, обрушивали на русских стрельцов град стрел, камни, бревна, обливали кипящей водой и смолой. Татарские всадники из леса нападали на русские войска с тыла. Одновременно с ними из ворот Казани выскакивали отряды татар и тоже устремлялись на русских. Русские отбивали вылазки татар, но прорваться в крепость так и не смогли.

Русские мастера прорыли два подземных хода под городские стены и вкатили туда 48 бочек с порохом. В двух местах крепостная стена взлетела в воздух. Русские войска устремились в образовавшиеся проломы и ворвались в город. Татары продолжали сопротивляться. Более 4 часов шел бой на улицах Казани. Татарские всадники из леса пытались помочь защитникам крепости, но были уничтожены.

Казанское ханство перестало существовать.

В 1556 г. русские войска взяли Астрахань. Пало еще одно дочернее государство Золотой Орды - Астраханское ханство. Через год русскому государю добровольно присягнул правитель Большой Ногайской Орды мурза Исмаил. Таким образом, река Волга на всем своем протяжении стала теперь русской.

Россия приобрела удобный волжский путь для торговли с восточными странами.

Дворяне получили новые поместья в плодородных землях Поволжья.

В завоеванных землях были построены города - Чебоксары, Уфа, Самара, Саратов, Царицын. В них развивались ремесла, торговля.

За год до похода на Казань, летом 1551 г., в Москву приезжали чувашские послы с просьбой принять в подданство России Чувашию, которая тогда уже не подчинялась казанскому хану. Население Чувашии было “приведено к правде" чуваши, мари и мордва дали клятву служить государю и исправно платить дань. Иван Васильевич очень радовался по поводу добровольного вхождения Чувашии в состав России. Он радушно принимал и с небывалой щедростью одаривал большие делегации новых подданных. Также к царю приезжали с челобитьями о подданстве (уже после взятия Астрахани и Казани) башкирские посольства. Вступавшие под власть Ивана IV-го башкиры облагались легким ясаком (натуральный налог в виде пушнины), а к 1557 г. и вся Башкирия вошла в состав России. Есть сведения о вступлении в подданство России в то время и Удмуртии.

Марийцы, чуваши, мордва, башкиры, татары, удмурты стали подданными московского царя. [ТА1] Россия становилась большим многонациональным государством.

Иван Грозный решил ознаменовать победу над Казанью постройкой Покровского собора на Красной площади. За строительство собора взялись талантливые русские зодчие Барма и Постник. В 1560 г. собор был построен. Некоторые родовитые советники Ивана IV настойчиво рекомендовали ему завоевать для России Крым и тем самым навсегда покончить с опасностью, грозившей оттуда. Но завоевать в то время Крым, находившийся в союзе с одной из самых сильных военных держав мира, Османской империей, и к тому же отрезанный от русских земель безжизненными степными просторами, было практически невозможно.

За уральскими горами на берегах Иртыша и Тобола находилось большое Сибирское ханство. После падения Казани сибирский хан Эдигер подчинился Ивану IV и стал платить дань пушниной. Вскоре его сверг хан Кучум. Он отказался подчиняться Москве, перестал платить дань, убил русского посла. Военные отряды Кучума совершали грабительские набеги на русские земли.

В 1558 г. Иван IV пожаловал обширные русские земли за Волгой по берегам Камы и Чусовой богатым купцам и промышленникам Строгановым. Строгановы организовали там добычу соли, меди, железа. В 1574 г. Иван Грозный дал Строгановым жалованную грамоту на земли за Уралом. Он разрешил им держать небольшое войско, посылать людей в Сибирь, строить там крепости.

Строгановы предложили Ермаку совершить поход за Урал и покорить царство хана Кучума. Строгановы выдали его отряду, насчитывавшему 840 человек, сабли, пищали, три пушки, шлемы, кольчуги, большое количество пороха, свинца и продовольствия.

В сентябре 1581 г. Ермак выступил в поход. В октябре 1582 г. отряд Ермака подошел к столице Сибирского ханства - Кашлыку. Недалеко от городка Кучум поставил укрепления из дерева и камня и сосредоточил там более десяти тысяч войска. Ермак высадился на берег и повел отряд на штурм укреплений. Под градом стрел бесстрашные казаки шли в атаку. Но взять укрепления им не удалось. Ермак приказал отходить. Татары бросились за отступавшими казаками, и вышли из укреплений. Заманив противника в открытое поле, Ермак неожиданно повернул и снова бросил отряд в бой. Несколько часов продолжалась рукопашная схватка. Татары не выдержали и отступили.

Кучум со всеми жителями Кашлыка и остатками войска ушел в степь. Ермак занял опустевшую столицу. Некоторые татарские ханы и князья соседних племен - хантов и манси - приходили к нему с большими дарами и заявляли о своей покорности. Ермак тоже дарил им подарки и заверял, что не будет обижать мирное население Сибири. В конце 1582 г. Ермак направил в Москву посольство во главе со своим верным помощником Иваном Кольцо известить царя о разгроме Кучума. Царь отблагодарил Ермака и его товарищей ценными подарками и вознаграждением. В 1583 г. к Ермаку прибыл отряд стрельцов в 500 человек.

Поход Ермака в Сибирь имел большое значение. Разгром царства Кучума открыл путь для переселения русских людей за Уральские горы. В Сибирь пошли казаки, крестьяне, ремесленники и построили там крепости - города Тюмень и Тобольск. Они способствовали экономическому и культурному развитию края.

Еще в опричные годы началась Ливонская война. Некоторые историки считали Ливонскую войну политической ошибкой Ивана IV, усматривают в ней излишнее стремление Ивана Грозного к завоеваниям. Между тем для России она была поставлена в повестку дня самой историей - выхода к Балтийскому морю требовали ее экономические и военные интересы, а также необходимость культурного обмена с более развитыми странами Запада. Иван Васильевич, следуя по стопам своего знаменитого деда - Ивана III, решил прорвать блокаду, которой фактически отгородили от Запада Россию враждебные ей Польша, Литва и Ливонский орден.

Итак, для развития экономических и культурных связей с Западной Европой Россия нуждалась в свободном выходе к Балтийскому морю. Но Прибалтика была в руках немецких феодалов, основавших там Ливонский рыцарский орден, который препятствовал торговле России с западными странами.

В январе 1558 г. русские войска перешли ливонскую границу в районе Пскова. Царь всенародно объявил о начале войны, подчеркивая ее общенациональный характер. Во всем государстве был объявлен великий пост. Колокольный звон гудел над Москвой круглые сутки.

Ливонский Орден к этому времени был значительно ослаблен внутренними раздорами, социальные противоречия переплетались там с национальными: феодальная верхушка состояла из немцев, а среди низов преобладали латыши и эстонцы. Но России предстояло иметь дело не только с Ливонией, но и с постоянными союзниками - Польским королевством и Великим княжеством Литовским.

В начале войны ливонские рыцари терпели одно поражение за другим. Пали Нарва и Дерпт. Летом 1558 г. русские воины уже стояли на берегу Балтийского моря. Успешно развивалось наступление на Ревель и Ригу. Русские войска дошли до границ восточной Пруссии и Литвы. На стороне русских выступали латыши и эстонцы, которые находились под гнетом феодалов. Ливонский орден разваливался под ударами русского оружия.

Иван Васильевич радостно встречал гонцов с известиями о взятии ливонских крепостей и о выходе русских войск к Балтийскому морю. С кремлевских стен по приказу царя была открыта великая пальба из пушек в честь победителей. Царь приказал открыть кабаки - Москва гуляла до глубокой ночи, радуясь победам русского оружия. В Кремлевском дворце, в Большой палате царь устроил пир. Но веселье и радость русских были недолгими. Вскоре ход войны изменился.

В окружении самого Ивана Васильевича многие именитые бояре не понимали и не поддерживали идею этой войны. Аристократическая верхушка была заинтересована в оборонительных войнах, в отстаивании южных рубежей от набегов татар. Напротив, низшая часть дворянства - выступала за продолжение наступательной войны с западными соседями. По сравнению с землвладельцами-аристократами дворяне значительно хуже были обеспечены землей. Эта война представляла собой желанный источник обогащения: за счет военной добычи и, возможно, за счет получения новых земельных участков в присоединенных областях. Стремление дворянства совпадали с крупными завоевательными планами царя и поддерживались Русской Православной церковью, но они противоречили чаяниям боярства, не видевшим смысла в завоеваниях, посадского населения, недовольного усилением налогов и повинностей. Пока в войне царским войскам сопутствовал успех, это противоречие не было столь очевидным, но как только начались серьезные неудачи, царь перешел к политике репрессий, стремясь любой ценой сломить сопротивление верхушки служилого класса, сделать из нее послушное, безгласное орудие.

Феодальная знать больше беспокоилась о судьбе собственных вотчин и меньше всего думала о балтийских берегах. О бесперспективности войны в случае участия в ней на стороне Ордена Польши и Литвы говорили царю и Сильвестр, и Алексей Адашев, и другие видные члены Избранной рады. Под влиянием этих антивоенных настроений Иван IV заколебался и допустил серьезный политический промах - в разгар военных успехов в Прибалтике он дал согласие на перемирие с Ливонией в течение лета 1559 г.

Успехи России в Ливонской войне, разумеется, встревожили соседние государства. Поэтому, когда Готтард Кетлер, получивший власть над Орденом из рук Вильгельма фон Фюрстенберга, обратился за помощью к соседям, Польша активно вступилась за Ливонию. Но русские воеводы продолжали опустошительные военные действия, и Кетлер, поняв бесполезность дальнейшей борьбы, в 1561г. добровольно уступил юго-восточную часть Ливонии Польше. Северная Эстония с Ревелем перешла под власть Швеции, остров Эзель оккупировала Дания. Самому Кетлеру остались Курляндия и Семигалия с титулом герцога-вассала Польши. Орден, таким образом, прекратил свое существование, и теперь России вместо одного слабого противника противостояли Польша, Литва, Швеция и Дания.

В этой сложной обстановке Иван Грозный, по-видимому, допустил вторую серьезную политическую ошибку - он не стал искать почетного мира и решил продолжать войну. Война затянулась на 25 лет.

В 1563 г. при личном участии Ивана Васильевича русские войска нанесли удар по Литве - был взят важный в торговом отношении город Полоцк. Но дальше пошли неудачи и огорчения. В январе 1564 года у Полоцка русская армия была разбита литовскими войсками. В апреле в Литву на заранее согласованных условиях перебежал один из ближайших советников и военачальников царя, член Избранной рады и герой битвы за Казань Андрей Курбский. Затем русские войска потерпели поражение под Оршей. Война принимала затяжной и изнурительный характер.

Ливонская война, длившаяся почти четверть века, окончилась для России поражением. В ходе войны для России сложилась неблагоприятная международная обстановка - против нее единым фронтом выступили Польша, Литва, Швеция и Дания; силы Русского государства во время войны были подорваны и острой внутренней борьбой, прежде всего опричниной, и экономика России не выдержала столь длительного напряжения.

Россия во времена Ивана Грозного впервые использовала Белое море для сношений с Западом, и в частности для торговли с Англией. Русские освоили северный морской путь вокруг Норвегии в конце 15 века. В 1554 г. успешно завершилась экспедиция англичан Р. Ченслора и В. Уиллоуби вдоль берегов Северного Ледовитого океана в устье Северной Двины. Иван IV пожаловал английских купцов грамотой, согласно которой им предоставлялось право беспошлинной торговли в России. С этого и начались постоянные торговые связи Москвы с Лондоном, где специально для торговли с Россией была образована Московская компания. Несмотря на длинный и опасный путь с середины 16 века в Архангельск приходили ежегодно по 3-4 английских корабля, а с начала 60-х годов - по 10-14 кораблей.

С Ливонской войной связано развитие “нарвского плавания”, так как в 1559 г. Нарва стала русским портом. Открывшиеся возможности Россия широко использовала, с одной стороны для вывоза пушнины, льна, конопли, сала, ворвани, поташа и воска, а с другой - для ввоза соли, сукна, меди, олова, свинца.

Английская королева Елизавета охотно пошла навстречу пожеланиям Ивана IV и разрешила возить из Англии пушки, снаряды, оружие, а также доставлять в Россию корабельных дел мастеров, архитекторов, докторов, аптекарей и других специалистов. Со своей стороны Иван IV гарантировал английским мастерам соответствующее вознаграждение, свободный въезд и выезд из России по первому их желанию. Однако Дания, Швеция, Империя и Польша настаивали на том, чтобы Англия и другие, торговавшие с Россией европейские госуд арства прекратили нарвскую торговлю, а шведские и польские каперы грабили суда, покидавшие Нарву. Иван Грозный не остался в долгу - в 1570 г. для борьбы с морским пиратством он завел свой наемный каперский флот.

В 1569 г. через английского торгового представителя в Москве Иван Васильевич вел тайные переговоры с Елизаветой о политическом англо-русском союзе и добивался от нее запрета купцам торговать с подданными польского короля и взаимных гарантий политического убежища. У Елизаветы идея союза двух государей интереса не вызвала. В 1569 г. Грозный разорвал мир со Швецией, а в 1570 г. Елизавета обещала русским послам только одно: предоставить царю убежище в Англии, если “по тайному ли заговору, по внешней ли вражде” ему и его семье придется покинуть родину. Грозный в ярости отобрал у Московской компании все привилегии и прекратил в Вологде строительство судов и барж, предназначенных для бегства в Англию.

После поражения в Ливонской войне Иван IV рассчитывал добиться успеха в дипломатической игре и, будучи в седьмой раз женатым, посватался к племяннице английской королевы принцессе Мери Гастингс. В августе 1582 г. в Лондон отправилось посольство Федора Андреевича Писемского для переговоров с Елизаветой о браке царя с ее племянницей.

Сватовство подходило к развязке. В королевском окружении принцессу Мери уже называли “московской царицей”. В Англии стали входить в моду русские сарафаны и сапожки. Для оформления наметившегося союза из Лондона в Москву отправился специальный посол Джером Боус, но он опоздал - “жених” не дожил до свадьбы.

Настойчивое сватовство пожилого и больного царя-многоженца в наше время кажется странным. Но это была дипломатическая уловка Ивана IV с целью добиться союзнических отношений с могущественной Англией и с ее помощью укрепить свои позиции на Западе. Именно поэтому царь создал английским купцам самые благоприятные условия для их деятельности в России, предоставив права на беспошлинный провоз товаров в Шемаху, Бухару, Самарканд и Китай, устройство промышленных предприятий, чеканку английской монеты на русских монетных дворах, наем русских рабочих, пользование ямскими лошадьми, свободный проезд через Россию в другие страны.

Присоединение Сибири к России было последней светлой радостью Ивана Грозного. Зимой 1584 г. Иван Васильевич заболел. В феврале он еще занимался делами, но уже в первой половине марта собрал бояр и продиктовал им свое завещание. Этот последний акт государя оказался своевременным - 18 марта 1584 г. на 54 году жизни Иван IV умер.

Полувековое царствование Ивана Грозного оставило глубокий и мрачный след в истории России. Насыщенная драматическими событиями жизнь первого носителя титула русского царя интересовала многих историков и писателей. Как человек и как государственный деятель Иван IV был личностью сложной и противоречивой. Высокообразованный покровитель книгопечатания и сам писатель, государь, сделавший много для укрепления и расширения Российского государства, он своими руками разрушал то, что им было создано, и при этом жестоко преследовал тех, кому был обязан успехами внутренней политики и внешнеполитическими победами.


Список использованной литературы

1. С.М.Соловьев «Сочинения. История России с древнейших времен»

2. И.А.Заичкин, И.Н.Почкаев «Русская история (популярный очерк)»

Стр.: 19
[ТА1]

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений21:48:02 18 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
11:38:37 24 ноября 2015

Работы, похожие на Реферат: Начало самодержавия в России, государство Ивана IV

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(151057)
Комментарии (1843)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru